Мир психических явлений: Мир психических явлений — Студопедия

Содержание

Мир психических явлений — Мегаобучалка

Основа Психическая деятельность человека, бес-

классификации психи- сп°Рно‘ сложна. Но, как говорил украин-

ческих явлений ский философ и поэт восемнадцатого века Григорий Сковорода (1722—1794): «Слава Богу, что он создал мир так, что все истинное просто, а все сложное — ложь». Сложное сложно для понимания, пока мы не разобрались в нем. Преодоление сложности в познании внутреннего мира человека начинается с уяснения структуры множественного разнообразия и связей его психологической реальности — мира психических явлений.

Вся совокупность явлений психологической реальности пер­
вично делится на индивидуально-психологические явления и соци­
ально-психологические.
Первые присущи отдельному человеку,
вторые — человеческим общностям, группам разного масштаба.
Эти богатые и сложные подсистемы качественно своеобразны,
но взаимосвязаны. ,

Множество и разнообразие индивидуально-психологических яв­лений классифицируются по разным основаниям (рис. 2.7).

Сознание По уровню отражения

и подсознание объективной действительности в психике

выделяются явления сознания и подсозна­ния. Сознание включает в себя все психические явления, участ­вующие в осмысленном отношении человека к миру с понима­нием его существенных свойств, закономерностей и происходя­щего в нем. Важный компонент сознания человека — самосозна-

Раздел I. Психология и педагогика

ние, осмысленность собственного существования в объективна мире, своих потребностей, себя самого (образ своего «Я»).

В сознании есть поле (область) ясного сознания — то, что осознается постоянно или периодически, включается в размыш ления, стремление понять, разобраться, доводится до отчетли вого понимания, оценок, выводов, целей, замыслов, планов.

Есть и периферическое поле (область) сознания подсознание. То, что находится и совершается в нем, актуально не осознается какое-то время, но может быть осознано. Между полем ясного сознания и подсознанием нет непреодолимой «китайской стены», а возможны и совершаются взаимопереходы. В область подсозна ния переходят из поля ясного сознания хорошо освоенные детали

2. Основы научно-психологического знания

размышлений, действий — то, что автоматизируется. Например, грамотный человек пишет, не задумываясь, как надо выписывать буквы, соединять их в слова; рука двигается словно сама, управ­ляемая неизвестно чем. Когда же человек был первоклассником, он под руководством учителя осознанно и старательно выводил в тетради по клеточкам и косым линиям каждую буквочку. Если же предложить рассказать человеку, как он делает это сейчас, он мо­жет вспомнить, а, может быть, и нет все рекомендации, которыми он руководствовался в первом классе, или самостоятельно расска­жет о движениях своей руки, кисти и пальцев.

Другой пример — интуиция человека, которую называют быстрым (мгновенным) решением, требующим длительной подготовки (Б.М. Теплов). До того как она сформировалась у данного человека, он долго тренировался в учебной обстановке и в жизни на решении соответствующего типа задач. Получая исходные данные, он медленно, шаг за шагом, ясно осознавая, логично вел мысленные рассуждения, пока не приходил к опре­деленному выводу или решению. Постепенно, по мере длитель­ных упражнений (нередко многолетних), промежуточные ясные рассуждения сокращались и ускорялись, переходя в перифери­ческую область сознания — подсознание. Когда они почти все переходят туда, возникает возможность интуитивных выводов, оценок, решений: они возникают сразу.

Существуют и противоположные переходы. В подсознании скапливаются смутные впечатления о виденном, пережитом, сделанном в опыте жизни каждого человека. Они еще не ос­мыслены, не приведены в порядок, не систематизированы, не обобщены, не доведены до отчетливо понимаемых и сформули­рованных мысленно выводов и решений. Этот блок подсозна­тельных психических явлений, как кладовая, в которой большой беспорядок, хаос. Человек интеллектуальный, развитый, требо­вательный к себе и стремящийся добиться успехов в жизни пе­риодически осмысливает свой опыт, «вычерпывает» то, что есть в подсознании, достигает ясного и отчетливого понимания, пользуясь рекомендациями науки и мудрых, опытных, поучи­тельно прошедших по жизни людей. В отличие он него человек беспечный, живущий сегодняшним днем, интеллектуально ог­раниченный не делает этого. Разруха в сознании порождает у него разруху и в жизни.

 

56 Раздел I. Психология и педагогика: основы

Нередко в психике выделяют еще бессознательное — то, что не может быть осознано вообще. Заслуживает, однако, внимания мнение известного ученого, доктора психологических и доктора медицинских наук К.К. Платонова, который отмечал, что такие явления, лишенные субъективного признака психического отра­жения, относятся не к предмету психологии, а к физиологии1.

В последние годы стали выделять духовность (или трансцен­дентное2 сознание, подсознание) как высший уровень развития соз­нания. Она характерна осознанием, потребностью, постоянным стремлением и умением личности понимать свое место в мире и обществе, в культуре, человеческой цивилизации, осознавать свое единство с ними, историей и будущим своего народа и всего чело­вечества, стремлением к торжеству справедливости, культуры и цивилизованности в жизни. Сознание окружающего позволяет за­нять позицию над ситуацией, взять в качестве ориентиров нормы поведения гражданина общества, выйти в мышлении, принятии решений и поведении за пределы непосредственной целесообраз­ности, предписанных норм и возвыситься до подчинения своей жизни, поведения и деятельности соображениям человеческой культуры и цивилизованности. Причем делается это не для показа, не из расчета получить какую-то выгоду, а чтобы уважать самого себя как человека мыслящего, культурного, цивилизованного, справедливого, чистого в своих помыслах и отношениях к жизни, причастного ко всему хорошему, подлинно человеческому и не замаранному тем грязным, что нередко бывает в жизни и окруже­нии. Отсутствие духовности всегда содержит потенцию сужения интересов деятельности, личной меркантильности3. У многих лю­дей этот уровень развития сознания сейчас отсутствует, но он при­личествует современному образованному специалисту, интелли­гентному и культурному человеку.

1Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. — М.,
1981. — С. 16.

2 От лат. transcendo — выхожу за пределы. Трансцендентное сознание — расши­
ряющееся, выходящее за пределы непосредственного бытия данного человека,
его конкретных личных задач и интересов.

3 От франц. и ит. merkantile — торгашеский, корыстный — излишняя расчет­
ливость, своекорыстие.

2. Основы научно-психологического знания

Психологические По фоме с у щ е с т в о в а -факты закономер- ния основные явления психологиче-ности и механизмы ской реальности делятся на психологиче­ские факты, психологические закономер­ности и психологические механизмы.

Психологические факты — наблюдаемые (в том числе фикси­руемые с помощью психологических методов) психологические феномены — проявления существования и влияний психики и ее элементов. Умение подмечать психологические феномены, объяснять, понять, о чем они свидетельствуют, что за ними скрыто — нужное для профессионала практическое умение.

Психологические закономерности — объективно существую­щие устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные зави­симости психологических явлений и их обусловливаний. Под­меченные психологические факты невозможно понять, а тем более, повлиять на них, не разобравшись в связанных с ними закономерностях. Закономерности психики носят вероятност­ный характер. Поэтому, изучая, оценивая и учитывая их, пра­вильнее рассуждать по типу: «как правило», «чаще всего» данное явление (причина) вызывает другое (следствие).

Психологические механизмы — психологические превраще­ния, посредством которых совершается действие закономерно­стей и происходят переходы от причины к следствию. Психо­логические факты и закономерности всегда связаны с действием таких механизмов. Например, знание моральной нормы поведе­ния и следование ей на практике имеет сложные переходы по цепочке: знание — убеждение — умение — привычка — ситуа­тивное решение — воплощение. В «срабатывании» этих перехо­дов важную роль и играют психологические механизмы.

Психические По Форме сушествова-

процессы, состояния ниявсе психологические явления де-

и образования лятся на психические процессы, психиче-

ские состояния и психические образования (свойства, стереотипы).

Психические процессы — любые изменения в психике: все, что возникает, развивается, угасает, превращается во что-то Другое. Так, у читателя возникают процессы восприятия печат­ного текста, его понимания и запоминания. Структурно они Могут быть достаточно просты (как, например, восприятие запа-

53______________________________ Раздел I. Психология и педагогика: основы

ха) и предельно сложны (к примеру, процесс прижизненного психологического развития человека). Но они всегда динамич­ны: это постоянное движение, «психологические ручейки», имеющие истоки, «журчащее» настоящее, оставляющее след в будущем. Это «линии», «ниточки» в потоке непрерывной измен­чивости психики. Не разобравшись в психических процессах, трудно что-то понять в психике другого человека, а не вызвав нужные процессы, невозможно что-то изменить в ней. Всякое воздействие — психологическое, управленческое, воспитатель­ное и другое — способно как-то повлиять на человека и его по­ведение, лишь вызвав необходимые для этого психические про­цессы.

Психические состояния — особенности целостной совокупно­сти психических процессов, протекающих у человека в данный момент или за определенный отрезок времени. Они всегда структурно сложные, вовлекающие в свое общее движение многие психические процессы и влияющие на них. Но в них может преобладать какой-то тип процессов, придающий особую окраску психическому состоянию. На этом основании говорят об эмоциональном состоянии (волнение, переживание, тревога, приподнятое или радостное состояние и др.), познавательном (интерес, внимательность, погруженность в размышления и пр.), волевом (собранность, мобилизованность, решимость и др.) и иных.

Поступки человека, результат воздействия на него, работа мышления обязательно так или иначе, а иногда в решающей степени, зависят от психического состояния. Например, усвое­ние содержания лекции студентом зависит от того, в каком со­стоянии он находится: интереса, внимательности, усталости, скуки, раздражительности, сонливости и др. Нельзя добиться нужного результата, не приведя себя или другого человека в благоприятное для этого психическое состояние.

Психические образования (свойства, стереотипы) — сформи­ровавшиеся и закрепившиеся в психике человека (т. е. имеющие тенденцию к повторному функционированию и проявлению, облегченному воспроизведению и протеканию) психические яв­ления. Сформировавшись под влиянием многократно повто­ряющихся у данного человека психических процессов и состоя­ний, вызванных опять-таки повторяющимися обстоятельствами

психические процессы, психические свойства, психические состояния, психические образования, социально-психологическое явление и процессы).

Психика-системное
св-во живого организма проявляется в
активном отражен субъектом объектив
мира, построение им картины мира и
саморегуляции на это основе своего
поведении или деятельности(психика-способность
отражать). 1.психические
процессы
-динамические хар-ки
психики.:1.познавательная(ощущение,восприят,представлен,вамять,мышление,речь,воображение,внимание)2.эмоциональн(чел
сущ-во пристрастно)3.волевые.
Эмоции-психически отражен в форме
непосредственного переживания жизни
смысла, различные явления и ситуаций,
обусловленные отношения этих явлений
к потребностям человека. Воля-способность
человека к саморегуляции и самодетерминации
своего поведения и деят-ти.2.психич
состояние-
целостная хар-ка психической
активности чел-ка в определённых
условиях, каждого компонента психики
познавательной, эмоциональной, волевой
по разному представ в том или ином
состоянии3.психические образования-продукты
псих активности чел.знания,умения,навыки.

4.психические
св-ва
-интегративные,системные,относительно
устойчивые кач-ва человека. Св-ва
темперамента, черты хар-ра, потребности,
способности человека.

Мир
психических явлений
– это совокупность
всех явлений и процессов, которые
отражают основное содержание психики
человека и которые изучает психология
как специфическая отрасль знаний.Психические
процессы
– это психические явления,
обеспечивающие первичное отражение и
осознание человеком воздействий
окружающей действительности. Как
правило, они имеют четкое начало,
определенное течение и ярко выраженный
конец.

  1. Структура психики: сознательное, бессознательное, подсознательное. Взаимосвязь трех уровней психической деятельности человека.

Психическая
деятельность человека, его психика
функционируют одновременно в трех
взаимосвязанных уровнях: бессознательном,
подсознательном и сознательном.
Бессознательныйуровень психической
деятельности представляет собой
врожденную инстинктивно-рефлекторную
деятельность. Поведенческие акты на
бессознательном уровне регулируются
неосознаваемыми биологическими
механизмами. Они направлены на
удовлетворение биологических потребностей
– самосохранение организма и вида
(продолжение рода). Однако генетически
обусловленная программа поведения
человека не автономна, она находится
под контролем более высоких и более
поздно сформированных мозговых структур.
И лишь в отдельных критических для
индивида ситуациях (например, в состоянии
аффекта) данная сфера психики человека
может перейти в режим автономной
саморегуляции. Эта врожденная
эмоционально-импульсивная сфера индивида
структурно локализована в таламусе и
гипоталамусе.Подсознательныйуровень психической деятельности –
обобщенные, автоматизированные в опыте
данного индивида стереотипы его поведения
– умение, навыки, привычки, интуиция.
Это поведенческое ядро индивида,
сформированное на ранних стадиях его
развития. Сюда же относится
импульсивно-эмоциональная сфера,
структурно локализованная в лимбической
(подкорковой) системе головного мозга.
Здесь формируются неосознаваемые
устремления индивида, его влечения,
страсти, установки. Это непроизвольная
сфера личности, «вторая натура
человека», «центр» индивидуальных
поведенческих штампов, манер поведения.

Подсознательные проявления всегда
присутствуют в процессахсознания,
они ответственны за переработку
подпороговых (неосознаваемых) воздействий,
формируют неосознаваемые побуждения,
эмоционально ориентируют сознание на
наиболее значимые стороны деятельности.Подсознание– это сфера внушенных
состояний и установок, в том числе и
установок высшего, нравственного уровня.
Чувственные, перцептивные процессы
также связаны с подсознанием.

Билет .1 Мир психических явлений (общая характеристика).

Существуют
формы отражения мира; нисшая —
физическое
определение,
которое присуще неживой материи (звук,
свет).


физиологическое ,
присуще
живой материи (растения, человек). Глядя
на растения определяем, где север,
восток.

Высшее
психическое
, только человеку. ПСИХОЛОГИЯ

1.
предмет психологии — 1
сигнальная система
,
которая состоит из рефлексов Павлов
(условные — преобретенные, безусловные
— врожденные). Рефлексы нужны всегда,
с ними легче. Декарт — рефлекс — ответная
реакция организма

2
сигнальная система

— речь (сигналы у животных). Если в
обществе человека — формирование
сознания и самосознания.

Содержание
психологии. 1.
психические
процессы — познавательные (окр. Мир) и
регулирующие (отношения с окр. Миром).2.
Психические состояния и свойства
личности.

Псих.пр.
Кратковременный. Если надо больше, то
он способен перейти в психическое
сотояние.

Отрасли
психологии:
общая,
детская, семейная, социальная, спортивая,
птовчества политеская, космическая.

Билет 2. Методика преподавания актерского мастерства на примере темы: «Сценическое внимание».

Внимание

 характеристика
психической деятельности, выражающаяся
в сосредоточенности и в направленности
сознания на определённый объект.

В актерской
деятельности внимании — основополагающее.

В актере развивается
произвольное вниамнаие (активное).

Объекты
внимания:
партнер
— зритель — что на сцен. Площадке —
роль актера (образ)

объктов внимания
много, нот д.б повышенный уровень
переключаемости внимания.

Для выработки
внимания есть упражнения : пишущая
машинка, фотограф, скульптор.

Билет 3. Типы высшей нервной деятельности и темперамент.

Темперамент
биологическое
ядро личности, передается на егнетическом
уровне.

4
типа:

  1. холерик

     — неуравновешенный,
    безудержный, у него преобладают процессы
    возбуждения над слабым торможением.
    Этот тип нервной системы быстро
    истощается и склонен к срывам.

  2. сангвиник
    — другой
    сильный тип темперамента — характерен
    тем, что процессы возбуждения и торможения
    у него достаточно сильные, уравновешенные
    и легко подвижные.

  3. меланхолик
    — У
    меланхолика слабый тип нервной системы
    и, следовательно, нестойкий перед
    обстоятельствами, требующими преодоления
    или сильного возбуждения нервной
    системы. Остальные три типа нервной
    системы считаются сильными.
    Даже
    при небольшом перенапряжении, например,
    в случае решения трудной задачи или
    жизненной ситуации у меланхолика
    наступает срыв.

  4. флегматик
    — называется
    такой тип темперамента, который, будучи
    сильным типом, все-таки отличается
    малой подвижностью нервных процессов.
    Однажды возникнув в определенных
    центрах, они отличаются постоянством
    и силой. Инертная нервная система
    соответствует этому типу.

В основе темперамента
1.сила
нервной системы ,кроме меланхоликов.
2. подвижность
нервной системы.

Направление нервной
системы — Экстраверты характеризуются
следющими ключевыми признаками:

  1. непосредственная
    реакция на окружающую среду, «внешняя»
    психическая жизнь;

  2. интерес к внешним
    объектам, потребность во включении и
    присоединении. (сонгвиники и халерики).

Интроверты:
 характеизуются
следующими ключевыми признаками:

  1. рефлексия, связь
    с внутренней реальностью — впечатлениями,
    вызываемыми объектами;

  2. оборонительная
    позиция, склонность отдаляться от
    объектов.

Ко всем видам
темперамента разные подходы.

Флигматики —
медленно, аккуратно.

Сангвиники —
быстро, н не качественно.

Флигматы — редко
со зрителями.

Меланхолики —
актеры.

Билет .1 Мир психических явлений (общая характеристика).

Существуют
формы отражения мира; нисшая —
физическое
определение,
которое присуще неживой материи (звук,
свет).


физиологическое ,
присуще
живой материи (растения, человек). Глядя
на растения определяем, где север,
восток.

Высшее
психическое
, только человеку. ПСИХОЛОГИЯ

1.
предмет психологии — 1
сигнальная система
,
которая состоит из рефлексов Павлов
(условные — преобретенные, безусловные
— врожденные). Рефлексы нужны всегда,
с ними легче. Декарт — рефлекс — ответная
реакция организма

2
сигнальная система

— речь (сигналы у животных). Если в
обществе человека — формирование
сознания и самосознания.

Содержание
психологии. 1.
психические
процессы — познавательные (окр. Мир) и
регулирующие (отношения с окр. Миром).2.
Психические состояния и свойства
личности.

Псих.пр.
Кратковременный. Если надо больше, то
он способен перейти в психическое
сотояние.

Отрасли
психологии:
общая,
детская, семейная, социальная, спортивая,
птовчества политеская, космическая.

Билет 2. Методика преподавания актерского мастерства на примере темы: «Сценическое внимание».

Внимание

 характеристика
психической деятельности, выражающаяся
в сосредоточенности и в направленности
сознания на определённый объект.

В актерской
деятельности внимании — основополагающее.

В актере развивается
произвольное вниамнаие (активное).

Объекты
внимания:
партнер
— зритель — что на сцен. Площадке —
роль актера (образ)

объктов внимания
много, нот д.б повышенный уровень
переключаемости внимания.

Для выработки
внимания есть упражнения : пишущая
машинка, фотограф, скульптор.

Билет 3. Типы высшей нервной деятельности и темперамент.

Темперамент
биологическое
ядро личности, передается на егнетическом
уровне.

4
типа:

  1. холерик

     — неуравновешенный,
    безудержный, у него преобладают процессы
    возбуждения над слабым торможением.
    Этот тип нервной системы быстро
    истощается и склонен к срывам.

  2. сангвиник
    — другой
    сильный тип темперамента — характерен
    тем, что процессы возбуждения и торможения
    у него достаточно сильные, уравновешенные
    и легко подвижные.

  3. меланхолик
    — У
    меланхолика слабый тип нервной системы
    и, следовательно, нестойкий перед
    обстоятельствами, требующими преодоления
    или сильного возбуждения нервной
    системы. Остальные три типа нервной
    системы считаются сильными.
    Даже
    при небольшом перенапряжении, например,
    в случае решения трудной задачи или
    жизненной ситуации у меланхолика
    наступает срыв.

  4. флегматик
    — называется
    такой тип темперамента, который, будучи
    сильным типом, все-таки отличается
    малой подвижностью нервных процессов.
    Однажды возникнув в определенных
    центрах, они отличаются постоянством
    и силой. Инертная нервная система
    соответствует этому типу.

В основе темперамента
1.сила
нервной системы ,кроме меланхоликов.
2. подвижность
нервной системы.

Направление нервной
системы — Экстраверты характеризуются
следющими ключевыми признаками:

  1. непосредственная
    реакция на окружающую среду, «внешняя»
    психическая жизнь;

  2. интерес к внешним
    объектам, потребность во включении и
    присоединении. (сонгвиники и халерики).

Интроверты:
 характеизуются
следующими ключевыми признаками:

  1. рефлексия, связь
    с внутренней реальностью — впечатлениями,
    вызываемыми объектами;

  2. оборонительная
    позиция, склонность отдаляться от
    объектов.

Ко всем видам
темперамента разные подходы.

Флигматики —
медленно, аккуратно.

Сангвиники —
быстро, н не качественно.

Флигматы — редко
со зрителями.

Меланхолики —
актеры.

Лекция 2. История развития взглядов на психические явления — Студопедия

Первая лекция нашего курса была посвящена выявлению специфических особенностей психических явлений. Ответ на этот сложный вопрос, разумеется, мог быть дан лишь в самой общей форме. Я подчеркнул, что наиболее характерной функцией психических процессов является отражение, что под отражением понимается особая, субъективная форма отражения реальности, возникающая на определенном этапе биологической эволюции1. Тем самым мы отнесли психические явления к широчайшему кругу жизненных явлений. Психические явления и процессы порождаются в ходе развития жизни и необходимы для жизни. И именно потому, что их порождение и развитие неотделимо от эволюции живых организмов, они представляют собой функцию организма или, более специально, функцию мозга.

Из этих положений вытекает предварительное определение предмета психологической науки:

Психология представляется наукой о законах порождения и функционирования психического отражения в жизни, в деятельности живых индивидов.

В качестве предварительного это определение существенно во всех своих элементах, хотя, как и всякое определение, оно отнюдь не является исчерпывающим и нуждается в гораздо более подробном развитии того, что за ним скрывается. Тем не менее, оно представляется мне резюмирующим итоги развития научной мысли, касающейся природы столь близких нам и вместе с тем столь загадочных психических явлений.

Существуют разные пути, по которым может идти их исследование. Прежде всего, это путь изучения истории развития представлений о психике. История развития представлений о природе душевных явлений очень поучительна именно для понимания их сущности. Открывается и другой путь исследования. Идущие по этому пути также изучают развитие, но не истории воззрений на природу психического, а самого психического отражения, то есть занимаются изучением истории самих психических явлений. Третий путь — это путь систематического исследования фактов, характеризующих психические явления и процессы.



По какому же пути нам лучше всего пойти? Я думаю, что решение вопроса вовсе не сводится к выбору какого-то одного пути. По-моему, следует идти и по одному, и по другому, и по третьему.

Сегодня речь пойдет об истории развития взглядов на психические явления. Но я сразу же отмечу, что вовсе не собираюсь давать подробное изложение развития психологии как науки. Это задача специального курса истории психологии. Я ограничусь лишь упоминанием о том, как впервые возникли представления о душевных явлениях и как ставились основные проблемы, с которыми сталкивалось человеческое познание, направленное на решение вопроса о природе этих явлений.


Психология как наука имеет очень длинную предысторию и очень короткую историю своего развития в качестве самостоятельной области научного знания. Если проблема психического более двух тысячелетий приковывала к себе внимание философов, то история психологии как позитивной науки не насчитывает и полтораста лет. Наша наука и старая, и молодая. Старая, если мы будем рассматривать как историю психологии всю историю развития воззрений на природу психических явлений, и молодая, если говорить об их конкретном исследовании. Еще на заре человеческого познания люди настойчиво искали ответа на вопрос: «Что же представляют собой эти странные явления?»

В прошлом, как и сейчас, люди были в состоянии интуитивно отделить эти явления от объективных, то есть тех, которые мы наблюдаем вне себя. И этот вопрос, который в той или иной форме может встать перед каждым мыслящим человеком, занял видное место в системе философских воззрений прошлого. Довольно рано философская мысль сформулировала несколько важнейших проблем, относящихся к природе душевных явлений. Эти проблемы не являются достоянием прошлого. Они живут и оказывают влияние на развитие психологии как области конкретного знания. Так, в античной философии зарождаются два противоположных подхода к пониманию природы психического, борьба между которыми продолжается и по сей день. Философы, придерживающиеся одной линии, исходили из предположения о существовании объективного мира. С их точки зрения, психические явления зависят от материальных явлений. Иными словами, материя первична, а психика вторична. Эта линия известна в истории философии как линия материализма. В античной философии она была наиболее ярко представлена Демокритом, и мы обычно говорим о ней как о линии Демокрита, линии материалистического подхода к душевным явлениям.

Представители другой линии провозглашали первичность духовного мира, рассматривая материальные явления как порождения этого особого мира, то есть они утверждали, что психика (или — более широко — особое духовное начало) первична, а материя вторична. Эту линию идеалистического подхода к психическим явлениям часто называют линией Платона.

Борьба этих двух линий и составляла важнейшее содержание развития философской мысли в последующие два тысячелетия. Однако было бы грубой ошибкой понимать эту борьбу упрощенно, то есть, разделив философов на два лагеря, пытаться все богатейшие направления философской мысли уместить в эту жесткую внешнюю схему. Бесспорно, что философы разделились на два лагеря: лагерь материализма и лагерь идеализма. Но из этого бесспорного положения вовсе не вытекает, что борьба этих двух линий, этих двух основных тенденций просто делила философские системы на две части. Все было гораздо сложнее. И если мы ретроспективно прослеживаем воззрения великих философов, то часто находим в одних и тех же теоретических представлениях противоречивые элементы. Таким образом, борьба двух тенденций выступает в истории не как внешнее столкновение двух различных систем, а как внутренняя противоречивость философских воззрений.

Свое классическое выражение это явление нашло в системе одного из виднейших представителей античной философии — Аристотеля. Аристотель, в известном смысле, развивал линию Демокрита. Именно ему принадлежит тезис: «Если бы не было ощущаемого, то не было бы и ощущений». Следовательно, в системе воззрений Аристотеля признавалось существование объективного мира как источника ощущений. Тезис о том, что ощущение не может возникнуть без наличия ощущаемого, является безусловно материалистическим тезисом. Но в системе Аристотеля присутствует и линия Платона. Решая вопрос о том, в каких формах существует материя, в каких формах она выступает перед воспринимающим субъектом, Аристотель пришел к выводу, что эти формы имеют внеземное, то есть духовное, происхождение. Трудно переоценить влияние теоретических воззрений Аристотеля на развитие проблемы психического. Некоторые понятия, введенные Аристотелем, сохранили свою актуальность до нашего времени. К таким понятиям относится понятие ассоциации. Мы до сих пор говорим об ассоциациях и воспроизводим наблюдения, подытоженные в аристотелевской системе. Нам известны те явления, которые послужили основанием для выделения понятия «ассоциации» (связи). Ассоциации впечатлений или ощущений возникают, если события, вызывающие эти ощущения, были либо близки во времени, либо схожи друг с другом, либо, наоборот, одно событие резко противоречило другому (ассоциация по контрасту). Все эти представления в той или иной форме живы, живы до наших дней. И термин «ассоциация», изменив свое первоначальное значение, относится к числу капитальных психологических понятий.

Я подчеркиваю этот момент, говоря о значимости введенного Аристотелем понятия, чтобы еще раз подкрепить ранее высказанный тезис: «История философских воззрений поучительна, и ее нельзя перечеркивать». Было бы в высшей степени неразумно занимать позицию не знающего родства, потому что многие из проблем, поставленных мыслителями прошлого, превратились в собственно психологические проблемы.

Я позволю себе совершить скачок во времени, так как мы занимаемся не последовательным изложением истории, а лишь расставляем вехи по пути развития философской мысли. Наше понимание предыстории психологии как конкретной науки, да и современной психологии, неразрывно связано с именем крупнейшего философа нового времени Рене Декарта. Когда вспоминают Декарта, то в памяти очень часто всплывает латинское слово «cogito», так как именно Декарту принадлежит знаменитый тезис: «Cogito ergo sum» («Я мыслю, следовательно, я существую»). За этим тезисом лежит целое мировоззрение. Декарт провел отчетливую границу между двумя мирами: миром психических явлений и миром материальных явлений. Один мир — это тот мир, который мы находим в себе. Декарт называет этот мир миром мышления, понимая под мышлением всю совокупность психических явлений. Он неоднократно пояснял свой тезис, подчеркивая, что под мышлением понимаются также процессы восприятия, запоминания, чувствования, — словом, вся психическая жизнь. Декарт поместил мир психических явлений внутрь субъекта. Мы обнаруживаем этот мир тогда, когда ставим перед собой определенную задачу. Мы не просто мыслим, а находим себя мыслящими, находим себя воспринимающими, «находим себя …», то есть открываем для себя мир психических явлений. В этом «находим себя …», по-видимому, кроется ключ к пониманию расширительного толкования термина «мышление» как рефлексии (отражения) своей внутренней жизни.

Кроме мира психических явлений, существует мир вне нас, мир протяжения. Можно ли измерить мысль или чувство? Обладают ли они теми признаками протяжения, которые присущи объективным телесным явлениям? Декарт отвечает на этот вопрос отрицательно и использует критерий протяжения как основу для разделения двух миров.

К этому разделению мы испытываем двоякое отношение. Оно ценно, так как вначале привело к подчеркиванию своеобразия психических явлений и отразилось на последующем развитии психологии, способствуя отъединению или, точнее сказать, обособлению внутреннего субъективного мира от внешнего объективного. Декартовское разграничение двух миров заслуживает самого пристального внимания. И внешний мир, и собственное тело человека, и действия человека, разумеется, принадлежат к миру протяжения. Но что тогда остается на долю внутреннего мира, который действительно не имеет никакой метрики, никакой протяженности? Куда же нам тогда отнести эту тончайшую плоскость, эту сцену, на который разыгрывается спектакль непрерывно сменяющих друг друга психических явлений? В рамках концепции Декарта сознание оказывается обособленным, превращается в замкнутый, изолированный от жизни мир. Изолированный от жизни, потому что жизнь — это жизнь тела, потому что жизнь — это жизнь в среде, потому что жизнь — это действие! Жизнь — это активный процесс, который выступает как утверждение существования со стороны всякого субъекта поведения, и в особенности человека. Жизнь как утверждение представляет собой практический, а следовательно, материальный процесс. Если мы отрываем от этого практического процесса сознание, то оно неизбежно оказывается замкнутым в свой собственный круг. Таким образом, положение об обособленности психического мира вступает в противоречие с нашим основным положением, согласно которому психические процессы суть жизненные процессы, порожденные в ходе эволюции и отражательные по своей природе. Идея Декарта о мире сознания, как обособленном от мира протяжения, получила свое развитие применительно прямо к психологии и в интересах психологии. Рядом с Декартом мне хочется поставить еще одно имя, значимое не только для истории философии, но и для всей истории развития человеческого позитивного знания. Я имею в виду… И.Ньютона. Ньютон, главным образом, вошел в историю человеческой мысли как один из представителей точного знания, основатель ньютоновского мировоззрения в физике. Из поля зрения историков, по-видимому, выпала одна сторона его деятельности. Дело в том, что Ньютон тоже не был равнодушен к проблеме психического. Он задумывался над природой странных психических явлений. Эти странные явления, одновременно и самые близкие к нам, и самые трудные для познания, мало достижимы для научного анализа. Ньютон мечтал о точной психологической науке, обладающей столь же могучей силой предвидения, как физика, и задавался вопросом: «Как проникнуть в мир странных психических явлений, которые причудливо мерцают в нашем сознании?» Они то ярко вспыхивают, то исчезают, словно покрытые облаками. Ньютон отлично сознавал, что задача анализа психических явлений равна по трудности, если не труднее, задачи проникновения в мир вселенной. Во Вселенной мы также наблюдаем мерцающие светила, которые время от времени скрываются за тучами. Несмотря на всю сложность и отдаленность мира Вселенной, мы ухитряемся не только проникнуть в него с помощью непосредственного наблюдения, но и обработать разумом добытые эмпирические факты, придавая им математическую форму. А не сможем ли мы приложить тот же метод к анализу мира психических явлений, то есть воспользоваться методом наблюдения для изучения законов внутреннего мира? Такова была мечта Ньютона.

В самом начале XIX века мечта Ньютона неожиданно нашла живой отклик в работах знаменитого германского педагога и психолога Гербарта. С точки зрения Гербарта, реальность, которую мы наблюдаем в себе, есть представления и их движения. Течение представлений обусловлено силовыми отношениями между представлениями и, следовательно, может быть математически описано точно так же, как в физике описывается движение небесных тел. Гербарт был глубоко уверен, что такой путь, ньютоновский путь познания, сможет привести к раскрытию совершенно особого мира психических явлений. Попытка Гербарта заранее была обречена на неудачу, так как он не учел специфики мира субъективных явлений. В мире Вселенной господствуют свои внутренние законы, и для анализа этих законов нет необходимости привлекать некую третью силу, так как все силы, управляющие этим миром, находятся в нем самом. Мы никак не можем воспользоваться тем же методом анализа, то есть наблюдением, для изучения внутреннего мира, так как явления этого мира обнаруживают прямую зависимость от воздействий, которые не принадлежат самому микромиру, а являются внешними по отношению к нему. Всякое движение представлений теснейшим образом связано с движением тех явлений, которые уже не принадлежат миру психических процессов. Мы видим мир и представляем его, но, по-аристотелевски говоря, для того чтобы у нас возникло представление, необходимо наличие какого-то представляемого, лежащего вне мира сознания.

Вам еще не раз придется встречаться с теорией Гербарта, описывающей механику наших представлений, но вряд ли вы найдете в литературе упоминание о том, что идеи Гербарта были репликой на великую мечту Ньютона, который, в сущности, впервые сформулировал принцип: обрабатывайте разумом субъективные явления и вы откроете законы, управляющие миром нашего сознания.

Борьба материалистических и идеалистических тенденций, отражавшая в очень сложных формах борьбу противоположных идеологий, порождала некоторые идеи, оказавшие значительное влияние на судьбу нашей науки. Мне придется выхватить из истории еще несколько проблем, без которых трудно было бы представить некоторые направления современной психологии.

В конце XVIII века появилась группа философов, пытавшихся вывести психические явления прямо из работы мозга. Философы этой группы, несомненно, представляли материалистическую линию развития, так как они придерживались тезиса о первичности материи и познаваемости объективного мира. Это направление известно в истории философии как направление метафизического и механистического материализма. Оно изображало человека со всеми его горестями и радостями по аналогии с машиной. Один из первых представителей этого направления, французский врач и философ Ламетри броско назвал свою основную работу «Человек-машина», отразив этим названием самую суть французского материализма. Философы этой школы, сравнивая человека со сложным механизмом, пытались объяснить поведение человека, исходя из устройства его организма, о котором в те времена знали довольно мало. Вывести психику из устройства мозга, по сути, означает свести ее к этому устройству. Перед нами две стороны одной медали. И в настоящее время нам нередко приходится встречаться с теориями, выводящими психику из устройства и работы человеческого мозга. Если мы примем подобную точку зрения, то психология как бы уничтожается; она лишается своего предмета, превращаясь в физиологию, биологию и т.д. А то, что пока не могут объяснить естественные науки, остается на долю психологии как временной науки, которая, описав некоторые явления и процессы, должна передать их для истинно научного изучения в руки физиолога… Таким образом, идеи механистического материализма, приняв более утонченные и скрытые формы, перекочевали в наш век. Психика, конечно, является функцией мозга. Но в каком отношении она находится к «мозговым» процессам? Можно ли из законов работы мозга вывести законы психической деятельности? Вот в чем вопрос!

В заключение я должен остановиться еще на одном представителе крупной философской школы — епископе Джордже Беркли. Беркли считают одним из основоположников субъективного идеализма. Это направление представляет особый интерес, так как отправляется от очень важного и сугубо психологического положения: первая реальность, с которой мы сталкиваемся, есть ощущения. Тех философов, для которых это положение является отправной точкой философских построений, называют сенсуалистами. Отец сенсуализма Джон Локк емко выразил кредо этого направления, сказав: «В интеллекте нет ничего, что бы не прошло предварительно через органы чувств». Тезису Локка, утверждавшему, что формирование образов, представлений и понятий возможно только на основе наших ощущений, можно придать двоякий смысл. Материалистически понятый, он означает, что ощущения — непременный источник нашего познания. Но тот же самый тезис принимает принципиально иную окраску в контексте представлений субъективного идеализма (или агностицизма). Представители субъективного идеализма задают следующий вопрос: «В качестве первоначального источника наших знаний выступают ощущения, но что лежит за ощущениями? Чем они вызываются? Мы видим причину, породившую посредством ощущений образ того или иного явления. Но дело в том, что об этой причине я могу получить информацию через все те же ощущения». Итак, образуется замкнутый круг. Если круг Декарта замыкает и изолирует от внешнего мира сознание, то круг Беркли — это круг, изолирующий ощущения. В концепции субъективного идеализма ощущение приобретает самостоятельное, обособленное от действительности бытие, то есть оно существует без ощущаемого. При такой интерпретации локковского тезиса наши органы чувств уже не выступают в роли своеобразных окон в мир, уже не связывают нас с окружающей действительностью, а, скорее, отделяют, отгораживают нас от внешнего мира. Тогда психические явления становятся чисто субъективными явлениями, «чисто» в том смысле, что за ними не стоит ничего, кроме субъективности. Я вижу вас на основе тех данных, которые поставляют мне органы чувств.

Я могу посмотреть на объект под другим углом зрения, и тогда он изменится, но ведь и о своем движения я узнаю все от тех же ощущений. Если твердо придерживаться логики субъективного идеализма, то мы придем к парадоксальному заключению о единственности существования меня как субъекта. Как субъективный идеализм приобретает иные формы, так и механистический материализм еще не сошел с арены истории.

И, наконец, несколько слов о том этапе истории, когда психология стала выходить из недр философии и разрабатываться как самостоятельная наука. Отмечу, что психология покинула материнское лоно гораздо позднее, чем другие естественные науки. Она начала развиваться как область конкретных знаний где-то в середине девятнадцатого столетия. Решающее значение для зарождения и развития психологии как самостоятельной науки имел следующий призыв, адресованный к исследователям природы психических явлений. Ученые, бросившие этот клич, утверждали, что психология должна порвать с умозрительными, чисто философскими построениями и перейти к экспериментальному анализу, сконструированному по образу и подобию естественных позитивных наук. Эта идея стала поворотным пунктом в развитии психологии как области конкретного научного знания.

1 Термин «субъективная форма отражения» имеет такие аналоги, как «субъективный образ» или «психический образ». — Авт.

Содержание

  1. Понятие
    психики. Психические явления

  2. Активность.
    Поведение. Деятельность

  3. Единство
    сознания и деятельности

  4. Основные
    компоненты деятельности

  5. Психологическая
    характеристика деятельности

  6. Индивидуальный
    стиль деятельности

Литература

1. Понятие психики. Психические явления

Психика

способность мозга получать информацию
об окружающей действительности, создавать
образ объективного мира и регулировать
на этой основе собственное поведение
и деятельность. Работа психики
осуществляется только в процессе
активной
деятельности
человека,
животного. Активная деятельность —
важнейшее условие развития психики,
т.е. ее совершенствования, усложнения,
Углубления.

Активное
отражение действительности — важнейшее
свойство дифференцированного, обладающего
многоуровневыми связями между различными
отделами — высокоорганизованного мозга.
Оно присуще и животным, и человеку. Чем
сложнее, чем сформированней мозг, тем
большими способностями обладает психика,
тем более она развита. Наиболее высокого,
полного уровня развития психика достигает
у человека.

Психика
человека
включает
все, что он ощущает, воспринимает, думает,
помнит, чувствует, все его привычки, его
индивидуальность, то, как,
с
помощью каких средств, каких, по выражению
психологов, механизмов он это делает.

Психика
дает возможность не только достаточно
точно отражать особенности окружающего
мира, она позволяет предвидеть,
предугадывать то, что будет в дальнейшем.
Такая опережающая
функция
психической деятельности, конечно, в
наибольшей степени характерна для
человека. Благодаря этому мы можем
представить то, что случится через
некоторое время, можем строить планы,
ставить цели, мечтать. Она позволяет
нам, например, заранее подготовиться к
какому-либо сложному событию. Например,
если вам не хочется делать уроки или
готовиться к экзамену, очень полезно
представить себе свое будущее эмоциональное
состояние. Что вы будете чувствовать,
когда вас вызовут, а вы не сможете сказать
ни слова. Что будете испытывать, когда
вас будут спрашивать о результатах
экзамена. Такое «эмоциональное
предвосхищение», как правило, позволяет
преодолеть лень и начать заниматься.

Психика
имеет индивидуальный
характер.
Психические особенности образуют
индивидуальность, и все воздействия
преломляются через индивидуальные
особенности.

Психология
изучает психические
явления:
психические
процессы, психические состояния и
психические свойства.

Психические
процессы
описывают
три основные стороны душевной жизни
человека: познание, чувство и волю.
Соответственно в психических процессах
выделяются познавательные процессы,
чувства и воля. К познавательным
процессам
относятся
ощущение, восприятие, память, мышление,
воображение, с помощью которых мы узнаем,
постигаем мир и самого себя. Особое
место среди познавательных процессов
занимает внимание, которое присутствует
во всех процессах и позволяет
сконцентрироваться, сосредоточиться
на чем-либо.

Чувства,
эмоции
отражают
переживание человеком своего отношения
к явлениям окружающего мира, событиям
своей внутренней жизни, определяют то,
насколько они важны именно для него,
для его жизни, т.е. устанавливают
личностную значимость того или иного
события.

Воля,
произвольность
обеспечивает
сознательную регуляцию поведения,
возможность действовать по сознательно
поставленной цели, принятому намерению.

В
понятии «психические процессы»
подчеркиваются прежде всего динамичность,
пластичность, изменчивость, непрерывность
психической деятельности.

Психические
состояния

относительно устойчивые психические
явления. К психическим состояниям
относятся бодрость,
утомление, скука, радость, тревога,
апатия
и
др. Хотя психические состояния, как и
другие явления психики, отражают
воздействие на человека определенных
событий внешней и внутренней жизни, он,
как правило, осознает лишь само это
состояние, а то, что его вызвало, либо
вообще не представляет, либо представляет
неотчетливо.

Психические
свойства

наиболее устойчивые и существенные
особенности, отличающие человека или
группу людей от других. К психическим
свойствам относятся особенности
личности
человека,
его направленность,
качества личности, черты характера,
темперамент, способности.

Психические
процессы, психические состояния и
психические свойства не существуют
отдельно друг от друга, они взаимодействуют
и могут переходить друг в друга. Например,
любопытство как выражение познавательного
процесса, может переходить в состояние
интереса и закрепляться в таком качестве
личности, как любознательность.

Мир явлений

Aurora above the Earth

Полярное сияние над Землей — Фото: НАСА

Мир и вселенная наполнены невероятно разнообразными и удивительными природными чудесами и событиями, которые часто называют феноменами . Эти чудеса и события наблюдаются и переживаются нами каждый день, даже если мы их не замечаем. Цель этого веб-сайта — изучить их и попытаться объяснить, как и почему они возникают, и какое значение они имеют в мире природы.

Определения

1. Явления можно определить как события, происшествия или происшествия в мире вокруг нас. Эти события могут быть духовными или естественными, а также могут относиться к физическим ощущениям, которые испытывает человек.

2. Другое определение относится к исключительным событиям или людям. Примером этого может быть утверждение: «Бейб Рут была феноменом бейсбола».

3. Третье определение относится к нескольким типам болезней. Первичный случай — болезнь Рейно, известная также как феномен Рейно.

Этот веб-сайт ориентирован на первое определение , указанное выше; особенно те типы событий, которые встречаются в мире природы.

Феномен против феномена

Феномен — это просто множественного числа Феномена, что означает более одного. Ниже приведены два примера использования этих слов в предложениях, которые помогают проиллюстрировать тонкую разницу в использовании:

1. Иаков увидел падающую звезду, проносящуюся по ночному небу. Это было великолепное явление.

2. Иаков увидел сотни падающих звезд, проносившихся по ночному небу. Это были великолепные явления.

Что такое природные явления?

Это события или события, которые происходят в природе, нашем мире, солнечной системе и вселенной. Они бывают разных форм и размеров. Они формируют наш мир, наши новости и жизнь. Несколько быстрых примеров этих природных явлений включают полярное сияние, туман, лунные гало и цунами. Некоторые природные явления, такие как гравитация и магнетизм, невозможно увидеть, но они очень реальны и имеют решающее значение для жизни на Земле.

Типы природных явлений

Эти события можно разбить на различные категории. Этот веб-сайт разбивает их на шесть основных категорий:

  • Электромагнитный спектр
  • Электромагнитные поля
  • Статическое электричество
  • Эффект Доплера
  • Скорость света
  • Отражение и преломление

Эти категории субъективны, и иногда событие может быть помещено в другую категорию.В каждой категории вы найдете примеры событий, относящихся к соответствующей категории.

.

философия разума | Проблемы, теории и факты

Философия разума и эмпирическая психология

Философия часто занимается самыми общими вопросами о природе вещей: какова природа красоты? Что значит иметь подлинное знание? Что делает действие добродетельным или утверждение истинным? Такие вопросы можно задавать в отношении многих конкретных областей, в результате чего существуют целые области, посвященные философии искусства (эстетике), философии науки, этике, эпистемологии (теории познания) и метафизика (изучение предельных категорий мира).Философия разума специально занимается довольно общими вопросами о природе ментальных феноменов: какова, например, природа мысли, чувства, восприятия, сознания и чувственного опыта?

Эти философские вопросы о природе явления следует отличать от вопросов с похожим звучанием, которые, как правило, вызывают озабоченность более чисто эмпирических исследований, таких как экспериментальная психология, которые решающим образом зависят от результатов сенсорного наблюдения.Эмпирические психологи в целом озабочены обнаружением случайных фактов о реальных людях и животных — вещей, которые оказываются правдой, хотя они могли оказаться ложными. Например, они могут обнаружить, что определенное химическое вещество выделяется тогда и только тогда, когда люди напуганы, или что определенная область мозга активируется тогда и только тогда, когда люди испытывают боль или думают о своих отцах. Но философ хочет знать, является ли высвобождение этого химического вещества или активация мозга в этой области важным для страха, боли или мыслей об отце: будут ли существа, лишенные этого конкретного химического или черепного строения, неспособны к этим переживаниям? Может ли что-то иметь такие переживания и вообще состоять из «материи» — как в случае с призраками, как думают многие люди? Задавая эти вопросы, философы имеют в виду не только (возможно) отдаленные возможности призраков, богов или внеземных существ (чье физическое строение предположительно будет очень отличаться от человеческого), но также и особенно возможность, которая, кажется, когда-либо вырисовывается. в современной жизни больше — возможности компьютеров, способных мыслить.Может ли у компьютера быть разум? Что нужно сделать, чтобы создать компьютер, у которого может быть определенная мысль, эмоция или опыт?

Возможно, компьютер мог бы иметь разум, только если бы он состоял из тех же типов нейронов и химических веществ, из которых состоит человеческий мозг. Но это предположение может показаться грубо шовинистическим, скорее, как утверждение, что у человека могут быть психические состояния, только если его глаза имеют определенный цвет. С другой стороны, конечно, не у любого вычислительного устройства есть разум.Независимо от того, будут ли в ближайшем будущем созданы машины, которые приблизятся к тому, чтобы стать серьезными кандидатами на наличие ментальных состояний, сосредоточение внимания на этой все более серьезной возможности — хороший способ начать понимать виды вопросов, рассматриваемых в философии разума.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Хотя философские вопросы имеют тенденцию сосредотачиваться на том, что возможно, или необходимо, или существенно, в отличие от того, что просто есть, это не означает, что то, что есть — i.е., случайные открытия эмпирической науки — не имеют важного отношения к философским размышлениям о разуме или любой другой теме. Действительно, многие философы считают, что медицинские исследования могут раскрыть сущность или «природу» многих заболеваний (например, полиомиелит предполагает активное присутствие определенного вируса) или что химия может раскрыть природу многих веществ (например, вода H 2 O). Однако, в отличие от случаев заболеваний и психоактивных веществ, на вопросы о природе мышления, похоже, нельзя ответить только с помощью эмпирических исследований.Во всяком случае, ни один эмпирический исследователь не смог ответить на них, удовлетворив достаточное количество людей. Таким образом, эти вопросы относятся, по крайней мере частично, к философии.

Одна из причин, по которой на эти вопросы было так трудно ответить, состоит в том, что существует существенная неясность, как в общепринятом понимании, так и в теоретической психологии, в отношении того, насколько объективными можно считать феномены разума. Ощущения, например, кажутся по существу частными и субъективными, не открытыми для публичного, объективного исследования, требуемого для предмета серьезной науки.В конце концов, как можно было бы узнать, каковы на самом деле чьи-то личные мысли и чувства? Кажется, что каждый человек находится в особом «привилегированном положении» по отношению к своим мыслям и чувствам, положение, которое никто другой никогда не мог бы занять.

Для многих эта субъективность связана с вопросами значения и значения, а также со стилем объяснения и понимания человеческой жизни и действий, который необходим и, что важно, отличается от видов объяснения и понимания, характерных для природные науки.Чтобы объяснить движение приливов, например, физик может обратиться к простым обобщениям о корреляции между приливным движением и близостью Луны к Земле. Или, более глубоко, он мог бы апеллировать к общим законам — например, к законам всемирного тяготения. Но для того, чтобы объяснить, почему кто-то пишет роман, недостаточно просто отметить, что его письмо коррелирует с другими событиями в его физическом окружении (например, он имеет тенденцию начинать писать на рассвете) или даже что оно коррелирует с определенными событиями. нейрохимические состояния в его мозгу.Также нет никакого физического «закона» о писательском поведении, к которому могло бы апеллировать предположительно научное объяснение его письма. Скорее нужно понимать, почему человек пишет, что для него значит письмо или какую роль играет в его жизни. Многие люди думали, что такого рода понимание может быть достигнуто только через сопереживание человеку — «поставив себя на его место»; другие считали, что для этого необходимо судить человека в соответствии с определенными нормами рациональности, которые не являются частью естествознания.Немецкий социолог Макс Вебер (1864–1920) и другие подчеркнули первую концепцию, отделяя эмпатическое понимание ( Verstehen ), которое они считали типичным для гуманитарных и социальных наук, от научного объяснения ( Erklären ). что обеспечивается естественными науками. Вторая концепция становится все более влиятельной в большей части современной аналитической философии — например, в работах американских философов Дональда Дэвидсона (1917–2003) и Дэниела Деннета.

Макс Вебер Макс Вебер, 1918. Лейф Гейгес .

философия разума | Проблемы, теории и факты

Философия разума и эмпирическая психология

Философия часто занимается самыми общими вопросами о природе вещей: какова природа красоты? Что значит иметь подлинное знание? Что делает действие добродетельным или утверждение истинным? Такие вопросы можно задавать в отношении многих конкретных областей, в результате чего существуют целые области, посвященные философии искусства (эстетике), философии науки, этике, эпистемологии (теории познания) и метафизика (изучение предельных категорий мира).Философия разума специально занимается довольно общими вопросами о природе ментальных феноменов: какова, например, природа мысли, чувства, восприятия, сознания и чувственного опыта?

Эти философские вопросы о природе явления следует отличать от вопросов с похожим звучанием, которые, как правило, вызывают озабоченность более чисто эмпирических исследований, таких как экспериментальная психология, которые решающим образом зависят от результатов сенсорного наблюдения.Эмпирические психологи в целом озабочены обнаружением случайных фактов о реальных людях и животных — вещей, которые оказываются правдой, хотя они могли оказаться ложными. Например, они могут обнаружить, что определенное химическое вещество выделяется тогда и только тогда, когда люди напуганы, или что определенная область мозга активируется тогда и только тогда, когда люди испытывают боль или думают о своих отцах. Но философ хочет знать, является ли высвобождение этого химического вещества или активация мозга в этой области важным для страха, боли или мыслей об отце: будут ли существа, лишенные этого конкретного химического или черепного строения, неспособны к этим переживаниям? Может ли что-то иметь такие переживания и вообще состоять из «материи» — как в случае с призраками, как думают многие люди? Задавая эти вопросы, философы имеют в виду не только (возможно) отдаленные возможности призраков, богов или внеземных существ (чье физическое строение предположительно будет очень отличаться от человеческого), но также и особенно возможность, которая, кажется, когда-либо вырисовывается. в современной жизни больше — возможности компьютеров, способных мыслить.Может ли у компьютера быть разум? Что нужно сделать, чтобы создать компьютер, у которого может быть определенная мысль, эмоция или опыт?

Возможно, компьютер мог бы иметь разум, только если бы он состоял из тех же типов нейронов и химических веществ, из которых состоит человеческий мозг. Но это предположение может показаться грубо шовинистическим, скорее, как утверждение, что у человека могут быть психические состояния, только если его глаза имеют определенный цвет. С другой стороны, конечно, не у любого вычислительного устройства есть разум.Независимо от того, будут ли в ближайшем будущем созданы машины, которые приблизятся к тому, чтобы стать серьезными кандидатами на наличие ментальных состояний, сосредоточение внимания на этой все более серьезной возможности — хороший способ начать понимать виды вопросов, рассматриваемых в философии разума.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Хотя философские вопросы имеют тенденцию сосредотачиваться на том, что возможно, или необходимо, или существенно, в отличие от того, что просто есть, это не означает, что то, что есть — i.е., случайные открытия эмпирической науки — не имеют важного отношения к философским размышлениям о разуме или любой другой теме. Действительно, многие философы считают, что медицинские исследования могут раскрыть сущность или «природу» многих заболеваний (например, полиомиелит предполагает активное присутствие определенного вируса) или что химия может раскрыть природу многих веществ (например, вода H 2 O). Однако, в отличие от случаев заболеваний и психоактивных веществ, на вопросы о природе мышления, похоже, нельзя ответить только с помощью эмпирических исследований.Во всяком случае, ни один эмпирический исследователь не смог ответить на них, удовлетворив достаточное количество людей. Таким образом, эти вопросы относятся, по крайней мере частично, к философии.

Одна из причин, по которой на эти вопросы было так трудно ответить, состоит в том, что существует существенная неясность, как в общепринятом понимании, так и в теоретической психологии, в отношении того, насколько объективными можно считать феномены разума. Ощущения, например, кажутся по существу частными и субъективными, не открытыми для публичного, объективного исследования, требуемого для предмета серьезной науки.В конце концов, как можно было бы узнать, каковы на самом деле чьи-то личные мысли и чувства? Кажется, что каждый человек находится в особом «привилегированном положении» по отношению к своим мыслям и чувствам, положение, которое никто другой никогда не мог бы занять.

Для многих эта субъективность связана с вопросами значения и значения, а также со стилем объяснения и понимания человеческой жизни и действий, который необходим и, что важно, отличается от видов объяснения и понимания, характерных для природные науки.Чтобы объяснить движение приливов, например, физик может обратиться к простым обобщениям о корреляции между приливным движением и близостью Луны к Земле. Или, более глубоко, он мог бы апеллировать к общим законам — например, к законам всемирного тяготения. Но для того, чтобы объяснить, почему кто-то пишет роман, недостаточно просто отметить, что его письмо коррелирует с другими событиями в его физическом окружении (например, он имеет тенденцию начинать писать на рассвете) или даже что оно коррелирует с определенными событиями. нейрохимические состояния в его мозгу.Также нет никакого физического «закона» о писательском поведении, к которому могло бы апеллировать предположительно научное объяснение его письма. Скорее нужно понимать, почему человек пишет, что для него значит письмо или какую роль играет в его жизни. Многие люди думали, что такого рода понимание может быть достигнуто только через сопереживание человеку — «поставив себя на его место»; другие считали, что для этого необходимо судить человека в соответствии с определенными нормами рациональности, которые не являются частью естествознания.Немецкий социолог Макс Вебер (1864–1920) и другие подчеркнули первую концепцию, отделяя эмпатическое понимание ( Verstehen ), которое они считали типичным для гуманитарных и социальных наук, от научного объяснения ( Erklären ). что обеспечивается естественными науками. Вторая концепция становится все более влиятельной в большей части современной аналитической философии — например, в работах американских философов Дональда Дэвидсона (1917–2003) и Дэниела Деннета.

Макс Вебер Макс Вебер, 1918. Лейф Гейгес .

Бета-движение и феномен Фи

Феномен Вертхаймера и Фи

Скучное описание работы Вертхаймера
в книге «Ощущения и восприятие в истории экспериментальной психологии» (1942):

Вертхаймер упростил наблюдательную ситуацию. … он устроил … одно дискретное смещение простой геометрической фигуры, линии или кривой. Первого члена он назначил вторым членом b. Когда интервал времени между a и b был относительно длинным (более 200 мс), испытуемый воспринимал последовательность, сначала a, затем b.Когда интервал был очень коротким (менее 30 мс), восприятие было одним из одновременных, a и b вместе. Между последовательностью и одновременностью он получал движение, оптимальный интервал для которого составлял около 60 мс.

Для времен в рамках движения — оптимум и последовательность [т.е. когда переключение замедлялось с того места, где казалось, что один объект перемещается из одного места в другое, пока субъект не увидит a, за которым следует b, а не один движущийся объект], субъект почувствовал различные виды частичного движения.Например, при увеличении временного интервала выше оптимального [т.е. переключение a и b замедляется, перемещая восприятие в сторону последовательности], видимое движение имеет тенденцию разбиваться на двойное движение, в котором каждая часть движется без непрерывности, или на единичное движение, в котором одна часть движется и другой неподвижен. В этих случаях, вместо того, чтобы видеть движение одного объекта, субъект видит два следующих друг за другом объекта, один или оба из которых движутся. В этом интервале также есть случай чистого движения, называемого ϕ, движение, которое соединяет объекты и имеет направление между ними, но само по себе не кажется объектом.Ряд для увеличения временных интервалов [т.е. от более быстрого к более медленному чередованию], следовательно, выглядит примерно так: одновременность — оптимальное движение — частичное движение — чистое движение (ϕ) — последовательность. … Φ-движение (Wertheimer, 1912) — это чистое движение, которое можно увидеть без движущегося объекта, и основание для утверждения, что движение является таким же первичным, как и любое другое сенсорное явление. (стр. 595).

Роберт М. Штейнмана, Зигмунт Пизлоб, Филип Дж. Пизлоб
Фи не является бета-версией, и почему открытие Вертхаймера привело к гештальт-революции

Скучные определения ϕ и оптимального движения (β) подходят.Его описание наблюдений Вертхаймера тоже. Он ошибся только в одном. А именно, ϕ-явление наблюдается около одновременности, а не около последовательности, то есть около того места, где чередование происходит быстро и одновременно видны как a, так и b. Явление ϕ не наблюдается, когда скорость переключения увеличивается от последовательного к оптимальному перемещению (β). Эта довольно загадочная ошибка во влиятельной книге Боринга, вероятно, привела к недоразумению в отношении революционного феномена Вертхаймера, очевидного в большинстве современных учебников.Не будет видно ϕ, если искать его там, где подсказал Скучный.

Все эти исследования, а также наши собственные наблюдения показывают, что в диапазоне между одновременностью и последовательностью существует только два различных восприятия, каждое из которых соответствует четко разным частотным диапазонам. … ϕ всегда наблюдается для частот выше, чем для β (примерно в два раза), и описывается как тень, движущаяся между целями и вокруг них. (Роберт М. Стейнмана и др.)

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.