Гипостенический тормозимый тип реагирования: Интерпретация факторов МПВ (метода портретных выборов) с позиций индивидуально-личностного подхода.

Содержание

Исследование личностных особенностей сотрудников органов внутренних дел, совершивших суицид

Особую значимость проблема самоубийств приобретает в органах
внутренних дел, так как самоубийства сотрудников милиции являются одним из
видов наиболее тяжких чрезвычайных происшествий и каждый случай самоубийства
оказывает негативное влияние на психологическое состояние подразделения.
Поэтому для повышения качества работы по профилактике суицидов необходимо
решить проблему качественной диагностики суицидального риска.

Для решения этой задачи было проведено исследование,
включающее анализ завершенных суицидов среди сотрудников органов внутренних дел
за 2001-2008 годы; их социально-средовых, социально-демографических
факторов по данным эмпирического материала за этот же период; личностных
факторов суицидального риска с помощью анализа данных психодиагностического
обследования суицидентов, зарегистрированных в федеральной базе суицидальных
происшествий.

Исследование личностных факторов суицидального риска было
проведено с использованием данных по методике СМИЛ в двух группах испытуемых
(суицидентов и работающих сотрудников), полученных в результате тестирования
при поступлении на службу в органы внутренних дел. Общая выборка составила 1240
человек.

В результате исследования личностных факторов суицидального
риска после процедуры факторизации данных психодиагностического обследования по
методике СМИЛ в двух группах исследования были получены различные факторные
модели личностных показателей суицидентов и работающих сотрудников. Выявлены
отличия между ними в типах реагирования на стрессогенные ситуации,
психологических защитных механизмах и особенностях состояний психической
дезадаптации.

В факторной структуре, полученной в группе суицидентов,
наиболее информативным является фактор 1 (28%). Максимальные (положительные)
факторные нагрузки имеют: шкала 2 («Пессимистичность»), шкала 7
(«Тревожность»), шкала 0 («Социальная интроверсия»), шкала 8
(«Индивидуалистичность»). Эти переменные определяют положительный полюс
фактора. На противоположном полюсе расположены противопоставляемые признаки:
оптимистичность (активность), стеничность (агрессивность), экстраверсия,
коммуникативность. Выявленные признаки отражают свойства гипостенического типа
реагирования и преобладания тормозимых черт характера.

Известно, что каждая базовая шкала СМИЛ выявляет тот или
иной механизм трансформации тревоги, т.е. тот или иной вариант защитного
механизма. Следовательно в полученных факторных моделях каждый фактор позволяет
определить наиболее вероятные защитные механизмы психики, которые личность
задействует в психотравмирующих ситуациях. Поэтому в случае психастенического
варианта дезадаптации проявятся такие механизмы защиты, как отказ от реализации
своих намерений, интеллектуальная проработка проблем, ограничительное
поведение, направленное на избегание неуспеха и выраженное явлениями
навязчивости, пассивного ухода от конфликта, отхода от социальной
активности.

При стеническом типе реагирования с высокой вероятностью
развития экспансивного варианта дезадаптации на психотравмирующие ситуации
включаются такие защитные механизмы психики, как отрицание проблем,
гиперкомпенсаторная активация, внешнеобвиняющие агрессивные реакции.

Фактор 2 имеет информативность 19%. Наибольшими
положительными факторными нагрузками обладают: шкала 1 («Сверхконтроль»), шкала
3 («Эмоциональная лабильность»). Противоположный полюс определяется такими
переменными, как спонтанность, ригидность, т.е. данный фактор выявляет две пары
противопоставляемых признаков: сензитивность – спонтанность, лабильность –
ригидность.

Выявленные признаки в данной ортогональной плоскости
обнаруживают смешанный тип реагирования на психотравмирующие ситуации. Значения
на отрицательном полюсе данного фактора по шкалам 4 («Спонтанность») и 6
(«Ригидность»), которые выше нормативных, свидетельствуют о нарушении адаптации
в виде поведенческих реакций асоциальной и антисоциальной направленности, а
повышение значений на положительном полюсе по шкалам «Сверхконтроль» и
«Эмоциональная лабильность» – о нарушениях адаптации в виде психосоматических
реакций. Этот фактор может быть идентифицирован как выявляющий, с одной
стороны, смешанный тип реагирования на психотравмирующие ситуации с высокой
вероятностью развития психосоматического варианта нарушения адаптации, а с
другой – стенический тип реагирования с тенденцией к импульсивным агрессивным
реакциям. В психотравмирующих ситуациях включаются такие защитные механизмы
психики, как психосоматические проявления или импульсивные агрессивные
реакции.

В факторе 3 (15%) наибольшую положительную факторную
нагрузку имеет шкала 9 («Оптимистичность»). Данная переменная является
доминирующей, и отрицательный полюс фактора 3 определяется такими
характеристиками, как пессимистичность, пассивность. Соответственно, фактор 3
можно идентифицировать как фактор гипомании (стеничности) и прогнозировать
гипертимный (экзальтированный) или гипотимный варианты реагирования в
психотравмирующих ситуациях. Основными защитными механизмами при гипертимном
варианте реагирования на стрессовые ситуации являются: снижение критичности,
отрицание проблем, ажитированная активность; при гипотимном варианте:
пассивность, бегство от проблем.

В факторной структуре работающих сотрудников выявлены другие
информативные факторы, отличающие их от факторной структуры личностных
показателей группы суицидентов.

В результате проведенного исследования личностных
показателей в группах сравнения (суицидентов и работающих сотрудников)
установлены:

  1. Варианты психической дезадаптации суицидентов, в число
    которых относятся: психастенический, сопровождающийся состоянием ажитации,
    психосоматический; типы реагирования на стрессогенные ситуации: гипостенический
    с высокой вероятностью развития психастенического варианта дезадаптации,
    сопровождающийся ажитированной тревогой; смешанный с высокой вероятностью
    развития психосоматических нарушений.

  2. Защитные механизмы психики суицидентов: отказ от
    реализации своих намерений, интеллектуальная проработка проблем,
    ограничительное поведение, направленное на избегание неуспеха и проявляющееся в
    навязчивости; пассивный уход от конфликтов, отход от социальной активности,
    ажитированная активность.

  3. Существование в группе суицидентов проблемы подавленной
    враждебности, в то время как в группе работающих сотрудников выход
    отрицательных эмоций (агрессии) происходит за счет отреагирования вовне по
    внешнеобвиняющему типу.

  4. Смешанный тип реагирования в группе работающих с высокой
    вероятностью проявления непосредственных реакций на психотравмирующие ситуации.
    При этом сохраняется ориентация на социальные нормы. Психосоматические
    нарушения слабо выражены. Имеет место быть избирательная активность и
    общительность.

Тест: метод портретных выборов — адаптированный тест Сонди

Ссылки на проективные тесты, от противного: сначала мой частный результат
теста как иллюстрация, а потом ссылка на него.

Тест: метод портретных выборов — адаптированный тест Сонди

Психоаналитическая интерпретация

Вектор S: сексуальное влечение
Доминирование любви ко всему человечеству с постоянным (гуманным) удовлетворением активности.

Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение
Доминирование этической цензуры, отличающейся большой амбивалентностью. Этические противоречия и сомнения. В действиях и поведении мораль и этика отделены друг от друга.

Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)
Доминирование интеллекта. Преобладание иллюзии, что что-то невозможно сделать. Ощущение своей ненормальности. Вечная отчужденность, неспособность к контактам. Эгоцентризм. Внутреннее беспокойство, возбуждение и тревога. Постоянные отказы, избегание, подавление своих желаний. Несмотря на неудачи, непрекращающиеся попытки соперничать. Ощущение своей виновности и страх наказания.

Вектор C: влечение к контакту
Двойные или множественные связи. Внимание, распределенное на несколько объектов.
Индивидуально-личностная интерпретация

Не следует ни удивляться, ни пугаться, если в целостном портрете личности обнаруживаются кажущиеся противоречия: человек соткан из противоречий. Сбалансированная, гармоничная личность уравновешивается именно за счет этого противопоставления умеренно выраженных разнонаправленных свойств, в то время как акцентуация характера проявляется перевесом какой-либо заостренной черты.

1. Биологические предпосылки
(e−) Ригидный тип высшей нервной деятельности.
(k−) Слабый, инертный, левополушарный тип высшей нервной деятельности.

2. Конституциональный тип
(e−) Атлетический, агрессивный, смешанный тип реагирования, эксплозивный.
(k−) Лептосомный (астенический), гипостенический тормозимый тип реагирования.

3. Характерологические особенности
(e−) Тенденция к накоплению негативных эмоций с последующей разрядкой в виде приступов ярости, злопамятность, мстительность, завистливость, ревность, представление об окружающем мире как враждебно настроенном, чем оправдывается собственная жестокость.
(k−) Неуверенность в себе, повышенная мнительность и тревожность, сдержанность в проявлении чувств, застенчивость, стремление к избеганию конфликтов, ориентация на нормы поведения своего круга общения, повышенное чувство вины.

4. Личностные свойства
(e−) Устойчивость мотивации достижения, упорство в преследовании своих целей, внешнеобвиняющий тип реагирования, конфликтность в межличностных отношениях, стиль мышления конкретно-логический, тип реакции на стресс — агрессивный, взрывной; защитный механизм — враждебные поведенческие реакции или рациональная переработка.
(k−) Пассивно-страдательная позиция, выраженное «супер-Эго», тревожно-мнительные черты, пессимистичность, преобладает мотивация избегания неуспеха, стиль межличностного поведения — пассивно-зависимый, стиль мышления — вербально-аналитический. В стрессе — блокировка и нерешительность, защитный механизм — бегство в мир мечтаний.

5. Выбор профессии
(e−) Моряк, шофер, летчик, машинист, пожарник, артиллерист, кузнец, кочегар, пиротехник, спортсмен (боксер, штангист, вольная борьба, карате, самбо), администратор, начальник домоуправления, ЖЭКа или РЭО, заведующий гаражом.
(k−) Педагог, филолог, философ, ученый, литератор, библиотекарь, делопроизводитель, чиновник.

6. Социальная активность
(e−) Противопоставление своих установок этико-моральным устоям.
(k−) Деятельность носит оторванный от повседневных нужд характер и связана с мистикой, метафизикой, искусством, эстетикой, логикой.

7. Болезненная деформация влечения
(e−) Эпилептоидный педантизм и эксплозивность.
(k−) Возможна трансформация в тревожно-мнительные черты, навязчивости, депрессивно-ипохондрические нарушения, отклоняющееся поведение характеризуется полной пассивностью, замкнутостью.

Источник: Метод портретных выборов — адаптированный тест Сонди

Szondi test — ZenoN

Интерпретация даётся в двух формах: психоаналитической (краткие значения векторов влечений по учебнику Сонди) и индивидуально-личностной (сводные характеристики личности на основе ярко выраженных факторов по методу портретных выборов). Надо помнить, что полноценная интерпретация результатов теста Сонди во всей их взаимосвязи и в сопоставлении с результатами других методик и наблюдений – задача для опытного психолога-психоаналитика. Онлайн-тестирование даёт поверхностный результат и является скорее демонстрацией возможностей методики, чем диагностическим инструментом.

Психоаналитическая интерпретация

Вектор S: сексуальное влечение

Любовь к конкретному человеку с пассивной готовностью ему отдаться. У мужчин – инверсия цели.

Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение

Накопление ярости, ненависти, гнева, мщения, зависти и ревности.

Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)

Доминирование интеллекта. Преобладание иллюзии, что что-то невозможно сделать. Ощущение своей ненормальности. Вечная отчужденность, неспособность к контактам. Эгоцентризм. Внутреннее беспокойство, возбуждение и тревога. Постоянные отказы, избегание, подавление своих желаний. Несмотря на неудачи, непрекращающиеся попытки соперничать. Ощущение своей виновности и страх наказания.

Вектор C: влечение к контакту

Зрелые отношения в контактах. Привязанность без дальнейших поисков. Достаточно надежное внимание.

Индивидуально-личностная интерпретация Обнаружено 4 одинаково выраженных тенденций, выбор затруднен. Интерпретация дана на три первые тенденции.

Не следует ни удивляться, ни пугаться, если в целостном портрете личности обнаруживаются кажущиеся противоречия: человек соткан из противоречий. Сбалансированная, гармоничная личность уравновешивается именно за счет этого противопоставления умеренно выраженных разнонаправленных свойств, в то время как акцентуация характера проявляется перевесом какой-либо заостренной черты.

  1. Биологические предпосылки

(e−) Ригидный тип высшей нервной деятельности.

(k−) Слабый, инертный, левополушарный тип высшей нервной деятельности.

(p+) Сильный тип высшей нервной деятельности.

  1. Конституциональный тип

(e−) Атлетический, агрессивный, смешанный тип реагирования, эксплозивный.

(k−) Лептосомный (астенический), гипостенический тормозимый тип реагирования.

(p+) Сочетание атлетических и флегматических конституциональных особенностей. Темперамент стенический, гипертимный.

  1. Характерологические особенности

(e−) Тенденция к накоплению негативных эмоций с последующей разрядкой в виде приступов ярости, злопамятность, мстительность, завистливость, ревность, представление об окружающем мире как враждебно настроенном, чем оправдывается собственная жестокость.

(k−) Неуверенность в себе, повышенная мнительность и тревожность, сдержанность в проявлении чувств, застенчивость, стремление к избеганию конфликтов, ориентация на нормы поведения своего круга общения, повышенное чувство вины.

(p+) Спонтанность, общительность, непосредственность поведения, максимализм в эмоциональных проявлениях, амбициозность, стремление к лидированию, высокая самооценка, склонность к риску, чувство соперничества, предприимчивость, импульсивность.

  1. Личностные свойства

(e−) Устойчивость мотивации достижения, упорство в преследовании своих целей, внешнеобвиняющий тип реагирования, конфликтность в межличностных отношениях, стиль мышления конкретно-логический, тип реакции на стресс – агрессивный, взрывной; защитный механизм – враждебные поведенческие реакции или рациональная переработка.

(k−) Пассивно-страдательная позиция, выраженное «супер-Эго», тревожно-мнительные черты, пессимистичность, преобладает мотивация избегания неуспеха, стиль межличностного поведения – пассивно-зависимый, стиль мышления – вербально-аналитический. В стрессе – блокировка и нерешительность, защитный механизм – бегство в мир мечтаний.

(p+) Высокая мотивация достижения успеха, экстравертированность, активность, ведущая потребность – власть, стиль межличностного поведения – доминирующий, стиль познавательной деятельности – целостный, эвристический, опережающий опыт. В стрессе – сверхактивность. Защитный механизм – отреагирование вовне и вытеснение из сознания негативной информации.

  1. Выбор профессии

(e−) Моряк, шофер, летчик, машинист, пожарник, артиллерист, кузнец, кочегар, пиротехник, спортсмен (боксер, штангист, вольная борьба, карате, самбо), администратор, начальник домоуправления, ЖЭКа или РЭО, заведующий гаражом.

(k−) Педагог, филолог, философ, ученый, литератор, библиотекарь, делопроизводитель, чиновник.

(p+) Администратор, руководитель, предприниматель, геолог, психотерапевт, психолог, путешественник, писатель, журналист, циркач, каскадер, шофер-гонщик.

  1. Социальная активность

(e−) Противопоставление своих установок этико-моральным устоям.

(k−) Деятельность носит оторванный от повседневных нужд характер и связана с мистикой, метафизикой, искусством, эстетикой, логикой.

(p+) Политическая и административная активность.

  1. Болезненная деформация влечения

(e−) Эпилептоидный педантизм и эксплозивность.

(k−) Возможна трансформация в тревожно-мнительные черты, навязчивости, депрессивно-ипохондрические нарушения, отклоняющееся поведение характеризуется полной пассивностью, замкнутостью.

(p+) Экспансивно-шизоидная акцентуация, мания величия; отклоняющееся поведение – алкоголизм, наркомания, противоправные поступки: аферизм, хулиганские действия.

Литература Леопольд Сонди. Учебник экспериментальной диагностики влечений. М.: Когито-Центр, 2005 Л. Н. Собчик. Метод портретных выборов. СПб.: Речь, 2013

Original:https://psytests.org/result?v=szn19cIzircP9Ud1r9J​

Методика определения типа личности по Юнгу — Мегаобучалка

Психологическое исследование личности

 

 

Выполнил: Егоров С. Ю.,

студент 1 курса ИОМ,

группа МО1-2

 

 

 

Москва, 2015г

Часть 1: фактическая информация.

Анкетные данные испытуемого.

Пол: мужской;

Возраст: 18;

Образование: среднее полное

Интересы:девушки, музыка, живопись, кинематограф

Личностные качества: высокий уровень коммуникабельности, сильный темперамент, высокая организованность, осознанность и целеустремлённость, решительность, стремление вести здоровый образ жизни.

Жизненная позиция: гуманистические взгляды, направленность на саморазвитие, неконсервативная политическая позиция, негативное отношение к вредным привычкам.

Род занятий:студент Государственного Университета Управления.

 

Тест Сонди.

Психоаналитическая интерпретация:

Вектор S: сексуальное влечение

Нормальная сублимированная сексуальность.

 

Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение

«Стремящийся загладить свою вину Каин».

 

Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)

Доминирование интеллекта. Преобладание иллюзии, что что-то невозможно сделать. Ощущение своей ненормальности. Вечная отчужденность, неспособность к контактам. Эгоцентризм. Внутреннее беспокойство, возбуждение и тревога. Постоянные отказы, избегание, подавление своих желаний. Несмотря на неудачи, непрекращающиеся попытки соперничать. Ощущение своей виновности и страх наказания.

 

Вектор C: влечение к контакту

Доверительная связь. Прилипание и привязанность к прежнему объекту.

 

Индивидуально-личностная интерпретация:

Не следует ни удивляться, ни пугаться, если в целостном портрете личности обнаруживаются кажущиеся противоречия: человек соткан из противоречий. Сбалансированная, гармоничная личность уравновешивается именно за счет этого противопоставления умеренно выраженных разнонаправленных свойств, в то время как акцентуация характера проявляется перевесом какой-либо заостренной черты.

1. Биологические предпосылки

(k−) Слабый, инертный, левополушарный тип высшей нервной деятельности.

(p+) Сильный тип высшей нервной деятельности.

 

Конституциональный тип

(k−) Лептосомный (астенический), гипостенический тормозимый тип реагирования.

(p+) Сочетание атлетических и флегматических конституциональных особенностей. Темперамент стенический, гипертимный.

3. Характерологические особенности

(k−) Неуверенность в себе, повышенная мнительность и тревожность, сдержанность в проявлении чувств, застенчивость, стремление к избеганию конфликтов, ориентация на нормы поведения своего круга общения, повышенное чувство вины.

(p+) Спонтанность, общительность, непосредственность поведения, максимализм в эмоциональных проявлениях, амбициозность, стремление к лидированию, высокая самооценка, склонность к риску, чувство соперничества, предприимчивость, импульсивность.

4. Личностные свойства

(k−) Пассивно-страдательная позиция, выраженное «супер-Эго», тревожно-мнительные черты, пессимистичность, преобладает мотивация избегания неуспеха, стиль межличностного поведения – пассивно-зависимый, стиль мышления – вербально-аналитический. В стрессе – блокировка и нерешительность, защитный механизм – бегство в мир мечтаний.

(p+) Высокая мотивация достижения успеха, экстравертированность, активность, ведущая потребность – власть, стиль межличностного поведения – доминирующий, стиль познавательной деятельности – целостный, эвристический, опережающий опыт. В стрессе – сверхактивность. Защитный механизм – отреагирование вовне и вытеснение из сознания негативной информации.

5. Выбор профессии

(k−) Педагог, филолог, философ, ученый, литератор, библиотекарь, делопроизводитель, чиновник.

(p+) Администратор, руководитель, предприниматель, геолог, психотерапевт, психолог, путешественник, писатель, журналист, циркач, каскадер, шофер-гонщик.

6. Социальная активность

(k−) Деятельность носит оторванный от повседневных нужд характер и связана с мистикой, метафизикой, искусством, эстетикой, логикой.

(p+) Политическая и административная активность.

7. Болезненная деформация влечения

(k−) Возможна трансформация в тревожно-мнительные черты, навязчивости, депрессивно-ипохондрические нарушения, отклоняющееся поведение характеризуется полной пассивностью, замкнутостью.

(p+) Экспансивно-шизоидная акцентуация, мания величия; отклоняющееся поведение – алкоголизм, наркомания, противоправные поступки: аферизм, хулиганские действия.

 

Опросник Шнишека.

Профиль личности:

Значения шкал:

Демонстративность : 18 (среднее)

Средняя общительность; избегает выставлять себя, но и не прячется от людей, если нужно выступить перед большой аудиторией.

Застревание : 12 (среднее)

Обиды помнит недолго, месть быстро проходит, оскорбления быстро забываются, адекватное честолюбие, адекватно реагируют на критические замечания.

Педантичность : 12 (среднее)

Аккуратен в меру: дома и на работе старается поддерживать порядок по мере надобности; не любит, но согласен выполнять работу, требующую тщательности.

Возбудимость : 3 (низкое)

Проявляет исключительное хладнокровие, высокий уровень самоконтроля и саморегуляции в сфере эмоциональных реакций и отношений.

Гипертимность : 18 (среднее)

Настроение среднее. Не пессиместичное, не оптимистичное. Средняя степень инициативности. Мимика выражена средне, средняя координация движений. Средняя потребность в интеллектуальной деятельности. Средняя общительность.

Дистимность : 9 (среднее)

В меру разговорчив, разумный пессимист, настроение ровное.

Тревожность : 6 (низкое)

Отрицает (или блокирует) субъективные переживания страха. Не испытывает беспомощности, решительный, инициативный человек, всегда ощущает себя в безопасности. Проявляет смелость в любой неизвестной ситуации, не боится несчастных случаев. Бесшабашен.

Экзальтированность : 6 (низкое)

Наблюдается эмоциональная подавленность. В крайней выраженности – холодность, «эмоциональная тупость». Все виды деятельности эмоционально не окрашены, стереотипны. Создается впечатление эмоциональной отчужденности.

Эмотивность : 3 (низкое)

Такой человек практически не плачет, проявляет грубость и бесчувственность по отношению к другим людям. Отрицает (или блокирует) чувство сострадания, склонен к отклоняющемуся, в крайней степени выраженности – антисоциальному поведению.

Циклотимность : 6 (низкое)

Такой человек отрицает в себе (или блокирует) проявления колебания настроения, изменения активности, описывает свое поведение как устойчивое, стабильное, независимое от внешних обстоятельств.

 

Сочетания типов:

Одновременно низкие показатели по шкалам циклотимности и эмотивности могут указывать на нежелание «усложнять», стремление к рациональной оценке событий, игнорирование проблем, возникающих во взаимоотношениях.

Одновременно низкие показатели по шкалам циклотимности и экзальтированности подчеркивают интровертированность позиции человека, его сдержанность, внешнюю пассивность. Сочетание может характеризовать состояние утомления, апатии, но может проявиться и при в целом положительном фоне настроения, как «блаженное ничегонеделание».

Одновременно низкие показатели по шкалам циклотимности и тревожности могут указывать на благодушие, умиротворенность и успокоенность, стремление избегать ситуаций, в которых присутствует значительный риск. В то же время возможно рассмотреть это сочетание как указание на возможное наличие в прошлом опыте травматических ситуаций и переживаний, вызвавших желание в дальнейшем игнорировать такие свои переживания, на страх перед душевной болью.

Одновременно низкие показатели по шкалам возбудимости и эмотивности могут указывать на стремление дистанцироваться, отгородиться, защититься от требований и ожиданий. В субъективном самоотчете может быть подчеркнуто разочарование в близких отношениях, в себе самом.

При пониженной циклотимии и не-низком уровне педантичности может присутствовать ценностная ориентация на стабильность, размеренность, безопасность.

Одновременно низкие показатели по шкалам возбудимости и экзальтированности наблюдаются при потере интереса к происходящему, наличествует замкнутость, возможно – депрессивность позиции.

Одновременно низкие показатели по шкалам возбудимости и тревожности могут проявиться в графике человека, который воспринимает ситуацию как малозначимую, не проявляет ни заинтересованности, ни беспокойства по поводу происходящих событий.

Одновременно низкие показатели по шкалам экзальтированности и тревожности указывают на стремление к покою, умиротворенное состояние или примиренность с собой.

Методика определения типа личности по Юнгу.

Личности склонные к типу “экстраверт” хорошо строят отношения в большом кругу людей, стараются быть доминантами в этих компаниях, имеют активный взгляд на жизнь, ищут отклик во всём окружающим их мире. Они отличаются коммуникабельностью, самоуверенностью, смелостью, организованностью и великодушием.

Однако отсутствие серьёзного уклона в сторону экстраверсии позволяет испытуемому быть более осознанным, рациональным и склонным к анализу своих и чужих поступков.

 

https://psytests.org/szondi/szondi-run.html Бля, а тест то правду базарит, ёбана

Вектор S: сексуальное влечение

Амбивалентность. Доминирует потребность эроса, сопровождающаяся сомнением.

Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение

Доминирование этической цензуры, отличающейся большой амбивалентностью. Этические противоречия и сомнения. В действиях и поведении мораль и этика отделены друг от друга.

Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)

Ярко выраженные черты навязчивого характера. Бескорыстие, самоотверженность, сострадание, сочувствие, добросовестность, порядочность, педантичность. Повышенная чувствительность и сентиментальность. Колебания настроения, внешняя иллюзия, что чувства бедны, а внутри – переполненность чувствами. Боязливость, трусость, робость, щепетильность. Тщеславие, гордость (особенно познаниями, интеллектом). Самообладание. Сексуальная слабость. Прилипчивость, медлительность, неторопливость. Пессимизм, постоянные размышления, сомнения, угрызения совести. Суеверность. Трагическая печаль и бесконтактность.

Вектор C: влечение к контакту

Отправление на поиски нового, еще неизвестного объекта. Стремление к изменению. Неспособность быть верным прежнему объекту привязанности и поддержки. Повышенное любопытство и внимание к объектам окружающего мира. Расстройство профессиональной деятельности.

Индивидуально-личностная интерпретация
Не следует ни удивляться, ни пугаться, если в целостном портрете личности обнаруживаются кажущиеся противоречия: человек соткан из противоречий. Сбалансированная, гармоничная личность уравновешивается именно за счет этого противопоставления умеренно выраженных разнонаправленных свойств, в то время как акцентуация характера проявляется перевесом какой-либо заостренной черты.

1. Биологические предпосылки

(h−) Преобладание характеристик слабого типа высшей нервной деятельности.

(e−) Ригидный тип высшей нервной деятельности.

(k+) Смешанный, ригидный, левополушарный тип высшей нервной деятельности.

2. Конституциональный тип

(h−) Черты инфантилизма и отсутствие ярко выраженной мужской или женской дифференцированности, отличаются большей интровертностью и абстрактным направлением аффилиативной потребности. Тип реагирования – сензитивный, меланхолический.

(e−) Атлетический, агрессивный, смешанный тип реагирования, эксплозивный.

(k+) Лептосомный (астенический), шизоидный ригидный тип реагирования.

3. Характерологические особенности

(h−) Это лица, отличающиеся сентиментальностью, экзальтированностью чувств, высокой чувствительностью к средовым воздействиям, ведомые, нерешительные, склонные перекладывать принятие решений и ответственность на плечи окружающих, мнительные в отношении своего здоровья; их настроение в значительной мере зависит от отношения к ним окружающих; это люди ранимые, впечатлительные, эстетически ориентированные.

(e−) Тенденция к накоплению негативных эмоций с последующей разрядкой в виде приступов ярости, злопамятность, мстительность, завистливость, ревность, представление об окружающем мире как враждебно настроенном, чем оправдывается собственная жестокость.

(k+) Рассудочность, эмоциональная холодность, эгоистическая сосредоточенность на внутреннем мире собственных переживаний, оторванность от практических забот, склонность к широким обобщениям, оригинальность и независимость суждений, своеобразие поступков, формальность и избирательность в общении, педантичность, недоверчивость, скрытность, замкнутость.

4. Личностные свойства

(h−) Тревожность, сочетающаяся с пессимистичностью, ведущая потребность – аффилиативная, то есть потребность в понимании, сочувствии и глубокой привязанности. Фрустрированность аффилиативной потребности, реализации которой мешают внутренние запреты (табу), в связи с чем возникает эмоциональный дискомфорт и происходит сублимация этой потребности в самоотверженность и альтруизм, реализуемые в социальной активности. Ведущий мотив – избегание неуспеха, стремление найти социальную нишу и защиту в виде более сильной доброжелательной личности. Стиль межличностного поведения: за кажущейся конформностью и зависимостью просматривается бесконфликтная тяга к независимости, стремление уйти от конфронтации с жестким противостоянием сильных личностей в мир идеальных отношений. Застенчивость и ранимость делают человека такого типа внешне более покладистым и уступчивым. Стиль мышления сочетает в себе вербально-аналитические и художественные наклонности.

(e−) Устойчивость мотивации достижения, упорство в преследовании своих целей, внешнеобвиняющий тип реагирования, конфликтность в межличностных отношениях, стиль мышления конкретно-логический, тип реакции на стресс – агрессивный, взрывной; защитный механизм – враждебные поведенческие реакции или рациональная переработка.

(k+) Созерцательная позиция, субъективная мотивация, раздвоенное «Я», интеллект довлеет над эмоциями, стиль межличностного поведения – интровертный, стиль мышления – формально-логический. В стрессе блокировка или непредсказуемые действия, защитная реакция – бегство в мир фантазии.

5. Выбор профессии

(h−) Проявляется тяга к врачебной деятельности, к серьезному увлечению музыкой. Может быть выражен интерес к литературе, к вопросам культуры и гуманизма.

(e−) Моряк, шофер, летчик, машинист, пожарник, артиллерист, кузнец, кочегар, пиротехник, спортсмен (боксер, штангист, вольная борьба, карате, самбо), администратор, начальник домоуправления, ЖЭКа или РЭО, заведующий гаражом.

(k+) Математик, бухгалтер, солдат, печатник, фермер, инженер, механик, лаборант, экономист, счетовод, прикладное творчество, поделка по дереву, скульптор, плотник, физик-теоретик, литературный критик.

6. Социальная активность

(h−) Тяготеют к миссионерской деятельности с тенденцией жертвовать эгоистическими потребностями ради общества в целом.

(e−) Противопоставление своих установок этико-моральным устоям.

(k+) Деятельность носит оторванный от повседневных нужд характер и связана с экономикой, математикой, физикой.

7. Болезненная деформация влечения

(h−) Болезненные проявления могут манифестироваться в виде затрудненной сексуальной адаптации и других сексуальных инверсий. Такие люди предпочитают богемный стиль жизни. Отклоняющееся поведение базируется на сексуальной почве.

(e−) Эпилептоидный педантизм и эксплозивность.

(k+) Болезненно заостренные черты трансформируются в шизоидные проявления, кататонические симптомы, аутичность, а отклоняющееся поведение – в бродяжничество, социальную дезадаптацию.

Тест Сонди

Тест Сонди / Метод портретных выборов

http://psytests.org/szondi/szondi.html

—————————————————

Тест Сонди разработан венгерским врачом и психологом Леопольдом Сонди (Léopold Szondi) в 1930-е годы. В процессе клинической работы он обнаружил определенную закономерность, которой подчиняется избирательность человека в общении с окружающими. Предположив, что неосознанное влечение к подобным себе лицам имеет генетическую обусловленность, и базируясь на психоанализе Зигмунда Фрейда, Сонди разработал концепцию «судьбоанализа», а обширные данные клинико-генетических исследований легли в основу «теста восьми влечений».

Метод тестирования состоит в том, что человеку предлагается выбрать наиболее и наименее симпатичные портреты разных мужчин и женщин. Каждый портрет отражает в наиболее заостренном виде проявление одного из восьми основных базисных человеческих влечений и выявляет ту или иную проблему или патологию обследуемого. Уже много лет тест Сонди используется психиатрами и психологами как проективный личностный тест. Он позволяет находить как социальные, так и асоциальные, как здоровые, так и патологические тенденции испытуемых. Так как структура влечений, лежащая в основе методики, универсальна, тест Сонди подходит для людей любой национальности и социальной принадлежности.

В России метод был модифицирован Л. Н. Собчик как «метод портретных выборов», где восемь факторов-влечений Сонди были сопоставлены с индивидуально-типологическим подходом теории ведущих тенденций.

—————————————————

Интерпретация даётся в двух формах: психоаналитической (краткие значения векторов влечений по учебнику Сонди) и индивидуально-личностной (сводные характеристики личности на основе ярко выраженных факторов по методу портретных выборов). Надо помнить, что полноценная интерпретация результатов теста Сонди во всей их взаимосвязи и в сопоставлении с результатами других методик и наблюдений – задача для опытного психолога-психоаналитика. Онлайн-тестирование даёт поверхностный результат и является скорее демонстрацией возможностей методики, чем диагностическим инструментом.

Результат теста в значительной степени обусловлен конкретной ситуацией и внутренним состоянием человека. По Сонди, в каждом человеке заложено несколько вариантов реализации его судьбы, и очень часто варианты носят противоположный характер. Однократное тестирование открывает из множества имеющихся только одну возможность существования. Многократные исследования и анализ выявленной динамики являются одним из аспектов судьбоанализа Сонди.

В качестве стимульного материала использованы портреты, перерисованные специально для методики МПВ талантливым художником Б. И. Энским с сохранением их психологической сущности и сходства с оригиналом. Но надо отметить, что не все специалисты положительно относятся к перерисованным портретам, некоторые считают такое изменение материалов теста недопустимым. При желании, можно пройти тест Сонди с оригинальными карточками (к сожалению, качество фотографий оставляет желать лучшего). Отличие этого варианта только в изображениях, интерпретация не меняется.

—————————————————

Психоаналитическая интерпретация

Вектор S: сексуальное влечение
Доминирование любви к конкретному человеку. Инфантильная или старческая сексуальность.

Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение
Доминируют совестливость, терпимость, добродушие, готовность прийти на помощь.

Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)
Мягкость, женственность. Для женщин – стремление быть желанной, иметь поклонников, быть одариваемой и ведомой. Тенденция отдаваться партнеру. Сентиментальность. Одиночество, чувство покинутости. Смирение, покорность. Быстрая подверженность чужому влиянию. Плохая ориентация во времени и пространстве. Лирическо-мистические интересы. Алогичное мышление.

Вектор C: влечение к контакту
Недоверие. Разрыв отношений с прежним объектом и отправление на поиски. Депрессивные и аутистичные формы контактов.

Индивидуально-личностная интерпретация

Не следует ни удивляться, ни пугаться, если в целостном портрете личности обнаруживаются кажущиеся противоречия: человек соткан из противоречий. Сбалансированная, гармоничная личность уравновешивается именно за счет этого противопоставления умеренно выраженных разнонаправленных свойств, в то время как акцентуация характера проявляется перевесом какой-либо заостренной черты.

1. Биологические предпосылки
(p+) Сильный тип высшей нервной деятельности.
(m−) Сильный неустойчивый тип высшей нервной деятельности, правополушарный вариант.

2. Конституциональный тип
(p+) Сочетание атлетических и флегматических конституциональных особенностей. Темперамент стенический, гипертимный.
(m−) Пикнический или инфантильный. Стеничный (гипертимный) экстравертный тип реагирования, активный, оптимистичный, экспансивный.

3. Характерологические особенности
(p+) Спонтанность, общительность, непосредственность поведения, максимализм в эмоциональных проявлениях, амбициозность, стремление к лидированию, высокая самооценка, склонность к риску, чувство соперничества, предприимчивость, импульсивность.
(m−) Самостоятельность, независимость, потребность в самореализации, выраженный индивидуализм, настойчивость в достижении цели, стремление потакать своим слабостям, избыточная увлеченность развлечениями, поверхностность в контактах с окружающими, импульсивность в высказываниях и поступках.

4. Личностные свойства
(p+) Высокая мотивация достижения успеха, экстравертированность, активность, ведущая потребность – власть, стиль межличностного поведения – доминирующий, стиль познавательной деятельности – целостный, эвристический, опережающий опыт. В стрессе – сверхактивность. Защитный механизм – отреагирование вовне и вытеснение из сознания негативной информации.
(m−) Мотивы поведения обусловлены эгоцентричностью сиюминутных потребностей; самооценка завышенная; эмоциональная жесткость; интуитивное восприятие, опережающие опыт суждения; защитный механизм – отрицание проблем.

5. Выбор профессии

(p+) Администратор, руководитель, предприниматель, геолог, психотерапевт, психолог, путешественник, писатель, журналист, циркач, каскадер, шофер-гонщик.
(m−) Коммивояжер, агент, директор гостиницы, ресторана, главный врач больницы, зубной хирург, биржевик, предприниматель, геолог, скалолаз, водитель-дальнобойщик.

6. Социальная активность
(p+) Политическая и административная активность.
(m−) Административная сфера, независимость от ограничивающих свободу действия жестких рамок, криминальная направленность.

7. Болезненная деформация влечения
(p+) Экспансивно-шизоидная акцентуация, мания величия; отклоняющееся поведение – алкоголизм, наркомания, противоправные поступки: аферизм, хулиганские действия.
(m−) Импульсивное поведение, экспансивно-шизоидная акцентуация, алкоголизм, наркомания, аферизм, мошенничество.

—————————————————

Похоже в общем на правду
«ведущая потребность – власть, стиль межличностного поведения – доминирующий, стиль познавательной деятельности – целостный, эвристический, опережающий опыт. В стрессе – сверхактивность. Защитный механизм – отреагирование вовне и вытеснение из сознания негативной информации.»
«стремление к лидированию, склонность к риску, импульсивность.»
«настойчивость в достижении цели, стремление потакать своим слабостям, избыточная увлеченность развлечениями, импульсивность в высказываниях и поступках. »

Не про меня
«Для женщин – быть ведомой. Тенденция отдаваться партнеру. Смирение, покорность. Быстрая подверженность чужому влиянию.»

Эти строки понравились
«независимость от ограничивающих свободу действия жестких рамок, криминальная направленность.»
«противоправные поступки: аферизм, хулиганские действия.»

А это странно
«Лирическо-мистические интересы. Алогичное мышление.»

—————————————————

Что то я не совсем поняла, кто то может объяснить буквы (p+) (m−)
Как это читать?…

 

В. шапарь практическая психология. Проективные методики

Серия «Психологический факультет»

В.Б. ШАПАРЬ, О. В. ШАПАРЬ

ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДИКИ

Ростов-на-Дону

«Феникс»

2006

УДК 159.9 ББК 88.3 КТК 016 Ш 23

Рецензенты: Д-р психол. наук A.B. Тимченко Д-р психол. наук Л. Т. Балабанова

Шапарь В. Б., Шапарь О. В. Ш 23 Практическая психология. Проективные методи­ки. / В. Б. Шапарь, О. В. Шапарь. — Ростов н/Д: Фе­никс, 2006. — 480 с. (Психологический факультет).

Книга посвящена проективным методикам исследования личности, теория и практика которых образуют самостоя­тельный раздел современной психодиагностики. Важнейшей отличительной особенностью проективных методик является то, что в них используются неопределенные или слабострук­турированные стимулы, создающие наиболее оптимальные условия для проявления внутреннего мира человека.

В настоящее время подобной литературы, изданной на тер­ритории стран СНГ, нет.

Книга предназначена для студентов и аспирантов, изучаю­щих психологию, психологов-практиков и всех интересующих­ся проблемами психологического исследования личности.

ISBN 5-222-08505-8

9785222085059

УДК 159.9 ББК 88.3

© Шапарь В. Б., Шапарь О. В., 2006 © Оформление: изд-во «Феникс», 2006

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ (из истории проективного метода)

Проективные методики представляют собой специфи­ческую, довольно неоднородную группу психодиаг­ностических приемов клинической ориентации/По­следнее означает не столько направленность проективных методик на выявление тех или иных аномалий личности, сколько способность методик прогнозировать индивидуаль­ный стиль поведения, переживания и аффективного реаги­рования в значимых или конфликтных ситуациях, выявлять неосознаваемые аспекты личности.

История проективных методик — это и хронология, отме­чающая особо важные вехи развития проективной техники, и история развития проективного метода как целостного под­хода к пониманию природы личности и способов ее экспери­ментального изучения. Стало традиционным вести счет про­ективным методикам с теста словесных ассоциаций К. Юнга, созданного им в 1904-1905 гг. Метод вызова ответных ассоци­аций в психологии известен со времен В. Вундта и Ф. Гальтона, однако именно К. Юнгу принадлежит открытие и доказатель­ство феномена, лежащего в основе всех проективных мето­дик, а именно возможности посредством косвенного воздей­ствия на значимые области переживания и поведения человека («комплексы») вызывать пертурбации в экспериментальной деятельности. Юнг показал таким образом, что бессознатель­ные переживания личности доступны объективной диагно­стике. Впоследствии разнообразные варианты ассоциативно­го теста применялись для выявления чувства вины (детекторы лжи М. Вертгаймера и А. Лурия), асоциальных вытесненных влечений (Дж. Бруйер, Р. Лазарус, Л. Постмен, Ч. Эриксен и

др.), для отграничения нормы от патологии (Г. Кент и А. Ро­занов). Тесты незаконченных предложений и рассказов также нередко считают ведущими свое происхождение от ассоциа­тивного теста Юнга (Анастази Б., 1982; Abt L., Bellak L., 1950; Semeonoff В., 1976;Anzieu D., 1967).

Подлинный триумф проективной диагностики связан с по­явлением в 1921 г. «Психодиагностики» Г. Роршаха, опублико­ванной в Берне на немецком языке. Личная биография Герма­на Роршаха, его профессиональный путь, по-видимому, немало способствовали направлению его исследований и созданию оригинального метода, ставшего одним из самых известных в мировой психологии. Отказавшись от профессии художника, Роршах, тем не менее, много интересовался историей искусств, и живописи в частности. Ему было известно, что великий Ле­онардо да Винчи тренировал свое воображение путем длитель­ного рассматривания и интерпретаций причудливых конфи­гураций облаков на небе, влажных подтеков и неровностей на стене, лунных отблесков на застывшей воде. Заметим, что спо­собность человека одушевлять («чувствовать», по выражению Т. Липпса) окружающий предметный мир присуща всем лю­дям, детям и художникам в особенности. Вспомним излюблен­ный прием Г.-Х. Андерсена, заставлявшего оживать по ночам кухонную утварь, сплетничать о соседских обедах волшебный горшочек и философствовать бутылочное стеклышко. Не ис­ключено, что эта же особенность лежит в основе эстетического восприятия действительности.

Так, И. Сельвинский (1972) писал:

Отчего, когда глядим на волны, Видим вечность и судьбу людей? Отчего пургу зовем «седою», «Шепот» слышим там, где камыши? Оттого, что втайне красотою Мы зовем полет своей души.

Диссертация Г. Роршаха по медицине была посвящена изу­чению механизмов галлюцинаций, где он, между прочим, ссы­лается на однажды пережитое им состояние: во время первой в его медицинской практике аутопсии он явственно «видел», как ему пласт за пластом разрезают «мозг» и эти пласты падают пе­ред ним один за другим (Anzieu D., 1967). Переживание было очень ясным, живым и не только зрительным, но и сопровож­далось явственными тактильными и моторными ощущениями. Г. Роршах предположил, что в наших мечтах и фантазиях наряду со зрительными образами присутствует память и о пережитых движениях — кинетические образы, которые слагаются в осо­бый способ, модус мышления. Впоследствии Г. Роршах предпо­ложил, что чернильные пятна, адресованные зрительному вооб­ражению, растормаживают, оживляют моторные фантазии.

Известно, что до и независимо от Г. Роршаха с чернильны­ми пятнами экспериментировали и другие психологи (напри­мер, Ц. Е. Рыбаков в России, А. Бине и В. Анри — во Франции), однако именно Роршах был первым, кто доказал связь образов фантазии с основополагающими чертами и свойствами лично­сти. «Роршахиана» как дальнейшее развитие исследований и идей Г. Роршаха в настоящее время представлена двумя ведущи­ми направлениями — американским (Beck S., 1944; Klopfer В., Davidson H., 1962; Rapaport D. et al., 1945-1946) и европейским (Bцhm Е., 1978; Loosli — Usteri M., 1965).

Американских психологов отличает тенденция к теоретиче­скому обоснованию теста в русле идей «нового взгляда» и пси­хологии «эго», а также стремление к более строгому формали­зованному представлению и анализу эмпирических результатов. Европейские психологи в значительной мере сохраняют вер­ность оригинальной версии Роршаха, развивая и дополняя ее в духе ортодоксального психоанализа.

За время, прошедшее после выхода в свет «Психодиагности­ки», появились методики, родственные тесту Роршаха. Наибо­лее известны среди них Бен-Роршах («Вего») тест, тест Цулли-гера и тест Хольцмана. «Вего-тест» создавался Г Роршахом и его непосредственным сотрудником как параллельная серия оригинальному набору таблиц. Работа над тестом была законче­на Г. Цуллигером, также работавшим вместе с Роршахом. Цул-лигеру удалось доказать, что по основным показателям теста (общему количеству ответов, количеству целостных ответов, ответов на белое пространство, ответов с участием цвета и дви­жения) «Вего-тест» эквивалентен оригинальному набору таблиц. Г. Цуллигером в 1948 г. был предложен и собственный вариант теста — Z-тест, который состоит из трех таблиц — черно-белой, полихромной и черно-красной; обработка включает ряд отсут­ствующих в финальной версии показателей; главное отличие те­ста — краткость, формализованность анализа результатов.

Методика чернильных пятен Хольцмана (H.I. T.) отличается еще большей стандартизованностью и схематизацией. Она со­стоит из двух параллельных серий таблиц по 45 карточек в каж­дой; на каждую карточку испытуемый должен дать только один ответ. Достоинством H.I.T., сделавшим его наиболее валидным и надежным тестом среди дериватов методики Роршаха, явля­ется наличие нормативов и процентных показателей по основ­ным категориям шифровки ответов.

В отечественной психологии первые, крайне немногочис­ленные попытки применения теста Роршаха относятся к 20-30-м годам и имеют выраженную направленность на выявление аномалий личности в связи с конституционными типами для диагностики неврозов и психопатий, а также при исследова­нии больных эпилепсией (цит. по: Бурлачук Л. Ф., 1979). С 60-х годов тест Роршаха все шире внедряется в исследовательскую и клинико-диагностическую работу психологов, выходят первые методические руководства (Белая И. И., 1978; Белый Б. И., 1981 ; Бурлачук Л. Ф., 1979; Соколова Е. Т., 1980; Беспалько И. Г., 1978; Беспалько И. Г., Гильяшева И. Н., 1983). Важно подчеркнуть, что использование теста Роршаха в качестве диагностическо­го инструмента сопровождается четкой, глубокой рефлексией диагностических задач и теоретических моделей обоснования теста. Опираясь на базисные положения о пристрастном харак­тере психической деятельности, конкретные теоретические обо­снования строятся на основе таких категорий, как «установка» (Цуладзе С. В., 1969; Норакидзе В. Г., 1975), «личностный ком­понент» восприятия (Савенко Ю. С, 1969,1978; Блейхер В. М., Бурлачук Л. Ф., 1978), «индивидуальный стиль личности» (Со­колова Е. Т., 1978, 1980).

Интересной и многообещающей выглядит попытка А. М. Эт-кинда трактовать природу связи перцепции и личности в терми­нах «образа мира» как изоформизм двух структур — чувствен­ной ткани перцептивного образа и аффективно-когнитивного единства личности (ЭткиндА. М,, 1981).

Продолжая хронологический обзор истории развития про­ективных методов, мы, естественно, не можем не отметить 1935 год, когда впервые в журнальном варианте под двойным автор­ством появилось сообщение о Тематическом апперцептивном тесте (TAT) как методике экспериментального изучения фанта­зии (Morgan С, Murray Н., 1935). В то время тест не был обеспе­чен ни общей теоретической концепцией — в качестве метода исследования личности он стал рассматриваться в более позд­них публикациях Г. Мюррея (Murray H., 1938, 1943), ни стан­дартизованным руководством по применению. У этого метода, как и у теста Роршаха, имелись свои предшественники и своя предыстория (см., напр., Abt L., Bellak L., 1950; Rapaport D., 1968). Психологам и психиатрам давно было известно, что рас­сказы по сюжетным картинкам, специально подобранным для исследуемого контингента, позволяют судить о склонностях, интересах и нередко выявляют болезненные состояния пси­хики. На первый взгляд замысел TAT казался более простым и очевидным, чем идея Г. Роршаха. Действительно, разве Чарль­зу Диккенсу, заканчивающему свой любимый роман о Дэвиде Копперфильде, не чудилось, как он сам писал, «будто он отпу­скает в сумеречный мир частицу самого себя» (ДиккенсЧ., 1984, т. 6)? Мы также различаем за нравственными страданиями ге­роев Ф. М. Достоевского искания его собственной мятущейся души. К сожалению, подобные аналогии, к которым прибегал даже Мюррей при обосновании своего метода, мало что прояс­няют в понимании того, какие именно аспекты личного опыта автора прямо и зеркально отражаются в портретах и судьбах его героев, а какие, напротив, трансформируются в прямо противо­положные. А. Моруа, например, недвусмысленно намекает, что морализм Дюма-сына был не столько «генуинным», сколько формированием реакции в ответ на внутренние запреты и стыд за гуляку-отца. Это отразилось в его авторской позиции, в част­ности, в драме «Дама с камелиями» (Моруа Б., 1965).

Появление Тематического апперцептивного теста остро по­ставило ряд проблем, дискутируемых и по сей день. Одна из них касается прогностичности TAT. Исследования 30—50-х го­дов, проведенные в русле идей «нового взгляда», в целом под­твердили положение Мюррея об отражении в рассказах TAT фрустрируемых или отвергаемых «Я»-потребностей. Лишение сна, пищевая, сексуальная депривация, предшествующие успе­хи или неудачи существенно сказываются на ответах по TAT.

Однако в этих же экспериментах обнаружилось, что «сила» потребности и ее отражение в TAT связаны не линейной, а U-образной зависимостью: наиболее непосредственно в рас­сказах проявляются потребности умеренной интенсивности; очень сильная депривация приводит к вытеснению или иска­жению соответствующих образов фантазии (Sanford R., 1936). Тот же компенсаторный принцип действует и применительно к так называемым латентным или социально неодобряемым потребностям, например агрессии или гомосексуальности. В итоге действия защитных механизмов в рассказах TAT может искажаться реальная картина личностных особенностей. Так, Эриксон и Лазарус показали, что лица, страдающие скрытым гомосексуализмом, на провоцирующие таблицы TAT дают ней­тральные рассказы (Eriksen С. W., 1951, 1968). Еще более слож­ным является вопрос о соотношении рассказов и реального поведения. Согласно Г. Мюррею, латентные потребности не осознаются и невыводимы из открыто наблюдаемого поведе­ния, а проявляются только в фантазиях и фантазиоподобной активности типа TAT. Эксперименты уточнили эту гипотезу: если потребность — явная или латентная — не имеет «мотор­ной разрядки», фрустрируется в открытом социальном поведе­нии, она находит компенсаторное удовлетворение в рассказах TAT (Lazarus R. S., 1961).

Между тем, лица, уже совершившие особо тяжкие престу­пления, могут продуцировать нейтральные или подчеркнуто просоциальные темы (Станишевская M. М., Гульдан В. В., Вла­димирская M. Т., 1974). Существенной детерминантой ответа оказывается и сама ситуация обследования. Если она воспри­нимается как экспертная, проявления агрессии строго контро­лируются. Из сказанного следует, что прогноз реального поведе­ния на основе прямого отождествления «героя» и обследуемого осуществим только для ограниченного круга личностных черт и тенденций. Так, например, вариант TAT Д. Мак-Клелланда и Дж. Аткинсона оказался высоко валидным в отношении моти­вации достижения (Atkinson J., 1958).

Возвращаясь к хронологии, следует остановиться на рабо­тах Лоуренса Фрэнка 1939-1948 гг., в которых автором были впервые сформулированы основные принципы проективной психологии. Ему же принадлежит приоритет в использовании термина «проекция» для обозначения особой группы методов исследования личности.

Наиболее существенной чертой проективных мет щик Л. Фрэнк считал неопределенность стимульных условий, по­зволяющих испытуемому проецировать свой способ видения жизни, свои мысли и чувства. Чем более неструктурированным является «стимульное поле», тем в большей степени его струк-турация индивидом будет изоморфична структуре его реального жизненного пространства (Frank L., 1939).

Концепция Л. Фрэнка, испытавшая сильное влияние «холи­стических» теорий личности, в том числе и К. Левина, акцен­тирует ряд моментов, чрезвычайно важных, на наш взгляд, для понимания назначения и диагностических границ проектив­ных методик. Проективные методики направлены на раскрытие внутреннего мира личности, мира субъективных переживаний, чувств, мыслей, ожиданий, а вовсе не на экспресс-диагностику реального поведения. Узко прагматическая ориентация многих исследований часто игнорировала это ограничение, составля­ющее суть проективного метода как особого подхода, способа понимания человека. Важно не то, как человек действует, а то, что он чувствует и как управляет своими чувствами. Ясно, что совпадение поведенческого уровня и плана переживаний есть частный случай, поэтому возможность прогноза поведения по проективным методам ограничена, зато открывается перспек­тива проникновения в уникальный мир человеческих чувств и внутреннюю логику его построения.

Исследования Л. Франка, теоретико-методологические по своей сути, породили множество экспериментальных иссле­дований, среди которых особо следует выделить два направле­ния — изучение роли стимула в проекции личностнозначимого материала и изучение феномена проекции как психологиче­ского механизма, лежащего в основе действенности этой груп­пы методов. Неопределенность стимульных условий неодно­кратно указывалась в качестве признака, дифференцирующего


проективные методики от других, например психометрических, процедур. Тест Роршаха и TAT дают примеры двух типов сти-мульной неопределенности — структурного и содержательно-смыслового. Неопределенной является для испытуемого и сама ситуация обследования, не ограничивающая его действия ка­кими-либо стандартами и нормативными оценками, но предо­ставляющая максимально широкий выбор способов поведения (Lindzey D., 1959; Бурлачук Л. Ф., 1979; Соколова Е. Т., 1980; Анастази Б., 1982). Дж. Брунер также предполагал, что неопре­деленность, неоднозначность или «зашумленность» — необ­ходимые стимульные условия для предоставления приоритета личностным субъективным факторам в детерминации воспри­ятия и других видов познавательной активности (Брунер Дж., 1977; Abt L., Bellak L., 1950).

В духе экспериментов «нового взгляда» в 40—50-е годы скла­дывались теоретические обоснования теста Роршаха (DragunsJ., 1967) и TAT (Bellak L., 1950).

Акцентирование неопределенности стимульных условий по­зволило, кроме всего прочего, согласовать проективные методы с психоаналитическим стилем клинического мышления. Чем более неопределенны условия (т. е. чем меньше давление реаль­ности), тем в большей степени психическая активность прибли­жается по своей природе к «первичным» психическим процес­сам (воображению, галлюцинациям), движимым принципом удовольствия. Проективные методы на первый взгляд давали основание для подобного осмысления (см., напр., эксперимен­тальные исследования аутистического восприятия), однако в этом случае необходимо было признать тождество «первичных процессов» и психической активности в ситуации проективно­го исследования.

Не все исследователи склонны были следовать традиции ортодоксального психоанализа. Набиравшая силу «психология Эго», как и конкретные экспериментальные клинические ис­следования, формировали новую теоретическую парадигму для обоснования проективного подхода. Значительный вклад был внесен американскими клиническими психологами во главе с Давидом Рапапортом (Rapoport D., 1944-1945; 1968). В частно­сти, проанализировав исследования «нового взгляда», особен-

но той его ветви, которая занималась изучением когнитивного стиля, Рапапорт по-новому определяет специфику процессов, детерминирующих проективный ответ. Проективная продукция рассматривается как результат сложной познавательной дея­тельности, в которой слиты воедино и собственно когнитивные моменты (отвечающие «реальности» — ситуации эксперимента, задаче инструкции, определенным характеристикам стимуль-ного материала), и аффективно-личностные факторы — «пе­риферические» мотивы, индивидуальные способы контроля и защиты.

Вслед за работами Д. Рапапорта и его коллег началось интен­сивное изучение роли стимульных факторов в характеристике проективных ответов. Применительно К TAT, в частности, было продемонстрировано наличие таблиц, стойко провоцирующих стандартные темы, например депрессию и суицид (TAT, табл. 3, 14, 15), сексуальные перверзии (TAT, табл. 13, 18) (Bellak L., 1978; RapoportD., 1968).

Интересны в этой связи результаты, полученные при ис­следовании сопутствующего значения стимульных характери­стик таблиц Роршаха методом семантического дифференциала (Kenny О., 1964). Так, оказалось, что каждая таблица обладает определенным эмоциональным значением:


Таблица 1

уродливый, грязный, жестокий, грубый, активный

Таблица 11

счастливый, сильный, активный, быстрый

Таблица II!

хороший, чистый, счастливый, легкий, активный, быстрый

Таблица IV

плохой, грязный, жестокий, сильный, мужествен­ный

Таблица V

легкий, активный

Таблица VI

большой по размеру

Таблица VII

хороший, красивый, чистый, хрупкий, нежный, женственный

Таблица VIII

чистый, активный

Таблица IX

сильный, активный, горячий

Таблица X

хороший, красивый, чистый, счастливый, легкий, активный, быстрый

Д. Кении приходит к выводу, что высокоструктурирован­ные изображения, «насыщенные» тем или иным побуждением, максимально выявляют индивидуальные различия по степени выраженности этого побуждения. Другие авторы полагают, что проекция того или иного побуждения на слабо структурирован­ные стимулы зависит от интенсивности данного побуждения, а также от готовности субъекта к самораскрытию.

С учетом проведенных исследований в настоящее время имеется достаточно обширный выбор вариантов и модифика­ций TAT с таблицами, «значения» которых подобраны заранее с учетом диагностических задач. Среди них наиболее извест­ны серии Д. Мак-Клелланда и Дж. Аткинсона для диагностики мотивации достижения (McCleland D., Atkinson J., 1953), TAT для детей и пожилых людей (Bellak L., 1978), TAT для подрост­ков (Symonds D., 1949), TAT для исследования семейных уста­новок (Jackson L., 1950), TAT для национальных меньшинств. Установлено, что оптимальное условие для проекции глубин­ных слоев личности — умеренный уровень неоднозначности стимульного материала. Индивидуальные вариации ответов на стандартные значения стимулов в этом случае оказываются более диагностически значимыми и выявляют не столько аф­фективные состояния и актуальную силу потребности, сколько устойчивые личностные характеристики, в том числе аномалии (Murstein В., 1963).

Тест Роршаха и TAT представляют две группы наиболее рас­пространенных проективных методик по критерию ответной реакции испытуемого, относимых соответственно к тестам на структурирование («конституирование» — по Фрэнку) и ин­терпретацию. Предполагается также, что эти методики наи­более удачно дополняют друг друга, выявляя соответственно формальный аспект личности — индивидуальный когнитив­ный стиль, способы аффективного реагирования и контроля и содержательный аспект — структуру потребностей, содержание конфликтных переживаний, апперцепцию «Я» и своего соци­ального окружения.

Не ставя перед собой задачу обзорного анализа существую­щих проективных приемов, хотелось бы кратко обрисовать от­носительно новые и малоизвестные по отечественной литера­туре направления в проективной психологии.

Это, прежде всего, тенденция рассматривать в качестве про­ективных или квазипроективных методики, традиционно на­правленные на диагностику интеллекта и познавательных про­цессов в целом. Впервые эта точка зрения наиболее четко была сформулирована Д. Рапапортом в уже упоминавшихся исследо­ваниях 1946 г. и затем в более поздних работах его сотрудников по Меннингерской клинике (например, Klein G., 1970), атакже Г. Виткином (Witkin H., 1954, 1974).

Можно сказать, что авторы имеют в виду качественней ана­лиз выполнения испытуемым интеллектуальных проб, однако на самом деле речь идет о феноменах, в которых находит вы­ражение влияние личностных и аффективно-мотивационных факторов на познавательные процессы. Для иллюстрации при­ведем пример анализа процесса мышления на основе извест­ной нам методики Выготского-Сахарова (цит. по: Semeonoff В., 1976). Д. Рапапорт, использовавший эту методику в целях дифференциальной диагностики при исследовании психиче­ски больных разных нозологии, выделяет пять категорий «лич­ностных форм мышления», по существу представляющих собой феномены, описанные Б. В. Зейгарник как нарушения моти-вационного компонента мышления (Зейгарник Б. В., 1962). Например, депрессивные тенденции проявляются при выпол­нении методики в общей инертности, нежелании манипули­ровать фигурками, неспособности отказаться от ранее сфор­мулированной ошибочной гипотезы. Реакция на фрустрацию, неудачу, затруднения выражается в аутоагрессии, дискредита­ции задания, нарушении планирования или настаивании на не­обычных идеях. Один и тот же «симптом», как мы видим, мо­жет по-разному проявляться у разных людей, что и позволяет говорить об индивидуальном стиле познавательной активности. Аналогичным образом различные индивидуальные стратегии выполнения какого-либо перцептивного теста (например те­ста вставленных фигур — EFT) позволяют делать вывод о со­ответствующих индивидуально-типологических особенностях личности — полезависимости-поленезависимости (Witkin H., 1954, 1974).

Давая оценку этому направлению, следует подчеркнуть, что расширительное толкование интеллектуальных тестов как про­ективных имеет своей целью привлечение внимания клини­ческих психологов к процессу выполнения интеллектуальных задач, его качественному анализу, что, несомненно, более точ­но отвечает специфике клинической диагностики. Снимается также противопоставление интеллектуальных и личностных те­стов как относящихся к разным «областям» личности — иными словами, реализуется, правда несколько упрощенно ..целостный подход к личности как сплаву аффекта и интеллекта.

Другое направление в развитии проективных методов связа­но с активной разработкой проблем межличностного восприя­тия и взаимодействия и исследования «Я-образа». В определен­ном смысле все проективные методы направлены на изучение того, как субъект воспринимает других людей и самого себя. Наиболее распространено мнение, что проективные методики выявляют неосознаваемый компонент социальной перцепции и «Я-образа» (Wylie R., 1974).

Неспецифическими методиками указанной ориентации яв­ляются TAT и тест Роршаха. Предполагается, что в рассказах TAT находит отражение не столько реальный характер межлич­ностных отношений обследуемого, сколько их апперцепция, т. е. эмоциональное отношение и пристрастное видение этих отношений. Изображенные на картинках фигуры кроме бук­вальных значений имеют и символический смысл. Так, фигура немолодого мужчины — олицетворение отца, начальника, во­обще власти и мужского начала. В этом случае интерпретация темы рассказа в зависимости от общего контекста сужается до анализа внутрисемейных отношений либо расширяется и рас­сматривается как отражение взаимоотношений обследуемого с широким социальным окружением, отношение к нормативам общества и его ценностям. Тест Роршаха также дает некоторую информацию об общей благоприятной или неблагоприятной аффективной установке обследуемого к другим людям — враж­дебно-защитной или аффилятивно-открытой.

С 60-х годов начал разрабатываться и получил широкое рас­пространение тест Роршаха для исследования общения — Со­вместный тест Роршаха (СТР), используемый более всего для диагностики внутрисемейных отношений. Развитие семейного консультирования и семейной психотерапии послужило толч­ком к созданию ряда методик, нацеленных на диагностику се­мейных отношений. К ним прежде всего следует отнести тест семейных установок Л. Джексона (Jackson L., 1950), тест семей­ных отношений Л. Бене и С. Антони (Bene R., Antony S., 1957), кинетический тест рисования семьи (Burns R., Kaufman S., 1972) и его варианты.

К относительно новому направлению, инициировавшему создание новых методик, относится исследование «Я-обра­за». Среди традиционных проективных методик следует отме­тить тест Роршаха, выявляющий формальные характеристики «Я-образа» — самоконтроль, самооценку, самореализацию, а также специальную модификацию теста для диагностики фи­зического «Я-образа», «границ образа физического Я» (Fisher S., ClevelendS., 1958).

Общая недостаточная валидность и надежность проектив­ных методик заставляют исследователей искать новые диагно­стические парадигмы. К ним относится включение в проектив­ные процедуры психометрических принципов — так построены вариант TAT Столина В. В. и Кальвиньо М. (1982), методика косвенного исследования системы самооценок Соколовой Е. Т. и Федотовой Е. О. (1982).

Продуктивным оказывается также создание процедур так на­зываемой управляемой проекции (Столин В. В., 1981), позво­ляющей исследовать микроструктуру самоотношения в струк­туре самосознания.

Общая оценка проективных методик как психодиагностиче­ских процедур исторически связана с обсуждением так называ­емой проблемы проекции. В отечественной литературе дискус­сия по этому поводу также достаточно освещена, однако сама проблема, на наш взгляд, далека от своего разрешения.

Как известно, Л. Фрэнк ввел термин «проекция», не опре­делив его конкретного психологического содержания. Подраз­умевалось, что благодаря неопределенности стимульного ма­териала личность «проецируется» на него, как на экран (Frank L., 1939). Образное выражение Фрэнка породило представле­ние о проективных методиках как о своего рода «рентгеновских

лучах», высвечивающих глубины личности. Ясно, что подобное истолкование механизма проекции не удовлетворяло исследо­вателей. Первые содержательные интерпретации проекции как феномена, возникающего в ситуации проективного исследо­вания, связывались в теоретическом отношении с концепцией 3. Фрейда; для подтверждения психоаналитической концепции привлекались также эксперименты Г. Мюррея, Р. Сэнфорда и других по изучению мотивации через продукты воображения (Bellak L., 1944). Однако фрейдовское понятие «проекции» не отличалось однозначностью, что сразу же породило ряд трудно­стей при попытках интерпретировать проективные методики с позиций психоанализа, что отмечалось и отечественными ис­следователями (Бурлачук Л. Ф., 1979; Реньге В. Э., 1979).

Главные из этих трудностей могут быть сформулированы в трех пунктах:

1 ) недостаточная разработанность, многозначность терми­на «проекция» в психоанализе, многообразие описывае­мых явлений;

2) лишь частичное сходство феноменов, обозначаемых в

психоанализе этим термином, с процессами, имеющими

место в проективном исследовании;

3) различие типов проекции в разных проективных тестах.

Остановимся на анализе каждого из перечисленных пунктов.

Впервые термин «проекция» в его психологическом значении был использован 3. Фрейдом для объяснения патологических симптомов паранойи в 1896 г., а затем при разборе «случая Шре-бера» в 1911 г. В этих работах проекция понималась как при­писывание другим людям социально неприемлемых желаний, в которых человек как бы отказывает сам себе. В этом случае проекция рассматривалась Фрейдом как механизм защиты про­тив неосознаваемых асоциальных влечений, в частности гомо­сексуальности, которая лежит в основе бредообразования при паранойе. Впоследствии была описана так называемая фоби-ческая защитная проекция — вынесение вовне, экстериориза-ция страха, тревоги, в действительности имеющих эндогенную природу (Фрейд 3., 1924). В работах последующих лет наряду с концепцией защитной проекции, входящей в состав различных патологических состояний, Фрейд вводит понятие проекции как нормального психологического процесса, участвующего в формировании нашего восприятия внешнего мира. Проек­ция интерпретируется им как первичный процесс «уподобле­ния» окружающей реальности собственному внутреннему миру (Фрейд 3., 1925). Таков, например, механизм детского или ре­лигиозно-мифологического мировосприятия.

Таким образом, проекцией Фрейд называет два существенно отличающихся друг от друга явления, в основе которых лежат процесс самозащиты и процесс «самоуподобления». Их объеди­няет неосознаваемость трансформаций, которым подвергаются исходные влечения, — в сознании выступает лишь продукт этих преобразований. Со временем проекция стала столь расхожим термином, что дифференцировать ее от явлений идентифи­кации, перенесения и некоторых других психоаналитических феноменов стало чрезвычайно трудно (Lapiance J., Pontalis J., 1963). Например, говорят о проекции в психотерапевтической ситуации, когда на врача переносятся чувства, предназначен­ные другому лицу; называют проекцией своеобразное отож­дествление художника со своим творением (Г. Флобер говорил: «Эмма — это я»), а также «сопереживание» при восприятии ху­дожественных произведений; проекцией объясняют существо­вание расовых и этнических предрассудков.

Б. Мюрштайн и Р. Прайер (Murstein В., Prier R., 1959), кри­тикуя многозначность и, следовательно, недостаточную разра­ботанность понятия проекции, предлагают различать несколь­ко видов проекции. Классическая защитная проекция Фрейда находит подтверждение во многих клинических наблюдени­ях. Атрибутивная проекция — приписывание собственных мо­тивов, чувств и поступков другим людям (по смыслу близка к фрейдовскому «уподоблению»). Артистическая проекция — детерминированность восприятия потребностями восприни­мающего; для иллюстрации этого вида проекции авторы ссы­лаются на эксперименты New Look. Рациональная проекция отличается от классической «рациональной» мотивировкой: например, по данным одного из экспериментов, когда студен­там предложили высказать свои замечания по структуре учеб­ного процесса, оказалось, что на отсутствие дисциплины жало­вались отпетые прогульщики, а недостаточной квалификацией

преподавателей были недовольны двоечники. Здесь, как в слу­чае обычной рационализации, вместо признания собственных недостатков испытуемые склонны были приписывать ответ­ственность за собственные неудачи внешним обстоятельствам или другим людям.

Д. Холмс, подводя итоги многолетних исследований, считает необходимым выделить два «измерения» проекции (Holmes D., 1968) (см. табл.). Первое из них относится к тому, что проеци­руется: субъект воспринимает в другом свои собственные черты или черты, ему самому не присущие. Второе измерение — осо­знает ли субъект обладание той чертой, которая проецируется, или нет. Комбинация этих измерений позволяет классифици­ровать все известные виды проекции.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Механизмы гиперчувствительности

Читателю также рекомендуется обратиться к Разделу. 10.1007 / 978-1-4614-7261-2_4 # Sec000424 для рассмотрения места гистамина в диагностике лекарственной аллергии и разд. 10.1007 / 978-1-4614-7261-2_8 # Sec00085 для обзора рецепторов гистамина и их значения для опиоидных анальгетиков.

Гистамин (2- (имидазол-4-ил) этиламин) — одна из наиболее изученных молекул во всех биологических системах. Этот факт и его очевидные мириады физиологических и патологических эффектов лежат в основе, казалось бы, постоянно расширяющейся литературы по чрезвычайно широкому спектру видов деятельности, включая ее роль в воспалительных и аллергических реакциях; многие аспекты иммунного ответа; дифференциация; пролиферация клеток; кроветворение; нейротрансмиссия; регуляция функций кровообращения, вазодилатации и артериального давления; лечение раны; желудочно-кишечная функция; и, без сомнения, многие другие еще предстоит выяснить.В периферических тканях более 90% запасов гистамина в организме находится в тучных клетках и базофилах, хотя есть два других основных источника у людей — энтерохромаффиноподобные клетки кишечника и гистаминергические нервы в головном мозге. В тучных клетках и базофилах гистамин хранится в гранулах вместе с различными анионными протеогликанами — гепарином в тучных клетках и кондроитин-4-сульфатом в базофилах. При дегрануляции, вызванной специфическими антителами IgE, цитокинами или высвобождающими гистамин, такими как соединение 48/80, ионофор кальция, N- формил-мет-лей-фе, форбол 12-миристат 13-ацетат и некоторые лекарства, такие как опиоидные анальгетики и нейромышечные блокаторы, гистамин высвобождается из гранул в больших количествах вместе с соответствующим протеогликаном.

Гистаминовые рецепторы

Физиологические и фармакологические эффекты гистамина опосредуются четырьмя различными рецепторами H 1 , H 2 , H 3 и H 4 , которые являются членами 7-трансмембранного белка g. Семейство сопряженных рецепторов (GPCR) с сайтами аминоконцевого гликозилирования и сайтами фосфорилирования для протеинкиназ A и C. Рецепторы широко экспрессируются в различных тканях, которые реагируют на гистамин. Для рецептора H 1 эти ткани включают клетки гладкой мускулатуры дыхательных путей и сосудов, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, нейтрофилы, эндотелиальные клетки, Т- и В-клетки, гепатоциты, нервные клетки и клетки мочеполовой системы, что указывает на важную роль. роль аутакоида в модуляции иммунных, воспалительных и аллергических процессов.Рецептор H 2 экспрессируется в париетальных клетках желудка, центральной нервной системе, гладких мышцах сосудов, сердце, нейтрофилах и матке. Рецепторы H 3 , по-видимому, менее широко распространены в центральной и периферической нервной системе, в то время как рецепторы H 4 в значительной степени экспрессируются в гемопоэтических клетках, где они модулируют миграцию эозинофилов и избирательное привлечение тучных клеток. Для передачи сигнала рецепторы H 1 и H 2 активируют G q и G s -связанные белки соответственно, в то время как H 3 и H 4 связаны с G i и активируют его. / о белков.

Патофизиологические эффекты в результате стимуляции H
1 рецептор включает те ответы, которые наблюдаются при немедленных аллергических реакциях, а именно, покраснение, зуд, отек, астма, анафилаксия, бронхоспазм и проницаемость сосудов. Первичная активация рецептора H 1 , связанного с G αq / 11 белка, происходит через фосфолипазу C, которая катализирует образование инозитол-1,4,5-трифосфата (IP 3 ) и 1,2 -диацилглицерин (DAG) из фосфатидилинозитол-4,5-бифосфата.IP 3, высвобождается в цитозоль, связывается со своим рецептором в эндопластическом ретикулуме, вызывая повышение цитозольных уровней Ca 2+ . DAG, действуя как вторичный мессенджер, активирует протеинкиназу C (PKC). Этот путь активируется и проходит в головном мозге, дыхательных путях, гладких мышцах кишечника и сосудов. Активация рецептора H 1 в некоторых других тканях может стимулировать образование аденилциклазы и цАМФ. Сигнальные пути еще полностью не изучены, особенно детали участия Ca 2+ .Некоторыми из результирующих реакций в эндотелиальных клетках сосудов после стимуляции рецептора H 1 и повышенных внутриклеточных уровней Ca 2+ являются изменения проницаемости, синтез простациклина и фактора активации тромбоцитов (PAF), а также высвобождение фактора фон Виллебранда и оксид азота (NO).

В то время как рецепторы H 1 оказывают положительное воздействие, H
2 рецепторы , по-видимому, в основном опосредуют подавляющую активность гистамина, включая секрецию желудочного сока, сокращение сердца, пролиферацию клеток, дифференцировку и некоторые эффекты на иммунный ответ.Рецепторы H 2 связаны с аденилатциклазой, а также с системами вторичных мессенджеров фосфоинозитидов через отдельные GTP-зависимые механизмы, но H 2 -зависимые эффекты, особенно со стороны центральной нервной системы, преимущественно опосредуются через цАМФ. Было показано, что связывание рецептора стимулирует активацию киназы c-Fos, c-Jun, PKC и P70S6. Сообщалось об альтернативных сигнальных путях (рис.). К ним относятся опосредованное рецептором повышение внутриклеточных уровней Ca 2+ и / или IP 3 в клетках промиелоцитарного лейкоза человека HL-60, а также увеличение цАМФ и ингибирование высвобождения арахидоновой кислоты в клетках яичника китайского хомячка (СНО). трансфицированные кДНК крысы и индуцированные ионофором кальция.

Обобщенные сравнения связывания G-белка и основных и альтернативных путей передачи сигналов для четырех рецепторов гистамина H 1, H 2, H 3 и H 4. (см. Также таблицу)

The H
3 рецептор регулирует синтез и высвобождение гистамина, а также играет регулирующую роль в высвобождении нейромедиаторов, таких как серотонин, дофамин и норадреналин. Рецептор экспрессируется в тех областях центральной нервной системы, которые связаны с познанием, в частности, в гиппокампе, базальных ганглиях и областях коры головного мозга, а также в периферической нервной системе, а именно в сердечно-сосудистой системе, желудочно-кишечном тракте и дыхательных путях.Рецептор H 3 передает сигналы через белки G i / o и альтернативные пути передачи сигналов, по-видимому, активируются этими белками. Стимуляция рецептора приводит к ингибированию аденилциклазы и снижению уровней цАМФ и PKA. Могут быть активированы альтернативные пути передачи сигналов, включая активацию фосфолипазы A 2 (PLA 2 ), стимуляцию митоген-активируемой протеинкиназы (MAPK), ингибирование обмена Na + / H + и K + -индуцированная мобилизация Ca 2+ .Исследование опосредованного рецептором H 3 ослабления экзоцитоза норэпинефрина в сердечных симпатических нервах выявило новый путь, в котором стимуляция рецепторов на нервных окончаниях вызывает внутринейрональную активацию каскада MAPK. PLA 2 , фосфорилированный MAPK, перемещается на клеточную мембрану, где он действует на мембранные фосфолипиды, продуцируя арахидоновую кислоту, субстрат для циклооксигеназы и продукции простагландина E 2 (PGE 2 ).PGE 2 активирует рецептор 3 простагландина E (EP 3 R) на клеточной мембране, где субъединица Gβγ i EP 3 R ингибирует проникновение Ca 2+ , что приводит к ослаблению экзоцитоза норадреналина. Очевидно, что с рецептором H 3 в разных клеточных системах может использоваться различная передача сигналов. Дополнительной иллюстрацией этого является демонстрация опосредованной рецептором H 3 активации при ингибировании роста холангиокарциномы in vitro и in vivo.Активация рецепторов H 3 высокоаффинным агонистом H 3 уменьшала рост холангиокарциномы за счет увеличения уровней IP 3 , транслокации PKCα и IP 3 / Ca 2+, зависимого от дефосфорилирования внеклеточной среды. сигнально-регулируемые киназы ERK 1/2.

Недавно был продемонстрирован новый сигнальный путь рецептора H 3 , включающий модуляцию рецептором активности серин / треонин-специфической протеинкиназы Akt (протеинкиназа B, PKB) / GSK-3β (гликогенсинтаза киназа 3β). в клетках SK-N-MC из линии клеток нейроэпителиомы.Стимуляция рецептора агонистом H 3 индуцировала фосфорилирование Ser473 и Thr308 по Akt, киназе, важной для развития и функции нейронов. Исследования показали, что активация Akt происходит посредством G i / o -опосредованной активации PI3K (см. Раздел 3.2.6.1). Активация рецептора H 3 также приводит к фосфорилированию Ser 9 на GSK-3β, киназе ser / thr, которая действует ниже Akt. Эта киназа важна для функции мозга, и этот недавно идентифицированный сигнальный путь добавляет важные знания к нашему пониманию роли гистамина, контролируемого рецептором H 3 , в функции мозга.Три описанных выше альтернативных пути суммированы на рис.

После осознания того, что не все биологические эффекты гистамина могут быть приписаны рецепторам гистамина H 1 , H 2 и H 3, , был постулирован четвертый рецептор и рецептор гистамина H
4 впоследствии клонировали в 2000–2001 гг. Рецептор H 4 демонстрирует 35% -ную гомологию аминокислотной последовательности с рецептором H 3 , и оба они сходны по структуре генов.Рецептор , , по существу ограниченный кроветворными клетками, оказывает хемотаксический эффект на несколько типов клеток, связанных с иммунными и воспалительными реакциями, такими как аллергия, астма, ревматоидный артрит и воспалительное заболевание кишечника, и это привело к интересу к разработке новых агентов. направленные на эти заболевания. Рецепторы H 4 функционально экспрессируются на тучных клетках, эозинофилах, моноцитах, дендритных клетках и CD8 + Т-клетках. Хотя присутствие большого количества гистамина в тучных клетках и способность клетки высвобождать гистамин хорошо известны, экспрессия гистаминовых рецепторов на тучных клетках не была убедительно продемонстрирована, и имеется мало информации о влиянии гистамина на клетку.В настоящее время известно, что тучные клетки экспрессируют H 4 , но не рецептор H 3 , но воздействие гистамина или гистамина в сочетании с комплексами антиген-антитело IgE не приводит к дегрануляции тучных клеток. Однако рецептор H 4 явно вовлечен в воспаление и зуд на животных моделях. В модели острого воспаления, индуцированного каррагинаном, на крысах, антагонисты рецептора ингибировали образование отека и обращали вспять тепловую гипералгезию.В модели индуцированного гистамином зуда у мышей антагонисты H 4 подавляли, но не отменяли расчесывание, и зуд уменьшался у мышей с дефицитом H 4 . Центрально действующие антагонисты рецептора H 1 вызывали частичное уменьшение, а комбинированное лечение обоими антагонистами полностью устраняло зуд. Дополнительным доказательством участия обоих рецепторов H 4 и H 1 в вызванном гистамином зуде было появление зуда после введения агонистов обоих рецепторов.Есть много медиаторов зуда, и механизмы их возникновения сложны. Полагая, что механизмы, лежащие в основе зуда при хронических состояниях, таких как атопический дерматит, более вероятно, связаны с дегрануляцией тучных клеток, была создана модель зуда на мышах путем внутрикожной инъекции антиген-специфического IgE и введения антигена через 24 часа. Антагонисты рецептора H 4 значительно уменьшали зуд, и это также было результатом, наблюдаемым у мышей с дефицитом рецептора H 4 . Интересно, что экспрессия рецептора H 4 на тучных клетках или любой другой клетке не требовалась для зудящей активности, что привело к предположению, что зуд, опосредованный рецептором H 4 , может быть результатом воздействия на периферические нейроны.В то время как значение результатов на животных моделях для зуда у людей сомнительно, есть оптимизм в отношении того, что антигистаминные препараты, специфически нацеленные на рецептор H 4 , могут привести к более эффективному лечению зудящих состояний у людей.

Рецептор H 4 в основном связан с белками G i / o и, как и рецептор H 3 , это приводит к ингибированию аденилциклазы и снижению продукции цАМФ и последующим эффектам на элемент ответа цАМФ. транскрипция -связывающего (CREB) гена.Как и в случае с другими гистаминовыми рецепторами, сообщалось о других сигнальных путях (рис.). Из исследования сигнальных путей эндогенного мышиного рецептора H 4 тучных клеток костного мозга было показано, что активация рецептора гистамином вызывает хемотаксис, не влияя на дегрануляцию тучных клеток. Были предложены следующие интерпретации и последовательность событий. Связывание гистамина с рецептором на тучных клетках и эозинофилах активирует чувствительные к коклюшному токсину белки Gα i / o , запускающие PLC, возможно, через субъединицы βγ G-белка, диссоциированные от белков Gα i / o .PLC гидролизует фосфатидилинозитол-4,5-бифосфат до IP 3 и DAG. IP 3 диффундирует в цитозоль и связывается со своим рецептором на эндопластическом ретикулуме, где он активирует канал Ca 2+ , вызывая высвобождение внутриклеточного Ca 2+ . Повышенный уровень Ca 2+ запускает хемотаксис тучных клеток в отношении гистамина по путям, которые еще предстоит проработать. Было высказано предположение, что этот механизм может быть ответственным за накопление тучных клеток в аллергических тканях.

Появляется все больше свидетельств того, что когда один и тот же рецептор может активировать более одного пути, некоторые агонисты могут активировать один путь вместо другого. Необходимость рассмотрения более чем одного нижестоящего сигнального пути в исследованиях гистамин-GPCR была снова подтверждена недавним исследованием передачи сигналов в рецепторе H 4 с использованием селективного антагониста для G-белковозависимой передачи сигналов JNJ7777120 (1 — [(хлоро-1 — H -индол-2-ил) карбонил] -4-метилпиперазин).Последующие измерения передачи сигналов активации G-белка и рекрутирования β-аррестина продемонстрировали, что антагонист — это то, что было описано как предвзятый агонист, действующий как агонист, не зависимый от G-белка, для рекрутирования β-аррестина на рецептор. β-Аррестин является частью механизма регуляции активности GPCR. При стабилизации альтернативной активной конформации рецептора H 4 , которая инициирует рекрутирование β-аррестина, но не активацию G-белка, то есть передачу сигналов с предвзятым отношением к агонистам, JNJ7777120 может проявлять способность существовать во множестве активных конформаций.Это может привести к стабилизации агонистом немного другого состояния, которое предпочтительно связывается с одним путем, а не с другим.

Обобщенное сравнение функций, показаний для антагонистов, связывания с G-белком и путей передачи сигналов для четырех гистаминовых рецепторов показано в таблице и на рис.

Таблица 3.1

Обобщенное сравнение функции, связывания G-белка и путей передачи сигналов гистамина H 1 , H 2 , H 3 и H 4 рецепторов a

нейротрансмиттер

Модуляция нейротрансмиссии

связывание белков

Рецепторов H 1 H 2 H 3 H 4
Лучше всего охарактеризованная функция Острая аллергическая реакция Секреция желудочной кислоты Модуляция желудочного сока. -модуляция
Показания к применению антагонистов Аллергия, зуд b Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, язвенная болезнь b Расстройства сна и когнитивных функций c 9028 9029 c G αq / 11 G αs 9029 2

G αi / o G αi / o
Главный сигнальный путь Ca 2+ цАМФ ↑ Ингибирование цАМФ Ca 2+

Реакция гиперчувствительности IV типа — StatPearls

Непрерывное обучение

Реакция гиперчувствительности четвертого типа — это клеточно-опосредованная реакция, которая может возникать в ответ на контакт с определенными аллергенами, приводя к так называемому контактному дерматиту, или в ответ на некоторые диагностические процедуры. как в туберкулиновой кожной пробе.Для лечения этого состояния необходимо избегать определенных аллергенов. В этом упражнении рассматривается оценка и лечение реакций гиперчувствительности четвертого типа и подчеркивается роль межпрофессиональной группы в улучшении ухода за пациентами с этим состоянием.

Цели:

  • Описать эпидемиологию реакций гиперчувствительности четвертого типа.

  • Обобщите патофизиологию реакций гиперчувствительности четвертого типа.

  • Объясните общие результаты физикального обследования, связанные с реакциями гиперчувствительности четвертого типа.

  • Пересмотрите важность сотрудничества и координации помощи среди межпрофессиональной команды для улучшения ухода за пациентами с реакциями гиперчувствительности четвертого типа.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

Наша иммунная система играет решающую роль в защите нашего организма от патогенов, но иногда реакция бывает чрезмерной. Этот преувеличенный ответ вызывается взаимодействием иммунной системы с антигеном (аллергеном) и называется гиперчувствительностью.Кумбс и Гелл классифицируют реакции гиперчувствительности на четыре типа. Первые три типа считаются реакциями гиперчувствительности немедленного типа, поскольку они возникают в течение 24 часов. Четвертый тип считается реакцией гиперчувствительности замедленного типа, поскольку она обычно возникает более чем через 12 часов после воздействия аллергена, а максимальное время реакции составляет от 48 до 72 часов. Четыре типа гиперчувствительности:

  • Тип I: реакция, опосредованная антителами IgE

  • Тип II: цитотоксическая реакция, опосредованная антителами IgG или IgM

  • Тип III: реакция, опосредованная иммунными комплексами

  • Тип IV: замедленная реакция, опосредованная клеточным ответом

Реакция гиперчувствительности типа IV опосредуется Т-клетками, которые вызывают воспалительную реакцию против экзогенных или эндогенных антигенов.В определенных ситуациях могут быть задействованы другие клетки, такие как моноциты, эозинофилы и нейтрофилы. После воздействия антигена возникает первоначальный местный иммунный и воспалительный ответ, привлекающий лейкоциты. Антиген, захваченный макрофагами и моноцитами, представляется Т-клеткам, которые затем становятся сенсибилизированными и активируются. Затем эти клетки выделяют цитокины и хемокины, которые могут вызывать повреждение тканей и вызывать заболевания. Примеры заболеваний, возникающих в результате реакций гиперчувствительности типа IV, включают контактный дерматит и гиперчувствительность к лекарствам.Реакции типа IV подразделяются на типы IVa, IVb, IVc и IVd в зависимости от типа задействованных Т-клеток (CD4 T-хелперные клетки типа 1 и типа 2) и продуцируемых цитокинов / хемокинов. [1]

Отсроченная гиперчувствительность играет решающую роль в способности нашего организма бороться с различными внутриклеточными патогенами, такими как микобактерии и грибы. Они также играют основную роль в опухолевом иммунитете и отторжении трансплантата. Поскольку у пациентов с синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) наблюдается прогрессирующее снижение количества клеток CD4, они также имеют дефектную реакцию гиперчувствительности четвертого типа.[2] [3]

Этиология

Реакции гиперчувствительности IV типа в некоторой степени представляют собой нормальные физиологические явления, которые помогают бороться с инфекциями, а дисфункция этой системы может предрасполагать к множественным оппортунистическим инфекциям. Побочные эффекты также могут возникать из-за этих реакций, когда происходит нежелательное взаимодействие между иммунной системой и аллергеном. Классическим примером является воздействие ядовитого плюща, приводящее к контактному дерматиту. Некоторые препараты (антибиотики, противосудорожные препараты) могут вызывать реакции гиперчувствительности IV типа, приводящие к гиперчувствительности к лекарствам и другим клиническим синдромам.

Некоторые вирусные инфекции при воздействии определенных лекарств могут вызвать реакцию, например цитомегаловирус с антибиотиками, вирус Эпштейна-Барра с амоксициллином и вирус герпеса 6 с противосудорожными средствами. Аллопуринол и, совсем недавно, ламотриджин участвовали в реакциях гиперчувствительности IV типа. Воздействие латекса может вызвать реакции гиперчувствительности как I, так и IV типа у восприимчивых пациентов.

Эпидемиология

Гиперчувствительность четвертого типа является распространенным заболеванием среди восприимчивых людей.Например, распространенность контактной гиперчувствительности составляет около 1-6% среди населения. Другой второстепенный подтип реакции гиперчувствительности четвертого типа называется лекарственной аллергией. Лекарственная аллергия иногда считается отдельным заболеванием и составляет около одной седьмой побочных эффектов лекарств. У 2–3% госпитализированных пациентов наблюдаются аллергические реакции на коже. В Западной Европе эпидемиологические исследования показывают взаимосвязь между атопией у здоровых людей и ответом на очищенные производные белка (PPD).Крупное поперечное исследование, проведенное в Швеции, показывает реакцию PPD размером более 3 миллиметров, что несколько чаще встречается у пациентов с атопией, чем у нормальной популяции (15,1% против 14,7%). Однако было обнаружено, что PPD-ответы с результатом более 10 миллиметров составляют 1,4% у здоровых детей по сравнению с 1,2% в популяции с аллергией. [1] [4] [5]

Патофизиология

Патофизиология гиперчувствительности четвертого типа зависит от основной причины. Например, гранулематозное заболевание возникает, когда Т-клетки стимулируются антигенпрезентирующими клетками, которые не могут разрушить поглощенные антигены.После этого антигенпрезентирующие клетки становятся гигантскими многоядерными клетками, и для этого секретируется много цитокинов, включая интерлейкин-2 (ИЛ-2) и фактор некроза опухоли альфа и бета. Другой механизм возникает при контактном дерматите, когда на кожу наносятся раздражители или антигены; это вызовет воспалительную реакцию, опосредованную сверхэкспрессией ICAM-1, VCAM-1, ELAM-1. Гиперчувствительность к лекарствам возникает, когда частицы различных лекарств связываются с рецептором Т-клеток, даже если они не метаболизируются антигенпрезентирующими клетками и не представлены молекулами основного комплекса гистосовместимости.[6] [7] [8]

Существует три подтипа гиперчувствительности IV типа: контактный дерматит, гиперчувствительность туберкулинового типа и гиперчувствительность гранулематозного типа.

Контактный гиперчувствительный дерматит возникает, когда гаптены, которые считаются экзогенными антигенами, проникают через кожу в непосредственной близости от эпидермальных и дермальных клеток, что приводит к воспалительной реакции. Кожные дендритные клетки и клетки Лангерганса играют важную роль в презентации антигена и сенсибилизации этих гаптенов к CD4 и CD8 Т-клеточным лимфоцитам.Последние секретируют цитокины и другие ферменты, чтобы привлечь другие иммунные клетки к месту воздействия гаптена. Кроме того, кератиноциты помогают рекрутировать иммунные клетки, секретируя другие группы цитокинов, такие как IL- и IL-8. Это приводит к воспалению кожи с отеком, зудом и болью.

Гиперчувствительность туберкулинового типа может наблюдаться после внутрикожной инъекции очищенного производного белка (PPD), называемого туберкулином (продукт туберкулезной палочки), который вызывает измеримое локальное уплотнение и опухоль, обычно измеряемые в миллиметрах между 48 и 72 часами после инъекции.Эта местная реакция указывает на наличие гиперчувствительности четвертого типа. Туберкулиновая проба — это проверенный метод диагностики туберкулезной инфекции, даже если она является латентной.

Гиперчувствительность гранулематозного типа может возникать в ответ на действие различных антигенов. Макрофаги, поглотившие антигены, не могут их уничтожить и привлечь еще несколько макрофагов на место расположения этих антигенов. Совокупность макрофагов, заполненных внутриклеточными антигенами, называется гранулемой. Одним из примеров гиперчувствительности гранулематозного типа является саркоидоз, системное гранулематозное заболевание неизвестной причины с большим разнообразием клинических проявлений.Иногда саркоидоз называют пониженной гиперчувствительностью четвертого типа из-за медленного прогрессирования этого заболевания. [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15]]

Гистопатология

После инъекции туберкулина в кожу иммунные клетки будут проникать в слой дермы кожи, и эти иммунные клетки можно увидеть после окрашивания гематоксилином и эозином. При гиперчувствительности гранулематозного типа биопсия гранулемы может показать казеозный некроз, окруженный многоядерными гигантскими клетками, состоящими из макрофагов и эпителиоидных клеток.Эти гранулемы обычно окружены лимфоцитами и другими иммунными клетками. При контактной гиперчувствительности мононуклеарные клетки мигрируют внутри эпидермиса и дермы. При биопсии кожи между дермой и эпидермисом можно увидеть микровезикулы. Эти микровезикулы возникают в результате отека кожи. При раздражающем контактном дерматите нейтрофилы обычно обнаруживаются в биоптатах, взятых из эпидермиса. [8] [16]

История и физика

Клинические признаки, связанные с гиперчувствительностью IV типа, варьируются и подразделяются на отдельные клинические состояния, каждое из которых имеет свои уникальные особенности.

Контактный дерматит возникает после воздействия на кожу аллергена (лекарства местного действия, ядовитый плющ) и со временем перерастает в очень эритематозную зудящую сыпь, часто с опухолью и отеком, переходящими в пузырьки и буллы. Некоторые из этих пузырьков и пузырей могут разорваться с последующим образованием корки. Когда реакция продлевается с лихенификацией и шелушением, состояние можно назвать подострым или хроническим контактным дерматитом. Некоторые из агентов, причастных к развитию контактного дерматита, включают перчатки, одежду, акрил, консерванты и ряд промышленных химикатов.Поэтому разумно спросить пациентов об их занятиях, увлечениях и повседневной деятельности.

Гиперчувствительность гранулематозного типа может наблюдаться при туберкулезе и саркоидозе. Саркоидоз считается гранулематозом с неизвестной причиной с системным поражением любого органа тела. Это приводит к образованию гранулем иммунной системой в пораженных органах. Чаще всего при саркоидозе поражаются лимфатическая система, особенно средостение, легкие, глаза и кожа.В 20-50% случаев обнаруживается поражение глаз. Более того, до 30% пациентов могут иметь неспецифические симптомы, такие как слабость, потеря веса или лихорадка. При поражении легких пациенты обычно жалуются на одышку, затрудненное дыхание, сухой кашель и боль в груди. Иногда эти симптомы прогрессируют до фиброза легких с прогрессирующим снижением легочных функций [16] [17].

Острый генерализованный экзантематозный пустулез (AGEP) — это редкая лекарственная реакция, проявляющаяся в виде генерализованной пустулезной сыпи, проявляющейся в течение 24 часов после воздействия опасного лекарственного средства.

Лекарственная лихорадка: Некоторые лекарства, такие как триметоприм-сульфаметоксазол или тетрациклины, могут вызывать лихорадку как единственное проявление, и определенные условия, по-видимому, увеличивают эту восприимчивость при воздействии определенных лекарств. Пациенты с острой инфекцией, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), более склонны к лекарственной лихорадке при лечении антиретровирусной терапией.

Синдром Стивенса-Джонсона / токсический эпидермальный некролиз: это опасные для жизни состояния, которые проявляются тяжелым некрозом кожи и слизистых оболочек с потерей жидкости и могут проявляться гиповолемическим шоком.Наблюдается сильное волдыри на коже с болью, шелушение эпидермиса, напоминающее ожог третьей степени. Обычно задействованными агентами являются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), противосудорожные препараты и сульфамидные препараты.

Синдром лекарственной гиперчувствительности (DiHS) — еще одна тяжелая лекарственная реакция гиперчувствительности IV типа, проявляющаяся сыпью, лихорадкой и поражением многих органов, особенно сердца, легких, печени и почек.

Оценка

Диагноз контактного дерматита может быть установлен только по клиническим признакам, и в редких случаях может потребоваться биопсия кожи.Чтобы определить вызывающий аллерген аллерген, могут помочь кожные пластыри. Пациенты обычно проходят тестирование на широкий спектр аллергенов и антигенов для оценки кожной реакции. Иногда могут быть полезны иммунологические тесты, такие как общий анализ крови с дифференциальной, CD4, CD8 и радиоаллергосорбентные тесты.

Если есть подозрение на туберкулез, туберкулин можно вводить внутрикожно, и в зависимости от степени реакции пациента можно диагностировать туберкулез.В случае положительного результата требуется рентген грудной клетки. При гранулематозном заболевании, таком как саркоидоз, может быть рассмотрен рентген грудной клетки, биопсия лимфатических узлов, повышенный уровень ангиотензинпревращающего фермента в сыворотке (не диагностический) или проверка слюнных желез или средостения на фиксацию галлия. [4] [18] [19] [ 20]

Лечение / ведение

Лечение гиперчувствительности IV типа зависит от клинического состояния, возникшего в результате этой реакции.

Контактный дерматит: Удаление возбудителя заболевания является наиболее важным аспектом лечения этого состояния.Тяжесть состояния кожи определяет тип терапии, который почти всегда будет включать местные стероиды, титруя силу стероида в зависимости от тяжести дерматита.

При синдроме Стивена Джонсона / токсическом эпидермолизе потребуется агрессивная спасающая жизнь терапия, включая госпитализацию в отделение интенсивной терапии, оптимальную инфузионную терапию, антибиотики при вторичной инфекции и системные кортикостероиды.

При гранулематозных состояниях терапия зависит от типа клинического состояния.Как при системном, так и при глазном саркоидозе стероидная терапия является стандартным лечением. В дополнение к стероидам, метотрексат показал эффективность при легочном саркоидозе. При болезни Крона моноклональные антитела против фактора некроза опухоли (TNF) могут использоваться как эффективный способ лечения болезни. При шистосомозе можно использовать празиквантел. Как только туберкулиновая проба покажет положительный результат, необходимо начать лечение туберкулеза, и одна из наиболее распространенных схем — это введение рифампицина, изониазида, пиразинамида и этамбутола.[17] [19] [21] [22] [23] [24]

Дифференциальный диагноз

Вирусные экзантемы и некоторые бактериальные инфекции могут проявляться макулопапулезными высыпаниями, которые могут выглядеть как контактный дерматит. Воздействие аллергена и временная связь с возбудителем болезни могут помочь дифференцировать эти состояния.

Саркоидоз может проявляться легочными симптомами, а рентген грудной клетки может выявить внутригрудную лимфаденопатию. Это проявление иногда может быть похоже на туберкулез.Однако лечение совершенно иное; антибиотики назначают при туберкулезе, в то время как стероидная терапия необходима при саркоидозе. [25]

Прогноз

Прогноз зависит от проявленного клинического состояния. В большинстве случаев контактный дерматит проходит без последствий. Исследования показывают, что до 40% пациентов, избегающих приема аллергена, больше не болели дерматитом.

Новый острый саркоидоз чаще встречается среди белых, чем среди чернокожих, и имеет более высокий шанс спонтанной ремиссии в течение двух лет.Эта ремиссия наблюдается у двух третей пациентов. Однако остальные из них обычно прогрессируют до хронического саркоидоза, который обычно проявляется обострениями и ремиссиями. Смертность при саркоидозе обычно связана с дыхательной недостаточностью и может составлять до 5% пациентов. При туберкулезе прогноз благоприятный при ранней диагностике и лечении противомикробными препаратами. [17] [20]

Осложнения

Гранулематозные заболевания могут поражать любой орган тела, но для каждого типа гранулематозного заболевания есть общие органы, которые обычно поражаются.Например, саркоидоз обычно поражает легкие, глаза и почки, приводя к пневмонии, фиброзу легких, легочной недостаточности, катаракте, глаукоме и почечной недостаточности. Помимо легких, туберкулез обычно поражает позвонки и суставы, что приводит к боли в спине, скованности суставов и артриту.

При контактном дерматите может возникнуть аутоэкзематизация, которая представляет собой системное обострение кожного воспаления после второго контакта с определенным аллергеном. Это воспаление кожи нарушает нормальную кожу, которая является самым важным барьером в нашем организме.Повреждение кожи может привести к повышенному риску вторичного инфицирования кожи бактериями и другими инфекционными организмами. [26] Тяжелый синдром Стивена Джонсона / токсический эпидермальный некролиз может привести к необратимому рубцеванию кожи.

Сдерживание и обучение пациентов

Раннее распознавание и осведомленность о возникновении реакций гиперчувствительности типа IV может помочь пациентам оптимально управлять своим состоянием. Пациенты должны быть проинформированы об основных возбудителях болезни, к которым они восприимчивы, и о стратегиях, позволяющих избежать такого воздействия.Как только возникнет реакция, быстрое удаление агента и начало противовоспалительной терапии может уменьшить дискомфорт и сократить продолжительность болезни.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Реакция гиперчувствительности IV типа может возникать по целому ряду причин, поражающих несколько органов, в зависимости от индивидуальной восприимчивости. Координация помощи между врачами первичного звена и специалистами (аллергологами / инфекционистами) может помочь достичь оптимальных результатов для этих пациентов.

Дополнительное образование / Контрольные вопросы

Ссылки

1.
Пихлер WJ. Отсроченные реакции гиперчувствительности к лекарствам. Ann Intern Med. 21 октября 2003 г .; 139 (8): 683-93. [PubMed: 14568857]
2.
Юстис Вайллант А.А., Вашишт Р., Зито П.М. StatPearls [Интернет]. StatPearls Publishing; Остров сокровищ (Флорида): 30 декабря 2020 г. Непосредственные реакции гиперчувствительности. [PubMed: 30020687]
3.
Усман Н., Аннамараджу П. StatPearls [Интернет].StatPearls Publishing; Остров сокровищ (Флорида): 14 декабря 2020 г. Реакция гиперчувствительности III типа. [PubMed: 32644548]
4.
Чарнобильска Э., Обтулович К., Всолек К. [Тип IV гиперчувствительности и его подтипы]. Przegl Lek. 2007; 64 (7-8): 506-8. [PubMed: 18409354]
5.
Grüber C, Paul KP. Туберкулиновая реактивность и аллергия. Аллергия. 2002 Апрель; 57 (4): 277-80. [PubMed: 11

  • 6]
  • 6.
    Rana AP. Орофациальный гранулематоз: клинический случай с обзором литературы.J Indian Soc Periodontol. 2012 Июль; 16 (3): 469-74. [Бесплатная статья PMC: PMC3498725] [PubMed: 23162350]
    7.
    Аль-Хамад А., Портер С., Феделе С. Орофациальный гранулематоз. Dermatol Clin. 2015 июл; 33 (3): 433-46. [PubMed: 26143423]
    8.
    Акино М., Рознер Г. Системный контактный дерматит. Clin Rev Allergy Immunol. 2019 Февраль; 56 (1): 9-18. [PubMed: 29766368]
    9.
    Гаспари А.А., Кац С.И., Мартин С.Ф. Контактная гиперчувствительность. Curr Protoc Immunol. 2016, 01 апреля; 113: 4.2.1-4.2.7. [PubMed: 27038464]
    10.
    [Туберкулиновая внутрикожная реакция (IDR) или туберкулиновый тест]. Med Mal Infect. 2004 август-сентябрь; 34 (8-9): 358-63. [PubMed: 15622978]
    11.
    Pelzer PT, Mutayoba B, Cobelens FGJ. Вакцинация БЦЖ защищает от заражения Mycobacterium tuberculosis, что подтверждается кожным туберкулиновым тестом. J Infect. Октябрь 2018; 77 (4): 335-340. [PubMed: 29778630]
    12.
    Monaghan ML, Doherty ML, Collins JD, Kazda JF, Quinn PJ.Туберкулиновая проба. Vet Microbiol. 1994 Май; 40 (1-2): 111-24. [PubMed: 8073619]
    13.
    Тангараджу П., Венкатесан С. Проказа у детей: необходимость активного вмешательства. Чин Мед Дж (англ.). 5 июня 2018 г .; 131 (11): 1385. [Бесплатная статья PMC: PMC5987519] [PubMed: 29786061]
    14.
    Mortaz E, Rezayat F, Amani D, Kiani A, Garssen J, Adcock IM, Velayati A. Роли T Helper 1, T Helper 17 и Регуляторные Т-клетки в патогенезе саркоидоза. Иран J Allergy Asthma Immunol.2016 Август; 15 (4): 334-339. [PubMed: 27921415]
    15.
    Matsudate Y, Yamashita M, Fujii Y, Urano Y. Контактная гранулематозная гиперчувствительность к индию у пациента с орофациальным гранулематозом. Контактный дерматит. 2019 Октябрь; 81 (4): 293-294. [PubMed: 30957231]
    16.
    Бейнс С.Н., Нэш П., Фонасье Л. Контактный дерматит, вызывающий раздражение. Clin Rev Allergy Immunol. 2019 Февраль; 56 (1): 99-109. [PubMed: 30293200]
    17.
    Салах С., Абад С., Монне Д., Брезен А.П. Саркоидоз.J Fr Ophtalmol. 2018 декабрь; 41 (10): e451-e467. [PubMed: 30449643]
    18.
    Вэнь В.Л., Цай КБ, Лин Ю.Х., Хван С.Дж., Сяо П.Дж., Шин С.Дж., Хунг У.В. Успешное управление реакциями гиперчувствительности IV типа к аналогу человеческого инсулина с помощью инъекций смесей двухфазного инсулина аспарта и дексаметазона. J Formos Med Assoc. 2019 Апрель; 118 (4): 843-848. [PubMed: 30704815]
    19.
    Lenz HJ. Управление и готовность к инфузии и реакциям гиперчувствительности. Онколог. 2007 Май; 12 (5): 601-9.[PubMed: 17522249]
    20.
    Rashid RS, Shim TN. Контактный дерматит. BMJ. 30 июня 2016 г .; 353: i3299. [PubMed: 27364956]
    21.
    Schito M, Migliori GB, Fletcher HA, McNerney R, Centis R, D’Ambrosio L, Bates M, Kibiki G, Kapata N, Corrah T., Bomanji J, Vilaplana C., Johnson Д., Мваба П., Маурер М., Зумла А. Перспективы достижений в области диагностики туберкулеза, лекарств и вакцин. Clin Infect Dis. 2015, 15 октября; 61Приложение 3: S102-18. [Бесплатная статья PMC: PMC4583570] [PubMed: 26409271]
    22.
    Veauthier B, Хорнекер-младший. Болезнь Крона: диагностика и лечение. Я семейный врач. 1 декабря 2018 г .; 98 (11): 661-669. [PubMed: 30485038]
    23.
    Льюис Ф.А., Такер М.С. Шистосомоз. Adv Exp Med Biol. 2014; 766: 47-75. [PubMed: 24

    3]

    24.
    Усатин Р.П., Риохас М. Диагностика и лечение контактного дерматита. Я семейный врач. 01 августа 2010 г .; 82 (3): 249-55. [PubMed: 20672788]
    25.
    Юстис Вайллант А.А., Зульфикар Х., Рамфул К.StatPearls [Интернет]. StatPearls Publishing; Остров сокровищ (Флорида): 14 марта 2021 г. Реакции гиперчувствительности замедленного типа. [PubMed: 30085565]
    26.
    Пеллетье Дж. Л., Перес С., Джейкоб С. Е.. Контактный дерматит в педиатрии. Pediatr Ann. 2016, 01 августа; 45 (8): e287-92. [PubMed: 27517356]

    Страница не найдена — 15-е заседание Международной группы по интересам мезотелиомы

    Будьте в курсе!

    Получите самую свежую информацию о Международной встрече группы по интересам мезотелиомы 2020, введя свои данные ниже.

    Страна (Выберите один) AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCuraçaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинских) островах Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южные территорииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГайтиОстров Херд и острова МакдональдHoly Se е (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinian край, OccupiedPanamaPapua Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарВоссоединениеРумынияРоссийская ФедерацияРуандаСент-ЕленаСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Пьер и МикелонСент-Вин проценты, а также GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Внешний Малые IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet NamVirgin остров, BritishVirgin остров, U.С.Уоллис и Футуна, Западная Сахара, Йемен, Замбия, Зимбабве.
    ПРЕДСТАВИТЬ

    Ой, похоже, возникла проблема с одним из полей выше — просмотрите выше.

    Страница не найдена | MIT

    Перейти к содержанию ↓

    • Образование
    • Исследовать
    • Инновации
    • Прием + помощь
    • Студенческая жизнь
    • Новости
    • Выпускников
    • О Массачусетском технологическом институте
    • Подробнее ↓

      • Прием + помощь
      • Студенческая жизнь
      • Новости
      • Выпускников
      • О Массачусетском технологическом институте

    Меню ↓

    Поиск

    Меню

    Ой, похоже, мы не смогли найти то, что вы искали!
    Попробуйте поискать что-нибудь еще!

    Что вы ищете?

    Увидеть больше результатов

    Предложения или отзывы?

    404 Файл не найден — UCL Discovery

    404 Файл не найден

    Не удалось найти файл: / id / eprint / 10073868/7 / baranello_alteration% 20of% 20mitochondrial% 20membrane% 20inner% 20potential% 20in% 20three% 20italian% 20patients% 20with% 20megaconial% 20congenital% 20musful_aa2% 20dystro.pdf

    Файл, к которому вы пытаетесь получить доступ, может быть связан с этим элементом:

    Марше, S;

    Инверницци, Ф;

    Бласевич, Ф;

    Бруно, V;

    Дуси, S;

    Venco, P;

    Фиорилло, К;

    … Ламперти, К; + посмотреть все

    Марше, S;

    Инверницци, Ф;

    Бласевич, Ф;

    Бруно, V;

    Дуси, S;

    Venco, P;

    Фиорилло, К;

    Баранелло, G;

    Pallotti, F;

    Ламантеа, Э;

    Мора, М;

    Тиранти, V;

    Ламперти, С;

    — просматривать меньше

    (2019)

    Изменение внутреннего потенциала митохондриальной мембраны у трех итальянских пациентов с мегакониальной врожденной мышечной дистрофией, несущей новые мутации в гене CHKB.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.