Бехтерева магия мозга: Книга Магия мозга и лабиринты жизни — читать онлайн

Содержание

Книга Магия мозга и лабиринты жизни — читать онлайн

Наталья Петровна Бехтерева

Магия мозга и лабиринты жизни

От автора

Вперемежку с научными статьями и книгами я писала изредка и нечто более популярное. В 1990 г. это была сравнительно оптимистичная «Per aspera…». Годы, когда писался этот первый текст, были временем надежд – больших и малых – в самых разных областях. В том числе и в науке. На этом радужном фоне в упрощенном (но не вульгаризированном) виде были представлены наши основные новости в области изучения здорового и больного мозга. В этой же книге как о прошлом, которое не должно повториться, рассказывалось о сложностях и трагедиях, пережитых нашим обществом и нашей наукой в годы советской власти, и о людях, работающих в науке сейчас.

Однако жизнь развернулась достаточно неожиданно, и мы в короткий срок оказались в нестабильном обществе, где науке, особенно фундаментальной, приходится все сложнее. Поэтому в книге 1994 г. («О мозге человека») я рассматривала вновь и научные проблемы, и прогресс в них, и некоторые общественные проблемы, естественно – с позиций физиолога, изучающего законы деятельности мозга. В природе не так уж много общих законов, и многое, открытое в микромире, применимо к макромиру, а знание особенностей деятельности мозга позволяет рассматривать особенности развития общества, в частности, его переходные фазы.

Кроме того, весь период изучения живого мозга человека я стремилась, что называется, «не прикасаться» к так называемым странным явлениям, более или менее редким или практически уникальным, боясь осложнить и так нелегкую нашу работу. К 1994 г. по основным позициям физиология человека не только у нас, но и за рубежом более или менее прочно встала на ноги. Но к этому времени и моя собственная жизнь резко изменилась, и я сочла своим личным долгом рассказать о том странном и далеко не всегда объяснимом, что я видела в жизни. Дальнейшее развитие науки, ее методологии и технологии, возможно, внесет какую-то ясность в понимание этих явлений. Но вряд ли их пониманию может способствовать замалчивание в научной и научно-популярной литературе. Для себя главу о странных явлениях я рассматриваю так: вопрос поставлен. Задача следующих поколений ученых – изучать эти явления и постараться подобрать ключи к ним («Сезам, отворись!»).

Казалось мне, что эта книга будет последней в моей жизни. Но после нее, в 1997 г., была написана маленькая, но емкая книжка сугубо научного содержания, послужившая основой моей вступительной лекции на XXXIII Международном конгрессе физиологических наук, проходившем в Санкт-Петербурге. А дальше произошло следующее.

Холлы трудно осваиваемой географии здания Российской Академии наук. Перерыв в заседании. Вполне обычная суета: кто-то ведет предвыборную кампанию, кто-то решает с начальством РАН финансовые, издательские и другие вопросы – начальство, выпив президентского чая, вышло в народ (к академикам).

В данный момент мне ничего не нужно – никого не ищу, ни с кем не общаюсь. Меня находит приятный человек средних лет: «Наталья Петровна, надпишите книгу – читаю, нравится». С некоторым отчаянием думаю: как же его зовут? Фамилию помню, но ведь мы сейчас от «товарища» отстали, а к «господину» не пристали. Да и не уверена, академик он или член-корреспондент… И тут приходит спасение: книга-то не моя, зачем я буду надписывать чью-то? Серое, невзрачное издание, без фамилии на обложке. Название, правда, знакомое, но я не издавала книжек под таким названием. И все-таки, как оказалось, – почти моя. Изрезанная, противно изданная, с первоначальным условным названием рукописи книги 1994 г. «Через тернии – к звездам». Не подписываю эту свою-чужую сиротку. Смотрю, кто издал…

Говорю с редактором ледяным тоном: «Буду подавать в суд!» Дальше – еще тривиальнее: «Вы не имели права!» Ответ отрезвляет: «Не имел. Подавайте. Конечно, выиграете, но денег у нас все равно нет…»

Судиться – как-то еще не вошло это в нашу научную практику – не стала, а надо бы. Потом серая брошюрка появилась и в Санкт-Петербурге… Забыть, заснуть, ничего не видеть, не слышать и больше не писать! Но пожалел меня директор издательства «Нотабене» Лев Иванович Захаров: «Давайте переиздавать книгу. Может быть, добавите что-нибудь – ведь прошло четыре года… Вы по-прежнему верите, что у России – звездное будущее, ведь так?» Тираж издания 1994 г. был маленьким, нестандартную «О мозге человека» просят – и, кому удается, покупают пиратский вариант.

И вот перед вами новое издание книги. Не судите строго: что-то, я надеюсь, стало лучше, глубже, что-то я добавила, но, наверное, что-то и испортила. А привлекшую наибольшее внимание в издании 1994 г. главу изъять не могла. Так, как там написано, было… Так было? Это, конечно, еще не наука. Но и не лженаука. Так – бывает…

Введение

– Бабуль, а бабуль! А дальше? Ну ты же обещала… Ну пожалуйста…

– Наташенька, я тебе уже рассказала самое хорошее из моего детства. Нас было сначала двое – я и брат, затем появилась маленькая сестричка. Мы жили в красивой квартире, в прихожей нас встречали три чуда – голова зубра, статуя Фрины во весь рост и огромная лягушка. Лягушку ты знаешь, она со мной и сейчас. Была немка-бонна, которая все время добивалась от нас с Андреем аристократического или как минимум приятного поведения («…Aber zierlich manierlich, Kinder»), отчего мы или действительно чинно садились за книжки, или через черный ход неслись по подвалам – три стоящих рядом дома имели общий подвал – и…

– Бабуль, бабуль, я знаю, вы там ловили котят, отмывали их в ванной, и некоторые серые превращались в рыжих или белых. Это я все знаю. Вы ездили на юг – на Кавказ, в Крым, там все было очень красиво, я ведь была в Крыму. Я не о том. Что было дальше? Ты начинаешь и вдруг говоришь, что не сто?ит. Сто?ит, бабуль, сто?ит, уж я-то знаю!

– Плохо было дальше, Наташенька, так плохо, что мы очень долго не знали, как плохо на самом деле, не знали, что может быть еще хуже. А на самом деле действительно было еще много хуже, чем нам казалось.

– Хуже – что? Хуже чего?

– Ну, если совсем коротко…

– Ой, не надо коротко, расскажи длинно-длинно, как было.

– Знаешь, Натуль, я очень не люблю, когда что-то – даже не очень важное – происходит с электричеством. Для меня это всегда бо?льшая неприятность, чем то, что реально произошло. А когда-нибудь я расскажу тебе еще, как случилось, что мне всегда так трудно собраться в лес за грибами. Хотя, когда я уже в лесу, все неприятное уходит – конечно, если не встречу змей. Я их недолюбливаю, мне всегда кажется, что есть что-то общее между змеями и характером некоторых людей.

…А сейчас – об электричестве. Был 37-й год, сентябрь. Мы жили в старом доме, хотя внешне он смотрелся вполне респектабельно. Он и теперь такой же: хочешь – сходи посмотри, это в нашем городе, дом 12 по Греческому проспекту. Так вот. Вдруг у нас начали гореть провода. Проводка была наружная, и в темноте все провода начинали светиться красноватым светом. Не очень ярко – ну, как самая слабая лампочка в фонарике. Надо менять провода. Но сразу этого не сделаешь: нужно их найти, купить, посмотреть, что еще не в порядке. Словом, это продолжалось, наверное, с неделю. На ночь папа отключал электричество совсем, боясь, что ночью может случиться пожар.

Приснился мне в эти дни сон. Первый из четырех за всю жизнь, очень ярких и как будто «не снов». Стоит папа в конце коридора, почему-то очень плохо одетый, в чем-то старом летнем, как будто в парусиновых туфлях. А папа даже дома одевался хорошо, хотя и иначе, чем на работу. И вдруг пол начинает подниматься, именно с того конца, где стоял папа. По полу вниз покатились статуэтки – папа любил их, их много было дома, но, конечно, не в коридоре. А под полом – огонь, причем языки пламени – по бокам коридора. Папе трудно устоять на ногах, он падает, я с криком просыпаюсь… А на следующую ночь проснулась оттого, что в квартире горел свет, ходили какие-то люди, и папа говорил им: «Вот еще мои дневники, здесь за много лет» – и отдавал им маленькие книжечки. Рядом стояли важные дворники. Те самые, дети которых недели за две показывали нам руками знак решетки – растопыренные пальцы обеих рук, наложенные друг на друга перед лицом. Знали… А мы не верили им…


Перейти на страницу:
123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566

Магия мозга и магия Натальи Бехтеревой

Бехтереву называли «ясновидящей», посвященной в тайны «Зазеркалья». Но она протестовала против такой оценки и все переводила в плоскость научного знания. Возможно, именно «женское начало», особое чутье и воображение, свойственные женской душе, помогли ей достичь идеального баланса с той безупречной «мужской» логикой, которую она применяла в искусстве  исследователя.        

Однажды академика спросили, а есть ли вообще различие в работе женского и мужского мозга? Она ответила, что есть, и подкрепила свои слова статистикой: мало женщин великих композиторов, великих художников, великих философов, да и великих ученых среди женщин не так уж много. Но ее собственный мозг явно отличался той «особой биохимией», которая, по ее теории, свойственна талантливым и гениальным людям.  

Наталья Бехтерева считала, что эта «особая биохимия» мозга — ненаследуемая. Однако сама она, внучка знаменитого академика Н.П. Бехтерева, ученого, заложившего основы фундаментальных исследований в физиологии мозга, все же унаследовала дедовскую страсть к нейрофизиологии. Правда, в девичестве она мечтала об оперной сцене — ее меццо-сопрано обнадеживало специалистов. Однако судьба рано и грубо сломалась:  в годы репрессий расстреляли отца, мать — сослали в лагеря. Дети Бехтеревых оказались в детдоме. Такая жестокая данность все же дала один положительный эффект: в личности Натальи навсегда сформировался независимый, свободный  дух, способный бороться, отстаивать свою позицию, собственное мнение. В союзе с волей, дарованной природой, эти качества характера не раз помогали Бехтеревой отстоять интересы своего дела.

В блокадном Ленинграде детдомовская воспитанница работала в госпиталях, где и прикипела к медицине. Дальше — диплом мединститута, начало карьеры, стремительный научный «полет» с первых шагов.

Для постижения мозга Наталья Бехтерева использовала всю полифонию возможностей человеческого проникновения в Истину — знания, опыт, воображение, интуицию и даже такой «ненаучный» инструмент, как «душа». Ей очень хотелось верить, что мозг — не просто и не только «рецептор», реагирующий на внешний мир, обрабатывающий  информацию и принимающий решения. Она изучала мозг здорового и больного человека, мозговые коды психической деятельности человека, гипноз, амнезию, воздействие на мозг наркотиков и психотропных веществ. Наталье Бехтеревой принадлежат открытия в области механизмов мышления, памяти, эмоций и организации головного мозга человека. Одна первой в мире применила способ долгосрочного вживления электродов в мозг.

Были вещи, которые интриговали ее личность особенно: что есть гений, безумство, интуиция, сновидения, зависит ли от мозга любовь? Притягивала также тайна «феномена озарения» — получение готовой формулировки «как бы ниоткуда». И неспроста: ей и самой случалось быть озаренной благодатной искрой «идеи ниоткуда», которая реализовывалась в живую научную мысль.

…В начале 80-х годов, случайно попав в переполненную аудиторию Ленинградского университета на лекцию знаменитого историка Льва Гумилева, я увидела Наталью Петровну, сидящую среди студентов и внимательно слушающую «последнего сына серебряного века» (так называли Льва Гумилева, сына Анны Ахматовой и Николая Гумилева). На Бехтереву мне указала моя подруга, ленинградская журналистка: «Смотри, вот наш «мозговой гений», академическая императрица», — и помахала ей рукой. Наталья Петровна доброжелательно кивнула в ответ и улыбнулась. Что привело ее, нейрофизиолога, на лекцию Льва Гумилева? Интерес к теории этногенеза и пассионарного толчка? А, может, ее привлекал мозг человека, чей интеллект не стерла скотская лагерная жизнь?

После лекции мы с подругой подошли к Наталье Петровне. Это была женщина великолепного «царского покроя», значительная и величавая, со «штучным» лицом, освещенным прекрасными глазами, взгляд которых запоминается на всю жизнь. Помню, красивым певческим голосом она говорила о «революционной» гумилевской точке зрения на историю.

Бехтерева много пережила, перехоронила любимых, и они постоянно являлись ей то во сне, то наяву. В книге, оставленной нам, она пишет, что после смерти мужа видела, как из его глаз на портрете лились слезы. Конечно, такую картину могли вызвать расстроенные нервы, пережитое горе. Но ее строчкам, безусловно, веришь. Да и зачем ей, Бехтеревой, лгать, придумывать? Она знала человеческий мозг лучше любого из нас. Точка зрения академика на «аномальное» отражалась так: «Если наше сознание подчинено не материи мозга, то тогда — кому? Кто, невидимый, управляет видимыми клетками?.. Успехи технологического направления науки о мозге так велики, что может быть откроется еще что-то такое, что позволит пролить свет на эту проблему».    

Наталье Бехтеревой принадлежат 400 научных трудов, она — автор многих теорий и методов, примененных на практике, многолетний руководитель Института мозга человека (Санкт-Петербург). В стенах этого уникального научного учреждения подробно исследована мозговая организация обеспечения речи, звуковые, смысловые и грамматические характеристики слов и компоненты речи, получены первые в мире карты мозговой организации вербального творчества. И еще многое другое, мало понятное непосвященным.

Под грузом выполненной научной работы, званий и титулов, каких была удостоена за свою жизнь Наталья Бехтерева, можно согнуться:  академик Российской академии наук и Российской академии медицинских наук, иностранный член Австрийской, Финской академий, Американской академии медицины и психиатрии, действительный член Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы. А ее научные «украшения» — золотая медаль им. В.М.Бехтерева, медаль им. Мак-Каллоха (США), им. Ханса Бергера (Германия), медаль Болгарского союза научных работников, «Награда века» от Международной организации по психофизиологии, Медаль Чести «2000-летия».

В последние годы Наталью Бехтереву особенно привлекал «феномен опыта после смерти». Теперь эта последняя тайна уже открылась ей. При жизни у нее была своя малая планета в Солнечной системе — «Бехтерева», подаренная  Международным астрономическим союзом.

Возможно, это — кусочек Рая…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Наталья Бехтерева — Магия мозга и лабиринты жизни » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Книга рассказывает о жизни далекой середины XX века, о формировании увлекательной науки о мозге человека, о тех, кто в мимолетных встречах на научных форумах или в теснейших контактах повседневной работы обогатил своими мыслями и трудом изучение сложнейшего создания на нашей планете – мозга человека.

В книге – о расшифровке законов активности здорового и больного мозга и о приложимости этих законов не только в медицине, но и к событиям социального порядка, государственного масштаба.

В книге об удачах и сложностях – и о том, что с давних пор волнует человечество, но что до настоящего времени расшифровать не удалось. И здесь же и наши сегодняшние шаги в изучении самых высших возможностей человека – творчества.

Книга написана для всех.

Наталья Петровна Бехтерева

Магия мозга и лабиринты жизни

Вперемежку с научными статьями и книгами я писала изредка и нечто более популярное. В 1990 г. это была сравнительно оптимистичная «Per aspera…». Годы, когда писался этот первый текст, были временем надежд – больших и малых – в самых разных областях. В том числе и в науке. На этом радужном фоне в упрощенном (но не вульгаризированном) виде были представлены наши основные новости в области изучения здорового и больного мозга. В этой же книге как о прошлом, которое не должно повториться, рассказывалось о сложностях и трагедиях, пережитых нашим обществом и нашей наукой в годы советской власти, и о людях, работающих в науке сейчас.

Однако жизнь развернулась достаточно неожиданно, и мы в короткий срок оказались в нестабильном обществе, где науке, особенно фундаментальной, приходится все сложнее. Поэтому в книге 1994 г. («О мозге человека») я рассматривала вновь и научные проблемы, и прогресс в них, и некоторые общественные проблемы, естественно – с позиций физиолога, изучающего законы деятельности мозга. В природе не так уж много общих законов, и многое, открытое в микромире, применимо к макромиру, а знание особенностей деятельности мозга позволяет рассматривать особенности развития общества, в частности, его переходные фазы.

Кроме того, весь период изучения живого мозга человека я стремилась, что называется, «не прикасаться» к так называемым странным явлениям, более или менее редким или практически уникальным, боясь осложнить и так нелегкую нашу работу. К 1994 г. по основным позициям физиология человека не только у нас, но и за рубежом более или менее прочно встала на ноги. Но к этому времени и моя собственная жизнь резко изменилась, и я сочла своим личным долгом рассказать о том странном и далеко не всегда объяснимом, что я видела в жизни. Дальнейшее развитие науки, ее методологии и технологии, возможно, внесет какую-то ясность в понимание этих явлений. Но вряд ли их пониманию может способствовать замалчивание в научной и научно-популярной литературе. Для себя главу о странных явлениях я рассматриваю так: вопрос поставлен. Задача следующих поколений ученых – изучать эти явления и постараться подобрать ключи к ним («Сезам, отворись!»).

Казалось мне, что эта книга будет последней в моей жизни. Но после нее, в 1997 г., была написана маленькая, но емкая книжка сугубо научного содержания, послужившая основой моей вступительной лекции на XXXIII Международном конгрессе физиологических наук, проходившем в Санкт-Петербурге. А дальше произошло следующее.

Холлы трудно осваиваемой географии здания Российской Академии наук. Перерыв в заседании. Вполне обычная суета: кто-то ведет предвыборную кампанию, кто-то решает с начальством РАН финансовые, издательские и другие вопросы – начальство, выпив президентского чая, вышло в народ (к академикам).

В данный момент мне ничего не нужно – никого не ищу, ни с кем не общаюсь. Меня находит приятный человек средних лет: «Наталья Петровна, надпишите книгу – читаю, нравится». С некоторым отчаянием думаю: как же его зовут? Фамилию помню, но ведь мы сейчас от «товарища» отстали, а к «господину» не пристали. Да и не уверена, академик он или член-корреспондент… И тут приходит спасение: книга-то не моя, зачем я буду надписывать чью-то? Серое, невзрачное издание, без фамилии на обложке. Название, правда, знакомое, но я не издавала книжек под таким названием. И все-таки, как оказалось, – почти моя. Изрезанная, противно изданная, с первоначальным условным названием рукописи книги 1994 г. «Через тернии – к звездам». Не подписываю эту свою-чужую сиротку. Смотрю, кто издал…

Говорю с редактором ледяным тоном: «Буду подавать в суд!» Дальше – еще тривиальнее: «Вы не имели права!» Ответ отрезвляет: «Не имел. Подавайте. Конечно, выиграете, но денег у нас все равно нет…»

Судиться – как-то еще не вошло это в нашу научную практику – не стала, а надо бы. Потом серая брошюрка появилась и в Санкт-Петербурге… Забыть, заснуть, ничего не видеть, не слышать и больше не писать! Но пожалел меня директор издательства «Нотабене» Лев Иванович Захаров: «Давайте переиздавать книгу. Может быть, добавите что-нибудь – ведь прошло четыре года… Вы по-прежнему верите, что у России – звездное будущее, ведь так?» Тираж издания 1994 г. был маленьким, нестандартную «О мозге человека» просят – и, кому удается, покупают пиратский вариант.

И вот перед вами новое издание книги. Не судите строго: что-то, я надеюсь, стало лучше, глубже, что-то я добавила, но, наверное, что-то и испортила. А привлекшую наибольшее внимание в издании 1994 г. главу изъять не могла. Так, как там написано, было… Так было? Это, конечно, еще не наука. Но и не лженаука. Так – бывает…

Введение

– Бабуль, а бабуль! А дальше? Ну ты же обещала… Ну пожалуйста…

– Наташенька, я тебе уже рассказала самое хорошее из моего детства. Нас было сначала двое – я и брат, затем появилась маленькая сестричка. Мы жили в красивой квартире, в прихожей нас встречали три чуда – голова зубра, статуя Фрины во весь рост и огромная лягушка. Лягушку ты знаешь, она со мной и сейчас. Была немка-бонна, которая все время добивалась от нас с Андреем аристократического или как минимум приятного поведения («…Aber zierlich manierlich, Kinder»), отчего мы или действительно чинно садились за книжки, или через черный ход неслись по подвалам – три стоящих рядом дома имели общий подвал – и…

– Бабуль, бабуль, я знаю, вы там ловили котят, отмывали их в ванной, и некоторые серые превращались в рыжих или белых. Это я все знаю. Вы ездили на юг – на Кавказ, в Крым, там все было очень красиво, я ведь была в Крыму. Я не о том. Что было дальше? Ты начинаешь и вдруг говоришь, что не сто́ит. Сто́ит, бабуль, сто́ит, уж я-то знаю!

– Плохо было дальше, Наташенька, так плохо, что мы очень долго не знали, как плохо на самом деле, не знали, что может быть еще хуже. А на самом деле действительно было еще много хуже, чем нам казалось.

– Хуже – что? Хуже чего?

– Ну, если совсем коротко…

– Ой, не надо коротко, расскажи длинно-длинно, как было.

– Знаешь, Натуль, я очень не люблю, когда что-то – даже не очень важное – происходит с электричеством. Для меня это всегда бо́льшая неприятность, чем то, что реально произошло. А когда-нибудь я расскажу тебе еще, как случилось, что мне всегда так трудно собраться в лес за грибами. Хотя, когда я уже в лесу, все неприятное уходит – конечно, если не встречу змей. Я их недолюбливаю, мне всегда кажется, что есть что-то общее между змеями и характером некоторых людей.

…А сейчас – об электричестве. Был 37-й год, сентябрь. Мы жили в старом доме, хотя внешне он смотрелся вполне респектабельно. Он и теперь такой же: хочешь – сходи посмотри, это в нашем городе, дом 12 по Греческому проспекту. Так вот. Вдруг у нас начали гореть провода. Проводка была наружная, и в темноте все провода начинали светиться красноватым светом. Не очень ярко – ну, как самая слабая лампочка в фонарике. Надо менять провода. Но сразу этого не сделаешь: нужно их найти, купить, посмотреть, что еще не в порядке. Словом, это продолжалось, наверное, с неделю. На ночь папа отключал электричество совсем, боясь, что ночью может случиться пожар.

Книга «Магия мозга и лабиринты жизни»

О книге «Магия мозга и лабиринты жизни»

Мы живём, двигаемся, общаемся, испытываем эмоции, но далеко не всегда задумываемся о том, благодаря чему всё это происходит. А всё это мы делаем под контролем мозга, важнейшего и очень любопытного органа человека. Наталья Петровна Бехтерева всю свою жизнь посвятила науке, в своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни» она рассказывает об этом. Повествование в некоторых моментах довольно хаотичное, но это только ещё раз показывает, что автор книги старалась вложить как можно больше и с чувством подходила к тому, о чём пишет.

Эту книгу нельзя назвать только мемуарами, но её и нельзя назвать научно-популярным изданием. Это тесная связь жизни человека с наукой. Автор рассказывает о своём детстве, о том, как она пришла к тому, что хочет стать учёным, о сложностях и радостях, которые сопровождали её в этом пути. Она пишет о своей профессии, научных работах, докладах, экспериментах, плагиате, неприятных или огорчающих эпизодах и о том, что вдохновляло и подталкивало идти вперёд.

В книге есть интересные факты о работе мозга. Какими были первые шаги в его изучении, какие любопытные вещи открывались, какие феномены проявлялись, получили они какое-то объяснение или нет. Здесь о разнице в активности здорового и больного мозга, случаях, которые люди склонны связывать с влиянием высших сил. Можно прочитать о работе мозга с точки зрения биологии, а также с точки зрения влияния на поведение человека; какое отношение активность мозга имеет не только к медицине, но и к событиям социального характера. В книге много увлекательного, дающего понимание, что наш мозг – это удивительный орган, который изучен ещё очень мало, и впереди можно ожидать ещё много ярких открытий.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Магия мозга и лабиринты жизни» Бехтерева Наталья Петровна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Книга Магия мозга и лабиринты жизни — читать онлайн

Папа подошел к нам, успокоил, сказал, чтобы мы не волновались, что он скоро вернется, что все это – какая-то ошибка.

Я не могу сказать, что? я чувствовала в этот последний миг, даже не могу сказать, что это был испуг, – папа был так спокоен… А утром спросила маму, почему она дома. И, увидев на столе папины ключи, – где папа. Я решительно ничего не помнила…

– Как, бабуль, совсем ничего? Ведь твоего любимого папу арестовали?!

– Мама попыталась сказать, что папа в командировке, потом заплакала: «Его арестовали…»

И тут я вспомнила все – сначала как сон, затем как явь… И с этой секунды стала ждать возвращения папы. Я ждала его и тогда, когда попала в детский дом – а это было через полгода, – и каждую, каждую ночь засыпала с мыслью: это произойдет завтра, придут за мной и братом Андреем веселые папа с мамой и все, все будет снова хорошо. Лучше, чем было. Папа раньше часто получал премии, это праздновалось дома. В эти дни мне тоже ужасно хотелось праздника, мне хотелось, чтобы все было так же, и даже лучше. А папа в это время уже больше месяца как был расстрелян… Маму в общем вагоне увезли в лагерь; потом она рассказывала, что больше года все время плакала, плакала: дома остались мы – трое детей. Мама была уверена, что всех взяли наши родственники, и очень волновалась за маленькую мою сестричку Эвридику (Эвочку), – в семье, где, как она предполагала, живет Эвочка, был туберкулез, причем двое там уже умерли – туберкулез тогда еще лечили очень плохо… Натуль моя молчит, думает.

– Ну вот, какую грустную историю я тебе рассказала. Лучше бы и не надо? И уж конечно, на сегодня хватит.

– А дальше? Ведь ты жива осталась.

– А дальше – когда-нибудь, ладно?

– Не когда-нибудь, я знаю: «когда-нибудь» – это почти никогда. Давай завтра, а?

– Посмотрим, Натуль. Если удастся и захочется, то завтра.

Прошло много-много дней и недель. И это я виновата, что так. Она ждала, а я думала, что интерес пропал. Приходила ко мне. С мамой. И садилась у телевизора. Только поехав с ней вместе в Америку, я поняла, какое глубокое, думающее и чувствующее создание со мной рядом.

– Я все думала, думала.

– О чем?

– Обо всем и о себе. Я хочу остаться здесь учиться, я хочу знать язык, посмотреть, как живут люди иначе.

– Натуль, но ведь надо сдать вступительные экзамены в школе (а ты у меня далеко не отличница), пройти тестирование в Линкольн-центре. А?

Молчание. Затем тихонечко:

– Попробую.

И длинные-длинные переговоры с папой и мамой по телефону. К ее чести, она передала мне телефонную трубку тогда, когда родители были уже доведены до кондиции: «Пусть попробует». Против всех ожиданий, она поступила в школу, наши друзья американцы взяли ее жить в свою семью (!), а наш с ней разговор продолжился, когда я через полгода вновь приехала в Нью-Йорк.

– Я поняла, что привыкаю к детскому дому, когда стали постепенно меняться мои мысли при засыпании. Нет, я, конечно, ждала папу и маму, они должны были вернуться, но, может быть, не так скоро, как я верила вначале.

Эти три с небольшим года до 22 июня 1941 г. все больше наполнялись разговорами о войне с фашистами; мы занимались ПВО (противовоздушной обороной) и, как оказалось, были абсолютно не готовы к войне. Всему приходилось учиться заново, и это нередко очень дорого нам обходилось. Поездив с детским домом вокруг Ленинграда, попадая под обстрелы и бомбежки, мы вернулись в город, где и просуществовали первый год блокады…

– Ты спишь, Натуль? Ну ладно, остальное – потом. Давай так: я напишу о самом главном в моей жизни, а ты меня «доспросишь» о том, что я пропустила, идет?!

Вся эта книжка посвящается тебе, как человеку нашего будущего. Ведь ты меня спросила: «Как ты жила?» А ты же знаешь: моя жизнь – это наука, к которой я сначала привыкала, а потом занималась со страстью, и семья, и события повседневной жизни. И конечно, я не могла не думать о том, что происходит в обществе. На самом деле принципиально важных законов не так-то много, и они, скорее всего, едины для мироздания и деятельности мозга. Вот я и пришла к сопоставлению явлений, событий общественного и организменного порядка. Для этого надо было все время углубляться в изучение механизмов работы мозга человека, знать и стараться понять на этой основе, что именно в обществе происходит по той же схеме. Этой книге предшествовал не только большой научный, но и богатый жизненный опыт. А толчком к ее написанию стало наше время перемен, переоценки ценностей, уговоры моей внучки Натули и просьбы друзей написать о себе. Я попыталась, и оказалось, что эти два опыта стали, по существу, одним, они слились. Это в первую очередь объясняется тем, что происходящее в живом мозге человека, естественно, теснейшим образом связано с жизнью – и личной, и общества.

В процессе многолетних исследований, длительного «разговора» с живым человеческим мозгом удалось сформулировать целый ряд принципов и выяснить многие механизмы его деятельности. Мозг человека обладает удивительными механизмами самосохранения (1) и самозащиты (2). Надежность мозга (3) имеет многоплановый материальный базис, по крайней мере часть которого нами раскрыта дополнительно к уже известному. Оказалось возможным обозначить принципы, лежащие в основе этой надежности.

Любая деятельность мозга реализуется системным механизмом, который, однако, принципиально различен в обеспечении стереотипной («автоматизированной») и нестереотипной, особенно творческой, деятельности (4). Условием адаптации организма к среде при повреждениях мозга и организма является формирование устойчивого патологического состояния, поддерживаемого соответствующей матрицей долгосрочной памяти (5). Выход из устойчивого патологического состояния может идти не плавно, а через фазы дестабилизации, причем последние должны находиться под строгим лечебным контролем.

Раскрывать и формулировать эти принципы и механизмы мне, конечно, помогали факты о работе мозга, полученные в уникальных условиях прямого с ним контакта, затем – непрямого, с помощью совершенной современной технологии. Оказалось, однако, возможным рассмотреть по крайней мере некоторые концепции и на основе так называемых житейских ситуаций, а также социальные ситуации на основе концепций.

Многое из того, что мы уже знаем о механизмах и принципах работы мозга, может и, по-видимому, должно учитываться при обсуждении общественных, социальных ситуаций. Так, больное общество может «выздороветь», не всегда двигаясь по гладкому пути, возможны и фазы дестабилизации. Однако именно эти фазы нуждаются в наибольшем контроле для того, чтобы общественная динамика развивалась в желаемом направлении. Нестабильное состояние равно трудно и больному человеку, и человеку в больном обществе.

Теоретическая наука о фундаментальных законах работы мозга оказалась на редкость практичной. На ее основе были осуществлены подлинные прорывы в лечении болезней нервной системы. Об этом тоже говорится в книге. Рассказывается о научной атмосфере как среде, в которой происходит цепная реакция научных и научно-практических решений, об оптимальной стратегии и тактике развития науки о мозге человека. И о некоторых людях, без которых все, о чем написано в этой и других моих (и наших) книгах, могло бы и не состояться.

Per aspera… (сквозь тернии)

«Продажная девка империализма»! Интересно, что можно было бы обозначить так сегодня? Даже политические провалы носят менее броские имена – например, Уотергейт… Люди, что ли, стали менее изобретательны в ярлыках?

«Продажная девка империализма» – такой ярлык оправдывал, в частности, отсутствие в программах по биологии разделов по генетике. Но – и в этом парадоксальность жизни – литература (да и история!) свидетельствует, что «продажные девки» имели иногда очень верных рыцарей.

А за «продажную девку империализма» шли на костер – в его современном варианте – расстрел, лагерь, дальнее голодное выселение.

Все это происходило не в средние века и не где-то далеко, а здесь, в нашей стране, в те несколько десятилетий, которые отсчитывают с 30-х годов. Хотя на примере истории своей семьи могу сказать, что вторая половина 20-х – более точный временной параметр.


Перейти на страницу:
123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566

«Магия мозга и лабиринты жизни» Наталья Бехтерева: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-045472-3, 978-5-17-045472-x, 978-5-17-045472-х

Книга, мягко говоря, необычна. Начнем с того, что совершенно непонятно, для кого она написана? Для широкой аудитории — она содержит слишком много неизвестных и необъясняемых терминов, для специалистов – вообще не представляет интереса. Сплошные повторения одного и того же, непонятно на чем основанные амбиции, очень нестройное, рваное, бестолковое изложение. Например, все то, что Н.П. пытается описать на первых 200 страницах текста, ее сын изложил (в приведенной в этой же книге статье, ссылка на нее ниже) примерно на 5 страницах, причем гораздо интереснее, читабельнее и строже. Но как пишет Н.П., изложение, доступное широкой публике, получается «вульгарным». Поэтому, вместо того, чтобы объяснить эксперименты простым языком и привести наглядные схемы, она постоянно перескакивает с пятого на десятое, приводит рисунки из научных статей, которые никак не объясняются, и часто очень мелки и неразборчивы. В итоге, информацию приходится буквально выцеживать между строками. Причем, проблема даже не в том, что Н.П. пишет сложно, как раз нет. Она пишет очень небрежно.

Единственная глава в книге, написанная нормальным языком, это «Зазеркалье». В ней Н.П. рассказывает о своих столкновениях с загадочными явлениями, такими как вещие сны, встреча с Вангой и т.п. Все остальное, собственно самое мне интересное, касающееся экспериментов, связанных с мозгом, укладывается в несколько тезисов. А именно:

1. Мозг защищен лучше, чем любой другой орган человека. В частности, этому способствует многофункциональность клеток коры и внутренних областей мозга, часть которых которых может «переквалифицироваться» в зависимости от выполняемых задач, а также при потере какой-то частью клеток способности выполнять свои функции (например, при травме). Иными словами, деятельность мозга обеспечивается распределенной в пространстве мозга и изменчивой во времени системой, состоящей из звеньев различной степени жесткости.

2. Любимая деятельность мозга – творческая. Поэтому стоит посвящать ей максимально возможное время.

3. Мозг содержит так называемый «детектор ошибок». Если в набор действий, выполняемых нами почти автоматически (например, при уходе на работу: погасил свет, выключил газ, взял телефон, ключи от офиса, права) вкрадывается ошибка (забыл ключи), мозг сигнализирует человеку, давая ему почувствовать, что что-то здесь не так. Остается, только проверить, что именно.

Эта детекция ошибок касается многого, в том числе очень тесно связана с речью. Определенные области мозга реагируют на грамматически неправильно построенные фразы, и т.д.

Сюда же можно отнести механизмы «непроизвольного внимания» — способность выделить главный и важнейший элемент из бесконечного множества (например, тихий плач ребенка среди шума улицы) и «селективного внимания» — способность следить на шумной вечеринке, когда все говорят разом, за одним только собеседником.

4. Основной прибор, который позволяет изучать происходящее в мозге, это позитронно-эмиссионный томограф (ПЭТ). В основе его работы лежит способ слежения за чрезвычайно малыми концентрациями ультракороткоживущих изотопов, которыми метятся физиологически значимые соединения, вводимые в мозг. Используется для изучения обмена веществ, участвующих в реализации функций мозга.

Иными словами, ничего нового, кроме тех фактов, которые каждый человек и так отлично знает из обычного своего жизненного опыта (ну, разве что, метод ПЭТ – не всем знаком).

К сожалению, при всем моем уважении к Наталье Петровне, как к человеку, который прошел путь от детдома до академика, как писатель, она совершенно бездарна, даже в рамкам автобиографической книги. Более того, после прочтения книги, у меня сложилось впечатление, что и как ученый, она не особенно интересна.

Помните известный пример: если папа-физик не может доступно объяснить пятилетнему сыну, как работает синхрофазотрон, хреновый он физик.

Была крайне разочарована. Ни кому бы не стала рекомендовать эту книгу.

Книга Магия мозга и лабиринты жизни — читать онлайн

Я только что говорила о реализации личности вне зависимости от социальных условий, более общих, чем семья в обществе, детский дом в обществе, личность в обществе. Упоминаю здесь об этом не для того, чтобы развить эту тему, а для того, чтобы отмежеваться от нее. И совершенно не потому, что не считаю ее важной. Она – наиважнейшая, определяющая, причем в своих экстремальных вариантах она оказывается доминирующей, и внесение каких-либо коррективов на любом другом уровне становится просто невозможным. Дело в том, что много лучше меня это обычно делают писатели и некоторые историки, и дай Бог им в этом удачи! Каждому свое. А вот небольшие экскурсы в условия противостояния личности разным сложностям жизни мне бы хотелось сейчас подытожить как физиологу, изучающему мозг человека.

Нейрофизиолог, в связи с недостатком наших возможностей и сегодняшних знаний, пока не может показать матрицу долгосрочной памяти, закладываемую в детстве и затем определяющую всю жизнь человека. Мы можем сколько угодно рассуждать на эту тему, говорить о весьма вероятных событиях, происходящих с нуклеиновыми кислотами, циклическими нуклеотидами, белками, мембраной нервных клеток, об изменениях в синапсах и глиозных клетках. Все это, скорее, будет «правдой», не знаю – «только ли правдой», может быть, есть что-то и «кроме правды», но наверняка это не «вся правда». Формула английской судебной присяги показалась мне здесь удобной для определения сегодняшнего уровня знаний о долгосрочной памяти. В существовании ее, однако, в отличие от многих других, сегодня еще неясных, феноменов, никто не сомневается. Мы помним. Мы живем не только во власти сегодняшних событий, но и под более или менее удобной (удачной) шапкой памяти. Без особой необходимости человек обычно не воюет с памятью детства, хотя активность ее во взрослой жизни может выражаться и в форме реализации, и в форме противостояния. Итак, нейрофизиология здесь пока владеет лишь более или менее правдоподобными гипотезами. То, что поступки обусловлены памятью, доказывает прежде всего жизнь.

Воспитание эмоционального баланса теоретически может уже сейчас исследоваться нейрофизиологическими методами. Постановка такого рода задачи возможна и целенаправленно, в интересах лечения больных. В нашей практике этого не проводилось, скажем так: в связи с принципиальной ясностью ответа и с тем, что это могло бы повлечь за собой нежелательное продление срока лечения. Но a priori можно с большой вероятностью сказать, что в этом случае удастся наблюдать выравнивание интенсивности реципрокных сдвигов сверхмедленных физиологических процессов или даже усиление защитных – «сверхзащиту».

Принципиально то же важно и для воспитания стойкости. Однако в этом случае еще важнее ограничение физиологических сдвигов в мозгу таким образом, чтобы оставался простор для разума, мышления. Надо сказать, что такого рода решение нейрофизиологического аспекта вопроса придет, вероятно, в голову многим из тех, кто знаком с основными положениями нейрофизиологии эмоций и мышления. Стоило мне начать говорить на эту тему, у моего сына, много лет рядом со мной не только работающего, но и думающего, был сразу готов ответ: стойкость – это обеспечение эмоций «малой кровью» – малой территорией… Этому тоже, по-видимому, можно научиться, это тоже, по-видимому, можно воспитать и увидеть.

Приложите все, о чем я говорила, к нам, детям 20–30-х годов, и вы поймете, что именно некоторым из нас помогло не только выжить, но и выстоять. И все же жизнь и творчество, если оно было возможным, шли как бы в коридоре ограничений – общественных, философских и других. И не так уж много оказалось среди нас по-настоящему дерзавших. Тех, которым в жизни было суждено сделать прорыв в неизвестное.

УПС

Я постараюсь написать как можно проще об очень сложных проблемах – проблемах деятельности мозга человека, важных для понимания действий индивидуума и общества. Потому адресуюсь в данном случае ко всем, кто по разным причинам интересуется тем, как работает мозг человека. И прежде всего к молодежи, выбирающей свою единственную дорогу в жизни. Единственную, как выбрала когда-то я. Около пятидесяти лет я работаю в области физиологии мозга человека, и близко к сорока из них – прицельно в области изучения того, как, по каким законам работает здоровый и больной мозг, как мозг обеспечивает различные процессы жизнедеятельности организма, специально человеческие функции – мышление, эмоции. Годы осмысливания того, что делалось и сделано, позволяют мне, несмотря на всю сложность мозга, без избыточной вульгаризации все-таки упростить изложение сведений, обычно более или менее понятных лишь специалистам. И наконец, поскольку я коснусь здесь некоторых вопросов, которые «всем известны», но не нашли еще подтверждения в науке или не расшифрованы ею, мне придется говорить о том, что не имеет пока своего научного языка.

Нецелесообразно здесь подробно излагать историю исследований мозга. Это уже сделано многими. В первую очередь я хотела бы назвать американского ученого Мери Брезье, которая разобралась сначала в исследованиях, проведенных в XIX в., а затем отправилась к истокам событий, к более раннему периоду[3]. В свет вышла еще одна ее книга, она о развитии науки XIX–XX вв. Кое-что по истории изучения мозга человека есть и в моих книгах, по крайней мере упоминаются важнейшие вехи, относящиеся к проблеме «Мозг и мышление». Здесь, просто для того, чтобы не соотносить все, что мы знаем о мозге сейчас, только с нашими исследованиями, кое о чем надо бы сказать – ведь не на чистом же месте мы начинали. Хотя во многом и на чистом. Однако целесообразнее, наверное, приводить данные о важнейших исследованиях в данной проблеме по ходу изложения соответствующих наших материалов.

Абсолютную необходимость изучения именно механизмов мозга, не только того, как построен, но и того, как устроен мозг, я поняла после десятилетней работы над проблемой. Тогда, когда остро понадобилось точно знать, к каким функциям имеют отношение анатомически совершенно определенные структуры мозга человека, и когда оказалось, что этого не только никто не знает, но и ни у кого нет серьезного беспокойства по поводу этого незнания. Примерно так: есть такой орган – мозг, кое-что мы о нем знаем, многого не знаем. Ну, что ж делать, на нет и суда нет. Во всяком случае, именно в эти годы мы всё больше узнавали о космосе и он казался все ближе. А живой мозг человека оставался, как это ни парадоксально, все таким же далеким…

* * *

Больную Г. удалось очень надолго освободить от тяжелейшего недуга – паркинсонизма. Да еще как освободить! У больной не только стали легко двигаться прежде скованные руки и ноги, исчезло изнурительное дрожание рук и ног, но и – хотите верьте, хотите нет – она помолодела, похорошела. После выписки из клиники она вышла замуж. Сначала мы просто радовались. И все-таки через два десятилетия болезнь вернулась… Тогда у нас возникли вопросы. Вопрос 1. Почему эффект от точечных разрушений (микролизисов) оказался лучше, чем от тех массивных, по объему, может быть, почти в сотни раз больших, чем здесь, применяемых при так называемых одномоментных стереотаксических операциях (расчетном воздействии на глубокие структуры мозга)? Вопрос 2. Почему больная помолодела (а этому были и прямые медицинские доказательства)? Вопрос 3. Почему после двух десятилетий (или около того) болезнь вернулась? Пожалуй, только на второй вопрос ответ, хотя бы приблизительный, был известен сразу. Первый вопрос вначале возник не у нас, а у наших оппонентов. На третий вопрос ответ был найден тогда, когда мы вплотную занялись общими механизмами больного мозга.

Почему помогли здесь и помогают точечные лизисы, тогда как у всех тех, кто проводит одномоментные стереотаксические операции, логикой лечебных воздействий является разрушение путей передачи импульсов от одних структур к другим? Конечно, такого рода механизм лечебного эффекта исключить нельзя. Оправдывая массивные разрушения при одномоментных стереотаксических операциях в области различных подкорковых структур, наши тогдашние оппоненты всей логикой своих успехов доказывали (словесно!), что микроразрушения не помогут. Оказалось, помогают… Итак, ответ на первый вопрос. При лечебно-эффективном микролизисе, равно как и при предложенных нами в дальнейшем лечебных электрических стимуляциях, лечебный эффект развивается не только за счет «перерыва путей» – этого исключить нельзя, – но и за счет физиолого-нейрохимической перестройки, реорганизации деятельности мозговых систем и появления в мозге улавливаемых в спинномозговой жидкости низкомолекулярных фракций, по-видимому, пептидного генеза. Их возможный лечебный эффект был подтвержден при искусственном дополнении спинномозговой жидкости больных этими веществами, точнее – группой таких веществ. (Совершенствование техники такого лечения позволило применять определенные пептиды в виде капель в нос.)


Перейти на страницу:
123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566

10 Природные методы лечения анкилозирующего спондилита: упражнения и многое другое

Анкилозирующий спондилит (АС) — это форма артрита, которая вызывает воспаление суставов позвоночника.

Больше всего поражаются суставы в месте соединения позвоночника с тазом. Состояние также может поражать области, где сухожилия и связки прикрепляются к костям.

Это может вызвать воспаление в других частях тела, таких как:

  • плечи
  • ребра
  • бедра
  • колени
  • стопы
  • глаза
  • челюсть
  • кишечник
  • сердце (редко)
  • легкие (редко)

Для устранения симптомов АС доступны как естественные, так и традиционные методы лечения.

Многие люди с АС испытывают скованность и боль в пояснице. Эта боль может быть спорадической и различной степени тяжести. Эти симптомы могут прогрессировать в верхний отдел позвоночника.

Другие симптомы варьируются от человека к человеку и могут включать:

  • потеря гибкости
  • спондилодез
  • помутнение зрения
  • чувствительность к свету
  • красные слезящиеся глаза
  • боль в глазах
  • снижение емкости легких
  • трудности дыхание
  • Синдром конского хвоста, который влияет на ощущения в поясничном отделе позвоночника
  • общее недомогание
  • Проблемы с желудком или кишечником

Хотя СА является прогрессирующим, не у всех возникает спондилодез или серьезные осложнения.

Симптомы АС у женщин могут быть нетипичными. Например, симптомы могут начаться не с поясницы, а с шеи.

AS — хроническое заболевание. На данный момент лекарства не существует, но лечение может облегчить такие симптомы, как боль и скованность. Лечение также может уменьшить обострения.

Натуральные средства можно использовать отдельно или вместе с традиционными средствами лечения АС.

Эти 10 естественных методов лечения могут помочь облегчить симптомы:

1. Растяжка

Растяжка помогает развить гибкость и может уменьшить боль.Попробуйте добавить в свой распорядок дня растяжку позвоночника или поясницу (например, растяжку с вращением туловища).

2. Тепловая терапия

Чтобы уменьшить скованность и боль, приложите к пораженному участку грелку или грелку. Вы также можете использовать влажное или сухое тепло. Также может помочь теплая ванна, особенно перед тренировкой.

Не используйте тепловую терапию без консультации с врачом, если у вас есть:

  • диабет
  • тромбоз глубоких вен (ТГВ)
  • сосудистое заболевание
  • открытая рана
  • кожное заболевание, такое как дерматит

3 ,Холодная терапия

Прикладывание пакета со льдом, пакета с холодным гелем или пакета замороженных овощей к болезненным суставам может помочь уменьшить отек. После тренировки холодная терапия может помочь уменьшить воспаление.

Не прикладывайте лед более 20 минут за раз. Если у вас проблемы с кровообращением, проконсультируйтесь с врачом перед применением холодовой терапии.

4. Иглоукалывание

Иглоукалывание — это дополнительная терапия, при которой тонкие иглы вводятся в определенные точки на коже.Считается, что это активирует болеутоляющие гормоны вашего тела.

Иглоукалывание становится все более популярным в Северной Америке. Некоторые исследования сообщают, что иглоукалывание снимает боль при АС.

Обзор исследований, проведенных в 2019 году, в которых изучались 70 клинических испытаний, а также другие отчеты, показал, что иглоукалывание в целом является безопасным и эффективным средством уменьшения боли.

Однако исследования акупунктуры и АС были признаны безрезультатными, поэтому необходимы дополнительные исследования.

5.Лечебный массаж

Массаж помогает расслабиться. Это также может помочь вам почувствовать себя более гибким или «расслабленным», чтобы вы могли тренироваться или растягиваться.

Массаж может вызвать боль в болезненных местах позвоночника. В этом случае избегайте этих участков и используйте только легкие массажные техники, пока боль не исчезнет.

6. Механизм

Чем больше вы сидите, тем сильнее вы себя чувствуете. Вставайте, двигайтесь и регулярно растягивайтесь. Если у вас есть офисная работа, каждый час делайте перерыв, чтобы «встать и двигаться».

7. Упражнения

Программы легких упражнений, такие как йога и пилатес, отлично подходят для AS, поскольку они включают растяжку. Плавание также может быть полезным, потому что оно не влияет на суставы.

Укрепляющие упражнения с отягощениями могут помочь нарастить мышцы, которые поддерживают суставы, пораженные АС.

Поговорите со своим врачом или физиотерапевтом, чтобы определить лучший план упражнений для вас.

8. Техника Александра

Практика правильной осанки очень важна при работе с AS, так как она может повлиять на вашу спину.Техника Александра учит вас осознавать свою осанку в течение дня.

Он также научит вас, как исправить неправильную осанку, и может быть полезен людям с СА. Чтобы найти квалифицированного учителя, посетите официальный сайт.

9. TENS-терапия

Чрескожная электрическая стимуляция нервов (TENS) использует электрический ток для уменьшения боли.

Электроды обычно подключаются к аппарату TENS и накладываются на место боли. Считается, что когда TENS стимулирует нервы, он подавляет болевые сигналы в организме.

Физиотерапевт может научить вас технике TENS, чтобы вы могли продолжать использовать ее дома.

10. Отказ от курения

Курильщики, особенно мужчины, подвержены большему риску повреждения позвоночника от АС, чем некурящие. Отказ от курения не только помогает уменьшить повреждение АС, но и улучшает общее состояние здоровья.

Бросить курить непросто. Получите всю возможную поддержку. Smokefree.gov — отличное место для начала.

Хороший ночной сон часто бывает недостижимой целью, если у вас СА.Боль может усиливаться ночью из-за неподходящего постельного белья.

Ваш матрас должен держать позвоночник прямо, когда вы лежите на боку. Матрас также должен позволять позвоночнику иметь S-образный изгиб, когда вы лежите на спине.

Попробуйте эти советы, чтобы хорошо выспаться:

  • Используйте матрас средней жесткости, который может повторять форму вашего позвоночника.
  • Используйте столько подушек, чтобы шея была ровной.
  • Используйте тепловую терапию перед сном, чтобы уменьшить боль.
  • Не спите с подушкой между ног.

Традиционные методы лечения также могут уменьшить боль, уменьшить скованность и предотвратить обострения. Можно использовать несколько типов лекарств.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)

НПВП помогают уменьшить боль. Вот некоторые примеры:

  • ибупрофен (Адвил, Мотрин)
  • напроксен (Алив)
  • аспирин

Кортикостероиды

Ваш врач может назначить кортикостероиды, если симптомы вашего АС тяжелые и не поддаются лечению другими лекарствами.Кортикостероиды также помогают уменьшить воспаление и боль.

Кортикостероиды обычно вводят в пораженный сустав для быстрого облегчения боли. Из-за побочных эффектов эти препараты предназначены для краткосрочного использования.

Примеры включают преднизон (Deltasone, Rayos) и преднизолон (Omnipred).

Модифицирующие заболевание противоревматические препараты (DMARD)

DMARD могут помочь замедлить воспалительный процесс. Примеры включают сульфасалазин (азульфидин) и метотрексат (Rheumatrex, Trexall).

Эти препараты используются для длительного лечения.

Биологические препараты и биоаналоги

Биологические агенты могут блокировать белки, вызывающие воспаление. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило семь различных биопрепаратов:

  • адалимумаб (Хумира)
  • цертолизумаб пегол (Cimzia)
  • этанерцепт (Энбрел)
  • голимумаде (Simponi)
  • инфликс.
  • ixekizumab (Taltz)
  • secukinumab (Cosentyx)

Эти препараты вводятся или вводятся внутривенно.

Биосимиляры также доступны. Эти препараты не являются точными копиями биопрепаратов, но они созданы для того, чтобы производить те же эффекты. Следующие биосимиляры были одобрены FDA для AS:

Энбрел биоаналоги
  • этанерцепт-szzs (Erelzi)
  • этанерцепт-икро (Eticovo)
Hyimira16 -адсорбент Humira16

0-адгезия

  • адалимумаб-adbm (Cyltezo)
  • адалимумаб-afzb (Abrilada)
  • адалимумаб-атто (Amjevita)
  • адалимумаб-bwwd (Hadlima)
  • Remicade biosimilar 9 infliximab-axxq (Avsola)
  • infliximab-dyyb (Inflectra)
  • infliximab-qbtx (Ixifi)
  • Однако единственные два, которые в настоящее время доступны для U.Потребителями S. являются биоаналоги Remicade Renflexis и Inflectra. Во многом это связано с патентами, принадлежащими производителям биопрепаратов.

    Точная причина AS неизвестна, хотя генетика играет роль. Генетический маркер HLA-B27 присутствует более чем у 95 процентов кавказцев с AS. Эта ассоциация генов варьируется в зависимости от этнических и расовых групп.

    В целом наличие гена HLA-B27 может представлять 30-процентный риск развития AS. У многих людей с этим генетическим маркером не развивается AS, и вам не обязательно быть HLA-B27-положительным, чтобы иметь AS.

    Более 60 генов могут иметь связь с AS. Когда эти гены сочетаются с бактериальной инфекцией или другим фактором окружающей среды, они могут запускать AS. В этой области необходимы дополнительные исследования.

    СА обычно начинается в подростковом или юношеском возрасте и продолжается на протяжении всей вашей жизни. У мужчин встречается чаще, чем у женщин. В результате, если вы подросток или молодой взрослый мужчина, ваш риск СА выше.

    Другими факторами риска являются:

    • семейный анамнез AS
    • с генетическим маркером HLA-B27
    • частые желудочно-кишечные инфекции

    Хотя большинству людей требуется какой-либо тип медикаментозной терапии для AS, природные средства также могут помочь уменьшить симптомы.

    Не все природные средства и альтернативные методы лечения подходят для всех с АС. Некоторые люди могут добиться успеха с помощью йоги и акупунктуры. Другие могут чувствовать себя лучше с помощью холодовой терапии и массажа.

    Важно проконсультироваться с врачом по поводу принимаемых вами лекарств и любых естественных средств или альтернативных методов лечения, которые вы планируете.

    Если вы испытываете какие-либо побочные эффекты или боль, связанные с этими методами лечения, как можно скорее поговорите со своим врачом.

    .

    6 типов спондилита: что нужно знать

    Телефон
    Бесплатный номер:

    (800) 777-8189

    почта

    Информация @ Бехтерева.организация

    Поиск

    Поиск

    Авторизоваться

    Стать членом

    0

    0

    Авторизоваться

    Стать членом

    Поиск

    Поиск

    • О спондилите
      • Виды спондилита
        • Анкилозирующий спондилит
        • Энтеропатический артрит
        • Псориатический артрит
        • Реактивный артрит
        • Недифференцированный спондилоартрит
        • Ювенильный спондилоартрит
      • Информация о лечении
        • Лекарства
        • Упражнение
        • Диета и питание
        • Дополнительные процедуры
      • Возможные осложнения
        • Ирит или передний увеит
        • Усталость при спондилите
        • Боль при спондилите
        • Сердце при спондилите
      • Могу ли я болеть спондилитом?
      • для недавно диагностированных
      • Обертка значков
        • Могу ли я заболеть спондилитом?
        • Узнайте о спондилоартрите
        • Найдите ревматолога
    • О SAA
      • Миссия и видение
      • Основные достижения
      • Награды и почести
      • Годовые отчеты и финансовая отчетность
      • Знакомьтесь с людьми
        • Познакомьтесь с персоналом
        • Совет директоров
        • Медицинский и научный консультативный совет
        • Познакомьтесь с нашим основателем
      • Партнеры и спонсоры
      • Карьера
      • Политика конфиденциальности
      • Связаться с нами
      • Обертка значков
        • Годовые отчеты и финансовые показатели
        • Основные достижения
        • Награды и почести
    • Ресурсы и поддержка
      • Для медицинских работников
        • Для врачей первичного звена
        • Для служб быстрого реагирования
        • Для мануальных терапевтов
        • Научная библиотека
      • Учебные материалы и ресурсы
        • Спондилит плюс
        • Семинары и вебинары
        • Снова в действии
        • eSUN Архив
        • Глобальный саммит по спондилоартриту
        • Литература
        • Скорая медицинская помощь
        • Жизнь с AS Guide
        • Для детей и подростков
        • для женщин
        • Найдите ревматолога
      • Ресурсы поддержки
        • Группы поддержки
        • Интернет-группы
        • Форумы сообщества
        • Программы помощи
        • Ресурсы кризисного вмешательства
        • Голоса сообщества
        • Life Cafe
        • План действий
      • Обертка значков
        • Учебные материалы и ресурсы
        • Для медицинских работников
        • Ювенильный спондилоартрит
    • Защита интересов
    • Исследования
      • Новости исследований
      • Участвуйте в исследованиях
      • Исследования SAA
      • Премия «Ранние исследователи»
      • Научные открытия
      • Обертка значков
        • Участвуйте в исследованиях
        • Новости исследований
        • Премия «Ранние исследователи»
    • Примите участие
      • Присоединиться
      • Обновить
      • Пожертвовать
      • Дать в честь или память
      • Волонтерство по сбору средств
      • Подарите свой автомобиль
      • Планируемая сдача
        • Планируемые варианты сдачи крови
        • Ресурсы плановых пожертвований
        • Члены Общества наследия Quest
      • Магазин
      • Тройная корона 200-х годов Хельги Олафсона

    .

    Анкилозирующий спондилит — Genetics Home Reference

  • Brown MA. Прорыв в генетических исследованиях анкилозирующего спондилита. Ревматология (Оксфорд). 2008 Февраль; 47 (2): 132-7. Epub 2007 22 ноября. Обзор.

  • Хелмик К.Г., Фелсон Д.Т., Лоуренс Р.К., Габриэль С., Хирш Р., Кво С.К., Лян М.Х., Кремерс Х.М., Майес М.Д., Меркель П.А., Пиллемер С.Р., Ревейл Д.Д., Стоун Д.Х .; Национальная рабочая группа по артриту. Оценки распространенности артрита и других ревматических состояний в США.Часть I. Rheum артрита. 2008 Янв; 58 (1): 15-25. DOI: 10.1002 / art.23177.

  • Хан М.А. HLA-B27 и его патогенетическая роль. J Clin Rheumatol. 2008 Февраль; 14 (1): 50-2. DOI: 10.1097 / RHU.0b013e3181637a38. Обзор.

  • Хан М.А. Полиморфизм HLA-B27: в настоящее время известно 105 подтипов. Curr Rheumatol Rep.2013 Октябрь; 15 (10): 362. DOI: 10.1007 / s11926-013-0362-у. Обзор.

  • Kim TH, Uhm WS, Inman RD. Патогенез анкилозирующего спондилита и реактивного артрита.Curr Opin Rheumatol. 2005 июл; 17 (4): 400-5. Обзор.

  • Ли Й.Х., Ро Й.Х., Чхве С.Дж., Джи Д.Д., Сон Г. Локусы восприимчивости к анкилозирующему спондилиту, определенные с помощью метаанализа поиска генома. J Hum Genet. 2005; 50 (9): 453-9. Epub 2005 21 сентября.

  • Мартин Т.М., Чжан Дж., Ло Дж., Джин Л., Дойл Т.М., Райска Б.М., Коффман Дж. Э., Смит Дж. Р., Беккер М. Д., Макенсен Ф., Хан М. А., Левинсон Р. Д., Шумахер Р. Р., Уэйд Н. К. , Розенбаум JT, Reveille JD. Локус на хромосоме 9p предрасполагает к проявлению определенного заболевания, острого переднего увеита, при анкилозирующем спондилите, генетически сложном, мультисистемном воспалительном заболевании.Ревматоидный артрит. 2005 Янв; 52 (1): 269-74.

  • Reveille JD. Генетическая основа анкилозирующего спондилита. Curr Opin Rheumatol. Июль 2006; 18 (4): 332-41. Обзор.

  • Робинсон П.С., Браун Массачусетс. Генетика анкилозирующего спондилита. Мол Иммунол. 2014 Янв; 57 (1): 2-11. DOI: 10.1016 / j.molimm.2013.06.013. Epub 2013 31 июля. Обзор.

  • Шамджи М.Ф., Бафакх М., Цай Э. Патогенез анкилозирующего спондилита. Нейрохирург Фокус. 2008; 24 (1): Е3. DOI: 10.3171 / ВОК / 2008/24/1 / E3. Обзор.

  • Sims AM, Вордсворт Б.П., Браун Массачусетс. Генетическая предрасположенность к анкилозирующему спондилиту. Curr Mol Med. 2004 февраль; 4 (1): 13-20. Обзор.

  • Zhang G, Luo J, Bruckel J, Weisman MA, Schumacher HR, Khan MA, Inman RD, Mahowald M, Maksymowych WP, Martin TM, Yu DT, Stone M, Rosenbaum JT, Newman P, Lee J, McClain JA, West OC, Jin L, Reveille JD. Генетические исследования предрасположенности к семейному анкилозирующему спондилиту. Ревматоидный артрит. 2004 июл; 50 (7): 2246-54.

  • .

    Причины, симптомы и варианты лечения

    Проверено с медицинской точки зрения Drugs.com. Последнее обновление 31 января 2020 г.

    Что такое анкилозирующий спондилит?

    Harvard Health Publications

    Анкилозирующий спондилит — форма артрита, вызывающая воспаление и повреждение крестцово-подвздошных суставов между позвоночником и тазом. Это также может повлиять на другие области позвоночника и другие суставы, такие как колено. В конце концов, воспаленные суставы позвоночника могут срастаться или соединяться вместе, поэтому они не могут двигаться независимо.Слово спондилит относится к воспалению позвоночника; анкилоз означает слияние или слияние двух костей в одну.

    Анкилозирующий спондилит встречается относительно редко. Им страдает примерно 1 человек из 1000. Он может передаваться в семьях, хотя его причина не выяснена. Чаще всего поражает здоровых молодых людей. Мужчины заболевают этим заболеванием в 10 раз чаще, чем женщины.Расстройство чаще всего возникает в возрасте от 20 до 40 лет, но может развиваться и у детей.

    Симптомы

    Человек с анкилозирующим спондилитом обычно чувствует боль или скованность в нижней части спины. Симптомы обычно усиливаются утром или после периодов бездействия и улучшаются при активности или упражнениях. Людям, страдающим этим расстройством, может стать хуже, если они не будут регулярно заниматься спортом. (Боль в спине, вызванная многими другими причинами, усиливается после упражнений.)

    Обычно боль в спине начинается в крестцово-подвздошном суставе и распространяется вверх по нижнему отделу позвоночника. В конце концов заболевание может затронуть весь позвоночник. Люди могут испытывать боль и болезненность в бедрах, бедрах и других суставах туловища. Другие суставы, такие как колени и лодыжки, также могут быть воспалены, хотя обычно это поражает не более трех или четырех суставов рук и ног.

    По мере того как позвоночник и его поддерживающие конструкции становятся жесткими, человек может начать наклоняться.Со временем кости позвоночника могут сливаться или срастаться, в результате чего образуется чрезвычайно жесткий и жесткий позвоночник, называемый покерным позвоночником. Это может затруднить глубокий вдох, потому что жесткий позвоночник и жесткие суставы между ребрами и грудиной затрудняют расширение грудной клетки. Боль и скованность в пояснице могут вызвать проблемы при ходьбе. Практически любое движение может стать болезненным.

    В редких случаях воспаление легких вызывает одышку, а воспаление глаз может вызвать ухудшение зрения с красными болезненными глазами.

    Другие возможные симптомы анкилозирующего спондилита включают:

    • Усталость
    • Лихорадка
    • Потеря аппетита
    • Похудание

    Диагностика

    Ваш врач спросит вас о ваших симптомах. Он или она осмотрит вас и может порекомендовать рентген или другие методы визуализации, такие как компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ), чтобы найти проблемы в ваших крестцово-подвздошных суставах или любых других суставах, которые болезненный или жесткий.

    Ваш врач также может назначить анализ крови для поиска гена под названием HLA-B27. Этот ген чаще встречается у людей с анкилозирующим спондилитом, чем у других людей. Однако наличие гена HLA-B27 не означает, что у вас есть или разовьется анкилозирующий спондилит; а у некоторых людей с анкилозирующим спондилитом этот ген отсутствует.

    Ваш врач диагностирует состояние на основе сочетания симптомов, физического осмотра, анализов крови и визуализационных тестов.

    Ожидаемая длительность

    Во многих случаях анкилозирующий спондилит протекает в легкой форме и может оставаться невыявленным в течение многих лет. Однако это проблема на всю жизнь.

    Профилактика

    Невозможно предотвратить анкилозирующий спондилит.

    Лечение

    Цель лечения — уменьшить боль в суставах и предотвратить, отсрочить или исправить любые повреждения или деформации позвоночника и других суставов.

    Лекарства

    Ряд лекарств может быть эффективным, включая противовоспалительные препараты (такие как ибупрофен), болеутоляющие (такие как ацетаминофен), сульфасалазин или метотрексат.Прерывистые краткосрочные кортикостероиды могут быть довольно эффективными, независимо от того, вводятся ли они в сустав или принимаются в форме таблеток.

    Ряд инъекционных препаратов также могут быть весьма эффективными, в том числе:

    Ежедневное управление

    Лечение обычно включает физиотерапию и упражнения. Физиотерапевт разработает для вас режим упражнений, который, вероятно, будет включать в себя упражнения на диапазон движений и растяжку, чтобы помочь позвоночнику оставаться гибким.Упражнения для брюшного пресса и спины помогут вам сохранить хорошую осанку и снизить вероятность сутулости.

    Плавание — особенно хорошее упражнение, потому что в воде может быть легче перемещать жесткие и болезненные участки. Езда на велосипеде также является хорошим упражнением для людей с анкилозирующим спондилитом. Избегайте занятий, которые могут слишком сильно повлиять на вашу спину. Например, бег трусцой может усилить боль в спине, потому что бег оказывает большее давление на суставы позвоночника.

    Горячие ванны, тепло и массаж могут облегчить боль.Если можете, спите на спине на твердом матрасе и используйте небольшую подушку или вообще не используйте ее.

    Поскольку анкилозирующий спондилит может поражать кости грудной клетки, объем ваших легких может быть ограничен. Дыхательные упражнения могут помочь сохранить объем легких. Если вы курите, отказ от курения должен быть приоритетом.

    Даже при самом лучшем лечении у некоторых людей разовьется сращение позвоночника, но большинство людей все еще может функционировать. В какой-то момент могут помочь спинной бандаж или другие приспособления, такие как корсет, трость или суставные шины.Если поражены другие органы, такие как сердце или глаз, вам, возможно, придется обратиться к специалисту и может потребоваться дополнительное лечение и наблюдение. Например, человеку с анкилозирующим спондилитом может потребоваться кардиостимулятор, если его или ее сердце поражено.

    Хирургия
    Как и в случае с другими формами артрита, хирургическое вмешательство может рассматриваться как последнее средство, когда другие методы лечения не работают достаточно хорошо.

    Когда звонить профессионалу

    Обратитесь к врачу, если у вас есть симптомы анкилозирующего спондилита, особенно:

    • Боль и скованность в спине, которые постепенно ухудшаются в течение недель или месяцев
    • Рано утром скованность, которая улучшается, когда вы принимаете теплый душ или делаете легкие упражнения, особенно если этот симптом длится несколько недель или месяцев

    Прогноз

    Люди с анкилозирующим спондилитом обычно проходят через чередующиеся периоды, когда симптомы улучшаются и ухудшаются.Эти периоды не всегда можно предсказать. С помощью лечения симптомы обычно можно облегчить или контролировать, чтобы вы могли вести нормальную продуктивную жизнь. Однако даже после лечения у вас могут развиться постоянные проблемы с осанкой и движением.

    Дополнительная информация

    Фонд артрита

    http://www.arthritis.org/

    Американская ассоциация спондилитов

    http: // www.spondylitis.org

    Дополнительная информация

    Всегда консультируйтесь со своим врачом, чтобы убедиться, что информация, отображаемая на этой странице, применима к вашим личным обстоятельствам.

    Заявление об отказе от ответственности за медицинское обслуживание

    Узнайте больше о анкилозирующем спондилите

    Сопутствующие препараты
    IBM Watson Micromedex
    Mayo Clinic Reference

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.