Национальный характер и менталитет: Понятия национальный характер и менталитет

Содержание

Национальный менталитет — это… Понятие и примеры национального менталитета

Каждая нация уникальна и неповторима. И не одна ли эта из причин, почему мы так любим путешествовать? Нам нравится самим получать новый опыт, видеть все своими глазами, а не просто читать в интернете или журнале. И в каждой стране есть свой менталитет и национальный характер. Достаточно часто мы слышим эти два словосочетания, но мало людей знают, чем же они отличаются по существу. Давайте разберемся вместе.

Общее понятие менталитета

В общем понимании менталитет — это совокупность различных особенностей (умственные, эмоциональные, культурные, а также ценностные ориентации и установки), которые характеризуют определенную группу, нацию, народ или народность. Этот термин возникает в истории, но на данный момент и другие науки тоже его используют, например, такие как психология и социология.

национальный менталитет это

Совокупность взглядов, оценок, ценностей, норм поведения и морали, умонастроений, религиозной принадлежности и др. — все это выступает характеристиками той или иной группы людей. Менталитет является коллективной чертой, а не индивидуальной.

Понятие

Национальный менталитет — это определенный, присущий конкретной этнической группе людей стиль жизни и культуры, а также национальная система ценностей, взгляды и мировоззрение нации, общие черты характера.

национальные особенности

Устойчивость, неизменность, постоянство, консерватизм — это характерные свойства менталитета нации. На него сложно повлиять с помощью идеологических, административных, правовых или управленческих мер.

Уровни

Национальный менталитет — это двухуровневое явление. Первый уровень — генетический. Например, в ходе многочисленных исследований было выяснено, что генетическая особенность русского человека — это приоритет в мышлении правого полушария. Для такого мышления характерны творчество, чувственность. Не зря русский язык считается одним из самых богатых и красивых языков.

менталитет и национальный характер

Вторым уровнем национального менталитета является менталитет приобретенный (или индивидуальный). Процесс обучения, воспитание, самореализация личности, выбор собственной роли, усвоение культуры, самоидентификация и др., — это все формирование второго уровня. Здесь важно учитывать индивидуальные психологические особенности человека. Он может принять национальные особенности своего этноса, а может, наоборот, выработать критическое к ним отношение.

Менталитет и национальный характер — тождественные понятия?

Достаточно часто эти два явления приравнивают друг к другу. Но это неправильно, так как существует определенные отличия между ними. Прежде всего, менталитет связан с умственными способностями, силами и потенциалом, а также мировоззрением. Здесь нет места эмоциям.

русский национальный менталитет

Национальный характер, в свою очередь, включает определенный колорит чувств и эмоций, уклад жизни конкретного этноса, особенности восприятия мира, мотивы поступков и моральные нормы. Разница между национальным менталитетом и национальным характером сначала может показаться неочевидной, но она есть.

Посмотрим на практике

Нет такого человека, у которого бы не было стереотипного мнения о какой-либо нации. Немцы — веселый и добрые, англичане — скромные и чопорные, американцы — открытые и патриотичные.

национальный менталитет примеры

Русский национальный менталитет также имеет свои определенные черты:

  1. Спасибо периоду СССР за общественность и коллективность русского человека. Общее чаще всего у нас превалирует над личным. Каждый сталкивался с тем, что бабушка около подъезда считает важным сказать, как вы одеты и что она о вас думает, хотя никто ее об этом не спрашивал. Но, с другой стороны, забота о других выражается в приятных мелочах, например, вас всегда предупредят о том, что дальше по дороге стоит патруль ДПС.
  2. Чувства преобладают над разумом. Русские люди часто помогают другом, не задумываясь о собственной выгоде, а действуют просто от сердца. Корысть и эгоизм в общем смысле не присущи русской нации.
  3. Личный негативизм. Большое количество русских людей замечают в себе больше недостатков, чем достоинств. Не всегда наши люди спокойно реагируют, если кто-то случайно наступит на ноги (речь идет о случаях, когда виновный извинился). На улице редко люди друг другу улыбаются и просто так не разговаривают.
  4. Улыбка не считается знаком вежливости. Если западный человек вам улыбается, это не всегда значит, что вы ему нравитесь. Вы можете быть ему максимально противны, но он будет улыбаться, так как это вежливо. Русские люди улыбаются искренне и только тем, кто им по-настоящему приятен. Вежливая улыбка, наоборот, вызывает неприятие.
  5. Споры — наше всего. Русские люди очень любят спорить по самым разным вопросам, начиная от автомобилей и консервированных заготовок и заканчивая политикой и философией. При этом такая форма общения находит свое место не потому, что «в споре рождается истина», а как следствие живого и очень эмоционального общения.
  6. Русские люди слишком сильно верят в добро. Также распространена среди людей идея, что государство — главное. Оно может и дать, а может забрать. И отсюда вытекает следующие национальные особенности.
  7. Принцип «жить и не высовываться». Демократия является молодым явлением для России, поэтому многие люди еще не привыкли, что могут реально что-то изменить в государстве, в котором живут.
  8. Терпимость к воровству и обману. Часто вследствие доброты русского человека прощаются мелкие локальные нарушения, но именно из-за таких прощений появляются большие правонарушения, которые уже гремят скандально на всю страну.
  9. Халява и любовь к ней. Здесь и говорить много не надо. Любит наш русский человек то, что достается просто и бесплатно.
  10. Двоякое отношение к здоровью. О себе русский человек часто не заботится, не идет в больницу пока совсем не приспичит, но вот инвалидам может помогать и ухаживать за больными. Выйти на работу нездоровым — легко. Жалость также занимает большое место в черте русского менталитета — нам жалко собак, кошек, детей, стариков. Но при этом нам не жалко людей среднего возраста, которые тоже могут оказываться в сложных жизненных ситуациях.

Как обстоят дела за границей?

Национальный менталитет — это безумно интересно. Узнавая про другие нации и их особые черты, невольно задумываешься, как вообще так можно жить, потому что некоторые моменты могут идти полностью вразрез с твоими собственными убеждениями.

формирование национального менталитета

У британцев, например, свой национальный менталитет. Примеры: они очень тяжелы на подъем и очень уважают частную жизнь. Это возводится даже в некий культ. Британцы умеют держать себя в руках, холодно вежливы и горды. Радость случается или горе, невозмутимость будет отражаться на лице. Британцы не любят показное, предпочитают комфорт и порядок. При всем этом они очень дружелюбны и всегда готовы прийти на помощь. Еще одна британская черта — умение распределять собственный ресурс на работу, семью, друзей и себя самого. В чем проявляется национальный менталитет британцев кроме перечисленного? Тщеславность — то, чего у них не отнять. Так исторически сложилось, и ничего с этим не сделать. Они считают, что самое лучшее — в Великобритании.

На формирование национального менталитета влияют несколько групп факторов. Рассмотрим каждую из них подробнее.

Природно-географические факторы влияния

Зависимость национальных особенностей от природно-географических условий получила название географический детерминизм. Природная среда воздействует на менталитет народа через влияние на образ жизни (степь или леса, холодный или жаркий климат), а также через образы родной природы, запечатленные в менталитете (например, свободолюбие монгольских народов сложилось под влиянием отсутствия физических границ их территории).

язык и национальный менталитет

Также отдельно выделяют и объясняют на примере русского человека три таких фактора, как географическое положение, обширность территории, климат. Первый фактор русского — широта души, второй — гостеприимство и некоторая меланхоличность, третий (а именно длинные зимы) — созерцательность и мечтательность.

Религиозные факторы влияния

Национальный менталитет — это во многом влияние религии. В социологии считается, что ислам, западное и восточное христианство и иудаизм повлияли на формирование четырех крупных менталитетов. Например, для евреев и в наше время важен иудейский менталитет с особенными, догматически детерминированными и закрепленными тысячелетиями национальной традиции установками веры, мышления и воли. Социальные и политические представления, ценности, идентичность, система отношений и характерный тип поведения во многом определяют мировоззрение еврейской нации. Существует мнение, что религию адаптировали под менталитет. А не он складывался на ее основе. Так как в нашем обществе ввиду его большого разнообразия нет четкого ответа на этот вопрос, то он останется предметом долгих будущих споров.

Социально-исторические факторы влияния

Социально-исторические факторы формирования менталитета многочисленные и разнообразные. Поэтому рассмотрим самые часто упоминаемые среди них. Например, смешение различных народов, вследствие чего появляются гибридные менталитеты. Говоря откровенно, все существующие на данный момент менталитеты в обществе являются гибридными, поэтому найти генетически чистый народ просто невозможно. Например, исследователи говорят о влиянии татаро-монголов на формирование некоторых русских черт. Например, после татарского нашествия у русских людей развились склонности к разбоям и мятежу, неуважение к частной собственности. Но, с другой стороны, развились такие положительные качества, как стойкость, способность выносить сложные тяготы жизни. В целом можно выделить три основных механизма влияния взаимодействия между народами на их менталитеты:

  • объединение генофондов;
  • заимствование культурных практик;
  • формирование черт национального характера, необходимых для противодействия иноземным нашествиям и адаптации к их результатам.

Язык как проявление нации

Язык и национальный менталитет не зря связывают между собой. Содержание окружающего мира находит выражение через количественное значение слов в языке, а мышление народа выражается через грамматическую структуру. Эмоциональность речи, преобладание существительных или глаголов, частое использование усилителей экспрессии — все это складывалось исторически. Разным языкам присущ разный состав грамматических категорий, который проходил исторический длительный отбор. Грамматическая система языка — статичная и мало подвержена изменениям ее структуры. Она создавалась веками и тысячелетиями, и просто не может не отражать в себе национального менталитета.

Заключение

Национальный менталитет присущ каждому этносу. Отличительные черты, характеры людей, традиции и обычаи, язык — все это создает уникальность и самовыражение каждого народа. В ходе всемирных процессов глобализации и интеграции все чаще происходит культурный обмен. И очень важно не потерять в его ходе этническую ценность и самоидентификацию. Потому что главное богатство нашего мира — это многочисленные его народы. А богатство народа — это опыт предков, накопленные традиции, обычаи и история.

Менталитет, национальный характер и национальное поведение — Студопедия

Влияние национальной специфики менталитета той или иной лингвокультурной общности на процессы и результаты межэтнического общения нельзя ни преувеличивать, ни приуменьшать. Необходима теоретическая и практическая разработка этой проблемы с целью выявления тех компонентов коммуникации, в которых влияние национального менталитета наиболее заметно и результативно.

Понятие менталитет в настоящее время стало широко употребительным, но оно до сих пор не может считаться достаточно четко определенным(Стернин 1998, с.24-26). Существуют самые различные, весьма противоречивые определения этого понятия, причем в словарях и справочниках они стали появляться фактически только в середине 90-х г.г. Под менталитетом понимают образ мыслей, психологический склад ума, особенности мышления и мн. др. Слово стало модным, и употребляют его подчас именно для моды, вне строгого определения. Ср. фразу из книги П.С. Таранова ”Методы стопроцентной победы»: “Бумага” заменяет, замещает и подменяет человека… На этом менталитете можно сыграть” (с.17).

Необходимо признать, что сфера когнитивно-национального в настоящее время является предметом пристального внимания многих исследователей. Понятие менталитета, используемое при описании этой сферы, перекрещивается и смешивается прежде всего с такими понятиями, как национальная психология, национальный характер. Представляется, что именно с этими понятиями менталитет в первую очередь необходимо развести.



В связи с этим мы хотим предложить некоторые возможные теоретические разграничения, основываясь на опыте контрастивного анализа языков и коммуникативного поведения разных народов.

Прежде всего, представляется важным отметить, что менталитет — понятие, характеризующее не только нацию в целом — специфическим менталитетом обладают и различные социальные группы людей. В связи с этим менталитет мы предлагаем определить как специфический способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов сознания, характерных для определенной группы людей.

Групповой менталитет — это особенности восприятия действительности определенными социальными, возрастными, профессиональными, гендерными группами людей. Хорошо известно, что одни и те же факты действительности, одни и те же события могут быть по-разному восприняты в разных группах людей. Мужчины и женщины, дети и взрослые, гуманитарии и «технари», богатые и бедные и т.д. весьма по-разному могут воспринимать и интерпретировать одни и те же факты. Это связано с когнитивными стереотипами, диктующими приписывание причин тому или иному следствию, событию. Менталитет связан с установками личности, механизмами апперцепции.


Так, известно, что игроки проигравшей команды имеют тенденцию приписывать поражение влиянию объективных факторов (плохое поле, необъективное судейство и др.), в то время как наблюдатели склонны объяснять поражение субъективными факторами (не проявили воли, не старались, не хватало скорости и др.). Победители обычно успех приписывают собственным усилиям, а поражение — влиянию обстоятельств. Ср.: “у победы масса отцов, поражение всегда сирота”. Есть детская, мужская, женская “логика” и т.д. Есть менталитет определенных психологических типов людей — ср., к примеру, менталитет оптимиста и пессимиста: первый говорит “еще полбутылки осталось”, а пессимист говорит “уже полбутылки нет”. Можно сказать, что менталитет имеет “автоматизированный” характер, он действует практически без контроля сознания, и поэтому во многих случаях “необъективен” — если человек хочет быть объективным, он должен сознательно преодолевать “указания” своего менталитета, свои установки, свою апперцепцию.

Существует национальный менталитет — национальный способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов нации. Ср.: американец при виде разбогатевшего человека думает: “богатый — значит умный”, русский же в этом случае обычно думает “богатый — значит вор”. Понятие “новый” у американца воспринимается как “улучшенный, лучший”, у русского — как “непроверенный”.

Таким образом, национальный менталитет представляет собой национальный способ восприятия и понимания действительности на базе присутствующих в национальном сознании стереотипов, готовых мыслей, схем объяснений явлений и событий, механизмов каузальной атрибуции. Это стереотипы сознания.

Национальный характер – это психологические стереотипы поведения народа.

Социальное, физическое и коммуникативное поведение определяются как менталитетом, так и национальным характером, но менталитет, несомненно, играет в этом ведущую роль.

Национальный характер и менталитет.

  1. Полезная информация

Характер и национальный менталитет народов.

Власть сегодня, как в лучшие годы СССР, так много говорит о дружбе народов и многонациональности в России, что само слово «мигранты», порой, кажется неполиткорректным. Тем не менее, сколько не говори о проблеме, сама собой она от этого не разрешится. На сегодняшний день, даже самые толерантно настроенные граждане нашей страны пришли к выводу, что проблема «мигрантов» существует, и необходимость ее решать возникла давно.

Нам много говорят про национальный характер и менталитет, дружелюбие и невозможность введения визового режима в стране. Причем объяснения находят самые разные, но одинаково слабо аргументированные. Так, совсем недавно, удивил глава ФМС России Константин Ромодановский, заявивший, что введение виз со странами Средней Азии и Закавказья неизменно повлекут ответные меры и с их стороны, а значит граждане РФ лишатся неоценимой возможности посещать эти самые страны без виз. Расстроятся ли москвичи и жители других крупных городов России, которые сейчас буквально заполонены неквалифицированными мигрантами-нелегалами? Вопрос риторический.

И такова, к сожалению, сегодня позиция всех ступеней власти в стране. До того, пока это было возможным, проблема просто игнорировалась и замалчивалась. Когда же народное недовольство стало перехлестывать через край, вместо реальных решений нам предлагают массу популистских мер, ни одна из которых не выглядит действенной. Ну и, конечно, рассказывают про особенности национального менталитета.

Действительно, именно про особенности национального менталитета забывать и  не стоит. И они таковы, что не найдя справедливости однажды, мы начинаем воспринимать исходя из этого и всю окружающую действительность. Типичный пример: уровень агрессивности кавказской и российской молодежи. Явной статистики по этому поводу не существует, но мнение народа однозначно. Отчасти это подтверждается и криминальными сводками, а отчасти — пассионарной теорией Гумилева.

Вне зависимости от нравственной чистоты вопроса, а также справедливости ответов на него, сама жизнь периодически указывает на то, что мнение большинства в этот раз, скорее всего, не является ошибочным. И этому находится несколько банальных подтверждений. В случае конфликта между выходцами с Северного Кавказа и россиянами виновными, в большинстве случаев, признаются последние. Так проще сотрудникам полиции, так как они — в силу своей неквалифицированности и неготовности выполнять прямые обязанности — попросту опасаются кавказцев. Русские же — стерпят, за них не вступятся родственники, а жители соседних домов не пойдут громить отделение полиции, дабы освободить узников. Да и в прессе вопрос быстро затухнет сам собой — обычный русский, обычная пьяная драка…

Особенности национального менталитета.

Порой создается впечатление (и, похоже, недалекое от истины), что такой образ поведения диктуется сверху. А чем еще можно объяснить ставшую нормальной для российского правосудия практику, когда в результате драки между русскими и кавказцами статья 282 используется исключительно против русских. Куда более логичным и справедливым в этом отношении выглядит негласный принцип правоохранителей 15-20-летней давности, когда наказывать предпочитали за дела, а не за слова.

Несложно представить, что решение этой проблемы — избирательности российского правосудия — повлечет к себе и резкое снижение уровня ненависти к кавказцам. Если за решеткой будет оказываться виноватый, а не менее опасный для полицейских и самой власти, то это в корне изменит и народное отношение к ним. И чтобы там ни говорили про национальный характер и менталитет, весьма сложно представить ситуацию, когда причиной нестабильности в стране становится справедливая судебная система.

К сожалению, ситуация в стране сейчас такова, что даже если оставить в стороне национальный характер и менталитет, то всплывут причины экономического характера. Речь идет о гастарбайтерах. И в этом уже нет никакой вины самих приезжих — их можно понять. Они также хотят кушать и жить, у них тоже есть жены и дети, родители, порой нуждающиеся в уходе и дорогостоящем лечении. Как говорил один известный сыщик, искать надо тех, кому это выгодно. А что дают иностранные рабочие отечественному рынку труда?

Для отечественных работодателей засилье мигрантов это способ демпинговать, снижая стоимость труда на рынке. В итоге создаются условия, которые оказываются одинаково невыгодными и отечественным работникам и приезжим, так как последним приходится работать в ужасающих условиях, а наши соотечественники и вовсе оказываются без работы. Как результат — взаимная ненависть и неприязнь. И обе стороны забывают о том, что виной всему люди, которые в погоне за прибылью, смело преступают любые моральные принципы.

11.06.2014

Существует ли национальный характер и что такое ментальность

Для русского человека самое большое счастье –
это делать то, что делать категорически нельзя.
(Общеизвестное).

У англичан больше мнений, чем мыслей.
У нас, немцев, наоборот, так много мыслей,
что мы не успеваем даже составить себе мнение.
Генрих Гейне.

Во Франции пять минут на десять минут короче, чем в Испании,
но немного длиннее, чем в Англии,
где пять минут обычно составляют десять минут.
Беллами Гай.

Что такое национальный характер?

обычно его определяют как совокупность наиболее устойчивых, характерных для данной национальной общности особенностей восприятия окружающего мира и форм реакций на него.

Характер людей разных стран — имеют ли какие-то общие черты люди разных национальностей, долго живущие в одной стране? Можно ли всез грести под одну гребенку?

Общность ведь складывается из нас, индивидов, а кто-то может абсолютно точно сказать какую нацию он представляет? Про себя, например.

У меня только по женской линии: мама — русская, бабушка — белоруска, прабабушка — польских кровей. По папиной линии — тоже сплошное многообразие. А если присовокупить, где родилась, где живу — картина маслом получается. Вот и скажите — в развитие какого такого национального характера я вношу свой вклад?

Игорь Кон писал:

Термин «национальный характер» не аналитический, а описательный; он появился первоначально в литературе о путешествиях с целью выразить специфику образа жизни того или иного народа. Один автор, говоря о национальном характере, подразумевает темперамент, особенности эмоциональных реакций народа. Другой же фиксирует внимание на социальных ориентациях, нравственных принципах, отношении к власти, труду и т.п. А ведь это совершенно разные вещи.

Национальный характер подразумевает к тому же свойства не отдельного индивида, а целой человеческой группы, часто очень многочисленной. Эта группа имеет общую культуру, символы, обычаи и т.п. Но можно ли из общности культуры делать вывод об общности (и специфичности) психического склада составляющих нацию (народность, этническую группу) индивидов?

Мне очень нравятся «Этюды об этикете» Марины Юрьевны Мартыновой — этнолога, профессора, доктора исторических наук (как и все её работы о межкультурных коммуникациях). Есть в них и «набросок» о национальном характере. Приведу его почти полностью, с минимальными сокращениями.

Существует ли национальный характер?

В нашем сознании в стереотипной форме присутствуют образы типичных представителей тех или иных народов: англичане — консервативны, французы — возбудимы и легкомысленны, немцы — аккуратны и трудолюбивы, испанцы — горды и т.д.

существует ли национальный характерсуществует ли национальный характер

Хотя, казалось бы, вряд ли можно считать правомерным обобщение типичных черт в масштабе всего народа. Широко распространено мнение, что представители различных этнических групп имеют как общие, так и отличные от других характерные черты.

Прекрасным показателем существования стереотипных представлений о национальных характерах являются анекдоты, построенные на стандартном сюжете, когда представители разных народов, попадая в одну и ту же ситуацию, ведут себя по-разному, в соответствии с теми особенностями характера, которые им приписывают авторы анекдота.

Такие шутливые примеры можно приводить бесконечно. Например, вот как ведут себя люди разных национальностей, если обнаружат в кружке пива муху.

Немец (практичный) выбрасывает муху и пьет пиво.

Француз (сентиментальный) вытаскивает муху, дует на нее, расправляет ей крылышки — и не пьет пиво.

Русский (неприхотливый и любящий выпить) выпивает пиво, не заметив мухи.

Американец (уверенный в своих правах) зовет официанта, устраивает скандал и требует другую кружку.

Китаец (китайская кухня включает самые неожиданные блюда) вынимает муху, пьет пиво и закусывает мухой.

Еврей (меркантильный) пьет пиво, а муху продает китайцу.

Другой известный анекдот

обыгрывает различные черты национальных слабостей: французскую гривуазность, немецкую серьезность, американскую хвастливость, британский колониализм и т.д. Журналисты организовали конкурс на лучший заголовок для статьи про слонов.

Заголовки были следующие:

англичанин — «Охота на слонов в британской Восточной Африке»;

француз — «Любовь слонов во французской Экваториальной Африке»;

немец — «Происхождение и развитие индийского слона между 1200 и 1950 годами»;

американец — «Как вывести самого большого и сильного слона»;

русский — «О том, как мы запустили слона на Луну»;

швед — «Слоны и социально-ориентированное государство»;

датчанин — «Сандвичи со слоновьим мясом»;

испанец — «Техника боя слонов»;

индус — «Слоны как средство передвижения до эпохи железных дорог»;

финн — «Что думают слоны о финнах»;

норвежец — «Норвегия и норвежские фиорды».

Для иллюстрации этнического стереотипа поведения Л. Н. Гумилев приводит шутливый пример ситуации в трамвае, куда вошел буйный пьяница. По мнению Гумилева, едущие в трамвае и принадлежащие к разным народам пассажиры поведут себя по-разному: русский пожалеет пьяного и уступит ему место, татарин брезгливо отойдет в сторону, немец позовет милиционера, а грузин может ответить физической агрессией на буйное поведение пассажира.

Ментальность

На смену понятию «национальный характер» все чаще приходит концепт «ментальность». Происхождение его связано с исследованиями французских ученых «Школы анналов» (М. Блок. Л. Февр, Ж. Дюби).

По их определению, ментальность — это система взаимосвязанных представлений, регулирующих поведение членов социальной группы. В современной научной литературе менталитет определяется как наличие у людей, принадлежащих к одной культуре, общего умственного инструментария. Менталитет — это образ мира, который заложен культурой в сознание людей данного общества.

Определенный вклад в исследование ментальности внесли психологи.

Они отмечают, что существуют разные типы культур с точки зрения их психологического измерения. Одним из важнейших измерений культурной вариативности считается такая черта, как ее индивидуализм или коллективизм. Индивидуалистической названа культура, в которой индивидуальные цели ее членов важны не менее чем групповые. Коллективистская культура, наоборот, характеризуется тем, что в ней групповые цели превалируют над индивидуальными.

В каждой культуре имеются как индивидуалистские, так и коллективистские тенденции сознания и поведения людей, однако относительно больший крен в сторону индивидуализма характерен для Запада, а в сторону коллективизма — для Востока и Юга (Африка).

Г. Хофстед, изучив многонациональные корпорации в 53 странах, произвел анализ ценностей, связанных с работой. По шкале от 0 до 100 Соединенные Штаты получили высокий уровень индивидуализма — 91 балл, а восточно-азиатские страны (Япония, Тайвань, Таиланд и др.) — от 17 до 46 баллов, что означало доминирование в этих странах коллективистской культуры.

Считается, что в индивидуалистических культурах люди заботятся в первую очередь о себе и членах своей семьи, в то время как в коллективистских культурах люди принадлежат к определенным группам, которые, в свою очередь, должны заботиться о них в обмен на преданность членов группы ее интересам.

В коллективистских культурах поведение людей трактуется с позиций норм, принятых в данных культурах, а в индивидуалистских зависит от личных особенностей и установок индивида. Этот вывод психологов подтверждает, что применяемый ими инструментарий кросс-культурных исследований важен для разработки теории межкультурной коммуникации, но объяснить особенности поведения индивида невозможно без привлечения этнологического материала.

Кстати:

В 1959 г. Институт общественного мнения Гэллапа проводил обследование в Афинах, Хельсинки, Иоганнесбурге, Копенгагене, Амстердаме, Дели, Нью-Йорке, Осло, Стокгольме, Торонто, Западном Берлине и Вене.

Были поставлены вопросы: какой народ имеет самый высокий культурный уровень, у кого самая лучшая кухня, где самые красивые женщины, у какого народа сильнее всего развита национальная гордость?

Что касается кухни, оказалось, все опрошенные предпочитают свою собственную национальную.

Самые красивые женщины, по мнению западноберлинцев, — шведки, по мнению венцев — итальянки, по мнению датчан — немки. В остальных странах отдали предпочтение своим собственным женщинам.

Греки, голландцы, индийцы, американцы, норвежцы, шведы, немцы и австрийцы сочли наиболее высоким культурным уровнем свой собственный. Финны, отвечая на этот вопрос, отдали предпочтение Соединенным Штатам и Дании, а жители Южно-Африканской Республики и Канады поставили выше себя Великобританию.

Что касается национальной гордости, пальму первенства получила Англия, только греки, индийцы и американцы назвали сами себя, а финны — шведов.

И еще:
  1. что такое национальный менталитетчто такое национальный менталитетШведский путешественник Эрик Лундквист рассказывал, как однажды на Новой Гвинее после удачной охоты он, обгрызая косточки дичи до половины, бросал их затем старому туземному вождю, который обгладывал их начисто, а затем разгрызал и сами кости. Присутствовавший при этом друг Лундквиста — европеец — возмутился: «Ты обращаешься с ним, как с собакой! Швырять ему кости! Это же унизительно для него! А еще сам постоянно проповедуешь, что мы должны обращаться с туземцами по-человечески, так, словно они белые». Однако у папуасов не такие обычаи, как у европейцев. Поделиться своей едой считается у них высшим проявлением дружеских чувств; поэтому в том, что ему давали, как мы бы выразились, объедки, старый вождь усматривал не обиду, а знак дружеского расположения.
  2. Европейца, впервые попавшего в Японию, поражает и даже шокирует, что японец улыбается не только тогда, когда ему весело, но и когда ему делают выговор или когда он сам сообщает вам печальную весть, например известие о смерти ребенка. Неопытный человек расценивает это как проявление наглости, цинизма или бездушия. На самом же деле улыбка просто имеет здесь иное символическое значение: она призвана смягчить тяжелую ситуацию, подчеркнуть готовность справиться с ней и т.д.
  3. Иногда разные этнические группы приписывают друг другу один и тот же обычай. Например, в России и во Франции, когда человек уходит из гостей не прощаясь, это называется «уходить по-английски». В Соединенных Штатах и Англии тот же самый обычай называется «to take French leave», т.е. «уйти по-французски».

Читайте:

«Этюды об этикете» — Вариативность правил приличия

Как живут – так и пьют: Определение особенностей характера по манере употребления алкоголя

Анекдоты о разных народах:

Как принимают извинения 

Как шутят над собой

2.2. Национальный характер или ментальность?. Этнопсихология

2.2. Национальный характер или ментальность?

Предположение о существовании национального характера всегда было более или менее скрытой посылкой как обыденного сознания, так и социальных наук. Очень емко это выразил Г. Д. Гачев:

«Национальный характер народа, мысли, литературы – очень «хитрая» и трудно уловимая «материя». Ощущаешь, что он есть, но как только пытаешься его определить в слова, – он часто улетучивается, и ловишь себя на том, что говоришь банальности, вещи необязательные, или усматриваешь в нем то, что присуще не только ему, а любому, всем народам. Избежать этой опасности нельзя, можно лишь постоянно помнить о ней и пытаться с ней бороться – но не победить» (Гачев, 1988, с.55).

Первоначально описательное понятие «национальный характер» использовалось в литературе о путешествиях с целью выразить образ жизни народов (см. Кон, 1971). В дальнейшем, говоря о национальном характере, одни авторы подразумевали прежде всего темперамент, другие обращали внимание на личностные черты, третьи на ценностные ориентации, отношение к власти, ТРУДУ и Т-Д- и т.п. В культурантропологии для определения «целостного паттерна» особенностей индивида в культуре появлялись все новые термины (конфигурации культур, базовая личность, модальная личность), затем исследователи вновь вернулись к понятию «национальный характер». Но и сейчас имеются самые разные точки зрения не только на то, что такое национальный характер, но и существует ли он вообще, является ли он «более важным» признаком, чем те элементы личности, которые объединяют всех людей в мире, или те, которые дифференцируют даже наиболее похожих друг на друга индивидов (см. Berry et al., 1992). Положение осложняется еще и потому, что в наши дни наблюдается «изгнание темы характера из психологии и замена интегрального понятия «характер» понятием «личностных черт» или просто понятием «личность» (Насиновская, 1998, с.180).

Но даже если рассматривать национальный характер как некое расплывчатое понятие, в которое исследователь включает – в зависимости от своих методологических и теоретических взглядов – те или иные психологические особенности, отличающие один народ от другого, необходимо четко руководствоваться некоторыми принципами.

Во-первых, представляется совершенно очевидным, что характер этноса – не сумма характеров отдельных его представителей, а фиксация типических черт, которые присутствуют в разной степени и в разных сочетаниях у значительного числа индивидов. Поэтому прав И. С. Кон, подчеркивающий: «чтобы понять характер народа, нужно изучать прежде всего его историю, общественный строй и культуру; индивидуально-психологические методы здесь недостаточны» (.Кок, 1971, с.124).

Во-вторых, недопустимо рассматривать какие-либо черты достоянием отдельных этнических общностей. Уникальны не черты и не их сумма, а структура: « . речь идет не столько о каких-то «наборах» черт, сколько о степени выраженности той или другой черты в этом наборе, о специфике ее проявления» (Андреева, 1996, с. 165-166). Например, трудолюбие рассматривается одной из важнейших черт как японского, так и немецкого национального характера. Но немцы трудятся размеренно, экономно, у них все рассчитано и предусмотрено. Японцы же отдаются труду самозабвенно, с наслаждением, присущее им чувство прекрасного они выражают и в процессе труда.

Кроме того, черты характера можно понять лишь в соотнесении с общей системой ценностей, зависящей от социально-экономических и географических условий, от образа жизни народа. То же трудолюбие является общечеловеческим качеством, однако комплекс исторических условий влияет на ценностный смысл труда в той или иной культуре. В частности, с проблемой выработки трудовой морали в свое время столкнулись освободившиеся от колониального гнета африканские государства, труд населения которых на протяжении веков был подневольным, рабским, отнюдь не способствовавшим развитию трудолюбия.

Среди подходов к интерпретации национального характера ведущим следует считать социально-исторический, отстаивающий принцип социального или культурного детерминизма. Наиболее разработанная социально-историческая интерпретация национального характера содержится в уже знакомой нам концепции «Культура и личность». Например, идея «базовой личности» Кар-динера основывается на представлении о коренных личностных различиях, возникающих под влиянием разной культурной среды.

В качестве примера можно привести исследования «загадочной русской души». По причинам, которые легко объяснить, русский национальный характер оказался в фокусе интереса западных культурантропологов в первые годы после окончания второй мировой войны, т.е. в период войны холодной.

Его особенности выводились из уже упоминавшейся гипотезы свивания британского культурантрополога Дж. Горера. В популяризации этой гипотезы большую роль сыграли М. Мид и Э. Эриксон, использовавший ее в работе «Легенда о юности Максима Горького», где он попытался ответить на вопрос, «действительно ли русская душа – спеленутая душа?» (Эриксон, 1996 а, с. 540).

Впрочем, сторонники гипотезы свивания вовсе не утверждают, что практика тугого пеленания детей является основной причиной автократических политических институтов царизма и сталинизма или что она привела к формированию маниакально-депрессивной базовой личности русского народа. Напротив, они подчеркивают, что не стоит ограничиваться единственной однонаправленной цепью причинности. Сам Горер скорее довольствуется тем, что рассматривает свивание младенцев как один из способов, которым русские «информируют своих детей о необходимости сильной внешней власти» (Bock, 1988, р. 85).

А Эриксон, осознавая, что тугое пеленание является почти универсальным в мировых культурах обычаем, утверждает, что он «получил усиление» именно в России из-за синхронизации особенностей ранней социализации детей с другими элементами русской культуры. В русской культуре он выделяет несколько паттернов, имеющих одинаковую форму – чередования полной пассивности и бурной эмоциональной разрядки. Так, на формирование личности русского человека, по его мнению, оказал влияние ритм крестьянской жизни в холодном климате – смена относительной бездеятельности и пассивности в долгие зимние месяцы и «периодическое освобождение … после весенней оттепели» (Эриксон, 1996 а, с. 543).

Следует отметить, что акцент на противоположных началах, легших в основу формирования русского национального характера, делают и представители самых разных философских и исторических концепций. Н. А. Бердяев полагал, что «в основу формации русской души» легли два противоположных начала: «природная, языческая дионисическая стихия и аскетически-монашеское православие» (Бердяев, 1990 а, с.44). Именно в этом он видел историческую причину того, что русский народ в высшей степени поляризован и совмещает противоположности: деспотизм – анархизм; жестокость, склонность к насилию – доброту, человечность; смирение – наглость; рабство – бунт и т.п.

Немецкий философ В. Шубарт, когда противопоставляет русскую культуру конца западной культуре середины, также видит основу русской души в особенностях православия,:

«Русской душе чужда срединность. У русского нет амортизирующей средней части, соединяющего звена Между двумя крайностями. В русском человеке контрасты – один к другому впритык, и их жесткое трение растирает душу до ран. Тут грубость рядом с нежностью сердца, жестокость рядом с сентиментальностью, чувственность рядом с аскезой, греховность рядом со святостью» (Шубарт, 1997, с.84).

В психологической антропологии существуют попытки исследования не только русского, но и других национальных характеров через выявление способов воспитания детей и особенностей детского опыта. Во время и после второй мировой войны в США появилось много работ, посвященных японскому и немецкому национальным характерам.

Так, Р. Бенедикт попыталась объяснить противоречие японского характера, отраженное в самом названии ее знаменитой книги «Хризантема и меч»: присущие японцам чувство прекрасного и фанатизм в преданности властям, а особенно – императору. Причину жестокости японских «эстетов» она видела в особенностях социализации в Японии, где с самого детства ребенок осознает подчиненность своих желаний интересам группы и любыми способами стремится избежать позора для себя и своей семьи (см. Benedict, 1946).

Когда культурантропологи при исследовании национального характера использовали более «объективные» методы (глубинные интервью и психологическое тестирование), они теряли целостное представление о характере народа и, как и психологи, составляли «набор» качеств. В частности, К. Клакхоном были выделены качества, присущие, по его мнению, русским: «сердечность, человечность, зависимость от прочных социальных контактов, эмоциональная нестабильность, иррациональность, сила, недисциплинированность, потребность подчиняться власти» (Цит. по: Bock, 1988, р. 87).

В последнее время и понятие «национальный характер» вслед за понятиями базовой и модальной личности покидает страницы психологической и культурантропологической литературы. Ему на смену для обозначения психологических особенностей этнических общностей приходит понятие «ментальность». В свое время для выделения предмета своих исследовательских интересов этот термин выбрали французские историки школы «Анналов», предпочтя его «коллективным представлениям», «коллективному бессознательному» и другим более или менее близким по смыслу понятиям.

По их мнению, менталъностъ – это «система образов, …которые …лежат в основе человеческих представлений о мире и о своем месте в этом мире и, следовательно, определяют поступки и поведение людей» (Дюби, 1991, с.52). При таком понимании ментальности трудно переводимое на иностранные языки французское слово mentahte ближе всего оказывается к русскому слову миропонимание, характеризующему общественные формации, эпохи или этнические общности.

Некоторые авторы, рассматривающие этносы как социально-экономические единицы, отрицают саму возможность выделения, их ментальностей – стабильных систем представлений (см. Российская ментальность, 1994). Однако при определении этноса как группы, ядерной характеристикой которой является осознание людьми своей к ней принадлежности, именно ментальность, на наш взгляд, должна стать основным предметом этнопсихологического изучения.

Более того, с первых шагов становления этнопсихологии крупнейшие ее представители изучали именно ментальность, хотя и под другими названиями. Немец В. Вундт рассматривал общие представления в качестве содержания души народов, американец Ф. Хсю подчеркивал, что психологическая антропология исследует социальные представления, которые совпадают у членов той или иной культуры, русский философ Г. Г. Шпет ввел понятие «типические коллективные переживания», а француз Л. Леви-Брюль, как мы помним, даже использовал термин mentahte. Как элемент ментальности – как систему представлений о своей культуре – можно рассматривать и «субъективную культуру» в трактовке Г. Триандиса.

В 1993 г. в редакции журнала «Вопросы философии» прошло заседание «круглого стола» на тему: «Российская ментальность», участники которого затрагивали вопросы ее природы и изменений, ценностных ориентации и основных характеристик. В ходе дискуссии упоминались такие компоненты российской ментальности как: «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощенность будущим, отсутствие личностного сознания, а потому и ответственности за принятие решений в ситуациях риска и неопределенности, облачение национальной идеи («русской идеи») в мессианские одеяния, открытость или всеотзывчивость» (Российская ментальность, 1994, с. 50).

Но совершенно прав А. П. Огурцов, что против каждой из этих характеристик можно найти контрфакты и контраргументы.

Например, неумение жить в настоящем и обращенность в будущее можно рассматривать как характеристику «утопически-тоталитарного сознания, характерного для истории России последнего столетия, но не для всей истории России» (Российская ментальность, 1994, с. 50). И такие проблемы постоянно будут возникать, если пытаться определить ментальность этноса через набор ее характеристик.

Правда, многие современные исследователи усматривают в не-доформализованности термина «ментальность» достоинство, позволяющее использовать его в широком диапазоне и соединять психологический анализ и гуманитарные рассуждения о человеке. Именно таким эклектичным способом чаще всего исследуют ментальность этнических общностей, практически сводя ее к национальному характеру, психологи и этнологи во многих странах мира. В качестве примера можно привести книгу О. Дауна «Шведская ментальность». В этой работе дополняют друг друга данные, полученные с помощью количественных (психологических тестов и опросов на репрезентативных выборках) и качественных (глубинных интервью со шведами и иммигрантами, культурно-антропологического наблюдения) методов, а также материалы средств массовой коммуникации, путевые заметки, исследования шведского общества, проведенные иностранными учеными.

В результате анализа столь многочисленных источников Даун подробно описывает черты, характеризующие шведов. Особое внимание исследователь уделяет качествам, проявляемым ими в межличностных и общественных отношениях: боязни коммуникации, застенчивости, которая рассматривается шведами скорее как позитивная, чем как негативная черта, сдержанности и даже скрытности, четкой границе между личным и общественным, избеганию конфликтов, честности, независимости и самодостаточности, эмоциональной холодности и унынию. В качестве «центральной характеристики» шведской ментальности Даун рассматривает «местное» качество duktig, понимаемое как компетентность в самом широком смысле слова, включая моральное обязательство человека быть таковым (см. Daun, 1989).

Но историки школы «Анналов» особо подчеркивают, что ментальность есть не набор характеристик, а система взаимосвязанных представлений, регулирующих поведение членов социальной группы. К сожалению, этнопсихологи еще только подступают к выявлению подобным образом понимаемой ментальности этнических общностей. Интересна попытка

С. В. Лурье выделить центральную зону ментальности, которая, согласно ее концепции, состоит из:

• локализации источника добра, включающего Мы-образ и образ покровителя;

• локализации образа зла – образа врага;

• представления о способе действия, при котором добро побеждает зло.

В традиционной русской ментальности, по мнению исследовательницы, источником добра рассматривалась община (мир), а врагом – источником зла, находящимся в постоянном конфликте с народом, – государство (см. Лурье, 1994).

В развитие идеи, выдвинутой Лурье, вполне обоснованным представляется еще одно предположение: в системе русской ментальности важнейшим способом действия, ведущим к победе добра над злом, является не закон, устанавливаемый «врагом»-государством, а милосердие. Отражением этого является и отмеченное Ю. М. Лотманом «устойчивое стремление русской литературы увидеть в законе сухое и бесчеловечное начало в противоположность таким неформальным понятиям, как милость, жертва, любовь» (Лотман, 1992 б, с. 260). Примечательный пример противопоставления русским человеком юриспруденции и моральных принципов мы находим в «Капитанской дочке» А. С. Пушкина: на предположение Екатерины II, что она жалуется на несправедливость и обиду, Маша Миронова дает неожиданный ответ: «Никак нет-с. Я приехала просить милости, а не правосудия» (Пушкин, 1957, с. 536).

Эту же особенность русской ментальности обнаружили российские психологи при исследовании морального и правового развития современной молодежи. Как отмечают авторы, слова из протокола выполнения задания – «Не по закону, а по совести» – «содержат в себе основной результат исследования: противопоставление закона и совести буквально лежало на поверхности ответов» (Воловикова, Гренкова, Морскова, 1996, с. 91). Особенно наглядно это проявилось при обсуждении испытуемыми «истории» – жизненной ситуации, персонажами которой были пассажиры поезда – мама с ребенком, занявшая чужое место за взятку проводнику, и женщина с билетом на это место. Все опрошенные не учитывали «закон» – право человека, купившего билет, а ожидали от него милосердия, сострадания и жалости, в противном случае считая его непорядочным человеком.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Национальный характер и особенности русского менталитета

Национальный характер, особенности русского менталитета относятся к этно- и социопсихологическим факторам развития культуры России.

История вопроса о национальном характере

Вопрос о национальном характере не получил общепризнанной формулировки, хотя имеет значительную историографию в мировой и российской дореволюционной науке. Эту проблему изучали Монтескье, Кант, Гердер. И мысль, что у разных народов есть свой «национальный дух», сформировалась в философии романтизма и почвенничества как на Западе, так и в России. В немецком десятитомнике «Психология народов» была подвергнута анализу сущность человека в разных культурных проявлениях: быте, мифологии, религии и т. п. Социальные антропологи прошлого века также не обошли эту тему своим вниманием. В советском обществе гуманитарными науками было принято за основу преимущество классового над национальным, поэтому национальный характер, этническая психология и подобные вопросы оставались в стороне. Им тогда не придавали должного значения.

Понятие национального характера

На данном этапе понятие национального характера включает в себя разные школы и подходы. Из всех толкований можно выделить два основных:

  • личностно-психологическое

  • ценностно-нормативное.

Личностно-психологическая трактовка национального характера

Такое толкование подразумевает, что у людей одних культурных ценностей есть общие личностные и психические черты. Комплекс таких качеств отличает представителей этой группы от других. Американский психиатр А. Кардинер создал концепцию «базисной личности», на основе которой делал вывод о «базисном типе личности», который присущ каждой культуре. Эту же идею поддерживает Н.О. Лосский. Он выделяет главные черты русского характера, который отличается:

  • религиозностью,
  • восприимчивостью к высшим образцам навыков,
  • душевной открытостью,
  • тонким пониманием чужого состояния,
  • мощной силой воли,
  • пылкостью в религиозной жизни,
  • кипучестью в общественных делах,
  • приверженностью к крайним взглядам,
  • вольнолюбием, доходящим до безначалия,
  • любовью к отечеству,
  • презрением к обывательщине.

Подобные изыскания обнаруживают и результаты противоречащие друг другу. У любого народа можно найти абсолютно полярные черты. Здесь необходимо провести более глубокие исследования, применяя новые статистические методики.

Ценностно-нормативный подход к проблеме национального характера

Такой подход допускает, что национальный характер претворяется не в индивидуальных качествах представителя нации, а в социокульурном функционировании его народа. Б.П. Вышеславцев в работе «Русский национальный характер» поясняет, что человеческий характер не очевиден, наоборот, это есть что-то тайное. Поэтому его сложно понять и случаются внезапности. Корень характера не в выразительных идеях и не в сути сознания, он произрастает из бессознательных сил, из подсознания. В этой подоснове зреют такие катаклизмы, которые не предугадать, глядя на внешнюю оболочку. По большей мере это применимо к русскому народу.

Такое общественное состояние духа, основанное на установках группового сознания, принято называть менталитетом. В связи с этим толкованием, особенности русского характера проявляются как отражение ментальности народа, то есть, являются достоянием народа, а не совокупностью черт, присущих отдельным его представителям.

Ментальность

  • отражается в поступках людей, их образе мыслей,
  • оставляет свой след в фольклоре, литературе, искусстве,
  • порождает самобытный уклад жизни и особенную культуру, свойственные тому или иному народу.

Особенности русского менталитета

Изучение русской ментальности было начато еще в  XIX веке сначала в работах славянофилов, исследования были продолжены на рубеже следующего столетия. В начале девяностых годов прошлого столетия вновь возник интерес к этому вопросу.

Большинство исследователей отмечают наиболее характерные особенности менталитета русского народа. В его основе лежат глубинные композиции сознания, которые помогают делать выбор во времени и пространстве. В контексте этого существует понятие хронотопа — т.е. связи пространственно-временных отношений в культуре.

  • Бесконечное движение

Ключевский,  Бердяев, Федотов отмечали в своих трудах характерное для народа России чувство Пространства. Это бескрайность равнин, их открытость, отсутствие границ. Такую модель национального Космоса отразили в своих произведениях многие поэты и писатели.

  • Открытость, незавершённость, вопрошание

Весомой ценностью русской культуры является ее открытость. Она может постичь другого, чуждого ей, и подвластна разным воздействиям извне. Некоторые, например, Д. Лихачев именуют это универсализмом, другие, как Блок, отмечают всепонимание, называют это, как Г. Флоровский, всеобщей отзывчивостью. Г. Гачевым было подмечено, что многие отечественные классические шедевры литературы остались незаконченными, оставляя путь к развитию. Такой является и вся культура России.

  • Несоответствие шага Пространства и шага Времени

Особенность российских ландшафтов и территорий предопределяет переживание Пространства. Линейность христианства и европейский темп определяет переживание Времени. Огромные территории России, бесконечные просторы предопределяют колоссальный шаг Пространства. Для Времени же используются европейские критерии, примеряются западные исторические процессы, формации.

По мнению Гачева, в России все процессы должны протекать более медленно. Психика русского человека более медленная. Разрыв между шагами Пространства и Времени порождает трагедию и является роковым для страны.

Антиномичность и поляризованность русской культуры

Расхождение в двух координатах — Времени и Пространстве создает постоянный накал в русской культуре. С этим связана еще одна ее особенность – антиномичность. Многие исследователи считают эту черту одной из самых отличительных. Бердяев отмечал сильную противоречивость национальной жизни и самосознания, где глубокая бездна и безграничная высота соединяются с подлостью, низменностью, нехваткой самолюбия, холопством. Он писал, что в России безграничное человеколюбие и сострадание может сосуществовать с мизантропством и изуверством, а стремление к свободе уживается с рабской безропотностью. Эти полярности в русской культуре не имеют полутонов. У других народов тоже существуют противоположности, но только в России из анархизма может родиться бюрократизм, а из свободы – рабство. Эта специфика сознания отражена в философии, искусстве, литературе. Такой дуализм как в культуре, так и в личности, лучше всего отражен  в произведениях Достоевского. Литература всегда предоставляет большую информацию для изучения ментальности. Двоичный принцип, который важен в отечественной культуре, отражается даже в произведениях российских писателей.  Вот список, подобранный Гачевым:

«Война и мир», «Отцы и дети», «Преступление и наказание», «Поэт и Толпа», «Поэт и Гражданин», «Христос и Антихрист».

О большой противоречивости мышления говорят названия:

«Мёртвые души», «Живой труп», «Поднятая целина», «Зияющие высоты».

Русский менталитет с его бинарной комбинацией взаимоисключающих качеств отражает скрытую полярность русской культуры, которая присуща для всех периодов ее развития. Непрерывное трагическое напряжение проявлялось в их коллизиях:

язычество — христианство,

кочевничество — оседлость,

славянофильство — западничество

и т.п.

Г.П. Федотов в своей работе «Судьба и грехи России» исследовал самобытность русской культуры и изобразил национальный менталитет, его устройство в форме эллипса с парой разнополюсных центров, которые непрерывно борются  и сотрудничают. Это вызывает постоянную неустойчивость и изменчивость в развитии нашей культуры, одновременно побуждает намерение разрешить проблему моментально, через вспышку, бросок, революцию.

«Умонепостигаемость» русской культуры

Внутренняя антиномичность культуры России порождает и ее «умонепостигаемость». Над целесообразным и осмысленным в ней всегда преобладает чувственное, душевное, алогичное. Ее своеобразие трудно проанализировать с точки зрения науки, а также передать возможностями искусства пластики. В своих работах И.В.Кондаков пишет, что наиболее созвучной национальной самобытности русской культуры является литература. В этом кроется причина глубокого уважения к книге, слову. Это особенно заметно в русской культуре средневековья. Классическая русская культура девятнадцатого века: живопись, музыка, философия, общественная мысль, отмечает он, создавалась в большей части под впечатлением литературных произведений, их героев, замыслов, фабул. Нельзя недооценивать роль воздействия литературы на сознание российского общества.

Культурная идентичность России

Русская культурная самоидентификация затруднена спецификой ментальности. Понятие культурной идентичности включает отождествление личности с культурной традицией, национальными ценностями.

У западных народов национально-культурная идентичность выражается по двум признакам: национальному (я – немец, я- итальянец и т.п.) и цивилизационному ( я – европеец). В России такой определенности нет. Это связано с тем, что культурная идентичность России зависит от:

  • многоэтнической основы культуры, где есть масса местных вариантов и субкультур;
  • промежуточной позиции между Востоком и Западом;
  • свойственного дара участливости и сопереживания;
  • неоднократных порывистых преображений культурной парадигмы.

Эта неясность, непоследовательность порождает рассуждения о ее исключительности, неповторимости. В русской культуре глубока мысль о неповторимом пути и высшем призвании народа России. Эта мысль претворилась в популярном социально-философском тезисе о русской идее.

Но в полном согласии со всем, о чем говорилось выше, наравне с осознанием национального достоинства и убежденности в собственной исключительности существует национальное отрицание, достигающее самоуничижения. Философ Вышеславцев подчеркивал, что сдержанность, самобичевание, покаяние составляет национальную черту нашего характера, что не существует народа, который так критиковал себя, разоблачал, шутил бы над собой.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Национальный характер, менталитет и ментальность: VIKENT.RU

Национальный характер / менталитет и успехи страны по М.И. Веллеру

«Интеллектуальная и трудовая энергичность отдельных людей ещё не гарантирует им создание прочного и процветающего государства. Вот к чему мы ведём. Этих качеств недостаточно.

Римляне не были гениями мысли и труда. Но создать условия мыслить и заставить трудиться они смогли. Весь досягаемый мир организовали в своё государство. Суперсистема. Греки создали культуру и цивилизацию Средиземноморья на небывалом, эталонном уровне. А их полисы вечно ругались и воевали между собой — цивилизация самоистощилась и легла под порождённый ею же Рим.

Люди многих провинциальных народов, попадая в Рим начала эры, возвышались и преуспевали очень часто. Но — в Римском государстве, влившись. Их народы создать свои подобные государства не сумели. О да, по разным причинам. Но факт.

Мы часто говорим о национальных характерах. Отмечаем экспансивность, порывистость, темперамент и некий анархизм латиноамериканских народов. Трудно представить латиноамериканца нешумным, терпеливым, законопослушным, трудолюбиво-бережливым и дисциплинированно-скромным.

А теперь полюбуйтесь на латиноамериканские государства. Все они когда-то списали свои конституции с американской. А результат? Диктатуры, коррупции, бунты, долги, перевороты, банановые республики.

Они глупее других? Да с чего бы. У них нет возможностей для просвещения? Сколько влезет. Суровая природа? Нам бы такую. Войны? Ну, порезать друг друга они любили, крови там были пролиты моря. За что? Нам с другого материка сразу и не разобраться. Люди всегда найдут повод для резни.

Эти потомки испанцев, индейцев и африканцев дали смесь, где очень легко с коррупцией, но очень плохо с приличным государством. Как они танцуют! Как они играют на гитарах! Как они эротичны и жизнерадостны!

А для создания мощной государственной системы требуется известная сдержанность, самоограничение, умение ценить общее выше личного, способность суммировать усилия свои и массы других людей и вверять управление лидерам.

Требуется комплекс не отчаянного единоборца, но воина фаланговой шеренги, удовлетворённого непобедимостью своего строя.

То есть — нужно умение играть в команде? Жить общиной? О, нет. Больше. Гораздо больше. Нужна высокая энергетика. И отвечающий за себя индивидуализм. И самоутверждение через подчинение старшему над собой. И осознание и убеждённость в справедливости устройства твоего государства и его действий. И жажда коллективного лидерства — и уверенность в его возможности. И патриотизм. И многое ещё. И в известных (а на самом деле неизвестных, в меняющихся применительно к конкретным историческим ситуациям) пропорциях.

Мировоззрение командного лидерства, где один за всех и все за одного.

Жить вообще, жить государством, жить справедливо, жить полно и счастливо, быть первым среди равных и равным среди первых, поступать во благо себе и во благо всему сообществу, отвечать за всё и защищать всех и быть защищаемым всеми — и всё это одно, это воедино. Вот что я называю системообразующим инстинктом. Следовать ему должно быть для «человека государственного» так же естественно, как стайной рыбе держаться своего роя, уплотняя его при опасности.

Все перечисленные — аспекты одного и того же подсознательного, инстинктивного стремления выжить группой. […]

Либерия создана в середине XIX века «…репатриантами» из США — цивилизованными афроамериканцами, христианами и демократами. Флаг, конституция, государственные институты — всё скопировано с американских. Намерения — благороднейшие: создать современное цивилизованное государство в Африке, а там авось и следующие пойдут. Была материальная и культурная помощь из США на первых этапах. Итог сегодня: нищета, безделье, коррупция, преступность, очередной президент недавно оказался вообще людоедом (!), государственный бизнес — торговля дешёвым флагом.)  […] 

А вот Гаити — первое, опять же, на американском континенте независимое государство чёрных: да по сравнению с гаитянами дядя Том был плэйбой и сын миллионера. Диктатура тупых и кровожадных головорезов. И вот вам вообще вся независимая чёрная Африка с её бесконечной резней и голодом. И на деньги белых налогоплательщикков туда подбрасывают хлеба и пенициллина».

Веллер М.И., Социология энергоэволюционизма, М., «Аст», 2011 г.,  с. 65-66, 69 и 188.

 

Философская мысль — рубрика Национальный характер и менталитет

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

> Журнал «Философская мысль».

> Рубрика «Национальный характер и менталитет»

Национальный характер и менталитет
Копцева Н.П. — Некоторые концепции социальных идеалов русской философии Серебряного века стр.47-59

DOI: 10.7256 / 2306-0174.2014.3.11325

Аннотация: Объект исследования — возможности русской философии Серебряного века для конструирования современного российского метафизического проекта. Анализируются категории и термины, в которых проявляются социальные идеалы русской философии. Для анализа концепции солидарности выбраны содержательные фигуры. Понятие «солидарность» связано в русской философии с идеями социализма, оно развито в той ветви русской философии, которая идет от А.И. Герцен, М. А. Бакунин. В конце XIX века западные философские термины претерпели большие изменения в российской интеллектуальной среде. Они были наполнены содержанием, связанным с моральными ценностями, которые в русской религиозной философии носят абсолютный характер. Представляется, что такие новые концепции были разработаны С. Н. Булгаковым и Н. О. Лосским. В контексте метафизического проекта России обращает на себя внимание концепция Н.О. Лосского «предметная фигура». Основным методом исследования выступает категориально-концептуальный анализ философских текстов русских мыслителей XIX — первой трети XX веков.Используется метод выделения понятий, концептуальный анализ. Применяются элементы методологической стратегии, связанные с выделением идеальных типов (по М. Веберу). Представляется, что термин «содержательная фигура» может быть использован для моделирования «мы — идентичность» российской нации. С одной стороны, этот термин не несет на себе отпечатка какой-либо старой идеологии (ни классовой, ни шовинистической). С другой стороны, сообщество значимых фигур, имеющих особые общие устремления и особые формы творческой деятельности, — это концепция, формирующая позитивную российскую коллективную идентичность.Различные формы общения между собой существенных фигур — это различные межнациональные и межконфессиональные связи, которые образуют единую русскую нацию. С помощью понятия «предметная фигура» можно говорить о единстве субъекта и объекта познания, поскольку знание в таком случае — это каждый процесс коммуникации субацниальных фигур. Все единое Пространство включено в процессы познания и самопознания через творческое сотрудничество существенных фигур (от атома до Вселенной, от человека как сложного организма до планетарного человечества).Таким образом, метафизический проект России, совокупность ее идеалов должен быть показан на языке и с помощью концепций, разработанных в русской философии Серебряного века. Не до конца раскрытый потенциал русской философии позволит продемонстрировать различные концептуальные установки. Его богатая концептуальная база способствует системному оформлению нашего метафизического проекта и его презентации за пределами.

Шакир Р.А. — Этнографическая реальность малых народов Русского Севера в контексте типологического взаимодействия культурных систем. стр.83-97

DOI: 10.25136 / 2409-8728.2017.11.23016

Аннотация: Объектом исследования является феномен этнографической реальности, рассматриваемой как поликультурологическая и национальная среда, которая порождает и формирует отдельные, малые и большие этносы, существующие в тесном и многогранном взаимодействии друг с другом, в пределах определенной географической области. космос (полуостров Таймыр и Красноярский край). Предметная область определяется историческими этапами развития этнографической реальности коренного народа Таймыра, анализируемыми с точки зрения типологического взаимодействия различных культурных систем.Особое внимание уделяется природно-климатическим факторам становления актуальной ситуации этнографической действительности, а также такому историческому явлению, как русская колонизация Сибири в XVI-XIX вв., Оказавшему большое влияние на исследуемые процессы. В ходе работы автор применил общефилософские методы, основанные на диалектических принципах единства и борьбы, факторах развития этнографической реальности коренных жителей Таймыра, а также переходе количественных изменений в качественные трансформации, которые привели к определение представленных этапов разработки.Востребованным стал понятийный аппарат климатологической сферы исследований в части описания первичных факторов развития соответствующей ситуации этнографической реальности и синтетического анализа социально-исторических факторов. Главный вывод состоит в представлении действующей модели структурирования механизмов этнической самоидентификации, обозначенной в рамках феномена этнографической реальности с периодизацией ее текущего положения.Научная новизна подчеркивается кругом актуальных вопросов, сформулированных вокруг проблемы взаимодействия малых этносов Таймыра и сложившейся культурной системы России. Особый вклад автора в исследование заключается в дальнейшем обсуждении различных аспектов жизни коренного населения Таймыра и Сибири в контексте реализации государственной программы «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации до 2020 год ».

Щупленков О.В. — Императивы национальной цели стр. 122-164

DOI: 10.7256 / 2306-0174.2013.2.329

Аннотация: В этой статье объясняется, что национальная цель России неотделима от идеалов русской культуры и русской философии, что является императивом перехода российского правительства к ноосферно-экологическому социализму.История России — это процесс сверхсознательного и сознательного, полусознательного и бессознательного, адекватной и искаженной персонификации духа народа нации в определенные социальные идеи и государственность. Каждая последующая государственная конфигурация русского национального назначения в той или иной мере содержит исторический опыт предыдущих форм. Русские национальные ценности должны лежать в основе национального предназначения России и ее идеологии; Наряду с национальными ценностями — основные цели национальной стратегии и цели достижения достойного качества жизни россиян, государственные приоритеты по поддержке российской семьи, честный труд и нравственность национального существования.Наконец, национальная цель должна быть поддержана демократическими основами российского государства, которые возникнут в результате личного выбора и развития современной России.

Щупленков О.В.,. — Национальная и культурная идентичность в контексте философской традиции диалога культур стр.183-244

DOI: 10.7256 / 2306-0174.2013.10.8848

Аннотация: Статья посвящена процессу социокультурного развития. В частности, автор акцентирует внимание на драйверах этого процесса и культурном взаимодействии как на одном из основных драйверов. В статье представлен анализ культурных изменений, вызванных диалогом с другой культурой, и показан противоречивый характер таких изменений. Культурные идеи, опыт и знания, передаваемые в процессе диалога культур, подлежат новой интерпретации и «прочтению» в новой культурной среде.В результате они могут получить другое значение, поэтому то, что воспринималось культурой получателя, подвергается инновационному развитию. Процесс интерпретации воспринимаемых традиций может либо полностью изменить эти традиции, либо сделать их очень отличными от исходных. Диалог культур включает в себя передачу культурных элементов из одной культуры в другую, их «впитывание» в другую культуру, создание творческой работы в манере другой культуры, синтез «своих» и «своих», «оригинального» и «своего». «усвоение» и формирование чего-то совершенно нового.По мере развития диалога культур элементы другой культуры теряют свою экзотичность. Как только «их» становится непростым, оно поглощается «нашим» и расширяет границы нашей культуры.

Сиземская И.Н. — Идеи русского мессианизма: подводные камни и позитивная основа историософской рефлексии стр.388-421

DOI: 10.7256 / 2306-0174.2013.6.642

Аннотация: В статье рассматривается история и философское содержание мессианского мифа «Москва — Третий Рим» в связи с формированием национальной идентичности, анализируется ситуация, в которой идеи мессианизма, религиозного провидения порождают феномен ложного национальное сознание, стать аргументом имперской идеологии, спровоцировать противостояние власти и общества.Исследование проблемы входит в контекст истории русской общественной мысли. Обращаясь к анализу метафизики национального мессианизма, автор раскрывает векторы влияния идеи Москвы как Третьего Рима, проблемное поле отечественной философии на тех пересечениях с мифами. Историософские проблемы, которые становятся точками роста или, наоборот, «ловушками» в развитие русской философии истории и философии в целом. Особое внимание уделяется процессу трансформации русского мессианизма в миссианство, что произошло с мифологемой «Москва — Третий Рим» в середине XIX века, когда ведущими мотивами философских исследований было выявление культурных отношений между Россией и Европой в рамках знак идей «XIX век принадлежит России!».

,

Ваш учитель английского языка: национальный характер и стереотипы

У разных народов разные персонажи. Мы ожидаем, что каждая нация будет обладать некоторыми характерными качествами. Обобщения о культурах или национальностях могут быть источником гордости, гнева или просто плохих шуток. Некоторые говорят, что у всех стереотипов есть реальная основа, поскольку они не развиваются в вакууме. Такие стереотипы в основном касаются внешности, языка, еды, привычек, психологических особенностей, взглядов, ценностей.

Но к каждому стереотипу и обобщению следует относиться с недоверием, поскольку все мы знаем, что в каждом стаде есть черные и белые овцы.

Говорят, что американцы высокомерны; суровая; открытый; материалистическая; честолюбивый; прогрессивным; эффективный; прямой; практический; едоки быстрого питания. Считается, что австралийцы любят природу; иногда поверхностный, но честный; открытый; люблю пошутить; мясоеды; любители спорта; серфить весь день — пить всю ночь. Считается, что канадцы покорны, уступчивы; скромный; открытый; прогрессивным; эффективный; прямой; вежливы; уважительное; беспокойство; законопослушные и толерантные; антиамериканская; пассивный.

Нам известно множество стереотипов о Великобритании и ее коренных жителей. Многие стереотипы ошибочны, но некоторые из них кажутся хорошими. Однако мы должны знать, что некоторые из них не соответствуют действительности. На самом деле они довольно консервативны и любят привычные вещи и ценности. За их плечами много культуры, они придерживаются своих обычаев и традиций. Они считаются очень надежными как в социальном, так и в профессиональном плане. Они кажутся очень пунктуальными и всегда держат слово. Можно назвать британцев холодными, но в душе они очень теплые и добрые.

Конечно, все люди индивидуальны и имеют свои особенности, но если мы говорим о белорусе, то можем признать, что у нас много общего. Белорусы чрезвычайно общительны как между собой, так и с гостями. По сравнению с людьми во многих западных странах белорусы не материалистичны. Деревня занимает особое место в сердцах белорусов. Несмотря на то, что Беларусь становится все более урбанизированной и индустриализированной, связь с сельской жизнью всегда остается.По выходным весной, летом и ранней осенью белорусские города кажутся пустыми, поскольку горожане уходят на дачи. Они садятся, ловят рыбу, а более смелые — собирают грибы. Если бы я был ограничен только одной общей характеристикой, с помощью которой описывал бы белорусов, это было бы «находчиво». Следующее прилагательное, которое я бы выбрал, — «миролюбивый»

На самом деле каждый национальный характер — это сочетание хороших и плохих качеств. Но все же вы должны относиться ко всем нациям с равным уважением.Мы переживаем период глобального перехода. По всему миру страны и сообщества сталкиваются с серьезными и непреходящими экономическими, социальными и экологическими проблемами. Мы можем развиваться только как сообщество наций и культур, опираясь на человеческую солидарность и признавая, что мы разделяем общую судьбу. Вот почему терпимость так важна. Терпимость — это прочная основа мира и примирения, которая объединит нас на нашем общем пути к мирному и устойчивому будущему.

,

исследований национального характера — повторная публикация в Википедии // WIKI 2

Исследования национального характера — это набор антропологических исследований, проведенных во время и сразу после Второй мировой войны. Это включает идентификацию людей, этнической принадлежности и расы в соответствии с конкретными, неукротимыми культурными характеристиками. Хотя ряд исследований были сочтены безобидными, было несколько ученых [ кто? ] мнения, что эти исследования вообще не следовало проводить.Это демонстрируется в случае социального дарвинизма, согласно которому успешные люди — как это продемонстрировано в победе в войне или экономическом развитии — предположительно продвинулись по эволюционному древу впереди побежденной нации или людей в развивающихся или бедных странах. , [1]
С другой стороны, есть ученые, которые указывают на преимущества проведения исследований национального характера, например, те, кто ссылается на его вклад в современное антропологическое понимание подъема наций и международных отношений. [2]

Энциклопедия YouTube

  • 1/3

    Просмотры:

    1150

    5134

    2415963

  • ✪ Культурная антропология: национальный характер и культурные темы

  • ✪ Миллионы выпускников средних школ едва ли могут читать или писать: американская культура (2000)

  • ✪ Лучшие в мире мотивационные видео для студентов

Содержание

История

Исследования национального характера возникли на основе различных подходов к культуре и личности, включая конфигурационалистский подход Эдварда Сепира и Рут Бенедикт, базовую структуру личности, разработанную Ральфом Линтоном и Абрамом Кардинером, и модальный подход Коры Дюбуа.Эти подходы расходятся во мнениях относительно точных отношений между личностью и культурой. Конфигурационалистский и базовый подходы рассматривали личности в рамках культуры как относительно однородные, в то время как Кора Дюбуа утверждала, что нет общих черт личности, обнаруживаемых в каждом отдельном члене общества.

Примеры исследований национального характера в Америке включают исследования, проведенные с целью отличить японский характер от китайского в рамках инициативы по пониманию азиатов на более стратегическом уровне после нападения на Перл-Харбор в 1941 году. [3] Эти исследования проводились группой специалистов, включая социологов, антропологов и психологов. К 1953 году исследования национального характера включали культуры Франции, Испании, Чехословакии, Польши, России, восточноевропейских евреев, Сирии и Китая. [4]

Основные работы

Основные произведения национального характера включают:

Эта последняя монография привела к упадку исследований национального характера и культуры и личности в целом из-за ее плохого восприятия.В нем Горер утверждает, что личность русских, столь неприятная их врагам и его спонсору, американцам, возникла в результате их практики пеленания младенцев, плотно закутывающих их в одеяла. Это, как утверждал Горер, породило холодные и отстраненные личности во взрослой жизни. Эта теория стала известна как «гипотеза пеленания» и в целом рассматривалась как неработающая, упрощенная и поспешно определенная.

Главный вклад «Культуры и личности» состоял в том, чтобы показать, что социализация, революционная для того времени, продолжалась и после младенчества и раннего детства, и национальные дискурсы могли влиять на личный характер. Виарда, Ховард (2016). Политическая культура, политология и политика идентичности: непростой союз . Лондон: Рутледж. п. 45. ISBN

.

«Язык и национальный характер»

bЧтение и перевод текста.

У каждой нации свой характер, французы не похожи на англичан, а голландцы не похожи на немцев. Однако попытка определить, что отличает каждого из персонажей, вызовет огромные трудности. Идея «национального характера» основана на предположении, что люди одной нации имеют общие общие поведенческие паттерны и личностные черты, отличающиеся от других наций.Однако эта концепция часто подвергалась критике и часто только подпитывается восприятием одной нации по отношению к другой, что приводит к ряду атрибутов, которые явно демонстрирует одна нация: немцы упорядочены, трудолюбивы и лишены чувства юмора … Однако, находки в этой области часто были противоречивыми, особенно в отношении очень разнообразных культур. Здесь мы подходим к проблеме культурных стереотипов, которые обычно затеняют видение определенной нации, не давая возможности для объективного анализа проблемы.

с) Выполнение упражнений по новой теме. T: Итак, попробуйте дать определение стереотипу, используя все идеи, упомянутые выше, вы можете сделать это попарно.

(ответы студентов).

T: Стереотип — убеждение или представление о том, на что похож определенный тип человека или предмет. Стереотипы часто бывают несправедливыми или ложными ».

T: — Где могут быть стереотипы?

— В каком типе речи используется слово «стереотип»

— Можете ли вы образовать глагол?

— Попробуйте составить предложение, используя структуру:

«Стереотипировать кого-то чем-то».

Игра «Кто я» Для развития разговорных навыков активируйте схемы. Развитие разговорной речи, сотрудничества; чтобы научить студентов говорить 5 мин.

3 мин. T: Как вы упомянули выше, существует много видов стереотипов. Каково ваше мнение? Какие стереотипы наиболее остры и часто обсуждаются?

T показывает презентацию с картинками.

T: — Сегодня мы поговорим о культурных стереотипах, стереотипах, касающихся национальной идентичности.Я хочу показать вам фотографии двух стран. Вы должны угадать, что это такое. (Отвечает СС).

— Почему вы так думаете?

— Можно ли назвать все эти картинки стереотипами? Зачем?

(СС смотреть презентацию).

T: Теперь я хочу, чтобы вы разбились на группы. Сделаем это следующим образом. Наклеил наклейку с именем известной личности. Не оглядывайся. Ваш партнер смотрит на наклейку и объясняет вам, что за человек написано на наклейке, опуская имя.Вы можете начать со следующих слов: «Этот человек…». Вы пытаетесь угадать имя. если объяснение неясно, вы можете задать вопрос «если» или «как». Например: он молод?

— Вам приходится работать в группах?

— Можете сами посмотреть наклейку?

— Кто объяснит?

— Вы можете задать вопросы?

— Какие вопросы?

— Итак, у нас есть четыре группы: политики, певцы, актеры, богатые. T-SS

Обсуждение при чтении

«Типичные черты характера» Для развития разговорных навыков активируйте схемы: достижение консенсуса; попрактиковаться в выражении выводов, предложений, доводов 10 мин. Т: Сделайте своего рода круг.Вот вам задание. Вам дается список различных черт характера. Вы должны обсудить и записать на этих листах 3 отрицательные и 3 положительные черты, которые можно считать стереотипными. Затем, в конце, выберите кого-нибудь, кто даст нам небольшой краткий анализ вашей работы. Не забывайте использовать выражения для обмена идеями. Вот они… (смотреть презентацию СС).

T: — Сколько черт характера вы должны написать?

— Куда писать?

–Кто будет докладывать?

T: Итак, каковы результаты вашего обсуждения?

Можно ли назвать все эти мнения стереотипами?

T: Хотите узнать корни некоторых черт характера у американцев и русских?

Это будет наша следующая задача.Вам даются разные части текста. Взято из психологического журнала. Две группы получают часть, посвященную американцам; двум другим командам понравится читать текст о русских.

Т: Готовы? А теперь давайте присоединимся к большей группе. (T объединяет 2 группы вместе).

Соедините две части рыбы вместе. Прочтите, что написали ваши партнеры. Теперь вам нужно ответить на вопросы на доске.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.