Георгий иванович гурджиев жизнь реальна только тогда когда я есть: Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

Содержание

Читать онлайн Жизнь реальна только тогда, когда Я есть

В этой книге Гурджиев обращается к современному человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен, человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.

Перед читателем открывается метод действия Учителя, который своим присутствием обязывает прийти к окончательному решению, обязывает знать, чего человек хочет. Великий Мастер содействует созданию в мышлении и чувствах читателя истинного, не фантастического представления о мире, существующем в реальности, а не о том мире, который воспринимает каждый человек в данный момент.

Для широкого круга читателей.

Содержание:

  • ВСТУПИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ 1

  • ПРЕДИСЛОВИЕ 1

  • ПРОЛОГ 1

  • ВСТУПЛЕНИЕ 10

  • ПЕРВАЯ БЕСЕДА 13

  • ВТОРАЯ БЕСЕДА 16

  • ТРЕТЬЯ БЕСЕДА 18

  • ЧЕТВЕРТАЯ БЕСЕДА 21

  • ПЯТАЯ БЕСЕДА 23

  • ВНЕШНИЙ И ВНУТРЕННИЙ МИР ЧЕЛОВЕКА 25

  • ПРОБЛЕМА СТАРЕНИЯ 29

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

Хотя этот текст — не более чем фрагментарный и предварительный набросок того, что Г.И.Гурджиев собирался написать для Третьей серии «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть», наша семья считает своим долгом выполнить желание нашего дяди, которое состояло в том, чтобы, как он подчеркивает во введении к этой книге, «поделиться с творениями подобными себе всем, что он узнал о внутреннем мире человека».

Мы считаем, что публикацией этой книги мы выполняем его намерение, выраженное в этом введении, и, кроме того, таким образом удовлетворяем ожидания многих людей, интересующихся его учением.

От имени семьи

ВАЛЕНТИН АНАСТАСЬЕВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Моя последняя книга, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными себе, почти всеми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые мне удалось случайно узнать».

Гурджиев написал эти слова 6 ноября 1934 года и сразу же начал работу. В следующие несколько месяцев он полностью посвятил себя разработке идей для этой книги.

Затем неожиданно, 2 апреля 1935 года, он совершенно перестал писать.

Каждый вправе спросить: почему он отказался от этого начинания именно на этом этапе и больше никогда к нему не возвращался?

Почему он оставил эту Третью серию незавершенной и видимо отказался от своего намерения опубликовать ее?

На эти вопросы невозможно ответить, если человек сам не участвовал в той напряженной работе, которую Гурджиев вел в последние пятнадцать лет своей жизни с некоторым количеством учеников, создавая для них день за днем условия, необходимые для непосредственного и практического изучения его идей.

Он ясно дал понять на последней странице «Рассказов Вельзевула своему внуку», что Третья серия будет доступна только тем, кто будут отобраны как способные понять «подлинные объективные истины, которые он «осветит» в этой серии».

Гурджиев обращается к современному человеку, то есть к человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен — человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.

Итак, если представить, что такой человек существует, как пробудить в нем разум, способный отличать реальное от иллюзорного?

Согласно Гурджиеву, к истине можно приблизиться только когда все части, составляющие человеческое существо — мышление, эмоции и тело — задействованы одной и той же силой и способом, соответствующим каждой из них. В противном случае развитие неизбежно будет односторонним и рано или поздно зайдет в тупик.

Без глубокого понимания этого принципа вся работа над собой непременно отклонится от своей цели. Самые насущные условия будут поняты ошибочно и человек получит только механическое повторение формы усилия, никогда не превышающего ординарного уровня.

Гурджиев знал, как использовать каждое обстоятельство жизни для того, чтобы дать людям почувствовать истину.

Я видела его за работой, внимательно изучающим возможности понимания и субъективные трудности каждого ученика. Я видела, как он намеренно делал акцент то на одном аспекте знания, то на другом, следуя совершенно определенному плану -работая то с какой-то мыслью, которая стимулировала интеллект и открывала совершенно новое видение, то с чувством, что требовало отказа от всего искусственного в пользу непосредственной и полной искренности, а временами с пробуждением и приведением в движение тела, которое должно было научиться свободно выполнять все, что от него требовалось.

Итак, что же было целью написания этой Третьей серии?

Роль, которую он ей предназначал, не может быть отделена от всего его метода учения. В какой-то определенный момент, когда он находил это необходимым, он просил читать вслух в его присутствии какую-то отдельную главу или место, при этом давая ученикам какие-то подсказки или образы, которые внезапно открывали им глаза на самих себя и свои внутренние противоречия.

Это был путь, который не изолировал их от жизни, но проходил через жизнь, путь, который принимал в расчет да и нет, противоположности, все противоречивые силы, путь, который создавал у них понимание необходимости борьбы за то, чтобы подняться выше битвы жизни, в то же время принимая участие в ней.

Человек подводился к некому порогу, который ему надлежало перейти, и прежде всего он чувствовал, что от него требуется полная искренность. Это могло казаться трудным переходом, но то, что оставлялось позади, уже не имело прежней привлекательности. На фоне возникавших колебаний образ самого Гурджиева был мерой того, что необходимо давать и от чего необходимо отказаться, чтобы избежать неверного направления.

И это уже не было учением доктрины, но воплощенным действием знания.

Третья серия в том виде как она есть, неполная и незавершенная, открывает метод действия мастера — такого, который одним своим присутствием обязывает вас прийти к некому окончательному решению, обязывает вас знать, чего вы хотите.

Перед смертью Гурджиев послал за мной, чтобы сказать, как он видел положение дел, и дать мне некоторые инструкции:

«Издавай тогда, когда будешь уверена, что время пришло. Издавай Первую и Вторую серии. Но самое главное, самое первое -это подготовить ядро людей, способных отвечать возникающим требованиям.

Пока не будет такого ядра, действие идей не пойдет дальше определенного порога. Это займет время… даже много времени.

Издавать Третью серию нет необходимости. Она была написана для другой цели. Тем не менее, если однажды ты придешь к убеждению, что ты должна это сделать, издай ее». Задача была для меня ясной: как только была издана Первая серия, было необходимо работать без передышки, чтобы сформировать ядро, способное, благодаря своему уровню объективности, преданности и требованиям, предъявляемых самому себе, поддерживать то движение, начало которому было положено.

ЖАННА ДЕ ЗАЛЬЦМАНЫ

ПРОЛОГ

Я есть?.. Но куда исчезло то полное ощущение всего себя, прежде всегда бывшее во мне в такие же моменты само-исследования в процессе само-воспоминания…

Неужели эта внутренняя способность была приобретена мной — за счет всех видов само-отрицания и частого самостимулирования-только для того, чтобы теперь, когда ее влияние на мое Бытие стало более необходимым, чем воздух, она должна исчезнуть без следа?

Нет! Этого не может быть!.. Что-то здесь неправильно

Если это правда, то тогда все в сфере разума — алогично.

Но во мне еще не атрофировалась способность к сознательной работе и намеренному страданию!..

Учитывая все прошлые события, я должен все еще быть.

Я хочу!.. и я буду!!

Кроме того, мое Бытие необходимо не только для моего личного эгоизма, но и для общего блага всего человечества.

Мое Бытие на самом деле необходимо всем людям; даже более необходимо им, чем их нынешнее благосостояние и счастье.

Я хочу еще быть… Я еще есть!

По непостижимым законам ассоциации человеческих мыслей, теперь, перед тем, как начать писать эту книгу, которая будет моей третьей — то есть моей инструктивной — серией писаний, и вообще моей последней книгой, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными мне самому, почти всеми теми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые я случайно узнал, — мне снова пришло в голову то, цитировавшееся выше, само-убеждение, которое продолжалось во мне в неком почти бредовом состоянии, имевшем место точно семь лет назад, и даже, как мне кажется, в этот самый час.

Этот фантастический монолог происходил во мне 6 ноября 1927 года, ранним утром в одном из монмартрских ночных кафе в Париже, когда, уже устав до изнеможения от моих «черных» мыслей, я решил пойти домой и там еще раз попробовать — удастся ли мне хотя бы немного поспать.

Хотя мое здоровье было, и тогда тоже, вообще плохое — в то утро я чувствовал себя особенно скверно.

Читать онлайн «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»» автора Гурджиев Георгий Иванович — RuLit

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

Хотя этот текст — не более чем фрагментарный и предварительный набросок того, что Г.И.Гурджиев собирался написать для Третьей серии «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть», наша семья считает своим долгом выполнить желание нашего дяди, которое состояло в том, чтобы, как он подчеркивает во введении к этой книге, «поделиться с творениями подобными себе всем, что он узнал о внутреннем мире человека».

Мы считаем, что публикацией этой книги мы выполняем его намерение, выраженное в этом введении, и, кроме того, таким образом удовлетворяем ожидания многих людей, интересующихся его учением.

От имени семьи

ВАЛЕНТИН АНАСТАСЬЕВ

«Моя последняя книга, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными себе, почти всеми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые мне удалось случайно узнать».

Гурджиев написал эти слова 6 ноября 1934 года и сразу же начал работу. В следующие несколько месяцев он полностью посвятил себя разработке идей для этой книги.

Затем неожиданно, 2 апреля 1935 года, он совершенно перестал писать.

Каждый вправе спросить: почему он отказался от этого начинания именно на этом этапе и больше никогда к нему не возвращался?

Почему он оставил эту Третью серию незавершенной и видимо отказался от своего намерения опубликовать ее?

На эти вопросы невозможно ответить, если человек сам не участвовал в той напряженной работе, которую Гурджиев вел в последние пятнадцать лет своей жизни с некоторым количеством учеников, создавая для них день за днем условия, необходимые для непосредственного и практического изучения его идей.

Он ясно дал понять на последней странице «Рассказов Вельзевула своему внуку», что Третья серия будет доступна только тем, кто будут отобраны как способные понять «подлинные объективные истины, которые он «осветит» в этой серии».

Гурджиев обращается к современному человеку, то есть к человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен — человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.

Итак, если представить, что такой человек существует, как пробудить в нем разум, способный отличать реальное от иллюзорного?

Согласно Гурджиеву, к истине можно приблизиться только когда все части, составляющие человеческое существо — мышление, эмоции и тело — задействованы одной и той же силой и способом, соответствующим каждой из них. В противном случае развитие неизбежно будет односторонним и рано или поздно зайдет в тупик.

Без глубокого понимания этого принципа вся работа над собой непременно отклонится от своей цели. Самые насущные условия будут поняты ошибочно и человек получит только механическое повторение формы усилия, никогда не превышающего ординарного уровня.

Гурджиев знал, как использовать каждое обстоятельство жизни для того, чтобы дать людям почувствовать истину.

Я видела его за работой, внимательно изучающим возможности понимания и субъективные трудности каждого ученика. Я видела, как он намеренно делал акцент то на одном аспекте знания, то на другом, следуя совершенно определенному плану -работая то с какой-то мыслью, которая стимулировала интеллект и открывала совершенно новое видение, то с чувством, что требовало отказа от всего искусственного в пользу непосредственной и полной искренности, а временами с пробуждением и приведением в движение тела, которое должно было научиться свободно выполнять все, что от него требовалось.

Итак, что же было целью написания этой Третьей серии?

Роль, которую он ей предназначал, не может быть отделена от всего его метода учения. В какой-то определенный момент, когда он находил это необходимым, он просил читать вслух в его присутствии какую-то отдельную главу или место, при этом давая ученикам какие-то подсказки или образы, которые внезапно открывали им глаза на самих себя и свои внутренние противоречия.

Это был путь, который не изолировал их от жизни, но проходил через жизнь, путь, который принимал в расчет да и нет, противоположности, все противоречивые силы, путь, который создавал у них понимание необходимости борьбы за то, чтобы подняться выше битвы жизни, в то же время принимая участие в ней.

Человек подводился к некому порогу, который ему надлежало перейти, и прежде всего он чувствовал, что от него требуется полная искренность. Это могло казаться трудным переходом, но то, что оставлялось позади, уже не имело прежней привлекательности. На фоне возникавших колебаний образ самого Гурджиева был мерой того, что необходимо давать и от чего необходимо отказаться, чтобы избежать неверного направления.

Книга «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»» автора Гурджиев Георгий Иванович

 
 

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

Жизнь реальна только тогда, когда Автор: Гурджиев Георгий Иванович Жанр: Эзотерика
Язык: русский Добавил: Admin 4 Июн 12 Проверил: Admin 4 Июн 12
Формат:
 FB2 (214 Kb)  RTF (197 Kb)  TXT (184 Kb)  HTML (211 Kb)  EPUB (386 Kb)  MOBI (568 Kb)  JAR (165 Kb)  JAD (0 Kb)

Скачать бесплатно книгу Жизнь реальна только тогда, когда  Читать онлайн книгу Жизнь реальна только тогда, когда

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

В этой книге Гурджиев обращается к современному человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен, человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.
Перед читателем открывается метод действия Учителя, который своим присутствием обязывает прийти к окончательному решению, обязывает знать, чего человек хочет. Великий Мастер содействует созданию в мышлении и чувствах читателя истинного, не фантастического представления о мире, существующем в реальности, а не о том мире, который воспринимает каждый человек в данный момент.
Для широкого круга читателей.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Гурджиев Георгий Иванович

Похожие книги

Комментарии к книге «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»»

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

Читать Жизнь реальна только тогда, когда ‘Я есть’ (фрагмент) — Гурджиев Георгий Иванович — Страница 1

Гурджиев Георгий

Жизнь реальна только тогда, когда ‘Я есть’ (фрагмент)

Г.И.Гурджиев

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть» (фрагмент)

Перевод с английского А. Гаспаряна

ВСЕ И ВСЯ

Десять книг в трех сериях.

ПЕРВАЯ СЕРИЯ: Три книги под общим названием «Рассказы Вельзевула своему внуку» или «Объективная беспристрастная критика человеческой жизни»

ВТОРАЯ СЕРИЯ: Три книги под общим названием «Встречи с замечательными людьми»

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ: Четыре книги под общим названием «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

Все написано на основе совершенно новых принципов логического обоснования и направлено непосредственно на разрешение следующих трех кардинальных проблем:

ПЕРВАЯ СЕРИЯ:

Разрушить, безжалостно, без какого-либо компромисса, в мышлении и чувствах читателя взгляды и убеждения обо всем существующем в мире, за период многих столетий укоренившиеся в него.

ВТОРАЯ СЕРИЯ:

Познакомить читателя с материалом, требуемым для нового творения, и показать его разумность и доброкачественность.

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ:

Содействовать созданию в мышлении и чувствах читателя истинного, не-фантастического представления о мире, существующем в реальности, а не о том мире, который он воспринимает теперь.

«Из всех, кто заинтересуется моими писаниями, никто никогда не должен даже пытаться читать их иначе чем в указанном порядке; другими словами, он не должен никогда читать ничего из написанного мной прежде, чем хорошо ознакомится с более ранними работами».

Г.И.ГУРДЖИЕВ

СОДЕРЖАНИЕ

Вступительное замечание В.Анастасъева

Предисловие Жанны Зальцман

Пролог

Вступление

Первая беседа

Вторая беседа

Третья беседа

Четвертая беседа

Пятая беседа

Внешний и внутренний мир человека

Послесловие к русскому изданию

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

Хотя этот текст — не более чем фрагментарный и предварительный набросок того, что Г.И.Гурджиев собирался написать для Третьей серии «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть», наша семья считает своим долгом выполнить желание нашего дяди, которое состояло в том, чтобы, как он подчеркивает во введении к этой книге, «поделиться с творениями подобными себе всем, что он узнал о внутреннем мире человека».

Мы считаем, что публикацией этой книги мы выполняем его намерение, выраженное в этом введении, и, кроме того, таким образом удовлетворяем ожидания многих людей, интересующихся его учением.

От имени семьи

ВАЛЕНТИН АНАСТАСЬЕВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Моя последняя книга, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными себе, почти всеми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые мне удалось случайно узнать».

Гурджиев написал эти слова 6 ноября 1934 года и сразу же начал работу. В следующие несколько месяцев он полностью посвятил себя разработке идей для этой книги.

Затем неожиданно, 2 апреля 1935 года, он совершенно перестал писать.

Каждый вправе спросить: почему он отказался от этого начинания именно на этом этапе и больше никогда к нему не возвращался?

Почему он оставил эту Третью серию незавершенной и видимо отказался от своего намерения опубликовать ее?

На эти вопросы невозможно ответить, если человек сам не участвовал в той напряженной работе, которую Гурджиев вел в последние пятнадцать лет своей жизни с некоторым количеством учеников, создавая для них день за днем условия, необходимые для непосредственного и практического изучения его идей.

Он ясно дал понять на последней странице «Рассказов Вельзевула своему внуку», что Третья серия будет доступна только тем, кто будут отобраны как способные понять «подлинные объективные истины, которые он «осветит» в этой серии».

Гурджиев обращается к современному человеку, то есть к человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен — человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.

Итак, если представить, что такой человек существует, как пробудить в нем разум, способный отличать реальное от иллюзорного?

Согласно Гурджиеву, к истине можно приблизиться только когда все части, составляющие человеческое существо — мышление, эмоции и тело — задействованы одной и той же силой и способом, соответствующим каждой из них. В противном случае развитие неизбежно будет односторонним и рано или поздно зайдет в тупик.

Без глубокого понимания этого принципа вся работа над собой непременно отклонится от своей цели. Самые насущные условия будут поняты ошибочно и человек получит только механическое повторение формы усилия, никогда не превышающего ординарного уровня.

Гурджиев знал, как использовать каждое обстоятельство жизни для того, чтобы дать людям почувствовать истину.

Я видела его за работой, внимательно изучающим возможности понимания и субъективные трудности каждого ученика. Я видела, как он намеренно делал акцент то на одном аспекте знания, то на другом, следуя совершенно определенному плану -работая то с какой-то мыслью, которая стимулировала интеллект и открывала совершенно новое видение, то с чувством, что требовало отказа от всего искусственного в пользу непосредственной и полной искренности, а временами с пробуждением и приведением в движение тела, которое должно было научиться свободно выполнять все, что от него требовалось.

Итак, что же было целью написания этой Третьей серии?

Роль, которую он ей предназначал, не может быть отделена от всего его метода учения. В какой-то определенный момент, когда он находил это необходимым, он просил читать вслух в его присутствии какую-то отдельную главу или место, при этом давая ученикам какие-то подсказки или образы, которые внезапно открывали им глаза на самих себя и свои внутренние противоречия.

Это был путь, который не изолировал их от жизни, но проходил через жизнь, путь, который принимал в расчет да и нет, противоположности, все противоречивые силы, путь, который создавал у них понимание необходимости борьбы за то, чтобы подняться выше битвы жизни, в то же время принимая участие в ней.

Человек подводился к некому порогу, который ему надлежало перейти, и прежде всего он чувствовал, что от него требуется полная искренность. Это могло казаться трудным переходом, но то, что оставлялось позади, уже не имело прежней привлекательности. На фоне возникавших колебаний образ самого Гурджиева был мерой того, что необходимо давать и от чего необходимо отказаться, чтобы избежать неверного направления.

И это уже не было учением доктрины, но воплощенным действием знания.

Третья серия в том виде как она есть, неполная и незавершенная, открывает метод действия мастера — такого, который одним своим присутствием обязывает вас прийти к некому окончательному решению, обязывает вас знать, чего вы хотите.

Перед смертью Гурджиев послал за мной, чтобы сказать, как он видел положение дел, и дать мне некоторые инструкции:

«Издавай тогда, когда будешь уверена, что время пришло. Издавай Первую и Вторую серии. Но самое главное, самое первое -это подготовить ядро людей, способных отвечать возникающим требованиям.

Пока не будет такого ядра, действие идей не пойдет дальше определенного порога. Это займет время… даже много времени.

Издавать Третью серию нет необходимости. Она была написана для другой цели. Тем не менее, если однажды ты придешь к убеждению, что ты должна это сделать, издай ее». Задача была для меня ясной: как только была издана Первая серия, было необходимо работать без передышки, чтобы сформировать ядро, способное, благодаря своему уровню объективности, преданности и требованиям, предъявляемых самому себе, поддерживать то движение, начало которому было положено.

ЖАННА ДЕ ЗАЛЬЦМАНЫ

Георгий Гурджиев — Жизнь реальна, когда Я есмь — читать онлайн

Гурджиев Георгий – Жизнь реальна, когда Я есмь – читать книгу онлайн бесплатно

Г.И.Гурджиев

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть» (фрагмент)

Перевод с английского А. Гаспаряна

ВСЕ И ВСЯ

Десять книг в трех сериях.

ПЕРВАЯ СЕРИЯ: Три книги под общим названием «Рассказы Вельзевула своему внуку» или «Объективная беспристрастная критика человеческой жизни»

ВТОРАЯ СЕРИЯ: Три книги под общим названием «Встречи с замечательными людьми»

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ: Четыре книги под общим названием «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»

Все написано на основе совершенно новых принципов логического обоснования и направлено непосредственно на разрешение следующих трех кардинальных проблем:

ПЕРВАЯ СЕРИЯ:

Разрушить, безжалостно, без какого-либо компромисса, в мышлении и чувствах читателя взгляды и убеждения обо всем существующем в мире, за период многих столетий укоренившиеся в него.

ВТОРАЯ СЕРИЯ:

Познакомить читателя с материалом, требуемым для нового творения, и показать его разумность и доброкачественность.

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ:

Содействовать созданию в мышлении и чувствах читателя истинного, не-фантастического представления о мире, существующем в реальности, а не о том мире, который он воспринимает теперь.

«Из всех, кто заинтересуется моими писаниями, никто никогда не должен даже пытаться читать их иначе чем в указанном порядке; другими словами, он не должен никогда читать ничего из написанного мной прежде, чем хорошо ознакомится с более ранними работами».

Г.И.ГУРДЖИЕВ

СОДЕРЖАНИЕ

Вступительное замечание В.Анастасъева

Предисловие Жанны Зальцман

Пролог

Вступление

Первая беседа

Вторая беседа

Третья беседа

Четвертая беседа

Пятая беседа

Внешний и внутренний мир человека

Послесловие к русскому изданию

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

Хотя этот текст — не более чем фрагментарный и предварительный набросок того, что Г.И.Гурджиев собирался написать для Третьей серии «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть», наша семья считает своим долгом выполнить желание нашего дяди, которое состояло в том, чтобы, как он подчеркивает во введении к этой книге, «поделиться с творениями подобными себе всем, что он узнал о внутреннем мире человека».

Мы считаем, что публикацией этой книги мы выполняем его намерение, выраженное в этом введении, и, кроме того, таким образом удовлетворяем ожидания многих людей, интересующихся его учением.

От имени семьи

ВАЛЕНТИН АНАСТАСЬЕВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Моя последняя книга, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными себе, почти всеми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые мне удалось случайно узнать».

Гурджиев написал эти слова 6 ноября 1934 года и сразу же начал работу. В следующие несколько месяцев он полностью посвятил себя разработке идей для этой книги.

Затем неожиданно, 2 апреля 1935 года, он совершенно перестал писать.

Каждый вправе спросить: почему он отказался от этого начинания именно на этом этапе и больше никогда к нему не возвращался?

Почему он оставил эту Третью серию незавершенной и видимо отказался от своего намерения опубликовать ее?

Гурджиев Г. И Жизнь реальна только, когда «Я есть». Пятая беседа

< Предыдущая   Следующая >

в той же группе 19 декабря 1930 года

Я начал следующим образом:

Перед тем как расспросить вас, по установленному мной обычаю, чтобы лучше ориентироваться при давании дальнейших указаний — как теперь, например, расспрашивая вас о том, каким образом в результате ваших размышлений в «свободное время» в течение прошлой недели вы объяснили для себя и поняли мои указания относительно первого упражнения, которое я рекомендовал на третьей встрече с целью приготовления в вашем бытии «плодородной почвы» для возможности намеренного создания данных для импульсов, священных для человека, — я нахожу необходимым указать вам два других самостоятельных упражнения, которые входили в общую программу основанного мной Института, но принадлежали к совершенно другому ряду упражнений, которые были тогда также для определенной категории учеников одними из, так называемых, «вспомогательных средств» для обретения своего собственного реального Я.

Кроме этих упражнений, о которых я сейчас говорю, а также информации о них, в которую я хочу сейчас посвятить вас, они, будучи для вас действительно хорошим средством для этой цели, помогут вам, во-первых, понять многие детали смысла и значения первого из семи, что называется, «кардинальных» упражнений, упомянутых мной, и во-вторых, вы, благодаря этой информации, узнаете, между прочим, о двух определенных понятиях, которые с ранних веков среди всех категорий посвященных людей на Земле считались и в настоящее время считаются «секретами», и знакомство с которыми для среднего человека может, по убеждению этих посвященных, оказаться даже губительным.

Вы должны знать, что на земле, во все почти эпохи, люди, которые заслуживали стать подлинными посвященными, делились на три категории.

Посвященными, принадлежавшими к первой категории, были те, кто благодаря своим намеренным страданиям и сознательным трудам достигли высокой степени того, что называется «Бытие», и за это получили название «Святых». Ко второй категории принадлежали те, кто благодаря тем же факторам приобрели огромный объем всех видов информации, и к их именам добавлялся титул «Ученый»; а к третьей категории те, кто посредством опять же этих самых факторов достигли Бытия, а также просветили себя относительно большого количества объективных истин, и к их именам добавлялось звание «Мудрец».

Первый из вышеупомянутых секретов в том, что в качестве средства само-совершенствования человек может использовать некоторое свойство, которое имеется в его психике и которое даже имеет очень негативный характер. Это свойство может помогать само-совершенствованию и существует в людях вообще, особенно в современных людях и особенно в вас, и есть ничто иное, чем то, что я много раз осуждал и что сами люди считают недостойным проявлением для человека, достигшего ответственного возраста -конечно, никогда не имея в виду самих себя — и называется «са-мо-обман».

Такая, на первый взгляд, алогичность и такое утверждение, никак не соотносимое с человеческим здравым смыслом, а именно, что такое свойство, неподобающее психике взрослого человека, может сознательно быть использовано для такой неизмеримо высокой цели, получаются вследствие того факта, что постижение истин о возможностях само-совершенствования и реальное формирование в самом себе того, что для этого требуется, должно происходить не в обычном сознании человека, которое в данном случае не имеет почти никакого значения, но в том, что называется подсознанием, и поскольку, благодаря всем видам случайностей, проистекающих из различных ненормальностей нашей обычной жизни, стало невозможно для человека, особенно для современного человека, воспринимать вообще что-либо и, так сказать, «переваривать» это непосредственно своим подсознанием, поэтому ему необходимо, как в ходе многих веков было экспериментально доказано людьми Чистого Разума, использовать специальные средства для внедрения в свое подсознание некоторых разумных указаний, случайно воспринятых его обычным сознанием и не противоречащих его инстинкту, и это может быть сделано только посредством этого присущего ему свойства самообманного воображения.

Если вы поняли без всякого сомнения, что вам необходимо делать и как, и твердо надеетесь однажды достичь этого в реальности, вы должны вначале часто воображать, но только воображать, что это уже в вас есть.

Это необходимо главным образом для того, чтобы сознание, формирующееся в человеке в активном состоянии продолжалось бы также и в пассивном состоянии.

Для правильного понимания значения этого первого вспомогательного упражнения прежде всего необходимо знать, что когда нормальный человек, то есть человек, уже имеющий свое реальное Я, свою волю и все другие качества реального человека, произносит вслух или про себя слова «Я есть», то в нем всегда происходит, в его, как его называют, «солнечном сплетении», так сказать, «реверберация», то есть что-то вроде вибрации, чувства, или нечто подобное.

Такая реверберация может происходить также в других частях его тела, но только при условии, что при произнесении этих слов на них намеренно сконцентрировано его внимание.

Если обычный человек, не имеющий еще в себе данных для этой естественной реверберации, но знающий о существовании этого факта, будет с сознательным желанием формирования в себе данных, которые должны иметься в бытии реального человека, правильно и часто произносить эти самые и для него все еще пустые слова и будет воображать, что эта самая реверберация в нем происходит, то в конце концов за счет частого повторения он постепенно приобретет в самом себе, так сказать, теоретическое «начало» для возможности реального практического формирования в себе этих данных.

Тот, кто упражняется с этим, должен в самом начале, произнося слова «Я есть», воображать, что эта самая реверберация уже происходит в его солнечном сплетении.

Здесь, между прочим, любопытно заметить, что намеренной концентрацией этой реверберации на любой части своего тела человек может остановить любую дисгармонию, возникшую в этой части тела, то есть он может, например, излечить свою головную боль концентрацией реверберации на той части головы, где он ощущает боль.

Вначале необходимо произносить слова «Я есть» очень часто и стараться никогда не забывать о том, чтобы получать эту реверберацию в своем солнечном сплетении.

Без этой хотя бы воображаемо переживаемой реверберации произнесение вслух или про себя слов «Я есть» не будет иметь абсолютно никакого значения.

Результат произнесения их без этой реверберации будет такой же, как тот, что получается от автоматического ассоциативного мышления человека, а именно, увеличение той субстанции в атмосфере нашей планеты, из нашего восприятия которой, и от ее смешения с нашей второй пищей, возникает в нас непреоборимое стремление разрушать различные ритмы нашей обычной жизни, тем или иным образом установленные на протяжении веков.

Это второе упражнение, как я уже сказал, только приготовление; и когда вы приобретете уже, так сказать, умение переживать этот воображаемый процесс в самих себе, только тогда я дам вам дальнейшие конкретные реальные указания для осуществления в вас реальных результатов.

Прежде всего, сконцентрируйте большую часть вашего внимания на самих словах «Я есть», а меньшую часть сконцентрируйте на солнечном сплетении, реверберация же должна постепенно произойти сама по себе.

Вначале необходимо приобрести только, так сказать, «вкус» этих импульсов, которых вы в себе еще не имеете, и которые вы на данном этапе можете обозначить просто словами «Я есть», «Я могу», «Я хочу».

Я есть, Я могу, Я есмь могу. Я есть, Я хочу, Я есмь хочу.

В завершение моих объяснений этого вспомогательного упражнения я еще раз повторю, но в другой формулировке, то, что я уже сказал.

Если «Я есть», только тогда «Я могу»; если «Я могу», только тогда я заслуживаю и имею объективное право хотеть.

Без способности «мочь» не существует возможности иметь что-либо; а также и права на это.

Сперва мы должны усвоить эти выражения как внешние обозначения этих импульсов, для того чтобы в конце концов приобрести сами эти импульсы.

Если вы несколько раз испытаете хотя бы просто ощущение того, что я только что назвал «вкусом» этих импульсов, священных для человека, вы можете считать, что вам действительно повезло, потому что вы почувствуете тогда реальность возможности приобрести когда-нибудь в своем бытии данные для этих поистине Божественных импульсов, присущих только человеку.

А на этих Божественных импульсах основан для человечества весь смысл всего существующего во Вселенной, начиная с атома и кончая всем существующим в целом — и, среди всего прочего, даже ваших долларов.

Для всестороннего усвоения обоих этих «вспомогательных» или, как их можно иначе назвать, «служебных» упражнений для овладения главным упражнением, я сейчас, в самом начале формирования этой новой группы, составленной из различных людей, преследующих одну и ту же цель, нахожу необходимым предупредить вас о непременном условии для успешного достижения этой общей цели, и оно состоит в том, чтобы вы в ваших взаимоотношениях были искренними.

Безусловное требование такой искренности среди других разнообразных условий существовало, как это стало известно мне из различных достоверных источников, у людей всех прошлых времен и всех уровней интеллектуальности, где бы они ни собирались вместе для коллективного достижения некой общей цели.

По моему мнению, только при выполнении этого условия данной предполагаемой коллективной работы возможно добиться реального результата в достижении этой цели, которую сам человек себе поставил и которая уже стала для современных людей почти недостижимой.

Каждый из вас, став равноправным участником этой группы, вновь сформированной для достижения одного и того же, так сказать, «идеала», должен всегда бороться с такими импульсами, неизбежно возникающими в вас и недостойными человека, как «любовь к себе», «гордость», «чванство» и так далее, и не стыдиться быть искренними, отвечая на вопросы о ваших наблюдениях и констатациях в связи с упражнениями, которые я рекомендовал.

Любая информация, исходящая от любого из вас, имеющая отношение к разъяснению различных деталей этого первого упражнения, которое является теперь для вас всех центром тяжести, может иметь, в коллективной работе, великую ценность в деле помощи друг другу.

В данном случае, вы не должны бояться быть искренними друг с другом.

Занимаясь решением вопросов, касающихся этой общей великой цели, каждый из вас должен всегда понимать и инстинктивно чувствовать, что все вы в определенном смысле подобны друг другу, и что успех одного зависит от успеха других.

Никто из вас сам по себе не способен сделать ничего реального; поэтому, даже из одной эгоистической цели, помогайте друг другу в этой вновь сформированной группе, которую можно также назвать братством. Чем искреннее вы друг с другом, тем полезнее будете вы друг другу.

Конечно, быть искренними нужно только здесь, в группе, и в вопросах, относящихся к общей цели.

Искренность вообще со всеми является слабостью, рабством и даже признаком истерии.

Хотя нормальный человек должен уметь быть искренним, однако он должен знать, когда, где и с какой целью необходимо быть искренним.

И в этом данном случае быть искренним очень желательно. Поэтому, без стеснения, говорите обо всех результатах, полученных вами при выполнении этого упражнения.

Я считаю необходимым перед тем, как объяснить некоторые детали, снова сказать немного о специфической совокупности результатов общего функционирования в человеческой психике того, что называется «вниманием».

Хотя в нормальном человеке это внимание в пассивном состоянии есть «нечто», составленное из смешанных в определенной пропорции результатов скоординированных действий всех трех независимых автоматизированных частей его индивидуальности, и всегда является единым целым, однако в активном состоянии такой человек может сознательно сконцентрировать все это свое внимание на чем-либо — или на некой части его существа, или на чем-то внешнем для него — с такой, так сказать, «собранностью», что все ассоциации, автоматически происходящие в нем, которые, будучи закономерными результатами общего функционирования его организма, должны всегда, пока он дышит, неизбежно происходить в нем, совершенно перестанут мешать ему.

Здесь можно было бы так же заметить, что, согласно достоверной информации, дошедшей до нас из очень древнего прошлого, учеными людьми тогда было ясно установлено и очень определенно подтверждено, что эти автоматически текущие ассоциации никогда не прекращаются, пока человек жив, а в некоторых людях по инерции продолжаются еще несколько дней после смерти.

Говоря об этих ассоциациях, автоматически протекающих в человеке, я мог бы также, между прочим, так сказать, «просветительно разъяснить» еще один на первый взгляд незначительный аспект феноменальной тупости людей, которые верят и приписывают какое-то значение всем своим глупым «сновидениям».

Когда человек на самом деле нормально спит, его внимание -качеством которого обусловлена эта самая, так сказать, «градация» разницы между бодрствующим состоянием и сном — также спит, то есть его внимание, в соответствии с естественными свойствами его организма, накапливается в некий запас соответствующей концентрации для дальнейших необходимых интенсивных проявлений.

Но когда из-за некой дисгармонии в общем функционировании организма человека — чаще всего из-за ненормальной траты в его бодрствующем состоянии естественно накопленной энергии — эта часть общей психики его бодрствующего состояния не способна нормально восполняться во время сна, тогда, из ассоциаций, текущих в нем, констатируемых его вниманием, так сказать, «кусок здесь, кусок там», получаются эти знаменитые «сновидения», то есть человеческая глупость.

Во-вторых, нормальный человек может намеренно разделять все свое внимание, о котором я уже говорил, на две или даже три отдельные части, и концентрировать каждую из них на различных независимых объектах внутри или вокруг себя.

Будет очень полезно, по моему мнению, для продуктивности дальнейшей работы в этой вновь сформированной нашей группе, если сейчас, как раз перед объяснением вам метода выполнения этого второго вспомогательного упражнения, я скажу вам также, что когда я составил детальный план для моего Института, упоминавшийся здесь уже много раз, я уже тогда был убежден в невозможности точного объяснения и полного формулирования в словах различных тонких нюансов выполнения каких-либо намеренных опытов и упражнений с целью само-совершенствования, и, зная вместе с тем о существовании у наших далеких предков специального метода, который тогда назывался «принципом иллюстративного внушения» с целью лучшего восприятия новой информации, я поэтому ввел также и этот метод в общую программу и часто использовал его в некоторых обстоятельствах; и теперь ввиду того факта, что я намереваюсь, когда начнется работа в этой вновь сформированной группе последователей моих идей, также использовать это метод, я поэтому считаю целесообразным и уместным для объяснения приемов выполнения этого второго вспомогательного упражнения придерживаться отчасти этого, по моему мнению, для таких случаев единственно верного и полезного метода.

И вот, как вы видите, я сейчас сижу с вами, и хотя я смотрю на мистера Л., однако я намеренно направляю все мое внимание, которое вы не способны видеть, на мою ступню, и следовательно любое проявление мистера Л., происходящее в пределах моего поля зрения, я вижу только автоматически — мое внимание, которое в настоящий момент является единым целым, находится в другом месте.

Теперь все это мое внимание я намеренно разделяю на две равные части.

Первую часть я сознательно направляю на непрерывную констатацию ощущения процесса, происходящего во мне, моего дыхания.

Посредством этой части моего внимания я определенно чувствую, что нечто происходит во мне с воздухом, который я вдыхаю.

Я прежде всего ясно чувствую, что, когда я вдыхаю воздух, большая его часть, проходящая через мои легкие, выходит обратно наружу, а меньшая часть остается и как бы оседает там, и затем я чувствую, что эта осевшая часть постепенно проникает внутрь и как бы распространяется по всему моему организму.

Вследствие того факта, что только часть моего внимания занята наблюдением процесса дыхания, происходящего во мне, все мыслительные, эмоциональные и рефлекторные ассоциации, автоматически протекающие в моем существе, продолжают отслеживаться свободной частью моего внимания, и отвлекать ту первую часть моего внимания, намеренно направленную на определенный объект, но уже в гораздо меньшей степени.

Теперь я направляю вторую часть моего внимания в свой головной мозг с целью наблюдения и возможной констатации какого-либо происходящего в нем процесса.

И я уже начинаю чувствовать в нем, из всей совокупности автоматически текущих ассоциаций, возникновение чего-то очень тонкого, почти незаметного для меня.

Я не знаю точно, что это такое, и не хочу знать, но я определенно констатирую, чувствую и ощущаю, что это есть некое определенное «нечто», возникающее из процесса автоматически происходящих в моем головном мозгу ассоциаций ранее сознательно воспринятых впечатлений.

В то время как эта вторая часть моего внимания занята вышеописанным, первая часть продолжает все время непрерывно наблюдать, так сказать, с «сосредоточенным интересом», результаты происходящего во мне процесса дыхания.

Теперь я сознательно меняю направление этой второй части моего внимания и, непрерывно «помня все целое самого себя», помогаю этому нечто, возникающему в моем головном мозгу, течь прямо в мое солнечное сплетение. Я чувствую теперь, что оно течет. Я больше не замечаю никаких происходящих во мне автоматических ассоциаций.

Окончив этот мой, так сказать, «монолог», я продолжал говорить им, теперь обычным образом, следующее:

Несмотря на тот факт, что я проделал сейчас это упражнение здесь среди вас для иллюстративного объяснения вам его деталей, и, следовательно, проделал его в условиях, не вполне соответствующих возможности накопления в моем существе всех благотворных результатов этого упражнения, тем не менее я уже сейчас в настоящий момент начинаю чувствовать себя несравненно лучше, чем до начала демонстрации.

Благодаря тому, что мое «солнечное сплетение» намеренно и непосредственно вбирает в себя естественные продукты переработки воздуха, которым я дышал, и продукты, возникающие в моем головном мозгу, прежних сознательно воспринятых впечатлений, я чувствую теперь намного более полно, что «Я есть», «Я могу» и «Я могу хотеть».

Но вы, пожалуйста, не впадайте в слишком большой энтузиазм и не слишком воодушевляйтесь в связи с этим моим состоянием, которое вы живо ощущаете и которого вам тоже хотелось бы достичь.

Оно пока еще не может появиться у каждого из вас. Этим моим

упражнением, которое мне пришлось проделать здесь среди вас с целью объяснения, в моем существе был произведен результат, реально ощущаемый всеми вами, потому, что я уже имею полностью определенное субъективное Я, и всё составляющее его уже более или менее приспособилось к продуктам соответствующих впечатлений и естественного регулирования организма.

И поэтому это мое Я поглощает эту естественную пищу, соответствующую ему, более интенсивно.

Вы же, до поры до времени, не должны ожидать такого явно выраженного результата от ваших намеренных повторений этого упражнения.

Не делайте, до поры до времени, этого упражнения с целью быть сильными; это для вас также лишь подготовка к тому, чтобы когда-нибудь иметь свое собственное Я, и, кроме того, к констатации, с несомненной уверенностью, тех двух реальных источников, из которых это Я может возникнуть.

Теперь, без философствования и без ваших, для вас, губительных дискуссий, попробуйте прежде всего понять совокупность всего, что я сказал сегодня, а затем делайте это упражнение сами, но без всяких надежд или ожиданий каких-то определенных результатов.

Читать онлайн «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть»» автора Гурджиев Георгий Иванович — RuLit

И это уже не было учением доктрины, но воплощенным действием знания.

Третья серия в том виде как она есть, неполная и незавершенная, открывает метод действия мастера — такого, который одним своим присутствием обязывает вас прийти к некому окончательному решению, обязывает вас знать, чего вы хотите.

Перед смертью Гурджиев послал за мной, чтобы сказать, как он видел положение дел, и дать мне некоторые инструкции:

«Издавай тогда, когда будешь уверена, что время пришло. Издавай Первую и Вторую серии. Но самое главное, самое первое -это подготовить ядро людей, способных отвечать возникающим требованиям.

Пока не будет такого ядра, действие идей не пойдет дальше определенного порога. Это займет время… даже много времени.

Издавать Третью серию нет необходимости. Она была написана для другой цели. Тем не менее, если однажды ты придешь к убеждению, что ты должна это сделать, издай ее». Задача была для меня ясной: как только была издана Первая серия, было необходимо работать без передышки, чтобы сформировать ядро, способное, благодаря своему уровню объективности, преданности и требованиям, предъявляемых самому себе, поддерживать то движение, начало которому было положено.

ЖАННА ДЕ ЗАЛЬЦМАНЫ

Я есть?.. Но куда исчезло то полное ощущение всего себя, прежде всегда бывшее во мне в такие же моменты само-исследования в процессе само-воспоминания…

Неужели эта внутренняя способность была приобретена мной — за счет всех видов само-отрицания и частого самостимулирования—только для того, чтобы теперь, когда ее влияние на мое Бытие стало более необходимым, чем воздух, она должна исчезнуть без следа?

Нет! Этого не может быть!.. Что-то здесь неправильно

Если это правда, то тогда все в сфере разума — алогично.

Но во мне еще не атрофировалась способность к сознательной работе и намеренному страданию!..

Учитывая все прошлые события, я должен все еще быть.

Я хочу!.. и я буду!!

Кроме того, мое Бытие необходимо не только для моего личного эгоизма, но и для общего блага всего человечества.

Мое Бытие на самом деле необходимо всем людям; даже более необходимо им, чем их нынешнее благосостояние и счастье.

Я хочу еще быть… Я еще есть!

По непостижимым законам ассоциации человеческих мыслей, теперь, перед тем, как начать писать эту книгу, которая будет моей третьей — то есть моей инструктивной — серией писаний, и вообще моей последней книгой, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными мне самому, почти всеми теми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые я случайно узнал, — мне снова пришло в голову то, цитировавшееся выше, само-убеждение, которое продолжалось во мне в неком почти бредовом состоянии, имевшем место точно семь лет назад, и даже, как мне кажется, в этот самый час.

Этот фантастический монолог происходил во мне 6 ноября 1927 года, ранним утром в одном из монмартрских ночных кафе в Париже, когда, уже устав до изнеможения от моих «черных» мыслей, я решил пойти домой и там еще раз попробовать — удастся ли мне хотя бы немного поспать.

Хотя мое здоровье было, и тогда тоже, вообще плохое — в то утро я чувствовал себя особенно скверно.

Мое жалкое состояние было усугублено в то утро тем фактом, что в последние две или три недели я спал не более одного или двух часов в сутки, а в эту последнюю ночь не смог уснуть вовсе.

Основной причиной такой бессонницы и общего расстройства, в те дни уже чрезмерного, почти всех важных функций моего организма было непрерывное течение в моем сознании «тяжелых» мыслей относительно видимо неразрешимой ситуации, которая тогда неожиданно сложилась для меня.

Чтобы суметь объяснить, по крайней мере приблизительно, что это была за неразрешимая для меня ситуация, я должен сначала сказать следующее:

На протяжении более чем трех лет до этого я писал, почти день и ночь, постоянно подгоняя себя, книги, которые решил опубликовать.

Я сказал «постоянно подгоняя себя», потому что из-за последствий автомобильной аварии, которая произошла со мной как раз перед тем, как я начал писать эти книги, я был очень болен и слаб и поэтому, конечно, не был способен ни к какому активному действию.

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть» Г.И. Гурджиев

Первое чтение Гурджиева

Я заинтересовался изучением учения Георгия Гурджиева (1877? — 1949) после прочтения мемуаров философа Джейкоба Нидлмана «Что такое Бог?» (2009), книга, которой я очень восхищался. Нидлман — один из многих западных мыслителей и художников, на которых Гурджиев оказал глубокое влияние. Я почти всегда предпочитаю оригинальные источники комментариям или резюме. Таким образом, я обратился к этой короткой заключительной книге Гурджиева «Жизнь реальна только тогда, когда« Я есть »» publ

Первое чтение Гурджиева

Мне стало интересно узнать об учении Георгия Гурджиева (1877? — 1949) после прочтения мемуаров философа Джейкоба Нидлмана «Что такое Бог?» (2009), книга, которой я очень восхищался.Нидлман — один из многих западных мыслителей и художников, на которых Гурджиев оказал глубокое влияние. Я почти всегда предпочитаю оригинальные источники комментариям или резюме. Таким образом, я обратился к этой короткой заключительной книге Гурджиева «Жизнь реальна только тогда, когда« я есть »», опубликованной через много лет после его смерти его ученицей Жанной де Зальцман. Нидлман также высоко оценивает свой опыт общения с мадам Зальцман. Эта книга является третьей серией разделенных Гурджиевым книг на три серии.Есть предположение, что книгу следует читать только после того, как читатель прочитает первые две серии, чего я не делал. С другой стороны, лекции предполагают, что они были написаны как доступное введение. В любом случае, книга у меня была под рукой, и она послужила моей цели — познакомить с Гурджиевым его собственными словами. Обсуждение Нидлманом его учений очень помогло. Хотя книгу трудно читать и что-то неясное, это не больше, чем у многих других философских или религиозных работ.Я скептически отношусь к тем книгам, которые требуют посвящения для понимания. И я взял книгу, которая была готова.

Загадочное название этой книги само по себе наводит на мысль о мысли Гурджиева в ее акценте на «я» и на взаимосвязи между самопониманием и пониманием реальности или Бога. Книга неполная и представляет собой сборник разного рода сочинений, хорошо организованных. Автобиографическая информация и информация о Гурджиеве и его школах вкраплены и хорошо связаны с его учением.Предисловие мадам де Зальцман, в котором обсуждается история книги и ее место в учении Гурджиева, ценно.

Самая очевидная особенность книги — это стиль письма на неидиоматическом английском языке, который, вероятно, был специально сделан в данном случае, чтобы воспрепятствовать беглому просмотру или случайному чтению. Большая часть книги состоит из коротких абзацев, состоящих из длинных предложений. Гурджиев многословен, многословен, с предложениями, полными длинных, неуклюже построенных предложений, и заядлым использованием пассивного залога.Он многословен и, на мой взгляд, свидетельствует о сильной личности. Чтобы прочитать эту книгу, нужна настойчивость. Последняя часть книги, неполное эссе, написана более прямо. В этом обзоре я предполагаю, что большинство моих читателей, как и я, мало знакомы с Гурджиевым. Я буду кратко резюмировать разделы книги, а не объяснять или оценивать учение. Вообще говоря, я нашел в этой книге ценные идеи и был рад ее прочитать. Путь Гурджиева и духовные учения — это не те вопросы, которым я, вероятно, буду следовать или заниматься детально.

Самый длинный раздел этой книги — это вводный «Пролог», в котором Гурджиев обсуждает свои ранние годы жизни, путешествуя по Азии, свои болезни и раны, основание школы в дореволюционной России и переезд в Париж. В 1924 году Гурджиев чуть не погиб в результате автомобильной аварии. Он изменил свой подход и решил писать. Этот раздел представляет собой сложный, загадочный рассказ о его жизни и предыстории его учений.

Второй раздел книги называется «Введение».В этом разделе представлена, вероятно, суть книги — пять лекций, которые Гурджиев прочитал во время своего второго визита в Соединенные Штаты в 1930 году. Есть дополнительная автобиография и объяснение причин его приезда в Америку, комментарии к американской культуре и краткие, но общие сведения. заметки о его учении.

Затем Гурджиев дает стенограммы пяти лекций, которые он прочитал в Нью-Йорке в 1930 году. Он описывает чистку и реорганизацию своих американских последователей. Он был недоволен тем, как американское движение возглавлялось первым американским лидером, человеком по имени Орейдж.Он потребовал, чтобы все последователи Орейджа отказались от связи с ним и подписали обязательство принимать наставления только от самого Гурджиева или его представителя. Сам Орейдж подписал клятву, от которой Гурджиев прослезился. Последние части этих бесед дают наставления в доктрине и практике восстановленных американских последователей Гурджиева. Таким образом, мне кажется, они представляют собой ценный материал для обзора.

Заключительная работа в этом сборнике — длинное неполное эссе под названием «Внешний и внутренний миры человека», которое я нашел трудным, но ценным для понимания Гурджиева и его основного подхода.В эссе сочетаются так называемые цитаты из древних источников с газетными статьями, с размышлениями Гурджиева о смерти Орейджа, которые привлекли его внимание, когда он писал эссе. Суть эссе в том, что большинством людей движут внешние и внутренние демоны. Они приходят к самости только через размышление о своем внешнем и внутреннем мирах и переход в третий мир автономии и независимости, обеспечение которого является целью учений Гурджиева. Учение дает мало или малообещающую надежду людям в их обычном состоянии, без понимания эзотерической духовной мудрости.

Я счел полезным изучить эту книгу на предмет того, что она показывает о моделях современного духовного поиска. Приключенческие, критические читатели с сильным интересом к духовности могут извлечь выгоду из знакомства с Гурджиевым.

Робин Фридман

.

Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть» Г.И. Гурджиев

Первое чтение Гурджиева

Я заинтересовался изучением учения Георгия Гурджиева (1877? — 1949) после прочтения мемуаров философа Джейкоба Нидлмана «Что такое Бог?» (2009), книга, которой я очень восхищался. Нидлман — один из многих западных мыслителей и художников, на которых Гурджиев оказал глубокое влияние. Я почти всегда предпочитаю оригинальные источники комментариям или резюме. Таким образом, я обратился к этой короткой заключительной книге Гурджиева «Жизнь реальна только тогда, когда« Я есть »» publ

Первое чтение Гурджиева

Мне стало интересно узнать об учении Георгия Гурджиева (1877? — 1949) после прочтения мемуаров философа Джейкоба Нидлмана «Что такое Бог?» (2009), книга, которой я очень восхищался.Нидлман — один из многих западных мыслителей и художников, на которых Гурджиев оказал глубокое влияние. Я почти всегда предпочитаю оригинальные источники комментариям или резюме. Таким образом, я обратился к этой короткой заключительной книге Гурджиева «Жизнь реальна только тогда, когда« я есть »», опубликованной через много лет после его смерти его ученицей Жанной де Зальцман. Нидлман также высоко оценивает свой опыт общения с мадам Зальцман. Эта книга является третьей серией разделенных Гурджиевым книг на три серии.Есть предположение, что книгу следует читать только после того, как читатель прочитает первые две серии, чего я не делал. С другой стороны, лекции предполагают, что они были написаны как доступное введение. В любом случае, книга у меня была под рукой, и она послужила моей цели — познакомить с Гурджиевым его собственными словами. Обсуждение Нидлманом его учений очень помогло. Хотя книгу трудно читать и что-то неясное, это не больше, чем у многих других философских или религиозных работ.Я скептически отношусь к тем книгам, которые требуют посвящения для понимания. И я взял книгу, которая была готова.

Загадочное название этой книги само по себе наводит на мысль о мысли Гурджиева в ее акценте на «я» и на взаимосвязи между самопониманием и пониманием реальности или Бога. Книга неполная и представляет собой сборник разного рода сочинений, хорошо организованных. Автобиографическая информация и информация о Гурджиеве и его школах вкраплены и хорошо связаны с его учением.Предисловие мадам де Зальцман, в котором обсуждается история книги и ее место в учении Гурджиева, ценно.

Самая очевидная особенность книги — это стиль письма на неидиоматическом английском языке, который, вероятно, был специально сделан в данном случае, чтобы воспрепятствовать беглому просмотру или случайному чтению. Большая часть книги состоит из коротких абзацев, состоящих из длинных предложений. Гурджиев многословен, многословен, с предложениями, полными длинных, неуклюже построенных предложений, и заядлым использованием пассивного залога.Он многословен и, на мой взгляд, свидетельствует о сильной личности. Чтобы прочитать эту книгу, нужна настойчивость. Последняя часть книги, неполное эссе, написана более прямо. В этом обзоре я предполагаю, что большинство моих читателей, как и я, мало знакомы с Гурджиевым. Я буду кратко резюмировать разделы книги, а не объяснять или оценивать учение. Вообще говоря, я нашел в этой книге ценные идеи и был рад ее прочитать. Путь Гурджиева и духовные учения — это не те вопросы, которым я, вероятно, буду следовать или заниматься детально.

Самый длинный раздел этой книги — это вводный «Пролог», в котором Гурджиев обсуждает свои ранние годы жизни, путешествуя по Азии, свои болезни и раны, основание школы в дореволюционной России и переезд в Париж. В 1924 году Гурджиев чуть не погиб в результате автомобильной аварии. Он изменил свой подход и решил писать. Этот раздел представляет собой сложный, загадочный рассказ о его жизни и предыстории его учений.

Второй раздел книги называется «Введение».В этом разделе представлена, вероятно, суть книги — пять лекций, которые Гурджиев прочитал во время своего второго визита в Соединенные Штаты в 1930 году. Есть дополнительная автобиография и объяснение причин его приезда в Америку, комментарии к американской культуре и краткие, но общие сведения. заметки о его учении.

Затем Гурджиев дает стенограммы пяти лекций, которые он прочитал в Нью-Йорке в 1930 году. Он описывает чистку и реорганизацию своих американских последователей. Он был недоволен тем, как американское движение возглавлялось первым американским лидером, человеком по имени Орейдж.Он потребовал, чтобы все последователи Орейджа отказались от связи с ним и подписали обязательство принимать наставления только от самого Гурджиева или его представителя. Сам Орейдж подписал клятву, от которой Гурджиев прослезился. Последние части этих бесед дают наставления в доктрине и практике восстановленных американских последователей Гурджиева. Таким образом, мне кажется, они представляют собой ценный материал для обзора.

Заключительная работа в этом сборнике — длинное неполное эссе под названием «Внешний и внутренний миры человека», которое я нашел трудным, но ценным для понимания Гурджиева и его основного подхода.В эссе сочетаются так называемые цитаты из древних источников с газетными статьями, с размышлениями Гурджиева о смерти Орейджа, которые привлекли его внимание, когда он писал эссе. Суть эссе в том, что большинством людей движут внешние и внутренние демоны. Они приходят к самости только через размышление о своем внешнем и внутреннем мирах и переход в третий мир автономии и независимости, обеспечение которого является целью учений Гурджиева. Учение дает мало или малообещающую надежду людям в их обычном состоянии, без понимания эзотерической духовной мудрости.

Я счел полезным изучить эту книгу на предмет того, что она показывает о моделях современного духовного поиска. Приключенческие, критические читатели с сильным интересом к духовности могут извлечь выгоду из знакомства с Гурджиевым.

Робин Фридман

.

Early Talks Москва Ессентуки Тифлис Берлин Лондон Париж Нью-Йорк Чикаго в исполнении Г.И. Gurdjieff

Esta obra escrita por algunos de sus alumnos que tomaron notas durante varias conferencias y переговоры с Гурджиевым, contiene los принципиальные принципы de sus enseñanzas, en lo que se llegó a conocer como «el Cuarto Camino». Se trata de una síntesis que el mismo Gurdjieff fué construyendo en su recorrido y exploración de enseñanzas antiguas por diversos lugares.

Aunque se trata de una obra IntroductionTO considero que los Conceptos que se explican aquí, no podrán ser comprendidos Complete

Esta obra escrita por algunos de sus alumnos que tomaron notas durante varias conferencias y converaciones con Gurdjenese en lo que se llegó a conocer como «el Cuarto Camino».Se trata de una síntesis que el mismo Gurdjieff fué construyendo en su recorrido y exploración de enseñanzas antiguas por diversos lugares.

Aunque se trata de una obra Introductiontoctoria considero que los concepttos que se explican aquí, no podrán ser comprendidos completetamente a menos que se tengan ciertos conocimientos y vivido Experiencias previas. De hecho este es un Principio basic que explica Gurdjieff: El conocimiento solo es información si no es acompañado de la experience. Pero esto podría parecer un callejón sin salida, porque ¿Cómo comprender algo que no se ha Experimentado sin saber algo antes de esto ?.

Para ello Gurdjieff expone varios Principios que son el foundation de su enseñanza: la estructura del hombre, de la mente, la realidad, y el universo: los múltiples «yoes», los tres centros motor, emocional elligent queden a su vez a tres máquinas, la ley de tres, la ley de siete, las influencias planetarias, externas e internas, el hombre como una máquina, la observación de si, el uso de la energía interna, el aparato formatorio, la esencia y la personalid , las tres clases de alimento, las octavas, el recuerdo de sí, el cuerpo astral, así como una serie de técnicas para lograr «el recuerdo de si».La meta de la enseñanza por medio del «trabajo» es desarrollar nuestra ALMA. Гурджиев утверждал, что сумеет использовать метод, требующий усердия в работе, и волютад де-эмпрэндер эста-бускеда.

Es una obra Introduction, que описать различные принципы, которые представляют собой настоящие фрагменты манеры порезов, которые можно рекомендовать в качестве дополнения к ним, относящимся к другим авторесам. A mí me pareció un buen libro, que curiosamente no fue el primero que leí para entender a Gurdjieff.Comencé leyendo otras obras de Ouspensky y de otros autores anónimos, así como haber asistido a una serie de varias conferencias. Por eso considero que no es sencillo comprender esta obra y las demás de Gurdjieff, a menos que realmente haya un interés genuino, cito: «Repito, parto del punto de que se supone que los aquí presentes ya han realizado algún trabajo preparatorio» asistido a conferencias, han hecho intentos de trabajar sobre sí mismos y cosas por el estilo ».

Perspectivas desde el Mundo Real es una obra muy recomendable que despierta el deseo de aprender más y de profundizar y Experimentar en el conocimiento de sí y de una búsqueda genuina de la comprensión de la realidad.

.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Гурджиев

Родился (1866-01-13) 13 января 1866 г.
Умер октябрь (1949-10-29) (83 года)
Эра ХХ век
Школа «Четвертый путь»

Основные интересы

Психология, философия, наука, древние знания

Георгий Иванович Гурджиев (13 января 1866 — 29 октября 1949), обычно звали Гурджиев , был армянским гуру и писателем.Он был влиятельным духовным учителем первой половины 20 века. На него повлияли мистики суфизма, дзен и йоги, которых он встретил во время своих ранних путешествий. [1] [2]

Гурджиев учил, что большинство людей всю жизнь проживают в состоянии гипнотического «сна наяву»:

«Честно говоря … современный человек, каким мы его знаем, — не что иное, как часовой механизм, хотя и очень сложной конструкции». [3]
«Современный человек живет во сне, во сне он рождается, а во сне он умирает». [2] p66

Гурджиев разработал метод работы в направлении более высокого состояния сознания и достижения полного человеческого потенциала. Он назвал это
«Работа» или «Метод». [2] [4]

Метод пробуждения сознания у Гурджиева отличается от метода факира, монаха или йога, поэтому его дисциплина изначально называлась «Четвертый путь». [5]

В разное время своей жизни Гурджиев открывал и закрывал различные школы по всему миру, чтобы обучать работе.Он сказал, что учения, которые он принес на Запад, пришли из его собственного опыта и ранних путешествий. В учениях выражена истина древних религий. Это были учения мудрости, касающиеся самосознания в повседневной жизни людей и места человечества во вселенной. [2]

  • Гурджиев Г.И. 1950. Рассказы Вельзевула своему внуку: объективно беспристрастная критика жизни человека . 3 тома, Рутледж и Кеган Пол, Лондон. Репринт 1973 г., E.П. Даттон, Нью-Йорк ISBN 0-525-47348-3
  • Гурджиев Г.И. 1957. Борьба волшебников: сценарий балета . Стортон, Кейптаун. Очень ограниченный тираж — десять копий.
  • Гурджиев Г.И. 1963. Встречи с замечательными людьми . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. ISBN 0 7100 7032 2. Автобиография Гурджиева
  • Гурджиев Г.И. 1975. Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть» . Рутледж и Кеган Пол, Лондон.
  • Успенский П.Д. 1950. В поисках чудесного: фрагменты неизвестного учения . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. «По сути, это прямая речь Гурджиева, которую Гурджиев с благодарностью признал». Биография Мура с403.
  • Успенский П.Д. 1957. Способ четвертый: запись бесед и ответы на вопросы по учению Г.И. Гурджиев . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. ISBN 0-7100-7256-2
  • Андерсон, Маргарет 1962. Непознаваемый Гурджиев .Рутледж и Кеган Пол, Лондон.
  • Нотт К.С. 1969. Путешествие по этому миру: встречи с Гурджиевым, Орейджем и Успенским . Рутледж и Кеган Пол, Лондон.
  • Беннетт Дж. Г. 1973. Гурджиев: создание нового мира . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. ISBN 0 85500 019 8
  • Беннетт Дж. Г. 1975. Свидетель: автобиография Джона Беннета . Тернстон, Лондон. ISBN 0 85500 043 0. Подробно описывает встречи с Гурджиевым и Успенским.
  • Wilson, Colin 1980. G.I. Гурджиев: война со сном . HarperCollins. ISBN 978-0-850-30225-7 Перепечатка в мягкой обложке: 2005. Лондон: Aeon Books. ISBN 978-1-904-65829-0
  • Мур, Джеймс 1991. Гурджиев: биография . Элемент, Шефтсбери, Дорсет. ISBN 1-86204-606-9
  • Смоли Р. и Кинни Дж. 2006. Скрытая мудрость: путеводитель по западным внутренним традициям . Уитон, Иллинойс: Книги квестов. ISBN 978-0-8356-0844-2. Глава 9 (Путь лукавого: учение Г.И. Гурджиев) — отличное введение в Гурджиева.

Есть британский фильм 1979 года « Встреч с выдающимися людьми» , режиссер Питер Брук. Он основан на одноименной книге Гурджиева. Он был снят на месте в Афганистане (за исключением танцевальных сцен, которые снимали в Англии). В главных ролях Теренс Стэмп в роли принца Любоведского и Драган Максимович в роли взрослого Гурджиева. Картина была представлена ​​на 29-м Берлинском международном кинофестивале и номинирована на премию «Золотой медведь».

  1. ↑ Гурджиев Г.И. 1963. Встречи с замечательными людьми . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. ISBN 0-7100-7032-2
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Успенский П.Д. (1977). В поисках чудесного . стр. 312-313. ISBN 0-15-644508-5 .
  3. ↑ Гурджиев Г.И. 1950. Рассказы Вельзевула своему внуку: объективно беспристрастная критика жизни человека .Рутледж и Кеган Пол, Лондон, том 3, стр. 399.
  4. Нотт, C.S. (1961). Учение Гурджиева: дневник ученика: отчет о нескольких годах с Г.И. Гурджиев и А. Орейдж в Нью-Йорке и в Фонтенбло-Эйвон . Рутледж и Кеган Пол, Лондон. ISBN 0-7100-8937-6 .

  5. Гурджиевский международный обзор

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.