Как ты себя ведешь 10 шагов по преодолению трудного поведения: Петрановская Людмила Владимировна. Как ты себя ведешь читать онлайн

Содержание

Как ты себя ведешь читать онлайн

Людмила Петрановская

Как ты себя ведешь?

10 шагов по изменению трудного поведения

Пособие для приемных родителей

От автора

Дорогие приемные родители!

Эта небольшая книжка — результат многолетнего общения с вами, по пыток помочь вам в вашем нелегком ежедневном труде. Кто-то из вас, возможно, узнает в приведенных примерах и ситуациях своего ребенка, свою семью. Многие мысли и идеи, многие принципы родились именно в наших с вами беседах, письмах, семинарах, тренингах, в процессе совместного поиска. Именно ваши открытость и искренность, ваша готовность признавать свое несовершенство, меняться, искать, пробовать стали залогом нашего успешного сотрудничества. Каждый из вас по праву может считать себя соавтором этой книжки.

Порой бывает очень нелегко. Проблема сиротства в нашей стране так велика, что вспоминается древний невеселый афоризм: «Выпей море!». Да и трудное поведение свойственно не только детям. Иногда взрослые, особенно облеченные властью, такое вытворяют… И если что-то дает силы не отчаиваться, не опускать руки, то это именно ваша способность не сдаваться, любить, заботиться, верить в лучшее. День за днем, год за годом. Вы удивительные.

Спасибо вам за это!

Сил, здоровья и радости всем вам и вашим замечательным детям!

Трудное — не значит плохое

Трудное поведение ребенка — это поведение, с которым нам, взрослым, трудно. Трудно с ним смириться и трудно его исправить. То, которое отравляет нам жизнь, которое заставляет доходить «до белого каления» и сомневаться в том, что мы хорошие родители, то, о котором мы думаем по ночам и которое мы бесконечно обсуждаем с родными и друзьями.

«Это невыносимо. Он НИЧЕГО не делает с первого раза. Даже самый пустяк. Пока не заорешь или не замахнешься — ноль реакции. Улыбается, и все. Или делает вид, что не слышит. Каждая минута с ним — борьба. С утра до вечера. Я просто больше не могу.»

«Она меня уже достала. Ей всегда мало внимания. Она готова виснуть на мне целыми днями, она постоянно что-то говорит, не отходит ни на шаг. Я полчаса не могу спокойно посидеть — она лезет и лезет, с какими-то вопросами дурацкими.

. Говорю: пойди поиграй, ведь полно всего — и куклы, и мозаика. Нет, сразу „мам, мам!“. Каждую минуту буквально. Мы же все время вместе, я не работаю, сижу с ней. Чего ей не хватает? Я с ума сойду мне уже хочется спрятаться в шкаф!»

«Врет. Врет не-пре-рыв-но. Нагло смотрит в глаза и врет. Уже тыщу раз ловили, объясняли — все равно узнаем, и накажем еще больше. Без толку. Проверять приходится буквально все, звоним учительнице, другим родителям, чтобы узнать, правда ли „ничего не задали“. Стыдно просто. Я уже не верю ни одному его слову. Мне кажется, когда он говорит, что любит нас — тоже врет.»

«Я не знаю, что с ним делать. Ему ничего не нужно, ничего не интересно. Вообще. Или сидит за компьютером, или на диване лежит. На кухню пришел, еды набрал — и опять к себе. Школу прогуливает. Попросишь что-то сделать — „потом!“. Я чувствую себя просто горничной при нем. Грязную одежду свалит в кучу в ванной — и как будто так и надо …

Читать онлайн «Как ты себя ведешь» автора Петрановская Людмила Владимировна — RuLit

Людмила Петрановская

Как ты себя ведешь?

10 шагов по изменению трудного поведения

Пособие для приемных родителей

Дорогие приемные родители!

Эта небольшая книжка — результат многолетнего общения с вами, по пыток помочь вам в вашем нелегком ежедневном труде. Кто-то из вас, возможно, узнает в приведенных примерах и ситуациях своего ребенка, свою семью. Многие мысли и идеи, многие принципы родились именно в наших с вами беседах, письмах, семинарах, тренингах, в процессе совместного поиска. Именно ваши открытость и искренность, ваша готовность признавать свое несовершенство, меняться, искать, пробовать стали залогом нашего успешного сотрудничества. Каждый из вас по праву может считать себя соавтором этой книжки.

Порой бывает очень нелегко. Проблема сиротства в нашей стране так велика, что вспоминается древний невеселый афоризм: «Выпей море!». Да и трудное поведение свойственно не только детям. Иногда взрослые, особенно облеченные властью, такое вытворяют… И если что-то дает силы не отчаиваться, не опускать руки, то это именно ваша способность не сдаваться, любить, заботиться, верить в лучшее. День за днем, год за годом. Вы удивительные.

Спасибо вам за это!

Сил, здоровья и радости всем вам и вашим замечательным детям!

Трудное — не значит плохое

Трудное поведение ребенка — это поведение, с которым нам, взрослым, трудно. Трудно с ним смириться и трудно его исправить. То, которое отравляет нам жизнь, которое заставляет доходить «до белого каления» и сомневаться в том, что мы хорошие родители, то, о котором мы думаем по ночам и которое мы бесконечно обсуждаем с родными и друзьями.

«Это невыносимо. Он НИЧЕГО не делает с первого раза. Даже самый пустяк. Пока не заорешь или не замахнешься — ноль реакции. Улыбается, и все. Или делает вид, что не слышит. Каждая минута с ним — борьба. С утра до вечера. Я просто больше не могу.»

«Она меня уже достала. Ей всегда мало внимания. Она готова виснуть на мне целыми днями, она постоянно что-то говорит, не отходит ни на шаг. Я полчаса не могу спокойно посидеть — она лезет и лезет, с какими-то вопросами дурацкими. Говорю: пойди поиграй, ведь полно всего — и куклы, и мозаика. Нет, сразу „мам, мам!“. Каждую минуту буквально. Мы же все время вместе, я не работаю, сижу с ней. Чего ей не хватает? Я с ума сойду мне уже хочется спрятаться в шкаф!»

«Врет. Врет не-пре-рыв-но. Нагло смотрит в глаза и врет. Уже тыщу раз ловили, объясняли — все равно узнаем, и накажем еще больше. Без толку. Проверять приходится буквально все, звоним учительнице, другим родителям, чтобы узнать, правда ли „ничего не задали“. Стыдно просто. Я уже не верю ни одному его слову. Мне кажется, когда он говорит, что любит нас — тоже врет.»

«Я не знаю, что с ним делать. Ему ничего не нужно, ничего не интересно. Вообще. Или сидит за компьютером, или на диване лежит. На кухню пришел, еды набрал — и опять к себе. Школу прогуливает. Попросишь что-то сделать — „потом!“. Я чувствую себя просто горничной при нем. Грязную одежду свалит в кучу в ванной — и как будто так и надо. Пыталась говорить, объяснять, ответ один: „Что ты ко мне лезешь!“».

«Она начала воровать. То есть начала-то давно, но это было понемногу. Ловили, объясняли, ругали, наказывали. Плакала, обещала, что не будет больше. А теперь — сразу 5 тысяч взяла, из сумки учительницы, и за день потратила. Я думала, провалюсь сквозь землю. Чуть не прибила ее — мне просто неоткуда взять сейчас эти деньги, чтобы отдать. А как не отдать? И как вообще теперь ходить в школу? Все знают…»

«Все бы ничего, но уроки… Господи, это просто наказание. Мы делаем их весь вечер напролет, со слезами, криками, уговорами. Я прихожу с работы — и у меня вахта до поздней ночи. До моего прихода даже не начинает, сколько ни напоминай. „А я не знаю, как делать“ — и весь ответ. Да там нет ничего сложного, третий класс, все он прекрасно знает, но душу выматывает ежедневно. До каникул еще так далеко, я не доживу просто…»

«Разве дети не должны родителей уважать? Ну, пусть не любить, ладно, но элементарно — уважать? За то, что мы о них заботимся, поим-кормим? За то, что мы старше, в конце концов? Почему надо все время пререкаться? Что за хамский тон такой? Да мне в голову никогда не приходило так с матерью разговаривать! И ведь по губам не дашь — нельзя бить, говорят! А как же тогда? Мы терпеть это должны?»

«У нее какой-то ненормальный интерес. К ЭТОМУ. Ну, про секс. Вроде бы рано еще. Я как-то услышала ее разговор с подружкой по телефону — ноги подкосились. Они ТАКОЕ обсуждали! Да откуда они знают-то это все? И только мальчики на уме, записки, смски, краситься вот начала. Что же дальше будет? Я уж стыдила ее, говорила: что ты, как не знаю кто, вырядилась, так она оскорбилась! Ну, ладно бы ей было лет 18. Но ей-то 13 нет! Об учебе думать надо, вон отстала как! Просто не знаю, что делать, как об этом думаю, прямо сердце прихватывает…»

Л. Петрановская. Как ты себя ведешь или 10 шагов по изменению трудного поведения.

Трудное — не значит плохое
Трудное поведение ребенка — это поведение, с которым нам, взрослым, трудно. Трудно с ним смириться и трудно его исправить. То, которое отравляет нам жизнь, которое заставляет доходить «до белого каления» и сомневаться в том, что мы хорошие родители, то, о котором мы думаем по ночам и которое мы бесконечно обсуждаем с родными и друзьями.

«Это невыносимо. Он НИЧЕГО не делает с первого раза. Даже самый пустяк. Пока не заорешь или не замахнешься — ноль реакции. Улыбается, и все. Или делает вид, что не слышит. Каждая минута с ним — борьба. С утра до вечера. Я просто больше не могу.»

«Она меня уже достала. Ей всегда мало внимания. Она готова виснуть на мне целыми днями, она постоянно что-то говорит, не отходит ни на шаг. Я полчаса не могу спокойно посидеть — она лезет и лезет, с какими-то вопросами дурацкими. Говорю: пойди поиграй, ведь полно всего — и куклы, и мозаика. Нет, сразу «мам, мам!». Каждую минуту буквально. Мы же все время вместе, я не работаю, сижу с ней. Чего ей не хватает? Я с ума сойду, мне уже хочется спрятаться в шкаф!»

«Врет. Врет не-пре-рыв-но. Нагло смотрит в глаза и врет. Уже тыщу раз ловили, объясняли — все равно узнаем, и накажем еще больше. Без толку. Проверять приходится буквально все, звоним учительнице, другим родителям, чтобы узнать, правда ли «ничего не задали». Стыдно просто. Я уже не верю ни одному его слову. Мне кажется, когда он говорит, что любит нас — тоже врет.»
«Я не знаю, что с ним делать. Ему ничего не нужно, ничего не интересно. Вообще. Или сидит за компьютером, или на диване лежит. На кухню пришел, еды набрал — и опять к себе. Школу прогуливает. Попросишь что- то сделать — «потом!». Я чувствую себя просто горничной при нем. Грязную одежду свалит в кучу в ванной — и как будто так и надо. Пыталась говорить, объяснять, ответ один: «Что ты ко мне лезешь!».

«Она начала воровать. То есть начала-то давно, но это было понемногу. Ловили, объясняли, ругали, наказывали. Плакала, обещала, что не будет больше. А теперь — сразу 5 тысяч взяла, из сумки учительницы, и за день потратила. Я думала, провалюсь сквозь землю. Чуть не прибила ее — мне просто неоткуда взять сейчас эти деньги, чтобы отдать. А как не отдать? И как вообще теперь ходить в школу? Все знают…»

«Все бы ничего, но уроки… Господи, это просто наказание. Мы делаем их весь вечер напролет, со слезами, криками, уговорами. Я прихожу с работы — и у меня вахта до поздней ночи. До моего прихода даже не начинает, сколько ни напоминай. «А я не знаю, как делать» — и весь ответ. Да там нет ничего сложного, третий класс, все он прекрасно знает, но душу выматывает ежедневно. До каникул еще так далеко, я не доживу просто…»

«Разве дети не должны родителей уважать? Ну, пусть не любить, ладно, но элементарно — уважать? За то, что мы о них заботимся, поим-кормим? За то, что мы старше, в конце концов? Почему надо все время пререкаться? Что за хамский тон такой? Да мне в голову никогда не приходило так с матерью разговаривать! И ведь по губам не дашь — нельзя бить, говорят! А как же тогда? Мы терпеть это должны?»

«У нее какой-то ненормальный интерес. К ЭТОМУ. Ну, про секс. Вроде бы рано еще. Я как-то услышала ее разговор с подружкой по телефону — ноги подкосились. Они ТАКОЕ обсуждали! Да откуда они знают-то это все? И только мальчики на уме, записки, смски, краситься вот начала. Что же дальше будет? Я уж стыдила ее, говорила: что ты, как не знаю кто , вырядилась, так она оскорбилась! Ну, ладно бы ей было лет 18. Но ей-то 13 нет! Об учебе думать надо, вон отстала как! Просто не знаю, что делать, как об этом думаю, прямо сердце прихватывает…»

Так говорят о трудном поведении сами родители, доведенные «до ручки». Возможно, какие-то ситуации показались вам до боли знакомыми — с тем же самым мучаетесь. А другие — не столь серьезными: нашли тоже проблему! Что из-за этого так расстраиваться? Я вот в подобной ситуации поступил так итак.
Вот она, яркая особенность такого явления, как трудное поведение. Трудное — всегда трудное для кого-то. Одно и то же поведение ребенка может быть очень трудным для одних взрослых и совершенно не расстраивать других. Например, для кого-то непереносимы шум, постоянная беготня и озорство, а кто-то считает это нормальным поведением здорового ребенка дошкольного возраста. Один с ума будет сходить от постоянных слез, нытья и несчастного вида, а другому совсем не трудно лишний раз пожалеть и утешить.

Поведение, всерьез отравляющее жизнь родителю, то есть самое что ни на есть трудное, может вовсе не быть плохим. Например, мечтательный, рассеянный ребенок собирается утром в школу. Долго-долго надевает один носок. Замечает, что надел наизнанку. Задумывается. Снимает. Смотрит на носок и снова думает. Выворачивает носок. Собирается надеть его, но замирает: ему пришла в голову мысль. «Мама! А почему ботинки — правый и левый, а носки — одинаковые?». А до выхода из дома несколько минут. И впереди еще брюки, свитер, ботинки и куртка с шапкой. В такие моменты родителю не то что трудно, а просто хоть на стенку лезь. Но ребенок-то ничего плохого не делает! Он одевается. Ну, и думает параллельно о всяких важных и интересных вещах… А что, думать — разве плохо?

И наоборот, очевидно плохое поведение, например, воровство, грубость или катание на санках рядом с проезжей частью, может не быть трудным — если мы знаем, как это поведение изменить, и у нас получается. Детям свойственно ошибаться и делать глупости, долг взрослых — их исправлять. Дело житейское. Если мы объяснили, попросили, договорились, дали понять, что это недопустимо, наказали, наконец, и поведение изменилось, значит, в нашем конкретном случае это не было трудным поведением.
Кстати, в ситуации, когда нам действительно трудно с ним, сам ребенок может не видеть вообще никакой проблемы (если не считать нашей, неадекватной, на его взгляд, реакции). Он-то ничего плохого не хочет! И это еще одна причина, по которой трудное поведение не есть плохое. Меньше всего ребенок хочет нас расстроить, разозлить или обидеть. Он просто ведет себя так, как ему удобнее, легче, привычней, безопасней. И искренне недоумевает, почему это мы так распереживались?

И все же трудное поведение — это очень плохо. Потому что оно способно отравить жизнь родителям, а значит, и детям. Мы стараемся- стараемся, так и эдак пробуем, а все по-прежнему. Мы начинаем чувствовать собственное бессилие, терять уверенность в себе как в родителе, воспитателе, взрослом. Отношения с ребенком портятся из-за постоянных скандалов и препирательств. Порой атмосфера в семье становится такой, что хоть из дома беги.
Это по-настоящему опасно. Хотя бы вот почему.

Скачать книгу целиком   в виде файла doc

На главную

Людмила Петрановская о воспитании БЕЗ ремня

Ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

 

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей?

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет.

Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье.

Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.


  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.


  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой.

В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность.

Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку.

Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное.

Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения.

Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец».

То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию.

В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть.

Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже – ненавидит и отдаляется.

7. Садизм.

То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения.

Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть.

Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли – человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности.

Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», – что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно.

И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню».

И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало.

Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, – пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка – это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.опубликовано econet.ru. 

Людмила Петрановская

Остались вопросы — задайте их здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Людмила Петрановская, из книги «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения» Кто читал?

МЕНЯТЬ НЕ РЕБЕНКА, А ПОВЕДЕНИЕ Часто родители говорят, что ребенок «ленивый» или «неуправляемый», «безответственный», «упрямый, «вредный», а то и «бессовестный», «испорченный», «обнаглевший». Чем тут можно помочь? Честно скажу, при таком подходе – ничем. Если мы констатируем, что ребенок «неуправляемый», то он такой и есть. Можно только расстроиться и горестно посетовать на судьбу. Если мы говорим, что ребенок «избаловался донельзя», то просто констатируем факт. С которым совершенно непонятно, что можно поделать. Пытаться описать проблему трудного поведения как «качество», присущее ребенку, абсолютно бесперспективно. И ставить задачу по изменению самого ребенка и его качеств – дело безнадежное. Попробуем разобраться, почему. Проведите простой мысленный эксперимент. Подумайте о чем-то, что вам в себе не нравится. Например, лишний вес. Или излишняя обидчивость. А может быть, привычка все откладывать на последний момент. Опишите на бумаге или вслух эту свою особенность, объясните, почему это плохо и почему следовало бы что-то в себе изменить. Приведите убедительные доводы: лишний вес вредит здоровью, обиды по пустякам ухудшают отношения с людьми и портят самочувствие, привычка к авралам не раз уже ставила вас в трудную ситуацию и так далее. Что вы чувствуете, когда говорите об этом? Очень ли вам неприятно думать о своих недостатках? Согласны ли вы, что изменить себя было бы очень неплохо? Есть ли желание приступить к изменениям в жизни или хотя бы их обдумать? А теперь представьте себе, что тот же самый текст произносит другой человек, обращаясь к вам. Дословно, только «я» заменил на «ты». И объясняет вам, как вредно быть таким толстым, или как глупо обижаться по пустякам, как необходимо наконец научиться делать все вовремя. Что вы чувствуете теперь? Как изменилось ваше настроение? Что произошло с желанием «начать новую жизнь»? Большинство людей, проводя этот опыт, замечают, что те же самые слова, которые довольно мало расстраивали их, когда речь идет о самом себе, в устах другого звучат обидно и неприятно. Что планы по изменению своей внешности, характера или привычек, которые мы строим сами, могут вдохновлять, а те же планы, озвученные извне – вызывать сопротивление и протест. И это нормально. Мы такие, какие мы есть, и наши недостатки – тоже часть нас. Мы не хотим меняться по первому требованию каждого встречного и поперечного. И не будем. Только подумайте, что было бы, если бы вас могли менять с помощью уговоров, объяснений и убеждений все, кого что-то в вас не устраивает? Начальник, соседи, свекровь? Стоит им вас покритиковать – и вот вы уже изменились. Стоит убедительно объяснить, как вы не правы – и вы уже другой человек. Страшно? К счастью, это невозможно. Люди умеют отстаивать свою целостность, свою идентичность. И взрослые умеют, и дети тоже. По крайней мере, теперь мы знаем, почему «я ему говорю-говорю, объясняю-объясняю, а он все равно за свое». Причем, обратите внимание, наш эксперимент был невероятно, неправдоподобно щадящим. Воображаемый «другой человек» говорил только то, что вы сказали о себе сами. Он не прибавлял ничего вроде «зла на тебя не хватает», или «уже дурак бы понял», или «как не стыдно быть такой свиньей». Он не повышал голос. Он не критиковал вас при друзьях. Не грозился наказать, если вы не послушаетесь. Он был сущим ангелом, образцом корректности и деликатности. И все равно вызвал отторжение. Что же говорить о реальных ситуациях, когда мы читаем нотации, обвиняем, давим, а то и оскорбляем? Естественно, ничего не получая в ответ кроме протеста. Как только мы начинаем действовать по принципу «Стань таким, как я хочу», ничего хорошего из этого не выходит. Атмосфера накаляется, близость и доверие исчезают, отношения рушатся. Поэтому давайте договоримся сразу: мы не ставим своей задачей изменить ребенка. Мы не знаем, каким он задуман, в чем смысл его жизни и как ему в будущем помогут или помешают те или иные качества. Не надо брать на себя функции Создателя. Все проще: он делает что-то, что отравляет нам жизнь. А мы имеем право жить неотравленной жизнью. И вот эту проблему мы будем решать. Если ребенок шумит, когда вы или кто-то в доме неважно себя чувствует и прилег отдохнуть, НЕ НАДО думать о том, какой он нечуткий и срочно начинать воспитывать в нем внимание к близким (обычно это делается с помощью ора или злобного шипения в адрес нарушителя покоя). Ваша задача – добиться тишины. Не изменений в ребенке – изменений в его поведении. Если вы пришли с работы и обнаружили, что ужинать вам негде (стол завален объедками) и не из чего (ни одной чистой тарелки), НЕ НАДО ломать голову над тем, бессовестный у вас ребенок или нет, думает ли он о вас хоть чуть-чуть и как воспримет его манеру ведения хозяйства его будущая жена. Потому что стоит вам начать думать в этом направлении, вечер сложится очень предсказуемым образом. Сначала будет скандал с потоком упреков и огрызаний в ответ, а потом дитя, хлопнув дверью, уйдет в свою комнату, а вы останетесь плакать или злиться на грязной кухне. Правда, ее чистота уже не будет иметь значения, ужинать вы все равно не сможете – кусок в горло не полезет. Будьте скромнее. Ваша задача – добиться, чтобы все было убрано прямо сейчас. Потому что вы хотите есть и имеете на это право. А про бессовестность и тем более про будущую жену поразмышляете после ужина, если уж очень захочется. Конечно, мы имеем право надеяться и верить, что правильное поведение сформирует в конечном итоге правильный характер, а тот, согласно поговорке, правильную судьбу. Но только надеяться, а не пытаться формировать ребенка по своему замыслу. Практика показывает, что самые хорошие и благополучные дети вырастают у родителей, которые просто живут с ними, любят, уважают, общаются, отстаивают свои собственные права и интересы и не очень много занимаются «воспитанием». (Людмила Петрановская, из книги «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»)

Посыл мне нравится… Кто-нибудь читал? как отзывы?

Создать, линеечку, беременность, для, планирующих, детские, бэби.руСоздать, линеечку, беременность, для, планирующих, детские, бэби.ру

Можно ли воспитать ребенка без ремня?

24 Дек94163

Людмила Петрановская, психолог: Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги:

«Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

 Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

 «Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню».

И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

 Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» —  Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

Оригинал

Как окончательно преодолеть застенчивость за 10 шагов

Застенчивость — это модель поведения, характеризующаяся коммуникативными трудностями и социальным запретом. Однако это не болезнь, и ее можно преодолеть, если вы разовьете правильные навыки.

Научиться преодолевать застенчивость важно, если вы мешаете качеству жизни, благополучию, личным отношениям или достижению целей. В этой статье мы объясним 10 практических шагов для этого.

Как преодолеть застенчивость

Преодолев это и оставив это позади, вы получите больше возможностей, улучшите личные отношения и даже сможете развиваться в более профессиональном плане.Чтобы избавиться от застенчивости, нужно проявить настойчивость, терпение и упорный труд.

Что такое застенчивость?

Застенчивость — это тенденция стабильного поведения, характеризующаяся тем, что ее не замечают, не замечают и не выражают нормально, что обычно ограничивает социальное развитие.

Робким людям трудно выражать свое мнение, заводить разговоры, показывать свой образ жизни на публике и вести себя социально равнодушно.

Очень важно отметить, что застенчивость — это не болезнь или психологическое изменение, это просто черта личности и особый паттерн поведения, который многие люди умеют преодолевать.

Однако застенчивость может снизить уровень способностей человека, может заставить его прилагать больше усилий для выполнения простых социальных действий, а в некоторых случаях может вызвать проблемы с самооценкой или личным удовлетворением.

Это не означает, что застенчивость — это отрицательная и вредная черта личности, а экстравертность — это положительная и полезная черта личности, позволяющая преодолеть застенчивость. How To Overcome Shyness

Экстраверсия может вызывать определенные проблемы или дискомфорт точно так же, как и застенчивость.

«Выход» из проблемы заключается в том, как мы справляемся с застенчивостью, как мы адаптируем ее к нашему образу жизни и поведения и какие эффекты мы вызываем в повседневной жизни.

Плохое управление застенчивостью может привести к определенным проблемам и недовольству, а также к появлению социальной фобии.

Социальная фобия — это радикальный, крайний и дезадаптированный страх социальных ситуаций, при котором возникает высокий уровень тревоги, которого невозможно избежать.

При застенчивости этого не происходит, поэтому человек может нормально функционировать, несмотря на беспокойство или нервозность, которые он может испытывать в определенных социальных ситуациях.

Однако очень важно, чтобы застенчивые люди, которые не удовлетворены своим социальным функционированием, научились управлять своей застенчивостью, чтобы снизить уровень тревожности и приобрести оптимальный стиль отношений.

Когда дело доходит до определения источника застенчивости, существует немало расхождений.

Есть авторы, которые утверждают, что они являются врожденными чертами личности, которыми обладают на протяжении всей жизни, и есть авторы, которые отстаивают, что это стили поведения, приобретенные в детстве и юности.

На мой взгляд, как и в большинстве психологических аспектов, при формировании модели застенчивости в личности человека задействованы генетические факторы, факторы окружающей среды и факторы обучения.

Однако, хотя застенчивость является атрибутом личности, то есть застенчивостью является частью образа застенчивых людей, это не означает, что ее нельзя изменить.

И заключается в том, что для преодоления своей застенчивости не нужно менять свой образ жизни. Вам не нужно начинать быть экстравертом и полностью противостоять тому, кем вы являетесь сейчас.

Чтобы преодолеть свою застенчивость, вам нужно хорошо знать себя и свой образ действий, чтобы вы могли адекватно управлять своей абстинентностью и гарантировать, что это не повлияет на ваше социальное функционирование.

10 шагов по преодолению застенчивости

1. Проанализируйте свою застенчивость

Как мы уже сказали, первый шаг к преодолению застенчивости — это хорошо узнать себя и еще лучше узнать свою застенчивость.

Перестаньте думать и проанализируйте, как работает ваша застенчивость.Как и когда появляется застенчивость? Какие действия вы предотвращаете? Какие чувства вы испытываете в такие моменты? Какое общее представление о вашей застенчивости? Как вы к этому относитесь?

Возьмите бумагу и карандаш и составьте столбец с каждым из этих вопросов. Затем постарайтесь ответить на них и напишите как можно больше информации о каждом из них.

Эта информация поможет выявить проблему и определить ее границы, узнать о действии вашей застенчивости и лучше контролировать ее во время следующих шагов.

2.Примите такой, какой вы есть

Женщина улыбается, глядя вниз

Второй шаг, который вы должны сделать, — это выработать позитивный настрой, чтобы преодолеть свою застенчивость.

Это отношение должно основываться на принятии вашего образа жизни и, следовательно, вашей застенчивости.

Как мы уже сказали, застенчивость не является отрицательным признаком, это не патология или дисфункциональный аспект вашей личности.

Это правда, что крайняя застенчивость может привести к более серьезным проблемам, таким как социальная фобия.

Однако, будучи противоположным, будучи чрезмерно экстравертированным, вы также можете привести к страданиям театральной или нарциссической личности.

Это показывает, что проблема не в том, чтобы стесняться или не стесняться, а в том, чтобы плохо управлять своей застенчивостью.

Это должно присутствовать, поскольку отношение, которому вы должны следовать на протяжении всего процесса, не должно основываться на желании полностью искоренить свою застенчивость или приобрести противоположный путь.

Застенчивость должна быть не частью вашей личности, которую вы хотите искоренить, а частью способа, которым вы хотите научиться управлять.

3. Подробно описывает ситуации, в которых вы хотели бы быть менее застенчивыми

Женщина с рукой на лице

Впоследствии вы должны указать, в каких ситуациях проявляется ваша застенчивость, и отметить, что из-за этого не работает так, как вам хотелось бы.

Составьте список всех видов деятельности, в которых вы замечаете, что вы очень застенчивы, не умеете общаться должным образом, вам очень трудно выражать свои мысли или вы относитесь не так, как хотели бы.

Эти ситуации будут в основном социальными, и если вы хорошо проанализируете, вы сможете вспомнить многие:

Когда вы пьете с друзьями, на рабочих встречах, когда вам нужно разоблачить или объяснить что-то публично, когда вы встречаетесь со своим соседом в лифте, когда вам нужно попросить счет в ресторане.

Постарайтесь составить список всех ситуаций, в которых вы замечаете, что ваша застенчивость чрезмерно влияет на ваше поведение. Затем отсортируйте их от большей к меньшей релевантности в соответствии с вашими критериями.

4. Обнаруживайте свои автоматические мысли

Интересно думающая женщина

После того, как вы определили все ситуации, хорошо запомните их и примите во внимание. Следующий шаг — выявление автоматических мыслей, которые возникают у вас в таких ситуациях.

Автоматические мысли — это те вещи, которые приходят в голову автоматически в определенное время и редко осознаются.

Мы не осознаем, потому что, появляясь автоматически, мы не перестаем думать о них, поэтому нам приходит в голову, мы игнорируем их и продолжаем жить своей жизнью.Эти мысли могут быть такими:

«Если я позвоню официанту, он может меня не услышать, люди за соседним столиком сочтут меня глупым». Эта мысль, которая появляется у вас в голове, очень затрудняет запрос счета в ресторане.

«Если я скажу что-то своей соседке в лифте, она сочтет мою проблему абсурдной». Эта мысль может заставить вас промолчать.

«Если я вмешаюсь в разговор своих друзей, они подумают, что мой комментарий неинтересен, и не будут меня слушать.«Это мышление может привести к тому, что вы не будете участвовать в разговорах.

Итак, что вам нужно сделать, так это быть очень внимательными в тех ситуациях, в которых проявляется ваша застенчивость, чтобы уметь реализовать эти мысли, а затем записать их.

5.Работа по их замене

Человек с счастливым лицом

После того, как мы зарегистрировали автоматические мысли, наша цель — изменить их.

Первый шаг для вас — осознать, что мысли, которые приходят вам в голову, не имеют уверенности в том, что они правдивы.

То есть у вас нет доказательств того, что если вы что-то говорите в лифте, ваш сосед сочтет вас смешным, или ваши друзья, или люди за соседним столиком, когда вы просите счет.

Итак, эти автоматические мысли только усиливают вашу застенчивость и мешают вам правильно взаимодействовать. Если бы у всех были такие мысли, никто бы не рассказал должным образом.

Как только вы увидите, что эти мысли не обязательно должны быть правдой, измените их на более подходящие.Например:

«Если я прошу счет, а официант не слышит меня, а люди за соседним столиком слышат, они будут думать, что у официанта много работы и он плохо обслуживает своих клиентов».

Запишите альтернативную мысль для каждой из автоматических мыслей, которые вы записали в пункте 4.

6. Используйте альтернативные мысли

Альтернативные мысли

Как только у вас появится альтернативная мысль для каждой автоматической мысли, прочтите их несколько раз, чтобы четко запомнить связь между ними.

Таким образом, с этого момента, когда вы находитесь в любой из ситуаций, описанных в пункте 3, и обнаруживаете одну из автоматических мыслей, которые вы записали в пункте 4, вы должны немедленно думать о своем альтернативном мышлении, описанном в пункте 5.

Итак, всякий раз, когда вы находитесь в ситуации, когда ваша первая реакция — застенчивость, ваше автоматическое мышление, в котором проявляется ваша застенчивость, больше не будет неопровержимым, и вам придется иметь дело с альтернативной мыслью.

Этот факт в каждой ситуации будет иметь большую способность правильно оценить, что может случиться, если вы выразите свое мнение, и, следовательно, увеличит ваши шансы на это.

7. Укажите самые простые ситуации

Два друга говорят

Чтобы попрактиковаться в тренировке мыслей, удобно сначала подвергать себя тем ситуациям, которые дают вам меньше возможностей.

Таким образом, если вы выполняете упражнение по изменению автоматического мышления в простых ситуациях, вы, скорее всего, осмелитесь выразить себя и преодолеете застенчивость.

8. Измените свои убеждения

Как только вы научитесь изменять свои автоматические мысли, вам придется сосредоточиться на изменении своих более общих убеждений.

Вы должны определить все свои убеждения, такие как: «Я застенчивый, и поэтому я не имею отношения», «если я слишком много выражаюсь, они будут думать, что я нелепый», «если я покажу слишком много, как я , людям не понравится »и др.

Как только вы их обнаружите, подтвердите свою уверенность.

Почему они должны быть правдой, если я уже сумел правильно относиться к различным ситуациям? Почему эти убеждения будут уместными, если мне никто никогда не говорил, что я смешон?

Найдите причину, по которой вы придерживаетесь этих убеждений, и вы увидите, что уже начали оставлять позади свою застенчивость.

9. расслабиться

Девочки говорят

Хотя упражнения, которые мы сделали до сих пор, помогут вам избавиться от застенчивости во многих ситуациях, вы, вероятно, продолжите испытывать беспокойство и нервозность во многих из них.

Также читайте: Возможна ли любовь с первого взгляда

Итак, если вы заметили, что иногда слишком нервничаете, вам следует научиться расслабляться.

Когда беспокойство овладеет вами, вы можете выполнять следующее упражнение в течение примерно 10 минут.

Глубоко дышите диафрагмой, обращая внимание на то, как воздух входит и выходит через живот.

В каждом глубоком вдохе он повторяет слово или фразу, которая передает спокойствие вроде «все идет хорошо» или «я спокоен», и представляет себе спокойный пейзаж.

Если позволяет ситуация, вы можете воспроизвести расслабляющую песню на малой громкости.

10. Постепенно выдвигайте

подъем по лестнице

Наконец, используя все стратегии, описанные в предыдущих пунктах, постепенно подвергайте себя различным ситуациям.

Очевидно, что если вы начнете с ситуации, которая вызывает у вас больше беспокойства, это будет стоить вам гораздо дороже, чем если вы начнете с самых простых, и, по мере того, как вы хорошо работаете над ними, вы продолжите с более сложными

Для этого вы можете использовать список, который вы составили в пункте 3, и намеренно подвергать себя всем ситуациям постепенно.

А как вы сделали, чтобы преодолеть свою застенчивость? Поделитесь этим, чтобы помочь читателям. Большое спасибо.

.

поведенческих собеседований — 10 шагов к успеху

Вы можете добиться успеха на поведенческом собеседовании, выполнив эти 10 простых шагов.

Как отвечать на сложные вопросы поведенческого интервью и управлять процессом поведенческого интервью на профессиональном уровне.

Эти шаги упрощают процесс поведенческого собеседования при приеме на работу
кандидатов, что упрощает обработку. Не будь застигнутым врасплох
методы поведенческого интервью, знайте, чего ожидать и будьте готовы
хорошие поведенческие ответы на собеседование.

Как пройти собеседование по вопросам поведения при приеме на работу

Будьте уверены, что вы хорошо подготовлены. Выполните эти 10 шагов и выделитесь как подходящий кандидат на следующем собеседовании.

1. Подготовьтесь к общим вопросам поведенческого интервью

Определите, какие вопросы вам будут задавать, чтобы вы могли подготовить хорошие ответы.

Подготовка к вопросам поведенческого собеседования включает анализ работы
и перечисление навыков и поведения на рабочем месте, необходимых для
успех в должности.Задайте себе следующие вопросы:

  • Какие навыки необходимы для выполнения работы?
  • Что делает человека успешным на такой должности?
  • Почему кто-то потерпит неудачу в этой должности?
  • В чем сложность этой позиции?

В
ответы на эти вопросы показывают, какое поведение собеседование будет
проводить исследования. Например, позиция службы поддержки требует хорошего
коммуникативные навыки, способность решать проблемы, точность, адаптивность
и терпимость.Используйте этот список поведения, связанного с работой, чтобы прояснить поведение и навыки, применимые к работе, на которую вы собираетесь пройти собеседование.

Полный список вопросов собеседования, основанных на поведении.

2. Подготовьте хорошие ответы на поведенческое интервью

Обзор
ваш опыт и знания и подумайте о примерах, которые
ваши силы и навыки в этих областях. Используйте эти образцы ответов на вопросы поведенческого интервью, чтобы помочь вам.

3. Включите достаточно подробностей в свои ответы

Будьте
подробный и конкретный с примерами, которые вы используете, чтобы ответить на
поведенческий вопрос. Избегайте неуместной болтовни и не уходите в
касательная. Придерживайтесь фактов и подробно опишите действия , которые вы предприняли, .

4. Внимательно слушайте каждый вопрос

Если вы не уверены, что ищет интервьюер, вы можете перефразировать вопрос, чтобы уточнить. «Вы просите меня описать ситуацию, когда……? « Это также дает вам время подумать над своим ответом. Вполне приемлемо потратить немного времени, чтобы сформулировать свой ответ.

5. Используйте недавние примеры в своем ответе

Детали недавних поведенческих историй будет легче вспомнить, и интервьюер сочтет их более достоверными.

Если
у вас ограниченный опыт работы, вы можете использовать примеры из стажировок,
уроки и проекты в колледже или школе, участие в спорте, сообщество
услуги или ваши хобби и интересы.

Как
пока пример демонстрирует исследуемое поведение.
Например, если вас спросят, как вы решили
конфликта, вы даже можете использовать пример из своей семейной жизни.

6. Будьте уверены в том, чтобы справляться с негативными ситуациями.

Иногда во время поведенческих собеседований при приеме на работу вопрос пытается выяснить, как вы отреагировали на негативную ситуацию. Например:

«Расскажите мне о случае, когда вы не смогли решить проблему с первого раза, что вы сделали?»

Подготовить
несколько примеров негативного опыта, но используйте те, которые вам удалось
получить что-то положительное или научиться чему-то ценному.

7. Разнообразьте примеры

Подумайте
ситуаций из разных сфер вашей жизни и карьеры. Проходить через
Ваше резюме, чтобы освежить вашу память, чтобы помочь вам в этом. Убедитесь, что каждый
пример имеет начало, середину и конец. Будьте готовы подробно описать
ситуация, действия, которые вы предприняли, и результат.

8. Придерживайтесь фактов

Это ключ к поведенческим собеседованиям. Преувеличение результатов приведет к
быть выясненным при дальнейшем допросе интервьюера.

Придерживайтесь
конкретный отчет об одной ситуации или событии, чтобы ответить на вопрос и
избегайте обобщений о нескольких связанных событиях.

9. Следите за языком своего тела

Во время поведенческих собеседований убедитесь, что ваш язык тела соответствует вашему вербальному общению. Отправка положительного сообщения с невербальными сигналами усиливает положительный посыл слов, которые вы используете в своем ответе .

10.Практикуйте ответы

Ролевая игра
вопросы и ответы на собеседование с другом или семьей
член. Попросите отзыв или попросите кого-нибудь снять вас на видео. Чем больше ты
Практикуйте свои поведенческие ответы на интервью, тем более уверенным и комфортным вы будете.

Полное руководство по вопросам и ответам на поведенческое собеседование для более чем 20 моделей поведения, связанных с работой

Вопросы собеседования на основе компетенций

Просмотрите хорошие ответы на собеседовании на вопросы собеседования, основанные на компетенциях

Просмотрите часто задаваемые ситуационные вопросы собеседования с отличными рекомендациями по ответам и будьте хорошо подготовлены к собеседованию при приеме на работу.

Собеседования> Поведенческие собеседования> Шаги к успеху на поведенческом собеседовании

К началу страницы

.

Как справиться с трудным поведением на рабочем месте

Предпосылка: Конфликт — нормальное и естественное явление взаимодействия друг с другом. Стоимость разрешения конфликта ничтожна по сравнению с ценой оставления конфликтов неразрешенными.

Наблюдения: Конфликты неизменно возникают между отдельными лицами в организации, между ее компонентами или между учреждениями. Это стало частью наших служебных обязанностей; Однако некоторые исследования показывают, что 30-40% повседневной деятельности менеджера посвящено разрешению той или иной формы межличностного конфликта.Неспособность менеджера эффективно справляться с гневом и конфликтами на рабочем месте может привести к значительной потере производительности и отрицательно повлиять на других, кто там работает. На рабочем месте наблюдается либо реальное, либо предполагаемое несправедливое обращение, эмоциональное насилие, дискриминация, сексуальные домогательства, неоднозначное обращение, культурное разнообразие, гнев, враждебность или возможное насилие. Выдерживая эти конфликты без достаточных инструментов, ресурсов, точек доступа или поддержки, сотрудники обречены испытывать дискомфорт, и этот стресс может выйти из-под контроля.

Определения: Сложное поведение может препятствовать работе других и ухудшится, только если оставить в покое, заражая большее количество людей и неся скрытые расходы для организации. Это принимает разные формы, такие как грубость, крик, избегание, моббинг, сплетни, отказ разговаривать или признавать других, домогательства, постоянные жалобы руководителям, игнорирование указаний и медленная работа.

Рекомендации: Большинство конфликтов внутри людей и с участием людей вращаются вокруг неудовлетворенных потребностей, в первую очередь психологической потребности в контроле, признании, привязанности и уважении.Эти потребности естественны и вполне человечны в том смысле, что мы все жаждем их, но когда в прошлом недопустимое или проблемное поведение вознаграждалось удовлетворением этих потребностей, трудное поведение мотивирует человека. Мы должны стараться не поощрять трудное поведение и не подкреплять действия или бездействие, которые его проявляют. Нет волшебной пилюли, но есть рецепт изменить поведение других. Требуются время и терпение, чтобы вылечить такие негативные характеристики, и это не поможет игнорировать проблемное поведение, реагировать аналогичным образом или критиковать, а не лечить или просто заклеймить кого-то как проблему и быть психиатром в его безумии.Мы можем работать над предотвращением непродуктивного и негативного поведения, которое приводит к конфликту.

НЕ ПРИНИМАЙТЕ ЕГО ЛИЧНО. . .

легко сказать, но трудно вспомнить, когда наши эмоции пылают гневом, разочарованием, беспомощностью или замешательством по поводу действий другого человека, которого мы хотим обозначить как глупого, небезопасного, враждебного, неполноценного, несчастного или другого негативного оттенка. Что может случиться, так это то, что мы начнем видеть этого человека только в этом цвете и заманим его в ловушку стереотипа с ярлыком, который станет самореализующимся.Удержание обиды на людей, с которыми вам приходится работать, наказывает вас так же, как и их самих. Вы не измените отношения, пытаясь контролировать поведение других людей, но вы можете изменить себя по отношению к ним. Вы можете направить свою энергию на обвинение и высмеивание кого-то или можете использовать ее, чтобы поэкспериментировать, как найти более продуктивные средства взаимодействия. Нелегко снова и снова возвращаться к одной и той же старой чепухе о ком-то, так почему же вы постоянно относитесь к этому так? Измени что-нибудь!

В ФОКУСЕ ИНТЕРЕСЫ, А НЕ ПОЗИЦИИ.. .

Основная проблема в общении заключается не столько в противоречивых позициях, сколько в конфликте между потребностями, желаниями, заботами и страхами каждого человека. Один человек может сказать другому: «Ты такой перфекционист во всем, что делаешь здесь, и мне надоело, что ты думаешь, что ты всегда прав». Спикер определился с этой позицией, но именно интерес вызвал это решение. В основе интереса может лежать недостаток подготовки и боязнь конкуренции с опытным коллегой.Другой человек может сознательно не соревноваться, а просто пытается хорошо выполнять свою работу, но восприятие позволяет конфликт. Интересы мотивируют людей и являются молчаливой движущей силой шумихи о позициях.

Примирение интересов, а не позиций способствует разрешению. Для каждого интереса обычно существует несколько возможных решений, которые могли бы его удовлетворить, но слишком часто люди просто занимают наиболее очевидную позицию. Когда вы смотрите за противоположные позиции в поисках мотивирующих интересов, вы часто можете найти альтернативную позицию, которая отвечает не только вашим, но и их интересам.Примирение интересов, а не компромисс между позициями также работает, потому что под противоположными позициями лежит гораздо больше интересов, чем конфликтующих. Мы склонны считать, что, поскольку позиции другого человека противоположны нашим, их интересы также должны быть противопоставлены. Во многих конфликтах на рабочем месте тщательное изучение основных интересов покажет, что существует гораздо больше общих или совместимых интересов, чем противоположных.

Когда коллега чувствует угрозу со стороны «перфекциониста» в офисе и это чувство запугивания перерастает в откровенную враждебность, эти два человека могут оказаться в конфликте.Более внимательное изучение может выявить как стремление к стабильности на рабочем месте, так и хорошие отношения друг с другом, но заявленные ими позиции разделяют их и портят их отношения. По мере того, как позиции становятся конкретными и явными, лежащие в основе интересы могут оказаться невыраженными, нематериальными и даже противоречивыми. Итак, как вы подойдете к пониманию интересов, вовлеченных в конфликт на рабочем месте; помните, что выяснение интересов другого человека может быть не менее важно, чем определение ваших?

ВОСПРИЯТИЯ МОГУТ ЗАМЕТИТЬ ВАШЕ ВИДЕНИЕ.. .

Все мы знаем, как трудно справиться с проблемой, чтобы люди не понимали друг друга, не злились или не расстраивались и не принимали вещи на свой счет. Основным следствием человеческого взаимодействия при общении является то, что отношения сторон имеют тенденцию запутываться с их дискуссиями по существу, а эго, как правило, вовлекаются в существенные позиции. Люди делают выводы из комментариев по существу или из необоснованных выводов, которые затем рассматривают как факты о намерениях и отношении этого человека к ним.Люди склонны видеть то, что они хотят видеть, и из всех имеющихся фактов и информации выбирают и сосредотачиваются на тех, которые подтверждают их прежние представления, и игнорируют или неверно истолковывают те, которые ставят их восприятие под сомнение. Важно обсуждать восприятие друг друга и искать возможности действовать в противоречии с этим восприятием.

ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНО СЛУШАТЬ. . .

Слушание — это искусство, с помощью которого мы используем сочувствие, чтобы проникнуть в пространство между нами.Пассивное внимание не работает. Слушание — это не только активный процесс, часто требуется сознательное усилие, чтобы приостановить наши собственные потребности и реакции. Чтобы хорошо слушать, вы должны сдерживать то, что вы хотите сказать, и сдерживать желание перебить или поспорить. Искусство слушать требует погружения в себя и погружения в другого. Это не всегда легко, особенно когда мы заинтересованы, но слишком озабочены контролем, инструктированием или преобразованием другого человека, чтобы быть по-настоящему открытыми для его точки зрения.

Каждый раз, когда вы демонстрируете готовность слушать с минимумом защиты, критики или нетерпения, вы дарите дар понимания и зарабатываете право на ответную реакцию. Приостановка ваших потребностей на время, достаточное для того, чтобы выслушать другого человека, — это часть желания вас выслушать, но откладывание ваших потребностей — это не то же самое, что перестать быть собой. Попытки слушать, когда вам действительно не до этого, лишают вас способности сопереживать. Некоторые слушатели настолько боятся проявить свою индивидуальность, что перестают быть собой, привязаны к другим, заперты в надежных рамках обязательств и обязанностей.Этим людям легче приспосабливаться, чем иметь дело с конфликтами, угрозами отказа, спорами или признаками страдания других. Такие сговорчивые люди могут показаться хорошими слушателями, но на самом деле не слушают, если они всего лишь пассивный приемник или сопротивляющаяся губка. Хорошее слушание часто бывает тихим, но никогда не пассивным.

Эффективное общение не достигается простым разговором по очереди, а требует согласованных усилий по достижению взаимопонимания. Хороший способ способствовать пониманию — это потратить время на то, чтобы переформулировать позицию другого человека своими словами, а затем попросить его исправить или подтвердить ваше понимание его мыслей и чувств.Если вы будете работать над этим процессом явной обратной связи и подтверждения до тех пор, пока другой человек не перестанет сомневаться в том, что вы понимаете его позицию, он будет чувствовать, что его понимают, и тогда он будет более открыт для вашего ответа. Простое непонимание того, что говорит другой человек, объясняет большую часть трений в нашей жизни. Более того, вам не нужно нести ответственность за чьи-то чувства, чтобы осознавать их и признавать их. Когда два человека продолжают повторять свои собственные позиции, не осознавая того, что пытается сказать другой, в результате возникают споры между точками зрения.Только этот человек действительно знает, действительно ли кто-то слушает, но если кто-то не чувствует, что его слушают, он не чувствует, что его слушают. Мы судим, слушают ли нас другие или нет, по сигналам, которые мы видим.

КАК С ЭТОМ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ЧУВСТВА. . .

Эмоции играют важную роль в повседневном поведении, и нет мысли, отношения, идеи или действия, которые не имеют соответствующего эмоционального эквивалента. Из-за обусловленности нашего детства и социальных норм мы часто подавляем или маскируем свои эмоции, но они действительно существуют и проявляют свою силу независимо от того, насколько тонкую или неразличимую форму они принимают.Например, когда коллега злится на то, что вы сказали, вместо того, чтобы выразить свои чувства в продуктивном общении, он может внезапно попросить отпуск по болезни на остаток дня. В любых отношениях между людьми, которые находятся в непрерывном взаимодействии в течение определенного периода времени, устанавливаются определенные допустимые пределы эмоционального общения, и эти границы часто проводятся так, чтобы не включать в себя честный обмен чувствами. На протяжении большей части нашей жизни мы выработали способы выражать разочарование, гнев или недовольство в несколько менее честных выражениях.Благодаря обусловленности и опыту некоторые узнали, что проявление враждебности может оказаться неэффективным при решении проблем с другими, и вместо прямой конфронтации можно обогнуть бурные воды, используя то, что считается более социально приемлемыми формами выражения. Такое поведение может быть функциональным до определенной степени, поскольку постоянные жалобы и резкие люди подвергаются остракизму, но недовольство своей ситуацией должно найти некую рациональную форму выражения, с помощью которой можно найти решения проблем.Если не выражать эмоции или выражать их нерационально, они будут тормозить прогресс в улучшении отношений. Честное и открытое общение необходимо для создания здоровой, ориентированной на рост рабочей среды, и людей необходимо убедить в том, что открытое самовыражение намного полезнее для всех, кого это касается. Это может произойти только тогда, когда люди чувствуют себя в безопасности в этом выражении, верят в обещания взаимной приверженности урегулированию и не боятся мести за открытое и честное участие.

Один из секретов общения с трудными людьми в нашей жизни состоит в том, чтобы понять, как разыграть ту руку, которую мы получили, а не жаловаться и стенать по поводу того, что это за рука.Причина, по которой некоторые люди в нашей жизни остаются одномерными, заключается в том, что мы зашли так далеко с ними. Немногие рабочие отношения длятся долго, если все, что один человек делает, — это жалуется на другого или на другого. Выслушивать этого человека, особенно жалобы, может быть обузой, но если у вас есть партнер, который пользуется вашей готовностью выслушать, не выслушивая вас в ответ, это эмоциональное бремя может оказаться трудным. Вы можете позволить этому продолжаться, пока не станет больно, или вы можете что-то с этим сделать.Выразить себя. Когда два человека находятся в безмолвном конфликте, лучший способ выйти из тупика — выявить и признать чувства друг друга. Особенно это касается случаев взаимного непонимания. Не спешите говорить о себе, но сначала сконцентрируйтесь на том, чтобы выслушать другого человека. Конечно, если этот человек причинил вам боль или рассердил вас и не знает об этом, сказать что-нибудь о том, что вы чувствуете, может быть единственным способом удержать ваше недовольство от обострения ситуации.

НЕКОТОРЫЕ ПРОСТЫЕ (НО НЕ ПРОСТОЕ) ПРИНЦИПЫ РАБОТЫ С СЛОЖНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ.. .

  • Используйте конфликт как природный ресурс. Люди, которые работают вместе, имеют разные представления, и было бы неестественно, если бы они время от времени не расходились во мнениях. Возникший конфликт может стать первым шагом на пути к улучшению общения, решению проблемы и даже к укреплению доверия и сотрудничества. Избегание или скрытие конфликта может нанести гораздо больший вред на рабочем месте, чем столкновение с ним и его надлежащее решение. Вы даже можете найти эту пресловутую серебряную подкладку в темном облаке.
  • Не реагировать. Найдите время, чтобы остыть и собраться с мыслями. Самое естественное, что можно сделать, столкнувшись с трудным человеком или ситуацией, — это отреагировать. Дайте себе время подумать и сконцентрируйтесь на определении реальных потребностей и интересов другого человека и себя. Очень помогает глубокое дыхание и счет до десяти.
  • Разберитесь с чувствами. Помощь другому человеку в выявлении или признании его чувств снижает интенсивность этих чувств и позволяет ему сосредоточиться на основных проблемах.Поощряя и разрешая выражать негативные чувства без страха репрессий или наказания, вы увеличиваете вероятность того, что ваши похожие эмоциональные выражения будут лучше восприняты.
  • Атакуйте проблему, а не человека. Объективно наблюдайте за проблемой и избегайте любых чувств к человеку, который ее представляет. Постарайтесь понять, в чем заключается настоящая проблема, и найдите возможности для ее решения. Не нападайте на другого человека и не пытайтесь увидеть ситуацию с его точки зрения.Если вы делаете предположения об их поведении, подтвердите это, спросив или повторив то, что, по вашему мнению, вы слышали. Проявляйте уважение, старайтесь не перебивать и избегайте враждебных слов, вызывающих раздражение.
  • Практика прямого общения. Говорите напрямую с собеседником. Используйте утверждения «я» и четко обозначьте точки согласия, цели и потребности. Используйте язык тела, чтобы показать поддержку и внимание. Задавайте вопросы, чтобы прояснить и перефразировать то, что другой человек пытается вам сообщить.Задавайте вопросы по решению проблем. Другие люди могут предоставить вам очень важную информацию о вас, как положительную, так и отрицательную, а вы можете предоставить не менее важную информацию, полезную для них. Сами по себе слова не передают эту информацию, поэтому помните о языке своего тела и тоне голоса.
  • Посмотрите прошлые позиции на основные интересы. Позиция — это чье-то ограниченное представление о том, какое решение необходимо для удовлетворения конкретной потребности. Пока потребности и интересы каждого из вас не будут выяснены, невозможно создать варианты, которые будут взаимовыгодными и приемлемыми.Постарайтесь определить физические или психологические потребности другого человека, а также ваши общие интересы. Вы можете вынести эти интересы на поверхность или оставить их погруженными в воду, чтобы они всплыли неуправляемыми способами позже.
  • Ориентируйтесь на будущее. Доказательство или опровержение прошлых утверждений может не иметь ценности для продолжающихся отношений на работе. Предоставьте другому лицу право собственности на резолюцию. Не продавайте свои идеи, а участвуйте в совместном обсуждении решения проблем. Спросите, что важно, и убедитесь, что согласие достигнуто с достоинством и уважением к каждому из вас.Любые постоянные отношения, которые у вас есть с кем-то, носят долгосрочный характер и могут быть изменены, чтобы стать конструктивными и улучшенными. То, что только что произошло, может быть важным или тривиальным в зависимости от того, как вы хотите, чтобы это произошло прямо сейчас. Помните, что в марафоне вы должны идти в ногу со временем и верить, что все станет лучше, если только вы дадите ему шанс.

Удержание обиды на людей, с которыми вам приходится работать, наказывает вас так же, как и их самих. Вы не меняете отношения, пытаясь контролировать поведение людей, но изменяя себя по отношению к ним.Слушать людей, с которыми мы работаем, и проявлять уважение к ним — не то же самое, что становиться друзьями. Когда глубоко пережитые, но невыраженные чувства обретают форму в словах, которыми мы делимся и возвращаемся ясными, результатом является обнадеживающее ощущение того, что вас понимают, и чувство благодарности к человечности с тем, кто понимает. Если слушание укрепляет наши отношения, укрепляя связь с другим человеком, оно также укрепляет наше чувство собственного достоинства. В присутствии восприимчивого слушателя мы можем прояснить, что мы думаем, и узнать, что мы чувствуем.

.

10 советов по улучшению поведения

Son playing airplane with his father in the park.

Иногда, когда задачи и графики становятся непосильными, полезно составить список дел, чтобы сделать их более управляемыми и сфокусированными.

Если из-за проблем с поведением ваших детей вы чувствуете себя подавленным и не знаете, что делать в первую очередь, не беспокойтесь, мы вас позаботимся!

Начните с этих 10 советов по улучшению поведения.

1. Ежедневно проводите время один на один с детьми.

Безусловно, лучшее, что вы можете сделать для улучшения поведения своих детей, — это проводить с ними время каждый день индивидуально, уделяя им положительное внимание и эмоциональную связь, в которых они были запрограммированы.

Когда у них нет этого позитивного внимания, они будут искать внимания негативными способами, и последствия и другие методы дисциплины не сработают. Старайтесь уделять каждому ребенку 10-15 минут в день, и вы почти сразу заметите ощутимое улучшение.

2.Относитесь ко сну серьезно.

Подумайте, что вы чувствуете, когда вы переутомлены — капризны, раздражительны, у вас болит голова и живот. То же самое и с детьми: большинство малышей (до подростков) спят гораздо меньше, чем нужно их растущему телу.

Подросткам даже нужно больше сна, чем некоторым детям младшего возраста. Проконсультируйтесь с семейным врачом о количестве часов сна, которое нужно вашим детям по возрасту. Если у вашего ребенка дефицит сна, попробуйте увеличивать время отхода ко сну на 10 минут каждые несколько ночей. Хорошо отдохнувший ребенок — это ребенок с хорошим поведением, который может лучше функционировать в течение дня, в том числе в школе.

3. Сосредоточьтесь на рутине.

Детям нравится распорядок дня, поэтому установите четко определенные распорядки для самых сложных периодов дня, таких как утро, после школы, время приема пищи и время сна.

Пусть ваши дети помогут решить, как будет проходить рутина — сначала одеться или почистить зубы? Как вы можете помочь приготовить ужин?

Для детей младшего возраста: запишите порядок действий, используя картинки или слова, и позвольте им украсить его, а затем повесьте на том месте, где они будут видеть его каждый день.Тогда придерживайтесь этого.

4. Все сдаются.

Для лучшего поведения дети должны понимать, что каждый должен вносить свой вклад, чтобы домашнее хозяйство функционировало нормально.

Все дети, от малышей до подростков, должны иметь «семейный вклад» (а не «работу по дому!»), Который они делают ежедневно — это помогает сблизить вашу семью, учит их жизненным навыкам и помогает предотвратить эпидемию льгот.

5. Поощряйте детей решать проблемы.

Пора отказаться от судейского свистка — когда родители вмешиваются в разногласия между братьями и сестрами, определяют, кто виноват, и назначают наказания, это на самом деле только усугубляет ситуацию.

Для детей они видят победителя и проигравшего, а также необходимость обострить соперничество между братьями и сестрами. Поощряйте своих детей находить решение проблемы самостоятельно, что поможет им разрешать конфликты по мере взросления. Если вам нужно принять участие, не выбирайте сторону, а задавайте вопросы, которые помогут им найти решение, которое понравится всем сторонам.

6. Упростите семейные правила и будьте твердыми.

Детям может быть сложно соблюдать все правила.Если кажется, что у вас есть около 50 семейных правил, сократите список до самых важных. Определите последствия для каждого правила, заранее разъясните детям правила и последствия и не сдавайтесь.

Для того, чтобы последствия были эффективными, они должны соблюдать 5 правил справедливых и эффективных последствий. Чтобы выучить 5R, я хотел бы, чтобы вы присоединились ко мне в БЕСПЛАТНОМ ОНЛАЙН-КЛАССЕ .

Son playing airplane with his father in the park.

7. Отправьте тайм-аут в сторонку.

Практически каждый родитель пытался наказать или исправить поведение, отправив своего ребенка на «тайм-аут», но большинство обнаружило, что это просто не работает или не приводит к лучшему поведению.

Это потому, что тайм-аут в углу или в спальне не учит детей, как делать лучший выбор в следующий раз, и, как правило, тайм-аут просто обостряет борьбу за власть. Малыши, особенно волевые, будут сопротивляться, причем сильно. Вместо этого сосредоточьтесь на обучении, а не на наказании. Спросите: «Что мы можем сделать по-другому в следующий раз?» и ролевые игры переделывают.

8. Просто скажи «нет» — скажи «нет».

Дети засыпают нас вопросами каждый день. Чаще всего наш ответ — «нет», и дети возмущаются.

Найдите возможность сказать «да», когда сможете. Если ваша дочь просит пойти в крытый бассейн в середине напряженного буднего дня, попробуйте сказать: «Ходить в бассейн — это очень весело. Пойти завтра после школы или в субботу? »

Конечно, всегда будут вещи, требующие большого «нет», но постарайтесь перенаправить их на более позитивный вариант.

9. Не волнуйся, будь счастлив.

Будьте примером, который вы хотите, чтобы ваши дети видели. Подумайте, как ваши дети могут описать вас своим друзьям — скажут ли они, что вы веселый и веселый или что вы напряженный и властный?

Попробуйте изменить свою энергию, просто больше улыбаясь. Это поможет вам сохранять спокойствие во время стресса, а ваши дети заметят и сохранят свое поведение более позитивным.

10. Не игнорируйте источник плохого поведения.

Неподходящее поведение всегда является признаком более глубокой проблемы, и когда мы сможем выяснить, что его вызывает, мы сможем использовать правильные стратегии для его исправления.

Если Белла продолжает разбрасывать игрушки на ваш стол, расстроена ли она, что вы весь день работали? Неужели Эли злится из-за синей тарелки, потому что он действительно хотел сделать выбор и почувствовать себя независимым? В разгар плохого поведения сохраняйте спокойствие и спросите себя, что может быть его причиной.

Последние мысли

Преодолейте хаос, следуя этим 10 советам, и вы начнете замечать улучшение поведения своих детей, и вы сможете начать создавать более счастливый и спокойный дом.

Хотя эти 10 советов определенно направят вас на правильный путь, я создал всеобъемлющий онлайн-курс, который обучает более чем 37 инструментам, позволяющим справиться даже с самой сложной борьбой за власть. Я помог тысячам семей принести мир в свои дома и знаю, что то же самое можно сказать и о вас.

Если вы устали быть плохим парнем в своем доме, я буду рад, если вы присоединитесь ко мне на БЕСПЛАТНОМ ОНЛАЙН-КЛАССЕ.

Я научу вас, как заставить ваших детей слушать — не надо придираться, напоминать или кричать!

Как всегда, я желаю вам всего наилучшего на вашем родительском пути! И если мы вам когда-нибудь понадобимся, мы будем здесь для вас!

Что делать дальше:

1.Подпишитесь на мой информационный бюллетень:

Подпишитесь на мой информационный бюллетень, чтобы получать советы по воспитанию детей, которые помогут вам создать более счастливый дом и стать родителем, которым вы всегда хотели быть. Кроме того, когда вы подпишетесь, я также пришлю вам копию нашего стратегического руководства 10 советов по улучшению поведения — Начиная с СЕЙЧАС!

2. Зарегистрируйтесь на мое БЕСПЛАТНОЕ 60-минутное занятие:

Зарегистрируйтесь на мой бесплатный курс под названием Как заставить детей слушать, не ворча, крича и не теряя контроля .Занятия проходят несколько раз в неделю, но я рекомендую вам зарегистрироваться заранее, поскольку количество мест ограничено.

3. Запишитесь в мою 7-шаговую систему воспитания

Зарегистрируйтесь сейчас в моей проверенной 7-шаговой системе для занятых родителей, готовых к переменам (она получила 5 звезд в Google). Кроме того, в течение ограниченного времени вы сэкономите 10% плюс получите БЕСПЛАТНОЕ обновление для всех планов — совершенно без риска и с пожизненным доступом.

Об авторе

Amy McCready Признанный в стране эксперт по вопросам воспитания Эми Маккриди — основательница компании Positive Parenting Solutions и автор бестселлеров Эпидемия «Я, я, я» — пошаговое руководство по воспитанию способных и благодарных детей в мире, где наделены слишком большие права. и Если я скажу вам еще раз… Революционная программа, которая заставляет ваших детей слушать, не ворча, не напоминая и не крича .Как «выздоравливающий крикун» и сертифицированный инструктор по позитивной дисциплине, Эми является сторонником позитивных методов воспитания для более счастливых семей и воспитанных детей. Эми — участник шоу TODAY Show, ее рассказывали на каналах CBS This Morning, CNN, Fox & Friends, MSNBC, Рэйчел Рэй, Стиве Харви и других. В своей самой важной роли она — гордая мама двух замечательных молодых людей.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.