Психология юнга кратко: Аналитическая психология Юнга (кратко)

Содержание

Аналитическая психология Юнга (кратко)

Аналитическая психология Карла Юнга – одна из областей психологии, которая базируется на введенных К. Юнгом понятиях коллективного бессознательного, архетипа, процесса индивидуации и др.

Карл Густав Юнг – один из основоположников психоанализа, расширивший понимание механизмов психики благодаря введению термина «коллективное бессознательное», изучавший мифы, легенды и символы. Изначально он практиковал и развивал психоанализ, но со временем все больше отходил от канона. З. Фрейд критиковал К. Юнга за излишний мистицизм и увлеченность бездоказательными утверждениями, а последний все больше убеждался в своей правоте и создал собственный подход.

Отличие направления юнгианского анализа от фрейдизма отражает уже понятие «либидо», которое у Юнга наделено более обширной ролью. Оно, по мысли Юнга, не является только сексуальной энергией, это психическая энергия, которая выражается в духовном, интеллектуальном и творческом развитии. К тому же Юнг отошел от представления, в котором бессознательное содержало лишь личный опыт человека, разделив бессознательное на личное и коллективное.

Таким образом, структура психики, по мысли Юнга, представляет собой:

  • Эго, включающее все то, что человек вполне осознает. Эго ответственно за чувство преемственности, непрерывности опыта жизни.
  • Индивидуальное бессознательное, которое аналогично фрейдовскому бессознательному. Забытые и подавленные эмоции, мысли, воспоминания.
  • Коллективное бессознательное – наиболее противоречивая и оригинальная часть учения Юнга. В нем заключен опыт наших предков.

Психоаналитическая концепция Юнга признает психику саморегулирующейся, помогающей человеку полноценно жить системой. У депрессии и тревоги, к примеру, он признает полезные качества: эти состояния привлекают внимание человека к дисбалансу в психике.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В психологии, разработанной Юнгом, главным остается по сей день взгляд внутрь, ибо пока мы смотрим по сторонам, мы спим. Достигается настоящая полноценная жизнь все большим осознанием бессознательных процессов, что правят нами. Что же скрывается в бессознательном, на что нам следует обратить взгляд?

Мир снов, духов, символов и история

Юнг находил повторяющиеся образы в сказках, легендах, мифах, историях древних народов и в снах, фантазиях людей, живущих спустя тысячи лет, наверняка не знающих ни символов алхимиков, ни религиозных текстов раннего христианства, ни апокрифов гностиков.

На этом основании у Юнга родилось предположение-концепция, что есть некие первичные, исконные образы, которые и вызывают повторение повсеместно и без какого-либо научения. Эти исходные образы, находящиеся где-то в психике каждого индивида, одинаковы и действуют на всем протяжении сознательной жизни человечества.

Система образов, которые были названы Юнгом архетипами, запечатлена в самом нашем организме, в способе восприятия действительности. Воображение, мышление подчинено исходным, древним образам, проходит через их призму.

Рекомендуем: Клиническая психология

Основатель аналитической психологии проводил параллель с инстинктами, мотивами. Мотивационная сила, содержащаяся в каждом человеке и животном, существует до осознания и ей никто никогда не обучал. Как мы знаем, она зависит от устройства нашего тела, нейрогуморального механизма. Предположение Юнга состояло в том, что архетипы являются моделями реализации побудительных мотивов, скрытые в той части бессознательного, которое содержит опыт всего человечества.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Архетипы – это, по мнению Юнга, особые клубки энергии, они подобны привычкам, но присущи всему роду человеческому. Привычки реагировать, чувствовать, жить, видеть и воспринимать определенным образом. Поэтому Юнг и поместил архетипы в коллективное бессознательное. Оно в свою очередь есть опыт наиболее существенных чувств и переживаний наших предков.

Доводы из нашего времени

Долгое время считалось, что от одного человека к другому физически ничего, кроме генотипа, не передается. Гены от образа жизни не меняются. А как еще может появиться на уровне организма информация о жизни предков?

Оказалось, что вполне может. Это показало исследование, проведенное в 2014 году, результаты которого были опубликованы в “Nature Neuroscience”. В зависимости от того, какой опыт переживали мыши, их потомки вели себя по-разному: их реакции отличались от контрольной группы мышей, они реагировали на раздражители, связанные с прошлым предков, так, будто сами переживали в своей жизни что-то подобное родительскому опыту.

Рекомендуем: Глубинная психология

Ученые объяснили это так: геном действительно остается неизменным, но кое-что изменяется: экспрессия того или иного гена, связанного с опытом мышки-родителя. Экспрессия гена влияет на чувствительность определенных клеток в организме, с которыми он связан. А это в свою очередь изменяет ощущения, реакции и чувства.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Стоит добавить кое-что еще. Во-первых, реакция на раздражитель, что был у первой группы мышек, наблюдалась и у внуков этих мышек. Во-вторых, ни второму поколению, ни третьему повторного стимула не предъявляли, но реакция была все же заметна. А ведь люди на протяжении миллионов лет сталкивались со сходными сильными раздражителями, поэтому реакции должны были бы только закрепляться.

Всего этого во времена Юнга не знали, и он вряд ли мог предполагать такой поворот событий. Он считал, что любые опыты по доказательству существования коллективного бессознательного и его образов невозможны.

Исконные образы

Архетипы Юнга – образы, возможности, представления, которые есть в нас без научения, до осознания (в коллективном бессознательном), действуют повсеместно и у всех людей. Юнг считал, что они оказывают огромное влияние на наше поведение, на наши суждения, чувства и желания, хоть мы этого и не осознаем, что иногда ведет к выходу архетипа из-под контроля. Это вид или модель, которую принимает побудительная сила в нас.

Понятие «Эго» у Юнга не сохранило своего изначального значения, полученного от Фрейда (Ид, Эго, Супер-Эго). Юнгианство понимает его как динамичную структуру представлений о себе, без развития – очень ограниченную. Аналитики стремятся к тому, чтобы Эго осознало свои собственные ограничения, увидело себя как небольшой остров в океане личного и коллективного бессознательного. Интеграция сознательного и бессознательного названа Юнгом процессом индивидуации.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Для осознания и приближения раскрытия себя Юнг считал необходимым диалог с архетипами или их разбор. Архетипов достаточно много, но автор аналитической психологии выделил следующие как основные:

1. Тень

Юнг определял Тень как утраченные воспоминания, вытесненные представления, подпороговые восприятия (недостаточно яркие и сильные, поэтому оставшиеся вне сознания). Тень – это сумма скрытых свойств, которые невыгодно признавать человеку в самом себе.

Люди постоянно забывают, что они сделали. Юнг старался напомнить людям, что совсем недавно ужасные вещи творились по всей земле – колонизация, войны, геноцид. Наша история полнится катастрофами, и Юнг это назвал проявлениями «обычной человеческой Тени», которую мы не хотим замечать, но если отказаться от этого знания, то предотвратить повтора не удастся.

Зло, что живет в человеке, грандиозно, оно присуще человеческой природе, вот о чем напоминает нам Юнг. Это и есть первородный грех, что тянется за нами из века в век. Именно люди совершали в прошлом зверства, и мы также являемся людьми, которые совсем не безобидны, а способны на величайшие злодейства.

Рекомендуем: Механизмы психологической защиты

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

И каждый человек должен обладать знанием о своей способности творить зло: пока он закрывает на это глаза, он может быть превращен в орудие зла. При этом Юнг полагал, что от контакта с другими интересами содержания Тени могут меняться к лучшему, но для этого их сначала нужно вывести из бессознательного.

Тень, по мнению Юнга, проецируется на других, поэтому мы видим в других свою собственную темноту. В литературе Тень – это, например, библейский змей-искуситель, а также мистер Хайд из романа Стивенсона.

2. Персона

Юнг определял её комплексом, противоположным Тени. Её содержание составляет все то, чем человек хочет быть, как он себя показывает миру. Она наиболее близка сознанию, создает социальную маску, соответствие социальным ролям.

3. Анима/Анимус

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

По мысли Юнга, это вытесненные из сознания мужчины или женщины черты противоположного пола. Коллективное бессознательное несет информацию обо всех женщинах и мужчинах прошлого, и у мужчины персонифицируется в женщину Аниму, а у женщины в образ мужчины – Анимуса.

При благоприятной интеграции – осознании своих вытесняемых мужских и женских черт – человек способен к плодотворной и активной жизни. Мужчина легче понимает символы, использует свою интуицию, становится более чувственным и легким. А женщина удаляется от размытости и фантазийности, приближаясь к строгости, осмысленности.

Рекомендуем: Что такое гедонизм?

Архетип может овладевать личностью. Юнг называл это одержимостью или идентичностью Эго с комплексом. Сознание человека в этот момент чрезвычайно ослабленное, содержания бессознательного выходят на сцену.

Согласно воззрениям Юнга, человек, одержимый Тенью, ведет себя всегда на самом низком уровне развития, который ему доступен. Одержимость Анимой или Анимусом придает особую выразительность чертам личности, свойственным противоположному полу. Мужчина становится чрезвычайно женоподобен, а женщина – маскулинна.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Будучи обращенными к миру, эти образы теряют всю привлекательность. Анима тогда становится непостоянной, вздорной, невыносимой, Анимус – деспотичным догматиком, спекулятором, цепляющимся бесконечно к мелочам. Они совершенно не умеют выбирать: она – людей, он – мнения.

4. Самость

Центральный архетип человека, бессознательное чувство целостности личности. Посредством процесса индивидуации достигается идентификация с Самостью. В ней находятся содержания сознания и бессознательного. Юнг считал, что полное сознание Самости вряд ли возможно. Если понимать Эго как центр сознания, то Самость есть центр всей суммы содержаний психики. Именно в Самости отражен принцип индивидуальности, она является конечной целью, так как полностью выражает человека.

Роль для личности. Интеграция

По мнению Юнга, люди путают самопознание и знание своего Эго, отчего рождаются губительные иллюзии. Им кажется, что осознание явленных в Эго содержаний – уже достижение. Юнг сравнивал подобное мнение с тем, как средний человек, живущий в теле и с телом, практически ничего не знает о его анатомии и физиологии.

Чтобы узнать анатомию психики, познать Себя, необходимо прикоснуться к бессознательному – и не только личному, но и коллективному. Большинство же чаще отскакивает от бессознательного и не стремится проникнуть чуть глубже наивного мнения о себе.

Рассуждая, Юнг удивлялся тому, каким образом в представлении людей укладывается мысль о верховенстве сознания. Бессознательное вело человека долгие тысячелетия к сегодняшнему дню, оно явно обладает большей мудростью и отлично приспособлено к окружающей среде.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Рекомендуем: Высшие психические функции

Истинные мотивы, истинные желания, истинные страхи – вот что называет Юнг отличием истинного знания о себе от маски. Именно через него можно приблизиться к осознанному существованию и полноценной жизни.

Основное предназначение Эго – это налаживание контакта с архетипом цельности – Самостью. Последняя понимается как центральный принцип организации психики – фундаментальный и важный аспект личности человека, дающий единство, смысл, направление и цель.

Процесс индивидуации – ключевое понятие, которым оперирует аналитический подход Юнга. Это естественный процесс развития личности, включающий в себя постепенное движение к проявлению всех истинных элементов личности. Этот процесс никогда не бывает полным, так как личность – динамическая система.

Индивидуация позволяет наладить контакт между сознанием и бессознательным. Как только устанавливается первичная связь с оставленными далеко позади содержаниями бессознательного, начинает вырисовываться Самость. Если продолжать убегать от бессознательных содержаний, то они захватят человека и ниспровергнут его.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Но если попытаться интегрировать содержания, то обретается внутреннее единство, индивидуальность. Поэтому Юнг считал процесс индивидуации путем к себе, самореализацией. Примерно процесс индивидуации можно описать следующим образом:

  • Осознание и анализ Персоны.
  • Приближение к Тени, отказ от проекций.
  • Контакт с Анимой/Анимусом.
  • Интегрирование содержаний, развитие Самости.

Самым сложным этапом обретения себя Юнг считал раскрытие нашей Тени. С ней связаны элементы, которые мы считаем отрицательными. Мы не хотим взаимодействовать с этим, не хотим признавать Тень своей. Но вытесненные идеи и мысли не всегда негативны: к примеру, мы можем вытеснять то, что считаем слабостями – способность к сочувствию, переживанию, чувствительность, мягкость.

По Юнгу, человек не достигает интеграции одномоментно, это динамический процесс, в котором он постоянно перемещается с одного уровня на другой, все глубже постигая то, что находится за порогом сознания. В целом Юнг был уверен, что процессы трансформации уже находятся в нашем бессознательном, поэтому психологический кризис часто разрешается естественным путем. Чтобы расшифровать послания бессознательного и максимально успешно прийти к избавлению от проблем, следует просто прислушиваться к ощущениям, чувствам, побуждениям.

Типирование

Аналитическая психология Юнга обогатила нас такими понятиями, как «экстраверсия» и «интроверсия», а также представлениями о типах сознания по ведущей функции. Экстраверт направлен вовне, к объектам, а интроверты больше направлены внутрь, к собственной психической жизни. Взаимодействие людей с миром определяется ведущей функцией:

  • Мышление. Мыслительный тип людей обычно использует логику и аргументы для понимания мира, других людей, в суждениях о ценности вещей.
  • Чувство. Эмоциональный тип людей производит оценку происходящего в зависимости от эмоций и чувств, что вызывают в нем вещи, люди, события.
  • Ощущение. Ощущающий тип живет впечатлениями, ощущениями. Для него особую ценность представляют конкретные факты переживаний – звуки, вкус, запахи.
  • Интуиция. Интуиты руководствуются предчувствиями, догадками.

Психоаналитическая концепция Юнга ставит характер в зависимость от одной из этих функций, а также интроверсией или экстраверсией для каждого из типов. Люди выстраивают свой тип взаимодействия с миром, руководствуясь доминирующей функцией, и при этом с трудом понимают тех, у кого доминанта отличается.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В процессе индивидуации человеку необходимо развивать все четыре функции. Понять, какие из них недостаточно развиты, можно по тому, как человек относится к людям, живущим не так, как привык жить он. По утверждению Юнга, все, что раздражает нас в других, приводит к пониманию самих себя.

Современность

Основоположник аналитической психологии призванием психоаналитика называл прояснение индивидуальных импульсов, приближение к формулированию человеком его собственных суждений и решений. Современная аналитическая психология видит величайшую цель человека в приближении к Самости.

Аналитическая психотерапия направлена на то, чтобы установить постоянные отношения между сознанием и бессознательным, выраженным в процессе индивидуации. Основной целью осознания является обретение психологического равновесия и целостности, а также облегчение страданий.

Направление психотерапии обогатилось тем, что Карл Юнг внес в аналитическую психологию понятие об инстинкте подражания. Краткий экскурс: Юнг определил инстинкт животных как «побудительную силу», между тем утверждая, что у человека инстинкты «изрублены» и распознать начальные формы можно только у нескольких основных (половое влечение, жажда власти и их производные), а затем сказал о том, что способность к обучению – это нечто иное, чем производное животного инстинкта подражания. По мнению Юнга, способность к обучению уводит нас все дальше и дальше от инстинктов к трансформациям поведения.

Рекомендуем: Как развить силу воли?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

И именно эта способность выглядела для Юнга причиной психических проблем, вызванных пропастью между человеком и его инстинктивной природой, то есть конфликтом сознательного и бессознательного. По мысли Юнга, человек утрачивает самого себя, а на место своей истинной сущности ставит представление о себе, выдумку, удобный образ.

Поэтому Юнг предостерегал от излишнего интеллектуализма, потому что он заменяет человека на его симуляцию, мы становимся призраками самих себя и часто задаем один и тот же вопрос: «А не имитирую ли я свою жизнь?»

Терапия способствует психологическому росту, может успешно справляться с депрессией и тревогой. Путем перегруппировки сознательных и бессознательных аспектов создаются новые ценности и цели, открываются пути и приходит более глубокое понимание жизни.

Сессии обычно проводятся 1-4 раза в неделю в течение нескольких лет. В процессе терапии в центре внимания находится опыт клиента – опыт настоящего, прошлого, чувств, размышлений, мечтаний и фантазий. Длительный срок терапии объясняется сложностью процесса слома старых, укорененных моделей мышления и нелегким делом раскрытия бессознательного сознанию.

Различие между юнгианским анализом и терапией заключается в том, что ключевое направление анализа – понимание содержания бессознательного клиентом, терапия же фокусируется на облегчении симптомов. Анализ разбирается в мотивах действий и мыслей, это глубокая рефлексивная практика, приводящая к длительным и масштабным изменениям в личности.

Небольшая популярность направления, созданного Юнгом, объясняется сложностью его идей и их противоречивостью. Психоаналитическая теория характера, впрочем, пользуется широким признанием и используется во множестве типологий. Автор: Екатерина Волкова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Аналитическая психология Карла Густава Юнга

Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung) родился в Кессвиле, в Швейцарии, в 1875 году. Вырос в Базеле, Швейцария. Единственный сын пастора швейцарской реформаторской церкви, он был глубоко интровертированным ребенком, но прекрасно учился. Он жадно читал, особенно философскую и религиозную литературу, и наслаждался уединенными прогулками, во время которых восхищался тайнами природы. В школьные годы, вспоминал Юнг, он был всецело поглощен мечтами, сверхъестественными видениями и фантазиями (Jung, 1961). Он был убежден в том, что обладает тайным знанием о будущем; была у него и фантазия о том, что в нем сосуществуют два разных человека.

Юнг изучал медицину в Базельском университете и получил медицинскую степень по специальности психиатрия в 1900 году. В этом же году он занял должность ассистента в Цюрихском госпитале для душевнобольных, где работал под руководством Эжена Блейлера, автора термина «шизофрения». Интерес Юнга к сложной психической жизни больных шизофренией скоро привел его к работам Фрейда (Jung, 1906/1960). После знакомства с «Толкованием сновидений» Юнг начал регулярно переписываться с Фрейдом. Наконец, они встретились в доме Фрейда в Вене, в 1907 году. Этот визит Юнга к Фрейду положил начало тесным личным и профессиональным отношениям. Образованность Юнга произвела глубокое впечатление на Фрейда. Он полагал, что Юнг мог бы идеально представлять психоанализ в мировом научном сообществе, так как не был евреем. Юнг был принят как «старший сын» с присвоением титула «наследника и кронпринца». Он был избран первым президентом Международной психоаналитической ассоциации в 1910 году. Однако в 1913 году двое ученых разорвали отношения по классическому эдипову сценарию (Alexander, 1982). В следующем году Юнг сложил с себя полномочия президента Психоаналитической ассоциации и вышел из нее. Разрыв ускорили причины как личного характера, так и теоретические расхождения. Больше они ни разу не встречались.

На протяжении следующих четырех лет Юнг переживал тяжелый душевный кризис, и это настолько ослабило его, что он отказался читать курс лекций в Цюрихском университете. Он был буквально одержим изучением собственных снов и фантазий, что, по мнению некоторых ученых, едва не привело его к помешательству (Stern, 1976). Только к концу первой мировой войны он смог прервать свое путешествие по лабиринтам внутреннего мира, чтобы создать новый подход к изучению личности, где в качестве основных идей выступали человеческие устремления и духовные потребности. Юнг приписывал все свои поздние работы и творческую активность влиянию этого периода мучительной интроспекции бездн своего бессознательного. Его автобиография «Воспоминания, сновидения, размышления» начинается с утверждения: «Моя жизнь – это история самопроявления бессознательного» (Jung, 1961, р. 3).

Трагический эпизод в жизни Юнга связан с обвинениями его в симпатиях к нацистам. Юнг со всей страстью отвергал эти нападки и был в конце концов реабилитирован. Свою дальнейшую жизнь он посвятил путешествиям по всему миру и чтению лекций. Изучение разных культур в Америке, Африке и Азии дало ему возможность расширить свое понимание природы человека. Аналитическая психология в конечном счете нашла очень широкую аудиторию в разных странах, а многие его книги не утратили своей актуальности и сегодня.

Юнг скончался в 1961 году в возрасте 86 лет в Куснахте, Швейцария.

Основные концепции и принципы аналитической психологии:

В результате переработки Юнгом психоанализа появился целый комплекс сложных идей из таких разных областей знания, как психология, философия, астрология, археология, мифология, теология и литература. Эта широта интеллектуального поиска в сочетании с непростым и загадочным авторским стилем Юнга является причиной того, что его психологическая теория наиболее трудна для понимания. Понимая эти сложности, мы, тем не менее, надеемся, что краткое знакомство со взглядами Юнга послужит вам отправной точкой для дальнейшего чтения его трудов.

Структура личности
Юнг утверждал, что душа (в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного (Jung, 1931/1969).

Эго является центром сферы сознания. Оно представляет собой компонент psyche, включающий в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою цельность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Эго служит основой нашего самосознания, и благодаря ему мы способны видеть результаты своей обычной сознательной деятельности.

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то сознавались, но теперь подавлены или забыты. В него входят и те чувственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании. Таким образом, юнговская концепция личного бессознательного в чем-то похожа на таковую у Фрейда. Однако Юнг пошел дальше Фрейда, сделав упор на том, что личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта (Jung, 1921/1973). Согласно представлениям Юнга, эти комплексы, скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума. Например, человек с комплексом власти может расходовать значительное количество психической энергии на деятельность, прямо или символически связанную с темой власти. То же самое может быть верным и в отношении человека, находящегося под сильным влиянием матери, отца или под властью денег, секса или какой-нибудь другой разновидности комплексов. Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение человека и его мироощущение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного у каждого из нас уникален и, как правило, доступен для осознания. В результате компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивидуума.

И наконец, Юнг высказал мысль о существовании более глубокого слоя в структуре личности, который он назвал коллективным бессознательным (Jung, 1936/1969). Коллективное бессознательное представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нем отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг, «в коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума» (Campbell, 1971). Таким образом, содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества. Важно отметить, что концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождений между Юнгом и Фрейдом.

Аналитическая психология Карла Густава Юнга
Архетипы. Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов (буквально, «первичных моделей»)* (Jung, 1968). Архетипы – врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди проявляют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Врожденной здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведенчески на конкретные ситуации, – например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем, со змеей или смертью.

* Архетип (греч. ????????? от «????» – «начало» и «?????» – «образ») – в позднеантичной философии (Филон Александрийский и др.) прообраз, идея. (Прим. ред.)

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребенок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть.

Примеры архетипов, описанных Юнгом

Архетип Определение Символы
Анима Бессознательная женская сторона личности мужчины Женщина, Дева Мария, Мона Лиза
Анимус Бессознательная мужская сторона личности женщины Мужчина, Иисус Христос, Дон Жуан
Персона Социальная роль человека, проистекающая из общественных ожиданий и обучения в раннем возрасте Маска
Тень Бессознательная противоположность того, что индивид настойчиво утверждает в сознании Сатана, Гитлер, Хусейн
Самость Воплощение целостности и гармонии, регулирующий центр личности Мандала
Мудрец Персонификация жизненной мудрости и зрелости Пророк
Бог Конечная реализация психической реальности, спроецированной на внешний мир Солнечное око

Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Например, в восприятии ребенком своей матери присутствуют аспекты ее действительных характеристик, окрашенные неосознаваемыми представлениями о таких архетипических материнских атрибутах, как воспитание, плодородие и зависимость. Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе и религии. В особенности он подчеркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство, потому что они восходят к общим для всего человечества архетипам. Например, во многих культурах ему встречались изображения мандалы, являющиеся символическими воплощениями единства и цельности Я. Юнг считал, что понимание архетипических символов помогает ему в анализе сновидений пациента.

Некоторые наиболее важные архетипы
Количество архетипов в коллективном бессознательном может быть неограниченным. Однако особое внимание в теоретической системе Юнга уделяется маске, аниме и анимусу, тени и самости.

Маска или персона (от латинского слова «persona», обозначающего театральную маску, личину) – это наше публичное лицо, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Маска обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга, маска служит цели производить впечатление на других или утаивать от других свою истинную сущность. Маска как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает слишком большое значение, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

В противоположность той роли, которую выполняет в нашем приспособлении к окружающему миру маска, архетип тени представляет подавленную темную, дурную и животную сторону личности. Тень содержит наши социально неприемлемые половые и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени имеются и положительные свойства. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу, функция эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

В архетипах анимы и анимуса находит выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере частично, на том биологическом факте, что в организме мужчин и женщин вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, по крайней мере до некоторой степени, «феминизировались» в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является верным обратное. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозить развитие личности в направлении самоосуществления. Иными словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Самость, я сам – наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает внутреннее единство, гармонию и цельность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самого себя – это главная цель человеческой жизни. К процессу самоосуществления мы вернемся позже, когда будем рассматривать юнговскую концепцию индивидуации.

Основным символом архетипа самости или самого себя является мандала и ее многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, цельность и единство Я, символически выраженные в завершенности фигур вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению человека к цельности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души – сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип «себя», самости не проявляется до тех пор, пока не произойдет объединение и гармонизация всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого Я требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.

Эго-направленность
Наиболее известным вкладом Юнга в психологию считаются описанные им две основные направленности, или жизненные установки: экстраверсия и интроверсия (Jung, 1921/1971). Согласно теории Юнга, обе ориентации сосуществуют в человеке одновременно, но одна из них обычно становится доминантной. В экстравертной установке проявляется направленность интереса к внешнему миру – другим людям и предметам. Экстраверт подвижен, разговорчив, быстро устанавливает отношения и привязанности, внешние факторы являются для него движущей силой. Интроверт, напротив, погружен во внутренний мир своих мыслей, чувств и опыта. Он созерцателен, сдержан, стремится к уединению, склонен удаляться от объектов, его интерес сосредоточен на себе самом. Согласно Юнгу, в изолированном виде экстравертной и интровертной установки не существует. Обычно они присутствуют обе и находятся в оппозиции друг к другу: если одна проявляется как ведущая и рациональная, другая выступает в качестве вспомогательной и иррациональной. Результатом комбинации ведущей и вспомогательной эго-ориентаций являются личности, чьи модели поведения определенны и предсказуемы.

Психологические функции
Вскоре после того, как Юнг сформулировал концепцию экстраверсии и интроверсии, он пришел к выводу, что с помощью этой пары противоположных ориентаций невозможно достаточно полно объяснить все различия в отношении людей к миру. Поэтому он расширил свою типологию, включив в нее психологические функции. Четыре основные функции, выделенные им (Jung, 1921/1971), – это мышление, ощущение, чувство и интуиция.

Мышление и чувство Юнг отнес к разряду рациональных функций, поскольку они позволяют образовывать суждения о жизненном опыте. Мыслящий тип судит о ценности тех или иных вещей, используя логику и аргументы. Противоположная мышлению функция – чувство – информирует нас о реальности на языке положительных или отрицательных эмоций. Чувствующий тип фокусирует свое внимание на эмоциональной стороне жизненного опыта и судит о ценности вещей в категориях «плохой или хороший», «приятный или неприятный», «побуждает к чему-то или вызывает скуку». По Юнгу, когда мышление выступает в роли ведущей функции, личность ориентирована на построение рациональных суждений, цель которых – определить, является оцениваемый опыт истинным или ложным. А когда ведущей функцией является чувство, личность ориентирована на вынесение суждений о том, является ли этот опыт прежде всего приятным или неприятным.

Вторую пару противоположных функций – ощущение и интуиция – Юнг назвал иррациональными, потому что они просто пассивно «схватывают», регистрируют события во внешнем (ощущение) или во внутреннем (интуиция) мире, не оценивая их и не объясняя их значение. Ощущение представляет собой непосредственное, безоценочное реалистическое восприятие внешнего мира. Ощущающий тип особенно проницателен в отношении вкуса, запаха и прочих ощущений от стимулов из окружающего мира. Напротив, интуиция характеризуется сублиминальным и неосознанным восприятием текущего опыта. Интуитивный тип полагается на предчувствия и догадки, схватывая суть жизненных событий. Юнг утверждал, что, когда ведущей функцией является ощущение, человек постигает реальность на языке явлений, как если бы он фотографировал ее. С другой стороны, когда ведущей функцией является интуиция, человек реагирует на неосознанные образы, символы и скрытое значение переживаемого.

Каждый человек наделен всеми четырьмя психологическими функциями. Однако как только одна личностная ориентация (экстраверсия или интроверсия) обычно является доминирующей, сознаваемой, точно также только одна функция из рациональной или иррациональной пары обычно преобладает и сознается. Другие функции погружены в бессознательное и играют вспомогательную роль в регуляции поведения человека. Любая функция может быть ведущей. Соответственно, наблюдаются мыслящий, чувствующий, ощущающий и интуитивный типы индивидуумов. Согласно теории Юнга, цельная, или «индивидуированная» личность для совладания с жизненными обстоятельствами использует все противоположные функции.

Две эго-ориентации и четыре психологических функции, взаимодействуя, образуют восемь различных типов личности. Например, экстравертный мыслительный тип фокусируется на объективных имеющих практическое значение фактах окружающего мира. Он обычно производит впечатление холодного и догматического человека, живущего в соответствии с установленными правилами. Вполне возможно, что прототипом экстравертного мыслительного типа был Фрейд (Hogan, 1976). Интровертный интуитивный тип, наоборот, сосредоточен на реальности собственного внутреннего мира. Этот тип обычно эксцентричен, держится в стороне от окружающих и индифферентен к ним. В данном случае Юнг, вероятно, в качестве прототипа имел в виду себя (Hogan, 1976).

Развитие личности
В отличие от Фрейда, придававшего особое значение ранним годам жизни как решающему этапу в формировании моделей поведения личности, Юнг рассматривал развитие личности как динамический процесс, как эволюцию на протяжении всей жизни. Он почти ничего не говорил о социализации в детстве и не разделял взглядов Фрейда относительно того, что определяющими для поведения человека являются только события прошлого (особенно психосексуальные конфликты). С точки зрения Юнга, человек постоянно приобретает новые умения, достигает новых целей и проявляет себя все более полно. Он придавал большое значение такой жизненной цели индивида, как «обретение себя», являющейся результатом стремления различных компонентов личности к единству. Эта тема стремления к объединению, гармонии и цельности в дальнейшем повторилась в экзистенциальной и гуманистической теориях личности.

Согласно Юнгу, конечная жизненная цель – это полное проявление Себя, то есть становление единого, неповторимого и целостного индивида. Развитие каждого человека в этом направлении уникально, оно продолжается на протяжении всей жизни и включает в себя процесс, получивший название индивидуация. Говоря упрощенно, индивидуация – это динамичный и эволюционирующий процесс объединения, включения в состав целого многих противодействующих внутриличностных сил и тенденций. В своем конечном выражении индивидуация предполагает сознательное проявление человеком своей уникальной психической реальности, полное развитие и выражение всех элементов личности. Таким образом, архетип самости становится центром личности и уравновешивает многие противоположные качества, входящие в состав личности как единого главного целого. Благодаря этому высвобождается энергия, необходимая для продолжающегося личностного роста. Итог осуществления индивидуации, очень непросто достигаемый, Юнг называл само-осуществлением. Он считал, что эта конечная стадия развития личности доступна только способным и высокообразованным людям, имеющим к тому же достаточный для этого досуг. Из-за этих ограничений самоосуществление недоступно подавляющему большинству людей.

Заключительные комментарии
Отойдя от теории Фрейда, Юнг обогатил наши представления о содержании и структуре личности. Хотя его концепции о коллективном бессознательном и архетипах трудны для понимания и не поддаются эмпирической проверке, они продолжают пленять очень многих. Его понимание бессознательного как богатого и жизненно необходимого источника мудрости вызвало новую волну интереса к его теории у современного поколения студентов и профессиональных психологов (Dry, 1981; Stevens, 1983). К тому же Юнг одним из первых признал позитивный вклад религиозного, духовного и даже мистического опыта в развитие личности. В этом состоит его особая роль как предшественника гуманистического направления в персонологии. Поспешим добавить, что в последние годы среди интеллектуальной общественности Соединенных Штатов наблюдается рост популярности аналитической психологии и согласие со многими ее положениями (Mattoon, 1981). Теологи, философы, историки и представители многих других дисциплин считают творческие находки Юнга чрезвычайно полезными в своей работе.

Тем не менее, теория Юнга большей частью не поднимается выше уровня предположений. Его основные гипотезы не предоставляют достаточных возможностей для серьезной проверки. Отчасти, причиной служит тот факт, что многие его концепции не определены настолько четко, чтобы можно было оценить их валидность. Также надо принять во внимание то обстоятельство, что сам Юнг скептически оценивал роль научного метода в валидизации своих идей (Hillman, 1979). За исключением использования метода словесных ассоциаций при изучении комплексов (Jung, 1909/1973), Юнг искал подтверждения своей теории в мифах, легендах, фольклоре, а также в сновидениях и фантазиях своих пациентов.

Редкие исследования, посвященные проверке юнговской теории, касаются почти исключительно его классификации психологических типов. В этих исследованиях широко используется опросник самооценки «Индикатор типа Майерс-Бриггс» (Myers, McCaulley, 1985), предназначенный для измерения индивидуальных различий на основе типологии Юнга. Экспериментальные работы, в которых используется этот тест, подтверждают некоторые предсказания Юнга о различиях в индивидуальных воспоминаниях и содержании сновидений у представителей разных типов личности (Cann, Donderi, 1986; Carlson, 1980; Fling et al., 1981). Однако значение полученных результатов данных снижается тем фактом, что в опроснике используются не 8 юнговских основных типов, но 16 различных типов личности, причем некоторые из них не являются независимыми. Как и в случае многих других теорий, приведенных в этой книге, теория Юнга нуждается в гораздо большем количестве эмпирических исследований, чтобы ее влияние в области теории личности не ослабевало.

Карл Густав Юнг (юнгианский анализ, теория)

Карл Густав Юнг — знаменитый швейцарский психиатр, внёсший огромный вклад в психотерапию, создатель множества интереснейших и актуальнейших методик. Карл Юнг также является основоположником так называемой аналитической психологии.

Разработал концепцию психотипов. Широко известна теория личности Юнга. Ниже будет рассказано, кто такой Карл Густав Юнг, кратко изложена его биография и основы учения.

Биография

Карл Юнг родился в конце июля 1875 года и скончался летом 1961 года, в возрасте 85 лет. Будущий великий психоаналитик был единственным ребёнком у своих родителей. Мальчик с отличием окончил гимназию, особенно привлекали его естественные науки и культура ушедших цивилизаций. Карл очень хорошо знал латынь, что впоследствии позволило ему достичь больших успехов в медицинской карьере.

Дед и отец Юнга работали докторами, и, возможно, именно поэтому Карл поступил на медицинский факультет в одном из высших учебных заведений Базеля. По завершении обучения он некоторое время подрабатывал в Цюрихе в психиатрической клинике, где был ассистентом у знаменитого психиатра-исследователя Эйгена Блейтера. Год спустя Карл Юнг даже сотрудничал с величайшим психоаналитиком и психологом двадцатого века Зигмундом Фрейдом.

Молодой человек очень быстро достиг статуса одного из первых лиц в движении психоанализа, поскольку он стал первым и самым молодым в истории президентом Международного психоаналитического общества, а также редактором журнала с психологическим контентом, автором множества статей и литературных произведений.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В начале нового столетия Карл Юнг взял в жёны юную Эмму Раушенбах. У пары было пятеро детей: сын Франц и четыре дочери — Агата, Грета, Марианна и Хелена.

Рекомендуем: Эрих Фромм: биография

В начале двадцатого века Карл порвал с Международной психоаналитической ассоциацией, оставил тогдашний академический психоанализ и начал разрабатывать индивидуальную теорию. Впоследствии работа всей его жизни получила название «аналитическая психология Юнга», или «юнгианский анализ».

Данная методика комбинирует в себе всё лучшее, что было у Фрейда. Однако психиатр из Швейцарии, в отличие от своего немецкого коллеги, не концентрируется на теме неудовлетворённых сексуальных желаний в качестве базисных потребностей и двигателя всех поступков человека, а предпочитает копать вглубь и вширь, развивая и дорабатывая всё то, что было сказано до него.

С 1935 года Карл Юнг постоянно занимался преподаванием психологии в различных университетах Германии и Швейцарии, писал книги и статьи для известных медицинских изданий.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

После смерти он был похоронен на протестантском кладбище маленького швейцарского городка Кюснахт, где жил и работал в последние годы жизни в своей знаменитой Башне.

Что интересно, работы Юнга частенько осуждались христианской церковью, тем не менее сам психолог с детства был глубоко верующим человеком. Над дверью в его доме было выбито известное изречение Эразма Роттердамского, философа и теолога Средневековья: «Призываемый или нет, Бог присутствует всегда».

Основы учения

Идеи Карла Густава Юнга несколько раз претерпевали изменения на протяжении его жизни и профессиональной деятельности. Например, в молодости он придерживался сексистской теории, базирующейся на том, что мужской разум лучше женского, поскольку у мужчины разум преобладает и властвует над чувством. К чести Юнга следует заметить, что в дальнейшем он отказался от данной гипотезы.

Психиатром была разработана структура личности по Юнгу, которая, по его мнению, состоит из:

  • Эго.
  • Личного бессознательного.
  • Коллективного бессознательного.

Эго — это осознание и осознанность, внутреннее «Я», а также всё то в самом человеке, что он привык идентифицировать и ассоциировать с самим собой.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Личное бессознательное — это пережитый опыт, мысли и чувства, которые человек предпочёл вытеснить из своего мозга. Также Личное бессознательное включает те переживания, которые ещё не достигли сознания, потому что недостаточно сильны и сформированы, кроме того, присутствуют сублиминальные восприятия… Другими словами, это всё то, чего человек не помнит и не осознаёт, тем не менее оно оказывает влияние на него и его поступки.

Коллективное бессознательное, согласно Юнгу, содержит общечеловеческие идеи, страсти и архетипы (первообразы). Для большинства людей когда упоминается Юнг, психология бессознательного первой приходит на ум.

Краткое изложение основ его учения едва ли поможет осознать весь масштаб работы, однако короткое описание будет полезно любому, кто интересуется психологией.

Рекомендуем: Что такое бессознательное?

Теория архетипов тесно переплетена не сколько с медициной, сколько с философией и эзотерикой, однако узнаваемые образы-архетипы человек может найти как в мифах и легендах, так и в повседневной жизни. Архетипы можно назвать врождёнными психическими структурами, которые составляют содержание Коллективного бессознательного.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Юнга, как тонкого знатока человеческой души, всегда привлекал человек и его символы, поэтому наиболее известными архетипами являются анима и анимус — женское и мужское начала соответственно. Анима — это направленная вовнутрь мягкая сила, влияние эмоций и настроений. Анимус, в свою очередь, является жёстким и принципиальным мужским началом.

В каждом человеке присутствует как анима, так и анимус, причём пропорции не зависят от половой принадлежности, хотя бытующие в социуме стереотипы часто оказывают влияние на развитие и формирование личности. В других культурах эти исконные архетипы нашли воплощение в виде Инь и Ян, Пурушу и Пракрити, Ор и Кли…

Можно также упомянуть другие интересные архетипы: Дева (Кора), Мана-личность, Колдовской демон и Зверь. Они тесно связаны с человеческим характером и достаточно точно отражают некоторые стороны людской души.

Рекомендуем: Психоанализ — это

Также писал и разрабатывал Карл Густав Юнг психологические типы (психотипы, в лексиконе современных психологов, или, если проще, типы личности).

Человек и его символы во сне абсолютно не случайны, поскольку сон — это не просто набор красочных картинок, напоминающих о пережитых заботах или трудном дне. Карл Юнг создал теорию сновидений, взяв за основу постулат Фрейда о том, что во снах проявляются тайные мысли, желания и чувства человека.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Швейцарский психиатр разработал набор универсальных образов и сценариев, проявляющихся в сновидениях и позволяющих анализировать их. Благодаря этой уникальной методике миллионы людей осознали свои страхи и смогли от них избавиться в достаточно короткие сроки.

Обширное изучение подсознания, начатое этим психиатром вслед за Зигмундом Фрейдом, оказало большое влияние на формирование системы эго-состояний Эрика Берна. Американский психолог во многом позаимствовал определение подсознания как «чердака», в котором заперты тайные желания, мечты и впечатления человека, у своего американского коллеги. Юнговские разработки в этой области оказали огромное влияние на весь современный психоанализ, трансактный анализ, а также научную психологию.

Рекомендуем: Фрейдизм и неофрейдизм

Карл Юнг разработал собственную интересную типологию, которая оказалась слишком сложна, и потому известна лишь в узком кругу профессионалов. Он «довёл до ума» известную ещё со времён Аристотеля типологию, противопоставляющую интроверта и экстраверта, и обогатил её ещё четырьмя функциями-признаками. Эти функции:

  • Мышление.
  • Чувство.
  • Ощущение.
  • Интуиция.

Есть множество упрощений юнговской классификации типов личности; и самое известное упрощённое подобие этой типологии — это ныне невероятно популярная соционика.

Вклад в психологию

Вклад Юнга в современную психологию действительно велик. Тесты на основе соционики проводятся в школах, университетах, а в некоторых западных странах — при приёме на работу. Теория личности Юнга используется даже в американской разведке для подбора кандидатов на особенно сложные и ответственные должности.

Помимо этого великий швейцарец разработал ассоциативный метод Юнга, который сегодня применяется в семейной психологии, в педагогике, а также в диагностике и лечении различных психических заболеваний.

Даже в двадцать первом веке система анализа сновидений используется в психологии и психиатрии, помогая выявлять душевные недуги и старательно забытые проблемы человека.

Карл Густав Юнг по праву считается одним из величайших мыслителей в мировой истории, а его вклад в психологию и психиатрию практически неоценим. Автор: Ирина Шумилова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

психика и культура в мысли Карла Густава Юнга — Моноклер

Рубрики : Избранное, Культура, Последние статьи, Психология, Теория культуры, Философия

Юнг — психиатр, который создал собственный вариант психоанализа под названием «аналитическая психология». Это направление стало одним из влиятельнейших учений ХХ века и затронуло самые разные сферы гуманитарного знания. Но почему его влияние было столь велико? Как аналитическая психология одновременно стала и философией культуры? Чем отличается  взгляд Юнга на психику от фрейдовского? Бессознательное — это разрушительная сила, с которой лучше не иметь дела, или бездна, к сигналам которой необходимо прислушиваться? Почему только через изучение своего бессознательного возможен поиск и приближение к целостности, обретение себя и своей Самости? И как, по Юнгу, история культуры связана с процессом индивидуации — постижением человеком своих глубин и воссоединением с самим собой? Разбираемся вместе с культурологом, преподавателем МГУ Олегом Комковым ⓘЛекция из курса «Теория культуры», прочитанного О.А. Комковым бакалаврам отделения культурологии факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова в 2017/18 учебном году, публикуется в записи выпускницы бакалавриата Влады Волковой. Конспект сохраняет манеру и особенности устной речи лектора. Цитаты, которые зачитывались, восстановлены и приведены в соответствии с первоисточниками. Текст просмотрен, в некоторых частях отредактирован и авторизован О.А. Комковым.

Юнг создал собственный вариант психоанализа под названием «глубинная психология» или «аналитическая психология». Аналитическая психология стала одним из самых влиятельных учений ХХ века. Косвенное влияние его было особенно велико и распространилось почти на все гуманитарные науки.

Юнговское мышление строится на его специфическом и масштабном видении человеческой психики. У Фрейда психоанализ был прежде всего психотерапией. У Юнга аналитическая психология сразу становится и философией культуры, не только психотерапией. С 1915 года и до конца жизни 90% его работ составляют тексты, посвященные символам и образам мировой культуры. На их основе позднее возникнет то, что станут называть «юнгианской культурологией».

Путь Юнга, кажется, был изначально предначертан. С детства Юнг был необычайно чуток к внутреннему миру человека. К своим (и не только) снам, фантазиям, грезам. Он был ярким выражением интровертной личности (термин этот придуман им). Еще в детстве чувствовал, как восприятие себя в качестве «внутреннего человека» вступает в противоречие с «внешним» опытом – например, со школой и семьей. Знания, получаемые в школе, он нередко видел как что-то, что не соответствовало его ощущению мира и себя. Как что-то поверхностное и формальное. 

В семье важным было духовное и идейное влияние отца (религиозное воспитание). Но и оно виделось ему как что-то поверхностное, ничего не пробуждало в душе. Юнг позже скажет, что в нем с ранних лет жили две личности. Одна – подлинная (внутренняя). Другая – та, которая была волей обстоятельств обращена вовне. Разрыв между ними он ощущал всю жизнь очень остро. Когда он принял решение стать психологом и специализироваться на психиатрии, он знал, что будет заниматься тем, что дано человеку как явления его внутренней жизни. 

Когда Юнг знакомится с работой Фрейда «Толкование сновидений», он обнаруживает, что это нечто близкое его опыту. Прошло 5-6 лет, прежде чем Юнг осознал масштаб и глубину фрейдовского подхода к психике. И если бы не было Фрейда, то все равно мы бы имели феномен Юнга. Влияние фрейдовского психоанализа ограничивалось лишь подходом. Изначально оно было важно, но Юнг быстро освобождается из-под этого влияния. В 1907 году Юнг И Фрейд впервые встретились в Вене. Проговорили 13 часов кряду. В этот день все обозначилось для Юнга. Юнг сразу понял и величие Фрейда, и что он может/не может у него взять. Дело не в пансексуализме Фрейда и теории либидо. Саму теорию либидо Юнг с самого начала видел как что-то частное…

Фундаментальная разница между ними в другом. У Фрейда бессознательное – то, с чем лучше бы дела не иметь. Оттуда проникают в сознание разрушительные и опасные для сознания человека энергии. В этом проблематика культуры: в отказах от влечений, нейтрализации разрушительного влияния бессознательного с его стихийной силой. У Юнга бессознательное – тоже бездна, но ее нужно слушать. Постоянно. Потому что бессознательное говорит с человеком. У Фрейда оно вторгается в область Я. И не иметь с ним дела, конечно же, никогда не получится. А Юнг, когда еще был ребенком, воспринимал сны как реальность более подлинную, чем «действительность». Бессознательное говорит необходимые человеку вещи. Говорит языком образов. 

Нужно прежде всего сконцентрироваться на сновидениях – они, как отмечалось, ближе всего к бессознательному. Чтобы обнаруживать живущие в них образы. Чтобы понять, что подлинная природа человека хочет сказать человеческому Я. Я человека не подлинная его природа, а техническое образование. Это наше Я (Фрейд разделял это мнение) неполноценно. Ибо оно – лишь маленькая часть человека. Для Фрейда все ограничивалось тем, чтобы на островке сознания уютно расположиться. Для Юнга – наша главная проблема в том, что мы не являемся целостной личностью. Раз человек не полон (живет только небольшая его часть) – нужно восстановить его в исконной полноте. В этом смысл человеческой жизни. В восстановлении целостности. Обретение себя. (Еще две с половинной тысячи лет назад Гераклит говорил, что хочет найти себя). Нужно слушать бессознательное – в нем заложено все, что человеку нужно. В нем находится источник не только культуры, но и человеческого счастья и совершенства. Бессознательное не наставник человека, конечно. Нельзя сказать, что оно ведет человека заведомо к счастью и совершенству. Но оно всегда говорит необходимые вещи. Без них мы не можем понять себя. Это просто, но это радикальное отличие Юнга от Фрейда.

Занимаясь анализом сновидений, Юнг обнаружил повторяющиеся образы, сводимые к определенным узнаваемым формам. Большинство образов в сновидениях – вариации символов, проходящих через всю историю мировой культуры. Значит, эти символы связывают человека с другими людьми и всеобщим истоком человеческой психики. У многих пациентов Юнга в силу их условий жизни не было возможности знать про сложные культурные символы, являющиеся в сновидениях. Полное соответствие с символикой алхимии, древних религий, эзотерических учений… И Юнг делает вывод о том, что существует коллективное бессознательное и оно является единым для всего человечества. Это всеобщий психический опыт. 

Индивидуальное бессознательное, которым фактически ограничивался Фрейд (хотя он говорил о глубинах культуры – коллективном – но категории коллективного бессознательного не вводил). Индивидуальное бессознательное скрывает под собой другие глубины. На еще большей глубине – бездна коллективного бессознательного. И она является не «животной», не природной, а изначально «культурной», потому что состоит из чего-то такого (архетипы), из неких сил, которые никакого отношения к животно-природному не имеют. Они изначально призваны творить культуру. Бессознательное – океан, наполненный силами, априори культурообразующими.

Если бессознательное это то, что говорит с человеком, оно способно являть ему подлинное содержание его души. Юнг предположил, что совпадающие с символами мировой культуры образы выражают определенные сгустки психических сил, действующих в бессознательном. 

Так приходим к понятию «архетип». Его нельзя определить и постичь собственно в понятии. Это нечто вроде формообразующий силы, которая действует в коллективном бессознательном и проникает в индивидуальное бессознательное. Бессознательное содержание, которое изменяется в зависимости от индивидуального сознания. Нужно провести различие между архетипами и архетипическими представлениями. То, что мы видим в снах, и то, что мы видим в мистических/религиозных символах, это то, через что архетип видим и воспринимаем. Сам он «гипотетический непознанный образец» – ничто. Эта сила вызывает некоторые образы – речь бессознательного в нас. «Факторы и мотивы», которые организуют некоторые психические элементы в некие образы. Бездонные глубины, в которых действуют силы, которые мы можем опознать, говорят с нами языком образа. Юнг пытается выделить некоторые главные архетипы и их содержание: Тень, Анима, Анимус, Мудрец, Младенец (божественный), Великая Матерь (родоначальница всего), Самость («главный» архетип). Важно не делать из этого схему или даже ее подобие. Юнг не выстраивал здания «теории архетипов». Он только наблюдает бесконечно изменчивые явления психики и пытается в них разобраться. Могут изменяться имена, модифицироваться их содержания. Нельзя сказать, что Юнг описал «структуру» бессознательного. То, что нам является, предстает в бесконечном количестве способов и образов.

Единый смысл: человек – существо неполное. Через теорию архетипов для Юнга проясняется, что для того, чтобы стать целостным, гармоничным и счастливым (здоровым – целостным), человеку нужно достичь самых глубин своего коллективного бессознательного, где находится Самость – самая глубокая форма. Нужно с нею соединиться. Как? Отправляясь в путешествие по глубинам собственного бессознательного. Во время психоаналитического сеанса что-то такое происходит. Надо каждому самому погружаться в образы своих сновидений. Не толковать как знаки чего-то другого, а воспринимать так, как будто они открытым текстом являют простое содержание. Являют то, чего человеку обычно не хватает. Этот принцип хорошо можно проследить на базовых примерах.


По теме: Человек в зеркале текста: поиск себя и путь к Cамости

Сон Юнга в середине 1910-х. Во время работы с Фрейдом. Дружили они года три-четыре. В 1913-м – разрыв. Разошлись пути. Однако Юнг часто возвращался к фрейдовскому подходу.

«Мне приснилось, что я нахожусь у себя дома, скорее всего на втором этаже, в уютной приятной гостиной, меблированной под XVIII век. Меня поразило, что я никогда не видел этой комнаты раньше, и я заинтересовался, что из себя представляет первый этаж. Спустившись вниз, я увидел мрачноватые апартаменты с обшитыми деревом стенами и внушительной мебелью XVI века, а может, даже более старинной. Мое удивление и любопытство усилились. Я захотел изучить весь дом и спустился в подвал. Там была дверь, за которой оказались каменные ступени, ведущие в большую комнату, походящую на склеп. Ее пол был покрыт здоровенными каменными плитами, а стены казались очень древними. Изучив кладку, я обнаружил, что раствор перемешан с кирпичной крошкой. Это явно были древнеримские стены. Мое возбуждение усилилось. В углу помещения одна из плит оказалась с металлическим кольцом. Приподняв ее, я увидел узкую череду ступеней, ведущих в какую-то пещеру, напоминавшую доисторическое захоронение. На полу виднелись два черепа, остатки костей, обломки битой посуды. На этом я проснулся.»

Пространственная топография души не как система шифров. Человеку является содержание того, что он мог забыть. Сам Юнг говорит, что сон был кратким изложением его жизни, этапов развития его взглядов. Сам факт, что это предстает в виде четкой пространственной топики, важен. Подобные сновидения относятся к числу повторяющихся сновидений. Человек может забывать, что это так. Содержание может быть предельно простым, но если оно повторяется, то бессознательное обращается к тебе, чтобы ты не забыл элементарных вещей – накопленного жизненного опыта. Можно интерпретировать сон Юнга и как погружение в некую древность. Нисходит все глубже. Если такие вещи повторяются, их необходимо слушать.

Коллективное бессознательное – общее для всех, но оно существует, чтобы индивидуализироваться в опыте каждого человека. Универсального быть не может. Не было «систематической» теории архетипов. Юнг предупреждал, что не может быть единого алгоритма толкования сновидений. Все зависит от множества факторов и от конкретного человека. 

Юнг говорит о том, что для человека существует только психическая реальность, которая недоступна в своей природе, но доступна в своих проявлениях. Все, что человек может знать, понимать, чувствовать, – только психическая реальность, которую необходимо изучать, в том числе в себе. Юнг не был метафизиком, не говорил о чем-то сверхчувственном. Он не был теологом (хотя многое в поздних работах входит в область богословия), не был собственно философом. Считал себя и был ученым-эмпириком. Он не работает с чем-то принципиально иноприродным человеку. 

Важнейшим аспектом юнговского учения являлось то, что представляет собою явное, открытое. Бессознательное говорит с нами языком сновидений, выявляя что-то. У Фрейда: то истинное, что скрывают наши сновидения – опасно. Несовместимо с представлениями Я о себе самом. У Юнга бессознательное раскрывает истинную природу человека. Образы в сновидениях, конечно, требуют «расшифровки» – имеется аспект сокрытого. Но явленное неизмеримо важнее для Юнга. Чуть ли не прямой смысл сновидений. Зачем скрывать? Сны – лишь необходимый регулирующий психический механизм. Если бы содержание глубин нашего бессознательного явилось в чистом виде, оно было бы невыносимо для человека. Было бы бессмысленно в чистом виде являть некое изначальное содержание бессознательного. Мы недаром  забываем многие вещи. Сокрытость необходима – таким образом человек может восполнить себя. Но сокрытое зовет человека последовать за собой туда, где оно станет явным. 

Для Юнга становится важным принцип индивидуации. Это значит («индивидуум» – «неделимый» – целостное): задача человека – проделать путь (и сам путь) к воссоединению с самим собой, глубинам собственной личности. Нужно рассмотреть являющееся на этом пути и дальше двигаться. Задача каждого человека – наблюдать за собой и сновидениями. Кроме того, индивидуация – то, как осуществляется формирование личности исторически. Если всеобщая психическая стихия – коллективное бессознательное, то мы все из него должны выделиться. Мы как капли в океане – слиты с бездонными глубинами и отражаем их. Процесс индивидуации – работа психической энергии: из бездн психического океана появляются индивидуальные личности – неделимости. Важно, чтобы они не утратили своей связи со всеобщим. Двунаправленный процесс. Поскольку путь индивидуации получает свое воплощение и отражение и в деятельности человечества на протяжении столетий, то это и история культуры. История культуры – совокупность различных процессов индивидуации.

Символы религий и учений, образы в мифологических представлениях – психический опыт человечества кристаллизует в них важные вещи, услышанные от коллективного бессознательного. Становится видно, что, в отличие от атеиста Фрейда, Юнг изначально был человеком религиозным. У него бессознательное религиозно по определению. Путь развития психики и осознания самого себя – религиозный путь. Путь культуры обладает религиозным содержанием. Вспомним еще раз этимологическую связку «религия (religio – relego) – перечитывать – возвращаться к одному и тому же». Это связано и с темой повторяющихся сновидений. Религия – не почитание кого-то или чего-то сверхъестественного, а возвращение к тому, что считаешь важным и не можешь не перечитывать. Это главный принцип в духовной топике отдельного человека и всего человечества. Для Фрейда смысл религии исчерпывался иллюзией и неким невротическим проявлением человеческой психики. Юнг никогда в божество не вкладывает теологического смысла. Значение божества не такое, как в религиях. Не предполагает некой сверхъестественной сущности, требующей особого межличностного отношения веры. Все это – лишь внешние формы культуры. Суть религиозности – суть самой психики. Религиозность – суть психического.

Архетипы. Имена – образы, которые интуитивно свидетельствуют о некоем содержании.

Первое, с чем встречайся человек, изучая бессознательное, – Тень. Мифологема Тени обыкновенно связана с представлением о темной стороне личности. Важно не свести Тень к некоему злому альтер-эго. Сон, приснившийся мужчине, который старался жить для себя и ни от кого не зависеть, усердно работал, подавляя всякую тягу к удовольствиям: 

«У меня был очень большой дом в городе, но я, хотя и жил в нем, еще не изучил его как следует. Для лучшего знакомства я прошелся по дому и обнаружил несколько комнат, главным образом в подвале, о которых ничего не знал. Там были двери, ведущие в другие подвалы и даже на подземные улицы. Я почувствовал беспокойство, обнаружив, что несколько из них не закрыты, а на некоторых не было и замков. Ведь кругом работали люди, которые могли проникнуть в дом. Поднявшись на первый этаж, я прошел на задний двор, где тоже обнаружил выходы на улицу или в другие дома. Только я начал осматриваться, как ко мне подошел громко смеющийся мужчина и заявил, что мы с ним старые школьные друзья. Я тоже его вспомнил, и пока он рассказывал мне о своей жизни, мы направились к выходу, а затем пошли бродить по улицам. Воздух был залит странным полусветом. Мы шли по огромной, идущей по кругу улице, огибающей сквер, когда мимо нас внезапно пробежали галопом три лошади. Это были красивые сильные животные, дикие, но хорошо ухоженные, хотя и без наездников (может быть, они сбежали от военных?)»

Смеющийся мужчина – тень сновидца. Альтер-эго. Тень – все те стороны нашего Я, которые как минимум нами забыты. Образ того, каким сновидец был раньше, когда проще и беззаботнее относился к жизни. Я, который живу там, где себя не знаю. 

Формы, которые составляют саму ткань глубинной природы нашей психики. Сила, направляющая определенные психические энергии и их представления. Встреча с тенью – первая ступень на пути индивидуации.

Погружаемся в глубины нашего бессознательного. Уходим из узкой области Я. Там «обитают» другие наши архетипы.

В сущности, все образы бессознательного, с которыми мы имеем дело, погружаясь в него, могут быть прочитаны как выражения изначального архетипа Самости. Она воплощается в разных образах и по-разному говорит с человеком. Не выражает никакой действительной реальности – это регулирующий принцип. Говорит из недосягаемых глубин через различные другие образы. Рождает все другие архетипы как энергии, направляющие движения нашей души. 

Символика чисел. Четверица, три, один – каждое число есть в своем роде образ цельности.

Анима. В коллективном бессознательном есть структуры Анима и Анимус. Общий смысл структуры (разделение по сексуальному признаку) может предупреждать о том, что человек перестал осознавать некоторые черты своего поведения. Это еще один символ целостности. Еще один из главных образов, которыми говорит Самость. Она сама себя в чистом виде явить не может. Являет себя в виде антропоморфного образа с половыми признаками. Предстает, чтобы повести за собой дальше в глубь.

Если грубо формулировать теорию архетипов (которой как таковой, в качестве «системы» не было): есть изначальная необходимая психическая сила. Во всей жизни человечества движущая сила. Функция порождаемых ею образов: быть символами целостности, порой драматичнейшими и наглядными, и исполнять роль проводника. Образ женщины-проводника/мужчины-проводника – психопомп, ведущий душу. В этом главный смысл Анимы. По-разному может воплощаться в словах.

Надо понять принцип устройства юнговского зрения. Вот еще один сон, который приводит Юнг. Серия снов, которые видела десятилетняя девочка. Это классический образец снов, на основании которых Юнг пришел к идее коллективного бессознательного.

«Однажды ко мне обратился мужчина, психиатр по профессии, по очень серьезному поводу. На одну из консультаций он принес написанную от руки книжечку, подаренную ему десятилетней дочерью по случаю Рождества. В ней были описаны ее сны двухлетней давности. Снов причудливее я не встречал и хорошо мог понять, почему отец девочки более чем озадачен их содержанием. Хотя и детские, они производили жуткое впечатление. Отцу было совершенно непонятно, откуда могли взяться такие фантазии. Наиболее примечательными были следующие сюжеты:

1. „Лютый зверь“, змееподобный монстр, усеянный рогами, убивает и пожирает всех других зверей. Но с четырех углов приходит Бог, а в действительности четыре разных божества, и оживляет всех убитых животных.

2. Вознесение на небеса, где в полном разгаре праздник языческих танцев; и сошествие в ад, где ангелы творят добро.

3. Орда маленьких зверьков угрожает спящей. Вдруг они вырастают до огромных размеров, и один съедает девочку.

4. В мышку проникают черви, змеи, рыбы и человекоподобные существа. Так мышь превращается в человека. Иллюстрирует четыре стадии происхождения человечества.

5. Видна как бы под микроскопом капля воды. Девочка видит, что капля наполнена ветками деревьев. Иллюстрирует происхождение мира.

6. Плохой мальчик держит ком земли и бросается во всех, кто проходит. Тем самым все проходящие мимо становятся плохими.

7. Пьяная женщина сваливается в реку и выходит из нее помолодевшей и трезвой.

8. Сцена в Америке, где множество людей скатываются к муравейнику, где их атакуют муравьи. Спящая в панике падает в речку.

9. Пустыня на Луне, в пески которой спящая проваливается так глубоко, что попадает в ад.

10. Девочка видит светящийся шар. Она касается его, из него идет пар, появляется мужчина и убивает ее.

11. Девочке снится, что она опасно больна. Вдруг прямо из-под кожи появляются птицы и покрывают полностью ее тельце.

12. Тучи комаров закрывают солнце, луну, все звезды, кроме одной, которая падает на спящую.»

Через год девочка умерла от инфекционной болезни.

Сквозь все сны проходит тема восстановления и спасения. Иногда тема решается так, как в целом ряде текстов христианской культуры, решается как спасение. Апокатастасис – восстановление всего мира в конце времен. Девочка этого не могла нигде почерпнуть. Змееподобный рогатый монстр. Такого рода монстр встречается в редчайших текстах средневековых алхимиков. 

Бог, приходящий из четырех углов, – образ связан с тем, что Юнг обозначит как архетип четверицы. Пьяная женщина – фундаментальный мотив преображения. Не мог осознаваться спящей.

Юнг пишет, что, помимо общего мотива разрушения и восстановления (именно ряда сновидений, предшествующих Рождеству), сны готовили девочку к смерти. Дело в переживании, которое было в снах. Опыт подготовки к тому, чего девочка знать не могла. Сны готовили ее к уходу из этого мира. Значит, бессознательное существует вне времени, в отличие от сознания. Прошлое, будущее и настоящее для него не существуют. Бессознательное знает будущее. Юнг делает вывод, что сам феномен пророчества – естественный механизм человеческой психики как индивидуальной, так и коллективной. Ничего сверхъестественного, чудесного в этом нет.

Многое из того, что человек называет чудом, Юнг часто сводит к тому, что работают неосознанные механизмы психики. Человек это только психическая энергия. Когда Юнг проецирует свою идею человеческой психики на историю всего человечества и культуру, то получается, что подлинными истоками этой культуры в истории являются разнообразные опыты мистического – то, что невозможно будто бы объяснить рационально. Подлинным существованием и истоком культуры являются символы религий, мифологических систем и даже научных концепций. Человек сталкивается с мистическим. Мистическое в своей основе содержит только принцип сокрытости. Мистическое (от μύω – «закрывать, скрывать») это синоним того, чего не видно. Поэтому категория чуда, волшебства – порождение человеческой мысли. Феномен мистического – соприкосновение человека со своей тайной, вхождение в область сокрытого, где тайное совпадает с явным. Таким образом, это важно даже методологически, потому что (подлинное содержание культуры – образы, в которых человечество осознавало некие архетипы в разные времена) к культуре относится не все что попало. К культуре порой относят кучу отбросов. Юнг: человек производит много замечательного, но производство благ и вещей, прогресс обусловлен тем, что человечество видит сны, в них осознает архетипы и схватывает их в тех или иных повторяющихся образах.

Юнг пишет: религиозное есть особое состояние человеческого духа. Внимательное слежение и наблюдение за некими динамическими факторами, воспринимающимися как силы. Все, что человечество оформляет как слова или образы в религии, философии или науке, суть такие динамические факторы психики, воспринимающиеся как силы. За ними человек следит и – releget – перечитывает. Формула культуры изначально религиозна. Религия – содержание и существо человеческой культуры. Возвращение к тому, что преследует нас как речь бессознательного. Религиозно все, чему человек придает первостепенную важность. Это ведет к великому множеству архетипов. Тогда получается, что культура – то, что питается архетипическими ключами.

Изучая, в какой мере в поисках культуры человечество близко подходило к этим ключам, Юнг обращается к двум традициям западного мира. Восток его тоже интересовал как богатый и неисследованный мир. Но для западного человека этот мир все равно до конца не будет понятен. В западной культуре нужно искать определенные традиции, свои, которые выявили бы ее сущность. В качестве таких традиций Юнг выделял гностицизм и алхимию.

Гностицизм – комплекс религиозно-мистических систем начала нашей эры. В их основе – видение, связанное с судьбами мироздания. Валентин и Василид. Есть один принцип, который сближает разные гностические системы. Юнг видел в этом психический опыт и опыт постижения культуры. Во всех системах речь идет о том, что мир и все в нем, возникнув из некоего божественного истока, по мере своего развития и расширения неизбежно деградирует и таким образом приходит к своей неизбежной гибели, предотвратить которую может только божественное спасение. Всю эту идею легко представить, вообразив свет, распространяющийся в темноте от источника во все стороны. По мере того, как свет идет дальше, его сила будто бы иссякает, пока не растворяется совсем. Действительно ли иссякает свет? Есть ли в фотоне света нечто такое, что обрекает его на гибель? Похоже, что нет. Мы знаем, что свет сам по себе не иссякает. Сам в себе не содержит источника своей гибели. Все мы – частички этого света, произошедшего из изначального, единого. Так образуется наш мир. Тогда мы можем погибнуть, рассеяться в темноте. Так вот, для того, чтобы не погибнуть, нужно остаться светом. Что для этого нужно сделать? Нужно сохранить свою связь с источником. Свет – что-то недискретное. Если связь прервется, то свет перестанет быть светом. В учениях гностиков порой встречалась идея гибели определенных людей и спасения других людей в конце времен. Есть те, кто способен удержать в себе сущность света, и те, которые не способны. Одних ждет спасение (не в смысле, что кто-то их в рай потащит) – источник хранит их до конца. Остальные рассеются.

Откуда тьма? Свет и тьма равноизначальны. Суть в том, что это разные грани одного и того же. Свет несет в себе собственную тьму. Есть свет только потому, что есть тьма. Это связано с архетипом Тени. Юнг, когда расширяет свою концепцию до общекультурологической, говорит о том, что Тень – то, что есть у Бога. Его Тень столь же велика, сколь его свет. Бог – архетип Самости, полноты, совершенства, святости, здоровья. Один из смыслов Тени – тьма. Но он не единственный и не главный. Главный – смысл инобытия. Свет и тьма просто есть благодаря друг другу. Свет несет в себе свою тьму. Поэтому в гностических системах была обязательно идея, что Бог (например, как начало всего сущего), порождая мир, одновременно порождает и свое иное – некий антагонистический образ – «дьявола». Как изначальную и вечную возможность порождает. Поэтому свет распространяется лишь во тьме. 

Обращаясь к историческому христианству, Юнг многократно говорил, как оно ущербно. Был уверен, что, например, Христос и Антихрист образуют изначальную пару. Один без другого невозможен. Символ Бога в виде троицы вместе с символикой тройки неполон. Тройка обязательно должна была быть дополнена четвертым элементом. Четверица полнее, чем троица. И этот четвертый должен был включать Тень – Антихриста. Юнг показывает, как у многих мистиков есть тяготение к отходу от канонического христианства. Потом эти идеи и соответствующие им символы переходят в алхимию. Поэтому алхимия – один из важнейших элементов европейской культурной традиции.

Образ света как универсальная модель гностицизма, если под ним понимать тип мироощущения. Источник света это Самость – глубинный архетип. Одна для всех – универсальный глубинный архетип – исток всего, к чему все вернется. С ним мы должны не утрачивать связи. Это путь к себе. Либо мы достигаем полноты и совершенства, психического и физического здоровья, либо это теряем. Культура человеческая жива постольку, поскольку человек обращается в разных видах к архетипам. Платоновские идеи или бесконечная вселенная Ньютона – все это работа человечества с содержанием своей психики. Культура жива через возвращение к источнику, образам. Связь с тайным источником света. Он останется тем, на что прямо невозможно смотреть. Если отдельный человек теряет его, то его сохраняет человечество.

Можно взять еще один простой образ. И связать его с тем, что Юнга не притягивало, но все же близко его видению. Плотин (III век н. э.), основатель неоплатонизма. Его учение о сути мироздания было похожим на то, что мы только что рассмотрели. Свет. Плотин был против гностиков. Но нас интересует визуальный образ, который может, пусть наивно, но наглядно иллюстрировать учение Плотина. Исток всего, в центре всего – Единое. Единое – точка. Все в себе заключает. Посредством эманации из него происходит мир. Переполнение сущности собой – образуется мироздание. Первая эманация Единого – Мировой Ум. Умопостигаемая действительность. Следующая область – Мировая Душа. Это все, что может быть познано и изведано человеческими чувствами. Все расширяется, подобно образу света.  На самой периферии Мировой Души возникает мир материи – вещественный, плотный, тяжелый, малоподвижный и бренный. Мир, который мы знаем вместе с его живыми и неживыми существами. Все в мире несовершенно и обречено на распад, потому что далеко от центра. Происходит ниспадение. Или вообразите фонтан в форме чаш, расположенных ярусами. (Вопрос связи с Самостью. Тоже своего рода иллюстрация устройства психики, по Юнгу. И опять религиозная идея спасения.) Вода «эманирует» из своего истока от переизбытка собственного содержания. «Эманируя», она обречена на ниспадение. Образ воды. Если мы вода, то мы сохраняем сущность Единого. Но что бывает, когда вода достигает пределов фонтана? Она возвращается к истоку. Принцип возвращения всего к себе. Так устроена психика, по Юнгу, и мироздание, хоть по гностикам, хоть по Плотину.

Идея спасения. Если мы частички воды в этом фонтане мироздания (капли, неотделимые друг от друга), то мы падаем. Когда мы упадем – мы возвращаемся к единому и обретаем исконную божественную полноту. Но некоторые частички разбрызгиваются, вылетая за пределы фонтана, когда не сохраняют связь с истоком. 

Так можно проиллюстрировать исторический процесс, по Юнгу. О том, что после смерти, Юнг не думал. Задача человечества – не вылететь всем вместе из мира. Исторические катастрофы красноречиво свидетельствуют о том, как можно вылететь. Самая страшная катастрофа ХХ века – Вторая мировая война – не была бы возможна, если бы не мифология и идеология немецкого национал-социализма. А воплотилось в гитлеровской идеологии то, что вышли на свободу «демоны души» коллективного человечества, которые не поддаются контролю. Юнг писал об архетипе Одина/Вотана – германского бога войны. Часть человечества оказалась неспособной противостоять его силе. Это не Самость говорила теми, кто создавал национал-социалистический мир, а идея воинственного перекраивания мироздания. Сила, которая питает этот архетип, – одна из живущих в бессознательном сил. В истории цивилизации это не первая и не последняя катастрофа. 

В мае 1945 года Юнг написал в заметке для одной газеты: не думайте, что демоны души, вырвавшиеся на свободу в гитлеровской Германии, ушли в глубины насовсем. Что они побеждены и исчезли. Демоны ушли, может, вовсе не в глубины. А в другую область земного шара. Ушли на Восток. Когда и как проявятся – надо еще посмотреть. Для Юнга это было очевидно, и он это интуитивно предчувствовал. 

Саморазворачивание полноты единого, божественного – средь тьмы, которая может стать гибельной.

Почему Юнг к Плотину не обращался: мы не видим в плотиновой схеме тьмы. Для Плотина зло – то, что возникает на периферии эманации. У него идея онтологического зла (не нравственного). Цель человека – развоплотиться. Тело – темница души. Подлинная душа не ограничена телесными рамками. Метафора Итаки в «Одиссее» Гомера. Человек не может не думать о своем идеальном истоке. 

Юнга это не очень устраивало. Иное высоты – не глубина, а низ. Ниспадение. Иное высокого – низкое. У Плотина этого не было. В недрах бессознательного равноизначальны свет и тьма. За этим нужен контроль.

Любимый образ Юнга из восточных традиций – мандала. Образ возник в индийской традиции. Юнг рисовал мандалы в свободное время. Тоже один из архетипов. Область обитания богов. Это вся область, которая существует благодаря тому, что пронизана божественным началом. Окружена тьмой и вбирает в себя тьму, преображая ее.


Читайте также: «Причинность не единственный принцип»: К. Г. Юнг о том, чем восточное мышление отличается от западного

Культура жива, пока она питается архетипами – истоками Самости. Здоровье культуры можно сопоставлять со здоровьем личности. Есть более и менее здоровые состояния и тенденции.

Посмотрите работы «Эон», «Действительность души», первую главу (написанную самим Юнгом) в сборнике «Человек и его символы», «О символах трансформации». 

Алхимия для Юнга – символический язык, отображающий трансформацию человека и возвращение к исходной полноте. Алхимия – опыт психики. Преобразовывать одни вещества в другие алхимику позволял внутренний процесс очищения души. Человек очищается от своих демонов. Это тоже принцип индивидуации. В алхимии Юнг узнавал образы, соответствующие архетипическим символам…

Напоследок я процитирую несколько слов из «Красной книги» Юнга – его тайного дневника:

«Не учение и не наставления я даю вам.  <…> Я сообщаю вам новости о пути этого человека, а не о вашем пути. Мой путь – это не ваш путь, поэтому я не могу вас учить. Путь внутри нас, а не в Богах, и не в учениях, и не в законах. Внутри нас путь, и истина, и жизнь. 

Горе тем, кто живет примерами! Нет жизни в них. …кто будет жить вашу жизнь, как не вы сами? Так живите сами. 

Есть только один путь, и это ваш путь». 

Путь к себе, который каждый совершает сам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Философия Юнга: кратко и понятно. Карл Густав Юнг: философские идеи

Карл Густав Юнг родился 26.07.1875 года в семье одного из священников евангелически-реформатской церкви в швейцарском местечке под названием Кесвиль. Его семья происходила из Германии: прадед юного философа руководил военным госпиталем в период наполеоновских войн, а брат прадеда на протяжении некоторого времени занимал пост канцлера Баварии. В нашей статье речь пойдет о философии Юнга. Кратко и понятно рассмотрим основные его философские идеи.

Начало философского пути

Еще в отрочестве Юнг начал отрицать религиозные представления собственного окружения. Ханжеское морализаторство, догматизм, превращение Иисуса в проповедника викторианской морали – все это вызывало у него неподдельное возмущение. По словам Карла, в церкви все бесстыдным образом толковали о Боге, его действиях и стремлениях, профанируя все священные вещи избитыми сентиментальностями.

Стоит заметить, что суть философии Юнга прослеживалась еще в его ранние годы. Так, в протестантских церемониях религиозной направленности юный философ не замечал и следа присутствия Бога. Он считал, что Бог когда-то жил в условиях протестантизма, однако давно покинул соответствующие храмы. Он познакомился с догматическими трудами. Именно это привело Юнга к мысли, что их можно считать «образцом редкостной глупости, единственной целью которых является сокрытие истины». Молодой Карл Густав придерживался точки зрения, что живая религиозная практика стоит гораздо выше всех догматов

Сновидения Юнга

Имеет место и мистика в философии Юнга. В его сновидениях той поры предельную важность играл один мотив. Так, он наблюдал образ старца, наделенного магическими силами, который считался как бы его alter ego. В повседневном быту проводил свою жизнь робкий и достаточно замкнутый юноша — личность под номером один. В сновидениях же являлась иная ипостась его «Я» — это личность под номером два, которая обладала даже своим именем (Филемон).

Поводя итоги обучения в гимназии, Карл Густав Юнг прочел «Так говорил Заратустра», после чего не на шутку испугался: Ницше тоже имел «личность под номером 2», которую называл Заратустра. Однако она сумела вытеснить личность непосредственно философа (кстати, отсюда и безумие Ницше; именно так считал Юнг, вопреки предельно достоверному диагнозу, поставленному медиками). Стоит заметить, что страх перед аналогичными последствиями «сновидчества» поспособствовал решительному, уверенному и достаточно стремительному повороту в реальность. Кроме того, у Юнга была необходимость учиться в университете и осуществлять трудовую деятельность одновременно. Он знал, что рассчитывать нужно исключительно на собственные силы. Именно такие раздумья постепенно увели Карла от волшебного мира снов.

Несколько позднее в учении Юнга о двух видах мышления отражение нашел и личный опыт сновидений. Основная цель юнговской психотерапии и философии Юнга — не что иное, как единение «внутреннего» и «внешнего» человека. Нужно дополнить, что размышления зрелого философа касательно религии в той или иной степени стали лишь развитием тех моментов, которые были испытаны им в детские годы.

Источники учений

При определении источников философских идей Юнга, тех или иных учений принято злоупотреблять словом «влияние». Естественно, в данном случае влияние не означает «повлиять» в прямом смысле слова, когда разговор ведется о великих богословских или философских учениях. Ведь оказать влияние можно лишь на того, кто что-то из себя представляет. Карл Густав в своем развитии в первую очередь отталкивался от протестантской теологии. Одновременно он усваивал духовную атмосферу собственного времени.

Философия Юнга принадлежит к немецкой культуре. Издавна для данной культуры является характерным интерес к «обратной, ночной стороне» существования. Так, в начале прошлого века великие романтики обратились к сказаниям народа, «рейнской мистике», мифологии Таулера и Экхарта, а также к алхимической теологии Беме. Стоит заметить, что до этого врачи-шеллингианцы уже пытались использовать философию бессознательного Фрейда и Юнга в лечении больных.

Прошлое и современность

На глазах Карла Густава ломался патриархальный уклад жизни в Германии и Швейцарии: уходил мир замков, деревень, небольших по размеру городов. Как отмечал Т. Манн, непосредственно в их атмосфере оставалось «что-то от духовной составляющей людей, которые жили в последние десятилетия XV века». Эти слова были произнесены с подспудной душевной предрасположенностью к безумию и фанатизм

В философии Юнга сталкиваются современность и духовная традиция прошлого, естествознание и алхимия XV–XVI веков, научный скепсис и гностицизм. Интерес к глубокому прошлому как к категории, постоянно сопровождающей общество сегодня, сохранившейся и действующей на нас и по сей день, для Юнга был характерен еще в юности. Стоит заметить, что в университете Карл больше всего желал учиться на археолога. Дело в том, что «Глубинная психология» своей методикой чем-то напоминала ему археологию.

Известно, что Фрейд также несколько раз сравнивал психоанализ с данной наукой, после чего сожалел, что имя «археология» все же закреплено за поисками культурных памятников, а не за «духовными раскопками». «Архее» является первоначалом. Так, «глубинная психология», которая снимает слой за слоем, постепенно движется к корням сознания.

Следует заметить, что в Базеле археология студентам не преподавалась, тем не менее в другом университете Карл учиться не мог: небольшую по размерам стипендию он получал только в родном городе. В настоящее время спрос на выпускников гуманитарных и естественнонаучных факультетов данного университета достаточно велик, однако еще в конце прошлого столетия ситуация была обратной. Профессионально изучать науку имели возможность исключительно обеспеченные в материальном плане люди. Кусок хлеба также гарантировали юридический, медицинский и теологический факультеты.

Специфический подход к науке

Для кого издаются все эти ветхие книги? Наука в то время была полезным орудием. Она ценилась исключительно по своим приложениям, а также благодаря эффективному применению в строительстве, индустрии, медицине и торговле. Базель корнями уходил в глубокое прошлое, а Цюрих устремлялся в такое же далекое будущее. Карл Густав замечал в подобной ситуации «раскол» европейской души. По философии Юнга индустриально-техническая цивилизация свои корни предавала забвению, причем это было закономерным явлением, так как душа в догматическом богословии окостенела. Как полагал известный философ, религия и наука вступили в противоречие по той причине, что первая в некоторой степени оторвалась от жизненного опыта, а вторая ушла от действительно существенных проблем — она придерживалась прагматизма и плотского эмпиризма. Вскоре возникнет следующий философский взгляд Юнга на это: «Мы стали богатыми в плане познаний, но бедными в мудрости». В картине мира, которая создана наукой, человек является лишь механизмом среди иных подобных. Так, его жизнь теряет всякий смысл.

Именно поэтому появилась необходимость в выявлении той области, где наука и религия не опровергают друг друга, а кооперируются в поисках корней всех смыслов. Вскоре психология стала для Карла Густава наукой наук. С его точки зрения, именно она была способна дать современному индивиду целостное мировоззрение.

Поиски «внутреннего человека»

Философия Юнга кратко и понятно говорит о том, что в поисках «внутреннего человека» Карл Густав не был одинок. Множество мыслителей конца XIX — начала XX веков имело такое же негативное отношение и к церкви, и к мертвому космосу естествознания, и даже к религии. Некоторые из них, к примеру, Толстой, Бердяев или Унамуно, обратились к христианству и дали ему весьма неортодоксальное толкование. Остальные, испытав кризис души, начали создавать философские учения.

Кстати, не без основания они называли эти направления «иррационалистическими». Именно так появился интуитивизм Бергсона и прагматизм Джеймса. Ни эволюцию природы, ни мир переживаний человека, ни поведение этого примитивного организма нельзя объяснить посредством законов физиологии и механики. Жизнь — это гераклитовский поток; вечное становление; «порыв», который не признает закона тождества. Круговорот веществ в природном окружении, вечный сон материального, вершины духовной жизни — это лишь полюса неудержимого потока.

Кроме философского значения аналитической психологии Юнга как «философии жизни», важно рассмотреть и моду на оккультизм, которая, непременно, задела его. В течение 2 лет философ участвовал в спиритических сеансах. Карл Густав познакомился со многими литературными произведениями по нумерологии, астрологии и иным «тайным» наукам. Подобные увлечения студенчества во многом определили особенности позднейших исследований Карла. От веры в то, что медиумы налаживают общение с духами умерших, философ вскоре отошел. Кстати, сам факт такого контакта отрицают и оккультисты.

Стоит отметить, что представленные наблюдения и философия Юнга, кратко описывающая их, стали основой его докторской диссертации «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов» (1902). Стоит отметить, что эта работа и по сей день сохранила научное значение. Дело в том, что философ дал в ней психиатрический и психологический анализ медиумического транса, сопоставил его с помраченным состоянием ума, галлюцинациями. Он отметил, что у поэтов, мистиков, пророков, основателей религиозных движений и сект наблюдаются аналогичные состояния тем, которые специалист может встретить у больных, слишком близко подошедших к священному «огню», настолько, что психика не выдержала — в итоге имел место раскол личности. У поэтов и пророков к их собственному зачастую примешивается голос, идущий из глубины как бы иной личности. Однако их сознание овладевает этим содержанием и придает ему художественную и религиозную формы соответственно.

Всяческие отклонения можно встретить и у них, однако существует интуиция, которая «далеко превосходит сознательный ум». Так, они улавливают определенные «праформы». Впоследствии Карл Густав определил данные праформы как архетипы коллективного бессознательного. Архетипы Юнга в философии в разное время возникают в человеческом сознании. Они как бы всплывают вне зависимости от людской воли. Праформы являются автономными, их не определяет сознание. Тем не менее архетипы могут оказывать на него влияние. Единство иррационального и рационального, субъект-объектное отношение к интуитивному прозрению — именно это отличает транс от адекватного сознания и сближает его с мифологическим мышлением. Каждому индивиду мир праформ доступен в сновидениях, которые служат основным источником сведений о психическом бессознательном.

Учение о коллективном бессознательном

Таким образом, к основным концепциям коллективного бессознательного Юнг пришел еще до того, как встретился с Фрейдом. Их первое общение произошло в 1907 году. К тому времени Карл Густав уже имел имя: прежде всего, известность ему принес словесно-ассоциативный тест, который позволил экспериментальным способом выявить структуру бессознательного. В лаборатории психопатологии экспериментальной направленности, которая была создана Карлом Густавом в Бургхельци, каждому из испытуемых предлагали перечень слов. На них человек должен был отреагировать незамедлительно, причем первым словом, пришедшим ему на ум. Время реакции фиксировали посредством секундомера.

После этого тест усложнялся: с помощью разных приборов фиксировались физиологические реакции индивида на определенные слова, которые выступали стимулами. Главное, что получилось обнаружить, — это наличие тех выражений, на которые люди не находили быстрого отклика. В некоторых случаях удлинялся период подбора слова-реакции. Зачастую испытуемые надолго замолкали, заикались, «отключались» или реагировали не одним словом, а целым предложением и так далее. При этом люди не осознавали, что ответ на одно слово, являющееся стимулом, к примеру, занимал у них в разы больший отрезок времени, чем на другое.

Умозаключение Юнга

Так, Карл Густав сделал умозаключение о том, что подобные нарушения в реагировании возникают по причине своеобразных «комплексов», заряженных энергией психического характера. Стоило слову-стимулу лишь «дотронуться» до данного комплекса, как у индивида, участвующего в эксперименте, появлялись следы незначительного эмоционального расстройства. Спустя некоторое время — благодаря эксперименту — появлялись многочисленные «проективные тесты», широко применяемые в подборе кадров и медицине. Кроме того, был разработан столь далекий от чистой науки прибор, как «детектор лжи».

Философ придерживался мнения, что этот тест способен выявить в психике человека те или иные фрагментарные личности, которые расположены за границами сознания. Стоит заметить, что у шизофреников личностная диссоциация является более выраженной, чем у здоровых людей. В конце концов это приводит к распаду личности, разрушению сознания. Так, на месте когда-то существовавшей личности остается целый пул «комплексов».

Впоследствии философ разграничил категории комплекса личного бессознательного и архетипа коллективного бессознательного. Следует заметить, что именно архетипы напоминают отдельных личностей. Если ранее безумие можно было объяснить «одержимостью бесами», пришедшими в душу извне, то у Карла Густава оказывалось, что их легион изначально существовал в душе. Так, при наличии определенных обстоятельств они одерживали победу над «Я» — одной из составляющий психики. В душе любого человека есть большое количество личностей. Каждая из них имеет свое «Я». Временами они стараются заявить о себе, выйти на поверхность сознания. К юнговской трактовке психики можно было бы применить древнее речение: «У нежити собственного облика нет — она ходит в личинах». Однако здесь должна быть оговорка в том, что непосредственно у психической жизни, а не «нежити» есть различного рода маски.

Конечно, представленные идеи Карла Густава связаны не только с психологическими экспериментами и психиатрией. Они как бы «носились в воздухе». Интересно знать, что К. Ясперс с достаточной степенью тревоги отзывался об эстетизации различных отклонений психического плана. По его мнению, именно таким образом «дух времени» выражал себя. В творчестве целого ряда писателей увеличивался интерес к «легионам бесов», которые населяли самые глубины души, а также к «внутреннему человеку», который является радикально отличным от внешней оболочки.

Зачастую данный интерес, как и у Карла Густава, сливался с учениями религиозного плана. Достаточно упомянуть Г. Майринка, австрийского писателя, на романы которого нередко ссылался философ («Ангел в западном окне», «Голем», «Белый доминиканец» и так далее). В книгах Майринка теософия, оккультизм, восточные учения составляли как бы систему отсчета для того, чтобы противопоставить метафизически-чудесную реальность миру каждодневной здравой сути, для которой эта реальность считается «безумной». Естественно, о подобном противопоставлении знал и Платон, и апостол Павел («Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?»). Кроме того, с ним можно было столкнуться в европейской литературе (Шекспир, Сервантес, Кальдерон и другие). Это противопоставление служило отличительной чертой немецкого романтизма, литературных произведений Достоевского и Гоголя, а также множества писателей нашего века.

Заключение

Итак, мы рассмотрели основные философские идеи и мысли Карла Густава как в теории, так и на конкретных примерах. В заключение следует отметить, что встречу философа с психоанализом невозможно назвать случайной, как и разрыв с Фрейдом, который произошел несколько позднее. В философии Фрейда и Юнга трактовка бессознательного принципиально отличается. Хотя Карл Густав был многим обязан именно Фрейду, своими наставниками он считал П. Жане и Э. Блейлера.

Блейлер писал о ситуациях раздвоения личности, а также об «аутическом мышлении», которому в любом случае противопоставлялось «реалистическое». Именно он ввел в психиатрию такой термин, как «шизофрения» (иными словами, раскол, расщепление личности). От Жане Юнг унаследовал в первую очередь энергетическую концепцию психики, в соответствии с которой реальность окружающего мира так или иначе требует определенного количества энергии, а с ослаблением ее потока «понижается уровень сознания».

Сегодня известен целый ряд литературных трудов Юнга: «Человек и его символы», «Красная книга», «Психология и алхимия», «Психологические типы» и так далее. Стоит отметить, что обстоятельства выхода в свет каждой из книг достаточно необычны. Они интересны уже этим, что напрямую относятся к их содержанию и замыслу.

жизнь, научная деятельность, влияние работ на современную психологию.

Карл Густав Юнг (1875 – 1961) – швейцарский психолог, один из родоначальников психоанализа. Разработанная им аналитическая психология ставила задачу исследовать бессознательную сторону человеческой психики через обращение к архетипам – изначальным образам, возникающим в сознании.

Жизнь Карла Юнга

Родился Карл Юнг в Швейцарии в семье протестантского священника; предки со стороны отца были врачами. Родители Юнга не могли найти общий язык, поскольку мать была психически не совсем здоровой женщиной. Она большую часть времени проводила в уединении в своей комнате, где, по её словам, «общалась с духами». В конце концов её положили в больницу из-за неопознанной болезни. Так что Юнг по большей части общался с отцом.

Карл Густав Юнг

Такие отношения в семье, по словам Юнга, способствовали тому, что в дальнейшем он относился к женщинам слишком патриархально и строго – ему казалось, что все они «ненадёжны».

Также Карл Юнг с детства был слишком замкнутым и необщительным. Подобно матери, он верил, что у него есть две личности: одна из них живёт в современном ему мире, а вторая – где-то в восемнадцатом веке. Вторая личность, по его словам, была довольно знатной и влиятельной фигурой в своей эпохе.

И хотя Юнг был более близок к отцу, его не устраивало его академическое отношение к религии.

В детстве в поведении Юнга существовало много странностей. К примеру, однажды он вырезал из школьной линейки человечка и положил его в пенал; туда же он положил разрисованный им камень. Пенал он спрятал под потолком и время от времени приходил смотреть на него, иногда он клал туда кусочки бумаги с сообщениями, написанными на изобретённом им «секретном языке». Впоследствии, вспоминая эти действия, Юнг говорил, что они приносили ему чувство безопасности и успокоения.

Также мистическим образом оказалось, что эти действия очень напоминали культовые практики, имевшиеся у ряда народов в древности и практикующиеся некоторыми австралийскими племенами даже сейчас (например, австралийская чуринга). А ведь Юнг, будучи маленьким мальчиком, ничего об этих культах не знал. Это позволило ему предположить, что в его подсознании был как бы записан культовый архетип, являющийся частью «коллективного бессознательного». И эти воспоминания стали одной из основ его теории.

В 1895 году Юнг начинает изучать медицину в Базельском университете. Вначале он не планировал изучать психиатрию, потому что в то время она считалась непрестижной. Однако во время чтения учебника он понял, что психиатрия как нельзя лучше отвечает его интересам, поскольку она затрагивает как биологическое образование, так и духовное, а психические расстройства являются болезнями личности. Через пять лет Карл Юнг уже работал ассистентом Эйгена Блейлера – знаменитого швейцарского психиатра, который ввёл в науку термин «шизофрения». Чуть позже начинают выходить и научные труды самого Юнга.

Некоторое время молодой Юнг дружил с пожилым уже на тот момент Зигмундом Фрейдом. Однако в 1912 году, когда вышла книга Юнга «Символы и метаморфозы. Либидо», эта дружба прекратилась, поскольку книга обнаружила существенные расхождения автора с Фрейдом.

Во время Первой мировой войны Юнг служил военным врачом, а затем стал комендантом лагеря для интернированных британских солдат. Швейцария уже тогда была нейтральной страной, и это вынуждало их задерживать всех солдат, которые пытались пересекать её границу. Комендант Юнг, впрочем, старался создать в лагере нормальные условия проживания солдат, а заодно предложил им посещать университетские курсы.

В 1903 году Юнг женился на Эмме Айшенбах. Свою жену он очень любил, и когда она умерла в 1955 году, он очень горько оплакивал её смерть. При этом у Юнга были и внебрачные отношения; одной из его девушек была Сабина Шпильрейн из России, которая вначале была его пациенткой, а затем и ученицей.

Научная деятельность и достижения

Одна из основных идей Карла Юнга заключалась в том, что личность человека не ограничивается приобретённым в процессе жизни опытом. Юнг утверждал, что каждый человек рождается с неким «записанным» в его психике материалом, который и составляет суть его личности. А воздействие окружающей среды не формирует в человеке личность, а лишь позволяет реализоваться тому, что в ней уже заложено при рождении.

Учение

Таким образом, Юнг отказался от многих положений классического психоанализа и классической психологии как таковой.

При этом Юнг выделял несколько видов «бессознательного»:

  • Национальное;
  • Расовое;
  • Семейное;
  • Групповое;
  • Индивидуальное;
  • Коллективное.

Самым древним пластом является коллективное бессознательное, которое включает архетипы, общие для всех людей на планете.

Архетипы, заложенные в бессознательном, влияют на наши поступки, мысли, идеи, чувства.

Юнг разработал ассоциативный тест, который позволял выявить работу коллективного бессознательного. Испытуемому назывался ряд слов, к которым он должен был подбирать свободные ассоциации. При этом измерялась скорость подбора ассоциаций, и эта скорость оказалась различна для разных слов. Юнг предположил, что там, где испытуемый абсолютно не задумывается и подбирает ассоциации мгновенно, задействован записанный в бессознательном архетипический код.

Некоторые части опыта, предположил Юнг, не подчиняются нашему сознанию. Такие части он назвал комплексами. Некоторые комплексы могут развиваться в результате психотравмирующих ситуаций. При этом происхождение некоторых других комплексов неизвестно. Комплексы как бы вмешиваются в жизнь человека, заглушая его сознание. Они могут заглушать его частично, как, например, при неврозах, а могут подавлять его и полностью, как при шизофрении и других заболеваниях.

Комплексы проникают в сознание человека через сновидения, телесные и психические симптомы, поведенческие стереотипы, галлюцинации, бред. Также они могут быть выявлены с помощью творчества, что делает возможным такой вид лечения, как арт-терапию.

Влияние работ Карла Юнга на современную психологию

Начать следует с того, что учение Юнга приобрело огромный интерес у сторонников магии и оккультизма, у различных «народных целителей» и «экстрасенсов». Ведь с его помощью стало возможно найти «научное» (или, точнее, наукообразное) обоснование ясновидения, целительства и особенно спиритизма. Оккультисты стали говорить, что контактируя со «сверхъестественным», они всего лишь выявляют некие бессознательные архетипы, которыми и являются духи.

Однако традиционная наука попыталась дать объяснение этому феномену. Дело в том, что Юнг с детства был мистиком и рос в окружении мистической, религиозной и магической атмосферы. И его учение во многом основано именно на мистике, а не на строгой науке.

Спиритические сеансы практиковали многие члены семьи Юнга, а также он сам. Дочь Юнга и вовсе стала медиумом.

Впрочем, отношение Юнга к мистическим явлением было совсем не таким, как у современных оккультистов. Юнг всё-таки пытался рассматривать мистику с научных позиций и искал в ней психологические корни, а не оправдывал веру в сверхъестественное.

Для собственно психологической науки ценность работ Юнга в том, что он одним из первых разделил человеческую психику на сознательную часть и бессознательную и начал пристально изучать именно бессознательное. Это на некоторое время вновь подняло вопрос о том, существуют ли у человека инстинкты или нет, и если существуют, то каковы их особенности.

С точки зрения современной науки, инстинкты в человеческой психике полностью отсутствуют, уступив место интеллекту. Действительно, в мозге любого животного с самого рождения записаны сложные поведенческие формулы, которые начинают реализовываться даже тогда, когда животное с первых дней отделено от матери. К примеру, котёнок с определённого возраста начинает зарывать отходы своей жизнедеятельности, а ведь это довольно сложный поведенческий акт, имеющий определённый смысл. У человека такое явление отсутствует, поэтому даже самым простым действиям человеческий ребёнок вынужден специально обучаться.

И этот тезис Юнг попытался опровергнуть, показав, что бессознательная часть человеческой психики существует и даже может хранить в себе какие-то «древние знания». Более того, многие психические расстройства и болезни уходят корнями именно в бессознательное. Обращаясь к этой части психики, можно производить лечение психических расстройств.

Смотреть видео

Читать книгу Введение в психологию Юнга

Робин Робертсон

Введение в психологию Юнга

ГЛАВА 1

Юнг и бессознательное

Каждая новая ступень в развитии культуры психологически представляет собой расширение сознания, нарастание осознаваиия, которое возможно лишь через установления различий.

К. Юнг

Это книга о психологии, открытой Карлом Густавом Юнгом в первой половине XX века, и ее значении для всех нас, вступающих в новый мир XXI века. Юнг был поистине оригинальным мыслителем, чьи идеи до сих пор остаются в значительной степени неизвестными или непонятыми. Юнг не всегда был прав; ЭТО свойственно первооткрывателям. Его взгляд на реальный мир настолько отличался от бытовавшего мировоззрения, что коллегам — психологам и ученым ~ зачастую трудно было понять, что он хотел сказать.

Язык произведений Юнга также не способствовал облегчению этой задачи. Слог казался слишком литературным его ученым коллегам и излишне академичным — его читателям. Художники и писатели сумели постичь сущность теорий Юнга лучше, чем ученые, но они нередко являли склонность к чересчур поспешным обобщениям, потому что не в состоянии были понять всю широту и глубину мысли Юнга.

В этой книге я попытаюсь представить идеи Юнга в обобщенной форме, возможно, даже в более обобщенной, чем в работах самого Юнга, но дающей, по моему мнению, достаточно четкое представление о них. Я буду делать основной упор на практическом применении идей Юнга, которого слишком часто упрекали в том, что его идеи неприложимы к практике и нереальны. Однако прежде всего мне хотелось бы дать читателям некоторое представление о том, что за человек был Юнг, как и почему пришел он к созданию самого оригинального мировоззрения XX столетия.

Юнг и Фрейд

Как и Зигмунд Фрейд, еще более знаменитый ИГО учитель, Юнг был практикующим врачом, Ставшим одним из первопроходцев в новой для того времени области психоанализа. Хотя Юиг был психологом-клиницистом, он также проводил изыскания в области экспериментальной психологии, которые в дальнейшем привели К созданию детектора лжи (цели, в которых этот прибор применялся впоследствии, вызнали бы у Юнга отвращение). Однако Юнг впервые привлек внимание Зигмунда Фрейда своей ранней концепцией комплекса («комплекс» — это чувства, образы и воспоминания, группирующиеся вокруг какого-то одного понятия, например концепции «матери», так, что они воспринимаются разумом как единое целое). Комплексы мы будем обсуждать более подробно во второй главе. Фрейд был на девятнадцать лет старше Юнга и уже написал некоторые из своих величайших творений. В то время психоанализ представлял собой еще почти совершенно неизученную область, и идеи Фрейда отвергались или подвергались резкой критике как в медицинских, так и в научных кругах.

Нет сомнений, что эти условия подготовили идеальную почву для обожествления Юнгом Фрейда и для «усыновления» Фрейдом своего нового избранного последователя. В 1906 году Юнг встретился с Фрейдом и вскоре после этого сделался первым среди любимых коллег Фрейда, а затем и его законным преемником. К сожалению, планам Фрейда не суждено было сбыться — Юнг не был создан для того, чтобы стать просто чьим-то учеником. Фрейд и Юнг — очень разные люди и по-разному смотрели на мир (мы сможем в этом убедиться, когда будем обсуждать теорию психологических типов Юнга в четвертой главе).

Фрейду исполнилось пятьдесят лет. Он чувствовал, что уже создал основополагающие идеи, описывающие структуру и динамику человеческой души (греч. psyche — душа, дух). (Слово «psyche» (душа) Юнг использовал для определения всех наших психологических процессов в совокупности. Этот термин представляется в данных обстоятельствах более подходящим, чем «мозг» или «разум», поскольку речь идет о реальности, которая не сводится к физическим процессам, но и*не отделяет себя от них.) Фрейду нужны были последователи, которые приняли бы его идеи и развивали их дальше. Хотя Юнг восхищался Фрейдом и считал многие из его идей полезными, он был убежден в том, что человеческая душа представляет собой гораздо более сложный «инструмент», чем предполагал Фрейд. В то время как теории Фрейда превращались в догму, Юнг продолжал собственные исследования с пациентами, «следуя всем изгибам пути». Иногда же этот путь заводил Юнга и такие «дебри», которые не укладывались в теорию Фрейда.

Символы трансформации

Приведем пример. Фрейдовская концепция эдипова комплекса произвела на Юнга глубокое впечатление, но Юнг увидел в ней нечто другое, отличное от того, что подразумевалось Фрейдом. Фрейд утверждал, что табу на инцест заложено глубоко в каждом из нас. Поскольку это понятие является общечеловеческим, оно с неизбежностью нашло отражение в мифах и литературе; Фрейд полагал, что наиболее точно эта концепция выражена в мифе о царе Эдипе, который непредумышленно убил своего отца Лая и женился на собственной матери Иокасте. Когда Эдип и Иокаста наконец узнали правду, Иокаста совершила самоубийство, а Эдип ослепил себя. Фрейд утверждает, что этот конфликт лежит в начале начал, что он вновь и вновь повторяется в жизни каждого из нас, особенно у мальчиков в возрасте от четырех до пяти лет. В этом возрасте (по Фрейду) мальчики испытывают чрезмерно сильную любовь к матери и ненавидят отца.

Фрейд сделал эдипов комплекс краеугольным камнем своей теории, так как для него это был единственный наиболее значимый психический элемент, лежащий в основе развития мужчины. Юнг обнаружил в открытии Фрейда нечто более удивительное: идею о том, что все древние мифы до сих пор живут внутри каждого из нас. В истории Эдипа Фрейд нашел описание всего процесса духовного становления личности, а Юнг — только один пример многочисленных психических инвариантов, существующих внутри каждого человека.

Легендарный греческий математик Архимед был как раз одним из таких редчайших людей: теоретик, способный находить применение своим теориям на практике. Он использовал математические функции для создания хитроумных конструкций из шкивов и рычагов, которые применялись для перемещения громоздких предметов. Существует апокрифический рассказ о том, что окрыленный своими успехами Архимед воскликнул: «Дайте мне точку опоры и я переверну мир!»

Подобно Архимеду, Юнг осознал, что Фрейд обнаружил один из примеров того, как психология может выйти за пределы истории личности и проникнуть в историю расы, отраженную в мифологии. Такой исторический подход давал и точку опоры, находящуюся вне пациента, и рычаг, позволяющий воздействовать на его душу. Юнг немедленно начал исследовать это новое удивительное направление в психологии.

В 1912 году Юнг опубликовал первые результаты своих исследований, получившие название «Трансформации и символы либидо» (лат. libido — влечение, желание, страсть, стремление) (позднее книга подверглась интенсивной авторской переработке и вышла в 1952 году под названием «Символы трансформации»). В этой книге выдвигался еретический тезис о том, что «либидо» есть не просто сексуальная энергия, но и энергия психическая, и образ, увиденный во сне, суть нечто большее, чем просто ребус, который можно расшифровать и выявить тем самым заключенное в нем запретное сексуальное влечение. С юношеской страстностью исследователя Юнг обратился к целому миру мифологии для усиления фантазий всего одной женщины, находившейся на начальной стадии шизофрении. (Эта женщина, упоминавшаяся как «мисс Франк Миллер», была пациенткой Теодора Флурнау, который опубликовал ее фантазии в 1906 году.)

Если Фрейд «редуцировал образы фантазий и сновидений, «принизывая» их к одному мифу (эдипов комплекс), Юнг «усиливал» фантастические видения этой женщины, проводя параллели между ними и многочисленными мифами, принадлежащими различным культурам и векам. По мере того как разворачивались фантазии пациентки, Юнг сумел показать формирование некоего паттерна, который неизбежно приводил к расщеплению души — шизофрении.

Как могли образы, являвшиеся в фантазиях современной женщины, повторять темы мифов, возникших тысячелетия назад, мифов, которые эта женщина никогда не читала? В паше время бытует мнение, что люди подобны пустым грифельным доскам, на которые опыт наносит свои письмена. Может быть, открытия Юнга явились плодом его фантазий? Может быть, его анализ был просто хитроумным обманом? Был ли Юнг прав, связывая фантазии пациентки с мифологическими сюжетами, которые он сумел интерпретировать как различные этапы, ведущие к шизофрении?

И все-таки Юнг оказался прав. Когда некоторое время спустя он обсудил свои выводы с Флурнау, тот подтвердил, что течение болезни пациентки точно совпадало с той картиной, которую описал Юнг. Трудно объяснить, как это могло произойти, если только не признать существования коллективной «подкладки» души, которая и «питает» душу мифологическими образами, сновидениями и фантастическими грезами.

Это было выше понимания Фрейда, и вскоре он разорвал отношения с Юнгом. Фрейдисты обычно принимают сторону Фрейда в толковании разрыва, юнгианцы поддерживают Юнга. Но, вероятно, разрыв этих двух людей был закономерен, поскольку они видели мир под разным углом зрения. Как и в случаях со многими другими отцами и сыновьями (потому что отношения между Фрейдом и Юнгом по своей сути соответствовали отношениям между отцом и сыном), Фрейд чувствовал, что Юнг предал его, а Юнг ощущал себя покинутым Фрейдом. Оба были по-своему правы. Стремление Юнга к полной независимости от каких бы то ни было условностей могло сделать его «трудным ребенком» для любого отца. Непоколебимые (а порой и закосневшие) представления Фрейда о природе души делали его невыносимым отцом для любого сына. (Фактически Фрейда постепенно оставили все его духовные «сыновья», начиная с Адлера.)

Однако поддавался он объяснению или нет, этот разрыв явился «горькой пилюлей» для Юнга. До конца своей жизни Юнг вынужден был в одиночестве следовать по пути изучения того коллективного фундамента, который находится под индивидуальным сознанием. Книга, которую вы собираетесь прочитать, повествует об открытии, сделанном Карлом Юнгом, и о его исследованиях «бессознательного как объективной и коллективной души». Позже Юнг ввел для обозначения этого понятия более краткий термин — «коллективное бессознательное». «Коллективное» — потому что оно состоит из образов и моделей поведения, не приобретаемых личностью в течение ее жизни, но, несмотря на это, доступных всем индивидам, живущим во все времена; «бессознательное» — потому что его невозможно постичь путем осознания.

Мифы в нашей жизни

Ученые и университетская профессура всегда насмехались над концепцией коллективного бессознательного. Им «хорошо известно», что люди не могут иметь никаких иных воспоминаний, кроме приобретенных ими в течение жизни. Для нас, воспитанных в век разума (как принято считать), это понятие представляется очень странным (абсурдным). В наше время, когда мы как слепые «тычемся во все углы» в тщетном стремлении к абстрактным духовным ценностям, то делаем вид, что дух может быть сведен к понятию «разума». Мы все больше и больше погружаемся сами в себя, живем внутри себя, отрезанные от мира природы, раскинувшегося вокруг нас, и при этом делаем вид, что разум, в свою очередь, может быть сведен к понятию «мозга». Мы твердо верим в то, что всему можно дать материалистическое объяснение. Любое иное описание реальности мы отметаем как примитивный предрассудок.

Однако именно по причине этого материализма мы живем в изоляции и отчужденности друг от друга. Одиночество и отчаяние стали обычными спутниками людей в нашей развитой западной цивилизации. Замкнутые внутри самих себя, мы страстно жаждем хоть какого-то ощущения сродства, близости — со своей работой, своей религией, с каким-то другим человеком, миром вокруг нас, наконец, с самим собой.

Психология Юнга предлагает нам выход из тупика. Может быть, эта психология не способна полностью разрешить все проблемы, но, по крайней мере, она предоставляет нам возможность обрести новый взгляд на мир. В противовес холодному, бездушному механистическому миру материалистов, Юнг описывает теплый, органичный мир, в котором каждый связан с каждым и со всеми, и любой человек — с каждым аспектом мироздания. При этом всякий человек не перестает также быть уникальной личностью со своей неповторимой судьбой, которую Юнг именует индивидуацией (то есть путем развития конкретной личности в течение всей ее жизни).

Как и любое другое подобное целостное мировоззрение, картина реальности, нарисованная Юнгом, оставляет ряд вопросов без ответа. Понятие коллективного бессознательного открывает множество дверей, прежде остававшихся запертыми для западных ученых. Традиционно психология (а также философия и наука в XX столетии) имела тенденцию ограничиваться только теми вопросами, на которые она была в состоянии дать ответы. Любые другие сложные и спорные вопросы, особенно метафизические, отметались как бессмыслица (буквально: «без» смысла, не поддающиеся восприятию, исследованию и описанию с помощью органов чувств). К сожалению (или, по моему мнению, к счастью), мир сложнее наших систем мышления. Психология Юнга отдает должное всей сложности тех проблем, которые мы испытываем, живя в окружающем нас мире. Пускай Юнг не в состоянии дать ответ на все вопросы, по крайней мере, он не отрицает, что подобные вопросы существуют. Понятие коллективного бессознательного, выведенное Юнгом, не является ни философским построением, ни религиозной догмой; это попытка, хотя порой и довольно примитивная, представить точную картину внутреннего мира души и ее взаимосвязей с внешним материальным миром вокруг нас. Он открыл этот новый мир, внимательно изучая сновидения, которые описывали его пациенты, а затем соотнося эти рассказы с похожими темами, которые находил в сказках, мифологии, искусстве и культуре всех народов мира.

То были не академические выкладки; Юнг обратился к мифологии, потому что она помогала ему понимать и лечить пациентов с их реальными проблемами. К примеру, он мог выявить в сновидении пациента символ, который ставил его в тупик. Тогда Юнг обращался к мифологии и находил миф, в котором такой символ уже встречался прежде. Так как мифы повествуют о человеческих конфликтах, Юнг получал возможность понять конфликт, переживаемый его пациентом, конфликт, который пациент скрывал и от самого себя и от Юнга. Если сновидения лишены смысла, то лишь случайностью можно объяснить тот факт, что в сновидении повторялся образ, уже отраженный В мифологии. В подобном случае конфликт, отраженный в мифе, имел бы мало или не имел 6Ы совсем ничего общего с фактической проблемой пациента. Но ведь общее было. Вновь и вновь прослеживалась эта общность (и прослеживается до сих пор).

Для того чтобы принять взгляд Юнга на реальность, не нужна вера; нужно только мужество, чтобы беспристрастно исследовать свой внутренний мир так, как это сделал сам Юнг. Наше исследование облегчается тем, что Юнг уже провел его и оставил нам «карту местности». Опять же, нам нет необходимости принимать его «карту» на веру. Юнг всегда просил, чтобы люди входили в область своей души с таким чувством, словно они ничего не знают о ней. Однако если мы внимательно посмотрим на то, с чем встретились в своем внутреннем мире, то обнаружим, что наши наблюдения точно соответствуют модели Юнга. Это происходит потому, что коллективное бессознательное не есть просто теория, оно действительно существует.

Если попробовать отграничиться от всего личного в душе, можно понять, что в ней остается еще что-то — общее для всех мужчин и женщин всех времен и культур. Поскольку это «что-то» в буквальном смысле является бессознательным, мы не можем непосредственно ощутить или испытать его. Подобно молекулярным физикам, изучающим следы, оставленные субатомными частицами в пузырьковой камере, нам приходится наблюдать бессознательное по тем следам, которые оно оставило в наших сновидениях и фантазиях. Но на основании этих наблюдений мы можем строить модели, описывающие (отметьте, что эти модели всегда описывают, а не объясняют) как структуру бессознательного, так и его динамические взаимосвязи с сознанием.

Прежде чем пуститься в путь, мне хотелось бы немного рассказать вам о замечательном человеке — Карле Густаве Юнге — для того, чтобы легче было понять, как ему удалось сделать свои уникальные открытия.

Связь с природой

Карл Юнг родился в Кессвиле, аграрном районе Швейцарии, в 1875 году. Его отец был священником. Когда мальчику исполнилось полгода, семья переехала в новый приход, а потом в другой, когда Карлу сравнялось четыре. Оба прихода располагались в сельской местности (хотя последний и находился недалеко от Базеля). Юнг оставался единственным ребенком в семье, без братьев и сестер или товарищей по играм, до тех пор, пока не пошел в школу (его младшая сестра родилась, когда Карлу было девять). Лишенный общества сверстников, он искал утешения как внутри себя, в своих внутренних душевных ресурсах, так и вовне — в красоте окружавшей его природы. Хотя впос

Краткое введение в К. Г. Юнг и аналитическую психологию

Карл Густав Юнг был самым известным членом группы, которая сформировала ядро ​​раннего психоаналитического движения — последователей и учеников Зигмунда Фрейда. После завершения учебы в медицине Юнг получил должность в больнице Burghoelzli в Цюрихе, Швейцария.

К. Г. Юнг

Карл Густав Юнг был самым известным членом группы, которая сформировала ядро ​​раннего психоаналитического движения — последователей и учеников Зигмунда Фрейда.После завершения учебы в медицине Юнг получил должность в больнице Burghoelzli в Цюрихе, Швейцария. Там он работал с пациентами, страдающими шизофренией, а также проводил исследования словесных ассоциаций. В 1904 году Юнг переписывался с Фрейдом по поводу этой последней работы, а также начал использовать психоаналитическое лечение Фрейда для своих пациентов. В 1906 году Фрейд пригласил Юнга в Вену, и у них начались профессиональные отношения. Вскоре Фрейд стал отдавать предпочтение Юнгу как своему преемнику в новом и растущем психоаналитическом движении.Усилиями Фрейда Юнг был назначен постоянным президентом Ассоциации психоанализа на ее Втором Конгрессе в 1910 году. Юнг и Фрейд разделяли понимание глубокой роли бессознательного. Однако их понимание природы бессознательного начало расходиться. Это привело к болезненному разрыву между двумя мужчинами в 1913 году после публикации Юнгом крупной статьи по психологии бессознательного, в которой подчеркивалась роль символизма (Jung, 1912). Фрейд чувствовал себя преданным отклонением Юнга от его теоретических взглядов.Юнг также чувствовал себя преданным, полагая, что Фрейд из-за своей негибкости не поддержал это расширение их совместной работы.

В период с 1913 по 1917 год, когда Юнг в значительной степени подвергался остракизму со стороны психоаналитического сообщества, он приступил к глубокому, обширному (и потенциально опасному) процессу самоанализа, который он назвал «конфронтацией с бессознательным» (Jung , 1961, гл. 6, с. 170-99). Юнг вышел из этого личного путешествия со структурами, созданными для его теорий об архетипах, комплексах, коллективном бессознательном и процессе индивидуации.Эти теории, наряду с его пониманием символики сновидений и других творческих процессов, легли в основу его клинического подхода, который он назвал аналитической психологией. На протяжении своей долгой жизни Юнг продолжал развивать и расширять свои теоретические основы, опираясь как на свою клиническую практику, так и на изучение таких обширных предметов, как алхимия, восточные религии, астрология, мифология и сказки.

Юнгианская теория

Юнгианская теория во многом основана на опыте.Это подход, который удерживает одну ногу в мире внешних событий, а другую — во внутренней сфере фантазий, снов и символов. Сам Юнг во многом перешел от человеческих наблюдений к теории. Он построил свои концепции на доказательствах, полученных из его клинических наблюдений и личного опыта, включая длительный период глубокого и интенсивного самоанализа (см. Jung, 1961). Юнг использовал огромное количество мифических и антропологических материалов, чтобы усилить и прояснить (а не доказывать) свою теорию.Самуэльс отмечает, что осознание этой последовательности очень помогает в понимании зачастую чрезвычайно плотных сочинений Юнга:

[Юнг] начинает с человеческого взаимодействия в анализе или с наблюдения за жизнью, развивает теорию, которая затем иллюстрируется сравнительным материалом или дальнейшими наблюдениями. , Только тогда можно было организовать массу изображений и данных из многих источников. Затем сама организация помогает понять тот или иной аспект человеческого поведения. Таким образом, процесс является циклическим: человеческий материал — теория — иллюстрация — приложение к человеческому поведению (1985, стр.5).

Хотя некоторые структурные термины Юнга были взяты из фрейдистского психоаналитического лексикона того времени, они не обязательно используются таким же образом. (Это, конечно, также верно для различных неофрейдистских использований этой терминологии.)

В фрейдовской концептуализации эго относится к психической структуре, которая является посредником между обществом (суперэго) и инстинктивными влечениями (ид). Использование Юнга противоположно этому. Для Юнга эго можно понять в гораздо более динамичном, относительном (и хрупком) смысле как

сложную, чувствительную группу представлений о себе, которая имеет как сознательные, так и бессознательные аспекты и в то же время личный и коллективный.Попросту говоря, возможно, слишком просто, эго — это то, как человек видит себя, наряду с сознательными и бессознательными чувствами, которые сопровождают этот взгляд (Hopcke, 1989, p. 77).

Эго, как один комплекс (см. Ниже) среди многих, не рассматривается юнгианцами как цель психологического развития. Задача эго как носителя индивидуального сознания состоит в том, чтобы осознать свои собственные ограничения, увидеть свое существование как небольшой остров — хотя и важный — в гораздо более обширном океане личного и коллективного бессознательного.

Основная часть задачи эго — и главная цель психотерапии — состоит в том, чтобы развить соответствующие отношения с тем, что Юнг назвал Я , архетипом целостности. Самость можно понимать как центральный организующий принцип психики, тот фундаментальный и существенный аспект человеческой личности, который придает сплоченность, значение, направление и цель всей психике.

Отдыхающие (по большей части) близко к поверхности бессознательного — это те личные атрибуты и элементы опыта, которые были исключены из эго, обычно из-за неодобрения родителей и общества.Эти элементы известны как тень , и они, как правило, проецируются на менее привилегированных лиц и группы. Хотя в целом эти качества являются отрицательными, тень может также содержать положительные аспекты, которыми человек не мог владеть. Типичными для последних являются качества, которые члены семьи и / или сверстники осуждают с такими ярлыками, как «не мужской», «неженственный», «слабый» или «детский».

Наконец, persona — греческое слово для обозначения маски актера — это лицо, показываемое другим.Он раскрывает одни избранные аспекты личности и скрывает другие. Хопке пишет: «Юнг рассматривал личность как жизненно важный сектор личности, который предоставляет человеку вместилище, защитную оболочку для его или ее внутреннего« я »» (1989, с. 87). У хорошо развитого человека может быть несколько личностей, подходящих для деловых и социальных ситуаций. Проблема заключается не в том, чтобы иметь личность, а в том, чтобы идентифицировать себя с ней, игнорируя внутреннюю жизнь человека.

Концепция архетипов , пожалуй, самая отличительная из юнгианских концепций (Jung, 1934b, 1936).Это концепция, которую юнгианцы понимают как данность человеческого опыта, но которая часто сбивает с толку представителей других психоаналитических школ. В своей работе со сновидениями пациентов Юнг начал замечать появление символов, которые, казалось, имели мало или не имели никакого личного значения для сновидца, но все же часто имели большой эмоциональный заряд. Он заметил, что многие из этих символов появлялись снова и снова на протяжении всей истории в мифологии, религии, сказках, алхимических текстах и ​​других формах творческого выражения.Юнг пришел к убеждению, что источником этого символического материала было то, что он определил как коллективное бессознательное, совокупность опыта, доступного для всех людей на протяжении истории, которая находится ниже личного бессознательного. Для Юнга архетипы были «типичными способами выражения», возникающими из этого коллективного слоя. Архетипы — это не образы или идеи, а, скорее, фундаментальные психические паттерны, общие для всех людей, в которые организованы личные переживания.

В результате ранних исследований ассоциаций слов Юнг пришел к выводу о существовании кластеров идей, мыслей, воспоминаний и восприятий, организованных вокруг центрального аффективного и архетипического ядра.Он назвал эти группы «комплексами с тонусом чувств» (Jung, 1907, пар. 82). Тонированные чувствами комплексов являются основными структурными единицами психики.

Юнг рассматривал комплексы как «живые единицы психики» (1934a, стр. 191), как отличительные части личностей

, каждая из которых несет собственное осколочное сознание, степень интенциональности и способность преследовать цель. Они похожи на настоящие личности в том смысле, что содержат образы, чувства и качества, и, если они поглощают эго, они также определяют поведение (Sandner and Beebe, 1995, стр.302).

В обычном человеческом опыте переживание захвата комплексом — это то, на что мы указываем такими словами, как «Я был вне себя» или «Я не знаю, что во мне проникло». Юнг ярко писал об автономном качестве комплексов:

Реальность следит за тем, чтобы мирный цикл эгоцентрических идей постоянно прерывался идеями с сильным чувственным тоном, то есть аффектами. Ситуация, угрожающая опасностью, отодвигает безмятежную игру идей и заменяет собой комплекс других идей с очень сильным чувственным тоном.Затем новый комплекс вытесняет все остальное на задний план. На данный момент он наиболее отчетлив, поскольку полностью подавляет все другие идеи; он позволяет существовать только тем эгоцентрическим идеям, которые соответствуют его ситуации, и при определенных условиях он может подавить до точки полной (мгновенной) бессознательности все идеи, которые ему противоречат, какими бы сильными они ни были. Теперь он обладает сильнейшим тоном внимания (Юнг, 1919, с. 41).

Юнгианский анализ / психотерапия

Юнгианская психотерапия в том виде, в котором она практикуется в настоящее время, охватывает широкий спектр точек зрения, начиная от первичного акцента на анализе архетипического материала сновидений и фантазий до сосредоточения внимания на разгадывании раннего развития. проблемы, и в том числе сильный клинический акцент, который объединяет эти два элемента.Ряд авторов пытались классифицировать юнгианцев по школам (особенно см. Samuels, 1985), попытка, которая кажется лишь частично успешной в улавливании большого разнообразия, обнаруженного среди юнгианцев, именно потому, что теория основана на опыте. Джозеф Хендерсон отмечает, что

. , , мы, индивидуальные практикующие, должны были переформулировать наш терапевтический опыт, если он отличается от опыта мастера. Этого следовало ожидать с момента индивидуации. , , подразумевает, что ни один психотерапевт не может быть назван юнгианцем, не став прежде таким дифференцированным индивидуумом, каким он или она может быть в ответ на его или ее собственный личный анализ

.

Фрейд против Юнга — Сходства и различия

Freud vs Jung Freud vs Jung

Плохо платят учителю, если он остается только учеником. И почему же тогда тебе не почерпнуть мои лавры? Вы меня уважаете; но как, если однажды ваше уважение рухнет? Позаботьтесь о том, чтобы падающая статуя не поразила вас замертво! Вы еще не искали себя, когда нашли меня. Так поступают все верующие: теперь я прошу вас потерять меня и найти себя; и только когда вы все отвергнете меня, я вернусь к вам.

(цитата из Ницше Юнгом Фрейду, 1912)

Для многих Карл Юнг и Зигмунд Фрейд определили мир психологии. Их теории, хотя и различны, оказали наибольшее влияние на наше восприятие человеческого разума, а их вклад в теорию и практику привел к разработке успешных психологических методов лечения широкого спектра человеческих страданий.

Однако их пути не всегда были такими разными. В начале этой красочной истории была дружба, товарищество, основанное на интеллектуальном мастерстве и страстном желании продолжить изучение бессознательной психики.Для 31-летнего Юнга Фрейд олицетворял не только уважаемого коллегу, но и отца, которому он мог открыть свое сердце и разум. Как и Фрейд, Юнг был энергичным человеком и открывал новую волнующую перспективу для психоаналитического движения.

Но эта динамика силы изменилась, а вместе с ней и их дружба. В случае, когда ученик стал учителем, к моменту разрыва с Фрейдом в 1913 году Юнг был всемирно известен своим вкладом в психологическую теорию. В чем была причина их интеллектуального разрыва и в чем заключались их различия? Был ли победитель в битве Фрейда и Юнга?

Коротко о Зигмунде Фрейде

Зигмунд Фрейд, урожденный Сигизмунд Фрейд, был австрийским неврологом, родился 6 мая 1856 года в небольшом городке Фрайберг, Моравия (ныне Чешская Республика).Несмотря на то, что Фрейд вырос в относительно бедной еврейской семье, он планировал изучать право в Венском университете. Позже он передумал и выбрал лекарство. По окончании учебы Фрейд начал работать в психиатрической клинике Венской больницы общего профиля.

freud freud.

Юнг и философия

Страница 1 из 2

Юнг, конечно же, является основателем аналитической психологии и наиболее известен в психотерапевтических и консультационных кругах. Он, вероятно, следующий по величине среди изучающих сравнительное религиоведение. Но его мысли были применены к областям от физики до экопсихологии.

Уильям Р. Клаф, M.A., D.Min, M.Div. является другом Юнга, рукоположенного пресвитерианского священника, в настоящее время служащего капелланом в ВМС США, дислоцированном в штаб-квартире Корпуса морской пехоты США в Вашингтоне, округ Колумбия.

Юнг, конечно же, является основателем аналитической психологии и наиболее известен в психотерапевтических и консультационных кругах. Он, вероятно, следующий по величине среди изучающих сравнительное религиоведение. Но его мысли были применены к областям от физики до экопсихологии. Многие юнгианские статьи содержат явные ссылки на философские предположения (обратите внимание, например, на статьи на домашней странице К.Г. Юнга, где говорится об отношении Юнга к постмодернистской мысли). Его работы в зародышевой форме послужили прообразом для широкого круга тем, которые впоследствии были подняты в двадцатом веке.

Он был не только выдающимся мыслителем психоанализа, его также можно было считать искушенным философом. Хотя фраза «юнгианская философия» используется время от времени, она не получила четкого определения. Его вклад в философию обычно оставался бессознательным или, по крайней мере, предсознательным. В той мере, в какой его философская сторона остается бессознательной и менее явной, она часто воспринимается как несформированная, расплывчатая, эксцентричная, даже чуждая и причудливая. В этой статье я хочу исследовать некоторые философские основы и принципы Юнга.Я надеюсь, что это пролит некоторый свет на современную философию и, поскольку значения слов включают в себя не только их определения, улучшит наше понимание некоторых терминов Юнга.

Компания C.G. Домашняя страница Юнга была создана «для того, чтобы служить центром для восприятия юнгианской мысли и юнгианских интересов и расширения их на настоящую мировую арену [включая] статьи по предметам, традиционно выходящим за рамки индивидуальной и групповой аналитической психологии», так что это могло бы показаться хорошим местом Начнем с двух предположений и двух наблюдений.

Предположение номер один состоит в том, что юнгианская мысль может предоставить обогащающую точку зрения на некоторые проблемы современной философии. Предположение номер два состоит в том, что для наших целей Психологические типы могут служить хорошей отправной точкой для изучения философии Юнга. Типология явно применима к эпистемологии (как мы познаем вещи), но она имеет отношение к онтологии (что действительно существует), как мы увидим. В своей автобиографии « Воспоминания, сновидения, размышления » Юнг написал о Психологических типах : «Эта работа возникла из-за моей потребности определить способы, в которых мои взгляды отличаются от взглядов Фрейда и Адлера.Пытаясь ответить на этот вопрос, я столкнулся с проблемой типов; для это психологический тип, который с самого начала определяет и ограничивает суждения человека. Моя книга, таким образом, была попыткой разобраться с отношениями человека к миру, к людям и вещам . 1 (курсив мой. и вещи »- неплохое определение философии, и если тип человека определяет и ограничивает суждение человека, он ясно определяет и ограничивает и его философию.

Одно наблюдение заключается в том, что в настоящее время философия переживает период засухи. Философия прекрасно расцвела от жизнерадостного французского рационализма Декарта через суровый британский эмпиризм Юма к величественной проницательности Канта и последнего великого синтезатора Гегеля. Но начало этого века было не по душе философии. Гегель особенно пострадал от присвоения Гитлером для оправдания германоцентрического мировоззрения и Марксом для создания материалистического анализа истории.В конце концов, экзистенциалистское нытье, нигилистическая депрессия, гуманистическая беспочвенность, субъективизм, солипсизм и лингвистическое занудство стали нормой, и философия умирает с тех пор, как Гитлер и Маркс жестоко избили ее. Во всех практических целях наука взяла на себя онтологию и космологию; религия взяла на себя этику, смысл и социальную значимость; а психология заняла место эпистемологии.

Другое наблюдение состоит в том, что аналитическая психология — это самый разносторонний вид психологии, не боящийся иметь дело ни с чем.Юнг был пионером, и он очень серьезно относился к своей роли. Он сказал очень много вещей, которые были «передовыми» в его время. Он прекрасно понимал, что знания быстро развиваются, и его теории будут подтверждены, опровергнуты и конкретизированы последующими учениками.

Эта статья — не столько строгое изложение Юнга, сколько попытка внести что-то существенное, основанное на Юнге. Начнем с краткого обзора философских основ Юнга.

Фундамент

В группе Психологические типы философы, которых Юнг цитирует чаще всего, — это Иммануил Кант, Фредерик Ницше и Артур Шопенгауэр.Он ссылается на Ницше скорее как на исследователя эстетики, чем как на философа per se , и одновременно хвалит и преуменьшает аспекты философии Шопенгауэра, которая была более непосредственной основой для Фрейда. Итак, давайте начнем с Канта и посмотрим, как небольшое его понимание придает сочинениям Юнга перспективу, глубину и измерение. Кант, как мы увидим, особенно полезен, освещая различие Юнга между интроверсией и экстраверсией.

После того, как Дэвид Хьюм фактически дискредитировал самые основные методы философского предприятия, существовавшего до своего времени, Канту пришлось подбирать фрагменты.Юм дал прочную философскую основу ослепительно успешным уравнениям Ньютона, превратившим весь мир в наблюдаемые факты и математику. К сожалению, он отбросил некоторые вещи (например, Бога и причину и следствие), которые заставили Канта заподозрить, что Юм слишком подробно изложил свои философские предположения, чтобы на самом деле описать реальность.

Кант признал довольно жесткие ограничения человеческого знания Юмом, а именно то, что все, что мы можем знать, — это наблюдения за чувствами и операциями чистой логики.Затем ему пришлось столкнуться с тем фактом, что есть определенные вещи, которые люди считают истинными, которые нельзя доказать ни логикой, ни наблюдениями. В «Критике чистого разума » он выразил состояние человека в красноречивой, слегка юнгианской слове, сказав: «Человеческий разум призван рассматривать вопросы, которые он не может отклонить, поскольку они заданы его собственной природой, но которые он не может ответить, поскольку они превосходят все способности ума ». 2 «Не может быть никаких сомнений в том, что все наши знания начинаются с опыта…. но … из этого ни в коем случае не следует, что все [знание] возникает из опыта. » 3 В решении Канта использовались по крайней мере два вывода, которые стали важными для психологии Юнга. Один из них — различие между вещами как они есть. появляются и вещи такими, какие они есть на самом деле. Другой — это a priori категорий.

Все как есть

Кант проводил различие между вещами, какими мы их знаем (феномены, производные от органов чувств), и «самой вещью», реальной вещью ( ding an sich ).Кант считал, что наши сенсорные наблюдения (познаваемые, каталогизируемые, общие) не обязательно отражают и, конечно, не исчерпывают «реальную» реальность, которая непознаваема, но «истинна» в самом глубоком смысле. Он использовал это различие, чтобы спасти нас от определенных противоречий. Для наших целей одним из наиболее важных является внутренний конфликт между причинностью и свободой воли.

Кант признал существование причины и следствия (которое Юм опроверг), но заметил, что строгая причинность не оставляет места для человеческой свободы.Тем не менее, человеческая свобода является фундаментальной предпосылкой всех обществ и основным опытом всех людей. Отрицание человеческой свободы отрицает человеческую ответственность и устраняет некоторые идеи, которые лелеют все люди, такие как справедливость. Все общества считают, что людей следует (и справедливо) вознаграждать за хорошее поведение и наказывать за плохое. Они также считают, что наличие или отсутствие наказаний и поощрений имеет значение. Внутренне каждый из нас борется с решениями, которые мы должны принять. Каждый из нас сильно, иногда мучительно, переживает собственную свободную волю.Кант решил проблему, допустив свободную волю (безусловные причины) между вещами в себе, признав при этом, что причинность явно действует в наблюдаемом мире. Его решение успешно избегало сомнительного дуализма Декарта, который отделял людей от остального творения, но сопровождался собственным набором проблем. Юнг сохраняет единство людей с остальным творением и, как мы увидим, избегает кантовских проблем.

Кантианство Юнга проявляется в его высоком уважении к объективной реальности внутренней жизни и в его ясном, постоянном акценте на преемственности человека с остальной природой и законами природы.Юнговская теория синхронистичности, «акаузального связующего принципа», не столько «оккультная» или «мистическая», сколько основана на различении Канта между явлениями и вещами-в-себе. Сам Кант сказал, что причинность не действует между вещами в себе так же, как в наблюдаемых явлениях. Что еще более важно, Юнг не поверил гумианской догме о том, что все наблюдения являются внешними и сенсорными. Юм мог бы сказать, что Юм ограничил свое понимание всей человеческой психики экстравертным (объектным) ощущением (восприятием физического стимула) для сбора данных и мышлением (соединением идей, полученных из восприятий, в логическом порядке) для оценки.Юм, как говорили Кант и Юнг, не ошибался, но он был слишком узок в своем понимании человеческого наблюдения и оценки.

Кант объявил вещи в себе непознаваемыми, но Юнг увидел, что мы действительно переживаем по крайней мере одну вещь сама по себе, непосредственно переживая собственное существование. Таким образом, Юнг прообразил философию феноменологии, основанную Эдмундом Гуссерлем и популяризированную его более известным учеником Мартином Хайдеггером. И Гуссерль, и Хейдиггер пытались постичь само Существование, а не вещи, которые существуют.Они сделали это, полагаясь на свое восприятие собственного существования. Юнг также думал, что его собственная психика и психика его клиентов были прямым выражением самого Существования. В отличие от Фрейда или Адлера и, в большей степени, в соответствии с кантианскими предположениями, Юнг считал, что люди обладают опытом, выходящим далеко за рамки их индивидуальной истории и неврологической жизни. Вот почему его концепция бессознательного превзошла индивидуалистическую концепцию Фрейда.

Для Юнга, как и для более поздних когнитивных психологов, человеческий разум — это не простая пассивная машина, запрограммированная извне.Его внутренняя структура не является полностью отличной от Вселенной и не связана с ней, как полагают большинство дуалистов. Наш разум — часть вселенной, участники тех же законов, которые создали вселенную. Мы сделаны, как говорил Карл Саган, из звезд.

Возможно, это нигде лучше не сформулировано, чем там, где Юнг описывает процесс интровертного ощущения, когда чувства обращены внутрь. Для современных мыслителей внутреннее ощущение должно означать наблюдение себя, особенно собственного тела, как объекта.Не так для Юнга. Это обращение явно не является личным, индивидуальным вопросом наблюдения за собственным телом или чувствами, а скорее обращением внимания на личный опыт Самого Бытия. Юнг писал: «Это зеркало со своеобразной способностью отражать существующие содержания сознания не в их известной и привычной форме, но, так сказать, sub specie aeternitatis , что-то вроде того, что сознание возрастом в миллион лет могло бы их видеть. Такое сознание увидело бы появление и исчезновение вещей одновременно с их мгновенным существованием в настоящем, и не только это, оно также увидело бы то, что было до их становления

.

Введение в психологию Юнга Фриды Фордхэм

Крайне разочаровывающая книга для начала года!
Фрида Фордхам была обучающим юнгианским аналитиком (когда такая вещь существовала), и она опубликовала эту книгу в 50-х годах, в тот же период, когда Жак Лакан был восходящей звездой во Франции, Эрих Фромм и Карен Хорни принесли фрейдистский ревизионизм из Германии в Германию. Америка, пока в Лондоне назревал бой Анны Фрейд и Мелани Кляйн.

К сожалению, пока Хорни, Фромм, Анна Фрейд, Кляйн и Лакан пытались переформулировать и переделать Фрейда

Крайне разочаровывающая книга для начала года!
Фрида Фордхам была обучающим юнгианским аналитиком (когда такая вещь существовала), и она опубликовала эту книгу в 50-х годах, в тот же период, когда Жак Лакан был восходящей звездой во Франции, Эрих Фромм и Карен Хорни принесли фрейдистский ревизионизм из Германии в Германию. Америка, пока в Лондоне назревал бой Анны Фрейд и Мелани Кляйн.

К сожалению, в то время как Хорни, Фромм, Анна Фрейд, Кляйн и Лакан пытались переформулировать и переделать работу Фрейда, чтобы придать ей научность и строгость, необходимые перед лицом скептиков, Юнг сделал прямо противоположное и отступил к спиритизму, нанеся вред психоанализу ». имя непоправимо.

Работа Юнга терпит неудачу по нескольким причинам:
Спиритуализм — Юнг выдвигает теории о «коллективном бессознательном», предполагающем потусторонний дух, который содержит ламаркистский дух человека.Конечно, стоящие за этим эпистемологические утверждения невероятно сомнительны, и от этой теории пахнет платонизмом, но, поскольку Юнг оставляет концепции настолько расплывчатыми, их трудно оценить. Кроме того, Фордхэм очень мало говорит об этом, но у Юнга есть своего рода агностическая теология, которая пытается восстановить большую часть христианства, но с нечетким постмодернистским поворотом.
Полное игнорирование контекстуальных факторов — По Юнгу, реальный мир мало влияет на человека. Если вы находитесь в состоянии стресса на работе или в депрессии, социально-экономические факторы, которые определяют это, не имеют к этому никакого отношения.Именно тогда с этой чрезмерно духовной убежденностью Юнг может объяснить сложные социальные проблемы как людей, лишенных смысла или направления, а не людей, борющихся из-за вытекающих из этого противоречий капитализма. Конечно, глядя на современный кризис здоровья, мы можем понять, почему это вздор. Эти идеи также чрезвычайно привлекательны для психологов, таких как Джордан Петерсон, которые не в состоянии заниматься реальными проблемами общества и вместо этого обращаются к плохо определенным духовным и шовинистическим представлениям о западной цивилизации и западном духе как к ответам на реальные сложные проблемы общества.
Его гетеронормативные и патриархальные предположения — Фордхэм обсуждает идею Юнга о мужском духе и женском духе, об аниме и анимусе. Конечно, Юнг, кажется, разделяет ницшеанскую идею «Вечной женщины» или духа женщины, разновидности Инь и Ян. Хотя это может показаться той мудростью, которую вы получите из туалета паба, юнгианцы относятся к этому очень серьезно, и это позволяет юнгианцам поддерживать патриархальные роли среди полов. Фордхэм даже заходит так далеко, что говорит: «феминистки предпочли развить свою мужскую сторону, но при этом низводили свою женственность до бессознательного, так что они просто перевернули вещи, вместо того чтобы расширять свое сознание.И поскольку мужчины и женщины не полностью осознают, что они делают, всегда возникает определенное беспокойство по поводу их прогресса и неспособность общества идти в ногу ». Таким образом, для Фордхэм феминистки не были женщинами, пытающимися получить равные права, которых они заслуживают. как люди, но люди, не идущие в ногу со своим бессознательным.Это, конечно, псевдоинтеллектуальная чушь.
Одержимость Юнга дуалистическими категориями — Юнг, как и его категории анима против категорий анимуса, одержим дуалистическими категориями.В то время как Лакан и Фромм пытались отойти от этих упрощенных понятий, Юнг принял их, обсуждая личность как экстраверсию против интроверсии. Мне не нужно вдаваться в подробности, почему бинарный и двусторонний взгляд на личность является редукционистским и глупым, потому что это знают все, даже Фордхэм, который пытается объяснить, что идеи являются идеальными типами и что никто не является чистой категорией. Но это не мешает Юнгу применять эти категории к самим теоретикам психоанализа, объявляя Фрейда интровертом из-за его сосредоточенности на внутреннем бессознательном и авторитарного режима преподавания.Он также объявляет теорию Альфреда Адлера экстравертной из-за ее настойчивого стремления к помощи в обществе. Конечно, это упрощенное наблюдение ограничено академическим жаргоном Фордхэма, чтобы заставить его казаться чем-то большим, чем двухмерный анализ.

Фрида Фордхэм изо всех сил пытается реабилитировать Юнга, но безуспешно. Совершенно очевидно, что она не нашла времени на то, чтобы должным образом исследовать Фрейда, из-за чего эта книга провалилась. В книге много ошибок, и она намеренно некритична к Юнгу, даже в тех случаях, когда Фордхэм, кажется, содержит намек на скептицизм или сомнение, например, когда речь идет об упрощенных личностных категориях интроверсии и экстраверсии.
Но вместо того, чтобы извлекать уроки из своих ошибок, допущенных Фордхэм в предыдущих изданиях (несмотря на то, что Юнг укоризненно читал рукопись), она продолжает.

Фордхэм делает ошибки, например, утверждает, что Фрейд ввел термин «психоанализ», и утверждает, что Карл Юнг изменил акцент на контексте сновидений, или рассматривает невроз как не полностью отрицательный, когда все это неверно. Хотя Юнг, безусловно, помог Фрейду в первые годы психоанализа (как и Райх), например, выдвинул понятие «комплексов», это не означает, что он должен отдавать должное инновациям других.Кроме того, Фордхэм радостно пропускает все негативное, что Юнг сделал в ее краткой биографии, такие как поддержка Юнгом нацизма или его ложь Фрейду о внебрачной связи с Сабиной Шпильрейн, которую он оставил умирать во время Второй мировой войны. В этой биографии не затрагивается даже раскол Фрейда и Юнга, но затрагиваются маргинальные события, связанные с отцом Юнга и поездкой Юнга в Индию. Я считаю, что пропущенные Фордхэмом события являются ключевыми для понимания Юнга и его шовинистической псевдонауки.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.