Менталитет это в истории: Менталитет — что это такое простыми словами

Менталитет — Словарь по культурологии

Ментальность

(лат. mens – ум, образ мыслей, склад ума)

мироощущение, мировосприятие, формирующееся на глубоком психическом уровне индивидуального или коллективного сознания, возникает в недрах культуры, традиций, социальных институтов, среды обитания человека и представляет собой совокупность психологических, поведенческих установок индивида или социальной группы.

присущая индивиду или определенной социальной общности совокупность специфического склада мышления и чувств, ценностных ориентаций и установок, представлений о мире и о себе, верований, мнений, предрассудков.

Менталитет формирует соответствующую культурную картину мира и в значительной степени определяет образ жизни, поведение человека и форму отношений между людьми.


Источник:
Словарь по культурологии
на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. менталитет —
    Менталитета, м. [от лат. meus, mentis – ум, мышление; благоразумие, рассудительность; образ мыслей; сознание, совесть; мнение, взгляд].
    Большой словарь иностранных слов
  2. МЕНТАЛИТЕТ —
    МЕНТАЛИТЕТ (ментальность) (от позднелат. mentalis — умственный) — образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе.
    Большой энциклопедический словарь
  3. менталитет —
    см.: Ударим русским менталитетом по американским мозгам!
    Толковый словарь русского арго
  4. менталитет —
    МЕНТАЛИТЕТ а, м. mentalité f., нем. Mentalität, англ. mentality < лат. <�лат. mens (mentis) ум, мышление. Образ, способ мышления, мировосприятия личности или социальной группы. Крысин 1998.
    Словарь галлицизмов русского языка
  5. менталитет —
    менталитет м. Мироощущение, мировоззрение и мировосприятие, определяющиеся национальными обычаями, этическими, эстетическими и религиозными принципами, образом жизни и т.п.
    Толковый словарь Ефремовой
  6. Менталитет —
    (этнический, национальный, культурный) Свойственный данному народу склад мышления, характеризующийся постоянством, неизменностью. Данный склад мышления, присущий культуре или группе культур, обычно принимается в этой культуре как естественный;…
    Словарь социолингвистических терминов
  7. менталитет —
    МЕНТАЛИТЕТ, а, м. (книжн.). Мировосприятие, умонастроение. м. русского народа.
    Толковый словарь Ожегова
  8. менталитет —
    орф. менталитет, -а
    Орфографический словарь Лопатина
  9. МЕНТАЛИТЕТ —
    МЕНТАЛИТЕТ — англ. mentality; нем. Mentalitat. Совокупность и специфическая форма организации, своеобразный склад различных человеческих психических свойств и качеств, особенностей их проявлений.
    Социологический словарь
  10. менталитет —
    МЕНТАЛИТЕТ -а; м. [нем. Mentalität — склад ума] Особое сочетание психических свойств и качеств, определяющее характерные черты умонастроения и мировосприятия человека, социальной группы или отдельного народа. Русский, немецкий, английский м. Армейский м. М. правительства.
    Толковый словарь Кузнецова
  11. менталитет —
    сущ., кол-во синонимов: 9 душевный мир 4 ментальность 7 мировосприятие 5 мироощущение 8 образ мыслей 18 психология 21 склад ума 3 ум 39 умонастроение 10
    Словарь синонимов русского языка

Менталитет — это… Что такое Менталитет?

(фр. mentalite) — 1. склад ума; 2. мироощущение, мировосприятие; 3. психология, качество сознания, характеризующее конкретного индивида; 4. умственная активность; 4 личностные качества какой-либо нации.


* * *
[от лат. mens, mentis — ум и alis — другие] — система своеобразия психической жизни людей, принадлежащих к конкретной культуре, качественная совокупность особенностей восприятия и оценки ими окружающего мира, имеющие надситуативный характер, обусловленные экономическими, политическими, историческими обстоятельствами развития данной конкретной общности и проявляющиеся в своеобычной поведенческой активности. Сам термин «менталитет» изначально появился не в психологической науке, а был в первой трети XX века введен в этнологии и истории, а затем уже привнесен в сферу психологического знания и с самого начала наиболее активно стал использоваться в психологии больших групп. Менталитет складывается посредством социализации больших человеческих сообществ, объединенных общностью социального положения, национального единства, фактом территориальной концентрации. Специалисты — психологи в области менталитета и ментальности подчеркивают: «отражая специфику психологической жизни людей, менталитет раскрывается через систему взглядов, оценок, нормы и умонастроений, основывающуюся на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях и задающую вместе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, а значит, и характерные для представителей данной общности убеждения, идеалы, склонности, интересы, социальные установки и т.


п., отличающие указанную общность от других. Отраженные сознанием взаимоотношения между явлениями действительности и оценкой этих явлений действительности достаточно полно зафиксированы в языке, который является в силу этого одним из объектов анализа при изучении менталитета. Относясь к когнитивной сфере личности, менталитет наиболее отчетливо проявляется в типичном поведении представителей данной культуры, выражаясь, прежде всего, в стереотипах поведения, к которым тесно примыкают стереотипы принятия решений, означающие на деле выбор одной из поведенческих альтернатив. Здесь следует выделить те стандартные формы социального поведения, которые заимствованы из прошлого и называются традициями и обычаями и также как устойчивые особенности поведения индивида называются чертами его личности. Типовое поведение, характерное для представителей конкретной общности, позволяет описать черты национального или общественного характера, складывающееся в национальный или социальный тип, который в упрощенном и схематизированном виде предстает как классовый или этнический стереотип» (И. Г. Дубов, А. В. Петровский). Говоря о формировании развития и динамике менталитета, следует остановиться еще, как минимум, на двух моментах. Во-первых, во многом порождаемый и подкрепляемый традициями, обрядами, направленными воспитательными воздействиями ближайшего референтного окружения, средствами массовой информации менталитет, кристаллизуясь уже на достаточно ранних этапах восхождения личности к социальной зрелости, является и показателем, и средством, и результатом процесса передачи социального опыта от поколения к поколению, по сути дела, доказывая факт их преемственности. Во-вторых, в условиях кардинальных социальных изменений менталитет, не будучи поддержан устоявшимися правилами, обычаями и традициями, может качественно меняться и человеческие представления о жизни общества, подходы к оценке самих себя, других людей, социальных явлений могут претерпевать неожиданные и при этом качественные деформации, существенно перемещаясь в континууме «иррациональный подход — рациональный подход». Подобные качественные сдвиги нередко носят болезненный, порой личностно разрушающий характер. Так, например, после октября 1917 года и в течение более чем 70 лет сформировались особенности менталитета советского человека, которые, по А. В. Петровскому, выразились в целом комплексе специфических характеристик: «“блокадное сознание” (ожидание, а иногда и уверенность в неизбежной агрессии со стороны “внешнего врага”), “ханжеская десексуализация” (исключение из обсуждения, а также литературного или иного творчества всего, что связано с физиологическими аспектами сексуальности человека), “социальная ксенофобия” (враждебное отношение к классовому врагу, к которому в разное время относили “белое офицерство”, “дворянство”, “кулачество”, “меньшевиков”, “эсеров”, и т. д.)». Понятно, что после 1991 года начался и достаточно бурно проходил процесс разрушения подобной личностной ментальности. В то же время целый ряд социально-психологических и личностных феноменов из только что перечисленных не изжит до конца и сегодня, выступая своего рода дополнительным доказательством того факта, что процесс изменения менталитета — процесс достаточно длительный и болезненный и что определенная степень преемственности менталитета одного поколения от другого практически гарантирована даже в условиях принципиального и при этом стремительного изменения обстоятельств жизни общества.

Более того, как считают многие исследователи, именно особенностями менталитета объясняется «пробуксовка» реформ в российском обществе, ностальгия значительной части населения «по сильной руке» в сочетании с массовыми проявлениями инфантилизма и социальной апатии. Так, по справедливому замечанию социолога Л. Гудкова, «сегодня становится все более очевидным, что блокирующими дальнейшее развитие России оказываются не особенности политической организации или тип экономической системы, а наиболее значимые, ядерные структуры культуры, важнейшие, наиболее ценимые национальные символы и представления, базовые составляющие национальной идентичности и самосознания русского человека, его антропология — то, во что верят, чем гордятся сами люди»1.

Заметим, что перечисляя факторы, отчетливо укладывающиеся в определение менталитета, Л. Гудков предпочитает оперировать термином «национальная идентичность», что отражает тенденцию последних лет, в рамках которой не только социальные психологи, но и представители других гуманитарных наук все чаще используют данное понятие как более психологичное и точное по сравнению с понятием «менталитет». Как отмечал А. В. Толстых, «в терминах теории идентичности Эриксона весьма удобно и поучительно говорить о некоторых актуальных проблемах наших соотечественников. Когда серьезные аналитики, политологи и “колумнисты” пишут о кризисе ценностей целых поколений, о потере нравственных и прочих ориентиров для масс и отдельных личностей, то не лучше ли было бы назвать это кризисом идентичности…. В терминах Эриксона можно было бы выразиться и круче и обсудить расползание в нашем обществе “массовой патологии идентичности”»2. Концепция Э. Эриксона особенно привлекательна для социальных психологов, изучающих особенности национальной ментальности, позволяет отслеживать и анализировать взаимосвязь индивидуального и коллективного сознания, «законсервированного» в содержании и смыслах базисных институтов общества. В целом, в рассматриваемом контексте понятия «национальная идентичность» и «менталитет» являются фактически синонимичными.

Пожалуй, наиболее масштабным эмпирическим исследованием особенностей российского менталитета является программа, реализованная группой сотрудников ВЦИОМ под руководством Ю. А. Левады в конце XX — начале XXI вв. Данное исследование, позиционированное авторами, естественно, как социологическое, носило, по сути дела, полидисциплинарный характер и, в частности, отчетливо показало стабильность специфических характеристик «советского менталитета», выделенных А. В. Петровским в современных условиях. При этом, «блокадное сознание» и «социальная ксенофобия», к которой в последние годы явно добавилась ксенофобия этническая, отнюдь не являются уделом маргинальных слоев общества, но приобретают массовый характер и более того, становятся для многих необходимым атрибутом «национальной гордости» и собственной значимости. Так, «мониторинговые исследования, проводимые во ВЦИОМ, показывали становящуюся все более явной после 1994 года взаимосвязь между высокими самооценками публики, вновь утверждающейся в своем великом прошлом и необыкновенных национальных достоинствах, и нарастающей ксенофобией, изоляционизмом, невротическим отказом от сравнения себя и других стран, особенно тех, которые считаются “нормальными”, то есть благополучными….

Восстановление на публичной сцене фигур «врага» (не только мятежных “варваров” — бандитов-чеченцев, но и американцев, НАТО и пр.), их присутствие в качестве “горизонта” происходящего стало условием повышения всеобщего тонуса в 1999—2000 годах. Антизападный рессантимент в большой мере способствовал приходу к власти лидеров, вышедших из спецслужб и армии: КГБ, МВД, ВПК и других силовых структур, составляющих костяк милитаризованного советского общества…

Чем выше уровень ненависти и ущемленной агрессивности… тем выше демонстрируемое доверие президенту, армии и спецслужбам, тем уверенней и оптимистичней чувствует себя российское общество. Шовинистический лозунг “Россия — для русских!”, который в начале 1990-х годов еще вызывал известное смущение у большей части опрошенных, сегодня утратил свою скандальность. За последние пять лет число так или иначе поддерживающих его увеличилось в полтора раза: с 43 до 60—65% (шокированы этим призывом 25%)»1.

Добавим, что в последнее время в рамках навязчивых призывов возврата к якобы традиционным ценностям «ханжеская десексуализация» на глазах обретает второе дыхание в российском обществе.

При этом, как совершенно справедливо отмечает Л. Гудков, «было бы непростительным для социолога (а, тем более для социального психолога. — В. И., М. К.) упрощением полагать, что активизация роли врага (и других стереотипов “советского менталитета”. — В. И., М. К.) в общественном мнении является результатом навязанной пропаганды, идеологического манипулирования или, как сейчас говорят, пиара. … Никакая пропаганда не может быть действенной, если не опирается на определенные ожидания и запросы массового сознания, если она не адекватна уже имеющимся представлениям, легендам, стереотипам понимания происходящего, интересам к такого рода мифологическим разработкам. Внести нечто совершенно новое в массовое сознание — дело практически безнадежное, можно лишь актуализировать те комплексы представлений, которые уже существуют в головах людей»2. Иными словами менталитет, или коллективное сознание во многом определяет бытие общества и реальное содержание происходящих в нем социальных процессов.


Исследования социологов выявили и эмпирически подтвердили еще одну характерную особенность российского менталитета, а именно, склонность к пассивности и тотальной зависимости, прежде всего, по отношению к государству и власти: «Основная конфигурация черт русских в представлении о самих себе — это соединение партикуляристского набора характеристик с пассивным авторитарным комплексом зависимости и подчиненности. Эти определения составляют образ русских “для себя” — пассивных, терпеливых, простых (не претендующих на высокий уровень запросов, автономность и самодостаточность, сложность ценностного набора), открытых для внешнего социального контроля, замкнутых в аффективных неформальных группах и структурах взаимоотношений, которые обеспечивают необходимые требования адаптации и выживания при репрессивном режиме, ограничивают агрессию или давление извне»3.

Представляется, что именно эта особенность национального менталитета является родовой по отношению к выделенным А. В. Петровским деструктивным комплексам, свойственным «советскому сознанию»4. Именно ее следует рассматривать как глубинную психологическую причину постоянного «соскальзывания» общества к авторитаризму, изоляционизму, ксенофобии, поскольку «…подобные структуры представлений являются механизмами систематического разрушения позитивной гражданской солидарности, единства в зависимости, страхе, сопротивлении любым побуждениям и стимулам к большей продуктивности или интенсивности достижения, открытости, доброжелательности, повышению качества и ценности действия. Это солидарность зависимых и слабых людей в халтуре, пассивности и тревогах, которые порождаются без достаточного реального основания, но благодаря которым поддерживается коллективная идентичность низости. “Когда нечем гордиться, можно жить, понося и принижая других”. Загаженные подъезды и лифты, привычно обшарпанные дома, нелюбовь к себе и близким непосредственно коррелируют с централизованным бюрократическим государством и великой державой, вечно угрожающей кому-то.»1

Стоит добавить, что психологические исследования особенностей психосоциального развития в российском обществе (например, работы В. А. Ильина) также подтвердили наличие отчетливо выраженного комплекса зависимости и пассивности в структуре национальной идентичности (преобладает негативное разрешение базисного кризиса развития на второй стадии эпигенетического цикла).

Вместе с тем, было установлено, что в современной России налицо тенденция к позитивному психосоциальному развитию на индивидуальном уровне у значительной части молодежи, а также наличие определенного числа индивидов с качественной идентичностью среди взрослого населения. Причем в ряде высокозначимых сфер общественной жизни и профессиональной деятельности, таких как наука, образование, бизнес, они играют достаточно заметную роль. Это подтверждается и результатами социологических исследований. Так, Л. Гудков отмечает, что проявления комплекса пассивности и зависимости существенно различаются у представителей различных социальных и возрастных групп: «Чем он (респондент) старше и чем менее образован, тем сильнее выступают у него черты зависимого и пассивного субъекта. Напротив, с увеличением социальных и культурных ресурсов (образования, проживания в столицах или крупных городах, особенно если это молодые респонденты, соответственно более обеспеченные и реже связанные с госсектором) растет негативная и критическая оценка пассивно-зависимых черт в русском характере»2.

Таким образом, можно утверждать, что в современном российском обществе происходит противоречивая и потенциально конфликтная трансформация менталитета, являющаяся одним из проявлений более системного кризиса идентичности. В этой связи прямой профессиональной обязанностью практического социального психолога, особенно работающего в сфере образования, является выстраивание развивающих, а при необходимости и коррекционных программ, направленных на формирование восприятия индивидами себя и общества как самодостаточных полноценных субъектов, ориентированных на сотрудничество, и разрушение деструктивных мифологем и стереотипов.

Практический социальный психолог, работающий с конкретными группами и организациями, должен учитывать особенности как «общесоциального», так и корпоративного менталитета своих подопечных, так как именно личностная и групповая ментальность в решающей степени определяют общую реакцию членов сообщества и его в целом на любые инновации в своей жизнедеятельности, будучи, по сути дела, своеобразной «оценочной призмой» при рассмотрении любого нововведения.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике.
2013.

Менталитет — это… Что такое Менталитет?

  • менталитет — а, м. mentalité f., нем. Mentalität, англ. mentality &LT; лат. &LT;лат. mens (mentis) ум, мышление. Образ, способ мышления, мировосприятия личности или социальной группы. Крысин 1998. Двухвековая работа индивидуалистической мысли глубоко… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • менталитет — склад ума, ментальность, мировосприятие, умонастроение Словарь русских синонимов. менталитет см. склад ума Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • Менталитет — Ментальность (лат. mens – ум, образ мыслей, склад ума) мироощущение, мировосприятие, формирующееся на глубоком психическом уровне индивидуального или коллективного сознания, возникает в недрах культуры, традиций, социальных институтов, среды… …   Энциклопедия культурологии

  • МЕНТАЛИТЕТ — (ментальность) (от позднелат. mentalis умственный) образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе …   Большой Энциклопедический словарь

  • МЕНТАЛИТЕТ — МЕНТАЛИТЕТ, а, муж. (книжн.). Мировосприятие, умонастроение. М. русского народа. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • МЕНТАЛИТЕТ — англ. mentality; нем. Mentalitat. Совокупность и специфическая форма организации, своеобразный склад различных человеческих психических свойств и качеств, особенностей их проявлений. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • Менталитет — совокупность и специфическую форму организации, своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений. Используется для обозначения оригинального способа мышления, склада ума и даже умонастроений. Политическая… …   Политология. Словарь.

  • МЕНТАЛИТЕТ — (от нем. Mentalität – склад ума). То же, что ментальность. Совокупность умственных навыков, духовных установок и культурных традиций, присущих отдельному человеку или человеческой общности. Термин «М.» ввел в научный обиход американский философ Р …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Менталитет — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии. Менталитет (фр. Mentalité направление мыслей ) образ мышления, мировосприя …   Википедия

  • Менталитет — (фр. mentalite) 1. склад ума; 2. мироощущение, мировосприятие; 3. психология, качество сознания, характеризующее конкретного индивида; 4. умственная активность; 4 личностные качества какой либо нации. * * * [от лат. mens, mentis ум и alis другие] …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Менталитет — (лат. – образ мыслей) – это те духовно нравственные и культурные ценности, которые составляют основу мировидения и миропонимания отдельного человека или сообщества, в свою очередь, определяющих их поведение. Менталитет определяют как образ чувств …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • ПОНЯТИЕ «МЕНТАЛИТЕТ»


    ПОНЯТИЕ «МЕНТАЛИТЕТ»

    Менталитет (фр. Mentalite) – образ мышления, мировосприятия, духовной настроенности, присущие индивиду или группе. В русской философии, культурологии и публицистике обычно употребляется для характеристики национальных особенностей народов, особенностей культуры. Менталитет – весьма сложное, многогранное проявление психической деятельности социальных индивидов изоморфизского толка, включающей как сознательное, так и бессознательное, специфическое соотношение между рациональным и эмоциональным в совершении их действий, а также между особенностью мышления национально-этнической группы по отношению к общности в целом, между стремлениями к инновациям и сохранению культурного потенциала прошлого. Менталитет – мировоззренческая матрица, картина мира в сознании человека и его вписанность в эту картину. Это норма представления мира вокруг себя и себя в нём. Черты менталитета, к примеру, – интуитивизм, рационализм, цветовая гамма, семейные образы, лиризм и т. д.. Менталитет определяет умонастроение и жизненную позицию.


    Менталитет (франц. Mentalite, от позднелат. mentalis – умственный), образ мышления, мировосприятия, духовной настроенности, присущие индивиду или группе. Понятие М. утвердилось в интеллектуальной жизни Запада как поправка XX в. к просветительскому отождествлению сознания с разумом. В российской философии, культурологии и публицистике обычно употребляется для характеристики национальных особенностей народов, особенностей культуры. Например, черты русского М. – духовность, коллективизм (соборность), широта души. М. культуры – глубинные структуры культуры, исторически и социально укорененные в сознании и поведении многих поколений людей, объединяющие в себе различные исторические эпохи в развитии национальной культуры.

    С.Б. Переслегин, определяя понятие менталитета, считает, что «менталитет включает в себя систему ценностей данной личности и характерный для нее набор целей (стратегических и тактических, жизнесодержащих и жизнеобеспечивающих)».


    Менталитет общества определяется как глубинный уровень общественного сознания (включая и бессознательное), как устойчивая система жизненных установок. При этом установка – это определенный «фон» восприятия явлений, она определяет отношение к явлениям и, следовательно, характер деятельности. В силу того, что менталитет — это совокупность наиболее общих черт, средняя для всех слоев и социальных групп населения данного общества в целом, можно выбрать некоторые частные случаи формирования признаков, которые, конечно, будут только подмножеством многочисленных составляющих менталитета.

    Менталитет, с точки зрения философии и культурологи, – феномен, в сущности и структуре которого раскрываются специфика индивидуального и общественного сознания, механизмы и содержание познавательных процессов, особенности мировосприятия человека и природа поведенческих стереотипов в мире культуры.

    Во взаимоотношениях с сознанием менталитет выступает в значении неотрефлексированных впечатлений, представлений, образов, на основе которых человек воспринимает и истолковывает мир. Следовательно, менталитет не тождествен сознанию, он не совпадает с образами действия и тем более с высказываемыми человеком мыслями. Менталитет стоит за ними и определяет границу между тем, что человек может помыслить и допустить, и тем, что он ощущает как «немыслимое», «невозможное».

    Менталитет базируется не на системе логических категорий и понятий, а на противоречивых, «вживленных» образах, или стереотипах мнений, представлений, действий, которые предрасполагают человека к определенным типам реакций. Менталитет – своеобразный механизм, определяющий характер долговременных форм поведения и мнений человека в рамках той или иной общности.

    Феномен менталитета обнаруживает неконфликтность природного и культурного, эмоционального и рассудочного, иррационального и рационального, индивидуального и общественного в природе человека.

    При помощи понятия «менталитет» возможно охарактеризовать широкий спектр культурных феноменов – от культурных трафаретов, традиций, этапов духовного развития культуры до образа мыслей, душевного склада, типа мышления различных общностей.


    Менталитет, ментальность (от англ. mentality, фр. mentalite) – представляют собой умонастроение, особый духовный склад ума, источник мышления, мироощущение, мировосприятия, идеологии, веры; особенность индивидуального и общественного сознания людей, их жизненных целей, моделей поведения; индикатор специфических черт социализации человека и социальных групп, их самобытности и суверенности; способ видения мира, устойчивые рациональные и эмоциональные, логические, чувственные, правовые и ценностные воззрения, устойчивые мысли и образы, обобщенные и распространенные представления о политических реалиях, ценностях и идеалах.

    Менталитет выступает как характеристика состояния уровня и направленности сознания (индивидуального и группового), его способности к усвоению норм, принципов и ценностей жизни, к адаптации к условиям социальной среды, воздействию на нее, к воспроизводству опыта предшествующих поколений. В политологии и социологии получил распространение термин «ментальное пространство», обозначающий сферу деятельности личности, социальной группы в условиях которой находят свое своеобразное и многогранное проявление мироощущение и мировосприятие людей, их отношение к действительности, к политическому курсу, к властным структурам и политическим организациям.

    Менталитет в политике – совокупность устойчивых, общераспространенных в той или иной группе представлений, выражающих особое видение принадлежащими к ней людьми политической и социальной реальности. Объединяя рациональные и подсознательные, чувственные и логические, ценностные и иные воззрения, менталитет выражает характер, образ, способ группового политического мышления, характеризует состояния умонастроений и устойчивых ориентаций соответствующих субъектов политики. В социально-классовом и сословном смысле выделяют менталитет рабский, крепостнический, крестьянский, феодальный, дворянский, помещичий, бюрократический, массовый, элитарный, пролетарский, люмпенский, маргинальный, купеческий, мещанский (филистерский), аристократический.

    Неповторимость, оригинальность национального характера, национально-этнического менталитета находит свои определения: славянский, германский, англо-саксонский, романский, китайский, русский, американский.

    Срез социальной жизни, связанный с профессией образом и смыслом жизни, дает такие определения группового менталитета, как коллективистский, альтруистический, эгоистический, торгашеский, паразитический, криминальный (воровской), сельский, деревенский, городской, таежный, кочевой, деляческий, питерский и др.

    В сочетаниях с определениями идейно-политического характера менталитет может быть демократическим, либеральным, рыночным, тоталитарным, революционным, экстремистским, радикальным, нигилистическим, реакционным, консервативным, традиционалистским, имперским, монархическим, республиканским, охлократическим, плутократическим, олигархическим и др.


    Ментальность есть способ выражения интеллектуальных способностей как человека, так и социальной системы в целом. История мировых культур образуется в процессе реализации интеллектуальной способности человека и общества создавать необходимые действия и получать желаемые результаты, используя способности коллективного интеллектуального порядка, тем самым образуются социоментальные миры мышления.

    Как видим, для характеристики уровня развития способностей и возможностей социальных образований (и человека) к познавательной деятельности, отражения объективной реальности в различных формах, проявляющихся, в конечном счете, в мировоззренческих стандартах, используется понятие «менталитет». Близкое этому понятию, но выражающее процесс формирования менталитета общества, обсуждается в литературе понятие «общественное сознание».

     


    История менталитетов — Википедия переиздана // WIKI 2

    История менталитетов или histoire des mentalités (по-французски «история отношений») — это совокупность исторических работ, направленных на описание и анализ способов, которыми люди определенного периода времени думали, взаимодействовали с ними. , и классифицировали мир вокруг них, в отличие от истории конкретных событий или экономических тенденций. История менталитетов использовалась в качестве исторического инструмента несколькими историками и учеными из различных исторических школ.Примечательно, что историки школы Annales помогли развить историю менталитетов и сконструировать методологию работы. Создавая эту методологию, они стремились ограничить свой анализ конкретным местом и определенным временем. [1] : 7 Этот подход поддается интенсивному изучению, которое характеризует микроисторию, другую область, которая приняла историю менталитетов в качестве инструмента исторического анализа.

    Энциклопедия YouTube

    • ✪ Микроистория и история психики

    • ✪ Передача знаний в Японии вчера и сегодня доктором.Касем Зугари

    • ✪ Болты с ясного неба, Часть третья, Пять математических способностей (Ральф Абрахам)

    Содержание

    История

    Анналы

    Истоки концепции истории менталитетов лежат в трудах историка 1st Annales Марка Блоха с концепцией, которую впоследствии подхватили более поздние теоретики, такие как Жорж Дуби и Роджер Шартье. Стремясь создать произведения тотальной истории, историки Анналов не стремились просто полагаться на политическую или ориентированную на события историю прошлых поколений. [2] : 4 Майкл Харсгор указывает на то, что задача историков Анналов состояла не в том, чтобы создать эту детерминированную историю, которая, казалось, в значительной степени полагалась на телеологические выводы, такие как марксистские формы истории, написанные в время. Скорее, Харсгор пишет, что историки Annales поставили перед собой задачу создать социальные структуры, «что означает покрытие скелета базового экономического анализа плотью демографических, культурных, ментальных и психоаналитических данных о событиях.» [2] : 4 Также было сказано, что Анналов историков, в своих попытках создать тотальную историю, рассматривали историю менталитетов как единственный аспект в создании этой истории. [3] Проще говоря, они пытались реконструировать мир того периода времени, который они изучали. В своих работах, таких как «Три ордена: феодальное общество вообразили » и работе над Уильямом Маршалом, Дуби сосредоточился на развитии идеологий внутри структуры, пронизывающие различные аспекты жизни человека. [1] : 9

    Микроистория

    Такое развитие методологии окажется решающим для других историков, которые будут использовать историю менталитетов, чтобы попытаться редактировать взгляды людей и делать из них микроистории. Эти историки будут в основном заниматься социальной и культурной историей, чтобы сформировать свою историю. менталитетов, сужая их сферу исторического исследования, не занимаясь широкой экономической сериализацией, которая стала столь важной для историков Анналов . [2] : 2 Книга Карло Гинзбурга, Сыр и черви , является архетипом микроисторий, возникших с учетом истории менталитетов. Гинзбург попытался реконструировать менталитет крестьян в Италии шестнадцатого века, исследуя протоколы судебных заседаний одного мельника Доменико Сканделлы по имени Меноккио и пытаясь найти течения или сходства в отрывочных и неясных доказательствах. [4] : 119

    Подобные приемы можно увидеть в книге Роберта Дарнтона The Great Cat Massacre , в которой микроистория используется для определения менталитетов групп на разных социальных уровнях французского общества.Дарнтон очень озабочен тем, как люди смотрят на окружающий мир. Он интерпретирует символическое значение того, что подмастерья-печатники убивают соседских кошек, как проявление разочарования в отношении растущего класса буржуазии. [5] : 101 Точно так же и в соответствии с традицией истории менталитетов Дарнтон посвящает главу анализу описания буржуазией своего города, пытаясь определить, как индивид в данной социальной ситуация будет интерпретировать и понимать мир вокруг них.Дарнтон использует это описание, чтобы продемонстрировать, что способы, которыми могут быть изображены события, могут быть полностью неподдержаны способами, которыми люди того времени могли интерпретировать эти события. [5] : 116

    Критика

    Возникла критика истории ментальности на всех этапах ее развития. В частности, историки-марксисты поспешили раскритиковать историков Анналов за «попытки включить изучение менталитетов в общий синтез, который может привести только к публикации статей, отражающих базовую опору на веру, сопровождаемую последующим пренебрежением к разуму. . a b Дарнтон, Роберт (1984). Великая резня кошек и другие эпизоды французской истории культуры . Нью-Йорк: Основные книги.

    Дополнительная литература

    • Бюргьер, А. «Судьба истории ментальности в Анналах», Сравнительные исследования в обществе и истории (1982) 24 № 3, стр 424–437.
    • Берк, Питер (1997). «« Сильные и слабые стороны в истории менталитетов »».В Берк, Питер (ред.). Разновидности истории культуры (Цифровой ред.). Кембридж: Polity Press. С. 162–82. ISBN 978-0745616995 . ; отредактировано из оригинальной публикации в History of European Ideas , 7 (1986), 439–51.
    • Шартье, Роджер (1988). История культуры: между практиками и представлениями (1-е изд.). Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. ISBN 9780801422232 .
    • Хаттон, Патрик. «Менталитет» в Келли Бойд, изд.(1999). Энциклопедия историков и исторических сочинений, том 2 . Тейлор и Фрэнсис. С. 800–3. ISBN 9781884964336 . CS1 maint: extra text: список авторов (ссылка)
    • Порье, Филипп (2004). Les enjeux de l’histoire culturelle (Новое издание). Париж: Эд. дю Сеуил. ISBN 978-2020492454 .


    Эта страница последний раз была отредактирована 30 апреля 2020 в 02:19

    .

    Ментальность Мажино

    В течение почти столетия военное прозвище «Линия Мажино» стало чем-то вроде изюминки — эвфемизмом, по словам Мерриам-Вебстер, для любого «оборонительного барьера или стратегии, вызывающей ложное чувство безопасности». Среди историков преобладает убеждение, что неспособность линии остановить или даже воспрепятствовать ошеломляющей атаке Германии в блицкриге 1940 года позволила нацистам быстро захватить Францию. Правда более тонкая, включая сложное планирование и технологии, но в конечном итоге заканчивается отказом на высших уровнях французской военной машины.

    Концепция укрепленного оборонительного барьера между Францией и ее заклятым врагом, Германией, впервые появилась в начале 1920-х годов. Менее чем за десять лет до этого, в первые дни Первой мировой войны, Франция пострадала от вторжения и унизительной частичной оккупации со стороны Германии. В результате на французской земле разразился ряд самых разрушительных битв. Гибель людей была не чем иным, как катаклизмом, унесшим жизни почти целого поколения молодых людей. Послевоенное правительство было настроено не допустить повторения такого вторжения.Хотя некоторые французские политические и военные лидеры отнеслись к этому предложению скептически, сторонники линии обороны одержали победу.

    Инженеры

    выполнили ряд технико-экономических обоснований, а в 1927 году правительство Франции утвердило основную концепцию. Комиссия по организации укрепленных регионов (CORF) спроектирует заграждение и возьмет на себя ответственность за его строительство и обслуживание. Линия не была детищем ее тезки, Андре Мажино; этот фрагмент фольклора взят из газетной статьи 1935 года.Однако Мажино был вторым из двух убедительных военных министров — первым был Поль Пенлеве, — которые неустанно лоббировали финансирование для строительства заграждения.

    После долгих дебатов организаторы подписали план создания взаимозависимой цепочки укрепленных сооружений на протяжении сотен миль франко-германской границы, блокируя наиболее вероятные маршруты будущего вторжения. Ожидалось, что проект продлится почти десять лет и будет стоить неисчислимые миллиарды франков.

    Первым шагом было определить, где построить начальную оборону.Альпы укрепляли общие границы страны с Италией и Швейцарией, в то время как река Рейн и низкие горы Вогезы на востоке также представляли собой естественные преграды. Поэтому военное министерство Франции сосредоточило внимание на Рейнской области как на самой непосредственной зоне озабоченности. Граничит с Эльзасом и Лотарингией и охватывает высокоразвитую Рурскую долину, этот регион был демилитаризован в соответствии с Версальским договором 1919 года и какое-то время служил эффективной буферной зоной между Францией и Германией.Однако Гаагская конференция 1929 года по германским репарациям постановила, что союзные оккупационные силы должны покинуть Рейнскую область не позднее июня следующего года, что снова сделало Францию ​​уязвимой. Это был лишь вопрос времени, когда Германия перейдет к новой оккупации и ремилитаризации региона.

    Исторически сложилось так, что путь германских вторжений пролегал в другом месте. «Проблема с линией Мажино заключалась в том, что она оказалась не в том месте, — писал военный корреспондент Уильям Ширер. «Классический маршрут вторжения во Францию, по которому немцы шли с древнейших племенных времен — почти два тысячелетия — пролегал через Бельгию.Это был самый короткий и легкий путь, потому что он пролегал по ровной местности, через которую можно было пересечь несколько рек любого значения ».

    Но французские стратеги это знали. Как и планировалось, заграждение заканчивалось недалеко от французско-бельгийской границы. Согласно различным историкам, французы надеялись, что линия отвлечет немецкое вторжение через Бельгию, что позволит им и их союзникам сражаться на негалльской земле. Перефразируя прусского военного теоретика XIX века Карла фон Клаузевица, если вы окопаетесь за сильными укреплениями, вы заставите врага искать решение в другом месте.Что касается французов, «где-то еще» были поля и улицы их традиционного союзника, Бельгии.

    German sappers closely examine the gap beneath a displaced domed cloche. (Ullstein Bild, Getty Images)
    Немецкие саперы внимательно осматривают брешь под смещенным куполообразным колоколом. (Ullstein Bild, Getty Images)

    В 1929 году местные подрядчики под руководством CORF начали строительство на линии Мажино. Вопреки распространенному представлению, барьер был не сплошной стеной, а чередованием укрепленных опорных пунктов с переплетенными полями огня — системой глубокой защиты.Он состоял из ряда подземных укреплений с различными опорными сооружениями, простирающимися на несколько миль. Все было спроектировано так, чтобы гармонировать с ландшафтом.

    Непосредственно вдоль границы стояли железобетонные казармы — maisons fortes — функции которых заключались в том, чтобы задержать начальную атаку и подать сигнал тревоги для основных оборонительных сооружений. Далеко в глубине находились бункеры, оснащенные автоматическим оружием и противотанковыми орудиями. Перед ними были мотки колючей проволоки и ряды танковых заграждений из перевернутых стальных рельсов.За бункерами и между ними находился ряд железобетонных двухэтажных бетонных казематов. Казематы, часто встраиваемые в склон холма, чтобы скрыть их профиль, имели огневые амбразуры и выдвижные башни, вооруженные как малокалиберным, так и крупнокалиберным оружием.

    Основная функция казематов заключалась в дополнении того, что один летописец назвал «настоящими« зубами »линии Мажино» — ouvrages («работает»). Эти различались по размеру и сложности: от одного массивного бетонного блока, глубоко утопленного в земле и увенчанного выдвижной бронированной башней, до комбинации башенных наземных блоков и подземных вспомогательных сооружений.Кроме того, перед огнями и казематами стояла колючая проволока и стальные заграждения, а также небольшие заглушки — толстые стальные конструкции, похожие на куполообразные, использовавшиеся как в качестве наблюдательных пунктов, так и в качестве постов ближней обороны.

    ouvrages были двух размеров: petit («маленький») и gros («большой»). Башни gros ouvrages были вооружены пулеметами, противотанковыми орудиями и / или артиллерийскими орудиями; Те из petits ouvrages были вооружены только пехотным оружием.В то время как gros ouvrages каждый содержал гарнизоны от 200 до 1000 человек, в зависимости от размера, комплекты в пределах petits ouvrages были значительно меньше.

    Развернувшись веером глубоко под каждой выемкой. В проходила серия туннелей и галерей, в которых находились электростанция, складские помещения, казармы, туалеты, кухня, склад боеприпасов и лазарет. Самая длинная галерея часто включала поезд с электроприводом — получивший название «Метро» в честь парижского метро, ​​- который доставлял боеприпасы к огневым точкам.Наземные железнодорожные пути позволили пополнить запасы и боеприпасы на каждую единиц . Помимо использования местности для укрытия, рабочие бригады применили камуфляж к укреплениям. За исключением невыдвижных колпаков , вся линейка имела низкий профиль, в некоторых местах практически невидимый.

    В то время, когда во многих французских деревнях не хватало водопровода и / или электричества, ouvrages были оснащены водопроводом и питались от сложной электрической системы.Продуманная телефонная сеть соединяла все сооружения на Линии Мажино и была связана с французской общественной телефонной системой с помощью скрытых кабелей.

    Если отбросить современные удобства, жизнь солдатам -го ранга была совсем не приятной. Похороненные глубоко под землей, сооружения обычно были влажными и холодными, и хотя системы фильтрации воздуха не пропускали ядовитый газ, дренаж уборных имел тенденцию к резервированию, часто создавая заметно зловонную атмосферу.

    Военное министерство выделило 35 дивизий мобильных «интервальных» войск, а также части буксируемой артиллерии для заполнения промежутков между строениями.Войска, укомплектовавшие укрепления, были уверены в своей способности остановить любую атаку — действительно, их девиз и значки на форме гласили: On Ne Passe Pas — что идиоматически переводится как «Они не пройдут».

    Линия, которая в конечном итоге добавила расширение, получившее название «Маленькая линия Мажино» вдоль гористой французско-итальянской границы, была мобилизована в 1936 году и считалась полностью действующей через два года. По завершении он включал более 50 миллионов кубических футов бетона, 150 000 тонн стали и 280 миль внутренних автомобильных и железных дорог.По словам одного летописца, это был «величайший защитный барьер, построенный со времен Великой китайской стены».

    German armor bypassed much of the line by moving through the “impenetrable” Ardennes Forest. (Ullstein Bild, Getty Images)
    Немецкая броня обошла большую часть рубежа, двигаясь через «непроходимый» Арденнский лес. (Ullstein Bild, Getty Images)

    Несмотря на усилия, которые вложил в строительство, оснащение и укомплектование Линии Мажино, в основе амбициозного проекта лежали основные недостатки, не имеющие ничего общего с его впечатляющим современным дизайном.В то время существовало общее заблуждение — сохранившееся до наших дней — что линия была построена, чтобы остановить немецкое вторжение на своем пути. Не было. Цель состояла в том, чтобы создать прочную первую линию обороны от вражеского нападения, чтобы задержать немцев достаточно долго (возможно, на неделю или две), чтобы Франция мобилизовала свою армию для контратаки.

    К сожалению, уверенность французского правительства в способности своей армии эффективно отреагировать на наступление Германии была неуместной. В то время как линия Мажино была полностью способна задержать врага, армия была в значительной степени неспособна к длительной контратаке.Ужасающая потеря людских ресурсов в Первой мировой войне слишком ясно отразилась на истощении французской армии в период между двумя мировыми войнами. Призыв был на рекордно низком уровне, а продолжительность обязательной военной службы сократилась до одного года.

    Постепенно, вместо того чтобы рассматриваться как дополнение к французской полевой армии, линия Мажино все чаще рассматривалась как замена армии, способной сдерживать немецкое вторжение на неопределенное время. Страдая от того, что стало называться «менталитетом Мажино», французское верховное командование отказалось планировать наступательную войну.

    Самое главное, однако, то, что французской армией командовали старики, которые оглядывались назад в поисках своего видения будущего. Сосредоточившись исключительно на статическом наземном сдерживании вторжения, они полностью игнорировали трансформационные события в области воздушно-десантной и общевойсковой войны. По общему признанию, в то время, когда была впервые задумана линия Мажино, воздушный бой и специализированная бронетанковая война оставались в относительном зачаточном состоянии. Однако к 1930-м годам концепция управления небом явно утвердилась.Примерно в то время, когда линия была завершена, Германия демонстрировала миру эффективность поражения сверху в Испании.

    Тем временем мощные и высокомобильные бронетанковые части — опять же, сначала охваченные Германией — быстро становились авангардом пехоты, поскольку танки прокладывали тропы для пехоты. Любые препятствия, которые невозможно преодолеть на земле, можно было просто преодолеть.

    Не имея возможности или не желая адаптироваться к новой технологии, военное министерство Франции вместо этого обратилось к пропаганде, раздувая линию Мажино далеко за пределы реальности, пытаясь убедить своих граждан и весь мир, в частности немцев, в своей неуязвимости.Пропагандисты распространяли преувеличенные произведения искусства и раздутые, вводящие в заблуждение описания во Франции, Великобритании, Соединенных Штатах и ​​других местах, изображая фантастическую сеть неприступных укреплений, через которую противник просто не мог пройти. В то время как кампания убаюкивала французский народ, успокаивала его, но немцам она не помешала.

    С опозданием военное министерство осознало, что его неспособность продлить линию вдоль бельгийской границы была серьезной ошибкой.Французские проектировщики отчаянно пытались сократить разрыв между существующей линией и проливом Ла-Манш, но финансирование было низким, времени было мало, и любое новое строительство не соответствовало оригиналу во всех отношениях. Французско-бельгийская граница была в значительной степени индустриализирована, с небольшим пространством для нового строительства. Кроме того, местность была ровной, без естественных преград. Наконец, земля, приближающаяся к береговой линии, имела высокий уровень грунтовых вод, что делало невозможным строительство подземных сооружений и туннелей.Генералы разместили войска вдоль границы, чтобы компенсировать такие недостатки. Тем не менее, решающий разрыв оставался на линии через Арденнский лес. Французские генералы считали лесной массив невосприимчивым к вторжению армии и почти не обращали на это внимания. Это оказалось роковой оплошностью.

    В марте 1936 года Германия в нарушение Версаля ремилитаризовала Рейнскую область. Союзники Франции ничего не сделали в ответ, и французы отказались действовать в одиночку, предпочтя вместо этого спрятаться за своей якобы неуязвимой линией Мажино.Тем временем бельгийцы вышли из союза с Францией и объявили себя нейтральными. В сентябре 1939 года Германия вторглась в Польшу, наконец подтолкнув Францию ​​и Англию к объявлению войны. Солдаты «линии Мажино» пришли в полную боевую готовность.

    10 мая 1940 года Адольф Гитлер начал кампанию против Нидерландов, состоящую из трех частей. На севере немецкие части продвигались через Бельгию и Нидерланды во Францию. Дальше на юг пехота и артиллерия сковывали интервальные войска на линии Мажино, в то время как немецкая центральная группа штурмовала Арденны, быстро перемещаясь по местности, которую французское командование считало непроходимой.По иронии судьбы, сама сила линии Мажино, реальная или предполагаемая, направила немецкую атаку через самое слабое место обороны Франции.

    17 и 18 мая, двигаясь к реке Маас, передовые части немецкой 71-й пехотной дивизии атаковали Ла-Ферте, слабый крайний западный petit ouvrage изолированного и незавершенного продолжения линии Мажино. Он состоял всего из двух блоков, соединенных туннелем, его башни были вооружены спаренными пулеметами, 25-мм противотанковыми орудиями и одной 47-мм противотанковой пушкой.Гарнизон Ла Ферте насчитывал 104 рядовых и трех офицеров.

    Немцы открыли форт минометами и 88-мм противотанковыми орудиями, что оказалось безрезультатным. В конце концов, однако, боевые инженеры взорвали отдаленный клош и одну из выдвижных турелей в заоблачную высоту, а затем сбросили дымовые гранаты в образовавшиеся отверстия. Густой дым вскоре задушил туннель и оба квартала, задушив всех 107 человек гарнизона Ла Ферте. Хотя petit ouvrage был бледной имитацией центральных крепостей линии Мажино, немецкая пропагандистская машина сделала большую часть его захвата.

    После разрушения Ла-Ферте, когда немецкая армия неумолимо вытесняла союзные войска к Ла-Маншу, противник захватил несколько небольших фортов, в первую очередь, нарушив их вентиляционные системы. После этого джаггернаут Вермахта обратил свое внимание на юг, в сторону Парижа. Между тем, люди, скрытые внутри соединенных между собой подземных крепостей линии Мажино, в основном не подозревая о развитии событий в других местах, могли только сидеть и ждать. К тому времени французское верховное командование серьезно повредило наземную оборону линии, перебросив целые дивизии интервальных войск для поддержки полевой армии.

    К началу июня и французская армия, и правительство были в беспорядке, в то время как линия Мажино сопротивлялась, хотя и одна и все более и более не имела значения. 10-го — в тот же день, когда французское правительство бежало из Парижа — итальянский диктатор Бенито Муссолини решил присоединиться к драке, неоднократно пытаясь прорвать линию на юге вдоль Альпийского фронта. Он потерпел полную неудачу.

    12 июня запаникованное французское командование направило приказ командирам гарнизонов вдоль линии Мажино подготовиться к сносу их строений. и отступление к полуночи 14-го.Приказ сойти с линии был, по словам одного историка, «последним смертельным ударом для французского… морального духа».

    Рано утром 14 июня, прежде чем французские гарнизоны смогли полностью выполнить приказ, немцы вторглись в Париж. В то же время на одном участке линии Мажино бушевала битва. Не зная о приказе французов покинуть укрепления, немцы выбрали этот день для начала операции «Тигр», направив три целых корпуса на узкий, слабо защищенный участок линии у Саарского ущелья.В течение нескольких часов при поддержке пикирующих бомбардировщиков Junkers Ju 87 они обстреливали защитников непрерывным огнем из более чем 1000 орудий всех мыслимых типов, включая массивные 420-мм железнодорожные орудия. Как пишет один летописец, это была «самая крупная артиллерийская бомбардировка за всю западную кампанию».

    Выразив замечательное сопротивление, оставшиеся французские артиллерийские орудия и линейные войска ответили точным смертоносным огнем, убив 1000 немцев и ранив еще около 4000. Однако в конце концов противнику удалось прорваться, фактически разделив линию на две части.На следующий день немец вторгся в другой участок, но только после того, как его защитники отошли на более сильные позиции в Вогезах.

    Несмотря на несколько прорывов, линия Мажино оставалась в основном неповрежденной и боеспособной. Хотя главнокомандующий французскими армиями приказал всеобщую капитуляцию, и 25 июня вступило в силу перемирие, многие войска на этой линии отказались признать поражение. Изолированные и окруженные, они жестоко сражались до начала июля и были последними французскими войсками, сложившими оружие.Даже когда остальная часть армии терпела фатальные неудачи, они препятствовали вторжению, не позволяя немцам захватить единственную крупную крепость силой и останавливая итальянцев.

    В январе 1945 года, в неделю после операции «Нордвинд», последнего крупного наступления немцев на Западном фронте, участок линии Мажино, защищающий Страсбург, снова продемонстрировал свою эффективность, поскольку превосходящие численностью и вооруженные элементы 7-й армии США внутри укреплений. отбил немецкое нападение.«Часть линии использовалась по назначению и показала, какое это превосходное укрепление», — писал историк Второй мировой войны Стивен Амброуз.

    В конечном итоге линия Мажино не стала ни блестящим успехом, ни фиаско. Хотя сильно усиленные конструкции оказались на удивление непроницаемыми как для бомбардировок с воздуха, так и для огня осадной артиллерии, они не были предназначены для того, чтобы выдерживать такие атаки бесконечно долго. Тем не менее, форты, построенные для предотвращения немецкого вторжения, выполнили свой мандат, задерживая продвижение врага и нанося значительные потери в сделке.

    В конечном итоге из-за близорукости, робости, плохого планирования и архаичного мышления французского правительства линия Мажино была с самого начала обречена, ее потенциал был упущен. «Если бы верховное командование использовало укрепления должным образом, — отмечает военный историк Энтони Кемп, — ход истории вполне мог бы измениться». Действительно, при надлежащей поддержке и использовании в качестве базы для энергичных контратак, как это изначально задумывалось, линия Мажино, объявленная одним историком «последним дерзким бастионом Франции во время нацистского завоевания», вполне могла оказаться решающей.

    Рон Соодальтер написал для Smithsonian , Civil War Times и Wild West . Для дальнейшего чтения он рекомендует К линии Мажино Джудит М. Хьюз; и Линия Мажино: Миф и реальность Энтони Кемпа.

    .

    Колониальный менталитет | История Сегодня

    Согласно историку Хилари Беклс, британские колониальные государственные силы убили больше чернокожих при подавлении восстаний в Карибском бассейне за 50 лет после освобождения рабов в 1838 году, чем за 50 лет, предшествовавших этому. Эмансипация принесла компенсацию бывшим рабовладельцам, но не порабощенным. Крайнее неравенство между богатым, политически влиятельным белым меньшинством и чернокожим и смешанным большинством, практически не имеющим собственности или не имеющим собственности, продолжалось и после эмансипации.На Ямайке, Британской Гвиане, Сент-Винсенте и Барбадосе многие люди, освобожденные от рабства (вольноотпущенники), сожгли плантации и захватили земли и ресурсы в знак протеста против этих условий, в которых жизнь Блэка не имела значения. Самыми печально известными из этих протестов и их последствиями стали события в Морант-Бэй, Ямайка, в 1865 году. Подавление восстания, убийство повстанцев и протестующих и последующая неспособность наказать виновных колониальных агентов изменили политику, расовые идеологии и империю в мире. Ямайка и Великобритания.

    Политика и насилие

    После прекращения обязательного ученичества для порабощенных в 1838 году белые бывшие рабовладельцы потребовали, чтобы местный законодательный орган, Палата собрания и Управление по делам колоний в Уайтхолле одобрили новые законы, которые заставляли бы вольноотпущенников работать на плантациях в качестве контрактных рабочих. Эти новые законы криминализируют альтернативные варианты работы, такие как возделывание земли или мелкая торговля без официальных контрактов. При работе по контракту любое нарушение условий работником, но не работодателем, также карается уголовным законодательством.Законы ограничивали свободу передвижения и выбор работы вольноотпущенникам.

    По мере того, как эти законы и застой в экономике усиливали политическую напряженность, возникла заметная политическая оппозиция колониальному управлению. Одним из лидеров был депутат Джордж Уильям Гордон, сын порабощенной женщины и белого поработителя, владеющего плантациями. Гордон был ярым противником Эдварда Эйра, губернатора Ямайки с 1864 года. Гордон и другие утверждали, что Эйр и его официальные лица обманным путем заказали строительство платной дороги и трамвайного пути между Кингстоном и Спэништауном.В 1865 году Гордон помогал организовывать встречи по всей Ямайке для обсуждения недовольства инфраструктурными проектами, отсутствия инвестиций в образование и возможности трудоустройства, а также дискриминационного применения законов.

    Гордон был частью радикальной политической оппозиции Эйру. Среди других радикалов — издатели газет, духовные лидеры в системах верований, таких как крещение коренных народов, и женщины-работницы в городских районах. Вместе эти группы предоставили вольноотпущенникам информационные сети, материальные ресурсы и идеологии для противостояния Эйру.

    В октябре 1865 г. напряженность между администрацией Эйра и его различными противниками вызвала вспышку напряженности. Некоторые жители восточного прихода Сен-Томас-на-Востоке протестовали против предполагаемой несправедливости в местном суде. Протестующие оказали сопротивление полиции, когда они попытались их арестовать. Поль Богл, баптистский дьякон по рождению, возглавил рейд на местный полицейский участок с целью изъятия оружия. В течение нескольких дней сотни повстанцев убили целевых лиц, виновных в наихудшей несправедливости колониального правления, и захватили собственность, распространившись на север и запад от залива Морант.

    Губернатор Эйр призвал армию начать борьбу с повстанцами. Он потребовал, чтобы Палата собрания приостановила свою законодательную власть, чтобы он мог управлять с помощью чрезвычайных полномочий, введя военное положение в некоторых частях острова. Было неясно, признавалось ли военное положение в Британии или ее империи, и имел ли губернатор право применять его. Тем не менее, это было судьбоносное решение: при подавлении восстания армия убила не менее 439 человек, некоторые из которых сдались властям, а другие никогда не оказывали вооруженного сопротивления.Колониальные силы также пороли сотни людей и сожгли многие дома.

    Армия арестовала члена парламента Гордона в Кингстоне, где не было военного положения, и переправила его в Морант-Бэй. Несмотря на то, что восстание закончилось, военное положение оставалось в силе. Власти штата могли судить его военным трибуналом с участием офицеров, а не присяжными из его коллег, решающих его судьбу. Суд признал его виновным в государственной измене и подстрекательстве к мятежу на основании ложных доказательств, связанных с его участием в политических собраниях в начале года.Власти казнили его 23 октября.

    Культурная война

    Дебаты о причинах восстания и действиях властей вызвали культурную войну в Великобритании. Выдающиеся интеллектуалы создали соперничающие комитеты. Комитет защиты Эйра, возглавляемый писателем Томасом Карлайлом, стремился защитить репутацию Эйра и собрать средства для его возможной правовой защиты. Комитет Ямайки, возглавляемый главным образом депутатом парламента и философом Джоном Стюартом Миллем, боролся за расширение официального расследования насильственного подавления на Ямайке, чтобы привлечь Эйра и других преступников к ответственности и усилить общественное сопротивление колониальному угнетению.

    Комитет Защиты Эйра опирался на поддержку литературного, имущественного и церковного истеблишмента. Карлайл был самым опасным ее членом. В 1850 году он опубликовал печально известную анти-черную диатрибу, в которой потребовал, чтобы вольноотпущенники продолжали служить владельцам плантаций белого сахара. Шестнадцать лет спустя Карлайл прославил Эйра как спасителя не только Ямайки, но и «всех наших вест-индийских владений». Карлайл и его коллега-писатель Джон Раскин провели кампанию за финансовую поддержку, побудив Чарльза Диккенса и Альфреда Лорда Теннисона внести деньги.Диккенс выступал против «этой платформенной симпатии к черным — или туземцам, или дьяволу», которые, как он чувствовал, отвлекают внимание от бедных в Британии. Похоже, он не подозревал, или, возможно, его анти-чернота мешала ему видеть, что многие люди из рабочего класса также протестуют против действий Эйра.

    Помимо рабочего класса, Комитет Ямайки получил членство и поддержку со стороны политических радикалов и ученых, включая Чарльза Дарвина, его научного союзника Томаса Хаксли и адвоката Фредерика Харрисона.Когда сын Дарвина, Уильям, осмелился критиковать Комитет Ямайки, его отец сказал ему «вернуться в Саутгемптон», порт, куда Эйр высадился в Великобритании. Хотя были некоторые различия в стратегии и взглядах, все члены комитета считали, что Эйр должен пасть.

    Комитет Ямайки опубликовал восемь брошюр с критикой колониальной политики на Ямайке, действий Эйра и военного положения. Он пять раз пытался возбудить дело против Эйра по обвинению в убийстве и серьезных преступлениях при исполнении служебных обязанностей, но каждая попытка не приводила к предъявлению обвинения для суда.Комитет возбудил частное обвинение в убийстве двух офицеров, Александра Нельсона и Герберта Бранда, которые участвовали в военном трибунале Гордона. Большое жюри не нашло обвинения для ответа. В 1868 году Александр Филлипс, темнокожий мужчина, собственность которого была уничтожена колониальными действиями по борьбе с повстанцами, при поддержке Комитета возбудил в Англии частное обвинение против Эйра за проступки, совершенные против его личности и собственности. Дело провалилось, поскольку Палата собрания Ямайки приняла закон, запрещающий компенсацию за любые действия государства по подавлению восстания.Возможно, наиболее ощутимым успехом Комитета было то, что он поставил под сомнение законность военного положения, уменьшив вероятность того, что колониальные губернаторы объявят его в будущем.

    Культурная война комитетов выявила некоторые развивающиеся недостатки среди британских интеллектуалов. Эйр и члены Комитета защиты совпадали с Лондонским антропологическим обществом (ASL), которое утверждало, что разные расовые группы имеют разное человеческое происхождение и разные способности. В 1866 году соучредитель ASL сказал ежегодному собранию, что « самый простой новичок в изучении расовых характеристик должен знать, что мы, англичане, можем успешно управлять Ямайкой, Новой Зеландией, Капским морем, Китаем или Индией с помощью таких мужчин в качестве губернатора Эйра.Напротив, Ямайский комитет и его сторонники больше поддерживали Лондонское этнологическое общество, которое выступало за общую точку происхождения для всех людей. Эта вера породила «либеральное» мнение о том, что черные люди станут «цивилизованными», равными белым людям благодаря имперскому руководству.

    Ни с того, ни с сего черные люди не считались равными белым; какая-то форма имперского правления была необходима. Историки расходятся во мнениях относительно того, как далеко растущие псевдонаучные объяснения расовой иерархии продолжаются или расходятся с идеологиями цивилизационных стадий 18-го века.Тем не менее, полемика вокруг Эйра усилила интеллектуальные недостатки и сделала анти-черное авторитарное правление более привлекательным для многих белых британцев в конце 19 века.

    Продолжающийся отказ

    Восстание в Морант-Бей и его подавление привели к решению метрополии упразднить Палату собрания и управлять Ямайкой напрямую. Без электорального представительства формальная политическая власть чернокожих и представителей смешанной расы падала. Пол Богл и Джордж Гордон стали героями антиколониальной борьбы Ямайки за независимость.В Великобритании Эйр никогда не был назначен на другую колониальную должность.

    В более долгосрочной перспективе культурная война в Эйре усилила британское отношение к черным колониальным подданным как к проблеме. Совсем недавно дискриминация граждан Содружества, принадлежащих к поколению Виндраш, продемонстрировала, как британские государственные учреждения по-прежнему отказывают определенным чернокожим британцам в правах полного гражданства. Эти учреждения часто рассматривают чернокожих как более подходящих к заключению, чем к гражданству.

    Наиболее опасные аспекты расовой идеологии Комитета защиты Эйра все еще живы.Нет никакой научной основы для расовых подгрупп внутри единой человеческой расы. Расовые классификации различаются между обществами и внутри общества в зависимости от власти, языка и культурных значений. Несмотря на это, многие интеллектуалы настойчиво создают расовые категории и измеряют их по единой шкале, такой как IQ, чтобы попытаться продемонстрировать значительные различия между группами. Это исследование способствовало развитию евгеники и экспериментов по стерилизации и инфекционным заболеваниям. Это помогает поддерживать дискриминацию в отношении чернокожих от рождения ребенка до операционного стола, от класса до рынка труда и от владения недвижимостью до тюрьмы.Недавние скандалы свидетельствуют о наличии этих пагубных взглядов даже среди государственных советников и университетских исследователей. Мы все еще живем в мире, страдающем от превосходства белых, которое подвергает многих чернокожих лишению и смерти. Как долго это продлится?

    Джейк Субрайан Ричардс — историк права, империи и африканской диаспоры и доцент истории Лондонской школы экономики.

    .

    6 распространенных историй о ментальности дефицита и способы их преодоления

    6 Common Scarcity Mentality Stories and How To Overcome Them 6 Common Scarcity Mentality Stories and How To Overcome Them

    scarcity mentality

    Менталитет дефицита определяется как образ мышления, при котором человек сосредоточен на том, чего у него нет, а на том, что ему недоступно. Это проявляется во многих различных формах, в том числе. . .

    • Не видя возможностей,
    • Пораженец и
    • Верят, что финансовый успех для них невозможен.

    Это создает много ненужного стресса и беспокойства для людей, и это также то, с чем нужно иметь дело, если кто-то хочет добиться успеха в бизнесе.

    Менталитет дефицита не позволяет честолюбивым владельцам бизнеса реализовывать свои мечты. Это держит людей, которые зарабатывают миллионы, в состоянии, когда они все еще чувствуют, что денег все еще не хватает.

    Это увековечивает перерасход, поскольку люди пытаются восполнить предполагаемый «недостаток» покупок. Менталитет дефицита — это то, что не позволяет владельцам бизнеса просить больше денег, продвигаться вперед, несмотря на трудности, и добиваться успеха.

    Если у вас хороший менталитет богатства. . .вы будете создавать богатство, куда бы вы ни пошли. Даже если вы временно потеряете деньги, ваш менталитет богатства снова привлечет их. Если у вас менталитет дефицита, то независимо от того, сколько вы получаете или какие финансовые возможности открываются на вашем пути, богатство ускользнет от вас или, если оно появится, оно не продлится долго. ~ Алан Коэн (Твитнуть)

    За время, которое я потратил на обучение владельцев бизнеса, меня не перестает удивлять, как быстро проявляются симптомы менталитета дефицита. По правде говоря, бизнес бросит вызов многим вашим убеждениям о деньгах и успехе, и если вы не понимаете, где вы боретесь мысленно и эмоционально, то, несомненно, в конечном итоге окажетесь в очень напряженном и тревожном состоянии, оседлав волны предпринимательства.

    Распространенные истории менталитета дефицита

    Ниже я изложил некоторые из наиболее распространенных историй о менталитете дефицита, которые возникают у людей, начинающих свой бизнес. Но прежде я хотел бы отметить, что эти истории могут повторяться снова и снова на протяжении вашего предпринимательского пути. Это совершенно нормально, поскольку для их преодоления требуется много времени и много практики. Важно то, что вы узнали об этих историях и внесете свой вклад в их активное изменение.

    1. Слишком большая конкуренция

    Одна из первых вещей, которые я слышу из уст людей, — это страх конкуренции. Это классический менталитет дефицита, потому что вы уже исходите из предположения, что чего-то недостаточно.

    Мы живем в невероятно богатой вселенной, а это означает, что есть множество клиентов, возможностей для прессы, сделок, контрактов, читателей блогов и клиентов.

    Лучшее, что вы можете сделать, — это позаботиться о своей стороне улицы и сосредоточиться на том, как ваш бизнес служит людям.Кроме того, мы живем в «долевой экономике», где сотрудничество занимает центральное место. Многие компании уже делают это, включая eBay и Craig’s List, которых не было бы без сотрудничества с другими.

    Вы также видите, что это происходит в таких секторах, как одноранговые поездки и размещение (например, AirBnB и Uber), одноранговые задачи (например, Task Rabbit) и совместное использование автомобилей (например, Cars 2 Идти).

    По правде говоря, такая экономика, при которой люди делятся ресурсами, талантами и навыками, а не конкурируют друг с другом, открыла двери для новых возможностей на рынках.

    2. Не хватает денег

    Опять же, еще одна классическая история менталитета дефицита. Недостаток ресурсов и средств мешает людям делать много. Хотя это правда, что вы, возможно, еще не видите денег в банке, я также заметил, что люди используют это как автоматическое оправдание из-за страха.

    Как я это узнаю? Поскольку существует несколько форм финансирования вашего бизнеса, вы можете ставить финансовые цели, которые помогут вам, а при планировании вы можете многое сделать. Если бы люди отказались от автоматического ответа « Денег не хватает », они увидят, что у них есть варианты, если они просто исследуют.

    3. Плохая экономика

    Смотрите, всегда есть кто-то, кто зарабатывает деньги, независимо от состояния экономики. И большая часть того, почему это происходит, состоит в том, что те, кто ограничивает свой менталитет дефицита, приучены видеть возможности во всем.

    Кроме того, давайте посмотрим на самую последнюю рецессию, чтобы увидеть это в перспективе. Многие люди оказались в ситуации, когда им пришлось создавать свой собственный бизнес, потому что они не могли найти традиционные формы занятости.У нас также женщины начинают бизнес быстрее, чем когда-либо прежде. Во многом это произошло из-за плохой экономики.

    Как гласит старая поговорка: Необходимость — мать изобретения . Так уж получилось, что часто эти изобретения приводят к изобилию.

    4. Не стабильно

    Стремясь чувствовать себя комфортно и безопасно, многие потенциальные предприниматели отказываются от создания предприятий, несмотря на свои желания, потому что они считают, что традиционная занятость более безопасна.В конце концов, это история, которую нас кормили с детства.

    Как бывший рекрутер могу сказать вам, что это предположение полностью ложно. Я ежедневно брал интервью у людей, которые день за днем ​​теряли работу из-за увольнений, слияний компаний или урезания бюджета — все это находилось вне их контроля.

    Занимаясь предпринимательством, вы можете потерять одного или двух клиентов, но вы не потеряете весь свой доход одним махом.

    5. Я должен зарабатывать столько же, сколько человек «X»

    Сравнение — вор радости.~ Теодор Рузвельт (Твитнуть)

    Я все время разговариваю с людьми, которые не работают, потому что они натыкаются на аналогичный бизнес в Интернете, который выглядит более успешным, чем их собственный (ключевое слово здесь — « выглядит »). Сравнивать себя с другими людьми — верный способ остаться в колее недостатка. И, как и многие другие истории в этой статье, это тоже фарс.

    По правде говоря, вы не имеете ни малейшего представления о финансовом положении другого человека или компании.Конечно, они могут заявлять, что получают шестизначные суммы, но очень редко люди говорят о расходах, налогах и своей зарплате, когда речь идет о доходах от бизнеса.

    Более того, все определяют успех по-своему. Важно, чтобы вы определили, что для вас значит успех, чтобы вы могли действовать соответственно.

    6. Меня откажут

    Все боятся отказа. Однако недавнее исследование Стэнфордского университета сообщает, что люди склонны переоценивать свои шансы получить отказ.Более того, даже если вам случится быть отвергнутым, обычно это просто вопрос расширения вашего пула и продолжения вашего пути, в течение короткого периода времени кто-то обычно соглашается помочь вам.

    Мораль этой истории такова: идеи отвержения, витающие в вашей голове, — это просто истории. Отказ случается не так часто, как принято думать, а даже если и случается, это просто вопрос движения вперед.

    Общие истории нехватки и их многочисленные аналоги

    Стремясь упростить содержание этой статьи, мы создали таблицу, на которую можно ссылаться всякий раз, когда вы не уверены в себе или чувствуете, что, возможно, страдаете от некоторого менталитета дефицита.

    Дефицит Ментальность Изобилие Ментальность
    Слишком большая конкуренция. Здесь более чем достаточно.
    Денег не хватает. Мои потребности удовлетворяются.
    Плохая экономика. С каждым вызовом появляется возможность.
    Это нестабильно (предпринимательство). Стабильность во мне, а не в моих внешних обстоятельствах.
    Я должен зарабатывать столько же денег, сколько человек «Х». Я иду своим собственным путем к успеху.
    Мне откажут. Я найду подходящих людей для своего бизнеса.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.