Пограничное состояние психики симптомы: Симптомы пограничного расстройства личности, тест

Содержание

Симптомы пограничного расстройства личности, тест

Закрыть

  • Болезни
    • Инфекционные и паразитарные болезни
    • Новообразования
    • Болезни крови и кроветворных органов
    • Болезни эндокринной системы
    • Психические расстройства
    • Болезни нервной системы
    • Болезни глаза
    • Болезни уха
    • Болезни системы кровообращения
    • Болезни органов дыхания
    • Болезни органов пищеварения
    • Болезни кожи
    • Болезни костно-мышечной системы
    • Болезни мочеполовой системы
    • Беременность и роды
    • Болезни плода и новорожденного
    • Врожденные аномалии (пороки развития)
    • Травмы и отравления
  • Симптомы
    • Системы кровообращения и дыхания
    • Система пищеварения и брюшная полость
    • Кожа и подкожная клетчатка
    • Нервная и костно-мышечная системы
    • Мочевая система
    • Восприятие и поведение
    • Речь и голос
    • Общие симптомы и признаки
    • Отклонения от нормы
  • Диеты
    • Снижение веса
    • Лечебные
    • Быстрые
    • Для красоты и здоровья
    • Разгрузочные дни
    • От профессионалов
    • Монодиеты
    • Звездные
    • На кашах
    • Овощные
    • Детокс-диеты
    • Фруктовые
    • Модные
    • Для мужчин
    • Набор веса
    • Вегетарианство
    • Национальные
  • Лекарства
    • Антибиотики
    • Антисептики
    • Биологически активные добавки
    • Витамины
    • Гинекологические
    • Гормональные
    • Дерматологические
    • Диабетические
    • Для глаз
    • Для крови
    • Для нервной системы
    • Для печени
    • Для повышения потенции
    • Для полости рта
    • Для похудения
    • Для суставов
    • Для ушей
    • Желудочно-кишечные
    • Кардиологические
    • Контрацептивы
    • Мочегонные
    • Обезболивающие
    • От аллергии
    • От кашля
    • От насморка
    • Повышение иммунитета
    • Противовирусные
    • Противогрибковые
    • Противомикробные
    • Противоопухолевые
    • Противопаразитарные
    • Противопростудные
    • Сердечно-сосудистые
    • Урологические
    • Другие лекарства

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА

  • Врачи
  • Клиники
  • Справочник
    • Аллергология
    • Анализы и диагностика
    • Беременность
    • Витамины
    • Вредные привычки
    • Геронтология (Старение)
    • Дерматология
    • Дети
    • Женское здоровье
    • Инфекция
    • Контрацепция
    • Косметология
    • Народная медицина
    • Обзоры заболеваний
    • Обзоры лекарств
    • Ортопедия и травматология
    • Питание
    • Пластическая хирургия
    • Процедуры и операции
    • Психология
    • Роды и послеродовый период
    • Сексология
    • Стоматология
    • Травы и продукты
    • Трихология
    • Другие статьи
  • Словарь терминов
    • [А] Абазия .. Ацидоз
    • [Б] Баз

Пограничное расстройство личности — симптомы, лечение, причины

пограничное расстройство личности Пограничное расстройство личности относится к эмоционально неустойчивому состоянию, для которого характерна импульсивность, низкий самоконтроль, эмоциональность, сильный уровень десоциализации, нестабильная связь с реальностью и высокая тревожность. Пограничное расстройство личности, являясь психическим заболеванием, отмечается резким перепадом в настроении, импульсивным поведением и серьезными проблемами с самоуважением и взаимоотношениями. Индивиды с этим заболеванием зачастую имеют также и другие проблемы, связанные со здоровьем: пищевые расстройства, депрессия, злоупотребление алкоголем, наркотиками. Первые признаки болезни проявляются в молодые годы. Пограничная патология по имеющимся статистическим данным отмечается у 3% взрослого населения, из которых 75% — представительницы прекрасного пола. Существенным признаком заболевания выступает самоповреждающее или суицидное поведение, завершенные суициды достигают порядка 8-10 %.

Причины пограничного расстройства личности

Из 100 человек двое имеет пограничное расстройство личности и эксперты по сей день сомневаются в причинах данного состояния. Оно способно вызываться дисбалансом химических веществ в мозге, называемыми нейромедиаторами, помогающими в регулировании настроения. Также на настроение оказывает влияние окружающая среда и генетика.

Пограничное расстройство личности в пять раз чаще отмечается у тех людей, чьи родственники страдали этим недугом. Данное состояние нередко встречается в семьях, где отмечаются другие заболевания, связанные с психическим нездоровьем. Это проблемы, связанные со злоупотреблением алкоголя и наркотиков, антисоциальное расстройство личности, депрессивные состояния. Нередко больные пережили сильнейшую травму в детстве. Это может быть физическое, половое, эмоциональное насилие; игнорирование, разделение с родителем или ранняя его потеря. Если такая травма отмечается в сочетании с некоторыми свойствами личности (тревожность, отсутствие стрессоустойчивости), то риск в развитии пограничного состояния значительно повышается. Исследователи признают, что индивиды с пограничным расстройством личности обладают ухудшенным функционированием частей мозга, что до сих пор не позволяет узнать: данные проблемы — это последствия состояния или его причина.

Пограничное расстройство личности симптомы

Больные с пограничным состоянием личности зачастую имеют нестабильные отношения, проблемы с импульсивностью, низкую самооценку, которые начинают проявляться с детства.

Своим возникновением пограничное расстройство личности обязано стараниям американских психологов в период с 1968 по 1980 год, что позволило включить пограничный тип личности в DSM-III, а затем и в МКБ-10. Но исследования и теоретические работы, проведенные психологами, посвящались обоснованию и выделению промежуточного типа личности между психозами и неврозами.

К признаку расстройства относят малоопасные суицидные попытки из-за несущественных инцидентов и изредка опасные попытки суицида из-за коморбидной депрессии. Зачастую провоцируют попытки суицидов межличностные ситуации.

Общим для данного расстройства выступает страх быть оставленным в одиночестве или брошенным, даже если это мнимая угроза. Этот страх способен провоцировать отчаянную попытку держаться за тех, кто пребывает рядом с таким человеком. Иногда человек отвергает других первыми, отвечая на страх быть брошенным. Такое чудаковатое поведение способно провоцировать проблемные взаимоотношения в любой жизненной сфере.

Диагностика пограничного расстройства личности

Данное состояние необходимо дифференцировать от шизофрении, тревожно-фобических, шизотипических и аффективных состояний.

DSM-IV к признакам пограничного расстройства причисляет нестабильность межличностных отношений, выраженную импульсивность, эмоциональную неустойчивость, нарушенные внутренние предпочтения.

Все эти признаки возникают в молодом возрасте и дают о себе знать в различных ситуациях. Диагностика включает, кроме основных, наличие пять и более следующих признаков:

— прикладывание чрезмерных усилий для избегания воображаемой или реальной участи быть покинутым;

— предпосылки быть втянутым в напряженные, интенсивные, нестабильные взаимоотношения, которые характеризуются чередованием крайностей: обесценивания и идеализации;

— расстройство идентичности личности: стойкая, заметная неустойчивость образа, а также чувства Я;

— импульсивность, которая проявляется в растрате денег, нарушении правил дорожного движения; половом поведении, переедании, злоупотреблении психоактивными веществами;

— суицидальное рецидивирующее поведение, угрозы и намеки о самоубийстве, акты самоповреждения;

— переменчивость настроения — дисфория; аффективная неустойчивость;

— испытываемое постоянно чувство опустошенности;

— неадекватность в проявлении сильного гнева, а также трудности, вызванные надобностью контролировать чувство гнева;

— выраженные диссоциативные симптомы или параноидные идеи.

Не каждому индивиду, у которого отмечаются пять или более указанных симптомов, будет поставлена пограничная патология. Чтобы диагноз был установлен, симптомы должны отмечаться достаточно длительный временной период.

Пограничное расстройство личности зачастую путают с другими состояниями, имеющими сходные симптомы (антисоциальное или драматическое расстройство личности).

Среди индивидов с пограничной патологией нередко отмечаются попытки суицидального поведения, при этом 10% из них совершают суицид. Возникающие другие состояния наряду с пограничной патологией личности также требуют лечения. Эти дополнительные состояния способны усложнить лечение.

Состояния, возникающие вместе с пограничной патологией включают:

  •  пищевые расстройства;
  •  проблемы со злоупотреблением алкоголя и наркотиков;
  •  синдром дефицита внимания с гиперактивностью.

В дополнение к данной болезни могут присоединиться и другие расстройства. Некоторые из них это:

  • драматическое расстройство личности, приводящее к эмоциональным избыточным реакциям;
  •  тревожное расстройство личности, включающее в себя избегание социальных контактов;
  •  антисоциальное расстройство личности.

Лечение пограничного расстройства личности

Данное состояние включено в DSM-IV и в МКБ-10. Классификация пограничной паталогии как самостоятельного заболевания личности имеет спорный характер. Лечение зачастую очень сложное и длительное по времени. Это происходит потому, что очень трудно бороться с проблемами, которые связанны с поведением и эмоциями. Однако лечение может дать хорошие результаты и сразу после начала терапии.

Как себе помочь при пограничном расстройстве личности? Значимое место в лечении занимает психотерапия. Психофармакотерапия используется при лечении различных сочетаний патологии, например таких как депрессия.

Как жить с человеком, у которого пограничное расстройство личности? Этим вопросом нередко задаются родственники, ведь у больного всегда присутствует повышенная впечатлительность и отмечается чувствительность ко всем на пути препятствиям, они часто испытывают чувство, свойственное в ситуации стресса, и близкие не знают, как им помочь. Такие индивиды испытывают сложности при контролировании своих мыслей и эмоций, очень импульсивны и безответственны в поведении, нестабильны в отношениях с другими людьми.

При осуществлении психотерапии наиболее трудной задачей выступает поддержание и создание психотерапевтических отношений. Больным бывает очень сложно сохранить определенные рамки психотерапевтического союза, поскольку ведущим симптомом у них выступает склонность вовлекаться в напряженные, интенсивные, нестабильные взаимоотношения, отмечающиеся чередованием крайностей. Иногда сами психотерапевты пытаются дистанцироваться от сложных пациентов, тем самым защищая себя от проблем.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о пограничном расстройстве личности обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

“Пограничник”: уже не здоров, но еще не болен — как не довести дурной характер до “большой психиатрии”

10 октября — Всемирный день психического здоровья. Антипрививочные кампании, узкие пищевые предпочтения, неспособность строить отношения: почему все это может быть признаками пограничных расстройств личности, что может стать причиной развития ПРЛ и как это лечат  — разговор с психиатром Игорем Симаковым, главным врачом медицинского центра «Здоровье», г. Азов Ростовской области.

«Пограничники» – люди с нарушенной системой адаптации в социуме. Затруднена способность усваивать информацию, адекватно ее перерабатывать и реагировать в соответствии с социальными нормами. Сбой наблюдается сразу в нескольких важных системах – как правило, не менее чем в двух. «Пограничник» испытывает проблемы с самим собой, со своим «я», какой он — сильно зависит от обстоятельств, от ближайшего окружения: сегодня один, завтра другой. Эти люди часто весьма инфантильны, испытывают проблемы в отношениях, в трудовой деятельности.

«Пограничники» существуют

— Тема пограничного расстройства личности сегодня на слуху. В Сети кочуют статьи научно-популярного формата, весьма обстоятельно рассказывающие о том, что это такое и как с этим жить. Существуют сетевые сообщества «пограничников». Недавно открыт информационный портал для людей, страдающих ПРЛ. При этом официально такого диагноза в России не существует.

Игорь Симаков

— В России такой диагноз перестали ставить в середине прошлого века. Сегодня и в мире не существует диагноза «пограничное расстройство личности». Связано это с общей спецификой современного диагностирования. Действующая МКБ-10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра. В государствах-членах ВОЗ начала внедряться с 1994 года, на территории России – с 1997 года – ред.) построена по синдромальному принципу. Несколько симптомов образуют синдром, ряд синдромов позволяет поставить тот или иной диагноз. Поясню на примере алкоголизма. Кирилл Афанасьевич много выпивает – это симптом. Кирилл Афанасьевич много выпивает, у него утреннее похмелье, проблемы в семье и на работе – это синдромокомплекс, который, однако, ещё не позволяет диагностировать алкоголизм. А вот когда Кирилл Афанасьевич много выпивает, у него утреннее похмелье, проблемы в семье и на работе, это циклично и развивается по нарастающей – это уже диагноз «алкогольная зависимость».

Кроме того, из МКБ-10 исчезли неврозы, которые как раз и маркировали некое пограничное состояние: еще не «большая психиатрия», но и здоровым человека уже не назовёшь. Сегодня то, что попадает в довольно размытую переходную зону между здоровой психикой и психическим заболеванием, описывается на языке синдромов: синдром пограничных эмоционально-личностных расстройств, тревожно-депрессивный синдром, генерализованное тревожное расстройство. Многое из того, о чём мы сегодня говорим как о ПРЛ, Фрейд когда-то загонял в свою излюбленную категорию – истерию.

— Диагноза нет, но термин прижился и, похоже, ушёл в народ.

— Потому, что он понятный. И, что немаловажно, звучит успокаивающе. В разговоре с пациентами или их близкими я часто его использую. «Эмоционально-личностное расстройство» малопонятно даже для профессионалов. Каждая школа – французская, американская, российско-немецкая – вкладывает в него что-то свое. А «пограничное» — понятно всем.

«Граница» — то, что еще не перейдено, «пограничник» — тот, кто уже не здоров, но еще и не совсем болен.

Фото: unsplash

— Итак, «пограничники» существуют.

— Существуют. Наиболее распространённая оценка – около 3% людей на Земле страдают от тех или иных проявлений ПРЛ. Психиатр Сергей Корсаков в позапрошлом веке считал, что их значительно больше. Некоторые специалисты утверждают, что около 45% хронических пациентов в поликлиниках – это «пограничники», больные с психосоматическими расстройствами, вызванными ПРЛ.

Макароны с сыром, или дурной характер

— По каким признакам человек, страдающий ПРЛ, или его родные могут понять, что состояние психики – пограничное, балансирующее между здоровьем и нездоровьем?

— «Пограничники» – люди с нарушенной системой адаптации, главным образом – психической адаптации в социуме. У пациента «большой психиатрии» система адаптации либо полностью разрушена, как наблюдается при деменциях, либо извращена, как при шизофрении. У «пограничника» нарушенная адаптация. Затруднена способность усваивать информацию, адекватно ее перерабатывать и реагировать в соответствии с социальными нормами. Сбой наблюдается сразу в нескольких важных системах – как правило, не менее чем в двух.

«Пограничник» испытывает проблемы прежде всего с самим собой, со своим «я» – идентификация самого себя как личности, неспособность ответить себе на вопрос, какой я. Объективно то, каков человек, сильно зависит от обстоятельств, от ближайшего окружения: сегодня — один, завтра — другой. Эти люди часто весьма инфантильны. Им крайне сложно выстраивать взаимодействие с другими. Сюжеты, в которых «все не правы», для «пограничника» — обычное дело.

К слову, антипрививочные кампании, которые время от времени вспыхивают среди наших мамочек (последняя привела к вспышке кори), по мне — косвенное свидетельство того, что ПРЛ – довольно распространённое явление. Для «антипрививочных» мамаш все эпидемиологи либо некомпетентны, либо состоят в заговоре против их детей.

Очень часты для «пограничников» проблемы в трудовой сфере, даже если работа не подразумевает включенность в коллектив.

Социальные нормы важны, я недаром с них начал. Но когда мы берёмся судить о состоянии психики человека, необходимо учитывать во всей полноте социально-культурный контекст, в который он погружен. Если девушка с зелёными волосами, в жёлтых колготках, обильно украшенная пирсингом и татуировками, гуляет по Москве, вряд ли стоит искать за этим серьёзные проблемы психологического порядка. Потому что настоящего бунта в этом нет. Максимум, на что это тянет в Москве – имитация бунта, молодёжный выпендрёж. Если же это происходит где-нибудь в Семикаракорске, с большой долей вероятности можно предполагать у девушки с зелёными волосами пограничное расстройство. В Семикаракорске такое поведение – бунт реальный. Потому что – ну как это, волосы зелёные, железки в бровях… и где, скажи, твой кокошник? Налицо открытое предъявление социуму своих проблем с адаптацией.

Опознавательный знак «пограничника» — узкие пищевые предпочтения. Например: ем только макароны с сыром, от запаха солений падаю в обморок.

Наконец, ПРЛ – это неизбежные проблемы в семье – неспособность стабильно взаимодействовать с партнером, строить долгосрочные отношения. Партнеры «пограничников» всегда сталкиваются с неоправданными ожиданиями самого разного плана. Часты эмоциональные срывы, что называется, на ровном месте. Вы собираетесь в гости и вдруг ваша половина, страдающая ПРЛ, устраивает скандал из-за какой-нибудь незначительной мелочи – весьма характерная ситуация.

— Но как понять, что это пограничное расстройство, а не дурной характер?

— А это по сути одно и то же. Если иметь в виду те проявления, которые мы обсуждаем. Дурной характер и есть стандартное амплуа «пограничника». Мы ведь говорим о случаях, когда проблемы повторяются, мешают человеку жить, дезадаптируют, не позволяют находиться в комфорте с самим собой – и в общем-то очевидно, что они носят системный характер. Наступая в разных ситуациях на одни и те же грабли, многие рано или поздно сами начинают задумываться: а все ли со мной в порядке? Кто-то это игнорирует, смиряется. Другие решают, что нужно что-то менять, начинают работать с собой, со своей психикой. Человек лезет в Интернет, читает, примеряет полученную информацию к себе любимому, покупает в аптеке валерьянку, пустырник, корвалол с афобазолом.

Фото: unsplash

— Это помогает?

— Кому-то помогает.

— Из того, что вы говорите, следует, что ПРЛ несовместимо с успешной карьерой.

— Я бы не обобщал так широко. Один из крупных ростовских предпринимателей известен своей привычкой кидаться в подчинённых пепельницами. Яркий пример «пограничника», преуспевшего в бизнесе.

Если брать в среднем по больнице, то «пограничники» тревожные, как правило, эффективней депрессивных.

Очень часто «тревожные» дети, чтобы справиться с тревогой – из страха оказаться несостоятельными, выучивают домашние задания на пять с плюсом. Повзрослев, они и работают лучше окружающих, только бы не услышать в свой адрес «неудачник». Эффективными бывают и алкоголики – из чувства вины. Но у большинства «пограничников» карьера действительно не складывается. Им всегда очень сложно поверить в себя, мешает заниженная самооценка – которая вполне может совмещаться с повышенным требованием внимания, предъявляемым к партнёру, к родственникам.

— Как на практике человек узнает, что он «пограничник»?

— Если это человек младше 45-50 лет, то нередко он сам себя идентифицирует как «пограничника», прочитав статьи в Интернете, пообщавшись с собратьями по несчастью в чате какого-нибудь сообщества. Часть этих людей отправляются за подтверждением диагноза к врачу.

Гормональный сбой и токсикоз

— Непроста жизнь человека с пограничным расстройством – похоже на одиночную одиссею в дырявой лодке без компаса и с одним веслом. Что нарушает нашу способность к психической адаптации, что делает нас «пограничниками»?

— Причины разные. Прежде всего наследственность. По статистике, от 62% до 70% родственников пациентов с генерализованно-тревожным расстройством страдают похожими состояниями. Активно наследуются депрессивные расстройства, алкогольная зависимость. Вторая по важности причина – биохимический дефект. Те же депрессии сегодня принято рассматривать именно с этих позиций. Не исключено, что по наследству передается специфичный биохимический паспорт человека, предопределяющий его гражданство в стране «пограничников».

— Вы говорите о сбое в гормональной системе или в работе мозга?

— Когда мы рассуждаем о том, что в человеческом организме всё очень тесно связано, мы зачастую не представляем – насколько тесно. Гиперфункция щитовидной железы, к примеру, вызывает тревогу. Иными словами, неправильная работа щитовидной железы может имитировать пограничное расстройство. Для Ростовской области это особенно актуально, поскольку мы — зона эндемичная по дефициту йода. Можно долго и упорно лечить тревожное расстройство, не проверив работу щитовидной железы – и с недоумением наблюдать, как пациенту становится хуже.

Гормональная система действительно определяет многое не то что в поведении, в складе характера – но и в самом мировоззрении человека, в его отношении к себе и к миру.

Все знают о четырёх важнейших нейромедиаторах: серотонин, норадреналин, дофамин, мелатонин. Депрессию или тревогу может вызывать сбой по одному или нескольким из них. Здесь тоже часто виновата наследственность, но проблема бывает и приобретенной.

— Предположим, что с наследственным нарушением всё более или менее понятно – оно наследуется. Чем может быть вызвано приобретенное?

— Банальным дефицитом солнечной активности, например. Депрессиями чаще страдают на севере – известный факт.

Сегодня признается, что алкогольные проблемы чаще всего вызваны дефицитом серотонина, так называемого «гормона счастья». Для человека пьющего алкоголь выступает заменителем серотонина. Повторюсь, мы сложно устроены – и в этой сложности наша уязвимость.

Фото: unsplash

Сильный стресс, угрожающая жизни ситуация может нарушить нормальную работу системы нейромедиации. А именно её, бывает, проверяют в последнюю очередь. Скажем, человек, переживший автокатастрофу, не может заставить себя снова сесть за руль. Проблемы такого рода принято относить к тонкой психологической сфере – дескать, сформировался панический страх перед автомобилем. Но с фундаментальной, академической точки зрения следует поискать биохимическую причину, дефект в балансе нейромедиаторов. И скорей всего со временем мы выйдем на такое понимание – сформируем подробную картину того, как стресс ломает биохимию организма. Просто на нынешнем этапе развития науки у нас нет методик, инструментов, чтобы это разглядеть. Все-таки мы материальны, как ни крути. И общий исторический тренд состоит в том, что с развитием науки утверждаются материальные объяснения явлений – и сфера человеческой психики не исключение. Дедушка Фрейд связывал депрессии с нереализованным либидо, с неизжитыми конфликтами, с воспитанием, с детскими травмами. А потом был открыт серотонин. И многие проблемы были напрямую связаны с дефицитом или избытком серотонина.

— В большинстве статей о «пограничниках», которые мне довелось читать, нелюбовь родителей на этапе взросления прямо называется главной, едва ли не наиболее распространённой причиной ПРЛ. Вы же говорите – если я правильно понял, что современная наука не склонна увязывать недолюбленность в детстве с пограничным расстройством взрослой личности.

— Некая сермяжная правда в этом есть. Но ведь никто и никогда не проводил статистических исследований: а сколько вообще в популяции людей, которых не любили родители? И сколькие из них при этом успешно адаптировались и не испытывают характерных для «пограничников» проблем?

У истоков исследования ПРЛ стоял всё тот же Фрейд, отчасти Ницше. Про Ницше говорили, что единственный человек, которого он знает, и на основании этого знания размышляет о человеческом – композитор Вагнер. Теория Фрейда, перевернувшая мир, создана на описании 14-ти пациентов, плюс сам Фрейд. Глубина его мысли впечатляет. Но сегодня нам доступны исследования, в которых могут быть сведены данные, скажем, 5000 пациентов со сходной симптоматикой, взятые за 15-20 лет. К примеру, не так давно были проанализированы 30000 историй болезней и было выявлено, например, что у людей с депрессивным расстройством чаще развивается болезнь Альцгеймера.

Словом, отношение родителей к ребёнку, атмосфера в семье могут оказывать глубокое негативное влияние на формирование психики. Но все ложится на какую-то почву. И при общих вводных бывает по-разному. Лично я в шкале вредоносности отдаю приоритет материальным факторам. К примеру, токсикоз первой половины беременности всегда оставляет следы в мозге ребёнка. Это то, что мы сегодня определяем как синдром минимальной мозговой дисфункции (ММД-синдром). По подсчетам американцев, таких детей в популяции около 12% и они дают 80-90% совершеннолетних, находящихся в тюрьмах. Это те, кто ведет рискованный образ жизни, те, кто плохо адаптируется в семье, коллективе, склонен к химической и нехимической зависимости.

— Для формирования здоровой психики важнее, как протекает беременность, чем отношение родителей к ребенку, атмосфера в семье?

— Уверен. Одна из работ на эту тему была проведена в Институте работы мозга в Санкт-Петербурге. Исследователи нашли нарушения обмена глюкозы в правой лобной доле, определяющей нашу способность планировать, у так называемых детей индиго – точности ради замечу, что речь идет о правшах. Грубо говоря, это участок, правильная работа которого гарантирует, что на красный сигнал светофора мы остановимся, а не продолжим идти, игнорируя перспективу угодить под колёса. А дети индиго, или гиперактивные, не способны выстроить такую зависимость: пойду на красный свет – меня собьет машина. Они не осознают ответственности за своё поведение. Поэтому и нарушают запреты. Для них будущее наказание не является стимулом изменить свое поведение, они этого не сопоставляют в принципе. Их наказывать поэтому бессмысленно.

Вырастая, эти дети – с СДВ (синдром дефицита внимания) и с СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью) – создают целую группу «пограничников». А причина – нарушения в кровообращении мозга и обмене глюкозы.

Мы даже на энцефалограмме можем наблюдать эти отклонения. Многие из этих детей, вырастая, адаптируются, но адаптация эта проходит сложно и не всегда в полной мере. В мире детей индиго уже лечат медикаментозно. В России тоже начинают, хотя с препаратами, как говорили в Советском Союзе, напряжёнка.

Но несмотря на весь этот научный материализм, проблемы семейных отношений наряду с наследственностью и биохимией остаются в числе базовых причин, формирующих контингент «пограничников». Ослабленная психика плюс жестокое отношение к ребенку – и пограничное расстройство, считайте, гарантировано.

Фото: unsplash

«Мой ребенок лучше всех» — когда нужна помощь

— Давайте попробуем разобраться последовательно:  сначала — как избежать ПРЛ, затем – как с этим жить. Прежде всего, что нужно знать родителям, чтобы не вырастить «пограничника»?

— В вопросах народосбережения, наблюдения за развитием детей мы не такая уж плохая страна. В первый год жизни ребёнка он проходит определенную группу обследований. Отклонения в развитии могут выявить там. В возрасте до года о будущих психологических проблемах могут сигнализировать постоянные отрыжки, нарушения пищеварения, высыпания – какие-то непонятные пищевые реакции.

— То есть, высыпает на попе – ищите проблему с психикой?

— Если это происходит постоянно и без видимых причин и вписывается в целый симптомокомплекс: ребенок много плачет, не успокаивается, спит беспокойно, не переносит базовых продуктов, часто срыгивает, его преследуют непонятные высыпания, — это повод серьёзно озаботиться развитием ребёнка, в том числе развитием психики. В таких случаях, кстати, очень часто выясняется, что и токсикоз был, и роды неспокойные. Функционирование нервной системы предопределяет и работу желудка, и реакцию на аллергены. Поэтому, да, комплекс нерешаемых проблем с пищеварением и сном – повод обратиться к неврологу.

Далее ребенок попадает в детский сад. Как только начинают поступать жалобы воспитателей, нянечек, бабушек и родители видят, что не справляются с ребенком, с его реакциями – в этот момент тоже стоит задуматься о посещении специалиста.

Перед школой дети проходят обязательное психологическое тестирование, в школах работают психологи. На этих этапах они могут выявить проблему и дать рекомендации. К сожалению, сегодня распространилось пренебрежительное отношение к профессиональному мнению. Чаще всего мамочки любые попытки того же школьного психолога обсудить проблемы ребёнка встречают в штыки: вы ничего не понимаете, мой ребёнок лучше всех. Это порочная практика. Не нужно игнорировать профессионалов.

— В школе моего сына психологом работала дама, которая сама остро нуждалась в психологической помощи. Дважды добивалась замены в классе преподавателей, инициировала исключение из класса неблагополучных, на её взгляд, детей. Вместо того чтобы распутывать проблемные узлы, она их рубила на манер Македонского.

— Всё-таки непрофессионализм отдельных представителей системы не дискредитирует её как таковую. К тому же, если возникают сомнения относительно одного специалиста, всегда можно обратиться к другому, хотя бы просто для того, чтобы подстраховаться.

— Что может указать на пограничное расстройство в подростковом возрасте, как отличить его от пресловутого подросткового бунта?

— В массовом сознании этот самый бунт давно считается нормой. Однако половое созревание далеко не у всех сопровождается бунтом. Многие дети проходят этот этап без эксцессов. Но период, безусловно, ответственный. И если симптоматика неблагоприятная, то именно в это время решается, останется человек «пограничником» или уйдёт в большую психиатрию.

Пока бунт укладывается в зону психологической понятности без нарушения социальных норм и, тем более, закона, это нормально. Идет гормональная перестройка.

Причина для волнения возникает, когда подросток выходит за границы нормы. Которую мы определяем, исходя из исторического и социального контекста: в какой семье рос, какое образование успел получить, какая картина мира у него сложилась. Ростов в последние годы становится зоной медицинского туризма – на лечение к нам стали приезжать жители кавказских республик. Так вот, применять к ним те же критерии оценки, что и к среднему ростовчанину, не имеет смысла. Они живут в другом социальном контексте.

Но бывает и так, что всё очевидно. К примеру, подросток вступает в сообщества, в которых прямо культивируется насилие. Один из моих клинических случаев: подростки обливали горючей жидкостью бомжей на улицах и поджигали, наблюдая за тем, как они мечутся, пытаясь сорвать горящую одежду. Ясно, что с психикой тут беда.

Универсальное средство вытащить ребёнка или подростка из лабиринта ПРЛ – найти у него талант и постараться его развить.

Реализация в творчестве, успешность в любой деятельности, укладывающейся в социальные нормы, помогает собрать личность, дать ей основу для выздоровления.

Как жить с «пограничником»

— Что нужно знать партнеру человека, страдающего ПРЛ? Как жить с такими людьми, чтобы не было мучительно больно?

— Если вы решили строить долгосрочные отношения с «пограничником», вам следует ясно осознавать, что вы рискуете. Во-первых, дети могут это унаследовать. Во-вторых, это дополнительные трудности практически по всем направлениям. В том числе в финансовом вопросе: того, кто не приспособлен к самореализации в профессии, придётся содержать. Это трудности взаимопонимания и перспектив будущего. Такие пары часто балансируют на грани разрыва.

Зачастую партнеру не остается ничего иного, как смириться с проявлениями ПРЛ – с характером «пограничника», снизить свои ожидания. Опрометчиво, живя с «пограничником», ожидать исполнения семейного договора — он будет нарушаться раз за разом. Если «пограничница» она, пары чаще всего распадаются, мужчина уходит. Женщина в качестве партнера «пограничника» более стабильна. При этом мужчины гораздо чаще страдают от ПРЛ. В силу своей генетической структуры. Природа вообще предпочитает экспериментировать на мужчинах. И это отражается не только в гендерном распределении лауреатства Нобелевской премии.

Если намерения сохранить отношения, семью осмыслены и тверды, но смириться с проявлениями ПРЛ не получается, нужно искать способы их сгладить. Либо самостоятельно, стараясь исподволь помочь партнеру уйти от срывов, приступов тревожного состояния, депрессий. Либо обратиться к врачу. Тут тоже возможны два варианта: медикаментозная помощь и психотерапевтическая. В последнем случае нужно быть готовым на серьёзные траты. Психотерапия может длиться год, два, три. Это специфика психотерапевтического лечения – оно всегда длительное. К примеру, популярная телесно-ориентированная психотерапия в клинике «Blue Oak Therapy Center» в Калифорнии подразумевает, что на год пациент пропадает из жизни, его лечат. Методик много, общее в них то, что человек с пограничным расстройством при помощи специалистов учится жить со своей проблемой, выстраивает здоровые модели адаптации.

Обращение к друзьям и подругам в поиске утешения может помочь, но может и навредить. Само по себе средство «поплакаться в жилетку» — проверенное и действенное. Успокоиться всегда полезно. Но, случается, во время этих сеансов поступают совершенно не реализуемые, а то и вредные с психотерапевтической точки зрения советы типа «забей» или «клин клином вышибают».

Чего никак нельзя делать с «пограничником» — так это игнорировать или пытаться сломать. Эти люди и так изломаны, и ни к чему хорошему такое поведение не приведёт.

Людям верующим может помочь Церковь. Церковная жизнь – посещение храма, служба, исповедь — гасит всплески негативных эмоций. Общение с прихожанами даёт опыт не травматичной социализации. Не говоря уже о том, что умный отзывчивый священник способен давать правильные советы. В силу и житейского опыта, и погруженности в психологические проблемы обращающихся к нему прихожан. Если говорить о приходах в крупных городах, то чисто статистически на исповеди через священника проходит столько людей, сколько не застанешь на приёме у практикующего психотерапевта. Да и тысячелетняя история делает своё дело. Ведь до того как психиатрия выделилась в 19 веке в качестве отдельной дисциплины, людьми с психическими расстройствами и недугами занималась Церковь. Всё в том же условном Семикаракорске – с учётом реального уровня медицинских услуг – священник, возможно, окажется единственным, кто поможет «пограничнику» или его семье.

Пограничное расстройство личности: раздробленный мир «пограничника»

Image

  • Переезды (квартирные, дачные, офисные, магазинные…)
  • Вывоз мусора и отходов
  • Доставка покупок из магазина, клиенту, снабжение магазина / производства
  • Работа грузчиков: подъём / спуск по этажам, длинные проносы, сборка / разборка мебели, подключение / отключение бытовой техники, упаковка / распаковка

Жизнь навзрыд. Это состояние можно назвать так. Каждая эмоция натянута, каждое состояние максимально. Но это не просто повышенная эмоциональность, это не высокая чувствительность. Это пограничное расстройство личности.

По последним данным в мире около 3 % людей страдают от пограничного расстройства личности. И их количество растёт. Особенно сейчас, в период пандемии, кризиса, сложной обстановки в мире, учёные ожидают рост различных расстройств психики. Человеческая психика – весьма хрупкий инструмент, несмотря на собственную силу. И выдержав невероятное человек может получить невроз от относительно небольших проблем на работе. Может оказаться в предболезненном состоянии. А может ситуация развернётся сильнее и глубже. Бояться этого не стоит, потому что профилактика, как мы все знаем, помогает избежать большинства проблем со здоровьем. А это значит нужно быть внимательным к себе, не бояться сходить к психиатру, психологу или неврологу. Не относиться пренебрежительно к собственному психологическому состоянию и к состоянию окружающих. Это всё несложно, но своевременное посещение специалиста может предотвратить серьёзные нарушения. Это крайне важно особенно в такие непростые времена, как сейчас.

Между тем, в России врачи отмечают рост количества людей с диагнозом «пограничное расстройство личности». Этих людей сокращённо называют «пограничники». Что это за расстройство? Как лечится? Как с этим жить? Можно ли избежать? Кто больше склонен? Разберём в этой статье.

Не стоит путать диссоциативное расстройство идентичности и пограничное расстройство личности. Если первое – это сугубо психическое заболевание, то с пограничным расстройством личности дела обстоят немного не так. Во-первых, термин «пограничный» означает, что расстройство находится на границе между психозом и неврозом. Во-вторых, из-за схожести с состояниями начальных этапов ряда заболеваний психического спектра, данный диагноз является не самым простым в диагностировании. А неверно назначенное лечение опасно. В-третьих, не так много людей, встретившись с проявлениями расстройства обращаются ко врачам. И их родственники зачастую не спешат бить тревогу, ссылаясь на «непростой характер». А расстройство тем временем прогрессирует. В-четвёртых, пограничному расстройству личности, к сожалению, в нашей стране уделяется мало внимания, несмотря на то, что это расстройство включено в МКБ-10 (считается подвидом эмоционально неустойчивого расстройства личности) и в DSM-5. Но на деле само расстройство заслуживает высокого внимания.

Итак, что же это за расстройство? Пограничное расстройство личности – это психическое заболевание, находящееся на грани психоза и невроза. Это эмоционально неустойчивое расстройство личности, характеризующееся эмоциональной неустойчивостью, импульсивностью, высокой тревожностью при низком самоконтроле, что влечёт за собой тягу к самоповреждению (селфхарм) и к суицидальным наклонностям. Всё это приводит к десоциализации. Пациент может испытывать интенсивные, глубокие эпизоды гнева, тревоги, депрессии, радости, эйфории, гиперсексуальности или асексуальности и так далее, которые продолжаются от нескольких часов до нескольких дней. Иногда такие вспышки могут быть совсем кратковременными. Психиатрия относит пограничное расстройство личности к группе заболеваний, в которую включены патологии характера. Это коморбидное расстройство, то есть оно может сочетаться с иными психическими заболеваниями (депрессия, биполярное расстройство личности, шизофрения и многое другое), а также с нарушениями пищевого поведения.

Причины пограничного расстройства личности пока что до конца не ясны. Но уже известно, что существенный вклад в развитие расстройства вносят генетика, структура и функции мозга, некоторые семейные, культурные и экологические факторы. И если последнее можно отнести к факторам риска (о них чуть ниже), то в работе головного мозга учёные определили некоторые моменты, играющие важную роль. Так, например, полиформизм некоторых генов (состояние, при котором отмечается явное разнообразие генов) приводит к снижению выработки серотонина. А это уже приводит к таким проявлениям как агрессия. Но, как мы понимаем, не обязательно полиформизм генов может приводить к пограничному расстройству личности. Здесь решающую роль сыграют факторы риска: 

  • люди, у которых есть близкий член семьи или родственник с этим диагнозом, находятся в очевидной группе риска. Также фактором риска является наличие родственника с иными психическими расстройствами или неврозами;
  • структурные и функциональны изменения головного мозга, полученные в результате как внутриутробного развития, так и в следствии травмы на любом жизненном этапе, также относятся к фактору риска. Особенно если эти изменения произошли в тех областях головного мозга, которые отвечают за контроль над импульсами и эмоциональной регуляцией;
  • плохая экология также является фактором риска;
  • культурные и социальные факторы. Отмечено, что у многих людей, имеющих диагноз «пограничное расстройство личности», наблюдали проблемы в семье, когда родители злоупотребляли химическими веществами, имели место нестабильные негативно окрашенные отношения в семье. Также ситуацию могли усугубить сами больные, злоупотребляя наркотиками, алкоголем, медицинскими препаратами. Несоответствие внутренних качеств с внешними культурными обычаями, традициями и нормам также относят к факторам риска этой группы;
  • строгие запреты на те или иные эмоции. Например, когда с детства за определённые проявления стыдят. Эти и другие психологические факторы также относят к факторам риска;
  • неврологические особенности такие, как интенсивность и реактивность негативных эмоций, тенденция к испытыванию негативных состояний также является фактором риска;
  • высокая чувствительность также может подтолкнуть к развитию пограничного расстройства личности, поскольку человек острее воспринимает окружающую действительность;
  • самосложность – часто встречающийся фактор риска. Когда человек сам считает себя личностью с множеством различных и зачастую противоположных характеристик, психике требуется некое связующее звено. Так провоцируется пограничное расстройство личности;
  • подавление мыслей также негативно сказывается на психике. В обществе принято считать, что подавление чувств и эмоций вредно, однако не стоит забывать про то, что подавление мыслей, попытка загнать их внутрь, имеет такой же накопительный эффект, что потом выливается в те или иные сбои. Одним из таких сбоев может стать пограничное расстройство личности.
  • Пограничное расстройство личности никогда не было редким расстройством. Вопрос лишь в том, что до сих пор ведутся споры, является ли это состояние самостоятельной болезнью, верно ли выделять это как отдельный диагноз, или же отнести к симптомам. Несмотря на то, что споры пока что не утихают, заболевание остаётся весьма частым. И оно таковым будет, пока существуют такие провокационные моменты жизни, как семьи с низким социальным статусом, семьи с низким уровнем образованности и ответственности, детские дома, неблагополучная обстановка в стране или отдельных районах и так далее.

Пограничное расстройство личности хоть на данный момент и относится к генетически обусловленным заболеваниям, но всё-таки провоцируется зачастую определёнными жизненными событиями (слои населения, где девиантное поведение является нормой, а также различного рода психотравмы, связанные как с насилием, так и, к примеру, с потерей близкого или серьёзным упадком в рабочей сфере). В силу особенностей восприятия женщины болеют этим расстройством в три раза чаще, чем мужчины. Зато у мужчин проявления сильнее заметны. Заболевают чаще молоды, манифестация болезни с возрастом снижается. Так, количество человек, которые впервые проявили признаки расстройства в 40 лет значительно ниже тех, кому 20 лет. При этом если человек обращается за помощью, то в течение 10 лет он получится ощутимые качественные улучшения во многих сферах жизни (эмоциональная сфера, социализация и так далее). 

Как же проявляется пограничное расстройство личности? Первым симптомом является крайне импульсивное поведение. Человека как бы бросает из крайности в крайность. Он может употреблять наркотики, алкоголь, а потом резко переключиться на здоровый образ жизни. Причём он будет агрессивно отстаивать свою «новую» жизнь. Также человек с пограничным расстройством личности склонен к беспорядочным половым связям ( с последующей асексуализацией, к примеру), также отмечается резкий стиль вождения, расстройства пищевого поведения. Эти люди склонны резко увольняться с работы, разводиться, могут бросить семью. У них отмечается резкий переход в отношении к близким (родители, супруги и дети).

Человек с таким расстройством вполне может в одной семье быть примерным семьянином, но при этом спокойно судиться с бывшим партнёром, стараясь избежать различных обязательств перед общим ребёнком. Потом вполне может произойти замена, когда он будет холоден и отстранён в семье, где недавно был любящим главой семейства и активно выслеживать бывшую или же новую пассию. Любое импульсивное действие даёт больному чувство избавления от эмоциональной боли. Это чувство кратковременное, затем приходят стыд и вина. Чтобы заглушить их, человек вновь совершает импульсивные действия.

Таким образом импульсивное поведение входит в привычку и становится автоматической реакцией на любые события в жизни. Помимо такого стиля поведения у людей с пограничным расстройством личности отмечается тяга с самоповреждению. Причём селфхарм может быть как явный (порезы, синяки, удары), так и скрытый (подставление себя опасности, тяга к походам, где заведомо будут укусы насекомых и есть риск травм, занятие экстремальными видами спорта, излишний трудоголизм, сказывающийся на работе всех внутренних органов и так далее). Такой симптом проявляется у 60-80 % людей с пограничным расстройством личности. Несколько реже выступают попытки суицида – около 10% людей с расстройством проявляют реальное желание умереть. Остальные же просто совершают опасные действия, похожие на попытки суицида, но разница в том, что в этих действиях нет истинного желания умереть.

Люди наносят себе травмы и изматывают себя только для того, чтобы чтобы заглушить боль и вновь появляющиеся чувства вины, стыда и страха. Страх же может проявляться и как тревожные состояния. Страх перед самим собой. Страх быть брошенным. Страх от непонимания и незнания, что от себя самого ждать. Также ярким симптомом пограничного расстройства личности служит скачущее отношение к другим людям: от обожания до глубокой ненависти. Человек может возненавидеть недавно любимого только лишь за то, что ему показалось якобы любимый хочет уйти или охладел. При этом реальных предпосылок так считать может и не быть. На любое внешнее проявление или событие следует яркая безудержная эмоция, которую не сдержать никаким воспитанием, о самоконтроле и речи быть не может.

Это состояние проявления полярных эмоций называется расщепление Эго. Оно проявляется и по отношению к себе самому – больной то уверен, что здоров, то начинает выискивать в себе заболевания, потому что убеждён в их наличии. Несмотря на то, что больной отчаянно стремится к близким, полным любви, доверия и теплоты отношениям, сам же он из-за своего расстройства делает отношения, мягко говоря, невыносимыми. Видя мир опасным, злорадствующим, пациент сам начинает «действовать на опережение». Так в семьях появляются такие вещи как домашнее насилие, нежелательные беременности, уход от ответственности (зачастую это уход в другую реальность посредством алкоголя, наркотических средств, видео- и компьютерных игр, а также уход в кино- или сериальную реальность, в книги. Читать хорошо. Но взахлёб читать уже не совсем здорово. Всё хорошо в меру, как говорится). 

Человек с пограничным расстройством личности проявляет неудовлетворённость своим партнёром. Он стремится получать любовь, он остро в ней нуждается, но совершенно не умеет отдавать любовь. Их чувство пустоты не даёт им возможности открыться чувствам. А ощущение пустоты возникает в следствие того, что больной не в состоянии отразить самого себя, понять, кто же он такой. Что он всё-таки в действительности любит, что для него реально ценно, что искренне важно. Бесконечная смена интересов усложняет процесс познания себя. А уходы в иные реальности заставляют думать, будто вот эта онлайн игра (сериал, любой иной способ времяпрепровождения) и есть их настоящий интерес. 

Ещё одним симптомом пограничного расстройства является неумение сфокусироваться. Низкая концентрация внимания и интенсивные эмоции усложняют процесс восприятия и обработки информации. Также у таких людей отмечается диссоциация – защитный механизм психики, при котором человек воспринимает происходящее как будто это происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Диссоциация в случае с пограничным расстройством личности является высшим проявлением отключения внимания и расфокусировки. Такое проявление мешает в повседневной жизни, поскольку человек может среагировать таким образом буквально на что угодно. И даже без внешнего повода. Блокируя так свои эмоции, человек лишает себя возможности прожить и проработать ситуацию, получить из этого ценный опыт и важные знания, обрести навыки. 

Естественно, и в учёбе, работе такие симптомы сыграют злую шутку: когда больной диссоциирует, он вызывает негодование начальства, учителей, родителей. Ответом на негодование будут интенсивные эмоции, проявление которых приведёт к чувству вины и стыда. А подавление усугубит внутреннюю боль. Таким образом, в любом случае человек получит новую порцию душевных терзаний, из-за чего вновь начнёт диссоциировать. Замкнутый круг получается. И этот замкнутый круг зачастую всё теснее сжимает больного. Если человек с таким расстройством в лёгкой степени ещё может жить, работать, пусть и с трудом, но всё же сам, то в среднем и тяжёлом состоянии больной становится опасен и для себя, и для окружающих. Самостоятельно саботируя всё светлое в своей жизни, человек всё сильнее уходит в негативные состояния, от которых пытается убежать через совершение опасных и вредных поступков.

И даже несмотря на такую обширную симптоматику, специалистам нелегко диагностировать это расстройство. О самодиагностике тем более не может быть и речи. Между тем, есть ряд критериев, по которым можно определить возможность наличия данного расстройства. Если есть минимум пять критериев из списка, то с большей вероятностью можно говорить о пограничном расстройстве личности:

  • сильный страх одиночества. Человек предпринимает колоссальные усилия, чтобы не быть брошенным. Несмотря на внешние негативные проявления, человек всеми силами старается удержать вокруг себя людей. Причём угроза быть покинутым может быть как реальная, так и вымышленная;
  • отношения у человека нестабильные, напряжённые и интенсивные. Характерны скачки от идеализации до обесценивания, от обожания до пренебрежения;
  • явное расстройство идентичности, проявляющееся в переменчивом и неустойчивом образе себя. Самооценка скачет, у больного отсутствует чёткое понимание, кто он, какой он, что он любит. Это всё временные понятия. Призрачные и неточные;
  • мазохистичная позиция в отношениях, которая проявляется несмотря на периодическое агрессивное поведение. А также повторяющиеся проявления наклонности к самоповреждению и суициду. Царапанье, измождение себя диетами, надрезы, мысли о смерти, угрозы самоубийства;
  • импульсивное поведение как минимум в двух областях, проявляющееся в повторяющемся опасном для себя поведении: злоупотребление психоактивными веществами, растрата денег, опасное вождение, пренебрежение всеми техниками безопасности, переедание или голодание, беспорядочный и незащищённый секс;
  • хроническое чувство пустоты, бесполезности, скуки, бессмысленности;
  • эмоциональная нестабильность. Очень переменчивое настроение, аффективная неустойчивость. Приступы ярости и гнева длятся обычно несколько часов, а вот дисфория, раздражённость или тревога могут проявляться от нескольких минут до нескольких дней;
  • проявления гнева стихийны, не поддаются контролю. Часто могут выливаться в физические проявления агрессии. Повторяющиеся драки, частое чувство раздражённости, неуместная ярость, беспричинные оскорбления и выведение на конфликт любых людей. «Жертва» не выбирается, здесь работает принцип попадания под «горячую руку»;
  • стресс вызывает ощущение нереальности происходящего, происходит диссоциация, дереализация. Также стресс может вызвать параноидные идеи, чрезмерную беспочвенную подозрительность;
  • отношения хаотичны;
  • ментализация нарушена. Человек не понимает мотивов совершения своих и тем более чужих поступков, ему трудно понять чужие эмоции и чувства, не ориентируется в реакциях людей.

Как же лечить пограничное расстройство личности? Как уже знаем, расстройство находится на границе невроза и психоза. Соответственно, лечение будет состоять из нескольких частей, которые включают себя как психотерапию, так и медикаментозную составляющую. В медикаментозной части хорошо зарекомендовали себя антипсихотики (нейролептики) второго поколения, нормолитики (они же стабилизаторы настроения). Что же касается психотерапии, то, естественно, будет необходимость в диалектической поведенческий терапии. Также рекомендована схема-терапия по Джеффри Янгу.

Как показала практика, для наибольшего результата нужно совмещать в работе как психиатра, так и клинического психолога. При этом психолог общей направленности также будет весьма полезен. Поскольку пациенты с пограничным расстройством личности склонны к нарушению рамок терапевтического альянса, а также проявляют скачки состояний, когда от признания у себя трудностей до отказа от проблем проходит малое количество времени, то участие психолога общей направленности поможет снизить накал. В отличие от клинического психолога и тем более психиатра, «рядовой» психолог не вызывает стойких ассоциаций с болезнями. Можно проработать внушение мысли, что это просто момент саморазвития. Конечно, нельзя и опасно отказываться от других специалистов! Важна именно совокупность, поскольку с каждым специалистом пациент прорабатывает и лечит свои конкретные стороны заболевания.

У обычного же психолога происходит закрепление результата. Здесь используются техники снятия напряжения, проговаривания проблем, самостоятельный поиск наилучших способов разрешения различных конфликтных ситуаций. С психологом пациент сможет подобрать соответствующие психологические практики, позволяющие развить осознанность. По своему опыту скажу, что с людьми, имеющими пограничное расстройство личности, весьма успешно действует методика ведения двойных дневников. Когда в одном дневнике записывается весь негатив. Он может быть выражен помимо слов ещё рисунками, зачёркиваниями и так далее. Во втором дневнике будет записано всё хорошее. Проработка этого дневника, его анализ, позволяет пациенту иначе взглянуть на многие вещи.

В отличие от многих психических расстройств, пограничное расстройство личности имеет благоприятный прогноз. При постоянной работе над собой с помощью специалистов, хорошем и регулярном лечении даже тяжёлые состояния отступают, благодаря чему человек может социализироваться. Для того, чтобы пациент не отступил и не сошёл с пути лечения, конечно, нужна поддержка. Поддержка близких. И неважно, заболел ли расстройством ребёнок или это проявилось у взрослого. Отнестись со всей серьёзностью и пониманием нужно в любом случае. Конечно, оказывать поддержку «пограничнику» крайне трудно, это изматывает. Поэтому и самой семье нужна психологическая помощь, чтобы своим состоянием не ухудшить положение больного. Близким не стоит впадать в героизм, стремясь всего себя вкладывать в заболевшего родственника. Это опасно и чревато не только эмоциональным выгоранием и упадком сил.

Родственникам следует запомнить и повторять как мантру следующее правило: «Я не виноват. Я не провоцировал это. Я не могу сам излечить это. Я не могу контролировать это». Это поможет развить стрессоустойчивость, способность стойко выдерживать накал страстей, не вовлекаясь в процесс. А так как спокойствие заразно, то и «пограничник» утихомирится быстрее. Не пытайтесь спорить, переубеждать «пограничника», даже если то, что он говорит – это откровенный иррациональный бред. Также учтите и тот факт, что «пограничник» не умеет читать язык тела, а услышанную информацию его мозг искажает. А это значит, что у вас даже в спокойном тоне и мирной обстановке далеко не всегда получится донести желаемое до собеседника с расстройством. Ваша основная задача будет заключаться в том, чтобы дать вашему близкому возможность почувствовать себя услышанным.

Чтобы лучше понять, как вести себя с «пограничниками», полезнее всего будет узнать, как же они сами видят свой мир. «Пограничники» сами страдают от непонимания себя. Их выматывает эта неопределённость, когда ты разный. На определённых этапах и в определённых эпизодах болезни и лечения им важно услышать мягкий рассказ о том, как же выглядит их «пограничная часть». Или части. Это помогает соединить себя воедино, ведь каждое из состояний кажется «конечным», полным. В каждом из них больной не помнит себя другого. Страх, что бросят из-за того, что ты не понимаешь (или по-своему понимаешь) информацию, состояние других людей. Этот страх постоянный. В соответствующих эпизодах. Но на самом деле он красной нитью проходит через все состояния. Это такой своеобразный крик о помощи, мольба о пощаде: «Не сделай и ты мне больно! Это меня убьёт!» И поскольку лучшая защита это нападение, а действие на опережение подобьёт «врага», то человек несётся делать себе больно самостоятельно. Потому что: «Вот видишь, я за тебя уже сделал себе больно. Я себя отравил/порезал/ударил/отправил в аварию. Теперь ТЫ уже мне больно не сделаешь!» Вот ряд описаний из жизни, которые многократно слышала я.

Кстати, если вы думаете, что какой-нибудь сменой обстановки и «выходом из гетто» можно будет решить уже появившуюся болезнь, то вы немножко ошибаетесь. Потому что есть ряд звёзд, успешных знаменитостей, которые уж точно создали себе комфортные условия, они точно востребованы и нужны, не брошены и не будут, но имеют пограничное расстройство личности и периодически проходят курсы лечения. Таким, например, является успешный американский футболист Брэндон Маршалл. Также этот диагноз ставили Курту Кобейну, Мэрилин Монро, Эми Уайнхауз. Джим Моррисон и Дженис Джоплин тоже находятся в рядах «пограничников» и являются яркими примерами того, как проявляется пограничное расстройство личности.

Как видите, от заболевания не застрахован никто. Наличие факторов риска не говорит о том, что человек точно приобретёт данное расстройство. Также как и нельзя решить уже проявившуюся проблему путём ухода от факторов. Но можно относиться к себе и своим близким внимательно. Следить за психологическим состоянием также, как следите за физическим. Помните про профилактику. И если уже столкнулись с расстройством, то запомните: пограничное расстройство личности – это не приговор! 

Зарегистрируйтесь прямо сейчас!

Скройте всю рекламу и другую ненужную информацию, а также получите доступ к расширенным возможностям журнала зарегистрировавшись уже сегодня!

Вступайте в наши группы в социальных сетях!
Поделитесь публикацией в социальных сетях!

Пограничные психические состояния. Пограничное расстройство личности — симптомы и лечение психики

Пограничные состояния

Наименование параметра

Значение

Тема статьи:

Пограничные состояния

Рубрика (тематическая категория)

Психология

Пограничными состояниями обозначают слабые стертые формы нервно-психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией.

Выделяют пограничные состояния в узком смысле, это психогении
без острых психотических расстройств (реактивные психозы, неврозы), психопатии,
психические нарушения в экстремальных условиях деятельности. Вместе с тем, выделяют пограничные расстройства в широком смысле, т. е. в лечебно-практическом, к примеру медленно начинающиеся вялотекущие формы шизофрении, мягкие формы циркулярного психоза (циклотимия), психосоматические расстройства, хронический алкоголизм без выраженной деградации личности и т. д., когда больные не обнаруживают глубоких изменений психики.

Психопатия
болезненное уродство характера (при сохранении интеллекта человека), в результате которого резко нарушаются взаимоотношения с окружающими людьми, вплоть до неприемлемости его и даже социальной опасности для окружающих.

Основные нарушения при психопатии касаются эмоционально-волевой сферы.

При психопатиях характерным является склонность к странному и необычному поведению, к резким изменениям настроения без соответствующих причин, что приводит к нарушению контакта психопатической личности с другими людьми и препятствует нормальной деятельности. Это накладывает отпечаток на всю жизнь психопата. О. В. Кербиков предложил разграничить психопатов на две группы: возбудимые и тормозные.

К возбудимым психопатам относятся
взрывчатые (эксплозивные) психопатические личности, которые в случае декомпенсации дают бурные реакции по ничтожному поводу, не выносят никаких препятствий их желаниям. При этом они выявляют тенденцию к агрессивным действиям по отношению к окружающим. Находясь в возбужденном состоянии, наносят себе повреждения, бьются головой о пол, рвут одежду и т. д. Патофизиологической основой является слабость коркового торможения.

К тормозным психопатам относятся
астенические, психастенические, истерические, паранойяльные личности. У этих лиц ослаблены или нарушены основные нервные процессы (возбуждение и торможение) с образованием быстро истощаемых или застойных очагов возбуждения.

Следует отметить, что различные варианты патохарактерологического развития личности, как и разные степени выраженности декомпенсации психопатии и давности болезненного состояния, практически почти всœегда встречаются в соматических отделœениях (терапевтических, хирургических, акушерско-гинœекологических и др.).

Основной болезненный процесс нередко обостряет характерологические особенности. Такие больные повышенно требовательны, капризны, эмоционально несдержанны, грубят персоналу, допускают нарушения режима. Тактика персонала при общении с такими лицами должна быть сугубо индивидуальной.

Стоит сказать, что для нормализации отношений достаточно бывает психотерапевтической беседы медицинской сестры, иногда целœесообразно попросить врача, чтобы он побеседовал с таким больным. Таких больных в палате не должно быть более одного. Целœесообразно под каким-либо благовидным предлогом разместить их в разных палатах. При выраженных декомпенсациях состояния необходимы консультация психиатра, назначение медикаментозных средств. Акцентуированные личности режима, как правило, не нарушают, однако на фоне основн

Пограничное расстройство личности — причины и признаки, диагностические тесты и симптомы, лечение

Врачмедик

Поиск

Найти

ВКонтакте

  • Обследования и анализы

    • МРТ

    • Анализ крови

    • Анализ кала

    • Анализ мочи

    • УЗИ

    • Флюорография

  • Здоровье от А до Я

    • Гинекология

    • Ревматология

    • Проктология

    • Онкология

    • Гастроэнтерология

    • Неврология

    • Кардиология

    • Урология

    • Отоларингология

    • Дерматоло

Пограничное расстройство личности: симптомы, признаки и лечение

Пограничное расстройство личности пока не так часто встречается в книгах, фильмах или публикациях СМИ, поэтому мы редко про него что-то слышим. Психологи сами до конца не определились, можно ли отнести ПРЛ к отдельной группе расстройств. Тем не менее, люди с таким диагнозом, или бордерлайнеры, испытывают трудности, которые существенно усложняют жизнь как им самим, так и их близким. В статье разберемся, что такое пограничное расстройство личности: симптомы и признаки этого расстройства, а также поговорим о том, как “пограничники” могут улучшить качество своей жизни и лучше узнать себя.

Что такое пограничное расстройство личности (ПРЛ)

Пограничное расстройство личности – это один из способов мировосприятия человека, который влияет на его мысли, чувства и взаимоотношения с другими людьми. При ПРЛ человек достаточно импульсивен и капризен, а также не всегда способен контролировать свое поведение.

Некоторые врачи считают, что на развитие пограничного расстройства влияют генетические факторы, а кто-то придерживается мнения, что это результат травм и плохого психологического климата. Скорее всего, на развитие заболевания влияют оба фактора одновременно.

Диагноз ПРЛ все чаще встречается в жизни. По данным исследователей, этим расстройством личности страдают около 3% населения Земли. Но этому заболеванию психологи пока не уделяют много внимания. Согласно классификации болезней МКБ-10, которую используют российские медики, ПРЛ считается одной из разновидностей эмоционально неустойчивого расстройства.

Полный гайд по тому, что такое пограничное расстройство личности и как люди с таким диагнозом могут помочь себе стать счастливыми и полноценными членами общества – смотрите в видео!

В американской классификации болезней DSM-5, где описаны различные виды психических расстройств, ПРЛ присутствует. Но и психологи США считают, что об этой болезни еще недостаточно говорят. Пограничное расстройство пока не попадает в списки заболеваний, которые много и разносторонне изучают. Однако его негативное влияние и тяжесть уже никто не отрицает, ПРЛ может проходить очень тяжело и даже приводить к самоубийствам.

Пограничное расстройство личности: симптомы и признаки

Разберемся, как можно диагностировать пограничное расстройство личности: симптомы и признаки этого заболевания. Сделать это не так-то просто, потому что цельного описания расстройства на данный момент не существует. Но психологи выделили основные признаки, которые свидетельствуют о наличии этого заболевания у человека. Если такие симптомы регулярно повторяются, то можно сделать вывод, что у человека присутствует пограничное расстройство.

  1. Тяжело выстраивать личные взаимоотношения и поддерживать контакты. «Пограничники» очень чувствительны, они слишком ярко реагируют на любое эмоциональное воздействие. То, что многие из нас оставили бы без внимания, для такого пациента может стать нерешаемой проблемой, травмой и причиной страданий. Такие люди постоянно испытывают боль, которую окружающие не способны понять и правильно трактовать. Бордерлайнерам то кажется, что они лучшие на планете, то они издеваются над собой, потому что считают себя ничтожными. Быть стабильным в отношениях в подобном состоянии почти невозможно, любовь может смениться ненавистью за несколько минут.
  2. «Пограничники» очень категоричны. Они не видят полутонов, мир кажется им черно-белым. Все кажется либо очень плохим, либо очень хорошим. Так они относятся и к себе. В моменты, когда человек ощущает себя ужасным, бордерлайнеру может прийти мысль о самоубийстве. Этим страдают около 80% пациентов, а около 5% процентов, к сожалению, реализуют это намерение.
  3. Очень страшно оставаться в одиночестве. Такие люди очень боятся, что их оставят. Чтобы этого не произошло, бордерлайнеры манипулируют другими людьми, ведут себя эгоистично и жестоко. Они цепляются за взаимоотношения всеми силами. Им становится страшно, если их друг или партнер просто уходит в магазин. Расставание – это что-то невыносимое. Оно может спровоцировать приступ паники или депрессии.
  4. Бордерлайнеры склонны к саморазрушению. Их поведение часто импульсивно, они ведут себя непредсказуемо. Это могут быть как безобидные незапланированные покупки, так и опасные для жизни поступки. Неоправданный риск во всем: вождение автомобиля, случайные связи и булимия. Некоторые исследователи относят к этому списку и нанесение татуировок. ПРЛ, по данным психологов, встречается у 80% людей, которые постоянно набивают тату.
  5. Они не могут адекватно себя воспринимать. Искаженное восприятие себя – одна из типичных черт больных ПРЛ. Их поведение часто определяется тем, как они выглядят прямо в момент действия. Осложняет ситуацию тот факт, что оценивать себя адекватно у них тоже не выходит, самовосприятие меняется мгновенно без видимых причин.
  6. Невозможность контролировать свои эмоции. В список вещей, которые не поддаются контролю, также попадают мысли и способы выражения чувств. Результатом этого могут стать вспышки агрессии или неконтролируемый гнев, а также депрессивные состояния и параноидальные идеи.

пограничное расстройство личности симптомы и признаки

пограничное расстройство личности симптомы и признаки

Как живут люди с пограничным расстройством личности

ПРЛ не приговор, но многое зависит от тяжести расстройства. Некоторые люди с пограничным расстройством личности способны со временем адаптироваться к реальности самостоятельно, другим же требуется длительная психологическая помощь и лекарства.

Если говорить о жизни бордерлайнеров, то она полна трудностей. Многие из них занимаются самоповреждением и отмечают частые скачки настроения. В некоторые моменты можно растерять всех друзей из-за неконтролируемых вспышек агрессии. Не все способны понять серьезность заболевания, поэтому часто «пограничники» сталкиваются с обесцениванием, которое для них невыносимо.

Часто они, как и другие люди с психическими заболеваниями, сталкиваются со стигматизацией. Если рассказать о болезни не тому человеку, вместо поддержки можно получить страх и отвращение.

Лучше всего постараться освоить навык видеть полутона жизни. Это очень помогает в личных отношениях и взаимоотношениях с самим собой. Когда мир «пограничника» становится цветным, недуг отступает. Человек учится искать компромиссы и реагировать на жизненные трудности спокойнее.

Особенности жизни рядом с бордейлайнером

Партнеры бордерлайнеров и их семья тоже испытывают много трудностей. Часто они страдают не меньше заболевших ПРЛ. Им приходится выносить все перепады настроения, вспышки агрессии и гнева партнеров, а также другие проявления болезни. Близкие часто сталкиваются с манипулятивным поведением «пограничников». За больными расстройством приходится много ухаживать и заботиться о них.

Часто именно семья становится тем мотиватором, который вынуждает человека обратиться к специалистам за помощью. Вовремя заметить, что что-то не так, очень важно. Если стадия болезни начальная, то справиться с ней при грамотном подходе можно гораздо быстрее.

Паре «пограничника» нужно быть терпимее к партнеру, хоть часто это и бывает трудно. Важно грамотно выстроить личные границы, чтобы не брать на себя чужие роли. Не стоит быть психологом или мамой для человека, необходимо просто поддерживать и быть рядом в трудную минуту.

Пограничное расстройство личности: лечение

ПРЛ успешно лечится. Существует два способа восстановления здоровья, которые можно совмещать. Выбор зависит от общей клинической картины и тяжести заболевания.

Медикаментозное лечение

Лекарства используют, чтобы купировать неприятные симптомы. Обычно их назначают в щадящем режиме. В небольших дозах эффективны стабилизаторы настроения, они помогают снимать тревогу, депрессивные состояния и излишнюю импульсивность. Нейролептики назначают, когда пациент склонен к агрессии. Также они помогают при присутствии большого количества когнитивных искажений. Это может быть паранойя или черно-белое мышление.

«Волшебной таблетки» против заболевания не придумали. Чаще всего психологи назначают медикаменты, когда у пациента есть сопутствующие заболевания. К ним, например, относится депрессия. В остальных случаях максимально стараются обойтись психотерапией.

Психотерапия

Психотерапию называют лучшим методом лечения ПРЛ. Она способствуют уменьшению проявлений негативных симптомов, а также уменьшению количества суицидальных мыслей.

Для этих целей подходит когнитивно-поведенческая терапия. Она помогает приобрести социальные навыки и отрегулировать эмоциональные проявления. Диалектическая поведенческая терапия тоже эффективна. Она включает в себя сочетание индивидуальных сеансов и групповых сессий. Психотерапевты находятся в постоянном доступе клиентов.

Подробно о том, как лечить пограничное расстройство личности – смотрите в видео!

Некоторые специалисты для лечения ПРЛ практикуют STEPPS. Это системный тренинг по эмоциональной предсказуемости и решению проблем. Занятия проходят в группе, они длятся около 20 недель. Клиенты учатся справляться с эмоциями и бороться с негативными мыслями. Также специалисты помогают улучшить позитивные привычки пациентов и учат их больше заботиться о себе. Клиентов просят создать группу поддержки из семьи, друзей и знакомых, которые способны оказать им поддержку в любое время.

Психоаналитики для лечения пограничного расстройства личности используют терапию, основанную на переносе. Это особый вид взаимодействия клиента и пациента. Психолог с помощью своих вопросов помогает человеку выявить искаженные реакции. Со временим клиент начинает замечать изменения в своих чувствах и находить их причины. Потом формируется более реалистичное отношение к миру, которое помогает адекватнее коммуницировать в процессе переноса.

Если говорить о лечении в целом, то оно обычно включает в себя индивидуальные встречи с психиатром или психотерапевтом один раз в неделю. Иногда необходимо сочетать это с лекарственными препаратами. Также пациенту нужно заниматься психообразованием, чтобы больше понять про себя, расстройство и задачи, которые перед ним стоят. Основное значение теперь придается тем реакциям, которые возникают в жизни при возникновении стрессовых факторов.

Поддерживающая психотерапия также эффективна. Она помогает устанавливать длительные, теплые и эмоциональные отношения с терапевтом, а потом и с другими людьми. Новые поведенческие паттерны внедряются в повседневность, что значительно облегчает жизнь пограничника.

ПРЛ: подведем итоги

Теперь вы знаете, что такое пограничное расстройство личности: симптомы и признаки этого заболевания. Жизнь бордерлайнера сложна, он регулярно испытывает трудности даже в самых простых вещах. Нездоровое отношение к себе и искаженное восприятие реальности ухудшает качество жизни. ПРЛ опасно, если его не лечить, поэтому при обнаружении похожих симптомов у себя или у близких, лучше обратиться к специалисту.

На нашем сайте вы можете записаться на консультацию психолога. Наши специалисты вам обязательно помогут!

 

6 Возможные сопутствующие заболевания пограничного расстройства личности

2. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Посттравматическое стрессовое расстройство — это состояние психического здоровья, которое возникает у некоторых людей, которые пережили, были свидетелями или подверглись шокирующей или огорчающей травме. событие, такое как автомобильная авария, стихийное бедствие, физическое насилие, сексуальное насилие или военная драка.

Неясно, сколько людей страдают ПТСР и ПРЛ вместе, но исследование, опубликованное в журнале «Пограничное расстройство личности и эмоциональная дисрегуляция» , показало, что более 53 процентов людей с ПРЛ также соответствуют критериям посттравматического стрессового расстройства.(11)

Более того, люди, подвергшиеся сексуальному насилию в детстве, что является еще одним фактором риска посттравматического стрессового расстройства, имеют более высокий риск развития ПРЛ, чем население в целом, говорит Сантопьетро.

Эксперты говорят, что генетика может быть причиной совместного существования этих заболеваний, говорит Каллен. «Мы также считаем, что неблагоприятные события в жизни людей могут взаимодействовать с их биологической уязвимостью, повышая вероятность развития пограничного расстройства личности», — говорит она, размышляя о том, как событие, вызвавшее посттравматическое стрессовое расстройство, может, в свою очередь, увеличить чей-то риск развития ПРЛ.

Исследование, проведенное в BMC Psychiatry , предполагает, что травма в раннем детстве (фактор риска посттравматического стрессового расстройства) может изменить мозг и повысить вероятность развития ПРЛ. (12)

Хотя кто-то с ПРЛ, возможно, испытал травму, если у него нет симптомов посттравматического стрессового расстройства, таких как навязчивые симптомы, эмоциональное онемение, повышенное возбуждение или повышенная бдительность, он не будет соответствовать критериям диагноза посттравматического стрессового расстройства.

3. Большое депрессивное расстройство

Большое депрессивное расстройство (БДР) — это расстройство настроения и частая сопутствующая патология ПРЛ.Исследования показывают, что от 38 до 71 процента людей с одним из расстройств также имеют другое. (4,13)

БДР может приводить к продолжительным периодам (определяемым как две недели и более) плохого настроения, отсутствия интереса, усталости и проблем со сном — все это тоже симптомы ПРЛ.

«У людей с ПРЛ иногда может быть плохое настроение, но обычно оно длится всего несколько часов или несколько дней и является лишь одним из девяти симптомов, которые у человека могут быть или не быть», — говорит Каллен.

В отличие от людей с MDD, люди с BPD имеют проблемы с эмоциональной регуляцией и нестабильностью как в своем настроении, так и во многих областях, не связанных с настроением, таких как межличностные отношения.

.

Причины, симптомы и варианты лечения

Проверено с медицинской точки зрения Drugs.com. Последнее обновление 5 августа 2020 г.

Что такое пограничное расстройство личности?

Harvard Health Publications

Пограничное расстройство личности характеризуется плохой самооценкой, чувством пустоты и огромными трудностями в одиночестве. У людей с этим расстройством очень реактивный и напряженный настрой и нестабильные отношения. Их поведение может быть импульсивным. Они также чаще, чем в среднем, совершат попытку самоубийства.Иногда, не намереваясь совершить самоубийство, они причиняют себе вред (например, режут или сжигают) в качестве формы самонаказания или борьбы с чувством пустоты.

При стрессе у людей с пограничным расстройством личности могут развиваться психотические симптомы. Они испытывают искажение своих представлений или убеждений, а не явный разрыв с реальностью. Они склонны неверно истолковывать или преувеличивать то, что думают о них другие люди, особенно в близких отношениях. Например, они могут предположить, что друг или член семьи испытывает к ним чрезвычайно ненавистные чувства, тогда как человек может быть только слегка раздражен или зол.

Люди с пограничным расстройством личности глубоко боятся быть брошенными. Они борются за общественное признание, боятся отказа и часто чувствуют себя одинокими даже в контексте интимных отношений. Поэтому им сложнее справляться с обычными взлетами и падениями романтического партнерства. Импульсивное, саморазрушительное поведение может быть попыткой предотвратить растущее беспокойство, связанное со страхом остаться в одиночестве.

Обратной стороной страха является надежда на то, что отношения будут полностью успокаивающими.Люди с этим расстройством могут идеализировать члена семьи, романтического партнера или друга, а затем приходить в ярость, когда происходит неизбежное разочарование. Они могут считать этого человека ответственным за боль, которую он испытывает, и обесценить отношения.

Большинство экспертов считают, что расстройства личности развиваются как в результате воздействия факторов окружающей среды, так и биологических факторов. Ранние исследования этого расстройства были сосредоточены на проблемах взросления, например, на переживании жестокого обращения или пренебрежения в детстве.Значительное количество людей с симптомами этого расстройства сообщали о таком анамнезе в детстве.

Более поздние исследования показали, что у людей с этим расстройством могут быть врожденные трудности с регулированием своего беспокойства или настроения. Они могут быть более уязвимы к потере или более чувствительны к стрессу, чем в среднем.

Ученые начали понимать, как эти характеристики отражаются в мозге людей с пограничным расстройством личности. У некоторых людей с этим расстройством чрезмерно испуганная реакция на неприятные раздражители.Области мозга, участвующие в управлении страхом и контроле агрессивных реакций, у людей с пограничным расстройством личности функционируют по-разному, чем у людей без расстройства. Исследователи также обнаружили отличительные закономерности в уровнях гормонов и иммунной системе у людей с этим заболеванием.

Очень часто люди с пограничным расстройством личности также страдают расстройством настроения, расстройством пищевого поведения или злоупотреблением психоактивными веществами. Человек может обратиться к алкоголю или наркотикам, чтобы избежать болезненных, неконтролируемых эмоций.

В три раза больше женщин, чем мужчин, имеют диагноз пограничного расстройства личности. Встречается примерно у 2% населения США.

Симптомы

Чувство уязвимости — обычное явление для людей, поэтому многие люди без этого расстройства также испытывают симптомы из этого списка. Диагноз пограничного расстройства личности ставится только в том случае, если у человека есть многие из этих симптомов, они тяжелы по степени и продолжительны.

  • Нестабильные, напряженные и сложные отношения
  • Плохая самооценка
  • Саморазрушительное, импульсивное поведение
  • Угрозы или попытки самоубийства
  • членовредительство
  • Экстремальные реакции настроения, включая сильный, неуместный гнев
  • Чувство опустошенности или одиночества
  • Страх быть брошенным
  • Кратковременные психотические искажения восприятия или убеждений, особенно при стрессе

Диагностика

Нет четкой границы между стилем личности и расстройством.Паттерны личности считаются расстройством, когда они ухудшают функционирование человека и вызывают значительные страдания.

Диагноз обычно ставится на основании истории болезни и наблюдений, сделанных специалистом в области психического здоровья во время интервью. Не существует лабораторных тестов, чтобы определить, есть ли у кого-то пограничное расстройство личности. Поскольку часто наблюдается совпадение с расстройством настроения или злоупотреблением психоактивными веществами, эти диагнозы должны быть рассмотрены специалистом в области психического здоровья любого, у кого есть симптомы пограничного расстройства личности.

Ожидаемая длительность

Все расстройства личности сохраняются на протяжении всей жизни, но сейчас больше оптимизма в отношении более тревожных аспектов пограничного расстройства личности. Исследования показывают, что симптомы пограничного расстройства личности становятся менее выраженными с возрастом. При правильном лечении многие люди видят значительное улучшение.

Профилактика

Не существует известного способа предотвратить пограничное расстройство личности.Лечение, вероятно, повысит шансы человека с этим заболеванием избавиться от самых болезненных симптомов.

Лечение

Психотерапия

Психотерапия — ключевая часть лечения пограничного расстройства личности.

Проблемы при этом расстройстве связаны с привычными способами отношения человека к другим и преодоления препятствий. Люди с этим расстройством склонны либо идеализировать терапевта, либо легко разочаровываться.У них преувеличенная реакция на разочарование. Поэтому им может быть трудно поддерживать отношения со специалистом в области психического здоровья. Это расстройство проверяет навыки терапевтов, которые должны использовать комбинацию техник, чтобы быть эффективными.

Ключевой проблемой при этом расстройстве является то, что человек, страдающий пограничным расстройством личности, может понимать межличностные проблемы или стратегии преодоления на интеллектуальном уровне, но все же ему очень трудно переносить эмоциональный дискомфорт, который является обычным в отношениях.Даже когда у них действительно есть понимание, им все равно может быть трудно справляться с сильными эмоциями более успешно.

Одна из популярных форм структурированной психотерапии называется диалектической поведенческой терапией (ДБТ). Он пытается принять во внимание особые проблемы пограничного расстройства личности, используя комбинацию методов психотерапии, обучения, а также индивидуальной и групповой психотерапии для поддержки прогресса пациента. Вторая терапия, называемая терапией, ориентированной на схемы, пытается обратиться к неадаптируемым точкам зрения, которые, как считается, возникли в детстве, и заменить эти «схемы» более здоровыми с помощью различных техник когнитивной терапии.

Провести исследования по психотерапии пограничного расстройства личности относительно сложно. Поскольку проблемы при этом расстройстве сильно различаются, исследователи склонны изучать сразу несколько факторов. Согласно некоторым исследованиям, DBT снижает частоту членовредительства и интенсивность суицидальных мыслей. Также было показано, что он снижает интенсивность симптомов депрессии или тревоги.

Также успешно использовались структурированные формы психодинамической психотерапии.

В одной из версий психотерапии, ориентированной на перенос, терапевт и пациент внимательно изучают эмоциональные темы, возникающие между ними. Считается, что людям с пограничным расстройством личности очень трудно понять разницу между своей точкой зрения и точкой зрения других людей (включая терапевта). Таким образом, в определенном смысле цель терапии — получить представление о своем мировоззрении и использовать полученные знания для лучшего управления своими чувствами и поведением.Было показано, что психотерапия, основанная на переносе, относительно эффективна для снижения раздражительности, импульсивности и агрессивности.

Другой метод психотерапии называется «терапия, основанная на ментализации» (МБТ). Он основан на идее, что люди с пограничным расстройством личности испытывают трудности с «ментализацией» или осмыслением эмоций, чувств и убеждений самих себя и других. Психотерапевт помогает человеку развить более адаптивные способы размышления об эмоциях и их выражения.Они пытаются помочь человеку стабилизировать самоощущение, управляя взлетами и падениями в терапии. Один из фокусов внимания — это интенсивность чувства привязанности (или непривязанности) пациента к терапевту. MBT использует групповую и индивидуальную терапию и проводится как в амбулаторных, так и в больничных условиях.

Какой бы ярлык оно ни носило, лечение направлено на то, чтобы помочь человеку пережить чувство изоляции, депрессии или тревоги, не прибегая к саморазрушающему поведению или попытке самоубийства.Многим пациентам трудно обсуждать саморазрушительные импульсы со своим врачом, но это может помочь. Можно составить конкретные планы, как управлять этими мыслями или импульсами, когда они возникают. В кризисные периоды иногда требуется госпитализация.

Вне больницы человеку с пограничным расстройством личности может потребоваться дополнительная поддержка, например, дневная программа лечения, лечение в стационаре или групповая, семейная или семейная терапия.

Учитывая ограниченное количество исследований в этой области и трудности с доступом к узкоспециализированным программам лечения, часто бывает разумным использовать комбинацию техник психотерапии.

Лекарства

Как и в случае с психотерапией, не существует единственного лекарства, которое явно помогло бы при пограничном расстройстве личности. Вместо этого лекарства обычно используются для лечения симптомов по мере их появления или для лечения других расстройств, которые могут присутствовать (например, расстройство настроения или тревожное расстройство или проблема злоупотребления психоактивными веществами).

Существует мало свидетельств того, что антидепрессанты помогают с основными симптомами пограничного расстройства личности, но они могут быть полезны, если есть явные симптомы депрессии и тревоги.Есть больше доказательств того, что стабилизаторы настроения и антипсихотические препараты улучшают проблемы с контролем над импульсами, агрессией или искаженным мышлением. Польза от них скромная, и ее следует сравнивать с побочными эффектами этих препаратов.

Когда звонить профессионалу

Поскольку с возрастом стили личности становятся более устойчивыми, лучше всего обратиться за лечением, как только будет замечен серьезный стресс или плохое функционирование.

Прогноз

Течение болезни разное и зависит от тяжести симптомов; количество стресса; наличие поддержки; степень функционального нарушения; степень саморазрушающего или суицидального поведения; и наличие других психических расстройств, таких как депрессия или токсикомания.Это также зависит от способности человека продолжать лечение. Некоторые люди лучше переносят трудности лечения. Другие, однако, попадают в цикл поиска помощи, затем чувствуют себя отвергнутыми и отвергают помощь.

Кроме того, людям с пограничным расстройством личности иногда трудно найти терапевта, с которым они чувствуют себя достаточно комфортно. Учитывая проблемы с сохранением перспективы (см. Выше, в разделе «Лечение»), им может быть трудно отличить реальное разочарование от психотерапии от преувеличенного.Одно из преимуществ комбинирования индивидуальной терапии с другими терапевтическими режимами (например, групповой терапией) состоит в том, что она может снизить интенсивность и переориентировать человека на практические цели.

Исследователи теперь более оптимистичны в отношении долгосрочных результатов пограничного расстройства личности. Подавляющее большинство людей с этим расстройством испытывают по крайней мере некоторое уменьшение симптомов при лечении. Значительное количество пациентов выздоравливают от расстройства, что означает, что они больше не соответствуют критериям пограничного расстройства личности и хорошо функционируют.Таким образом, по крайней мере, при продолжении лечения кажется, что многие люди с пограничным расстройством личности в конечном итоге могут добиться значительного прогресса, получить некоторое удовольствие от своих отношений и иметь удовлетворительные жизненные достижения.

Узнайте больше о пограничном расстройстве личности

Сопутствующие препараты
IBM Watson Micromedex
Mayo Clinic Reference

Внешние ресурсы

Национальный институт психического здоровья

http: // www.nimh.nih.gov/

Национальный альянс душевнобольных

http://www.nami.org

Национальная ассоциация психического здоровья

http://www.nmha.org

Американская психиатрическая ассоциация

http://www.psychiatry.org

Американская психологическая ассоциация

http: // www.apa.org

Дополнительная информация

Всегда консультируйтесь со своим врачом, чтобы убедиться, что информация, отображаемая на этой странице, применима к вашим личным обстоятельствам.

Заявление об отказе от ответственности за медицинское обслуживание

.

границ | Пограничная патология личности в психическом состоянии, подверженном риску. Выборка

Введение

Ранние взгляды на пограничное расстройство личности (БЛД) основывались на идее, что пациенты с этой патологией находятся «на границе» психоза (1). Исторически Стерн использовал термин пограничный для описания пациентов, у которых одновременно проявлялись невротические и психотические симптомы (2). Текущее определение ПРЛ включает значительные нарушения функционирования личности и нарушения межличностного функционирования, такие как сочувствие и близость.Патологические черты личности обычно проявляются в следующих областях: Отрицательная аффективность — характеризуется эмоциональной ответственностью, тревожностью, неуверенностью в разлуке и депрессивностью; Растормаживание — характеризуется импульсивностью и рискованностью;

Антагонизм — характеризуется враждебностью.

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам — пятое издание (DSM-5), психотические симптомы, такие как слуховые вербальные галлюцинации (AVH) и другие «положительные» симптомы психоза, могут присутствовать у пациентов с ПРЛ, но происходят «только на короткие периоды в ситуациях бедствия» (3).

Недавние исследования показывают, что у пациентов с ПРЛ некоторые галлюцинации, такие как слышание голосов, кажутся похожими на те, которые испытывают пациенты с психотическими расстройствами (4). Поскольку наличие ослабленных психотических симптомов не является необычным для ПРЛ, поставить правильный диагноз может быть сложно. Разделить эти два диагноза еще сложнее, поскольку есть некоторые свидетельства того, что 10% пациентов, которым изначально был поставлен диагноз ПРЛ, действительно переходят к психотическому диагнозу (5).

Распространенность шизофрении в течение жизни составляет около 0,7% (6), а распространенность ПРЛ в течение жизни, как упоминается, в четыре раза выше и составляет около 3% (7). Хотя шизофрения часто ассоциируется с множеством сопутствующих психических симптомов, первоначально мало внимания уделялось распространенности коморбидности у пациентов с риском шизофренического психоза (8).

Психическое состояние риска (ARMS) — это термин, который используют медицинские работники для описания подростков и взрослых, которые испытывают изменения восприятия, которые могут быть ранними, низкими, признаками психоза (9).Термин «психическое состояние группы риска» на самом деле используется чаще, чем термин «продромальный», поскольку термин «продромальный» подразумевает неизбежное начало болезни, а не тот факт, что течение болезни изменчиво (10). Это означает, что «продром» — обязательно ретроспективное понятие (11).

Юнг и его коллеги (12) разработали клинические критерии, такие как критерии сверхвысокого риска (УВР), для выявления лиц, подверженных риску психоза. Специальные инструменты оценки, такие как Комплексная оценка психического состояния, подверженного риску (CAARMS) (13) и Структурированное интервью для продромальных симптомов (SIPS), предоставляют множество доменов симптомов, и они определили три состояния, которые приводят к трем различным критериям UHR (14):

1.преходящие психотические симптомы (краткие ограниченные психотические симптомы, BLIPS)

2. ослабленные психотические симптомы (APS)

3. генетический риск в сочетании с функциональным снижением

Наличие одного из этих трех критериев достаточно для выполнения состояния УВР.

Другой подход, основанный на самопознании тонких субклинических симптомов, так называемых основных симптомах, был впервые описан Гердом Хубером (15, 16). Основные симптомы — это в основном субъективно переживаемые нарушения двигательной активности, восприятия, аффекта, мышления, речи, стрессоустойчивости и центральных вегетативных функций (17).Эти концепции в основном были разработаны для выявления риска психоза как можно раньше, в идеале до появления функциональных нарушений (18). Считается, что они являются наиболее непосредственным симптоматическим выражением нейробиологического коррелята психотического заболевания (19). Основные симптомы оцениваются с помощью структурированного руководства (например, инструмента определения проницательности шизофрении, SPI-A), чтобы обеспечить надежное обнаружение и оценку этих симптомов (20).

Между тем критерии из UHR объединены с основными симптомами для повышения точности прогнозов.Руководство EPA по раннему выявлению клинических состояний высокого риска в настоящее время рекомендует альтернативно использовать ослабленные психотические симптомы или критерии COGDIS или BLIPS (18).

Исторически сложилось так, что наше понимание раннего течения шизофрении в основном ограничивалось ретроспективной оценкой после начала психотической фазы (8). В течение последних 20 лет исследования были сосредоточены на выявлении психоза на продромальной стадии с помощью проспективных исследований. Средняя продолжительность продромальной фазы составляет 5 лет (21), что должно дать врачу достаточно времени, чтобы начать соответствующие вмешательства.Таким образом, ряд исследований сосредоточен на этой продромальной фазе с целью разработки стратегий диагностики и вмешательства, например:

PACE: Personal Assessment and Crisis Evaluation (22)

PRIME: Prevention через идентификацию рисков и обучение (23)

EPOS: Европейское исследование прогнозирования психоза (24)

NAPLS: Североамериканское продромальное лонгитюдное исследование (25)

ZInEP: Zürcher Impulsprogramm zur nachhaltigen Entwicklung in der Psychiatrie (26)

Психологические инструменты для индивидуального прогнозирования (27) )

В среднем 20% людей, отвечающих основным критериям симптомов, переходят в психоз в течение первого года после обращения (28).Первоначально было обнаружено, что у людей, соответствующих критериям УВР, частота перехода к психозу составляет около 40% в первые 12 месяцев после обращения (29, 30). Fusar-Poli et al. (31) провели систематический обзор исследований группы риска и обнаружили, что средняя скорость перехода через три года составляет 36%. Однако, согласно недавним исследованиям, этот коэффициент перехода снизился до 15%. Одно из объяснений снижения скорости перехода могло заключаться в повышении осведомленности об ослабленных психотических симптомах, что, следовательно, привело к более раннему и более эффективному вмешательству для предотвращения прогрессирования психоза (32).Также утверждалось, что снижение частоты перехода можно объяснить лечебным эффектом, например, антипсихотиками (33).

Поскольку концепция психических состояний, подверженных риску, за последние годы получила широкое признание в обществе, постулируется также так называемый эффект разбавления. Повышенное внимание к психическому состоянию из группы риска могло быть связано с менее избирательными схемами направления к специалистам, что, в свою очередь, привело к возможному уменьшению числа молодых людей, которые проходят скрининг с использованием критериев УВР (33).Это могло бы объяснить более высокую долю ложноположительных прогнозов в более поздних исследованиях, что, как следствие, может привести к стигме и ненужному лечению (10).

Еще одна проблема раннего выявления психоза возникает из-за отсутствия четкой границы между подпороговыми и явными психотическими симптомами. Между тем, существует множество доказательств непрерывности психоза от субклинических психотических симптомов в общей популяции (и призывников) без показаний к лечению до манифестной шизофрении (34, 35).Более того, люди с субклиническим расстройством демонстрируют нарастающие и спадающие состояния симптомов в течение длительного периода, оцениваемого с помощью Контрольного списка симптомов-90-R (36). Таким образом, в зависимости от колебаний их симптомов, некоторые люди могут соответствовать критериям риска психоза или проявления шизофрении с течением времени. Это означает, что эти люди демонстрируют динамический курс, пересекающий диагностический порог психоза (37).

Другая причина ложноположительного прогноза может заключаться в сопутствующей патологии в образцах сверхвысокого риска.Fusar-Poli et al. (38) в своем исследовании показали, что диагнозы коморбидной депрессии и тревожности не влияют на риск перехода в психоз. С другой стороны, по некоторым выборкам УВР распространенность любого расстройства личности превышает 40% (17). В основном пограничное расстройство личности часто встречается у пациентов с УВР (5, 7). Связь между ПРЛ и сверхвысоким риском неясна (39). Параметры личности можно рассматривать как маркеры уязвимости, которые могут увеличивать риск психоза у нормальных субъектов (40).В исследовании случай-контроль, проведенном Thompson et al. (5), наличие пограничных черт личности не было связано со снижением риска перехода в психоз, но они предполагают, что типы ослабленных психотических симптомов могут отличаться у людей с УВР с ПРЛ по сравнению с людьми с УВР без черт ПРЛ. Что это значит для врача? Насколько важно обследовать пациентов с ПРЛ на психоз? Мы предположили, что это могут быть люди с пограничным расстройством личности, которым ложно поставлено состояние УВР, и что эти люди не перейдут к психозу.Кроме того, мы ожидали, что будет значительная корреляция между симптоматикой пограничной личности и положительными симптомами, которые предсказывают состояние УВР в нашей выборке ZInEP. Кроме того, мы хотели исследовать, отличаются ли типы ослабленных психотических симптомов у людей с УВР с BPS по сравнению с людьми без BPS. Наконец, мы попытались выяснить, существует ли корреляция между симптоматикой пограничной личности и основными симптомами.

Материалы и методы

Выборка

В выборку вошли 70 человек, ищущих помощи, из центра раннего распознавания психозов (ЗИНЭП) (26).Этих людей направлял либо терапевт, либо психиатр для оценки риска психоза, либо они приезжали самостоятельно, заметив определенные симптомы и опасаясь развития психоза. Все субъекты были обследованы как на наличие UHR-состояния, так и на основные критерии симптомов. Затем выборка была разделена на лиц, соответствующих критериям сверхвысокого риска (УВР), критериям основного симптома (БС) или не отвечающих ни одному из обоих критериев (подробности и демографические данные см. В , результаты и в таблице 1).Контрольный список пограничных симптомов оценивался для всех субъектов во всех трех группах. Критерии исключения: любое наркозависимое расстройство, наличие текущего или прошлого манифестного психотического расстройства, любое заболевание, которое, как известно, влияет на мозг, или предполагаемый вербальный IQ <80. Исследование было одобрено местным комитетом по этике, и было получено письменное информированное согласие. до зачисления на учебу.

www.frontiersin.org

Таблица 1 Демографические и клинические характеристики.

Оценка

Основные симптомы оценивались с помощью инструмента предрасположенности к шизофрении (SPI-A).SPI-A является дальнейшим развитием BSABS (Bonner Skala zur Beurteilung von Basissymptomen), основанным на выборке ретроспективных продромальных пациентов. Шкала состоит из 40 пунктов и шести измерений: аффективно-динамические нарушения, когнитивно-внимательные препятствия, когнитивные нарушения, нарушения восприятия себя и окружения, нарушения восприятия тела и нарушения восприятия (20).

Состояние риска психоза для основного симптома (BS) определялось двумя основными критериями симптомов:

1. COPER- критерий: наличие хотя бы одного из основных когнитивно-перцептивных симптомов с оценкой SPI-A не менее 3: помехи мысли, персеверация мысли, давление мышления, блокировка мыслей, нарушение восприимчивой речи, снижение способности к различать идеи и восприятия, нестабильные идеи референции, дереализацию, нарушения визуального восприятия и нарушения акустического восприятия.

2. Критерий COGDIS-: наличие как минимум двух из следующих когнитивных нарушений с оценкой SPI-A не менее 3: неспособность разделить внимание, помехи мысли, давление мыслей, блокировка мыслей, нарушение восприимчивой речи , нарушения выразительной речи, неустойчивые представления о референции, нарушения абстрактного мышления и привлечение внимания деталями визуального поля.

Симптомы COPER и COGDIS должны присутствовать в течение последних 3 месяцев, а для COPER, кроме того, первое проявление должно быть более 12 месяцев назад.

Состояние UHR было оценено с помощью структурированного интервью на предмет продромальных симптомов (SIPS) (14):

1. APS : По крайней мере, один ослабленный психотический симптом с оценкой от 3 до 5 по шкале SIPS. Симптомы должны проявиться в течение последних 12 месяцев или должны набрать как минимум на один балл больше, чем год назад.Они должны происходить со средней частотой не реже одного раза в неделю в течение последних месяцев.

2. BLIPS (краткие ограниченные психотические симптомы): по крайней мере, один симптом с оценкой 6 по шкале SIPS. Симптомы должны проявиться в течение последних 12 месяцев и проявляться не реже нескольких минут в день с частотой не реже одного раза в месяц. Им нужно регрессировать без какого-либо вмешательства.

3. Критерии состояния-черты : Родственник первой степени родства с историей психоза или шизотипического расстройства личности плюс снижение на 30% по общей шкале оценки функций приводит к критерию «состояние плюс черта» УВР .

пограничных личностных параметров оценивались с помощью контрольного списка пограничных симптомов (BSL-23). Это короткая версия от BSL-95. Пункты BSL основаны на критериях DSM 4, пересмотренной версии диагностического интервью для ПРЛ и мнении клинических экспертов и пациентов с ПРЛ. В анкете используется рейтинг типа Лайкерта: 0 = нет; 1 = немного; 2 = скорее; 3 = много; и 4 = очень сильный. Данные оценочного исследования показывают, что BSL-23 обладает психометрическими свойствами от хороших до отличных, аналогичными BSL-95, его способность отличать пациентов с ПРЛ от других психиатрических пациентов высока (42).BSL тесно связан с наличием симптомов ПРЛ по DSM 4, оцениваемых с помощью достоверного полуструктурированного интервью, хотя пороговая оценка отсутствует (43). Мы определили значительную пограничную симптоматику в баллах, по крайней мере, на одно стандартное отклонение выше среднего балла).

Лекарство субъектов оценивалось, и дозы, эквивалентные хлорпромазину (CPZ), были рассчитаны с использованием критериев Andreasen et al. (41).

Все субъекты наблюдались в течение трех лет в рамках исследования раннего распознавания ZInEP (26, 44) для выявления переходов в манифестном психотическом расстройстве.

Анализ данных

Статистический анализ был выполнен с помощью пакета статистических данных для социальных наук (SPSS) для Windows версии 24 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Демографические и клинические характеристики между группами сравнивались с использованием точного критерия хи-квадрат и Фишера для категориальных переменных или одностороннего дисперсионного анализа для непрерывных переменных. Чтобы изучить влияние возраста и антипсихотических препаратов, возраст и CPZ были включены в ANOVA в качестве коварианты. Корреляции Кендалла тау b использовались для расчета связи между BSL-23 и SIPS, а также SPI-A.Из-за сильного перекрытия диапазона положительных симптомов мы вычислили корреляции между положительными оценками SIPS и BSL.

Результаты

Двадцать шесть (37%) человек из выборки (N = 70) соответствовали критериям UHR (из них: 20 соответствовали только APS, три APS и BLIPS, два только BLIPS и один встречался только с генетическим риском и функциональное снижение). Тридцать четыре (48,5%) человека исключительно (без УВР) соответствовали основным критериям симптомов (из них: 13 соответствовали только COPER и 21 COPER и COGDIS), а 10 (14.2%) не соответствовали ни одному из этих критериев риска (Таблица 1). Апостериорные сравнения Бонферрони показали, что субъекты UHR имели значительно более высокие средние баллы BSL, чем субъекты BS и CN (отрицательные критерии). В группе BS не было различий в оценках BSL между COPER и COGDIS (см. Рисунок 1).

www.frontiersin.org

Рис. 1 Оценка списка пограничных симптомов (BSL), разделенная в соответствии с наличием основных критериев симптомов COPER и COGDIS.

Не было обнаружено значительных различий в баллах BSL между субъектами с переходом в манифестное шизофреническое расстройство (согласно МКБ-10) и субъектами с риском психоза без перехода.Кроме того, не было значительных различий в отношении ослабленных психотических симптомов (см. Рисунок 2). Также не было статистически значимых различий в оценках BSL по полу и возрасту.

www.frontiersin.org

Рис. 2 Оценка списка пограничных симптомов (BSL), разделенная в соответствии с переходом в манифестный психоз и наличием критерия ослабленных позитивных симптомов (APS).

Поскольку между тремя группами была значительная разница в возрасте и приеме лекарств, мы выполнили второй ANOVA с возрастом и CPZ (эквивалент хлорпромазина) (41) в качестве ковариаты.Второй ANOVA также выявил значительную разницу в оценке BSL между тремя группами (F = 6,78; p = 0,002). Post hoc: УВР по сравнению с BS p = 0,007 и UHR по сравнению с CN = 0,008). Однако отрицательная оценка SIPS больше не различалась значительно между тремя группами, когда возраст и CPZ использовались в качестве ковариаты.

При корреляционном анализе положительных симптомов мы обнаружили значительную корреляцию между оценкой BSL и следующими тремя положительными пунктами SIPS: «необычное содержание мысли», «подозрительность / идеи преследования» и «отклонения восприятия / галлюцинации».Корреляция между оценкой BSL и двумя другими пунктами SIPS «грандиозность» и «неорганизованное общение» не была статистически значимой (таблица 2).

www.frontiersin.org

Таблица 2 Корреляция (тау Кендалла b) между контрольным списком пограничных симптомов (BSL 23) и положительными элементами структурированного интервью для продромальных симптомов (SIPS).

Кроме того, не было значимой корреляции между основными симптомами, которые определяют состояние высокого риска, и оценкой BSL (таблица S1 приложения).

В нашей выборке из 70 пациентов 60 были отнесены к группе риска психического состояния. Шесть из этих людей перешли в психоз, что привело к 10% переходу. Поскольку порогового значения BSL не существует, мы определили значительную пограничную симптоматологию в диапазоне одного стандартного отклонения выше среднего значения. В нашей выборке это было выше 42 баллов по BSL. Исходя из этого определения, у 11 субъектов в нашей выборке была выраженная и соответствующая пограничная симптоматика. Только у одного из этих 11 субъектов произошел переход к манифестной шизофрении; таким образом, частота перехода равна 9.1%. Группа с низкой пограничной симптоматикой (баллы BSL ниже 42) включала 49 человек и 5 переходов, что привело к коэффициенту перехода 10,2%. Следовательно, скорости перехода практически равны.

Обсуждение

Преходящие галлюцинации — частый симптом ПРЛ, а также общий ослабленный положительный симптом, который является частью состояния УВР. Следовательно, у пациентов с БПР трудно определить, являются ли преходящие галлюцинации симптомом только БЛД или же они действительно являются фактором риска перехода в психоз.Как мы видим в значимой корреляции между оценками BSL и некоторыми важными «продромальными» позитивными симптомами шизофрении (такими как необычное содержание мыслей, подозрительность и галлюцинации) в шкале SIPS, трудно определить, являются ли симптомы частью группы риска. психическое состояние или пограничная личность. Таким образом, необходимы лонгитюдные исследования с несколькими контрольными обследованиями. Если количество галлюцинаций остается равным, возможно, галлюцинации являются частью только симптоматологии пограничной личности.С другой стороны, если оценка увеличивается, это может указывать на переход к психозу. Пациентов с пограничными симптомами также следует обследовать и лечить на предмет риска развития психотического расстройства, если они имеют ослабленные психотические симптомы или основные симптомы, которые соответствуют состоянию сверхвысокого риска или состояния риска основных симптомов. Поскольку мы не обнаружили статистически значимой корреляции между оценкой BSL и состояниями риска основных симптомов COPER и COGDIS, любой пациент с ПРЛ, у которого представлены основные симптомы, соответствующие состоянию высокого риска, должен находиться под наблюдением и лечением с учетом риска перехода в психоз. .

Тот факт, что мы обнаружили почти равную частоту перехода в группе с низкой пограничной личностной симптоматологией (10,2%) и высокой пограничной личностной симптоматикой (9,1%), противоречит нашему предположению, что люди УВР с высокими баллами BSL (более чем одно стандартное отклонение от среднего балла) показывают более низкую частоту перехода к психозу. Что касается этих результатов, мы должны помнить об ограничениях исследования. Прежде всего, это небольшая выборка (70 человек) всего с шестью переходами, в которой мы имеем только один переход в группе с высокой пограничной личностной симптоматикой.Необходимы дальнейшие исследования с большим количеством случаев, чтобы прояснить корреляцию между пограничной симптоматикой и риском психоза. Кроме того, в будущих исследованиях следует изучить коморбидность психотических симптомов и при других расстройствах личности кластера A и B. Еще одним ограничением является инструмент самооценки BSL 23 с отсутствующими пороговыми значениями, поэтому мы не могли точно определить состояние значительной пограничной симптоматики. В целом, эти результаты показывают, что при исследовании когорты УВР очень важно сосредоточить внимание на людях с симптомами ПРЛ.

Как мы предположили, некоторые из пунктов APS, такие как необычное содержание мыслей, подозрительность / идеи преследования и аномалии восприятия / галлюцинации, которые приводят к состоянию UHR, имеют сильную корреляцию с оценками BSL. В целом это психотические симптомы, которые клинически часто наблюдаются при пограничном расстройстве личности. Психотические симптомы у пациентов с пограничным расстройством личности обычно возникают в течение коротких периодов времени в стрессовых ситуациях. Серьезные трудности в межличностном взаимодействии могут вызвать развитие чрезмерной подозрительности, рефлексии и других симптомов недобросовестной паранойи (45).Состояние УВР характеризуется кратковременными психотическими или ослабленными психотическими симптомами (BLIPS и APS), которые могут быть вызваны стрессом. Более того, галлюцинации, особенно слуховые вербальные галлюцинации, являются частым симптомом пограничного расстройства личности (46). Два пункта SIPS, которые не коррелировали с BSL (грандиозность и неорганизованное общение), обычно не наблюдаются при ПРЛ.

Кроме того, мы должны помнить о существующей коморбидности ПРЛ и шизофрении. Существует всего несколько исследований, в которых изучалась БЛД у людей с шизофренией, и результаты значительно различаются в пределах от 3% до 25% (47).БЛД, по-видимому, чаще встречается у пациентов с УВР и первым эпизодом. Это означает, что до четверти пациентов с первым эпизодом заболевания могут страдать от этой коморбидности (48). В исследовании Bahorik и Eack (47) пациенты с шизофренией и ПРЛ меньше улучшали общую психиатрическую симптоматику, имели более низкое общее функционирование и были повторно госпитализированы со значительно большей частотой, чем пациенты с одной только шизофренией. Поскольку эта сопутствующая патология часто приводит к тяжелому заболеванию и трудностям в соблюдении режима лечения, необходимо как можно раньше распознать этот риск, чтобы обеспечить адекватное лечение.

Мы пришли к выводу, что диагноз пограничного расстройства личности не должен быть критерием исключения при обследовании на психоз или при раннем интервенционном лечении. В частности, основные симптомы полностью независимы от сопутствующих пограничных симптомов. С другой стороны, не каждому пациенту с ПРЛ (особенно тем, кто не страдает галлюцинациями, необычным содержанием мыслей или идеями преследования) следует автоматически проверять риск развития психотического расстройства.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследование было одобрено региональным комитетом по этике кантона Цюрих (KEK-ZH-Nr. E-63/2009), и письменное информированное согласие было получено до включения в исследование.

Вклад авторов

TP, AT, WR и KH разработали исследование и написали протокол. TP и CW собрали данные. TP, MM и KH проанализировали данные.ТП подготовил рукопись. TP, AT, MM, CW, CO, WR и KH обсудили результаты и рассмотрели рукопись, внося критические исправления. Все авторы внесли свой вклад в окончательную рукопись и одобрили ее.

Финансирование

Цюрихская программа устойчивого развития служб психического здоровья (ZInEP) была поддержана за счет частных пожертвований. Донор больше не участвовал в планировании экспериментов, сборе, анализе, интерпретации данных, написании и отправке этой статьи для публикации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2019.00838/full#supplementary-material

Ссылки

1. Barnow S , Аренс Э.А., Сисверда С., Дину-Бирингер Р., Спитцер С., Ланг С.Пограничное расстройство личности и психоз: обзор. Curr Psychiatry Rep (2010) 12: 186–95. doi: 10.1007 / s11920-010-0107-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Стерн А. Психоаналитическое исследование и терапия пограничной группы неврозов. Psychoanal Q (1938) 7: 467–89. doi: 10.1080 / 21674086.1938.11925367

CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Американская психиатрическая ассоциация (2013 г.). Руководство психиатра по диагностике и статистике DSM-5.Deutsche Ausgabe (2015) Hogrefe Verlag. 910-911.

Google Scholar

4. Шредер К., Фишер Х.Л. Психотические симптомы у пациентов с пограничным расстройством личности: распространенность и клиническое ведение. Curr Opin Psychiatry (2013) 26: 113–9. doi: 10.1097 / YCO.0b013e32835a2ae7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Томпсон А., Нельсон Б., Бечдольф А., Чанен А.М., Домингес И., Макдугалл Э. и др. Пограничные особенности личности и развитие психоза в популяции «сверхвысокого риска» (УВР): исследование случай-контроль. Психиатрия раннего вмешательства (2012) 6: 247–55. doi: 10.1111 / j.1751-7893.2012.00365.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Тандон Р., Кешаван М.С., Насралла Х.А. Шизофрения — «только факты», что мы знаем в 2008 г. 2. Эпидемиологическая этиология Schizophr Res (2008) 102: 1–18. doi: 10.1016 / j.schres.2008.04.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Бохус М., Райхерцер М. (2012). Ratgeber Borderlinestörung, Hogrefe Verlag 2012 стр.11.

Google Scholar

8. Розен Дж. Л., Миллер Т. Дж., Д’Андреа Дж. Т., МакГлашан Т.Х., Вудс SW. Коморбидные диагнозы у пациентов, соответствующих критериям продрома шизофрении. Schizophr Res (2006) 85: 124–31. doi: 10.1016 / j.schres.2006.03.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Рабалло А., Нельсон Б., Томпсон А., Юнг А. Комплексная оценка психических состояний, подверженных риску: от картирования начала до картирования структуры. Schizophr Res (2011) 127: 107–14.doi: 10.1016 / j.schres.2010.12.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Юнг А.Р., Нельсон Б. Молодые люди с очень высоким риском психоза. Исследование клиники PACE. Rev Bras Psiquiatria (2011) 33: 143–51. doi: 10.1590 / S1516-44462011000600003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Юнг А.Р., Макгорри П.Д., Макфарлейн Калифорния, Джексон Х.Дж., Паттон Г.К., Раккар А. Мониторинг и уход за молодыми людьми с начальным риском психоза. Schizophr Bull (1996) 22: 283–303. doi: 10.1093 / schbul / 22.2.283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Юнг А.Р., Юн Х.П., Макгорри П.Д., Филлипс Л.Дж., Келли Д., Делл’Олио М. и др. Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний группы риска. Aust N Z L Psychiatry (2005) 39: 964–71. doi: 10.1080 / j.1440-1614.2005.01714.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. McGlashan TH, Walsh CB, Woods SC. Структурированное интервью при синдроме риска психоза . Новая гавань, коннектикут: главная исследовательская клиника, Йельская школа медицины (2001 г.).

Google Scholar

15. Huber G. Reine Defektsyndrome und Basisstadien endogener Psychosen. Fortscr Neurol Psyciat (1966) 34: 409–26.

Google Scholar

16. Гросс Г., Хубер Г. Основные симптомы и продромальная фаза шизофрении. Neurol Psychiatry Brain Res (2005) 12: 185–98.

Google Scholar

17.Schultze-Lutter F, Klosterkötter J, Michel C, Winkler K, Ruhrmann S. Расстройства личности и акцентуации у лиц из группы риска с переходом в первый эпизод психоза и без него. Психиатрия раннего вмешательства (2012) 6: 389–98. doi: 10.1111 / j.1751-7893.2011.00324.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Schultze-Lutter F, Michel C, Schmidt SJ, Schimmelmann BG, Maric NP, Salokangas RK, et al. Руководство EPA по раннему выявлению клинических состояний высокого риска психозов. Eur Psychiatry (2015) 30: 405–16. doi: 10.1016 / j.eurpsy.2015.01.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Schultze-Lutter F, Addington J, Ruhrmann S, Klosterkötter J. Schizophrenia Proneness Instrument, версия для взрослых (SPI-A) . Ром: Джованни Фиорити Editore s.r.l (2007). doi: 10.1016 / S0920-9964 (06) 70014-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Schultze-Lutter F, Ruhrmann S, Berning J, Maier W, Klosterkötter J.Основные симптомы и критерии сверхвысокого риска: развитие симптомов в начальном продромальном состоянии. Schizophr Bull (2010) 36: 182–91. doi: 10.1093 / schbul / sbn072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Филлипс Л.Дж., Лестер С.Б., О’Дуайер Л.Е., Фрэнси С.М., Куцогианнис Дж., Абдель-Баки А. и др. Клиника PACE: выявление и ведение молодых людей с очень высоким риском психоза. J Psychiatr Pract (2002) 8: 255–69. DOI: 10.1097 / 00131746-200209000-00002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23.МакГлашан Т.Х., Зипурски Р.Б., Перкинс Д., Аддингтон Дж., Миллер Т.Дж., Вудс С.В. и др. Североамериканское рандомизированное двойное слепое клиническое испытание PRIME в сравнении с плацебо у пациентов с риском развития продромальных симптомов шизофрении. Schizophr Res (2003) 61: 7–18. DOI: 10.1016 / S0920-9964 (02) 00439-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Klosterkötter J, Ruhrmann S, Schultze-Lutter F, Salokangas RK, Linszen D, Birchwood M, et al.Европейское исследование прогнозирования психоза (EPOS): интеграция раннего распознавания и вмешательства в Европе. World Psychiatry (2005) 4: 161–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

25. Аддингтон Дж., Кэденхед К.С., Корнблатт Б.А., Маталон Д.Х., МакГлашан Т.Х., Перкинс Д.О. и др. Продромальное продромальное исследование в Северной Америке: обзор и набор. Schizophr Res (2012) 142: 77–82. doi: 10.1016 / j.schres.2012.09.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26.Теодориду А., Хикерен К., Дворски Д., Мецлер С., Франсини М., Хакер Х. и др. Раннее распознавание высокого риска биполярного расстройства и психоза: обзор исследования ZInEP «Early Recognition». Фронт общественного здравоохранения (2014) 2: 166. doi: 10.3389 / fpubh.2014.00166

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Koutsouleris N, Kambeitz-Ilankovic L, Ruhrmann S, Rosen M, Ruef A, Dwyer DB, et al. Модели прогнозирования функциональных результатов для людей в клиническом состоянии высокого риска психоза или с недавно возникшей депрессией: мультимодальный анализ машинного обучения с несколькими участками. JAMA Psychiatry (2018) 75: 1156–72. doi: 10.1001 / jamapsychiatry.2018.2165

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Schultze-Lutter F, Ruhrmann S, Klosterkötter J. Можно ли феноменологически предсказать шизофрению ?. В: Johanessen.O. Мартиндейл Дж. Б., Куллберг Дж., Редакторы. Развивающийся психоз. Различные стадии, разные методы лечения . Лондон, Нью-Йорк: Рутледж (2006). 104–23 с.

Google Scholar

29. Филлипс Л.Дж., Юнг А.Р., МакГорри П.Д.Выявление молодых людей с риском психоза: проверка личной оценки и критериев приема в клинику кризисной оценки. Aust N Z J Psychiatry (2000) 34 Suppl: 164–9. doi: 10.1046 / j.1440-1614.2000.00798.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Юнг А.Р., Филлипс Л.Дж., Юн Х.П., Фрэнси С.М., Макфарлейн Калифорния, Холлгрен М. и др. Прогноз психоза: 12-месячное наблюдение в группе высокого риска («продромальной»). Schizophr Res (2003) 60: 21–32.DOI: 10.1016 / S0920-9964 (02) 00167-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Fusar-Poli P, Bonoldi I., Yung AR, Borgwardt S, Kempton MJ, Valmaggia L, et al. Прогнозирование психоза. Мета-анализ исходов перехода у лиц с высоким клиническим риском. Arch Gen Psychiatry (2012) 69: 220–9. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2011.1472

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Уилтинк С., Велторст Э., Нельсон Б., МакГорри П.М., Юнг А.Р.Снижение темпов перехода к психозу: вклад потенциальных изменений в пути направления к услугам сверхвысокого риска. Психиатрия раннего вмешательства (2015) 9: 200–6. doi: 10.1111 / eip.12105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Hartmann JA, Yuen HP, McGorry PD, Yung AR, Lin A, Wood SJ, et al. Снижение скорости перехода к психотическому расстройству у клиентов сверхвысокого риска: исследование эффекта разбавления. Schizophr Res (2016) 170: 130–6.doi: 10.1016 / j.schres.2015.11.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Рёсслер В., Феттер С., Мюллер М., Галло В. Т., Хакер Х., Каволь В. и др. Факторы риска на нижней границе континуума психоза: примерно такие же, как на верхней границе? Psychiatry Res (2011) 189: 77–81. doi: 10.1016 / j.psychres.2011.02.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Линскотт Р.Дж., ван Ос Дж. Обновленный и консервативный систематический обзор и метаанализ эпидемиологических данных о психотических переживаниях у детей и взрослых: на пути от предрасположенности к настойчивости к многомерному выражению психических расстройств. Psychol Med (2013) 43: 1133–49. doi: 10.1017 / S0033291712001626

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Рёсслер В., Хенгартнер М.П., ​​Аждачич-Гросс В., Хакер Х., Ангст Дж. Деконструкция субклинического психоза на латентное состояние и переменные черты в течение 30-летнего периода. Schizophr Res (2013) 150: 197–204. doi: 10.1016 / j.schres.2013.07.042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Хенгартнер М.П., ​​Хикерен К., Дворски Д., Валица С., Рёсслер В., Теодориду А.Течение психотических симптомов, депрессия и глобальное функционирование у лиц с высоким клиническим риском психоза: результаты трехлетнего исследования с продольным наблюдением, в котором основное внимание уделялось как новообращенным, так и неконвертирующим. Schizophr Res (2017) 189: 19–26. doi: 10.1016 / j.schres.2017.01.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Fusar-Poli P, Nelson B, Valmaggia L, Yung AR, McGuire PK. Коморбидное депрессивное и тревожное расстройство у 509 человек с психическим состоянием повышенного риска: влияние на психопатологию и переход в психоз. Schizophr Bull (2014) 40: 120–31. doi: 10.1093 / schbul / sbs136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Райан Дж., Грэм А., Нельсон Б., Юнг А. Пограничная патология личности у молодых людей с очень высоким риском развития психотического расстройства Раннее вмешательство в психиатрию (2017) 11: 208–14. doi: 10.1111 / eip.12236

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Cuesta MJ, Gil P, Artamendi M, Serrano JF, Peralta V.Преморбидная личность и психопатологические аспекты при первом эпизоде ​​психоза. Schizophr Res (2002) 58: 273–80. doi: 10.1016 / S0920-9964 (01) 00395-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Андреасен NC, Пресслер М., Нопулос П., Миллер Д., Хо BC. Эквивалентные дозы антипсихотиков и годовая доза: стандартизованный метод сравнения воздействия различных лекарств. Биологическая психиатрия (2010) 67: 255–62. doi: 10.1016 / j.biopsych.2009.08.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42.Бохус М., Кляйндиенст Н., Лимбергер М.Ф., Штиглиц Р.Д., Домсалла М., Чапман А.Л. и др. Краткая версия Перечня пограничных симптомов (BSL-23): разработка и исходные данные о психометрических свойствах. Психопатология (2009) 42, 32–9. doi: 10.1159 / 000173701

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Гленн ЧР, Вайнберг А, Клонски Э.Д. Связь списка пограничных симптомов с критериями пограничного расстройства личности DSM-IV, оцененными с помощью полуструктурированного интервью. Психопатология (2009) 42: 394–8. doi: 10.1159 / 000241195

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Hengartner MP, Heekeren K, Dvorsky D, Walitza S, Rössler W., Theodoridou A. Проверка точности прогноза основных симптомов по критериям сверхвысокого риска и тестирование многомерной модели прогнозирования: доказательства от перспектив трехлетнее обсервационное исследование лиц с высоким клиническим риском психоза. Eur Psychiatry (2017) 45: 27–35.doi: 10.1016 / j.eurpsy.2017.05.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Oliva F, Dalmotto M, Pirfo E, Furlan PM, Picci RL. Сравнение расстройства мышления и восприятия при пограничном расстройстве личности и шизофрении: психотический опыт как реакция на нарушение социального функционирования. BMC Psychiatry (2014) 14: 239. doi: 10.1186 / s12888-014-0239-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Йи Л., Корнер А.Дж., МакСвигган С., Мирес Р.А., Стивенсон Дж.Стойкий галлюциноз при пограничном расстройстве личности. Compr Psychiatry (2005) 46: 147–54. doi: 10.1016 / j.comppsych.2004.07.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Бахорик А.Л., Эк С.М. Изучение течения и исходов людей с диагнозом шизофрения и сопутствующее пограничное расстройство личности. Schizophr Res (2010) 124: 29–35. doi: 10.1016 / j.schres.2010.09.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48.Франси С.М., Джовев М., Фасулиотис С., Коттон С.М., Чанен А.М. Влияет ли сопутствующее пограничное расстройство личности на лечение в острой фазе психоза при первом эпизоде? Психиатр раннего вмешательства (2018) 12: 1166–72. doi: 10.1111 / eip.12435

CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Типы пограничного расстройства личности — мосты к выздоровлению

В июльском выпуске рецензируемой онлайн-публикации Borderline Personality Disorder and Emotion Dysregulation за июль 2017 года группа исследователей из Нидерландов опубликовала статью, в которой предлагается новый набор подтипов ПРЛ, основанный на принципах кластерного анализа.

Другие исследовательские группы предложили аналогичные теоретические схемы, но эта последняя попытка является более всеобъемлющей, чем большинство подобных попыток.Исследователи опирались на длинный список параметров, чтобы выявить общие черты между разными пациентами с ПРЛ, в том числе:

  • Количество пограничных симптомов
  • Степень тяжести симптомов
  • Проблемы во взаимоотношениях
  • Соображения качества жизни
  • Личность функционирует
  • Уровни привязанности
  • Риск травмы

Проанализировав кластеризацию симптомов и последствий, связанных с ПРЛ, исследователи выделили три категории или подтипы ПРЛ:

  1. Сердечник BPD
  2. Экстраверт / экстернализация
  3. Шизотипический / параноидальный
Сердечник BPD

Этот подтип фактически является синонимом «классического» пограничного расстройства личности.Лица, сгруппированные в основную категорию ПРЛ, испытывают более традиционные симптомы ПРЛ и в более тяжелой форме. Их самооценка нестабильна, им не хватает контроля над эмоциональными реакциями, а частое беспокойство ограничивает их способность реагировать на самые разные ситуации.

Отношения основных страдающих ПРЛ отмечены стремлением к близости, но страхом перед ее последствиями, и в результате их межличностные взаимодействия носят противоречивый характер. Иногда они могут быть излишне уступчивыми и скромными, изо всех сил стараясь угодить людям, с которыми они близки.Но их потребность в близости сильна, а страх быть оставленным — сильным, а в некоторых случаях они могут быть чрезмерно контролирующими и навязчивыми.

По сравнению с двумя другими группами, люди в основной группе ПРЛ имеют более низкий уровень детских травм, что позволяет предположить, что генетические влияния более важны, чем влияния окружающей среды в развитии классических симптомов ПРЛ.

Экстраверт / экстернализация

Помимо характеристик пограничного расстройства личности, люди подтипа экстраверт / экстернализация также демонстрируют измерения нарциссических, антисоциальных и театральных расстройств личности.Экстравертные / экстернализирующие типы не склонны к формированию привязанностей, их стиль межличностного общения эгоцентричен и властен. В целом, выраженность их симптомов ПРЛ невысока, но они могут очень критически относиться к другим, вынося свои проблемы извне, обвиняя в них неподдерживающих близких, общество или мир.

В этой группе слишком много мужчин, равно как и тех, кто пережил серьезные травмы в детстве. В отличие от основных типов ПРЛ, те, кто попадает в эту категорию, по-видимому, сильно подвержены влиянию факторов окружающей среды, хотя генетические факторы оказывают сильное влияние на развитие всех типов пограничного расстройства личности.

Шизотипический / Параноидальный

Обладая симптомами, соответствующими шизотипическим и параноидальным личностям, помимо черт ПРЛ, люди, принадлежащие к этому подтипу, с большей вероятностью будут чувствовать себя оторванными от реальности. Однако их симптомы не такие сильные и изнурительные, как у тех, кто страдает полномасштабным психозом, и они обычно могут довольно хорошо функционировать в рамках параметров создаваемых ими миров.

Мужчинам и женщинам, которые демонстрируют характеристики шизотипического / параноидального подтипа, не хватает уверенности в себе и напористости, а когда они все же устанавливают отношения, они, как правило, очень уступчивы и почтительны.Но в целом они социально изолированы и не выражают особой потребности в близости или интимности. Больные ПРЛ этого подтипа не доверяют людям с доминирующими или манипулятивными личностями, и когда они чувствуют угрозу или осаждение со стороны других, они могут уйти в свой собственный мир.

Сводка

Эта новая схема классификации во многом пересекается с системами, предложенными другими исследователями психического здоровья, как признают ее создатели. Еще неизвестно, приживутся ли эти подтипы ПРЛ, но их основание в обширных и подробных исследованиях, несомненно, придает им обоснованную диагностическую и аналитическую ценность.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.