Нарушения мышления по зейгарник: Б.В. Зейгарник Нарушения мышления | Psylist.net

Содержание

Классификация нарушений мышления в работах Б.В. Зейгарник.

Нарушение мышления является одним из наиболее часто встречаемых симптомов психических заболеваний.

Зейгарник выделила три блока расстройств:

1. Нарушение операциональной стороны мышления

2.             Нарушение динамики мышления

3.             Нарушение личностного компонента мышления

I. Нарушение операциональной стороны м-я

Нарушение операциональной стороны мышления включает снижение уровня обобщение и искажение процесса обобщения.

1).Снижение уровня обобщения. У больных с умственной отсталостью, при деменциях, при эпилепсии.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В суждении больного преобладают непосредственные представления о предметах и явлениях. Оперирование общими признаками заменяется на установление сугубо конкретных связей между объектами. Когда снижение уровня обобщения ярко выражено больной вообще не может осуществить классификации. Наблюдается- у олигофренов (95%), рано начавшийся эпилептический процесс (86%), у большой части больных тяжелыми формами энцефалита (70%). Испытуемый может объединять предметы как единицы сюжета (напр. объясненяя пословицы)  Больные воспринимают слова в их конкретном значении , не понимают условность поговорки. Легко выявляется через метод  пиктограмм.

Мыслительная деятельность здесь несовершенно отражает явления и предметы и их взаимосвязи, ибо полноценный процесс отражения объективных свойств и закономерностей вещей предполагает абстрагирование от деталей.

2). Искажение процесса обобщения.

Больные в своих суждениях отражают лишь случайную сторону явлений, существенные же отношения между предметами мало принимаются во внимание, предметное содержание вещей и явлений часто не учитывается.

В задании на классификацию предметов руководствуются чрезмерно общими признаками неадекватными реальным отношениям му предметами. Шизофрения – чаще встречается бессодержательные или выхолощенные ответы (объединяют вилку, стол и лопату по принципу твердости) – 67%. При выполнении пиктограмм – выполняет с большой легкостью, т.к. могут образовать любую связь безотносительно к содержанию поставленной задачи. Условность рисунка становится столь широкой и беспредметной, что не отражает реального содержания слова. Преобладание формальных , случайных ассоциаций  создает основу для бесплодного мудрствования– резонерства. Возможно этим объясняется факт, что речь этих больных не облегчает, а затрудняет выполнение задания.

II. нарушение динамики м-я.

Мешление является процессом. Опосредование, переход от одних суждений к другим, связан с более или менее длинной цепью умозаключений. Эта цепь,которая  переходит в рассуждения является истинным проявлением мышления как процесса.

Нарушения динамики мышления проявляется в двух характеристиках-лабильности и инертности мышления.

1.Лабильность мышления проявляется в неустойчивости способа выполнения задания. У  больных маниакально-депрессивным психозом в маниакальной фазе болезни.

 Уровень обобщения в основном не снижаются, сравнение и перенос не нарушены. Но вместе с правильно обобщенными решениями выделяются решения основанные на актуализации случайных, слабых связей, а также ситуационное объединение явлений,предметов в группу. У таких больных повышена «откликаемость», они реагируют, вплетают в рассуждение любые случайные раздражители извне, нарушают инструкцию, утрачиват целенаправленность ассоциаций.

Пример: закрытая травма головного мозга – больной раскладывает карточки по общим признакам и образует группы животных и растений. Затем засомневался, насчет места мухомора. Положил его всторону так как «он-вредный»  (конкретная ситуация).

При артериосклерозе головного мозга- кладет «кузнеца» в группу инструментов, т. к. он изображен с молотом. При этом при вопросе  о другой группе с людьми, перекладывает туда кузнеца.

2. Инертность мышления – антипод лабильности. В основе его лежит инертность связей прошлого опыта. Больные не могут менять избранного способа своей работы, изменять ход своих суждений, переключаться с одного вида д-сти на другой. Часто встречается при эпилепсии, иногда у больных с отдельными последствиями тяжелых травм ГМ, при некоторых формах умственной отсталости. Качество их умственной продукции невысока, темп работы замедлен.

Эксп-но — y исследование обнаруживает замедленность, тугоподвижность их интеллектуальных процессов. Даже когда могут обобщить материал, допускают ошибочные решения если им необходимо переключиться на новый способ решения задачи. Изменение условий затрудняет работу ® решение доступно если оно выполняется только одним определенным способом. Конкретные связи прошлого опыта инертно доминируют в мысл. Д-сти и определяют весь дальнейший ход их суждений. Из-за инерт. связей опыта б-е часто не упускают ни одной детали, ни одного св-ва предмета. Это стремление к уточнению своеобразное эпилептическое резонерство, проявляющееся в обстоятельности, излишней детализации, к-е метафорически обозначается в клинике как «вязкость»м-я. При классификации объектов, больные не только не объединяют в одну группу диких и домашних животных, но каждое из домашних животных выступает для них как единичных экземпляр. В результате само задание классификации не выполняется даже на конкретном уровне. 

III. нар-е личностного компонента м-я.

 Нарушения личностного компонента мышления включают разноплановость суждений, резонерство, нарушение критичности и саморегуляции.

Мышление является сложной саморегулирующейся формой деятельности, определяющейся целью, поставленной задачей. Критичность мышления предполагает сличение полученного результата с условием задачи . При утере целенаправленности мышления суждения становятся  поверхностными и незавершенными , а мышление перестает быть регулятором человеческих действий. При разных заболеваниях наблюдается связь нарушения мышления с изменением мотивационной сферы. При искажении уровня обобщения  нарушается мотивационный компонент — случайные связи актуализируются с такой же частотой, как и упроченные. Значимым для человека становится то, что приобрело смысл в его жизнедеятельности. Практическая деятельность формируется устойчивостью предметного значения вещей. У больных шизофренией устойчивость объективного значения вещей нарушается. Вместе с актуализацией обычных признаков, могут актуализироваться и неадекватные связи между предметами и признаки.

Разноплановость мышления проявляется в том, что суждения больного о каких- либо явлениях протекают в разных плоскостях. Классификация не носит единого характера: больной объединяет предметы в течении одного задания то на основании свойств предметов, то основываясь на личных предпочтениях. В мышлении смешиваются обрывки представлений, логические суждения,  элементы воспоминаний. Смысловая смещенность, парадоксальность установок таких больных,  приводят к изменению структуры любой деятельности как умственной, так и  практической. Существенным все, что соответстветствует измененным парадоксальным установкам.

Резонерство – еще более четко выступает роль измененного личностного отношения к структуре. При шизофрении, при психопатии и др . Склонность к бесплодному мудрствованию, тенденция к непродуктивным многоречивым рассуждениям. Резонерство для психиатров выступает как само нарушение мы-я. Мех-мо рез-ва являются не столько нарушение интеллектуальных операций, сколько повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое явление под какую-то концепцию. Исследования Тепенициной показали, что резонерство выступало в том случае, когда имела место аффективная захваченность, чрезмерное сужение круга смыслообразующих мотивов, повышенная тенденция к оценочным суждениям. Рез-во выражалось в претенциозно – оценочной позиции больного и склонности к большому обобщению по отношению к мелкому объекту суждений. Аффективность проявляется и в самой форме высказываний – многозначительность и неуместный пафос. Грамматический строй речи отражает эмоциональные особенности резонерства. Своеобразен синтаксис, лексика высказываний. Часто используются инверсии, вводные слова. Часто встречается разорванность речи – больные произносят ряд фраз но в них нет никакой содержательной мысли, не устанавливаются никакие связи му явлениями. Такая речь не служит функции общения. В речи нельзя обнаружить определенного объекта мысли, нет логического подлежащего. Больные не заинтересованы во внимании собеседника. Речь не является орудием мысли – прослеживается сходство с эгоцентрической речью ребенка.

Нарушение процесса саморегуляции познавательной д-сти- эти нарушения выражаются в невозможности целенаправленной организации своих мыслительных действий. Подобные формы нарушений не затрагивают осуществления логических операций, однако в условиях необходимости организации своих действий (сит-ции неопределенности, выбора, затруднения, конфликта) эти больные оказываются не способными к осуществлению целенаправленной д-сти. Такие нарушения, как расплывчатость, нецеленаправленность, являются выражением дезорганизации м-я.

Переживание ситуации может стимулировать к дальнейшему продолжению поиска или отказа от него. Выделяют еще две функции саморегуляциипозн –ой д-сти:

— мобилизующую (продуктивная с т.зр. регуляции м-я)

— защитная (непродуктивная).

У больных шизофренией (вялотекущей) происходит ослабление процесса саморегуляции м-я, выражающиеся в нарушении конструктивной и мобилизующей функции при относительной сохранности контрольной и активизации защитной.  Нарушается важнейший м-м саморегуляции основа децентрации и самоанализа – способность к смене позиции, отчуждению и объективации своих действий.

У больных Ш-ей с преобладанием негативной симптоматики существенным фактором нарушения саморегуляции является установка на самоограничение. Это выр-ся в направленности на ограничение контактов и сфер д-сти, предпочтение действовать сложившимися, легко актуализирующимися способами. Избегание трудностей и интеллектуального напряжения. Наибольшая выраженность нарушения – или буквально следовать заданной цели, или переходить к произвольному целеобразованию.

При шизофрении – снижена побудительная д-сть целей, при эпилепсии – нарушен регулятивный аспект целеобразования. Эти нарушения носят динамический х-р и зависят от общей иерархии целей, стоящих перед испытуемым.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Ответить на вопросы к экзамену

Нужно


Ответить кратко на темы по патопсихологии

Часть 4. Патопсихологические исследования нарушений психической деятельности
Тема 1. Предмет, задачи и методы патопсихологии.
Патопсихология – отрасль клинической психологии, изучающая психологические
закономерности нарушения, распада психической деятельности и личности у больных
психическими заболеваниями и пограничными нервно-психическими расстройствами в
сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в
норме. Научные, практические и методологические предпосылки выделения
патопсихологии как самостоятельной ветви клинической психологии. Патопсихология и
психиатрия как две области знания, имеющие общий объект, но различный предмет
изучения. Место патопсихологии в системе современных наук о человеке.
Методологические основы и теоретические проблемы патопсихологии.
Практические задачи патопсихологии.
Принципы построения патопсихологического исследования, их связь с
теоретическими представлениями о природе и сущности психического отражения.
Патопсихологический синдром как основной инструмент анализа нарушений психики:
структура, отличие от клинических синдромов.
Тема 2. Патопсихологический анализ нарушений познавательной
деятельности и эмоционально-личностной сферы при различных психических
заболеваниях.
Клиническая и психологическая феноменология нарушений восприятия при
психических заболеваниях: принципы выделения и описания. Агнозии и псевдоагнозии
при деменциях, их отличие от агнозий при локальных поражениях мозга. Обманы чувств:
иллюзии и галлюцинации, отличие их психологического исследования от клиникопсихиатрического.
Психологические факторы симптомообразования при обманах чувств.
Патопсихологические исследования не резко выраженных (т.е. проявляющихся только в
моделирующем эксперименте) нарушений восприятия. Проблема выделения
патопсихологических синдромов нарушений восприятия при психических заболеваниях.
Нарушения памяти: феноменология, критерии дифференциации клинических и
психологических феноменов нарушения памяти. Различные по тяжести нарушения
непосредственной памяти, их связь с общей клинической картиной нарушений
психической деятельности, характерной для заболеваний различного типа.
Прогрессирующая амнезия при деменциях. Нарушение опосредствованной памяти:
основные психологические проявления, психологические механизмы нарушения
опосредствованной памяти. Проблема дифференциации патопсихологических синдромов
нарушений памяти.
Нарушения мышления. Отличия патопсихологической классификации нарушений
мышления от психиатрической. Классификация нарушений мышления, созданная
Б.В.Зейгарник, как важный этап в разработке проблемы патологии мышления.
Психологическая характеристика основных видов и вариантов нарушений мышления (по
Б.В.Зейгарник). Различные представления о генезе и механизмах нарушений мышления в
истории психологии. Современные представления о психологических механизмах
нарушений мышления при психических заболеваниях. Проблема квалификации
патопсихологических синдромов нарушений мышления.
Нарушения эмоционально-личностной сферы: проблема соотношения клинической
и психологической феноменологии эмоционально-личностных расстройств.
Патопсихологические проявления нарушений эмоциональной сферы, возможность их
экспериментального моделирования. Представления о психологических механизмах
нарушения эмоций при различных психических заболеваниях.
Патопсихологические проявления нарушений личности. Патология мотивационнопотребностной
сферы как центральное звено в структуре нарушений личности. Различные
варианты нарушений мотивационно-потребностной сферы. Нарушения общения при
психических заболеваниях. Роль эмоционально-личностных расстройств в генезе
нарушений общения. Место нарушений эмоционально-личностной сферы в структуре
патопсихологических синдромов.
Нарушения сознания и самосознания. Понятие «сознание» в философии,
психологии и психиатрии. Понятие «ясного» и «помраченного» сознания. «Измененные»
состояния сознания. Дискуссионные проблемы

Нарушение мышления при психических заболеваниях.

Классификация мышления по Зейгарник. В основе теории:

1. Нарушение операциональной стороны мышления (синтез, анализ, абстрагирование)

а) снижение уровня обобщения

б) искажение процесса обобщения

а) в мышлении больных можно выделить конкретность, недостаточный уровень абстрактности, использование простых однозначных связей между явлениями, конкретно-ситуационный тип решения задач. Т.е. больной делает вывод, использует ситуацию для объединения ситуаций между собой, ситуации связаны с жизненным опытом. Например: методика классификаций. При рассмотрении конкретной ситуации больным будет выделен абстрактный признак. Это будет проявляться при органических заболеваниях головного мозга, эпилепсии, умственной отсталости, олигофрении.

б) вытеснение суждений с опорой на неосновные латентные признаки. Больной использует не стандартные признаки, а побочные связи. Например: воробей и соловей — больной шизофренией скажет, что они могут издавать звуки.

2. Нарушение динамической стороны мышления.

— лабильность мышления — чрезмерная подвижность мыслительных процессов (часто при маниакальном состоянии). Больной перескакивает с одного на другое, мыслит вслух.

— непоследовательность, соскальзывание — больной способен некоторое время удерживать правильный ход рассуждений, но в какой-то момент переключается и выполняет задание неправильно.

— часто при сосудистых заболеваниях головного мозга

— часто обусловлено колебаниями внимания.

Мимолетные колебания работоспособности:

  • откликаемость
  • больной не способен длительное время удерживать ход рассуждений и его мыслительная деятельность дезорганизуется в результате появления побочных стимулов.
  • инертность мышления (ригидность, жесткость) обусловлена жесткостью уже образованных связей, способов действия и прошлым опытом. Трудно переключиться с одного на другой вид, тип деятельности и возникают трудности включения в задание.
3. Нарушение мотивационного аспекта мышления

1). резонерство — бесплотное рассуждательство. Больной достаточно детализировано рассуждает на какую-либо тему, чего не требует ситуация.

У больных шизофренией — непродуктивные рассуждения, нерезультативность процесса. При каждом психическом заболевании своя специфика.

  • при шизофрении — тема значима, имеет отвлеченный характер, множество деталей в ее разработке при отсутствии результата рассуждений, неадекватность всей ситуации. Вычурность определений, оторванность от реальности
  • при эпилепсии — больной как моралист, защитник правил, этических норм, человек пафосно объясняется, позиция вещателя.
  • при органических поражениях головного мозга резонерство носит компенсаторный характер, для больного это способ компенсировать свою несостоятельность, избежать выполнения трудного задания.
  • вынесение в план громкой внешней речи, выполняемость операций и общей программы действий.

Уход от темы, от сложной ситуации.

2). разноплановость мышления при выполнении одного и того же задания больной исходит из разных установок, часто не связанных ни с инструкцией, ни с содержанием задания. В результате больной может допускать противоречивые суждения. Наиболее часто встречается при шизофрении

Уровни разноплановости:

  • соскальзывание — единичные акты, единичные отступления от общего хода выполнения задания
  • собственно разноплановость
  • разорванность мышления вообще

Часто невозможно восстановить логические связи и суждения больного. Речь и суждения отрывочны, могут быть правильно оформлены грамматически, но лишены смысла, бессодержательны целые фразы, но с правильной грамматической структурой.

4. Нарушение критичности

Нарушение критичности — включается личностный уровень. Встречаются часто, в принципе у всех, за исключением невротиков.

Невозможность адекватно оценить свои действия, их соответствие требованиям задания, недостаточное планирование, контроль за своими действиями, коррекция ошибок.

У разных больных разные аспекты критичности. Критичность связана с социальной адаптацией, возможностью оценить свое поведение в соответствие с социальными требованиями и правилами.

Сравнение патопсихологических и нейропсихологических методов исследования нарушений мышления

Библиографическое описание:


Скрипка, Е. Ю. Сравнение патопсихологических и нейропсихологических методов исследования нарушений мышления / Е. Ю. Скрипка. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2011. — № 5 (28). — Т. 2. — С. 100-102. — URL: https://moluch.ru/archive/28/3225/ (дата обращения: 30.05.2021).

На
сегодняшний день психиатрическая практика предполагает всё более
расширенное участие психологов в решении отдельных вопросов. Таковыми
являются, в первую очередь, дифференциальная диагностика психических
заболеваний, мероприятия по поиску новых форм и средств обследования
больных, разработка реабилитационных и психокоррегирующих
рекомендаций, различные мероприятия по профилактике инвалидизации и
др.

Прикладной
областью психологии, которая направлена на решение задач
психиатрической клиники, является патопсихология. Также в арсенал
диагностических методов клинических психологов включены методы
клинической нейропсихологии.


Как патопсихологические,
так и нейропсихологические методы позволяют получить полноценную
картину психического нарушения, выявить различные особенности
нарушений мышления, а также сопоставить полученные данные для
полноценного анализа дефекта.


В чём же состоит отличие
данных методов?


Согласно определению Б.В.
Зейгарник (1969), патопсихология исследует структуру нарушений
психической деятельности, закономерности ее распада в их
сопоставлении с нормой, при этом она дает классификацию
психопатологических явлений в понятиях современной психологии.


В патопсихологическом
исследовании мышление выступает как усвоение и использование знаний.
Однако это усвоение происходит не в виде простого суммирования
фактов, а в виде процесса синтезирования, обобщения и отвлечения, в
виде применения новых интеллектуальных операций. Мышление опирается
на систему понятий, которые дают возможность «отразить действие
в обобщенных и отвлеченных формах».


В патопсихологическом
исследовании мы используем классификацию нарушений мышления Б.В.
Зейгарник, которая выделяла нарушения операциональной стороны
мышления, нарушения логического хода мышления, а также нарушения
личностного (мотивационного) компонента мышления.


При использовании
патопсихологических методик, мы в первую очередь исходим из задачи
исследования, что в некоторых случаях может способствовать
субъективности психолога, поскольку его действия направлены на
выявление того, о чём он заранее предполагает. В соответствии с
задачами исследования осуществляется подбор методического материала.


Нейропсихологическое
обследование имеет две основные задачи — дифференциальная топическая
диагностика и описание структуры нарушений психических функций на
основе синдромообразующей составляющей в виде указания на нарушение
фактора (факторов), лежащего в основе их дефицитарности и
функциональных перестроек


Исходя из теории высших
психических функций Выготского, мышление существует благодаря
взаимодействию высоко дифференцированных мозговых структур, каждая из
которых вносит свой вклад в динамическое целое, и участвует в
функциональной системе на своих собственных ролях.


А.Р. Лурия, основоположник
отечественной нейропсихологии, уделяет внимание анализу нарушений
продуктивного мышления, которые могут наступить при локальных
поражениях мозга. Лурия отмечает поэтапное протекание мыслительного
процесса – от выделения конкретной цели, которая бы сохранялась
на протяжении всей деятельности, далее к предварительной ориентировке
в условиях поставленной задачи, затем к этапу, на котором формируется
гипотеза или схема действий, далее – переход к подбору
правильных операций, и к процессу осуществления их. При проведении
исследования внимание концентрируется в том числе на анализе того, на
каком из этапов возникают нарушения мышления.


В нейропсихологии на основе
анализа клинических данных была разработана общая
структурно-функциональная модель работы мозга как субстрата
психической деятельности. Эта модель, предложенная А.Р. Лурией,
характеризует наиболее общие закономерности работы мозга как единого
целого и является основой для объяснения его интегративной
деятельности. Каждая высшая психическая функция осуществляется при
участии всех трёх блоков мозга, вносящих свой вклад в ее реализацию.
Блоки мозга характеризуются определенными особенностями строения,
физиологическими принципами, лежащими в основе их работы, и той
ролью, которую они играют в осуществлении психических функций.
Мышление является сложнейшей психической функцией, для осуществления
которой требуется констелляция работы множества различных отделов
мозга. Анализируя данные, исходя из модели блоков мозга, можно судить
о наличии физиологических нарушений той или иной локализации.


Следует отметить, что
использование нейропсихологических проб всегда комплексное и следует
отработанной схеме.

Таким
образом, можно придти к выводу, что основная разница между
патопсихологическими и нейропсихологическими методами заключается в
способе анализа полученных данных, а также в рассмотрении разных
сторон одного и того же процесса – мышления. Если
патопсихологическое исследование направлено на изучение
непосредственной феноменологии, то есть того, что мы видим в клинике,
то нейропсихологическое производит анализ и сопоставление первичных
дефектов, непосредственно связанных с нарушенным фактором, и
вторичных расстройств, которые возникают по законам системной
организации функций. Это сопоставление позволяет уяснить структуру
нейропсихологического синдрома в целом и поставить топический
диагноз. Точность нейропсихологических методов составляет до 97%, что
подтверждено результатами зарубежных исследований.


Патопсихологические
методики, построенные на количественном анализе данных, предоставляют
возможность получить данные о структуре личности. В исследовании
нарушений мышления анализ личностных качеств имеет огромное значение,
поскольку познавательная
деятельность в немалой степени определяется личностными диспозициями,
а также особенностями мотивационной сферы.


Ограничение нейропсихологии
состоит в том, что её методы не предназначены для изучения личности,
поскольку личность человека невозможно свести к психическим
процессам. Сфера, которую затрагивает нейропсихологическая
диагностика – это исследование эмоционально-личностных
нарушений, которое включает в себя оценку эмоциональных состояний,
сознания.

Литература:


1. Ениколопова, Е.В. Новые
методы нейропсихологического исследования / Е.В. Ениколопова. –
М., 1989. – С.51-63.


2. Зейгарник, Б.В.
Патология мышления / Б.В. Зейгарник. – М. : Издательство
Московского университета, 1969. – 380 с.


3. Зейгарник, Б.В.
Патопсихология / Б.В. Зейгарник. – М. : Издательский центр
«Академия», 1999. – 208с.


4. Лурия, А.Р. Высшие
корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях
мозга / А.Р. Лурия . – М. : Академический проект, 2000. –
354 с.

Основные термины (генерируются автоматически): данные, мышление, нарушение, нарушение мышления, психическая деятельность.

Зейгарник, Блюма Вульфовна — Нарушения мышления у психически больных [Текст] : (Эксперим.-психол. исследование)


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Концепция когнитивного дизонтогенеза: история разработки и результаты исследований нарушений мышления | Зверева

1. Алфимова М.В. Оценка когнитивного дефицита при шизофрении: современные задачи. В кн.: Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения. К 100-летию С.Я. Рубинштейн: Материалы конференции. М., 2011:25-28.

2. Башина В.М. Ранняя детская шизофрения (статика и динамика). 2-е изд. М.: Медицина, 1989.

3. Вроно М.Ш. Детская шизофрения и дизонтогенез (клинический аспект). В кн.: Проблема шизофрении детского и подросткового возраста. М.; 1986. С. 3-12.

4. Иванов М.В., Незнанов Н.Г. Негативные и когнитивные расстройства при эндогенных психозах: диагностика, клиника, терапия. СПб.: Изд. НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2008.

5. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1979.

6. Чередникова Т.В. Экспериментальные исследования нарушений мышления при шизофрении. Обзор зарубежной литературы конца XX — начала XXI в.: Ч. 2. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2011;64(1):77-83.

7. Экспериментально-психологические исследования патологии психической деятельности при шизофрении / Под ред. Ю.Ф. Полякова. Труды института психиатрии АМН СССР. Под общ. ред. академика АМН СССР А.В. Снежневского. Т. 1. М., 1982.

8. De Bruin Е.I. et al. Assessment of formal thought disorder: The relation between the Kiddie Formal Thought Disorder Rating Scale and clinical judgment Psychiatry research. 2007;149(l):239-246.

9. Harvey P.D. Cognitive deficits as a core feature of schizophrenia / In: Thinking about Cognition: concepts, targets and therapeutics / Eds. C.G. Kruse et al. Amsterdam, 2006.

10. Yalincetin B. et al. Formal thought disorder in schizophrenia and bipolar disorder: a systematic review and meta-analysis. Schizophr. res. 2017;185:2-8.

11. Lesh Tyler A. et al. Cognitive control deficits in schizophrenia: mechanisms and meaning. Neuropsychopharmacology. 2011;36(l):316-338.

12. Ziermans T. et al. Formal thought disorder and executive functioning in children and adolescents with autism spectrum disorder: Old leads and new avenues. J. Autism. Dev. Disord. 2017. Jun;47 (6): 1756-1768.

13. Исаева E.P., Лебедева Г.Г. Сравнительный анализ отечественного и зарубежного подходов к изучению когнитивных процессов у пациентов с шизофренией. В кн.: Диагностика в медицинской (клинической) психологии: современное состояние и перспективы. Коллективная монография. С. 65-82.

14. Кобзова М.П., Николаева Н.О. Влияние культурно-исторической среды на изменение актуализированных признаков в методике «Четвертый лишний» в современной выборке здоровых испытуемых // Материалы научно-практической конференции 1415 февраля 2013 г. «Теоретические и прикладные проблемы медицинской (клинической) психологии». / Под общ. ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. 2013:64.

15. Султанова А.С., Иванова И.А. К проблеме нормативных показателей в патопсихологической диагностике [Электронный ресурс]. Клиническая и специальная психология. 2017;6(2): 83-96. doi: 10.17759/cpse.2017060207

16. Лебединская К.С. Лебединский В.В. Нарушение психического развития в детском и подростковом возрасте. М.: Академический проект; Трикста, 2011.

17. Симашкова Н.В., Клюшник Т.П. Клинико-биологические аспекты расстройств аутистического спектра. М., 2016.

18. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Просвещение, 1986.

19. Зверева Н.В. Патопсихология детского и юношеского возраста/ Н.В. Зверева, О.Ю. Казьмина, Е.Г. Каримулина. М.: Академия, 2008.

20. Иванова А.Я. Сборник трудов по патопсихологии детского возраста/ А.Я. Иванова, Э.С. Мандрусова; под ред. Э.С. Мандрусовой. М.; Берлин: Директ-Медиа, 2015.

21. Белопольская Н.Л. Исключение предметов (четвертый лишний): модифицированная психодиагностическая методика. М.: Когито-центр 2006.

22. Зейгарник Б.В. Основы патопсихологии. М.: Изд-во Московского университета, 1973.

23. Выготский Л.С. Мышление и речь / Под ред. Г.В. Шелгурова. М.: Лабиринт, 2005.

24. Критская В.П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание / В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Ю.Ф. Поляков. М., 1991.

25. Алейникова С.М. Сравнительное исследование формирования мышления у детей, больных шизофренией с разными типами дизонтогенеза // Экспериментально-психологические исследования патологии психической деятельности при шизофрении / Под ред. Ю.Ф. Полякова. Труды института психиатрии АМН СССР; под общ. ред. академика АМН СССР А.В. Снежневского. Т. 1. М.. 1982. С. 106-122.

26. Щербакова Н.П. Сравнительное изучение особенностей мышления у подростков, здоровых и больных шизофренией. Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1976;76(12):1834-1839.

27. Зверева Н.В. Дисгармоничность как специфический признак когнитивного дизонтогенеза при шизофрении в детском возрасте / В.М. Бехтерев и современная психология: Материалы докладов на Российской научно-практической конференции. Казанский госуниверситет, 29-30 сентября 2005 г. Казань, 2005. С. 138-144.

28. Власенкова И.Н., Зверева Н.В. Избирательность мышления и особенности ассоциативной деятельности в разных модальностях у детей 8-11 лет в норме и при шизофрении [Электронный ресурс]. Клиническая и специальная психология. 2017;6(2): 17—29. doi: 10.17759/cpse.2017060203

29. Зверева Н.В., Коваль-Зайцев А.А., Хромов А.И. Патопсихологические методики оценки когнитивного развития детей и подростков при эндогенной психической патологии (зрительное восприятие и мышление): Методические рекомендации. М.: Издательство МБА, 2014.

30. Зверева Н.В., Хромов А.И. Возрастная динамика мыслительной деятельности детей и подростков с эндогенной психической патологией на примере методик «Малая предметная классификация» и «Конструирование объектов» [Электронный ресурс]. Психолого-педагогические исследования. 2011;4:60-70. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n4/48744.shtml (дата обращения: 15.01.2018)

31. Зверева Н.В., Коваль-Зайцев А.А. Диагностика когнитивного дизонтогенеза при расстройствах шизофренического спектра в детском возрасте. Мир психологии. 2010;1:145-156.

32. Строгова С.Е. Психометрический метод в оценке видов когнитивного дефекта при шизофрении у детей и подростков. Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. 2014;4:37- 43.

33. Мелешко Т.К., Алейникова С.М., Захарова Н.В. Особенности формирования познавательной деятельности у детей, больных шизофренией. В кн.: Проблемы шизофрении детского и подросткового возраста / Под ред. М.Ш. Вроно. М., 1986: 147-160.

34. Строгова С.Е., Зверева Н.В., Хромов А.И. Клинические характеристики болезни и особенностей патопсихологического профиля при прогредиентной детской шизофрении. Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2016;4(39) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru. (дата обращения 15.01.2018).

35. Зверева Н.В., Хромов А.И. Специфика когнитивного дефицита у детей и подростков при шизофрении: клинические и возрастные факторы. Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2014; 1(24) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru. (дата обращения: 16.01.2018).

36. Зверева Н.В., Строгова С.Е., Хромов А.И. Методика «сравнение понятий» как средство изучения нарушений мышления при шизофрении у детей и подростков // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. 2014;2:45-51.

Зейгарник Б.В. «Патопсихология» краткое изложение по литературе

Зейгарник Б.В. «Патопсихология». Предмет и практические задачи патопсихологии. Патопсихология изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме. Она изучает закономерности искажения отражательной деятельности мозга. Практические задачи: 1) Дифференциально-диагностические цели. Перед психологическим экспериментом может быть поставлена задача анализа структуры дефекта, установления степени психических нарушений больного, снижения его интеллекта. 2) Решение экспертных вопросов: трудовая экспертиза, судебная, воинская. 3) Психокоррекционная работа. 4) Психиатрическая клиника у детей (отбор детей в специальные классы). 5) Профилактические задачи. Принципы построения патопсихологического исследования. Одним из основных принципов патопсихологического эксперимента является системный качественный анализ исследуемых нарушений психической деятельности. Этот принцип обусловлен теоретическими положениями общей психологии. Психические процессы формируются прижизненно по механизму присвоения общечеловеческого опыта, поэтому патопсихологический эксперимент направлен не на исследование и измерение отдельных процессов, а на исследование человека, совершающего реальную деятельность. Он направлен на качественный анализ различных форм распада психики, на раскрытие механизмов нарушенной деятельности и на возможности ее восстановления. Если речь идет о нарушении познавательных процессов, то экспериментальные приемы должны показать, как распадаются мыслительные операции больного, сформированные в процессе его жизнедеятельности, в какой форме искажается возможность пользования схемой старых, образовавшихся в прежнем опыте связей. Исходя из того, что всякий психический процесс обладает известной динамикой и направленностью, следует так построить экспериментальные исследования, чтобы они отражали сохранность или нарушение этих параметров. Результаты эксперимента должны дать не столько количественную, сколько качественную характеристику распада психики. Экспериментальные данные должны быть надежны. Важно не только то, какой трудности или какого объема задания больной осмыслил или выполнил, но и то, как он осмыслял, чем были вызваны его ошибки или затруднения. Именно анализ ошибок, возникающих у больных в процессе выполнения экспериментальных заданий, представляет собой интересный и показательный материал для оценки того или иного нарушения психической деятельности больных. Один и тот же патопсихологический симптом может быть обусловлен различными механизмами, он может явиться индикатором различных состояний. Поэтому характер нарушений должен быть оценен в комплексе с данными целостного патопсихологического исследования, т.е. необходим синдромальный анализ. Психологическое исследование в клинике может быть приравнено к «функциональной пробе». В ситуации патопсихологического эксперимента роль функциональной пробы могут играть те задачи, которые в состоянии актуализировать умственные операции, которыми пользуется человек в своей жизнедеятельности, его мотивы, побуждающие эту деятельность. Патопсихологический эксперимент должен актуализировать не только умственные операции больного, но и его личностное отношение. Психическое и психопатологическое явление могут быть поняты на основе учета отношения человека к работе, его мотивов и целей, отношения к самому себе. С.Л. Рубинштейн подчеркивал, что суждения, действия, поступки человека не являются непосредственной реакцией на внешние раздражители и что они опосредуются его установками, мотивами, потребностями. О патологическом изменении личности мы говорим тогда, когда под влиянием болезни у человека скудеют интересы, мельчают потребности, когда у него появляется равнодушное отношение к тому, что его раньше волновало, когда действия его лишаются целенаправленности, поступки становятся бездумными, когда человек перестает регулировать свое поведение, не в состоянии адекватно оценивать свои возможности, когда меняется его отношение к себе и окружающему. Само отношение больного к ситуации, к себе должно стать предметом исследования и должно быть отражено в построении эксперимента. Патопсихологический эксперимент является по существу взаимной деятельностью, взаимным общением экспериментатора и испытуемого. Поэтому его построение не может быть жестким. Его строение должно дать возможность обнаружить не только структуру измененных, но и оставшихся сохранными форм психической деятельности больного. Необходимость такого подхода важна при решении вопросов восстановления нарушенных функций. Для того, чтобы эксперимент мог выявить сохранные звенья измененной психической деятельности больного, он должен быть направлен на обнаружение не только результативной стороны деятельности больных, не только на анализ окончательной продукции. Построение экспериментальных приемов должно предоставить возможность учитывать поиски решения больного. Построение психологического эксперимента должно дать возможность экспериментатору «вмешаться» в стратегию эксперимента, чтобы обнаружить, как больной воспринимает «помощь» экспериментатора. Основное отличие клинического эксперимента от эксперимента, направленного на выяснение особенностей психики здорового человека состоит в том, что мы не всегда можем учесть своеобразие отношения больного к опыту, зависящее от его болезненного состояния. Кроме того, для исследования в клинике характерно многообразие, большое количество применяемых методик. Не каждый методический прием позволяет с одинаковой очевидностью судить о той или иной форме или степени нарушения. Выполняя то или иное задание, больной не только правильно или ошибочно его решает; решение задания часто вызывает осознание своего дефекта; больные стремятся найти возможность компенсировать его, найти опорные пункты для исправления дефекта. Разные задания предоставляют различные возможности для этого. Поэтому сопоставление результатов различных вариантов какого-нибудь метода дает право судить о характере, качестве, динамике нарушений мышления больного. В патопсихологии детского возраста разрабатываются методы коррекции патологических явлений. Нахождение этих коррекционных путей требует не только знаний возрастных особенностей ребенка и анализа их отклонений, но и осуществления контроля за ходом психического развития детей. В качестве одного из таких коррекционных методов выступает игровая деятельность. Исходя из того, что игра ведет за собой развитие, в детской патопсихологии делается попытка нахождения адекватных приемов для коррекции искаженной игры. Эти коррекционные приемы служат одновременно для диагностических целей. Беседа патопсихолога с больным и наблюдение за его поведением во время исследования. Беседа состоит из двух частей. Первая часть – экспериментатор разговаривает с больным, не проводя еще никакого эксперимента. Такая беседа может осуществляться до или после экспериментальной работы с больным. Вторая часть беседы – это беседа во время эксперимента, потому что эксперимент – это всегда общение с больным. Общение может быть как вербальное (экспериментатор что-то заданиям и тщательное их выполнение без учета отведенного времени. «Странность», неадекватность поступков больных, нарушение селективности деятельности. Оскудение деятельности больных, новые мотивы не формируются. Иногда парадоксальная стабилизация определенного круга смысловых образований. 4. Нарушение саморегуляции и опосредования. Одним из важнейших индикаторов уровня развития личности является возможность опосредования, самостоятельного регулирования своего поведения. Процесс опосредования совершается на разных уровнях психического отражения и выявляется уже на уровне операций. Через опосредование поведение человека становится более произвольным и осознанным. О зрелости личности человека можно говорить только в том случае, когда его поведение опосредуется структурой согласованных дальних и ближних целей. Невозможность оперировать знаком у больных с органическими поражениями мозга (травмы, эпилепсия, нейроинфекции) является выражением более широкой патологии поведения – нарушения опосредования и регуляции своих действий. Недостаточность регуляции, замещение целевого действия случайным или стереотипным становятся факторами, которые мешают опосредованию. Нарушение опосредования у таких больных является проявлением более глубокого нарушения – измененного отношения к окружающему и к себе, проявлением распада их мотивационной сферы. Этот феномен особенно резко выступает у больных с поражением лобных долей мозга, у которых аспонтанность является ведущим радикалом в поведении. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Реактивное состояние после психи-ческих травм Фиксированность на травмирующих переживаниях, отсутствие планов на будущее. Эмоциональная оценка предлагаемых заданий. Нарушение опосредования эмоционально значимых слов при выполнении пиктограммы. Ослабление самоконтроля, нарушение планирования. Осмысление ситуации носит патогенный характер (она воспринимается как оскорбительная, несправедливая). Регуляция поведения на неосознаваемом уровне за счет механизмов психологической защиты, затрудняющая целостную оценку ситуации. Уход в собственные переживания. Шизофрен ия Потеря смыслообразующей функции дальних целей и ее регулирующей роли в поведении. Эпилепсия Инертность дальних целей, приводящая к инертности деятельности. 5. Нарушение критичности и спонтанности поведения. Нарушение опосредованности тесно связано с нарушением критичности, подконтрольности поведения. Оно может выступать в виде нецеленаправленных действий, расторможенности поведения, нецеленаправленности суждений, некритичности (больной не замечает своих ошибок и не стремится их исправить). Часто некритичность проявляется в виде нарушений спонтанности поведения, инактивности. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Поражение лобных долей мозга. Синдром аспонтанности. Поведение продиктовано не внутренними потребностями, а чисто ситуационными моментами («полевое поведение»). Больные не отдают себе отчета ни в своих переживаниях, ни в своем соматическом состоянии. Отсутствие планов на будущее. Сниженный эмоциональный фон, особенно в части негативных переживаний. Инертность, нецеленаправленность в деятельности, работа в максимально доступном темпе, вопреки целесообразности. При выполнении задания множество излишних суетливых движений. Выполнение задания методом проб и ошибок. Больные не используют мышление как орудие предвидения, не планируют своей деятельности, им безразличен конечный результат. Применяя старые навыки, не могут освоить новых. Повышенная откликаемость на случайные раздражители, нарушение ориентировочной деятельности. Прерывистость восприятия. Внушаемость и подчиняемость. При выполнении задания на раскладывание сюжетных картинок единая смысловая линия заменяется описанием отдельных деталей. При запоминании слов «кривая запоминания» носит характер плато. При поражении премоторной зоны сочетание сверхоткликаемости с тенденцией к персеверациям, которая также является проявлением аспонтанности. Нарушение строения речи (парафазии, персеверации). Данные нарушения преходящи и динамичны и возникают из-за снижения бодрственного состояния мозга. Отсутствие мотива при выполнении задания. 6. Нарушение формирования характерологических особенностей личности. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Эпилепсия . Изменение личности, характеризующееся сочетанием брутальности, угодливости и педантичности. В начальной стадии болезни педантичность и аккуратность являются средством компенсации первичных дефектов, затем происходит перенос мотива из широкой деятельности на выполнения вспомогательного действия. Исследование уровня притязаний показало, что оный не вырабатывается, смыслом работы становится само исполнение задания. Больной «застревает» на стадии контроля за исполнением вспомогательного действия. Вместе со смещением мотива смещается смысл деятельности, главным становится исполнение отдельных операций. Аккуратность и педантичность становятся способом отношения с окружающим миром, чертой характера. Нарушения восприятия. Восприятие рассматривается как перцептивная деятельность, характеризующаяся обобщенностью и мотивированностью. Агнозии. Агнозия – затрудненность узнавания предметов, звуков и т.д. при предметной агнозии больные не узнают предметов и их изображений, при симультанной – не могут опознать ситуацию в целом. Кроме того, встречается агнозия на цвета, шрифты, изображения лиц, пространственные агнозии. У больных с органическими поражениями мозга различного генеза явления агнозии проявляются в том. что. Воспринимая отдельные признаки объектов, больные не могут осуществить их синтез. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Энцефалит Общее эмоциональное однообразие. На фоне отсутствия грубых нарушений мыслительной деятельности нарушение узнавания предметов (особенно при предъявлении схематичных изображений и моделей). Процесс восприятия носит характер отгадывания и превращается в серию речевых попыток расшифровать значение воспринимаемых признаков и синтезировать их в зрительный образ. Ступенчатость узнавания по мере включения объекта в фон. Нарушение симультанности при восприятии целостной картинки. Восприятие нарушается как процесс, обладающий функцией обобщения и условности. 2. Псевдоагнозии. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Деменция по органичес- кому типу. Нарушение узнавания силуэтных и пунктирных рисунков. Диффузное, недифференцированное восприятие. При экспозиции ситуационных картинок непонимание смысла сюжета. Предмет узнавания обуславливается той частью рисунка, на которой больной фиксирует свое внимание. У некоторых больных агнозия распространяется на структуру, на форму изображения (нарушение оптического внимания). При предъявлении сюжетной картинки больные из-за неправильного узнавания деталей и структурного распада нарушается симультанность восприятия, больные часто неверно описывают содержание. Восприятие освобождается от ведущей роли мышления, становится диффузным, выпадают смысловые компоненты. При незначительном удалении объектов нарушается константность восприятия. 3. Нарушение мотивационного компонента восприятия. Изменения мотивационного компонента отражается в перцептивной деятельности больных. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Поражение лобных отделов Нарушения восприятия по внешним проявлениям сходны с агностическими расстройствами. Трудности узнавания «зашумленных» изображений предметов, невозможность «схватывания» и передачи смысла несложных сюжетных картинок, особенно в их последовательности. Больные ограничиваются описанием отдельных деталей картинок. Затрудненность узнавания обусловлена отсутствием активного истощаемости их мнестических процессов. Прочность запоминания очень низкая. При пересказах больной. Дойдя до середины рассказа может обнаружить, что не помнит его конца, искажает сюжет рассказа. Уровень умственных достижений в течение эксперимента колеблется, наблюдается чрезмерная отвлекаемость, соскальзывание мысли по побочным ассоциациям. Больные часто не в состоянии передать смысл предложенного им задания. Не понимают переносного смысла пословиц и метафор. Процесс опосредования по методике А.Н. Леонтьева воспроизведения не улучшает. Нарушение динамики мнестической деятельности. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Сосудисты е заболевания головного мозга, перенесенные травмы головного мозга, некоторые интоксикации. Больные в течение какого-то периода времени хорошо запоминают и воспроизводят материал, но спустя короткое время не могут этого сделать. Мнестическая деятельность нестабильна. Кривая запоминания имеет ломаный характер. Воспроизведение текста носит лабильный характер. Нередко нарушения памяти сочетаются с амнестическими западениями в речи: больные вдруг забывают названия каких-то предметов, явлений, через короткое время спонтанно их вспоминают. При выполнении интеллектуальных задач, требующих длительного и направленного удержания цели, обнаруживается нестойкость умственной продукции больных (например, чередование обобщенных и ситуационных решений при классификации). Нарушение динамики мнестической деятельности проявляется в сочетании с прерывистостью всех психических процессов больных и по существу является индикатором неустойчивости умственной работоспособности, ее истощаемости. Применение средств опосредования в целом улучшает воспроизведение. Однако, иногда приводит к его ухудшению, в случае, когда опосредование мешает основной деятельности по запоминанию. В результате больные воспроизводят опосредованные слова приблизительно. В этом случае усилия, прилагаемые больным для совершения опосредования приводят к еще большей истощаемости и без того ослабленных корковых процессов. Забывчивость является не моносимптомом, а проявлением нарушения работоспособности больных в целом. Аффективная дезорганизация больного может проявится в забывчивости. Неточности усвоения, переработки и воспроизведения материала. Аффективная захваченность больного может приводить к забыванию намерений, недифференцированному восприятию и удержанию материала. 3. Нарушение опосредованной памяти. Некоторые задания, используемые в патопсихологическом эксперименте, требуют умения увязать понятие, обозначаемое словом, с любым более конкретным понятием. Выполнение этого задания возможно только при определенном уровне обобщения и отвлечения. Круг значений слова шире, чем то одно, которым можно обозначить рисунок (в методе пиктограмм). Вместе с тем, значение рисунка шире, чем смысл слова, значение рисунка и слова должны совпадать лишь в какой-то своей части. В умении уловить общее в рисунке и слове заключается основной механизм активного образования условного значения. При патологических изменениях мышления создание таких связей бывает затруднено. Заболевани е, локализация. Нарушение, проявления. Симптомат ическая эпилепсия Опосредование в некоторой степени способствует повышению результативности запоминания. При ошибочном воспроизведении – воспроизведения самого средства (А – Х – Х или А – Х — У). Нарушения опосредования связаны с колебаниями работоспособности. Эпилептич еская болезнь Опосредование снижает продуктивность запоминания. Повышенная инертность, желание отобразить все детали. Нарушение мотивационного компонента памяти. Нарушение подконтрольности. Избирательности психических процессов. Замена целенаправленности акта стереотипами или случайными фрагментарными действиями являются факторами, препятствующими процессу опосредования, делающими его принципиально невозможным. В нарушении мнестической деятельности находит свое отражение по-разному измененная структура мотивационной сферы больных. У здоровых испытуемых соотношение воспроизведения незавершенных действий к завершенным = 1,9 («эффект Зейгарник»). Выполнение задания выступает в качестве мотивированного намерения. Деятельность памяти актуализирует ту аффективную готовность, которая образуется благодаря личностному отношению испытуемого к экспериментальной ситуации. Преимущественное воспроизведение незавершенных действий не выявляется, если изменить условия эксперимента и сообщить испытуемому, что эксперимент проводился для проверки его памяти. В случае патологии в зависимости от формы нарушений меняются и закономерности воспроизведения. Заболевани е, локализация. Нарушение, проявления. Шизофрен ия Эмоциональная вялость, искажение мотивов. 1,1. Эпилепсия Ригидность, гипертрофия эмоциональных установок. 1,8. Астеничес кий синдром 1,2. Поражение медиобазальных отделов лобных долей головного мозга. Аспонтанность, расторможенность, анозогнозия. При исследовании по методике А.Н. Леонтьева больные не пытались подбирать картинку, а брали первую попавшуюся. Задача точного воспроизведения не выступает как таковая. Больные воспроизводят либо предмет, изображенный на картинке, либо фразу, случайно связанную с картинкой. При настоятельных просьбах экспериментатора больные справлялись с заданием. Нарушения мышления. Нарушения мышления являются одним из наиболее частых симптомов при психических заболеваниях. Единой квалификации или единого принципа анализа этих расстройств нет. В ассоциативной теории мышление рассматривалось как производная от других психических функций: памяти, внимания. Нарушения мышления выводились из нарушения других функций, считалось, что в основе нарушения мышления лежит нарушение т.н. «предпосылок интеллекта»: памяти, внимания. Вюрцбургская школа объявила мышление «актом чистой мысли». Нарушения мышления трактуются как вторичные, как проявления нарушения особой «активности», «интенции» психики. К. Ясперс рассматривал мышление как особый вид «духовной активности» и противопоставлял ему интеллект. Мышление определялось им как проявление интрапсихической активности, интеллект – как совокупность способностей, память, внимание и речь выступали в качестве предпосылок интеллекта. Е. Блейлер противопоставлял реалистическому, отражающему действительность мышлению, аутистическое мышление шизофреника, которое, якобы, не зависит ни от действительности, ни от логических законов и управляется не ими, а «аффективными потребностями» (стремлениями человека испытывать удовольствие и избегать неприятных переживаний). Блейлер противопоставлял реалистическое и аутистическое мышление также по их генезу. Он подчеркивал роль аффективных стремлений в мышлении, связывал мышление с потребностями, но при этом противопоставлял реалистическое и аффективно обусловленное мышление. В гештальтпсихологии мышление рассматривалось как внезапное, неподготовленное прежним опытом и знаниями «понимание» ситуации. Деятельность мышления заключается в том, что отдельные части проблемной ситуации переструктурируются, это переструктурирование происходит благодаря внезапному схватыванию – «инсайту». Согласно точке зрения отечественной психологии, мышление является процессом овладения системой общественно исторически выработанных операций и знаний и рассматривается как одна из форм деятельности. Мыслительная деятельность заключается не только в умении познать окружающие явления, но и в умении действовать адекватно поставленной цели. Мыслительный процесс является активным, целеустремленным, личностно мотивированным, направленным на разрешение определенной задачи. Три вида патологии мышления: 1) нарушение операциональной стороны мышления, 2) нарушение динамики мышления, 3) нарушение личностного компонента мышления. 1. Нарушение операциональной стороны мышления. Мышление как обобщенное и опосредованное отражение действительности выступает практически как усвоение и использование знаний. Это усвоение происходит не в виде простого накопления фактов, а в виде процесса синтезирования. Обобщения и отвлечения. Мышление опирается на систему понятий, которая дает возможность отразить действие в обобщенных и отвлеченных формах. Обобщение является следствием анализа, оно дано в системе языка, который служит передаче общечеловеческого опыта и позволяет выйти за пределы единичных впечатлений. Нарушения операциональной стороны мышления принимают различные формы. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Олигофрен ия, эпилепсия (рано начавшаяся), тяжелые формы энцефалита, тяжелые органические поражения Снижение уровня обобщения. Психотическая симптоматика (бред, галлюцинации) отсутствует, общий интеллект снижен. Нарушение процесса обобщения в виде конкретно-ситуационного характера суждений, непонимания переноса, условностей. В суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях, оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей между предметами. Больные не в состоянии из всевозможных признаков отобрать те, которые доминируют словесно-логические связи, которые не контролируются реальными отношениями и недостаточно опираются на чувственные представления. Обобщение приобретает утрированный характер. Мышление больного недостаточно адекватно отражает конкретное содержание вещей и явлений и протекает на уровне бессодержательной абстракции. 2. Нарушение личностного компонента мышления. К ним можно отнести разноплановость мышления, нарушение критичности и саморегуляции. Некоторые формы нарушения мышления выходят за пределы познавательных процессов и должны рассматриваться как проявление невозможности осознания своего поведения, нарушение подконтрольности своих действий. Такие нарушения познавательных процессов при относительной сохранности логических операций обусловливаются смещенностью жизненных установок и мотивов, неумение сделать экспериментальные задания центром сознательной деятельности. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Органичес кие поражения мозга. Грубых изменений процессов анализа, синтеза и обобщения нет. Не могут выполнить задание на заполнение пропусков в тексте, подбирают неадекватные слова. Поражение лобных долей мозга Нарушения мыслительной деятельности не сводятся к нарушениям интеллектуальных операций, являются проявлением общей аспонтанности поведения. Вялотекущ ая форма шизофрении Больные не могут выполнить задания, требующего обобщения, несмотря на отсутствие грубых нарушений в сфере логических операций. Шизофрен ия параноидная форма. Разноплановость мышления. Суждения больных о каком- либо явлении протекают в разных плоскостях. Больные могут правильно усваивать инструкцию и образовывать актуальные связи, но их суждения часто протекают в разных руслах. Основа классификации не носит единого характера. Больные объединяют предметы то на основании их объективных свойств, то на основании личных вкусов, установок. Направленность на объективное содержание действия утрачивается. Суждения. Определения и выводы больных не представляют собой планомерного целенаправленного выполнения задания. В мыслительной деятельности логические суждения переплетаются с обрывками представлений, элементами воспоминаний, желаниями. Выполнение задания часто подменяется выявлением субъективного отношения к нему. Наряду с актуальными связями оживляются ассоциации, имеющие отношение к болезненным установкам больного. Для больного становится возможным рассмотрение самых обычных вещей в неадекватных ситуационных аспектах. Которые выявляют неадекватность их жизненных установок, парадоксальность их мотивов и эмоциональных реакций. Парадоксальность установок таких больных приводит к глубокому изменению структуры любой деятельности, как предметной, так и умственной. Психопати я, шизофрения. Резонерство. «Склонность к бесплодному мудрствованию», тенденция к непродуктивным многоречивым рассуждениям. Механизмом резонерства являются не столько нарушения интеллектуальных операций, сколько повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое явление под какую-то «концепцию». Резонерство выражается в претенциозно-оценочной позиции больного и склонности к большому обобщению по отношении к мелкому объекту суждения. Больной не может завершить классификацию, попытки экспериментатора направить работу больного не помогают. Грамматический строй резонерской речи своеобразен в части синтаксиса и лексики, больные часто используют инверсии, вводные слова. Речь приобретает характер разорванности. Нередко больные говорят независимо от присутствия собеседника. В довольно длительных высказываниях больных нет никаких рассуждений; больные не сообщают в них никакой содержательной мысли, не устанавливают никаких связей между предметами и явлениями. Речь больного не служит функции обобщения: больной ничего не сообщает экспериментатору, не пытается у него ничего узнать. Попытка экспериментатора направить речь больного на какую-то тему не удается, при восприятии у больных утеряна направленность на содержание речи. В речи больных нельзя обнаружить определенного объекта мысли, в их высказываниях нет логического подлежащего. 3. Нарушение динамики мыслительной деятельности. Одной из особенностей мышления как высшей ступени познания является его опосредованность. Осуществление этой опосредованности обеспечивается правильной структурой понятий. Цепь умозаключений, переходящая в рассуждение, является истинным проявлением мышления как процесса. Нарушения процесса обобщения являются не единственным вариантом нарушения мышления, часто болезненные состояния мозга приводят к динамическим нарушениям мышления. Заболевани е, локализация Нарушение, проявления. Сосудисты е заболевания головного мозга. Травмы головного мозга. Лабильность мышления. Неустойчивость способа выполнения задания. Неустойчивость адекватности суждений больных. Больные легко усваивают инструкцию, применяют способ, адекватный условиям решения, но, спустя некоторое время, оставляют этот способ. Больные нередко сбиваются на путь неправильных, случайных сочетаний. Часто наблюдается чередование обобщенных и конкретно-ситуационных сочетаний. Логические связи часто подменяются случайными сочетаниями, так при классификации больной может объединить карточки просто потому, что они оказались рядом. Также ошибочные решения больных проявляются в образовании одноименных групп, что объясняется нарушением умственной работоспособности больных. Маниакаль но- депрессивный психоз в Лабильность мышления. Нарушение динамики мышления носит более стойкий характер, изменяет само строение мышления. больные демонстрируют чрезвычайную отвлекаемость и разбросанность мышления. Осмысление маниакальной фазе ситуации, возможность анализа и синтеза у них часто сохранны. нО выполнение любого экспериментального задания не подчиняется определенной стратегии их мышления. Больные не задумываются над вопросами, не вникают в суть задания, они импульсивно приступают к выполнению. Возникающие ассоциации носят хаотический характер и не оттормаживаются. Понимая смысл пословицы, больные не могут его объяснить, их мысль протекает в случайном направлении. Направляющая помощь экспериментатора может повысить продуктивность выполнения задания. Иногда у таких больных возникает повышенная откликаемость на любой раздражитель, к ним не адресованный. Эпилепсия . Тяжелые травмы головного могза (в прошлом). Умственна я отсталость. Инертность мышления. Объясняется инертностью связей прошлого опыта. Больные не могут менять избранного способа своей работы, изменять ход своих рассуждений, переключаться с одного вида деятельности на другой. Качество умственной продукции таких больных невысоко. Темп работы замедлен. Интеллектуальные процессы замедленны, тугоподвижны. При классификации предметов ошибочные решения возникают при необходимости переключиться на новый способ выполнения задания. Изменение условий также затрудняет работу. Решение задачи доступно больным, если оно выполняется одним определенным способом (человек в пиктограмме). При классификации объектов больные не воспринимают их обобщенно, каждый из них выступает как единичный экземпляр, в результате классификация не выполняется даже на конкретном уровне. При определении понятий больные склонны конкретизировать настолько. Что не могут остановиться ни на одном из определений. В ассоциативном эксперименте длительный летентный период, особенно при инструкции отвечать словом противоположного значения. Следовой раздражитель для таких больных имеет большее сигнальное значение, нежели актуальный. Актуально звучащие слова не приобретают значения раздражителя. В силу инерции связей прошлого опыта больные склонны отвечать на отзвучавшее слово. 4. Нарушение процесса саморегуляции познавательной деятельности. Нарушение выражается в неспособности больных целенаправленно организовать свою мыслительную деятельность. Значение патопсихологических исследований для теоретических и методологических вопросов общей психологии. Роль личностного компонента в структуре познавательной деятельности. Познавательные процессы: восприятие. Память, мышление рассматриваются как различные формы предметной, осмысленной деятельности субъекта. Следовательно, роль мотивационного личностного фактора должна быть включена в характеристику всех психических процессов. «Фактором», «ответственным» за многие проявления познавательной деятельности, является «мотивационная смещенность» больных. Этот факт доказывает, что все наши психические процессы являются видами деятельности, опосредованными, личностно мотивированными.

Эффект Зейгарник и мысли о незавершенной работе

Вас когда-нибудь прерывали навязчивые мысли о незавершенной работе? Возможно, они касались частично завершенного рабочего проекта, не позволяющего вам уснуть по ночам, или сюжета наполовину прочитанного романа, который все время крутит ваши мысли. Есть причина, по которой так трудно перестать думать о незавершенных и прерванных задачах. Психологи называют это эффектом Зейгарник или тенденцией лучше запоминать незавершенные задачи, чем выполненные.

Эффект Зейгарник

Когда вы начинаете работать над чем-то, но не заканчиваете ее, мысли о незавершенной работе продолжают приходить вам в голову, даже когда вы переходите к другим вещам. Такие мысли побуждают вас вернуться и закончить то, что вы уже начали. Вот почему вы все время думаете об этом листорщике. Или почему вы хотите доиграть в видеоигру, пока не выиграете. Незаконченная работа продолжает оказывать влияние, даже когда мы пытаемся перейти к другим делам.

Мыльные оперы и сериализованные драмы также используют этот эффект. Эпизод может закончиться, но история не закончена. Клиффхэнгеры оставляют у зрителей желание узнать больше, а благодаря эффекту Зейгарник они не забудут настроиться в следующий раз, чтобы узнать, что происходит.

Вы, наверное, тоже испытали этот эффект в школе. Перед экзаменом вы, вероятно, хорошо помнили информацию, которую изучали. Однако после экзамена учащимся часто трудно вспомнить все, что они изучали.Поскольку вы больше не можете использовать ее немедленно, иногда кажется, что информация была вычеркнута из вашей памяти.

Как это было обнаружено?

Эффект был впервые обнаружен и описан российским психологом Блюмой Зейгарник, ученицей влиятельного теоретика Курта Левина. Сидя в оживленном ресторане в Вене, она отметила, что официанты лучше помнят неоплаченные заказы. Однако после оплаты счета официанты с трудом запомнили точные детали заказов.

Исследования Зейгарник

В серии экспериментов участников просили выполнить простые задания, такие как прикрепление бусинок к веревке, сборка пазлов или решение математических задач. Половина участников была прервана на полпути к выполнению этих заданий.

После часовой задержки Зейгарник попросил участников описать, над чем они работали. Она обнаружила, что те, чья работа была прервана, в два раза чаще запоминали, что они делали, чем те, кто действительно выполнил задачи.

В другой версии эксперимента она обнаружила, что взрослые участники могли запоминать незавершенные задачи на 90 процентов чаще, чем они выполняли законченные задачи. Первые исследования Зейгарник были описаны в статье «О выполненных и незавершенных задачах», опубликованной в 1927 году.

Дальнейшие исследования и изучение эффекта

В 1960-х годах исследователь памяти Джон Баддели дополнительно исследовал эти результаты в эксперименте. Участникам был дан ограниченный период времени на решение набора анаграмм.Когда они не могли решить анаграмму до истечения времени, им давали словесный ответ.

Когда участников позже попросили вспомнить слово из анаграмм, они лучше запомнили слова, которые им удалось разгадать , а не . Это подтверждает вывод Зейгарник о том, что люди лучше запоминают незавершенную или прерванную информацию.

Противоречивые исследования

Однако не все исследования подтвердили этот эффект. Некоторые исследования не смогли показать такой же эффект, а другие обнаружили, что существует множество факторов, которые могут повлиять на силу эффекта.Например, исследования показали, что мотивация может играть важную роль в том, насколько хорошо люди запоминают информацию.

Как это работает?

Кратковременная память ограничена как по объему, так и по продолжительности. Обычно нам удается сохранить в памяти лишь очень много вещей, и даже в этом случае нам нужно продолжать репетировать информацию, чтобы удержать ее. Для этого требуется немало умственных усилий. Неудивительно, что чем больше вы пытаетесь сохранить в своей памяти на короткое время, тем тяжелее вам придется работать, чтобы заставить ее оставаться на месте.

Официанты, например, должны помнить много деталей о столах, которые они обслуживают. Информация о том, что люди заказали, а также что они пьют, должна оставаться в их памяти до тех пор, пока клиенты не закончат свою еду.

Чтобы справиться с этой перегрузкой данных, люди часто полагаются на ряд умственных уловок, которые позволяют им лучше запоминать большой объем информации. Эффект Зейгарник — один из примеров этого. Мы удерживаем эту информацию в краткосрочной перспективе, постоянно возвращая ее в осознание.Часто думая о незавершенных задачах, нам лучше помнить о них, пока они не будут выполнены.

Но этот эффект влияет не только на краткосрочную память. Незавершенные задачи, такие как цели, которые нам еще предстоит достичь, могут продолжать вторгаться в наши мысли в течение продолжительных периодов времени.

Эффект Зейгарник многое говорит о том, как работает память. Воспринимаемая информация часто сохраняется в сенсорной памяти на очень короткое время. Когда мы обращаем внимание на информацию, она переходит в кратковременную память.Многие из этих кратковременных воспоминаний довольно быстро забываются, но в процессе активной репетиции часть этой информации может перейти в долговременную память.

Зейгарник предположил, что невыполнение задания создает скрытое когнитивное напряжение. Это приводит к большим умственным усилиям и репетициям, чтобы задача оставалась на переднем крае осознания. После завершения ум может отпустить эти усилия.

Как извлечь из этого максимальную пользу

Эффект Зейгарник — это не просто интересное наблюдение о том, как работает человеческий мозг, он может иметь последствия в вашей повседневной жизни.Вы даже можете использовать это психологическое явление в своих интересах.

Здравый смысл может сказать вам, что завершение задачи — лучший способ приблизиться к цели. Вместо этого эффект Зейгарник предполагает, что вас прерывают во время выполнения задания, что является эффективной стратегией для улучшения вашей способности запоминать информацию.

Получите больше от учебных занятий

  • Если вы готовитесь к экзамену, разделите учебные занятия, а не пытайтесь втиснуть все это в ночь перед экзаменом.Изучая информацию по шагам, вы с большей вероятностью запомните ее до тестового дня.
  • Если вы изо всех сил пытаетесь запомнить что-то важное, кратковременные перерывы могут вам помочь. Вместо того, чтобы просто повторять информацию снова и снова, просмотрите ее несколько раз, а затем сделайте перерыв. Сосредоточившись на других вещах, вы обнаружите, что мысленно возвращаетесь к информации, которую изучали.

Преодолеть промедление

  • Часто мы откладываем задачи до последнего момента, выполняя их только в бешеной спешке в последний возможный момент, чтобы уложиться в срок.К сожалению, эта тенденция может привести не только к большому стрессу, но и к снижению производительности.
  • Один из способов преодолеть промедление — задействовать эффект Зейгарник. Начните с первого шага, каким бы маленьким он ни был. Как только вы начали — но не закончили — свою работу, вы обнаружите, что думаете о задаче, пока, наконец, не закончите ее. Возможно, вы не закончите все сразу, но каждый маленький шаг, который вы делаете, приближает вас к вашей конечной цели.
  • Этот подход может не только мотивировать вас закончить, но также может привести к чувству выполненного долга, когда вы, наконец, закончите работу и сможете применить свою умственную энергию в другом месте.

Вызвать интерес и внимание

  • Рекламодатели и маркетологи также используют эффект Зейгарник, чтобы побудить потребителей покупать товары. Кинематографисты, например, создают трейлеры к фильмам, призванные привлечь внимание, упуская важные детали. Они привлекают внимание зрителей, но оставляют желать большего. Чтобы получить все подробности, люди должны пойти в кассу или купить фильм, как только он выйдет в домашнем прокате.
  • Телевизионные программы также используют эту стратегию.Эпизоды часто заканчиваются в момент интенсивного действия, оставляя судьбу персонажей или исход ситуации нерешенными. Чтобы снять напряжение, создаваемое такими захватывающими концовками, зрители должны не забыть настроиться на следующую серию, чтобы узнать, что происходит.

Способствовать психическому благополучию

  • Как вы могли догадаться, эффект Зейгарник не всегда приносит пользу. Когда вам не удается выполнить задачи, они могут преследовать ваш разум, вторгаясь в ваши мысли и создавая стресс.Эти навязчивые мысли могут вызывать чувство тревоги и способствовать нарушению сна.
  • Однако этот эффект также может сыграть роль в преодолении таких трудностей. Повторяющиеся мысли могут побудить людей завершить начатые дела. Выполнение этих задач может вызвать чувство выполненного долга, чувство собственного достоинства и уверенность в себе.

Слово Verywell

Эффект Зейгарник начался с простого наблюдения за тем, как официанты ресторана обрабатывают заказы клиентов.Последующие исследования подтвердили идею о том, что, по крайней мере в некоторых случаях, мы склонны лучше вспоминать незавершенные задачи, чем выполненные. Хотя существует множество факторов, которые могут повлиять на возникновение эффекта и его силу, вы можете использовать знания разными способами. Умышленно делая перерывы во время работы над проектом, вы можете лучше запомнить важные детали.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия Блоггинга, Терапия..

Эффект Зейгарника — психологический феномен, описывающий тенденцию вспоминать прерванные или незавершенные задачи или события легче, чем задачи, которые были выполнены. Это явление было впервые замечено в начале 1900-х годов и было воспроизведено в ряде исследований.

Что такое эффект Зейгарник?

Эффект Зейгарник назван в честь его основательницы, российского психиатра и психолога Блюмы Вульфовны Зейгарник. Обедая в ресторане в 1920-х годах, Зейгарник заметил, что официанты могли отслеживать сложные заказы и неоплачиваемую еду, но после того, как заказы были заполнены и оплачены, официанты не могли вспомнить подробную информацию о заказах.Заинтригованная, она решила изучить это явление с помощью серии экспериментов в своей лаборатории.

В одном из своих экспериментов Зейгарник попросила группу из 138 детей выполнить ряд простых заданий, головоломок и арифметических задач. Она позволила детям выполнить половину заданий и прервала выполнение оставшихся заданий. Зейгарник исследовал их воспоминания после часовой задержки и обнаружил, что 110 из 138 детей лучше запоминают прерванные задания, чем выполненные.В аналогичном эксперименте с участием взрослых участники смогли вспомнить незавершенные задачи на 90% лучше, чем выполненные.

Эффект Зейгарник с тех пор изучался многими другими исследователями, причем одни смогли повторить открытия Зейгарник, а другие не смогли этого сделать. Было предложено несколько моделей для объяснения эффекта. В некоторых теориях упоминается когнитивное напряжение, возникающее из-за незавершенной задачи, и необходимость держать ее в уме, чтобы в конечном итоге завершить ее и снять это внутреннее напряжение.

Исследования показывают, что другие факторы, такие как мотивация, ожидаемое вознаграждение, время прерывания и достижимость требуемой задачи, могут иметь значительное влияние на силу эффекта Зейгарник.

Применение эффекта Зейгарника

Эффект Зейгарник используется во многих аспектах современной культуры. Он может незначительно отличаться в зависимости от отрасли, но основные принципы остаются неизменными:

  1. Инициировать событие, вызывающее интерес, или привлечь внимание к нему.
  2. Разрешите людям каким-либо образом участвовать.
  3. Прекратите мероприятие досрочно, чтобы создать когнитивное напряжение.
  4. Пригласите участников вернуться за резолюцией.

Общие области применения концепции:

  • Создание эффективных заголовков или тизеров в новостной индустрии
  • Создание привлекательных трейлеров в киноиндустрии
  • Использование захватчиков при производстве сериализованных книг или телешоу
  • Разработка нескольких взаимосвязанных квестов в игровой индустрии
  • Создание объявлений, вызывающих клики, для продвижения онлайн-продаж

Использование эффекта Зейгарник в личных целях

Многие люди испытывают навязчивые мысли, которые приходят с незавершенным или прерванным заданием, но есть много личных преимуществ, которые можно получить, если люди научатся эффективно направлять эти мысли и внутреннее желание выполнить работу.

Люди, склонные к откладыванию на потом, могут понять, насколько важно начинать задачи раньше или просто начинать где угодно. Когнитивное напряжение, связанное с эффектом Зейгарник, поможет вернуть этих людей к работе, пока работа не будет завершена вовремя.

Производительность также может быть увеличена для людей, которые работают быстро, но имеют проблемы с многозадачностью. Тщательное понимание когнитивных вторжений, сопровождающих незавершенные задачи, поможет работникам понять, что каждая новая задача, по сути, является прерыванием того, что было сделано ранее.Таким образом, сотрудники могут быть заинтересованы в установлении разумных ограничений на количество выполняемых ими одновременных задач, повышая производительность труда и снижая когнитивную перегрузку и разочарование.

Студенты также могут воспользоваться Зейгарником во время учебы. Планируя учебные занятия с соответствующими перерывами, включающими не связанные между собой занятия, учащиеся, вероятно, будут испытывать более навязчивые мысли о темах, которые они изучают, и смогут лучше осмыслить и закрепить эти мысли.Продолжительный период обучения без перерывов обычно менее эффективен для запоминания информации.

Эффект Зейгарник и психическое здоровье

Эффект Зейгарник может играть важную роль в психическом здоровье человека. Незавершенные задачи, особенно с негативными последствиями, часто приводят к частым и навязчивым мыслям, вызывающим стресс. Эти мысли могут ухудшить сон, вызвать беспокойство и еще больше истощить умственные и эмоциональные ресурсы человека, возможно, даже способствуя дезадаптивному поведению.

И наоборот, эффект Зейгарник может способствовать психическому благополучию, мотивируя человека выполнять задачи, развивать лучшие привычки и решать давние проблемы. Успешное выполнение поставленных задач может дать чувство выполненного долга, одновременно повышая уверенность в себе и самооценку. Развитие продуктивной работы и учебы также может способствовать личному чувству зрелости и саморазвитию. Кроме того, человек, который может найти выход из стрессовых событий, скорее всего, испытает долгосрочное положительное влияние на психологическое благополучие.

Артикул:

  1. Фридман, У. Дж. (2010). Эффект зейгарника и завершение всего. Получено с https://www.mentalhelp.net/articles/the-zeigarnik-effect-and-completing-everything
  2. МакГроу, К. О. и Фиала, Дж. (1982). Подрыв эффекта зейгарника. Журнал личности , 50 (1), 58-66. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1982.tb00745.x
  3. Зейферт, К. М., и Паталано, А. Л. (1991). Память на незавершенные задания: переосмысление эффекта зейгарника.В трудах тринадцатой ежегодной конференции Общества когнитивных наук, 114-119. Получено с http://wesscholar.wesleyan.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1286&context=div3facpubs
  4. .

  5. Зейгарник Б. (1927). Uber das behavior yon erledigten und underledigten handlungen. Psychologische Forschung , 9, 1-85. Получено с http://codeblab.com/wp-content/uploads/2009/12/On-Finished-and-Unfinished-Tasks.pdf

Последнее обновление:
01.02.2016

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Зейгарник и фон Ресторфф: эффекты памяти и стоящие за ними истории

  • Альпер, Т. Г. (1952). Метод прерванной задачи в исследованиях выборочного воспоминания: переоценка некоторых недавних экспериментов. Психологическое обозрение, 59 , 71–88.

    PubMed

    Google Scholar

  • Аткинсон, Дж. У. (1953). Мотив достижения и отзыв прерванных и выполненных задач. Журнал экспериментальной психологии, 46 , 381–390.

    PubMed

    Google Scholar

  • Бартлетт, Ф. К. (1932). Воспоминание: исследование по экспериментальной и социальной психологии . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Бауэр А. Р. (1959). Новый человек в советской психологии . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

  • Биренбаум, Г. (1930). Das Vergessen einer Vornahme. Isolierte seelische Systeme und Dynamische Gesamtbereiche. [Забыв о намерении. Изолированные психические системы и динамические тотальные сферы. Psychologische Forschung, 13, 218–285.

    Google Scholar

  • Бирета, Т. Дж., И Маццеи, К. М. (2016). Требует ли внимания эффект изоляции? Память и познание, 44 , 1–14.

    Google Scholar

  • Скучно, Э. Г. (1957). История экспериментальной психологии . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Google Scholar

  • Брейнерд, К. Дж., И Рейна, В. Ф. (2004). Теория нечетких следов и развитие памяти. Обзор развития, 24 , 396–439.

  • Бернс Б. и Кук Б. (2013). Теория поля Курта Левина: обзор и переоценка. Международный журнал обзоров менеджмента, 15 , 408–425.

    Google Scholar

  • Баттерфилд, Э. К. (1963). Воспоминание задания и выбор повторения в зависимости от локуса компонентов контроля, умственного возраста и инструкций по сравнению с навыками и неумелостью . Неопубликованная диссертация, Колледж Джорджа Пибоди.

  • Баттерфилд, Э. К. (1964). Прерывание задач: методологические, фактические и теоретические вопросы. Психологический бюллетень, 62 , 309–322.

    PubMed

    Google Scholar

  • Калкинс, М. У. (1894). Ассоциация. Психологическое обозрение, 1 , 476–483.

  • Калкинс, М. У. (1896). Ассоциация: эссе аналитическое и экспериментальное. Приложение к монографии психологического обзора , № 2.

  • Кэрон, А. Дж., И Валлах, М. А. (1957). Вспомните прерванные задачи в условиях стресса: феномен памяти или обучения? Журнал аномальной и социальной психологии, 55 , 372–381.

    Google Scholar

  • Картрайт, Д. (1959). Левинианская теория как современная систематическая основа. В С. Кох (ред.), Психология: исследование науки . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Google Scholar

  • Chee, Q. W., & Goh, W. D. (2018). Чем объясняется эффект фон Ресторфа? Противопоставление отличительной эффективности обработки и извлечения сигнала. Журнал памяти и языка, 99 , 49–61.

    Google Scholar

  • Купер Э. Х. и Пантл А. Дж. (1967). Гипотеза общего времени в вербальном обучении. Психологический бюллетень, 68 , 221–234.

    PubMed

    Google Scholar

  • Краннелл, К. У. (1970). Вольфганг Кёлер. Журнал истории поведенческих наук, 6, , 267–268.

    Google Scholar

  • Дункер, К.(1945). О решении проблем. Психологические монографии , 58 : 5 (Целый № 270).

    Google Scholar

  • Эббингаус, Х. (1885/1964). Память: вклад в экспериментальную психологию . Нью-Йорк: Дувр.

  • Эльхалал А., Давелаар Э. Дж. И Ашер М. (2014). Роль лобной коры в памяти: исследование эффекта Фон Ресторфа. Frontiers in Human Neuroscience, 8, Статья 410.

  • English, H.B., & English, A.C. (1958). Исчерпывающий словарь психологических и психоаналитических терминов: руководство по использованию . Нью-Йорк: Longman, Green and Co.

    Google Scholar

  • Гольдштейн, К. (1939). Организм: целостный подход к биологии, основанный на данных о патологии человека . Солт-Лейк-Сити: американское книгоиздание.

    Google Scholar

  • Зеленая, р.Т. (1956). Сюрприз как фактор эффекта фон Ресторфа. Журнал экспериментальной психологии, 52 , 340–344.

    PubMed

    Google Scholar

  • Хенле, М. (1978). Один человек против нацистов — Вольфганг Кёлер. Американский психолог, 33 , 939–944.

  • Ховланд, К. И. (1951). Человеческое обучение и удержание. В С.С.Стивенсе (ред.), Справочник по экспериментальной психологии (стр.613–689). Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar

  • Хант Р. Р. (1995). Тонкость самобытности: что на самом деле сделал фон Ресторфф. Psychonomic Bulletin & Review, 2 , 105–112.

  • Хант Р. Р. (2013). Точность памяти за счет четкой обработки. Текущие направления в психологической науке, 22 , 10–15.

    Google Scholar

  • Дженкинс, В.О. и Почтальон Л. (1948). Изоляция и «распространение эффекта» в последовательном обучении. Американский журнал психологии, 61, 214–221.

    PubMed

    Google Scholar

  • Джерсилд А. (1929). Первенство, новизна, частота и яркость. Журнал экспериментальной психологии, 12 , 58–70.

    Google Scholar

  • Камп С.-М., Брамбак Т. и Дончин Э.(2013). Компонентная структура ERP — последующие эффекты памяти в парадигме Фон Ресторфа и влияние частоты слов при их отзыве. Психофизиология, 50 , 1079–1093.

  • Келли М. Р. и Нэрн Дж. С. (2001). Еще раз о фон Ресторфе: изоляция, создание и память для порядка. Журнал экспериментальной психологии, обучения, памяти и познания, 27 , 54–66.

    PubMed

    Google Scholar

  • Köhler, W.(1929). Гештальт-психология . Нью-Йорк: Liveright.

    Google Scholar

  • Келер В. (1940). Динамика в психологии . Нью-Йорк: Liveright.

    Google Scholar

  • Келер В. (1969). Задача гештальт-психологии. Princeton, NJ: Princeton University Press.

  • Kolers, P. A., & Roediger, H. L.III. (1984). Процедуры ума. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 23 , 425–449.

  • Кёлер, В., и фон Ресторфф, Х. (1995). Анализ процессов в следовом поле (пер .: Дорш, А.). Получено с http://www.utsa.edu/mind/von_restorff_translation.htm (оригинальная работа опубликована в 1933 году).

  • Круглански, А. В., и Вебстер, Д. М. (1996). Мотивированное закрытие ума: «схватывание» и «замораживание». Психологический обзор, 103 , 263–283.

    PubMed

    Google Scholar

  • Левин К. (1933/1986). «Все внутри меня восстает»: письмо Курта Левина Вольфгангу Келеру, 1933. Journal of Social Issues, 42 , 39–47.

  • Левин К. (1935). Динамическая теория личности . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Google Scholar

  • Левин К. (1939). Теория поля и эксперимент в социальной психологии. Американский журнал социологии , 44 , 868–896.

  • Лей Р. (1990). Шпионский шепот . Нью-Йорк: Эйвери.

    Google Scholar

  • Линдал, Б. И. Б., & Орхем, П. (2016). Сознание и нейронные силовые поля. Журнал исследований сознания, 23, , 228–253.

    Google Scholar

  • МакЛауд, К.М. (1991а). Полвека исследований эффекта Струпа: интегративный обзор. Психологический бюллетень , 109 , 163–203.

    PubMed

    Google Scholar

  • MacLeod, C.M. (1991b). Джон Ридли Струп: создатель важной познавательной задачи. Канадская психология , 32 , 521–524.

    Google Scholar

  • Костный, А.Дж. (1938). Напряженность целей и воспоминания: I. Journal of General Psychology, 19, 3–35.

  • Марроу, А. Дж. (1969). Практический теоретик: жизнь и творчество Курта Левина . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

  • МакГеоч, Дж. А. (1932). Забывание и закон неиспользования. Психологический обзор, 39 , 352–370.

    Google Scholar

  • МакМуллин, Э.(2002). Истоки концепции поля в физике. Физика в перспективе . 4 , 13–39.

  • Мюллер-Лайер, Ф. К. (1889). Optische Urteilstäuschungen [Оптические иллюзии]. Archiv für Anatomie und Physiologie: Physiologische Abteilung, 2 (Suppl.), 263–270.

  • Мюррей Д. Дж. (2012). Фон Ресторфф, Хедвиг. В R. W. Rieber (Ed ), Энциклопедия истории психологических теорий (стр. 1172–1175). Нью-Йорк: Спрингер.https://doi.org/10.1007/978-1-4419-0463-8_315

    Google Scholar

  • Николаева В. В. (2011). Б. В. Зейгарник и патопсихология. Психология в России: современное состояние, 4 , 176–192.

  • Осгуд, К. Э. (1953). Метод и теория экспериментальной психологии . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

  • Овсянкина М. (1928). Die Wiederaufnahme unterbrochener Handlungen.[Возобновление прерванных действий]. Psychologische Forschung, 11, 302–389.

    Google Scholar

  • Пинкус Б. (1988). Евреи Советского Союза: история национального меньшинства . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Прентис, У. К. Х. (1944). Прерывание задач. Психологическое обозрение, 51 , 329–340.

  • Раншбург, П. (1902). Über Hemmung gleichzeitiger Reizwirkungen [Относительно подавления одновременных раздражающих эффектов]. Zeitschrift für Psychologie, 30 , 39–86.

    Google Scholar

  • Раншбург, П. (1905). Über die Bedeutung der Ahnlichkeit beim Erlernen, Behalten, und bei der Reproduktion [О важности сходства в обучении, сохранении и воспроизведении]. Journal der Psychologie und Neurologie, Лейпциг, 5 , 93–127.

    Google Scholar

  • Саакян и Келли К. М. (2002). Отчет об изменении контекста направленного эффекта забывания. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 28 , 1064–1072.

  • Schlote, W. (1930). Über die Bevorzugung unvollundeter Handlungen [О предпочтительном характере незавершенных действий]. Zeitschrift für Psychologie, 117 , 1–72.

    Google Scholar

  • Шмидт, С.Р., и Шмидт, К. Р. (2017). Возвращаясь к раннему эффекту изоляции фон Ресторфа. Память и познание, 45 , 194–207.

    Google Scholar

  • Шналл, С. (1999). Жизнь как проблема: контекст Карла Дункера. Из прошлого в будущее: драма Карла Дункера. Статьи по истории психологии , 1 , 13–28.

  • Сирс Р. Р. (1950). Личность. Annual Review of Psychology, 1 , 105–118.

    PubMed

    Google Scholar

  • Зейферт, К. М., и Паталано, А. Л. (1991). Память для незавершенных задач: переосмысление эффекта Зейгарник. В Труды тринадцатой ежегодной конференции Общества когнитивных наук (стр. 114–119). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

  • Сигель, П. С. (1943). Структурные эффекты в серии воспоминаний. Журнал экспериментальной психологии, 33 , 311–316.

    Google Scholar

  • Сковронски Дж. Дж., Уокер У. Р., Хендерсон Д. Х. и Бонд Г. Д. (2014). Предвзятость затухающего аффекта: его история, последствия и будущее. В Дж. М. Олсон и М. П. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (том 49, стр. 163–218). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Google Scholar

  • Смит, А. Д., Д’Агостино, П. Р., & Рид, Л. С. (1970). Выходные помехи в долговременной памяти. Канадский журнал психологии 24 , 85–89.

    Google Scholar

  • Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. Журнал экспериментальной психологии , 18 , 643–662.

    Google Scholar

  • Teuber, H.-L. (1966).Роль Курта Гольдштейна в развитии нейропсихологии. Neuropsychologia, 4 , 299–310.

    Google Scholar

  • Тулвинг, Э. (1983). Элементы эпизодической памяти . Нью-Йорк: Clarendon Press / Oxford University Press.

  • Ван Берген А. (1968). Прерывание задачи . Амстердам: Северная Голландия.

  • Ван Бускерк, В. Л. (1932). Экспериментальное исследование живости в обучении и запоминании. Журнал экспериментальной психологии, 16 , 553–573.

  • Ван дер Веер, Р. (2014). Лев Выготский . Лондон: Блумсбери.

  • фон Лауэнштейн О. (1938). Sukzessivvergleich von gebogenen Linien [Последовательное сравнение изогнутых линий.] Psychologische Forschung, 22 , 343–371.

    Google Scholar

  • фон Ресторфф, Х. (1933). Über die Wirkung von Bereichsbildungen im Spurenfeld [Об эффектах образования структуры в поле следа]. Psychologische Forschung, 18 , 299–342. [Английский перевод можно загрузить с http://psychology.olemiss.edu/reed-hunt/]

  • Вагеманс, Дж., Элдер, Дж. Х., Кубови, М., Палмер, С. Е., Петерсон, Массачусетс, Сингх, М., и фон дер Хейдт, Р. (2012). Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. Перцептивная группировка и организация фигуры и фона. Психологический бюллетень, 138 , 1172–1217.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • Вагеманс, Дж., Фельдман, Дж., Гепштейн, С., Кимчи, Р., Померанц, Дж. Р., ван дер Хельм, П. А., и ван Леувен, К. (2012). Век гештальт-психологии зрительного восприятия: II. Концептуальные и теоретические основы. Психологический бюллетень, 138 , 1218–1252.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • Уоллес, У. П. (1965). Обзор исторического, эмпирического и теоретического статуса феномена фон Ресторфа. Психологический бюллетень, 63 , 410–424.

  • Уоллес, У. П. (1982). Тесты на распознавание памяти без отвлекающих факторов. Американский журнал психологии, 95 , 421–440.

    Google Scholar

  • Уоткинс, О. К., и Уоткинс, М. Дж. (1975). Наращивание упреждающего торможения как эффект перегрузки репликами. Журнал экспериментальной психологии: обучение и память человека, 1 , 442–452.

    Google Scholar

  • Вайнер, Б., Джонсон, П. Б., и Мехрабиан, А. (1968). Мотивация достижений и отзыв незавершенных и завершенных экзаменационных вопросов. Журнал педагогической психологии, 59 , 181–185.

    PubMed

    Google Scholar

  • Ясницкий, А. (2018). Выготский: интеллектуальная биография . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Йеркес, Р. М., и Додсон, Дж.Д. (1908). Отношение силы стимула к скорости формирования привычки. Журнал сравнительной неврологии и психологии , 18 , 459–482.

  • Зейгарник А.В. (2007). Блюма Зейгарник: Мемуары . Гештальт-теория, 29, 256–268. [Этот биографический очерк можно загрузить с http://www.gestalttheory.net/cms/uploads/pdf/GTH-Archive/2007Zeigarnik_Memoir.pdf]

  • Зейгарник, Б. (1927). Das Behalten erledigter und unerledigter Handlungen [Сохранение завершенных и незавершенных действий.]. Psychologische Forschung, 9 , 1–85.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1938). По завершенным и незавершенным задачам. В W. D. Ellis (Ed.), , Справочник по гештальт-психологии (стр. 300–314). Лондон: Кеган Пол, Тренч, Трубнер и Компания.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1959). Нарушение мышления у психически больных .Москва.

  • Зейгарник Б. (1969). Введение в патопсихологию . Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1971). Личность и патология деятельности . Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1973). Основы патопсихологии .Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1981). Теория личности Курта Левина . Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (1982). Теории личности в зарубежной психологии. Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник, Б.(1986). Патопсихология . Москва: Изд-во Моск.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б. (2001). Запоминание законченных и незавершенных действий. Москва: Смысл.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б.В. (1965). Патология мышления. Нью-Йорк: Бюро консультантов.

    Google Scholar

  • Зейгарник Б.В. (1972). Экспериментальная аномальная психология . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Google Scholar

  • Почему мы ненавидим не доводить дело до конца

    Почему наш мозг вспоминает то, чего мы не сделали больше, чем то, что мы сделали? Кажется, наш мозг имеет тенденцию постоянно напоминать нам о том, что мы могли бы сделать.

    Согласно «Эффекту Зейгарник», у вас гораздо больше шансов вспомнить незавершенные задачи, чем те, которые вы выполнили. В исследовании 1927 года русский психолог Блюма Зейгарник просил испытуемых выполнить ряд заданий. Во время выполнения некоторых заданий испытуемых прерывали, прежде чем они успели закончить. Когда позже их спросили о задачах, они вспомнили задачи, во время которых они были прерваны с гораздо большей частотой, чем те, которые они смогли выполнить.

    Оказывается, у мозга сильная потребность довести начатое до конца.Когда он не может что-то завершить, он застревает на этом. Навязчивые мысли о том, что мы не смогли закончить, могут приходить нам в голову как способ напомнить когнитивной системе, что что-то еще нужно завершить. Это может включать закрытие проблем (Джеймс и Кенделл, 1997).

    Эффект Зейгарник может также объяснить, почему мы сожалеем о вещах, которые мы не сделали, , даже больше, чем о том, что сделали. Другими словами, мы помним «досадные упущения » больше, чем «прискорбные комиссии » (Савицкий, Медвец, Гилович, 1997).Это также может объяснить, почему, когда мы скорбим, мы больше сосредотачиваемся на том, что не сказал или не сделал с кем-то, кого мы потеряли больше, чем мы то, что мы сделали с ними .

    Это также может объяснить, почему телевизионные клиффхэнгеры нас зацепили — нашему мозгу действительно нужны эти истории для завершения. Это может частично объяснить, почему фанаты сериала Lost были расстроены, когда некоторые из критических вопросов шоу остались без ответа в его финале.Нам не нравится двусмысленность — мозг хочет, чтобы все закончилось.

    Итак: идите туда и создайте свой финал для чего-нибудь — будь то завершение через символическое событие, написание собственного финала или выполнение задачи.

    Джеймс, И.А. и Кенделл К. (1997). Незавершенный процессинг при эмоциональных расстройствах: эффект Зейгарник. Поведенческая и когнитивная психотерапия , 25 (4): 329-337.

    Савицкий, Медвец и Гилович (1997).Вспоминание и сожаление: эффект Зейгарник и когнитивная доступность достойных сожаления действий и бездействий. Личность и социальная психология Бюллетень, 23 (3): 248-257.

    Зейгарник Б.В. (1927). Über das Behalten von erledigten und unerledigten Handlungen (Сохранение завершенных и незавершенных действий), Psychologische Forschung, 9: 1-85.

    www.stephaniesarkis.com

    Авторские права 2014 ООО «Саркис Медиа»

    Настоящая причина того, что незавершенная работа вызывает у вас стресс, согласно психологии

    Вы знаете то чувство совершенно спокойного, которое у вас возникает, когда ваш список дел длинен на милю, а время уходит? Или когда вы смотрите вокруг и видите миллион мелочей, которые выполнены только наполовину?

    Оказывается, чувство стресса и беспокойства, которое вы испытываете от незавершенной работы, даже не столь важной, имеет в психологии особое название.Он известен как эффект Зейгарник по имени психолога Блюмы Зейгарник, которая была вдохновлена ​​на проведение исследования после того, как ее профессор поняла, что работники ресторанов склонны помнить заказы, над которыми работают, а не те, которые были выполнены.

    По сути, эффект Зейгарник говорит, что ваш мозг будет помнить и хотеть вернуться к незавершенной работе больше, чем к проблемам, с которыми вы уже справились. С одной стороны, это связано с тем, что незаконченная работа является новой и интересной для мозга, потому что вам нужно решить головоломку.С другой стороны, незнание ответа может вызвать некоторое беспокойство.

    Рассказчики это хорошо знают. Вот почему они очень стараются заканчивать главы, книги или фильмы в серии на каком-то захватывающем моменте, и почему великие лекторы заканчивают занятия интригующим вопросом, над которым стоит подумать для следующего урока. Дело не столько в том, что вы хотите точно знать, что будет дальше, или в том, что конкретный ответ имеет значение, сколько в том, что ваш мозг просто пытается завершить все с помощью любого ответа .

    Эффект Зейгарник демонстрирует три большие идеи для лидеров:

    1.Признайтесь, что вы не совсем объективны в том, что вы должны делать (никто не делает).

    Даже если вы сознательно говорите себе, что работа внешне несущественна или над ней стоит откладывать, подсознательные предубеждения, которые вы уже сделали в своем мозгу, могут сильно противостоять этой идее и держать вас в голове. Вы можете переписать эти предубеждения, снова и снова повторяя себе новую правду, но это требует времени.

    Поэтому, когда это возможно, если есть небольшие проблемы или задачи, которые вы не смогли выполнить, даже если это просто мытье посуды или, наконец, отправка кому-то календарного приглашения, запланируйте их и выбейте их.Не позволяйте им накапливаться. Ваш мозг перестанет выдвигать эти задачи на первый план и лишать вас внимания, как только они не мешают. И если «неважная» работа не покидает вас, возможно, стоит позволить себе «обходной путь», чтобы закончить ее.

    2. Создайте план.

    Во-вторых, поскольку Джон Тирни и Рой Баумейстер исследуют в книге Сила воли: новое открытие величайшей силы человека , критическое предостережение эффекта Зейгарник заключается в том, что простое наличие четкого плана того, как выполнить задачу, эффективно для того, чтобы заставить мозг работать. отпустить проблему.Поскольку мозг точно знает, как вы будете выполнять работу, он перестает воспринимать ее как достаточно важную, чтобы продолжать размышлять, и помещает ее в категорию «выполненных», даже если технически вам все равно придется действовать в соответствии с созданным вами планом. .

    Итак, если у вас есть работа, которую вы не можете выполнить какое-то время, по крайней мере, придумайте шаги, которые вы предпримете, чтобы ее выполнить — как, что, когда и где все должно быть выложено. Оттуда сделайте все возможное, чтобы обеспечить выполнение этих шагов, будь то поиск партнера по подотчетности, принесение расходных материалов в офис или просто достаточный отдых.

    3. Реально расскажите о своих приоритетах.

    Наконец, откажитесь от привычки ставить не приоритетные задачи в список дел в первую очередь. Идея состоит в том, чтобы напомнить своему мозгу, что на самом деле у вас есть лишь несколько вещей, заслуживающих размышлений, и взять под контроль, сколько вещей у вас на тарелке, из-за чего нужно переживать. Двух-трех больших предметов на день обычно достаточно.

    Эффект Зейгарник показывает, как мелкие предметы могут помешать повышению производительности.Это также демонстрирует, почему для вас так важно понимать свои пределы, иметь четкие цели и не откусить больше, чем вы можете проглотить. Простота — это сила, а — средство для снятия стресса, поэтому не позволяйте себе или кому-либо еще усложнять свой день, чем он должен быть.

    Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

    Подводные камни промедления и важность закрытия

    Как бы вы оценили важность завершения начатых вами задач? Многие люди не осознают, что незавершение того, что мы начали, крайне негативно влияет на нашу самооценку.Большинство, вероятно, согласятся, что запускать задачи легко, но их выполнение до конца часто недоступно для нас. Фактически, русский психолог Блюма Зейгарник провела исследование в 1927 году, в котором она обнаружила, что испытуемые гораздо лучше запоминают задачи, в которых они были прерваны и поэтому не могли закончить, чем задачи, которые они могли выполнить.

    По словам Джозефа Феррари, исследователя и психолога из Университета ДеПола и автора книги «Все еще откладывая: Руководство без сожалений, как это сделать» (2010), он подсчитал, что почти четверть людей со всего мира (примерно 1.92 миллиарда) — пожизненные прокрастинаторы.

    Теории Зейгарник были подкреплены психологами Яном Джеймсом и Кэтрин Кендалл в журнальной статье, написанной в 1997 году «Незавершенная обработка эмоциональных расстройств: эффект Зейгарник». Их тщательное исследование доказало, что в нашем мозгу постоянно возникают навязчивые мысли о задачах, которые мы не выполнили. Эти навязчивые мысли могут привести к симптомам тревоги, депрессии, навязчивых идей и компульсий, а также к другим психиатрическим проблемам.Мозги ценят завершение и завершение задачи. Без этого подкрепления страдает наша уверенность в себе и чувство компетентности.

    Что вызывает промедление и мешает нам закрыться?

    Есть несколько причин, по которым мы склонны откладывать дела на потом и считаем закрытие очень сложной задачей:

    1. Страх неудачи в наших глазах или глазах окружающих может вызвать паралич:

    Боязнь разочаровать других или себя результатом является причиной паралича.Паралич замедляет процесс или останавливает его, заставляя нас буксовать. Проблема боязни неудачи заключается в том, как вы определяете «неудачу». То, что вам удалось сделать до сих пор, означает, что вы уже добились успеха. Никто не должен определять, как вы оцениваете и измеряете свой уровень успеха. Даже если вы позволите это сделать другим, каждый будет оценивать успех по-разному. Избавьтесь от шума. Установите планку, которой вы можете достичь, а не слишком высокую. Ваш стандарт не должен быть выше того, который вы бы установили для кого-то другого.

    2. Вероятность того, что конец будет разочарованием:

    В некоторых начинаниях сложно дойти до «конца», потому что путешествие было таким веселым. Достижение конца часто кажется разочарованием. В таких ситуациях может возникнуть соблазн замедлить процесс ближе к концу. Попробуйте найти способы получить удовольствие от того, чего вы достигли, после того, как оно закончится. Это поможет подтолкнуть вас к завершению и смягчить потенциальное разочарование, чтобы вы могли продолжать пользоваться преимуществами задачи даже после ее завершения.

    3. Сложность в планировании и расстановке приоритетов:

    Проблемы с планированием и расстановкой приоритетов также могут привести к трудностям при завершении. Когда вы углубляетесь в работу / проект, задачи могут стать более трудными и трудоемкими. Очень важно расставить приоритеты и выяснить, как выделить нужное количество времени для того, что нужно сделать. Очень важно не допустить, чтобы проблемы с исполнительными задачами замедлили процесс до остановки и не рискнули никогда не закрываться.

    4. Несколько способов помешать откладыванию дела и закрыть свои задачи:

    Если вы боретесь с привычным откладыванием на потом и завершением задач, вы можете попробовать несколько методов, которые помогут вам измениться к лучшему:

    Перестаньте сосредотачиваться на возможности неудач, сосредоточьтесь на небольших успехах:

    Сосредоточьтесь на положительных сторонах каждого успеха. Не сосредотачивайтесь на будущем и на том, что может пойти хорошо, а что нет завтра, на следующий день, неделю или месяц.Чем больше вы сосредотачиваетесь на будущем, тем больше рискуете парализовать.

    Разбейте данные на управляемые байты:

    Легко перестать двигаться вперед к закрытию слишком больших задач. В таких ситуациях неизбежно начинается избегание. Разбивайте задачи, которые кажутся слишком большими, на управляемые части. Выполните и закройте каждую часть, прежде чем переходить к следующей. Продолжайте разбивать задачи на управляемые части. Продолжайте двигаться вперед медленно и не позволяйте себе обездвижить.

    Сначала выберите легкий или сложный:

    Нет правильной или неправильной формулы для процесса.Некоторым людям лучше сначала избавиться от сложных (но выполнимых) задач, а затем перейти к более простым. Для других все наоборот. Доверьтесь себе и определите наиболее подходящую вам парадигму. Вы знаете вас. Сделай перерыв. Переходите к другой задаче. Сделайте еще один перерыв. Работайте над ежедневной уборкой рабочего стола. При необходимости разрешите встречи. Ваша цель должна заключаться в том, чтобы сосредоточиться на организации ваших приоритетов и составлении управляемого списка всех ваших задач (больших и малых).

    Всегда помните, что вы определяете «закрытие».Если «закрытие» означает достижение точки удовлетворения, значит, все готово. Никто не должен соглашаться с вашим определением. Не позволяйте никому диктовать, что для вас означает успех, неудача или «закрытие». Однако имейте в виду, что самообман не работает. Как показал эффект Зейгарник, ваш мозг не так легко обмануть.

    Психология списка дел — почему ваш мозг любит упорядоченные задачи | Здоровье и благополучие

    Практически каждый испытывает трудности с выполнением работы. Но некоторые из нас борются с предшествующей стадией: просто выясняя, что нам нужно делать.Теоретически ответом является список дел. Это проверенная временем система, прекрасная своей простотой: определите, что нужно сделать и в каком порядке, запишите задачи, выполните их, а затем одну за другой вычеркните их.

    Психолог и писатель доктор Дэвид Коэн считает, что его борьбе за организованность помогают, но не полностью решают его списки дел, которые должны быть на бумаге — желательно в дневнике — и за которыми необходимо постоянно следить. «Моя семья думает, что я хаотичен, — говорит он, — но я был бы гораздо хуже без моих списков — они годами держали меня в подчинении.

    Коэн сводит нашу любовь к спискам дел к трем причинам: они уменьшают беспокойство по поводу хаоса жизни; они дают нам структуру, план, которого мы можем придерживаться; и они являются доказательством того, чего мы достигли в тот день, неделю или месяц.

    Нужна система — каракули на руках не справятся.

    В менее утомительные дни наши воспоминания могли бы сделать свою работу. Русский психолог Блюма Зейгарник был, пожалуй, первым, кто заметил зацикленность мозга на неотложных задачах.Так называемый «эффект Зейгарник» — когда мы запоминаем то, что нам нужно сделать, лучше, чем то, что мы сделали, — возник из-за того, что официанты могли вспомнить заказы посетителей только до того, как они были обслужены. После того, как блюда были доставлены, их воспоминания просто стирались, у кого был стейк, а у кого суп. Дело было сделано, и мозг был готов отпустить.

    Совсем недавно исследование профессоров Баумейстера и Масикампо из Университета Уэйк Форест показало, что, хотя задачи, которые мы не выполнили, отвлекают нас, простое составление плана по их выполнению может избавить нас от этого беспокойства.Пара отметила, что люди не справляются с задачей, когда они не могут завершить разминку, которая обычно предшествовала этому. Однако, когда участникам было разрешено составлять и записывать конкретные планы завершения разминки, результаты выполнения следующего задания существенно улучшались. Как отмечает Бечман: «Простое записывание задач сделает вас более эффективными».

    Однако некоторые люди сопротивляются такой конструкции. Они думают, что это помешает их творчеству или не позволит гибко распорядиться своим рабочим днем.Для эксперта по тайм-менеджменту Дэвида Аллена, чья книга «Как все делается: искусство продуктивности без стресса» сделала его культовой фигурой в этой области, эти свободные духом типы совершенно неправы. Он считает, что любому, у кого есть полный график и нет структуры, будет сложно справиться. Нужна система — каракули на руках не справятся.

    «Напиши мой роман» — довольно зловещая задача; «Набросайте первую главу моего романа» гораздо удобнее

    «Недостаточно нацарапать« банк »или« мама »на стикере, — говорит Аллен — вам нужно больше деталей.Электронная почта, визит или телефонный звонок и с какой целью? Если ваш список дел не ясен и не по делу, ваши задачи, вероятно, не будут выполнены — и они определенно не будут иметь приоритета.

    Детали — не единственный важный фактор: вам также нужно реалистично оценивать, сколько времени займет работа, если вы хотите составить работоспособное расписание на день. Это означает, что вы можете уйти в социальные сети или отвлечься, если вы знаете, что вы уязвимы.

    Одна из ловушек, в которую попадают люди, — это постоянно избегать работы над более крупными, более крупными проектами.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.