Хемофобия это: как лечить, чем отличается от хемофилии

Содержание

Хемофобия — страх химии — причины, симптомы и лечение.

магазин

Хемофобия – это страх химии, относится к подкатегории расстройств – технофобий, и тесно связана с боязнью перед неизвестным. Этим расстройством страдают различные категории людей, но чаще всего ему подвержены личности, стремящиеся к экологичному образу жизни. Выступая против искусственных, синтезированных продуктов химической и пищевой промышленности, они тщательно изучают все, чем пользуются повседневно. Считая химию вредной, опасной для здоровья и даже смертельной, хемофоб большую часть своего времени посвящает поиску экологичной продукции, изучению ее состава. Мучаясь постоянными сомнениями, беспокоясь о своем здоровье и безопасности, он сам способствует развитию тревожно-фобической патологии.

Хемофобия развивается, во-первых, на фоне недоверия к современной науке, а в частности, к развитию химической промышленности. Боязнь отравиться или заразиться, а также навредить своему здоровью или внешнему виду становится гипертрофированной.

Во-вторых, некоторые религиозные или идеологические убеждения базируются на единении человека с природой, абсолютной чистоте и органичности всего, что должно окружать людей. В условиях жизни в современных городах, и даже в деревнях, селах, абсолютно соответствовать таким идеологическим убеждениям невозможно. Расхождения между идеологией и реальностью вызывают глубокий внутренний диссонанс, из-за чего и формируется фобия.

Хемофоб испытывает тревожность, беспокойство или даже приступы панической атаки при взаимодействии с синтезированными продуктами питания, бытовой химией и предметами обихода, при ношении синтетической одежды, контакте с ненатуральными тканями и т.д.

Страх химических продуктов питания

Страх химических продуктов питания

Симптомы хемофобии

Боязнь химических и синтетических веществ может развиваться неожиданно. Ведь повседневная жизнь в современном мире просто насыщена искусственными продуктами, синтетическими тканями: почти вся косметика, фармакология, предметы обихода и интерьера изготавливаются с применением научных достижений в области химии. Если вы наблюдаете у себя симптомы, перечисленные ниже, вполне возможно, что у вас развивается такая фобия, как боязнь химии.

Симптомы при страхе химии:

  1. Подробное изучение и анализ состава.

Начальная степень хемофобии проявляется повышенным интересом индивида к химическому составу товара, который он собирается купить. Многие люди объясняют эту склонность заботой о своем здоровье. На самом же деле она может быть тревожным сигналом о начале зарождения фобического расстройства. Необходимо различать здоровое отношение к применению химии (например, в быту сложно обойтись без пластиковых принадлежностей, синтетических материалов, продуктов с безопасными пищевыми красителями или консервантами) и патологический скепсис к абсолютно любой химии.

  1. Отказ от продуктов химической промышленности в ущерб себе.

Переход к органической косметике, натуральным тканям не несет особого вреда. Многие хемофобы предпочитают и в интерьере отказаться от всего искусственного. Они устраняют из своего дома любые полимерные материалы, пластик, мебель из полимера, картона, синтетическую обивку. Все это, конечно, приносит пользу, но может серьезно ударить по бюджету, доставить множество неудобств – мебель и предметы обихода из дерева и других природных материалов не всегда практичны, быстро ломаются, портятся, их не всегда легко найти в магазинах. Что касается отказа от бытовой химии, дезинфицирующих средств, то здесь можно нанести больше вреда, чем пользы, в том числе и здоровью.

  1. Отказ от фармакологии, лекарственных препаратов.

Хемофоб убежден: иммунитет человеческого организма справится с любыми заболеваниями, а в природе уже есть все необходимые лекарства. Некоторые хемофобы панически боятся лекарственных препаратов из аптеки. Они считают, что синтетические медикаменты отравляют организм, загрязняют кровь, «загоняют» болезнь внутрь, убирая лишь симптомы, и т.д. Хемофоб будет использовать травы и другие народные средства или понадеется на собственную иммунную систему. Вот почему нередки случаи летальных исходов среди хемофобов: ведь и обычный грипп может привести к смерти, если вовремя не начать лечение.

Отказ от фармакологии может привести к летальному исходу

Отказ от фармакологии может привести к летальному исходу

  1. Пропаганда отказа от химии среди ближайшего окружения.

Хемофоб не только сам скептически относится к химии, но и критикует знакомых за ее использование, уговаривает начать здоровый, по его мнению, образ жизни «без отравы». Когда человек не считает нужным оставлять другим право выбора, считает правильной только свою точку зрения, это говорит о наличии навязчивых мыслей и состояний.

  1. Панические атаки.

При контакте с химическими, синтезированными продуктами или при возможности их употребления человек впадает в панику, начинается приступ, который сопровождается обширной психической и соматической симптоматикой. Он начинает кричать, плакать, может начаться сердечный приступ, аритмия, возможен обморок.

  1. Отказ от социальной жизни, затворничество.

Городской воздух действительно очень загрязнен. Промышленные отходы, выхлопные газы от автотранспорта – все это засоряет атмосферу. Хемофоб, не имеющий возможности проживать загородом, в экологической лесной местности, полностью исключает или сводит к минимуму выходы из дома, старается не открывать окна, а для проветривания пользуется специальными воздухоочистительными фильтрами. Такие ограничения способствуют сохранению здоровья, но вот качество жизни существенно снижается.

  1. Аллергические реакции.

Поскольку организм хемофоба на протяжении долгого периода лишен контактов с химическими веществами, он теряет способность должным образом их перерабатывать. Достаточно малейшего химического воздействия для проявления аллергий. Случайно съеденный пищевой продукт с добавками, использование непроверенной косметики может спровоцировать аллергическую реакцию.

Причины хемофобии

Что же провоцирует боязнь химии – хемофобию? Что заставляет человека скептически относиться ко всему синтетическому?

Психологи выделяют следующие наиболее частые причины развития тревожного расстройства:

  • Негативные события из прошлого, спровоцированные химическим воздействием: интоксикация или химические поражения тканей, анафилактический шок при аллергии и т.д.
  • Родительские установки о том, что полезны только натуральные продукты, а синтетические соединения отравляют организм.
  • Различные психологические отклонения и патологии.
  • Сильные стрессы, эмоциональные и физические перегрузки, способствующие усилению тревожности.
  • Информация из СМИ, интернета: растущая статистика заболеваний, связанных с воздействием на организм химических, генномодифицированных продуктов, с использованием предметов из полимерных и других синтетических материалов.
  • Массовое наполнение мирового рынка дешевой, некачественной химической продукцией, не соответствующей стандартам качества и безопасности: бытовой химией, косметикой, фармацевтическими препаратами, предметами ежедневного пользования.

Как лечить хемофобию?

Чем раньше будет начато лечение, тем меньше времени потребуется для восстановления психического равновесия и возвращения к полноценной жизни без фобий. Не стоит заниматься самолечением. При выявлении первых признаков фобического расстройства стоит обратиться к квалифицированному психологу. Он поможет разобраться в причинах, которые спровоцировали расстройство, назначит индивидуальный курс лечения.

Курс лечения хемофобии у психолога

Курс лечения хемофобии у психолога

На первых стадиях заболевания нескольких консультаций у психотерапевта бывает достаточно. В случае, если болезнь запущена, может потребоваться длительный курс психотерапии и назначение дополнительного медикаментозного лечения. Целью психотерапевтической работы является адаптация индивида к продуктам современной промышленности, осознание того, что они безопасны, полезны и удобны, а в некоторых случаях просто необходимы (например, антибиотики при тяжелых инфекционных заболеваниях). Медикаментозное лечение назначается для снятия соматической и психической симптоматики: антидепрессанты и седативные препараты успешно снимают депрессию, обморочные состояния, снижают интенсивность приступов паники.

Проработав с психологом свои убеждения, взглянув на свои страхи с другого ракурса, пациент начинает объективно воспринимать химические, неорганические продукты и изделия. Он учится видеть разницу между «опасной» и безопасной химией, оценивать реальную пользу или вред того или иного продукта, подходя к вопросу не с точки зрения собственных предубеждений, а пользуясь знаниями современной науки. Курс психотерапии позволяет навсегда избавиться от страха химии, начать жить полноценной и здоровой жизнью.

Хемофобия — боязнь химических соединений

Хемофобия: причины болезни и советы по лечению

22.11.2014

Мария Барникова

В современном обществе ввиду развития промышленности появляется все больше и больше предметов пользования, полученных путем искусственного синтеза. И далеко не всегда соблюдаются стандарты качества, «ненатуральное» может привести к возникновению серьезных заболеваний, а иногда даже к смерти. Все это наводит страх на человека, а он, в свою очередь, может перерасти в фобию. Хемофобия характеризуется как острая […]

химические соединения в продуктах питания

В современном обществе ввиду развития промышленности появляется все больше и больше предметов пользования, полученных путем искусственного синтеза. И далеко не всегда соблюдаются стандарты качества, «ненатуральное» может привести к возникновению серьезных заболеваний, а иногда даже к смерти. Все это наводит страх на человека, а он, в свою очередь, может перерасти в фобию.

Хемофобия характеризуется как острая форма крайнего отвержения всего химического, ненатурального, искусственного. Это психическое расстройство заставляет человека впадать в панику при одной только мысли о том, что ему придется пользоваться бытовой химией, носить одежду из синтетических материалов, потреблять в пищу продукты с содержанием искусственных красителей и т. д.

Симптомы и проявления хемофобии

Подобный страх химических соединений может появиться внезапно. Так как в нашем мире практически на каждом углу встречается что-то искусственное, подобное расстройство может в прах разрушить жизнь больного. При проявлении малейших намеков на хемофобию стоит обратиться к специалистам, чтобы изгнать подобный страх из своего сознания.

Симптомы:

  1. Тщательно изучение состава приобретаемых товаров. Это наиболее легкая форма проявления хемофобии, так сказать, стадия зарождения болезни. На самом деле, многие из людей даже не догадываются о том, что они испытывают боязнь химии. В супермаркетах можно увидеть покупателей, которые по несколько минут вчитываются в состав товаров, а увидев названия химических соединений, откладывают их в сторону. А ведь на самом деле некоторые составляющие могут носить непонятное название, являясь при этом стопроцентно натуральным продуктом.
  2. Отказ от химии любого типа, иногда даже во вред себе. Человек перестает пользоваться моющими средствами, переходит на натуральную косметику, приобретает одежду только из натуральных тканей, употребляет в пищу исключительно натуральные продукты. Иногда хемофоб даже избавляет свое жилье от всего неорганического: пластмассы, полиэтилена, акрила, мебели из ДСП и МДФ и т.д. А ведь на самом деле некоторые природные соединения могут быть гораздо опаснее химических. Подобное веяние экостиля только усложняет жизнь и приносит больше вреда, чем пользы.
  3. Отказ от лекарств. Принято считать, что все лекарства состоят из сплошной химии и отравляют организм. Сильнодействующие препараты могут пагубно сказываться на работе некоторых органов при неправильном их применении. Некоторые мази, таблетки и сиропы могут содержать только натуральные продукты. Хемофоб категорически отрицает любые лекарства из аптеки. Он предпочтет лечиться народными средствами либо вообще будет ждать пока болезнь сама пройдет. Поэтому подобный симптом может привести к летальному исходу даже по причине заражения простудой.
  4. Отговаривание знакомых от пользования химией. Кроме того, что хемофоб сам не пользуется химией, он еще и пытается отговорить от этого всех своих знакомых и близких. С одной стороны, это своего рода забота об их здоровье. Но если рассмотреть ситуацию с другого ракурса, это верный признак того, что неприязнь к химическим веществам перешла на новый уровень.
  5. Приступы паники. При любом контакте или даже при мыслях о том, что придется столкнуться с химией, человек начинает паниковать. Это может быть простое беспокойство, депрессия, слезы или настоящий припадок. Медлить с лечением уже нельзя.
  6. Отказ выходить на улицу. Современные индустриальные города страдают от проблем загазованности. Это связано не только с заводами и фабриками, но и с ежегодным ростом количества автомобилей на дорогах. Иногда кажется, что от выхлопных газов и выбросов становится нечем дышать. Хемофобу нужен только свежий чистый воздух. Поэтому он может напрочь отказаться выходить на улицу и даже открывать окна, ведь там все пропитано вредной химией.
  7. Симптоматические проявления аллергии. При особо тяжелых случаях может наблюдаться сыпь, раздражения слизистой, экземы и прочие проявления.

Причины возникновения хемофобии

Почему же у людей возникает страх перед химическими соединениями? Чем обусловлено такое отношение ко всему неорганическому? Причинами хемофобии могут быть:

  • проблемы прошлого, связанные с химией – химические ожоги, отравления, опухоли и т. д.;
  • внушение с раннего детства, что натуральное – полезное, а искусственное – вредное;
  • сопутствующие болезни, влияющие на восприятие человеком ранее обычных для него вещей;
  • стрессы и волнения, вызывающие психические расстройства различных направленностей;
  • новости на слуху: повышение случаев заболевания онкологией вследствие пользования вредными товарами, искусственными материалами;
  • повсеместная пропаганда пользования только натуральными продуктами;
  • больший процент заболеваний у жителей промышленных мегаполисов;
  • массовость попадания в обиход некачественных подделок товаров, в том числе бытовой химии, косметики, средств гигиены и лекарственных препаратов.

Лечение хемофобии

Чем скорее пациент избавится от подобной фобии, тем быстрее он вернется к полноценной жизни. Сперва можно посетить психолога, который поможет прийти в себя и докопаться до истинной причины возникновения хемофобии. Обычно этого бывает достаточно при легких формах расстройства. Постепенно человек вводит в обиход искусственные товары, видя при этом, что ничего плохого с ним не случилось.

Поможет вылечить боязнь химических соединений врач-психотерапевт. При тяжелых случаях приходиться применять успокаивающие и стимулирующие препараты. Важно убедить человека, что опасности нет, далеко не все химическое является синонимом вредного. Некоторые искусственно полученные продукты гораздо полезнее и менее опасные, чем натуральные.

На самом же деле все в этом мире, даже сам человек состоит из набора химических элементов. Чтобы не навредить себе потреблением неорганических продуктов нужно всего лишь знать какие именно вещества вызывают негативные последствия.

ПОДПИШИСЬ НА ГРУППУ ВКонтакте посвященную тревожным расстройствам: фобии, страхи, навязчивые мысли, ВСД, невроз.

Хемофобия — иррациональный страх перед пищевыми добавками

В альтернативной реальности коммерческих прибылей, управляемой Натуралистическим Заблуждением, есть некая мистическая связь между тем, как вы называете что-то, и тем, будет ли оно для вас вредно или полезно, или даже будет ли оно «химическим».

«Если вы не можете произнести название, не ешьте это» — лихо советует активист в области питания Майкл Поллан. «Не покупайте продукты с более, чем пятью ингредиентами или с ингредиентами, название которых вы не можете с лёгкостью произнести.» Этот совет, на вид разумный и легко запоминаемый, в реальности не просто глуп — ему невозможно следовать.

Химические названия непонятны для обывателя, поскольку рассчитаны на химиков. Они определяются стандартным сводом правил номенклатуры, установленным Международным союзом теоретической и прикладной физики, благодаря чему одни и те же химические вещества везде имеют одинаковые названия. Это приводит к созданию сложных терминов, которые могут включать в себя цифры и кажутся очень далекими от повседневной жизни.

Суперзвезда фобии неудобопроизносимых названий — наш старый друг, смертельный дигидрогена монооксид. Это DHMO (дигидроген монооксид — прим. ред.), иначе известный как Н20, или вода, чья (без)опасность никогда не вызывала споров. Сайты, пугающие текстами о DHMO, разыгрывают вас, прямо перечисляя связь этого вещества с болезнями, разрушением окружающей среды, даже терроризмом и корпоративной жадностью. Крупные корпорации, которые знают, что вы подсели на DHMO, получают огромные прибыли на поставках этого опасного химиката. И, как знает любой моряк, подводник, пловец, лыжник, сёрфер или дайвер, DHMO заслуживает здорового уважения.

DHMO просочился в юмористическое поле. Он породил мистификации радио-диджеев, фейковые петиции разных движений и был использован для того, чтобы продемонстрировать научное невежество среди политических кандидатов.

Помимо регулярного веселья, DHMO прекрасно демонстрирует, как с использованием страшных терминов и выборочно поданной информации такое жизненно важное, необходимое вещество, как вода, может превратиться в токсичный химикат — и это может быть, но только в неправильной дозе, месте, состоянии или в неверное время.

Если вы захотите опуститься на уровень игроков словами и поспорить с ними на своих условиях, вы можете спросить их: если я научусь произносить название ингредиента, значит ли это, что он станет безвредным? Влияют ли по-разному химические вещества на разных людей, в зависимости от их способностей к артикуляции?

Если это остроумное возражение не приведет вас сразу в бан, вероятно, вы увидите смену позиции. Типичный запасной аргумент хемофоба заключается в том, что синтетические химические вещества — гадкие бяки, а вот натуральные аналоги действуют гораздо лучше.

ложный страх, мешающий видеть реальные опасности — CMT Научный подход

Источник: https://www.bbc.com/russian/science/2016/03/160315_vert_fut_chemonoia_fear_blinding_minds_to_real_dangers.

Многие люди испытывают чувство страха перед всякой «химией» без всяких на то оснований. Такое состояние называется хемофобией, и оно способно нанести вред вашему здоровью, предостерегает корреспондент BBC Future.

Если вы подвержены паранойе, вам может показаться, что в воде содержится нечто такое, что пагубно влияет на вашу способность мыслить здраво.

Начиная примерно с 1960-х годов развитый мир захлестнула волна странного всепоглощающего страха: многим стало казаться, что их окутывают ядовитые миазмы, готовые проникнуть в организм.

Эта отрава изменила пищу, которую мы едим, воздух, которым мы дышим, игрушки, которые мы даем детям.

Что же это за кошмар, терзающий нас? «Химия». Или, если точнее, искусственные, рукотворные химические соединения, химикаты.

Не все натуральное полезно

Даже в тех случаях, когда существует масса неопровержимых доказательств того, что синтетическое вещество безопасно, многие все равно предпочтут натуральную альтернативу, почему-то полагая, что растительный экстракт менее вреден, чем фабричный продукт.

Хемофобия — излишний страх перед «химией», основанный на эмоциях, не на информации

Ученые дали этой мании название «хемофобия». «Это — излишний страх перед «химией», основанный более на эмоциях, чем на информации», — говорит Дэвид Ропейк, недавно опубликовавший статью на эту тему в профессиональном научном журнале по токсикологии.

Ропейк вел курсы, посвященные природе рисков и управлению ими, в различных учебных заведениях, включая Гарвардский университет, Массачусетский технологический институт и Бостонский университет. Он также консультирует различных корпоративных клиентов.

Хотя можно утверждать, что «лучше перестраховаться, чем потом пожалеть», некоторые эксперты говорят, что страх перед химикатами может иметь определенные последствия, опасные для здоровья.

Корни нашей хемофобии лежат в застарелом (и понятном) страхе перед пестицидами, которыми обрабатывают некоторые посевы

Хемофобия возникла, очевидно, в 1960-е годы, когда в обществе стали накапливаться опасения в связи с широким применением в сельском хозяйстве пестицидов и инсектицидов, таких как ДДТ.

Застрельщиком этого движения выступила Рэйчел Карсон*, составившая обширное и убедительное досье о непредумышленных последствиях применения этих веществ.

«Химикаты — зловещие и малоизвестные спутники радиации, проникающие в живые организмы», — писала она в своей эпохальной книге «Безмолвная весна».

Многие производители промышленных химических веществ, так же как и табачная индустрия до них, яростно опровергали утверждения об опасности выпускаемых ими веществ, зачастую распространяя дезинформацию о последствиях их применения.

Однако вскоре стало ясно, что для таких утверждений есть весомые основания.

Мы пугаемся всего искусственного и предпочитаем естественное. По этой самой причине мы опасаемся сигналов WiFi, но безмятежно валяемся на пляже, не заботясь о защите от солнца

Эксперты, такие как Ропейк, не сомневаются в необходимости соблюдать осторожность, когда речь идет о том, что мы едим и вдыхаем и что мы выделяем в окружающую среду.

Существуют весьма убедительные аргументы в пользу сокращения до крайнего минимума таких веществ, как пестициды.

Благодаря усилиям таких людей, как Карсон, многие регионы мира ввели у себя гораздо более строгие правила, снижающие подверженность людей воздействию опасных химических соединений, а также применяют усовершенствованные методы выявления вредных веществ.

Новый продукт, получивший одобрение таких органов как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, должен предварительно пройти тщательное тестирование, подтверждающее, что он не представляет угрозы при соблюдении предписанной дозировки.

Другими словами, во многих странах угроза со стороны химикатов никогда еще не была менее значительной, чем сейчас.

Тем не менее, многие по-прежнему испытывают чрезмерный страх перед всем, что производится искусственным путем**.

К тому же могут существовать некоторые вызывающие удивление психологические причины, почему эта хемофобия продолжает существовать в некоем тлеющем состоянии, говорит Ропейк.

Джим Керри и его бывшая спутница жизни Дженни Маккарти агитировали против «токсичных» вакцин

Он приводит данные, свидетельствующие о том, что люди предрасположены к опасениям относительно всего искусственного и предпочитают все натуральное.

По этой же самой причине, видимо, мы боимся сигналов WiFi и в то же время безмятежно валяемся на пляже, не защищаясь от солнца.

И это несмотря на то, что ультрафиолетовое излучение – одна из главных причин возникновения рака кожи, тогда как проводившиеся раз за разом опыты так и не смогли доказать, что беспроводные соединения с интернетом каким-то образом влияют на организм в долгосрочной перспективе.

Мы также более склонны бояться угроз, которые мы не можем засечь с помощью органов чувств

Мы также более склонны бояться угроз, которые мы не можем засечь с помощью органов чувств: неопределенность заставляет острее воспринимать невидимую (пусть и несуществующую) опасность.

«Они исподволь проникают в наше сознание и обостряют чувство уязвимости», — говорит Ропейк. С этим связано и то обстоятельство, что сильнее всего мы боимся тех вещей и явлений, которые не в состоянии контролировать.

Точно так же нас гораздо больше страшит долгая, изнуряющая душу и тело болезнь, чем относительно быстрая смерть.

Возможно, поэтому мы охотно садимся за руль автомобиля и при этом активно избегаем употреблять в пищу овощи, выращенные с применением пестицидов.

А ведь вероятность погибнуть в ДТП куда выше, чем шансы умереть от рака, вызванного ДДТ.

Знание — сила

Наконец, Ропейк считает, что мы все, очевидно, страдаем от недостатка информации и ее недостоверности.

Недобросовестные статьи в СМИ, которые не дают полного представления о рисках, вырывая данные из контекста, только укрепляют наши подозрения, после чего мы вряд ли станем проверять факты.

Даже если нам позже попадется информация, опровергающая наши убеждения, мы ее не запомним.

Чем мы умнее, тем успешнее манипулируем фактами

«Наши мозги довольно ленивы, — утверждает Ропейк. – Мы не пытаемся анализировать. Мы просто выхватываем фрагменты информации из источников, которым доверяем, и делаем поспешные выводы».

Важно и то, что эта тенденция не отражает уровень интеллекта. В действительности, умные люди особенно подвержены такого рода пристрастности в утверждениях.

«Чем мы умнее (если исходить из того, насколько тщательно мы разбираем головоломки или оперируем числами), тем успешнее мы манипулируем фактами, чтобы добиться именно тех ощущений, к которым стремимся», — заключает Ропейк.

Благодаря тщательному регулированию, малые дозы пестицидов в овощах и фруктах не опасны для людей

Этот разрыв между оценкой и восприятием рисков таит в себе больше вреда, чем пользы.

Например, некоторых людей больше беспокоят добавки в пище, чем калории, которые они поглощают, или отсутствие физической нагрузки.

И это несмотря на избыточность данных о том, что снижение веса и поддержание себя в хорошей физической форме куда надежнее избавляют от риска развития рака, чем попытки избегать пищевых красителей и консервантов.

Это все равно, что паниковать при виде паука в то время, когда в углу комнаты сидит тигр.

В худшем случае хемофобия может заставить нас отказаться от здоровых привычек, потенциально способных сохранить нам жизнь

Подумайте, например, о страхе получить дозу ртути с морепродуктами.

При большой концентрации ртуть является опасным нейротоксином, разрушающим нейроны головного мозга.

В малых количествах она содержится в большинстве видов рыбы, но этого недостаточно для каких-либо опасений.

«Однако из-за чрезмерного страха многие люди полностью отказались от морепродуктов», — говорит Ропейк.

В результате они упускают многие важные питательные вещества, необходимые для роста и восстановления мозга, а также для сердечной деятельности.

Таким образом, они причиняют себе больше вреда, чем если бы съели тарелку лосося.

Еще больше настораживает то, что некоторые родители так напуганы малыми дозами ртути и других металлов в обычных вакцинах, что не позволяют прививать своих детей, подвергая их опасности заразиться такими болезнями, как, например, корь.

Хотя эти страхи продолжают сеять известные личности вроде Дональда Трампа и Джима Керри, нет никаких данных о том, что ртуть или другие металлы, содержащиеся в вакцинах, ведут, скажем, к аутизму.

В то же время есть масса убедительных доказательств того, что иммунизация спасает жизни людей.

Боязнь «химии» мало чем отличается от детского страха перед чудовищами

Что же делать в такой ситуации? Токсикологи должны хорошенько постараться, чтобы сделать результаты своих изысканий предметом открытого обсуждения — с учетом вполне законных опасений, которые могут испытывать некоторые люди.

Журналистам же стоило бы приложить усилия, чтобы непредвзято писать на эти темы, говорит Ропейк.

В то же время следует соблюдать осмотрительность, когда речь идет о том, как рассеять заблуждения.

«Если в лоб объявить их страхи иррациональными, люди займут оборонительную позицию, и тогда вряд ли что-то удастся сделать, — рассуждает он. – Нужно принять этот факт о самих себе как данность и понять, что это часть нашего мировосприятия, которая может оказаться опасной для нас. Тогда с этим можно будет что-то сделать».

В известном смысле, боязнь химии мало чем отличается от детского страха перед чудовищами, вторгающимися в наши спальни.

Повзрослев, мы могли бы стать мудрее, но нас все также страшат неведомые, невидимые и неконтролируемые опасности.

Справиться с такими страхами помогут только знание, здравый смысл и сопереживание.

Примечание переводчика:

*Рэйчел Карсон (1907-1964) – американский биолог, специалист по морской фауне, одна из основоположников экологического движения. Автор книг о природе, а также о пагубном влиянии химикатов на живые организмы.

**Этот феномен описан в книге «Напуганные до смерти. Как хемофобия угрожает общественному здоровью» американского ученого и популяризатора науки Джона Интайна, вышедшей в 2011 году.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология? | Fresher

Каких только фобий не породило стремительное развитие науки и промышленности. И вот, мы, знаете ли, ознакомились со списком страхов, превращающих в кошмар жизнь современного человека, и ужаснулись. Его можно измерять километрами и… нет, мы не предлагаем сегодня вашему вниманию этот ужасный список, мы ознакомим вас лишь с одним из его пунктов, на наш взгляд, способным навести ужас и отравить жизнь практически каждому человеку старше 10 лет. И имя этому «ужасу» — хемофобия.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

В современном мире с каждым днем, если не с каждым часом, появляется все больше и больше продуктов, полученных искусственным путем, и, конечно, при их изготовлении не всегда соблюдаются все стандарты качества, и изготовленный продукт может послужить причиной серьезных заболеваний, а в некоторых случаях и вообще привести к смерти. Все это вызывает страх у людей, и, как оказалось, этот страх довольно часто перерастает в фобию.

Характеристики

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Хемофобия — это психическое расстройство, которое характеризуется крайней степенью отвержения всего ненатурального и химического, страхом возможного отрицательного воздействия химических, ненатуральных веществ на здоровье человека. При таком расстройстве человек впадает в панику от одной лишь мысли о том, что ему, к примеру, придется съесть продукты с содержанием красителей, носить одежду из синтетических тканей или пользоваться средствами бытовой химии.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Чаще всего это беспричинный и беспочвенный страх, но он настолько распространился и укоренился в сознании людей, что наличие данной фобии стало просто-таки «золотым дном» для всякого рода торговцев якобы «натуральными» продуктами и прочими товарами, не содержащими химических веществ. То есть, фактически, эти беззастенчивые обманщики предлагают покупателям продукты, которые изготовлены из чистого воздуха.

Причины

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Страх химических примесей и соединений может появиться внезапно и совершенно разрушить жизнь больного. Развивается хемофобия, как правило, на фоне недоверия к достижениям современной науки и, в особенности, химической промышленности. Страх навредить здоровью, употребляя продукты химической промышленности, становится неконтролируемым.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Причины возникновения хемофобии бывают различными и могут быть связаны с проблемами в прошлом, причиной которых явились химические ожоги или отравления, культивируемыми с детства религиозными или идеологическими убеждениями о необходимости и пользе абсолютной органичности всего, что окружает человека, о единении с природой. Еще одной причиной может быть убеждения о том, что полезно лишь все натуральное, а искусственное непременно приведет к проблемам со здоровьем, или восприимчивость ко всякого рода негативным новостям и слухам о заболеваниях, возникающих в результате соприкосновения с вредными искусственными материалами.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Конечно же, усугубляет данный страх огромное количество некачественных товаров, включая чистящие средства, косметику, пищевые продукты, попадающие в обиход современного человека. Все это на фоне неизбежных стрессов и эмоциональных проблем может привести к данному психическому расстройству.

Симптомы

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Повышенный, болезненный интерес и тщательное, подробное изучение состава продуктов и товаров, которые человек приобретает – это основной симптом хемофобии. Подобная склонность может служить сигналом о начальной стадии — стадии зарождения болезни, хоть люди и оправдывают подобный повышенный интерес заботой о своем здоровье. Следует все же различать разумное отношение к применению химии в быту и патологический страх наряду с попытками избежать соприкосновения с абсолютно любыми «химическими» продуктами.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Отказ от всего, содержащего химию в любом виде, может быть даже во вред себе. Да, переход к натуральной косметике, продуктам и тканям не несет с собой ничего плохого. Сложнее становится, когда хемофоб начинает избавляться от всего неорганического в доме, объясняя себе, что таким образом он придерживается экостиля в жизни. Допустим, отказ от пластмассы и полиэтилена или покупка мебели из натурального дерева могут ударить лишь по бюджету, но вот отказ от дезинфицирующих средств, к примеру, может навредить здоровью больше, чем их использование.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Самый яркий симптом и самый большой вред приносит полный отказ от лекарств. Товарищи, страдающие хемофобией категорически отрицают любые лекарства из аптеки, а отсюда и попытки вылечить серьезные заболевания, к примеру, «супернатуральными» мазями из «помета экологически выкормленных птиц и зверей».

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Одним из симптомов данного заболевания является и то, что человек активно, если не сказать, навязчиво отговаривает всех своих знакомых от пользования химией, включая лекарства.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Приступы паники при любом контакте с химическими, синтезированными продуктами относятся сюда же. И если в таком случае происходит настоящий припадок, не ограничивающийся слезами и простым беспокойством, ни в коем случае нельзя медлить с лечением.

Хемофобия: ложный страх отравы или реальная патология?

Хемофобы могут напрочь отказаться выходить на улицу, ибо они нуждаются только в свежем чистом воздухе, а современные города не могут этим похвастаться. Городской воздух загрязнен, и, попадая на улицу, человек, страдающий хемофобией может заработать приступ аллергии, у него появится сыпь и даже могут начаться приступы астмы. Поэтому он может отказаться не только выходить на улицу, но даже и открывать окна.

Хемофобия Википедия

Химические вещества в колбах

Хемофобия — иррациональная боязнь химических соединений[1][2], одна из форм технофобии и страха неизвестности. Обычно она проявляется в форме предубеждения против «химии», под которой понимаются продукты (обычно косметика либо пищевые продукты), произведённые человеком в промышленных условиях. «Химии» противопоставляются натуральные или «органические» продукты, которые объявляются априори полезными[3]. Причиной возникновения хемофобии является недостаток доверия в обществе к науке в целом и химии в частности и неадекватное восприятие этих областей человеческой деятельности.

Феномен хемофобии неразрывно связан с особенностями психологии человека, обуславливающими его ответную реакцию на состав окружающей информационной среды. Хемофобия как массовое явление связана с тиражированием недостоверной информации в СМИ и с рядом резонансных инцидентов, которые были допущены недобросовестными производителями, что в совокупности привело к созданию неблагоприятного информационного фона для всей химической промышленности в целом.

Несмотря на давнюю историю самого явления, термин «хемофобия» появился только в начале 2000-х годов на фоне очередной волны повышения общественной обеспокоенности наличием в повседневной жизни большого количества продукции, полученной искусственным путем[4][5]. Эта обеспокоенность, приобретшая массовый и ажиотажный характер, была, в свою очередь, подхвачена рядом коммерческих организаций, которые начали выстраивать маркетинговые кампании своих товаров на противопоставлении, называя их «органическими» и «натуральными», подразумевая, что продукция, полученная химическим путём, не может быть полезной[6].

Боязнь продукции, произведённой при помощи химии, таким образом, является иррациональной в силу того факта, что весь окружающий мир, включая самих людей, состоит из химических элементов и их соединений, и как искусственно синтезированные, так и естественно образовавшиеся в природе вещества могут быть как вредными, так и полезными в зависимости от своих свойств и употребляемого количества. Считается, что за счёт своей иррациональной природы хемофобия является вредным и даже опасным явлением.

Дезинфекция больничных коек с помощью ДДТ, Сенегал, 1973 г.

По мнению главного редактора журнала Chemistry & Industry Нейла Эйсберга[7], основной причиной хемофобии является утрата обществом доверия к химической промышленности после крупных катастроф на химических предприятиях Бхопала и Севезо[en]. Свой вклад также вносят СМИ и общества защитников природы, возникшие после публикации книги Рэйчел Карсон «Безмолвная весна».

Одним из примеров очевидного вреда, причинённого хемофобией человечеству, являются последствия от резкого введения в 1960-х годах полного запрета на ДДТ — инсектицида, принесшего своему изобретателю, Паулю Мюллеру, Нобелевскую премию по медицине в 1948 году. Причиной введения запрета стала первая массовая волна хемофобии в обществе, порождённая выходом книги Рэйчел Карсон о предполагаемом вреде ДДТ. Полный запрет на ДДТ привёл к тому, что эпидемия малярии – болезни, практически истреблённой рядом развивающихся стран благодаря применению этого инсектицида в начале 1960-х годов – вскоре вспыхнула с новой силой.

Развитие современных методов аналитической химии, приводящее к снижению пределов обнаружения определяемых веществ до экстремально низких концентраций, также вносит свой вкла

В ИТМО будут бороться с хемофобией с помощью виртуальной реальности

Студенты и сотрудники Университета ИТМО разрабатывают проект психокоррекционной программы по борьбе с хемофобией — иррациональной боязнью химических веществ. Он включает первичную диагностику и консультацию с психотерапевтами, а в качестве основного метода работы будут применяться средства VR и AR.

Хемофобия — это одна из форм технофобии, при которой человек начинает испытывать иррациональный страх перед «химическими» продуктами. Чаще всего хемофобия проявляется отказом от переработанных продуктов, косметики и бытовой химии, произведенных в промышленных условиях, в пользу «натуральных», с припиской «эко» и «органический». Однако в более серьезных случаях эта фобия может спровоцировать отказ от любых лекарств и вакцинации, что может стать проблемой как для самого человека, так и для окружающих. В профессиональном сообществе до сих пор нет единого мнения о методах помощи при данном расстройстве. Сложность в том, что ни сам человек, ни его окружение часто не могут опознать проявления хемофобии и не обращаются за помощью.

Идея проекта возникла в рамках работы лаборатории нейропедагогики научного центра SCAMT. Ее целью было помочь студентам-биологам и химикам справиться с профессиональными страхами: например, боязнью пауков, с которыми работают в лаборатории керамических и природных наноматериалов. Однако проблема арахнофобии уже решается зарубежными учеными, поэтому было решено взяться за хемофобию как менее исследованную область.

«Я вспомнила ситуацию из жизни: в детстве я хотела стать врачом, но боялась крови, шприцов и уколов. По этой причине я отказалась от своей мечты. Так появилась идея создать проект, направленный на борьбу с фобиями и конкретно с хемофобией, потому что эта тема еще недостаточно изучена», — рассказывает ответственный исполнитель проекта Алена Костянко, студентка магистратуры химико-биологического кластера Университета ИТМО.

Проект разрабатывается в коллаборации с командой психотерапевтов. Поддержать инициативу согласились профессор Евгений Абриталин, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации Дмитрий Ковпак и другие. Для дополнительного контроля и распределения добровольцев на группы по степени проявления у них хемофобии был приглашен кинезиолог Григорий Крутов, врач центра превентивной медицины NL-Clinic. Его задача состоит в том, чтобы установить степень развития фобии у испытуемых на уровне телесных и мышечных реакций.

Сейчас проект отбирает добровольцев для индивидуальных сеансов. Совместно с психотерапевтами был разработан скрининг-тест на выявление первичных признаков хемофобии. Принять участие и стать добровольцем может любой желающий: нужно оставить свои контакты, чтобы команда проекта по результатам теста могла прислать приглашение к участию. Каждый респондент получит индивидуальную обратную связь от команды. Следующим этапом станет разработка авторской методики психокоррекции — в ее основе будут лежать методы когнитивно-поведенческой терапии и общие принципы работы с фобиями: психологическое просвещение, поведенческие эксперименты и погружения в фобические ситуации. Помимо разработки такой методики авторы исследования считают важной задачей информирование и просветительство, а также борьбу с фейками и мифами в области химии.

В качестве ключевого инструмента будут использованы средства виртуальной и дополненной реальности — уже зарекомендовавшие себя на рынке продукты. Позже Центр юзабилити и смешанной реальности Университета ИТМО планирует разработать собственную виртуальную среду, заточенную конкретно под специфику хемофобии. «Виртуальная реальность используется в терапии многих фобий, в том числе арахнофобии, страха полетов и многих других — это вполне устоявшаяся практика. Тем не менее пока никто в мире не предложил способа борьбы именно с хемофобией, хотя необходимость ей противодействовать достаточно очевидна. Мы решили, что где как не в ИТМО должен быть создан такой междисциплинарный проект на стыке химического образования, здравоохранения и технологий смешанной реальности», — рассказывает Михаил Курушкин, ординарный доцент научно-образовательного центра химического инжиниринга и биотехнологий ИТМО, один из авторов проекта.

Материал предоставлен пресс-службой Университета ИТМО

«Хемофобия» иррациональна, вредна, и ее трудно сломать

Мы все чувствуем глубокую связь с миром природы. Э. О Уилсон назвал эту сенсацию биофилией: «стремление присоединиться к другим формам жизни». Это чувство связи приносит огромное эмоциональное удовлетворение. Это может снизить уровень гнева, беспокойства и боли. Несомненно, это помогло нашему виду выжить, поскольку мы фундаментально зависим от окружающей среды и экосистемы. Но в последнее время биофилия породила крайний вариант: хемофобию, рефлексивное неприятие современных синтетических химикатов.

Хемофобия является результатом современного экологического движения, особенно книги Рэйчел Карсон Silent Spring (1962), в которой химические вещества демонизировались как «зловещие и малоизвестные партнеры радиации… проникающие в живые организмы, переходящие от одного к другому по цепочке. отравления и смерти ». Слова Карсона помогли вдохновить неэтилированный бензин, Закон США о чистом воздухе, запрет на ДДТ и другие чрезвычайно важные экологические достижения. Однако даже когда большая часть мира стала чище, антихимическое движение стало настолько поляризованным, что всех искусственных химикатов теперь считаются зараженными.Это ложное предположение привело к массовому спросу на «натуральные» или даже «не содержащие химикатов» продукты.

На самом деле «натуральные» продукты обычно химически сложнее, чем все, что мы можем создать в лаборатории. Для демонстрации я разложил на компоненты обычный банан. (Для краткости я опустил тысячи второстепенных ингредиентов, включая ДНК.) Вот результат:

ИНГРЕДИЕНТЫ:

ВОДА (75%), САХАР (12%) (ГЛЮКОЗА (48%), ФРУКТОЗА (40%), СУКРОЗА (2%), МАЛЬТОЗА (<1%)), КРАМАЛ (5%), ВОЛОКНО E460 (3% ), АМИНОКИСЛОТ (<1%) (ГЛУТАМИНОВАЯ КИСЛОТА (19%), АСПАРТОВАЯ КИСЛОТА (16%), ГИСТИДИН (11%), ЛЕЙЦИН (7%), ЛИЗИН (5%), ФЕНИЛАЛАНИН (4%), АРГИНИН ( 4%), ВАЛИН (4%), АЛАНИН (4%), СЕРИН (4%), ГЛИЦИН (3%), ТРЕОНИН (3%), ИЗОЛЕУЦИН (3%), ПРОЛИН (3%), ТРИПТОФАН (1%) ), ЦИСТИН (1%), ТИРОЗИН (1%), МЕТИОНИН (1%)), ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ (1%) (ПАЛЬМИТОВАЯ КИСЛОТА (30%), ОМЕГА-6 ЖИРНАЯ КИСЛОТА: ЛИНОЛЕИНОВАЯ КИСЛОТА (14%), ОМЕГА- 3 ЖИРНАЯ КИСЛОТА: ЛИНОЛЕНОВАЯ КИСЛОТА (8%), ОЛЕИНОВАЯ КИСЛОТА (7%), ПАЛЬМИТОЛЕВАЯ КИСЛОТА (3%), СТЕАРИНОВАЯ КИСЛОТА (2%), ЛАУРИНОВАЯ КИСЛОТА (1%), МИРИСТОВАЯ КИСЛОТА (1%), Каприновая кислота (< 1%)), Зола (<1%), ФИТОСТЕРИНЫ, E515, ОКСАЛЕВАЯ КИСЛОТА, E300, E306 (ТОКОФЕРОЛ), ФИЛЛОХИНОН, ТИАМИН, ЦВЕТА (ЖЕЛТО-ОРАНЖЕВЫЙ E101 (РИБОФЛАВИН), ЖЕЛТО-КОРИЧНЕВЫЙ ЦВЕТ (3- КОРИЧНЕВЫЙ ЦВЕТОК (3- КОРИЧНЕВЫЙ) МЕТИЛБУТ-1-ИЛ ЭТАНОАТ, 2-МЕТИЛБУТИЛЭТАНОАТ, 2-МЕТИЛПРОПАН-1-ОЛ, 3-МЕТИЛБУТИЛ-1-ОЛ, 2-ГИДРОКСИ-3-МЕТИЛЕТИЛБУТАНОАТ, 3-МЕТИЛБУТИЛБУТАНОАТ, 3-МЕТИЛБУТИЛБУТАНОАТ L-БУТАНОАТ, ПЕНТИЛАЦЕТАТ), 1510, ПРИРОДНЫЙ СОЗРЕНИТЕЛЬНЫЙ АГЕНТ (ГАЗ ЭТЕН).

Это упражнение иллюстрирует большую мысль. Различие между натуральными и синтетическими химическими веществами не просто неоднозначно, оно отсутствует. Тот факт, что ингредиент является синтетическим, не делает его автоматически опасным, а тот факт, что он натуральный, не делает его безопасным. Ботулин, продуцируемый бактериями, которые растут в меде, более чем в 1,3 миллиарда раз токсичнее свинца, и это причина, по которой младенцы никогда не должны есть мед. Чашка семян яблока содержит достаточно природного цианида, чтобы убить взрослого человека.Природные химические вещества могут быть полезными, нейтральными или вредными в зависимости от дозировки и способа использования, как и синтетические химические вещества. То, является ли химическое вещество «естественным», никогда не должно быть фактором при оценке его безопасности.

Неправильные представления о натуральных и синтетических соединениях могут иметь разрушительные последствия. Беспокойство по поводу формальдегида — яркий тому пример. Формальдегид естественным образом содержится во фруктах, овощах, мясе, яйцах и листве. Он содержится в высоких концентрациях в утке по-пекински (120 частей на миллион), копченом лососе (50 частей на миллион) и обработанном мясе (20 частей на миллион), что является нормальным результатом традиционных процессов вяления.В здоровом человеческом организме он находится на уровне около 2 частей на миллион, где он играет важную роль в производстве ДНК. Формальдегид также используется в различных отраслях промышленности в качестве консерванта.

Люди автоматически принимают множество «естественных» источников формальдегида, которые присутствуют повсюду, но незначительные следы «искусственного» формальдегида в вакцинах и косметике вызвали общественный резонанс, хотя весь формальдегид химически совершенно одинаковый: CH 2 O Один из таких инцидентов в 2013 году вынудил Johnson & Johnson потратить более 10 миллионов долларов на изменение ассортимента средств по уходу за кожей.Они сделали это, даже несмотря на то, что количество присутствующего формальдегида было настолько низким, что среднестатистическому человеку нужно было бы принимать 40 миллионов ванн в день, прежде чем он представляет серьезную угрозу.

Вакцины также содержат небольшое количество формальдегида. Обеспокоенность «искусственным» формальдегидом — одна из причин, по которой некоторые люди избегают вакцинации, даже несмотря на то, что уровень формальдегида в вакцине (100 мкг) в 80 раз меньше, чем в одной груше (12 000 мкг). Уровень настолько низок, что вакцина даже не может заметно изменить концентрацию («естественного»!) Формальдегида в крови ребенка.Однако, в отличие от безвредных следов формальдегида, отказ от вакцинации стал причиной многих предотвратимых смертей, включая локальные вспышки кори в Калифорнии, Германии и Уэльсе в последние годы.

Противостоять страху сложно, но возможно. Научное сообщество описывает хемофобию как «неклинический предрассудок», подобный гомофобии или ксенофобии, то есть не медицинской фобией, а усвоенным отвращением. Это понимание предлагает несколько многообещающих стратегий.

Многие решения начинаются в школах. Учителя химии в средней школе и колледже должны противодействовать представлению о том, что лаборатории — это грязное место, где создаются зараженные предметы. Как один из студентов ответил мне: «Если я не могу есть в лаборатории из-за страха заражения, как пища, приготовленная в лаборатории, может быть безопасной для употребления?» Мы не можем снизить уровень безопасности на уроках химии — они » Это важно и является юридическим требованием моей работы — но мы можем их прояснить. Учителя должны говорить о промышленных методах контроля качества и очистки, чтобы сообщить о чрезвычайно высоких стандартах чистоты, необходимых для того, чтобы химические продукты могли быть сертифицированы как безопасные для употребления в пищу.

Информирование потребителей о том, что «натуральные» продукты не всегда безопасны, будет способствовать более разумному выбору здравоохранения. Также важно более строгое регулирование маркетинговых условий. Согласно прогнозам, к 2020 году мировой рынок «натуральных» и «органических» продуктов личной гигиены достигнет 16 миллиардов долларов, хотя в целом эти продукты не имеют продемонстрированного преимущества в безопасности по сравнению с их «синтетическими» эквивалентами. «Чистый» должен относиться только к однокомпонентным продуктам. «Натуральные» продукты следует продавать точно так, как они встречаются в природе, а «натуральные» следует запретить в качестве маркетингового термина для косметики и других продуктов.Наконец, необходимо прекратить использование слова «без химикатов» — что логически невозможно — на этикетках продуктов.

Корни хемофобии уходят глубоко. Мы иррационально зациклены на переоценке масштабов навязываемых нам рисков. Вероятность смерти американцев от болезней сердца в 35 000 раз выше, чем от терроризма, однако терроризм стоит на первом месте в списке людей, которые беспокоят. Только благодаря лучшему знанию химии и токсикологии мы можем начать оценивать химические риски более рациональным и здоровым образом.Тогда, возможно, мы сможем повернуть хемофобию обратно в сторону биофилии, создав осознание того, что люди химически связаны со всем окружающим нас миром.

.

Что такое хемофобия и как с ней бороться в ИТМО

Возможно, вы не слышали о хемофобии, но этот страх перед химическими веществами — гораздо более распространенное явление, чем может показаться на первый взгляд.

В исследовании 2019 года, проведенном среди 5630 жителей восьми европейских стран, 30% респондентов указали, что они боятся химических веществ, а 40% заявили, что хотят жить в мире, где химических веществ вообще не существует.Авторы исследования также обнаружили, что знания большинства людей о мире природы крайне низки: 82% респондентов не знали, что соль, добываемая из моря, и соль, которая синтезируется искусственно, на самом деле одно и то же. химический.

Проблема в том, что хемофобия, в отличие от других широко распространенных фобий, таких как страх перед пауками или страх полета, не так очевидна и выражена. Чаще всего это проявляется в отказе от обработанных пищевых продуктов в пользу натуральных с пометкой «эко» или «фермерское», что может выглядеть как обычная забота о здоровье, или отказ от обычных шампуней и дезодорантов в пользу мыльных корней. и квасцы.В более тревожных случаях хемофобия может заставить кого-то отказаться от всех видов лекарств и прививок, что может стать проблемой не только для самого человека, но и для людей, которые его окружают.

Несмотря на то, что хемофобия уже несколько лет является красной меткой и ее острота очевидна, профессиональное сообщество до сих пор не выработало окончательного мнения о том, как лечить это заболевание. Ситуацию еще больше усложняет то, что ни сами фобики, ни окружающие их люди не могут распознать проявления этой фобии, не видят в этом проблемы и, следовательно, не обращаются за помощью.

The very scary dihydrogen monoxide – plain water – molecule. Credit: planetpailly.com Очень страшная молекула монооксида дигидрогена — обычная вода. Кредит: planetpailly.com

Костюнко Алена , магистрант Кластера ChemBio ИТМО, под руководством Михаил Курушкин , доцент Научно-образовательного центра химического машиностроения и биотехнологий, и при участии Перешивкина Полина , бакалавр факультета из программной инженерии и компьютерных систем, разработала проект психотерапевтического лечения хемофобии.Она включает первичную диагностику, консультацию психотерапевтов и, самое главное, использование виртуальной реальности как основного метода работы.

«Виртуальная реальность используется при лечении многих фобий, включая арахнофобию, боязнь полета, боязнь открытых пространств и высоты и другие. В престижных научных журналах есть целый ряд статей о лечении фобий с помощью виртуальной реальности — это устоявшаяся область исследований. Тем не менее, до сих пор абсолютно никто в мире не предложил способ борьбы именно с хемофобией, хотя необходимость противодействия ей совершенно очевидна.Мы решили, что ИТМО — идеальное место для создания такого междисциплинарного проекта на стыке химического образования, здравоохранения и виртуальных технологий », — делится Михаил Курушкин .

Mikhail Kurushkin Михаил Курушкин

Идея проекта возникла в рамках работы лаборатории химического нейрообразования SCAMT — ее цель заключалась в том, чтобы помочь специалистам в области биологии и химии бороться со своими профессиональными страхами, а именно страхом перед пауками, работа с которыми неизбежна для всех желающих. присоединиться, например, к лаборатории керамических и природных наноматериалов.Но, по словам Михаила Курушкина, эта задача в определенной степени уже решается зарубежными учеными, поэтому исследователи ИТМО решили заняться менее изученной областью.

«Идея борьбы с хемофобией возникла, когда я вспомнил ситуацию из своей жизни: в детстве я хотел стать врачом, но боялся крови, шприцев и уколов. Это была причина, по которой я отказался от своей мечты. Но это подтолкнуло к созданию проекта по борьбе с фобиями, в частности хемофобией, потому что эта тема еще недостаточно изучена, хотя это очень актуальный вопрос в наши дни », — говорит Алена Костянко .

Alyona Kostyanko. Photo c/o the project’s authors Алена Костянко. Фото с авторов проекта

Над проектом работает команда опытных психотерапевтов, в которую входят профессор Евгений Абриталин , доктор наук, председатель Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии и вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации Дмитрий Ковпак PhD и Анна Зотова Кандидат наук.

«Люди ограничивают свое поведение и даже не всегда осознают, что у них есть эта проблема, считая свой образ жизни таким же естественным и нормальным, как любой другой.Они не осознают, что в результате страдает качество их жизни. Граница между принципиальной позицией и химиофобией как расстройством может быть очень тонкой. Цель нашего проекта, помимо прочего, — сделать эту линию более четкой: чтобы профессиональное сообщество понимало, какую помощь они могут оказать, а люди сами понимали, что они могут обратиться за помощью, если они испытают химиофобию на определенный уровень », — комментирует Евгений Абриталин .

Evgeny Abritalin. Photo c/o Evgeny Abritalin Евгений Абриталин.Фото с Евгения Абриталина

Григорий Крутов , кинезиолог и врач Центра профилактической медицины NL-Clinic, был приглашен для дополнительного контроля и разделения волонтеров на группы в зависимости от их уровня хемофобии. Его задача — определить степень прогрессирования хемофобии у добровольцев на основе их телесных и мышечных реакций.

«Если человек указывает, что у него есть определенный страх, но это не подтверждается никакими мышечными реакциями, мы не можем быть на 100% уверены, что у него есть эта фобия.И наоборот, чьи-то телесные реакции могут рассказать нам о большом количестве нюансов в их отношении к этому самому страху, а затем мы можем установить некоторые из их дополнительных триггеров, которые тест мог пропустить в ходе разговора », — отмечает Григорий Крутов .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Сейчас проект находится на первой стадии — отбор волонтеров для индивидуальных занятий. Совместно с психотерапевтами разработан скрининговый тест на выявление первичных признаков хемофобии, по результатам которого респондентам будет предложено присоединиться к проекту.Любой желающий может принять участие, заполнив этот опрос (на русском языке) и, если он того пожелает, оставив свои контактные данные, чтобы команда проекта могла отправить им приглашение присоединиться. Каждый респондент получит индивидуальную обратную связь от команды проекта.

Следующим этапом станет разработка оригинальной психотерапевтической методики — в ее основе будут лежать методы когнитивно-поведенческой терапии и общие принципы работы с фобиями: психологическое воспитание, поведенческие эксперименты, погружение в фобические ситуации.Ключевым инструментом станут продукты виртуальной и дополненной реальности, которые уже зарекомендовали себя на рынке. Позже Центр юзабилити и смешанной реальности Университета ИТМО разработает собственную виртуальную среду, специально ориентированную на химиофобию.

«Наша Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии сотрудничает с авиакомпанией« Россия »и рядом центров, специализирующихся на обучении пилотов путем максимального погружения в виртуальные симуляции реальности. В связи с этим мы накопили обширный и глубокий теоретический и методологический опыт и значительные практические технологические разработки в области виртуальной и дополненной реальности, а также в самых сложных интегрированных средах и технологиях.Мы, конечно, будем рады применить и развить этот опыт в рамках этого интересного проекта, посвященного борьбе с хемофобией », — комментирует Дмитрий Ковпак .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Вышеупомянутая статья швейцарских исследователей выдвинула гипотезу о том, что хемофобия может быть результатом плохой химической и биологической осведомленности и склонности к поспешным выводам. Это также то, что лежит в основе движения противников вакцин и многих других антинаучных концепций, наводняющих массовые и социальные сети.

Вот почему, помимо разработки программы поддержки хемофобиков, проект также направлен на повышение осведомленности — как психологической, так и общей — среди широкой общественности.

«Хемофобия может быть вызвана отсутствием или ненадежностью знаний в области химии, чьей-либо неосведомленностью. Область химии окутана мифами, фейковыми новостями и необоснованными данными, в которые верят многие люди. Например, кто-то посмотрел бы на состав шампуня, увидел в нем сульфаты и решил, что это вредно для его здоровья, хотя единственное, что эти химические вещества действительно делать это для облегчения вспенивания.Мне бы очень хотелось, чтобы наш проект помог людям стать более информированными, узнать больше о химических веществах вокруг нас и перестать их бояться. Ведь химия — неотъемлемая часть нашей жизни », — заключает Алена Костянко .

.

Что такое хемофобия и как с ней бороться в ИТМО

Возможно, вы не слышали о хемофобии, но этот страх перед химическими веществами — гораздо более распространенное явление, чем может показаться на первый взгляд.

В исследовании 2019 года, проведенном среди 5630 жителей восьми европейских стран, 30% респондентов указали, что они боятся химических веществ, а 40% заявили, что хотят жить в мире, где химических веществ вообще не существует.Авторы исследования также обнаружили, что знания большинства людей о мире природы крайне низки: 82% респондентов не знали, что соль, добываемая из моря, и соль, которая синтезируется искусственно, на самом деле одно и то же. химический.

Проблема в том, что хемофобия, в отличие от других широко распространенных фобий, таких как страх перед пауками или страх полета, не так очевидна и выражена. Чаще всего это проявляется в отказе от обработанных пищевых продуктов в пользу натуральных с пометкой «эко» или «фермерское», что может выглядеть как обычная забота о здоровье, или отказ от обычных шампуней и дезодорантов в пользу мыльных корней. и квасцы.В более тревожных случаях хемофобия может заставить кого-то отказаться от всех видов лекарств и прививок, что может стать проблемой не только для самого человека, но и для людей, которые его окружают.

Несмотря на то, что хемофобия уже несколько лет является красной меткой и ее острота очевидна, профессиональное сообщество до сих пор не выработало окончательного мнения о том, как лечить это заболевание. Ситуацию еще больше усложняет то, что ни сами фобики, ни окружающие их люди не могут распознать проявления этой фобии, не видят в этом проблемы и, следовательно, не обращаются за помощью.

The very scary dihydrogen monoxide – plain water – molecule. Credit: planetpailly.com Очень страшная молекула монооксида дигидрогена — обычная вода. Кредит: planetpailly.com

Костюнко Алена , магистрант Кластера ChemBio ИТМО, под руководством Михаил Курушкин , доцент Научно-образовательного центра химического машиностроения и биотехнологий, и при участии Перешивкина Полина , бакалавр факультета из программной инженерии и компьютерных систем, разработала проект психотерапевтического лечения хемофобии.Она включает первичную диагностику, консультацию психотерапевтов и, самое главное, использование виртуальной реальности как основного метода работы.

«Виртуальная реальность используется при лечении многих фобий, включая арахнофобию, боязнь полета, боязнь открытых пространств и высоты и другие. В престижных научных журналах есть целый ряд статей о лечении фобий с помощью виртуальной реальности — это устоявшаяся область исследований. Тем не менее, до сих пор абсолютно никто в мире не предложил способ борьбы именно с хемофобией, хотя необходимость противодействия ей совершенно очевидна.Мы решили, что ИТМО — идеальное место для создания такого междисциплинарного проекта на стыке химического образования, здравоохранения и виртуальных технологий », — делится Михаил Курушкин .

Mikhail Kurushkin Михаил Курушкин

Идея проекта возникла в рамках работы лаборатории химического нейрообразования SCAMT — ее цель заключалась в том, чтобы помочь специалистам в области биологии и химии бороться со своими профессиональными страхами, а именно страхом перед пауками, работа с которыми неизбежна для всех желающих. присоединиться, например, к лаборатории керамических и природных наноматериалов.Но, по словам Михаила Курушкина, эта задача в определенной степени уже решается зарубежными учеными, поэтому исследователи ИТМО решили заняться менее изученной областью.

«Идея борьбы с хемофобией возникла, когда я вспомнил ситуацию из своей жизни: в детстве я хотел стать врачом, но боялся крови, шприцев и уколов. Это была причина, по которой я отказался от своей мечты. Но это подтолкнуло к созданию проекта по борьбе с фобиями, в частности хемофобией, потому что эта тема еще недостаточно изучена, хотя это очень актуальный вопрос в наши дни », — говорит Алена Костянко .

Alyona Kostyanko. Photo c/o the project’s authors Алена Костянко. Фото с авторов проекта

Над проектом работает команда опытных психотерапевтов, в которую входят профессор Евгений Абриталин , доктор наук, председатель Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии и вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации Дмитрий Ковпак PhD и Анна Зотова Кандидат наук.

«Люди ограничивают свое поведение и даже не всегда осознают, что у них есть эта проблема, считая свой образ жизни таким же естественным и нормальным, как любой другой.Они не осознают, что в результате страдает качество их жизни. Граница между принципиальной позицией и химиофобией как расстройством может быть очень тонкой. Цель нашего проекта, помимо прочего, — сделать эту линию более четкой: чтобы профессиональное сообщество понимало, какую помощь они могут оказать, а люди сами понимали, что они могут обратиться за помощью, если они испытают химиофобию на определенный уровень », — комментирует Евгений Абриталин .

Evgeny Abritalin. Photo c/o Evgeny Abritalin Евгений Абриталин.Фото с Евгения Абриталина

Григорий Крутов , кинезиолог и врач Центра профилактической медицины NL-Clinic, был приглашен для дополнительного контроля и разделения волонтеров на группы в зависимости от их уровня хемофобии. Его задача — определить степень прогрессирования хемофобии у добровольцев на основе их телесных и мышечных реакций.

«Если человек указывает, что у него есть определенный страх, но это не подтверждается никакими мышечными реакциями, мы не можем быть на 100% уверены, что у него есть эта фобия.И наоборот, чьи-то телесные реакции могут рассказать нам о большом количестве нюансов в их отношении к этому самому страху, а затем мы можем установить некоторые из их дополнительных триггеров, которые тест мог пропустить в ходе разговора », — отмечает Григорий Крутов .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Сейчас проект находится на первой стадии — отбор волонтеров для индивидуальных занятий. Совместно с психотерапевтами разработан скрининговый тест на выявление первичных признаков хемофобии, по результатам которого респондентам будет предложено присоединиться к проекту.Любой желающий может принять участие, заполнив этот опрос (на русском языке) и, если он того пожелает, оставив свои контактные данные, чтобы команда проекта могла отправить им приглашение присоединиться. Каждый респондент получит индивидуальную обратную связь от команды проекта.

Следующим этапом станет разработка оригинальной психотерапевтической методики — в ее основе будут лежать методы когнитивно-поведенческой терапии и общие принципы работы с фобиями: психологическое воспитание, поведенческие эксперименты, погружение в фобические ситуации.Ключевым инструментом станут продукты виртуальной и дополненной реальности, которые уже зарекомендовали себя на рынке. Позже Центр юзабилити и смешанной реальности Университета ИТМО разработает собственную виртуальную среду, специально ориентированную на химиофобию.

«Наша Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии сотрудничает с авиакомпанией« Россия »и рядом центров, специализирующихся на обучении пилотов путем максимального погружения в виртуальные симуляции реальности. В связи с этим мы накопили обширный и глубокий теоретический и методологический опыт и значительные практические технологические разработки в области виртуальной и дополненной реальности, а также в самых сложных интегрированных средах и технологиях.Мы, конечно, будем рады применить и развить этот опыт в рамках этого интересного проекта, посвященного борьбе с хемофобией », — комментирует Дмитрий Ковпак .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Вышеупомянутая статья швейцарских исследователей выдвинула гипотезу о том, что хемофобия может быть результатом плохой химической и биологической осведомленности и склонности к поспешным выводам. Это также то, что лежит в основе движения противников вакцин и многих других антинаучных концепций, наводняющих массовые и социальные сети.

Вот почему, помимо разработки программы поддержки хемофобиков, проект также направлен на повышение осведомленности — как психологической, так и общей — среди широкой общественности.

«Хемофобия может быть вызвана отсутствием или ненадежностью знаний в области химии, чьей-либо неосведомленностью. Область химии окутана мифами, фейковыми новостями и необоснованными данными, в которые верят многие люди. Например, кто-то посмотрел бы на состав шампуня, увидел в нем сульфаты и решил, что это вредно для его здоровья, хотя единственное, что эти химические вещества действительно делать это для облегчения вспенивания.Мне бы очень хотелось, чтобы наш проект помог людям стать более информированными, узнать больше о химических веществах вокруг нас и перестать их бояться. Ведь химия — неотъемлемая часть нашей жизни », — заключает Алена Костянко .

.

Что такое хемофобия и как с ней бороться в ИТМО

Возможно, вы не слышали о хемофобии, но этот страх перед химическими веществами — гораздо более распространенное явление, чем может показаться на первый взгляд.

В исследовании 2019 года, проведенном среди 5630 жителей восьми европейских стран, 30% респондентов указали, что они боятся химических веществ, а 40% заявили, что хотят жить в мире, где химических веществ вообще не существует.Авторы исследования также обнаружили, что знания большинства людей о мире природы крайне низки: 82% респондентов не знали, что соль, добываемая из моря, и соль, которая синтезируется искусственно, на самом деле одно и то же. химический.

Проблема в том, что хемофобия, в отличие от других широко распространенных фобий, таких как страх перед пауками или страх полета, не так очевидна и выражена. Чаще всего это проявляется в отказе от обработанных пищевых продуктов в пользу натуральных с пометкой «эко» или «фермерское», что может выглядеть как обычная забота о здоровье, или отказ от обычных шампуней и дезодорантов в пользу мыльных корней. и квасцы.В более тревожных случаях хемофобия может заставить кого-то отказаться от всех видов лекарств и прививок, что может стать проблемой не только для самого человека, но и для людей, которые его окружают.

Несмотря на то, что хемофобия уже несколько лет является красной меткой и ее острота очевидна, профессиональное сообщество до сих пор не выработало окончательного мнения о том, как лечить это заболевание. Ситуацию еще больше усложняет то, что ни сами фобики, ни окружающие их люди не могут распознать проявления этой фобии, не видят в этом проблемы и, следовательно, не обращаются за помощью.

The very scary dihydrogen monoxide – plain water – molecule. Credit: planetpailly.com Очень страшная молекула монооксида дигидрогена — обычная вода. Кредит: planetpailly.com

Костюнко Алена , магистрант Кластера ChemBio ИТМО, под руководством Михаил Курушкин , доцент Научно-образовательного центра химического машиностроения и биотехнологий, и при участии Перешивкина Полина , бакалавр факультета из программной инженерии и компьютерных систем, разработала проект психотерапевтического лечения хемофобии.Она включает первичную диагностику, консультацию психотерапевтов и, самое главное, использование виртуальной реальности как основного метода работы.

«Виртуальная реальность используется при лечении многих фобий, включая арахнофобию, боязнь полета, боязнь открытых пространств и высоты и другие. В престижных научных журналах есть целый ряд статей о лечении фобий с помощью виртуальной реальности — это устоявшаяся область исследований. Тем не менее, до сих пор абсолютно никто в мире не предложил способ борьбы именно с хемофобией, хотя необходимость противодействия ей совершенно очевидна.Мы решили, что ИТМО — идеальное место для создания такого междисциплинарного проекта на стыке химического образования, здравоохранения и виртуальных технологий », — делится Михаил Курушкин .

Mikhail Kurushkin Михаил Курушкин

Идея проекта возникла в рамках работы лаборатории химического нейрообразования SCAMT — ее цель заключалась в том, чтобы помочь специалистам в области биологии и химии бороться со своими профессиональными страхами, а именно страхом перед пауками, работа с которыми неизбежна для всех желающих. присоединиться, например, к лаборатории керамических и природных наноматериалов.Но, по словам Михаила Курушкина, эта задача в определенной степени уже решается зарубежными учеными, поэтому исследователи ИТМО решили заняться менее изученной областью.

«Идея борьбы с хемофобией возникла, когда я вспомнил ситуацию из своей жизни: в детстве я хотел стать врачом, но боялся крови, шприцев и уколов. Это была причина, по которой я отказался от своей мечты. Но это подтолкнуло к созданию проекта по борьбе с фобиями, в частности хемофобией, потому что эта тема еще недостаточно изучена, хотя это очень актуальный вопрос в наши дни », — говорит Алена Костянко .

Alyona Kostyanko. Photo c/o the project’s authors Алена Костянко. Фото с авторов проекта

Над проектом работает команда опытных психотерапевтов, в которую входят профессор Евгений Абриталин , доктор наук, председатель Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии и вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации Дмитрий Ковпак PhD и Анна Зотова Кандидат наук.

«Люди ограничивают свое поведение и даже не всегда осознают, что у них есть эта проблема, считая свой образ жизни таким же естественным и нормальным, как любой другой.Они не осознают, что в результате страдает качество их жизни. Граница между принципиальной позицией и химиофобией как расстройством может быть очень тонкой. Цель нашего проекта, помимо прочего, — сделать эту линию более четкой: чтобы профессиональное сообщество понимало, какую помощь они могут оказать, а люди сами понимали, что они могут обратиться за помощью, если они испытают химиофобию на определенный уровень », — комментирует Евгений Абриталин .

Evgeny Abritalin. Photo c/o Evgeny Abritalin Евгений Абриталин.Фото с Евгения Абриталина

Григорий Крутов , кинезиолог и врач Центра профилактической медицины NL-Clinic, был приглашен для дополнительного контроля и разделения волонтеров на группы в зависимости от их уровня хемофобии. Его задача — определить степень прогрессирования хемофобии у добровольцев на основе их телесных и мышечных реакций.

«Если человек указывает, что у него есть определенный страх, но это не подтверждается никакими мышечными реакциями, мы не можем быть на 100% уверены, что у него есть эта фобия.И наоборот, чьи-то телесные реакции могут рассказать нам о большом количестве нюансов в их отношении к этому самому страху, а затем мы можем установить некоторые из их дополнительных триггеров, которые тест мог пропустить в ходе разговора », — отмечает Григорий Крутов .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Сейчас проект находится на первой стадии — отбор волонтеров для индивидуальных занятий. Совместно с психотерапевтами разработан скрининговый тест на выявление первичных признаков хемофобии, по результатам которого респондентам будет предложено присоединиться к проекту.Любой желающий может принять участие, заполнив этот опрос (на русском языке) и, если он того пожелает, оставив свои контактные данные, чтобы команда проекта могла отправить им приглашение присоединиться. Каждый респондент получит индивидуальную обратную связь от команды проекта.

Следующим этапом станет разработка оригинальной психотерапевтической методики — в ее основе будут лежать методы когнитивно-поведенческой терапии и общие принципы работы с фобиями: психологическое воспитание, поведенческие эксперименты, погружение в фобические ситуации.Ключевым инструментом станут продукты виртуальной и дополненной реальности, которые уже зарекомендовали себя на рынке. Позже Центр юзабилити и смешанной реальности Университета ИТМО разработает собственную виртуальную среду, специально ориентированную на химиофобию.

«Наша Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии сотрудничает с авиакомпанией« Россия »и рядом центров, специализирующихся на обучении пилотов путем максимального погружения в виртуальные симуляции реальности. В связи с этим мы накопили обширный и глубокий теоретический и методологический опыт и значительные практические технологические разработки в области виртуальной и дополненной реальности, а также в самых сложных интегрированных средах и технологиях.Мы, конечно, будем рады применить и развить этот опыт в рамках этого интересного проекта, посвященного борьбе с хемофобией », — комментирует Дмитрий Ковпак .

Credit: shutterstock.com Кредит: shutterstock.com

Вышеупомянутая статья швейцарских исследователей выдвинула гипотезу о том, что хемофобия может быть результатом плохой химической и биологической осведомленности и склонности к поспешным выводам. Это также то, что лежит в основе движения противников вакцин и многих других антинаучных концепций, наводняющих массовые и социальные сети.

Вот почему, помимо разработки программы поддержки хемофобиков, проект также направлен на повышение осведомленности — как психологической, так и общей — среди широкой общественности.

«Хемофобия может быть вызвана отсутствием или ненадежностью знаний в области химии, чьей-либо неосведомленностью. Область химии окутана мифами, фейковыми новостями и необоснованными данными, в которые верят многие люди. Например, кто-то посмотрел бы на состав шампуня, увидел в нем сульфаты и решил, что это вредно для его здоровья, хотя единственное, что эти химические вещества действительно делать это для облегчения вспенивания.Мне бы очень хотелось, чтобы наш проект помог людям стать более информированными, узнать больше о химических веществах вокруг нас и перестать их бояться. Ведь химия — неотъемлемая часть нашей жизни », — заключает Алена Костянко .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.