Психологический перенос: Перенос. Что такое «Перенос»? Понятие и определение термина «Перенос» – Глоссарий

Содержание

Психологический перенос – Психолог Ольга Подольская

Изначально явлением переноса (трансфера) в психоанализе была названа ситуация, когда “клиент переносит на аналитика чувства к другим людям”, и, собственно, классический психоанализ именно на этом переносе и построен: аналитик должен быть максимально “никаким”, в идеале вообще невидимым для клиента (сидит в изголовье кушетки и молчит). И тогда возникающие к нему чувства, ежу понятно, проистекают из клиентского бессознательного, которое таким образом удается интерпретировать и осознать. Иногда уже одно только осознание приводит к его изменению (чаще не приводит, именно поэтому результативность психоанализа не так уж высока: не хватает реальных действий).

Тем не менее, явление, конечно, существует. Для того, чтобы его обнаружить, необязательно проходить психоанализ: любой человек – таков, каков он есть, со всеми своими привычными паттернами и умолчаниями, со своей привычной картиной мира. Каждый из нас в этом неоднократно убеждался, и нередко выражал это фразой: “Человека не изменишь”. Очевидно, что и в значимых отношениях человек проявляется более-менее привычно, в том числе и в отношениях с психотерапевтом.

Если для клиента привычно ждать от мира подлянки – понятно, что такая привычка не с потолка у него взялась. И то, что много подлянок было в его детстве (что наверняка так) от значимых других, ситуацию во взрослом возрасте до конца не объясняет: клиент уже не ребенок, а подлянки продолжают сыпаться. То есть, он что-то такое бессознательно делает, чтоб они не прекращались? Как говорит циничная пословица: “Если третий муж бьет тебя по морде – значит, дело в морде.” Такой клиент привычно будет ждать подлянки и от психотерапевта.

 

Психотерапевт – тот человек, который, предположительно, должен удержаться от того, чтобы дать по морде, а вместо этого выяснить вместе с клиентом, что это такое и зачем это он делает; почему именно это; какими чувствами действие вызвано; и как эти чувства можно было бы выразить по-другому. Иногда терапевту удержаться трудно – это называется контртрансфер. Более того, нередко клиенты неосознанно выбирают именно тех терапевтов, с которыми можно разыгрывать “семейную драму” бесконечно, ни в коем случае не выходя из написанного в детстве сценария. От психолога требуется много тонкости и умения, чтобы изменить сценарий, сохранив терапию, – а от клиента много смелости и решительности. Ибо это означает принять совершенно другую, незнакомую, картину жизни. Это ведь большой риск, не ждать от жизни всё время подлянки, расслабиться хотя бы на секунду – даже несмотря на то, что все мы знаем, что подлянки время от времени случаются в этом мире. То есть, вероятность ненулевая. А тут ты расслаблен! А?

Бродя по сети, встретила на эту тему цитату Вильяма Корнеля:
“…Клиент на глубоком бессознательном уровне выбирает “правильного” терапевта; т.е. такого, с которым он смог бы повторить историю своих отношений с родителями. Терапевт также может быть склонен повторять с клиентом свой собственный родительский сценарий. В этом случае перенос и контрперенос раскрывают чувства и поведение, связанные с “родительской версией”.

Когда терапевты берут на себя роль “хорошего родителя” для компенсации истории взаимоотношений клиента, они тем самым ограничивают возможность клиента исследовать собственный вклад в создание и сохранение “плохих объектов” в его каждодневной жизни. “Клиенту же необходимо исследовать свои собственные потенции в “отпускании” призраков прошлого, в самостоятельном создании и сохранении “хороших объектов”. Терапевт должен оставаться терапевтом, а не заменителем родителя.”
(с) William F. Cornell. Transference, Desire and Vulnerability in Body – Psychotherapy, in Energy and Character, vol. 30,2, April, 2000.

Ну я тут от себя добавлю, что принятие роли “хорошего родителя” в большинстве случаев стадия в долгосрочной терапии неминуемая: именно на ней клиент набирает ресурс для того, чтобы встретиться с собственной внутренней реальностью. Чтобы встретиться с внутренними чудовищами, должны быть внутренние защитники; в быту это состояние обычно называться “любить себя” – и если человеку не хватало любви в детстве, то ему не от кого было научиться это делать. Тогда можно подучиться от психотерапевта. Для меня психотерапия – это во многом про любовь, да.

Перенос в психоанализе — классический и современный взгляды

Понятие перенос в психологии

Перенос в психоанализе – главный организующий принцип процесса аналитической терапии

В отношении явления переноса примечателен тот факт, что то, что поначалу виделось как помеха терапевтическому процессу впоследствии оказалось главным движителем излечения. Сначала З.Фрейд считал чрезмерные реакции пациента на личность аналитика (в чем, собственно, и проявляется перенос) крайне невыгодными и мешающими процессу лечения, он был крайне раздосадован этим, видя в чрезмерных реакциях увеличение работы, но позже осознал ценность этого явления.

Сейчас мы понимаем перенос как связующую нить всего психоаналитического процесса, краеугольный камень аналитического опыта, его главный организующий принцип.

Зигмунд Фрейд говорит о переносе как о повторении, новом издании старых объектных отношений. Т.е. речь идет о таких видах отношений с личностью аналитика, при которых по отношению к аналитику переживаются чувства, не имеющие непосредственного и прямого отношения к нему и которые в действительности обращены к кому-то другому.

Под «другим» здесь подразумевается некий ретроспективный взгляд в прошлое пациента, включающий в себя эдиповы и также архаичные доэдиповы конфликты. Это повторение, как бы копирование, воспроизведение прошлого пациента, его значимых отношений из далекого прошлого в настоящем, в отношениях с аналитиком, но это также и модифицированная и искаженная версия пережитого, взгляд самого пациента на то, что с ним происходило в его жизни.

По мысли Фрейда, готовность анализанта к реакциям переноса происходит от его неудовлетворенности. Реакции переноса являются показателями регрессии либидо.

Перенос – визитная карточка психоанализа, т.к. психоанализ как раз и отличается от других видов терапий своим интересом к развитию переноса у пациента. В рамках этой концепции аналитик способствует развитию реакций переноса и предпринимает попытки систематически анализировать явления переноса.

Моделирующий аналитическую работу акцент и внимание к развитию переноса у пациента в аналитической ситуации дает нам возможность исследовать, как уникальный опыт и психическая реальность пациента может проявиться и раскрыться в отношениях аналитик – анализант.

Концепция переноса, наш интерес к его исследованию задают определенные рамки и ритм нашей работе, активируя тем самым специфический терапевтический процесс, в ходе которого мы можем обнаруживать и раскрывать модели объектных отношений, которые организуют психическую жизнь анализанта, мешают ему в жизни, заставляют страдать, препятствуют развитию и самораскрытию.

И тогда аналитическая ситуация становится сценой, на которой может быть представлен внутренний мир анализанта, в «здесь и теперь» аналитической ситуации может разыгрываться и проживаться прошлый опыт анализанта – фантазируемый и реальный. Аналитическая ситуация таким образом становится репрезентацией прошлого эмоционального опыта анализанта, его внутреннего объектного мира. Тем самым мы предоставляем пространство для встречи анализанта с его неосознаваемой внутренней реальностью, в этом возможность для трансформационного процесса и достижения анализантом новых более свободных и естественных форм психической жизни.

Невроз переноса – артефакт или креатив?

В ходе терапевтической работы Фрейд наблюдал, как интересы пациента все больше фокусировались на личности аналитика, и как постепенно отношения с аналитиком становились центром для пациента, в котором фокусировались все нюансы его прежнего болезненного состояния. Фрейд назвал этот процесс «невроз переноса». Но это не болезнь в нозологическом смысле, это некая «искусственная болезнь», порожденная опытом отношений пациента с аналитиком. Это «новое издание старой болезни» (Фрейд), которая теперь может отступить благодаря вмешательствам аналитика.

«Если пациент терпеливо соблюдает необходимые для продолжения лечения условия, нам удается обычно придать всем симптомам болезни новый смысл на основании перенесения, делая так, что обычный невроз замещается «неврозом перенесения», от которого пациент может излечиться под воздействием терапии. Перенесение, таким образом, создает некую переходную область между болезнью и жизнью, через нее возможен переход от первой ко второй. Это новое состояние принимает на себя все свойства болезни, но создает условия, при которых искусственная болезнь абсолютно беззащитна перед лицом нашей атаки» (Фрейд, 1914).

Таким образом, болезнь пациента переносится в поле отношений с аналитиком, при этом симптомы кардинально изменяют свой первоначальный смысл и приобретают новые, совершенно иные очертания, трансформируясь в проблемы взаимоотношений с аналитиком. Анализант может проживать эту историю как интенсивную смесь любви и ненависти, крайне амбивалентных чувств по отношению к аналитику. Вся сложность и драматизм этого мира для пациента теперь сосредоточены в личности аналитика.

Классическая психоаналитическая традиция предполагает, что аналитик должен способствовать максимальному развитию невроза переноса в ходе лечения. Считается, что через невроз переноса пациент способен получить доступ к неосознаваемым прошлым патогенным переживаниям, воспоминаниям. Пережив репрессированное прошлое с помощью аналитика, пациент сможет преодолеть патогенные невротические защиты, инфантильные конфликты.

Таким образом, согласно взгляду Фрейда, в процессе терапии пациент замещает свой обычный невроз неврозом переноса, вовлекая аналитика, и именно это является необходимым переходом для достижения терапевтической цели анализа.

Концепция «невроза переноса» была сформулирована Фрейдом в работе с пациентами, страдающими от неврозов, связанных с эдиповым конфликтом и инфантильной психосексуальностью. Для нас остается вопрос — насколько мы можем применять эту концепцию для других видов психопатологий, в частности, доэдипальной проблематики.

Взгляды на концепт «невроз переноса» психоаналитиков постфрейдовского периода менялись и разделялись. Но до сих пор этот концепт актуален в психоаналитической работе. В частности, Г.Левальд предлагает взгляд на невроз переноса как на «операциональную концепцию», «организационный принцип аналитического опыта», он подчеркивает, что говоря о неврозе переноса, мы не имеем в виду некий спектр симптомов, которые из одной формы трансформировались в другую, а скорее, мы можем говорить о перемещении интрапсихической патологии пациента в контекст взаимоотношений пациента и аналитика.

Итак, мы можем рассматривать невроз переноса как модель, которая организует наш опыт в аналитической ситуации. Причем современные авторы подчеркивают, что этот опыт включает не только проработку эдипальных конфликтов, но и ретроспективно придает форму остаточным архаичным и доэдиповым конфликтам (Лейбович, 1979).

Многие современные авторы видят в неврозе переноса креативные и моделирующие возможности для аналитического процесса. В частности, современные концепты проективной идентификации во многом расширили наши представления о возможных формах проявления и проработки патологических взаимодействий и коммуникаций между аналитиком и анализантом.

Как работать с переносом: от объяснения невроза переноса к его разрешению – от переноса к контрпереносу и к аналитическому полю

Классическая техника психоанализа предполагает, что процесс анализирования переноса заключается в последовательной и тщательной работе, связанной с конфронтацией, или демонстрацией переноса пациенту, прояснения, интерпретации и проработки. В классическом походе мы движемся от объяснения невроза переноса пациенту к его разрешению в аналитической ситуации.

Фрейд отмечал, что работа с неврозом переноса «требует от аналитика умения, терпения, спокойствия и самоотверженности» (Фрейд, 1926). При этом подчеркивалось, что для аналитика важно сохранять состояние нейтральности и абстиненции, т.е. личные предпочтения и отношения аналитика не должны проникать в анализ. Аналитик – это зеркало, сквозь гладь которого ничто личное не проникает в аналитическое пространство. Но это, естественно, в идеале.

Поэтому, говоря о работе с переносом, мы не можем избежать сложной и неоднозначной темы контрпереноса. Перенос и контрперенос – две стороны некоего единого целого, позволяющего нам ухватить механизмы коммуникативных процессов, тонкости и подоплеку интерсубъективных процессов на терапии.

Генрих Ракер отмечает «существование некого невроза контрпереноса, который обычно наблюдается, хоть и в легкой форме, у аналитика как ответ на невроз переноса у пациента» (Ракер, 1960). Лапланш и Понталис определяют контрперенос как совокупность бессознательных реакций аналитика на личность анализируемого, в частности, на его перенос.

Контрперенос – это дополнение переноса, «живой ответ аналитика, без которого перенос не может достичь достаточной полноты жизни и знания» (Ракер, 1960).

М. и В.Баранже ввели концепцию психоаналитического поля, благодаря которому переформулируется и дополняется концепция невроза переноса, и перенос и контрперенос рассматриваются как части единого целого, как явление биперсонального поля.

Левальд говоря о контексте отношений пациента и аналитика, вводит понятие интрапсихического поля, в котором происходит новое создание невроза переноса. Эти авторы говорят о том, что участие бессознательного аналитика также важно для создания и проработки невроза переноса у анализанта. Сандлер отмечает отзывчивость и ролевой резонанс у аналитика как важную составляющую аналитической функции.

Таким образом, концепция контрпереноса, ее современные трактовки дополняют классический подход к неврозу переноса, и предполагают вовлеченность аналитика в динамику отношений с пациентом, которую он может осознавать спустя какое-то время и после соответствующей проработки в своем внутреннем мире. Т.е. аналитик сталкивается с ситуацией не-знания, так называемым опытом негативной способности (У.Бион) – того, что переживает и чувствует пациент, что значит для него аналитик, кто он для него в данный момент, с чем мы имеем дело.

Поэтому для аналитика становится важным проявлять терпение не только к переносу пациента, но и к собственному контрпереносу.

Таким образом, в ходе аналитического процесса патология пациента трансформируется в новую патологическую форму – невроз переноса, в которой мы попадаем на незнакомую территорию, которую аналитик и анализант вместе исследуют, создают, осваивают, воссоздавая индивидуальную историю и эмоциональный опыт анализанта, реорганизуя его в иные, более актуальные контексты. В этом процессе мы сталкиваемся с пониманием отсутствия универсальных и четко работающих моделей, и это тот опыт, который анализант создает вместе с аналитиком.

ПЕРЕНОС И КОНТРПЕРЕНОС В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ

«… О наблюдении за наблюдающим за наблюдателями»
(Фридрих Дюрренматт)

Любые межличностные отношения сопровождаются феноменами переноса и контрпереноса, сочетание которых так же уникально, как и сами взаимодействующие субъекты.
Уже в 1909 году З. Фрейд отмечал, что перенос возникает спонтанно во всех человеческих отношениях подобно тому, как это происходит в отношениях пациента и психоаналитика. Причем, в психоаналитической работе, консультировании, различных видах психотерапии и арт-терапии этот феномен проявляется наиболее ярко.

По словам К. Юнга, перенос — это альфа и омега терапии.

В определении содержания понятия «перенос» акцентируем бессознательные тенденции, установки, чувства, фан¬тазии, которые возникают в психике субъекта в виде серии ситуаций, отражающих детский опыт в отношениях со значимыми людьми в прошлом, но привнесенный в актуальное межличностное взаимодействие в настоящем времени.

В психотерапевтических отношениях клиент приписывает консультанту (психологу, арт-терапевту) черты, свойственные другим людям в других обстоятельствах и времени.

В случае положительного переноса – специалист идеализируется клиентом. «Мы считаем», — пишет Р. Гринсон, — «что позитивный перенос существует, когда пациент испытывает по отношению к своему аналитику любое из следующих чувств: любовь, нежность, доверие, влюбленность, симпатию, заботу, преданность, восхищение, увлеченность, страсть, желание, тоску по нему или же почтение» (R.Creenson, 1967, цит. по Р. Чессику) [8].

Отрицательный перенос выражается в искажениях с негативной направленностью, возникает при актуализации испытанных в детстве чувств отвержения и враждебности. «Негативный перенос, по словам Гринсона, может быть выражен в форме ненависти, гнева, недоверия, отвращения, антипатии, неприязни, негодования, обиды, зависти, нерасположения, презрения, досады и тому подобного» (R.Creenson, 1967, цит. по Р. Чессику) [8].

Перенос — бессознательный процесс. И хотя чувства клиента по отношению к консультанту могут быть вполне сознательными, но сам факт, что они привнесены из других, более ранних отношений, не осознается, подчеркивает Р. Кочунас [2].

Таким образом, как пишет ДинораПайнз, находясь в состоянии переноса, мы обращаемся к человеку не как к нему самому, а как к какому-то другому человеку, и впоследствии испытываем дискомфорт от того, что реакция этого человека противоречит нашим ожиданиям [3].

Люди склонны превратно воспринимать настоящее, когда они увязли в эпизодах прошлого (Р. Кочунас, 1999) [2].

Как известно, осознание — переломный момент на пути к «психологическому исцелению». Причем, процесс осознания переноса в равной степени важен для обоих участников психотерапевтического альянса. При этом специалист может приблизиться к пониманию клиента, его прошлого; увидеть, каким образом ранний опыт проецируется на отношения клиента в настоящем, а также построить гипотезу и определить перспективы психологической работы. По существу, это и есть контекст профессиональной рефлексии.

Заметим, что с позиций социальной психологии рефлексия означает не только знание и понимание субъектом самого себя, но и осознание им того, как он оценивается другими индивидами (концепция «отраженного», или «зеркального» Я), способность мысленного восприятия позиции «другого» и его точки зрения на предмет рефлексии [4].

Следовательно, каждому специалисту (психологу, педагогу, арт-терпевту) необходимо быть готовым к проявлениям мощных чувств, как позитивных, так и негативных, возникающих на иррациональной основе. Подобные проявления, пишет Р. Чессик, могут привести ко многим ошибкам, отступлениям и неудачам в психотерапии, если терапевты не будут их ожидать и не будут работать с ними, либо будут так озабочены своими собственными потребностями и проблемами, что не смогут ясно воспринимать то, что происходит [8].

Поэтому необходимо рефлексировать проявления переносных реакций, а также, пишет Д. Пайнз, и в клинической практике, и в преподавательской работе внимательно отслеживать эмоциональные и аффективные отношения двух людей, вовлеченных в процесс взаимодействия, «осознавать границу между чувствами и установками наших пациенток и нашими собственными» [3].

Логично предположить, что работа с другими людьми, оказание им психологической помощи, поддержки непременно требует от специалиста понимания самого себя, своего внутреннего мира, собственных мотивов, потреб¬ностей, противоречий, осознания зоны эмоциональных проблем и позитивных сторон своей личности. «Если я не слышу, что происходит во мне, не воспринимаю этого из-за моей собственной защитной реакции, не дающей возможности осознать свои чувства, тогда и приходит неудача», — обоснованно утверждал К. Роджерс [6, с. 94].

Термин «контрперенос» употребля¬ется для описания почти всех эмоциональ¬ных реакций специалиста на личность участника взаимодействия [5, с. 348-349]. Причем такие реакции могут быть как помехой, так и источником лучшего понимания другого человека.

Психологическая и педагогическая практика — особая область прояв¬ления переноса и контрпереноса. С одной стороны, эти понятия обозначают те осознаваемые и неосознаваемые реакции на личность специалиста, которые возникают в психике клиента. С другой стороны — реакции на личность клиента, возникающие в психике специалиста. Отношения между ними рассматриваются как диалог двух личностей, в котором проявляется все многообразие их чело¬веческих качеств, включая сознательное и бессознательное.

Сказанное определяет специфику рассматриваемых процессов в арт-терапии, а именно:

  • перенос проявляется не только в эмоциональных реакциях, особенностях поведения и высказываниях участника арт-терапевтической сессии, но и в создаваемых им образах;
  • контрперенос может быть вызван как вербальным взаимодействием участника, так и результатами его творческой деятельности.

При этом арт-терапевт является активным посредником во взаимо¬действии клиента с изобразите продукты (образы) художественного творчества клиента.арт-терапевт; арт-терапевт  средства и продукты его художественного творчества; клиент льными материалами и продуктами собственного творчества. Перенос и контрперенос могут наблюдаться в трех аспектах: клиент
Обращаясь к символическим или метафорическим смыслам, содержащимся в собственных произведениях, возможно получить интуитивное откровение, инсайт (Н. Роджерс, 1997) [7].

Согласно теории Л.С. Выготского (1968), эмоциональная связь действительности с воображением проявляется двойным образом. Всякое чувство стремится воплотиться в определенные образы, т.е. эмоции, и как бы подбирает себе соответствующие впечатления.… Однако существует и обратная связь воображения с эмоцией, когда образы воображения порождают чувства [1].

Известно, что фантазии, изображенные на бумаге, облегчают вербализацию переживаний. В процессе художественной работы снижается защита, которая обычно есть при вербальном, привычном контакте.

С большой долей вероятности можно предположить, что обращение к эмоциональной сфере человека посредством аллегорий и метафор актуализирует присущие личности эмоциональный и поведенческий паттерны. Поэтому полученная художественная продукция представляет значительный интерес не только в аспекте терапии, но и в плане профессиональной рефлексии.
Предметом размышлений для специалиста могут стать такие характеристики и признаки, как композиция, общий колорит рисунка, сравнительная насыщенность в изображении позитивных и негативных эмоций, а также степень преобладания тех или других. В этом же контексте важно оценить работу с позиций трудоемкости процесса рисования. Насколько этот процесс был энергичным, как много сил потрачено на создание задуманного образа? Полностью ли закрашен рисунок или остались пустые места? Что можно сказать о степени интеграции элементов изображения? Как долго длилась работа над каждым из визуализированных чувств, какие при этом возникали затруднения?

В итоге, постепенно приобретается ценный опыт, смелость исследовать и анализировать собственные эмоции, доминирующие чувства. Помощь в их осознании составляет психотерапевтический ресурс арт-терапевтических техник.

Как заметила студентка педагогического факультета УлГПУ: «Арт-терапия раздвигает границы обучения. Это увлекательный процесс самопознания и самосовершенствования, создание образа себя».

В настоящее время специалисты придают большое значение исследованию явлений переноса и контрпереноса в обучении. Это связано с тем, что учитель и ученики вступают в достаточно интенсивные эмоциональные взаимоотношения, в которые привносят собственный жизненный опыт, осознаваемые и неосознаваемые чувства, ожидания.

В образовательной практике перенос возника¬ет самопроизвольно как явление, главным образом, бессознательное. Может пе¬реживаться как эмоции, побуждения, фан-тазии, отношения, идеи или же защиты, которые, как правило, неуместны в настоящем, хотя в прошлом представлялись вполне адекватными реакциями.

В зависимости от характера чувств человека (например, нежно-дружеские или злобно-рев¬нивые) перенос принято рассматривать в характеристиках: позитивный – негативный.

Словом, педагог (психолог) привносит в педагогический процесс индивидуальные черты, обусловленные теоретической подготовкой, опытом, а также личностными особенностями. Его индивидуальность во многом определяет конечные результаты работы.

«Для людей «помогающих» профессий, связанных с тем или иным пози¬тивным воздействием на личность другого челове¬ка (будь то психотерапия или обучение и воспитание детей)», личностный рост, как писал К. Роджерс, и развитие рефлексии во многом определяют успешность их профессиональной деятель¬ности.

2 признака, что вы все еще живете прошлыми отношениями

Пережить расставание бывает непросто: порой, несмотря на все доводы, мы не можем отпустить абсолютно не подходящего нам человека. Как известно, сердцу не прикажешь. Тем не менее даже окончательный разрыв не может гарантировать, что воспоминания о бывшем нас больше не потревожат: увы, тосковать можно и месяц, и полгода, и год после расставания.

Боль от утраченной любви люди заглушают по-разному: кто-то предается чревоугодию, кто-то находит утешение в алкогольных напитках, кто-то — в спорте. Впрочем, есть еще одна категория людей: некоторые, несмотря на еще не зажившие раны прошлой любви, умудряются едва ли не сразу после разрыва заводить новые отношения, как бы показывая бывшему партнеру, миру и окружающим: у меня все хорошо, у меня все замечательно, сам себе завидую!

К сожалению, новые отношения сразу же после разрыва — плохая идея: есть риск на собственной шкуре испытать так называемый психологический перенос, при котором чувства к ушедшему партнеру как бы перекладываются на нового, ни в чем не повинного человека, заставляя его в лучшем случае чувствовать себя не в своей тарелке. Как же определить, что и вы подверглись влиянию такого переноса? Вот два верных признака, которые точно вам помогут.

Признак первый: вы игнорируете привычки нового партнера, многое продолжая делать по-старому

Да, здесь многие могут сказать: ну я же просто не успел перестроиться! И отчасти это верно: в течение какого-то разумного времени действительно возможны случайные ошибки и оговорки.

Но, повторимся, — в течение разумного времени. Если вы уже второй месяц старательно игнорируете желания и привычки нового партнера, которые уже можно было бы и запомнить, это — сигнал вашего подсознания, что вопрос с бывшим до сих пор не закрыт. Даже если эта привычка — какая-нибудь мелочь вроде особенного ритуала складывания рубашек, который вызывал позитивный отклик у бывшего: незначительных мелочей здесь нет.

Признак второй: для прогулок со своей второй половинкой вы стараетесь выбирать те места, которые часто посещает ваш бывший

Еще один признак неосознанного «переноса» и наличия чувств (или же скорби по ним) к бывшему партнеру — особая избирательность в выборе маршрута для прогулок с новым возлюбленным или же возлюбленной. Человек, который до сих пор скучает по бывшему партнеру, может осознанно или подсознательно выбирать для прогулок с нынешним возлюбленным те самые места, в которых велик шанс встретить былую любовь.

Делается это по одной простой причине: все еще страдающий от разрыва человек подсознательно пытается воспроизвести бывшие отношения с новым партнером. Часть такого «воспроизведения» — прогулки. Человек даже может воображать во время них, что рядом — не новая любовь, а прежняя.

Как видите, далеко не всегда отношения заканчиваются, даже если расставание было достаточно красноречивым и показательным: множество людей подвергается так называемому психологическому переносу, осознанно или подсознательно перекладывая чувства к бывшему партнеру на нового возлюбленного. Как же бороться с такой напастью?

Разумеется, если вам необходимо сразу же после расставания встретить новую любовь (например, вам нужно срочно выйти замуж), психологи с радостью предложат вам множество техник, которые за парочку-другую сеансов помогут избавиться от «привязки» к бывшему партнеру. Тем не менее, если есть возможность не спешить, психологи советуют притормозить: после любого разрыва, даже если вам кажется, что он не был особенно болезненным, стоит взять паузу.

Такая передышка поможет вам не только избежать синдрома «затычки», когда вы с помощью новых отношений пытаетесь заполнить возникшую пустоту, но и позволит разобраться в себе, занявшись неспешным, нетравматичным для психики и самооценки самоанализом. Его результаты позволят вам учесть совершенные ошибки и в будущем их не повторять.

Многие полагают, что самокопание, в особенности после разрыва, — штука опасная и исключительно вредная: ничего полезного для себя из такого процесса извлечь якобы невозможно. Как бы не так: самокопание при правильном подходе сослужит вам хорошую службу. Ранее мы уже рассказывали о том, почему самокопание — это полезно: научитесь извлекать из него выгоду и пользу с помощью нашей статьи.

Расскажите, что по этому поводу думаете вы: какие еще признаки, на ваш взгляд, могут указывать на то, что человек до сих пор живет прошлыми отношениями? Доводилось ли вам попадать в такую ситуацию? Как, по-вашему, можно избавиться от зависимости и гнета прошлых отношений?


На нашем канале в Яндекс.Дзен
всегда самые интересные статьи по этой теме. Обязательно
подпишитесь!

04.04.2019 00:55

Перенос и контр-перенос в гештальт-терапии

 Введение.

 Во время обучения гештальт-терапии и работая гештальт-терапевтом, я наталкивался на некий миф, существующий на заднем плане, о том, что гештальт-терапевту нет нужды интересоваться переносом и контрпереносом, так как благодаря нашему высокому уровню осознавания и способности к контакту мы можем избавиться от этих аберраций. К тому же в литературе по гештальт-терапии по этому вопросу написано очень мало. Я также подозреваю, что практикующие терапевты, особенно те, кто обучался гештальту недавно, и, как я, получили мало аналитического образования, очень мало задумываются о переносе и контрпереносе. Так что я надеюсь, что эта статья простимулирует ваш интерес к возможному присутствию как переноса так и контрпереноса в вашей работе с клиентами.Для этой статьи я принял следующую схему:

  •  Определение — что психотерапевты обычно понимают под переносом и контрпереносом.
  •  Немного истории — фокус на развитии и применении этих понятий в психоанализе.
  •  Психоаналитическая перспектива — современное использование переноса психоаналитиками в клинической практике.
  •  Точка зрения гештальт-терапии — что мы думаем и как мы обращаемся с проявлениями переноса и контрпереноса.• Клинические примеры — некоторые конкретные примеры из моей собственной клинической практики того, как перенос и контр-перенос могут проявляться в терапевтическом контексте.
  •  Теоретические вопросы — пристальный взгляд на некоторые теоретические вопросы, вытекающие из гештальт-подхода, которые я считаю значимыми.
  •  Заключительные комментарии. 

 

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 Пытаясь определить перенос и контр-перенос, я хотел бы подчеркнуть, что эти заметки представляют собой теоретические конструкты, а не феноменологию (т.е. непосредственно данные в осознаваемом опыте), что часто допускается. Это просто чистые идеи, которые мы развиваем, чтобы объяснить некоторые наблюдаемые феномены. Не забывайте об этом вовремя этого обсуждения, пожалуйста. Я еще попрошу вас не забывать, что эти определения являются по своей сути сложно-составными определениями, и я надеюсь, что вы почувствуете аромат этих рассуждений на уровне общего понимания, и что терапевты могут иметь более четкие или более конкретные определения того, что они понимают по переносом и контрпереносомНа простом языке перенос рассматривается в связи с «бессознательным» (неосознаваемым) процессом, о котором говорится, что клиент психотерапии проецирует на терапевта как позитивные (желаемые) и негативные (нежелательные) качества, которые могут на самом деле принадлежать другим значимым людям в прошлой жизни клиента (или клиент может проецировать значимые качества или аспекты прошлых отношений), и затем они ведут себя или отвечают на воздействия так, как будто он или она являются этим человеком (или обеспечивает или может обеспечить отношения того же качества). В результате на реально проживаемые клиентом чувства, мысли и поведение, обращенные к терапевту, в некоторой степени «бессознательно» влияют, окрашивают или искажают ранние детские переживания, особенно связанные с родителями. С точки зрения гештальт-терапии, можно рассматривать это как особый способ, которым клиент, возможно, организует свое переживание терапевта, что может быть прерыванием контакта.Без сомнения вы испытывали нечто подобное описанному выше (или точнее, как-то объясняли опыт в таких терминах) и в качестве терапевта и в качестве клиента. В моем собственном клиентском опыте я вначале идеализировал своего терапевта, взгляд, который я разрушал за многие годы собственной терапии. Теперь в качестве терапевта, я думаю, что я продолжаю видеть главные нарушения в том, как я воспринимаю своих клиентов, особенно на ранних стадиях нашего контакта. То, что я наблюдаю, и я думаю, что это имеет клиническое значение, что иногда кажется, что такой перенос действует почти без разбора (т.е. кажется, что проецирование происходит широко и всепроникающе назависимо от личности и контекста) и иногда кажется, что их активируют определенные стимулы (т.е. ваш пол, рост, цвет глаз, интонации и т.д.),Контрперенос можно рассмотреть как процесс, противоположный переносу, при котором терапевт проецирует на клиента. Это дополнительное понятие по отношению к трансферу, относится к предположительному процессу, в котором чувства, мысли и поведение терапевта по отношению к клиенту могут, до некоторой степени, также быть под воздействием так называемого «бессознательных» (неосознаваемых) желаний, чувств, реакций, фантазий и т.д., которые происходят из раннего детского опыта терапевта, но которые теперь вклиниваются и нарушают (без осознавания терапевтом) качество терапевтических отношений.Некоторым это определение может показаться слишком узким. Некоторые терапевты-теоретики (включая и гештальт-терапевтов) расположены расширить оба понятия, чтобы включить в них полностью бессознательные (неосознаваемые) реакции терапевта и клиента друг на друга. Подобное расширение дает очень широкое пространство для рассуждения и можно задать вопрос о пользе особых представлений о переносе и контрпереносе. Но в любом случае я считаю, что вопрос о неосознаваемых реакциях, особенно со стороны терапевта, является чрезвычайно важным, как бы его не называли. Я считаю, что обучение, построенное на проживании собственного опыта, как это и происходит в гештальт-терапии, обеспечивает увеличение осознавания и контактности терапевта, с целью уменьшить воздействие переноса и контр-переноса. Я сказал «уменьшить» в духе признания ограниченности наших возможностей знать, что мы делаем в каждый момент времени. Отношения терапевта со своим клиентом — сложные, в них могут быть спрятаны различные проблемы и взаимодействующие интересы. Признавая это, и добавляя немного юмора, я предлагаю следующую выборку возможных ситуаций переноса и контр­переноса: 

 

ПРИЧИНЫ ЛЮБИТЬ СВОИХ КЛИЕНТОВ(ВСЕ ХОРОШИЕ ТЕРАПЕВТЫ ТАК ДЕЛАЮТ)

  • Мои клиенты — люди, которые действительно воспринимают меня всерьез и ценят то, что я им предлагаю
  • Они постоянно напоминают мне, что я не такой псих, как я сам думаю.
  • Я люблю, как они слушают каждое мое слово.
  • Мне интересно, сколько еще сессий мне надо провести, чтобы купить себе новую машину.
  • Поразительно, они приходят неделю за неделей.
  • Я могу сказать, чего я хочу, и они не будут мне возражать и противоречить и т.д. 

 

ПРИЧИНЫ НЕНАВИЛЕТЬ СВОИХ КЛИЕНТОВ (ХОРОШИЕ ТЕРАПЕВТЫ НИКОГДА НЕ ДОЛЖНЫ ЭТОГО ДЕЛАТЬ)

  •  Я в них нуждаюсь и от них зависит мое благополучие. Они ждут, что я буду их выслушивать и всегда буду к ним внимателен.
  •  Они ужасно эгоцентричны, мне остается очень мало место в этих отношениях.
  •  Они так медленно обучаются тому, что мне так очевидно.
  • Их так трудно удовлетворить, кажется, что им надо еще и еще.
  • Они ругаются вам на всех людей.
  • Когда они получают то, чего хотят, они просто уходят от вас, и т.д. 

 

 НЕМНОГО ИСТОРИИ

 Понятия переноса и контр-переноса происходят из психоаналитической теории. Они рассматриваются психоаналитиками, начиная с Фрейда, и продолжают рассматриваться до сих пор как в качестве последствий и необходимых условий для терапевтических отношений. Так же психоаналитики убеждены, что перенос особенно должен прорабатываться и использоваться для продвижения успешной терапии.Фрейд первоначально чувствовал, что перенос мешает терапевтическому процессу и его следует ликвидировать. Но со временем он изменил свои взгляды и потом утверждал, что «перенос содержит в живом виде наибольшие трудности в отношениях, которые входят в невроз» (Холмс и Линдл, 1989), Он развивал понятия переноса и контр-переноса как основанные на бессознательных желаниях, от пациента или терапевта, значение которых может быть выведено только благодаря психоаналитической теории или интерпретациям. В этом контексте я бы хотел процитировать раннюю работу Фрейда («Наблюдая за переносом -любовью», 1915), чтобы вы немного почувствовали дух его рассуждений того времени:
«Для врача этот феномен (т.е. перенос-любовь) обозначает подходящий кусок для освещения и полезного предупреждения против какой бы то ни было тенденции к контрпереносу, которые могут появиться в нашем сознании. Он должен узнать, влюбленность пациента порождена ситуацией анализа, а не обаянием нашей собственной персоны, так что у него нет основания гордиться подобной «победой», как это смотрелось бы вне психоанализа.»

 

 Дальше, в той же статье он предлагает такую интерпретацию:

 «Если рассмотреть на ситуацию поближе, можно увидеть влияние мотивов … попытки пациента поддержать свое сопротивление, разрушить авторитет врача, опуская его до уровня любовника, и получить все обещанные преимущества, удовлетворения любовью.»Некоторые ключевые элементы, которые уже выступают для меня в статье Фрейда, заключаются в том, что клиент будет переносить на терапевта качества, которые принадлежат кому-то другому; по большому счету, личностные качества терапевта не релевантны; и что терапевту не следует воспринимать проекции клиента лично. Затем Фрейд ясно предлагает терапевту, что ему делать: интерпретировать смысл этих проекций и таким образом возбуждать скрытые мотивы, потребности и чувства клиента, так что их можно признать и осознанно с ними обойтись.
Некоторые могут сказать, подобно Изидору Фрому, что Фрейд открыл перенос и контр-перенос и таким образом сделал возможной психотерапию. Другие могут не согласиться с этим и возразить, что как перенос, так и контр-перенос являются чисто теоретическими конструктами, которые составляют и поддерживают теорию и практику психоанализа, и даже если настоящее составляет лишь небольшую часть того, что происходит между терапевтом и клиентом Но подробнее об этом немного позже. Прежде всего я хотел бы полнее рассмотреть аналитический взгляд на перенос и контр-перенос, а затем противопоставить его гештальт-подходу.

 

 

 ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД

 В психоанализе, то, что терапевт делает, определяется принятой теорией, Эта ориентация — основополагающая черта аналитической практики. У психоаналитиков существует универсальное убеждение в том, что неадаптивное поведение определяется «бессознательными» и вытесненными потребностями, чувствами, импульсами и т.д.

 Предполагаемая природа этого «бессознательного» материала определяется в зависимости от конкретной теории. Например, Фрейд подчеркивал воспроизведение и разрешение в переносе так называемого Эдипового конфликта. Последователи Клейн фокусируются на вопроизведение и категорическое преодоление так называемых архаических депрессий, подозрительности и гнева, а эго-психологи подчеркивают потребность «нарцистически нарушенных» личностей воспроизводить и прорабатывать и восстанавливать нарушения личности, вызванные разрушениями так называемых ранних жизненных объектов благодаря реактивации и анализу переноса внутренних объектных отношений.

 Какое актуальное содержание не становилось бы предпочтительным для данной аналитической теории, все психоаналитики используют перенос как основу для своей работы следующим образом: 

 

 КАК АНАЛИТИКИ ИСПОЛЬЗУЮТ ПЕРЕНОС В СВОЕЙ РАБОТЕ

  • Во-первых, считается что, настоящее невротическое/дезадаптивно бповедение определяется в основном прошлым опытом
  • Перенос рассматривается как источник первичной информации, о том важнейшем прошлом опыте, который в настоящий момент вытеснен и сохранен в «бессознательном»
  • Психоаналитики пытаются увеличить перенос, ограничивая естественное выражение чувств и диалог с клиентом для того, чтобы предложить «чистый экран», на который клиент может бессознательно «проектировать» их нерешенные конфликты, потребности, чувства, импульсы, ожидания и т.д.
  • Всем аналитикам необходимо сделать выводы, опираясь на проявления переноса в актуальном поведении клиента и любимой теории аналитика, касающейся вероятных ранних детских переживаний клиента.
  • Затем делается интерпретация на основе таких выводов, как если бы это были реальные факты , и предлагается терапевтическое вмешательство.

 Эти принципы применяются во всех психоаналитических подходах. Они различаются содержанием интерпретаций, которые определяются теоретическими воззрениями терапевта. Основной аспект практики психоаналитика (один из тех, что отличают психоанализ от гештальт-терапии), заключается в том, что эта терапия «теоретически управляема». То, что предписывает принятая вами в качестве психоаналитика теория, то вы и должны делать. Вначале теория создается на основе клинического материала, потом она принимается и распространяется на широкий круг клиентов. Первоначально теория была «теорией влечений». Недавно акцент перемесился на потребность работать с «идеализированным», «отраженным» и удвоенным» переносом (Когут). 

 

 ВЗГЛЯД ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

 Гештальт-терапия развивалась отчасти как реакция на теоретически управляемые методы психоанализа и особенно на его ригидную приверженность к культивированию переноса благодаря «нейтральному» статусу терапевта. Практика гештальт-терапии — это реакция на мнение психоаналитиков о преобладании значения над поведением. Так, вместо того, чтобы сосредоточиться на бессознательных ограничениях, вытеснениях, конфликтов, которые влияют на поведение (то есть, что предположительно могло произойти), гештальт-терапевты направляет свое внимание на то. что познается в непосредственном опыте и что может быть узнано потом благодаря направленному осознаванию (того, как каждый из нас обычно организует свой мир и отвечает на него). Так что метод, который развивался гештальт-терапией, основан на том, что может быть познано в непосредственном опыте проживания, а не на том, чего нельзя познать в непосрдественном опыте (т. е. так называемое «Бессознательное»), за исключением интерпретации и анализа переноса, как это происходит в психоанализе.

 Так что не удивительно, что интерес к переносу и контр-переносу значительно уменьшается в практике и теории гештальт-терапии. Он упакован, так сказать, в фон. А фигурой становится оринтировка на следующие ценности: 

 

 ФОКУС ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

  • опыт, происходящий «здесь и теперь» (т.е. текущая феноменология), в большей степени, чем «основополагающее влияние прошлого».
  • фокус на том, «что познается в опыте и «как» мы делаем то, что мы делаем, и «как» мы можем ответственно выбирать другое более осознанное поведение, в большей степени, чем исследовать, теоретически прорабатывать объяснения, как предполагаемый бессознательный процесс влияет на наше поведение.
  • взаимный, естественный, полный контакта диалог между клиентом и терапевтом в большей степени, чем нейтральный, ненатуральный, определяющийся переносом контакт.

 

 Ясно, что перенос не является основным в практике гештальт-терапии, как это происходит в психоанализе. Там, где это происходит, это рассматривается как прерывания контакта и действуют с этим индивидуально, :i не теоретически У гештальт-терапии нет специальной теории том, какого рода переносы могут проявиться в терапии и как с ними надо обращаться. Скорее, гештальт-терапия сосредотачивает свой интерес на расширении осознавания для увеличения самоподдержки, необходимой для творческого и адаптивного ответа на воздействия окружающей среды. Короче говоря, избегая интерпретации поведения и усиливая и расширяя то, что оказывается подходящим для осознавания, что может улучшить — способность к контакту и к выбору, гештальт-терапия свертывает значимость переноса и контр-переноса, рассматривая их как небольшую часть поля, которое надо разглядеть.

 Хотя гештальт-терапевты не так поддерживают развитие переноса, они признают его наличие. Перенос и контр-перенос присутствуют в фоне, возникают спонтанно в терапевтических отношениях. Хотя гештальт-терапевты могут и не использовать психоаналитическую терминов переноса и контр-переноса, они, конечно постоянно имеют дело с трансферентным поведением трансферентными реакциями, ошибками восприятия и т.д. Но они рассматривают такие проекции как потенциально полезные для прояснения внутреннего, личного и наполненного взгляда на внутренний мир их клиентов (и их собственных), который они создают и на который реагируют. Благодаря точной идентификации таких проекций терапевтом, (т.е. распознавание проективного материала, который не соответствует существующему контексту) прошлый незавершенный опыт может получить свое завершение (который по-прежнему продолжает проецироваться на настоящую ситуацию и таким образом прерывает контакт), он будет прояснен, признан и завершен в настоящий момент. Оставаясь бдительным к трансферентным ответам как клиента, так и терапевта, позволяет лучше их дифференцировать и таким образом минимизировать прерывания контакта, проистекающие от неточного восприятия и последующего неподходящего ответа. 

 

 КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИМЕРЫ

 Когда я стал готовить несколько примеров возможных признаков переноса и контрпереноса, я скоро понял, что мне гораздо легче это сделать по отношению к будущим, чем к прошлому. Конечно, даже мы, терапевты, остаемся отчасти слепы к нашим собственным проекциям, в то время как проекции других совершенно очевидны. Так что я настойчиво предлагаю следующие индикаторы переноса и контр-переноса с целью признания этих тенденций. Также, когда вы будете читать этот список, не забывайте, что я так много повторял о природе переноса и контр-переноса, т.е. это просто идеи для объяснения некоторых воспринимаемых феноменов, которые мы наблюдаем в нашем контексте. Примеры, которые я здесь привожу, не являются ни в какой степени ни определениями, ни разъяснениями Это просто иллюстрации типичного поведения, на которое стоит обратить внимание и исследовать в работе с клиентами.

 

 НЕСКОЛЬКО ВОЗМОЖНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ПЕРЕНОСА.

  • клиент никогда не жалуется на ваши опоздания,
  • недостаток внимания и т.д.
  • клиент говорят, что наконец-то нашел человека, который его действительно понимает
  • клиент показывает, что вы действительно стоите
  • каждого выплаченного пенни
  • клиент постоянно делает следующие замечания:

«Мне всегда с вами так хорошо»
«Я так многому у вас научился»
«Мне с вами всегда так безопасно»
«Вы спасаете мою жизнь»
«Мне так спокойно с вами»
«Вы такой чуткий и восприимчивый»

 

 НЕСКОЛЬКО ВОЗМОЖНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ НЕГАТИВНОГО ПЕРЕНОСА

  • клиент старается не делиться с вами своими чувствами
  • клиент часто недопонимает вас, не слышит, что вы говорите
  • клиент часто приходит в замешательство
  • клиент отрицает вашу значимость или значимость терапии
  • клиент искажает ваши идеи, чувства и ответы
  • клиент подводит вас при оплате, т.е. платит медленно, жалуется, что тратит на вас деньги
  • клиенту часто скучно и вы ему неинтересны
  • клиент приписывает успехи терапии другим, ане вашему терапевтическому контакту
  • клиент ведет себя так, как будто вас нет

 

 Конечно, подобное поведение может быть и адекватным ответом на поведение терапевта. Положительное восприятие клиентом может очень точно соответствовать вашим качествам (что было бы славно). Они могут также обозначать реакцию на те качества, которые клиент неосознанно проецирует на вас. Подобным же образом, негативные ответы могут с большой точностью означать, что вы на самом деле скучны, неэффективны и не так значимы для клиента и не так важны, как вам бы хотелось. Задачей терапии, по большому счету, является выяснить, что в этом случае соответствует действительности.

 

 Теперь, со стороны интенсивных и очевидных реакций, которые мы как терапевты можем встречать у некоторых клиентов, особенно у пограничных психотичных клиентов, я убежден, что труднее заметить и рассмотреть контр-трансферентные ответы, и поэтому требует особенного внимания. Вот некоторые показатели, по которым можно предположить, что что-то происходит, возможно, без осознавания этого терапевтом, в его отношениях с клиентом: 

 

 НЕКОТОРЫЕ ВОЗМОЖНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО КОНТР-ПЕРЕНОСА:

  • терапевт чрезмерно защищает и откликается на
  • ранимость пациента
  • терапевт избегает иметь дело с возражениями клиента
  • терапевт очень жалеет клиента и включен в него
  • у терапевта идеалистические реакции, возможно романтические впечатления от контакта, фокус на привлекательных сторонах клиента
  • терапевт привлечен положительными сторонами контакта с клиентом, с точки зрения чувства компетентности и ценности
  • терапевт идентифицируется с клиентом, т.е. чувствует ближе, понимает клиента лучше, уделяет больше времени
  • терапевт идеализирует возможности клиента, т.е. настроен оптимистично на его счет.

 

 НЕКОТОРЫЕ ВОЗМОЖНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО КОНТР-ПЕРЕНОСА

  • терапевт нападает на клиента, т.е. предлагает трудные, унизительные эксперименты
  • терапевт часто нетерпелив, не заинтересован и отключается от клиента
  • терапевт думает о том, как он устал, как хочет есть, как переутомился
  • терапевт не слушает клиента, погружен в мечты * терапевт чувствует себя ненужным, неадекватным, с клиентом ему небезопасно
  • терапевт чрезмерно рассуждает, рассказывает, интерпретирует
  • терапевт высокомерен, т.е. обращается к старым воспоминаниям, чтобы продемонстрировать себя
  • терапевт раздражается или пугается клиента без видимых причин
  • терапевт фрустрирует клиента, т.е. заставляет клиента ждать, отвергает его, отодвигает.

 

 Я надеюсь, что эти примеры дали вам почувствовать аромат того, о чем я говорю, вполне возможно, что в этих идеях нет ничего нового для вас.

 НЕСКОЛЬКО ВАЖНЫХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ

 Я уже подчеркивал, насколько важно помнить о том, что перенос и контрперенос — это не те феномены, которые мы можем наблюдать непосредственно, а скорее гипотетические представления (т.е. абстрактные теоретические понятия), полезные для того, чтобы объяснить или описать некоторые особые наблюдаемые феномены. Эти особые феномены обычно относятся к тому, как наши клиенты или мы сами неподобающим образом, вне контекста и отчужденно отвечаем друг другу в терапевтическом контексте. Говорят, что перенос и контр-перенос являются особым видом проекций, порожденных нашим предыдущим опытом, особенно неудовлетворительным ранним опытом. В этом контексте гештальт-терапевты отличаются от психоаналитиков тем, что они избегают интерпретаций, предлагая взаимные и аутентичные диалогические отношения и об этих принятых ценностях я хотел бы сказать немного больше.

 Я убежден, что идея о том. что гештальт-терапевты никогда не интерпретируют – это миф. Будет справедливо сказать, что в отличие от психоаналитиков гештальт-терапевты не строят свою терапию на основе переносов и их интерпретации. Скорее фокусируются на переживаемой феноменологии и развитии диалога в текущий момент. Но в противоположность тому, что говорят и делают гештальт-терапевты, я убежден, что они тоже интерпретируют (часто не сознательно) смысл поведения своих клиентов и отчет об их переживаниях. Я считаю, что все терапевты делают выводы о том, что они наблюдают. Но разница в том, что гештальт-терапевты предпочитают использовать эти выводы (когда они их осознают) иначе, чем аналитики. Вместо построения определенных интерпретаций, основанных на некоторой усвоенной теории, гештальт-терапевты используют свои выводы в качестве основания для экспериментального исследования непосредственный опыт клиента. Их намерение заключается в расширении самоосознавания клиента и таким образом расширении возможного спектра творческого, адаптивного поведения, осуществляющегося по собственному выбору. Но это будет глупо поверить, что активное присутствие терапевта и постоянное соредоточение на феноменологии может обеспечить отношения, «свободные от переноса и контрпереноса».

 Подобным же образом, хотя гештальт-терапевты предлагают свои выводы в форме пробных идей и экспериментов, возможно, что многое просто интроецируется клиентом как готовый факт, а не опробуется и не прожевывается тщательно. Я думаю, что это происходит потому, что взаимные и равные отношения, о которых говорят гештальт-терапевты. что они предлагают их своим клиентам. — это тоже миф. Гештальт-терапевты ценят и в идеале предлагают своим клиентам горизонтальные и равные отношения (т.е. они не допускают, что они знают что-то лучше своего клиента). Это противоположно тому, как психоаналитики предлагают вертикальные отношения (т.е. они знают в качестве экспертов что происходит и что должно быть сделано). Гештальт-терапевты настаивают, что из-за того, что они предлагают клиентам подобные равные отношения, становится возможным и для клиента и для терапевта развивать свои возможности полного присутствия друг с другом, т.е. ясного видения. слышания, ощущения, думания и адекватного отношения друг к другу Затем они утверждают, что если действовать таким образом, то можно справиться с любым переносом. Мне лично кажется, что это несколько наивная позиция.

 На самом деле. терапевтические отношения никогда не бывают равными. Клиенты ищут терапевтов, потому что им нужна помощь, они посещают терапевтов (обычно мы к ним не ходим). Наши клиенты обычно гораздо более смущены, встревожены, зависимы, пристыжены, чувствуют себя виноватыми и т.д., чем мы, и наши клиенты обычно платят нам деньги за наше психотерапевтическое мастерство. Я вовсе не собираюсь таким образом критиковать стремление гештальт-терапии предложить клиентам равные отношения, просто хочу предупредить об этих аспектах нормальных терапевтических отношений, о существовании которых в той или иной степени необходимо знать, и там, где они появляются, они могут воздействовать на природу терапевтических отношений скрытым и неосознанным образом и особенно усиливать перенос. Ваша ориентация иа равные, аутентичные и диалогические отношения еще не гарантирует их появление. Ясно, что существуют структурные аспекты терапевтических отношений, которые поддерживают перенос и могут ослепить терапевта в отношении его собственного контр-переноса, и поэтому на них всегда стоит обращать внимание.  

 

 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Гештальт-терапевты перешли от аналитического подчеркивания переноса и его последующего анализа и интерпретирования к экспериментальному и непосредственному ориентированию основанному в идеале на аутентичном и равном диалоге. Поступая таким образом, они надеются помочь своим клиентам усилить свое самоосознавание и способность делать выбор и осуществлять адаптивный контакт с окружающей средой. Однако, приспосабливаясь и используя такой метод, они могут стремиться проглядеть присутствие переноса и контр-переноса и то, как это окрашивает и влияет на качество контакта с клиентами.

 Так же, как может оказаться опасным искусственный перенос и построение терапевтических отношений исключительно на теоретических интерпретациях, также могут возникнуть серьезные проблемы, если проглядеть важность скрытых воздействий переноса (и контр-переноса). Если терапевт, упускает или преуменьшает присутствие трансферентных процессов (и помнит, что подобные процессы находятся вне осознавания по определению), то что кажется происходит в терапии, на самом деле вовсе не происходит ни между клиентом и терапевтом, ни внутри. Я считаю, что пытаясь обращаться к очевидному и воспринимаемому, гештальт-терапевт недооценивает опасность придти к ложным выводам и интерпретациям. Но, даже такая ориентация может подхвачена клиентом как желанное и необходимое условие для того, чтобы быть в терапии, возможно как ответ, простимулированный и поддержанный неосознанным трансферентным процессом. Этим я хочу сказать, что хотя перенос не поддерживается непосредственно в практике гештальт-терапии, он обязательно возникает и так что на него надо обращать внимание и тогда это дает потенциал для контрпереноса.

перенос — это… Что такое перенос?

   ПЕРЕНОС (с. 438) — термин, быпующий в психологии в двух существенно различающихся значениях, вследствие чего нуждается в подробном разъяснении. Наиболее распространенное в последние годы представление о переносе возникло в недрах психоанализа и получило подробное толкование в трудах З.Фрейда и его последователей. В психоаналитической трактовке перенос рассматривается как перемещение пациентом на аналитика своих влечений и переживаний, которые возникли на ранних этапах психосексуального развития и были впоследствии вытеснены. Принципиально иная трактовка данного понятия возникла в русле психологии научения (преимущественно бихевиористской ориентации, хотя и не только) и связана с влиянием ранее сформированного действия на овладение новым действием. Характерно, что в отечественных психологических словарях, выходивших до начала 90-х гг., когда психоанализ еще не приобрел нынешней ажиотажной популярности, раскрывалось лишь второе значение понятия «перенос». Следует также отметить, что в первом значении зачастую используется термин-«калька» — трансфер. То есть в современных русскоязычных изданиях, когда речь идет о трансфере, имеется в виду именно психоаналитический термин. В то же время в иностранных языках, из которых столь часто предпринимаются заимствования психологической терминологии, и перенос во втором смысле также обозначается как трансфер, но при переводе используется исключительно русский аналог. Так или иначе, оба значения данного термина заслуживают подробного разъяснения.

   Основатель психоанализа не позаботился о составителях справочников и словарей — он практически не оставил точных энциклопедических дефиниций вводившихся им понятий, напротив — постоянно уточнял и пояснял их в своих многочисленных трудах. Пожалуй, наиболее емкое понятие переноса описано им в автобиографическом эссе, в котором он отмечал: «При всяком аналитическом курсе лечения помимо всякого участия врача возникают интенсивные эмоциональные отношения пациента лично к психоаналитику, которые не могут быть объяснены реальными обстоятельствами. Они бывают положительными или отрицательными, могут варьироваться от страстной, чувственной влюбленности до крайней степени неприятия, отталкивания и ненависти. Это явление, которое я вкратце называю переносом, вскоре сменяет у пациента желание выздороветь и, покуда оно проявляется в смягченной форме, может способствовать влиянию врача и помочь аналитической работе. Если оно потом перерастает в страсть или враждебность, то становится главным инструментом сопротивления. Бывает также, что оно парализует способность пациента к внезапным мыслям и вредит успеху лечения. Но было бы бессмысленно пытаться его избежать; анализ невозможен без переноса». Одновременно основатель психоанализа предпринял попытку толкования явления переноса в довольно широком смысле: «Не следует думать, что перенос порождается анализом и что он наблюдается только в связи с ним. Анализ лишь вскрывает и обособляет перенос. Это общечеловеческий феномен… » Иначе говоря, как это отмечалось самим Фрейдом, перенос в широком смысле представляет собой универсальное явление, наблюдаемое в отношениях между людьми и состоящее в перенесении ими друг на друга нереализованных переживаний и привязанностей. В более узком, сугубо психоаналитическом, смысле перенос — это процесс воспроизведения эмоциональных реакций, ведущий к установлению специфического типа отношений, в результате которых ранее присущие пациенту чувства, фантазии, страхи и способы защиты, имевшие место в детстве и относившиеся к значимым родительским или замещавшим их фигурам, перемещаются на аналитика и активизируются по мере осуществления аналитической работы.

   Первоначальное представление о переносе сложилось у Фрейда задолго до того, как он сформулировал основные психоаналитические идеи. Это представление возникло у него в процессе размышлений над клиническим случаем Анны О., о котором ему рассказал австрийский врач И.Брейер. При лечении молодой девушки в 1880—1882 гг. Брейер столкнулся с непонятным и испугавшим его явлением: асексуальная, как казалось, пациентка в состоянии невменяемости симулировала роды и во всеуслышание заявляла, что ждет ребенка от своего лечащего врача. Шокированный подобным поведением девушки, Брейер сделал все, чтобы успокоить пациентку, с которой он без всякого намека на интимную близость общался в течение двух лет. Но с этого момента он отказался от роли ее лечащего врача и постарался забыть о неприятном инциденте.

   В не столь вызывающей, но также весьма щепетильной ситуации оказался и сам Фрейд. Когда однажды его пациентка, которую он пытался лечить с помощью гипноза, выйдя из гипнотического состояния, бросилась ему на шею, — он был шокирован не менее, чем Брейер. Но, в отличие от своего друга и коллеги, он серьезно задумался над тем необычным явлением, с которым ему пришлось столкнуться во время терапии. Фрейд не считал себя настолько неотразимым мужчиной, чтобы ожидать от посторонней женщины столь бурного изъявления нежных чувств. В необычном эпизоде он усмотрел явление, связанное с перенесением на него как на врача эротических чувств пациентки. Это стало открытием того явления переноса, которое, по мнению Фрейда, с необходимостью возникает в процессе аналитической работы.

   В написанной совместно с Брейером работе «Исследование истерии» Фрейд обратил внимание на то, что в процессе анализа у пациентов возникают различные чувства по отношению к врачу, которые могут препятствовать терапии и которые появляются в трех случаях: при личном отчуждении, когда пациент чувствует себя оскорбленным; в случае появления страха, когда пациент настолько привыкает к личности аналитика, что утрачивает свою самостоятельность по отношению к нему; в том случае, когда пациент боится, что перенесет на аналитика мучительные представления, возникающие из содержания анализа. По мнению Фрейда, последняя ситуация наблюдается часто, а в некоторых анализах она становится регулярным явлением.

   Перенос подобного рода Фрейд расценил как сопротивление, которое требуется устранить в процессе анализа. Иллюстрируя данное положение, он сослался на конкретный случай проявления истерического симптома одной из его пациенток, причиной возникновения которого явилось имевшееся у нее многие годы бессознательное желание, чтобы один мужчина сердечно обнял бы ее и страстно поцеловал. Однажды, по окончании психоаналитического сеанса, такое желание возникло у нее и по отношению к Фрейду, в результате чего она пришла в ужас, провела бессонную ночь и на следующем сеансе оказалась неспособна к проведению анализа. После того как Фрейд узнал препятствие и устранил его, аналитическая работа продолжилась. На основании этого он пришел к выводу, что в процессе анализа «третье лицо совпало с личностью врача», у пациентки произошло «ложное соединение» и проснулся тот самый аффект, который в свое время заставил больную изгнать недозволенное желание. «Узнав это, — подчеркнул Фрейд, — я могу о каждом подобном посягательстве на мою личность предположить, что это опять был перенос и неверное соединение».

   В работе «Фрагмент анализа истерии (история болезни Доры)» Фрейд выдвинул следующие важные положения: при аналитической терапии «перенос является чем-то, появляющимся неизбежно»; перенос используется пациентами для построения препятствий, делающих недоступным материал, получаемый в курсе лечения; «психоаналитическое лечение не создает переноса, оно лишь открывает его, как и все остальное, скрытое в душевной жизни»; психоанализ не навязывает больным посредством переноса никаких новых усилий, которых бы они не осуществляли обычно; с переносом необходимо так же бороться, как и с прежними симптомами; в других видах терапии пациенты спонтанно воскрешают нежные и дружеские переносы, в то время как в психоанализе пробуждаются и враждебные чувства; «перенос, который рассматривался ранее в качестве наибольшего препятствия для психоаналитического лечения, становится и его самым мощным вспомогательным средством, если всякий раз его удается разгадать и перевести больному».

   К этой проблеме Фрейд неоднократно возвращался во многих своих работах. В частности, в работе «О психоанализе» (в которой представлены пять лекций, прочитанные в 1909 г. в Университете Кларка) им высказана мысль о том, что «перенесение наступает при всех человеческих отношениях, так же как и в отношениях больного к врачу, самопроизвольно», оно является «истинным носителем терапевтического влияния» и психоанализ овладевает им, чтобы направить психические процессы к желательной цели.

   Высказанные Фрейдом идеи и соображения о переносе нашли живой отклик и развитие в исследованиях многих аналитиков и по сей день выступают предметом оживленной дискуссии. Характерно, что многие практические психологи, даже не тяготеющие к психоаналитической ориентации, готовы признать существование такого явления, как перенос, в практике психотерапевтической, консультационной и тренинговой работы. Этот момент представляется особенно важным в трактовке переживаний тех людей, с которыми работает психолог. Вероятно, феномен переноса не следует абсолютизировать, однако в ряде случаев знание данного механизма позволяет адекватно оценить некоторые спонтанно возникающие эмоциональные реакции и соответственно корректировать процесс практической работы.

   Совершенно иное явление, также определяемое как перенос, изучается в рамках психологии научения. Исследователи обратили внимание, что действия — как внешние, материальные, так и выполняемые во внутреннем плане, то есть умственные, — будучи освоены и отработаны на одном материале, впоследствии успешно переносятся (в буквальном смысле) на оперирование другим материалом, более или менее схожим. После того как человек приложил некоторые усилия, чтобы освоить определенное действие, ему требуются уже меньшие усилия Для освоения другого действия, причем тем меньшие, чем ближе друг к другу эти действия по своей структуре. Механизм переноса заключайся в выделении (необязательно осознанном) общих моментов в структуре освоенного и осваиваемого действия. Чем отчетливее выделяются эти сходные моменты, тем легче и шире перенос.

   Этот вопрос был детально разработан в теории поэтапного формирования умственных действий и понятий, сформулированной ПЯ.Гальпериным. Согласно его представлениям, мера переноса зависит от полноты ориентировки субъекта на критерии и основания выполнения действия. Перенос незначителен в случае ориентировки не на существенные, основополагающие отношения, а на внешние, ситуативные. Переносу могут подвергаться любые компоненты действия, а также той ситуации, в которой происходит освоение или применение этого действия.

   В сфере психологии образования, наверное, именно в этом значении перенос представляется чрезвычайно важным явлением, поскольку очевидно, что эффективность обучения напрямую связана с возможностями переноса усваиваемых умений и навыков на широкий круг научных и житейских проблем.

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо.
С.С. Степанов.
2005.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕНОС И ПРЯНИКИ… — Психология|Psychology

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕНОС И ПРЯНИКИ

Перенос — это то, что клиент на сеансе у психолога транслирует в мир. Например, изо всех сил не верит, что ему можно помочь. Значит, он и в жизни не верит, и когда на его улице внезапно переворачивается грузовик с пряниками, человек вздыхает, привычно опускает плечи и, перешагивая через раскатившиеся по улице пряники, плетётся на ненавистную работу за копейки. Пряники — это для других. Пряники — не про нашу честь.

Серьёзно, уж сколько раз я убеждалась, что если есть внутреннее верование, что пряники мне не положены, то человек не заметит возможностей получить хоть что-то хорошее для себя, и даже если ему всунут пряник в руку — и то не обратит внимания, разожмёт пальцы и снова будет мечтать… О чём? Ну конечно же, о том, как ему судьба насыплет пряников!

Время психотерапевтической сессии ограничено, но больше, чем час и не требуется — человек часто умудряется ярко показать свои переносные реакции во всей красе.
(Предупреждение: все примеры и истории дальше — выдуманные и собирательные!)

Например, человек может начать встречу с психотерапевтом с рассказа о том, как ненавидит нынешнюю работу и нуждается в деньгах, но так, чтобы их не зарабатывать, а чтобы они просто были…. и через полчаса выясняется, что школьный друг уже второй год зовёт его в свой проект, на должность-синекуру, где и ходить-то в офис не требуется, и обязанности чисто номинальные, а деньги будут как сейчас или даже больше. Но нет, нет: «это неправильно, это несерьёзно, это не для меня, так не бывает, этого просто не может быть, ну что пристали?… Но как же я ненавижу свою работу!»

Или вот человек приходит с запросом: он хочет, чтобы всё было в жизни правильно, продуманно, как он намечтал, а жизнь его раз за разом обламывает: и работа не та, что грезилось, и отношения с противоположным полом идут не по-писаному, и родители не понимают простейших объяснений и вытворяют ерунду… «А я чем могу вам помочь?» — обалдевает психолог встречным вопросом. «А вы должны выслушать меня и дать правильный совет, после которого вся жизнь пойдёт хорошо и правильно». Ну да, ну да. То есть, и для психолога были прописаны хотелки. Которых психолог, разумеется, не удовлетворит. Как уже не удовлетворили жизнь в целом, родители, коллеги, друзья и девушки.

Или, например, клиентка на сессии рекордно укладывается в двадцать минут: начав с сетований о том, что её никто не любит и вообще мужиков нормальных нет, довольно быстро упоминает о том, что один коллега позвал на свидание («ну он же меня на футбол позвал, фи, вот ещё»), другой бывший коллега звонил и тоже интересовался встретиться («он разведённый, с ребёнком, это несерьёзно»), когда на днях сломался холодильник, то молодой мастер по ремонту отчётливо строил девушке глазки («он же работяга! нет, нет, даже не рассматриваем»), да плюс по пути на сессию в вагоне метро к нашей героине пикапер пристал («ну это вообще! конечно, я его отшила! он же пикапер!!!»). То есть, мужское внимание, как минимум, имеется. Множеству мужчин в течение одной недели наша девушка показалась привлекательной настолько, что они выступили с активными действиями. Другое дело, что по ощущению клиентки — она живёт в пустыне, где мужиков нет ни одного, только поступают оскорбительные предложения от пикаперов, разведёнцев и работяг.

И реальные факты (знаки внимания от живых мужчин) не могут перевесить её внутренние убеждения о том, что «мужики закончились». Внутренняя установка первична. А окружающий мир может утереться: раз я не верю, что нет в этом мире пряников, то хоть в рот мне затолкайте вашу выпечку, а я не поверю.

И что, все эти люди, которые в течение часового психотерапевтического сеанса умудряются высказывать прямо противоположные вещи — они безумцы? Ненормальные? Дурачки какие-то? Ну ведь видно же, насколько махровые глупости человек городит, я бы такого — да никогда бы не сказал. Не то, что эти, психанутые.
Ага, конечно.

Как говорится, «рыба воды не видит». Увидеть всю эту кривую логику можно только глядя снаружи — самому такого не рассмотреть.

Фактически, в ситуации психотерапевтической встречи, в течение этого странного часа, потраченного на разговоры, человек показывает психотерапевту модель своей жизни — что он делает, как обходится с окружающим миром, чего ждёт, какие инструменты взаимодействия использует, чего боится, на что втайне надеется. Что сам себе запрещает, а что (какие способы влияния на мир) активно использует. Вообще-то, человек не только психотерапевту это показывает, а всем, кому не лень приглядываться и правильные вопросы задавать. Практически каждый человек — как открытая книга, читай — не хочу. Не все просто умеют (и хотят) читать. (Правда, это работает так, что чужую «книгу» читать при определённом навыке вполне возможно, а своя — тайна за семью печатями. Зато со стороны все мои собственные страхи и хотелки тоже, как на ладони. Я тоже легко прочитываема, только прочитать должен кто-то другой, не я сама; а мой психотерапевт, например).

Именно поэтому и нужен взгляд со стороны, психотерапевтический. Именно поэтому чтение книжек и статей не помогает — нужен сторонний взгляд другого человека.

Но увидеть противоречия, несоответствия и повторяющиеся паттерны — это ещё полдела. Нужно ещё что-то сделать, чтобы ситуация в жизни клиента изменилась.

Иногда достаточно обратить внимание на нелогичность («Вы говорили, что муж вас ненавидит и презирает, а потом упомянули, что он приедет забрать вас после встречи и горячий обед привезёт. Что, это он от ненависти, действительно?»). А иногда защиты столь сильны (и перестраивать всю свою жизнь настолько страшно), что человек искренне не видит пряников и даже сам портит и ломает все подарки судьбы. Потому что как жить без подарков, в режиме выживания — он знает, а принять идею, что в мире есть для меня пряники — это значит, весь привычный образ жизни перекраивать. Человек бессознательно догадывается о грядущем объёме работ, и… отказывается от подаренного судьбой пряника. Заберите, у меня нет сил и возможности построить новую жизнь вместо вот этой.

То есть, банальная жалоба на некоторую жизненную трудность (как в гипотетических примерах выше: нет денег, нет мужика, жизнь идёт не по плану) может прятаться огромная проблема. Без мужика или без желаемой суммы денег жить можно. Неприятно, но не смертельно. А вот переменить всю жизнь — откуда на это брать силы и ресурсы?
И это, кстати, для некоторых повод не идти к психотерапевту. Многие точно так же и к врачам не ходят: вот пойду я к медикам, а они у меня обнаружат что-то ужасное, вроде рака или ВИЧ, и что мне делать после этого? Проще не знать. Пока я не знаю, можно считать, что всё нормально. И на психотерапию я тоже не пойду. Приду — и выяснится что-то не то, а пока что я типа нормальный.

Правда, с психологом иногда пытаются хитрить: давай-ка ты не полезешь во всю эту фигню вроде «детских травм» или «обид на родителей», а будешь дисциплинированно колупаться на мелководье, с выделенным тебе участком работы. Смотри, вот проблема — мужиков нормальных нет. И денег мало. Всё, тема заявлена — работай, психолог.

Ужас в том, что добросовестный психотерапевт может, сам того не желая, выдернуть зацепку, которая ведёт к более глубоким слоям проблем.
И вот уже вместо «научите меня зарабатывать деньги», человек стоит перед лицом ситуации «мне не нравится вся та жизнь, которой я живу», и закопать обратно этот скелет не видно ни малейшей возможности.

В общем, психотерапия — она для смелых. Неизвестно, каких чудовищ встретишь внутри себя.

А ведь начнётся всё с какой-нибудь ерунды и обнаруженного простенького переноса. Вроде того, что психотерапевт заметит, как ты ему наливаешь чай, а себя постоянно обделяешь. Или что у тебя в сумке всегда есть пачка пряников для угощения («кушайте, пожалуйста, я на работу всегда беру, и вы тоже угощайтесь»), а вы сами пряники не едите.
Вам не положено.

Елизавета Павлова
Источник: https://psypavlova.ru/2019/04/02/perenos-i-pryaniki/

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Перенос описывает ситуацию, когда чувства, желания и ожидания одного человека перенаправляются и применяются к другому человеку. Чаще всего перенос относится к терапевтической обстановке, когда человек, проходящий терапию, может применить определенные чувства или эмоции к терапевту.

Что такое перенос?

Перенос — это психологический термин, используемый для описания феномена, при котором человек перенаправляет эмоции и чувства, часто бессознательно, от одного человека к другому.Этот процесс может происходить в терапии, когда человек, проходящий лечение, применяет к терапевту свои чувства или ожидания в отношении другого человека, а затем начинает взаимодействовать с терапевтом, как если бы терапевт был другим человеком. Часто паттерны, наблюдаемые в переносе, отражают отношения с детства.

Концепция переноса была впервые описана психоаналитиком Зигмундом Фрейдом в его книге «Исследования истерии» 1895 года, где он отметил глубокие, интенсивные и часто бессознательные чувства, которые иногда возникали в рамках терапевтических отношений, которые он установил с теми, кого лечил.

Эта страница содержит как минимум одну партнерскую ссылку для сервисов Amazon.
Программа LLC Associates, что означает, что GoodTherapy.org получает финансовую компенсацию, если вы совершаете покупку, используя ссылку Amazon.

Перенос — обычное явление среди людей, и он часто может возникать при терапии, но не обязательно означает состояние психического здоровья. Перенос также может происходить в различных ситуациях вне терапии и может лечь в основу определенных паттернов взаимоотношений в повседневной жизни.

Типы переводов

Некоторые из наиболее распространенных типов переноса включают:

  • Отцовский перенос , когда человек смотрит на другого человека как на отца или идеализированную фигуру отца. Человека можно рассматривать как могущественного, мудрого и авторитетного человека, и он может рассчитывать на защиту и разумный совет от этого человека.
  • Материнский перенос происходит, когда человек рассматривает другого человека как мать или идеализированную фигуру матери.Этого человека часто считают любящим и влиятельным, и от него часто ждут заботы и утешения.
  • Переход между братьями и сестрами может происходить при отсутствии родительских отношений или при их разрыве. В отличие от родительского переноса, этот тип переноса обычно представлен не поведением лидера / последователя, а взаимодействием со сверстниками или командой.
  • Несемейный перенос можно увидеть, когда люди относятся к другим в соответствии с идеализированной версией того, кем они должны быть, а не тем, кем они являются на самом деле.Так могут формироваться стереотипы. Например, от священников можно ожидать святости во всем, что они делают, в то время как от полицейских можно ожидать, что они будут всегда соблюдать закон, а от врачей можно ожидать, что они вылечат любую болезнь.
  • Сексуальный перенос , иногда классифицируемый как эротический или эротический перенос, может происходить, когда у человека, проходящего терапию, развивается сексуальное влечение к своему терапевту. В то время как эротический перенос часто относится к сексуальным мыслям, которые человек считает нереалистичными и может быть позитивным типом переноса, эротический перенос — это всепоглощающее влечение к терапевту, которое может нанести ущерб терапевтическим отношениям и прогрессу клиента.

Иногда перенос наблюдается в повседневных ситуациях, например, когда:

  • Человека легко раздражает одноклассник, который немного похож на его часто раздражающего младшего брата или сестру.
  • Молодой человек с нежностью относится к гораздо более старшей женщине-коллеге, потому что она вызывает воспоминания об умершей матери этого человека.
  • Человек начинает не доверять романтическому партнеру просто потому, что предыдущий партнер обманул.

Передача может быть положительной или отрицательной.Оба типа могут принести пользу терапии по-разному. Позитивный перенос может привести к тому, что психотерапевт будет рассматривать терапевта как доброго, заинтересованного или полезного по другим причинам. Негативный перенос может заставить человека, проходящего терапию, направить гнев или болезненные чувства на терапевта, но терапевт все еще может использовать эти эмоции, чтобы помочь человеку достичь большего понимания.

Перенос в терапии

Перенос может повлиять на социальные отношения и психическое здоровье человека, поскольку перенос может привести к вредным образцам мышления и поведения.Основная проблема обычно заключается в том, что в случае переноса человек стремится установить отношения не с реальным человеком, а с кем-то, на кого он спроецировал чувства и эмоции.

Когда перенос происходит в терапевтических условиях, терапевт может лучше понять человека, узнав о спроецированных чувствах, и через это новое понимание помочь пациенту в терапии достичь результатов и выздоровления. Понимая, как происходит перенос, специалист в области психического здоровья может лучше понять как состояние человека, так и / или аспекты его ранней жизни, которые влияют на него в настоящее время.

Перенос может часто происходить между терапевтом и человеком, проходящим терапию. Например, терапевт может рассматриваться как всезнающий гуру, идеальный любовник, хозяин судьбы человека, яростный противник и так далее. Сторонники психоанализа считают, что перенос — это терапевтический инструмент, имеющий решающее значение для понимания бессознательных или подавленных чувств человека. Считается, что исцеление произойдет с большей вероятностью, если эти основные проблемы будут эффективно выявлены и решены.

Терапевт может также научить терапевта определять различные ситуации, в которых может иметь место перенос.Такие методы, как ведение дневника, могут позволить пациенту, проходящему терапию, определить возможные паттерны как в мыслях, так и в поведении посредством обзора и сравнения прошлых записей. Когда примеры проблемного переноса становятся более узнаваемыми, человек, проходящий терапию, может выяснить, почему происходит перенос, и помочь предотвратить его повторение.

Один из видов терапии, известный как терапия, ориентированная на перенос (TFP), использует перенос, который происходит в терапии, чтобы помочь людям понять свое собственное поведение и образ мышления.Чаще всего используется для лечения пограничного расстройства личности (ПРЛ).

Каталожные номера:

  1. Ладсон Д. и Велтон Р. (2007). Распознавание эротических и эротизированных переносов и управление ими. Психиатрия (Эдгмонт), 4 (4), 47-50. Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2921238
  2. Макари, Г. Дж. (1994). К интеллектуальной истории переноса [Аннотация]. Психиатрические клиники Северной Америки, 17 (3), 559-570.Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/7824382
  3. Перейра, Дж. Г. (2010). Перенос и терапевтические отношения — работают за или против? Получено с https://www.researchgate.net/publication/268363858_Transference_and_the_Terapeuthic_Relationship_-_Working_For_or_Against_It
  4. Праско, Дж., Дивеки, Т., Грамбал, А., Камарадова, Д., Мозный, П., Сигмундова, З., Слепецки, М., и Вискоцилова, Дж. (2010). Перенос и контрперенос в когнитивно-поведенческой терапии. Биомедицинские документы медицинского факультета Университета Палацки, Оломоуц, Чехословакия, 154 (3), 189–197. Получено с http://biomed.papers.upol.cz/getrevsrc.php?identification=public&mag=bio&raid=95&type=fin&ver=2
  5. Перенос. (нет данных). Получено с https://www.mentalhelp.net/articles/transference
  6. .

Последнее обновление:
25.09.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Что такое психология переноса и почему это важно?

Обновлено 21 февраля 2021 г.

Медицинское заключение: Аарон Хорн

В психологии несколько явлений раскрывают человеческую природу, и одним из таких явлений является перенос. В психологии перенос — еще одна теория Зигмунда Фрейда, и она довольно интригующая. В этом посте мы обсудим, что такое перенос и почему он происходит.

Источник: pixabay.com

Что такое перенос?

Перенос — это теория психологии, которая утверждает, что кто-то может неосознанно передавать свои чувства по отношению к кому-то другому человеку, обычно психологу. Это сбивает с толку? Если у вас есть чувства к кому-то, вы можете спроецировать эти чувства на своего психолога. Например, если вы влюблены в своего друга, вы можете передать эти чувства психологу и попытаться установить с ним отношения.

Как происходит перенос?

Перенос, кажется, происходит из-за детских воспоминаний. Тот, кто испытывает чувства к своим родителям, может передать эти чувства своим детям. Например, если ваши родители чрезмерно опекали вас, вы можете передать эту чрезмерную опеку своим детям. Если кто-то из ваших знакомых похож на вашего бывшего, вы можете передать ему недоверие. Это может произойти как внутри, так и вне терапии.

История передачи

Как и многие психологические концепции, Зигмунд Фрейд был первым, кто популяризировал ее.Впервые он был популяризирован в конце 19 века в его книге «Исследования истерии». Он обращал внимание на чувства людей, особенно когда они были глубоко заперты.

Хотя некоторым теориям Фрейда в сегодняшнем психологическом мире мало места, перенос все еще наблюдается, и он бывает разных типов.

Типы передачи

Перенос — это обобщающий термин, и есть довольно много типов переноса, с которыми можно иметь дело. К ним относятся:

Отцовский перевод

Это когда кто-то переносит на кого-то отеческие чувства.Отцовский перенос — это когда вы смотрите на кого-то с отцовскими качествами, такими как авторитетный или мудрый. Вы когда-нибудь видели, чтобы кто-то смотрел на другого человека, особенно на человека старше него, как на отца? Вы можете рассматривать мудрость пожилых людей как отцовскую, и в результате у них появляется чувство власти. Это часто случается, если у кого-то изначально нет отца.

Материнский перевод

Это когда кто-то относится к другому человеку как к материнской фигуре. Он опирается на традиционные гендерные роли родителей.Материнский — это когда вы относитесь к человеку как к любящему или заботливому. Вы можете рассматривать их как источник утешения, и они могут помочь вам почувствовать себя лучше.

Источник: pixabay.com

Передача братьев и сестер

Перенос братьев и сестер — это когда вы смотрите на кого-то вроде брата или сестры. Вы можете увидеть своего лучшего друга-мужчину как брата или найти девушку, которая станет вашей младшей сестрой. Это может произойти, когда вы единственный ребенок или у вас напряженные отношения с братьями и сестрами.

Несемейная передача

Это когда кто-то передает свои чувства по поводу того, кем они хотят быть, на кого-то другого. Например, если вы хотите быть священником, вы можете видеть в других святых, потому что хотите быть святыми. Эта форма переноса может основываться на стереотипах об определенных группах людей, точно так же, как семейный перенос опирается на стереотипы матери, отца и братьев и сестер.

Является ли перенос положительным или отрицательным явлением?

Перенос может быть хорошим или плохим.Иногда это может заставить кого-то рассердиться и причинить боль другим, кто этого не заслуживает. Например, вы можете плохо обращаться с кем-то, потому что он напоминает вам бывшего, даже если он не ваш бывший. Если ваш предыдущий партнер изменял, вы можете скептически относиться к своему новому партнеру, даже если у вас нет доказательств того, что он изменяет. Вам достаточно того, что кто-то обманул. Вы можете передать сексуальные чувства тому, кто этого не хочет. Есть много случаев, когда перенос может пойти не так.

Впрочем, это тоже может быть хорошо.Те, кому не хватает родительской фигуры, могут найти утешение в людях, похожих на своих родителей. Люди, которые чувствуют себя вашими братьями и сестрами, могут иметь хорошие отношения. Перенос может быть как хорошим, так и плохим.

В терапии

Одно из самых больших мест, где происходит перенос, как вы могли себе представить, — это терапия. Кто-то может передать терапевту множество чувств. Терапевт хорошо осведомлен, и многие могут относиться к терапевту как к родителю или любовнику. Терапевт должен быть осторожен, поскольку романтические отношения с пациентом крайне неэтичны.Однако большинство терапевтов понимают концепцию переноса и хорошо подготовлены к тому, когда он происходит.

Источник: pixabay.com

Терапевты знают, что перенос может быть положительным или отрицательным. Клиент может рассматривать терапевта как антагониста, и терапевт должен быть готов к некоторому сопротивлению. Когда этого не происходит, терапевт должен подготовиться к тому, чтобы на него смотрели как на члена семьи. Перенос позволяет терапевту взглянуть на пациента целиком и увидеть, что он может найти.Часто они могут помочь пациенту осознать несколько аспектов себя, о которых он не знал. Поскольку перенос является бессознательным, кто-то может не знать, что видит в терапевте своего брата или сестру.

На самом деле перенос может походить на терапию. Тот, кто находится в процессе передачи, может избавиться от своих бессознательных чувств, а терапевт может помочь им исцелиться. Если у кого-то никогда не было фигуры отца, терапевт может использовать это знание для внесения изменений. Они также могут научить их, как избавиться от этих мыслей.Терапевт будет записывать их поведение и выяснять, что вызывает перенос у их клиентов и что можно с этим сделать. Проблемный перенос может быть предотвращен терапевтом, соблюдая твердые границы.

Трансфер в массовой культуре

Люди — сложные существа, но мы — создания шаблонов и обобщений. Если у нас есть плохой опыт общения с кем-то, у кого есть определенные черты, мы можем применить этого человека ко всем, кто разделяет эти черты.Примером этого является расизм поколений. Люди ассоциируют стереотипы со всей культурой из-за того, чему их учили. Они применяют стереотипы к другим людям исключительно на основании того, что, по их мнению, они знают. Часто бывает много неосознанных предубеждений, которые передаются из-за подслушивающих разговоров с людьми, на которых вы когда-то смотрели.

Контрперенос

Другой тип переноса, который может произойти, — это контрперенос. Это когда терапевт передает свои эмоции клиенту, обычно реагируя на их перенос.

Фрейд был также человеком, который развил эту идею. В своей теории психолог также развивает это бессознательно. Терапевт должен оставаться нейтральным по отношению к клиенту, если он хочет внести изменения. Если терапевт передает чувства, это нехорошо. Говорят, что решением контрпереноса является внимательность. Терапевт должен осознавать феномен и оставлять свои чувства за дверью. Поскольку терапия — это профессия, требующая большого сочувствия, контрперенос может произойти, и терапевту необходимо оценить свои чувства.

Источник: pixabay.com

Эмоции, которые кто-то может передать

Вот список эмоций, которые кто-то может передать:

  • Кто-то на терапии может передать гнев терапевту. Например, если терапевт выглядит как человек, который причинил боль клиенту, клиент может быть враждебно настроен по отношению к терапевту. Это не означает, что им следует переводить терапевтов; терапевт может использовать гнев в своих интересах.
  • Кто-то может передать депрессивные чувства на кого-то другого.Поскольку терапевты проявляют сочувствие, им необходимо признать это и убедиться, что они не унаследуют депрессию.
  • Не всякий перенос плох. Если терапевт напомнит кому-то, кто сделал его счастливым, он может с радостью поговорить с ним. Однако в результате они могут скрыть свои истинные чувства.

Лечение переноса

Первый шаг в лечении переноса — это осознание и понимание того, что может вызвать его. Например, вы переносите гнев на кого-то из-за того, что у него такой же цвет волос, как у вашего бывшего.Вы делаете это неосознанно. Осознав, что вы это делаете, вы можете остановить себя и использовать логику. Человек, на которого вы злитесь, не имеет ничего общего с вашим бывшим, кроме его волос. Почему ты расстроен? Если вы будете внимательны и осведомлены, вы сможете меньше передавать и вместо этого говорить со всеми на равных.

Источник: 514amw.afrc.af.mil

Обратитесь за помощью!

Нет ничего постыдного в разговоре с терапевтом, если он вам нужен. Терапия может помочь вам справиться со многими эмоциями, особенно если вы чего-то упускаете из своей жизни.Поговорив с терапевтом, вы можете положить конец переносу и жить лучше. Так что поговорите с терапевтом сегодня и посмотрите, что вы можете сделать.

Часто задаваемые вопросы (FAQ):

Какой пример переноса в психологии?

Перенос происходит, когда человек полностью перенаправляет свои чувства или желания к другому человеку на кого-то другого. С этой точки зрения типичным примером переноса является наблюдение за характеристиками одного знакомого человека в другом.Перенос может быть как положительным, так и отрицательным, в зависимости от чувств, связанных с исходным человеком.

Что такое перенос и контрперенос в психологии?

Перенос и контрперенос — похожие типы переноса, но имеют свои различия. Как уже упоминалось, перенос в терапии — это когда клиент, кажется, перенаправляет свои чувства к другому человеку на другого человека, обычно на терапевта или психолога. С другой стороны, контрперенос — это когда вы, как терапевт или психолог, переносите свои чувства на клиента.Обычно контрперенос — это неосознанная реакция на сам перенос, иногда называемая контрпереносом.

Является ли перенос защитным механизмом?

Понятие переноса, безусловно, можно рассматривать как защитный механизм. Многие люди, естественно, хотят избежать чувства гнева или обиды, исходящих от близкого человека. Перенос опыта может позволить этому человеку существенно отделить эти чувства от конкретного человека. Однако этот тип переноса и другие могут быть деструктивным защитным механизмом для разума и привести к повреждению отношений.

Перенос — это хорошо или плохо?

Перенос может быть и тем, и другим. Перенос происходит в негативных и позитивных ситуациях, поэтому, хороший он или плохой, полностью зависит от ситуации человека. Перенос пациента может быть положительным, например, когда он применяет к терапевту приятные аспекты предыдущих отношений и видит их как широкие и озабоченные ими. Однако некоторые типы переноса, такие как сексуализированный перенос или контрперенос, могут повредить отношениям с передаваемыми эмоциями или мыслями человека.Психодинамическая терапия может помочь человеку справиться с типом переноса.

В чем разница между переносом и проекцией?

Проект в психологии похож на перенос и контрперенос, но не совсем то же самое. Проекция — это когда человек приписывает поведение или чувства человеку, у которого их на самом деле нет. Тем не менее, человек убежден, что эти чувства проецируются на него. Перенос, сфокусированный на эмоциях или мыслях, переносит эти чувства на другого человека и фактически может заставить его подсознательно осознать и сбить с толку эти чувства.

Что такое позитивный перенос в психологии?

Перенос пациента, безусловно, может быть положительным. В психоанализе чувства любви, счастья, доверия и другие положительные эмоции могут укрепить существующие отношения человека. Ощущение этих эмоций от родителей или других важных фигур в молодом возрасте может относиться к другим с такими же эмоциями, что является положительным переносом.

Каковы признаки контрпереноса?

Контрперенос — сложная ситуация, но есть несколько признаков переноса этого типа, на которые следует обратить внимание.Если ваш терапевт или психолог чрезмерно критичны, выносят суждения, действуют по-родительски, хотят встречаться вне терапии или постоянно расстраиваются или злятся на ваши мнения и убеждения, может иметь место контрперенос. Если это произойдет, лучше порвать с терапевтом или открыто обсудить с ним, как двигаться дальше.

Можно ли обнять терапевта?

Объятия терапевта и пациента технически не нарушают никаких правил.Когда пациент испытывает сильный дискомфорт и нуждается в терапевтических объятиях, разовые объятия могут быть вполне приемлемыми. Однако постоянные объятия могут на самом деле привести к переносу, а сексуализированный перенос, поэтому многие терапевты отказываются от пациента, который просит обнять его. Многие терапевты заранее спрашивают клиента, поможет или повредит утешение через объятие или нежная рука на плече; они пойдут оттуда. Если вы чувствуете, что терапевт становится слишком близко к вам, лучше оторваться и увидеть нового профессионала.

Как вы управляете переносом и контрпереносом?

Лучший способ управлять переносом и контрпереносом — улавливать определенные сигналы, такие как осознание того, что ваши эмоции не связаны с каким-либо человеком. Как уже упоминалось, позитивный перенос может быть здоровым, но негативный перенос может пагубно сказаться на отношениях. Каждый раз, когда возникают необъяснимые эмоции, постарайтесь определить, почему вы так чувствуете и о ком или о чем эти чувства на самом деле.Что касается контрпереноса, поддерживайте с клиентом профессионалов и не переходите никаких границ.

Психоаналитическая теория переноса

В психоаналитической теории перенос происходит, когда клиент проецирует на своего терапевта чувства по отношению к другому человеку, особенно к кому-то, с кем он столкнулся в детстве.

Классический пример сексуального переноса, о котором часто говорят в связи с терапевтическими отношениями, — это влюбленность в своего терапевта.Однако вы также можете передать такие чувства, как ярость, гнев, недоверие или зависимость.

Есть три типа переноса:

Хотя перенос обычно является термином для области психического здоровья, он может проявляться в вашей повседневной жизни, когда ваш мозг пытается понять текущий опыт, исследуя настоящее через прошлое и, в ущерб вам, ограничивая ввод новой информации.

Перенос многослойен и сложен

Иногда перенос может быть препятствием для терапии, поскольку клиент может почувствовать искушение полностью прекратить отношения или может стать угрюмым и замкнутым во время сеансов, что препятствует прогрессу.

Природа переноса может дать важные ключи к разгадке проблем клиента, а проработка ситуации может помочь разрешить глубоко укоренившиеся конфликты в психике клиента.

Положительный перенос

Перенос может быть полезным. Вы испытываете позитивный перенос, когда применяете приятные аспекты ваших прошлых отношений к своим отношениям с терапевтом. Это может иметь положительный результат, потому что вы видите в своем терапевте заботу, мудрость и заботу о вас.

Отрицательный перенос

Негативный перенос звучит плохо, но на самом деле может улучшить ваш терапевтический опыт. Осознав это, терапевт может использовать это как тему обсуждения и изучить вашу эмоциональную реакцию. Этот тип переноса особенно полезен, если ваш терапевт помогает вам преодолеть эмоциональную реакцию, которая не соответствует реальности того, что произошло во время сеанса.

Сексуальный перенос

Вы чувствуете влечение к своему терапевту? Вы можете страдать от сексуализированного переноса, если ваши чувства к терапевту:

  • Интимное и сексуальное
  • Почитание или поклонение
  • Романтичный и чувственный

Контрперенос

Терапевт всегда должен осознавать возможность того, что его собственные внутренние конфликты также могут быть переданы клиенту.Этот процесс, известный как контрперенос, может сильно испортить терапевтические отношения.

Некоторые исследования показывают, что 76% терапевтов-женщин и 95% терапевтов-мужчин признаются, что в то или иное время испытывали сексуальные чувства по отношению к своим клиентам.

Несмотря на негативный оттенок контрпереноса, некоторые психотерапевты находят способы использовать его в терапевтических целях.

Обсуждение переноса с терапевтом

Как только ваш терапевт осознает, что вы переживаете перенос, он, вероятно, не захочет сразу обсуждать это.Однако в какой-то момент необходимо будет решить эту проблему. Если избегать этой темы, это может привести к тупиковой ситуации в терапии и негативно повлиять на ваши отношения с терапевтом, потому что вы, клиент, можете:

  • Стать смущенным, неудобным и эмоционально отстраниться
  • Чувствовать стресс
  • Регресс, который может свести на нет некоторые из уже достигнутых вами положительных результатов.

К распространенным орфографическим ошибкам относятся: передача, передача, передача.

Пример

Мишель очень разозлилась на своего терапевта, когда он обсудил возможность выполнения домашних заданий.Через исследование гнева с терапевтом Мишель обнаружила, что она переживает перенос неразрешенного гнева на авторитарного учителя начальной школы.

Что происходит между клиентом и терапевтом?

Перенос был определен как «опыт клиента с терапевтом, сформированный его или ее собственными психологическими структурами и прошлым», часто включающий «смещение на терапевта чувств, установок и поведения, по праву принадлежащих более ранним значимым отношениям» ( Gelso & Hayes, 1998, стр.11). Контрперенос описывает реакцию терапевта на клиента с точки зрения как чувств, так и поведения. Возникнув в психоаналитической традиции, перенос и контрперенос когда-то считались основополагающими для успешных результатов психотерапевтического лечения. Однако со временем акцент постепенно сместился в сторону «реальных» отношений между клиентом и терапевтом, и некоторые психологи даже задались вопросом, существует ли вообще концепция переноса.

Тем не менее, в течение первого года клинического обучения мою когорту пригласили рассмотреть, как феномен переноса развивался и изменялся с течением времени.Я начал думать о том, как важные исторические фигуры в психологии могли бы говорить об этих идеях, если бы они когда-либо встречались. Поэтому я предлагаю вам отказаться от академических ожиданий на время, достаточное для того, чтобы насладиться представленной далее презентацией.

Зигмунд Фрейд
Зигмунд Фрейд родился в 1854 году на территории современной Чешской Республики. Получив образование в Вене, он занимался медициной до конца 1880-х годов, прежде чем сосредоточить свое внимание на изучении психологических причин нервных расстройств.«Как исследователь, он был первым в своей области» (Ломас, 1973, стр. 37).

Доктор Фрейд, я хотел бы дать читателю некоторое представление о том, как мы узнали о концепциях переноса и контрпереноса. Вы можете рассказать нам об их открытии?

Фрейд: Ну, на самом деле это был мой коллега Джозеф Брейер, который первым задокументировал феномен переноса, хотя он не назвал его, в своей работе с Анной О. У нее возникли сильные эротические чувства к нему на более поздних этапах своего анализа. , и я думаю, они его довольно обеспокоили.Мы работали вместе, пытаясь раскрыть бессознательный материал из прошлого пациента с помощью гипноза, но часто сталкивались с сопротивлением со стороны тех, кто боялся раскрыть постыдные воспоминания. Мы обнаружили, что такие пациенты были склонны подсознательно переносить свои постыдные фантазии на аналитика. Впервые я использовал термин «перенос» в своих «Исследованиях истерии» 1895 года.

Вы сразу же осознали важность своего открытия?
Freud: На самом деле, поначалу всем это было неприятно! Перенос прошлых отношений клиента на самого себя было серьезным препятствием на пути к эффективному психоанализу, и мы изо всех сил старались этого избежать.Но со временем я обнаружил, что помощь пациентам в переживании прошлых конфликтов в настоящем может стать жизненно важной для эффективности лечения (Malan, 2004).

Не могли бы вы подробнее объяснить, как работает перенос?
Freud: На мой взгляд, именно неудовлетворенные или подавленные желания и переживания из прошлого пациента, обычно из детства, переносятся на личность терапевта, раскрывая источник их невроза. Например, иногда они могут видеть в аналитике карательного отца, а иногда — как соблазнительного любовника.При правильном обращении перенос позволяет пациентам заново пережить детские конфликты в безопасности кабинета. С помощью интерпретаций аналитика эти прошлые конфликты можно проработать до удовлетворительного заключения. Контрперенос возникает из-за неразрешенных конфликтов в прошлом аналитика, и его следует избегать любой ценой. Эмоциональная реакция на пациентов очень пагубна для аналитического процесса. Чтобы давать рациональные интерпретации при столкновении с такими сильными эмоциями, как любовь и ненависть, нужно всегда сохранять профессиональную дистанцию ​​ (Nye, 2000).

Некоторые из моих коллег по психоаналитической школе впоследствии бросили вызов моему взгляду на терапевтические отношения. Карл Юнг, например, считает контрперенос вполне естественным и считает, что аналитик должен иметь право делиться своими мыслями и чувствами с пациентом. Для Юнга перенос следует пережить без необходимости в интерпретации, а контрперенос — это просто неизбежное взаимодействие с ним. В течение десятилетий после моей смерти он опубликовал множество статей, в которых предполагалось, что контрперенос может быть полезным инструментом в раскрытии бессознательной динамики внутри пациента (Jacoby, 1984).

Мелани Кляйн
Работа Мелани Кляйн в области объектных отношений представляет собой уникальный отход от идей Фрейда. Она внесла большой вклад в наше понимание внутреннего мира как детей, так и взрослых. Спорная фигура, которая анализировала своих собственных детей, она оказала глубокое влияние на психодинамическую теорию и практику.

Миссис Кляйн, в частности, ваши идеи были восприняты как прямой вызов идеям доктора Фрейда. Как бы вы на это ответили?
Кляйн: Я действительно никогда не видел себя противником работы доктора Фрейда, просто развивая и расширяя ее, чтобы улучшить наше понимание работы человеческой психики.Тем не менее, я действительно конфликтовал с его дочерью Анной в 1940-х годах по сложному вопросу переноса .

Не могли бы вы рассказать нам о своем мнении?
Klein: Я считаю, что младенцы способны формировать базовые объектные отношения с момента своего рождения. Опыт социального взаимодействия с раннего детства составляет основу внутреннего мира объектных отношений. Это, в свою очередь, формирует взаимодействие человека с внешним миром на протяжении всей его жизни. Теоретики объектных отношений, такие как Винникотт, Фэйрберн и я, отдают приоритет отношениям как фундаментальным принципам психологического функционирования, а не инстинктивным побуждениям, которые идентифицировал доктор Фрейд.Таким образом, отношения переноса с аналитиком обеспечивают незаменимое понимание внутреннего мира пациента и оживляют прошлые отношения в кабинете для консультаций, даже когда анализанд все еще является ребенком.

Согласны ли вы с доктором Фрейдом в том, что следует избегать контрпереноса?
Klein: Напротив. Эмоциональные реакции, испытываемые аналитиком, абсолютно необходимы для понимания того, как пациент относится к другим. Контрперенос позволяет аналитику войти в мир пациента и воплотить перенос в сознание посредством интерпретации (Grant & Cawley, 2002).Паула Хейманн была первой, кто открыто заявил о ценности контрпереноса и многое сделала для изменения общего взгляда на него. Она утверждает, что «бессознательное аналитика понимает бессознательное пациента. Это взаимопонимание на глубоком уровне проявляется в форме чувств, которые аналитик замечает в ответ на пациента (Heimann, 1950, цит. По Sandler, 1976).

Согласно классической фрейдистской точке зрения, психосексуальные конфликты, пережитые в годы становления, переживаются заново как результат бессознательного желания удовлетворить детские желания.В традиции объектных отношений Кляйниена ранние значимые отношения повторяются в терапии, а чувства, эмоции и поведение, связанные с этими отношениями, повторно переживаются в отношениях с терапевтом.

Карл Роджерс
Из экзистенциального, феноменологического подхода Кэрол Роджерс извлекла свой личностно-центрированный, недирективный подход. Основатель гуманистической психологии дает нам другую линзу, через которую мы можем рассматривать эти концепции.

Мистер Роджерс, не могли бы вы рассказать нам немного о своем стиле работы?
Роджерс: Конечно.В работе, ориентированной на человека, мы стараемся понять проблемы клиента так, как он видит их сам. Мы не разделяем клиентов на диагностические категории. Клиента поощряют верить в свою способность решать свои проблемы, создавая атмосферу взаимного уважения. Постепенно складывается ситуация, в которой клиент может рискнуть раскрыть все больше и больше о себе, зная, что терапевт будет спокойно реагировать и продолжать уважать его все время (Lomas, 1973).

Не могли бы вы рассказать нам о своем взгляде на перенос, доктор Роджерс?
Rogers: Конечно, клиенты всегда будут испытывать положительные и отрицательные чувства во время сеансов терапии.Безусловно, часть этих эмоциональных реакций будет основываться на прошлом опыте, но я не считаю необходимым уделять этим чувствам какое-либо особое внимание (Nye, 2000). «Феномены переноса встречаются во всех человеческих отношениях» (Джейкобс, 2010). На самом деле они настолько важны в повседневной жизни, что нам больше не нужны сложные манипуляции, чтобы выявить их (Lomas, 1973). Терапевту нет необходимости делать интерпретации, потому что, если он искренен, принимает и сопереживает, значения этих чувств, тем не менее, становятся ясными для клиента.Более того, описывать реакцию терапевта на пациента как контрперенос, мягко говоря, «неудовлетворительно» (Malan, 2004, p.131). Эти реакции могут быть совершенно естественными и не передаваться ни от кого.

Современные формы психотерапии
Существует несколько современных форм психотерапии, которые поддерживаются значительной доказательной базой, где недавно были выявлены концепции, сопоставимые с переносом. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), например, стала мощным игроком с момента ее появления в 1970-х годах.Первоначально направленная на облегчение тревоги и депрессии, КПТ сосредоточена на том, как мысли влияют на чувства и поведение и как изменение основных убеждений может привести к изменению поведения (Beck, 1991). КПТ критиковали за ее «механистический» и «технический» подход и за неиспользование терапевтических отношений (Jacobson, 1989). Однако совсем недавно явления, подобные переносу, были выявлены в работе КПТ с клиентами со сложными проблемами, такими как расстройство личности, где терапевтические отношения играют гораздо более важную роль (Grant & Crawley, 2002).

Freud: Ах да, я слышал об этих разработках. КПТ и психодинамическая терапия возникли из противоположных философий, но в 1990-х годах эти две традиции стали намного ближе друг к другу, когда когнитивные терапевты начали признавать существование бессознательных когнитивных процессов. Схемы, например, являются бессознательными «когнитивными репрезентациями прошлого опыта взаимодействия с ситуациями или людьми», которые помогают нам понять будущие события (Goldfried, 1995, p.55). Клиент может сформировать «личную схему» терапевта, на которую влияют схемы из предыдущих ситуаций.Например, если клиент воспринимает отношения как отношения авторитета и доминирования, тогда может возникнуть схема родителя или учителя. Эти схемы связаны с другой концепцией, известной как сценарий. Скрипты — это схемы, которые влияют на привычные поведенческие последовательности. Их можно активировать в терапии, когда поведение клиента вызывает у терапевта те же реакции, что и в других отношениях в своей жизни. Работа с переносом может помочь раскрыть дисфункциональные схемы и сценарии (Grant & Crawley, 2002).

Rogers: Для меня введение понятий переноса и контрпереноса в когнитивную терапию служит только для повторной мистификации терапевтического процесса (Rudd & Joiner, 1997). Я всегда концентрировался на «реальных» отношениях между клиентом и терапевтом.

Freud: Несмотря на то, что когнитивно-поведенческая терапия концентрируется в основном на отношениях с клиентом вне терапевтической ситуации, терапевт все же может использовать перенос, чтобы наблюдать, как клиент относится к микрокосму консультационной комнаты.Затем он может сделать выводы о проблемах клиента в мире. Это особенно полезно при работе с пациентами, страдающими расстройством личности, которые остро чувствительны к реакции терапевта (Grant & Crawley, 2002). Я надеюсь, что будущие когнитивные терапии будут развивать эти идеи, чтобы еще больше использовать множество ресурсов, доступных через терапевтические отношения.

Терапия, основанная на ментализации (MBT), является именно такой когнитивной терапией, в которой терапевтические отношения приобретают первостепенное значение, а работа по переносу играет центральную роль в изменении изменений (Allen, et al., 2008).

Klein: Насколько я понимаю, ментализм представляет собой осознание психических состояний себя и других и способность интерпретировать эти психические состояния. Для большинства людей это является частью повседневной жизни, но для некоторых, особенно для тех, кто перенес раннюю травму, это чрезвычайно сложно и сбивает с толку. В то время как нарушение ментализации негативно влияет на повседневную жизнь клиентов, усиление ментализации увеличивает способность справляться с невзгодами, такими как психиатрические проблемы.Безопасные отношения привязанности обеспечивают оптимальную среду, в которой может развиваться умственная способность, и в MBT задача терапевта — обеспечить безопасную основу, на которой клиент может безопасно исследовать болезненные аспекты своего прошлого и настоящего (Allen et al., 2008). .

Когда перенос происходит в MBT, интерпретация принимает форму активного ментализации отношений между клиентом и терапевтом, тщательно связывая поведение с гипотетической моделью сознания пациента.Поскольку у клиентов ограниченные возможности ментализации, работа по переносу концентрируется на отношениях «здесь и сейчас» в консультационной комнате. Однако по мере увеличения этой способности интерпретация текущих отношений переходит в контекст понимания прошлых отношений. Такой подход к психическому переносу показывает клиенту, как одно и то же поведение может быть интерпретировано разными способами по-разному (Allen et al., 2008).

Freud: Мне кажется, что подход MBT развил психоаналитические идеи о понимании прошлого через терапевтические отношения.

Klein: Гештальт-терапия и психоанализ также сходятся во мнениях по нескольким фундаментальным вопросам. Оба делают акцент на сознательном и бессознательном конфликте и прошлом травматическом опыте, они разделяют концепцию интернализованных объектов и идентифицируют защитные процессы, искажающие реальность (Nielsen, 1980).

Rogers: Но гештальт-терапия концентрируется на здесь и сейчас и приуменьшает значение переноса. Когда перенос действительно возникает, гештальт-терапевты используют то, что они называют диалогами «пустого стула», чтобы избежать переноса прошлых отношений на терапевта.Клиент разыгрывает обе роли, так что неразрешенные чувства из прошлого переносятся на внутренний объект, а не на терапевта (Nielsen, 1980).

Термины перенос и контрперенос — это конструкции, используемые психодинамической традицией психологии для описания конкретного аспекта терапевтических отношений. Хотя некоторые другие школы, такие как CBT, могут не использовать эти конкретные термины, было высказано предположение, что аналогичные концепции действительно существуют.Как сказал Уильям Шекспир: «То, что мы называем розой, под любым другим именем пахло бы так же сладко».

Стефани М. Кобб, клинический психолог из Южного Лондона и Фонда Модсли NHS Foundation Trust
[адрес электронной почты защищен]

Ссылки

Аллен, Дж. Дж., Фонаги, П. и Бейтман, А. (2008). Ментализация в клинической практике. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.
Beck, A.T. (1991). Когнитивно-поведенческая терапия: 30-летняя ретроспектива, Американский психолог, 46, 368–375.
Gelso, C.J. & Hayes, J.A. (1998). Психотерапевтические отношения. Нью-Йорк: Вили.
Голдфрид, М.Р. (1995). От когнитивно-поведенческой терапии до интеграции психотерапевтов. Нью-Йорк: Спрингер.
Грант Дж. И Кроули Дж. (2002). Перенос и проекция. Maidenhead: McGraw-Hill Education.
Джейкобс, М. (2010). Психодинамическое консультирование в действии (4-е изд.). Лондон: Мудрец.
Якобсон, Н. (1989). Отношения терапевт-клиент в когнитивно-поведенческой терапии. Журнал когнитивной психологии: международный квартал, 3, 85–96.
Джейкоби, М. (1984). Аналитическая встреча: перенос и человеческие отношения. Торонто: Книги Внутреннего города.
Ломас, П. (1973). Истинный и ложный опыт. Лондон: Пингвин.
Малан, Д.Х. (2004). Индивидуальная психотерапия и наука психодинамика. Лондон: Арнольд.
Нильсен, А. (1980). Гештальт и психоаналитическая терапия: структурный анализ и сближение. Американский журнал психотерапии, 34 (4), 534–544.
Най, Р. Д. (2000). Три психологии: перспективы Фрейда, Скиннера и Роджерса (6-е изд.).Лондон: Уодсворт.
Радд, доктор медицины и Джойнер, Т. (1997). «Контрперенос и терапевтические отношения: когнитивная перспектива. Журнал когнитивной психотерапии: международный квартал, 11, 231–250.
Sandler, J.J. (1976). Контрперенос и ролевая отзывчивость. Международный обзор психоанализа, 3, 43–47

Психотерапевтический перенос | Психология вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Социальная психология:
Альтруизм ·
Атрибуция ·
Отношение ·
Соответствие ·
Дискриминация ·
Группы ·
Межличностные отношения ·
Послушание ·
Предрассудки ·
Нормы ·
Восприятие ·
Индекс ·
Контур


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Перенос — это психологический феномен, характеризующийся неосознанным перенаправлением чувств одного человека к другому. Одно из определений переноса — «неуместное повторение в настоящем отношений, которые были важны в детстве человека». [1] Другое определение — «перенаправление чувств и желаний и особенно.тех, кто бессознательно удерживается с детства по отношению к новому объекту ». [2] Еще одно определение -« воспроизведение эмоций, относящихся к подавленным переживаниям, особенно. детства и подмены другим человеком. . . для исходного объекта подавленных импульсов ». [3] Перенос был впервые описан Зигмундом Фрейдом, который признал его важность для психоанализа для лучшего понимания чувств пациента.

Люди часто передают чувства от родителей своим партнерам (эмоциональный инцест) или детям (межпоколенческие связи).Например, можно не доверять кому-то, кто похож на бывшего супруга манерами, голосом или внешним видом; или будьте слишком уступчивы по отношению к кому-то, кто похож на друга детства.

В Психология переноса Карл Юнг утверждает, что в диаде переноса оба участника обычно испытывают множество противоположностей, что в любви и психологическом росте ключом к успеху является способность выдерживать напряжение противоположностей. не отказываясь от процесса, и что это напряжение позволяет человеку расти и трансформироваться. [4]

Перенос является обычным. Только в личном или социально опасном контексте перенос может быть описан как патологическая проблема.

Однако существует экспериментальная новая теория переноса, известная как АМТ (Оскорбительный множественный перенос), выдвинутая Дэвидом В. Бернстайном, в которой обидчики не только переносят негативные чувства, направленные на своих бывших обидчиков на настоящую жертву, но и также передают себе власть и господство бывших обидчиков.Такой перенос иногда является частью психологической составляющей убийц — например, серийного убийцы Кэрролла Коула. Пока его отец был в отъезде во время Второй мировой войны, мать Коула была вовлечена в несколько внебрачных связей, заставляя Коула смотреть. Позже она избила его, чтобы он не предупредил отца. Позже Коул приходил, чтобы убить многих женщин, которых он считал «распущенными», и тех, кто напоминал ему его мать в целом. AMT также очень тесно связана с Убийцами Власти / Контроля, поскольку чувство и взгляд на контроль передаются от одного обидчика к тем, кто его сменит.

Перенос и контрперенос во время психотерапии [править | править источник]

В контексте терапии перенос относится к перенаправлению чувств клиента от значимого человека к терапевту. Перенос часто проявляется как эротическое влечение к терапевту, но может проявляться и во многих других формах, таких как гнев, ненависть, недоверие, парентификация, крайняя зависимость или даже придание терапевту статуса богоподобного или гуру. Когда Фрейд впервые столкнулся с переносом в своей терапии с клиентами, он почувствовал, что это препятствие на пути к успеху лечения.Но он узнал, что анализ переноса — это на самом деле работа, которую необходимо проделать. В центре внимания психодинамической психотерапии, по большей части, находится терапевт и клиент, распознающие отношения переноса и исследующие их смысл. Поскольку перенос между пациентом и терапевтом происходит на бессознательном уровне, психодинамические терапевты, которые в значительной степени озабочены бессознательным материалом пациента, используют перенос, чтобы выявить неразрешенные конфликты пациентов с фигурами из их детства.

Контрперенос определяется как перенаправление чувств терапевта к клиенту или, в более общем смысле, как эмоциональная запутанность терапевта с клиентом. Настройка терапевта на собственный контрперенос почти так же важна, как и их понимание переноса. Это не только помогает терапевту регулировать свои собственные эмоции в терапевтических отношениях, но также дает терапевту ценную информацию о том, что клиент пытается вызвать в них.Например, если терапевт-мужчина чувствует очень сильное сексуальное влечение к пациенту-женщине, он должен понять это как контрперенос и посмотреть, как клиент пытается вызвать в нем эту реакцию. Как только это будет идентифицировано, терапевт может спросить клиента, каковы его чувства по отношению к терапевту, и изучить чувства, которые испытывает клиент, и то, как они соотносятся с бессознательными мотивациями, желаниями или страхами.

Когнитивно-поведенческий подход к переносу [редактировать | править источник]


  1. ↑ Леонард Х.Капеловиц, доктор медицины, Любить и работать / Демонстрация и обсуждение психотерапии , стр. 66 (1987).
  2. ↑ Новый университетский словарь Вебстера (8-е изд., 1976).
  3. ↑ Словарь американского языка Вебстера «Новый мир» (2-е изд. Колледжа, 1970).
  4. ↑ Юнг, Карл К. Психология переноса , Princeton University Press, ISBN 0-691-01752-2

Книги [править | править источник]

  • Эсман, Аарон Х. (1990).Основные документы по переносу. Нью-Йорк / Лондон: Издательство Нью-Йоркского университета.
  • Франк, Джордж. (2000). Повторный перенос / исправленный перенос. Психоанализ и современная мысль, 23, 459-478
  • Фрейд, С. (1905e [1901]). Фрагмент анализа случая истерии. Стандартное издание, 7: 1-122.
  • Фрейд, С. (1910a [1909]). Пять лекций по психоанализу. SE, 11: 5-55.
  • Фрейд, С. (1912b). Динамика переноса. SE, 12: 97-108.
  • Фрейд, С.(1913c). В начале лечения (дальнейшие рекомендации по технике психоанализа I). SE, 12: 121-144.
  • Фрейд, С. (1914г). Запоминание, повторение и проработка (дальнейшие рекомендации по технике психоанализа II). SE, 12: 145-156.
  • Фрейд, С. (1915а). Наблюдения за переносом любви (дальнейшие рекомендации по технике психоанализа III). SE, 12: 157-171.
  • Фрейд, С. (1916-1917a [1915-1917]). Вводные лекции по психоанализу.SE, 15-16.
  • Фрейд, Зигмунд и Брейер, Йозеф. (1895d). Исследования истерии. SE, 2: 48-106.
  • Etchegoyen, H: Основы психоаналитической техники , Издатель: Karnac Books, 2005, ISBN 185575455X
  • Литтл, (1993). Невроз переноса и психоз переноса , Издатель: Джейсон Аронсон; , ISBN 1568210744
  • Racker, H: «Перенос и контрперенос», Издатель: International Universities Press, 2001, ISBN 0-8236-8323-0
  • Розенфельд, Герберт A: Тупик и интерпретация , 1987, Taylor & Francis Ltd, ISBN 0415010128
  • Schwartz-Salant, N: «Перенос и контрперенос», Издательство: Chrion, 1984 (переиздано в 1992 г.), ISBN 0-9330-2963-2
  • Earles, H: Контрперенос и связанные с ним предметы; избранные статьи., Издательство Нью-Йорк, International Universities Press, 1979, ISBN 0823610853

Статьи [править | править источник]

  • Берд Б. (1972). Заметки о переносе: универсальные явления и самая сложная часть анализа. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 20, 267-301.
  • Бреннер, К. (1979). Рабочий союз, терапевтический союз и перенос. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 27 (доп.), 137-158.
  • Ференци, С.(1990). Инроекция и перенос. В А. Х. Эсмане (ред.), Основные статьи о переносе (стр. 15-27). Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.
  • А. Фрейд (1990). Перенос. В А. Х. Эсмане (ред.), Основные статьи о переносе (стр. 110-114). Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.
  • Фрейд, С. (1990). Динамика переноса. В А. Х. Эсмане (ред.), Основные статьи о переносе (стр. 28-36). Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.
  • Fosshage, J. (1994). К переосмыслению переноса: теоретические и клинические соображения.Международный журнал психоанализа, 75, 265-280.
  • Гилл, М. (1979). Анализ переноса. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 27, 263-288.
  • Greenacre, P. (1954). Роль переноса. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 2, 671-684.
  • Гринсон Р. Р. (1965). Рабочий союз и невроз переноса. Psychoanalytic Quarterly, 34 (2), 155-179.
  • Кернберг, О.Ф. (1987). Теория эго-психологии и объектных отношений к переносу.Psychoanalytic Quarterly, 56 (1), 197-221.
  • Кляйн, М. (1990). Истоки переноса. В А. Х. Эсмане (ред.), Основные статьи о переносе (стр. 236-245). Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.
  • Лёвальд, Х. (1971). Невроз переноса: понятие и явления. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 19, 54-67.
  • Реник О. (1993). Разыгрывание контрпереноса и психоаналитический процесс. В психической структуре и психических изменениях. Горовиц, доктор медицины и др. (Ред.).Мэдисон, Коннектикут: Пресса международных университетов.
  • Сандлер, Дж., Холдер, А., Кавенока, М., Кеннеди, Х.Э., & Нейрат, Л. (1969). Заметки о некоторых теоретических и клинических аспектах переноса. Международный журнал психоанализа, 50,633-645.
  • Winnicott, D.W. (1956). О переносе. Международный журнал психоанализа, 37,386-388.

Книги [править | править источник]

статей [править | править источник]

fr: Transfert (psychanalyse)

Опасности проекции и переноса (Часть 2 из 4)

Проекция — это распространенный защитный механизм, который приносит больше вреда, чем пользы.Это тесно связано с переносом, и оба могут нанести ущерб психическому здоровью человека и межличностным отношениям. Понимание этих защитных механизмов и того, почему они часто используются, может дать людям представление об их собственных отношениях и о том, как более эффективно общаться на работе и дома.

Зигмунд Фрейд впервые определил проекцию как защитный механизм в конце 1800-х годов. Он заметил, что многие из его пациентов психоанализа обвиняли своих близких или знакомых в отрицательных эмоциях, которые они испытывали сами, что помогало людям лучше справляться с неприятными чувствами.Это очень распространено сегодня, особенно если кто-то не уверен в чем-то в своей жизни. Классический пример Фрейда — женатый мужчина, завязавший роман, а затем обвиняющий свою жену в неверности.

Другой тип проекции времени — это когда кто-то стесняется своего умения или личных качеств и предполагает, что другие думают так же. Вместо признания этой незащищенности, будь то возраст, новая пара штанов или способности на работе, человек может быть параноиком, что люди думают, что он или она слишком стар, что брюки выглядят как штаны клоуна или что его или ее работа продукт посредственный.Эти предположения усиливают негативный разговор с самим собой и беспокойство по поводу незащищенности и порождают ненужную враждебность по отношению к другим.

Перенос часто связан с гневом и другими относительно враждебными эмоциями. Люди, естественно, хотят избежать чувства гнева или обиды, поэтому они занимают оборонительную позицию, когда сталкиваются с нападением. Вместо того, чтобы быть уязвимыми и признавать чувство боли и обиды, некоторые люди инстинктивно меняют положение и начинают контратаку. Как сказал Леон Ф. Зельцер, Ph.Д., писатель и клинический психолог, объясняет: «… большая часть нашего гнева мотивируется желанием не испытывать вину… [или] мучительные эмоции боли и страха». Перенос может быть реализован человеком, чтобы дистанцироваться от таких чувств.

Неспособность признать нежелательные эмоции может привести к использованию потенциально деструктивных защитных механизмов. Сопутствующий ущерб может принимать форму натянутых отношений и продолжающейся низкой самооценки или беспокойства, связанного с неуверенностью, приводящей в движение защитные механизмы.Специалисты по поведенческому здоровью рекомендуют людям исследовать негативные отношения в своей жизни, чтобы определить, могут ли проекция или перенос быть причиной токсичности.

Если вы или ваш любимый человек боретесь с вредными механизмами выживания или тревогой, вам доступна помощь. Sovereign Health Group занимается лечением людей, страдающих психическими расстройствами, токсикоманией и двойным диагнозом. Позвоните по телефону (866) 819-0427 , чтобы поговорить со специалистом сегодня.

Психология защитных механизмов: рационализация и моральный релятивизм (Часть 3 из 4)

Написано Кортни Ховард, писателем Sovereign Health Group

(PDF) Метафора и психологический перенос

Лакофф, Г., И Джонсон, М. (1999). Философия во плоти: воплощенный разум и его вызовы западной мысли.

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Левитт, Х., Корман, Ю., и Ангус, Л. (2000). Метафорический анализ в лечении депрессии: метафора как маркер изменения

. Ежеквартальное консультирование по психологии, 13 (1), 23–35. DOI: 10.1080 / 09515070050011042

Либ, К., Занарини, М., Шмаль, К., Линехан, М., и Бохус, М. (2004). Пограничное расстройство личности.The Lancet, 364,

453–461. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (04) 16770-6

Lyddon, W. J., Clay, A. L., & Sparks, C. L. (2001). Метафора и изменение в консультировании. Journal of Counseling &

Development, 79 (3), 269–274. DOI: 10.1002 / j.1556-6676.2001.tb01971.x

Макмаллен, Л. М. (1996). Изучение использования образного языка в психотерапии: поиск исследуемых

вопросов. Метафора и символическая активность, 11 (4), 241–255. DOI: 10.1207 / s15327868ms1104_1

Макмаллен, Л.М. (2008). В контексте: метафора и психотерапия. В книге Р. В. Гиббса (ред.), Кембриджский справочник метафор и мышления

(стр. 397–411). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Макнил, Д. (2005). Жест и мысль. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Meltzoff, J., & Kornreich, M. (1970). Исследования в области психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Atherton Press.

Орлинский Д., Майкл Р. и Виллуцки У. (2004). Пятьдесят лет исследований процесса и результатов психотерапии: Непрерывность

и изменение.В справочнике М. Дж. Ламберта (ред.) Бергина и Гарфилда по психотерапии и изменению поведения (стр.

307–389). Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

Поллио, Х., и Барлоу, Дж. (1975). Поведенческий анализ образного языка в психотерапии: один сеанс в одном тематическом исследовании

. Язык и речь, 18, 136–154.

Понси М. (1997). Взаимодействие и перенос. Международный журнал психоанализа, 78, 243–263.

Группа Праглежаз. (2007). MIP: метод определения метафорически используемых слов в дискурсе.Метафора и символ

, 22 (1), 1–39. DOI: 10.1080 / 10926480709336752

Sandler, J., & Sander, A. (1994). Комментарии к концептуализации клинических фактов в психоанализе. Международный

Журнал психоанализа, 75, 995–1010.

Сарпаваара, Х., и Коски-Яннес, А. (2013). Изменения как путь — метафорические разговоры об изменениях как результат

предсказатель исходных мотивационных сессий с испытуемыми. Качественные исследования в психологии, 10 (1), 86–101.

DOI: 10.1080 / 14780887.2011.586256

Шеффер, Дж. А. (2007). Перенос и контрперенос в неаналитической терапии. Мечи обоюдоострые. Lanham,

MD: Университетское издательство Америки.

Семино, Э. (2008). Метафора в дискурсе. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Сигельман, Э. Я. (1990). Метафора и значение в психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Симс П. А. (2003). Работа с метафорой. Американский журнал психотерапии, 57 (4), 528–536.

Стин, Г. (2007). Поиск метафор в грамматике и употреблении. Амстердам, Нидерланды: Джон Бенджаминс.

Стин, Г. (2011). Современная теория метафоры — теперь новая и улучшенная! Обзор когнитивной лингвистики, 9

(1), 26–64. DOI: 10.1075 / rcl.9.1.03ste

Стин, Г. (2013). Преднамеренная метафора дает возможность осознанного метафорического познания. Журнал когнитивной семиотики, 5 (1/2),

179–197.

Стин, Г., Креннмайр, Т., Дорст, А. Г., и Херрманн, Дж.Б. (2010). Метод идентификации лингвистической метафоры: от

MIP до MIPVU. Амстердам, Нидерланды: Джон Бенджаминс.

Стотт Р., Мэнселл В., Сальковскис П., Лавендер А. и Картрайт-Хаттон С. (2010). Оксфордское руководство по метафорам в КПТ.

Наведение когнитивных мостов. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

Тай, Д. (2011). ТЕРАПИЯ — ЭТО ПУТЕШЕСТВИЕ как метафора дискурса. Исследования дискурса, 13 (1), 47–68. DOI: 10.1177 /

1461445610387736

Тай, Д.(2013). Метафора в психотерапии. Описательный и предписывающий анализ. Амстердам, Нидерланды: Джон

Бенджаминов.

Тай, Д. (2014). Телесный опыт как источник и цель создания смысла: последствия метафор в психотерапии

при посттравматическом стрессовом расстройстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.