Зачем подростки режутся: «Родители видят порезы и хватаются за голову» – как не сделать хуже, если подросток повреждает себя

Содержание

«Родители видят порезы и хватаются за голову» – как не сделать хуже, если подросток повреждает себя

Демонстрирует, манипулирует или нуждается в помощи – что делать, если подросток режет себе руки, откуда берется это желание, насколько это страшно и как оказать грамотную помощь – рассказывает врач-психотерапевт, ведущий специалист в Mental Health Center Дмитрий Пушкарев.

Он нуждается в помощи, а на это реагируют

— Как правильно охарактеризовать ситуацию, при которой люди наносят себе различные порезы или другие повреждения?

Дмитрий Пушкарев

— Имеет смысл разделить понятия самоповреждения и суицидального поведения. Во-первых, есть самоповреждение без суицидального намерения (англ. non-suicidal self-injury). По-английски его еще называют self-harm — термин перекочевал в культуру подростков, которые используют англицизм — «селфхарм». И есть суицидальное поведение. Это две разные вещи. В нашем случае мы говорим о селфхарме.

— И почему с людьми это случается?

— У самоповреждения, как и у любого поведения, как правило, есть некая функция.

Существует несколько моделей, объясняющих самоповреждающее поведение. Одна из них, которая мне ближе всего, говорит, что такое поведение чаще всего служит двум вещам. Первая — это саморегуляция. Когда у меня плохое настроение, я, как и все люди, обычно делаю что-то, чтобы почувствовать себя лучше — пойду поиграю в компьютерную игру или съем вкусный ужин, пообщаюсь с друзьями. Этому мы обучаемся с детства. Это то, что наши родители делают с нами с самого раннего детства: ребенок заплакал, мама по голове погладила, сказала — смотри, птичка полетела, а сейчас пойдем, на самокате покатаемся.

И когда родители так делают с нами раз за разом, регулируют нас, мы учимся и сами себя регулировать определенным образом — учимся просить о помощи, чтобы другие люди нас поддержали, или сами себя утешаем, делая какие-то приятные нам вещи.

Так вот, самоповреждение имеет такую интересную механику: в текущем моменте оно может помогать человеку отрегулироваться. Каким образом? Когда человек себя повреждает, в мозге выделяются так называемые эндогенные опиоиды — эндорфины, вещества, с точки зрения биохимии аналогичные морфину и героину. Они выделяются у каждого человека, это обезболивающая система — вы сильно переволновались, у вас очень стрессовая ситуация, вы можете сильно пораниться и даже не заметить этого поначалу, слишком вы захвачены ситуацией, боль придет потом. Это и есть работа такой обезболивающей системы в мозге.

Люди, употребляющие опиоидные наркотики, злоупотребляют этой системой, извне вводят вещества, которые создают ощущение покоя, комфорта и отсутствия физической и эмоциональной боли. И вот есть исследования, показывающие, что когда человек намеренно повреждает свое тело, у него происходит выработка эндорфинов. Как это ни парадоксально, но когда человек (я говорю в мужском роде, но это работает для обоих полов в равной степени) специально причиняет себе боль, он может испытывать общее ощущение облегчения страдания. Люди, которые этим занимаются, нередко говорят: я делаю так, когда испытываю сильную эмоциональную боль, и мне становится легче.

Другой механизм — отвлечение. Когда я очень сильно расстроен, я делаю себе больно, и мое внимание отвлекается: вместо того, чтобы переживать о расставании с молодым человеком, увольнении с работы, я могу сфокусироваться на боли.

В эту же копилку — самонаказание и самомотивация. Это особенно свойственно детям, воспитанным в жестких семьях с довольно жестокими родителями. Они встраивают это в свою картину мира — какой есть способ заставить меня что-то сделать? Прикрикнуть, угрожать — то, как меня заставляли взрослые в детстве. Если я не выполнил что-то, то я должен быть наказан. Если я не буду наказан, то буду чувствовать себя полным ничтожеством, а если я сам себя наказал — вроде уже полегче. То есть все это, если обобщить, про субъективную невыносимость эмоции.

— А вторая функция?

— Вообще у людей чаще всего присутствует смешение причин и функций, и нельзя четко выделить только одну-единственную. Но не всегда. Для некоторых — часто подростков — работает еще коммуникативная функция.

Фото: aeon.co

Например, ребенок растет в семье, в которой его интересы по каким-то причинам не очень эффективно удовлетворяются. Может быть, ребенок просто довольно замкнутый и не может рассказать о проблеме. Возможно, родители другого темперамента — и они просто не понимают таких проблем. Подросток тихий, в школе травят или никто с ним не общается, он приходит к родителям, у них никогда таких проблем не было, и они говорят: хм, да что такого, ну пойди поговори с кем-то или просто дай сдачи. Таким образом, просьбы о помощи или поддержке не срабатывают. Или у родителей свои собственные проблемы — уволили с работы, развод, еще какие-то вещи, из-за которых они не могут уделить подростку внимание и ресурсы.

А подростки в принципе склонны эмоционально дисрегулироваться — нервная система меняется, гормональная система меняется, эмоции становятся сильнее, и большинство подростков испытывает эмоции более сильные, чем они бы сами хотели и чем для них было бы комфортно. И в какой-то момент такой подросток может себя порезать. Подсмотрел где-то — в классе, в интернете, в книгах — где угодно, этого стало сейчас много. Не нужно иметь какую-то особую патологию или проблему, чтобы попробовать это сделать.

Недавняя статистика по западным странам — около 30% подростков сейчас имеют хотя бы однократный опыт самоповреждения.

И вот подросток по тем или иным причинам порезал себя, ну, накипело, родители видят порезы, хватаются за голову — Боже мой, у нашего ребеночка, оказывается, проблемы! Они становятся крайне внимательными, начинают какие-то активные действия, переводят его в другой класс или школу. Понятно, что такие вещи не бывают надолго — месяц-два, а потом все возвращается к тому, как все было.

Но мозг ребенка уже помнит, что есть способ, которым он может получить то, чего не получается добиться никак иначе. И тогда самоповреждения могут повторяться. И если окружающие его люди ведут себя таким образом: до самоповреждения — игнорируют и не поддерживают, а после — становятся теплыми, ласковыми и помогающими — это определенная дрессировка, и самоповреждение становится заученным способом коммуникации.

Зачастую коммуникативная функция и саморегуляция сопутствуют друг другу: я не могу себя отрегулировать, поэтому чувствую себя плохо и в связи с этим нуждаюсь в помощи, я режусь и окружение реагирует таким, нужным, образом. Так что резаться, получается, эффективно. Важно понимать, что это не обязательно рефлексируется самим подростком: часто человек сам не понимает, почему так неудержимо хочется снова и снова делать это, ругает себя за «плохое поведение», даже пытается сам себя наказывать… Иногда тоже посредством способов, ухудшающих ощущение эмоциональной боли и провоцирующих новые эпизоды самоповреждения.

Удовольствие посреди боли но если эту боль убрать

— Чаще всего систематическое поведение берет начало в подростковом возрасте?

— Да, в этом возрасте эмоции становятся сильными, и эти дефициты — неумение себя успокоить или утешить другими способами — проявляются особенно ярко. Поэтому подростки экспериментируют с новыми способами — алкоголь, наркотические вещества, туда же — компьютерные игры, импульсивные покупки, переедание, диеты, многое другое.

Эти способы иногда помогают, да, но у них негативная оборотная сторона, все понятно: жизнь пройдет мимо, станешь алкоголиком и зависимым. В то же время, выпил — и чувствуешь себя более уверенным в компании; не знаешь, куда деться, скучно и не с кем погулять, потому что тебя недолюбливают одноклассники — пошел на компьютере играть, там прикольно.

Это становится работающими методами, когда уже есть довольно мощные эмоциональные потребности, но нет других понятных способов их удовлетворять.

У большинства со временем это проходит или отходит на второй план — они находят другие, более экологичные способы как-то справляться. Некоторые не находят и продолжают это делать — в результате, например, спиваются или продолжают резаться.

— Есть примерная статистика — у какой доли людей такое поведение сохраняется и во взрослом возрасте, когда оно уже причиняет социальный дискомфорт?

— Самоповреждение — довольно неприятный процесс. Если спросить человека: представь, ты себя хорошо чувствуешь, у тебя нет к себе каких-то серьезных претензий, ты вполне удовлетворен тем, какой ты человек, у тебя есть ощущение собственного достоинства, есть взаимопонимание и тебя устраивают отношения с близкими и друзьями, ты способен в достаточной степени контролировать себя и свое поведение, умеешь при необходимости успокоиться, ты умеешь себя развлечь и ведешь ту жизнь, какую бы ты хотел. Если бы все это у тебя было, стал бы ты заниматься самоповреждением? Я не видел человека, который бы ответил утвердительно при такой формулировке.

Но если спросить просто — тебе это нравится? — многие говорят: да, я получаю от этого удовольствие, мне это нравится. Но это удовольствие на контрасте: мне становится легче, я чувствую себя сильным, я шрамами показываю другим людям, как я страдаю.

То есть это удовольствие посреди боли — но если эту боль убрать… Последние данные говорят, что клинически значимое расстройство в течение жизни отмечается у 4-6% людей в общей взрослой популяции, в более молодых группах процент выше: у молодых взрослых — 10%, у подростков — около 20-30%.

— Люди, как правило, повреждают себя в незаметных местах?

— Очень по-разному и зависит от контекста. Кто-то режет себя там, где никто не может заметить, кому-то важно, чтобы другие люди видели, что у него есть внутренняя боль, это такая часть идентичности.

Ты что-то скажешь, а они будут шмонать твой рюкзак

— Что может сделать сам человек, занимающийся самоповреждениями, если он осознает, что он сам, вероятно, не в порядке?

— Во-первых, это психотерапия — она для этого и предназначена. Кроме того, есть очень неплохие руководства для самопомощи — это обычно такие тексты с достаточно простыми навыками «как себя успокоить», «что делать, если у вас эмоциональный кризис».

Есть две часто рекомендуемые практики. Во-первых, это разные способы отвлечься, переключиться во время кризиса. Это не глубокие вещи — как менять стиль мышления, а простые способы: стиснуть в кулаке кубик льда, он вызывает сильные физические ощущения, но не повреждает при этом. Или, например, съесть лимон.

Второе — выбрать близких людей, к которым можно обращаться и которые будут поддерживать и не будут ругать. Чтобы можно было позвонить кому-то и была возможность поделиться в момент, когда есть желание порезаться. То есть, помимо терапии — социальная поддержка и способы отвлечения.

Иногда рекомендации такого круга кажутся довольно примитивными, но это не значит, что они очевидны всем. Приведу пример: в школьном возрасте я ходил в секцию по карате и случайно обнаружил, что, когда я злюсь и много раз отжимаюсь, мой гнев уменьшается. Потом я вырос, и когда сильно злился на кого-то, уходил в другую комнату — отжиматься. Это работающая стратегия, и мне сейчас она кажется очевидной — но если бы у меня не было этого опыта в школьной секции, мне бы это, наверное, и в голову не пришло. Про кубик льда, например, я узнал, только когда стал заниматься темой самоповреждения профессионально.

Но важно понимать, что самопомощь имеет свои ограничения, и зачастую, конечно, нужна систематическая поддержка и помощь других людей, в том числе — профессионалов, чтобы научиться справляться с такими вещами.

Фото: PhotoStock-Israel

— Близкие или партнеры такого человека могут что-то сделать? Как им правильнее реагировать?

— Если говорить про близких — советы, как поступать правильно, дать легко, гораздо сложнее их выполнить. Экспериментируют с самоповреждениями многие подростки, но в систематическое поведение это переходит не у всех, а обычно как раз у тех людей, в окружении которых нет достаточного ресурса, чтобы адекватно отреагировать и поддержать. То есть зачастую близкие просто не имеют возможности отреагировать именно таким, необходимым, образом — если бы могли, уже давно бы это сделали.

Главная рекомендация, конечно, в том, что не нужно остро реагировать сразу после эпизода самоповреждения, нужно вести себя максимально спокойно, без ажиотажа, не усугубляя таким образом ситуацию.

Я знал одну девушку, которая при недопонимании или ссоре с молодым человеком повреждала руки и приходила с этим к нему. Он становился ласковым, добрым, понимал, как ей плохо, бинтовал.

Так вот — так делать не нужно. Это увеличивает шансы, что в следующий раз, когда человек почувствует себя плохо или ему нужна будет поддержка, самоповреждение станет инструментальным способом ее получить. Ощущение заботы не должно увеличиваться непосредственно после самоповреждения. Нужно оказать физическую помощь, если это необходимо — вызвать скорую, например. Но на практике это не у всех получается — как же я могу не пожалеть свое дитятко родное.

— Не будешь ли ты, как партнер или родитель, при таком поведении казаться человеком холодным и отстраненным?

— О том и речь, поэтому многим сложно это сделать. И это большая проблема: чтобы не быть холодным и отстраненным, нужно больше заботиться до начала самоповреждения.

Систематическая проблема возникает там, где окружение не способно обеспечивать это не в экстремальном режиме. Смотрите: мать в одиночку воспитывает дочь-подростка, работает по 12 часов, девочка чувствует себя заброшенной. Маме говорят: дайте ей почувствовать, что дочка вам нужна, проводите больше времени с ребенком — например, испеките вместе торт. А мама домой приходит к полуночи, ей хочется упасть в кровать и умереть, а ей говорят — испеките торт. Проблема зачастую в этом — как найти и достать эти ресурсы.

Так или иначе, суть в следующем: прежде чем вкладывать свои ресурсы, нужно понять, в чем заключается функция при самоповреждении в конкретном случае. У одного это может быть — «мне нужно, чтобы обо мне позаботились, потому что меня обижают в школе, обеспечили некую безопасность». Кому-то, наоборот, нужна свобода — потому что 10 кружков и секций, каждый шаг расписан, «я чувствую себя как в тюрьме, а когда режусь, обретаю внутреннюю свободу».

Другому очень нужно дать понять, что его любят. То есть, пока мы не поймем, что человеку нужно на самом деле, какая функция у такого поведения, с самим поведением сложно что-то сделать. Нужно разобраться или самостоятельно, или со специалистом — а что происходит-то вообще? За таким поведением у каждого человека стоят конкретные и уникальные потребности.

И тут есть еще одна проблема — часто разобраться очень сложно, потому что подросток не хочет говорить. Или он и хотел бы, но не имеет возможности. Привожу пример: религиозная мама, неверующая или в кризисе веры дочь — вдруг всплывают, допустим, ее откровенные фотографии, которые кто-то угрожает слить в интернет. Девочка чувствует себя ужасно, но вы думаете, она маме скажет? Той маме, которая уже давно вслух лишь ужасается грехам молодежи.

Поэтому важнейшая профилактика – это строить отношения с близким таким образом, чтобы человек не боялся рассказать, что реально его беспокоит.

Помните, несколько лет назад была история с «синими китами», и многие родители бросились проверять переписку своих детей.

— И сделали еще хуже?

— Ну конечно. Это именно та история: ты что-нибудь скажешь, а тебе потом прилетит, начнут шмонать твой рюкзак и так далее. То есть должна быть атмосфера, дающая понять — после того, как ты что-то откровенно расскажешь, не случится последствий, которых ты вовсе не хотел.

Поэтому специалисты, психологи здесь в удобном положении — они в нейтралитете, они не заинтересованные лично люди. И им часто рассказывают вещи, которые не говорят родителям, мужу, близкому человеку.

Важно, чтобы терапевт имел опыт работы с этой проблемой

— Если родители или партнер сами не справляются и аккуратно предлагают близкому терапию, то какой она должна быть — к кому идти?

— Есть нюансы. Важно понимать, что стадия развития психотерапии сейчас такова, что личность специалиста зачастую более важна, чем модель, в которой он работает. Есть универсальные вещи, которые делают хорошие специалисты, работающие при этом в разных терапевтических школах и разных модальностях.

В принципе существует терапия, специально разработанная под помощь людям с самоповреждениями — это диалектическая поведенческая терапия, которой я как раз занимаюсь. Изначально она была разработана для женщин с самоповреждениями, специально «заточена» под эту тему, потом ее «докрутили» и для работы с мужчинами. Протоколы для работы с самоповреждениями есть и в когнитивно-поведенческой терапии. Это более широкий термин, а диалектическая поведенческая терапия — это ее узкое ответвление. Но это не значит, что другие методы терапии не эффективны.

Существуют проблемы с исследованиями, есть проблема так называемого вердикта птицы Додо — по аналогии с «Алисой в стране чудес», где герои играли в крокет и птица Додо затем сказала: все победили и все должны получить призы.

Примерно так сейчас обстоят дела в психотерапии — мы можем найти исследования, подтверждающие эффективность практически каждого вида терапии. Все победили и все должны получить призы. И сейчас в профессиональном сообществе пытаются понять, где тот или иной метод действительно эффективен, а где его просто сильнее пролоббировали или он по историческим причинам оказался популярен в конкретной стране или в определенных профессиональных советах, отвечающих за рекомендации. Много копий ломается на эту тему.

Важно, чтобы терапевт имел опыт работы с этим кругом проблем, в какой бы модальности он ни работал — то есть опыт работы с самоповреждениями, а не только с паникой или тревогой, например.

Плюс при выборе психотерапевта важны рекомендации и репутация, свидетельствующие о том, что это вменяемый специалист, который не будет говорить что-нибудь из серии: «А про свою маму ты подумал?»

Потому что случается, сами терапевты иногда приходят в ужас от самоповреждения или суицидальных попыток и мыслей. Не все имеют, с одной стороны, достаточную смелость, а с другой — достаточную подготовку, чтобы работать с такими вещами.

Ребенок режет себя | Почему подростки режут руки

Психотерапевт Наталья Куликова — о том, как помочь ребенку при селфхарме.

Мы все слышали о подростках, которые причиняют себе боль. Режут или царапают руки, прижигают кожу. Кажется, что эти истории касаются кого угодно, только не вашего ребенка. И абсолютно также рассуждает большинство родителей. Однако проблема «селфхарма» — так ее обозначают медики — неотвратимо распространяется среди наших детей.

Рука ребенка с порезами

Почему дети причиняют себе боль?

Ответ достаточно прост: если у подростка сильная душевная боль, он пытается перевести ее в физическую. Порезы, синяки, ожоги, царапины, вырывание волос – все это селфхарм. Негативные эмоции настолько его переполняют, что подросток с ними не справляется. Также это может быть симптомом серьезной душевной болезни.

Порезы и другие травмы дети тщательно скрывают. Чаще всего потому, что боятся осуждения родных, не хотят, чтобы их считали сумасшедшими. Подростки очень зависимы от общественного мнения, они боятся огласки и насмешек со стороны ровесников.

Сложно обнаружить эту проблему, но еще сложнее уговорить подростка обратиться за помощью к специалисту. Требуется терпение и поддержка родных и близких, чтобы ребенок согласился на терапию.  Чем дальше заходит проблема, тем больше нарастает склонность причинять себе боль, и грань, когда подросток дойдет до суицидальных мыслей, становится все ближе.

Вы же хорошо знаете своего ребенка! Обратите внимание на резкое изменение его поведения! Он сильно похудел, то и дело срывается на крик, или наоборот, практически не разговаривает? Носит одежду, которая скрывает руки, а раньше спокойно ходил в смешных майках? Раньше был общителен, а теперь запирается в комнате…

Что делать если вы обнаружили порезы у ребенка

Возможно, что в вашей семье произошло какое-то печальное событие, или случилась трагедия в школе, с близким ему человеком. Будьте внимательны! Следить за психологическим здоровьем ребенка стоит также, как и за физическим. Если вы видите, что что-то явно происходит, то не стыдите, не ругайте своего сына или дочь. Постарайтесь спокойно обсудить ситуацию, продемонстрировать заботу, любовь, внимание. Ваш подросток, колючий и ершистый, все равно должен знать, что вы поддержите его в любом случае.

Важно! И главное: работать надо над поведением всех членов семьи! Не бывает так, что у ребенка проблемы, а у его родителей все окей. Дети подсознательно копируют родителей, и ваши психологические проблемы легко смогут «перейти по наследству» следующему поколению.

К сожалению, в нашей стране пока нет статистики по количеству случаев селфхарма. Врачи и психологи могут располагать данными зарубежных коллег. По данным портала о здоровье DOC.by, по статистике британских ученых, больше всего ему подвержены девушки в возрасте от 16 до 24 лет. В 2017 году ученые опросили 643 человека в возрасте от 13 до 23 лет. Оказалось, что 35% как минимум раз в жизни специально причиняли себе вред. Причем девочки начинали раньше (в 12-13 лет), способы навредить себе у мальчиков и девочек отличались. Недостаток подобных исследований в том, что они основаны на заполнении анкет, то есть правдивость на 100% гарантировать здесь никто не может. А значит, цифры могут быть куда внушительнее!

Почему подростки причиняют себе боль?

В возрасте от 13 до 17 лет дети целенаправленно режут или обжигают части тела. Таких подростков намного больше, чем утверждают специалисты. По мнению экспертов, дети так показывают свои переживания и требуют помощи от взрослых. Это сигнал о помощи, который ни в коем случае нельзя игнорировать. Крик о помощи должен быть услышан.

«Мне 14 лет. После постоянных ссор и драк в школе я прихожу домой и перочинным ножом делаю порезы на своём теле. Если нет ножа, то я прокалываю кожу обычной ручкой. Это помогает обрести покой, один порез и уже легче. Боль убирает мой гнев и ярость. Только после того, как я порежу себя становится легко и хорошо. Я не могу без этого. Нормально ли это? Что со мной происходит?»

К нам поступают тревожные послания от разных людей. Очень часто нам пишут и родители таких детей:

«Дочке 15 лет. Недавно начала замечать небольшие ожоги на кисти руки. Говорить на эту тему она не хочет, так как думает, что я хочу ей навредить. При разговоре она начинает кричать и отказывается слушать. К психологу идти не хочет. Что делать и как в этой ситуации помочь своему ребёнку? Я боюсь, что всё, слишком далеко зайдет».

По статистике 38% детей подросткового возраста пытались оставить на теле следы от порезов, сигарет и других предметов. Узнав о том, что дети целенаправленно травмируют себя, близких охватывает ужас. Они, стремясь помочь своему чаду, не знают за что браться, и как с этим бороться. Ведь, по сути, для жизни нет угрозы. Ребёнок сам делает себе больно без весомой причины. Остаётся лишь один вопрос: «Зачем он это делает?»

Контакт со своим телом

В подростковом возрасте у детей начинает изменяться представление о внешнем мире. Всё вокруг них меняется. Кроме этого, их тело также начинает кардинально меняться. Резко увеличивается рост, появляется растительность на теле, у девочек формируется фигура. Тембр голоса, взгляд, походка. Появляются эротические мысли и фантазии. У мальчиков возможна непроизвольная эрекция. У девочек начинают идти месячные. Они могут сопровождаться болям, депрессиями, сменой настроения. Отношения в школе также очень сильно влияют на эмоциональное состояние ребёнка.

«Тело начинает жить своей жизнью, — утверждает психотерапевт Инна Хамитова. – Делать себе больно – это как способ ощутить своё тело. Тинейджеры будто показывают мимику и жесты человека во время страшного сна: ребёнок хочет проснуться и остановить всё, но для этого нужно уколоть или ущипнуть себя за что-то».

Пугающий мир

Спустя 37 лет Татьяна вспоминает свои года, когда травмирование своих бёдер было нормой: «В моей семье не принято жаловаться. Родители были против, если кто-либо о чем-то плакался. Мне не с кем было поговорить по душам. Поэтому, когда меня что-то сильно мучило, я делала себе больно с помощью лезвия или ножа. Это приносило мне спокойствие. Став взрослой, я осознала, что этим я обманывала себя и своих родных. Теперь я осознаю, почему мне так тяжело».

Некоторые люди, как и Татьяна, боятся или не могут рассказать, что творится на душе близким и родным. Они боятся непонимания и недоверия со стороны взрослых. Поэтому, чтобы снять эмоциональное напряжение, они делают себе больно. Намного легче переносить физические болевые ощущения, чем душевные.

«Так они пытаются справиться с переживаниями и проблемами, — утверждает психотерапевт Елена Вроно, — ведь довольно сложно довериться кому-то, если нет уверенности в себе и окружающих. Даже если на причинение боли есть другие причины, чаще всего тинейджеры считают именно так».

Все действия, связанные с травматизмом, не несут в себе желание покончить с собой. Дети, наоборот, таким жестом проявляют желание жить.

Обезболивание болью

Парадокс заключается в том, что делая себе больно, человек ощущает свое могущество и контроль над всем.

«Только тело полностью подвластно им, — рассказывает Инна Хамитова.- Именно подросток решает насколько можно повредить его. Управляя так своим телом, они чувствуют власть и могущество. Они осознают, что могут сами управлять жизнью. Это помогает подросткам смириться с реальностью».

Такое нестабильное и пугающее состояние говорит о том, что дети хотят жить. А такой способ помогает справиться с проблемами и достичь душевного равновесия. Порезав себя, человек приобретает спокойствие. Становится легче и окружающий мир не так сильно давит со всех сторон. Физическая боль замещает душевные страдания. Её можно контролировать и подчинять себе. Ведь нельзя кого-то изменить или заставить любить. Такая боль также может означать пережитые насильственные действия. Воспоминания травмируют психику, и чтобы это закончилось, человек причиняет себе боль.

«Показывая свои раны, — как утверждает социолог Давид ле Бретон,— он автоматически привлекает к себе внимание тех, кто не видит его. Проявление жестокости к себе помогает контролировать внутренний гнев и не причинять боль другим. Это снимает эмоциональное напряжение, помогает успокоиться». Травмирование себя ради того, чтобы не ощущать боль. Некоторые подростки утверждают, что после того, как они режут свое тело, им становится легче. Приходит чувство спокойствия и равновесия.

По словам Галины (20 лет): «После того как я резала кожу, приходила какая-то эйфория. Мне становилось легко и хорошо. Все переживания и гнев просто исчезали. Я ложилась на кровать, и мне было легко». Именно чувство эйфории увеличивает шанс получить зависимость. Люди, травмируя себя, получают удовлетворение.

Семейные травмы

«Я каждый день резал своё тело начиная с 14 лет, и только в 17 я понял, что это не нужно, — говорит Борис (27 лет). – Я смог остановиться только тогда, когда съехал из дома. Благодаря долгой работе с психологом я понял, что таким методом я справлялся с чувством отвращения к своей матери. Мать не хотела меня рожать и всегда говорила мне об этом. Для неё я был ошибкой всей жизни. Я ощущал себя виноватым в том, что испортил ей жизнь».

«Детям, которым мало уделяли внимания и не давали достаточно ласки в первые годы жизни, могут переживать в последующем очень тяжёлые травмы, — рассказывает Елена Вроно. – Дети не могут воспринять своё тело как источник тепла и ласки. Травмируя своё тело, они рушат внешнюю и внутреннюю границу. Так они пытаются стать ближе к «новому» телу». Раны на открытых местах привлекают внимание как взрослых, так и сверстников. Подростки подают сигналы, чтобы родители их услышали. Если есть такие сигналы, то родителя обязаны что-то предпринять. Быть может, с ребёнком нужно просто поговорить или же стоит обратиться к психологу. Иногда действия семьи только усиливают страдание детей».

«Чтобы помочь ребёнку некоторые мамы и папы пытаются не баловать и не хвалить своих детей. Будто это может испортить ребёнка, — говорит Инна Хамитова. – Но дети в независимости от возраста должны получать от родных любовь, поддержку и понимание. Если мама или папа постоянно критикуют и осуждают сына, дочь, то у ребёнка складывается мнение, что он плохой и недостоин чего-то хорошего. В этом случае телесные повреждения могут быть как наказание за осуждение».

Но, подростки не осознают, то, что они не воспринимают другое мнение. Как утверждает, Анна (16 лет): «Когда я поссорилась с лучшей подругой, она наговорила мне кучу гадостей. Из-за её слов мне стало так плохо, что от злости расцарапала пальцы до мяса о стену». В семьях, где присутствует авторитарный режим, когда над ребёнком стоит жёсткий контроль за поведением и эмоциями, как утверждает, Инна Хамитова, «может наблюдаться борьба за власть и справедливость».

Дети такими выходками хотят показать, что их мнение и действия тоже имеют значение. Они как бы говорят родителям, что тоже имеют право на свою жизнь. Подросток думает: «Я отношусь к себе так, как хочу. И с собой я буду делать то, что хочу». Порезы на открытых местах всегда привлекают внимание и вызывают сомнения и шок. Эти сигналы должны быть услышаны и замечены родителями. Иначе ребёнок будет продолжать привлекать к себе внимание всякими способами.

Граница риска

Нужно различать проверку на прочность и постоянные самоистязания. Первое напрямую взаимосвязано с познанием «нового» тела. Подросток экспериментирует и познаёт себя. А вот постоянные попытки нанести себе порезы – это громкий сигнал родителям. В срочном порядке нужно обращаться к специалисту, иначе это может перерасти в большие проблемы. Очень важно понять, что подросток хочет сказать своими поступками. Быть может, стоит поговорить с ним и всё обсудить.

Что делать?

В этом возрасте дети ищут понимание со стороны взрослых, и одновременно охраняют своё внутреннее пространство. Иногда дети хотят поговорить, но не могут выразить свои чувства и переживания. Поэтому в этот период хорошим собеседником может стать – не мама с папой, а кто-то из родных и близких. Ребёнку будет легче высказать свои переживания менее близкому человеку. Нужен тот человек, который выслушает, поможет, не отвергнет, — утверждают эксперты. Бывают случаи, когда ребёнок перестаёт травмировать себя после сильного толчка от родителей. Таким способом отец с матерью дают понять ребёнку, что он переборщил со своими выходками. Нужно заканчивать. Но иногда и этот способ не помогает и постоянное травмирование себя может привести к суицидальному исходу. Поэтому в таких случаях лучше всего обратиться к психологу. Он поработает с ребёнком и поможет ему разобраться во всём. После сеансов ребёнок поймёт, что причинять себе боль — это не самый лучший выход из ситуации.

Почему подростки намеренно травмируют себя?

Ради того чтобы быть замеченными и услышанными, они готовы на поступки. Разные, порой граничащие с нормами человеческого понимания и морали. Они – не преступники, а наши с вами дети, подростки, которые отчаянно бьются за право быть понятыми. Но как понять юношу или девушку, сознательно травмирующих себя? Отметим, что такое поведение среди школьников является распространенным. Как реагировать, если родители увидели исполосованные руки своего ребенка, «Голосу Череповца» рассказала клинический психолог областного психоневрологического диспансера № 1, руководитель проекта «Выбери жизнь» благотворительного фонда «Дорога к дому» Ольга Кульнева.

Фото газеты «Голос Череповца»

Увидев порезы на запястьях своего сына или дочери, любой родитель запаникует: а вдруг это попытка суицида? Эмоции захлестывают, и мама устраивает своему чаду «промывку» мозгов, устраняет из его поля зрения все колюще-режущие предметы и организует почти домашний арест. Дескать, посиди и подумай.

60 % от всего числа самоповреждений занимают порезы. И это не попытка свести счеты с жизнью, — поясняет Ольга Кульнева. – Чаще всего подросток это делает, потому что не может по-другому выразить свои чувства. Во-первых, не умеет эти чувства понимать и распознавать. А во-вторых, в отличие от взрослого подросток не имеет ни жизненного опыта, ни морально-волевых ресурсов, чтобы как-то выйти из сложившейся ситуации.

Бывает, что сам ребенок не может порезать себя – не хватает духу, тогда он, к примеру, будет злить и провоцировать собаку или кошку, чтобы она его укусила или поцарапала. Это редкие случаи, но и такие встречаются.

Однако так травмируют себя в основном ребята постарше. Чаще всего к порезам в сложных для себя ситуациях прибегают девочки 13 — 16 лет, мальчики 12 — 18 лет. Дети младшего школьного возраста тоже наносят себе повреждения – бьют себя кулаками по голове, обкусывают до крови ногти, могут биться головой об стену.

Почему так происходит? Одна из причин, почему ребенок решается нанести себе травму, — желание обрести независимость.

— Например, ребенок решает проблему сепарации – отделения от родителей. Ему нужно как-то выделиться в своей референтной группе. И если в ней кто-то порезался, он тоже будет это делать, просто для того, чтобы продемонстрировать принадлежность к коллективу: «Смотрите, я делаю, как вы». И порез становится неким подтверждением, что он отличается от родителей, — говорит психолог.

Если родители подростка нарушают его личностные границы, жестко контролируют жизнь, то порезы могут быть реакцией протеста: «Хотя бы со своим телом я могу делать что хочу«. 
Другой причиной может стать подсознательное желание ребенка проверить, а жив ли он вообще (в моральном смысле), может ли он испытывать эмоции.

— Такая ситуация может сложиться после психологических травм, — поясняет Ольга Кульнева, — будь то семейное насилие, конфликтная ситуация с друзьями или травля в учебном заведении. Какова реакция человека, получившего психологическую травму? Происходит некая эмоциональная заморозка, на эмоции как бы ставится щит. И ребенок — опять же в силу своего незнания и отсутствия опыта — не понимает, что происходит. У него возникает ощущение: «Я не живу. Ничего не чувствую». Что происходит дальше? Как вариант, он себя порезал. И сделал это для того, чтобы почувствовать, что он живой. Испытав физическую боль, ощущает, что он жив и может испытывать какие-то чувства. В данном случае боль, потому что все остальные у него заморожены. В таких случаях, конечно же, необходима помощь психолога или психотерапевта.

Ольга Анатольевна отмечает, что еще одной причиной может быть стремление ребенка перевести душевную боль в физическую. «Кто-то плачет, а кто-то наносит себе порезы».

Будьте внимательны! Любому подростку хуже всего тогда, когда к нему безразличны. Необходимо внимание — любое, даже негативное. Если ему не хватает телесного контакта, он будет провоцировать родителя, чтобы тот его ударил.

— Через самоповреждение ребенок решает психологические проблемы, которые не может решить другим способом, — поясняет специалист. — Но если подростка лишить этого, не предоставив конструктивную альтернативу, он может выбрать еще более деструктивные варианты поведения. То есть порез — это своеобразный маячок, сигнализирующий о том, что в душевном состоянии подростка что-то не так. И этот знак родителям нужно истолковать верно. Не пугаться, не паниковать. Иначе ребенок еще больше отодвинется от взрослых. Он и так уверен, что его не понимают, а если со стороны взрослых к этому будут добавляться агрессия и злость, сопровождаемые гневными вопросами: «Что ты делаешь?!», «Совсем ничего не соображаешь?!», то он сделает по-другому.

Что делать? Ольга Кульнева говорит, что самый оптимальный способ – обратиться к психологу. Причем для начала самим родителям, без ребенка.

— Взрослые включаются эмоционально. У них паника, тревога. Могут начаться манипуляции по типу: «Ты меня мучаешь! Я из-за этого переживаю». И мама, и папа тем самым еще больше усиливают чувство вины, которое есть у ребенка.

Итак, что нужно делать, обнаружив на теле ребенка порезы.
1. Не паниковать, не устраивать скандалов.
— Родители увидели порезы, запаниковали, отобрали у подростка все колюще-режущие предметы, посадили в комнату, закрыли. У ребенка был единственный способ выразить свои чувства, когда ему плохо, — взять и порезаться, чтобы стало легче. А у него отобрали и этот способ. И тогда отчаяние может перейти в худшую форму.
2. Не запугивать. 
3. Предпринять попытку поговорить. — Скажите: «Я чувствую, что тебе плохо, так бывает. Мы все время от времени переживаем тяжелые моменты». Но опять же, если есть доверие в семье. Проанализировав детско-родительские отношения тех, кто приходит к нам, мы видим, что зачастую контакта нет, соответственно, нет и доверия. И в сложной ситуации ребенок может не открыться и не довериться взрослым. Потому что если бы был контакт, он бы и не делал такого. Он бы пришел к маме, папе и проговорил свои проблемы тем или иным способом. Пусть даже просто расплакался бы, то есть как-то проявил свои чувства и эмоции.
4. Начать проявлять интерес к жизни ребенка. Главное, не перегнуть палку и не докучать вопросами по поводу и без. 
5. Пересмотреть свое отношение к воспитанию. Попытаться разобраться, что именно вы делали не так. Нужно не просто что-то сделать (действие ради действия), а полностью изменить стиль воспитания.  
6. Проанализировать, какие взаимоотношения в семье, насколько они открыты.

— Огромная проблема многих семей – закрытость в проявлении эмоций, — считает Ольга Анатольевна. – То есть родители их не проявляют. Ребенок, видя, что мама чем-то расстроена, задает вопрос: «Что случилось?» А она, сжав зубы, отвечает, что все нормально. У ребенка возникает когнитивный диссонанс. Он видит, что что-то не так, а мама говорит, что все в порядке. Надо говорить с ребенком! В доступной форме объяснить, что происходит. Например: «Я сейчас злюсь, потому что… Я сейчас немножечко посижу, мне нужно это как-то пережить». То же касается и эмоций ребенка. Когда ребенок злится, это нужно принимать, а не гасить его эмоции. Ребенок имеет право злиться. Отреагировать можно следующим образом: «Я тебя понимаю, на твоем месте я бы тоже разозлилась».

Ольга обращает особое внимание на то, что ребенка надо учить не подавлять, а адекватно выражать свои эмоции.

— Что зачастую родители говорят детям? «Мальчики не плачут!», «Девочки не злятся!» И дети начинают подавлять эмоции. А тут порезал — и дал выход эмоциям: боль почувствовал, на ней зафиксировался, легче стало. И если цель – душевное облегчение — достигнута, ребенок будет снова и снова это делать. И такое поведение переходит в зависимость. И так бывает достаточно часто.

Как поясняет руководитель проекта «Выбери жизнь», в течение всего года в школах проводились тематические встречи с родителями, беседы и лекции с педагогами.

— Нами были выявлены несовершеннолетние, склонные к саморазрушающему поведению (не только порезы, но и другие формы). С подростками проводится индивидуальная и групповая работа, направленная в первую очередь на повышение уровня психологической защищенности, активизацию внутренних антиразрушающих ресурсов, овладение способами конструктивного взаимодействия с собой и миром.

По материалу Инны Анохиной, газета «Голос Череповца»

Селфхарм, или Почему подростки делают порезы на своем теле

В большинстве своем результаты «селфхарма» (аутоагрессии, самоповреждения) спрятаны подальше от лишних глаз. Может показаться, что случаи самоповреждения единичны, но это явление весьма распространено, говорят психологи.

Основную группу риска составляют подростки, реже селфхарм случается и в более старшем возрасте. Какие бывают способы самоповреждения и каковы причины? Как родителю распознать, что ребенок увлекся селфхармом и как помочь? Говорим на эту тему с психологом Евгенией Худинской.

Что такое «селфхарм»?

Селфхарм — это преднамеренное повреждение своего тела без суицидальных идей. Это не суицид и даже не его предвестник, как может показаться, но проблема не менее серьезная. Во-первых, нанесение себе телесных повреждений — это симптом серьезных психологических проблем. Во-вторых, даже не имея намерения совершить самоубийство, подросток может не рассчитать глубину пореза, и, если вовремя не оказать медицинскую помощь, все может закончиться плачевно.

Какие бывают способы самоповреждения?

Основным способом селфхарма являются порезы, сюда же относится саморасцарапывание. Селфхармеры используют подручные средства: лезвия, кухонные и канцелярские ножи, иглы, булавки, вилки, ножницы — то есть любой колюще-режущий предмет.

Если такого предмета в нужный момент не оказывается под рукой, в ход идут собственные ногти. К менее популярным способам относятся прижигание кожи сигаретой, вырывание волос, укусы, удары головой или другими частями тела о стену, различные предметы, пережимание конечностей. 

Каковы причины селфхарма?

Основные причины селфхарма связаны с целями, которые преследует селфхармер. Можно выделить три таких цели и, соответственно, три причины.

Избавление от психологического дискомфорта

Переживания, стрессы, избыток негативных эмоций человек заменяет физической болью. Здесь работает очень популярный психологический прием переключения внимания. Можно привести в сравнение поход к стоматологу: если при лечении зуба вы чувствуете боль, скорее всего, вы начнете заменять ее другой физической болью, например, щипать себя. Точно так же работает и селфхарм: внимание человека переключается на другую боль — более актуальную.

Получение удовольствия

Эта причина полностью вытекает из предыдущей, поскольку, избавляясь от ментального напряжения, селфхармер испытывает удовлетворение. Таким образом, человек получает неосознанное удовольствие от физической боли.

Специфическая коммуникация с собой и окружающим миром

Основными причинами селфхарма в этом случае являются:

— Дисморфофобия (недовольство собственной внешностью). Как правило, это сопровождается расстройством пищевого поведения. Дисморфофобии и селфхарму на этой почве наиболее подвержены подростки, в основном, девушки. Если селфхарм проявляется порезами и расцарапыванием, то наиболее подверженными местами для нанесения повреждений становятся части тела, которые селфхармер считает уродливыми, «неправильными» (чаще всего, это бедра).

 

Источник фото: unsplash.com


— Недостаток внимания в семье либо в обществе. Селфхарм по этой причине чаще всего проявляется у подростков. В этом случае селфхармеры не стараются скрыть повреждения, даже выставляют напоказ. Иногда таким образом подросток пытается вызвать к себе интерес родителей или сверстников, а иногда это крик о помощи.

— Тотальный контроль со стороны родителей. В данном случае селфхарм — это не что иное, как способ хоть что-то контролировать в жизни. Нанося себе повреждения или истязая себя до боли физической нагрузкой, селфхармер чувствует, что его тело все-таки принадлежит ему и что он может его контролировать.

Как не допустить селфхарма?

Не обесценивайте даже незначительные переживания ребенка, не сравнивайте его с кем-либо. Если вы вообще не переживали по поводу каких-то проблем, это не значит, что ваш ребенок должен к ним относиться точно так же. Не сравнивайте его поведение в конкретных ситуациях с поведением сверстников. Не нужно еще больше подростка угнетать. Поверьте, для него это серьезно, так поймите его и помогите с этим справиться.

Если вы заметили за ребенком какое-то несвойственное ему поведение, например, он стал часто уединяться, носить одежду с длинными рукавами, стоит бить тревогу. Селфхарм — это сигнал, что с вашим ребенком происходит что-то неладное, что в ваших отношениях с ним не все в порядке. При этом не стоит себя винить. Мы учимся воспитывать детей и строить с ними отношения методом проб и ошибок.

Важно не пускать все на самотек и вовремя обращаться к специалистам (психологи или психотерапевты). Селфхарм всегда имеет первопричину. Если сделать упор именно на избавление от пристрастия к обряду самоповреждения, то, скорее всего, такая терапия не увенчается успехом, или же мотивы проявят себя уже в другой форме.

Спрятав ножи, лезвия и другие режущие предметы в доме, вы не решите проблему, а избавитесь только от внешних ее проявлений. Надо искать первопричину. Быть рядом. Проявлять внимание и заботу, когда подросток готов ее принимать.

Членовредительство у подростков, Психиатрия, Саморанения (членовредительство)

Членовредительство у подростков чаще всего проявляется в саморезании — нанесении себе порезов с помощью различных предметов. Кого-то вынуждает к подобному поведению постоянный стресс, кто-то отдает дань странной моде. Подробнее о саморанении у подростков читайте в статье.

  • О саморезании у подростков
  • Причины саморезания




  • Резание себя не ново, но эта форма саморанения отсутствовала в открытом пространстве в последние годы. Это не изображали в кинофильмах и по телевидению. А теперь об этом даже говорят знаменитости, признаваясь, что однажды порезались.



    О саморезании у подростков


    Резание себя — серьезная проблема, которая затрагивает много подростков. Даже если Вы не слышали о резании, велика вероятность, что Ваш подросток имеет знакомого, который делает это. Как другие опасные поведения, резание себя может быть опасным и формирующим привычку. В большинстве случаев, это — также признак более глубокого эмоционального страдания. В некоторых случаях, воспитатели могут влиять на подростков, но многие их них все равно экспериментируют резанием себя.


    Некоторые из тех, кто режется, использует острый объект для того, чтобы произвести большое впечатление. Они режутся или царапают на теле нарочно, чтобы вызвать кровотечение или повредить кожу. Обычно режут кожу на запястьях, предплечьях, бедрах, или животе. Подростки используют лезвие бритвы, нож, ножницы, металлический край крышки от газировки, конец скрепки для бумаг, пилки для ногтей, или ручки. Некоторые люди жгут свою кожу концом сигареты или зажигалки.


    Большинство людей, которые повреждают себя, — девочки, но мальчики тоже иногда делают это. Это обычно начинается в течение подросткового периода, и может продолжиться во взрослой жизни. В некоторых случаях, может иметь место семейная история резания, хотя большинство ученых сходится в том, что генетического компонента здесь нет.


    Тема резания крайне беспокойна для родителей. Может быть трудно, понять, почему подросток преднамеренно повредил себя. Правильно беспокойство и мысль о том, что Ваш подросток или один из его друзей находится в опасности. Но родители, которые знают об этой важной проблеме и понимают эмоциональную боль, которую она может сигнализировать, имеют возможность помочь.



    Причины саморезания


    Эмоционально, смысл резания себя в сокрытии позора или тайны. Большинство подростков, которые режутся, скрывает следы и пытаются оправдаться, если кто-то их замечает. Напротив, некоторые подростки не пытаются скрыть следы порезов и делают это как раз для того, чтобы привлечь к себе и к ним внимание.


    Резание себя часто начинается импульсно. Но много подростков обнаруживают, что, как только они начинают резаться, они делают это в

    В некоторых случаях, может иметь место семейная история резания, хотя большинство ученых сходится в том, что генетического компонента здесь нет.


    Тема резания крайне беспокойна для родителей. Может быть трудно, понять, почему подросток преднамеренно повредил себя. Правильно беспокойство и мысль о том, что Ваш подросток или один из его друзей находится в опасности. Но родители, которые знают об этой важной проблеме и понимают эмоциональную боль, которую она может сигнализировать, имеют возможность помочь.



    Причины саморезания


    Эмоционально, смысл резания себя в сокрытии позора или тайны. Большинство подростков, которые режутся, скрывает следы и пытаются оправдаться, если кто-то их замечает. Напротив, некоторые подростки не пытаются скрыть следы порезов и делают это как раз для того, чтобы привлечь к себе и к ним внимание.


    Резание себя часто начинается импульсно. Но много подростков обнаруживают, что, как только они начинают резаться, они делают это все больше, и не могут остановиться.


    Многие подростки, которые режутся, утверждают, что резание себя обеспечивает выход и облегчение от глубоких болезненных эмоций. Поэтому, резание себя — поведение, которое помогает укрепить себя. Резание может стать для подростка способом ответить на давление и невыносимые чувства. Многие говорят, что они чувствуют себя «склонными» к подобному поведению. Некоторые дети хотели бы остановиться, но не знать, как или чувствуют, что они не могут. Другие подростки не хотят прекратить резаться.


    В любом случае, родители не должны пускать ситуацию на самотек.


    По материалам статьи «Что такое саморезание?»

    Мне нравится

    Нравится

    Твитнуть

    +1

    Одноклассники

    Разговор подростков | TeachingEnglish | Британский совет

    • Почему это важно
      • Долговременная и краткосрочная память
      • Языковая пригодность и гибкость
      • Аутентичность
    • Почему они не используют английский
      • Давление со стороны сверстников
      • Отсутствие мотивации
      • Отсутствие поддержки
    • Как мы можем заставить учащихся говорить
      • Объясните, почему это важно
      • Уловки уверенности
      • Достижимые цели

    Почему это важно

    Долгосрочная и краткосрочная память

    Теоретически мы сохраняем информацию двумя способами: при краткосрочном и долгосрочном хранении.Мы передаем информацию от одного к другому, убеждая наш мозг в том, что факты краткосрочной памяти достаточно ценны, чтобы их можно было поместить в долгосрочное хранилище — в противном случае информация отбрасывается.

    • Наш родной язык хранится в долговременной памяти. Однако новая информация о втором языке сохраняется в краткосрочной перспективе, пока не будет передана.
    • Чтобы быстрее понять новую информацию, мы часто переводим на наш родной язык. Однако это затрудняет восприятие мозгом новой информации в долговременной памяти.Результат? Мы быстро забываем информацию о втором языке.
    • Студентам нужно реже переводить. Если они привыкают говорить по-английски — это помогает быстрее и дольше хранить новую информацию.

    Языковая пригодность и ловкость

    При изучении и поддержании языка задействуется удивительное количество мышц — в первую очередь, мозг и наиболее очевидные мышцы рта и челюсти.

    • Из этого логически следует, что, как и в случае с любой другой мышцей, чем больше вы ее тренируете, тем легче ею пользоваться.
    • Итак, как часто подростки тренируют мышцы, необходимые для того, чтобы говорить по-английски? Если их единственная возможность — уроки английского, им нужно как можно больше времени уделять упражнениям.

    Подлинность

    Говорение — это способ выразить себя на любом языке, который мы используем. Таким образом, наиболее мотивирующий к изучению язык позволяет нам разговаривать так, как это соответствует нашей личности. Даже лучший учебник не может предоставить этот ресурс каждому человеку в каждом классе!

    • Студенты привносят в каждый класс свою индивидуальность — если мы сможем сохранить английский в качестве языковой среды, их подлинные языковые требования станут очевидными.Это означает принятие их личностей — с точки зрения темы (например, музыка, мода, сплетни) и функции (например, преувеличение, обмен анекдотами).
    • Если у них нет инструментов для самовыражения на английском, они будут использовать те инструменты, которые у них есть — свой родной язык.

    Почему они не используют английский

    Давление со стороны сверстников

    Даже носителям языка требуются годы, чтобы овладеть своим языком, поэтому неудивительно, что изучающий иностранный язык должен совершить много ошибок, прежде чем даже сумеет произвести что-то похожее хороший английский.Спонтанный характер разговора означает, что вы, вероятно, сделаете больше ошибок, чем в противном случае. Поэтому обычно мы просим наших студентов встать и выставить себя дураками в то время, когда они находятся в наиболее застенчивом состоянии.

    Отсутствие мотивации

    Если вы спросите подростка, почему он думает, что должен говорить по-английски в классе, какой ответ наиболее вероятен? Ошеломленное молчание, презрительный взгляд или гудение «потому что мы должны тренироваться»? Они выполняют приказы — и для чего? Чтобы через два-три года они могли лучше общаться с другим англоговорящим? Мало того, что мотив — внешний, но и конечная цель для многих подростков слишком далека.Многих студентов гораздо больше мотивируют мгновенные вознаграждения за знание английского языка.

    Отсутствие поддержки

    Есть два вида поддержки: атмосфера в классе и языковая поддержка. Возможно, нереалистично ожидать, что подростки будут обеспечивать щедрую и терпеливую атмосферу, идеально подходящую для языковой практики, но можно побудить их поддерживать друг друга, например, работая в группах.

    Легче обеспечить языковую поддержку в виде слов и фраз, необходимых для взаимодействия в классе.Классный язык (например, «Извините, я опоздал», «Вы можете повторить это, пожалуйста?» И т. Д.) — единственный английский, который им нужно будет повторять на протяжении всего курса, и он имеет аутентичный контекст — это было бы пустой тратой не зарабатывать на этом!

    Как мы можем научить студентов говорить

    Объясните, почему это важно

    Только вы знаете, насколько зрел ваш класс и насколько хорошо они будут реагировать на обоснование ваших методов. Однако часто стоит дать шанс даже менее зрелой группе понять, чего вы пытаетесь достичь.Не все ученики отреагируют одинаково — основная теория может мотивировать меньшие группы в классе, даже если она может не понравиться всему классу.

    Уловки уверенности

    Это включает в себя вознаграждение за использование «простого языка» — за то, что они поверили, что цель легко достижима.

    • Классный язык идеально подходит для этого, как и игры на произношение.
    • Drilling имеет особую привлекательность, так как голос ученика безопасен среди множества голосов, и именно звук английского языка (а не его английского) является странным или забавным.
    • Точно так же выбор модного слова для класса может побудить даже самого слабого ученика попытаться использовать свой английский. Это слово может быть очень полезным, звучать немного странно или быть ключевым словом в группе только что выученных слов. Тогда использование этого слова должно быть вознаграждено — и как вы это сделаете, зависит от вас.

    Достижимые цели

    Очевидно, что чем ниже уровень группы, тем меньше английского вы можете ожидать от них.

    • Для очень низких уровней цель может состоять в том, чтобы потратить всего пять или десять минут на разговоры на английском языке в классе.Первоначально это может быть потрачено на презентацию и практику в классе, что затем позволяет им продлить «Английское время» для себя.
    • Для более высоких уровней все же стоит определить, когда важнее использовать только английский, а когда лучше использовать родной язык. Это должно быть обозначено каким-то визуальным средством, чтобы напомнить им, когда что делать.

    Заключение

    Как и в большинстве техник, касающихся подростков, важно не сдаваться! Для всех это непростая задача, но и не невыполнимая.Цель состоит в том, чтобы просто попытаться увеличить уровень владения английским языком — это может быть с 20% учащихся до 40%, но также может быть от 0% учащихся до 0,5%. В любом случае, вы положительно повлияли на их устный английский — признайте это!

    Эта статья была впервые опубликована в 2004 году

    .

    Мозг подростка — почему подростки думают иначе, чем взрослые?

    МОЗГ ПОДРОСТКОВ — ПОЧЕМУ ПОДРОСТКИ ДУМАЮТ И ДЕЙСТВУЮТ ПО-РАЗНОМУ —

    Теперь кажется, что отчасти это сбивающее с толку поведение вашего ребенка-подростка (или ученика) может быть результатом того, что нейробиология не бушует гормонами

    Многие годы считалось, что развитие мозга происходит в довольно раннем возрасте.К подростковому возрасту считалось, что мозг в значительной степени закончен. Однако ученые, проводящие передовые исследования с использованием магнитно-резонансной томографии или МРТ, картировали мозг от раннего детства до взрослого возраста и обнаружили данные, противоречащие этим убеждениям. Теперь выясняется, что мозг продолжает меняться до 20 лет, при этом лобные доли, отвечающие за рассуждение и решение проблем, развиваются последними.

    Десятилетнее исследование нормального развития мозга с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) в возрасте от 4 до 21 года, проведенное исследователями из Национального института психического здоровья (NIMH) и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA), показывает, что такое «более высокое — По порядку «центры мозга, такие как префронтальная кора, не развиваются полностью до молодой взрослой жизни, поскольку серое вещество ослабевает в виде прямой волны, когда мозг созревает и нейронные связи сокращаются.(см. рисунок 1).

    brain scan of teenage brain

    Рисунок 1.

    Интервальная визуализация отслеживает созревание мозга от 5 до 20 лет

    Построенный на основе снимков МРТ здоровых детей и подростков, покадровый «фильм», из которого были извлечены приведенные выше изображения, сжимает 15 лет развития мозга (в возрасте 5–20 лет) всего за несколько секунд.

    Красный означает больше серого вещества, синий — меньше серого вещества.Серое вещество ослабевает в виде прямой волны, когда мозг созревает и нейронные связи обрезаются.

    Источник: Пол Томпсон, Ph.D. Лаборатория нейровизуализации UCLA

    http://www.nimh.nih.gov/press/prbrainmaturing.cfm?styleN=one

    В спокойных ситуациях подростки могут рационализировать почти так же хорошо, как взрослые. Но стресс может повлиять на то, что Рон Даль, педиатр и исследователь детской психиатрии из Медицинского центра Университета Питтсбурга, называет «горячим познанием» и процессом принятия решений.Лобные доли помогают затормозить тягу к острым ощущениям и риску — строительный блок подросткового возраста; но они также являются одной из последних областей мозга, которые полностью развиваются.

    Хотя ученые еще не знают, чем объясняются наблюдаемые изменения, они могут параллельно с процессом отсечения, который происходит в раннем возрасте, который, по-видимому, следует принципу «используй-или-потеряй»: нейронные связи или синапсы , которые выполняются, сохраняются, а те, которые не выполняются, теряются.

    В спокойных ситуациях подростки могут рационализировать почти так же хорошо, как взрослые. Но стресс может повлиять на то, что Рон Даль, педиатр и исследователь детской психиатрии из Медицинского центра Университета Питтсбурга, называет «горячим познанием» и процессом принятия решений. Лобные доли помогают затормозить тягу к острым ощущениям и риску — строительный блок подросткового возраста; но они также являются одной из последних областей мозга, которые полностью развиваются.

    Хотя ученые еще не знают, чем объясняются наблюдаемые изменения, они могут параллельно с процессом отсечения, который происходит в раннем возрасте, который, по-видимому, следует принципу «используй-или-потеряй»: нейронные связи или синапсы , которые выполняются, сохраняются, а те, которые не выполняются, теряются.

    brain tissue changes in developing brain

    Изменения мозговой ткани в развитии (период 15 лет)

    Покадровая визуализация отслеживает развитие мозга в возрасте от 5 до 20 лет Проект NIMH / UCLA визуализирует созревание мозга

    Источник: Пол Томпсон, Ph.D. Лаборатория нейровизуализации UCLA

    «Самым удивительным было то, насколько сильно меняется мозг подростка.К шести годам мозг уже составляет 95 процентов от взрослого размера. Но серое вещество, или мыслящая часть мозга, продолжает утолщаться на протяжении всего детства, поскольку клетки мозга получают дополнительные связи, подобно тому, как у дерева растут дополнительные ветви, веточки и корни …

    … Во фронтальной части мозга, той части мозга, которая участвует в суждении, организации, планировании и выработке стратегии — те самые навыки, с которыми подростки становятся все лучше и лучше, — этот процесс утолщения серого вещества достигает пика. около 11 лет у девочек и 12 лет у мальчиков, примерно в то же время, что и период полового созревания.После этого пика серое вещество истончается, поскольку лишние связи удаляются или сокращаются …

    … Но фаза сокращения, возможно, даже более интересна, потому что наша основная гипотеза для этого — принцип «используй или потеряй». Те клетки и связи, которые используются, выживут и будут процветать. Те клетки и связи, которые не используются, засохнут и умрут. Итак, если подросток занимается музыкой, спортом или учится, это те клетки и связи, которые будут жестко закреплены.Если они лежат на диване, играют в видеоигры или на MTV, это клетки и связи, которые [] выживут …

    … Примерно во время полового созревания и во взрослом возрасте — особенно критическое время для формирования мозга …

    … Несправедливо ожидать, что подростки будут обладать взрослыми организаторскими способностями или навыками принятия решений до того, как их мозг будет построен …

    …. Лобную долю часто называют генеральным директором или руководителем мозга. Он участвует в таких вещах, как планирование, выработка стратегии и организация, привлечение внимания и остановка, запуск и переключение внимания. Это часть мозга, которая больше всего отделяет человека от зверя, если хотите …

    … Я думаю, что [в подростковом возрасте эта] часть мозга, которая помогает в организации, планировании и выработке стратегии, еще не построена … [Дело] не в том, что подростки глупы или неспособны к [вещам] ].Несправедливо ожидать, что у них будут взрослые организационные навыки или навыки принятия решений до того, как их мозг будет построен. …

    … употребление наркотиков или алкоголя в тот вечер, это может повлиять не только на их мозг в эту ночь или даже на те выходные, но и на следующие 80 лет их жизни … »

    Выдержки из интервью с Джеем Геддом:

    Джей Гедд, М.Д. — практикующий детский и подростковый психиатр и руководитель отдела визуализации мозга в отделении детской психиатрии Национального института психического здоровья

    Полный текст интервью см .: Inside the Teenage Brain

    ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

    Одна из целей — узнать, что учителя могут сделать, чтобы использовать время, когда мозг их учеников меняется больше всего. Если, например, одни части мозга развиваются быстрее других, возможно, школьные предметы следует преподавать в другом порядке.

    По данным Страхового института безопасности дорожного движения, вероятность попадания в аварию среди подростков в четыре раза выше, чем у старших водителей, и в три раза выше вероятность погибнуть в одной из них. «Сейчас наши первые испытуемые достигают возраста вождения», — сказал Гедд. «Что может быть лучше, чем спасение их жизней?»

    Знание того, через что проходит их мозг, также может побудить подростков изменить свои собственные приоритеты. «То, что вы делаете со своим мозгом в это время, — говорит Гедд, — может иметь много хороших и плохих последствий для всей остальной жизни.«

    В конце концов, исследования мозга могут помочь разрешить конфликты дома. Подростки могут многому научиться, но части их мозга, связанные с эмоциями и принятием решений, все еще находятся в разработке. Поскольку их мозг подвергается перепрограммированию, подростки становятся особенно уязвимыми для рискованного поведения, такого как выпивка или слишком быстрое вождение.

    Незрелость мозга может объяснить, почему подростковые аварийные ситуации так высоки.

    ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

    Недавнее исследование Лебеля и Болье (см. Ниже) подтверждает вышеизложенные выводы о том, что человеческий мозг не прекращает развиваться в подростковом возрасте, но продолжает развиваться и в 20 лет.Это первое долгосрочное исследование, в котором используется метод визуализации, который рассматривает проводку мозга и показывает, что в белом веществе все еще происходят структурные изменения, происходящие в молодом возрасте. Белое вещество соединяет разные области, чтобы способствовать когнитивным способностям. Исследование предполагает, что связи укрепляются даже с возрастом в юном возрасте.

    К. Лебель, К. Больё. Продольное развитие проводников мозга человека продолжается от детства до взрослого возраста.Journal of Neuroscience, 2011.

    .

    Резюме: Развитие здорового мозга человека — сложный процесс, который продолжается в детстве и подростковом возрасте, что продемонстрировано многими поперечными и несколькими лонгитюдными исследованиями. Однако неясно, заканчиваются ли эти изменения в подростковом возрасте. Мы исследовали продольное созревание белого вещества с помощью диффузионной тензорной трактографии у 103 здоровых людей в возрасте от 5 до 32 лет; каждого добровольца сканировали не менее двух раз, всего было выполнено 221 сканирование.Фракционная анизотропия (FA) и средний коэффициент диффузии (MD), параметры, указывающие на факторы, включая миелинизацию и плотность аксонов, были оценены в 10 основных трактах белого вещества. На всех участках наблюдались значительные нелинейные траектории развития FA и MD. Существенные внутрисубъектные изменения произошли у подавляющего большинства детей и подростков, и эти изменения в основном завершились к позднему подростковому возрасту в отношении проекции и комиссуральных трактов. Однако ассоциативные тракты продемонстрировали внутрисубъектное созревание как FA, так и MD.Изменения параметров диффузии были вызваны в первую очередь уменьшением коэффициента перпендикулярной диффузии, хотя увеличение коэффициента параллельной диффузии способствовало длительному увеличению FA в ассоциативных трактах. Объем значительно увеличился с возрастом для большинства трактов, и продольные измерения также продемонстрировали увеличение объема в некоторых ассоциативных трактах в постадолетнем возрасте. Поскольку увеличение объема не было напрямую связано ни с повышением FA, ни с уменьшением MD между сканированиями, наблюдаемые изменения параметров диффузии, вероятно, отражают микроструктурное созревание трактов белого вещества головного мозга, а не только общую анатомию.

    .

    Почему подростковый мозг так трудно понять

    Следующая история — это отрывок из специального выпуска TIME, The Science of Childhood , который доступен в магазинах, TIME Shop и Amazon.

    Когда старший сын Фрэнсис Дженсен, Эндрю, пошел в среднюю школу, он претерпел трансформацию. Спокойный, предсказуемый ребенок Фрэнсис сменил цвет волос с коричневого на черный и стал носить более смелую одежду.Казалось, что за одну ночь он превратился в напуганного подростка. Дженсен, в настоящее время заведующий кафедрой неврологии Медицинской школы Перельмана при Пенсильванском университете, задавался вопросом, что же произошло и подвергнется ли младший брат Эндрю такой же метаморфозе. Поэтому она решила использовать свои навыки нейробиолога, чтобы исследовать, что происходит под капотом. «Я понял, что у меня в собственном доме проводится эксперимент, — говорит Дженсен, автор книги The Teenage Brain .

    Это было около 10 лет назад, когда общество в целом только начинало осознавать идею о том, что мозг подростка не является полностью развитым мозгом взрослого, просто с меньшими возможностями.В течение нескольких поколений общее мнение заключалось в том, что мозг достиг своего полного роста к тому времени, когда ребенок достигнет половой зрелости. Но благодаря исследованиям таких людей, как Дженсен и многие другие, начиная с 1990-х годов, стало ясно, что мозг подростка является чем-то гораздо более сложным и особенным.

    Врачи, родители и учителя долгое время придерживались предвзятого мнения о том, почему подростки действуют так безрассудно и эмоционально, и многие из этих объяснений оказались неверными.Когда-то считалось, что подростки импульсивны из-за бушующих гормонов, и что им трудно, потому что они ненавидят власть. Но достижения в области визуализации мозга, набравшие силу в 2000-х годах, рассказали гораздо более сложную историю. Оказывается, мозг подростка еще далеко не полностью готов, и что структура мозга и ее влияние на развитие сохраняются до 20 лет.

    Расширенная визуализация мозга показала, что мозг подростка очень пластичен, что означает, что он может изменяться, адаптироваться и реагировать на окружающую среду.Мозг растет не за счет существенного увеличения в подростковом возрасте, а за счет увеличения связи между областями мозга. Этот рост связи проявляется в виде белого вещества в мозгу, которое происходит из жирного вещества, называемого миелином. По мере развития мозга миелин обвивается вокруг аксонов нервных клеток — длинных тонких усиков, которые отходят от клетки и передают информацию — подобно изоляции на электрическом проводе. Миелинизация, научное название этого процесса, усиливает и ускоряет связь между областями мозга и лежит в основе основных способностей человека к обучению.

    Процесс миелинизации начинается с задней части мозга и продвигается вперед. Это означает, что префронтальная кора, область мозга, участвующая в принятии решений, планировании и самоконтроле, созревает последней.Дело не в том, что у подростков нет функций лобных долей, а в том, что их сигналы не доходят до задней части мозга достаточно быстро, чтобы регулировать их эмоции. Вот почему рискованное и импульсивное поведение более распространено среди подростков и молодых людей. «Вот почему в этот период жизни господствует давление со стороны сверстников», — говорит Дженсен. «Вот почему мои мальчики-подростки приходили домой без учебника и понимали в 8 часов вечера. что на следующий день у них будет тест. В настоящее время у них нет полностью развитой способности думать наперед.”

    Хотя развитие префронтальной коры является последним шагом в контрольном списке развития, подростки претерпевают серьезные изменения в своей лимбической системе — области мозга, которая контролирует эмоции — в начале полового созревания, которое обычно составляет от 10 до 10 лет. 12. Врачи теперь считают, что это несоответствие в развитии части мозга, контролирующей импульсы, и части мозга, подпитываемой гормонами и эмоциями, является причиной рискованного поведения, столь распространенного среди подростков.«Префронтальная кора головного мозга взаимодействует с эмоциональными центрами мозга через сложные связи», — говорит Б.Дж. Кейси, директор лаборатории по основам мозга подростков в Йельском университете. «У взрослых эти связи укрепляются с опытом и взрослением, но в подростковом возрасте связи не полностью развиты, поэтому подростку сложнее отключить эти эмоциональные системы».

    БОЛЬШЕ : 7 признаков того, что вы имеете дело с пассивно-агрессивным человеком

    Это новое понимание биологии, лежащей в основе такого поведения, может быть полезно как подросткам, так и их родителям.Дженсен и Кейси подчеркивают важность подавать примеры соответствующих эмоциональных реакций и помогать молодым людям справляться с трудными ситуациями, которые все чаще встречаются среди подростков и подростков. В то время как в прошлом издевательства в основном использовались на игровой площадке, сегодня подростки имеют доступ к технологиям и социальным сетям, которые могут облегчить распространение зловещей информации. Родителям или учителям труднее контролировать виртуальные взаимодействия, но есть огромная возможность помочь подросткам справиться с последствиями.«Как родители, мы часто хотим защитить наших детей от неудач или любой эмоциональной боли», — говорит Кейси. «Но возможность учиться на таком опыте в контексте любящей и поддерживающей семьи является ключом к тому, чтобы помочь подростку развить и использовать эту способность во взрослом возрасте».

    Исследования последних лет также показали, что умственные способности, такие как IQ, не высечены на камне.В исследовании 2011 года, опубликованном в журнале Nature , измерялись IQ 33 подростков — 19 мальчиков и 14 девочек — в 2004 году, когда им было от 12 до 16 лет. Затем исследователи перепроверили их в 2008 году, когда им было от 15 до 20 лет. Авторы исследования обнаружили, что IQ со временем меняется, улучшаясь у одних людей и ухудшаясь у других. Хотя члены медицинского сообщества часто спорят о том, что на самом деле измеряет IQ-тест, все согласны с тем, что оценка человека влияет на его обучение и способность выполнять задачи.«Эти изменения реальны, и они отражаются в мозге», — сказала Кэти Прайс, нейробиолог из Университетского колледжа Лондона, журналу Science, когда были опубликованы результаты. «Люди считают, что на раннем этапе нужно решить, что это умный ребенок, а это не умный ребенок, но это говорит о том, что вы не можете делать такую ​​оценку в подростковом возрасте».

    БОЛЬШЕ : Родители не понимают, насколько негативно они относятся к своим подросткам

    Понимание того, что IQ может измениться, подчеркивает важность измерения умственной вовлеченности в старшие классы школы и некоторой слабости для тех, кто поздно расцветает.Пластичность подросткового мозга означает, что вовлечь детей в обучение никогда не поздно. Мероприятия после школы, упражнения и медитация могут принести пользу схемам мозга. «Возможность найти себя и решиться на вызовы в науке, образовании, в сообществах и среди сверстников может иметь огромное влияние на нашу молодежь», — говорит Кейси.

    Быстрорастущие связи в мозгу подростка несут некоторые побочные эффекты. Около 70% психических заболеваний, включая тревожность, расстройства настроения и питания, а также психозы, возникают в подростковом и раннем взрослом возрасте.Выбор времени имеет смысл, поскольку префронтальная кора и лобные доли участвуют в возникновении таких заболеваний, как депрессия и шизофрения. Риски для таких проблем со здоровьем, как зависимость, также выше в этот период. «Зависимость — это просто форма обучения», — говорит Дженсен. «Зависимость — это повторяющаяся стимуляция цепи вознаграждения в мозгу, который в этой точке более зрел, чем лобная доля. Биология мозга подростков [делает их] более восприимчивыми к воздействию веществ и стрессу.«Хотя влияние употребления каннабиса на мозг в зрелом возрасте горячо обсуждается, Дженсен говорит, что исследования показывают, что ежедневное, постоянное употребление в подростковом возрасте может мешать развитию, оказывая седативное действие на мозг, которое может ухудшить обучение и память.

    «Подростки могут учиться сложнее, сильнее, быстрее, и они могут становиться зависимыми сильнее, сильнее и быстрее», — говорит Дженсен. Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что с 2002 по 2014 год риск зависимости от опиоидов увеличился почти на 40% среди молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет.

    БОЛЬШЕ : Как поговорить со своими детьми о рисках

    Даже с учетом этих рисков, сообщества могут многое сделать, чтобы настроить подростков и подростков на успех, в том числе найти для них способы снять стресс и уснуть. В последние несколько лет в местных школьных округах наблюдается движение за отодвигание сроков начала занятий в школе на фоне растущих исследований, которые показывают, что подростки имеют естественную склонность спать. Когда подростки вступают в период полового созревания, они проходят так называемую фазу сна. задержка.Внутренние биологические часы подростков сдвигаются вперед, и у них возникают проблемы с засыпанием до 23:00. и просыпаться до 8 часов утра. Исследования связывают недосыпание среди подростков и подростков с более высоким уровнем хронических заболеваний, таких как ожирение и диабет 2 типа, увеличением употребления кофеина, плохим контролем над импульсами, более низким уровнем мотивации, нарушением внимания и памяти и т. д. Новая наука побудила такие группы, как Американская академия педиатрии, настаивать на том, чтобы средние школы откладывали время начала занятий, чтобы студенты больше спали каждую ночь.

    «Появились новые знания о том, что связь эмоциональных центров с лобными долями мозга продолжается и в подростковом возрасте, и мы можем видеть, что большая часть этих связей происходит во время сна», — говорит Мэри Карскадон, профессор психиатрии и гуманитарных наук. поведение в Университете Брауна. «Новые науки предполагают, что сон может играть даже более важную роль, чем мы думали, с точки зрения развития мозга.”

    Несмотря на понимание того, что сон имеет решающее значение для здоровья мозга, в США более 4 из 5 средних и старших классов начинают обучение в 8:30 или раньше. Тем не менее, «кажется, что мы достигли переломного момента, когда сон сейчас преподносится как серьезная и неотложная проблема общественного здравоохранения », — говорит Карскадон.

    Становится все более очевидным, что драматические изменения в биологии мозга означают, что подростковые годы полны возможностей и уязвимости, — говорит Джей Гедд, профессор психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Диего, который в течение многих лет изучал изменения мозга у близнецов. лет.«Это время феноменальных скачков в наших творческих способностях и когнитивных способностях», — говорит он. «Этот кажущийся парадокс подросткового возраста не случаен. И скачки в способностях, и уязвимость перед болезнями связаны с замечательной способностью человеческого мозга к изменениям ».

    Обучение молодых людей сложностям их мозга может иметь большое значение. Дженсен говорит, что она часто получает благодарственные письма от студентов после того, как рассказала о своих исследованиях в средней школе.«Подростки хотят понять самих себя», — говорит она. «Приятно получить объяснения о том, почему ты совершил эту глупость перед своими друзьями. Я думаю, что разговор об этом дает им больше понимания ».

    Возможно, не существует способа предотвратить неуверенность, которая возникает из-за подросткового возраста, но есть способы воспользоваться этими критическими годами. Для Дженсена она разработала полезный совет для своих сыновей и их сверстников: «Следите за своим мозгом сейчас, и он позаботится о вас позже.”

    Получите наш информационный бюллетень о здоровье. Подпишитесь, чтобы получать последние новости о здоровье и науке, а также ответы на вопросы о здоровье и советы экспертов.

    Спасибо!

    В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

    Свяжитесь с нами по [email protected]

    .

    Почему подростки уходят из дома только тогда, когда они вам начинают нравиться?

    Почему подростки уходят из дома только тогда, когда они тебе начинают нравиться?

    Автор: Анджела Эпштейн для Daily Mail

    Опубликовано: | Обновлено:

    В теплый летний вечер — такой, который побуждает задержаться в саду еще долго после того, как начинает угасать свет — я наслаждаюсь бокалом холодного шардоне и просматриваю газета.

    В восторге, когда мой 18-летний сын Макс подходит ко мне, я тоже предлагаю ему выпить. Для меня бокал вина — это ночной колпак; для Макса, который все еще наслаждается свободой после А-уровня, это скорее пре-вечеринка, так как у него есть планы на еще одну ночь с друзьями. Я нежно дразню его, что он, кажется, уходит все позже и позже.

    «Нет, — отвечает он с обезоруживающей дерзкой ухмылкой. «Просто ты ложишься спать все раньше и раньше.Должно быть твоего возраста. Может, мне стоит принести тебе кружку какао, мама… »

    Writer Angela Epstein with her son Max,18, who is leaving for university, pictured at their home in Manchester Writer Angela Epstein with her son Max,18, who is leaving for university, pictured at their home in Manchester

    Писательница Анджела Эпштейн со своим 18-летним сыном Максом, который уезжает в университет, на фото в их доме в Манчестере

    Я говорю ему, что предпочитаю еще стакан вина, и он соглашается, после чего растягивается в садовом кресле, и следующие полчаса мы предавались легкой смеси подшучивания и общей болтовни, приправленной характерным юмором Макса.

    Когда он уезжает, чтобы встретиться со своими друзьями, я размышляю о том, как наш совместный вечер стал одним из золотых моментов жизни, и как мне хотелось бы, чтобы он длился вечно.

    Такие заветные времена подходят к концу. Меньше чем через неделю Макс уедет: уедет провести годичный перерыв в Израиле раньше — скрестив пальцы и если позволяют результаты A-level — он поступит в университет, чтобы изучать стоматологию в 2014 году.

    Мой маленький мальчик, чей милое, золотое, новорожденное лицо все еще так ярко отпечаталось в моей голове, оно уже выросло и готово к работе.

    От простого набора этих слов мои глаза встают дыбом, как приливная волна — что? — меня охватывает ностальгия, грусть и жалость к себе.Попроси меня сказать вслух, что Макс уходит, и я буду безутешен.

    Спринт до конца детства у меня захватило дыхание. Я до сих пор помню, как боролся через короткие, но интенсивные четырехчасовые схватки, обнимал его горячее, рыдающее тело, когда он отказывался идти в детский сад, и отмечал свою бар-мицву с более чем 100 семьей и друзьями на вечеринке в нашем местном зале синагоги .

    «Когда он уходит, чтобы встретиться со своими друзьями, я думаю о том, что наш совместный вечер стал одним из золотых моментов жизни, и как мне хотелось бы, чтобы он длился вечно.Такие заветные времена приближаются к

    году.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *