Аттитюд это в психологии: Аттитюд — Психологос

аттитюд — это… Что такое аттитюд?

   АТТИТЮД (с. 68) — эмоционально окрашенное отношение, нередко безотчетное, к каким-либо людям или явлениям, порождающее определенное поведение по отношению к ним; приблизительный синоним — социальная установка. Существует и иное определение, акцентирующее именно предрасположенность, склонность человека к определенному социальному поведению, продиктованную субъективным отношением. Вообще, как любое недостаточно полно изученное психологическое явление (а какое, скажите, изучено достаточно полно?), аттитюд имеет множество определений. Еще в 1935 г. Г.Оллпорт насчитал их семнадцать. А если учесть, что в гуманитарных науках количество формулировок прирастает гораздо активнее научного знания, то сегодня разнообразными дефинициями, взаимно пересекающимися и дополняющими друг друга, легко заполнить всю газетную полосу. Гораздо продуктивнее, однако, рассмотреть явление в его сути.

   Содержание термина обычно помогает прояснить его этимология. Но в данном случае и этот вопрос — дискуссионный. Предполагается, что этимологически термин восходит к французскому слову attitude — поза. В таком значении он фигурирует в ряде областей, в частности в медицине (так обозначается позиция тела, особенно в связи с положением конечностей) и даже… в балете — так называется одна из поз классического танца. В этологии и сравнительной психологии термин используется в близком значении — как готовность, или «намерение», совершить определенное движение; так, животное, припавшее к земле для нападения, может быть описано как «обладающее аттитюдом к атаке». Но есть и другая версия, согласно которой слово восходит к латинскому aptitudo — пригодность, соответствие. Соответственно, аттитюд трактуется как предрасположенность субъекта к совершению определенного социального действия в силу особой способности, склонности совершить именно его.

   В обиход социальных наук термин был введен У.Томасом и Ф.Знанецким в их 5-томном исследовании «Польский крестьянин в Европе и Америке» (1918-1920). Эти авторы понимали аттитюд как предрасположенность личности к определенным групповым ценностям (деньгам, славе, близким и чужим людям и пр.), детерминирующим социально принятые формы поведения.

   В 1942 г. М.Смит предложил рассматривать аттитюд в совокупности трех его компонентов:

   1) когнитивного — осознание объекта аттитюда, обычно выражающееся в убеждении или мнении, нередко основанном на социальном стереотипе;

   2) аффективного — эмоциональная оценка объекта аттитюда, переживание симпатии или антипатии к нему, что тоже может быть продиктовано стереотипом;

   3) поведенческого, или конативного, компонента, отражающего предрасположенность к действию.

   Впрочем, многими эмпирическими исследованиями была обнаружена возможность рассогласования как между отдельными компонентами аттитюда, так и между аттитюдами и реальным поведением. Наиболее явно это проявилось в так называемом феномене Лапьера.

   Можно было бы предположить, что парадокс Лапьера — это частный феномен, не отражающий природу человеческого поведения в целом. Ведь большинство из нас интуитивно убеждены, что поведение с изрядной долей достоверности можно предсказать, исходя из аттитюдов.

   Однако в 1969 г. Ален Уикер осуществил детальный обзор более сорока исследований аттитюдно-поведенческих взаимосвязей. В этих исследованиях изучались такие весьма разнообразные аттитюды, как удовлетворенность работой, этнические предрассудки, потребительские предпочтения и политические убеждения. Уикеру удалось обнаружить лишь слабые свидетельства в пользу гипотезы о том, что по аттитюдам можно предсказать поведение. Вот к какому выводу он пришел: «В целом данные исследования дают основания заключить, что предположение об отсутствии связи или о наличии лишь слабой связи между аттитюдами и реальным поведением гораздо вероятнее, чем предположение об их тесной связи». В этой связи понятно пессимистическое заключение Уикера: «Наверное, хорошо было бы вообще обойтись без понятия аттитюда».

   Э.Аронсон в своем обширном обзоре исследований аттитюдов приходит к следующим выводам.

   Первый вывод состоит в том, что тонкие, подчас незаметные ситуативные переменные в действительности часто являются сильными детерминантами нашего поведения, перевешивая роль внутренних социальных установок.

   Второй вывод: большинство людей склонны не замечать важности ситуативных факторов в объяснении поведения, предпочитая им объяснения, основанные на предположениях о личностных свойствах и аттитюдах.

   Иными словами, большинство из нас считает, что атгатюды людей действительно предсказывают их поведение, и мы слишком полагаемся на это убеждение в интерпретации поведения других людей. Мы видим наличие взаимосвязи между аттитюдами и поведением даже тогда, когда в реальности этой взаимосвязи может и не быть.

   Однако, отмечает Аронсон, в отдельных случаях аттитюды действительно предсказывают поведение. Когда аттитюд оказывается легкодоступен, то есть когда он легко приходит в голову, тогда он с большей вероятностью предскажет наше поведение. (Одним из показателей доступности аттитюда является скорость, с которой человек может «выдать» оценочную реакцию на какой-либо объект или какую-то проблему.) Легкодоступные аттитюды окрашивают и модифицируют нашу интерпретацию окружающего социального мира. Далее мы действуем, основываясь на этой интерпретации, и наши действия создают мир, который существовал до этого лишь в нашем восприятии.

   В заключение следует также отметить, что в отечественной психологии при обсуждении проблемы аттитюдов по сей день предпочтение отдается термину «социальная установка» (характерно, что переводчик известного учебника по социальной психологии Д.Майерса предпочел транслировать данный термин просто как установка). Это создает некоторые сложности в связи с необходимостью разграничения с общепсихологическим понятием установки, в частности с тем, что разрабатывалось в школе Д.Н.Узнадзе. (Попытки изложения идей Узнадзе на иностранных языках, в частности на английском, приводили к похожему затруднению, так как для перевода слова установка избирался английский «эквивалент» attitude). Здесь просто необходимо иметь в виду, что различия касаются объекта установки, возможности ее осознания, наличия или отсутствия знакового опосредования. Впрочем, ввиду снижения популярности идей Узнадзе в последние годы (вызванного далекими от науки причинами) такое разграничение продолжает занимать лишь немногих психологов-теоретиков советской закалки. Те, кто пришел им на смену, понятия установка и аттитюд часто используют просто как синонимы.

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо.
С.С. Степанов.
2005.

УСТАНОВКА (АТТИТЮД) | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

УСТАНОВКА (АТТИТЮД) (от фр. attitude) в социальной психологии – это субъективное отношение человека к некоторому социальному объекту, обусловливающее определенные способы его поведения. Понятие «установка» первоначально использовалось в экспериментальной психологии немецкими психологами в конце 19 в. для обозначения готовности к действию, обусловленной прошлым опытом. В социологии и социальной психологии это понятие впервые использовали социологи У.Томас и Ф.Знанецкий. В ходе исследования положения польских эмигрантов в Европе и Америке в начале 20 в. они ввели его для обозначения отношений индивида как члена группы к ценностям этой группы. В российской психологии разработка общепсихологической теории установки принадлежит Д.Н.Узнадзе (1886/87–1950) и его научной школе.

Объектом для установки может быть все, на что реагирует человек: любой символ, фраза, лозунг, лицо, учреждение, идея. Можно иметь установки в отношении определенной профессии, Организации Объединенных Наций, политической партии, книги, национального меньшинства, марки стирального порошка, блондинок и т.д. Когда что-то нравится или не нравится, одобряется или не одобряется, можно сказать, что в отношении этого объекта существует положительная или отрицательная установка.

Новорожденный ребенок имеет установки лишь относительно тех стимулов, на которые существует врожденная реакция – удовольствие или боль. Все прочие установки он приобретает так же, как осваивает язык или любой другой навык. Однако, если степень освоения определенного навыка зависит от унаследованной предрасположенности или интеллекта, то в отношении установок, напротив, не существует наследственных или интеллектуальных ограничений.

Как показывают психологические исследования, наши симпатии и антипатии, наши установки приобретаются не столько в результате контактов с психологическими объектами, сколько в результатах контактов с группами, в которых уже сформировалась сильные положительные или отрицательные реакции на эти объекты. У ребенка, родившегося в семье, где плохо относятся к иностранцам или, например, к животным, гораздо меньше шансов стать интернационалистом или защитником живой природы, когда он вырастет. Мы приобретаем или даже впитываем установки тех, с кем тесно связаны.

Как определить, какова установка человека в отношении какого-либо явления? В исследованиях общественного мнения обычно используется довольно простой подход: людям задаются вопросы, составленные так, чтобы выяснить их взгляды на данный предмет. Если опрашиваемый дает благоприятную оценку явления, считается, что у него положительная установка.

Однако в конфликтных ситуациях люди часто не склонны открыто выражать свою позицию и отвечают, что еще не решили или не знают ответа. Только когда социальная атмосфера не оказывает прямого давления, принуждая к конформизму, можно ожидать, что информация об установке будет получена простым опросом.

Существуют и другие возражения против метода прямого опроса. Например, люди сами могут не осознавать своих установок. Клинические психологи и психиатры считают, что некоторые индивиды, демонстрируя неприязнь к чему-то, могут на самом деле бороться с неосознанными импульсами противоположного характера. Например, подросток, говорящий, что «ненавидит» девчонок, возможно, противится бессознательному влечению к ним.

Иногда наши чувства по отношению к какому-то объекту настолько противоречивы и запутаны, что нам трудно оценить свою установку. Мы можем, как это часто и случается, одновременно испытывать к нему и положительные, и отрицательные чувства. Не зря в художественной литературе можно встретить такое понятие как «любовь-ненависть».

Другой подход к выявлению установки заключается в наблюдении за поведением индивида. Этот подход также имеет ограничения. Во многих ситуациях человек может вести себя так, чтобы скрыть свое истинное отношение. Например, чтобы порадовать хозяйку дома, человек, которому не нравится рыба, на званом обеде предпочтет это не демонстрировать. Установка – лишь один из многочисленных факторов, определяющих поведение, и не всегда самый сильный. Если мы стремимся предсказать поведение человека, нужно принимать во внимание все возможные факторы воздействия. Аналогично, желая понять установку на основании наблюдений за поведением, нужно всегда учитывать возможность ошибочной интерпретации просто потому, что поведение человека может определяться не его чувствами, а воздействием среды или чем-то иным. См. также НАУЧЕНИЕ. СОЦИАЛИЗАЦИЯ.

Измерение установки.

Не все установки выражены одинаково сильно. Недостатком обоих методов выявления установки – и метода прямого опроса, и метода наблюдения – является отсутствие оценки степени чувств, вызываемых у человека данным психологическим объектом. В лучшем случае можно получить приблизительное разделение на тех, кто воспринимает его положительно, отрицательно или не имеет определенного отношения. Однако те, у кого отношение положительное или отрицательное, вряд ли одинаково хорошо или одинаково плохо относятся к объекту. Иногда бывает полезно разделить установки на упомянутые три категории, но часто требуется более подробная классификация. Для решения этой проблемы психологами были разработаны тесты, или шкалы, установки.

Шкала установки содержит ряд вопросов, на которые опрашиваемый должен ответить «да», «нет» или «не знаю», либо утверждения, с которыми испытуемый соглашается или не соглашается. Вопросы и суждения предварительно апробируются, им присваивается определенное количество баллов в соответствии с тем, насколько симптоматичны они для положительной или отрицательной установки. Складывая баллы, набранные данным индивидом, можно найти соответствующую его установке точку на оси, соединяющей крайние позиции: чрезвычайно положительной и категорически отрицательной установки.

Утверждения, включаемые в шкалу, должны быть тщательно отобраны и ясно сформулированы. Частью шкалы может стать любое недвусмысленное суждение, касающееся данного психологического объекта, но некоторые оказываются более полезными, чем другие.

Первым шагом при составлении шкалы является создание массива утверждений – от 100 до 300 – так или иначе отражающих отношение к явлению или предмету. Из этого массива в соответствии с определенными критериями отбирается 15–25 суждений.

Для каждого утверждения должно наблюдаться резкое различие в частоте согласия или несогласия с ним лиц, чья положительная или отрицательная установка заранее известна. Констатация факта, по которому существует почти единодушное мнение, также бесполезна для выявления установки. Никто не станет спорить с тем, что у кошки четыре лапы. Но утверждение, что кошки – прекрасные домашние животные, хотя и выглядит очевидным, гораздо чаще найдет поддержку у тех, кто любит кошек, чем у тех, кто их не любит. Не подходят для шкал по выявлению установки и двусмысленные утверждения.

Методы конструирования шкал.

При конструировании шкалы для выявления установки используются оценочные и опросные приемы.

При использовании оценочного метода группе лиц предлагается определить степень благоприятности или неблагоприятности большого массива утверждений. Требуется оценить каждое суждение по девятибалльной шкале или разбить все предложенные утверждения на девять категорий – от наименее до наиболее благоприятных. При этом для каждого утверждения получают два показателя: один из них характеризует типичное, или усредненное, мнение группы; второй обозначает разброс, или дисперсию, индивидуальных оценок. Утверждения, для которых дисперсия велика, в шкалу не включаются.

Из остающихся выбирают 15–20 суждений относительно равномерно расположенных вдоль оси оценок от очень положительных до очень отрицательных; при этом предпочтение отдается тем утверждениям, которые имеют относительно небольшую дисперсию.

При опросном методе конструирования шкалы исходный набор суждений раздают большой группе респондентов, предлагая с ними либо согласиться, либо не согласиться. Для каждого члена группы подсчитывается общий балл. Полученные значения для случайной выборки испытуемых распределяются довольно симметрично; можно выделить подгруппы с высокими и низкими баллами. Для шкалы отбираются те утверждения, по которым расхождения между этими двумя подгруппами наибольшие. Как правило, шкалы, созданные подобным методом, содержат 10–25 суждений.

Измерение установок с использованием шкал дало в руки социальных психологов ценный исследовательский инструмент. Можно изучать, как образование, пропаганда, реклама, жизненный опыт порождают или изменяют определенные установки. Можно выявлять распределение определенных установок в различных социальных группах. Можно найти связь между разными установками, например, узнать, сочетается ли, и если да, то при каких условиях, религиозный радикализм с политическим радикализмом и т.п.

АТТИТЮД — это… Что такое АТТИТЮД?

— одно из центральных понятий социологии и социальной психологии , имеющее давнюю историю изучения. В 1935 Г.Олпорт утверждал, что А. — «наиболее важный и характерный концепт современной социальной психологии». С тех пор понятие «А.» не утратило своей популярности (пережив определенный кризис в 1960-х и новую волну популярности в 1970-х), что обусловлено неослабевающим интересом, проявляемым к нему со стороны прикладной науки.

А. — практическая транскрипция англоязычного термина «attitude» («отношение», «позиция»). Обычно термин переводится как «установка», однако понятие «установка» в русском научном словоупотреблении имеет коннотации со школой Узнадзе , сосредоточившей свои усилия на изучении установки физиологического типа. Напротив, под термином «attitude» в западной психологической литературе понимается социальная установка,  поэтому перевод «аттитюд» кажется более приемлемым.

Понятие «А.» было впервые предложено Томасом и Знанецким в 1918 для объяснения различий в успешности адаптации польских крестьян в США. В понимании авторов, А. обеспечивали связь индивида с его группой, делали возможным взаимодействие индивидуального и социального. Хотя общепризнанного определения А. не существует, в настоящее время под ним принято понимать благоприятную или неблагоприятную оценочную реакцию на объект, выражающуюся в когнитивных оценках (мнениях), эмоциях и поведении. Объектом в данном случае может служить все, по отношению к чему индивид может реагировать благоприятным или неблагоприятным образом — другой человек, неодушевленный объект, социальная группа,  нация, действие, идея и пр.


А. — это гипотетический конструкт. С точки зрения М. Агостинос и Я. Уокера (Augoustinos, Walker, 1995), это понятие следует рассматривать скорее как прилагательное, чем как существительное, поскольку оно имеет описательную функцию. Когда мы говорим, что некто имеет негативный А. по отношению к феминизму , например, мы просто пытаемся описать совокупность скрытых поведенческих реакций в отношении феминизма, которые выводятся из других, более открытых реакций индивида. Таким образом, А. не является самостоятельной сущностью, но попыткой обобщенного описания поведения.

Структура А. В социальной психологии существует два конфликтующих подхода к определению структуры А. Согласно одному из них, А. имеет трехкомпонентную структуру, включающую когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты — впервые такая модель А. была предложена Розенбергом и Ховландом ( Таблицу 2 в Приложении). Каждый из компонентов может проявляться в виде вербальных и невербальных реакций (и может быть измерен с помощью вербальных и невербальных индикаторов). Например, положительный А. по отношению к идеологии «Гринпис» может выражаться в том, что индивид часто высказывается о важности акций названной организации для будущего человечества (вербальная когнитивная реакция), в активном принятии участия в этих акциях (невербальная поведенческая реакция) или в энергичных одобрительных кивках при виде лидеров «Гринпис», выступающих по телевидению (невербальная аффективная реакция).

Критика трехкомпонентного подхода к А. сводится к двум основным моментам. Во-первых, многие исследования показывают, что корреляция между тремя компонентами А. низка. Во-вторых, бессмысленно включать в структуру А. поведенческие проявления, коль скоро понятие предназначено для объяснения и предсказания поведения. Критики трехкомпонентной структуры (представляющие второй подход) считают, что аффективный компонент — единственный релевантный индикатор А. и что установку следует отличать от убеждения и поведенческого намерения.

Эмпирические данные не дают возможности с достоверностью утверждать, что одна из моделей больше соответствует реальности, чем другая. Складывается впечатление, что предпочтение одной их них — дело вкуса исследователя. Так, Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) называют трехкомпонентную модель устаревшей, а Манстед в статье, вышедшей годом позже (Manstead, 1996), никак не упоминает об одномерной модели, подробно рассматривая модель Розенберга и Ховланда. Шлегель и Ди Текко (Shlegel, DiTecco, 1982) считают, что размерность структуры А. зависит от вида объекта. Одномерная структура существует в тех случаях, когда убеждения относительно объекта немногочисленны, просты и непротиворечивы. Если индивид имеет личный опыт взаимодействия с объектом, его убеждения относительно последнего скорее всего более многочисленны, достаточно сложны и часто противоречивы. В последнем случае простой оценочной реакции недостаточно для того, чтобы представить всю структуру А. ( схему 1 в приложении).

А. не может быть измерен напрямую, но только с помощью регистрируемых когнитивных, аффективных или поведенческих реакций. Выделяют три группы методов измерения: вербальный самоотчет, физиологические и поведенческие методы. Физиологические методы включают в себя измерение интенсивности кожно-гальванической реакции при предъявлении стимула, анализ электромиограммы, измерение частоты сердечных сокращений, частоты дыхания и прочих физиологических изменений, сопровождающих эмоциональную реакцию на объект. Их недостаток в том, что они дают возможность оценить либо интенсивность эмоциональной реакции (кожно-гальваническая реакция), либо ее направление (электромиограмма), но не то и другое одновременно.

Поведенческие методы чаще используются для измерения тех А., выражать которые в открытую люди не расположены по тем или иным причинам. Примерами измерения А. помощью поведенческих реакций могут служить замеры шума аплодисментов при появлении артиста, количества банок из-под определенной марки пива в мусорных корзинах, частоты посещения сайта, а также методы потерянных писем и мнимого источника информации.

Метод потерянных писем состоит в том, что исследователь «роняет» в общественных местах или на улицах города большое количество неотправленных писем с надписанным адресом и маркой. Человек, находящий одно из таких «потерянных» писем, должен решить, отправить ли письмо, проигнорировать его или уничтожить. Отправка найденного письма — социально одобряемое поведение. Однако если письмо адресовано организации или человеку, по отношению к которым у испытуемого сложился негативный А., он может не послать письмо. Таким образом, сравнивая доли писем, пришедшие по экспериментальному адресу (адресу интересующей исследователя организации) и нейтральному адресу, можно делать выводы об А. по отношению к определенной организации. В частности, Милграм использовал этот метод для изучения А. по отношению к коммунистам в Гонконге в 1960-х (Милграм, 2001). Основной недостаток метода — трудоемкость процесса разбрасывания писем.

Метод мнимого источника информации был предложен Джонсом и Сигалом. Для реализации метода необходимо убедить испытуемых, что хитроумный прибор, имеющийся у экспериментатора, в состоянии измерить их истинные убеждения, вне зависимости от желания их скрыть. Затем испытуемых просят отвечать на вопросы, касающиеся исследуемого объекта, стараясь при этом как можно точнее предсказать показания прибора. Испытуемые в такой ситуации склонны отвечать более искренне, поскольку считают, что их истинные взгляды в любом случае будут обнаружены. Недостатки метода мнимого источника информации состоят в его дороговизне, а также в том, что необходимым условием его реализации является неинформированность испытуемых. В этой связи поднимаются также определенные этические вопросы.

К методам измерения А. с помощью вербальных самоотчетов относятся шкалы Лайкерта, шкалы Терстоуна, семантический дифференциал  Осгуда и репертуарные решетки.  Шкала Лайкерта представляет собой набор положительных и отрицательных утверждений об объекте, которые испытуемые оценивают по пятибалльной шкале (от «совершенно согласен» до «совершенно не согласен»). Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования баллов, полученных за каждый ответ. Шкала Лайкерта конструируется в несколько этапов. Сначала подбирается избыточно большое количество утверждений, относящихся к объекту. Затем проводится пилотажное исследование  для оценки надежности и валидности каждого пункта. В окончательной шкале остаются только утверждения, удовлетворяющие обоим требованиям (надежности и валидности). Иногда вместо дорогостоящего пилотажного исследования используют экспертную оценку отобранных утверждений. Основной недостаток шкал Лайкерта состоит в том, что шкалу приходится конструировать заново для каждого изучаемого объекта. Этого неудобства лишен метод семантического дифференциала. Его автор Осгуд с помощью факторного анализ выделил три базисных измерения, в соответствии с которыми можно описать любое понятие: оценка, сила и активность. Пары прилагательных, высоко коррелирующие с фактором оценки, могут быть использованы для описания А. Респондентов просят по семибалльной шкале оценить, какой из двух антонимов (например, приятный/неприятный) лучше описывает объект. Пункты шкалы изменяются от -3 до 3. Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования оценок по каждому пункту шкалы. Сложность метода в том, что нерелевантность некоторых пар прилагательных исследуемому объекту может порождать артефакты.

При измерении А. должны соблюдаться три основных принципа.

1) Принцип агрегирования. Он заимствован из психометрики и состоит в том, что измерение любого сложного концепта с помощью единственного утверждения (вопроса) не может быть надежным. Ответ на единственный вопрос может быть результатом множества посторонних факторов, не отражая истинного положения вещей. Например, отрицательный ответ на вопрос «Согласитесь ли Вы пригласить в гости представителя черной расы?» может свидетельствовать вовсе не о расистских настроениях, а о том, что человек не располагает подходящими для приема гостей жилищными условиями или просто не терпит любых гостей в своем доме. Отсюда следует, что А. должны измеряться с помощью шкал, состоящих из ряда пунктов.

2) В шкалу измерения А. должны быть включены пункты, позволяющие измерить все три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий.

3) Принцип согласованности. Измеряемый А. должен быть согласован с поведением, ради прогнозирования которого он измеряется. Согласно Фишбейну и Айзену (Fishbein, Ajzen, 1977), это означает, что измеряемый А. и прогнозируемое поведение должны совпадать не только по действию, но и по объекту, контексту действия и времени совершения действия. Так, если стоит задача измерения А. по отношению к покупке шоколада с целью предсказать объем продаж шоколада определенной марки в киосках города в течение следующего месяца, следует измерить не просто отношение к покупке шоколада, а отношение к покупке шоколада данной марки (объект) в киоске (контекст) в ближайший месяц (время). В то же время, Фацио утверждает, что соблюдение этого условия необязательно. Можно удачно спрогнозировать поведение даже с помощью общего А. (без учета конкретного объекта, контекста и времени), если последний был сформирован в результате личного опыта (взаимодействия с объектом) и обладает вследствие этого ясностью, силой и доступностью.

Функции А. Приводимый ниже классический список функций А. был предложен Кацом (Katz, 1960).

1) Функция познания. А. позволяют распределять поступающую информацию по категориям. Они экономят нашу энергию — благодаря им нет необходимости каждый раз заново затрачивать время и силы на оценку объекта. Цена категоризации — потеря части информации, однако мы охотно платим ее за возможность упростить и лучше понять сложный окружающий мир (точнее, мы платим за иллюзию такого понимания).

2) Утилитарная функция. «Правильные» А. помогают достичь желаемой цели. Политическая корректность — пример выражения А. из утилитарных соображений. Эта функция тесно связана с возможностью использования А. для самолокализации индивида внутри социальной матрицы ( ниже).


3) Экспрессивная функция. Люди часто охотно выражают А., которые отражают их основные ценности или составляют ядро их представлений о себе. Это может быть направлено как на утверждение справедливости собственного самопонимания, так и на публичную демонстрацию принадлежности к референтной группе. Майки с названиями рок-групп или международных организаций, шарфы цветов любимой команды, ярлыки с именами модных дизайнеров на одежде — примеры выражения А. с целью сообщить другим нечто о себе. По словам Агостинос и Уокера, это тот случай, когда вы становитесь «тем, во что вы одеты, или, по меньшей мере, тем, что написано на том, во что вы одеты».

4) Эго-защитная функция. А. этого типа часто враждебны по отношению к объекту и плохо поддаются изменению. Они защищают индивида от негативных чувств по отношению к себе или своей группе путем проекции их на другую группу. Так, гомофобия свойственна тем, кто не принимает некоторые стороны своей собственной сексуальности, самыми яростными антисемитами становятся те, в чьих жилах течет еврейская кровь, а святыми — раскаявшиеся грешники.

К этим четырем функциям можно было бы добавить самозащитную функцию А. А. могут влиять на отбор, оценивание и запоминание релевантной информации таким образом, чтобы исключить информацию, противоречащую А. Мы просто не замечаем положительных качеств человека, по отношению к которому сформировали негативный А. Влияние А. на восприятие и оценивание информации особенно велико, если он доступен, высоко устойчив и базируется на продуманной системе суждений.

Дальнейшие работы на тему функций А. (Shavitt, 1987, Herek, 1986) отталкивались от приведенной выше первоначальной классификации, объединяя или добавляя отдельные функции. Было отмечено, что возможность изменения А. зависит от выполняемых им функций, а также от того, основан ли он на реальном или предвосхищаемом опыте.

Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) обращают внимание на то, что все известные до сих пор исследования концентрировались на индивидуальных функциях А., и дополняют список некоторыми социальными функциями.

1) Локализация индивида в социальной матрице. Большинство групп настаивают на том, чтобы их члены открыто выражали свое отношение к значимым для группы вопросам. Для группы важно, чтобы это отношение не слишком отклонялось от принятого в группе прототипа. Открытое выражение А. позволяет группе оценивать своих членов и воздействовать на них.

2) А. являются механизмом передачи и распространения социальных репрезентаций и идеологических убеждений. За выражением А. следует реакция социума. Индивид и социум вовлекаются в риторический диалог, заставляющий индивида формулировать свою точку зрения и придерживаться ее. Само по себе «иметь мнение» по какому-то вопросу значит находиться в рамках идеологии. Для того чтобы иметь пусть и негативный А. по отношению к феминизму, необходимо сначала признать феминизм как явление, то есть в какой-то степени принять его.

3) А. могут служить оправданию и воспроизводству социальной системы. Примером таких А. являются негативные А. по отношению к бедным («Они так живут, потому что заслуживают этого»). Установки вроде этой стоят на пути реформирования экономической и социальной системы.

Анализ социальных функций А., их идеологической роли — одно из перспективных направлений будущих исследований.

Одним из наиболее важных вопросов, связанных с понятием А., является вопрос о зависимости между А. и поведением. Концепт А. имеет смысл только в том случае, если он позволяет предсказать соответствующее поведение. Именно эта функция А. была поставлена под большое сомнение в конце 1960-х. Первые сомнения появились гораздо раньше — в 1934, когда Ла Пьер опубликовал данные эксперимента, ставшие известными как «парадокс Ла Пьера» и цитируемые при каждом обсуждении проблемы зависимости между А. и поведением. Ла Пьер путешествовал по США с молодой китайской парой, и в каждом (кроме одного) из 251 отеля и ресторана, куда они приезжали, их принимали весьма любезно (несмотря на то, что многие американцы в 1930-х относились к представителям азиатской расы с предубеждением). По окончании путешествия исследователь послал письменные запросы в каждое из посещенных им вместе с китайцами заведений, а также в некоторые другие. Запросы касались того, не согласятся ли эти заведения принять в качестве гостей китайцев. Результаты оказались прямо противоположными предыдущему опыту: из 128 полученных ответов лишь один был положительным.

Можно привести достаточно возражений против валидности результатов этого раннего эксперимента, вошедшего в историю скорее благодаря яркости и новизне, чем чистоте экспериментального дизайна. Во-первых, измерение А. было проведено после измерения поведения, тогда как принцип каузальности (а между А. и поведением предполагается каузальная связь) подразумевает обратный порядок. С момента измерения поведения до момента измерения А. прошло целых шесть месяцев. Кроме того, не следует исключать возможность того, что сам опыт приема китайской пары мог оказать воздействие на А. хозяев (может быть, они потеряли некоторых клиентов из-за своей терпимости). Во-вторых, в исследовании Ла Пьера не бы проведен анализ причин, по которым не были получены ответы почти на половину запросов. Не известно наверняка, что скрывалось за молчанием более 123 респондентов. В-третьих, в исследовании Ла Пьера применялся единственный индикатор как для измерения А., так и для измерения поведения, что противоречит принципу агрегирования данных, описанному выше. Принцип согласованности также не был соблюден: А. измерялись по отношению к азиатам вообще, а поведение относилось к конкретной китайской паре (несогласованность объекта). И, наконец, самое важное возражение состоит в том, что неясно, был ли человек, отвечавший на запрос, и человек, ответственный за прием посетителей, одним и тем же лицом. Если были измерены А. одного человека и поведение другого, нет никакого повода ожидать значимой корреляции между результатами этих двух измерений.

Однако исследование Ла Пьера не было единственной работой, в которой было указано на отсутствие связи между поведением и А.; и последующие исследования нельзя упрекнуть в большинстве недостатков, присущих эксперименту Ла Пьера. В частности, Корей (Corey, 1937) измерял А. своих студентов по отношению к списыванию, а затем сравнивал полученные данные с реальным поведением студентов во время написания контрольной. Корреляция между А. и поведением оказалась близка к нулю, т.е. студенты, отрицательно относившиеся к списыванию, списывали не реже, чем все остальные. Этот экспериментальный дизайн, правда, можно было бы упрекнуть в том, что не было учтено влияние социальной желательности на ответы испытуемых: какой студент скажет своему преподавателю правду о том, что он думает о списывании? (Проблема социальной желательности вообще крайне существенна для измерения А., поскольку очевидно, что социальные установки подчинены влиянию нормативных социальных факторов.)

Даже тогда, когда выборка состояла исключительно из индивидов, имеющих наиболее выраженные А. (девять верхних и девять нижних процентов распределения), коэффициент корреляции  между А. и поведением не превышал 0,4. Такие результаты были получены в эксперименте Де Флер и Вести (DeFleur, Westie, 1958), в котором предметом исследования были А. по отношению к афроамериканцам.

Данные упомянутых выше, а также других исследований (всего 45) позволили Уикеру (Wicker, 1969) сделать следующий пессимистический вывод: гораздо более вероятно, что А. не связаны или очень слабо связаны с поведением, вследствие чего «лучше всего было бы отказаться от понятия аттитюда».

Разрешение кризиса концепции А., остро обозначенного Уикером, пришло в 1970-х, когда Фишбейн и Айзен предложили принцип согласованности и указали на тот факт, что в большинстве исследований, проанализированных Уикером, этот принцип соблюден не был (в частности, Де Флер и Вести, Корей и Ла Пьер использовали общие измерения А. — без спецификации времени, объекта действия и контекста — для предсказания специфичных видов поведения). Последующие исследования выявили ряд других условий, при соблюдении которых А. оказывают влияние на поведение.

А. и поведение: выход из кризиса (переменные, опосредующие влияние А. на поведение):

Ситуационные переменные

1) Для того, чтобы проявилось влияние А. на поведение, необходимо, чтобы особенности социальной ситуации не создавали для этого препятствий. Социальное давление может вызывать конформное, противоречащее А. поведение (что иногда приводит к последующему изменению А., как было показано в экспериментах по когнитивному диссонансу — ). Люди ведут себя в соответствие с А., когда не чувствуют необходимости оправдывать чьи-либо ожидания или же когда думают, что их истинные взгляды в любом случае станут известны (например, при использовании метода мнимого источника информации — выше).

2) А. оказывают сильное влияние на поведение, когда ситуация актуализирует наиболее существенные аспекты А., когда ситуация и А. соответствуют друг другу, как две части мозаики. Это было показано в эксперименте Миллара и Тессера, в ходе которого испытуемые решали логические задачи. Если предварительно вводилась установка на когнитивную важность задач, последующая инструкция, актуализирующая когнитивный аспект, была наиболее эффективной для актуализации всей установки по отношению к задаче. Если же вначале эксперимента давалась информация об аффективной значимости задачи, наиболее действенной была «аффективная» инструкция. Таким образом, для того, чтобы А. находили выражение в действии, необходимо, чтобы ситуация не просто предоставляла такую возможность, но и актуализировала один из аспектов А.

Свойства А.: А. по отношению к конкретному действию проявляются в поведении чаще, чем А. по отношению к образу действий в целом. Например, если человек имеет установку по поводу «здорового образа жизни вообще», он может восхищаться людьми, ведущими здоровый образ жизни,  но сам ничего не делать для того, чтобы изменить свой образ жизни.  Если же А. относится к конкретному действию — бегу по утрам, то скорей всего этот человек действительно будет бегать каждое утро. А. по отношению к конкретным действиям жизнь дает больше шансов воплотиться в поведении.

1) На поведение влияют выраженные (сильные) А. Социальные установки приобретают выраженный характер в следующих случаях:

а) А. сформирован и закреплен личным опытом. Фацио и Занна (Fazio, Zanna, 1981) исследовали ситуацию в Корнельском университете, где имелись проблемы с жильем для студентов. Все студенты демонстрировали установку на то, чтобы университетские власти что-то предприняли для разрешения этой проблемы. Однако действовали в соответствие с этим А. только те студенты, которые были стеснены в жилье сами. Часто мы не склонны действовать в соответствие со своими А., пока ситуация не затронет нас лично, многократно усиливая А.

б) А. актуализирован (осознан). В эксперименте Динера и Уолбома (Diener, Wallbom, 1976) 71% студентов жульничали при выполнении задания, когда зеркал в комнате не было, и только 7% жульничали, когда перед ними стояли зеркала (что способствовало осознанию себя). При этом почти все студенты изначально демонстрировали установку на аморальность обмана. А. чаще воплощался в поведении, когда испытуемые осознавали себя (и соответственно свои А.). Схожий эффект был получен, когда испытуемых просто просили задуматься, прежде чем совершить какое-то действие — поведение было в большей мере связано с А.

Личностные переменные

1) А. сильнее влияют на поведение людей с низким самомониторингом. Люди с низким самомониторингом стремятся вести себя в соответствие с собственными убеждениями, а не с ожиданиями других.

2) Люди с высоким самоосознанием чаще ведут себя в соответствии с А. Дюваль и Виклеланд считают самоосознание устойчивой чертой личности.

3) Степень самосогласованности (черта личности по Бему и Аллену) также оказывает влияние на степень связи между А. и поведением. Высоко самосогласованные люди стремятся к тому, чтобы между их поступками и убеждениями не было противоречий.

4) А. в значительной степени влияют на поведение людей, имеющих не минимальный, но и не слишком обширный опыт в отношении объекта А. Такой вывод можно сделать, объединив результаты исследований Шлегеля и Фацио и Занны. Шлегель утверждает, что опыт расширяет поведенческий репертуар и усложняет структуру А. таким образом, что зависимость поведения от А. становится незаметной (А. перестает быть оценочной реакцией и становится сложным процессом выбора формы поведения). Фацио и Занна настаивают, что при минимальном опыте вероятнось совпадения А. и поведения низка, поскольку А. не выражены (не сформированы). Отсюда следует, что зависимость степени связи между А. и поведением от опыта взаимодейтствия с объектом носит криволинейный характер, и эта зависимость достигает максимума при наличие среднего объема опыта.

Таким образом, влияние А. на поведение будет наиболее сильным у субъекта, не подверженного социальному влиянию, осознающего себя, имеющего устойчивые А. по отношению к конкретному действию в ситуации, актуализирующей какие-либо аспекты А., раскрывающей возможности для соответствующего поведения.

Теоретические модели связи между А. и поведением.

Кризис концепции А. 1960-х был разрешен не только благодаря введению новых методологических правил (принципов агрегирования данных и согласованности) и исследованию переменных, опосредующих влияние поведения на А., но и благодаря включению концепции А. в более широкий теоретический контекст. Это привело к появлению теории обоснованного действия (Fishbein & Ajzen, 1975) и ее более поздней разработке в виде теории запланированного действия (Ajzen, 1988).

Выше было рассмотрено социальное влияние  как один из факторов, оказывающих воздействие на степень зависимости между А. и поведением. Фишбейн и Айзен предложили модель А. и поведения, которая включает компонент социальных норм как основной фактор. Основное предположение теории состоит в том, что большая часть поведения, изучаемого в социальной психологии, является подвластным волевому контролю (т.е. индивид в состоянии выбирать, вести ли ему себя определенным образом или нет). Авторы теории полагают, что непосредственной детерминантой поведения является «поведенческое намерение». «Поведенческое намерение», в свою очередь, зависит от А. по отношению к поведению и субъективной нормы. А. представляет собой оценку поведения — то, в какой степени индивид «считает данное поведение плохим или хорошим». Детерминантами А. являются «поведенческие убеждения» (представления о последствиях поведения) и «оценка последствий». Субъективная норма представляет собой убеждения индивида относительно того, насколько значимые другие ожидают от него данного поведения (воспринимаемое социальное давление). Детерминантами субъективной нормы являются «нормативные убеждения» (убеждения индивида относительно того, насколько каждый из значимых других ожидает от него определенного поведения) и «мотивация подчинения» (склонность индивида конформно реагировать на ожидания других). Авторы теории утверждают, что относительные доли вклада А. и субъективных норм в предсказание поведения неопределимы заранее и зависят от конкретного типа поведения и индивида. Теория обоснованного действия получила значительную эмпирическую поддержку. Будет ли мать запрещать своему ребенку есть сладкое, зависит от того, какие последствия запрета она предполагает (уменьшение риска кариеса), как она оценивает эти последствия (насколько важно снизить риск заболевания ребенка кариесом), что думают об этом значимые для нее люди (одобряют ли мама или муж этот запрет) и насколько важно для нее мнение этих людей.

Применимость теории обоснованного действия ограничена поведением, поддающимся сознательному контролю человека. Полностью под контролем индивида (в том смысле, что их выполнение зависит исключительно от мотивации субъекта) находятся лишь наиболее простые виды поведения. Это исключает из рассмотрения теорией не только поведение в силу привычки и аддиктивное поведение, но и любое поведение, которое требует специальных навыков, ресурсов или совместных действий.

Теория запланированного действия возникла как реакция на этот недостаток и как попытка создания модели, пригодной для анализа более широкого спектра поведения. Айзен добавил к модели обоснованного действия новый конструкт — «воспринимаемая контролируемость поведения». Конструкт отражает представления индивида о том, насколько просто или сложно выполнить рассматриваемое действие. Относительно приведенного выше примера это означает, что запрет на сладкое будет зависеть также от того, насколько сложной мать считает реализацию этого запрета (доступность продуктов, не содержащих сахара).

Воспринимаемая контролируемость поведения оказывает влияние как на поведенческое намерение, так и на само поведение. Влияние на поведенческое намерение очевидно: люди не формируют намерений, если уверены в невозможности их реализовать /я не намереваюсь упомянуть в этой статье все исследования, связанные с А., поскольку понимаю, что это нереально — А.Р./. Влияние воспринимаемой контролируемости поведения на само поведение имеет место благодаря двум фактам: 1) чем больше мы верим в то, что желаемое действие находится под нашим контролем, тем больше усилий прилагаем для его выполнения; 2) если индивид реально оценивает степень своего контроля над ситуацией, влияние воспринимаемой контролируемости на поведение отражает влияние реальных внешних ограничений.

Теория запланированного поведения позволяет лучше объяснить поведение, не находящееся под полным контролем человека. По данным Година и Кока по сравнению с теорией обоснованного действия, она увеличивает процент объясненной дисперсии поведения в среднем на 11%.

Влияние поведения на А.

Между поведением и А. существует двойственное отношение. Не только посредством изменения А. можно изменять поведение, но и наоборот, модифицируя поведение, можно оказывать влияние на А. Существуют три основные теории, объясняющие процесс обратного влияние поведения на А.

1) Теория самопрезентации (Snyder, 1987) утверждает, что поведение влияет на А., когда люди мотивированы произвести хорошее впечатление на окружающих. Люди стремятся казаться последовательными, поэтому они демонстрируют А., соответствующие их поведению. Однако эта теория не дает информации о том, действительно ли люди изменяют свои установки ради того, чтобы казаться лучше, или только делают вид. Кроме того, как будет показано ниже, мы изменяем свои А. даже в том случае, если никто не может проверить, как мы вели себя раньше.

2) Теория когнитивного диссонанса (Festinger, 1957) постулирует, что влияние поведения на А. может иметь место тогда, когда возникает диссонанс — негативное побудительное состояние, возникшее вследствие рассогласованности знаний. Диссонанс, в частности, возникает, когда индивид по каким-либо причинам поступает вразрез со своими А. Согласно теории, диссонанс может быть снижен благодаря изменению одной из противоречащих друг другу когниций. Для того, чтобы поведение, противоречащее А., привело к изменению последнего, должны быть соблюдены следующие условия:

А) Индивид добровольно выполняет действие, по отношению к которому он настроен отрицательно. В известном эксперименте Фестингера и Карлсмита (Festinger, Carlsmith, 1959) испытуемые выполняли скучную работу, а затем их просили солгать другому испытуемому о том, что работа была интересной. Когда экспериментатор подчеркивал возможность отказаться, солгавшие испытуемые меняли свое отношение к скучной работе на более положительное. Если задание представлялось как обязательное, изменений в А. не следовало.

Б) Индивид чувствует сильную связь со своим поступком (обязательства). В эксперименте Фестингера и Карлсмита условие сильной связи задавалось через личную встречу испытуемого с подставным, которому он рассказывал об интересности задачи, а слабой — тем, что испытуемый оставлял письменное сообщение для подставного.

В) У поведения оказываются негативные последствия. В одном из опытов испытуемые пили горькое лекарство, якобы анестезирующее и необходимое для дальнейшего исследования факторов вкуса, после чего исследование не состоялось «по вине врача». Испытуемые преуменьшали неприятный вкус выпитого лекарства.

Г) Индивиды приписывают себе ответственность за неприятные последствия. Это условие было проверено следующим образом. Испытуемым давалась возможность самим выбрать партнера для совместного выполнения задания (размер вознаграждения зависел от успешности его выполнения). Испытуемые, которые заранее знали о негативных характеристиках партнера, в ходе эксперимента меняли свой А. по отношению к нему на более положительный. Те испытуемые, которым сообщали о негативных характеристиках уже после выбора, никак не меняли своего отношения к партнеру.

Д) Надежное внешнее оправдание поведения отсутствует. Важность этого условия была подтверждена в экспериментах Леппера. Если детям грозили суровым наказанием за игру с привлекательной игрушкой, они не меняли своего отношения к ней (поскольку подчинение можно было оправдать сильной внешней угрозой). Если же угроза наказания была слабой, дети начинали считать игрушку менее привлекательной.

Е) Напрасно затраченные усилия. Испытуемые, затратившие больше усилий для того, чтобы попасть в группу, оценивали ее более высоко.

Ж) Индивид обладает сильной Я-концепцией. Только в этом случае поступок, противоречащий А., создает угрозу устойчивому положительному представлению о себе и требует приведения в соответствие А. и поведения.

З) После совершения действия, противоречащего А., прошло достаточно времени для того, чтобы индивид успел изменить А.

Таким образом, каждый раз, когда люди в результате добровольного выбора совершают поступки, противоречащие их положительному представлению о себе, они изменяют свои установки под влиянием этих поступков.

Теория самовосприятия (Bem, 1972) утверждает, что на вопрос «Что было раньше — аттитюд или поведение?» следует отвечать «поведение». Поскольку изначально люди не имеют четких установок, то о том, что они любят, а что — нет, они узнают, наблюдая за собственным поведением как бы со стороны. Теория не признает важности первоначального А. Это положение было проверено в эксперименте, проведенном Бемом и Макконелом. Испытуемых студентов просили написать очерк о ненужности студенческого контроля за количеством лекций. Одна группа выбирала аргументацию, а у второй группы выбора не было. После написания очерка часть студентов просили дать свою настоящую оценку проблемы, а другую часть — вспомнить свою первоначальную оценку (до написания очерка). Были получены заметные различия в оценках между группами с выбором и без него, но не было различий между испытуемыми, дававшими текущую и первоначальную оценку. Таким образом, результаты эксперимента показывают, что в момент формирования оценки после поведения, первоначальный А. теряет свою актуальность.

Три теории описывают три различных вида влияния поведения на А.:

1) Теория самопрезентации — фиктивное изменение А. с целью произвести хорошее впечатление на других.

2) Теория когнитивного диссонанса — изменение А. в результате поведения, противоречащего им.

3) Теория самовосприятия — влияние поведения на А. в случае, если последние недостаточно выражены.

Изучение А. в социальной психологии имеет большой практический смысл. Конечной целью многих социальных программ (и не только их) является изменение поведения. Речь может идти о поведении в отношении окружающей среды, собственного здоровья, потребительском поведении, политическом поведении и проч. Программы предвыборной агитации, рекламные кампании, социальные программы по предотвращению курения среди подростков основываются на убеждении, что изменение А. влечет за собой изменения в поведении, и направлены в первую очередь на изменение А. В этой связи всегда вызывали и будут вызывать интерес техники изменения А. Другое многообещающее направление исследований, возникшее во второй половине 1990-х, связано с социальной природой А. и их идеологической функцией. Радикальная критика реификации концепта А. открывает новые горизонты для переосмысления этого центрального понятия социальной психологии

А.О. Рабинович

Социология: Энциклопедия. — Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом.
А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко.
2003.

что такое в Большом психологическом словаре

АТТИТЮД

одно из центральных понятий социологии и социальной психологии , имеющее давнюю историю изучения. В 1935 Г.Олпорт утверждал, что А. *наиболее важный и характерный концепт современной социальной психологии*. С тех пор понятие *А.* не утратило своей популярности (пережив определенный кризис в 1960-х и новую волну популярности в 1970-х), что обусловлено неослабевающим интересом, проявляемым к нему со стороны прикладной науки.
А. практическая транскрипция англоязычного термина *attitude* (*отношение*, *позиция*). Обычно термин переводится как *установка*, однако понятие *установка* в русском научном словоупотреблении имеет коннотации со школой Узнадзе , сосредоточившей свои усилия на изучении установки физиологического типа. Напротив, под термином *attitude* в западной психологической литературе понимается социальная установка, поэтому перевод *аттитюд* кажется более приемлемым.
Понятие *А.* было впервые предложено Томасом и Знанецким в 1918 для объяснения различий в успешности адаптации польских крестьян в США. В понимании авторов, А. обеспечивали связь индивида с его группой, делали возможным взаимодействие индивидуального и социального. Хотя общепризнанного определения А. не существует, в настоящее время под ним принято понимать благоприятную или неблагоприятную оценочную реакцию на объект, выражающуюся в когнитивных оценках (мнениях), эмоциях и поведении. Объектом в данном случае может служить все, по отношению к чему индивид может реагировать благоприятным или неблагоприятным образом другой человек, неодушевленный объект, социальная группа, нация, действие, идея и пр. А. это гипотетический конструкт. С точки зрения М. Агостинос и Я. Уокера (Augoustinos, Walker, 1995), это понятие следует рассматривать скорее как прилагательное, чем как существительное, поскольку оно имеет описательную функцию. Когда мы говорим, что некто имеет негативный А. по отношению к феминизму , например, мы просто пытаемся описать совокупность скрытых поведенческих реакций в отношении феминизма, которые выводятся из других, более открытых реакций индивида. Таким образом, А. не является самостоятельной сущностью, но попыткой обобщенного описания поведения.
Структура А. В социальной психологии существует два конфликтующих подхода к определению структуры А. Согласно одному из них, А. имеет трехкомпонентную структуру, включающую когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты впервые такая модель А. была предложена Розенбергом и Ховландом ( Таблицу 2 в Приложении). Каждый из компонентов может проявляться в виде вербальных и невербальных реакций (и может быть измерен с помощью вербальных и невербальных индикаторов). Например, положительный А. по отношению к идеологии *Гринпис* может выражаться в том, что индивид часто высказывается о важности акций названной организации для будущего человечества (вербальная когнитивная реакция), в активном принятии участия в этих акциях (невербальная поведенческая реакция) или в энергичных одобрительных кивках при виде лидеров *Гринпис*, выступающих по телевидению (невербальная аффективная реакция).
Критика трехкомпонентного подхода к А. сводится к двум основным моментам. Во-первых, многие исследования показывают, что корреляция между тремя компонентами А. низка. Во-вторых, бессмысленно включать в структуру А. поведенческие проявления, коль скоро понятие предназначено для объяснения и предсказания поведения. Критики трехкомпонентной структуры (представляющие второй подход) считают, что аффективный компонент единственный релевантный индикатор А. и что установку следует отличать от убеждения и поведенческого намерения.
Эмпирические данные не дают возможности с достоверностью утверждать, что одна из моделей больше соответствует реальности, чем другая. Складывается впечатление, что предпочтение одной их них дело вкуса исследователя. Так, Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) называют трехкомпонентную модель устаревшей, а Манстед в статье, вышедшей годом позже (Manstead, 1996), никак не упоминает об одномерной модели, подробно рассматривая модель Розенберга и Ховланда. Шлегель и Ди Текко (Shlegel, DiTecco, 1982) считают, что размерность структуры А. зависит от вида объекта. Одномерная структура существует в тех случаях, когда убеждения относительно объекта немногочисленны, просты и непротиворечивы. Если индивид имеет личный опыт взаимодействия с объектом, его убеждения относительно последнего скорее всего более многочисленны, достаточно сложны и часто противоречивы. В последнем случае простой оценочной реакции недостаточно для того, чтобы представить всю структуру А. ( схему 1 в приложении).
А. не может быть измерен напрямую, но только с помощью регистрируемых когнитивных, аффективных или поведенческих реакций. Выделяют три группы методов измерения: вербальный самоотчет, физиологические и поведенческие методы. Физиологические методы включают в себя измерение интенсивности кожно-гальванической реакции при предъявлении стимула, анализ электромиограммы, измерение частоты сердечных сокращений, частоты дыхания и прочих физиологических изменений, сопровождающих эмоциональную реакцию на объект. Их недостаток в том, что они дают возможность оценить либо интенсивность эмоциональной реакции (кожно-гальваническая реакция), либо ее направление (электромиограмма), но не то и другое одновременно.
Поведенческие методы чаще используются для измерения тех А., выражать которые в открытую люди не расположены по тем или иным причинам. Примерами измерения А. помощью поведенческих реакций могут служить замеры шума аплодисментов при появлении артиста, количества банок из-под определенной марки пива в мусорных корзинах, частоты посещения сайта, а также методы потерянных писем и мнимого источника информации.
Метод потерянных писем состоит в том, что исследователь *роняет* в общественных местах или на улицах города большое количество неотправленных писем с надписанным адресом и маркой. Человек, находящий одно из таких *потерянных* писем, должен решить, отправить ли письмо, проигнорировать его или уничтожить. Отправка найденного письма социально одобряемое поведение. Однако если письмо адресовано организации или человеку, по отношению к которым у испытуемого сложился негативный А., он может не послать письмо. Таким образом, сравнивая доли писем, пришедшие по экспериментальному адресу (адресу интересующей исследователя организации) и нейтральному адресу, можно делать выводы об А. по отношению к определенной организации. В частности, Милграм использовал этот метод для изучения А. по отношению к коммунистам в Гонконге в 1960-х (Милграм, 2001). Основной недостаток метода трудоемкость процесса разбрасывания писем.
Метод мнимого источника информации был предложен Джонсом и Сигалом. Для реализации метода необходимо убедить испытуемых, что хитроумный прибор, имеющийся у экспериментатора, в состоянии измерить их истинные убеждения, вне зависимости от желания их скрыть. Затем испытуемых просят отвечать на вопросы, касающиеся исследуемого объекта, стараясь при этом как можно точнее предсказать показания прибора. Испытуемые в такой ситуации склонны отвечать более искренне, поскольку считают, что их истинные взгляды в любом случае будут обнаружены. Недостатки метода мнимого источника информации состоят в его дороговизне, а также в том, что необходимым условием его реализации является неинформированность испытуемых. В этой связи поднимаются также определенные этические вопросы.
К методам измерения А. с помощью вербальных самоотчетов относятся шкалы Лайкерта, шкалы Терстоуна, семантический дифференциал Осгуда и репертуарные решетки. Шкала Лайкерта представляет собой набор положительных и отрицательных утверждений об объекте, которые испытуемые оценивают по пятибалльной шкале (от *совершенно согласен* до *совершенно не согласен*). Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования баллов, полученных за каждый ответ. Шкала Лайкерта конструируется в несколько этапов. Сначала подбирается избыточно большое количество утверждений, относящихся к объекту. Затем проводится пилотажное исследование для оценки надежности и валидности каждого пункта. В окончательной шкале остаются только утверждения, удовлетворяющие обоим требованиям (надежности и валидности). Иногда вместо дорогостоящего пилотажного исследования используют экспертную оценку отобранных утверждений. Основной недостаток шкал Лайкерта состоит в том, что шкалу приходится конструировать заново для каждого изучаемого объекта. Этого неудобства лишен метод семантического дифференциала. Его автор Осгуд с помощью факторного анализ выделил три базисных измерения, в соответствии с которыми можно описать любое понятие: оценка, сила и активность. Пары прилагательных, высоко коррелирующие с фактором оценки, могут быть использованы для описания А. Респондентов просят по семибалльной шкале оценить, какой из двух антонимов (например, приятный/неприятный) лучше описывает объект. Пункты шкалы изменяются от -3 до 3. Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования оценок по каждому пункту шкалы. Сложность метода в том, что нерелевантность некоторых пар прилагательных исследуемому объекту может порождать артефакты.
При измерении А. должны соблюдаться три основных принципа.
1) Принцип агрегирования. Он заимствован из психометрики и состоит в том, что измерение любого сложного концепта с помощью единственного утверждения (вопроса) не может быть надежным. Ответ на единственный вопрос может быть результатом множества посторонних факторов, не отражая истинного положения вещей. Например, отрицательный ответ на вопрос *Согласитесь ли Вы пригласить в гости представителя черной расы?* может свидетельствовать вовсе не о расистских настроениях, а о том, что человек не располагает подходящими для приема гостей жилищными условиями или просто не терпит любых гостей в своем доме. Отсюда следует, что А. должны измеряться с помощью шкал, состоящих из ряда пунктов.
2) В шкалу измерения А. должны быть включены пункты, позволяющие измерить все три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий.
3) Принцип согласованности. Измеряемый А. должен быть согласован с поведением, ради прогнозирования которого он измеряется. Согласно Фишбейну и Айзену (Fishbein, Ajzen, 1977), это означает, что измеряемый А. и прогнозируемое поведение должны совпадать не только по действию, но и по объекту, контексту действия и времени совершения действия. Так, если стоит задача измерения А. по отношению к покупке шоколада с целью предсказать объем продаж шоколада определенной марки в киосках города в течение следующего месяца, следует измерить не просто отношение к покупке шоколада, а отношение к покупке шоколада данной марки (объект) в киоске (контекст) в ближайший месяц (время). В то же время, Фацио утверждает, что соблюдение этого условия необязательно. Можно удачно спрогнозировать поведение даже с помощью общего А. (без учета конкретного объекта, контекста и времени), если последний был сформирован в результате личного опыта (взаимодействия с объектом) и обладает вследствие этого ясностью, силой и доступностью.
Функции А. Приводимый ниже классический список функций А. был предложен Кацом (Katz, 1960).
1) Функция познания. А. позволяют распределять поступающую информацию по категориям. Они экономят нашу энергию благодаря им нет необходимости каждый раз заново затрачивать время и силы на оценку объекта. Цена категоризации потеря части информации, однако мы охотно платим ее за возможность упростить и лучше понять сложный окружающий мир (точнее, мы платим за иллюзию такого понимания).
2) Утилитарная функция. *Правильные* А. помогают достичь желаемой цели. Политическая корректность пример выражения А. из утилитарных соображений. Эта функция тесно связана с возможностью использования А. для самолокализации индивида внутри социальной матрицы ( ниже).
3) Экспрессивная функция. Люди часто охотно выражают А., которые отражают их основные ценности или составляют ядро их представлений о себе. Это может быть направлено как на утверждение справедливости собственного самопонимания, так и на публичную демонстрацию принадлежности к референтной группе. Майки с названиями рок-групп или международных организаций, шарфы цветов любимой команды, ярлыки с именами модных дизайнеров на одежде примеры выражения А. с целью сообщить другим нечто о себе. По словам Агостинос и Уокера, это тот случай, когда вы становитесь *тем, во что вы одеты, или, по меньшей мере, тем, что написано на том, во что вы одеты*.
4) Эго-защитная функция. А. этого типа часто враждебны по отношению к объекту и плохо поддаются изменению. Они защищают индивида от негативных чувств по отношению к себе или своей группе путем проекции их на другую группу. Так, гомофобия свойственна тем, кто не принимает некоторые стороны своей собственной сексуальности, самыми яростными антисемитами становятся те, в чьих жилах течет еврейская кровь, а святыми раскаявшиеся грешники.
К этим четырем функциям можно было бы добавить самозащитную функцию А. А. могут влиять на отбор, оценивание и запоминание релевантной информации таким образом, чтобы исключить информацию, противоречащую А. Мы просто не замечаем положительных качеств человека, по отношению к которому сформировали негативный А. Влияние А. на восприятие и оценивание информации особенно велико, если он доступен, высоко устойчив и базируется на продуманной системе суждений.
Дальнейшие работы на тему функций А. (Shavitt, 1987, Herek, 1986) отталкивались от приведенной выше первоначальной классификации, объединяя или добавляя отдельные функции. Было отмечено, что возможность изменения А. зависит от выполняемых им функций, а также от того, основан ли он на реальном или предвосхищаемом опыте.
Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) обращают внимание на то, что все известные до сих пор исследования концентрировались на индивидуальных функциях А., и дополняют список некоторыми социальными функциями.
1) Локализация индивида в социальной матрице. Большинство групп настаивают на том, чтобы их члены открыто выражали свое отношение к значимым для группы вопросам. Для группы важно, чтобы это отношение не слишком отклонялось от принятого в группе прототипа. Открытое выражение А. позволяет группе оценивать своих членов и воздействовать на них.
2) А. являются механизмом передачи и распространения социальных репрезентаций и идеологических убеждений. За выражением А. следует реакция социума. Индивид и социум вовлекаются в риторический диалог, заставляющий индивида формулировать свою точку зрения и придерживаться ее. Само по себе *иметь мнение* по какому-то вопросу значит находиться в рамках идеологии. Для того чтобы иметь пусть и негативный А. по отношению к феминизму, необходимо сначала признать феминизм как явление, то есть в какой-то степени принять его.
3) А. могут служить оправданию и воспроизводству социальной системы. Примером таких А. являются негативные А. по отношению к бедным (*Они так живут, потому что заслуживают этого*). Установки вроде этой стоят на пути реформирования экономической и социальной системы.
Анализ социальных функций А., их идеологической роли одно из перспективных направлений будущих исследований.
Одним из наиболее важных вопросов, связанных с понятием А., является вопрос о зависимости между А. и поведением. Концепт А. имеет смысл только в том случае, если он позволяет предсказать соответствующее поведение. Именно эта функция А. была поставлена под большое сомнение в конце 1960-х. Первые сомнения появились гораздо раньше в 1934, когда Ла Пьер опубликовал данные эксперимента, ставшие известными как *парадокс Ла Пьера* и цитируемые при каждом обсуждении проблемы зависимости между А. и поведением. Ла Пьер путешествовал по США с молодой китайской парой, и в каждом (кроме одного) из 251 отеля и ресторана, куда они приезжали, их принимали весьма любезно (несмотря на то, что многие американцы в 1930-х относились к представителям азиатской расы с предубеждением). По окончании путешествия исследователь послал письменные запросы в каждое из посещенных им вместе с китайцами заведений, а также в некоторые другие. Запросы касались того, не согласятся ли эти заведения принять в качестве гостей китайцев. Результаты оказались прямо противоположными предыдущему опыту: из 128 полученных ответов лишь один был положительным.
Можно привести достаточно возражений против валидности результатов этого раннего эксперимента, вошедшего в историю скорее благодаря яркости и новизне, чем чистоте экспериментального дизайна. Во-первых, измерение А. было проведено после измерения поведения, тогда как принцип каузальности (а между А. и поведением предполагается каузальная связь) подразумевает обратный порядок. С момента измерения поведения до момента измерения А. прошло целых шесть месяцев. Кроме того, не следует исключать возможность того, что сам опыт приема китайской пары мог оказать воздействие на А. хозяев (может быть, они потеряли некоторых клиентов из-за своей терпимости). Во-вторых, в исследовании Ла Пьера не бы проведен анализ причин, по которым не были получены ответы почти на половину запросов. Не известно наверняка, что скрывалось за молчанием более 123 респондентов. В-третьих, в исследовании Ла Пьера применялся единственный индикатор как для измерения А., так и для измерения поведения, что противоречит принципу агрегирования данных, описанному выше. Принцип согласованности также не был соблюден: А. измерялись по отношению к азиатам вообще, а поведение относилось к конкретной китайской паре (несогласованность объекта). И, наконец, самое важное возражение состоит в том, что неясно, был ли человек, отвечавший на запрос, и человек, ответственный за прием посетителей, одним и тем же лицом. Если были измерены А. одного человека и поведение другого, нет никакого повода ожидать значимой корреляции между результатами этих двух измерений.
Однако исследование Ла Пьера не было единственной работой, в которой было указано на отсутствие связи между поведением и А.; и последующие исследования нельзя упрекнуть в большинстве недостатков, присущих эксперименту Ла Пьера. В частности, Корей (Corey, 1937) измерял А. своих студентов по отношению к списыванию, а затем сравнивал полученные данные с реальным поведением студентов во время написания контрольной. Корреляция между А. и поведением оказалась близка к нулю, т.е. студенты, отрицательно относившиеся к списыванию, списывали не реже, чем все остальные. Этот экспериментальный дизайн, правда, можно было бы упрекнуть в том, что не было учтено влияние социальной желательности на ответы испытуемых: какой студент скажет своему преподавателю правду о том, что он думает о списывании? (Проблема социальной желательности вообще крайне существенна для измерения А., поскольку очевидно, что социальные установки подчинены влиянию нормативных социальных факторов.)
Даже тогда, когда выборка состояла исключительно из индивидов, имеющих наиболее выраженные А. (девять верхних и девять нижних процентов распределения), коэффициент корреляции между А. и поведением не превышал 0,4. Такие результаты были получены в эксперименте Де Флер и Вести (DeFleur, Westie, 1958), в котором предметом исследования были А. по отношению к афроамериканцам.
Данные упомянутых выше, а также других исследований (всего 45) позволили Уикеру (Wicker, 1969) сделать следующий пессимистический вывод: гораздо более вероятно, что А. не связаны или очень слабо связаны с поведением, вследствие чего *лучше всего было бы отказаться от понятия аттитюда*.
Разрешение кризиса концепции А., остро обозначенного Уикером, пришло в 1970-х, когда Фишбейн и Айзен предложили принцип согласованности и указали на тот факт, что в большинстве исследований, проанализированных Уикером, этот принцип соблюден не был (в частности, Де Флер и Вести, Корей и Ла Пьер использовали общие измерения А. без спецификации времени, объекта действия и контекста для предсказания специфичных видов поведения). Последующие исследования выявили ряд других условий, при соблюдении которых А. оказывают влияние на поведение.
А. и поведение: выход из кризиса (переменные, опосредующие влияние А. на поведение):
Ситуационные переменные
1) Для того, чтобы проявилось влияние А. на поведение, необходимо, чтобы особенности социальной ситуации не создавали для этого препятствий. Социальное давление может вызывать конформное, противоречащее А. поведение (что иногда приводит к последующему изменению А., как было показано в экспериментах по когнитивному диссонансу ). Люди ведут себя в соответствие с А., когда не чувствуют необходимости оправдывать чьи-либо ожидания или же когда думают, что их истинные взгляды в любом случае станут известны (например, при использовании метода мнимого источника информации выше).
2) А. оказывают сильное влияние на поведение, когда ситуация актуализирует наиболее существенные аспекты А., когда ситуация и А. соответствуют друг другу, как две части мозаики. Это было показано в эксперименте Миллара и Тессера, в ходе которого испытуемые решали логические задачи. Если предварительно вводилась установка на когнитивную важность задач, последующая инструкция, актуализирующая когнитивный аспект, была наиболее эффективной для актуализации всей установки по отношению к задаче. Если же вначале эксперимента давалась информация об аффективной значимости задачи, наиболее действенной была *аффективная* инструкция. Таким образом, для того, чтобы А. находили выражение в действии, необходимо, чтобы ситуация не просто предоставляла такую возможность, но и актуализировала один из аспектов А.
Свойства А.: А. по отношению к конкретному действию проявляются в поведении чаще, чем А. по отношению к образу действий в целом. Например, если человек имеет установку по поводу *здорового образа жизни вообще*, он может восхищаться людьми, ведущими здоровый образ жизни, но сам ничего не делать для того, чтобы изменить свой образ жизни. Если же А. относится к конкретному действию бегу по утрам, то скорей всего этот человек действительно будет бегать каждое утро. А. по отношению к конкретным действиям жизнь дает больше шансов воплотиться в поведении.
1) На поведение влияют выраженные (сильные) А. Социальные установки приобретают выраженный характер в следующих случаях:
а) А. сформирован и закреплен личным опытом. Фацио и Занна (Fazio, Zanna, 1981) исследовали ситуацию в Корнельском университете, где имелись проблемы с жильем для студентов. Все студенты демонстрировали установку на то, чтобы университетские власти что-то предприняли для разрешения этой проблемы. Однако действовали в соответствие с этим А. только те студенты, которые были стеснены в жилье сами. Часто мы не склонны действовать в соответствие со своими А., пока ситуация не затронет нас лично, многократно усиливая А.
б) А. актуализирован (осознан). В эксперименте Динера и Уолбома (Diener, Wallbom, 1976) 71% студентов жульничали при выполнении задания, когда зеркал в комнате не было, и только 7% жульничали, когда перед ними стояли зеркала (что способствовало осознанию себя). При этом почти все студенты изначально демонстрировали установку на аморальность обмана. А. чаще воплощался в поведении, когда испытуемые осознавали себя (и соответственно свои А.). Схожий эффект был получен, когда испытуемых просто просили задуматься, прежде чем совершить какое-то действие поведение было в большей мере связано с А.
Личностные переменные
1) А. сильнее влияют на поведение людей с низким самомониторингом. Люди с низким самомониторингом стремятся вести себя в соответствие с собственными убеждениями, а не с ожиданиями других.
2) Люди с высоким самоосознанием чаще ведут себя в соответствии с А. Дюваль и Виклеланд считают самоосознание устойчивой чертой личности.
3) Степень самосогласованности (черта личности по Бему и Аллену) также оказывает влияние на степень связи между А. и поведением. Высоко самосогласованные люди стремятся к тому, чтобы между их поступками и убеждениями не было противоречий.
4) А. в значительной степени влияют на поведение людей, имеющих не минимальный, но и не слишком обширный опыт в отношении объекта А. Такой вывод можно сделать, объединив результаты исследований Шлегеля и Фацио и Занны. Шлегель утверждает, что опыт расширяет поведенческий репертуар и усложняет структуру А. таким образом, что зависимость поведения от А. становится незаметной (А. перестает быть оценочной реакцией и становится сложным процессом выбора формы поведения). Фацио и Занна настаивают, что при минимальном опыте вероятнось совпадения А. и поведения низка, поскольку А. не выражены (не сформированы). Отсюда следует, что зависимость степени связи между А. и поведением от опыта взаимодейтствия с объектом носит криволинейный характер, и эта зависимость достигает максимума при наличие среднего объема опыта.
Таким образом, влияние А. на поведение будет наиболее сильным у субъекта, не подверженного социальному влиянию, осознающего себя, имеющего устойчивые А. по отношению к конкретному действию в ситуации, актуализирующей какие-либо аспекты А., раскрывающей возможности для соответствующего поведения.
Теоретические модели связи между А. и поведением.
Кризис концепции А. 1960-х был разрешен не только благодаря введению новых методологических правил (принципов агрегирования данных и согласованности) и исследованию переменных, опосредующих влияние поведения на А., но и благодаря включению концепции А. в более широкий теоретический контекст. Это привело к появлению теории обоснованного действия (Fishbein & Ajzen, 1975) и ее более поздней разработке в виде теории запланированного действия (Ajzen, 1988).
Выше было рассмотрено социальное влияние как один из факторов, оказывающих воздействие на степень зависимости между А. и поведением. Фишбейн и Айзен предложили модель А. и поведения, которая включает компонент социальных норм как основной фактор. Основное предположение теории состоит в том, что большая часть поведения, изучаемого в социальной психологии, является подвластным волевому контролю (т.е. индивид в состоянии выбирать, вести ли ему себя определенным образом или нет). Авторы теории полагают, что непосредственной детерминантой поведения является *поведенческое намерение*. *Поведенческое намерение*, в свою очередь, зависит от А. по отношению к поведению и субъективной нормы. А. представляет собой оценку поведения то, в какой степени индивид *считает данное поведение плохим или хорошим*. Детерминантами А. являются *поведенческие убеждения* (представления о последствиях поведения) и *оценка последствий*. Субъективная норма представляет собой убеждения индивида относительно того, насколько значимые другие ожидают от него данного поведения (воспринимаемое социальное давление). Детерминантами субъективной нормы являются *нормативные убеждения* (убеждения индивида относительно того, насколько каждый из значимых других ожидает от него определенного поведения) и *мотивация подчинения* (склонность индивида конформно реагировать на ожидания других). Авторы теории утверждают, что относительные доли вклада А. и субъективных норм в предсказание поведения неопределимы заранее и зависят от конкретного типа поведения и индивида. Теория обоснованного действия получила значительную эмпирическую поддержку. Будет ли мать запрещать своему ребенку есть сладкое, зависит от того, какие последствия запрета она предполагает (уменьшение риска кариеса), как она оценивает эти последствия (насколько важно снизить риск заболевания ребенка кариесом), что думают об этом значимые для нее люди (одобряют ли мама или муж этот запрет) и насколько важно для нее мнение этих людей.
Применимость теории обоснованного действия ограничена поведением, поддающимся сознательному контролю человека. Полностью под контролем индивида (в том смысле, что их выполнение зависит исключительно от мотивации субъекта) находятся лишь наиболее простые виды поведения. Это исключает из рассмотрения теорией не только поведение в силу привычки и аддиктивное поведение, но и любое поведение, которое требует специальных навыков, ресурсов или совместных действий.
Теория запланированного действия возникла как реакция на этот недостаток и как попытка создания модели, пригодной для анализа более широкого спектра поведения. Айзен добавил к модели обоснованного действия новый конструкт *воспринимаемая контролируемость поведения*. Конструкт отражает представления индивида о том, насколько просто или сложно выполнить рассматриваемое действие. Относительно приведенного выше примера это означает, что запрет на сладкое будет зависеть также от того, насколько сложной мать считает реализацию этого запрета (доступность продуктов, не содержащих сахара).
Воспринимаемая контролируемость поведения оказывает влияние как на поведенческое намерение, так и на само поведение. Влияние на поведенческое намерение очевидно: люди не формируют намерений, если уверены в невозможности их реализовать /я не намереваюсь упомянуть в этой статье все исследования, связанные с А., поскольку понимаю, что это нереально А.Р./. Влияние воспринимаемой контролируемости поведения на само поведение имеет место благодаря двум фактам: 1) чем больше мы верим в то, что желаемое действие находится под нашим контролем, тем больше усилий прилагаем для его выполнения; 2) если индивид реально оценивает степень своего контроля над ситуацией, влияние воспринимаемой контролируемости на поведение отражает влияние реальных внешних ограничений.
Теория запланированного поведения позволяет лучше объяснить поведение, не находящееся под полным контролем человека. По данным Година и Кока по сравнению с теорией обоснованного действия, она увеличивает процент объясненной дисперсии поведения в среднем на 11%.
Влияние поведения на А.
Между поведением и А. существует двойственное отношение. Не только посредством изменения А. можно изменять поведение, но и наоборот, модифицируя поведение, можно оказывать влияние на А. Существуют три основные теории, объясняющие процесс обратного влияние поведения на А.
1) Теория самопрезентации (Snyder, 1987) утверждает, что поведение влияет на А., когда люди мотивированы произвести хорошее впечатление на окружающих. Люди стремятся казаться последовательными, поэтому они демонстрируют А., соответствующие их поведению. Однако эта теория не дает информации о том, действительно ли люди изменяют свои установки ради того, чтобы казаться лучше, или только делают вид. Кроме того, как будет показано ниже, мы изменяем свои А. даже в том случае, если никто не может проверить, как мы вели себя раньше.
2) Теория когнитивного диссонанса (Festinger, 1957) постулирует, что влияние поведения на А. может иметь место тогда, когда возникает диссонанс негативное побудительное состояние, возникшее вследствие рассогласованности знаний. Диссонанс, в частности, возникает, когда индивид по каким-либо причинам поступает вразрез со своими А. Согласно теории, диссонанс может быть снижен благодаря изменению одной из противоречащих друг другу когниций. Для того, чтобы поведение, противоречащее А., привело к изменению последнего, должны быть соблюдены следующие условия:
А) Индивид добровольно выполняет действие, по отношению к которому он настроен отрицательно. В известном эксперименте Фестингера и Карлсмита (Festinger, Carlsmith, 1959) испытуемые выполняли скучную работу, а затем их просили солгать другому испытуемому о том, что работа была интересной. Когда экспериментатор подчеркивал возможность отказаться, солгавшие испытуемые меняли свое отношение к скучной работе на более положительное. Если задание представлялось как обязательное, изменений в А. не следовало.
Б) Индивид чувствует сильную связь со своим поступком (обязательства). В эксперименте Фестингера и Карлсмита условие сильной связи задавалось через личную встречу испытуемого с подставным, которому он рассказывал об интересности задачи, а слабой тем, что испытуемый оставлял письменное сообщение для подставного.
В) У поведения оказываются негативные последствия. В одном из опытов испытуемые пили горькое лекарство, якобы анестезирующее и необходимое для дальнейшего исследования факторов вкуса, после чего исследование не состоялось *по вине врача*. Испытуемые преуменьшали неприятный вкус выпитого лекарства.
Г) Индивиды приписывают себе ответственность за неприятные последствия. Это условие было проверено следующим образом. Испытуемым давалась возможность самим выбрать партнера для совместного выполнения задания (размер вознаграждения зависел от успешности его выполнения). Испытуемые, которые заранее знали о негативных характеристиках партнера, в ходе эксперимента меняли свой А. по отношению к нему на более положительный. Те испытуемые, которым сообщали о негативных характеристиках уже после выбора, никак не меняли своего отношения к партнеру.
Д) Надежное внешнее оправдание поведения отсутствует. Важность этого условия была подтверждена в экспериментах Леппера. Если детям грозили суровым наказанием за игру с привлекательной игрушкой, они не меняли своего отношения к ней (поскольку подчинение можно было оправдать сильной внешней угрозой). Если же угроза наказания была слабой, дети начинали считать игрушку менее привлекательной.
Е) Напрасно затраченные усилия. Испытуемые, затратившие больше усилий для того, чтобы попасть в группу, оценивали ее более высоко.
Ж) Индивид обладает сильной Я-концепцией. Только в этом случае поступок, противоречащий А., создает угрозу устойчивому положительному представлению о себе и требует приведения в соответствие А. и поведения.
З) После совершения действия, противоречащего А., прошло достаточно времени для того, чтобы индивид успел изменить А.
Таким образом, каждый раз, когда люди в результате добровольного выбора совершают поступки, противоречащие их положительному представлению о себе, они изменяют свои установки под влиянием этих поступков.
Теория самовосприятия (Bem, 1972) утверждает, что на вопрос *Что было раньше аттитюд или поведение?* следует отвечать *поведение*. Поскольку изначально люди не имеют четких установок, то о том, что они любят, а что нет, они узнают, наблюдая за собственным поведением как бы со стороны. Теория не признает важности первоначального А. Это положение было проверено в эксперименте, проведенном Бемом и Макконелом. Испытуемых студентов просили написать очерк о ненужности студенческого контроля за количеством лекций. Одна группа выбирала аргументацию, а у второй группы выбора не было. После написания очерка часть студентов просили дать свою настоящую оценку проблемы, а другую часть вспомнить свою первоначальную оценку (до написания очерка). Были получены заметные различия в оценках между группами с выбором и без него, но не было различий между испытуемыми, дававшими текущую и первоначальную оценку. Таким образом, результаты эксперимента показывают, что в момент формирования оценки после поведения, первоначальный А. теряет свою актуальность.
Три теории описывают три различных вида влияния поведения на А.:
1) Теория самопрезентации фиктивное изменение А. с целью произвести хорошее впечатление на других.
2) Теория когнитивного диссонанса изменение А. в результате поведения, противоречащего им.
3) Теория самовосприятия влияние поведения на А. в случае, если последние недостаточно выражены.
Изучение А. в социальной психологии имеет большой практический смысл. Конечной целью многих социальных программ (и не только их) является изменение поведения. Речь может идти о поведении в отношении окружающей среды, собственного здоровья, потребительском поведении, политическом поведении и проч. Программы предвыборной агитации, рекламные кампании, социальные программы по предотвращению курения среди подростков основываются на убеждении, что изменение А. влечет за собой изменения в поведении, и направлены в первую очередь на изменение А. В этой связи всегда вызывали и будут вызывать интерес техники изменения А. Другое многообещающее направление исследований, возникшее во второй половине 1990-х, связано с социальной природой А. и их идеологической функцией. Радикальная критика реификации концепта А. открывает новые горизонты для переосмысления этого центрального понятия социальной психологии
А.О. Рабинович… смотреть

АТТИТЬЮД — это… Что такое АТТИТЬЮД?

АТТИТЬЮД

(Attitude; Einstellung), установка — готовность, предрасположенность субъекта, возникающая при предвосхищении им определенного объекта или ситуации и обеспечивающая устойчивый целенаправленный характер протекания тех или иных действий по отношению к данному объекту.

«Установка для нас — готовность психики действовать или реагировать в известном направлении. Это понятие очень важно именно в психологии сложных душевных явлений, потому что оно дает выражение тому своеобразному психологическому явлению, в силу которого известные раздражения в известное время действуют сильно, а в другое время слабо, или же не действуют вовсе. Быть установленным — значит быть готовым к чему-нибудь определенному, даже тогда, когда это определенное является бессознательным, потому что установленность есть то же самое, что и априорная направленность на что-то определенное, независимо от того, находится это определенное в представлении или нет.


Готовность, в виде которой я понимаю установку, состоит всегда в том, что налицо имеется известная субъективная констелляция, определенное сочетание психических факторов или содержаний, которое или установит образ действия в том или ином определенном направлении, или воспримет внешнее раздражение тем или иным определенным способом <…> Установка всегда имеет точку направления, которая может быть сознательной или бессознательной <…> Сознается или не сознается та точка, на которую направлена установка, — это не имеет значения для выбирающего действия установки, потому что выбор уже дан установкой априори и в дальнейшем происходит автоматически. Но практически следует отличать сознательное от бессознательного, потому что чрезвычайно часто бывают налицо две установки: одна сознательная, а другая — бессознательная. Этим я хочу сказать, что сознание имеет наготове иные содержания, нежели бессознательное. Такая двойственность установки особенно ясно обнаруживается при неврозе.Вся психология индивида даже в его наиболее существенных чертах бывает ориентирована различно в соответствии с его привычной установкой. Хотя общие психологические законы имеют значение для каждого индивида, однако нельзя сказать, что все они характеризуют отдельную личность, поскольку сам способ действия этих законов изменяется в соответствии с его привычной установкой. Привычная установка всегда есть результат всех факторов, способных существенно влиять на психическое, а именно: врожденного предрасположения, влияния среды, жизненного опыта, прозрений и убеждений, приобретенных путем дифференциации, коллективных представлений и др. Без такого безусловно фундаментального значения установки было бы невозможно существование индивидуальной психологии <…> В сущности, установка есть явление индивидуальное и не укладывается в рамки научного подхода. Но в опыте можно различать известные типические установки, поскольку различаются также и психические функции. Если какая-нибудь функция обычно преобладает, то из этого возникает типическая установка. Смотря по роду дифференцированной функции, возникают констелляции содержаний, которые и создают соответствующую установку. Так, существует типическая установка человека мыслящего, чувствующего, ощущающего и интуитивного». (ПТ, пар. 814).Приспособление к окружающей среде требует соответствующей установки. Но в силу меняющихся обстоятельств ни одна установка не является успешной «на все времена». И когда она перестает соответствовать условиям внешней или внутренней реальности, наступает период психологических трудностей (например, вспышка невроза).

Словарь по аналитической психологии. — М.: Б&К.
В.В. Зеленский.
2002.

что такое в Прикладных аспектах современной психологии

АТТИТЮД

одно из центральных понятий социологии и социальной психологии , имеющее давнюю историю изучения. В 1935 Г.Олпорт утверждал, что А. *наиболее важный и характерный концепт современной социальной психологии*. С тех пор понятие *А.* не утратило своей популярности (пережив определенный кризис в 1960-х и новую волну популярности в 1970-х), что обусловлено неослабевающим интересом, проявляемым к нему со стороны прикладной науки.
А. практическая транскрипция англоязычного термина *attitude* (*отношение*, *позиция*). Обычно термин переводится как *установка*, однако понятие *установка* в русском научном словоупотреблении имеет коннотации со школой Узнадзе , сосредоточившей свои усилия на изучении установки физиологического типа. Напротив, под термином *attitude* в западной психологической литературе понимается социальная установка, поэтому перевод *аттитюд* кажется более приемлемым.
Понятие *А.* было впервые предложено Томасом и Знанецким в 1918 для объяснения различий в успешности адаптации польских крестьян в США. В понимании авторов, А. обеспечивали связь индивида с его группой, делали возможным взаимодействие индивидуального и социального. Хотя общепризнанного определения А. не существует, в настоящее время под ним принято понимать благоприятную или неблагоприятную оценочную реакцию на объект, выражающуюся в когнитивных оценках (мнениях), эмоциях и поведении. Объектом в данном случае может служить все, по отношению к чему индивид может реагировать благоприятным или неблагоприятным образом другой человек, неодушевленный объект, социальная группа, нация, действие, идея и пр. А. это гипотетический конструкт. С точки зрения М. Агостинос и Я. Уокера (Augoustinos, Walker, 1995), это понятие следует рассматривать скорее как прилагательное, чем как существительное, поскольку оно имеет описательную функцию. Когда мы говорим, что некто имеет негативный А. по отношению к феминизму , например, мы просто пытаемся описать совокупность скрытых поведенческих реакций в отношении феминизма, которые выводятся из других, более открытых реакций индивида. Таким образом, А. не является самостоятельной сущностью, но попыткой обобщенного описания поведения.
Структура А. В социальной психологии существует два конфликтующих подхода к определению структуры А. Согласно одному из них, А. имеет трехкомпонентную структуру, включающую когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты впервые такая модель А. была предложена Розенбергом и Ховландом ( Таблицу 2 в Приложении). Каждый из компонентов может проявляться в виде вербальных и невербальных реакций (и может быть измерен с помощью вербальных и невербальных индикаторов). Например, положительный А. по отношению к идеологии *Гринпис* может выражаться в том, что индивид часто высказывается о важности акций названной организации для будущего человечества (вербальная когнитивная реакция), в активном принятии участия в этих акциях (невербальная поведенческая реакция) или в энергичных одобрительных кивках при виде лидеров *Гринпис*, выступающих по телевидению (невербальная аффективная реакция).
Критика трехкомпонентного подхода к А. сводится к двум основным моментам. Во-первых, многие исследования показывают, что корреляция между тремя компонентами А. низка. Во-вторых, бессмысленно включать в структуру А. поведенческие проявления, коль скоро понятие предназначено для объяснения и предсказания поведения. Критики трехкомпонентной структуры (представляющие второй подход) считают, что аффективный компонент единственный релевантный индикатор А. и что установку следует отличать от убеждения и поведенческого намерения.
Эмпирические данные не дают возможности с достоверностью утверждать, что одна из моделей больше соответствует реальности, чем другая. Складывается впечатление, что предпочтение одной их них дело вкуса исследователя. Так, Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) называют трехкомпонентную модель устаревшей, а Манстед в статье, вышедшей годом позже (Manstead, 1996), никак не упоминает об одномерной модели, подробно рассматривая модель Розенберга и Ховланда. Шлегель и Ди Текко (Shlegel, DiTecco, 1982) считают, что размерность структуры А. зависит от вида объекта. Одномерная структура существует в тех случаях, когда убеждения относительно объекта немногочисленны, просты и непротиворечивы. Если индивид имеет личный опыт взаимодействия с объектом, его убеждения относительно последнего скорее всего более многочисленны, достаточно сложны и часто противоречивы. В последнем случае простой оценочной реакции недостаточно для того, чтобы представить всю структуру А. ( схему 1 в приложении).
А. не может быть измерен напрямую, но только с помощью регистрируемых когнитивных, аффективных или поведенческих реакций. Выделяют три группы методов измерения: вербальный самоотчет, физиологические и поведенческие методы. Физиологические методы включают в себя измерение интенсивности кожно-гальванической реакции при предъявлении стимула, анализ электромиограммы, измерение частоты сердечных сокращений, частоты дыхания и прочих физиологических изменений, сопровождающих эмоциональную реакцию на объект. Их недостаток в том, что они дают возможность оценить либо интенсивность эмоциональной реакции (кожно-гальваническая реакция), либо ее направление (электромиограмма), но не то и другое одновременно.
Поведенческие методы чаще используются для измерения тех А., выражать которые в открытую люди не расположены по тем или иным причинам. Примерами измерения А. помощью поведенческих реакций могут служить замеры шума аплодисментов при появлении артиста, количества банок из-под определенной марки пива в мусорных корзинах, частоты посещения сайта, а также методы потерянных писем и мнимого источника информации.
Метод потерянных писем состоит в том, что исследователь *роняет* в общественных местах или на улицах города большое количество неотправленных писем с надписанным адресом и маркой. Человек, находящий одно из таких *потерянных* писем, должен решить, отправить ли письмо, проигнорировать его или уничтожить. Отправка найденного письма социально одобряемое поведение. Однако если письмо адресовано организации или человеку, по отношению к которым у испытуемого сложился негативный А., он может не послать письмо. Таким образом, сравнивая доли писем, пришедшие по экспериментальному адресу (адресу интересующей исследователя организации) и нейтральному адресу, можно делать выводы об А. по отношению к определенной организации. В частности, Милграм использовал этот метод для изучения А. по отношению к коммунистам в Гонконге в 1960-х (Милграм, 2001). Основной недостаток метода трудоемкость процесса разбрасывания писем.
Метод мнимого источника информации был предложен Джонсом и Сигалом. Для реализации метода необходимо убедить испытуемых, что хитроумный прибор, имеющийся у экспериментатора, в состоянии измерить их истинные убеждения, вне зависимости от желания их скрыть. Затем испытуемых просят отвечать на вопросы, касающиеся исследуемого объекта, стараясь при этом как можно точнее предсказать показания прибора. Испытуемые в такой ситуации склонны отвечать более искренне, поскольку считают, что их истинные взгляды в любом случае будут обнаружены. Недостатки метода мнимого источника информации состоят в его дороговизне, а также в том, что необходимым условием его реализации является неинформированность испытуемых. В этой связи поднимаются также определенные этические вопросы.
К методам измерения А. с помощью вербальных самоотчетов относятся шкалы Лайкерта, шкалы Терстоуна, семантический дифференциал Осгуда и репертуарные решетки. Шкала Лайкерта представляет собой набор положительных и отрицательных утверждений об объекте, которые испытуемые оценивают по пятибалльной шкале (от *совершенно согласен* до *совершенно не согласен*). Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования баллов, полученных за каждый ответ. Шкала Лайкерта конструируется в несколько этапов. Сначала подбирается избыточно большое количество утверждений, относящихся к объекту. Затем проводится пилотажное исследование для оценки надежности и валидности каждого пункта. В окончательной шкале остаются только утверждения, удовлетворяющие обоим требованиям (надежности и валидности). Иногда вместо дорогостоящего пилотажного исследования используют экспертную оценку отобранных утверждений. Основной недостаток шкал Лайкерта состоит в том, что шкалу приходится конструировать заново для каждого изучаемого объекта. Этого неудобства лишен метод семантического дифференциала. Его автор Осгуд с помощью факторного анализ выделил три базисных измерения, в соответствии с которыми можно описать любое понятие: оценка, сила и активность. Пары прилагательных, высоко коррелирующие с фактором оценки, могут быть использованы для описания А. Респондентов просят по семибалльной шкале оценить, какой из двух антонимов (например, приятный/неприятный) лучше описывает объект. Пункты шкалы изменяются от -3 до 3. Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования оценок по каждому пункту шкалы. Сложность метода в том, что нерелевантность некоторых пар прилагательных исследуемому объекту может порождать артефакты.
При измерении А. должны соблюдаться три основных принципа.
1) Принцип агрегирования. Он заимствован из психометрики и состоит в том, что измерение любого сложного концепта с помощью единственного утверждения (вопроса) не может быть надежным. Ответ на единственный вопрос может быть результатом множества посторонних факторов, не отражая истинного положения вещей. Например, отрицательный ответ на вопрос *Согласитесь ли Вы пригласить в гости представителя черной расы?* может свидетельствовать вовсе не о расистских настроениях, а о том, что человек не располагает подходящими для приема гостей жилищными условиями или просто не терпит любых гостей в своем доме. Отсюда следует, что А. должны измеряться с помощью шкал, состоящих из ряда пунктов.
2) В шкалу измерения А. должны быть включены пункты, позволяющие измерить все три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий.
3) Принцип согласованности. Измеряемый А. должен быть согласован с поведением, ради прогнозирования которого он измеряется. Согласно Фишбейну и Айзену (Fishbein, Ajzen, 1977), это означает, что измеряемый А. и прогнозируемое поведение должны совпадать не только по действию, но и по объекту, контексту действия и времени совершения действия. Так, если стоит задача измерения А. по отношению к покупке шоколада с целью предсказать объем продаж шоколада определенной марки в киосках города в течение следующего месяца, следует измерить не просто отношение к покупке шоколада, а отношение к покупке шоколада данной марки (объект) в киоске (контекст) в ближайший месяц (время). В то же время, Фацио утверждает, что соблюдение этого условия необязательно. Можно удачно спрогнозировать поведение даже с помощью общего А. (без учета конкретного объекта, контекста и времени), если последний был сформирован в результате личного опыта (взаимодействия с объектом) и обладает вследствие этого ясностью, силой и доступностью.
Функции А. Приводимый ниже классический список функций А. был предложен Кацом (Katz, 1960).
1) Функция познания. А. позволяют распределять поступающую информацию по категориям. Они экономят нашу энергию благодаря им нет необходимости каждый раз заново затрачивать время и силы на оценку объекта. Цена категоризации потеря части информации, однако мы охотно платим ее за возможность упростить и лучше понять сложный окружающий мир (точнее, мы платим за иллюзию такого понимания).
2) Утилитарная функция. *Правильные* А. помогают достичь желаемой цели. Политическая корректность пример выражения А. из утилитарных соображений. Эта функция тесно связана с возможностью использования А. для самолокализации индивида внутри социальной матрицы ( ниже).
3) Экспрессивная функция. Люди часто охотно выражают А., которые отражают их основные ценности или составляют ядро их представлений о себе. Это может быть направлено как на утверждение справедливости собственного самопонимания, так и на публичную демонстрацию принадлежности к референтной группе. Майки с названиями рок-групп или международных организаций, шарфы цветов любимой команды, ярлыки с именами модных дизайнеров на одежде примеры выражения А. с целью сообщить другим нечто о себе. По словам Агостинос и Уокера, это тот случай, когда вы становитесь *тем, во что вы одеты, или, по меньшей мере, тем, что написано на том, во что вы одеты*.
4) Эго-защитная функция. А. этого типа часто враждебны по отношению к объекту и плохо поддаются изменению. Они защищают индивида от негативных чувств по отношению к себе или своей группе путем проекции их на другую группу. Так, гомофобия свойственна тем, кто не принимает некоторые стороны своей собственной сексуальности, самыми яростными антисемитами становятся те, в чьих жилах течет еврейская кровь, а святыми раскаявшиеся грешники.
К этим четырем функциям можно было бы добавить самозащитную функцию А. А. могут влиять на отбор, оценивание и запоминание релевантной информации таким образом, чтобы исключить информацию, противоречащую А. Мы просто не замечаем положительных качеств человека, по отношению к которому сформировали негативный А. Влияние А. на восприятие и оценивание информации особенно велико, если он доступен, высоко устойчив и базируется на продуманной системе суждений.
Дальнейшие работы на тему функций А. (Shavitt, 1987, Herek, 1986) отталкивались от приведенной выше первоначальной классификации, объединяя или добавляя отдельные функции. Было отмечено, что возможность изменения А. зависит от выполняемых им функций, а также от того, основан ли он на реальном или предвосхищаемом опыте.
Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) обращают внимание на то, что все известные до сих пор исследования концентрировались на индивидуальных функциях А., и дополняют список некоторыми социальными функциями.
1) Локализация индивида в социальной матрице. Большинство групп настаивают на том, чтобы их члены открыто выражали свое отношение к значимым для группы вопросам. Для группы важно, чтобы это отношение не слишком отклонялось от принятого в группе прототипа. Открытое выражение А. позволяет группе оценивать своих членов и воздействовать на них.
2) А. являются механизмом передачи и распространения социальных репрезентаций и идеологических убеждений. За выражением А. следует реакция социума. Индивид и социум вовлекаются в риторический диалог, заставляющий индивида формулировать свою точку зрения и придерживаться ее. Само по себе *иметь мнение* по какому-то вопросу значит находиться в рамках идеологии. Для того чтобы иметь пусть и негативный А. по отношению к феминизму, необходимо сначала признать феминизм как явление, то есть в какой-то степени принять его.
3) А. могут служить оправданию и воспроизводству социальной системы. Примером таких А. являются негативные А. по отношению к бедным (*Они так живут, потому что заслуживают этого*). Установки вроде этой стоят на пути реформирования экономической и социальной системы.
Анализ социальных функций А., их идеологической роли одно из перспективных направлений будущих исследований.
Одним из наиболее важных вопросов, связанных с понятием А., является вопрос о зависимости между А. и поведением. Концепт А. имеет смысл только в том случае, если он позволяет предсказать соответствующее поведение. Именно эта функция А. была поставлена под большое сомнение в конце 1960-х. Первые сомнения появились гораздо раньше в 1934, когда Ла Пьер опубликовал данные эксперимента, ставшие известными как *парадокс Ла Пьера* и цитируемые при каждом обсуждении проблемы зависимости между А. и поведением. Ла Пьер путешествовал по США с молодой китайской парой, и в каждом (кроме одного) из 251 отеля и ресторана, куда они приезжали, их принимали весьма любезно (несмотря на то, что многие американцы в 1930-х относились к представителям азиатской расы с предубеждением). По окончании путешествия исследователь послал письменные запросы в каждое из посещенных им вместе с китайцами заведений, а также в некоторые другие. Запросы касались того, не согласятся ли эти заведения принять в качестве гостей китайцев. Результаты оказались прямо противоположными предыдущему опыту: из 128 полученных ответов лишь один был положительным.
Можно привести достаточно возражений против валидности результатов этого раннего эксперимента, вошедшего в историю скорее благодаря яркости и новизне, чем чистоте экспериментального дизайна. Во-первых, измерение А. было проведено после измерения поведения, тогда как принцип каузальности (а между А. и поведением предполагается каузальная связь) подразумевает обратный порядок. С момента измерения поведения до момента измерения А. прошло целых шесть месяцев. Кроме того, не следует исключать возможность того, что сам опыт приема китайской пары мог оказать воздействие на А. хозяев (может быть, они потеряли некоторых клиентов из-за своей терпимости). Во-вторых, в исследовании Ла Пьера не бы проведен анализ причин, по которым не были получены ответы почти на половину запросов. Не известно наверняка, что скрывалось за молчанием более 123 респондентов. В-третьих, в исследовании Ла Пьера применялся единственный индикатор как для измерения А., так и для измерения поведения, что противоречит принципу агрегирования данных, описанному выше. Принцип согласованности также не был соблюден: А. измерялись по отношению к азиатам вообще, а поведение относилось к конкретной китайской паре (несогласованность объекта). И, наконец, самое важное возражение состоит в том, что неясно, был ли человек, отвечавший на запрос, и человек, ответственный за прием посетителей, одним и тем же лицом. Если были измерены А. одного человека и поведение другого, нет никакого повода ожидать значимой корреляции между результатами этих двух измерений.
Однако исследование Ла Пьера не было единственной работой, в которой было указано на отсутствие связи между поведением и А.; и последующие исследования нельзя упрекнуть в большинстве недостатков, присущих эксперименту Ла Пьера. В частности, Корей (Corey, 1937) измерял А. своих студентов по отношению к списыванию, а затем сравнивал полученные данные с реальным поведением студентов во время написания контрольной. Корреляция между А. и поведением оказалась близка к нулю, т.е. студенты, отрицательно относившиеся к списыванию, списывали не реже, чем все остальные. Этот экспериментальный дизайн, правда, можно было бы упрекнуть в том, что не было учтено влияние социальной желательности на ответы испытуемых: какой студент скажет своему преподавателю правду о том, что он думает о списывании? (Проблема социальной желательности вообще крайне существенна для измерения А., поскольку очевидно, что социальные установки подчинены влиянию нормативных социальных факторов.)
Даже тогда, когда выборка состояла исключительно из индивидов, имеющих наиболее выраженные А. (девять верхних и девять нижних процентов распределения), коэффициент корреляции между А. и поведением не превышал 0,4. Такие результаты были получены в эксперименте Де Флер и Вести (DeFleur, Westie, 1958), в котором предметом исследования были А. по отношению к афроамериканцам.
Данные упомянутых выше, а также других исследований (всего 45) позволили Уикеру (Wicker, 1969) сделать следующий пессимистический вывод: гораздо более вероятно, что А. не связаны или очень слабо связаны с поведением, вследствие чего *лучше всего было бы отказаться от понятия аттитюда*.
Разрешение кризиса концепции А., остро обозначенного Уикером, пришло в 1970-х, когда Фишбейн и Айзен предложили принцип согласованности и указали на тот факт, что в большинстве исследований, проанализированных Уикером, этот принцип соблюден не был (в частности, Де Флер и Вести, Корей и Ла Пьер использовали общие измерения А. без спецификации времени, объекта действия и контекста для предсказания специфичных видов поведения). Последующие исследования выявили ряд других условий, при соблюдении которых А. оказывают влияние на поведение.
А. и поведение: выход из кризиса (переменные, опосредующие влияние А. на поведение):
Ситуационные переменные
1) Для того, чтобы проявилось влияние А. на поведение, необходимо, чтобы особенности социальной ситуации не создавали для этого препятствий. Социальное давление может вызывать конформное, противоречащее А. поведение (что иногда приводит к последующему изменению А., как было показано в экспериментах по когнитивному диссонансу ). Люди ведут себя в соответствие с А., когда не чувствуют необходимости оправдывать чьи-либо ожидания или же когда думают, что их истинные взгляды в любом случае станут известны (например, при использовании метода мнимого источника информации выше).
2) А. оказывают сильное влияние на поведение, когда ситуация актуализирует наиболее существенные аспекты А., когда ситуация и А. соответствуют друг другу, как две части мозаики. Это было показано в эксперименте Миллара и Тессера, в ходе которого испытуемые решали логические задачи. Если предварительно вводилась установка на когнитивную важность задач, последующая инструкция, актуализирующая когнитивный аспект, была наиболее эффективной для актуализации всей установки по отношению к задаче. Если же вначале эксперимента давалась информация об аффективной значимости задачи, наиболее действенной была *аффективная* инструкция. Таким образом, для того, чтобы А. находили выражение в действии, необходимо, чтобы ситуация не просто предоставляла такую возможность, но и актуализировала один из аспектов А.
Свойства А.: А. по отношению к конкретному действию проявляются в поведении чаще, чем А. по отношению к образу действий в целом. Например, если человек имеет установку по поводу *здорового образа жизни вообще*, он может восхищаться людьми, ведущими здоровый образ жизни, но сам ничего не делать для того, чтобы изменить свой образ жизни. Если же А. относится к конкретному действию бегу по утрам, то скорей всего этот человек действительно будет бегать каждое утро. А. по отношению к конкретным действиям жизнь дает больше шансов воплотиться в поведении.
1) На поведение влияют выраженные (сильные) А. Социальные установки приобретают выраженный характер в следующих случаях:
а) А. сформирован и закреплен личным опытом. Фацио и Занна (Fazio, Zanna, 1981) исследовали ситуацию в Корнельском университете, где имелись проблемы с жильем для студентов. Все студенты демонстрировали установку на то, чтобы университетские власти что-то предприняли для разрешения этой проблемы. Однако действовали в соответствие с этим А. только те студенты, которые были стеснены в жилье сами. Часто мы не склонны действовать в соответствие со своими А., пока ситуация не затронет нас лично, многократно усиливая А.
б) А. актуализирован (осознан). В эксперименте Динера и Уолбома (Diener, Wallbom, 1976) 71% студентов жульничали при выполнении задания, когда зеркал в комнате не было, и только 7% жульничали, когда перед ними стояли зеркала (что способствовало осознанию себя). При этом почти все студенты изначально демонстрировали установку на аморальность обмана. А. чаще воплощался в поведении, когда испытуемые осознавали себя (и соответственно свои А.). Схожий эффект был получен, когда испытуемых просто просили задуматься, прежде чем совершить какое-то действие поведение было в большей мере связано с А.
Личностные переменные
1) А. сильнее влияют на поведение людей с низким самомониторингом. Люди с низким самомониторингом стремятся вести себя в соответствие с собственными убеждениями, а не с ожиданиями других.
2) Люди с высоким самоосознанием чаще ведут себя в соответствии с А. Дюваль и Виклеланд считают самоосознание устойчивой чертой личности.
3) Степень самосогласованности (черта личности по Бему и Аллену) также оказывает влияние на степень связи между А. и поведением. Высоко самосогласованные люди стремятся к тому, чтобы между их поступками и убеждениями не было противоречий.
4) А. в значительной степени влияют на поведение людей, имеющих не минимальный, но и не слишком обширный опыт в отношении объекта А. Такой вывод можно сделать, объединив результаты исследований Шлегеля и Фацио и Занны. Шлегель утверждает, что опыт расширяет поведенческий репертуар и усложняет структуру А. таким образом, что зависимость поведения от А. становится незаметной (А. перестает быть оценочной реакцией и становится сложным процессом выбора формы поведения). Фацио и Занна настаивают, что при минимальном опыте вероятнось совпадения А. и поведения низка, поскольку А. не выражены (не сформированы). Отсюда следует, что зависимость степени связи между А. и поведением от опыта взаимодейтствия с объектом носит криволинейный характер, и эта зависимость достигает максимума при наличие среднего объема опыта.
Таким образом, влияние А. на поведение будет наиболее сильным у субъекта, не подверженного социальному влиянию, осознающего себя, имеющего устойчивые А. по отношению к конкретному действию в ситуации, актуализирующей какие-либо аспекты А., раскрывающей возможности для соответствующего поведения.
Теоретические модели связи между А. и поведением.
Кризис концепции А. 1960-х был разрешен не только благодаря введению новых методологических правил (принципов агрегирования данных и согласованности) и исследованию переменных, опосредующих влияние поведения на А., но и благодаря включению концепции А. в более широкий теоретический контекст. Это привело к появлению теории обоснованного действия (Fishbein & Ajzen, 1975) и ее более поздней разработке в виде теории запланированного действия (Ajzen, 1988).
Выше было рассмотрено социальное влияние как один из факторов, оказывающих воздействие на степень зависимости между А. и поведением. Фишбейн и Айзен предложили модель А. и поведения, которая включает компонент социальных норм как основной фактор. Основное предположение теории состоит в том, что большая часть поведения, изучаемого в социальной психологии, является подвластным волевому контролю (т.е. индивид в состоянии выбирать, вести ли ему себя определенным образом или нет). Авторы теории полагают, что непосредственной детерминантой поведения является *поведенческое намерение*. *Поведенческое намерение*, в свою очередь, зависит от А. по отношению к поведению и субъективной нормы. А. представляет собой оценку поведения то, в какой степени индивид *считает данное поведение плохим или хорошим*. Детерминантами А. являются *поведенческие убеждения* (представления о последствиях поведения) и *оценка последствий*. Субъективная норма представляет собой убеждения индивида относительно того, насколько значимые другие ожидают от него данного поведения (воспринимаемое социальное давление). Детерминантами субъективной нормы являются *нормативные убеждения* (убеждения индивида относительно того, насколько каждый из значимых других ожидает от него определенного поведения) и *мотивация подчинения* (склонность индивида конформно реагировать на ожидания других). Авторы теории утверждают, что относительные доли вклада А. и субъективных норм в предсказание поведения неопределимы заранее и зависят от конкретного типа поведения и индивида. Теория обоснованного действия получила значительную эмпирическую поддержку. Будет ли мать запрещать своему ребенку есть сладкое, зависит от того, какие последствия запрета она предполагает (уменьшение риска кариеса), как она оценивает эти последствия (насколько важно снизить риск заболевания ребенка кариесом), что думают об этом значимые для нее люди (одобряют ли мама или муж этот запрет) и насколько важно для нее мнение этих людей.
Применимость теории обоснованного действия ограничена поведением, поддающимся сознательному контролю человека. Полностью под контролем индивида (в том смысле, что их выполнение зависит исключительно от мотивации субъекта) находятся лишь наиболее простые виды поведения. Это исключает из рассмотрения теорией не только поведение в силу привычки и аддиктивное поведение, но и любое поведение, которое требует специальных навыков, ресурсов или совместных действий.
Теория запланированного действия возникла как реакция на этот недостаток и как попытка создания модели, пригодной для анализа более широкого спектра поведения. Айзен добавил к модели обоснованного действия новый конструкт *воспринимаемая контролируемость поведения*. Конструкт отражает представления индивида о том, насколько просто или сложно выполнить рассматриваемое действие. Относительно приведенного выше примера это означает, что запрет на сладкое будет зависеть также от того, насколько сложной мать считает реализацию этого запрета (доступность продуктов, не содержащих сахара).
Воспринимаемая контролируемость поведения оказывает влияние как на поведенческое намерение, так и на само поведение. Влияние на поведенческое намерение очевидно: люди не формируют намерений, если уверены в невозможности их реализовать /я не намереваюсь упомянуть в этой статье все исследования, связанные с А., поскольку понимаю, что это нереально А.Р./. Влияние воспринимаемой контролируемости поведения на само поведение имеет место благодаря двум фактам: 1) чем больше мы верим в то, что желаемое действие находится под нашим контролем, тем больше усилий прилагаем для его выполнения; 2) если индивид реально оценивает степень своего контроля над ситуацией, влияние воспринимаемой контролируемости на поведение отражает влияние реальных внешних ограничений.
Теория запланированного поведения позволяет лучше объяснить поведение, не находящееся под полным контролем человека. По данным Година и Кока по сравнению с теорией обоснованного действия, она увеличивает процент объясненной дисперсии поведения в среднем на 11%.
Влияние поведения на А.
Между поведением и А. существует двойственное отношение. Не только посредством изменения А. можно изменять поведение, но и наоборот, модифицируя поведение, можно оказывать влияние на А. Существуют три основные теории, объясняющие процесс обратного влияние поведения на А.
1) Теория самопрезентации (Snyder, 1987) утверждает, что поведение влияет на А., когда люди мотивированы произвести хорошее впечатление на окружающих. Люди стремятся казаться последовательными, поэтому они демонстрируют А., соответствующие их поведению. Однако эта теория не дает информации о том, действительно ли люди изменяют свои установки ради того, чтобы казаться лучше, или только делают вид. Кроме того, как будет показано ниже, мы изменяем свои А. даже в том случае, если никто не может проверить, как мы вели себя раньше.
2) Теория когнитивного диссонанса (Festinger, 1957) постулирует, что влияние поведения на А. может иметь место тогда, когда возникает диссонанс негативное побудительное состояние, возникшее вследствие рассогласованности знаний. Диссонанс, в частности, возникает, когда индивид по каким-либо причинам поступает вразрез со своими А. Согласно теории, диссонанс может быть снижен благодаря изменению одной из противоречащих друг другу когниций. Для того, чтобы поведение, противоречащее А., привело к изменению последнего, должны быть соблюдены следующие условия:
А) Индивид добровольно выполняет действие, по отношению к которому он настроен отрицательно. В известном эксперименте Фестингера и Карлсмита (Festinger, Carlsmith, 1959) испытуемые выполняли скучную работу, а затем их просили солгать другому испытуемому о том, что работа была интересной. Когда экспериментатор подчеркивал возможность отказаться, солгавшие испытуемые меняли свое отношение к скучной работе на более положительное. Если задание представлялось как обязательное, изменений в А. не следовало.
Б) Индивид чувствует сильную связь со своим поступком (обязательства). В эксперименте Фестингера и Карлсмита условие сильной связи задавалось через личную встречу испытуемого с подставным, которому он рассказывал об интересности задачи, а слабой тем, что испытуемый оставлял письменное сообщение для подставного.
В) У поведения оказываются негативные последствия. В одном из опытов испытуемые пили горькое лекарство, якобы анестезирующее и необходимое для дальнейшего исследования факторов вкуса, после чего исследование не состоялось *по вине врача*. Испытуемые преуменьшали неприятный вкус выпитого лекарства.
Г) Индивиды приписывают себе ответственность за неприятные последствия. Это условие было проверено следующим образом. Испытуемым давалась возможность самим выбрать партнера для совместного выполнения задания (размер вознаграждения зависел от успешности его выполнения). Испытуемые, которые заранее знали о негативных характеристиках партнера, в ходе эксперимента меняли свой А. по отношению к нему на более положительный. Те испытуемые, которым сообщали о негативных характеристиках уже после выбора, никак не меняли своего отношения к партнеру.
Д) Надежное внешнее оправдание поведения отсутствует. Важность этого условия была подтверждена в экспериментах Леппера. Если детям грозили суровым наказанием за игру с привлекательной игрушкой, они не меняли своего отношения к ней (поскольку подчинение можно было оправдать сильной внешней угрозой). Если же угроза наказания была слабой, дети начинали считать игрушку менее привлекательной.
Е) Напрасно затраченные усилия. Испытуемые, затратившие больше усилий для того, чтобы попасть в группу, оценивали ее более высоко.
Ж) Индивид обладает сильной Я-концепцией. Только в этом случае поступок, противоречащий А., создает угрозу устойчивому положительному представлению о себе и требует приведения в соответствие А. и поведения.
З) После совершения действия, противоречащего А., прошло достаточно времени для того, чтобы индивид успел изменить А.
Таким образом, каждый раз, когда люди в результате добровольного выбора совершают поступки, противоречащие их положительному представлению о себе, они изменяют свои установки под влиянием этих поступков.
Теория самовосприятия (Bem, 1972) утверждает, что на вопрос *Что было раньше аттитюд или поведение?* следует отвечать *поведение*. Поскольку изначально люди не имеют четких установок, то о том, что они любят, а что нет, они узнают, наблюдая за собственным поведением как бы со стороны. Теория не признает важности первоначального А. Это положение было проверено в эксперименте, проведенном Бемом и Макконелом. Испытуемых студентов просили написать очерк о ненужности студенческого контроля за количеством лекций. Одна группа выбирала аргументацию, а у второй группы выбора не было. После написания очерка часть студентов просили дать свою настоящую оценку проблемы, а другую часть вспомнить свою первоначальную оценку (до написания очерка). Были получены заметные различия в оценках между группами с выбором и без него, но не было различий между испытуемыми, дававшими текущую и первоначальную оценку. Таким образом, результаты эксперимента показывают, что в момент формирования оценки после поведения, первоначальный А. теряет свою актуальность.
Три теории описывают три различных вида влияния поведения на А.:
1) Теория самопрезентации фиктивное изменение А. с целью произвести хорошее впечатление на других.
2) Теория когнитивного диссонанса изменение А. в результате поведения, противоречащего им.
3) Теория самовосприятия влияние поведения на А. в случае, если последние недостаточно выражены.
Изучение А. в социальной психологии имеет большой практический смысл. Конечной целью многих социальных программ (и не только их) является изменение поведения. Речь может идти о поведении в отношении окружающей среды, собственного здоровья, потребительском поведении, политическом поведении и проч. Программы предвыборной агитации, рекламные кампании, социальные программы по предотвращению курения среди подростков основываются на убеждении, что изменение А. влечет за собой изменения в поведении, и направлены в первую очередь на изменение А. В этой связи всегда вызывали и будут вызывать интерес техники изменения А. Другое многообещающее направление исследований, возникшее во второй половине 1990-х, связано с социальной природой А. и их идеологической функцией. Радикальная критика реификации концепта А. открывает новые горизонты для переосмысления этого центрального понятия социальной психологии
А.О. Рабинович… смотреть

что такое в Педагогическом словаре

АТТИТЮД

одно из центральных понятий социологии и социальной психологии , имеющее давнюю историю изучения. В 1935 Г.Олпорт утверждал, что А. *наиболее важный и характерный концепт современной социальной психологии*. С тех пор понятие *А.* не утратило своей популярности (пережив определенный кризис в 1960-х и новую волну популярности в 1970-х), что обусловлено неослабевающим интересом, проявляемым к нему со стороны прикладной науки.
А. практическая транскрипция англоязычного термина *attitude* (*отношение*, *позиция*). Обычно термин переводится как *установка*, однако понятие *установка* в русском научном словоупотреблении имеет коннотации со школой Узнадзе , сосредоточившей свои усилия на изучении установки физиологического типа. Напротив, под термином *attitude* в западной психологической литературе понимается социальная установка, поэтому перевод *аттитюд* кажется более приемлемым.
Понятие *А.* было впервые предложено Томасом и Знанецким в 1918 для объяснения различий в успешности адаптации польских крестьян в США. В понимании авторов, А. обеспечивали связь индивида с его группой, делали возможным взаимодействие индивидуального и социального. Хотя общепризнанного определения А. не существует, в настоящее время под ним принято понимать благоприятную или неблагоприятную оценочную реакцию на объект, выражающуюся в когнитивных оценках (мнениях), эмоциях и поведении. Объектом в данном случае может служить все, по отношению к чему индивид может реагировать благоприятным или неблагоприятным образом другой человек, неодушевленный объект, социальная группа, нация, действие, идея и пр. А. это гипотетический конструкт. С точки зрения М. Агостинос и Я. Уокера (Augoustinos, Walker, 1995), это понятие следует рассматривать скорее как прилагательное, чем как существительное, поскольку оно имеет описательную функцию. Когда мы говорим, что некто имеет негативный А. по отношению к феминизму , например, мы просто пытаемся описать совокупность скрытых поведенческих реакций в отношении феминизма, которые выводятся из других, более открытых реакций индивида. Таким образом, А. не является самостоятельной сущностью, но попыткой обобщенного описания поведения.
Структура А. В социальной психологии существует два конфликтующих подхода к определению структуры А. Согласно одному из них, А. имеет трехкомпонентную структуру, включающую когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты впервые такая модель А. была предложена Розенбергом и Ховландом ( Таблицу 2 в Приложении). Каждый из компонентов может проявляться в виде вербальных и невербальных реакций (и может быть измерен с помощью вербальных и невербальных индикаторов). Например, положительный А. по отношению к идеологии *Гринпис* может выражаться в том, что индивид часто высказывается о важности акций названной организации для будущего человечества (вербальная когнитивная реакция), в активном принятии участия в этих акциях (невербальная поведенческая реакция) или в энергичных одобрительных кивках при виде лидеров *Гринпис*, выступающих по телевидению (невербальная аффективная реакция).
Критика трехкомпонентного подхода к А. сводится к двум основным моментам. Во-первых, многие исследования показывают, что корреляция между тремя компонентами А. низка. Во-вторых, бессмысленно включать в структуру А. поведенческие проявления, коль скоро понятие предназначено для объяснения и предсказания поведения. Критики трехкомпонентной структуры (представляющие второй подход) считают, что аффективный компонент единственный релевантный индикатор А. и что установку следует отличать от убеждения и поведенческого намерения.
Эмпирические данные не дают возможности с достоверностью утверждать, что одна из моделей больше соответствует реальности, чем другая. Складывается впечатление, что предпочтение одной их них дело вкуса исследователя. Так, Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) называют трехкомпонентную модель устаревшей, а Манстед в статье, вышедшей годом позже (Manstead, 1996), никак не упоминает об одномерной модели, подробно рассматривая модель Розенберга и Ховланда. Шлегель и Ди Текко (Shlegel, DiTecco, 1982) считают, что размерность структуры А. зависит от вида объекта. Одномерная структура существует в тех случаях, когда убеждения относительно объекта немногочисленны, просты и непротиворечивы. Если индивид имеет личный опыт взаимодействия с объектом, его убеждения относительно последнего скорее всего более многочисленны, достаточно сложны и часто противоречивы. В последнем случае простой оценочной реакции недостаточно для того, чтобы представить всю структуру А. ( схему 1 в приложении).
А. не может быть измерен напрямую, но только с помощью регистрируемых когнитивных, аффективных или поведенческих реакций. Выделяют три группы методов измерения: вербальный самоотчет, физиологические и поведенческие методы. Физиологические методы включают в себя измерение интенсивности кожно-гальванической реакции при предъявлении стимула, анализ электромиограммы, измерение частоты сердечных сокращений, частоты дыхания и прочих физиологических изменений, сопровождающих эмоциональную реакцию на объект. Их недостаток в том, что они дают возможность оценить либо интенсивность эмоциональной реакции (кожно-гальваническая реакция), либо ее направление (электромиограмма), но не то и другое одновременно.
Поведенческие методы чаще используются для измерения тех А., выражать которые в открытую люди не расположены по тем или иным причинам. Примерами измерения А. помощью поведенческих реакций могут служить замеры шума аплодисментов при появлении артиста, количества банок из-под определенной марки пива в мусорных корзинах, частоты посещения сайта, а также методы потерянных писем и мнимого источника информации.
Метод потерянных писем состоит в том, что исследователь *роняет* в общественных местах или на улицах города большое количество неотправленных писем с надписанным адресом и маркой. Человек, находящий одно из таких *потерянных* писем, должен решить, отправить ли письмо, проигнорировать его или уничтожить. Отправка найденного письма социально одобряемое поведение. Однако если письмо адресовано организации или человеку, по отношению к которым у испытуемого сложился негативный А., он может не послать письмо. Таким образом, сравнивая доли писем, пришедшие по экспериментальному адресу (адресу интересующей исследователя организации) и нейтральному адресу, можно делать выводы об А. по отношению к определенной организации. В частности, Милграм использовал этот метод для изучения А. по отношению к коммунистам в Гонконге в 1960-х (Милграм, 2001). Основной недостаток метода трудоемкость процесса разбрасывания писем.
Метод мнимого источника информации был предложен Джонсом и Сигалом. Для реализации метода необходимо убедить испытуемых, что хитроумный прибор, имеющийся у экспериментатора, в состоянии измерить их истинные убеждения, вне зависимости от желания их скрыть. Затем испытуемых просят отвечать на вопросы, касающиеся исследуемого объекта, стараясь при этом как можно точнее предсказать показания прибора. Испытуемые в такой ситуации склонны отвечать более искренне, поскольку считают, что их истинные взгляды в любом случае будут обнаружены. Недостатки метода мнимого источника информации состоят в его дороговизне, а также в том, что необходимым условием его реализации является неинформированность испытуемых. В этой связи поднимаются также определенные этические вопросы.
К методам измерения А. с помощью вербальных самоотчетов относятся шкалы Лайкерта, шкалы Терстоуна, семантический дифференциал Осгуда и репертуарные решетки. Шкала Лайкерта представляет собой набор положительных и отрицательных утверждений об объекте, которые испытуемые оценивают по пятибалльной шкале (от *совершенно согласен* до *совершенно не согласен*). Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования баллов, полученных за каждый ответ. Шкала Лайкерта конструируется в несколько этапов. Сначала подбирается избыточно большое количество утверждений, относящихся к объекту. Затем проводится пилотажное исследование для оценки надежности и валидности каждого пункта. В окончательной шкале остаются только утверждения, удовлетворяющие обоим требованиям (надежности и валидности). Иногда вместо дорогостоящего пилотажного исследования используют экспертную оценку отобранных утверждений. Основной недостаток шкал Лайкерта состоит в том, что шкалу приходится конструировать заново для каждого изучаемого объекта. Этого неудобства лишен метод семантического дифференциала. Его автор Осгуд с помощью факторного анализ выделил три базисных измерения, в соответствии с которыми можно описать любое понятие: оценка, сила и активность. Пары прилагательных, высоко коррелирующие с фактором оценки, могут быть использованы для описания А. Респондентов просят по семибалльной шкале оценить, какой из двух антонимов (например, приятный/неприятный) лучше описывает объект. Пункты шкалы изменяются от -3 до 3. Итоговая оценка А. вычисляется путем суммирования оценок по каждому пункту шкалы. Сложность метода в том, что нерелевантность некоторых пар прилагательных исследуемому объекту может порождать артефакты.
При измерении А. должны соблюдаться три основных принципа.
1) Принцип агрегирования. Он заимствован из психометрики и состоит в том, что измерение любого сложного концепта с помощью единственного утверждения (вопроса) не может быть надежным. Ответ на единственный вопрос может быть результатом множества посторонних факторов, не отражая истинного положения вещей. Например, отрицательный ответ на вопрос *Согласитесь ли Вы пригласить в гости представителя черной расы?* может свидетельствовать вовсе не о расистских настроениях, а о том, что человек не располагает подходящими для приема гостей жилищными условиями или просто не терпит любых гостей в своем доме. Отсюда следует, что А. должны измеряться с помощью шкал, состоящих из ряда пунктов.
2) В шкалу измерения А. должны быть включены пункты, позволяющие измерить все три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий.
3) Принцип согласованности. Измеряемый А. должен быть согласован с поведением, ради прогнозирования которого он измеряется. Согласно Фишбейну и Айзену (Fishbein, Ajzen, 1977), это означает, что измеряемый А. и прогнозируемое поведение должны совпадать не только по действию, но и по объекту, контексту действия и времени совершения действия. Так, если стоит задача измерения А. по отношению к покупке шоколада с целью предсказать объем продаж шоколада определенной марки в киосках города в течение следующего месяца, следует измерить не просто отношение к покупке шоколада, а отношение к покупке шоколада данной марки (объект) в киоске (контекст) в ближайший месяц (время). В то же время, Фацио утверждает, что соблюдение этого условия необязательно. Можно удачно спрогнозировать поведение даже с помощью общего А. (без учета конкретного объекта, контекста и времени), если последний был сформирован в результате личного опыта (взаимодействия с объектом) и обладает вследствие этого ясностью, силой и доступностью.
Функции А. Приводимый ниже классический список функций А. был предложен Кацом (Katz, 1960).
1) Функция познания. А. позволяют распределять поступающую информацию по категориям. Они экономят нашу энергию благодаря им нет необходимости каждый раз заново затрачивать время и силы на оценку объекта. Цена категоризации потеря части информации, однако мы охотно платим ее за возможность упростить и лучше понять сложный окружающий мир (точнее, мы платим за иллюзию такого понимания).
2) Утилитарная функция. *Правильные* А. помогают достичь желаемой цели. Политическая корректность пример выражения А. из утилитарных соображений. Эта функция тесно связана с возможностью использования А. для самолокализации индивида внутри социальной матрицы ( ниже).
3) Экспрессивная функция. Люди часто охотно выражают А., которые отражают их основные ценности или составляют ядро их представлений о себе. Это может быть направлено как на утверждение справедливости собственного самопонимания, так и на публичную демонстрацию принадлежности к референтной группе. Майки с названиями рок-групп или международных организаций, шарфы цветов любимой команды, ярлыки с именами модных дизайнеров на одежде примеры выражения А. с целью сообщить другим нечто о себе. По словам Агостинос и Уокера, это тот случай, когда вы становитесь *тем, во что вы одеты, или, по меньшей мере, тем, что написано на том, во что вы одеты*.
4) Эго-защитная функция. А. этого типа часто враждебны по отношению к объекту и плохо поддаются изменению. Они защищают индивида от негативных чувств по отношению к себе или своей группе путем проекции их на другую группу. Так, гомофобия свойственна тем, кто не принимает некоторые стороны своей собственной сексуальности, самыми яростными антисемитами становятся те, в чьих жилах течет еврейская кровь, а святыми раскаявшиеся грешники.
К этим четырем функциям можно было бы добавить самозащитную функцию А. А. могут влиять на отбор, оценивание и запоминание релевантной информации таким образом, чтобы исключить информацию, противоречащую А. Мы просто не замечаем положительных качеств человека, по отношению к которому сформировали негативный А. Влияние А. на восприятие и оценивание информации особенно велико, если он доступен, высоко устойчив и базируется на продуманной системе суждений.
Дальнейшие работы на тему функций А. (Shavitt, 1987, Herek, 1986) отталкивались от приведенной выше первоначальной классификации, объединяя или добавляя отдельные функции. Было отмечено, что возможность изменения А. зависит от выполняемых им функций, а также от того, основан ли он на реальном или предвосхищаемом опыте.
Агостинос и Уокер (Augoustinos, Walker, 1995) обращают внимание на то, что все известные до сих пор исследования концентрировались на индивидуальных функциях А., и дополняют список некоторыми социальными функциями.
1) Локализация индивида в социальной матрице. Большинство групп настаивают на том, чтобы их члены открыто выражали свое отношение к значимым для группы вопросам. Для группы важно, чтобы это отношение не слишком отклонялось от принятого в группе прототипа. Открытое выражение А. позволяет группе оценивать своих членов и воздействовать на них.
2) А. являются механизмом передачи и распространения социальных репрезентаций и идеологических убеждений. За выражением А. следует реакция социума. Индивид и социум вовлекаются в риторический диалог, заставляющий индивида формулировать свою точку зрения и придерживаться ее. Само по себе *иметь мнение* по какому-то вопросу значит находиться в рамках идеологии. Для того чтобы иметь пусть и негативный А. по отношению к феминизму, необходимо сначала признать феминизм как явление, то есть в какой-то степени принять его.
3) А. могут служить оправданию и воспроизводству социальной системы. Примером таких А. являются негативные А. по отношению к бедным (*Они так живут, потому что заслуживают этого*). Установки вроде этой стоят на пути реформирования экономической и социальной системы.
Анализ социальных функций А., их идеологической роли одно из перспективных направлений будущих исследований.
Одним из наиболее важных вопросов, связанных с понятием А., является вопрос о зависимости между А. и поведением. Концепт А. имеет смысл только в том случае, если он позволяет предсказать соответствующее поведение. Именно эта функция А. была поставлена под большое сомнение в конце 1960-х. Первые сомнения появились гораздо раньше в 1934, когда Ла Пьер опубликовал данные эксперимента, ставшие известными как *парадокс Ла Пьера* и цитируемые при каждом обсуждении проблемы зависимости между А. и поведением. Ла Пьер путешествовал по США с молодой китайской парой, и в каждом (кроме одного) из 251 отеля и ресторана, куда они приезжали, их принимали весьма любезно (несмотря на то, что многие американцы в 1930-х относились к представителям азиатской расы с предубеждением). По окончании путешествия исследователь послал письменные запросы в каждое из посещенных им вместе с китайцами заведений, а также в некоторые другие. Запросы касались того, не согласятся ли эти заведения принять в качестве гостей китайцев. Результаты оказались прямо противоположными предыдущему опыту: из 128 полученных ответов лишь один был положительным.
Можно привести достаточно возражений против валидности результатов этого раннего эксперимента, вошедшего в историю скорее благодаря яркости и новизне, чем чистоте экспериментального дизайна. Во-первых, измерение А. было проведено после измерения поведения, тогда как принцип каузальности (а между А. и поведением предполагается каузальная связь) подразумевает обратный порядок. С момента измерения поведения до момента измерения А. прошло целых шесть месяцев. Кроме того, не следует исключать возможность того, что сам опыт приема китайской пары мог оказать воздействие на А. хозяев (может быть, они потеряли некоторых клиентов из-за своей терпимости). Во-вторых, в исследовании Ла Пьера не бы проведен анализ причин, по которым не были получены ответы почти на половину запросов. Не известно наверняка, что скрывалось за молчанием более 123 респондентов. В-третьих, в исследовании Ла Пьера применялся единственный индикатор как для измерения А., так и для измерения поведения, что противоречит принципу агрегирования данных, описанному выше. Принцип согласованности также не был соблюден: А. измерялись по отношению к азиатам вообще, а поведение относилось к конкретной китайской паре (несогласованность объекта). И, наконец, самое важное возражение состоит в том, что неясно, был ли человек, отвечавший на запрос, и человек, ответственный за прием посетителей, одним и тем же лицом. Если были измерены А. одного человека и поведение другого, нет никакого повода ожидать значимой корреляции между результатами этих двух измерений.
Однако исследование Ла Пьера не было единственной работой, в которой было указано на отсутствие связи между поведением и А.; и последующие исследования нельзя упрекнуть в большинстве недостатков, присущих эксперименту Ла Пьера. В частности, Корей (Corey, 1937) измерял А. своих студентов по отношению к списыванию, а затем сравнивал полученные данные с реальным поведением студентов во время написания контрольной. Корреляция между А. и поведением оказалась близка к нулю, т.е. студенты, отрицательно относившиеся к списыванию, списывали не реже, чем все остальные. Этот экспериментальный дизайн, правда, можно было бы упрекнуть в том, что не было учтено влияние социальной желательности на ответы испытуемых: какой студент скажет своему преподавателю правду о том, что он думает о списывании? (Проблема социальной желательности вообще крайне существенна для измерения А., поскольку очевидно, что социальные установки подчинены влиянию нормативных социальных факторов.)
Даже тогда, когда выборка состояла исключительно из индивидов, имеющих наиболее выраженные А. (девять верхних и девять нижних процентов распределения), коэффициент корреляции между А. и поведением не превышал 0,4. Такие результаты были получены в эксперименте Де Флер и Вести (DeFleur, Westie, 1958), в котором предметом исследования были А. по отношению к афроамериканцам.
Данные упомянутых выше, а также других исследований (всего 45) позволили Уикеру (Wicker, 1969) сделать следующий пессимистический вывод: гораздо более вероятно, что А. не связаны или очень слабо связаны с поведением, вследствие чего *лучше всего было бы отказаться от понятия аттитюда*.
Разрешение кризиса концепции А., остро обозначенного Уикером, пришло в 1970-х, когда Фишбейн и Айзен предложили принцип согласованности и указали на тот факт, что в большинстве исследований, проанализированных Уикером, этот принцип соблюден не был (в частности, Де Флер и Вести, Корей и Ла Пьер использовали общие измерения А. без спецификации времени, объекта действия и контекста для предсказания специфичных видов поведения). Последующие исследования выявили ряд других условий, при соблюдении которых А. оказывают влияние на поведение.
А. и поведение: выход из кризиса (переменные, опосредующие влияние А. на поведение):
Ситуационные переменные
1) Для того, чтобы проявилось влияние А. на поведение, необходимо, чтобы особенности социальной ситуации не создавали для этого препятствий. Социальное давление может вызывать конформное, противоречащее А. поведение (что иногда приводит к последующему изменению А., как было показано в экспериментах по когнитивному диссонансу ). Люди ведут себя в соответствие с А., когда не чувствуют необходимости оправдывать чьи-либо ожидания или же когда думают, что их истинные взгляды в любом случае станут известны (например, при использовании метода мнимого источника информации выше).
2) А. оказывают сильное влияние на поведение, когда ситуация актуализирует наиболее существенные аспекты А., когда ситуация и А. соответствуют друг другу, как две части мозаики. Это было показано в эксперименте Миллара и Тессера, в ходе которого испытуемые решали логические задачи. Если предварительно вводилась установка на когнитивную важность задач, последующая инструкция, актуализирующая когнитивный аспект, была наиболее эффективной для актуализации всей установки по отношению к задаче. Если же вначале эксперимента давалась информация об аффективной значимости задачи, наиболее действенной была *аффективная* инструкция. Таким образом, для того, чтобы А. находили выражение в действии, необходимо, чтобы ситуация не просто предоставляла такую возможность, но и актуализировала один из аспектов А.
Свойства А.: А. по отношению к конкретному действию проявляются в поведении чаще, чем А. по отношению к образу действий в целом. Например, если человек имеет установку по поводу *здорового образа жизни вообще*, он может восхищаться людьми, ведущими здоровый образ жизни, но сам ничего не делать для того, чтобы изменить свой образ жизни. Если же А. относится к конкретному действию бегу по утрам, то скорей всего этот человек действительно будет бегать каждое утро. А. по отношению к конкретным действиям жизнь дает больше шансов воплотиться в поведении.
1) На поведение влияют выраженные (сильные) А. Социальные установки приобретают выраженный характер в следующих случаях:
а) А. сформирован и закреплен личным опытом. Фацио и Занна (Fazio, Zanna, 1981) исследовали ситуацию в Корнельском университете, где имелись проблемы с жильем для студентов. Все студенты демонстрировали установку на то, чтобы университетские власти что-то предприняли для разрешения этой проблемы. Однако действовали в соответствие с этим А. только те студенты, которые были стеснены в жилье сами. Часто мы не склонны действовать в соответствие со своими А., пока ситуация не затронет нас лично, многократно усиливая А.
б) А. актуализирован (осознан). В эксперименте Динера и Уолбома (Diener, Wallbom, 1976) 71% студентов жульничали при выполнении задания, когда зеркал в комнате не было, и только 7% жульничали, когда перед ними стояли зеркала (что способствовало осознанию себя). При этом почти все студенты изначально демонстрировали установку на аморальность обмана. А. чаще воплощался в поведении, когда испытуемые осознавали себя (и соответственно свои А.). Схожий эффект был получен, когда испытуемых просто просили задуматься, прежде чем совершить какое-то действие поведение было в большей мере связано с А.
Личностные переменные
1) А. сильнее влияют на поведение людей с низким самомониторингом. Люди с низким самомониторингом стремятся вести себя в соответствие с собственными убеждениями, а не с ожиданиями других.
2) Люди с высоким самоосознанием чаще ведут себя в соответствии с А. Дюваль и Виклеланд считают самоосознание устойчивой чертой личности.
3) Степень самосогласованности (черта личности по Бему и Аллену) также оказывает влияние на степень связи между А. и поведением. Высоко самосогласованные люди стремятся к тому, чтобы между их поступками и убеждениями не было противоречий.
4) А. в значительной степени влияют на поведение людей, имеющих не минимальный, но и не слишком обширный опыт в отношении объекта А. Такой вывод можно сделать, объединив результаты исследований Шлегеля и Фацио и Занны. Шлегель утверждает, что опыт расширяет поведенческий репертуар и усложняет структуру А. таким образом, что зависимость поведения от А. становится незаметной (А. перестает быть оценочной реакцией и становится сложным процессом выбора формы поведения). Фацио и Занна настаивают, что при минимальном опыте вероятнось совпадения А. и поведения низка, поскольку А. не выражены (не сформированы). Отсюда следует, что зависимость степени связи между А. и поведением от опыта взаимодейтствия с объектом носит криволинейный характер, и эта зависимость достигает максимума при наличие среднего объема опыта.
Таким образом, влияние А. на поведение будет наиболее сильным у субъекта, не подверженного социальному влиянию, осознающего себя, имеющего устойчивые А. по отношению к конкретному действию в ситуации, актуализирующей какие-либо аспекты А., раскрывающей возможности для соответствующего поведения.
Теоретические модели связи между А. и поведением.
Кризис концепции А. 1960-х был разрешен не только благодаря введению новых методологических правил (принципов агрегирования данных и согласованности) и исследованию переменных, опосредующих влияние поведения на А., но и благодаря включению концепции А. в более широкий теоретический контекст. Это привело к появлению теории обоснованного действия (Fishbein & Ajzen, 1975) и ее более поздней разработке в виде теории запланированного действия (Ajzen, 1988).
Выше было рассмотрено социальное влияние как один из факторов, оказывающих воздействие на степень зависимости между А. и поведением. Фишбейн и Айзен предложили модель А. и поведения, которая включает компонент социальных норм как основной фактор. Основное предположение теории состоит в том, что большая часть поведения, изучаемого в социальной психологии, является подвластным волевому контролю (т.е. индивид в состоянии выбирать, вести ли ему себя определенным образом или нет). Авторы теории полагают, что непосредственной детерминантой поведения является *поведенческое намерение*. *Поведенческое намерение*, в свою очередь, зависит от А. по отношению к поведению и субъективной нормы. А. представляет собой оценку поведения то, в какой степени индивид *считает данное поведение плохим или хорошим*. Детерминантами А. являются *поведенческие убеждения* (представления о последствиях поведения) и *оценка последствий*. Субъективная норма представляет собой убеждения индивида относительно того, насколько значимые другие ожидают от него данного поведения (воспринимаемое социальное давление). Детерминантами субъективной нормы являются *нормативные убеждения* (убеждения индивида относительно того, насколько каждый из значимых других ожидает от него определенного поведения) и *мотивация подчинения* (склонность индивида конформно реагировать на ожидания других). Авторы теории утверждают, что относительные доли вклада А. и субъективных норм в предсказание поведения неопределимы заранее и зависят от конкретного типа поведения и индивида. Теория обоснованного действия получила значительную эмпирическую поддержку. Будет ли мать запрещать своему ребенку есть сладкое, зависит от того, какие последствия запрета она предполагает (уменьшение риска кариеса), как она оценивает эти последствия (насколько важно снизить риск заболевания ребенка кариесом), что думают об этом значимые для нее люди (одобряют ли мама или муж этот запрет) и насколько важно для нее мнение этих людей.
Применимость теории обоснованного действия ограничена поведением, поддающимся сознательному контролю человека. Полностью под контролем индивида (в том смысле, что их выполнение зависит исключительно от мотивации субъекта) находятся лишь наиболее простые виды поведения. Это исключает из рассмотрения теорией не только поведение в силу привычки и аддиктивное поведение, но и любое поведение, которое требует специальных навыков, ресурсов или совместных действий.
Теория запланированного действия возникла как реакция на этот недостаток и как попытка создания модели, пригодной для анализа более широкого спектра поведения. Айзен добавил к модели обоснованного действия новый конструкт *воспринимаемая контролируемость поведения*. Конструкт отражает представления индивида о том, насколько просто или сложно выполнить рассматриваемое действие. Относительно приведенного выше примера это означает, что запрет на сладкое будет зависеть также от того, насколько сложной мать считает реализацию этого запрета (доступность продуктов, не содержащих сахара).
Воспринимаемая контролируемость поведения оказывает влияние как на поведенческое намерение, так и на само поведение. Влияние на поведенческое намерение очевидно: люди не формируют намерений, если уверены в невозможности их реализовать /я не намереваюсь упомянуть в этой статье все исследования, связанные с А., поскольку понимаю, что это нереально А.Р./. Влияние воспринимаемой контролируемости поведения на само поведение имеет место благодаря двум фактам: 1) чем больше мы верим в то, что желаемое действие находится под нашим контролем, тем больше усилий прилагаем для его выполнения; 2) если индивид реально оценивает степень своего контроля над ситуацией, влияние воспринимаемой контролируемости на поведение отражает влияние реальных внешних ограничений.
Теория запланированного поведения позволяет лучше объяснить поведение, не находящееся под полным контролем человека. По данным Година и Кока по сравнению с теорией обоснованного действия, она увеличивает процент объясненной дисперсии поведения в среднем на 11%.
Влияние поведения на А.
Между поведением и А. существует двойственное отношение. Не только посредством изменения А. можно изменять поведение, но и наоборот, модифицируя поведение, можно оказывать влияние на А. Существуют три основные теории, объясняющие процесс обратного влияние поведения на А.
1) Теория самопрезентации (Snyder, 1987) утверждает, что поведение влияет на А., когда люди мотивированы произвести хорошее впечатление на окружающих. Люди стремятся казаться последовательными, поэтому они демонстрируют А., соответствующие их поведению. Однако эта теория не дает информации о том, действительно ли люди изменяют свои установки ради того, чтобы казаться лучше, или только делают вид. Кроме того, как будет показано ниже, мы изменяем свои А. даже в том случае, если никто не может проверить, как мы вели себя раньше.
2) Теория когнитивного диссонанса (Festinger, 1957) постулирует, что влияние поведения на А. может иметь место тогда, когда возникает диссонанс негативное побудительное состояние, возникшее вследствие рассогласованности знаний. Диссонанс, в частности, возникает, когда индивид по каким-либо причинам поступает вразрез со своими А. Согласно теории, диссонанс может быть снижен благодаря изменению одной из противоречащих друг другу когниций. Для того, чтобы поведение, противоречащее А., привело к изменению последнего, должны быть соблюдены следующие условия:
А) Индивид добровольно выполняет действие, по отношению к которому он настроен отрицательно. В известном эксперименте Фестингера и Карлсмита (Festinger, Carlsmith, 1959) испытуемые выполняли скучную работу, а затем их просили солгать другому испытуемому о том, что работа была интересной. Когда экспериментатор подчеркивал возможность отказаться, солгавшие испытуемые меняли свое отношение к скучной работе на более положительное. Если задание представлялось как обязательное, изменений в А. не следовало.
Б) Индивид чувствует сильную связь со своим поступком (обязательства). В эксперименте Фестингера и Карлсмита условие сильной связи задавалось через личную встречу испытуемого с подставным, которому он рассказывал об интересности задачи, а слабой тем, что испытуемый оставлял письменное сообщение для подставного.
В) У поведения оказываются негативные последствия. В одном из опытов испытуемые пили горькое лекарство, якобы анестезирующее и необходимое для дальнейшего исследования факторов вкуса, после чего исследование не состоялось *по вине врача*. Испытуемые преуменьшали неприятный вкус выпитого лекарства.
Г) Индивиды приписывают себе ответственность за неприятные последствия. Это условие было проверено следующим образом. Испытуемым давалась возможность самим выбрать партнера для совместного выполнения задания (размер вознаграждения зависел от успешности его выполнения). Испытуемые, которые заранее знали о негативных характеристиках партнера, в ходе эксперимента меняли свой А. по отношению к нему на более положительный. Те испытуемые, которым сообщали о негативных характеристиках уже после выбора, никак не меняли своего отношения к партнеру.
Д) Надежное внешнее оправдание поведения отсутствует. Важность этого условия была подтверждена в экспериментах Леппера. Если детям грозили суровым наказанием за игру с привлекательной игрушкой, они не меняли своего отношения к ней (поскольку подчинение можно было оправдать сильной внешней угрозой). Если же угроза наказания была слабой, дети начинали считать игрушку менее привлекательной.
Е) Напрасно затраченные усилия. Испытуемые, затратившие больше усилий для того, чтобы попасть в группу, оценивали ее более высоко.
Ж) Индивид обладает сильной Я-концепцией. Только в этом случае поступок, противоречащий А., создает угрозу устойчивому положительному представлению о себе и требует приведения в соответствие А. и поведения.
З) После совершения действия, противоречащего А., прошло достаточно времени для того, чтобы индивид успел изменить А.
Таким образом, каждый раз, когда люди в результате добровольного выбора совершают поступки, противоречащие их положительному представлению о себе, они изменяют свои установки под влиянием этих поступков.
Теория самовосприятия (Bem, 1972) утверждает, что на вопрос *Что было раньше аттитюд или поведение?* следует отвечать *поведение*. Поскольку изначально люди не имеют четких установок, то о том, что они любят, а что нет, они узнают, наблюдая за собственным поведением как бы со стороны. Теория не признает важности первоначального А. Это положение было проверено в эксперименте, проведенном Бемом и Макконелом. Испытуемых студентов просили написать очерк о ненужности студенческого контроля за количеством лекций. Одна группа выбирала аргументацию, а у второй группы выбора не было. После написания очерка часть студентов просили дать свою настоящую оценку проблемы, а другую часть вспомнить свою первоначальную оценку (до написания очерка). Были получены заметные различия в оценках между группами с выбором и без него, но не было различий между испытуемыми, дававшими текущую и первоначальную оценку. Таким образом, результаты эксперимента показывают, что в момент формирования оценки после поведения, первоначальный А. теряет свою актуальность.
Три теории описывают три различных вида влияния поведения на А.:
1) Теория самопрезентации фиктивное изменение А. с целью произвести хорошее впечатление на других.
2) Теория когнитивного диссонанса изменение А. в результате поведения, противоречащего им.
3) Теория самовосприятия влияние поведения на А. в случае, если последние недостаточно выражены.
Изучение А. в социальной психологии имеет большой практический смысл. Конечной целью многих социальных программ (и не только их) является изменение поведения. Речь может идти о поведении в отношении окружающей среды, собственного здоровья, потребительском поведении, политическом поведении и проч. Программы предвыборной агитации, рекламные кампании, социальные программы по предотвращению курения среди подростков основываются на убеждении, что изменение А. влечет за собой изменения в поведении, и направлены в первую очередь на изменение А. В этой связи всегда вызывали и будут вызывать интерес техники изменения А. Другое многообещающее направление исследований, возникшее во второй половине 1990-х, связано с социальной природой А. и их идеологической функцией. Радикальная критика реификации концепта А. открывает новые горизонты для переосмысления этого центрального понятия социальной психологии
А.О. Рабинович… смотреть

Психология отношения | ИТ-обучение и консалтинг — Exforsys

Психология отношения

Какое отношение?

Одним словом, отношение — это то, как вы выражаете свои симпатии и антипатии к определенным людям, вещам и событиям. Отношение может быть положительным, отрицательным или нейтральным. Также часто бывает более одного из этих чувств к чему-либо — когда это происходит, например, в случае, если человеку что-то нравится и не нравится одновременно, мы говорим, что отношение этого человека — « амбивалентно ».

Отношения обычно основываются на суждениях, которые выносит каждый. В психологии считается, что установки основаны на подходе ABC: аффект, изменение поведения и познание.

Когда мы говорим об аффективной реакции на что-либо, это физиологическая реакция на определенный стимул, которая эффективно выражает предпочтения этого человека. Поведенческий компонент — это вербальное указание этого человека на то, что он намеревается делать. Наконец, есть когнитивный ответ.Он описывает когнитивную оценку объекта человеком, которая затем используется при формировании отношения.

Считается, что описанный выше процесс формирования отношения имеет тенденцию происходить в результате обучения с наблюдением в среде человека. Поскольку многие виды человеческого поведения иррациональны, трудно охарактеризовать точную связь между отношением и поведением.

Например, может быть человек, который побуждает других сдавать кровь, но сам отказывается сдавать кровь.Возможно, человек боится вида крови. Это объясняет иррациональность. Эта иррациональность отличает людей от других животных.

Как изменить свое отношение?

Можно изменить чье-то отношение с помощью убеждения. Работа психолога Карла Ховланда в середине 20 века помогла психологам глубже понять, что влечет за собой убеждение. Ховланд установил, что изменение отношения следует понимать как реакцию на общение. Экспериментальные исследования проводились в следующих областях как средство понимания процесса изменения отношения: целевые характеристики, характеристики источников, характеристики сообщений и когнитивные маршруты.

Целевые характеристики — это характеристики, которые относятся к человеку, который получает, а затем обрабатывает сообщение. Одна из этих характеристик — интеллект. Чем умнее человек, тем меньше вероятность, что его убедит одностороннее сообщение. Самооценка — еще одна важная целевая характеристика, которая стала предметом некоторых исследований.

В то время как когда-то считалось, что людей с высокой самооценкой меньше шансов убедить, недавно появились доказательства того, что самооценка на самом деле криволинейна.

Это означает, что люди с умеренной самооценкой с большей вероятностью будут убеждены, а люди с высокой или низкой самооценкой — нет. Настроение и умонастроение человека также имеют большое значение, когда мы говорим о целевых характеристиках.

Еще есть то, что известно как характеристики источника. Привлекательность, опыт и надежность — все это основные характеристики источника. Одной из ключевых переменных характеристик источника является достоверность.

Когда человек, например, читает статью о здоровье и узнает, что она была опубликована в медицинском журнале, он может с большей вероятностью поверить в ее точность, чем если бы им сказали, что она написана в обычной газете.

Ховланд обнаружил, что доверие не имеет длительного эффекта. Со временем важность достоверности со временем исчезает.

Затем идут характеристики сообщения. Точный характер конкретного сообщения может сыграть важную роль в убеждении людей. Много времени, презентация обеих сторон к делу поможет кому-то изменить свое отношение.

Наконец, есть когнитивные пути. Это описывает процесс, посредством которого сообщение обращается к когнитивной оценке конкретного человека и, таким образом, помогает ему изменить свое отношение к определенному предмету.На главном пути к убеждению человеку будут представлены данные и впоследствии мотивированы оценить эти данные, прежде чем он придет к выводу, который требует изменения отношения.

Кроме того, существует периферийный путь к изменению чьего-либо отношения, при котором человека поощряют смотреть не на содержание сообщения, а на его источник. Этот метод часто используется в рекламных кампаниях с участием знаменитостей. В другом случае, чтобы убедить людей в некоторой правде, можно использовать эксперта или врача.

Как отношение влияет на карьеру?

Широко распространено мнение работодателей о том, что на рабочем месте работают люди с позитивным отношением.

Что такое скрытое отношение?

В последние годы было проведено множество исследований неявных установок. Это бессознательное отношение, но оно оказывает большое влияние на нашу жизнь наяву. Скрытые установки выявляются с помощью специальных сложных тестов, которые измеряют время реакции людей на стимулы.Насколько сильное влияние неявное отношение оказывают на нашу повседневную жизнь, медицина еще не определила.

.

Социальная психология: установки | SparkNotes

Отношения — это оценки, которые люди делают в отношении предметов, идей,
события или другие люди. Отношение может быть положительным или отрицательным. явный
отношения
— это сознательные убеждения, которые могут определять решения и поведение.
Неявные установки — это бессознательные убеждения, которые все еще могут влиять на
решения и поведение. Отношение может включать до трех компонентов: когнитивный,
эмоциональные и поведенческие.

Пример: Джейн считает, что курение вредно для здоровья, испытывает отвращение.
когда вокруг нее курят, и избегает ситуаций, когда
люди курят.

Размеры позиций

Исследователи изучают три аспекта отношения: сила, доступность,
и амбивалентность.

  • Сила отношения: Сильные отношения — это те, которые
    прочно удерживаются и сильно влияют на поведение. Отношение, которое важно
    человеку склонны быть сильными. Отношение к людям, имеющим личную заинтересованность
    они также имеют тенденцию быть сильными. Кроме того, люди, как правило, сильнее
    отношение к вещам, событиям, идеям или людям,
    знания и информация о.
  • Доступность отношения: Доступность отношения
    относится к легкости, с которой это приходит на ум. В целом очень
    доступные отношения имеют тенденцию быть сильнее.
  • Амбивалентность отношения: Амбивалентность отношения относится
    к соотношению положительных и отрицательных оценок, составляющих эту
    отношение. Амбивалентность отношения увеличивается по мере того, как
    отрицательные оценки становятся все более равными.

Влияние установок на поведение

Поведение не всегда отражает отношения.Однако отношение
определить поведение в некоторых ситуациях:

  • Если есть мало внешних влияний, ориентируйте отношение
    поведение.

Пример: Вятт считает, что употребление нездоровой пищи
нездоровый. Когда он дома, он не ест чипсы и конфеты.
Однако, когда он на вечеринках, он балуется этим
продукты.

  • Поведение определяется отношениями, характерными для этого поведения.

Пример: Меган может в целом уважать
пожилых людей, но это не помешало бы ей вести себя неуважительно
пожилой женщине, которая подрезает ее на знаке остановки.Однако если
Меган спокойно относится к тому, что ее останавливают на остановке
знаки, она вряд ли будет ругать того, кто ее режет
выкл.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.