Бихевиоризм в психологии кратко: Бихевиоризм | Блог 4brain

Бихевиоризм: что это в психологии?

Содержание статьи

Если в ходе ссоры с оппонентом возникает переход на личности и звучит фраза «да ты просто животное», то мы, традиционно, расцениваем ее, как попытку унизить и оскорбить. Однако, грубые слова являются реакцией человека на воздействие внешних обстоятельств.

Биологизация человека – это ключевая основа такого направления в психологии, как бихевиоризм. Его последователи намеренно отрицали пылающие чувства человека в пользу хладнокровного анализа стимулов окружающей среды и реакции на них. То есть, анализируя поведение оппонента, бихевиорист бы не принимал во внимание его эмоции.

Бихевиоризм это в истории психологии такое направление, которое призвано «окунуть» человека в его биологическую сущность и не давать его чувствам выбраться наружу. Его последователи воспринимали Homo Sapiens как животное, поведение которого поддается контролю и прогнозу.

Бихевиоризм что это такое?

Тот, кто с английским на «ты», знаком с сутью бихевиоризма еще из названия. Это направление призывает глубоко и детально изучать поведение и поведенческие реакции. С 1913 и до средины 1950-х годов данное движение доминировало и властвовало в психологии. Бихевиоризм как направление имеет четкую мысль в основе. Оно убеждено, что поведение человека можно измерить почти так же легко, как длину палки. И взгляды, и практическая деятельность бихевиористов имела одну глобальную цель – «родить» новую теорию, которая помогла бы прогнозировать поведение людей и приносить пользу обществу.

В чем же суть этого направления психологии? Исследователи полагали, что наша реакция на явления предопределяет поведение. Психическое состояние и эмоции – это бихевиоризм в психологии принимать к сведению отказывался.

Чтобы знать о человеке все и вылепить из него, как из глины, кого угодно, достаточно только систематически наблюдать за его поведением и прогнозировать реакции на разные импульсы. Поклонение биологической природе человека и попытка забыть о том, что им движут эмоции – это бихевиоризм в психологии.

Фактически, последователи этого направления считали, что действия человека не слишком отличаются от реакции животного на условные рефлексы (господин Павлов, шлем вам пламенный привет). Попытка доказать это на практике, конечно, оставила свой отпечаток на дальнейшем развитии того, что пр

Общая психология. Бихевиоризм — psy_konspekt — LiveJournal

В ходе своего развития психология помимо структуралистского подхода делалась также на элементаристский и функционалистский подходы. Зачатки последнего ввел еще Аристотель, говоря о сознании, как о функции человека.

 

В период развития психологии этот взгляд разделял Уильям Джемс, который ввел понятие потока сознания. Он заявил, что сознание едино, что в корне отличалось от структуралистской точки зрения, которая пыталась выделить элементарные частицы сознания. Поток сознания сравнивается с рекой. Если Вундт пытался измерять объем сознания, то Джемс утверждал, что некорректно ставить такой вопрос, поскольку фиксация объема останавливает потом, течение сознания, что делает невозможным его изучение.

 

Психология 20 века

 

Очень быстро психология, как наука, впадает в кризис метода. Причин этому было несколько.

 

1)      Метод интроспекции оказался субъективным и не мог использоваться в качестве научного.

2)      Возник разрыв теории с практикой. Эксперименты давали больше результатов, чем существовало теорий, объясняющих их. То есть теории писались под отдельные результаты, что не может считать научным подходом, который подразумевает изначальное возникновение теории и проверку ее экспериментом.

3)      К психологам пришло осознание, что психические явления и феномены поведения невозможно объяснить исключительно физиологией. Использовались теории Павлова, Сеченова и Бехтерева, однако в психологии они доказали свою несостоятельность и возникла острая необходимость в создании для психологии отдельного научного метода.

4)       Дефицит представлений о сознании приводил к тому, что ему приписывали не относящиеся многие феномены проявлений психики.

 

 

Осмысление этих причин приводит к тому, что вначале 20 века в психологии одновременно возникает множество параллельных методологий. Психология становится полипредметной наукой.

 

 

Бихевиоризм

 

В переводе с английского означает «поведение». Именно оно стало центральным предметом внимания этого направления. Бихевиоризм отличается закреплением естественнонаучной парадигмой, которую наследует у основателя психологии Вильгельма Вундта. Методом нового направления был избран эксперимент и наблюдение.

 

Основателем бихевиоризма принято считать Джона Уотсона, который в 1913 году пишет манифест «Психология с точки зрения бихевиоризма». В ней он выдвигает основные задачи направления.

 

Выделяя единицу поведения «стимул-реакция» (R-S), Уотсон говорит о необходимости изучить максимально возможное количество стимулов, которые вызывают одну и ту же реакцию и изучить максимально возможное количество реакций на один стимул.

 

Соответственно целью исследования ученый обозначает как изучение возможности предсказания поведения в зависимости от стимула и напротив, по поведению изучить стимул. В основе нового течения был положен принцип реактивности. То есть субъект фактически отменялся тем, что все поведение определяли внешние стимулы. В свою очередь изучение работы стимулов и реакций ставило в необходимость изучать жизнь подопытных от рождения до смерти.

 

Бихевиоризм признавал наличие сложного поведения, которое объяснял комбинациями цепочек стимулов и реакций. Собственно их изучение также входило в главные задачи течения.

 

В экспериментах Уотсон базируется на теориях Павлова. К примеру, исследуя феномен страха, он пытается выяснить какие его формы являются врожденными, а какие приобретенными. Павлов это обозначал через условные и безусловные рефлексы.

 

Уотсон экспериментирует на детях в детских домах. Подсовывая младенцам различных животных (жаб, пауков, больших собак) он отмечал отсутствие проявлений страха. Из этого можно было сделать вывод, что страх перед ними является приобретенным. В ходе экспериментов было выявлено, что врожденными проявлениями страха младенцы обладают по отношению к потере опоры (резко вырывался матрац) и резкому металлическому звуку. 

 

Уотсон выдвигает предположение, что образование реакций происходит при соединении врожденных стимулов с приобретенными. То есть для того, чтобы выработать нужную реакцию необходимо подкрепить ее стимул врожденным.

 

К примеру, выработка страха младенцев к белому кролику. Сажают к люльку кролика и издают резкий металлический звук. После нескольких повторений, белый кролик вызывает у младенца страх. Уотсон приходит также к выводу, что если можно выработать нужную реакцию, то ее можно и отменить. К примеру, объект страха соединяют с позитивным врожденным стимулом. Уотсон в данном случае использовал усвоенный страх белого кролика и кормление, в процессе которого кролика показывали вначале издалека, затем ближе до тех, пор пока реакция страха не исчезала и ребенок спокойно мог питать в присутствии животного.

 

Стоит отметить, что подобные эксперименты становятся первым в истории примером использования психологических практик.

 

Вместе с тем, бихевиористам не всегда удавалось внедрять стимулы и удалять их. К примеру, страх у некоторых младенцев закреплялся особенно сильно и его не получалось устранить. Несколько таких экспериментов привели к бихевиористов к общественному порицанию и они были вынуждены перейти к использованию в опытах животных. В частности, белых крыс. Продолжительность их жизни была меньшей, у человека, что было удобнее для наблюдения.

 

Важным элементом теории бихевиоризма является утверждение, что сознание не может являться предметом изучения психологии. Нет объективных инструментом для его описания. Поэтому Уотсон делает вывод, что бихевиористы должны изучать только то, что можно наблюдать извне. Важно подчеркнуть, что бихевиоризм не отрицает наличие сознания, но считает его невозможным для изучения.

 

В этом отношении эксперименты с крысами были удобны, поскольку их поведение не было «замутнено» сознанием, что существенным образом очищает эксперимент. Однако, это одновременно является минусом таких исследований, поскольку тяжело установить их сопоставимость с психикой человека.

 

Феномен сложного поведения, который особенно присущ человеку, бихевиористы объясняли суммой стимулов и реакций. К примеру, широкий спектр реакций младенца при появлении матери объяснялся совокупностью стимулов, которыми она обладала: грудь вызывает желание, лицо – улыбку, поглаживание – удовольствие. Однако, зачастую младенцы испытывали схожие гаммы реакций и при появлении других взрослых, что делало неверным не только это объяснение, но и всю схему объяснения сложного поведения применительно к людям.

 

В ходе своего развития у бихевиоризма появилось несколько направлений.

 

Когнитивный бихевиоризм или необихевиоризм.

Концепция развития данного направления бихевиоризма принадлежит Эдварду Чейзу Толмену. Он проводил эксперименты на белых крысах, которых помещал в лабиринт. В нем Толмен помещал приманка, и крыса должна была найти к ней короткий путь. Когда крыса методом проб и ошибок находила приманку, ученый усложнял задачу, закрывая найденный ей проход перегородкой. Предполагалось, что животное начнет поиск заново, однако, большинство крыс сразу же находили приманку, и не проводило повторных исследований лабиринта.

 

Тогда Толмен вводит в изначальную формулу бихевиористов «стимул-реакция» промежуточное звено, которое называет когнитивной или познавательной картой. Именно этой переменной объяснялось то, что у крысы в ходе изначального исследования лабиринта возник целостный образ ситуации, на который она в последствие и ориентировалась.

 

 

Теория оперантного поведения или оперантный бихевиоризм.

Теорию разработал Беррес Фредерик Скиннер, который возвращаясь к классической бихевиористской формуле «стимул-реакция», говорит о подкреплении реакция. То есть для того, чтобы закрепить нужную реакцию, необходимо закреплять не стимул, как это делал Уотсон, а реакцию.

 

Подкрепление реакций может происходить искусственным и естественным путем. Естественный вариант связан с адаптивными процессами в среде. Такие реакции могут прошиваться в основную базу инстинктов и работать наряду с ними.

 

Искусственное подкрепление хорошо демонстрируется в дрессировке дельфинов. Выполняя упражнение, они получают награду в виде пищи. Таким образом, у них появляется желание выполнять это упражнение, чтобы и в дальнейшем получить пищу. Поэтому перед выступлениями дельфинов специально не кормят. Данные полученные в ходе изучения этого направления в настоящий момент активно используется в американской системе образования. В этом, впрочем, есть существенный минус, поскольку происходит ориентация на механическую память, а не на смысловую. То есть обучение происходит ради награды, а не ради усвоения материала.

 

 

 

Достоинства бихевиоризма:

 

1)      Внес в психологию сильный крен в естественно научную сторону

2)      Ввел объективный метод

3)      Был чрезмерно расширен класс исследуемых объектов.

4)      Были значительно продвинуты отдельные разделы психологии – проблемы научения, образование, образование навыков и другие. 

5)      Первые психотерапевтические техники

 

 

Недостатки бихевиоризма:

 

1)      Недоучет сложности психической деятельности

2)      Игнорирование процессов сознания

3)      Перенос результатов исследования на животных на человека

4)      Негуманные эксперименты

5)      Игнорирование высших форм научения (творчество, самоопределение личности)

Бихевиоризм и его место в современной психологии — Психология


План:


  1. Возникновение бихевиоризма.

  2. Бихевиоризм Дж. Уотсона.

  3. Необихевиоризм Скиннера.

  4. Behavior analysis.

  5. Нейролингвистическое программирование.

  6. Выводы.

  7. Список литературы.


Направление бихевиоризм – изучение поведения, возникло на стыке проблем психологии. Основной метод интроспекции стал вызывать все большие сомнения и обнажал свою неприменимость к патологическим состояниям и животном, словом к тому, что не могло дать ответа о своем внутреннем мире. Также остро стояла проблема Декарта, что для того, что бы изучать психику надо подойти к ней с неким критерием отличая механических процессов и психических. Ответ Декарта: мыслит душа, а не тело — язык, выражение мышления, является признаком психического. Для сравнительных психологов принявших эволюционную  преемственность и избавившись от души, проблема границы, отделяющей разумное от неразумного, была очень сложной. Но Джон Б. Уотсон (1878-1958) считал, что этих проблем не существует вовсе.  На докладе в Научной ассоциации Джонса Хопкинса новоприбывший профессор сказал, что исследование поведения животных можно проводить строго объективно, открывая факты точно так же, как в других естественных науках; о разуме животных упомянуто не было (С. К. Swartz, 1908) Как объективизировать психологию? Выделить факты поведения отдельно и не принимать их за основания, а из психологии человека убрать интроспекцию и «речевую реакцию».  Конечно, переработка понятия сознание было не одной заслугой Уотсона, понятие сознание к 1910 г. Стало функцией и отношением, моторным ответом и уже не отделялось от поведения. Психология США, а она была центральной в мире, взяла курс на функциональные исследования психических процессов и на объективное определение: как стимул влияет на поведение.  Точкой отсчета Уотсона стал тот факт, что все организмы на любом уровне филогенеза приспосабливаются к окружающей среде, и, следовательно, надо исследовать приспособительное поведение, а не содержания сознания. Изучение поведения приведет к его предсказанию в терминах стимул-реакция. «В полностью разработанной системе психологии, зная реакцию, можно предсказать стимул, а зная стимул, можно предсказать реакцию». Задача состояла в том, чтобы изучить общие и частные методы контроля поведения, дабы сделать их доступными применению на практике лидерами. Отличительной чертой бихевиоризма было сведение воедино людей и животных. Мышление, с позиции Уотсона, рассматривалось как скрытое поведение, которое иногда имеет место между стимулом и конечным «явным поведение».  Также важным было то, что не существует функциональных психических процессов, являющихся причинами поведения. Существуют лишь цепи поведения, определенные внешними стимулами! Многие поддерживали и хвалили бихевиоризм, но интроспекция и ментализм не сдавались. Бихевиоризм критиковали в основном по адресу структурализма и отождествлении поведения и физиологии. В ответ на критику Уотсон внедрил теорию Павлова и перешел к эксперементам и вне лаборатории.


            После первой мировой многие пытались дать определение бихевиоризму:  Цинь Ян Куо определял бихевиоризм как «науку о механизмах, касающихся механических движений организмов» и утверждал, что «долг бихевиориста — описывать поведение точно так же, как физик описывает движение машины». Все эти попытки возникли от неоднозначности пути бихевиористов. Бихевиоризм мог означать физиологический редукционизм или просто исследование поведения объективными средствами, мог означать разрыв с прошлым, а мог его логическое продолжение, мог считать разум причиной поведения, а мог отрицать его вовсе.  Уотсон начал заниматься детьми, полагая, что природа наделила человека очень малым количеством безусловных рефлексов и за счет теории Павлова все можно свести к ним. И нет наследуемого ни характера, ни талантов, ни интеллекта. Уотсон был радикальной личностью и одно из его убеждений, которое он взялся доказывать, в то время, было: «Дайте мне дюжину здоровых младенцев и особую изолированную среду, чтобы их воспитывать, и я гарантирую, что случайным образом выберу любого из них и воспитаю из него специалиста любого типа — врача, адвоката, художника, торговца и даже попрошайку или вора». Знаменитый эксперимент с мальчиком, когда показ игрушки совмещали с ударами в гонг (пугали) зафиксировался страх от вида игрушки после 7го удара гонга. Что позволило утверждать, что богатая жизнь взрослых лишь набор условных рефлексов. Несколько лет позднее на арене бихевиоризма появился Э. Ч. Толмен, он предложил бихевиоризм, исключающий понятия сознания и разума, но цель и познание подавались как объективные воспринимаемые аспекты самого поведения.  Если у Уотсона бихевиоризм был «молекулярным», то у Толмена «молярным» — это значило, что если индивид научился что-то делать, то часть из этого он будет использовать в подобных ситуациях, а не учить новый условный рефлекс. Если индивид усвоил «молярное» избегание опасности с одной стороны. То он будет ее избегать, если она будет и с другой.  Но «репрезентации» Толмена, которые он считал стимулами поведения, увели его от пути Уотсона. Суть этого заключалось в том, что сознание генерирует стимулы, отсутствующие в данный момент, и поведение зависит и от них. В таком случае конечная цель бихевиоризма — «описать форму функции/, соединяющей зависимую переменную (поведение) с независимыми переменными — стимулом, наследственностью, обучением и таким физиологическим состоянием, как голод».  Толмен (1936) определил свой бихевиоризм как операциональный бихевиоризм.  Толмен ввел понятие «когнитивных карт», которыми пользуются животные для решения поведенческих задач, и предложил описание организма как очень сложной машины, в которой любой стимул вызывает какую-то рефлекторную реакцию, он предвосхитил описание разума, описывая его, как некий преобразователь сигналов окружающей среды в когнитивную карту. Кларк Леонард Халл перестал верить в бога и увлекался математикой, его направление бихевиоризма приняло чисто механический характер. Поведение он описывал как современную компьютерную программу, подчиненную строгому языку стимула и реакции. Большую часть жизни стремился создать машины с поведением – роботов, которые делали бы людскую работу. Считал, что сознание, разум, мышление можно воссоздать в виде механической схемы. Возможно, такой прагматический подход вывел его теорию в самые цитируемые в 1960 г.


Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) Необходимо вычеркнуть все «может» и «должно». Истина заключается в «делает» и «не делает».


Многие психологи: Вундт, Джеймс, Фрейд, Халл, Толмен хотели, что бы психология стала объяснением внутренних процессов, порождающих поведение или сознательные явления. Но Скиннер пошел по пути неодарвинизма вслед за Уотсоном — окружающая среда контролирует поведение таким образом, что и добро, и зло, если они существуют, живут в ней, а не в человеке. Скиннер критиковал теорию З. Фрейда за ее связь образов с поведением, считая, что это лишнее звено вовсе не нужно. Если во взрослом возрасте человек боится властной фигуры – то вовсе не значит, что на психику в данный момент действует образ подобной фигуры (отца), а значит, лишь то, что сегодняшнее поведение есть следствие поведения в прошлом, так как подобная фигура являлась источником отрицательных стимулов. Вводить промежуточный внутрипсихический компонент, действующий на психику параллельно, не имеет смысла. Скиннер отвергал в равной мере и суперэго,

апперцепцию, силу привычки и когнитивные карты, как лишние компоненты теории. Скиннер (1931) пришел к выводу, что рефлекс не является сущностью внутри организма животного, а представляет собой лишь общепринятое описательное понятие правильного соотношения между стимулом и ответом. Как  Дарвин считал про выживаемость организмов, так и Скиннер считал, что организм постоянно продуцирует поведенческие акты и какие-то подкрепляются, а какие-то нет.  Те, которые не подкрепляются, — исчезают из возможностей организма. Первая основная его цель была сформулирована после успехов трудов Павлова с условными рефлексами: «Принимая во внимание, что отдельную часть поведения организма до сих пор

считали непредсказуемой (и, возможно, как следствие, определяемой нефизическими факторами), исследователь ищет предшествующие изменения, с которыми эта деятельность коррелирует, и устанавливает условия корреляции» (Skinner, 1931/1972, р. 440). Целью психологии является анализ поведения путем локализации специфических детерминант специфического поведения и установление точной природы взаимоотношений между предшествующим воздействием и последующим поведением.  Скиннер использовал экспериментальный метод для анализа поведения, он считал, что более ранние влияния, воздействующие на поведение, – это независимые переменные, а поведение, которое является их функцией – зависимая переменная. Следовательно, организм – зависимые и независимые переменные, действующие совместно, что ведет к формированию поведения.  Это значит, что нет никакой психической активности вторгающейся между переменными, и если удастся понять независимые переменные, то можно будет отказаться от психических сущностей (суперэго, когнитивные карты). Скиннер делал упор на контроль в экспериментах, что бы точно убедиться,  что две переменные зависят друг от друга, а не от 3-ей переменной. Началом работ была первая книга Скиннера по психологии «Поведение организмов» (1938). В «Поведении организмов» Скиннер различает два вида поведения, приобретенного в результате научения, каждый из которых изучали и ранее, но недостаточно четко дифференцировали. Первую категорию Скиннер назвал респондентным поведением, она совпадала с научением, исследованным И. П. Павловым. Правильнее называть эту категорию рефлекторным поведением, поскольку респондентное поведение — это поведение, вызванное определенным стимулом, неважно, условным или безусловным («невольное» поведение). Вторую категорию Скиннер назвал оперантным поведением, или научением, которое в общих чертах соответствует «добровольному» поведению. Оперантное поведение возникает время от времени, вследствие, решения какой-то задачи. Например, запертая кошка в проблемном ящике может нажимать рычаг, что бы освободиться, головой, лапами и это будет один класс операнта. Скиннер не считал себя S-R бихевиористом: «на организм можно воздействовать, контролируя переменные, которые не обязательно считать стимулами». Также с чувством голода – это одна из переменных, влияющих на поведение.  У Скиннера была своя оперантная методология: организм помещался в некое пространство и получал вознаграждение за некоторое поведение, проявленное в любой момент.  В данной ситуации экспериментатор может изменять независимые переменные этого пространства, что обеспечивает ему полный контроль. Можно наблюдать за изменениями поведения в течение некоторого времени, а не резкими скачками. Ответ получается простой и не двусмысленный. Причина отсутствие пищи, следствие «правильное» поведение для ее получения. В то время как остальные психологи вели либеральную политику, Скиннер занялся поведением человека, не изменив ни на грамм своей теории. Написал книгу «вербальное поведение» (1957), в которой Скиннер приводит анализ реальных предложений, сказанных в анализируемой окружающей среде. Например, обучение ребенка языку. Ввел понятие «такт», что вблизи куклы ребенку говорят «кукла» и подкрепляют положительным стимулом, из таких тактов состоит язык. Создано для более упрощенного решения проблем, например, «болит зуб» выделяет из всех стимулов специфический и говорит родителям, что надо идти к стоматологу, а не педиатру. Мышление Скиннера было, в его терминах, просто «общей суммой ответных реакций на сложный мир, в котором он жил». Мысль — это всего лишь такт. Скиннер добился прикладной востребованости своих знаний, так во время Второй мировой войны он участвовал в «Проекте Оркон» или «проекте органического контроля». Он обучал голубей сидящих в ракете клевать проецируемую на экране цель, что наводило ракету. Хоть Скиннер и добился больших успехов, но начальство сочло проект неосуществимым и ракеты так и не были задействованы.


            Все шло хорошо, пока не возникли противоречия: был сделано много открытий относительно самого поведения. Что свиней нельзя научить разрывать монеты за еду, так как еду они инстинктивно закапывают, то и монеты тоже начинают закапывать, вместо того чтобы вырывать. Также закономерности поведения даже крыс и голубей не были одинаковыми. Одной из «подрывных» работ по свержению бихевиоризма была работа Джона Гарсия (J. Garcia, В. К. McGowan and К. F. Green, 1972) и его сотрудников. Которая опровергала гипотезу Павлова о том, что любой стимул может действовать как условный раздражитель, благодаря которому посредством формирования условного рефлекса можно получить любую ответную реакцию в качестве условного ответа. Дальнейшие эмпирические исследования указывали, что, для того чтобы научение имело место, условный и безусловный раздражители должны следовать друг за другом с интервалом в полсекунды. Крысы, пьющие воду со специфическим вкусом и стимулированные потом на тошноту, не пытаются избежать стимула тошноты, а связывают тошноту с водой и перестают ее пить. Это говорит о том, что эволюционно заложенное поведение доминирует над приобретенным. Еще одной ошибкой бихевиоризма было то, что он отрицал и старые ограничения, установленные еще Торндайком, что для многих животных сложнее установить неестественное в природе поведение. Сильным критиком «вербального поведения» Скиннера был Ноам Хомски, который критиковал так же и эмпирические идеи Скиннера. Считал, что закономерности, экспериментально полученные на животных без серьезных модификаций нельзя распространять на человека. Для бихевиориста очень важно правильно определить стимул, контролирующий поведение следует ли определять стимулы в чисто физических терминах, независимых от поведения, или же в терминах их воздействия на поведение? В первом случае получаем, что очень мало стимулов могут воздействовать на поведение, тогда поведение выглядит не подчиняющемся законам. Во втором случае поведение выглядит подчиняющемся законам, так как бихевиористы берут только те стимулы, которые определяют поведение. От сюда следует, что каждый фрагмент поведения не может находиться под контролем одного стимула, даже если мы можем обнаружить некоторый стимул для любой ответной реакции. Например, при созерцании картины у человека спрашивают: «Это Рембрандт, не так ли?» Скиннер утверждал бы, что определенные тонкие свойства картины определяют ответ. Но человек мог сказать и: «Сколько это стоит?»; «Это не гармонирует с обоями»; «Вы повесили ее слишком высоко»; «Это отвратительно!»; «У меня дома есть точно такая же»; «Это подделка» и так далее, практически до бесконечности. Хомски утверждал, что в данном случае невозможно предсказать поведение у случайно взятого человека, и система Скиннера вовсе не делает шага вперед в контроле человеческого поведения. Язык Хомски воспринимал более глубже, чем Скиннер. Скиннер как речь и слушанье, Хомски же еще приписывал речи внутренние правила, которые  руководят речью и слушанием. В области психолингвистики идеи Хомски заняли быстро лидирующие позиции, а психолингвисты даже стали считать идеи бихевиоризма ложными.


Несмотря на все угнетения бихевиоризма, он продолжал развиваться и улучшаться. Поразило меня больше всего то, что после 1960 г. (последних работ Скиннера) слово бихевиоризм исчезло из русскоязычной среды, сложилось впечатление, что он как не подкрепляемое поведение был стерт из истории. Или же в русской среде его окончательно вытеснила теория деятельности, вызвавшая конфликт и разногласия между мной и студентами моей группы. Мне она очень напомнила бихевиоризм, как его логическое продолжение. Другие одногруппники считают, что теория деятельности совсем на бихевиоризм не похожа и является самостоятельной новой теорией, которая может описать любое поведение и еще не терпела неудач. Сначала я хотел писать про теорию деятельности, где в глубине нашел свое пристанище бихевиоризм, но оказалось и по ныне существует бихевиоризм, построенный на «скиннерких» началах, дополненный, проверяемый на практике и достаточно успешно решающий людские проблемы.  Называется он немного по другому, а именно «Анализ поведения» или behavior analysis, существует даже всемирная организация Association for Behavior Analysis International®(ABA International®), которая была основана в 1974 г. ABAI проводят международные встречи, пишут статьи, помогают безработным товарищам, но большой массовости в сфере психологии бихевиоризм не имеет, так как фокус современной психологии направлен не на поведение как таковое. Но интересен современный бихевиоризм может быть тем, что может иметь достаточно эффективные практические способы решения психических проблем. Далее я обозначу «аналитиков поведения» необихевиористы, так как более нормально читается. Необихевиористы делают предположение, что все поведение — продукт двух видов переменных: биологических и экологических. Биологические переменные включают анатомические структуры (птицы могут полететь, люди не могут), нормальные физиологические процессы (пищеварение, дыхание, неврологические изменения, следующие из опыта), и аномалии в анатомии и физиологии из-за раны или болезни. Гены влияют на поведение косвенно через их эффекты на анатомию и физиологию. Экологические переменные включают любые изменения в окружающей среде (повышение температуры, пригодности пищи, мнения других людей, традиций). Но наиболее важными переменными считаются переменные окружающей среды. Современные необихевиористы больше сосредоточены на людях, а с людьми возникают другие проблемы, чем с животными, например, как посчитать сколько раз человек  думает о «Х» или сколько раз за неделю он грустил. Возможно измерить изменение химического состава пота и его количества, что свидетельствует о страхе.  Необихевиористы проводят фундаментальные исследования, которые помогают больше понять принципы укрепления или формирования поведения. Прикладные исследования помогают выявить эффективные способы взаимодействия, по какой методике лучше учить учеников, что положительно и отрицательно влияет на человека на его рабочем месте и как повысить его трудоспособность. Аналитическое исследование прикладного поведения имело замечательный успех в помощи детям учиться и реконструировало лечение детей с беспорядками спектра аутизма. Прикладной анализ поведения может увеличить качество жизни, даже если проблемы не присутствуют. Как же работают с такой проблемой как аутизм? Аутизмом занимаются в кембриджском центре аналитики поведения. Анализ поведения и коррекция поведения считаются одним из эффективных методов, наряду с медикаментозными и групповыми тренингами. Целенаправленное подкрепление нужного поведения по программам «площадка», «дом»,  «коллектив» позволяет погасить неадекватное поведение и выработать полезные социальные навыки. В данной программе реабилитации специалист должен постоянно находиться с пациентом или программе обучают родителей. Закрепление специальных навыков помогает даже повысить IQ. Приобретенные ранее навыки развивают в следующих программах, что делает часто ребенка готовым к школе.


Идея бихевиоризма о полном контроле личности была и будет, наверно, пока есть личности. Примерно на закате бихевиоризма появилось направление НЛП (нейролингвистическое программирование), которое стало популярным в современном обывательском обществе. НЛП вобрало в себя много различных методик, оно больше прикладная практическая техника, чем научная теория, использующая повсеместно открытия Павлова, и можно сказать идею бихевиоризма, что определенные ключевые слова ведут человека к определенным действиям (реакциям), так как сознательное поведение человека определяется словами.


На сегодняшний день бихевиоризм не достиг всеобъяснимости и применимости в психологии, на которую претендовал, однако принес свои эффективные плоды в сфере практической психологии за счет накопленного описательного опыта причин возникновения поведения. Из описаний разного поведения были сделаны, выводи и открыты закономерности в сфере животных и человеческой сфере, которые сегодня помогают людям не только выходить из различных трудных стояний, но и лучше воспринимать информацию, быстрее обучаться и делать свою жизнь более комфортной.


Список литературы:


  1. Autism and ABA [WWW document]. URL http://www.behavior.org/autism/

  2. Behaviorism [WWW document]. URL http://en.wikipedia.org/wiki/Behaviorism

  3. Д.Уотсон Поведение как предмет психологии (бихевиоризм и необихевиоризм) // Хрестоматия по истории психологии
    под ред. П.Я.Гальперина, А.Н.Ждан. М., 1980. С. 34-44

  4. Лихи Т. История современной психологии  — Пер. с англ. — 3-е изд. — СПб. и др.: Питер, 2003. — 446 с.

  5. НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ/ кратко/Бихевиоризм 2007г. [WWW document]. URL http://forums.slashdot.ru/showthread.php?t=41191

  6. Нейролингвистическое программирование [WWW document]. URL http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%9B%D0%9F#.D0.98.D1.81.D1.82.D0.BE.D1.80.D0.B8.D1.8F_.D1.80.D0.B0.D0.B7.D0.B2.D0.B8.D1.82.D0.B8.D1.8F

  7. Философия: Энциклопедический словарь — Под ред. А.А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с.

ВОПРОС 22. Общая характеристика бихевиоризма — Студопедия

«Бихевиоризм» (от англ. — «поведение») — течение, возникшее в начале XX в., утверждающее в качестве предмета психологии поведение. Основатель бихевиоризма — американский психолог Джон Уотсон (1878—1958). С точки зрения бихевиоризма предметом психологии как науки может быть только то, что доступно внешнему наблюдению, т. е. факты поведения. В качестве принципа научного подхода бихевиоризм признает принцип детерминизма — причинно-следственное объяснение событий, явлений. Бихевиористы определяют поведение как совокупность реакций организма, обусловленных воздействием внешней среды. Д. Уотсон разрабатывает схему поведения S — R, где S — «стимул», характеризующий все воздействия внешней среды; R— «реакция» (или «следствие»), т. е. те изменения в организме, которые могли быть зафиксированы объективными методами.

Схема S — R означает, что стимул порождает некоторое поведение организма. Опираясь на данный вывод, Д. Уотсон представил научную программу, цель которой — научиться управлять поведением. В лабораториях ставилось большое количество экспериментов на животных, преимущественно на белых крысах. В качестве экспериментальных устройств были изобретены различные типы лабиринтов и «проблемных ящиков», в которых исследовались возможности крыс формировать определенные навыки. Тема изучения навыков путем проб и ошибок стала центральной. Учеными был собран и обработан огромный экспериментальный материал о факторах, определяющих модификацию поведения.



Уотсон отрицал существование инстинктов: то, что кажется инстинктивным, есть социальные условные рефлексы. Он не признавал существования наследственных дарований; считал, что все в человеке определяет только воспитание, научение.

Эмоции бихевиоризм рассматривает как реакции организма на специфические раздражители (внутренние – сердцебиение, повышение давления и т.п., — и внешние). Страх, гнев и любовь – единственное, что возникает не в процессе научения. Младенцы от природы способны испытывать эти эмоции: страх – от громкого звука и при потере опоры; гнев – от сковывания; любовь – при прикосновении, укачивании.

Уотсон утверждал, что мышление есть неявное моторное поведение (речевая реакция или движение), и подтверждал это опытами по измерению состояний «голосовой коробки».

Практическим итогом бихевиоризма Уотсона была разработка программы «оздоровления общества», построение экспериментальной этики на принципах бихевиоризма. Для создания совершенного общества Уотсон просил «дюжину здоровых младенцев» и возможность воспитывать их в своем специальном мире.

Бихевиоризм приобрел в Америке необычайную популярность. На его материале состоялось знакомство с психологией «широких масс». Появилось множество периодических изданий, популярных передач («Советы психолога», «Как сохранить душевное здоровье» и т. п.), возникла сеть кабинетов психологической помощи («Психолог – прием днем и ночью»). С 1912 года Уотсон начал заниматься рекламой, реализуя на практике свои идеи программирования поведения.

23) Бихевиоризм как наука о поведении.

Бихевиоризм —
направление в психологии человека
и животных, буквально — наука о
поведении. Это направление в психологии,
определявшее облик американской
психологии в начале 20-го века, радикально
преобразовавшее всю систему представлений
о психике. Его кредо выражала формула,
согласно которой предметом психологии
является поведение, а не сознание.
Поскольку тогда было принято ставить
знак равенства между психикой и сознанием
(психическими считались процессы,
которые начинаются и заканчиваются в
сознании), возникла версия, будто,
устраняя сознание, бихевиоризм тем
самым ликвидирует психику. Основателем
данного направления в психологии был
американский психолог Джон
Уотсон.

Методы:
Бихевиористами
применялось два основных методологических
подхода для исследования поведения:
наблюдение в лабораторных, искусственно
создаваемых и управляемых условиях, и
наблюдение в естественной среде обитания.

Развитие:
Бихевиоризм
положил начало возникновению и развитию
различных психологических и
психотерапевтических школ, таких,
как необихевиоризм, когнитивная
психология
(наука, изучающая познавательные процессы
человеческого сознания), поведенческая
терапия, рационально-эмоционально-поведенческая
терапия.
Существует множество практических
приложений бихевиористской психологической
теории, в том числе и в далёких от
психологии областях.

Сейчас
подобные исследования продолжает наука
о поведении животных и человека — этология,
использующая другие методы (например,
этология гораздо меньшее значение
придаёт рефлексам, считая врождённое
поведение более важным для изучения).

Уотсон:
поведение – это система реакция. (
Реакция – новое понятие, введенное
бихевиоризмом).

24) Типы реакций по Уотсону:

1)
врожденные
– поведенческие акты, наблюдаемые у
новорожденных детей: чихание, икание,
сосание, улыбка, плач, движение туловища
и т.д.

2)
приобретенные

Врожденные
р-ции Уотсон описал без труда, т.к.
достаточно понаблюдать за поведением
новорожденных. Описание законов
приобретением врожденных реакций шло
труднее. Он обратился к работам Павлова
и Бехтерева, где описаны механизмы
возникновения условных рефлексов.
Уотсон принимает концепцию условных
рефлексов как естественнонаучную базу
своей теории: все новые реакции
приобретаются путем обусловливания.

25) Инструментальное или оперантное обусловливание в бихевеоризме.

Другое
достижение бихевиоризма – изучение
особого типа условных реакций –
инструментальных или определенных.
Инструментальное или оперантное
обусловливание – если подкреплять
действие индивида, то оно фиксируется
и воспроизводится с большей легкостью.

Бихевиористы:
классическое (т.е. павловское) и оперантное
обусловливание – универсальный механизм
научения, общий для животного и человека.
Процесс научения, представлялся как
автоматический, не требующий активности
человека. Достаточно использовать 1
подкрепление, что бы «закрепить» в
нервной системе успешные реакции
независимо от воли или желаний человека.

С
помощью S
и подкрепления можно «лепить» любое
поведение человека, «манипулировать»
им. Поведение жестко «детерминировано»
и зависит от внешних обстоятельств и
прошлого опыта.

Таким
образом, игнорировалось существование
сознания, т.е. внутреннего психического
мира человека, что лишено здравого
смысла. Позже это поняли и бихевиористы.
С конца 60-ы гг. даже на родине бихевиоризма,
в Америке, вернулись к изучению сознания
– высшей формы психического отражения
объективной действительности.

Бихевиоризм. Бихевиоризм определил облик американской психологии начала ХХ века

Бихевиоризм определил облик американской психологии начала ХХ века. Его основатель Джон Уотсон (1878-1958) сформулировал кредо бихевиоризма: «Предметом психологии является поведение». Отсюда и название – от английского behavior – поведение (бихевиоризм можно перевести как поведенческая психология). Публикация Дж. Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста» относится к 1913 г., этим годом и датируется начало новой эпохи в психологии.

Уотсон объяснил, почему психология должна пересмотреть вопрос о предмете психологии и заниматься не изучением сознания, а изучением поведения. Во-первых, по мнению Уотсона, предметом науки может быть только то, что доступно внешнему наблюдению, т.е. факты поведения. Во-вторых, запросы практики. К этому времени психология сознания дискредитировала себя. Лабораторная психология занималась проблемами, никому не нужными и не интересными, кроме самих психологов. Вместе с тем, процесс урбанизации в США, связанный с экономическим ростом страны, сопровождался проблемами совместного бытия. «Если мы хотим когда-либо научиться жить совместно, то мы должны заняться изучением современной психологии», – писал Дж. Уотсон (Цит. по 2, с.54). И третье основание: Уотсон считал, что психология должна стать естественнонаучной дисциплиной и должна ввести научный объективный метод. Если за фактами поведения могут наблюдать несколько психологов и по поводу них прийти к согласию, то факты сознания доступны только самому переживающему субъекту, и доказать их достоверность невозможно.



Основной метод бихевиоризма – наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействие среды, с целью выявления доступных математическому описанию корреляций между этими переменными. Подавляющая часть экспериментов была проведена на животных (преимущественно на белых крысах), а установленные закономерности перенесены на человека.

Теоретическая программа Дж. Уотсона была следующей. Поведение – это система реакций. В качестве описательной и объяснительной ученый предложил схему S – R, согласно которой стимул (воздействие) S порождает некоторое поведение или реакцию R, причем характер реакции определяется только стимулом. Закон эффекта Торндайка уточняет ведущую формулу бихевиоризма S – R: связь между стимулом и реакцией усиливается, если есть подкрепление. Подкрепление может быть положительным (похвала, награда и т.д.) или отрицательным (наказание, боль и т.п.). Поведение человека вытекает чаще всего из ожидания положительного подкрепления, но иногда преобладает желание избежать отрицательного подкрепления.

С этими представлениями была связана и научная программа – научиться управлять поведением. Предполагалось провести эксперименты, направленные на выявление закономерностей, формирующих стимул-реактивные связи. Эта схема распространялась как на животных, так и на человека. А поскольку законы научения (формирования реакции на определенные стимулы) провозглашались универсальными, данные экспериментов с животными распространялись и на человеческое поведение.

Как естественнонаучная база психологической теории принималась концепция условных рефлексов. Уотсон считал, что все новые реакции приобретаются путем обусловливания. Все действия – это сложные цепи, или комплексы реакций. Работы И.П. Павлова позволили Уотсону дать объективное объяснение развитию навыков или появлению новых форм поведения как результата обусловливания – образования условных рефлексов.

Что касается экспериментальной программы Уотсона, то в настоящее время по этическим причинам ее вряд ли удалось бы реализовать.

Исследование Уотсона и Рейнера подтверждало заявление, сделанное ученым в 1913 году: «Дайте мне дюжину нормальных здоровых младенцев и возможность организовать для них особый мир и необходимые условия воспитания, и я могу гарантировать, что, взяв одного, случайно выбранного из них, я выращу любого, какого хотите, специалиста: доктора, юриста, художника, торговца и даже нищего и вора» (Цит. по 7, с.123).

Уотсон рассуждал следующим образом: если стимул, который автоматически продуцирует у вас определенную эмоциональную реакцию (например, страх), регулярно воспринимается одновременно с чем-то другим, например крысой, то крыса будет ассоциироваться в вашем мозге с состоянием страха. Другими словами, в результате вы будете «обусловлены» бояться крыс. Он утверждал, что у нас нет врожденной боязни крыс и что подобные страхи являются результатом научения посредством обусловливания. Эти идеи послужили теоретической основой для его самого знаменитого эксперимента с «маленьким Альбертом Б.».

Эксперимент проводился с 11-месячным мальчиком Альбертом Б., взятым для исследования из больницы, где, будучи сиротой, он воспитывался с самого рождения. Мальчик оценивался (и исследователями, и персоналом) как физически и эмоционально совершенно здоровый ребенок. С тем чтобы выяснить, вызывают ли у Альберта страх какие-либо стимулы, ему показывали белую крысу, кролика, обезьяну, собаку, различные маски с волосами и без волос, белую вату. Реакции Альберта на стимулы наблюдались и фиксировались с особой тщательностью. Ребенок проявлял интерес к различным животным и другим объектам, тянулся за ними, иногда дотрагивался до них, но никогда не проявлял ни малейшего страха. Поскольку ни один из этих объектов не вызывал страха, они были обозначены как нейтральные стимулы.

На следующей фазе эксперимента предполагалось определить, можно ли продуцировать у Альберта реакцию страха посредством громкого шума. Все люди, и особенно дети, обнаруживают реакцию страха на неожиданные громкие звуки. Так как для такой реакции не требуется никакого научения, громкий звук обозначают как безусловный стимул. В данном эксперименте ударяли молотком по стальному брусу, находящемуся сзади от ребенка. В ответ на этот звук ребенок вздрагивал, пугался и начинал громко плакать.

Итак, ситуация была подготовлена для проверки идеи о том, что эмоция страха у Альберта может быть обусловлена. На самом деле проверка обусловливания не проводилась, пока ребенку не исполнилось 11 месяцев. У исследователей были колебания по поводу того, этично ли у ребенка экспериментально формировать реакцию страха. Но они приняли решение продолжать эксперимент, основываясь на рассуждении, которое в дальнейшем оценивалось как сомнительное в этическом плане.

Когда эксперимент начался, исследователи показали Альберту белую крысу и одновременно воздействовали громким звуком. Вначале Альберт заинтересовался крысой и потянулся к ней, чтобы потрогать ее. Раздавшийся в это время громкий звук заставил Альберта вздрогнуть и вызвал у него испуг. Эту процедуру повторили три раза. Неделю спустя все повторилось снова. После того как описанная процедура была повторена в общей сложности семь раз, крысу показали Альберту без всякого шума. Как вы, вероятно, уже догадались, теперь при виде крысы Альберт стал проявлять сильнейший страх. Он громко плакал, отворачивался, переворачивался на другой бок, чтобы не видеть крысу, и, наконец, стал уползать прочь так быстро, что исследователям пришлось броситься к нему, чтобы схватить, прежде чем ребенок доползет до края стола! Была сформирована условная реакция страха на объект, который неделей раньше не вызывал никаких опасений. Затем исследователи решили установить, будет ли этот «обусловленный» страх переноситься на другие объекты. На психологическом языке подобный перенос обозначается термином генерализация. Если Альберт будет проявлять страх по отношению к похожим объектам, то усвоенное поведение будет считаться генерализованным. Через неделю было проверено тестирование и установлено, что Альберт испытывает страх перед крысами. Затем, чтобы проверить генерализацию, Альберту показали объект, похожий на крысу (белого кролика). По словам авторов эксперимента: «Моментально начались негативные реакции. Он отстранился от животного, насколько это было возможно, захныкал, брызнули слезы. Когда кролика приблизили к мальчику вплотную, ребенок спрятал свое лицо в матрасик, потом поднялся на четвереньки и стал уползать прочь с громким плачем» (Цит. по 7, с.125). Напомним, Альберт не боялся кролика до того, как произошло обуслов-ливание, и у него не формировалась специально реакция страха именно по отношению к кролику.

В течение этого дня маленькому Альберту показывали собаку, шубу, комок ваты. Он реагировал на все эти объекты страхом. Одним из самых широко известных тестов на генерализацию, сделавшим этот эксперимент таким знаменитым, стала маска Санта Клауса. Реакция? Да… страх!

Еще через пять дней Альберт был протестирован снова. Если с кубиками мальчик играл как обычно, то от крысы и кролика он отстранялся с выражением страха. После того, как к предъявлению крысы был добавлен шум, Альберт начинал плакать и отползать.

Если Альберт будет реагировать на эти объекты и животных только в экспериментальной ситуации и нигде больше, то важность полученных данных значительно уменьшится. Чтобы проверить это, на следующий день Альберта поместили в другую комнату, где было более яркое освещение и находилось больше людей. В этой новой ситуации Альберт реагировал на крысу и кролика по-прежнему явно выраженным страхом, хотя и несколько менее интенсивным.

Последним тест, который хотели провести Уотсон и Рейнер, имел целью выяснить, насколько устойчивыми во времени будут условные эмоциональные реакции. К этому времени Альберт был усыновлен и в ближайшее время должен был покинуть больницу. Дальнейшее тестирование было отложено на 31 день. В конце этого периода мальчику вновь показали маску Сайта Клауса, шубу, крысу, кролика и собаку. По прошествии месяца эти объекты все еще вызывали у него сильный страх.

Уотсон и его коллеги планировали попытаться разрушить сформированные условные связи и устранить реакции страха у маленького Альберта. Однако мальчик покинул больницу в тот самый день, когда должны были быть проведены эти последние манипуляции, и, насколько известно, никакое «разобусловливание» так никогда и не осуществилось.

В этом исследовании и во всей работе Уотсон ставил две цели: а) продемонстрировать, что любое человеческое поведение есть результат научения и обусловливания и б) доказать, что фрейдовская концепция, согласно которой наше поведение проистекает из бессознательных процессов, неверна.

Было показано, что нечто столь сложное, личное и человеческое, как эмоции, может быть продуктом обусловливания или научения, подобно тому как крыса в лабиринте научается с каждой последующей пробой все быстрее и быстрее находить пищу.

Логичным продолжением этого вывода является допущение, что другие эмоции, такие как гнев, радость, печаль, удивление или отвращение, могут быть обусловлены аналогичным образом. Другими словами, причина того, что вы грустите, когда слышите старую песню, нервничаете во время интервью при поступлении на работу или публичном выступлении, чувствуете себя счастливым, когда приходит весна, или испытываете страх, когда слышите гудение бормашины, заключается в том, что в результате обусловливания в вашем мозге сформировалась ассоциация между этими стимулами и специфическими эмоциями. Другие, более необычные эмоциональные проявления, такие как фобии или реакции на сексуальные фетиши, также могут развиваться в результате подобных процессов обусловливания. Это по сути своей такие же процессы, какие Уотсон наблюдал у маленького Альберта, хотя, как правило, более сложные.

Уотсон утверждал, что полученные им данные объясняют человеческое поведение в более ясных и простых терминах сравнительное психоаналитическими понятиями Фрейда и его последователей. Как отмечали в своей работе Уотсон и Рейнер, фрейдисты объясняли бы сосание пальца как выражение изначального инстинкта поиска удовольствия. Альберт, однако, сосал свой палец каждый раз, когда испытывал страх. Как только его палец оказывался во рту, он переставал чувствовать страх. Таким образом, Уотсон интерпретировал сосание пальца как условный рефлекс, суть которого – блокировать действие стимула, вызывающего страх (у некоторых взрослых вместо пальца – сигарета).

Главной заслугой авторов эксперимента было то, что на примере маленького Альберта они продемонстрировали: эмоциональные нарушения у взрослых не могут всегда объясняться сексуальными травмами, имевшими место в детстве, как это интерпретировалось фрейдистами.

Таким образом, с точки зрения бихевиоризма, личность человека – это совокупность поведенческих реакций, присущих данному человеку, организованная и относительно устойчивая система навыков. Человек понимается, прежде всего, как реагирующее, действующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программировать человека на требуемое поведение.

В недрах самого бихевиоризма ЭдвардЧейс Толмен в 1948 г. подверг сомнению схему S – R как слишком упрощенную и ввел между стимулом и реакцией переменную I – психические процессы данного индивида, зависящие от его наследственности, физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула S – I – R.

Отдельную линию в развитии бихевиоризма представляет система взглядов Беррес Фредерик Скиннера (1904-1990), которая называется теория оперантного научения. Скиннер сформулировал принцип оперантного обусловливания – «поведение живых существ полностью определяется последствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразличными или неприятными – живой организм проявит тенденцию повторять данный поведенческий акт, не придавать ему никакого значения или же избегать его повторения в дальнейшем» (Цит. по 6, с.71).

В 70-е годы бихевиоризм представил свои концепции в новом освещении – в теории социального научения. По мнению Альберта Бандуры (1965), одна из главных причин, сделавших нас такими как мы есть, связана с нашей склонностью подражать поведению других людей с учетом того, насколько благоприятны могут быть результаты такого подражания для нас. Джулиан Роттер выделяет четыре важные переменные: потенциал поведения, ожидание, ценность подкрепления и психологическая ситуация. Роттер объединяет эти переменные в основную формулу прогноза. Формула показывает, что потенциал данного поведения в специфической ситуации является функцией ожидания того, что подкрепление последует за этим поведением, плюс ценность ожидаемого подкрепления. Основным конструктом в социально-научающей теории Роттера является локус контроля. По шкале интернальности – экстернальности можно определить, кому приписывает человек ответственность за ситуацию: себе или окружающему миру.

Основной недостаток бихевиоризма – в недоучете сложности психической деятельности человека, сближении психики человека и животных, игнорировании процессов сознания, творчества, самоопределения личности.

2.2.7. Бихевиоризм, или поведенческая психология

Основатель Джон Уотсон (1878-1958) сформулировал
кредо бихевиоризма: «Предметом психологии
является по­ведение». Отсюда и название
— от английского behavior
— поведение («бихевиоризм» можно
перевести как «пове­денческая
психология»). Анализ поведения должен
но­сить строго объективный характер
и ограничиваться внеш­не наблюдаемыми
реакциями (все, что не поддается
объек­тивной регистрации, — не подлежит
изучению, т. е. мыс­ли, сознание человека
не подлежат изучению, их нельзя измерить,
регистрировать). Все, что происходит
внутри человека, изучить невозможно,
т. е. человек представля­ет собой
«черный ящик». Объективно изучать,
регистри­ровать можно только реакции,
внешние действия челове­ка и те
стимулы, ситуации, которые эти реакции
обус­ловливают. И задача психологии
заключается в том, что­бы по реакции
определять вероятный стимул, а по
стиму­лу предсказывать определенную
реакцию. Согласно би-хевиористам, такие
понятия, как сознание, переживание, не
могут считаться научными, так как они
есть результат-самонаблюдения. Основной
метод бихевиоризма — наблю­дение и
экспериментальное изучение реакций
организма в ответ на воздействия среды.
Поведение определялось как система
реакций организма в ответ на стимулы.
Сти­мул (S) порождает
реакцию(R) (S-R).
В бихевиоризме широко использовались
эксперименты на животных, ре­зультаты
которых переносились и на объяснение
поведе­ния людей.

И личность человека, с точки зрения
бихевиоризма, не что иное, как совокупность
поведенческих реакций, присущих данному
человеку. Та или иная поведенческая
реакция возникает на определенный
стимул, ситуацию. Формула «стимул —
реакция» S-Rявлялась ведущей в бихевиоризме. Закон
эффекта Торндайка уточняет: связь междуSиRусиливается, если есть подкрепление.
Под­крепление может быть положительным
(похвала, полу­чение желаемого
результата, материальное вознагражде­ние
и т. п.) либо отрицательным (боль, наказание,
неуда­ча, критическое замечание и т.
п.). Поведение человека вытекает чаще
всего из ожидания положительного
под­крепления, но иногда преобладает
желание, прежде все­го, избежать
отрицательного подкрепления, т. е.
наказа­ния, боли и пр.

Таким образом, с позиции бихевиоризма,
личность все то, чем обладает
индивид, и его возможности в от­ношении
реакции (навыки, сознательно регулируемые
инстинкты, социализованные эмоции +
способность пла­стичности, чтобы
образовывать новые навыки + спо­собность
удержания, сохранения навыков) для
приспо­собления к среде,
т. е. личность
— организованная и относительно
устойчивая система навыков. Навыки
составляют основу относительно
устойчивого поведения, навыки приспособлены
к жизненным ситуациям, измене­ние
ситуации ведет к формированию новых
навыков. Лич­ность, по определению
Б.Ф. Скиннера, есть набор поведен­ческих
шаблонов. Различные ситуации вызывают
разную реакцию. Реакция же человека
зависит исключительно от предыдущего
опыта игенетической истории. Указание
на влияние генетических факторов
подтверждает то, что Б. Скиннер не упрощал
толкование поведения и считал, что оно
зависит от многих скрытых факторов.

Человек в концепции бихевиоризма
понимается преж­де всего как реагирующее,
действующее, обучающееся существо,
запрограммированное на те или иные
реакции, действия, поведение. Изменяя
стимулы и подкрепления, можно
программировать человека на требуемое
поведе­ние.

В недрах самого бихевиоризма психолог
Толмен (1948) подверг сомнению схему S-Rкак слишком упрощенную и ввел между
этими членами важную промежуточную
пере­меннуюI— психические
процессы данного индивида, за­висящие
от его наследственности, физиологического
со­стояния, прошлого опыта и природы
стимулаS-I-R.

Под промежуточными переменными понимались
внут­ренние процессы, детерминирующие
действие стимула, то есть влияющие на
внешнее поведение. Под промежу­точными
переменными понимались такие образования,
как цели, намерения, потребности,
гипотезы, образы ситу­аций — когнитивные
карты.

В концепции Халла поведение является
реакцией на различные побуждающие
стимулы — драйв.

Драйвы — импульсы к действию. Достигая
опреде­ленной силы, они активизируют
поведение. Поведение вознаграждается
ослаблением побуждающих стимулов.
Например: голодный человек, движимый
сильным драй­вом голода, начинает
искать место и способ, которым можно
утолить голод. Если человеку это удается,
поведе­ние подкрепляется, происходит
научение. В следующий раз человек будет
использовать те реакции, которые в
прошлом позволили удовлетворить
потребность (умень­шить силу драйва).

При повторении связки S—Rвозникает ассоциация ре­акции со
стимулом, что приводит к возникновению
при­вычки. Личность человека
рассматривается Халлом как совокупность
привычек, то есть связей стимулов и
реак­ций. Человек от рождения обладает
набором драйвов (жажда, голод, боль,
ориентировочный рефлекс). Эти драй­вы
при определенной интенсивности запускают
соответствующее им поведение
(инструментальное). Если это поведение
протекает в определенных условиях, то
эти условия могут приобретать характер
вторичного драйва, наличие которого
становится необходимым для удовлет­ворения
потребности.

Основываясь на экспериментальных
исследованиях и теоретическом анализе
поведения животных, Скиннер формулирует
положение о трех видах поведения:безус­ловно рефлекторном,
условно-рефлекторном
иоперантном.

Безусловно рефлекторный и
условно-рефлекторный виды поведения
вызываются стимулами (
S)
и называ­ются респондентным, отвечающим
поведением.
Это ре­акция обусловливания
типаS. Они составляют
опреде­ленную часть репертуара
поведения, но только ими не обеспечивается
адаптация к реальной среде обитания.
Реально процесс приспособления строитсяна основе ак­тивных проб — воздействий
животного на окружающий мир. Некоторые
из них случайно могут приводить к
по­лезному результату, который в силу
этого закрепляется. Такие реакции,
которые не вызываются стимулом, а
вы­деляются («ислускаются») организмом,
некоторые из ко­торых оказываются
правильными и подкрепляются, Скин­нер
назвал оперантными. Это реакции типаR.Оперант-ное поведение
предполагает, что организм активно
воз­действует на окружение, и в
зависимости от послед­ствий результатов
этих активных действий они (ре­акции)
закрепляются или отвергаются.
По
Скиннеру, именно эти реакции являются
преобладающими в адап­тивном поведении
животного: они являются формой
про­извольного поведения. Катание на
роликовой доске, игра на фортепиано,
обучение письму — все это примеры
опе-рантных реакций человека, контролируемые
результата­ми, следующими за
соответствующим поведением. Если
последствия благоприятны для организма,
тогда вероят­ность повторения
оперантной реакции усиливается.

Ключевое отличие оперантного обусловливания
от клас­сического состоит в том, что
в случае оперантного обус­ловливания
живой организм своим поведением активно
воздействует на окружающую среду и
сталкивается с теми или иными последствиями.
Скиннер предположил, что поведение
определяется не стимулом, предшествующим
реакции, а последствиями поведения.
Скиннер считал, что животное или человек
будут стремиться воспроиз­водить
свое прошлое поведение, если оно имело
прият­ные последствия. Следовательно,
можно управлять пове­дением, положительно
подкрепляя его определенные спо­собы.
Скиннер вывел следующую закономерность:
образ­цы поведения, за которыми следуют
приятные послед­ствия в будущем,
встречаются чаще.

Развивая идею Скиннера, можно предположить,
что поведение, которое наказывается и
ведет к неприятным для индивида
последствиям, должно исчезнуть. Однако
Скиннер не нашел подтверждения этому
выводу. С его точки зрения «наказание
— довольно спорный способ оту­чить
от нежелательного поведения, поскольку
поведение, за которым следуют неприятные
последствия, никуда не исчезает, оно
лишь видоизменяется самым неожиданным
образом. Человек в случае штрафа вынужден
искать иные формы поведения, чтобы
избежать штрафа. Часто ока­зывается
так, что эти новые формы бывают еще менее
желательными, чем те, которые вызвали
наказание».

Главным средством формирования нового
поведе­ния выступает подкрепление.

Скинер выделяет 4 режима подкрепления:
1. Режим подкрепления с постоянным
соотношением, когда уровень положительного
подкрепления зави­сит от количества
правильно выполненных действий (например,
платят работнику пропорционально
ко­личеству произведенной продукции,
т. е. чем чаще организм правильно
реагирует, тем больше под­креплений
он получает).

2. Режим подкрепления с постоянным
интервалом, ког­да организм получает
подкрепление после того, как пройдет
строго фиксированное время с момента
пре­дыдущего подкрепления. (Например,
платят работ­нику зарплату через
каждый месяц, или у студента сессия
через каждые 4 месяца, при этом скорость
реагирования ухудшается сразу после
получения подкрепления — ведь следующая
зарплата или сес­сия будет еще нескоро).

3. Режим подкрепления с вариативным
соотношением (например, выигрыш-подкрепление
в азартной игре бывает непредсказуем,
непостоянен, человек не зна­ет, когда
и каким будет «следующее подкрепление,
но всякий раз надеется на выигрыш —
такой режим подкрепления значимо
воздействует на поведение человека).

4. Режим подкрепления с вариативным
интервалом (через неопределенные
интервалы времени человек по­лучает
подкрепления; знания студента контролиру­ют
с помощью «неожиданных контрольных»
через случайные промежутки времени,
что побуждает со­блюдать более высокий
уровень прилежания и реагирования по
сравнению с режимом подкрепления с
постоянным интервалом). Скиннер выделял
«первичные подкрепления» (пища, вода,
физический комфорт, секс) и вторичные,
или ус­ловные, подкрепления (деньги,
внимание, хорошие оцен­ки, привязанность
и т. п.). Вторичные подкрепления
ге­нерализуются, объединяются со
многими первичными подкреплениями.
Например, деньги являются средством
для получения множества удовольствий,
или еще более сильным генерализованным
условным подкреплением яв­ляется
социальное одобрение, — ради социального
одоб­рения со стороны родителей,
окружающих людей чело­век стремится
хорошо себя вести, соблюдать социальные
нормы, хорошо учиться, делать карьеру,
красиво выгля­деть и т. п.

Скиннер полагал, что условные подкрепляющие
сти­мулы очень важны в контроле
поведения человека, он выделял позитивные,
негативные подкрепления и пози­тивные,
негативные наказания (табл.).

Таблица 1

Скиннер боролся против использования
наказания для контроля поведения, т. к.
болевое наказание вызывает отрицательные
эмоциональные и социальные побочные
эффекты (страх, тревогу, антисоциальные
действия, ложь, потерю самоуважения и
уверенности), лишь временно подавляет
нежелательное поведение, которое вновь
про­явится там, где отсутствует тот,
кто может наказать, если уменьшится
вероятность наказания. Вместо аверсивного
контроля Скиннер рекомендует позитивное
подкрепление как наиболее эффективный
метод для устранения неже­лательного
поведения и поощрения желательных
реак­ций. «Метод успешного приближения
или формирования поведения» заключается
в положительном подкреплении того
поведения, которое наиболее близко к
желаемому оперантному поведению. К
этому приближаются шаг за шагом, поэтому
одна реакция закрепляется, а затем
за­меняется другой, более близкой к
желаемому поведению (так формируют
речь, трудовые навыки и т. п.).

Чтобы эффективнее управлять поведением
человека, необходимо учитывать, какое
подкрепление является для человека
наиболее важным, значимым, ценным в
дан­ный момент (закон субъективной
ценности подкрепления), и, предоставляя
это субъективно ценное подкреп­ление
в случае правильного поведения человека
или уг­рожая лишить человека этой
субъективной ценности в случае его
неправильного поведения, будет возможно
с высокой вероятностью управлять его
поведением. Скин­нер сформулировал
закон оперантного обусловливания:
«поведение живых существ полностью
определяется по­следствиями, к которым
оно приводит. В зависимости от того,
будут ли эти последствия приятными,
безразлич­ными или неприятными, живой
организм проявит тен­денцию повторять
данный поведенческий акт, не прида­вать
ему никакого значения или же избегать
его повторе­ния в дальнейшем». Человек
способен предвидеть воз­можные
последствия своего поведения и избегать
тех дей­ствий и ситуаций, которые
могут привести к негативным для него
последствиям. Человек субъективно
оценивает вероятность наступления тех
или иных последствий; чем выше субъективная
вероятность наступления негативных
последствий, тем сильнее это влияет на
поведение чело­века (закон субъективной
оценки вероятности послед­ствий).
Субъективная оценка вероятности
наступления тех или инь: l
последствий после реакций человека
мо­жет не совпадать с объективной
вероятностью этих по­следствий, но
на поведение влияет именно субъективная
вероятность, то, как человеку кажется,
поэтому один из способов воздействия
на поведение человека — «нагнете­ние
обстановки», «запугивание», «преувеличение
веро­ятности негативных последствий».
Если человеку кажет­ся, что вероятность
негативных последствий после какой-либо
его реакции незначительна, то он готов
«рискнуть» и совершить данную реакцию.

Первым в США принципы бихевиоризма на
область социальной психологии
распространил Ф. Оллпорт. Со­гласно
мнению Оллпорта, социальными стимулами
при взаимодействии людей выступают
речь, жесты, мимика, действия, соматические
реакции. А в качестве социальных реакции
выступают подражание, симпатии,
заразительность реакций в толпе,
выполняемая совместно работа.

В последние десятилетия, развивая идеи
классическо­го бихевиоризма,
сформировалось социально-когнитивное
направление. Его представители Альберт
Бандура и Джу­лиан Роттер показали,
что хотя на поведение человека влияет
окружение, но люди также играют активную
роль в создании социальной окружающей
среды. Люди — это активные участники
событий, влияющих на их жизнь, и научение
происходит не только посредством прямого
опы­та и внешних подкреплений, внешних
событий, но и по­ведение человека
может формироваться через наблюде­ние
или на основе примеров.

Альберт Бандура предположил, что новое
поведение может возникнуть не только
вследствие спонтанной ин­струментальной
активности (как это полагал Скиннер),
но и в результате подражания, а так же,
как результат вербального (словесного)
инструктирования. Первая фор­ма
научения характерна как для человека,
так и для жи­вотных. Научение с помощью
вербальных инструкций — исключительно
человеческое приобретение, следствие
со­циальной жизни людей.

Бандура считал, что люди копируют то,
что видят вокруг себя. Поведение из
окружения ребенка, подрост­ка, взрослого
человека выступает в качестве модели
для подражания и копирования. Выучивание
нового поведе­ния зависит от поведения
окружающих человека людей, от социальной
среды. Вначале человек копирует поведе­ние
родителей, позже одноклассников и
учителей, теле­визионных героев,
супругов и героев сериалов.

На поведение человека влияет тип его
личности, его «локус» контроля: экстернал
либо интернал, — чувству­ет ли он себя
«пешкой» либо считает, что достижение
его целей зависит от собственных усилий.
Экстерналы взва­ливают ответственность
за все происходящие с ними со­бытия
на других людей и внешние обстоятельства.Интерналы считают себя ответственными
за все хорошие и плохие события их жизни.
Легче поддаются влиянию и внешнему
управлению экстерналы, их поведение
легче программируется изменением
внешних воздействий, си­туаций,
стимулов и подкреплений, поскольку они
изна­чально больше зависят от внешних
обстоятельств. Таким образом,с позиции
бихевиоризма, человек — своеобраз­ный
биоробот, поведением которого можно
управлять, фор­мируя и закрепляя
определенные реакции (без учета со­знанияи мнения человека) за счет внешних
воздействий: изменяя стимулы, подкрепления,
вероятность наступле­ния последствий,
давая внешние образцы поведения для
подражания.

Теория социального научения показывает,
что награ­да и наказание недостаточны,
чтобы научить новому по­ведению.
Научение через имитацию, подражание,
иден­тификацию — важнейшая форма
научения.Идентифи­кация — процесс,
в котором личность заимствует мыс­ли,
чувства и действия от другой личности,
выступаю­щей в качестве модели.
Люди
могут учиться, наблюдая, или читая, или
слышао поведении других людей.
Чело­век наблюдает что делают другие,
а затем повторяет эти действия —научение
через наблюдение или пример (А.
Бандура).

Механизмы подражания и копирования в
социальной среде, с одной стороны,
поддерживают постоянство, с другой
стороны, способствуют изменению среды
за счет появления новых, часто встречающихся
форм поведения (феномен моды). Копироваться
может любое восприня­тое, доступное
и привлекательное поведение. Агрессив­ное
поведение копируется так же успешно,
как просо-циальное.

В своей социально-когнитивной теории
А. Бандура от­мечает, что хотя на
поведение человека влияет внешнее и
социальное окружение, но оно также
частично является продуктом деятельности
человека, т. е. люди своим поведением
могут изменять окружение, могут оказывать
ка­кие-то влияния на свою среду и
собственное поведение. Человек способен
представить символически и осознать
последствия, исход своих действий,
заранее предприни­мать необходимые
меры предосторожности, сформиро­вать
образы желаемых будущих результатов и
бихевиоральные стратегии, направленные
на то, чтобы достичь желаемых результатов
(способность человека к саморе­гуляции,
к научению через наблюдение и
моделирова­ние).
Люди формируют
образ определенной поведенчес­кой
реакции через наблюдение поведения
модели, и да­лее эта закодированная
информация служит ориенти­ром в их
действиях. Поведение модели сохраняется
в памяти человека благодаря образному
кодированию (мыс­ленные визуальные
образы) и вербальному кодированию
(наблюдая модель, человек может повторять
про себя, что она делает). Люди могут
получить пользу от наблю­дения успехов
и поражений других так же, как из свое­го
непосредственного опыта.

Большую роль в механизмах обучения
новому пове­дению играют средства
массовой информации. Механизмы копирования
используются в рекламных и коммерческих
целях, реже в образовательных.

Люди способны сами оценивать свое
поведение и по­ощрять или критиковать,
или наказывать себя (Бандура назвал
этот процесс самоподкреплением, т. е.
люди на­граждают себя поощрениями,
над которыми они имеют власть, всякий
раз когда достигают установленной ими
самими нормы поведения).

Американскому психологу Мартину
Селигману при­надлежит создание очень
интересной теории, которая получила
название «теории выученной беспомощности».
Суть теории состоит в том, что беспомощность
вызывают не сами по себе неприятные
события, а опыт их неконт­ролируемости.
Живое существо становится беспомощным
в том случае, если оно привыкает к тому,
что от его поведения ничего не зависит
в случае, когда невозможно вли­ять на
возникновение неприятных ситуаций.
Было так­же выявлено, что беспомощности
человек может на­учиться, если просто
наблюдает за беспомощностью дру­гих.

Эксперименты проводила Эллен Лангер с
людьми преклонного возраста в частной
лечебнице и имела возможность кое-что
изменить в жизни этих людей.

На двух разных этажах она давала людям
две почти одинаковые инструкции,
различающиеся лишь мерой воз­можности,
в которой пожилые люди могли что-либо
изменить в окружающей действительности.
Одна инст­рукция давала людям право
выбора и звучала примерно так: «Я хочу,
чтобы вы узнали обо всем, что можете
де­лать сами здесь, в этой клинике. Вы
можете выбрать на завтрак либо омлет,
либо яичницу. По средам или чет­вергам
будет кино, но записаться надо заранее.
В саду можно выбрать цветы для своей
комнаты, выбрать мож­но, что хотите,
— но поливать свои цветы вы должны
сами».

Вторая инструкция для жителей другого
этажа зву­чала несколько иначе: «Я
хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах,
которые мы делаем для вас здесь, в нашей
клинике. На завтрак бывает омлет или
яичница. Омлет готовим по понедельникам,
средам, пятницам, а яични­цу — в
остальные дни. Кино бывает в среду и
четверг. В среду для тех, кто живет в
левом крыле, а в четверг — для живущих
в правом. В саду растут цветы для ваших
комнат. Сестра выберет каждому по цветку
и будет уха­живать за ним сама».

Согласно этим инструкциям, получалось,
что обита­тели одного из этажей дома
престарелых могли распо­ряжаться
своей жизнью; на другом этаже люди
получали то же самое, но без возможности
влиять на свой выбор.

Через восемнадцать месяцев Эллен Лангер
вернулась в клинику и установила, что
группа с правом выбора оказалась более
активной и счастливой. Результаты были
получены с использованием специальных
оценочных шкал. Также было обнаружено,
что в этой группе умерло меньше людей,
чем в другой. Таким образом, можно
пред­положить, что возможность выбора
и контроля ситуации могут спасать жизнь,
а беспомощность может убивать.

Кроме процесса научения, бихевиористы
изучали и социализацию детей, приобретение
ими социального опыта и норм поведения
того круга, к которому они принадле­жат.
Джордж Мид (1863-1931), американский ученый,
является автором концепции, названной
социальным би­хевиоризмом. Д. Мид
полагал, что личность ребенка фор­мируется
в процессе его взаимодействия с другими.

В общении с разными людьми ребенок
играет разные роли. Личность ребенка
является объединением различ­ных
ролей, которые он на себя примеряет.
Большое зна­чение как в формировании,
так и в осознании этих ролей имеет игра.
В зависимости от ожидания и от прошлого
опыта (наблюдений за родителями,
знакомыми) дети по-разыому играют одни
и те же роли. Представляют инте­рес
исследования асоциального (агрессивного)
и просоци-ального (приемлемого обществом)
поведения, предприня­тые психологами
данного направления. Д. Доллард раз­работал
теорию фрустрации. Фрустрация
нарушение поведения, вызванное
невозможностью справиться с труд­ностями.
Согласно теории Долларда, сдерживание
сла­бых проявлений агрессивности,
которые являются резуль­татом прошлых
фрустраций, может привести к агрессив­ности
в зрелом возрасте.

Бихевиоризм рассматривает аномальное
поведение как результат научения, т. е.
внешние факторы окружения, воспитания
вызывают аномальное поведение. Поэтому
психические расстройства можно
корректировать и уст­ранять в
соответствии с общими законами,
выявленными бихевиористами. Бихевиориальная
терапия направлена на то, что убрать
неадекватные реакции человека и
сформировать более адекватные реакции
поведения (не вни­кая в причины, которые
вызывали эти неадекватные ре­акции,
не интересуясь мнением, мыслями человека).

Страница или файл не найдены (ошибка 404)

Перейти ко всей навигации NYU
Перейти к основному содержанию

Меню

Информация для:

  • Ученики
    расширять

    • Следующая остановка NYU
    • Сообщества и группы
    • Разнообразие и вовлечение студентов
    • Начало работы
    • Здоровье и благополучие
    • Академические услуги
    • Информация и ресурсы для студентов
    • Рекламные объявления студенческого канала
  • Факультет
    расширять

    • Преподаватели и учебные ресурсы
    • Исследования и стипендии
    • Управление, политики и процедуры
    • Возможности финансирования
    • Корпус факультета
    • Преимущества
    • Работа и здоровье
    • Преимущества сообщества
    • Разнообразие и вовлеченность преподавателей
    • Факультет в глобальной сети
    • Глобальные академические партнерства и связи
    • Виза для факультета и иммиграция
    • Ссылки на факультеты
    • офр-промо
  • Alumni
    расширять

    • Преимущества
    • События | Программы
    • Новости | Публикации
    • Видео
    • Примите участие
    • Дайте
    • Управление по связям с выпускниками Нью-Йоркского университета
    • Добро пожаловать в хаб!
    • Cvent
    • Кэти Тест
    • Аргентина
    • Атланта
    • Остин
    • Австралия
    • Бангалор
    • Пекин
    • Бостон
    • Чикаго
    • Чили
    • Кливленд
    • Колумбия
    • Колорадо
    • Даллас
    • Дели
    • Египет
    • Европа
    • Франция
    • Германия
    • Греция
    • Коннектикут
    • Гавайи
    • Гонконг
    • Хьюстон
    • Израиль
    • Италия
    • Япония
    • Лондон
    • Лонг-Айленд
    • Лос-Анджелес
    • Мексика
    • Миннесота
    • Мумбаи
    • Нашвилл
    • Нидерланды
    • Нью-Джерси
    • Нигерия
    • Северная Каролина
    • Орландо
    • Панама
    • Пан-Азия
    • Перу
    • Филадельфия
    • Филиппины
    • Рио-де-Жанейро
    • Россия
    • Сан-Диего
    • Сан-Франциско
    • Сан-Паулу
    • Саудовская Аравия
    • Сиэтл
    • Шанхай
    • Кремниевая долина
    • Сингапур
    • Южная Африка
    • Южный Китай
    • Южная Корея
    • Испания
    • Тайвань
    • Таиланд
    • Торонто
    • Турция
    • ОАЭ
    • Ванкувер
    • Венесуала
    • постоянного тока
    • Западная Флорида
    • Вестчестер
    • Южная Флорида
    • Новый Орлеан
    • Номинации
    • Обновление контактов
    • Изменение адреса
  • Сотрудники
    расширять

    • Ресурсы и услуги
    • HR @ Ваша служба
    • Развитие карьеры
    • Преимущества
    • Работа и здоровье
    • Рекламные объявления канала сотрудников
  • сообщество
    расширять

    • Соседи и некоммерческие организации
    • Родители
    • Промо-акции сообщества
    • Нью-Йоркский университет: Рекламные объявления канала сообщества
    • Услуги по организации конференций и мероприятий
    • По делам правительства

.

Исторические перспективы психологии: поведенческое движение

Группа теоретиков, исследователей и специалистов в области психического здоровья отреагировала на предыдущие модели, которые тогда были выдающимися в области психологии, в частности, психодинамические и биологические модели. Бихевиористы согласились с психодинамической моделью в том, что касается утверждения о том, что, несмотря на вероятный биологический вклад в психические трудности, физиологические факторы не могут объяснить 100% психического здоровья и болезней.Этих теоретиков не устраивала вера в то, что каждый аспект физического, психического и эмоционального здоровья является биологическим по своей природе, несмотря на то, что фактические физические причины многих областей здоровья неизвестны. Бихевиористы признали, что многие вещи имеют биологическую природу, включая определенные аспекты психического функционирования. Тем не менее, в то же время они утверждали, что не все определяется биологией, выступали против практики слепой веры в это, несмотря на то, что большинство физиологических детерминант и связанных со здоровьем факторов были неизвестны.

Бихевиористы, однако, не согласились с психодинамической моделью в отношении их общей методологии и подхода к оценке и лечению. Сторонники поведенческой модели утверждали, что психодинамическая модель характеризовалась нечеткими руководящими принципами лечения и отсутствием эмпиризма. Утверждалось, что эти недостатки были продемонстрированы отсутствием подробных записей, документирующих конкретные методы лечения, которые приводят к уменьшению симптомов и улучшению адаптации.Эти бихевиористы считали, что процессы, которые подчеркивает психодинамическая модель, в частности сильный акцент на бессознательном, нельзя наблюдать, и полагались исключительно на отчет пациента и интерпретацию терапевта. Бихевиористы утверждали, что оба эти метода изначально предвзяты. Более того, не было никакого способа доказать или опровергнуть, правильно ли терапевт интерпретировал то, что они получили от пациента, поскольку все это основывалось на бессознательном пациенте.Бихевиористы также утверждали, что, возможно, пациент сообщал о том, что чувствует себя лучше и меньше расстраивается из-за характеристик спроса или желания доставить удовольствие терапевту.

Таким образом, поведенческая модель согласилась с тем, что проявления умственного функционирования могут иметь определенный физиологический вклад и что, вероятно, есть вклад в умственное функционирование, которое не было полностью осознанным. Однако в то же время они отвергли биологические и психодинамические модели из-за того, что цели лечения и результаты лечения не могли быть соблюдены и измерены.Кроме того, бихевиористы считали, что ни одна из моделей не предлагает никакого полезного объяснения того, как психологические трудности развиваются у отдельных пациентов.

Бихевиористы заявили, что единственной действенной и полезной основой для изучения психологического функционирования является теория обучения. Они отклонили две модели, предшествовавшие поведенческой модели, из-за отсутствия эмпирической строгости и неспособности объективно оценить целевые проблемы и выявить фактические механизмы, определяющие успех лечения очевидным образом.Неспособность биологических сторонников продемонстрировать фактические, а не теоретические причинные факторы и воспринимаемый процесс или стандартизированный подход рассматривались бихевиористами посредством сосредоточения только на том, что можно было наблюдать; поведение.

«Поведенческая модель» пришла к выводу, что если бы целевую проблему можно было наблюдать и измерить, они не смогли бы придумать хорошо обоснованный метод ее изменения или устранения. Кроме того, модель утверждала, что эффективность лечения может быть детализирована на каждом этапе, и измерение позволит терапевту определить, дает ли лечение желаемый эффект.Если это не помогло эффективно решить проблему, лечение можно было изменить или заменить, если это было сочтено целесообразным на основании эмпирического отчета о прогрессе или его отсутствии. Эти теоретики утверждали, что объективно наблюдаемые и измеримые явления были единственным надежным средством установления того, что желаемое изменение произошло. Бихевиористы подчеркивали, что полагаться исключительно на то, что сообщил пациент, не обладало научной энергией, поскольку было общеизвестно, что отчет пациента был заведомо ненадежным.Бихевиористы подчеркнули свою веру в то, что только то, что можно наблюдать, количественно оценить и измерить, является приемлемой целью оценки и вмешательства. Они исключили личные ментальные события, воспоминания, смысл, мысли и любые другие внутренние невидимые процессы из включения в теорию поведения (Benjamin, 2007).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.