Русский социолог широко использовавший объективный и субъективный методы: Вы точно человек?

вопросы теории и метода, личности и общества в трудах П.Лаврова, Н.К. Михайловского, Н.И. Кареева — Студопедия

В российской социологии в конце 19-нач 20 вв. одним из наиболее развитых направлений, наряду с позитивистским, было субъективное. Видные представители: Петр Лаврович Лавров, Николай Константинович Михайловский, Сергей Николаевич Южаков, Николай Иванович Кареев.

Субъективная социология – это чисто специфически российское социологическое направление. Предмет изучения общества и человека – субъективный элемент. Подлинно социологический метод – субъективный метод. Основная единица общества – личность, поэтому надо рассматривать именно ее. Понятие личности стало центральной категории данного направления в социологи.

Творчество представителей субъективной школы:

П.Л. Лавров (1823-1900) – по мнению многих, основоположник русской социологии. Основная работа – «Исторические письма» (1869-70 гг.), а также: «Задачи позитивизма и их решения» (1868), «Задачи понимания истории» (1898). Придерживался синтетической ориентации в своих социологических взглядах, стремясь создать целостное учение о мире, обществе в нем и личности в обществе. Его волновала проблема единства понимания и действия, главным «фигурантом» которого была личность. Он писал о личности особенной – критически мыслящей и творчески действующей.

Н.К. Михайловский (1842-1904). Статья «Что такое прогресс?» (1869), труды: «Борьба за индивидуальность» (1875-76), «Герои и толпа» (1882)и т.д. Его взгляды, как и Лаврова, несут на себе отпечаток идей Конта, позитивизма. Главная идея трудов – формирование целостной личности и создания для этого необходимых социальных условий.



С.Н. Южаков (1849-1910). Работа основная: «Социологические этюды» (1891-96).

Н.И. Кареев (1850-1931). Ввел термин «субъективная школа». Главные социологические труды: «Введение в изучение социологии» (1897, первое учебное пособие в России), «Историко-философские и социологические этюды», др. Основной предмет изучения – личность как субъект исторического процесса, взятая в единстве психологического, антропологического, социального начал.

Предмет социологии в субъективной школе:

Задача, которую они ставили перед собой – найти место социологии среди других наук, ее предмет.

Лавров: социология должна заниматься проблемами социальной солидарности.

Михайловский: социология наука об «отношениях различных форм общежития к судьбам личности».

Кареев: «социология есть общая абстрактная наука о природе и генезисе общества, об его элементах, факторах, силах и т.д.».


Субъективный метод в социологии:

Субъективный метод – это такой способ познания, при котором мыслящий субъект «сливается» в этом процессе с мыслящим объектом, результатом чего оказывается достижение истины.

Лавров: «мы изучаем не самые предметы, а наши представления и понятия о них, самих же предметов мы воспринимать не можем…».

Южаков: не надо абсолютизировать этот метод, объективный метод тоже важен.

Полемика данная привела Михайловского к разработке важных понятий «правда-истина» и «правда-справедливость». Справедливость – отражение истины в практической жизни, истина – отражение справедливости в теории. Они сливаются воедино в «правде».

Тем не менее, единого, четкого, ясного понятия они не разработали.

Теория личности в рамках данной школы:

Субъективный метод ориентировал социологов, прежде всего, на изучение личности.

Михайловский был сосредоточен на разработке концепции индивида, индивидуальности, личности, человеке. Мерило прогресса для него – развитие личности. Рассматривал личность на 3 уровнях: биогенном, психогенном, социогенном. Первый – процесс выживание человека как живого существа. Второй – выявление характера взаимодействия индивида и толпы. Третий – рассмотрение включения личности в в разделение труда, кооперацию, сотрудничество.

Теория героев и толпы принадлежит ему. Герой – человек, увлекающий за собой массу на хорошее или дурное, разумное или бессмысленно дело. Толпа – масса, способная увлекаться примером, подражать. Способность подражать возникает благодаря бессознательному. Опередил Тарда в рассуждениях о подражании.

Лавров, также как Михайловский, видел связь между различными аспектами личности и ее нравственным идеалом. Высший нравственный принцип деятельности личности – справедливость, возможная в обществе солидарности.

Личность функционирует на основе социальной мотивации. 4 группы мотивов действия: убеждения, интересы, аффекты, привычки (обычаи). Высший уровень мотивации – убеждения. Самый распространенный мотив – интерес, которым руководствуется большинство людей ради достижения пользы.

За системой мотивации скрывается сложная система потребностей, которые во многом определяют деятельность личности и проявляются в мотивах. Задача социологии –в их изучении и классификации. Выделял: первичные (личные) и вторичные (общественные) потребности. Личные потребности разделял: 1. инстинктивные,2. возникающие на основе обычаев, привычек, традиций, 3. сознательные. Последние бывают 2 видов: природные (потребность в питании, безопасности и т.д.) и идеальные (потребность личности в развитии).

Кареев: личность – системообразующее начало социальной жизни. Социальная жизнь = социальная среда. Рассматривал проблему « личность – социальная среда». Их отношения характеризовались Кареевым как противоборство: личность стремилась к самоопределению, а среда – к ассимиляции.

Опираясь на теорию Михай-го писал об особой роли личности в истории и ее отношений с массами. Величие личности в том, что она понимает, как двигать массы в нужном направлении, придавать необходимое ускорение и силу их действиям.

Теория прогресса в субъективной школе:

Учение о прогрессе развивалось под знаком наличия в нем глубокого нравственного начала. Прогрессивно в обществе то, что нравственно. Один из основных факторов и условий общественного прогресса был численный рост критически мыслящих личностей.

Лавров в работах, написанных позднее, связал прогресс с ростом и укреплением солидарности между возможно большим количеством людей.

Михайловский: «прогресс есть приближение к целостности неделимых…нравственно, справедливо то, что уменьшает разнородность общества, усиливая тем самым разнородность его отдельных членов». Важно создать такие условия, чтобы не было значительной социальной разницы между людьми. Т.е. прогресс в движении к обществу социальной однородности, которая вполне возможно при наличии специализации разделения труда.

Южаков видел цель прогресса, как и Михайловский, в преодолении частичности, специализации человека, в приобретении им многосторонности и разносторонности.

Кареев был сторонником социального эволюционизма, осуществляющегося на бузе природного развития. Социальная эволюция зависит от 3 групп факторов: географических, антропологических (биологических, этнических) и исторических (культурных). Успешное их сочетание дает предпосылки для эволюции данного общества.

Кареев выделял пять фаз прогресса: 1. первобытное общество (мин. свободы, насилие, господство превыше всего), 2. обществе централизованные и дифференцированные (тоже), 3. общества с заметным ослаблением качеств предыдущего этапа, 4. общества, в котором на 1 месте правовые основы (появление свободы, снижается уровень насилия), 5. идеальные общества (господство истины, солидарности, справедливости). Критерии прогресса – укрепление солидарности, нравственности, рост свободы, обеспечение правопорядка, достижение равенства.

Основная цель прогресса, согласно всем представителям школы, в создании условий для развития личности, обеспечения ее свободы.

15. Неокантианская школа в русской социологии: Б.Я. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Л.Н. Петражицкий.

Неокантианство сложилось в 1970-80 е гг.в Германии. Представители: Виндельбандт, Риккерт. Это направление занимается гносеологией, социально-гуманитарным познанием. Риккерт: «Науки о природе и науки о духе». Субъект социального познания одновременно является частью социального объекта. Следовательно, категории «ценности», «нормы» данного общества играют важное значение в процессе социального познания.

«Соотнесение с ценностью» — базовый принцип неокантианства.

Суть социально-гуманитарных наук: мы должны учитывать момент оценки, которую дает исследователь, т.к. исследователь не может быть отделен от общества.

Основной лозунг некантианства – «Назад к Канту».

В конце 19 в. кризис в социологии (кризис одного фактора).

Характеристики неокантианства:

1. Антиэволюционно.

2. всегда субъективно,

3. свойственен нормативизм.

Н. всегда критиковало натурализм, эволюционизм и различные детерминизмы. Н. всегда гибко подходило к изучению общества.

В теоретической мысли России Неокантианство получило широкое распространение на рубеже 19-20 вв. Идеи Риккерта и Виндельбанда относительно специфики социального познания и необходимости использования теории ценностей нашли благодатную почву среди российских социальных мыслителей. В российской социологии неокантианство отличал ряд особенностей. Прежде всего, его появление было связано не только с общими причинами научного интереса к нему, но и с положением дел в самой социологии, где господствовали позитивизм и натурализм. Некоторые социологи выступили против сближения социологии с естествознанием, против исследования общества с помощью естественно- научных методов, утверждая, что у социальной науки должны быть свои особенные подходы к изучению реальности, свои методы познания.

Отсюда- неокантианская критика ситуации в социальной науке, признание ее кризиса в области методологии. Речь шла о том, что позитивистская и натуралистическая социология, опираясь лишь на факты, их наблюдение, фиксацию, описание и объяснение, неспособна понять, что за ними скрывается. Этот кризис усугубляется тем, считали неокантианцы, что стремление социологов к целостному охвату общества приводило к забвению его отдельных сторон, в первую очередь человеческого поведения, игнорированию его культурно-ценностного аспекта. Цель исследования, утверждали они, состоит не в объяснении явлений, а в их оценке, осуществляемой с учетом прежде всего абсолютной ценности нравственного долженствования. Таким образом, на передний план выдвигалась ценность личности. Что же касается различных проектов социального переустройства общества, то их следует оценивать с точки зрения «личностной» направленности, т.е. возможности использовать результаты общественных преобразований для совершенствования личности.

Отсюда становится понятной еще одна особенность российской неокантианской социологии — ее психологизма, акцента на изучение социально-психологических взаимодействий, к которым зачастую сводилась вся социальная реальность.

Еще одна особенность неокантианства — повышенное внимание, уделяемое ключевой категории – норме. Не случайно среди представителей этого направления оказалось много очень известных российских правоведов: Кистяковский, Новгородцев, Петражицкий, Хвостов.

Социальные философы: Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский и Богдан Александрович Кистяковский. Занимались социальной гносеологией.

А.С. Л.-Д. (1863-1919)

Основные работы:

«Основные принципы обществоведения»,

«Историческая методология»,

«Систематика социальных явлений разных порядков»,

«Методология и история».

Основные идеи:

Социология – классическая наука, «наука о духе».

Социология – особая, абстрактная, обобщенная наука, построение которой не может опираться на понятия механики, физики, энергетики.

Л. – Д. активно критикует О.Конта и позитивизм вообще в работе «Основные принципы социологической доктрины О. Конта».

Указание гносеологической шаткости построений Конта: Конт стоит на позициях материализма, а не идеалистической философии, выдвигает концепцию социального прогресса (определение конечных целей человеческого существования). Конт не разработал понятийно-категорический аппарат, понятия «консенсус», «среда» носят двусмысленный характер. Позитивизм, с точки зрения Л.-Д., нелогичное и ненаучное направление. Любая позитивистская конструкция не может выстроить целую концепцию, а хватает фактор и подстраивает все взгляды под него.

Неокантианцы большое внимание уделяли понятию в науке.

Б.А. Кистяковский. (1868 — 1920).

Родился в Киеве в семье профессора права Киевского университета

Работы:

«Общество и личность» («Общество и индивидуальность»),

«Социальные науки и право»,

«Очерки по методологии социальных наук».

Главная задача – выяснение строгости метода через анализ используемых в нем социологических понятий.

Социальные науки в конце 19 века находятся в кризисе.

Причины:

1.в прагматизме (сводит знание к познанию, а последнее к практической выгоде, привнося в науку категории из обыденного опыта).

Прагматизм возник в Америке. Под его влиянием уходит момент научности.

2.в марксизме. Идеологизирует науку.

3.в неразграниченности социологии и социальной философии.

4.в некритическом заимствовании прежде всего позитивизмом категорий и методов естественных наук. Позитивизм игнорирует специфику социологическому знания, изучение человека как деятеля и творца культуры, как основного элемента сознательной организации человеческого общества.

Основные проблемы творчества Кистяковского:

1.проблема преобразования социально-научных знаний;

2.пр. применимости причинного объяснения к социальным явлениям;

3.пр. роли и значения норм в социальной жизни.

Социология должна постоянно рефлексировать свой предмет.

Основная задача социального познания – обработка социальных явлений с т.зр. категорий общности, необходимости, долженствования.

Понятия могут быть необходимы или нет. В социальном познании всегда присутствуют понятие нормы, понятие должного.

Суть познания в выявлении с помощью выделения, изолирования общезначимых причин соотношений между социальными явлениями.

Кистяковский – идеалист. Истина не вне, а внутри нас. Человек схематизирует и природу, и социум.

Все, что окружает человека в жизни является конструктами нашего сознания и понимания. Сама категория причинности тоже схематичная вещь, продукт нашего сознания.

Кистяковский критикует субъективную школу за неясность социально-научных понятий, которые вводит субъективная школа (выбор, норма, герой, т.д.)

Социальную действительность Кистяковский понимал через психологическое взаимодействие меду индивидами.

Общество делает обществом однородность в чувствах, желаниях, мыслях.

Телеологические элементы общества. Без целей невозможно общество, иначе оно разлагается и умирает. Необходимо функция целеполагания.

Субъективно-нормативная концепция Павла Ивановича Новгородцева и Вениамина Михайловича Хвостова.

П.И. Новгородцев (1866-1924).

философ, социолог права.

Основные работы: «Общественный идеал» («Нравственный идеализм в философии права»).

Н. пытался объяснить ценности, нравственно-правовую концепцию общественной жизни. В основе концепции философия неокантианства.

Критика позитивизма.

Позитивизм совершил гносеологическую ошибку, т.к. позитивисты верят в объективность фактов и связей.

Н. считает, что понятия «социальная статика», «групповая дифференциация», «социальная динамика» вполне научны, но их нужно трактовать с позиции субъекта познания.

Социологическая наука не может фиксировать тот или иной закон, не может дать объективное состояние социальных явлений.

Задача социологической науки – систематизация абстрактных гносеологических типологий, построенных нашей мыслью.

Что нас отличает от животных? – нормы. Норма – критерий социальности. Они меняются с ходом времени.

Примитивизм позитивизма – отрицание нормативно-ценностного ряда, которым социальный мир обладает априори. Совокупность норм и ценностей – главная характеристика социального.

Н. критикует Дюркгейма. Дюркгейм превращает социальные факты в вещи. Социальный факты имеют ценностно-нормативную основу. Социальный факт человек переживает как «ценность».

Нравственность должна изучаться социологической наукой. Понятие личность содержит понятие нравственность. Личность – единственный источник сознательных решений. Социальные явления получают свой смысл. Реальность, ценность – индивидуальные отчасти групповые переживания личности. Считал, что необходимо признание самостоятельного значения за нравственным началом и нормативным рассмотрением социальных и личностных проблем. Главным в социологической проблематике должно стать изучение механизмов морально-правовой регуляции в различных общественных системах. Для этого необходимо изучать и знать структуры индивидуального сознания и внешних по отношению к человеку социальных и культурных систем, понимаемых как совокупность нравственных и правовых норм.

Социальное целое (общество) – есть сознание отдельных личностей. Общественный организм не имеет самостоятельного бытия, он существует только в лицах. Это единственные реальности, через которые проявляется дух общения.

Н. против биологического трактования психики человека. Необходимо усиленное внимание внутреннему миру личности. В отношениях среда-личность главное место занимают нравственные императивы (начала).

«объективная» и «субъективная» социология — Студопедия

Для понимания трактовки социологии Контом важно иметь в виду, что в его творчестве переплетались две различные этики: научная, с одной стороны, социально-практическая (реформаторская, религиозная, моралистская, политическая, педагогическая и т. п.) — с другой. Первая из них преобладала в период создания «Курса позитивной философии», вторая — в период написания «Системы позитивной политики». Противоречивость этих двух этических ориентации порождала противоположность ряда теоретико-методологических постулатов. С одной стороны, Конт провозгласил подход к социологии как к объективной, строгой и беспристрастной науке, основанной на наблюдении и свободной от всяких предвзятых концепций. С другой — социология, как и позитивизм в целом, оказалась для него не просто наукой, но больше чем наукой. Это для него мировоззрение, призванное практически преобразовать всю социальную жизнь, включая политику, мораль, религию и т. д. Характерно в этом отношении, что «Система позитивной политики» — это «Социологический трактат, учреждающий Религию Человечества».

Противоречивость позиций Конта-ученого и Конта-реформатора и пророка в полной мере проявилась в его трактовке метода социологии.

В целом Конт подчеркивает неотделимость метода науки от ее предметных теорий. Вместе с тем он отмечает, что «в наше время метод является более существенным, чем сама доктрина» [4, 73].

В период создания «Курса позитивной философии», когда Конт руководствовался научной этикой, он обосновывает беспристрастный и объективный подход к исследованию социальных явлений, свободный от оценок, сформировавшихся вне науки. В это время он рассматривает социологию как элемент общей системы научного знания и разрабатывает рациональный, «объективный» метод социальной науки. Когда же Конт становится пророком новой религии, он разрабатывает главным образом «субъективный» метод и осуществляет так называемый «субъективный синтез». Сам он указывал, что в «Курсе» разрабатывал «объек­тивный» метод, «постоянно восходя от мира к человеку», а в «Системе позитивной политики» отвел главное место «субъективному» методу, «единственному источнику всякой полной систематизации, где мы постоянно нисходим от человека к миру» [7, 4]. В итоге в его творчестве, по существу, присутствуют две социологии: «объективная» и «субъективная». Рассмотрим поочередно каждый из этих двух подходов Конта к социологической методологии.



В «объективной» социологии Конт исходит из того, что она должна применять общенаучные методы, специфическим образом применять методы, используемые в других науках, и, наконец, использовать свои собственные методы и приемы. Как и в других науках, в социологии необходимо применять индукцию и дедукцию, но первый метод в ней предпочтительней второго. Однако сам Конт использовал главным образом дедуктивный метод. Как и в биологии, здесь в процессе исследования надо продвигаться от целого к частям, от системы к элементам, а не наоборот.


Еще в 1825 г. Конт определял «социальную физику» как «науку, которая имеет своим объектом изучение социальных явлений, рассматриваемых таким же образом, как и явления астрономические, физические, химические и физиологические, т. е. как подчиненные неизменным естественным законам…» [8, 150]. Он критикует исследователей, которые в великих исторических событиях «видят только людей и никогда не видят вещей, толкающих их с неодолимой силой» [там же, 94].

В противовес метафизической методологии, основанной на подчинении фактов воображению и претендующей на абсолютные объяснения, позитивная социальная наука основана на наблюдении постоянных связей между фактами.

У Конта обнаруживаются два смысла слова «наблюдение»: широкий и узкий. В широком смысле («общее искусство наблюдения») оно представляет собой универсальный подход, характеризующий позитивную методологию и противостоящий произвольным конструкциям. В известном смысле все методы социологии являются разновидностями этого наблюдения. В узком смысле наблюдение составляет один из трех главных методов науки, применяемых в социологии, которые суть «чистое наблюдение»; эксперимент; сравнительный метод.

Говоря о наблюдении, Конт подчеркивает, что ему должна предшествовать выработка какой-то общей теории. Всякое изолированное, чисто эмпирическое наблюдение бесплодно и недостоверно: в этом случае наблюдатель чаще всего даже не знает, что он должен рассматривать в данном факте. Наука может пользоваться только теми наблюдениями, которые, хотя бы гипотетически, привязаны к какому-нибудь закону [2, 418-419].

Конт различает точность и достоверность социального факта и отмечает ошибочность смешения этих понятий. Именно достоверность — главная задача социологии, и в этом отношении она не уступает другим наукам.

Любопытно, что основатель позитивизма был противником применения количественных методов в социологии, тогда как применение именно этих методов воспринималось как отличительная черта позитивистской социологии в XX в. В этом — одно из проявлений чрезвычайной многоликости и противоречивости позитивистской доктрины; соб­ственно, сохранив одно название, она давно перестала быть чем-то единым.

Второй «объективный» метод исследования — эксперимент. Конт отмечает, что в социологии невозможен «прямой» эксперимент, состоящий, как в физике, в искусственном создании каких-то явлений. Но зато в ней существует «косвенный» эксперимент, суть которого состоит в происходящих в обществе нарушениях нормального хода развития. Анализ патологических явлений в социологии, как и в биологии, представляет собой настоящий эксперимент.

Болезнь и в биологическом, и в социальном организмах не означает, как это ошибочно считали, реального нарушения фундаментальных законов жизни. Нормальные и патологические явления — однопорядко-вые, они подчинены действию законов, следовательно, они проясняют друг друга. Патология — это расстройство, потрясение социального организма, вызываемое разного рода вторичными факторами: расой, климатом, политическими коллизиями. Патологические явления имеют место главным образом в различные революционные эпохи; соответственно их наблюдение, т. е. косвенный эксперимент, возможно преимущественно в эти эпохи.

Сравнительный метод в социологии, по Кошу, состоит из нескольких методов, или способов сравнения.

Первый — это сравнение человеческих и животных обществ. Ценность этого метода состоит в том, что он позволяет установить наиболее элементарные и универсальные законы социальной солидарности.

Второй — сравнение различных сосуществующих состояний человеческого общества в различных районах земного шара, причем рассматриваются эти состояния у таких народов, которые полностью независимы друг от друга. Этот метод, обнаруживающий у современных народов в разных частях планеты предшествующие состояния наиболее цивилизованных наций, обосновывает «необходимое и постоянное тождество фундаментального развития человечества» [там же, 445]. Но такое сравнение, по Конту, несовершенно, так как представляет в качестве одновременно существующих и неподвижных такие социальные состояния, которые на самом деле следуют одно за другим. Поэтому необходим также такой способ сравнения, который давал бы возможность обнаруживать ход человеческой эволюции, «реальную преемственность различных систем общества».

Отсюда третий способ сравнения, который Конт называет «историческим сравнением различных последовательных состояний человечества» или «историческим методом». Этот метод, составляющий «самое основу» социальной науки, характерен только для социологии и отличает ее даже от наиболее близкой к ней биологии. Первостепенное значение исторического метода состоит, в частности, в том, что в научном отношении он дополняет общую научную методологию, а в практическом отношении развивает социальное чувство и чувство исторической преемственности. Суть метода состоит в сопоставлении различных фаз эволюции человечества, составлении «социальных рядов» и по­следовательной оценке различных состояний человечества.

Исторический метод важен и для предвидения в социологии, поскольку прошлое для него важнее настоящего: «…Мы научимся рационально предсказывать будущее только после того, как предскажем, в некотором роде, прошлое…» [там же, 460].

Главная научная сила доказательств в социологии заключается в постоянном гармоническом сочетании непосредственных выводов из исторического анализа с предшествующими понятиями биологической те­ории человека.

Что касается «субъективного» метода, то в его характеристике Конт гораздо менее ясен, чем в описании «объективного». И это неудивительно, так как «субъективный» подход имеет у него в значительной мере мистический характер. Под субъектом, который становится отправным пунктом «субъективного» подхода, имеется в виду главным образом не индивид или группа, а все человечество.

Первый признак этого метода соответственно состоит в том, что это общечеловеческая или социальная точка зрения на изучаемый объект.

Второй признак метода заключается в том, что в отличие от «объективного», рационального подхода, он является эмоционально-альтруистическим по своей сути. Это метод «сердца», которому должен быть подчинен ум. Необходимо подчинять научные, моральные и политические идеи альтруистическим чувствам, направленным последовательно на семью, отечество и человечество. Этому соответствуют три формулы: жить для своих близких; жить для своих соотечественников; жить для всех. Все они резюмированы в знаменитом девизе «Жить для других».

Словом, это метод, гораздо более общий и фундаментальный, чем тот, который теперь называется эмпатией. Это метод любви, которую Конт провозглашает в качестве не только жизненного, но и методологического принципа.

В оценке Контом соотношения «объективного» и «субъективного» методов заметна двойственность. С одной стороны, он подчеркивает единство и взаимодополнительность этих методов, рассматривая первый из них как необходимый этап, предваряющий второй. С другой -вся «Система позитивной политики», утверждающая общее «преобладание сердца над умом» и сугубо подчиненную роль последнего, основана на явно и неявно выраженном положении о том, что можно обойтись без «объективного» метода и начать сразу с «субъективного».

Очевидно, что к сфере собственно научного знания могут быть отнесены главным образом те подходы, процедуры и приемы, которые Конт называл «объективным» методом. Очевидно также, что принципы «субъективной» социологии резко контрастировали с принципами «объективной»; здесь Конт дает волю воображению и, в известном смысле, возвращает мышление из позитивной стадии в теологическую и метафизическую.

Субъективный метод в социологии — Студопедия

Заметное влияние на становление и развитие общественной мысли в России оказала социология народничества. Виднейшими ее представителями были Петр Лавров и Николай Михайлов­ский. Они придерживались так называемого субъективного ме­тода в социологии, который получил всестороннюю разработку в их многочисленных трудах.

Суть субъективного метода П. Лавров (1823-1900) раскрывает так: Волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т.е., усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории вы­ставить по важности те факты, в которых это содействие или про­тиводействие выразилось с наибольшей яркостью.

В развитии нравственного идеала он видел «единственный смысл истории и «единственный закон исторической группи­ровки событий».

Основную задачу социологии П. Лав­ров усматривал в изучении мотивов деятельности личностей и их нравст­венных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу «соли­дарных», как он писал, действий лю­дей, направляемых их общими интере­сами. Социология, по словам Лаврова, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидар­ных действий. Она ставит себе теоре­тическую цель: понять формы соли­дарности, а также условия ее упроче­ния и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежи­тия.



Под солидарностью Лавров понимал «сознание того, что личный интерес совпадает с интересом общественным» и «что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей». Солидарность — это «общность привычек, интересов, аффектов или убежде­ний». Все это обусловливает сходство поведения и деятельно­сти людей.

Разумеется, поведение и деятельность людей определяются многими объективными обстоятельствами природными и социальными. Этого Лавров не отрицал. Однако главными факторами, направляющими деятельность людей, он считал их внутренние мотивы, идеалы и волю. А потому «объективный» анализ явлений общественной жизни, т.е. постижение «правды-истины», легко соединялся с субъективным, оценочным подхо­дом к ним. Данный подход заключался в нахождении «правды-справедливости», призванной осветить путь к обществу, в ко­тором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом и заключается социальная направленность субъективного метода в социологии.


В своих работах П. Лавров ставил и по-своему решал целый ряд фундаментальных проблем социологии, в том числе о дви­жущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Он размышлял о «социологических законах» развития общества, которые он пы­тался истолковать с позиций того же субъективного метода. Для этого, пояснял он, надо стать на место страждущих и на­слаждающихся членов общества, а не на место бесстрастного постороннего наблюдателя происходящих в обществе событий. Только тогда станет ясной закономерная направленность воли людей и их действий.

Основным двигателем истории, по мнению П. Лаврова, яв­ляются действия критически мыслящих личностей, составляю­щих передовую часть интеллигенции.

Развитие критической мысли в человечестве, ее укрепление и расширение есть … главный и единственный агент прогресса в че­ловечестве, — писал он.

Разработку субъективного метода в социологии продолжил Николай Михайловский (1842—1904). Он прямо заявлял, что «объективная точка зрения, обязательная для естествоиспытателя, совершенно непригодна для социологии», что в социологии этот метод бессилен. А бессилен он потому, что невыполним. Ведь социолог — не бесстрастный наблюда­тель и истолкователь тех явлений, которые он исследует. Он неизбежно оценивает их, и не только с познавательных, но и иных, прежде всего нравственных позиций, принимает их или отвергает. Поэтому, делает вывод Н. Михайловский, «в социо­логии неизбежно применение субъективного метода». Подоб­ный метод породил его субъективную социологию. По характери­стике Н. Бердяева, Н. Михайловский — «самый талантливый сторонник субъективного метода» и «главный его творец».

Михайловский всесторонне обосновал концепцию о суще­ствовании правды-истины и правды-справедливости. Сам он по этому поводу высказывался так:

Безбоязненно глядеть в глаза действительности и ее отраже­нию — правде-истины, правде объективной, и в то же время, со­хранять и правду-справедливость, правду субъективную — такова задача всей моей жизни.

Он развивает учение о двуединой правде, органически сочетающей в себе объективную и субъективную правду. С позиций этой двуединой правды он рассматривает проблемы обществен­ной жизни и различных наук, в том числе социологии, этики, эстетики, политики и т. д.

При этом он постоянно подчерки­вал, что субъективный метод в социо­логии не означает произвольного тол­кования явлений общественной жиз­ни. Эти явления надо осмыслить на­учно, а для этого необходимо опирать­ся на объективную правду науки. Вме­сте с тем объективный анализ соци­альных явлений неизбежно дополняется субъективными оцен­ками их со стороны социолога исходя из его нравственных и иных позиций. Другого быть просто не может. К тому же и са­ми явления общественной жизни — политические, экономиче­ские, нравственные и другие — несут в себе, писал Михайлов­ский, большой заряд субъективности, идущей от сознания, чувств и воли субъектов, вызывающих к жизни эти явления и выступающих в качестве творцов истории.

Можно указать на две основные стороны субъективного ме­тода в социологии, 1) Этот метод направлен на возможно более полный учет многообразных помыслов и чувств людей, той «критической мысли в человечестве», о которой говорил П. Лавров. К тому же необходимо учитывать субъективную по­зицию самого социолога, исследующего те или иные общест­венные явления. 2) Субъективный метод направлен на поиск оптимальных «форм солидарности между людьми», т.е. такого общественного устройства, при котором каждая личность, все классы и сословия смогут удовлетворять свои разносторонние потребности, свободно действовать и развиваться. Эта важная сторона субъективного метода народничества нередко остава­лась в тени либо вообще замалчивалась в литературе, из-за чего сам этот метод трактовался весьма односторонне. Исходя из требований научной объективности, мы должны указать на обе стороны субъективного метода в социологии, чтобы полнее и правильнее судить о его содержании, теоретической и практи­ческой направленности.

Много внимания уделял Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у него, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуаль­ностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют раз­витие его культуры и переход к высшим формам обществен­ного устройства. «Социологическая теория борьбы за индиви­дуальность проходит красной нитью через его произведения», — писал НА. Бердяев.

Сосредоточив усилия на защите индивидуальности, Михай­ловский как бы опускает, не анализирует проблему влияния социальной среды на формирование социальных потребностей и интересов человека и тем самым на его поведение. Он боль­ше привлекает внимание к сформулированному им закону ан­тагонизма между быстро развивающимся и усложняющимся обществом и превращение личности в носителя его частной функции. В результате развития общественного разделения труда не только крестьяне, но и рабочие превращаются в одно­сторонне развитых людей, в «палец от ноги общественного ор­ганизма».

Михайловский считает, что указанный антагонизм можно преодолеть путем предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. Он обосновыва­ет принцип верховенства личности над обществом. Критикуя этот несколько прямолинейный подход, Г. В. Плеханов предло­жил, пожалуй, более гибкое решение проблемы взаимодействия личности и общества в плане создания условий для гармониче­ского сочетания их интересов.

Исходя из своих мировоззренческих установок, Михайлов­ский анализирует вопрос о взаимодействии «героев и толпы». Этот вопрос он решает больше в социально-психологическом плане. Героем он называл человека, увлекающего своим при­мером на хорошее или дурное дело. Толпа же — это масса лю­дей, способная увлекаться примером, опять-таки высоко благо­родным или низким или же нравственно безразличным. Под­ражание масс своему герою — явление, по Михайловскому, почти гипнотическое. Теряется независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях, растет внушаемость. Толпа легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их сло­вам и делам. Представляется, что высказанные сто лет назад эти суждения Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Во многом сохраняет свое теоретическое и практическое значение теория общественного прогресса Михайловского, его критика позитивиста Г. Спенсера, который по сути дела игно­рировал особенности развития общества по сравнению с при­родой. Михайловский же считал, что в основе развития обще­ства лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей и общест­венных идеалов. Он указывал на прогресс общества и прогресс личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуще­ствляться за счет другого. Важно, чтобы общество в своем раз­витии создавало необходимые условия для всестороннего раз­вития каждой личности. Это было бы справедливо и нравст­венно, что и зафиксировано в «формуле прогресса» Н. Михай­ловского, которая во многом согласуется с пониманием обще­ственного прогресса П. Лавровым.

Оба этих мыслителя, выдающиеся представители русского революционного народничества, оказали значительное влияние на развитие социологической мысли в России. Они «завершили течение русской мысли, идущее от Герцена и Белинского», и стали «властителями дум эпохи вхождения в народ и кающего­ся дворянства».

4.

Психологическое направление в русской социологии

Психологическое направление в социологии России сложи­лось в 1890-х годах. Именно в это время вышли фундаменталь­ные труды наиболее ярких его представителей Е. Де-Роберти, Н. Кареева и др. В теоретическом отношении их труды базиро­вались на идеях, высказанных французами Г. Тардом и Г. Лебоном, немцами М. Лацарусом, X. Штейнталем, американцами Л. Уордом и Ф.Гиддингсом, а также русскими социологами П. Лавровым и Н. Михайловским, которые также были склон­ны к известной психологизации в объяснении явлений общест­венной жизни.

Главные труды Евгения Де-Роберти и Николая Кареева ка­сались фундаментальных проблем общественного развития — его изначальных причин и движущих сил, основного содержа­ния и направленности, прогресса и регресса в развитии обще­ства, роли масс и личности в истории и т.д. Все эти проблемы решались ими исходя из признания главной роли в поведении и деятельности людей их индивидуальной и коллективной психологии.Теоретический и методологический подходк исследованию общественных явленийЕ.В. Де-Роберти (1843—1915) развивал в своих трудах «Социология», «Социальная психика», «Новая постановка основных вопросов социологии», «Философия и ее задачи в XX веке» и др. Его работы по теоре­тической социологии тесно смыкались с работами по социаль­ной психологии и философии.

Де-Роберти нередко называют представителем позитивист­ской философии. В соответствии с основными установками философско-социологического позитивизма Де-Роберти стре­мился «поднять эмпирическое знание обще­ственных фактов на высоту точной теории». При этом он за­являл, что «всемирная история рас, народов, государств являет­ся колоссальным по своим размерам сплошным социологиче­ским опытом». В духе позитивизма Конта он называл социоопытной наукой об обществе, как и В. Парето, говорил о необходимости использовать экспериментальный метод «в изучении социальных явлений и ввести этот метод в так назы­ваемые нравственные и политические науки».

В своей психологической социологии Де-Роберти исходил из того, что все общественные явления представляют собой ре­зультат деятельности людей, которая направляется присущими им психическими факторами, прежде всего их желаниями, эмоциями, страстями, образом мыслей, волей и т.д. Делается вывод, что «все общественные явления в известной мере сов­падают о явлениями собственно психическими». Поэтому со­циология как опытная наука об обществе должна быть тесно связана с психологией, предметом которой является психиче­ская деятельность людей, определяющая их социальную дея­тельность. Правда, Де-Роберти пояснял, что психическая дея­тельность людей развивается под влиянием биологических фак­торов и их социальной деятельности. Однако ведущим звеном в данном взаимодействии он называл именно психическую дея­тельность людей.

Основную цель социологии Де-Роберти видел в познании «законов психического взаимодействия». Он писал, что социо­логия делает свои выводы на основе постижения психологиче­ских механизмов деятельности и поведения людей и законов их психического взаимодействия.

Говоря о психическом взаимодействии людей, Де-Роберти, указывал на значение как индивидуальной, так и коллективной психики. Последняя предстает как совокупность коллективных восприятий, чувств, настроений, образа мыслей тех или иных социальных групп, определенных масс людей и национальных общностей.

В Западной Европе проблемы коллективной психологии ис­следовали Э. Дюркгейм, Г. Лебон, М. Лацарус, X. Штейнталь, В. Вундт и другие мыслители. Многие из них характеризовали коллективную психологию как психологию народов и масс. Де-Роберти глубоко проанализировал влияние коллективной пси­хики людей на поведение и деятельность различных социальных групп и слоев, в том числе семьи, племени, касты, класса, нации и т.д. По его мнению, социология по своему содержа­нию во многом совпадает с социальной психологией, значение которой он раскрывает в своем труде «Социальная психика».

Е.В. Де-Роберти считал, что коллективная психика, прояв­ляясь в поведении людей, тем самым воплощается в их морали, определяет нравственные нормы и принципы человеческой жизнедеятельности. По его мнению, индивидуальная и кол­лективная психика людей, их психический склад воплощаются во всех проявлениях их духовной и материальной культуры, в системе экономических, политических и других институтов функционирования общества.

Существенный вклад в обоснование роли и значения психологических факторов в раз витии общества внес историк и социолог Н.И. Кареев(1850-1931).

Как и у Е.В. Де-Роберти, теоретическая социология Н.И. Ка­реева постоянно соединяется с философией и психологией, в том числе социальной психологией.

В работе «Основные направления социологии и ее совре­менное состояние» Н.И. Кареев указал на две основные сторо­ны социологии: 1) социология выступает как система взгля­дов «на то, что нужно прежде всего видеть в обществе и как понимать его природу»; 2) она решает вопрос о том, какие методы могут быть применены к изучению общественных яв­лений.

Социология, — писал Кареев, — исходит из определенного мировоззрения, из общей картины общества, которая создается социальной философией. В то же время она должна опираться не на произвольные умозрительные построения, а на факты и науку.

Необходимо пользоваться более методом объективным, а не субъективным, т.е. наблюдать, классифицировать социальные фак­ты по тем или иным реальным основаниям, а не заниматься про­извольными построениями. Надо изучать явления такими, каковы они есть, избегать субъективных подходов и оценок.

Подобно другим представителям психологического направ­ления в социологии, Кареев указывал на важное значение пси­хологии в объяснении общественных явлений, ибо последние, по его мнению, всегда имеют психологическую основу. Ведь они выступают как продукт деятельности людей, в результате которой воплощаются их чувства, воля и представления о чем-либо, их инстинкты, интуиция и образ мыслей.

Н.И. Кареев обращал внимание на три основные стороны духовного бытия человека, а именно: на его ум, чувства и во­лю. Он отмечал, что в деятельности и поведении людей, а зна­чит, во всей их общественной жизни, большую роль играют интеллектуальная, эмоциональная и волевая стороны их духов­ного мира и было бы неверно делать ставку на одну из них, как это наблюдается у рационалистов, эмпириков и волюнтаристов. По мнению Кареева, психическая жизнь человека вытекает из его «психической природы» и обусловлена ею. Эта зависи­мость проявляется в деятельности людей и в их взаимоотноше­ниях. При этом психологического объяснения требуют их по­лезные и вредные поступки, а также «справедливые и неспра­ведливые общественные явления». Как и Де-Роберти, Кареев считал, что психические взаимодействия людей лежат в основе их общественного развития, ибо обусловливают их экономиче­ские, политические и другие взаимодействия, результатом ко­торых выступает развитие всех сфер жизни общества и его со­циальных институтов.

Особую роль в психических взаимодействиях людей играет опять-таки их индивидуальная и коллективная психика. В этом оба мыслителя — Н.И. Кареев и Е.В. Де-Роберти — придержи­вались единого мнения.

Коллективная психология, — писал Н.И. Кареев, — должна показать, что и народный дух, и всякая культурная среда, и какое бы то ни было групповое и классовое самосознание суть не что иное как результат психического взаимодействия между отдель­ными индивидуумами.

Коллективная психология, по Карееву, лежит в основе раз­вития духовной культуры, которая представляет собой «результат коллективного творчества и психического взаимодейст­вия». В конечном счете психические взаимодействия между людьми являются основой всей общественной жизни, «Без из­вестной психической основы, — уточняет он, — практические отношения между людьми были бы невозможны». Это касает­ся экономических, политических и других «практических от­ношений», возникающих между отдельными людьми и соци­альными группами. Все эти отношения базируются на взаимо­действии индивидуальной и коллективной психологии людей.

Исходя из данных положений он строит свою теорию общест­ва. Последнее, в его представлении, выступает как система психи­ческих и практических взаимодействий между людьми. С учетом этого следует осмысливать взаимоотношения личности и общест­ва, а также другие проблемы общественной жизни, такие, как раз­деление труда, обмен услугами и продуктами человеческой дея­тельности, борьбу классов, систему политической власти, подчи­няющей все части общества единому целому. Все эти и многие другие проблемы можно понять, лишь глубоко осмыслив значение психологического фактора в деятельности и поведении людей и в развитии общества.

Так рассуждали представители психологического направления русской философии и социологии. Представленное в трудах Е.В. Де-Роберти, Н.И. Кареева и других мыслителей это направ­ление оказало существенное влияние на развитие общественной мысли в России.

5.

Субъективистская школа в социологии: метод Лаврова

метод лавроваС точки зрения субъективного подхода, в социологии личность является единственно верным мерилом исторического развития, прогресса общества, а также она есть связующим звеном всего общественного процесса. Данные идеи были впервые выдвинуты П. Л. Лавровым, который разрабатывал учение о социуме в целом, направленности его развития и закономерностях функционирования. Метод Лаврова заключается в рассмотрении всех перечисленных явлений с точки зрения личности. Субъект — вот что самое важное в познании мира. Последний представлен человеку в результате способов его познания, которые осуществляет сам субъект.

Основные положения

Субъективистский подход разрабатывался в первую очередь Лавровым П. Л. и Михайловским Н. К. Данная теория включает несколько компонентов:

  • субъективный метод в социологии, его обоснование, определение на его основе предмета науки;
  • выявление детерминант развития общества;
  • своеобразный взгляд на причины и критерии общественного прогресса;
  • личность, ее роль в истории.

Обоснование субъективного метода

субъективный метод в социологии

Объективные методы познания присущи естественным наукам, тогда как социология должна использовать субъективный подход. С этой точки зрения метод Лаврова определял на первый план личность, а не группу или класс. Именно она действует в обществе под влиянием субъективных детерминант, а не внешних факторов. Таким образом, личность не может быть познаваема никем иным, кроме как субъектом при помощи принципа сопереживания. Это значит, что наблюдатель может поставить себя на позицию наблюдаемого, отождествить себя с ним и тем самым понять и познать.

Развитие общества и критерии общественного прогресса

Субъективный метод в социологии Лаврова и Михайловского ставит личность в центр общества. Следовательно, последнее прогрессирует, когда в нем развивается личность в нравственном, умственном и физическом планах. Цели общества могут быть достигнуты лишь благодаря личности, которая ни в коем случае не должна поглотиться социумом. Таким образом, метод Лаврова в социологии ставит на первый план изучение взаимоотношений между людьми, поиск причин такого взаимодействия как единственный метод изучения истории человечества.

субъективный метод в социологии лавроваЛичность как движущая сила истории

Каким же образом личность становится двигателем социального прогресса и вершителем истории всего человечества? Критическая мысль — такой ответ дает субъективный метод Лаврова. Личности, способные к критическому мышлению, являются двигателями цивилизации. Они представляют собой меньшинство в обществе, тогда как другие люди должны обеспечивать им условия для существования. Критически мыслящее меньшинство определяет нравственную направленность социума. Эти личности не должны быть заглушены и подавлены, в противном случае общество просто погибнет. Таким образом, главными целями развития социума должны стать самореализующаяся личность, развитие индивидуальности и критического мышления. Именно поэтому общественный прогресс характеризуется созданием отношений между людьми, которые способствуют развитию личности во всех ее проявлениях.

6. Метод: “объективная” и “субъективная” социология

Для
понимания трактовки социологии Контом
важно иметь в виду, что в его творчестве
переплетались две различные этики:
научная,
с одной стороны, социально-практическая
(реформаторская, религиозная, моралистская,
политическая, педагогическая и т. п.) –
с другой. Первая из них преобладала в
период создания “Курса позитивной
философии”, вторая – в период написания
“Системы позитивной политики”.
Противоречивость этих двух этических
ориентаций порождала противоположность
ряда теоретико-методологических
постулатов. С одной стороны, Конт
провозгласил подход к социологии как
к объективной, строгой и беспристрастной
науке, основанной на наблюдении и
свободной от всяких предвзятых концепций.
С другой – социология, как и позитивизм
в целом, оказалась для него не просто
наукой, но больше чем наукой. Это для
него мировоззрение,
призванное
практически
преобразовать

всю социальную жизнь, включая политику,
мораль, религию и т. д. Характерно в этом
отношении, что “Система позитивной
политики” – это “Социологический
трактат, учреждающий Религию Человечества”.

Противоречивость
позиций Конта-ученого и Конта-реформатора
и пророка в полной мере проявилась в
его трактовке метода социологии.

В целом Конт
подчеркивает неотделимость метода
науки от ее предметных теорий. Вместе
с тем он отмечает, что “в наше время
метод является более существенным, чем
сама доктрина” [4, 73].

В период создания
“Курса позитивной философии”, когда
Конт руководствовался научной этикой,
он обосновывает беспристрастный и
объективный подход к исследованию
социальных явлений, свободный от оценок,
cформировавшихся вне науки. В это время
он рассматривает социологию как элемент
общей системы научного знания и
разрабатывает рациональный, “объективный”
метод социальной науки. Когда же Конт
становится пророком новой религии, он
разрабатывает главным образом
“субъективный” метод и осуществляет
так называемый “субъективный синтез”.
Сам он указывал, что в “Курсе” разрабатывал
“объективный” метод, “постоянно
восходя от мира к человеку”, а в “Системе
позитивной политики” отвел главное
место “субъективному” методу,
“единственному источнику всякой полной
систематизации, где мы постоянно нисходим
от человека к миру” [7, 4]. В итоге в его
творчестве, по существу, присутствуют
две социологии: “объективная” и
“субъективная”. Рассмотрим поочередно
каждый из этих двух подходов Конта к
социологической методологии.

В
объективной
социологии

Конт исходит из того, что она должна
применять общенаучные методы, специфическим
образом применять методы, используемые
в других науках, и, наконец, использовать
свои собственные методы и приемы. Как
и в других науках, в социологии необходимо
применять индукцию и дедукцию, но первый
метод в ней предпочтительней второго.
Однако сам Конт использовал главным
образом дедуктивный метод. Как и в
биологии, здесь в процессе исследования
надо продвигаться от целого к частям,
от системы к элементам, а не наоборот.

Еще в 1825 г. Конт
определял “социальную физику” как
“науку, которая имеет своим объектом
изучение социальных явлений, рассматриваемых
таким же образом, как и явления
астрономические, физические, химические
и физиологические, т. е. как подчиненные
неизменным естественным законам…”
[8, 150]. Он критикует исследователей,
которые в великих исторических событиях
“видят только людей и никогда не видят
вещей, толкающих их с неодолимой силой”
[там же, 94].

В противовес
метафизической методологии, основанной
на подчинении фактов воображению и
претендующей на абсолютные объяснения,
позитивная социальная наука основана
на наблюдении постоянных связей между
фактами.

У
Конта обнаруживаются два смысла слова
“наблюдение”: широкий и узкий. В широком
смысле (“общее искусство наблюдения”)
оно представляет собой универсальный
подход, характеризующий позитивную
методологию и противостоящий произвольным
конструкциям. В известном смысле все
методы социологии являются разновидностями
этого наблюдения. В узком смысле
наблюдение составляет один из трех
главных методов

науки, применяемых в социологии, которые
суть “чистое
наблюдение
;
эксперимент; сравнительный метод.

Говоря
о наблюдении,
Конт подчеркивает, что ему должна
предшествовать выработка какой-то общей
теории. Всякое изолированное, чисто
эмпирическое наблюдение бесплодно и
недостоверно: в этом случае наблюдатель
чаще всего даже не знает, что он должен
рассматривать в данном факте. Наука
может пользоваться только теми
наблюдениями, которые, хотя бы
гипотетически, привязаны к какому-нибудь
закону [2, 418419].

Конт
различает точность
и достоверность
социального факта и отмечает ошибочность
смешения этих понятий. Именно достоверность
– главная задача социологии, и в этом
отношении она не уступает другим наукам.

Любопытно,
что основатель позитивизма был противником
применения количественных методов в
социологии, тогда как применение именно
этих методов воспринималось как
отличительная черта позитивистской
социологии в XX в. В этом
одно из проявлений чрезвычайной
многоликости и противоречивости
позитивистской доктрины; собственно,
сохранив одно название, она давно
перестала быть чем-то единым.

Второй
“объективный” метод исследования –
эксперимент.
Конт
отмечает, что в социологии невозможен
“прямой” эксперимент, состоящий, как
в физике, в искусственном создании
каких-то явлений. Но зато в ней существует
“косвенный” эксперимент, суть которого
состоит в происходящих в обществе
нарушениях нормального хода развития.
Анализ патологических явлений в
социологии, как и в биологии, представляет
собой настоящий эксперимент.

Болезнь и в
биологическом, и в социальном организмах
не означает, как это ошибочно считали,
реального нарушения фундаментальных
законов жизни. Нормальные и патологические
явления – однопорядковые, они подчинены
действию законов, следовательно, они
проясняют друг друга. Патология – это
расстройство, потрясение социального
организма, вызываемое разного рода
вторичными факторами: расой, климатом,
политическими коллизиями. Патологические
явления имеют место главным образом в
различные революционные эпохи;
соответственно их наблюдение, т. е.
косвенный эксперимент, возможно
преимущественно в эти эпохи.

Сравнительный
метод

в социологии, по Конту, состоит из
нескольких методов, или способов
сравнения.

Первый

это сравнение человеческих и животных
обществ.

Ценность этого метода состоит в том,
что он позволяет установить наиболее
элементарные и универсальные законы
социальной солидарности.

Второй

сравнение различных сосуществующих
состояний человеческого общества

в различных районах земного шара, причем
рассматриваются эти состояния у таких
народов, которые полностью независимы
друг от друга. Этот метод, обнаруживающий
у современных народов в разных частях
планеты предшествующие состояния
наиболее цивилизованных наций,
обосновывает “необходимое и постоянное
тождество фундаментального развития
человечества” [там же, 445]. Но такое
сравнение, по Конту, несовершенно, так
как представляет в качестве одновременно
существующих и неподвижных такие
социальные состояния, которые на самом
деле следуют одно за другим. Поэтому
необходим также такой способ сравнения,
который давал бы возможность обнаруживать
ход человеческой эволюции, “реальную
преемственность различных систем
общества”.

Отсюда
третий способ сравнения, который Конт
называет “историческим
сравнением различных последовательных
состояний человечества”

или “историческим
методом
.
Этот метод, составляющий “самое основу”
социальной науки, характерен только
для социологии и отличает ее даже от
наиболее близкой к ней биологии.
Первостепенное значение исторического
метода состоит, в частности, в том, что
в научном отношении он дополняет общую
научную методологию, а в практическом
отношении развивает социальное чувство
и чувство исторической преемственности.
Суть метода состоит в сопоставлении
различных фаз эволюции человечества,
составлении “социальных рядов” и
последовательной оценке различных
состояний человечества.

Исторический метод
важен и для предвидения в социологии,
поскольку прошлое для него важнее
настоящего: “…Мы научимся рационально
предсказывать будущее только после
того, как предскажем, в некотором роде,
прошлое…” [там же, 460].

Главная научная
сила доказательств в социологии
заключается в постоянном гармоническом
сочетании непосредственных выводов из
исторического анализа с предшествующими
понятиями биологической теории человека.

Что
касается “субъективного
метода,

то в его характеристике Конт гораздо
менее ясен, чем в описании “объективного”.
И это неудивительно, так как “субъективный”
подход имеет у него в значительной мере
мистический характер. Под субъектом,
который становится отправным пунктом
“субъективного” подхода, имеется в
виду главным образом не индивид или
группа, а все человечество.

Первый
признак

этого метода соответственно состоит в
том, что это общечеловеческая
или социальная
точка зрения

на изучаемый объект.

Второй
признак

метода заключается в том, что в отличие
от “объективного”, рационального
подхода, он является эмоционально-альтруистическим
по своей сути. Это метод “сердца”,
которому должен быть подчинен ум.
Необходимо подчинять научные, моральные
и политические идеи альтруистическим
чувствам, направленным последовательно
на семью, отечество и человечество.
Этому соответствуют три формулы: жить
для своих близких; жить для своих
соотечественников; жить для всех.
Все
они резюмированы в знаменитом девизе
Жить
для других
.

Словом, это метод,
гораздо более общий и фундаментальный,
чем тот, который теперь называется
эмпатией. Это метод любви, которую Конт
провозглашает в качестве не только
жизненного, но и методологического
принципа.

В оценке Контом
соотношения “объективного” и
“субъективного” методов заметна
двойственность. С одной стороны, он
подчеркивает единство и взаимодополнительность
этих методов, рассматривая первый из
них как необходимый этап, предваряющий
второй. С другой – вся “Система позитивной
политики”, утверждающая общее
“преобладание сердца над умом” и сугубо
подчиненную роль последнего, основана
на явно и неявно выраженном положении
о том, что можно обойтись без “объективного”
метода и начать сразу с “субъективного”.

Очевидно, что к
сфере собственно научного знания могут
быть отнесены главным образом те подходы,
процедуры и приемы, которые Конт называл
“объективным” методом. Очевидно также,
что принципы “субъективной” социологии
резко контрастировали с принципами
“объективной”; здесь Конт дает волю
воображению и, в известном смысле,
возвращает мышление из позитивной
стадии в теологическую и метафизическую.

СУБЪЕКТИВНАЯ ШКОЛА — Студопедия

Видное место в социологии народничества занимает субъективное направление. Субъективное направление возникло в конце 60-х годов XIX в. и просуществовало до Октябрьской революции, подвергнувшись значительной эволюции.

Ведущие теоретики субъективной школы Петр Лаврович ЛАВРОВ и Николай Константинович МИХАЙЛОВСКИЙ — а субъективизм (субъективный метод) был наиболее по­пулярным направлением русской социологической мысли — включали психологию в анализ и объяснение историче­ских и социальных процессов, которые происходили в мире. Впервые основополагающие идей субъективной социологии были сформулированы П.Л. Лавровым в «Исторических письмах» (1870).

«Субъективная социология была своеобразным ответом: на волнующий в конце 60-х — начале 70-х годов демокра­тически настроенных людей вопрос о том, что необходимо; сделать, чтобы изменять «народную долю». Разработка учения об обществе в целом, выявление закономерностей и направленности его развития находились в центре внима­ния субъективной социологии. Уделялось внимание и раз­работке теории общественного прогресса.

По мнению представителей этого направления, позити­визм О. Конта является как раз тем учением, благодаря которому возможен синтез беспристрастного и свободного от оценочных суждений анализа (т.е. истинно научного анализа) существующей действительности с возможностью вмешательства в нее субъективного элемента — личности. Задачей данной личности является переустройство мира на основании рациональных, разумных и справедливых на­чал.



Петр Лаврович ЛАВРОВ (1828—1900) — философ, исто­рик, литературный критик и известный революционный деятель. После окончания артиллерийской академии неко­торое время был преподавателем в военных учебных заве­дениях.

Основные социологические работы, написанные Лавро­вым,— «Исторические письма» (1870), «Формула прогрес­са Михайловского» (1870), «Социологи—позитивисты» (1872), «Знание и революции» (1874), «Кому принадлежит будущее» (1874), «Введение в историю мысли» (1874), «О методе в социологии» (1874), «Государственный элемент в будущем обществе» (1876), «Противники истории» (1800), «Теория и практика прогресса» (1881), «Социальная рево­люция и задачи нравственности» (1884), «Задачи понима­ния истории» (1898), «Опыты истории мысли Нового времени» (1894, 1 т.) и «Важнейшие моменты в истории мысли» (1903).


Николай Константинович МИХАЙЛОВСКИЙ(1842—1904) — выдающийся ученый-социолог, популярный пи­сатель, литературный критик и публицист.

Наиболее крупные работы и статьи Михайловского — «Что такое прогресс?» (1869), «Аналогический метод в об­щественной науке» (1869), «Орган, неделимое, общество» (1870), «Теория Дарвина и общественная наука» (1870), «Философия истории Луи Блана» (1871), «Что такое счастье?» (1872), « Идеализм, идолопоклонничество и реа­лизм» (1873) .«Борьба за индивидуальность» (1875), «Вольница и подвижники» (1877), «Герои и толпа» (1882), «Научные письма. К вопросу о героях и толпе» (1884), «Па­тологическая магия» (1887), «Еще о героях» (1891), «Еще о толпе» (1893).

Кареев в своей статье «Памяти Михайловского, как соц­иолога» писал: «Если бы Михайловский свел воедино свои взгляды на общество и на взаимоотношения в нем индиви­дуального и коллективного (группового и классового) эле­ментов и представил свои выводы в систематическом изложении, и если бы такая его книга была переведена на один из более распространенных языков, то западная кри­тика… признала бы нашего автора одним из самых видных социологов, а западный историк молодой науки отметил бы, что этот социолог начал самостоятельно работать в то вре­мя, когда почти еще не существовало социологической ли­тературы» /52, с. 142/.

В своей статье Кареев дальше приводит довольно убеди­тельные доводы против упреков его «в пристрастии к «соц­иологии Михайловского» в силу своего рода национального патриотизма». Он подчеркивает: «Работа над докторской диссертацией «Основные вопросы философии истории», вышедшей в свет в 1883 г., дала мне возможность система­тически перечитать и критически продумать все произве­дения «русской социологической школы», появившейся в свет полтора десятилетия перед этим, и в то же время сис­тематически перечитать и критически передумать множе­ство старых и новых иностранных книг» /52, с.140/. Проделанная работа позволила Карееву с полным на то основанием высказать следующую мысль, что «русская соц­иология может с известным успехом конкурировать с иностранными, и что в ней, этой русской социологии, одно из первых мест по времени и очень видных мест по значению принадлежит Михайловскому» /52, с. 140/.

Основные компоненты социологической теории Лаврова и Михайловского: обоснование субъективного метода в соц­иологии и определение на этой основе предмета последней; теория факторов общественного развития; вытекающая из нее оригинальная теория прогресса и роль личности в исто­рии.

При определении предмета социологии и установлении ее места в системе существующих наук они опирались на тезис О. Конта о необходимости создать позитивную, опыт­ную науку об обществе. Критикуя объективный метод в социологии, они выступали за последовательное примене­ние субъективного метода. Естественнонаучный метод — в
основном объективный метод. Социологический, по их мне­нию, должен быть субъективным методом. Необходимость использовать субъективный метод в социологии обосновы­валась следующим образом: основная единица общества — не класс, группа или коллектив, а личность. На социальную
деятельность личности влияют субъективные помыслы и цели, а не разные внешние факторы. Данные субъективные помыслы и цели непознаваемы объективными методами. Субъект познания (социолог) может изучать личность, только используя принцип «сопереживания», когда, по сло­вам Михайловского, «наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого».

Он должен дополнить свой личный опыт сочувственным опытом, т.е. переживанием чужой жизни как своей, ставить себя на место другого. Как писал Михайловский: «…Мыс­лящий субъект только в таком случае может дойти до исти­ны, когда вполне сольется с мыслимым объектом и ни на минуту не различится с ним, т.е. войдет в его интересы, переживет его жизнь, перемыслит его мысль, перечувству­ет его чувство, перестрадает его страдание, переплачет его слезами» /95, с.84/. Лавров считал, что необходимо встать на место страждущих и нуждающихся, а не занимать место беспристрастного наблюдателя.

При рассмотрении предмета социологии Михайловский акцентировал свое внимание на исследовании процессов борьбы за индивидуальность, понимая под этим целост­ность человека в его взаимодействии с социальными структурами. Для Лаврова социология — это «наука о солидарности», в данном случае — это взаимодействие тех же самых людей, «Социология — по его мнению — есть на­ука, исследующая формы проявления солидарности между сознательными органическими особями» /76, с.639/.В другой своей работе он пишет, что социология — это наука, «изучающая и группирующая повторяющиеся факты соли­дарности между особями человеческого общества и стремящаяся открыть се законы. При этом она берет в соображение, во-первых, что общества, в которых мы изу­чаем проявления солидарности, принадлежат различным периодам жизни человечества, и потому уже солидарность их имеет различные формы; во-вторых, что эти коллектив­ные организмы не имеют иного существования, как образо­вания их из особей, способных ставить себе цели, стремиться к ним и отыскивать средства для их достижения. И потому лишь эти общества выступают как солидарное целое, как коллективные организмы, что особи их состав­ляющие, ставят себе сходные, или тождественные, цели, тогда как едва ли не все явления, подрывающие солидар­ность обществ и ослабляющие ее, обусловлены различием других целей этих самых особей» /32, с.978—979/.

При этом он считает, что: «Социология есть едва ли не единственная систематически вырабатывающаяся наука, в которой практические задачи не могут быть рационально отделены от теоретического их понимания» /32, с.973/.

Из позитивистского метода вытекает известная народ­ническая теория факторов, суть которой состоит в том, что история человечества не является единым закономерным процессом, который проходит определенные объективные стадии и фазы в своем развитии и подчинение какой-либо высшей цели. История — это хаотическое действие различ­ных сил и факторов, ни один из которых не может быть назван как самый решающий и главный. Поэтому любое историческое событие можно интерпретировать как резуль­тат определенной комбинации всех факторов данной исторической эпохи. Такой подход к истории на первое место выдвигает не поиск закономерностей исторических процес­сов и явлений, а анализ каузальных (причинных) взаимо­отношений между людьми. Это позволит лишь приблизиться к пониманию истории, т.к. она недоступна полному пониманию, все время остается «вещью в себе».

Лавров считал, что история человечества лишена како­го-либо внутреннего смысла. Этот смысл привносится в нее человеческим сознанием извне.

Только справедливый общественный строй может гаран­тировать уважение к человеческой неповторимости и уни­кальности. Государство и общество должны служить человеку, а неон им. Михайловский подчеркивал, что нель­зя приносить личность в жертву, она свята и неприкосно­венна.

Лавров указывал, что общественные цели достигаются только благодаря личности. Истинная общественная теория ведет к слиянию общественных и частных интересов. Не должно происходить подчинения общественного элемента личному или поглощения личности обществом. Личность должна понять общественные интересы, которые являются сутью ее интересов. А чтобы это произошло, в обществе должна появиться критическая мысль, которая, пройдя ряд этапов, приведет человека к пониманию того, что его инте­ресы заключаются в солидарном (т.е. кооперированном) взаимодействии с другими людьми.

Движущая сила истории — «критически мыслящая лич­ность». Их немного, это элитарное меньшинство. Лавров указал, что это «цвет народа, единственные представители цивилизации». Большинство людей, подавленных еже­дневными проблемами и заботами, живут по существующим в обществе обычаям и привычкам и не способно критически осмыслить окружающую их действительность. Но благодаря их труду создаются условия для небольших групп людей, не обремененных заботой о хлебе насущном и способных выработать в себе критическое мышление. Они могут определить те нравственные ориентиры, к которым необходимо стремиться, и побуждать общество двигаться в этом направлении. А так как такую возможность меньшин­ство получает за счет большинства, то долг меньшинства — служить большинству, т.е. служить народу для искупления его жертв.

Историческая миссия меньшинства заключается в том, чтобы вернуть народу моральный долг, плату за прогресс, способствовать продвижению общества вперед и распрост­ранять просвещение. Если общество заглушит критически мыслящих личностей, то это приведет его к застою и гибели, это же ожидает его, если то, что должно было стать достоя­нием цивилизации, так и осталось достоянием меньшинст­ва.

Цивилизация, по мнению субъективных социологов, это сознательное историческое движение, которое осуществля­ется, прежде всего, критической мыслью. А так как мысль может реально осуществиться только благодаря действию личности, то главной силой общественного развития явля­ются критически мыслящие личности, передовая интелли­генция.

При этом личность — не только главная движущая сила общества, но и своеобразное мерило общественного про­гресса.

Цель прогрессивного исторического процесса — разви­тие человеческой индивидуальности, т.е. должен осущест­виться принцип самореализации личности. Поэтому идеалом общественного развития будет являться создание таких отношений, которые способствовали бы всесторонне­му развитию личности. А такое, по мнению субъективных социологов, возможно только при социализме, когда будут реализованы идеалы свободы, равенства и справедливости. При этом необходимо отметить, что данная концепция со­циализма очень существенно отличалась от концепции социализма марксистов, и тем более того «реального социализма», который был построен в нашей стране и в ряде социалистических стран. Михайловский считал, что соци­ализм — это «творчество личного начала при посредстве начала общинного».

С конца 70-х годов в социологии Михайловского веду­щее положение заняла проблема социальной психологии — психологии «толпы». Революционерам во время «хождения в народ» не удалось установить контакты с крестьянской массой. Народ остался глух к героическим выступлениям одиночек-народовольцев. Это заставило Михайловского заняться изучением психологии масс, анализом психологи­ческих путей и средств воздействия личностей на народ.

Михайловский проводил различие между понятиями «герой» и «великая личность». Под героем он понимал «…человека, увлекающего своим примером массу на хоро­шее или дурное, благороднейшее или подлейшее, разумное или бессмысленное дело» /94, стб. 97/. В широком смысле слова это зачинатель. Это может быть человек, несущий народу высокие благо родные идеалы, а может быть негодяй, полоумный, это тот, кто способен сделать первый шаг, ко­торого ждет от него «толпа», и повести за собой других.

Великие люди в отличие от «героев» — это люди, кото­рые внесли какие-то ценности в мировую сокровищницу человечества. Они появляются в переломные моменты ис­тории, полностью выражая намечающиеся потребности преобразования.

Михайловский противопоставлял «героя» «толпе». Под толпой он понимал «массу, способную увлекаться приме­ром… высоко-благородным или низким, или нравственно безразличным» /94, стб. 97/. Механизм воздействия «ге­роя» на «толпу» в психологическом плане заключен в под­ражании, массовом гипнозе (внушении), психозе. У «толпы» круг интересов узок, духовное развитие скудное, поэтому любой эмоциональный толчок может поднять ее как на высокое, так и на самое низкое дело. Имея воодушев­ляющий ее пример, она пойдет за вождем без всяких раз­мышлений все равно куда.

Михайловский отмечал, что это ненормально. Что народ до тех пор будет «толпой», легко впадающей в гипнотиче­ское состояние, безрассудное подражание, пока каждый че­ловек не станет развитой индивидуальностью.

Михайловский первый в социологии разработал теорию подражания. Кареев следующим образом опроверг появив­шееся в то время «утверждение» одного критика, будто автор заимствовал основные идеи этого своего трактата у Тарда. Простая хронологическая справка показывает, что Михайловский на целых восемь лет предупредил книгу Тарда «Законы подражания». Кто будет теперь читать «Ге­роев и толпу» Михайловского, должен иметь иметь в виду, что этот трактат появился в свет в 1882 г., а книга Тарда лишь в 1890. В 1882 г. это была тема новая, а трактование ее вполне оригинальным остается и доселе. Мало того: оз­накомившись с теорией Тарда, Михайловский сумел со своей, более широкой и плодотворной точки зрения пока­зать, что было недостаточно в теории французского соц­иолога. «»Герои и толпа» вообще — один из первых по времени и очень важных до сих пор по значению трактатов в области коллективной психологии, к которой, как и к психологии индивидуальной, влекли его одинаково, кроме того, и жизненные, и литературные интересы, а не одна отвлеченная социологическая теория» /52, с. 147/.

Необходимо отметить, что субъективной социологией значительное внимание было уделено разработке возмож­ности особого пути развития (в особенности для России), минуя некоторые его стадии, в первую очередь, капита­лизм. Что возможно благодаря существованию такого тра­диционного института общества, как община и наличию активной революционной (по сути, миссионерской) деятельности интеллигенции и ее лидеров. Таким образом, субъективные социологи развили учение о некапиталисти­ческом пути развития России.

Лавров выступал за длительную пропаганду социалистических идей, т.к. народ еще не готов к социалистическо­му перевороту. Революция возможна только тогда когда большинство населения осознает полностью ее необходи­мость. С целью пропаганды среди народа революционных социалистических идей и активной подготовки его к революции, а также чтобы сблизиться с народом, лучше изучить его жизненные условия и духовный облик, экономические и политические потребности в 1874 г. началось «хождение в народ». Хотя оно и закончилось идейным и политическим крахом народников, оно дало им необычайно много.

Роль социолога, по мнению сторонников этого направления, заключается не в бесстрастном фиксировании фактов и критике существующих общественных форм и действий. Социолог прежде всего должен быть практиком, т.е. стремиться воплотить свои идеи, реально участвовать в общественном прогрессе. В связи с этим социология как наука оказалась подчинена необходимости реализации со­циалистического идеала. Произошло слияние науки с пол­итической идеологией. Такая же картина наблюдалась и в классическом марксизме. В этом, а также в абстрактном подходе к личности заключалась слабость субъективной социологии.

Субъективный метод | Понятия и категории

СУБЪЕКТИВНЫЙ МЕТОД — особенный способ познания и описания общественных явлений в истории и социологии, при котором учитывается характер и степень влияния субъективного на объективное. Разработан теоретиками народничества Лавровым и Михайловским. Его философские предпосылки — представления Д. Юма о границах познания, определяемых возможностями человеческого опыта, концепция Б. Бауэра о критической личности (см. Критически мыслящая личность) как двигателе истории. Лаврова и Михайловского занимали также вопросы гносеологии, поставленные О. Контом, — о пределах вмешательства субъекта познания в естественный ход общественных событий. Оба отвергали, вслед за Контом, как неудовлетворительные, системы метафизического мышления. Метафизика оказалась неспособной объединить «правду теоретического неба» с «правдой практической земли». В поисках новых путей в философии и социологии необходимо опереться на самоочевидные истины науки. Одна из таких истин — признание того, что естественные силы природы не зависят от человека, его мыслей и желаний, общество же построено на иных основаниях. Тут действуют живые личности. Они вполне осознанно ставят перед собой конкретные цели и добиваются их осуществления. Отсюда «общественные цели могут быть достигнуты исключительно в личностях» (Лавров). В естественных науках истина достигается с помощью строгих объективно «выверенных» методов индуктивного исследования. Эти методы опираются на признание регулирующего значения закона причинности. В обществе закон причинности видоизменяется. Сущее выступает здесь в форме желательного, необходимое корректируется должным. Вообще, общество изучает (и изменяет его) не некий бесплотный дух (или абстрактный субъект), а «мыслящая, чувствующая и желающая личность». В естественнонаучном и социальном познании есть и нечто общее. И естествознание и социология наталкиваются «на существование факта, на его вероятные причины и следствия, на его распространенностъ и т. д.». В отличие от факта природы, одобрение или порицание которого бессмысленно, оценка общественного факт а, считали сторонники субъективного метода, имеет для субъекта познания большей частью жизненно важное значение. Поэтому в социальном познании особенно ценны указания на «желательность или нежелательность» факта с той или иной точки зрения. Личность постоянно вершит свой суд над общественными явлениями (фактами), оценивая их или вынося им свой приговор, истинность которого зависит от степени развития ее нравственного сознания. «Социолог не имеет, так сказать, логического права, права устранения из своих работ человека, как он есть, со всеми его скорбями и желаниями» (Михайловский). Субъективный метод является, следовательно, способом познания, при котором наблюдатель ставит себя мысленно в положение наблюдаемого. Этим определяется и «размер законно принадлежащего ему района исследования». Субъективный метод призван установить степень и характер влияния субъективного на объективное. Он гарантирует недопущение искажений субъектом познания объективных показаний предмета или события. Такой метод, разъяснял Михайловский, «нисколько не обязывает отворачиваться от общеобязательных форм мышления»; он использует те же приемы и способы научного мышления — индукцию, гипотезу, аналогию. Его особенность заключается в другом: он предполагает учет характера и допустимости вмешательства субъективного в объективное. Ф. Энгельс признавал, что, с его точки зрения, в известных пределах субъективный метод, который лучше назвать «психическим методом», допустим, поскольку он подразумевает апелляцию к нравственному чувству (письмо П. Л. Лаврову от 12-17 ноября 1873 г.). Субъективный метод позволяет, по Михайловскому, обнаружить и обосновать необходимый для личности общественный идеал. Если я, рассуждал он, «отбросив всякие фантомы, смотрю действительности прямо в г лаза, то при виде ее некрасивых сторон во мне естественно рождается идеал, нечто отличное от действительности, желательное и по моему крайнему разумению достижимое». Понятие идеала позволяет глубже понять нравственную сторону истории: идеал способен «придать перспективу истории в ее целом и в ее частях». Представления об идеале, о счастье имеют для личности величайшую ценность («при каких условиях я могу чувствовать себя наилучше?»). Они определяют многое в ее самопознании и понимании не только своего назначения, но и смысла истории. Задача социолога заключается, следовательно, в том, чтобы отразить идею справедливости и нравственности и, смотря по высоте этого идеала, более или менее приблизиться к пониманию смысла явлений общественной жизни. В этих целях социолог призван отвергать нежелательное, указывая на его пагубные последствия, и предлагать желательное, приближающее к идеалу. Опираясь на субъективный метод, идеологи народничества делали вывод о нежелательности развития в России капитализма как строя, чреватого отрицательными социальными последствиями для народа, и желательности социализма как идеала общественного прогресса в интересах народа. Основываясь на этих критериях и должна, по их мнению, действовать критически мыслящая личность.

В. А. Малинин

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 620-621.

Литература:

Лавров П. Л. Очерки вопросов практической философии. Спб., 1860; Он же. Исторические письма. Спб., 1870 (Философия и социология. Т. 1-2. М., 1965), Он же. Кому принадлежит будущее. Спб., 1904; Михайловский И. К. Что такое прогресс//Поли. собр. соч. Спб., 1908. Т. 2; Кареев Н. И. Формула прогресса в изучении истории. Варшава, 1879; Революционное народничество 70-х годов XIX века: В 2т. М., 1964; Малинин В. А. Философия революционного народничества. М., 1972; Он же. История русского утопического социализма. М., 1991. Т. 2.

Oxford University Press | Интернет-ресурсный центр

Выберите свои ответы от a до d, щелкнув переключатель рядом с каждым вариантом, а затем нажмите «Отправить», чтобы получить свой балл.

Вопрос 1

Что Бергер (1963) описывает как метафору социальной реальности?

а) ярмарочная площадка

б) цирк

в) театр кукол

г) балет

Вопрос 2

Как называется процесс, благодаря которому мы обретаем чувство идентичности и становимся членами общества?

а) рационализация

б) колонизация

в) Макдональдизация

г) социализация

Вопрос 3

В современных обществах социальные институты:

а) узкоспециализированных взаимосвязанных наборов социальных практик

б) дезорганизованных социальных отношений в постмодернистском мире

c) виртуальных сообществ в киберпространстве

г) больше не имеет отношения к социологии

Вопрос 4

Что из следующего не признано уровнем общества?

а) домохозяйство

б) офис

c) глобальная деревня

г) национальное государство

Вопрос 5

Когда социологи изучают структуру слоев общества и движение людей между ними, они называют это:

а) социальная стратификация

б) социальный контроль

в) социальный конфликт

г) общественная солидарность

Вопрос 6

Социальные нормы:

а) творческая деятельность, такая как садоводство, кулинария и рукоделие

б) символическое изображение социальных групп в СМИ

c) религиозных убеждений о том, каким должен быть мир

d) правил и ожиданий относительно взаимодействия, регулирующих социальную жизнь

Вопрос 7

Согласно идеализированным представлениям о науке, экспериментальный метод включает:

a) тестирование новых методов исследования, чтобы определить, какой из них работает лучше всего

b) выделение и измерение влияния одной переменной на другую

c) Использование личных убеждений и ценностей, чтобы решить, что изучать

г) субъективная интерпретация данных с использованием теоретических парадигм

Вопрос 8

Общество нельзя изучать так же, как мир природы, потому что:

a) Человеческое поведение имеет смысл и варьируется в зависимости от человека и культуры

б) Социологам сложно получить доступ к исследовательской лаборатории

c) социологи недостаточно рациональны или критичны в своем подходе

г) мы не можем собрать эмпирические данные о социальной жизни

Вопрос 9

Социология отличается от здравого смысла тем, что:

a) он фокусируется на собственном опыте исследователей

б) мало делает различий между тем, каков мир, и тем, каким он должен быть

c) его знания получены из различных контекстов исследований.

г) субъективно и необъективно

Вопрос 10

Социологию можно считать социальной наукой, потому что:

а) его теории логичны, ясны и подтверждаются эмпирическими данными

б) социологов собирают данные относительно объективно и систематически.

c) идей и результатов исследований тщательно изучаются другими социологами.

г) все вышеперечисленное

.

Субъективный метод | Статья о субъективном методе от Free Dictionary

в социологии, идеалистическая трактовка исторического знания, основанная на предположении, что такое знание определяется моральными идеалами историка. Основоположниками субъективного метода были народники П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский; позднее социологический субъективизм был развит Н. И. Кареевым, С. Н. Кривенко, В. Черновым.

Согласно сторонникам субъективного метода, общественные науки не могут претендовать на объективную истину; скорее, это результат субъективной группировки мыслителем фактов, значимых для него с точки зрения конкретного морального идеала.Субъективный метод связан с утверждением, что наука не может предоставить объективную основу для оценочных суждений исследователя. Поэтому, по мнению сторонников метода, надежность социального знания зависит от того, соответствует оно или не соответствует уровню «современной науки и современных моральных представлений», по словам Михайловского.

Основной теоретической задачей субъективного метода является разработка конкретной модели исторического познания, отличной от методов естественных наук.Однако подчеркивалось, что безусловный выбор и индивидуальная свобода воли как главные детерминанты исторического процесса — по сути, переход к принципам субъективного идеализма и волюнтаризма. Как отмечал В. И. Ленин, «применительно к социологии эти идеи не могли дать ничего, кроме утопии или банальной морали» ( Полн. Собр. Соч. , 5 изд., Т. 1, с. 440).

Исходя из признания объективных законов, независимых от воли исследователя и моральных принципов, марксизм противопоставляет субъективному методу принципы истинного исторического исследования, в соответствии с которым социальные явления рассматриваются с точки зрения определенного класса: другими словами, социоисторическое знание должно быть основано на принципах историзма и партийности .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ленин В.И. Что такое «друзья народа» и как они воиют против социал-демократов? Полн. собр. соч , 5 изд., т. 1.
Ленин В.И. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве ». Poln. собр. соч , 5 изд., т. 1.
Плеханов, Г. В. К вопрос о развитии монистического взгляда на историю. Избранные философские производства , т. 1. Москва, 1956.
Казаков А.П. Теория прогресса в русской социологии конца XIX века (П.Лавров, Н. К. Михайловский, М. М. Ковалевский) . Ленинград, 1969.
Пантин И.К. Социалистическая мысль в России: переход от утопии к ноуке . Москва, 1973.
Малинин В.А. Философия революционного народничества . Москва, 1972.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.