Волюнтаризм и фатализм в философии: Вы точно человек?

Содержание

Фатализм и волюнтаризм в понимании социальных закономерностей.




Волюнтаризм(лат.voluntas–воля) — направление идеалистической философии, признающая волю как первооснову всего сущего.

Следует различать два вида волюнтаризма – как формы объективного и субъективного идеализма.

Идеализм– философское направление противоположное материализму. Идеализм исходит из первичности духовного, нематериального, и вторичности материального. Идеализм рассматривает сознание в отрыве от природы, в силу чего неизбежно мистифицируют и не редко идеализирует его и процесс познания.

Объективный идеализм– одна из основных разновидностей идеализма. Признавая первичность духа и вторичность, производность материи, объективный идеализм в отличие от субъективного идеализма первоосновой существующего считает не личное, человеческое сознание, а некое объективное, потустороннее сознание — «абсолютный дух», «мировой разум» и т. д. Типичные представители первой формы волюнтаризма – Шопенгауэр, Э. Гартман. Шопенгауэр утверждал, что движущей силой существ является «воля к жизни» носящая инстинктивный и стихийный характер. Сознательная воля производна по отношению к индивидуальной инстинктивной воле (буддизм). Шопенгауэр проповедовал фаталистическую доктрину отречения от индивидуальной воли к жизни и растворения индивидуального в космической мировой воле. Далее эту доктрину развил Э. Гартман.

Субъективный идеализм– философское направление, представители которого отвергают правомерность тезиса о существовании объективной реальности, независимо от воли и сознания субъекта. Миром, в котором живет и действует субъект, субъективный идеализм считает совокупность ощущений, переживаний, настроений, действий субъекта или, как минимум, полагает, что последние является существенной неотъемлемой частью мира. Субъективно – идеалистическая форма волюнтаризма характерна для Штирнера и Ницше. В их учениях первичной движущей силой является свободная индивидуальная воля — «Я». В отличие от Шопенгауэра учение Ницше носит агрессивный характер, превознося «волю к власти» как высшую волевую потребность. В обеих своих формах волюнтаризм представляет собой иррационалистическую версию идеализма, толкующую духовное первоначало бытия как неподдающееся рациональному научному познанию, мистическое.



В понимании социальных закономерностей волюнтаризм означает отрицание научно обоснованной общественной деятельности опирающейся на познание объективных законов истории, и сведение ее к субъективному произволу политических вождей.С одной стороны волюнтаризм резко критикует бездуховность и лицемерие религии, но с другой стороны пытается обосновать культ «сверхчеловека».

Фатализм (лат.fatalis-роковой) – концепция, согласно которой все процессы происходящие в мире, подчинены господству необходимости, не оставляющей место свободе, творчеству, изначально предопределены. Первоначально фатализм развивался в мифологии как представление о неотвратимой подвластности людей и даже богов слепой судьбе, не имеющей смысла, цели. В философии фатализм проявляется в различных формах (учение Лейбница о предустановленной гармонии, объективно-идеалистическая система Шеллинга, Гегель, материализм Гоббса). Теологический фатализм исходит из предопределения событий истории и жизни человека воли Бога.

В понимании социальных закономерностей фатализм противоположен волюнтаризму, и в противовес свободной индивидуальной воле центральной частью концепции является предопределенность событий истории и жизни человека.

В истории человеческой мысли и в истории человеческого общежития на вопрос о свободе человека давались разные ответы:

– первый: отрицание свободы человека;

– второй: утверждение абсолютной, ничем не ограниченной свободы; ® третий: признание свободы воли человека в исторически определенных границах.

Как правило, последовательное проведение первой позиции оказывается невозможным, коль скоро ее сторонники обращаются к проблемам нравственности и морали.

Например, Блаженный Августин полагал, что без воли Божьей и волос не упадет с головы человека. Однако если человек – орудие Божественной воли, вся ответственность за его поступки ложится на Бога. Выход из затруднения Августин находит в первородном грехе. До грехопадения Адам и Ева жили в раю, не ведая различия между добром и злом. Вкусив, по наущению змея, яблоко с Древа Познания, что было запрещено Богом, они проявили своеволие. С тех пор человек обрел свободу воли, но как свободу грешить. Воля оказалась злом для человека, и поэтому богопослушный человек обязан истребить всякое своеволие. Добрые поступки, по Августину, совершаются человеком по воле Бога, злые – по своей воле. Против такой однобокости в признании свободы воли выступил Пелагий, обратившийся к Богу со словами: «Ты создал нас людьми, но нравственными мы сделаем себя сами». Человек по собственной воле может не только грешить, но и совершать праведные поступки.




Общий знаменатель жесткого детерминизма и учения о предопределении – фатализм (от лат. fatalis – роковой, fatum – рок, судьба). Это мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеческий поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Его суть передают многие пословицы: «Чему быть, того не миновать», «Судьба-индейка, а жизнь – копейка», «Судьба играет человеком». Если вдуматься, то позиция фатализма глубоко пессимистична: человек не более чем игрушка в руках судьбы, от которой нет спасенья, – остается лишь покориться ей.

Казалось бы, позиция индетерминизма, прямо противоположная фатализму, утверждая абсолютную, ничем не ограниченную свободу воли человека, должна быть оптимистичной. Но Артур Шопенгауэр, в основу своей философской концепции положивший волю, – один из наиболее глубоких пессимистов. Впрочем, лежащая в основе всего воля Шопенгауэра очень похожа на фатум – судьбу, поскольку люди – не более чем проявление этой мировой воли. Они обречены на страдание и отнюдь не хозяева своей судьбы.

Иначе рассматривают абсолютность человеческой свободы французские экзистенциалисты – Жан-Поль Сартр и Альбер Камю. Человек свободен, но свобода не благо, а проклятие: человек постоянно находится в состоянии выбора, но у него нет надежного критерия – правилен ли его выбор. Более того, какой бы выбор человек не сделал, он неизбежно обернется абсурдом или получится обратное тому, на что человек рассчитывал.

Абсолютная свобода, по сути дела, ничего не меняет в фаталистическом, непредсказуемом результате.

Обратимся к третьему ответу, к позиции признания свободы человека в исторически определенных границах.











фаталистический и волюнтаристский подходы к её решению . Философия. Философия человека, общества, истории и культуры

Свобода – одна из философских категорий, характеризующих «способность человека овладевать условиями своего бытия, преодолевать зависимости от природных и социальных сил, сохранять возможности для самоопределения, выбора своих действий и поступков» [30]. Другими словами, свобода может быть понята как способность человека мыслить и поступать в соответствии со своими представлениями и желаниями, а не по принуждению.

В истории человеческого общества это понятие прошло длительную эволюцию, и на разных ее этапах, в различных социальных условиях обретало свою специфику. Понятие «свобода» соотносилось с понятиями «необходимость», «зависимость», «независимость», «отчуждение», «воля», «ответственность». Оно рассматривалось относительно понятий произвол, анархия, равенство, справедливость и др. Например, для человека родоплеменного общества быть свободным – значит принадлежать к роду, племени, быть «своим», не попасть в зависимость от чужаков и их законов жизни. Для человека индустриального общества свобода, в первую очередь, актуальна в экономическом и юридическом аспектах, т.к. позволяет ему самому распоряжаться своими деятельными силами, владеть средствами жизни и иметь возможность их приумножать. В ХХ веке, в усложнившихся условиях многомерного социального бытия, свобода становится способностью человека найти адекватный вариант поведения, который сочетался бы с самостоятельностью индивида и действием социальных, культурных, технологических форм жизни, а также с умением осваивать и контролировать воспроизводство. То есть здесь свобода может пониматься как восстановление индивидами контроля над отчужденными от них структурами власти, воспроизводства, информации и т.д.

В русской философской традиции категория свободы соотносилась с понятиями: «воля» и «вольница». Причем «вольница» не означала автономии личности, а напротив, заменяла ее авторитетом группы, что является в определенной степени несвободой. Свобода же как воля имеет более широкое значение, в котором соединились воедино и свое желание, и повеление природы, и степные дали, и широкий простор. Что же касается связи понятий свободы и равенства, то здесь следует вспомнить, что в христианстве понятие свободы родилось как выражение идеи равенства людей перед Богом и возможности для человека свободного выбора на пути к Богу.

Говоря о свободе, можно отметить то обстоятельство, что в классической философии представления о свободе формировались преимущественно с гносеологических (т.е. познавательных) и психологических (т.е. в аспекте своеобразной психологической настройки субъекта на достижение цели) позиций. То есть свобода в основном характеризовалась как познание («свобода есть осознанная необходимость») и как воля («свобода воли»).

Уже из представленных характеристик видно, что проблема свободы сложна, многогранна, характеризуется множеством подходов к ее пониманию и решению, которые могут занимать диаметрально противоположенные позиции в зависимости от мировоззренческих взглядов тех или иных мыслителей. Рассмотрим кратко два радикально отличающихся подхода к пониманию свободы, которые получили название волюнтаризм и фатализм.

В аспекте рассматриваемой проблемы волюнтаризм (от лат. voluntas – воля) – это доминирование воли человека над другими проявлениями духовной жизни, включая и мышление. То есть, волюнтаризм проявляется, как попытка произвольно решать вопросы человеческой жизни, общества, не считаясь с объективными законами природы, общества, условиями бытия.

Корни волюнтаризма содержатся в христианской догматике, учениях И.Канта, И.Г. Фихте, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше. Так, предпосылкой новейшего волюнтаризма явилось учение Канта о преобладающем значении практического разума. Кант утверждает, что хотя существование свободной воли нельзя теоретически ни доказать, ни опровергнуть, практический разум требует постулировать свободу воли, в противном случае нравственный закон потерял бы всякий смысл. Исходя из этого, Фихте видел в воле основу личности, а в волевой деятельности «Я» – абсолютный творческий принцип бытия, источник духовного самопорождения мира. При этом воля у Фихте является разумной по своей природе, источником осуществления нравственного начала. В противоположность этому Шопенгауэр дает иррациональную трактовку воли, как слепого, неразумного, бесцельнодействующего первоначала мира, что и характеризует его как философского пессимиста. Волюнтаристические идеи Шопенгауэра явились одним из источников философии Ницше.

Фатализм (от лат. fatalis – роковой) как взгляд на проблему свободы исходит из предопределенности всего хода жизни человека, его поступков, а также событий в мире. Это объясняется либо судьбой (в мифологии), либо волей Бога (в христианстве, исламе), либо детерминизмом замкнутой системы, где каждое последующее событие жестко связано с предыдущим (Лаплас, Спиноза). Фатализм – это учение о предопределенном порядке вещей, о подчиненности человека всесильной судьбе, о предзаданности общественной истории, о предустановленной гармонии мира. Другими словами, учение, говорящее о призрачности, иллюзорности свободы человека, исключающей его свободный выбор и случайность.

Можно выделить три основных типа фатализма: мифологический, теологический и рационалистический.

Мифологический фатализм обычно относят к раннему периоду развития человеческого общества. Позднее он сменился на бытовой фатализм, который понимает предопределение как иррациональную, темную судьбу.

Бытовой фатализм может проявляться в суевериях, вере в колдовство, и основан в значительной степени на невежестве.

Согласно теологическому (религиозному) фатализму, Бог еще до рождения предопределил одних людей «к спасению», а других – «к погибели». Такие представления получили особенно последовательное выражение в исламе (доктрина джабаритов, VIII-IX вв.), в кальвинизме и янсенизме (православие и католицизм, утверждающие свободу воли, не относятся к фаталистическим).

Рационалистический фатализм характерен для Спинозы, Гоббса и представителей механистического детерминизма. Например, учение Лапласа о неограниченной возможности делать умозаключения обо всех событиях будущего из полного знания о действии сил природы в настоящий момент. Представляет интерес и вариант фатализма, который развивает Спиноза. Понимая человека, людей как часть Природы, подчиненной ее закономерностям (что тождественно осуществлению божественного управления природой, т.к. для Спинозы Природа и есть Бог), он считал, что человек должен смиренно переносить все, что выпадает на его долю, т.к. не в силах ее изменить. «Не осмеивать человеческих поступков, не огорчаться ими и не клясть их, а понимать». По Спинозе, человек тем более свободен, чем более он руководствуется разумом, познающим необходимость природы.

Но возможен и другой подход к осмыслению проблемы свободы. В русской философии свобода в истинном смысле понимается как проявление внутреннего духовного качества человека, т.е. свобода в выборе истины, добра и красоты, которая, если есть, то остается собой, независимо ни от чего. Н.А. Бердяев в этой связи говорил: «Свобода есть самоопределение изнутри, из глубины, и противоположна она всякому определению извне, которое есть необходимость… Самоопределение изнутри и есть определение из глубины духа, из духовной силы, а не из силы внешней природы и не из моей природы» [7].

Понимание свободы Н.А. Бердяевым очень близко пониманию свободы С. Вивеканандой. Сравнивая разные подходы в понимании свободы, он отмечает: «Материализм говорит: «Голос свободы – обманчивая иллюзия». Идеализм же утверждает: «Голос, твердящий о скованности обман, иллюзия». Веданта говорит: «Вы свободны и в то же время несвободны, никогда не будете свободны на земном плане, но всегда свободны на плане духовном». И добавляет: «Свобода – в избавлении себя от всех иллюзий».

Представляя учение другого выдающегося мыслителя Индии Шанкары, С. Вивекананда отмечает: «Всякое несчастье или счастье неразрывно связано с чувствами, для переживания которых необходимо тело. Покуда есть тело, должно быть и удовольствие и страдание: избежать их можно, лишь сбросив с себя тело. «Атман бесплотен», говорит Шанкара.

Нет закона, способного освободить вас, так как вы и так свободны. Ничто не может дать вам свободу, если вы не обладаете ею уже сейчас. Атман бесплотен и эта бесплотность – истинная свобода. Позади того, что было или есть, или будет, стоит Брахман. Как следствие, свобода не имела бы никакой цены, она была бы тогда чем-то составным и, следовательно, таила бы в себе семена рабства. Свобода – это единственно истинный фактор и притом не фактор, которого следует достигнуть, а природа души в ее самом подлинном смысле. – И в качестве способа достижения свободы Вивекананда определяет.

– Однако для снятия покрова необходимы труд и преданное почитание; лишь так можно сорвать оковы и освободиться от иллюзии. Правда, они еще не дают нам свободы, но ведь открыть глаза и увидеть то, чем мы являемся на самом деле, мы также не можем без приложения усилий» [13].

Живая Этика созвучна идеям философов Востока: «О свободе мечтают люди, но в какой темнице держат они сердце свое» [4]. Или ещё: «Свобода драгоценна, как охранение личности, как индивидуализация привлеченных энергий. Но именно свобода является самым извращенным понятием. Вместо нее жизнь наполняется тиранией и рабством, именно свойствами, исключающими сотрудничество и почитание личности; … Конечно, люди твердят о свободе, даже не зная особенных качеств ее. Утверждение свободы будет в них возвышением сознания» [4]. В зависимости от сознания человека свобода может пониматься по-разному. Живая Этика говорит: «Самая высокая свобода может быть осознана в Мире Надземном, где законы понимаются как прекрасная непреложность. Там же и равенство зерна духа понимается, как единая мера щедрости и уравнения. Обычно земные статуи свободы снабжены крыльями или светочами, напоминая о высших сферах и состояниях» [4].

Фатализм и волюнтаризм в понимании социальных закономерностей — Студопедия

Лекция №5

Тема: Свобода и ответственность личности

Свобода — в самом общем смысле, наличие возможности выбора, вариантов исхода события. Отсутствие выбора, вариантов исхода события равносильно отсутствию свободы.

Эволюция свободы

На повседневном уровне часто приходится слышать, что свобода — отсутствие каких-либо барьеров для того, чтобы делать что хочется. В таком случае происходит отождествление свободы и своеволия. Но разве это свобода? В русском языке есть понятия свободы и воли. У Пушкина есть фраза: «На свете счастья нет, но есть покой и воля», в другом его стихотворении мы встречаем «свобода вас встретит радостно у входа». Есть воля, когда ты можешь делать что-то по собственному желанию, и есть свобода, которая представляет гораздо более сложный конструкт.

Античность

В античности нет понятия свободы в современном значении этого слова. Есть древнегреческое ἐλευθερία (элеутерия), этимологически связанное с выражением «идти, куда пожелаешь». Свобода для древнего грека определялась гражданскими правами, и за эту свободу он готов был умирать, потому что это была его личная свобода.

Позже, во времена эллинизма, после завоеваний Александра Македонского, когда был уничтожен полисный способ жизни древнего грека, человек перестал быть гражданином полиса, а превратился в какой-то степени в космополита, что обозначает «гражданин мира». Человек перестал быть закреплён за конкретным полисом.



У стоиков, живших во времена эллинизма, после разрушения полиса возник вопрос, как человеку найти спокойствие в этом бурлящем мире, можно ли говорить о свободе или нужно отдаться воле судьбы. В этом случае свобода стала восприниматься как осознанная необходимость.

Стоики считали, что от судьбы никуда не убежишь. Тот, кто распознал волю судьбы, тот смело идёт по судьбе. А тот, кто упирается ей, то его судьба тянет, как на поводке. В этом смысле человек, не познавший движение воли, не распознал и что такое свобода.

Средние века

Совершенно иная картина в Средние века. Тогда впервые появляется понятие «свободы воли», которое означает, что человек рождён по образу и подобию Бога, а человеческая воля должна совпадать с теми интенциями, которые Бог вкладывал в создание мира. Бог есть сила, которая воссоздаёт этот мир на основе своей благостной воли, поэтому человек должен стремиться к ней. При этом человек свободен и может самостоятельно принимать решение, быть с Богом или остаться самодостаточным существом. Пример Люцифера — второй вариант. Он не есть сатана или воплощение зла, а падший ангел, то есть отпадание от божественного блага. Так и человек, если не хочет закончить как падший ангел, его свобода воли должна стремиться совпадать с божественными интенциями.


В то же время в Средние века велось много споров о том, обладает ли человек свободой воли. Такая полемика разгорелась, например, между Пелагием, который считал, что человеку не нужно никакой благой вести, он может сам регулировать свои стремления (эта позиция была заклеймена как еретическая), и японским епископом Августином Аврелием, согласно которому человек не волен поступать, как он хочет, без божественной благодати, поскольку в этом случае превращается в Ничто, из которого сотворён.

Эпоха Ренессанса

Интересно, что подобная дискуссия имела продолжение во времена Ренессанса, разгоревшись между Эразмом Роттердамским, крупнейшим учёным Северного Возрождения, прозванным «князем гуманистов», и Мартином Лютером, христианским богословом и ведущим переводчиком Библии на немецкий язык, считавшимся инициатором Реформации. Лютер находил постыдным феномен индульгенции, когда человек может заплатить деньги, чтобы купить себе благодать, то есть оправдать свои поступки, внеся определённую сумму. Лютер в какой-то момент понимает, что полностью наделить человека такой свободой опасно. В трактате «О рабстве воли» он говорит, что человека можно сравнить с лошадью, которую погоняют два всадника: Бог и Сатана. И свобода воли в этом случае определяется тем, кому человек решает подчиняться. Эразм Роттердамский апеллирует к Евангелию, находя там множество противоречивых аргументов в пользу того, что человек свободен и одновременно зависим. С одной стороны, человек стремится к Высшему, но при этом имеет достаточно полномочий, опираясь на которые может поступать как существо свободное. Бог дал достаточно прав человеку, чтобы он мог реализовываться, не унижая Его.

Эпоха Просвещения

Во времена Просвещения немецкий философ Иммануил Кант понятие свободы связывает с понятием «антиномия» (противоречие закона самому себе). Он говорит о том, что у нас достаточно аргументов, чтобы сказать, что человек детерминирован, то есть зависим от чего-то, но в то же время есть аргументы в пользу его свободы. Например, мы зависим от физического мира, в котором существуем. Мы постоянно должны думать о том, чтобы прокормить себя. Мы не можем силой воли сказать, что с завтрашнего дня перестаём есть или спать. Мы детерминированы в этом физическом мире. Но в то же время есть некий мир метафизический, который существует по ту сторону физического мира. Если есть мир феноменов и явлений, в котором мы живём, то, как говорит Кант, есть мир, который стоит за этими явлениями. Для нас он непонятен, и нашего разума не хватает, чтобы объяснить вещи, существующие сами по себе. В какой-то степени человек принадлежит этим двум мирам. И в метафизическом мире человек может проявлять свою свободу, может направлять себя, задавать для себя законы, но при этом не забывать, что свобода — это не своеволие.

XX век

В ХХ веке, когда человечество получило опыт массового уничтожения людей и столкнулось с возникновением тоталитарных государств, свобода приобрела особый оттенок. Французский философ Жан-Поль Сартр говорит о том, что человек в общем-то осуждён на свободу. Хочет того или нет, но он свободен в том, чтобы делать выбор, даже если принимает решение не делать его. Сидеть сложа руки — тоже выбор. Человек свободен даже тогда, когда ничего не предпринимает.

В этом отношении очень интересный момент, связанный со свободой, поднимает английский философ ХХ века Исайя Берлин, заявивший, что существует негативная и позитивная свобода. В первом случае человек связывает свободу с освобождением от внешних препятствий. Но так же, как есть свобода «от чего-то», так есть и свобода «для чего-то».

Неслучайно Фридрих Ницше вкладывает в уста Заратустры следующие слова, когда тот общается с учениками: «Я — перила над потоком: хватайтесь за меня, кто может за меня ухватиться! Но я не костыль для вас». Я могу быть опорой для вас, но не инвалидным приспособлением. Но как же тогда быть? Заратустра говорит: «Вы должны утратить меня для того, чтобы найти себя». Вот для чего нужна свобода. Свобода — не когда ищешь авторитет, которого считаешь универсальной палочкой-выручалочкой.

Где есть свобода, там есть и ответственность. Есть свобода моя, а есть свобода другого, и в какой-то момент эти две свободы могут пересечься. Как быть в этой ситуации? Кто сильнее, тот и прав? Или мы должны так определить эти две свободы, чтобы они не конфликтовали между собой? В какой-то степени свобода определяется ответственностью, которую берёт на себя человек, для того чтобы реализовывать свою свободу, не ущемляя свободу другого человека. Можно сказать, это мера взрослости человека. Быть ответственным не только за себя, но, например, и за мир. Не допускать войны и насилия. Это тоже определённое проявление свободы. Мы стоим на пороге того, что мир может закончиться, поскольку у нас есть проявления собственного своеволия.

Интересно, что Николай Бердяев часто сравнивал свободу с творчеством. По его мнению, свободен тот человек, который способен творить. Как Бог, например, творит из Ничего. Творение связано со свободой, потому что творчество всегда сопричастно с риском. Каждое наше движение и мысли, даже способ жизни, который мы выбираем, связаны со свободой.

Свобода «ОТ» … и свобода «ДЛЯ».

Свобода «ОТ» … и свобода «ДЛЯ» -два принципа свободы. Свобода “ОТ” назовем ее “негативная свобода”, свобода “ДЛЯ” – “позитивная свобода”. Сам принцип был сформирован ещё Кантом, но нашёл своё завершение Эрихом Фромом в 1941 в работе: “Бегство от свободы”, которая стала известной благодаря Айзеку Берлино и его эссе: “Два принципа свободы”.

 

Негативная свобода / Свобода ОТ

Негативная свобода это свобода от внешних ограничений, которые мешают нам делать то,  что нам хочется, когда нам хочется, и как нам этого хочется. А внешние ограничения накладывают на тебя другие люди неважно кто — будь это твои родители, учителя или твой начальник на работе. Чем больше негативной свободы у тебя есть, тем меньше препятствий лежит между тобой и тем, что желаешь.

Чарлз Тейлор называет негативную свободу “принцип возможности” потому что она дает тебе доступ к ряду желанных возможностей, независимо от того воспользуешься ли ты этими возможностями или нет.

Подытожить этот принцип можно словами: “Я не раб”.

 

Позитивная свобода / Свобода ДЛЯ

Позитивная свобода это свобода контролировать и направлять свою собственную жизнь. Позитивная свобода позволяет человеку осознано делать выбор, выбирать собственные цели, и соответственно самому формировать собственную жизнь. Он поступает так, потому что он сам решил так поступить, а не, потому что ему так сказали, или что подтолкнуло его к этому.

 

Тейлор называет позитивную свободу “концепцией упражнения”, потому что ты делаешь осознанный выбор между всеми доступными возможностями в сторону той, которая наиболее отвечает твоим жизненным приоритетам и ценностям.

Подытожить можно словами “Я сам себе начальник”.

 

Другими словами негативная свобода, это количество открытых для тебя дверей, а позитивная свобода это возможность войти в нужную именно для тебя дверь.

Фатализм и волюнтаризм в понимании социальных закономерностей

Волюнтаризм(лат. voluntas –воля) — направление идеалистической философии, признающая волю как первооснову всего сущего.

Следует различать два вида волюнтаризма – как формы объективного и субъективного идеализма.

Объективный идеализм – одна из основных разновидностей идеализма. Признавая первичность духа и вторичность, производность материи, объективный идеализм в отличие от субъективного идеализма первоосновой существующего считает не личное, человеческое сознание, а некое объективное, потустороннее сознание — «абсолютный дух», «мировой разум» и т. д. Типичные представители первой формы волюнтаризма – Шопенгауэр, Э. Гартман. Шопенгауэр утверждал, что движущей силой существ является «воля к жизни» носящая инстинктивный и стихийный характер. Сознательная воля производна по отношению к индивидуальной инстинктивной воле (буддизм). Шопенгауэр проповедовал фаталистическую доктрину отречения от индивидуальной воли к жизни и растворения индивидуального в космической мировой воле. Далее эту доктрину развил Э. Гартман.

Субъективный идеализм – философское направление, представители которого отвергают правомерность тезиса о существовании объективной реальности, независимо от воли и сознания субъекта. Миром, в котором живет и действует субъект, субъективный идеализм считает совокупность ощущений, переживаний, настроений, действий субъекта или, как минимум, полагает, что последние является существенной неотъемлемой частью мира. Субъективно – идеалистическая форма волюнтаризма характерна для Штирнера и Ницше. В их учениях первичной движущей силой является свободная индивидуальная воля — «Я». В отличие от Шопенгауэра учение Ницше носит агрессивный характер, превознося «волю к власти» как высшую волевую потребность. В обеих своих формах волюнтаризм представляет собой иррационалистическую версию идеализма, толкующую духовное первоначало бытия как неподдающееся рациональному научному познанию, мистическое.

В понимании социальных закономерностей волюнтаризм означает отрицание научно обоснованной общественной деятельности опирающейся на познание объективных законов истории, и сведение ее к субъективному произволу политических вождей.С одной стороны волюнтаризм резко критикует бездуховность и лицемерие религии, но с другой стороны пытается обосновать культ «сверхчеловека».

Фатализм (лат. fatalis-роковой) – концепция, согласно которой все процессы происходящие в мире, подчинены господству необходимости, не оставляющей место свободе, творчеству, изначально предопределены. Первоначально фатализм развивался в мифологии как представление о неотвратимой подвластности людей и даже богов слепой судьбе, не имеющей смысла, цели. В философии фатализм проявляется в различных формах (учение Лейбница о предустановленной гармонии, объективно-идеалистическая система Шеллинга, Гегель, материализм Гоббса). Теологический фатализм исходит из предопределения событий истории и жизни человека воли Бога.

В понимании социальных закономерностей фатализм противоположен волюнтаризму, и в противовес свободной индивидуальной воле центральной частью концепции является предопределенность событий истории и жизни человека.

Фатализм — что это — детерминизм — волюнтаризм — фатализм Печорина

Фатализм (от лат. fafcalis — «роковой») — это убеждённость в том, что судьба человека предрешена. Случайности в жизни отрицаются.

Фаталист — это человек, который придерживается идей фатализма. Он верит в судьбу и считает, что от его поступков ничего не зависит.

Фатализм говорит о том, что не во власти человека менять что-либо в своем будущем.

В фатализме всегда присутствует такое понятие, как рок. Это значит, что у каждого человека есть предназначение. И что бы он не делал, его участь уже предрешена.

Фатальность — это что-то предрешённое, роковое, чего невозможно избежать. Например, часто говорят о фатальной ошибке или фатальном совпадении.

Синонимы фатализма — предопределённость, вера в судьбу.

Антонимы — волюнтаризм, либертарианство.

Фатализм в философии

Фатализм в философии связан с мифологией.

В качестве примера можно привести миф об Эдипе, сыне царя Лая и Иокасты.

Фатализм в мифе об Эдипе

Царю Лаю было предсказано, что его сын Эдип убьёт его и потом женится на Иокасте, своей матери.

Чтобы избежать такой судьбы царь решает бросить ребёнка на произвол судьбы. Эдипа подобрали и воспитали другие люди.

Позже, узнав, что ему предначертано убить отца и жениться на матери, Эдип решает уйти странствовать, чтобы быть подальше от семьи. Юноша и не подозревает, что это его приёмная семья.

В походе Эдип встречает своего настоящего отца, царя Фив. Оба естественно не ведают, кем приходятся друг другу.

Поссорившись о том, кто должен уступить дорогу, Эдип в ярости убивает своего отца. Затем, добравшись до Фив, Эдип спасает город от сфинкса. И в награду жители решают сделать его мужем вдовы недавно убитого царя — Иокасты.

Так, пророчество сбылось: Эдип убил своего отца и женился на матери.

Этот миф отражает фатализм и неизбежность судьбы. Эдип пытался изменить свою судьбу, но что бы он не делал, всё равно судьба оказалась сильнее.

Примеры фатализма в литературе

Фатализм находит своё отражение и в литературе.

В качестве примера можно привести поэму «Илиада» древнегреческого поэта Гомера.

В этой поэме говорится о том, что даже всесильный из богов Зевс не может изменить судьбу.

Зевс берёт золотые весы и взвешивает на них судьбы Гектора и Ахиллеса. Бог понимает, что Гектору, который столь дорог ему, судьба пророчит смерть.

Он предлагает богам спасти Гектора. Но Афина считает, что Гектор уже «обречён роком» и что боги не должны вмешиваться.

рубенс ахиллес гектор фатализмПитер Пауль Рубенс «Победа Ахиллеса над Гектором», 1630 г.

Русский фатализм

Примером русского фатализма является произведение Михаила Юрьевича Лермонтова «Герой нашего времени». Лермонтов посвятил этому вопросу целую последнюю главу («Фаталист»).

Тема фатализма в ней раскрывается через главного героя Григория Печорина.

Несмотря на то, что Печорин по своим высказываниям и мыслям был фаталистом, всё же он верит, что судьбу можно изменить.

Лермонтов поднимает вопрос о фатализме в обществе и как его можно преодолеть.

врубель печорин фатализмМихаил Врубель «Печорин», 1891 г.

Фатализм, детерминизм, волюнтаризм

Детерминизм (от лат. detehninare — «определять») — это убеждение в философии, согласно которому есть какое-то одно событие в прошлом (причина), которое провоцирует другое событие (следствие).

То есть каждое событие является следствием предыдущего события.

В случае с фатализмом же наши действия не имеют значения, поскольку наша участь, т. е. судьба уже написана.

Волюнтаризм (от лат. voluntarius — «волевой») — это убеждение, что именно воля определяет нашу судьбу и судьбу человечества.

Причём речь может идти о воле человека, т. е. о его поступках, упорстве, самоконтроле. Или же о воле богов.

Волюнтаризму посвящали свои работы такие философы как Иммануил Кант (1724–1804), Фридрих Ницше (1844–1900), Иоганн Фихте (1762–1814) и др.

Узнайте также, что такое Карма.

ФАТАЛИЗМ И ВОЛЮНТАРИЗМ — Студопедия

В истории человеческой мысли и в истории человеческого общежития на вопрос о свободе человека давались разные ответы:

– первый: отрицание свободы человека;

– второй: утверждение абсолютной, ничем не ограниченной свободы; ® третий: признание свободы воли человека в исторически определенных границах.

Как правило, последовательное проведение первой позиции оказывается невозможным, коль скоро ее сторонники обращаются к проблемам нравственности и морали.

Например, Блаженный Августин полагал, что без воли Божьей и волос не упадет с головы человека. Однако если человек – орудие Божественной воли, вся ответственность за его поступки ложится на Бога. Выход из затруднения Августин находит в первородном грехе. До грехопадения Адам и Ева жили в раю, не ведая различия между добром и злом. Вкусив, по наущению змея, яблоко с Древа Познания, что было запрещено Богом, они проявили своеволие. С тех пор человек обрел свободу воли, но как свободу грешить. Воля оказалась злом для человека, и поэтому богопослушный человек обязан истребить всякое своеволие. Добрые поступки, по Августину, совершаются человеком по воле Бога, злые – по своей воле. Против такой однобокости в признании свободы воли выступил Пелагий, обратившийся к Богу со словами: «Ты создал нас людьми, но нравственными мы сделаем себя сами». Человек по собственной воле может не только грешить, но и совершать праведные поступки.

Общий знаменатель жесткого детерминизма и учения о предопределении – фатализм (от лат. fatalis – роковой, fatum – рок, судьба). Это мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеческий поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Его суть передают многие пословицы: «Чему быть, того не миновать», «Судьба-индейка, а жизнь – копейка», «Судьба играет человеком». Если вдуматься, то позиция фатализма глубоко пессимистична: человек не более чем игрушка в руках судьбы, от которой нет спасенья, – остается лишь покориться ей.



Казалось бы, позиция индетерминизма, прямо противоположная фатализму, утверждая абсолютную, ничем не ограниченную свободу воли человека, должна быть оптимистичной. Но Артур Шопенгауэр, в основу своей философской концепции положивший волю, – один из наиболее глубоких пессимистов. Впрочем, лежащая в основе всего воля Шопенгауэра очень похожа на фатум – судьбу, поскольку люди – не более чем проявление этой мировой воли. Они обречены на страдание и отнюдь не хозяева своей судьбы.

Иначе рассматривают абсолютность человеческой свободы французские экзистенциалисты – Жан-Поль Сартр и Альбер Камю. Человек свободен, но свобода не благо, а проклятие: человек постоянно находится в состоянии выбора, но у него нет надежного критерия – правилен ли его выбор. Более того, какой бы выбор человек не сделал, он неизбежно обернется абсурдом или получится обратное тому, на что человек рассчитывал.

Абсолютная свобода, по сути дела, ничего не меняет в фаталистическом, непредсказуемом результате.

Обратимся к третьему ответу, к позиции признания свободы человека в исторически определенных границах.

Роль личности в историческом развитии. Волюнтаризм и фатализм, формы их проявления в истории

Волюнтаризм (лат. voluntas — воля) — идеалистическое (гл. обр. субъективно-идеалистическое) течение в философии и психологии, полагающее волю в качестве первоосновы мира, противопоставляющее ее объективным законам природы поб-ва и отрицающее обусловленность человеческой воли окружающей средой. Термин ввели нем.
социолог Теннис в нем. Философ Паульсен. Как философская теория В. оформился в 19 в. в философии Шопенгауэра, хотя элементы его имелись у Канта и Фихте. В. играл
большую роль~в философии Э. Гартмана и особенно Ницше, В. — один из идейных источников и характерная черта идеологии фашизма. В России В. характерен для народников, к-рые противопоставляли деятельность «героев»-одиночек объективным законам истории. На рубеже
19—20 вв. В. проник в психологию (Вундт). В. используется идеологами антикоммунизма для оправдания новой войны и пропаганды фашизма. Отвергая В., марксизм-ленинизм
указывает на относительный характер свободы воли, рассматривает волю людей как производное от объективных законов развития природы и об-ва (Объективные и субъективные (бакторы истории).

Фатализм (лат. fatalis — роковой) — философская концепция, согласно к-рой в мире и в человеченской жизни все предопределено роком и судьбой. Еще в древн. мифологии было распространено представление о господстве рока над людьми и даже над богами. В истории философии концепция Ф. получала различные интерпретации в зависимости от того, как решался вопрос о свободе воли. В теории предопределения (окказионализм, предустановленная гармония) и т. п. человек понимался как безвольная игрушка бога или природы, однажды заведенная и неспособная изменить предначертанный ход событий. Этой разновидности Ф., полностью отрицающее свободу воли, противостоит др. крайность — волюнтаризм, Религиозный Ф. (Ислам, Августин, Лютер, Кальвин и др.) с некоторыми оговорками признавал свободу воли человека, но никогда не мог примирить «добрую» волю бога со «злой» человеческой волей. Законченное выражение Ф. получает в тех философских учениях, к-рые проповедуют абсолютное повторение всех событий в каждом цикле космического круговорота («вечное возвращение» у пифагорейцев, Ницше и др.). Эта концепция рассматривает случайность и свободу человека как орудие и предпосылку судьбы и тем самым признает, что человек является творцом своей судьбы. Напр., в насквозь фаталистичной и одновременно волюнтаристской философии Ницше из «любви к року» вытекала «воля к власти». Исторически Ф. играл в целом реакционную роль. С одной стороны, понимание судьбы как данного свыше «расписания» жизни человека развивало пассивность, рабское подчинение обстоятельствам. С др. стороны, уверенность во всемогуществе высшей воли, ведущей «избранников судьбы» к неизбежной победе и господству, обусловливала религиозный фанатизм.



Проблема свободы человека и ее различные решения в философии. Фатализм, волюнтаризм

Свобода — это специфический способ бытия человека, связанный с его способностью выбирать решение и совершать поступок в соответствии со своими целями. Абсолютной, безграничной свободы быть не может ни в физическом, ни в социальном аспекте существования человека. Полная свобода одного означала бы произвол в отношении другого. Соотношение категорий свободы и необходимости можно рассмотреть посредством анализа гегелевского афоризма: «свобода есть познанная необходимость». Все в мире подчинено силам, действующим непреложно, неотвратимо. Эти силы подчиняют себе и деятельность человека. Если эта необходимость не осмыслена, не осознана человеком — он ее раб, если же она познана, то человек обретает «способность принимать решение со знанием дела». В этом выражается свобода воли человека. Но какова природа «необходимости»? Необходимость, считает ряд философов, существует в природе и обществе в виде объективных, т.е. независимых от сознания человека, законов. Иначе говоря, необходимость есть выражение закономерного, объективно обусловленного хода развития событий. Сторонники этой позиции не считают, что все в мире, особенно в общественной жизни, жестко и однозначно определено, они не отрицают наличие случайностей. Но общая закономерная линия развития, отклоняемая случайностями в ту или другую сторону, все равно пробьет себе дорогу. Помимо объективной природной необходимости человека побуждают действовать так, а не иначе и определенные общественные условия. Существуют нормы морали и права, традиции и общественное мнение. Под их влиянием и складывается модель «должного поведения». С учетом этих правил человек поступает и действует, принимает те или иные решения. Ответственность — саморегулятор деятельности личности, показатель социальной и нравственной зрелости личности. Ответственность предполагает наличие у человека чувства долга и совести, умения осуществлять самоконтроль и самоуправление. Совесть выступает как контролер всех действий человека. Сделанный человеком выбор, принятое решение означают, что человек готов взять на себя всю полноту ответственности и даже за то, что он не смог предусмотреть. Неизбежность риска сделать «не то» или «не так», предполагает наличие у человека мужества, необходимого на всех этапах его деятельности: и при принятии решения, и в процессе его реализации, и, особенно в случае неудачи. Таким образом, свобода связана не только с необходимостью и ответственностью, но и с умением человека сделать правильный выбор, с его мужеством и с рядом других факторов. Необходимо обратить внимание на соотношение свобод и гражданских обязанностей. Расширение личных прав и свобод и укрепление законности. Свобода и историческая необходимость. Волюнтаризм (от лат. voluntas — воля) — направление в философии и психологии. Характеризуется положением в основу миропонимания процессов воли, которые могут противопоставляться разуму и объективным законам природы и общества. Волюнтаризм в психологии проявляется как утверждение воли в качестве первичной способности, обусловленной только субъектом и определяющей все другие психические процессы и явления (В. Вундт, У. Джемс, Н. Лосский). ФАТАЛИЗМ — 1) — философская концепция о существовании предопределенности высшей волей, роком, судьбой событий в природе, обществе и в жизни каждого человека; 2) — соответствующий поведенческий принцип. Уже в древней мифологии встречаются представления о господстве рока не только над людьми, но даже над богами. Ф. пронизывает вероучения теистических религий. Различную интерпретацию получил Ф. в философских концепциях: окказионализм, предустановленная гармония, детерминизм Лапласа и др. В историко-философской традиции Ф. противостоит волюнтаризм.





Добровольчество — по ветвям / доктрине

Введение | Метафизический волюнтаризм | Эпистемологический волюнтаризм

Волюнтаризм — это метафизическая и эпистемологическая точка зрения, согласно которой будет выше интеллекта и эмоций , и эта воля является основным фактором как во вселенной , так и в поведении человека . Термин был введен немецким социологом Фердинандом Тниес (1855 — 1936), и его этимология происходит от латинского «voluntas» (что означает воля или желание).

Обычно противопоставляется интеллектуализму и в его метафизической, и в эпистемологической формах. Он отличается от концепции волюнтаризма (доктрина Философии жизни , согласно которой объединение между людьми должно происходить только по взаимному согласию , и что все агрессивное и принудительное , включая правительство, является злом и от него следует отказаться).

В метафизике волюнтаризм — это теория, согласно которой Бог или окончательная природа реальности следует понимать как некую форму воли .

В своей самой ранней формулировке средневекового шотландского философа Джона Дунса Скота волюнтаризм — это философский акцент на божественной воле и человеческой свободе во всех философских вопросах. Согласно Скоту, именно воля определяет , какие объекты являются хорошими , а сама воля неопределенная (не определяется ничем другим). Средневековый волюнтаризм также защищал еврейский философ Ависеброн (1021 — 1058) и Вильгельм Оккамов.

Волюнтаризм XIX века берет свое начало от Иммануила Канта, особенно его доктрины о «примате практического над чистого разума ». Он утверждает, что интеллектуально люди неспособны познать конечную реальность, но это не обязательно (и, как утверждает Кант, не должно) вмешиваться в обязанность действовать , как если бы духовный характер этой реальности был определенным .

Следуя Канту, развились две отдельные линии волюнтаризма:

  • Рациональный волюнтаризм был основан Готлибом Фихте, который утверждал, что мир и вся его деятельность должна пониматься только как материал для деятельности практического разума , который является средством, с помощью которого воля достигает полной свободы и полной моральной реализации .
  • Иррациональный волюнтаризм был разработан Артуром Шопенгауэром, который считал, что воля — это иррациональное, бессознательное побуждение , по отношению к которому интеллект представляет собой вторичный феномен . Он утверждал, что вся деятельность — это слепых в том, что касается отдельного агента, хотя сила и существование воли постоянно утверждается .

В эпистемологии волюнтаризм — это точка зрения, согласно которой убеждение является вопросом воли , а не просто регистрации когнитивного отношения или степени психологической уверенности по отношению к заявленному суждению.Таким образом, можно одновременно чувствовать очень определенную в отношении конкретного предложения, и все же присвоить ему очень низкую субъективную вероятность .

.

Что такое волюнтаризм в философии?

перейти к содержанию

  • Смысл жизни
  • Наука и религия
  • Религия
  • Вера
  • Молитва и поклонение
  • Духовность
  • Добродетели
    • Альтруизм, Благотворительность, Щедрость
    • осведомленность
    • Сострадание
    • Прощение
    • Стойкость и отвага
    • Свобода
    • Благодарность, Благодарность
    • Счастье
    • Честность, искренность, правдивость
    • Человечность, любовь, доброта
    • Смирение
    • целомудрие, скромность, умеренность
    • Нравственность
    • Терпение, Самодисциплина
    • Справедливость, мир
    • Самоуважение
  • Мудрость
  • О компании
  • Дом
  • Смысл жизни
  • Наука и религия
  • Религия
  • Вера
  • Молитва и поклонение
  • Духовность
  • Добродетели
    • Альтруизм, Благотворительность, Щедрость
    • осведомленность
    • Сострадание
    • Прощение
    • Стойкость и отвага
    • Свобода
    • Благодарность, Благодарность
    • Счастье
    • Честность, искренность, правдивость
    • Человечность, любовь, доброта
    • Смирение
    • целомудрие, скромность, умеренность
    • Нравственность
    • Терпение, Самодисциплина
    • Справедливость, мир
    • Самоуважение
  • Мудрость
  • О компании
  • Дом

Волюнтаризм в философии

.

Wikizero — Voluntarism (философия)

Voluntarism — «любая метафизическая или психологическая система, которая отводит воле (лат. voluntas ) более доминирующую роль, чем та, которая приписывается интеллекту», [1] или эквивалентно «доктрина, согласно которой воля является основным фактором как во вселенной, так и в поведении человека». [2] Волюнтаризм появлялся в разные моменты истории философии, находя применение в областях метафизики, психологии, политической философии и теологии.

Термин «волюнтаризм» был введен Фердинандом Тоннисом в философскую литературу и особенно использовался Вильгельмом Вундтом и Фридрихом Паульсеном.

Богословский волюнтаризм [править]

Средневековый богословский волюнтаризм [править]

Связан с Дунсом Скотом и Вильгельмом Оккам [3] (два выдающихся средневековых философа-схоластика), средневековый теологический волюнтаризм (не путать с метаэтическим теологическим волюнтаризмом) обычно рассматривается как философский акцент на божественной воле и человеческой свободе ( voluntas superior intellectu ).Например, Скот считал, что мораль проистекает из воли и выбора Бога, а не его интеллекта или знания. Соответственно, Бога следует определять как всемогущее существо, действия которого не должны и не могут быть окончательно рационализированы и объяснены с помощью разума. Таким образом, волюнтаризм обычно противопоставляется интеллектуализму, отстаиваемому схоластом Фомой Аквинским. [4]

Богословский волюнтаризм как подход к натурфилософии [править]

Богословский волюнтаризм также относится к богословским обязательствам, то есть конкретным интерпретациям доктрин христианства, которых, возможно, придерживались некоторые ранние современные натурфилософы, такие как Пьер Гассенди, Уолтер Чарлтон, Роберт Бойл, [5] Исаак Барроу и Исаак Ньютон.Это привело к эмпирическому подходу, связанному с ранней современной наукой. Таким образом, волюнтаризм допускает, что вера или вера в Бога могут быть достигнуты по воле, в отличие от необходимости предварительного божественного дара веры человеку. Это понятие сохраняется, по крайней мере, постольку, поскольку оно пользуется поддержкой некоторых историков и философов (например, историка Фрэнсиса Окли и философа Майкла Б. Фостера). [6] Теологом волюнтаризма 20 века был Джеймс Лютер Адамс.

Метафизический волюнтаризм [править]

Сторонником метафизического волюнтаризма является немецкий философ 19 века Артур Шопенгауэр. [1] По его мнению, воля — это не рассуждение, а иррациональное, бессознательное побуждение, по отношению к которому интеллект представляет собой вторичное явление. Воля — это на самом деле сила, лежащая в основе всей реальности. Это устранение динамики влечения, намерения и жизни позже повлияло на Фридриха Ницше (воля к власти), Филиппа Майнлендера (воля к смерти), Эдуарда фон Хартмана, Юлиуса Бансена и Зигмунда Фрейда (воля к удовольствию).

Эпистемологический волюнтаризм [править]

В эпистемологии эпистемологический волюнтаризм [7] — это точка зрения, согласно которой вера является вопросом воли, а не просто фиксацией когнитивной установки или степени психологической уверенности в отношении заявленного суждения.Если кто-то является волюнтаристом в отношении убеждений, логично одновременно чувствовать себя очень уверенным в конкретном предложении P и приписывать P очень низкую субъективную вероятность. Это основа принципа отражения Баса ван Фраассена.

Политический волюнтаризм [править]

Политический волюнтаризм , или добровольчество, — это точка зрения, согласно которой политическая власть основана на воле. Эта точка зрения, которую выдвигали такие теоретики, как Томас Гоббс, Жан-Жак Руссо и многие представители немецкой идеалистической традиции, понимает политическую власть как проистекающую из воли. [8]

В марксистском дискурсе волюнтаризм использовался для обозначения связи между философской приверженностью метафизическому волюнтаризму (особенно махизму) и политической приверженностью крайне революционной тактике, особенно связанной с Александром Богдановым. [9] Сегодня большинство добровольцев, называющих себя добровольцами, являются либертарианцами.

Критический волюнтаризм [править]

Критический волюнтаризм Хьюго Динглера в философии науки является формой конвенционализма, который утверждает, что теоретизирование в науках начинается с неизбежного свободного волеизъявления. Петер Янич, Протофизика времени: конструктивная основа и история измерения времени , Springer, 2012.

Внешние ссылки [править]

.

Wikizero — Voluntarism (философия)

Voluntarism — «любая метафизическая или психологическая система, которая отводит воле (лат. voluntas ) более доминирующую роль, чем та, которая приписывается интеллекту», [1] или эквивалентно «доктрина, согласно которой воля является основным фактором как во вселенной, так и в поведении человека». [2] Волюнтаризм появлялся в разные моменты истории философии, находя применение в областях метафизики, психологии, политической философии и теологии.

Термин «волюнтаризм» был введен Фердинандом Тоннисом в философскую литературу и особенно использовался Вильгельмом Вундтом и Фридрихом Паульсеном.

Богословский волюнтаризм [править]

Средневековый богословский волюнтаризм [править]

Связан с Дунсом Скотом и Вильгельмом Оккам [3] (два выдающихся средневековых философа-схоластика), средневековый теологический волюнтаризм (не путать с метаэтическим теологическим волюнтаризмом) обычно рассматривается как философский акцент на божественной воле и человеческой свободе ( voluntas superior intellectu ).Например, Скот считал, что мораль проистекает из воли и выбора Бога, а не его интеллекта или знания. Соответственно, Бога следует определять как всемогущее существо, действия которого не должны и не могут быть окончательно рационализированы и объяснены с помощью разума. Таким образом, волюнтаризм обычно противопоставляется интеллектуализму, отстаиваемому схоластом Фомой Аквинским. [4]

Богословский волюнтаризм как подход к натурфилософии [править]

Богословский волюнтаризм также относится к богословским обязательствам, то есть конкретным интерпретациям доктрин христианства, которых, возможно, придерживались некоторые ранние современные натурфилософы, такие как Пьер Гассенди, Уолтер Чарлтон, Роберт Бойл, [5] Исаак Барроу и Исаак Ньютон.Это привело к эмпирическому подходу, связанному с ранней современной наукой. Таким образом, волюнтаризм допускает, что вера или вера в Бога могут быть достигнуты по воле, в отличие от необходимости предварительного божественного дара веры человеку. Это понятие сохраняется, по крайней мере, постольку, поскольку оно пользуется поддержкой некоторых историков и философов (например, историка Фрэнсиса Окли и философа Майкла Б. Фостера). [6] Теологом волюнтаризма 20 века был Джеймс Лютер Адамс.

Метафизический волюнтаризм [править]

Сторонником метафизического волюнтаризма является немецкий философ 19 века Артур Шопенгауэр. [1] По его мнению, воля — это не рассуждение, а иррациональное, бессознательное побуждение, по отношению к которому интеллект представляет собой вторичное явление. Воля — это на самом деле сила, лежащая в основе всей реальности. Это устранение динамики влечения, намерения и жизни позже повлияло на Фридриха Ницше (воля к власти), Филиппа Майнлендера (воля к смерти), Эдуарда фон Хартмана, Юлиуса Бансена и Зигмунда Фрейда (воля к удовольствию).

Эпистемологический волюнтаризм [править]

В эпистемологии эпистемологический волюнтаризм [7] — это точка зрения, согласно которой вера является вопросом воли, а не просто фиксацией когнитивной установки или степени психологической уверенности в отношении заявленного суждения.Если кто-то является волюнтаристом в отношении убеждений, логично одновременно чувствовать себя очень уверенным в конкретном предложении P и приписывать P очень низкую субъективную вероятность. Это основа принципа отражения Баса ван Фраассена.

Политический волюнтаризм [править]

Политический волюнтаризм , или добровольчество, — это точка зрения, согласно которой политическая власть основана на воле. Эта точка зрения, которую выдвигали такие теоретики, как Томас Гоббс, Жан-Жак Руссо и многие представители немецкой идеалистической традиции, понимает политическую власть как проистекающую из воли. [8]

В марксистском дискурсе волюнтаризм использовался для обозначения связи между философской приверженностью метафизическому волюнтаризму (особенно махизму) и политической приверженностью крайне революционной тактике, особенно связанной с Александром Богдановым. [9] Сегодня большинство добровольцев, называющих себя добровольцами, являются либертарианцами.

Критический волюнтаризм [править]

Критический волюнтаризм Хьюго Динглера в философии науки является формой конвенционализма, который утверждает, что теоретизирование в науках начинается с неизбежного свободного волеизъявления. Петер Янич, Протофизика времени: конструктивная основа и история измерения времени , Springer, 2012.

Внешние ссылки [править]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.