Характер демонстративный: Демонстративный тип личности | Статья на Psysovet.ru

Содержание

Демонстративный характер

Краткий очерк описывает истерическую и демонстративную личность – её черты и поведение. Характерно, что первые признаки такого типа личности появляются ещё у детей и впоследствии сохраняются. Хорош ли этот тип личности или его нужно перестраивать в детстве – спорный вопрос, который каждый родитель должен решить самостоятельно.

Источник: Журнал «Твоё здоровье» (выпуск XII). – М.: Знание, 1991. – 32 с. – (Нар. ун-т. Факультет «Твоё здоровье»; №12). ISBN 5-07-002218-0.
Автор текста: профессор Карл Леонгард (21.03.1904-23.04.1988), выдающийся немецкий психиатр.

Демонстративный характер.

Как правило, человек не станет сам себя расхваливать, даже если ему этого очень хочется, ему помешает страх перед осуждением окружающих, которые привыкли считать, что вопрос о том, заслуживает ли человек похвалы, должен решать не он сам.

Демонстративная личность способна вытеснять из сознания подобные преграды и свободно наслаждаться теми похвалами, которые она сама себе создаёт, или той гордой позицией, которую она занимает. Рядом со своими словами самовосхваления обычно возникают поступки, вызванные тщеславием, т.е. стремлением вызвать у окружающих внимание, проникнутое уважением.

Эти черты можно увидеть уже в детстве, наблюдая детей, которые любят читать вслух или декламировать стихи, соблюдая при этом точную интонацию, подсказанную исторической способностью вживаться в чужой образ.

Примерно то же самое видно и в детских спектаклях. Обычно человек стыдится заметно выделяться среди окружающих и превращаться в центр всеобщего внимания: даже если это происходит в результате заслуг, он стыдится.

Демонстративная личность вытесняет из своего сознания подобное сдерживающие соображения и обладает способностью безо всяких сомнений выдвигаться на первый план и наслаждаться своим положением. Даже если это внимание не носит целиком положительного характера, а окрашено отчасти пренебрежением, истерик может пренебречь этим с такой лёгкостью как никто другой.

Понятие «тщеславие», которое мы вводим для обозначения этой наклонности, вызывает у нас особенно сильные представления о желании быть в центре всеобщего внимания. Необходимо, разумеется, подтвердить, что это очень характерно для истериков…

То же самое можно сказать о самооплакивании демонстративных личностей… Врачам хорошо знакомо типичное поведение пациентов, оплакивающих самих себя. Им каждый день приходится наблюдать его у пациентов, которые постоянно говорят, что они испытывают непереносимые боли, что находились или находятся в данный момент в состоянии полной прострации, хотя при этом пациент может в полном здравии сидеть против врача, являя все признаки хорошего самочувствия. Тяжесть страдания подчеркивается не только словами, но также жестами и мимикой.

Обычно самооплакивание сочетается с самовосхвалением. Пациент утверждает, что, хотя изо всех сил, напрягая свою волю, пытался выстоять, ему все же пришлось сломиться под тяжестью своего мнимого заболевания.
Большая приспособляемость к окружающим принадлежит к важным чертам демонстративных личностей. В профессиях, которые требуют способности вжиться в психику другого человека, люди с истерической чертой характера могут работать особенно успешно.

Работая, например, продавцами в магазине, они, как правило, прекрасно умеют по-разному подходить к покупателям, учитывая характеры последних. Эта способность, вероятно, основывается на том, что они очень хорошо умеют отрекаться от самих себя и от своего собственного характер. Они могут полностью отвлечься от того, приятен им тот человек, с которым они имеют дело, или неприятен, присущи ли ему взгляды, сходные с их собственными, стоит ли он на такой же жизненной позиции, как они, или представляет собой личность иного склада.

Обычно человек реагирует на окружающее в духе своего собственного характера, который далеко не всегда согласуется с характерами других людей. Демонстративные личности, напротив, могут полностью отречься от самих себя, могут легко войти в положение другого человека, проявляя по отношению к нему готовность сделать все, что только может быть ему приятно. Этим объясняется способность демонстративных личностей завоевывать расположение окружающих.

Дети, в характере которых присутствует истерическая черта, очень часто становятся «паиньками», которым прощают их редкие проступки. На самом деле эти проступки не так уж редки, просто они совершаются там и тогда, где и когда воспитатель не может их заметить. По отношению к нему такой ребенок проявляет лишь приветливость и послушание.

По отношению же к своим сверстникам и другим взрослым «паинька» очень часто оказывается маленьким эгоистом. Истерические дети враждуют со своими соперниками в школе, причем особенно часто нечестными способами. Воспитатель, со стороны которого такой ребенок пользуется любовью, а потому и доверием, охотно выслушивает его жалобы, если он сообщает что-нибудь плохое об остальных детях.

Тайные фискалы среди детей, как правило, люди демонстративного характера. Такое поведение продолжается и во взрослом состоянии. Хорошая приспособляемость к окружающим помогает им быстро обзаводиться друзьями, по отношению к которым они проявляют свое дружелюбие, скрывая другие черты своего характера. В трудных ситуациях и при столкновении с трудными людьми эта способность часто помогает сглаживанию конфликта. Так, например, брак может сложиться благоприятно именно потому, что одному из партнеров свойственна демонстративная способность к приспособлению.

Особенно следует подчеркнуть то обстоятельство, что истерический характер оказывает благотворное влияние на способности в сфере искусства. Я имею, прежде всего, в виду профессию актера.

Патологические лжецы и аферисты являются актерами, только играют они свои роли не для того, чтобы доставить людям радость, а для того, чтобы их обмануть. Понятно, что человек, который так хорошо играет свою роль, что ему удается ввести окружающих в заблуждение, мог бы играть на сцене.

Правда, у истерических актеров, несмотря на их способности, часты случаи ухода со сцены, связанные с тем, что актер, если он хочет иметь успех, должен много трудиться…

Менее понятно, почему истерическая черта характера идет на пользу не только актёрам, но и людям других областей искусства. Но с одной стороны, для всех художников, к которым я в широком смысле этого слова отношу писателей, чрезвычайно полезна способность вжиться в то, что они изображают, если, например, поэт живет в том же образе, который он создает.

С другой стороны, демонстративный характер идет на пользу фантазии, которая возникает из свободного образа мыслей.

Более подробно об авторах этой статьи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените материал

Демонстративный характер — Студопедия

Основная черта демонстративного характера — большая способ­ность вытеснять рациона-льный, критический взгляд на себя и, как следствие этого, демонстративное, немного «актерское» поведение.

Очевидно, это вытеснение связано с развитой эмоциональностью, яр­ким воображением, сла-бостью логики, неспособностью воспринимать собственное поведение со стороны, низкой самокри-тичностью. Человек с демонст­ративным характером легко имитирует поведение других людей. Он может выдавать себя за того, каким его хотели бы видеть. Обычно такие люди имеют широкий круг контактов; как правило, если их отрицательные черты развиты не слишком ярко, их любят.

Стремление к успеху, желание хорошо выглядеть в глазах окру­жающих настолько ярко пре-ставлено в этом характере, что возни­кает впечатление, что это — главная и чуть ли не единственная черта. Однако это не так. Ключевой чертой является все же неспособ­ность в определенные момен-ты времени критически взглянуть на себя со стороны. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, что изображают демонстративные личности в других ситуациях. Напри­мер, увлеченные ролью больного. Или, бравируя своим якобы амо­ральным поведением, демонстрируют распущен-ность и т. д. В этих случаях, независимо от стремления к успеху в другой ситуации, они могут нагова-ривать на себя то, что с позиций предыдущей роли явно невыгодно. Однако соотнесения одного с другим не происходит, про­исходит лишь переключение с одной роли на другую. С разными людьми такой человек может вести себя по-разному, в зависимости от того, каким его хотели бы видеть.



С опытом и при наличии способностей лица демонстративного характера хорошо различают особенности других людей. Они видят отношение к себе, подстраиваются под него и пытаются им управ­лять. Надо заметить, что нередко это им удается. Они вырабатыва­ют к себе то отношение, какое хотят, иногда активно манипулируют людьми. Нарастание черт подобного рода, особенно сочетающееся с невысоким уровнем интеллекта и неудовлетворительным воспита­нием, может привести к авантюризму. Пример тому — небезызвест­ные ситуации с «доставанием» дефицита, скажем, автомашин. Обма­нутых людей в таких случаях подводит то, что они ориентируются на внутренние критерии оценки лжи — пытаются определить, нет ли во внутреннем мире авантюриста каких-либо настораживающих де­талей: смущения, несогласованности представлений и т. п., которые позволили бы им заподозрить его во лжи. Но так как авантюрист после вхождения в роль сам внутренне не чувствует лжи, то люди при оценке его поведения легко могут обманываться.


«Развитая» демонстративная личность, если так можно выра­зиться, формирует и свое мировоззрение, ловко «выдергивая» из при­нятых взглядов то, что более всего подходит к типу характера. Усва­ивается, например, тезис о ложной скромности, о допустимости по­хвалы в свой адрес, отвергается косность, рационализм окружаю­щих, допускаются намеки на свою избранность.

Трудно придется такому человеку, если он попадет в коллектив, не учитывающий его личностно-психологического своеобразия. Если же окружающие холод­ны, формальны, не замечают его, человек начинает вести себя демон­стративно: привлекает к себе внимание, разыгрывает сцены, что обык­новенно осуждается окружающими.

Распознав демонстративный характер, следует «вводить поправ­ку» в его обещания: ведь часто это связано с саморекламой и вхож­дением в роль человека, который «все может». Необходимо чувство­вать, где проявляется условность игры, а где речь идет о реальном положении дел.

Такому человеку можно поручить, например, рекламу продук­ции, если другие черты личности не будут этому противоречить. Хо­рошо, если человек с демонстративным характером будет получать удовлетворение не только от основной работы, но и участвовать в художественной самодеятельности: в этом случае он даст выход своим природным задаткам.

Большое значение для позитивной перестройки такой лично­сти имеет стремление развить у себя противоположные черты — умение себя сдерживать, контролировать, направлять свое поведе­ние в нужное русло и т. п. Отвлеченное мышление позволяет смот­реть на себя со стороны, критически оценивать свое поведение, сопоставлять факты, прослеживать «надситуационную» линию поведения. Если демонстративность в достаточной степени урав­новешивается противополо-жными чертами, человеку доступно многое: и умение анализировать факты, и способность про-сматри­вать в воображении целые картины, сценарии возможного разви­тия сегодняшней ситуа-ции, умение подмечать детали поведения людей и точно реагировать на них и т.п. При этом условии де­монстративный характер в большей степени проявляется своими позитивными чертами.

Демонстративный характер (истерик). О характерах людей

Демонстративный характер (истерик)

Клинически выразительно, в естественнонаучном духе, в своей патологической (психопатической) выраженности (истерический психопат, или истерик) этот склад описан П.Б. Ганнушкиным (1909, 1933).

Существо демонстративного склада (радикала) – в склонности увлеченным позированием тешить свое уязвимое честолюбие, тщеславие. Такое получается благодаря обычной здесь более или менее красочной чувственности с богатой вытеснительной защитой. Красками воображения возможно, угодно своим желаниям, невольно-бессознательно исказить реальность, вытолкнуть своей живейшей самовнушаемостью неприятное событие из сознания в бессознательное, не в состоянии критически, объективно посмотреть на себя в это время сбоку.

Вообще сильная вытеснительная защита практически исключает глубинность-сложность мысли, переживания и, значит, серьезную способность критически относиться к себе. Этой вытеснительной зависимостью мыслей, взглядов от существенно поправляющих, изменяющих в противоположные стороны мышление чувств демонстративный человек может быть и глуп, и тоже по-своему счастлив, защищен.

Так, ухаживая за больным мужем, недовольная таким «гнусным» занятием, истеричка поминутно упрекает, оскорбляет этого беспомощного человека, жалуясь вслух на свою «горькую» судьбу сиделки, а через несколько дней на его могиле, с чистым сердцем, благополучно вытеснив прежние упреки мужу, причитает-рыдает так, будто готова была бы еще целый век терпеливо за ним ухаживать. Сама же она от инфантильной своей бестревожности не боится никаких страшных болезней: все могут ими заболеть, но только не она; все умрут, но только не она. Сангвиничке, так же склонной к вытеснительной эмоциональной защите, изначальная тревожность все же не дает так надежно-искусно вытеснять из сознания неугодное, травмирующее.

Позирование (демонстративность) – суть стремление выставляться, привлекать к себе внимание неприкрыто-внешними, порою даже крикливыми средствами. Позирование (демонстративность) сказывается не только в особых, позирующих телодвижениях, но и в вызывающем (властно выставляющем себя) поведении, в слишком яркой одежде, или, например, в чересчур короткой юбке при очень толстых ногах, которые как раз нужно бы прятать.

Позирование сказывается и в стремлении демонстративно «приукрашивать», преувеличивать свою болезнь, даже серьезную. За истерическую позу (демонстрация) возможно, конечно, принять и приятное многим милое сангвиническое кокетство, синтонную яркость одежды и косметики, утонченно-мягкую живую демонстративность портретов синтонного Кипренского – но это все дышит естественностью, непосредственной радостью жизни, даже если порою и грубовато. Аутистичностью (концептуальностью) проникнута вычурно-экстравагантная «поза», одежда замкнуто-углубленного (шизоидного) человека. В истинной, истерической позе нет синтонной или аутистической цельности-глубинности, психастенической гиперкомпенсации, таящей в себе изначальную неуверенность. На то она и поза, драпировка, что не имеет под собою достаточно глубокого, сложного переживания, естественной (теплой) чувственности или символически-духовного, сказочно-божественного. Истинная поза демонстративного холодновата, а то и со «стервозинкой», ниточкой колкого холодка, отличающего капризное жеманство от милого кокетства. Сангвиническая типичная женщина-«крошка» и психастеническая женщина-«кисель» всегда теплее своей естественностью или неуверенностью, чем холодноватая истерическая «львица».

Холодноватость демонстративного человека может быть напряжена болью непризнанности от невнимания людей к своей особе, завистливостью, эгоистичностью. Очень многие несведущие люди верят в душевные сложные богатства демонстративных (истериков), в глубину их восторгов не только тогда, когда эти демонстративные – актеры на сцене, но и в повседневной жизни, когда они, например, по известному выражению аутистически-язвительного к истерикам Ясперса (1913; 1997, с. 538), невольно стремятся переживать больше, чем способны пережить. Это, конечно же, есть проявление душевной незрелости (инфантилизма – вечного детства), как и многое другое в таком человеке.

Душевный инфантилизм сказывается не только склонностью ко всяческому позированию, стремлением приукрасить свои переживания, показаться загадочно-необыкновенным, но и в неспособности достаточно глубоко и сложно думать-анализировать при бунинской красочной образности, в способности ярко-пряно, красочно-воспаленно чувствовать-ощущать. Наконец, высокая внушаемость ребенка или незрелого взрослого несет в себе стихийное несовершенное противоядие-защиту от себя самое в виде бессмысленного упрямства. Многие из демонстративных (истериков) способны и в детстве подробно-живо подражать серьезным людям. Этим они и кажутся преждевременно взрослыми.

Демонстративные (истерики), случается, представляют и аутистические переживания, поведение. Замкнуто-углубленные, однако, как отмечено выше, обычно тут же, с язвительными улыбками, разоблачают эту демонстративную псевдоаутистичность.

Некоторые демонстративные (истерики) так назойливо, с массой извинительных предисловий, демонстрируют свою «застенчивость», «совестливость», что не разбирающиеся в характерах люди принимают это за чистую монету болезненно-нравственного переживания. Даже большим горем (например, смертью единственного ребенка) истеричка нередко «депрессивно»-демонстративно упивается или трагически-томно смакует его, как дорогое вино. Истеричка может искусно-лукаво играть-лгать о мучительной для нее бедности, как теккереевская расчетливая лжица Ребекка Шарп («Ярмарка тщеславия»), или грубовато-жалобно притворяться безмерно несчастной, как чеховская «слабая, беззащитная» старуха Мерчуткина, которая «кофей сегодня пила и без всякого удовольствия» («Юбилей»).

Трудно говорить о мироощущении демонстративных, поскольку оно тоже здесь основано на самовнушении, способности верить в то, во что хочется верить, оно декоративно (от мистики до вульгарного материализма), в соответствии с возможностью восхитить, удивить или даже разозлить зрителей, читателей, которыми для такого человека становятся, в сущности, все окружающие его люди и даже он сам. Вообще о мироощущении здесь можно говорить так же условно, зависимо от обстоятельств, как и о мироощущении детей. Как и дети, демонстративные (истерики), за некоторыми исключениями, есть народные сказочники, язычники, неспособные к сложным духовно-абстрактным представлениям-переживаниям Бога, к сложному философскому идеализму.

Встречаются иногда демонстративные (истерики), создающие впечатление умных, утонченно-сложных, живущих внутренней потаенной жизнью, даже малоразговорчивых людей. Однако это только впечатление загадочности, объясняющее их способность играть и сложные роли, прикрываясь при этом цитатами, наукообразными (в науке) или просто заимствованными словами, и даже малословием, которое тоже может быть позой. Чуть заговорит такой человек по-своему (не по роли) – и исчезает впечатление самобытности, духовной сложности, анализа. Ничего порою тогда не остается, кроме банальностей, «умных» очков и напыщенно-важной гримасы на лице.

Но многим демонстративным присущи красочная образность, поэтичность, юношеский лиризм. Тут могут быть по-своему лирически-томные эстрадные таланты (Вертинский), элегантно позирующие поэты (Северянин), живописцы, на великолепных картинах которых все и вся постоянно красиво позируют, даже погибая, как на брюлловском полотне «Последний день Помпеи».

Есть среди демонстративных (истериков) и немало людей чувственно-расчетливых, холодновато-капризных в своей загадочности. Они, например, жестковато прекращают отношения даже с близкими родственниками, если те уже не входят по каким-то причинам в круг их карьеристических интересов.

Все же, как и большинство детей, демонстративные (истерики) по природе своей есть чаще реалисты-чувственники. Вспоминаю, как одна истерическая дама в группе творческого самовыражения, сравнивая «Спящую Венеру» Джорджоне с «Рождением Венеры» Боттичелли, выбрала как созвучную себе первую картину и сказала с убежденностью, что вот главное в жизни, то есть «хлеб», а остальное, всякие там поэтические тонкости – это уже потом. И в старости писатели истерического склада обычно продолжают писать так же чувственно-реалистически, как в юности, без одухотворенности-анализа. Даже если они гениальны своей юношеской чувственностью, как Бунин.

Безнравственные истерики (психопаты), дабы как-то звучать на сцене жизни, иметь зрителей, поклонников, клевещут и вершат в разных размерах геростратово зло, плетут интриги, пишут анонимки, наказывая так (порою жестоко) за невнимание к ним или насмешки.

В молодости многие из демонстративных (истериков) удивляют, особенно сверстников, живостью мысли, чувства, богатой памятью, сообразительностью. В юноше трудно бывает усмотреть на всем этом налет истерической театральности, отсутствие подлинной, углубленной самобытности. От них многого ждут в зрелости, а продолжается все та же юношеская живость-театральность-капризность, соединенная обычно с довольно высоким, «пожизненным» «юношеским» сексуальным влечением, что побуждает к бурному сексуальному разнообразию с последующими житейскими неприятностями. Однако красочное вытеснение неугодного из сознания, способность уверить себя, что это все необходимо для творчества, здоровья и т. д., – освобождает демонстративного (истерика) от чувства вины перед тем, кто им оставлен и мучается. Чувство этих мужчин и женщин нередко внешне мягкое, нежное, теплое, красивое, но, если присмотреться, – детски несложное-неглубокое, навсегда незрелое, подернутое колко-капризным прозрачным холодком. Телосложение может быть детски миниатюрным, а может быть и весьма грузным, с ранней лысиной, но душа неуемно-юношеская, любвеобильная – вплоть до инсультов в дряхлости.

Любвеобильность у истерических женщин нередко бывает лишь внешне-театральной, флиртовой, без способности упоенно-чувственно соединиться с возлюбленным. Эту утонченную, тронутую красивым ледком эротическую игру холодной (фригидной) истерички с замечательным проникновением изобразил Мопассан в романе «Наше сердце». Но ведь в этом и трагедия такой, в сущности, несчастной женщины.

Демонстративные (истерики) – всегда вечные дети (юноши) неустойчивостью, капризностью своих чувств (легкочувствием), сравнительным легкомыслием, пылкой образностью, стремлением «выставляться», быть в центре внимания, склонностью к бессмысленному упрямству от высокой внушаемости, к юношеской картинной пессимистичности. Потому и нетрудно (обычно!) расположить к себе такого человека, сердитого за что-то на нас, восхитившись им в том, в чем, действительно, возможно искренне сказать ему это доброе. И тогда многие из них мягчают, добреют, даже те, в ком ясно проглядывает чувственно-хищное.

Так часто клянут демонстративных, смеются-потешаются над ними. Но ведь многие из них приносят людям прекрасные (в том числе и целебностью своей) театральные, эстрадные, поэтические, живописные радости, освежают вечной детскостью, учат живым подробностям чувственной жизни, замечательным именно своей несерьезностью-незрелостью. А дефензивные демонстративные (истерические) женщины способны на сцене жизни на незаурядное самопожертвование ради повседневного спасения тяжелого алкоголика-мужа или душевнобольного родственника, если, конечно, знакомые, близкие постоянно восхищаются их небывалым подвигом, редким терпением и т. д.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Демонстративный характер — Мегаобучалка

Основная черта демонстративного характера — большая способность вытеснять рациональный, крити­ческий взгляд на себя и, как следствие этого, демонст­ративное, немного «актерское» поведение.

«Вытеснение» широко проявляется в психике че­ловека, особенно ярко —у детей. Когда ребенок игра­ет, скажем, в машиниста электровоза, он может на­столько увлечься своей ролью; что, обратись вы к нему не как к машинисту, а по имени, он может оби­деться. Очевидно, это вытеснение связано с развитой эмоциональностью, ярким воображением, слабостью логики, неспособностью воспринимать собственное поведение со стороны, низкой самокритичностью. Все это иногда сохраняется и у взрослых. Человек, наде­ленный демонстративным характером, легко имити­рует поведение других людей. Он может выдавать себя за того, каким его хотели бы видеть. Обычно такие люди имеют широкий круг контактов; как правило, если их отрицательные черты развиты не слишком ярко, их любят.

Стремление к успеху, желание хорошо выглядеть в глазах окружающих настолько ярко представлено в этом характере, что возникает впечатление, что это -— главная и чуть ли не единственная черта. Однако это не так. Ключевой чертой является все же неспособ­ность в определенные моменты времени критически взглянуть на себя со стороны. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, что изображают демонстратив­ные личности в других ситуациях. Например, увлечен-

ные ролью больного. Или, бравируя своим якобы амо­ральным поведением, демонстрируют распущенность и т. д. В этих случаях, независимо от стремления к ус­пеху в другой ситуации, они могут наговаривать на себя то, что с позиций предыдущей роли явно невы­годно. Однако соотнесения одного с другим не проис­ходит, происходит лишь переключение с одной роли на другую. С разными людьми такой человек может нести себя по-разному, в зависимости от того, каким его хотели бы видеть.

С опытом и при наличии способностей лица де­монстративного характера хорошо различают особен­ности других людей. Они видят отношение к себе, подстраиваются под него и пытаются им управлять. Надо заметить, что нередко это им удается. Они выра­батывают к себе то отношение, какое хотят, иногда активно манипулируют людьми.

Нарастание черт подобного рода, особенно соче­тающееся с невысоким уровнем интеллекта и неудов­летворительным воспитанием, может привести к аван­тюризму. Пример тому — небезызвестные ситуации с «доставанием» дефицита, скажем, автомашин. Обма­нутых людей в таких случаях подводит то, что они ори­ентируются на внутренние критерии оценки лжи — пытаются определить, нет ли во внутреннем мире аван­тюриста каких-либо настораживающих деталей: сму­щения, несогласованности представлений и т. п., кото­рые позволили бы им заподозрить его во лжи. Но так как авантюрист после вхождения в роль сам внутрен­не не чувствует лжи, то люди при оценке его поведе­ния легко могут обманываться.

«Развитая» демонстративная личность, если так можно выразиться, формирует и свое мировоззрение, ловко «выдергивая» из принятых взглядов то, что бо­лее всего подходит к типу характера. Усваивается, на­пример, тезис о ложной скромности, о допустимости похвалы в свой адрес, отвергается косность, рациона­лизм окружающих, допускаются намеки на свою из­бранность.

Трудно придется такому человеку, если он попа­дет в коллектив, не учитывающий его личностно-психологического своеобразия. А ведь такое своеобразие действительно есть! Если же окружающие холодны, формальны, не замечают его, человек начинает вес­ти себя демонстративно: привлекает к себе внима­ние, разыгрывает сцены, что обыкновенно осужда­ется окружающими. Но скажите, как еще человек, живущий образами, может показать своеобразие своих переживаний? Не через образы ли? Очевид­но, что возникшую в этих случаях игру следует так и воспринимать.

Распознав демонстративный характер, следует «вводить поправку» в его обещания: ведь часто это связано с саморекламой и вхождением в роль челове­ка, который «все может». Необходимо чувствовать, где проявляется условность игры, а где речь идет о реаль­ном положении дел.

Такому человеку можно поручить, например, рек­ламу продукции, если другие черты личности не будут этому противоречить. Хорошо, если человек с демон­стративным характером будет получать удовлетворе­ние не только от основной работы, но и участвовать в художественной самодеятельности: в этом случае он даст выход своим природным задаткам.

Большое значение для позитивной перестройки такой личности имеет стремление развить у себя про­тивоположные черты — умение себя сдерживать, кон­тролировать, направлять свое поведение в нужное русло и т. п. Отвлеченное мышление позволяет смот­реть на себя со стороны, критически оценивать свое поведение, сопоставить факты, прослеживать «надситуационную» линию поведения.

Если демонстративность в достаточной степени уравновешивается противоположными чертами, че­ловеку доступно многое: и умение анализировать факты, и способность просматривать в воображении целые картины, сценарии возможного развития се­годняшней ситуации, умение подмечать детали по­ведения людей и точно реагировать на них и т. п. При этом условии демонстративный характер в большей степени проявляется своими позитивными чертами.

Демонстративный характер, истерическая акцентуация — коррекция

Продолжение программ психо-коррекции характера Сегодня рассмотрим демонстративный характер, или истероидную (истерическую) акцентуацию.

Психо-коррекция демонстративного характера, истероидной акцентуации

Демонстративный характер характеризуется повышенной способностью к вытеснению (см. механизмы психологической защиты), демонстративностью поведения, живостью, подвижностью, легкостью в установлении контактов.

Истероид склонен к фантазерству, лживости и притворству, направленным на приукрашивание своей персоны, авантюризму, артистизму, позерству.

Человеком с демонстративным характером движет стремление к лидерству, потребность в признании, жажда постоянного внимания к себе, жажда власти, похвалы.

Демонстративный, театральный характерДемонстративный, театральный характер
Истероидный характер демонстрирует высокую приспособляемость к людям, эмоциональную лабильность (легко меняет настроение) при отсутствии глубоких чувств склонность к интригам.

У демонстративной, истерической акцентуации характера отмечается беспредельный эгоцентризм, жажда восхищения, сочувствия, почитания, удивления.

Самооценка далека от объективности, личность с демонстративным характером может раздражать своей самоуверенностью и высокими притязаниями. Активный провокатор конфликтов, при той же активности к защите.

Истероидная личность, обладая высокой способностью к вытеснению, может полностью забыть то, о чем он не желает знать. Это развязывает его во лжи.

Обычно он врет с невинным лицом, потому что то, о чем он говорит в данный момент для него и есть правда.

Человек с демонстративной акцентуацией характера способен увлечь других неординарностью мышления и поступков.

Демонстративная акцентуация характера — психо-коррекция

Психотренинг-упражнения по изменению истероидного характера

1) Флегматик.
Вам нетрудно перевоплотится в человека с другим темпераментом, например, флегматика. Возьмите себе за правило некоторое время быть флегматиком.

Говорите ровным и тихим голосом, медленно и спокойно, обдумывая свои слова. Также сдержанно ведите себя с другими людьми.

Начните с десяти минут в течении дня и доведите до двух-трех часов.

Обязательно проанализируйте какие чувства и ощущения Вы испытывали, общаясь с людьми в этой роли.

2) Репортер.
Еще одна популярная роль для психокоррекции демонстративного характера – репортер.

Самостоятельно, специально выберите источник информации, обработайте ее и спокойным и ровным голосом передайте эту информацию (как бы) в редакцию.

Играйте роль репортера два-три раза в день, особенно тогда, когда Вам захочется рассказать о своем очередном достижении.

3) Тимуровец.
Если кто забыл, напоминаю, что тимуровцы это ребята, которые делают добрые дела и никому об этом не говорят. Итак, играйте эту роль по нескольку раз в день.

Сделайте кому-нибудь доброе дело так, что бы человек не узнал, что это сделали именно Вы. И постарайтесь не говорить ему об этом.

Понаблюдайте за его реакцией, вместе с ним удивитесь и обрадуйтесь, но ни за что не говорите, кто это сделал.

4) Золушка.
Как бы Вам не было трудно, во время вечеринки или в дружеской компании целый час (а лучше – два, а еще лучше – три) постарайтесь сидеть в стороне, молча наблюдая за всем происходящим.

При этом Вас, конечно, будут просить принять самое активное участие в общем веселье, но Вы сошлитесь на потерю «хрустальной туфельки» и оставайтесь в стороне.

В это время постарайтесь понаблюдать за присутствующими. Как они себя ведут? Что делают? Как говорят? Не узнаете ли Вы себя в некоторых из них?

Если да, то может что-то захочется изменить в себе?

Выполняя программу психокоррекции характера Вы сможете нивелировать многие отрицательные черты характера, что в свою очередь приведет Вас к успеху и достижениям в жизни.

Упражнения для изменения других акцентуаций:

Психокоррекция застревающей акцентуации (психологическая защита «Проекция»)

Коррекция тревожного и эмотивного характера (механизм защиты «Подавление» для тревожного типа и «Компенсация» для эмотивного)

Изменение гипертимной и гипотимной акцентуации («Отрицание», «Компенсация»)

Улучшение педантичного характера («Интеллектуализация»)

Психокоррекция демонстративной акцентуации характера (защита «Отрицание»)

Коррекция экзальтированного и циклотимного характера («Реактивное образование», «Регрессия»)

Изменение возбудимого характера («Замещение»)

Узнайте свой характер — Психодиагностика и тестирование:

Тест на акцентуацию характера

Тест на психологический тип личности

Тест на социальный тип

Тест на психологическую защиту (индекс жизненного стиля)

Служба знакомств. Демонстративный характер. Серьезные знакомства и серьезные отношения. Элитные знакомства для серьезных отношений в Москве

Ядро характера

 

          Данный характер обычно описывается под названиями: театральный или «требующий признания». Ядром характера является эгоцентризм на фо­не дисгармонического инфантилизма. Эгоцентризм — это стремление, во многом бессознательное, во что бы то ни стало обращать на себя внимание. Как попасть в центр человеческого внимания? Глубокий талантливый человек оказывается там невольно, так как люди сами обращают на него внимание в силу значительности его личности и высо­ких творческих достижений. Сам он, обычно, не стремится в центр внимания, порой, ему бывает там даже неловко. Ча­сто ему претит, мешает популярность и связанная с ней шу­миха вокруг его персоны. По контрасту с этим легче понять демонстративного чело­века. Он жаждет быть в центре внимания и при этом мало­разборчив в средствах, более того, у него имеются свои средства. Главное из них — демонстративность, то есть стремление всячески выставлять себя, как бы выходя из среды незаметных зрителей на сцену. Эту особенность на­зывают иногда театральностью. Демонстративный человек пытается казаться больше, чем он есть на самом деле, а порой даже больше, чем мог бы быть.

 

         Ниже перечислены некоторые возможные формы демонстрации, то есть способы привлечения к себе внимания (встречаются далеко не все, много зависит от уровня развития человека и сопутствующих радикалав в характере).

 

         1. Резкие или неожиданные в данной ситуации дейст­вия (споткнуться, уронить стакан и т. д.).

 

         2. Нарушение шаблонов. Человеку протягивают руку, а он подчеркнуто прячет свою в карман, или его пуб­лично награждают, а он на глазах у всех отдает свой ценный подарок уборщице.

 

         3. Все время, не умолкая, присутствовать, не давая дру­гим вставить слова, комментировать происходящее, все заполняя собой.

 

         4. Играть контрастами — одежды, голоса, настроения. Жаловаться на тяжелую жизнь и показывать, как ге­роически ее переносишь. Можно завести «серенькую» подружку (друга) и тем обеспечить выгодный для себя контраст. Изобразить какую-то ситуацию так, чтобы все в ней получались безразличные или плохие и, только он (она) хорошие.

 

         5. Стараться необычно шутить, хохмить, быть шум­ным, то есть заметным.

 

         6. Плести интригу, являясь центром событий и не да­вая никому остаться безучастным.

 

         7. В конце концов, можно делать какие-то гадости, яз­вить, жалить тех, кто не обращает внимания.

 

         8. «Болеть» и жаловаться на жизнь. Способ надежный, так как люди склонны уделять внимание больным, несчастным, тем, кто в беде.

 

         9. Устраивать театр в жизни. Буря в стакане воды, много шума из ничего при непременном наличии зрителей.

 

         10. Эксцентрическое поведение. В яркой экстравагант­ной одежде заявиться на лекцию с опозданием. Эффект следует моментально: о лекторе все забывают и смотрят на пришедшего.

 

         11. Если нет идеи лучше, то почему бы просто не исполь­зовать ложь и не хвастать о чем-нибудь эдаком.

 

         12. Удивить хлесткой самокритикой, так, чтобы окружа­ющие ахнули.

 

         13. Можно совершить подвиг: на глазах у толпы спасти утопающего, потушить пожар. Эгоцентризм не идентичен эгоизму: порой бескорыстные альтруис­тические действия привлекают внимание лучше, чем эгоистические. Некоторые демонстративные люди способны на высокий альтруизм.

 

         14. Очаровать всех своей милой обходительностью, по­казать, как сильно любишь окружающих, и они в благодарность ответят признанием (если их не от­толкнет фальшь).

 

         15. Выразительно предстать скромной тихой жертвой, которая уже не ищет никакого утешения, а потому получит его в большом количестве.

 

         Список можно было бы продолжать, но важнее под­черкнуть главный способ демонстрации, неотъемлемый от демонстративной личности. Это — поза, то есть разнообразный показ себя. Поза пронизывает все основные проявления демонстративного человека на людях, а иногда и в одиночестве, когда он пытается предстать больше, чем есть, для самого себя. В позе все картинно-красиво, необычно сделано для привлечения внимания. Или наоборот, все может быть подчеркнуто безобразно, уродливо, цинично, эпатирующе, что привлекает внимание совсем не меньше. В зависимости от особенностей характера, воспитания и обстоятельств, демонстративный человек пользуется преимущественно тем или иным вариантом позы. Некоторые демонстративные люди предпочитают любое внимание, даже самое негативное, его полному отсутствию. Мы чувствуем позу по ее нарочитости, искусственнос­ти, ходульности, фальши. В ней нет искреннего, человечес­кого тепла и глубины. Поза может быть яркой, интересной, но и тогда она фальшива и холодна. Поза может рядиться в одежды глубокомыслия, серьезности, многозначительного молчания, но это всего лишь одежды, а под ними голое же­лание произвести впечатление.

 

         Характерен механизм вытеснения, без которого де­монстративное позирование наткнулось бы на придирчи­вую самокритику, сдерживающие моменты внешней обста­новки и стало бы невозможным. Благодаря вытеснению, все, что мешает привлечению внимания, изгоняется из со­знания, как бы не существует. Вытеснение помогает чело­веку не думать о чем-то неприятном, замечать в окружаю­щей жизни одно и не замечать другое, верить, игнорируя правду, в то, во что хочется верить. Из-за наличия у демонстративного человека инфантилыю-ювенильных черт механизм вытеснения работает легко и слажено. У него яркая красочность впечатлений, восторг или негодование создают вытеснительный занавес аффекта, за которым многое скрывается из виду, в том числе доводы здравого смысла, трудности других людей, свои обязанности перед ними.

 

         Подвижность психики, отсутствие прочного внутренне­го стержня, склонность ярко воображать и фантазировать с потерей грани между фантазией и реальностью, некоторая поверхностность и холодноватость чувств, отсутствие въедливого самоанализа-самокритики — все это дает возмож­ность механизму вытеснения проявиться в полной мере. У некоторых людей вытеснение может достигать пато­логической степени, вплоть до жонглирования своей психи­кой: что хочется — то думается и видится в окружающем. Вытеснение обслуживает главную потребность такого чело­века в привлечении к себе внимания, убирает с его пути все трудности, внутренние и внешние, и в результате эгоцент­ризм расцветает махровым цветом.

 

         У демонстративного человека — дисгармонический инфантилизм, то есть какие-то черты у него представлены даже ярче чем у детей (эгоцентризм, демонстративность, поза), какие-то на дет­ском уровне (красочность впечатлений, жизнь моментом, подвижность психики, отсутствие прочного внутреннего стержня, яркость воображения, субъективизм мышления, поверхностность чувств, способность вытеснять неприят­ное, внешне шумное самовыражение), а какие-то взрослые, совершенно недетские. К таковым относятся сексуальность, повышенная раздражительность, расчетливость. Некоторые демонстративные личности могут рано достигать физической, телесной зрелости, то есть быть акселератами в этом отношении. У юноши начинает пробиваться борода, а у девушки появля­ется пышный бюст, что совершенно не исключает их психи­ческой незрелости.

 

         Итоговое краткое объяснение. Из всех душевно-незре­лых черт у демонстративного человека на первый план выхо­дит эгоцентризм, то есть сильное, во многом бессознатель­ное, желание привлекать к себе внимание, используя любые подходящие к ситуации средства. Эгоцентризм является главным компонентом ядра демонстративного характе­ра. Демонстративность (поза) служит способом, которым человек реализует потребность в привлечении внимания. Механизмом, позволяющим демонстративности проявиться во всей полноте, является вытеснение внутренних и внешних сдерживающих моментов. Высокая способность к вытеснению объясняется наличием инфантильно-ювенильных черт психики. Все выше перечисленное составля­ет ансамбль демонстративного характера.

 

Итак, ядро характера можно предста­вить следующим образом:

 

1. Эгоцентризм — основной компонент ядра.

2. Демонстративность (поза) — способ реализации эгоцентризма.

3. Вытеснение — механизм, облегчающий демонстра­тивность.

4. Дисгармонический инфантилизм — почва для ус­пешной работы вытеснения. 

 

         Выраженность данного характера редко диагностируют раньше пубертатного периода. Во-первых, потому что ин­фантильные черты в детстве, включая эгоцентризм, явля­ются возрастной физиологической нормой. Во-вторых, трудно исключить до окончания пубертата, что ребенок не даст скачок в развитии душевной зрелости. Тем не менее, изучая детство, отрочество тех людей, которые в зрелом (по паспорту) возрасте однозначно диагностировались как демонстративные, можно выделить ряд характерных особенно­стей. Иногда, наблюдая даже пятилетнего малыша, можно осторожно предположить, что мы имеем дело с демонстративной личностью.

 

         1. Уже с раннего детства поведение окрашено выра­женным стремлением привлечь к себе внимание. Мимо такого малыша буквально невозможно прой­ти, чтобы он как-нибудь не «зацепил» вашего внима­ния разнообразными просьбами, предложениями, капризами, гримасами, шалостями. Все это не ради того, чтобы действительно повзаимодействовать с какой-то целью, поиграть. Это сразу же выясняется: как только вы серьезно откликаетесь на него, он на­чинает жеманиться, кривляться, всячески показы­вать себя. Настоящей игры, взаимодействия не по­лучается. Если вы не можете в данный момент с ним общаться, он будет проявлять либо бурную ласку, либо бурную обиду, чтобы все-таки получить вни­мание.

 

         2. Некоторым демонстративным детям быстро наскучива­ют игрушки, хотя они любят их получать. Любимой игрушкой нередко оказывается взрослый. С настоя­щей игрушкой нужно играть самому, а взрослого, возможно, заставить заниматься собой.

 

         3. Такие дети, особенно девочки, любят наряжаться, кокетничают, шумно выбегают к занятым разгово­ром взрослым, чтобы те срочно полюбовались их прелестными туфельками или колготками (юбка ко­кетливо идет вверх).

 

         4. Многие охотно выступают в художественной само­деятельности, крайне ревниво и завистливо относясь к аплодисментам и похвалам в чужой адрес. Их движения пластичны и лег­ки, есть чувство ритма. На вопрос: «кем ты хочешь быть, когда вырастешь», многие отвечают: «артист­кой».

 

         5. Рано начинают сочинять небылицы о себе. Бывает так, что их рассказы взаимоисключают друг друга. Их это редко смущает, иногда даже удается ловко выкрутиться, отказавшись от какого-то своего рас­сказа или придумать новый.

 

         6. Если в младших классах учитель приводит такого ученика в пример, то это положительно влияет на его успехи. Если за спинами демонстративного ребёнка и психастеника стоит учитель и наблюдает, то буквы у первого становятся ровнее, красивее, а у второго от неловкости одни загогулины с кляксами выходят. Некото­рые демонстративные люди прекрасно учатся в младших классах. У них часто блестящая память, быстрая сообрази­тельность, хорошо «подвешен язык», могут удивлять необычным словотворчеством, богатым воображени­ем. В старших классах, где при выполнении заданий больше используется абстрактная аналитическая мысль, успехи становятся скромнее.

 

         7. Демонстративные люди не любят насмешек, но если в школе на них никто не обращает внимания, то могут стремить­ся вызвать безобидные насмешки над собой. Достиг­нув этого, стараются стать школьным «клоуном», ко­торый вызывает злой смех уже не над собой, а над другими детьми, учителями, и становятся своеобраз­ными героями класса.

 

         8. Из-за наушничанья, стремления к первенству, отно­шения с одноклассниками часто бывают непросты­ми. Тем более, что некоторые дети «раскусывают» те­атральную наигранность дружеского отношения к себе и не дают такому человеку «подлизаться».

 

         9. В подростковом возрасте усиливаются нарушения поведения в виде прогулов, дерзости, побегов из до­ма. Серьезные преступления не типичны. Много хва­стовства и «петушения». Демонстративному человеку важно занять пре­стижное положение среди сверстников, и если это не получается в труде, учебе, спорте, то проще всего изобразить из себя крутого пижона, которому на все наплевать, кроме мнения своей уличной компании. Однако истинным лидером такой компании ему уда­ется стать редко, и тогда в душе назревает конфликт между положением праздно шатающегося в обычной уличной компании и тем высоким местом в жизни, которое хотелось бы занять.

 

         10. Проявляют большую настойчивость в достижении цели, связанной с привлечением внимания. Очень беспокоятся о своей внешности. Девушки могут морить себя голодом и истязать физическими упраж­нениями ради того, чтобы иметь хорошую фигуру. Когда же речь идет об обычной систематической ра­боте, то степень прилагаемого напряжения намного меньше.

                                                                 

         11. В случае краха высоких притязаний, ущемления са­молюбия могут развиться истерические невротичес­кие реакции. У детей и подростков нередко пропада­ет голос, наступает спазм век, появляется кашель, рвота, случаются истерические припадки, возможны демонстративные суициды. Иногда они «уходят в бо­лезнь», и таким образом получают оправдание неспо­собности осуществить свои высокие притязания. 

 

         1. Практичные демонстративные личности. У них вытеснение направля­ется не только эгоцентризмом, но и желанием полу­чить выгоду, ради нее они способны контролировать свои эгоцентрические проявления. На людей и собы­тия, которые сулят выгоду, практичные демонстративные люди смотрят сквозь «очки доброжелательности», но к то­му, что им не выгодно они относятся безразлично или высокомерно-брезгливо. Таким образом, в сум­ме их психической жизни устанавливается некий ба­ланс между эгоцентризмом и выгодой. Эти люди ак­куратны в своих делах, их не собьешь на поступок, идущий в разрез с их интересами. В вопросах же своей выгоды подобные люди легко­мыслием не отличаются. Во всем остальном они ocтаются вечными детьми (юношами), отличаясь яркостью капризных чувств, красочностью воображения, подвижностью психики, стремлением выставлять се­бя и т. д. Вот почему порой, несмотря на то, что в них проглядывает что-то хищно-практичное, легко помириться с такими людьми. Для этого достаточно подлить воды на мельницу их эгоцентризма комплиментом, восхищением.

 

         2. Умные демонстративные личности. Встречаются не часто. Речь идет не просто о богатой эрудиции и формально высоком интеллекте, а о способности глубоко жизненно обоб­щать явления, проникать в суть вещей. Такой чело­век, будучи демонстративным человеком, старается показать себя, на­мекнуть словом,   поведением, что он умнее окружающих. Присущи ему и другие, уже много раз перечислявшиеся инфантильно-ювенильные черты. Но вот что интересно: ему действительно есть что сказать, и потому не так жаль, что рядом с ним другие становятся малозаметнее (отчасти, он сам их умеет такими сделать). Несмотря на содержательность сво­их мыслей, порой он «выдает» нечто позерски экстра­вагантное. Сила умного демонстративного человека заключается в том, что в его позе преобладает блистательный ум, а не де­шевая театральность. К тому же такой человек, в от­личие от примитивного, тонко сообразует свое позер­ство с особенностями ситуации.

 

         3. «Серые» примитивные демонстративные люди. Про женщину тако­го типа метко говорят — «королева без королевства и подданных». Этим людям не хватает внешнего блеска остроумия, игры ума. У них нет яркого талан­та в какой-либо области, а претензий на особое поло­жение и отношение хоть отбавляй. Их жизнь полна внутреннего конфликта между их скромными воз­можностями и завышенными притязаниями. Такому человеку повезет, если удастся найти подходящего супруга, рядом с которым он будет ощущать себя значительным, как порой жена генерала сама себя ге­нералом ощущает (механизм обратной проекции). Если же у них имеется хоть маломальский талант, то они выставляют его, как только возможно.

 

         4. «Астенические» демонстративные люди. У них на са­мом деле имеется комплекс неполноценности, нере­шительность, тревожность. По этой причине на людях эти личности держатся тихо и скромно. Их принимают за астеников. Однако если приглядеть­ся, то можно заметить, что застенчивость, нереши­тельность преломлены демонстративной позой. В неко­торые моменты жизни эта поза обнажается до крикливой театральности, вылезают претензии: «И я хочу есть кокосы, хочу, чтобы и мне целовали руки, посвящали стихи». Хотя это нередко душевно-тон­кие, по-детски милые люди, рыдающие по ночам из-за отсутствия красивой одухотворенной жизни. По­рой они находят себя в том, что несут какой-то крест: самоотверженно ухаживают за больным родственником, занимаются посильной благотворительностью, страдают от несчастной любви без надежды на вза­имность. Вся эта жертвенность по-настоящему им помогает, если имеются восхищенные зрители, без которых жертвенность была бы только тяжестью и углубляла отчаяние.

 

         5. Стервозно-язвительные безнравственные демонстративные люди. Внимание, которое жаждет привлечь демонстративный человек, бывает совершенно разного качества: от восхищения и почитания до жалости и сострадания. Некоторые личности «любят» негодование, нена­висть — так они больше нравятся себе. Одна из не­приятных демонстративных черт — язвительность: выискивающе острое стремление ранить других людей откровенно или под видом невинного комментария, шутки. Например, комплимент: «Знаешь, дорогая, тебе так идет новое платье, оно просто замечательно скрывает дефекты твоей фигуры», — может довести чувствительного человека до слез.

 

         Язвительность является частью стервозности, то есть удовольствия, получаемого от гадостей: от маленьких острых «шпи­лек» до настоящей подлости. При этом стервозно-язвительному человеку не стыдно, наоборот, он гор­дится собой: «Ай, да я! Как ловко выбил из седла седока. Так этому паразиту и нужно». Подобным людям нравится плести интриги, сочинять аноним­ки, клеветать. И все-таки, демонстративный человек данного типа ред­ко бывает прожженным, законченным негодяем. Детско-юношеская структура его психики не позво­ляет этого. По временам он бывает легким, симпа­тичным, а язвительность и стервозность трансфор­мируются в остроумие и лихое веселье.

 

         Вкрапления язвительности, стервозности, душевной холодности, расчета могут быть у любого, даже самого ми­лого, демонстративного человека, хотя бы в форме капризной колкости.

Поскольку среди демонстративных людей женщины преоб­ладают (хотя и мужчин не мало), можно отдельно выделить два женских варианта этого характера.

 

         6. Суперженщина. Она вбирает в себя все вышеописан­ные варианты, на то она и «супер», чтобы быть лю­бой. С утра — она интеллектуалка, днем — экстра­сенс, колдунья, вечером — своя «в доску» разбитная деваха. А все дело в том, что были разные ситуации, и она играла разные роли. Нет такой двери, куда бы ни смогла войти суперженщина. Порой, она может обнаженно самокритично сказать о себе: «Я — стер­ва», а в подтексте звучит: «Мне все нипочем. Полю­буйтесь, удивитесь моей самокритике!». Обычно во­круг нее свита мужчин, которыми она командует. Но и у нее бывают периоды растерянности, когда встре­чает мужчину, который не теряется перед ее напо­ром, спокойно и ясно на все дает ответ, видит ее уловки, «снимает» с нее роли-одежды. В результате, такая женщина оказывается в роли Голого Короля, не зная теперь, чем прикрыть свою суть — одержимое позерство. Однако, если при этом, такой мужчи­на отнесется к ней доброжелательно, то и она, чуть настороженно, ответит тем же, так как в глубине ду­ши у нее появляется уважение и желание завоевать его, позируя великодушно благородным отношением; к нему.

 

         7. «Фифочка». Это, прежде всего — дамочка, некое ан­гелоподобное существо. Она носит пышные, укра­шенные ленточками и рюшечками платья, обрамлен­ные локонами прически, любит элегантные сумочки, кружевные зонтики и украшения. Из детей предпо­читает девочек, потому что их можно наряжать. Она падает в обмороки, охает, ахает и мужчины с удо­вольствием подставляют ей свои крепкие плечи и вскоре, с удивлением обнаруживают на них острые коготки. Этот хрупкий, неприспособленный к жизни ангел быстро прибирает их к руками, а при разводе и их имущество. Она оказывается на редкость вынос­ливой, и из шумных скандалов выходит победитель­ницей. Разведенного же мужа, которого обобрала до нитки, выставляет своим знакомым как тирана, и ищет, несчастная, сочувствия.

 

Ниже перечисляется ряд возможных вариантов взаимодействия демонстративных людей с окружающими:

 

         1. «Двойной наговор». Например, девушка сообщает по­друге «А» под большим секретом, что подруга «Б» го­ворит о ней гадости. Затем она сообщает подруге «Б» то же самое про подругу «А». Подруги «А» и «Б», не выясняя отношений, их разрывают, и наша героиня уже не мучается ревностью, что они относятся друг к другу лучше, чем к ней.

 

         2. «Двойное отношение»: когда с на­чальником или учителем, он ведет себя как верно­подданный слуга, а с подчиненными или с одно­классниками, как подлец. При этом учитель или на­чальник не верит жалобам окружающих, которых третирует демонстративный человек, так как не представляет себе это­го милейшего человека в столь неблаговидной роли.

 

         3.   «Хотелось бы поговорить по душам, подруга». Это написано на передней стороне майки, а на задней — «Ну, что наелась гадостей?» Игра развивается так: Игрок предлагает поговорить по душам, начинает го­ворить о чем-то с многозначительным видом и резко осекается. Жертва просит продолжения. Игрок таин­ственно отказывается. Жертва настаивает. Наконец, игрок, как бы под давлением и исключительно ради совместной дружбы, нехотя соглашается… и очень тонко, так, что не придерешься, смешивает собесед­ника с грязью. Ведь тот так сильно хотел правды, а кто сказал, что она всегда должна быть приятной?

 

         4. «Да, но…» На передней стороне майки написано: «Помогите!», а на задней — «А Вы, оказывается, слабак!»

 

         5. «Динамо». На передней стороне майки написано: «Ну, разве я не хороша? Дерзай!», а на задней: «Все вы, му­жики, одинаковые». Подобное взаимодействие мо­жет осуществлять женщина не только демонстративного характера, но для последней это типично. Она кокет­ничает и заигрывает с все возрастающей откровенно­стью, наконец, мужчина откликается и пробует пе­рейти   к физическим действиям. Тут-то он и получает презрительный взгляд оскорбленной не­винности и громко произнесенное обвинение в на­хальстве. Обычно мужчина конфузится и ретирует­ся. Нередко, но совсем не обязательно, что у такой де­вушки была подобная мама, которая говорила, что все мужики сволочи и с воодушевлением наводила «боевой» марафет перед зеркалом, а потом не замеча­ла, как начинала сексуально кокетничать. Девушка дублирует мамин пример: у нее такое же мнение о мужчинах и такое же поведение по отношению к ним.

 

         6. «Пойдем погуляем» — написано на передней стороне майки и «до свидания» на задней. Девушка раздосадована, что к ее жениху пришел в гости друг, а ей бы хотелось, чтобы любимый принадлежал только ей. Выводя погулять собачку, она приглашает с собой друга жениха. Он вежливо соглашается. Как только они переступают порог подъезда, она мило, но твер­до говорит ему: «До свидания». Друг в шоке уходит, но долго не может забыть, как его элегантно выстави­ли вон. В этом эпизоде заметна холодная делови­тость демонстративной девушки.

 

         Большое значение в межличностном взаимодействии демонстративного человека играет его умение с помощью вытеснения убеди­тельно входить в роль. Сознательно выдумывать и притво­ряться сложно, это требует напряженного усилия и борьбы с внутренним стыдом, который возникает при этом. За при­творство стыдно не только перед другими, но и перед со­бой. И вот, достаточно такому человеку полностью войти в роль, чтобы все эти затруднения исчезли. Кроме того роль дает дополнительные возможности. Полное вхождение в роль дает дополнительные ресурсы и снимает с исполнителя напряженное внутреннее усилие и борьбу со стыдом.

 

         Сила демонстративного человека в том и заключается, что он входит в ка­кую-то роль, благодаря которой все его слова и действия становятся легкими и убедительными. При этом менее важно, точно ли согласуются какие-то его слова и поступки с фактами действительности: люди скорее пренебрегут лег­ким расхождением с фактами и поверят человеку, который так «искренен» в своих утверждениях. По причине выше сказанного многие демонстративные люди бывают не только хорошими артистами на сцене, но и умелыми продавцами и ловкими авантюристами.

 

         Такой человек может быть эффективным продавцом, потому что способен полностью отречься от самого себя и войти в ту роль, которая по ситуации наиболее выгодна. Он как бы говорит покупателю: «Я буду ровно таков, как Вы пожелае­те (ради Ваших денежек, разумеется)». Конечно, искреннее расположение к человеку и продиктованное ролью отлича­ются, как правда отличается от тонкой фальши, но далеко не каждый это распознает.

 

         Имеются социальные положения, когда человек не­вольно попадает в центр внимания: актер, певец, ведущий шоу, общественный деятель, руководитель престижной ор­ганизации, художник, журналист, писатель и т. д. Естест­венно, что эти положения привлекательны для демонстративных личностей. Порой они становятся людьми перечисленных профессий не потому, что обладают соответствующими талантами, а из-за потребности занять положение, которое даст им воз­можность привлечь внимание.

 

         Многие демонстративные люди очаровательны с высшими, милы с равными и надменны с низшими. 

 

         Плохо, когда любой ребенок, а демонстративный в особен­ности, воспитывается по типу «кумира семьи»: его обожа­ют, многое прощают, восхищаются не только действитель­ными успехами, но и любыми проявлениями, включая отрицательные. Взрослые, в своем умилении ребенком, со­здают у того впечатление, что он неподражаем. Такой ребе­нок не обучается различать «что такое хорошо и что такое плохо». Понятно, как трудно ему будет приспособиться к миру, который совсем не жаждет ему рукоплескать. За свои неудачи и конфликты во внешнем мире он станет обвинять родителей, превращая их в «козлов отпущения». Однако, некоторой части демонстративных людей удается прямо-таки удивитель­ная вещь: не реализовав ни одной из своих претензий, они, способны, «раздуть» свое самомнение и ощущать себя так, как если бы все претензии осуществились. 

                                                                        

         Если демонстративному ребенку, подростку начинает до­ставаться меньше внимания (рождение еще одного ребенка, появление в доме отчима), то они, чтобы вернуть себе былую заботу, буквально заставляют делать это, попадая в какие-то истории, заболевая неясными болезнями.

 

         Демонстративный человек, по крайней мере, на короткий период, может ужиться почти с любым человеком. Правда, для этого он должен очень сильно зависеть от этого человека. Происхо­дит это, по причине способности такого человека полностью отречься от своей личности ради сво­ей выгоды, «искренне» разыгрывая ту роль, которая нужна партнеру. Если продавцу это легко, так как приходится подстраиваться под клиента лишь короткое время, то су­пругу это сделать намного сложнее, ведь брак вещь доволь­но длительная. Сo временем очаровательный супруг все больше будет выявлять капризный эгоцентризм и другие трудности своего характера, а если потребность в приспо­соблении станет ненужной, то он заставит крутиться уже вокруг себя.

 

         Часто демонстративные люди плохо уживаются друг с другом по при­чине несовместимости двух эгоцентризмов. Быть может, отчасти этим объясняется недолговечность «звездных бра­ков». Но бывает и так, что два таких человека как два ведущих ак­тера на одной сцене помогают друг другу солировать, пото­му что в тандеме каждый из них становится ярче, чем в одиночку. Подобным же образом поделить сцену жизни удается и некоторым демонстративным друзьям, подругам.

Сексуальность демонстративных мужчин может быть юно­шески острой даже в зрелом возрасте. Многие демонстративные женщины бывают по-настоящему фригидны (биологи­чески не созревают до того возраста, в котором женщина может испытать оргазм). Однако зачастую именно эти женщины карикатурно подчеркивают свою сексуальную неотразимость, флиртуют— но все это лишь игра. 

6. Духовная жизнь

 

         В творчестве демонстративного человека много претензий на оригиналь­ность, не вполне осознанного для него самого подражания, которое может быть талантливым. В своих духовных интересах и увлечениях такой человек переменчив и всеяден. Многое зависит от моды и популярности. Ему самому собственная всеядность кажется необыкновенным гармоническим развитием. Чаще речь идет об эрудированности, «нахватанности» разнообразных знаний.

 

         Демонстративный человек может быть гением чувственно­сти. Имеется в виду не столько сексуальность, сколько ос­тро наблюдательное, утонченное, эстетезированное описа­ние пряных земных подробностей бытия. Это нашло свое выражение в произведениях Бунина, стихах Северянина, песнях Вертинского, полотнах Брюллова, Делакруа. По своему мироощущению демонстративный человек земной реалист. Другое дело мировоззрение — оно у него зависит от веяний време­ни и эпохи. Если такой человек верует в Бога, то талантлив уме­нием соединить Божественное с пронзительно чувствен­ным восприятием земного, вплоть до его обоготворения. Трудно выразить это лучше, чем И.А. Бунин:

 

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной…

Срок настанет — Господь сына блудного спросит:

«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я все — вспомню только вот эти

Полевые пути меж колосьев и трав —

И от сладостных слез не успею ответить,

К милосердным коленам припав.

 

         В этом отрывке можно прочувствовать сердцем особенность религиозности демонстративных людей, для которых земное существование не есть бренное, падшее, как для многих шизоидов, а дар от Бога.

 

         Ко многим демонстративным людям подходит высказывание, что они не столько веруют, сколько верят, что веруют. У вульгар­ных людей данного типа вера носит внешний характер: большие золотые кресты поверх одежды, частое упоминание имени Господа всуе.

 

         Для некоторых демонстративных личностей типично интриговать много­сложностью своих высказываний, следуя напутствию Ме­фистофеля: «Где не хватает глубины ума, там удивите недостатком связи».

 

         Многие демонстративные люди мало способны, к объ­ективной правде о самих себе. К ним подходит высказывание, что у других соринку замечают, а в своем глазу бревна не видят. Они часто не понимают, как их поза воспринимается тонкими людьми, хотя для них очень важно, кто и как к ним относится. Когда такой человек рассказывает о какой-то трудной для него ситуации, то часто складывается впечат­ление, что он один хороший, а все вокруг плохие.

           Службы знакомств и даже свахи должны учитывать характеры людей в своей работе.  

Семейная и сексуальная жизнь 

 

Межличностные отношения  

 

Варианты демонстративного характера

 

Особенности проявления в детстве

 

Демонстративное местоимение — Википедия

n morfologie, демонстративное местоимение este un cuvânt gramatical, din clasa pronumelor, care se referă la entity despre care indică в общем apropierea ori depărtarea lor faăulă de orbitor (une vorbitor) spațiu sau în timp. Entitățile соответствующий горшок fi obi obiecte sau fiin caree pe care vorbitorul le arată în spațiu, dar pot fi și obiecte, ființe, conceptte, idei sau acțiuni despre care vorbitorul indică faptul că sunt cunoscute despre care vorbitorul indică faptul că sunt cunoscute de pentru de la de la vorbitorul, ap c мотив sunt prezente în mintea destinatarului [1] .Pronumelor демонстративное le corespund прилагательное демонстративная забота, în funcție de limbă, pot fi de aceeași formă sau de formă mai mult sau mai puin diferită de cea a pronumelor.

Sunt в общем внимательном указательном месте cuvintele corespunzătoare celor românești acesta i acela (forme de bază), dar gramaticile diverselor limbi și ale diverșilor autori nu suntori unitare priume ceea ceea ceea ceea ceea ceea Pe de altă parte există diferențe între limbi на distinge două sau mai multe grade de apropiere / depărtare.

Gramaticile tradiionale ale limbii române [2] disting mai multe category de pronume демонстративное. Acestea au forme diferite după gen i număr, Precum și două forme cazuale: de nominativ-acuzativ și de genitiv-dativ. Există totodată și form specificice registrelor de limbă: pe de o parte forme elevate și curente, pe de altă parte forme familiare.

Демонстративная пронумеле апропьере i de depărtare [изменение | modificare sursă]

Formele de apropiere:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
элеватор / текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый
Н.-А. acesta ăsta aceasta аста aceștia ăștia Acestea астея
Г.-Д. acestuia ăstuia Acesteia asteia / ăsteia acestora ăstora acestora ăstora

Formele de depărtare:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
элеватор / текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый
Н.-А. ацела ăla aceea aia aceia ăia acelea алея
Г.-Д. aceluia ăluia aceleia ăleia ацелора ălora ацелора ălora

Pronumele de depărtare din registrele elevat și curent are și form reduse, identity cu ale articolului демонстратив:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
Н.-А. чел CEA cei cele
Г.-Д. обморок celei

celor

Acest pronume se folosește numai în anumite construcții:

Formele de feminin singular aceasta , asta , aceea și aia se folosesc și cu valoare Neutră, adică referitoare la Entăți ce nu se caracterizează prin gen, Precum Concepte и т. Д., dar numai la nominativ-acuzativ, iar când au funcție de subiect, predicatul fiind nominal și numele predicativ exprimat printr-un adjectiv, acordul acestuia se face la genul нейтру (cu excepția adjectivului bun ). Пример: Aceasta nu este Recomandabil , Asta -i frumos din partea ta , Asta -i bună! Asta și aia se pot referi și la obiecte, indiferent de genul acestora, aflate în prezența vorbitorului și a destinatarului, însoțind arătarea lor printr-un gest.

Формеле пронумелор указательный де апропиере șи де депэртаре се фолосеск ка атаре șи ка прилагательное указательное, дар нумай постпусе субстантивулуй детерминат, целе антепус финд uindor differite ca formă.

Пронумеле демонстративная идентификация [изменение | modificare sursă]

Ацест местоимение nu являются формальным фамилиарным определением i se folosește тождественным și ca прилагательным местоименным:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
Н.-А. acelai aceeași aceiași aceleași
Г.-Д. aceluiași aceleiași

acelorași

Пронумеле демонстративное различное [изменение | modificare sursă]

Forme de depărtare:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
элеватор / текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый элеватно-текущий знакомый
Н.-А. celălalt ălălalt чеалалта айлалтэ ceilalți ăilalți celelalte алелалте
Г.-Д. целуилальт ăluilalt celeilalte ăleilalte celorlalți ălorlalți целорлалте ălorlalte

Există și o formă de apropiere, dar numai în registrul знакомые:

Caz Особое число Множественное число
маскулин neuti нейтру женский мужской feminin și нейтру
Н.-А. ăstălalt асталалта știlalți астелальте
Г.-Д. ăstuilalt ăsteilalte / asteilalte ăstorlalți ăstorlalte

Демонстративное пронумеле де дифференцьер se folosesc cu aceeași formă și ca прилагательное pronominale.

n limba franceză [изменение | modificare sursă]

Формеле пронумелор указательный franceze sunt differite de cele ale прилагательноеlor pronominale corespunzătoare. Apropierea și depărtarea se marchează prin așa-numitele specific -ci , соответственно -là [4] .

Единственное число Множественное число
мужской женский нейтру мужской феминин
apropiere depărtare apropiere depărtare apropiere / depărtare apropiere depărtare apropiere depărtare
celui-ci
«acesta»
celui-là
«acela»
celle-ci
«aceasta»
celle-là
«aceea»
ceci «aceasta»,
cela «aceasta, aceea»,
ça «asta, aia»
ceux-ci
«aceștia»
ceux-là
«aceia»
celles-ci
«acestea»
celles-là
«acelea»

Наблюдения:

  • Indicarea apropierii și a depărtării prin aceste pronume nu este atât de netă în franceză ca în română.Dintre pronumele cu valoare Neutră, cela și ça le indică în mod egal. Doar ceci , limitat la registrul elevat, indică net apropierea. N cazul formelor masculine și feminine, cele cu -ci indică net apropierea, dar în vorbire, cele cu -là au тендинса să exprime și apropierea dacă nu trebuie stabilită o opoziă .
  • Pronumele ça a fost inițial o option redusă a lui cela , folosită în registrul.În limba actuală aparține și registrului curent, cela fiind limitat la registrul elevat. Пример: Cela / Ça ne me plaît pas «Aceasta / Asta nu-mi place» [6] .
  • Май существует о форме нейтралов, н.э. , сингура идентична ку о форма де демонстративного прилагательного, уна дин целле дуа мужского единственного числа. Ce Neutru este folosit în general referitor la entity abstracte, de exemplu: Il отказ от m’aider, et ce après m’avoir fait les plus belles promesses «Refuză să mă ajute, după ce că mi-a промис мареа ку сареа »(букв.«…, șи ачеаста дупэ се ми-а факут селе май фрумоасе промисиуни »).Tot la o дать абстракцию по ссылке ce ca subiect gramatical al verbului être «a fi», de exemplu în La Hardé, c ’est de décider « Dificultatea este să hotărăști ». În această formă, CE se poate referi și la obiecte, și chiar la ființe, persoane, de exemplu în construcții de prezentare: C ’est nous « Noi suntem » [7] .
  • Formele masculine și feminine se folosesc și fără speculele de apropiere, respectiv depărtare, find în acest caz corespunzătoare pronumelor românești cel, cea, cei, cele :

    0, которое нужно было вернуть ridică sabia, de sabie va pieri », Son cœur est aussi pur que celui d’un enfant « Inima sa este tot atât de curată ca cea a unui copil » [4] .

Demenționat că în gramaticile tradiționale ale limbii franceze, указательное местоимение sunt Thinkrate numai cele de mai sus. Echivalentul pronumelui демонстратив де идентифицируйте și al celui de diferențiere sunt уважительное местоимение nehotărâte [8] .

În limbile sârbă i croată [изменение | modificare sursă]

n limbile sârbă i croată, пронумеле демонстративное se folosesc cu aceleași form i ca прилагательное pronominale, indicând trei grade de apropiere / depărtare.Formele lor sunt:

Apropiere /
Depărtare
сингулярный Множественное число
мужской нейтру женский мужской нейтру феминин
Apropiere яйцо «acesta» ово яйцеклетка «aceasta» ovi «aceștia» яйцеклетка ове «ацестея»
Depărtare medie taj «acesta / acela» до ta «aceasta / aceea» ti «aceștia / aceia» т. te «acestea / acelea»
Depărtare onaj «acela» оно она «aceea» они «aceia» она один «acelea»

Aceste pronume se declină ca прилагательное nepronominale, având, în afară de forma de nominativ (cea de mai sus), încă cinci forme cazuale.

Gradele de apropiere / depărtare se pot ilustra cu următorul exemplu [9] :

Ceea ce este lângă / la vorbitor Ceea ce este lângă / la destinatar Ceea ce nu este nici lângă / la vorbitor, nici lângă / la destinatar
Evo ti ova [10] knjiga, ti meni daj tu [11] , а она на столу не треба ми
„Uite cartea asta pentru tine, tu dă-mi-o mie pe aceea , iar cea de pe masă nu-mi trebuie ”

Formele de Neutru se referă atât la obiecte cu Nume de Genul Neutru sau de gen neidentificabil, cât și la Entăți abstracte.Пример: Šta je ono na krovu? «Ce e aceea pe acoperiș?», Priča se da je izbio štrajk, ali ja o tome nisam obavešten «Se zice că a izbucnit o grevă, dar eu nu sunt informat despre asta» [12].

n limba maghiară [изменение | modificare sursă]

n gramaticile limbii maghiare sunt внимательное местоимение демонстративное mai multe cuvinte, care nu variază după gen, această gramaticală fiind străină limbii maghiare.Aceleași формирует ca ale pronumelor pot fi folosite și ca прилагательное. Acestea sunt:

Апропьер Depărtare
Особое число Множественное число Особое число Множественное число
ez «acesta / aceasta» ezek «aceștia / acestea» az «acela / aceea» азок «aceia / acelea»
угянез «același / aceeași» угянезек «aceiași / aceleași» угйаназ «același / aceeași» угяназок «aceiași / aceleași»
mindez «toate acestea» миндезек «toți aceștia / toate acestea» mindaz «toate acelea» mindazok «toți aceia / toate acelea»
ilyen «ca acesta / aceasta» ilyenek «ca aceștia / acestea» olyan «ca acela / aceea» олянок «ca aceia / acelea»
угьянильен «la fel ca acesta / aceasta» угьяниленек «la fel ca aceștia / acestea» угянолян «la fel ca acela / aceea» угянолянок «la fel ca aceia / acelea»
efféle «de felul acesta» effélék «de felul acesta» afféle «de felul acela» affélék «de felul acela»
ekkora «atâta (de mare / mic / mică)» ekkorák «atâta (de mari / mici)» аккора «атата (де маре / мик / мика)» akkorák «atâta (de mari / mici)»
угьянеккора «тот атата (де маре / мик / мика)» ugyanekkorák «tot atâta (de mari / mici)» ugyanakkora «tot atâta (de mare / mic / mică)» ugyanakkorák «tot atâta (de mari / mici)»
ennyi „atâta / atâția / atâtea”

annyi „atâta / atâția / atâtea”

угяненный „tot atâta / atâția / atâtea”

угянанный „tot atâta / atâția / atâtea”

Наблюдения:

  • Пронумеле демонстративное от базы солнца ez și az .Celelalte, în afară de ilyen și olyan , sunt compuse din cele de bază și alte cuvinte. În unele din pronumele compuse, consoana z este asimilată de consoana inițială a componentului următor.
  • Formele de apropiere se deosebesc de cele de depărtare și fonetic, prin gradul de anterioritate a valelor pe care le conțin, fără a se ține seama de cele din component secundare ale pronumelor compuse. Astfel, formele de apropiere conțin voice anterioare, iar cele de depărtare — posterioare.
  • Foarte frecvent, formele de depărtare se folosesc în propoziție maină ca antecedent al unei propoziții subordonate: Azt mondta, hogy esik az eső «A spus că plouă» [13] . La acestea se pierde indicarea depărtării.
  • Pronumele az , azok se folosește și pentru evitarea confuziei referitoare la subiectul propoziției: A kislány intett a papájának. Az rögtön odalépett „Fetița i-a făcut semn tatălui său.Acesta a venit la ea imediat » [14] .
  • În maghiară, numele predicativ nu poate fi subînțeles. Pentru a evita repetarea lui, se folosește pronumele az , azok : Magyar vagy? — Az вагёк. „Ești maghiar? — Sunt. » [14]
  • Pronumele mindez și mindaz sunt compuse cu mind «toți / toate», de aceea, deși sunt la singular ca formă, corespund în română cu «toate acestea / acelea» cu valoare нейтра.
  • Пронумеле угьянез, угьяназ ; ennyi, annyi și ugyanennyi, ugyanannyi, nu au corespondente românești aparte pentru apropiere și depărtare.
  • Pronumele ugyanez / ugyanaz corespund pronumelui manifestrativ de identify românesc, Care Nu are forme aparte pentru apropiere și depărtare.
  • Nici pronumele ekkora / akkora , ugyanekkora / ugyanakkora , ennyi / annyi și ugyanennyi / ugyanannyi nu au corespondente românești care să indice apropierea. a b Szende și Kassai 2001, p. 86.
    • Avram, Mioara, Gramatica pentru toți , Humanitas, București, 1997 ISBN 973-28-0769-5
    • ч. Barić, Eugenija et al. , Hrvatska gramatika (Gramatica limbii croate), ediția a II-a revăzută, Загреб, Školska knjiga, 1997, ISBN 953-0-40010-1 (acustcesat la 21 августа 2018 г.)
    • en Crystal, David, Словарь лингвистики и фонетики (Dicționar de lingvistică și fonetică), ediția a VI-a, Blackwell Publishing, 2008, ISBN 978-1-4051-5296-9 (accesat la 10 noiembrie 2018)
    • фр Делатур, Ю. et al. , Nouvelle grammaire du français (Noua gramatică a francezei), Париж, Ашетт, 2004 (accesat la 21 августа 2018)
    • от Dubois, Jean et al. , Dictionnaire de linguistique (Dicționar de lingvistică), Париж, Ларусс-Борда / VUEF, 2002
    • sr Klajn, Ivan, Gramatika srpskog jezika (Gramatica limbii sârbe), Белград, Завод за уджбенике и наставна средств, 2005, ISBN 86-17-13188-8 (accesat la 21 августа 2018)
    • fr Mauger, Gaston, Grammaire pratique du français d’aujourd’hui (Gramatica Practică a limbii franceze de azi), ediția a IV-a, Paris, Hachette, 1971
    • от Szende, Thomas; Kassai, Georges, Grammaire fondamentale du hongrois (Gramatica basică a limbii maghiare), Langues et mondes — l’Asiathèque, Париж, 2001 ISBN 2-

      3-61-3

    .

    определение демонстративного по The Free Dictionary

    Тетя Джейн, никогда не демонстративная, плакала вместе с Ребеккой, пытаясь ее успокоить. Сесил тоже стал демонстративным. Он видел, что в Люси разгорелся необходимый огонь. Женщины просто пугали их, потому что они были даже больше, чем мужчины, демонстративными и чрезмерными в своей красивой внешности, своих изысканных платьях, своей экстравагантной требовательности к возбуждению. хотя и менее демонстративно, это был огромный черный пес, наполовину ищейка и наполовину олень, со смеющимися глазами и безграничным добродушием.Когда он впервые вошел, он поцеловал меня и ласково поговорил со мной, но не демонстративно. Я сразу почувствовал его решительность и личное достоинство и немного трепетал перед ним. Это делалось без демонстративного сопровождения, недостаточно долго или достаточно часто, чтобы беспокоить его; и это облегчило мистеру. «И он не кажется демонстративным», — таково мнение Виллы. Глаукон более демонстративен и обычно открывает игру. Через мгновение я услышал щелчок защелки ворот, а затем в экстазе лая от его демонстративного лая. собака, его серьезная голова прошла мимо моего окна на другой стороне изгороди, ее тревожный взгляд устремился вперед, а разум внутри явно занят серьезными предположениями сложной природы.Тем не менее, я чувствовал себя школьным учителем среди детей и упорствовал, и теперь в моем распоряжении было по крайней мере несколько существительных существительных; а затем я перешел к указательным местоимениям и даже к глаголу «есть». Но это была медленная работа, и маленькие люди вскоре утомились и захотели уйти от моих допросов, поэтому я решил скорее по необходимости позволить им давать уроки небольшими дозами, когда они почувствуют к этому желание. К этому времени он быстрым движением отбросил своих слишком демонстративных поклонников и вышел из дворца, сразу направив свои шаги к воздушному шару, так как было уже шесть часов вечера.Но он признал, что очень редко говорил кому-либо, что заботится о них, и когда он проявлял демонстративность, он обычно впоследствии сожалел об этом.
    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.