Зигмунда фрейда психология: Психология: Зигмунд фрейд психология отношений

Содержание

Психоанализ Зигмунда Фрейда

Фрейд и теория психоанализа

Определение 1

Зигмунд Фрейд – это родоначальник психоанализа, он открыл феномены и психические механизмы сложной области бессознательной психики.

Фрейд выдвинул в качестве базиса своих концепций положение о том, что вместе с сознанием существует глубинная область неосознаваемой психической активности, без изучения которой нельзя понять человеческую природу.

В своих работах Фрейд сформулировал и объяснил такие понятия, как защитные механизмы, фрустрация, идентификация, вытеснение, фиксация, регрессия, свободные ассоциации, роль «Я» и многие другие. Зигмунд Фрейд считал, что игнорируя в человеке личностное начало, невозможно выяснить, что нарушено в организации аномального поведения, и невозможно возвратить поведение к норме.

Основным для Фрейда являлось представление о том, что поведением человека управляют психические иррациональные силы, а не законы развития общества, что интеллект – это лишь аппарат для маскировки этих сил, но не средство отражения реальности, что человек и социальная среда находятся постоянно в состоянии противоборства.

Готовые работы на аналогичную тему

Аффекты в психоанализе

Фрейд разработал метод лечения истерии. Согласно его теории истерический симптом возникает вследствие подавления человеком напряженного аффективного влечения и замещает собой действие, которое не было реализовано вследствие подавления поведенческого аффекта.

Излечение истерии возможно, если в процессе гипнотического сна удастся заставить пациента вспомнить и снова пережить подавленное влечение. Таким образом, чтобы устранить расстройство, которое вызвано вытесненным аффектом, следует заставить пациента данный аффект осознать. Эта концепция явилась одним из элементов фундамента психоанализа.

Основным видом вытесненных аффектов Зигмунд Фрейд считал эротические влечения, которые вытесняются еще в детстве, при формировании начальных представлений о границах дозволенного. Энергию, питающая сексуальность Фрейд назвал либидо, которое является двигателем психической жизни человека и, с одной стороны, определяет богатство переживаний, а с другой стороны пытается обойти запреты, которые налагаются моральными установками и социальной средой. При невозможности преодолеть запреты субъект впадает в невроз и истерию.

Основные категории в психоанализе

Вся психика по Фрейду — это сочетание трех инстанций:

  • бессознательного, своеобразного хранилища вытесненных аффективных влечений;
  • подсознательного, выполняющего функцию фильтра и избирательно пропускающего в сознание приемлемого;
  • сознания.

Подчиненностью поведения человека примитивным неосознаваемым влечениям и присущем человеку инстинктом смерти Фрейд объяснял неотвратимость войн и насилия в обществе. Возникновение общества, культуры, нравственности он объяснял не трудовой деятельностью и отношениями, в которые вступают люди в процессе производства, а агрессивными и эротическими влечениями, являющимися, по Фрейду, двигателями душевной жизни и современных людей.

Фрейд имел свой взгляд на развитие сексуальности. Он разграничил сексуальную и генитальную (половую) функции. Генитальную функцию он связал с продолжением рода, а сексуальную — со стремлением человека к получению удовольствия. Фрейд обозначил ряд последовательных стадий в формировании сексуальности:

  • оральную стадию, при которой объектом получения удовольствия является материнская грудь, а формой проявления функции – сосание;
  • анально-садисткую, связанную с приятными ощущениями, которые ребенок получает при экскреторной деятельности мочевого пузыря и толстой кишки;
  • фаллическую,
  • латентную,
  • генитальную.

Фрейд рассматривал данные этапы как закономерные предстадии в формировании полового влечения. Над ними он ставил эмоциональную форму ранней секреции — Эдипов комплекс и комплекс Электры.

Замечание 1

Эдипов комплекс – это период обостренной привязанности сына к своей матери, которая сопровождается чувством враждебности к своему отцу. Комплекс Электры — период острой привязанности дочери к своему отцу. Это формы, через которые проходит созревание инфальтивно-сексуальных эмоций.

В 1920 году Фрейд дополняет психоанализ инстинктом смерти — Танатосом. Под ним он понимал стремление человеческого организма к возврату в безжизненное состояние, превращению в неодушевленную материю. По Фрейду существование человека является компромиссом между двумя основными инстинктами – Танатосом и Эросом, при этом Танатос превалирует, получая выражение в актах агрессии, направленных как на других, так и на себя самого.

До 1923 года психоанализ основывался на трех уровнях организации психической жизни человека — бессознательного, предсознательного, сознавательного. Впоследствии данная модель стала представляться компонентами обозначенными терминами: Эго, Ид, Супер-эго.

Ид или Оно – это примитивная часть личности человека, охватывающая все генетически первичное, прирожденное, подчиненное принципу удовольствия, ничего не ведающая о реальности и об обществе. Данная часть личности не признает конфликтов и противоречий, она иррациональна и аморальна. Требованиям Ид служит другая инстанция — Эго или Я. Параллельно Эго является посредником между стимулами среды и самого, а также ответными двигательными реакциями.

К функциям Эго относится запечатление в памяти опыта внешних воздействий, самосохранение организма, избегание угрожающих влияний и контроль над инстинктами, исходящими от Ид. Супер-Эго в этой модели является источником религиозных и моральных чувств, контролирующим агентом. Супер-Эго результат влияний, исходящих от других людей и окружающей социальной среды. Оно возникает еще в раннем детстве и остается неизмененным практически все последующие годы. Оно образуется посредством механизма идентификации с отцом, являющегося ролевой моделью для ребенка. В случае, когда Эго принимает решение или совершает действие в угоду Ид и в противовес Супер-Эго, человек испытывает укоры совести и чувство вины. Данный подход занял важное место в психоанализе и объяснении феномена тревожности.

Задача психоаналитических процедур заключалась в том, чтобы освободить Эго от давления и увеличить его силу. От напряжений оно спасается при помощи защитных механизмов — вытеснения, сублимации и регрессии. Вытеснение представляет собой активное и неосознанное устранение из сознания человека мыслей, чувств, стремления к действию.

Рисунок 1. Три уровня организации психики. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Таким образом, в психоанализе главной мотивационной силой признается сфера бессознательного. Сознание, как носитель знаний о внешней среде, согласно Фрейду, бессильно само по себе. Вся энергия сознания черпается из глубин бессознательного.

Механизмы психологической защиты личности

Психологические механизмы защиты личности – это типы поведения личности, которые направлены на защиту Эго (Я) от разнообразных тревожных факторов воздействия, которые возникают из-за бытовых конфликтных ситуаций практически ежедневно.

К таким механизмам относятся:

  1. Отрицание — действия, направленные на непринятие сложившейся ситуации, ее игнорирование;
  2. Замещение – это смена импульсов Ид между объектами, в зависимости от их доступности. Эмоциональный настрой и чувства, испытываемые по отношению к одному объекту, который развил тревожность, перемещаются на иной, более доступный объект;
  3. Проекция – тревожный импульс переносится на другой объект. Этот механизм носит неосознанный характер. Он перемещает импульсы и чувства, которые являются неприемлемыми для данной личности на иной, внешний объект;
  4. Реактивная формация — подмена импульсов Ид. Происходит подмена одного импульса, несущего тревожный сигнал, на противоположный импульс положительного настроя;
  5. Сублимация – это замещение или полное изменение конкретных импульсов. Происходит замена целей, которые не возможно достичь, являющихся неактуальными, неприемлемые на те цели, которые можно достичь в социуме;
  6. Идентификация – это перенос свойств иной личности, которыми данная личность не обладает.

«Введение в психоанализ». Вклад в психологию

Теории Зигмунда Фрейда имели и все еще оказывают большое влияние на психиатрию, психологию и смежные области. Для многих австрийский ученый является наиболее влиятельным интеллектуалом своего времени, потому что его идеи и концепции предоставили совершенно новую интерпретацию культуры, общества и истории.

Вклад Фрейда в развитие психоанализа

Зигмунд Фрейд был австрийским неврологом, который, пожалуй, наиболее известен как основатель психоанализа. Ученый разработал набор терапевтических методов, сосредоточенных на лечении разговорами, которые включали использование таких стратегий, как перенос, свободная ассоциация и интерпретация сновидений.

Психоанализ стал доминирующей школой мысли в первые годы психологии и остается весьма влиятельным на сегодняшний день. В дополнение к его влиянию на психологию, идеи Фрейда проникли в популярную культуру и такие понятия, как отрицание, оговорка по Фрейду, бессознательное, исполнение желаний и эго даже широко используются в повседневном языке.

вклад зигмунда фрейда в психологию

В обзоре две тысячи второго года о наиболее влиятельных психологах двадцатого столетия Зигмунд Фрейд занял третье место.

Его самые известные теории

В дополнение к созданию психоаналитической концепции Фрейд выдвинул немало теорий об умах людей. Многие из этих теорий были довольно шокирующими для времен, в которые он жил. Вот несколько его самых запоминающихся идей:

  1. Эдипов комплекс: самая известная теория Фрейда, Эдипов комплекс, заключается в том, что у мальчиков в определенном возрасте развивается сексуальное влечение к матерям. Это влечение может стать настолько сильным, что мальчик может очень ревновать ее к своему отцу и даже ненавидеть его.
    теория фрейда об эдиповом комплексе
  2. Ид, Эго, Суперэго: в тысяча девятьсот двадцать третьем году Зигмунд теоретизировал в «Эго и Ид», что ум разделен на три части: ид, эго и суперэго. Это не физические подразделения, а скорее концептуальные. Ид находится в нашем подсознании и движется к физическому удовольствию, такому как дыхание, еда и секс. Эго стремится к удовлетворению желаний Ид безопасным способом, в то время как целью суперэго является моральное и социально приемлемое поведение. Часто эти три части мозга конкурируют друг с другом.
    теория зигмунда фрейда об эго
  3. Зависть к пенису: эта теория заключается в том, что женщины начинают желать пениса в молодом возрасте, и желание усиливается со временем. Причина? Мальчики развлекаются со своими гениталиями больше, чем девочки со своими половыми органами. Фрейд далее теоретизировал, что, когда девочки растут, их зависть к пенису проявляется в глубокой любви к своим папам и желании иметь сына — потому что это самое близкое, что они когда-либо получат, не имея собственного пениса.
    теории фрейда

Книги Фрейда по психоанализу

Спорные идеи Зигмунда Фрейда проникли в западную культуру более глубоко, чем идеи любого другого психолога. «Ошибка по фрейду», «Эдипов комплекс», «Детская сексуальность», «Либидо», «Нарциссизм», «Зависть к пенису», «Кастрационный комплекс», «Ид», «Эго» и «Суперэго», «отрицание», «подавление», «идентификация», «проекция», «принцип удовольствия», «принцип реальности», «механизм защиты» — все это само собой разумеющееся в нашем повседневном словаре.

Психоанализ никогда не был просто методом лечения, скорее, видением состояния человека. Его центральная гипотеза о том, что мы живем в конфликте с самими собой и стремимся решать вопросы, отвернувшись от реальности, возникла не из экспериментальной науки, а из самоанализа и уникальных возможностей для наблюдения, представленных психоаналитической техникой.

книга зигмунда фрейда введение в психоанализ

«Общее введение в психоанализ», написанное во время суматохи Первой мировой войны, было взято из серии лекций, прочитанных в Венском университете, но пришлось ждать окончания войны, прежде чем произведение стало доступным для англоязычного мира.

Заключение

Независимо от чьего-либо восприятия теорий Зигмунда Фрейда, нет никаких сомнений в том, что он оказал огромное влияние на область психологии. Его работа поддержала убеждение, что не все психические заболевания имеют физиологические причины, и он также предложил доказательства того, что культурные различия влияют на психологию и поведение. Работы и сочинения австрийского ученого помогли нам понять личность, клиническую психологию, развитие человека и аномальную психологию.

[Всего: 1   Средний:  5/5]

Психоанализ в психологии: методы Зигмунда Фрейда

Фото 1648Фундаментальное место в современной психологии занимает психоанализ — особая методика исследования психики с целью сбора и дальнейшего анализа информации о клиенте.

Психоанализ в психологии появился и развивался благодаря учению Фрейда и стал полноценным самостоятельным направлением. Современный психоанализ — важный инструмент в работе психотерапевта, используемый для диагностики и лечения.

Особенности психоанализа, отличия направления от других течений в психологии

Понятие «психоанализ» было введено в научный психологический дискурс Зигмундом Фрейдом. Он использовал его для определения новой методики, разработанной во время исследований психических расстройств. По теории Фрейда, психика состоит из осознаваемой части, скрытой и цензурирующей прослойки. Предсознание не позволяет скрытым страстям и желаниям человека проникнуть в сознание. Чтобы высвободить их и избавить пациента от противоречий, Фрейд придумал несколько способов извлечения из подсознания скрытой информации. Комплекс методик он назвал психоаналитическим методом.

В дальнейшем исследования Фрейда изучали и развивали многие психоаналитики, в частности, его дочь — Анна Фрейд. Своей целью они видели поиск взаимосвязи сознательной и бессознательной части психики. Именно посредством этой связи происходит передача информации. Нарушения в работе психики обусловлены конфликтами между сознанием и подсознанием. Человек, одновременно являясь биологическим и социальным существом, вынужден постоянно искать компромисс между своими желаниями и приемлемым в социуме поведением. Задача психотерапевта — найти причину конфликта и помочь пациенту разрешить его доступным способом.

Помимо психоанализа, для постановки правильного диагноза психологи работают с несколькими сферами:

  • эмоциональной;
  • мотивационной;
  • чувственными образами;
  • взаимоотношением с действительностью.

Психоаналитики рассматривают только личные данные индивида, и это значительно затрудняет поиск истинной причины заболевания, ограничивая инструментарий психолога.

Становление науки, авторские идеи психоаналитиков

Среди постфрейдистов наиболее изученным и распространенным являются психоаналитические теории Адлера и Юнга. Они поддерживали изначальные идеи Фрейда, но стремились отойти от теории о сексуальном влечении, как движущей силе личности.

Теория Юнга о коллективном бессознательном

Фото 1656Предметом исследования Юнга стала структура бессознательной психики. Он полагал, что индивид не наполняет психику вытесненными желаниями, а получает образы, накопленные его далекими предками. Таким образом, его бессознательное — кладовая, в которой хранится не только индивидуальная, но и коллективная информация, и личность не может рассматриваться в отрыве от них.

Юнг разделил личное и коллективное, выделив первое в верхний, более осознаваемый слой психики. К нему относятся личные воспоминания, забытые желания, переживания, связанные с индивидуальным опытом. Наполнение личного бессознательного зависит от социальных условий человека, его личной истории.

Коллективное уходит вглубь, в неосознаваемый слой психики. В него включены инстинкты, природное знание, влечения и архетипы. Все знания, полученные людьми от животных, расовые и религиозные предрассудки становятся наследством и переходят в бессознательное каждого человека, независимо от его локальной культуры.

Накопленные архетипы и инстинкты определяют поведение человека, его внутренне содержание. Юнг полагал, что человеческих типа всего два: экстравертивный и интровертивный. Первый направлен во внешнюю среду. Такой человек нуждается в регулярном контакте с другими людьми, энергетический заряд он может получить только во время общения. Второй — направлен внутрь себя. Интровертивные люди нуждаются в частом уединении, они поглощены собственными переживаниями и мыслями. Чистые типы встречаются редко, большинство людей представляют собой смесь из двух типов, лишь немного склоняясь к одной из полярностей.

Также Юнг пересмотрел фрейдовское понимание термина «либидо». Он определял его как влечение, но не отождествлял только с сексуальным инстинктом.

Теория Адлера о потребности в компенсации

Фото 1657Рассматривая процесс становления личности, Адлер в качестве движущего мотива назвал чувство неполноценности. Чаще всего причиной неполноценности становятся физические недостатки. Индивид, осознавая свое отличие от других людей, стремится вернуть чувство полноценности, занять более выгодное положение в обществе.

Для этого он использует компенсацию, реализуясь в других сферах, не связанных с дефектной. Невозможность получить компенсацию вызывает невроз.

Адлер отрицал утверждения Фрейда о подверженности поведения человека инстинктам и влечениям. По его мнению, главным стимулом личности является стремление к общению, реализация себя как члена общества. Жизнь индивида определяет ориентированность на других субъектов, а не врожденные качества.

Теория психоаналитической транзакции Берна

Изучая теорию психоанализа Фрейд, Берн разработал собственную теорию, основанную на нескольких видах социальных игр. Под играми Берн понимал варианты взаимодействия, используемые индивидами в повседневном общении. Способ передачи информации он называл «транзакцией». Принимая на себя одну из социальных ролей, человек использует подходящий вид транзакции, позволяя собеседнику выбрать свой вариант взаимодействия.

Человек всегда пребывает в одном из 3 состояний: взрослый, ребенок или родитель. Динамика психики зависит от выбранного состояния, направляя поведение человека. В отличие от других психоаналитиков, Берн рассматривал личность в контексте истории жизни предков. Он полагал, что паттерн поведения наследуется или формируется под влиянием родителей

Идея, цели и задачи психоаналитического направления

Психоанализ в психотерапии — средство для получения полной информации о клиенте. Основные задачи психоанализа:

Фото 1658

  1. Сбор необходимой информации о клиенте. Психоанализ позволяет собрать необработанные данные. В отличие от анкетирования и других методов, предполагающих выбор из нескольких вариантов ответов, психоаналитические методы позволяют не ограничивать клиента.
  2. Установление истинной причины психопатологии. Чем глубже находятся корни проблемы, тем сложнее установить первопричину. Психоанализ позволяет просмотреть все данные, заложенные в человеке, вплоть до обусловленных генетически.
  3. Устранение внутреннего конфликта противоречий. Психоанализ, высвобождая подавляемые желания, одновременно избавляет клиента от скопившегося напряжения, вызванного постоянной потребностью бороться с ними.

Идея психоанализа, как отдельного направления, подвержена общей концепции мотивации человеческого поведения. По мнению психологов, истинные мотивы поведения скрыты и зачастую непонятны самому человеку.

Отдельные направления, способы применения в психологии

Фот 1629В современной психоаналитической практике классические методы лечения применяют не только для лечения невроза, но и для изучения причины многих других заболеваний.

Отдельные приемы психоанализа используют, чтобы диагностировать и облегчить состояние клиента при депрессии, биполярном расстройстве, диссоциации, а также для решения проблем по личному запросу клиента.

Наиболее перспективными направлениями в психоанализе считают неофрейдизм и структурный психоанализ. Последователи теории Фрейда, взяв за основу его наработки, пытались пересмотреть их, чтобы приблизить представление о бессознательном к социальному, а не биологическому компоненту. Юнг скептически относился к роли бессознательного, рассматривая главной движущей силой структуры личности — приобретенные в социуме навыки. В структурном психоанализе для изучения бессознательного используют смысловые особенности речи: клиенты, имеющие разный жизненный опыт, наделяют одни и те же термины разным смыслом.

Последователи философии Фрейда не всегда принимали его концепцию полностью, стремясь привнести в нее личные представления. Но, независимо от авторской модификации, все концепции, основанные на психоанализе, включают учение о сознательном и бессознательном.

Этапы анализа психики, инструментарий психоаналитика

В психоанализе используют поэтапную работу с человеком, состоящую из 3 ступеней:

  1.  Продуцирование материала. На этом этапе психоаналитик собирает информацию, не пытаясь оценивать или фильтровать. Важно добиться полного откровения клиента, чтобы собрать правдивые данные.
  2. Анализ информации. Собранный материал рассматривается с точки зрения профессиональных знаний, подбирается модель работы с клиентом.
  3. Рабочий альянс с клиентом. Устанавливаются рабочие отношения с клиентом, в которых психолог выполняет направляющую роль.

Для сбора информации в психотерапии используют методы, позволяющие получить истинные данные. К таким методам относятся:

Фото 1659

  1. Толкование сновидений. Клиент ведет дневник снов, куда ежедневно записывает все сны, которые может запомнить. Психолог использует записи для дальнейшего толкования.
  2. Проговаривание мыслей. Клиент в течение заданного времени проговаривает все мысли, не пытаясь обдумывать свою речь. Психотерапевт записывает информацию на диктофон, никак не комментируя услышанное при клиенте.
  3. Свободные ассоциации. Классический метод, разработанный Фрейдом и используемый им для характеристики внутренних состояний клиента. Заключается в применении ассоциативного мышления. Клиент слышит ряд несвязанных по смыслу слов, на каждое называя первую ассоциацию. На основе полученной данных делаются предположения о настоящих мотивах человека. Важно, чтобы ассоциации были первыми, клиент не должен задумываться и пытаться угадать, какая ассоциация будет предпочтительнее.

Достоверность получаемой информации зависит от степени доверия между психотерапевтом и клиентом. Правильный тип отношений устанавливается, если возникает феномен переноса: клиент видит в терапевте родительскую фигуру и переносит на него чувства и желания, испытываемые в раннем детстве.

Влияние З. Фрейда на развитие психоаналитического подхода

Фото 1660В основе психоанализа по Зигмунду Фрейду лежит представление о сознании, как главном механизме, регулирующем поведение. Изучая природу неврозов, Фрейд выяснил, что помимо сознания у человека есть скрытая, неосознаваемая сторона личности, в которой хранятся желания, стремления и мотивы. Подавление желаний вызывало такие сильные скрытые переживания, что у многих людей из-за них развивались неврозы и другие психические расстройства. Установив истину причину заболеваний, Фрейд начал искать средство избавления от них. Так появилась его авторская теория метода исцеления — психоанализ.

Философия психоанализа Фрейда базируется на нескольких компонентах:

  • бессознательные психические процессы;
  • Эдипов комплекс;
  • учение о сопротивлении и подавлении;
  • половое развитие.

По мнению психоаналитика, врач не может диагностировать пациента, если он не знаком с психоаналитической базой.

Психоанализ Фрейда дал психологии несколько основных понятий. К ним относится «либидо» — неосознаваемое половое влечение. Психоаналитик рассматривал любое творческое стремление как реализацию недоступных половых влечений. Творчество отображало истинные желания индивида, помогая снять эмоциональное напряжение. Также в работах Фрейда впервые появилось описание деструктивных процессов. Их развитие провоцирует конфликт «Танатоса» и «Эроса», антагонистических движущих сил, символизирующих фундаментальные понятия (любовь и ненависть, жизнь и смерть, потребность и отвержение).

Психоанализ изучает мотивы поступков человека, истинные причины которых ему самому недоступны. Фрейд выявил, что каждая личность стремиться к деструктивности, и только внешнее социальное воздействие побуждает его выбирать одобряемое поведение. Люди с низким уровнем саморегуляции не способны противиться тайным желаниям подсознания. Деструктивное поведение становится для них нормой.

Теория Фрейда о психоанализе ставит под сомнение даже рациональность мышления. Официально в науке разумность воспринималась главной ценностью и основным человеческим стремлением. Но Фрейд предположил, что разум не всегда дает индивиду то, чего он действительно хочет. Возможно, что рациональные размышления — лишь попытка подсознания маскировать реальные желания и чувства, делая их более приемлемыми. Занимаясь лечением неврозов, Фрейд считал необходимым позволить пациенту высвободить эти желания.

фото 1375Процесс лечения был простым: пациент, лежа на удобном диване, должен был проговаривать все, что приходило ему на ум. Главное — не пытаться контролировать речь, озвучивая первый вариант мысли, даже если он звучит абсурдно. Фрейд во время сеанса сидел рядом с пациентом и записывал все, что он говорил. После на основе обработанной информации он строил предположения о скрытых желаниях и забытых воспоминаниях.

Также для изучения подсознания Фрейд работал со сновидениями. По его мнению, сон — попытка подсознания пробиться сквозь пелену социальных запретов и донести до человека подавляемое желание. Чем сложнее и запутаннее сон — тем большую значимость для пациента он имеет. В психоанализе это называется сопротивлением: подсознание стремится сломать волю человека, подавая ему скрытые символы. Анализ символов позволяет понять скрытое содержание сна, избавить человека от внутреннего напряжения.

Особое место в теории психоанализа Фрейда занимали страхи и, вызванная ими, тревожность. Его концепция выделяет 3 вида тревожности:

  • реалистическую;
  • невротическую;
  • моральную.

Каждая форма тревожности — защитная реакция, предупреждающая об опасности, позволяющая вовремя подготовиться к угрозе. Внутренний конфликт разрешается благодаря искажению объективной реальности, изменению отношения к угрозе.

Полезное видео

Из видео Вы узнаете об особенностях современного психоанализа, в также о других его аспектах.

Читать книгу Теория психоанализа и «эго-психология» (сборник) Зигмунда Фрейда : онлайн чтение

Анна Фрейд, Зигмунд Фрейд
Теория психоанализа и «эго-психология»
Сборник

© Фрейд А. (Freud А.), правообладатели, 2018

© Перевод с немецкого, перевод с английского, 2018

© ООО «Издательство Родина», 2018

* * *
Что такое психоанализ

1

  Из цикла лекций З. Фрейда «Введение в психоанализ», перевод с немецкого Г. В. Барышниковой.

[Закрыть]

Введение

Мне неизвестно, насколько каждый из вас из литературы или понаслышке знаком с психоанализом. Смею все же предположить, что вам известно следующее: психоанализ является одним из методов лечения нервнобольных; и тут я сразу могу привести вам пример, показывающий, что в этой области кое-что делается по-иному или даже наоборот, чем принято в медицине. Обычно, когда больного начинают лечить новым для него методом, ему стараются внушить, что опасность не так велика, и уверить его в успехе лечения. Я думаю, это совершенно оправданно, так как тем самым мы повышаем шансы на успех. Когда же мы начинаем лечить невротика методом психоанализа, мы действуем иначе. Мы говорим ему о трудностях лечения, его продолжительности, усилиях и жертвах, связанных с ним. Что же касается успеха, то мы говорим, что не можем его гарантировать, поскольку он зависит от поведения больного, его понятливости, сговорчивости и выдержки.

На занятиях по медицине вы привыкли к наглядности. Вы видите анатомический препарат, осадок при химической реакции, сокращение мышцы при раздражении нервов. Позднее вам показывают больного, симптомы его недуга, последствия болезненного процесса, а во многих случаях и возбудителей болезни в чистом виде. Изучая хирургию, вы присутствуете при хирургических вмешательствах для оказания помощи больному и можете сами провести операцию. В той же психиатрии осмотр больного дает вам множество фактов, свидетельствующих об изменениях в мимике, о характере речи и поведении, которые весьма впечатляют. Таким образом, преподаватель в медицине играет роль гида экскурсовода, сопровождающего вас по музею, в то время как вы сами вступаете в непосредственный контакт с объектами и благодаря собственному восприятию убеждаетесь в существовании новых для нас явлений.

В психоанализе, к сожалению, все обстоит совсем по-другому. При аналитическом лечении не происходит ничего, кроме обмена словами между пациентом и врачом. Пациент говорит, рассказывает о прошлых переживаниях и нынешних впечатлениях, жалуется, признается в своих желаниях и чувствах. Врач же слушает, стараясь управлять ходом мыслей больного, кое о чем напоминает ему, удерживает его внимание в определенном направлении, дает объяснения и наблюдает за реакциями приятия или неприятия, которые он таким образом вызывает у больного. Необразованные родственники наших больных, которым импонирует лишь явное и ощутимое, а больше всего действия, какие можно увидеть разве что в кинематографе, никогда не упустят случая усомниться: «Как это можно вылечить болезнь одними разговорами?» Это, конечно, столь же недальновидно, сколь и непоследовательно. Ведь те же самые люди убеждены, что больные «только выдумывают» свои симптомы. Когда то слова были колдовством, слово и теперь во многом сохранило свою прежнюю чудодейственную силу. Словами один человек может осчастливить другого или повергнуть его в отчаяние, словами учитель передает свои знания ученикам, словами оратор увлекает слушателей и способствует определению их суждений и решений. Слова вызывают аффекты и являются общепризнанным средством воздействия людей друг на друга. Не будем же недооценивать использование слова в психотерапии и будем довольны, если сможем услышать слова, которыми обмениваются аналитик и его пациент.

Но даже и этого нам не дано. Беседа, в которой и заключается психоаналитическое лечение, не допускает присутствия посторонних; ее нельзя продемонстрировать. Можно, конечно, на лекции по психиатрии показать учащимся неврастеника или истерика. Тот, пожалуй, расскажет о своих жалобах и симптомах, но не больше того. Сведения, нужные психоаналитику, он может дать лишь при условии особого расположения к врачу; однако он тут же замолчит, как только заметит хоть одного свидетеля, индифферентного к нему. Ведь эти сведения имеют отношение к самому интимному в его душевной жизни, ко всему тому, что он, как лицо социально самостоятельное, вынужден скрывать от других, а также к тому, в чем он как цельная личность не хочет признаться даже самому себе.

Таким образом, беседу врача, лечащего методом психоанализа, нельзя услышать непосредственно. Вы можете только узнать о ней и познакомитесь с психоанализом в буквальном смысле слова лишь понаслышке. К собственному взгляду на психоанализ вам придется прийти в необычных условиях, поскольку сведения о нем вы получаете как бы из вторых рук. Во многом это зависит от того доверия, с которым вы относитесь к посреднику.

Представьте себе теперь, что вы присутствуете на лекции не по психиатрии, а по истории, и лектор рассказывает вам о жизни и военных подвигах Александра Македонского. На каком основании вы верите в достоверность его сообщений? Сначала кажется, что здесь еще сложнее, чем в психоанализе, ведь профессор истории не был участником походов Александра так же, как и вы; психоаналитик, по крайней мере, сообщает вам о том, в чем он сам играл какую-то роль. Но тут наступает черед тому, что заставляет нас поверить историку. Он может сослаться на свидетельства древних писателей, которые или сами были современниками Александра, или по времени жили ближе к этим событиям, т. е. на книги Диодора, Плутарха, Арриана и др.; он покажет вам изображения сохранившихся монет и статуй царя, фотографию помпейской мозаики битвы при Иссе. Однако, строго говоря, все эти документы доказывают только то, что уже более ранние поколения верили в существование Александра и в реальность его подвигов, и вот с этого и могла бы начаться ваша критика. Тогда вы обнаружите, что не все сведения об Александре достоверны и не все подробности можно проверить, но я не могу предположить, чтобы вы покинули лекционный зал, сомневаясь в реальности личности Александра Македонского.

Ваша позиция определится главным образом двумя соображениями: во-первых, вряд ли у лектора есть какие то мыслимые мотивы, побудившие выдавать за реальное то, что он сам не считает таковым, и, во-вторых, все доступные исторические книги рисуют события примерно одинаково.

Если вы затем обратитесь к изучению древних источников, вы обратите внимание на те же обстоятельства, на возможные побудительные мотивы посредников и на сходство различных свидетельств. Результаты вашего исследования наверняка успокоят вас насчет Александра, однако они, вероятно, будут другими, если речь зайдет о таких личностях, как Моисей или Нимрод.

* * *

Теперь вы вправе задать вопрос: если у психоанализа нет никаких объективных подтверждений и нет возможности его продемонстрировать, то как же его вообще можно изучить и убедиться в правоте его положений? Действительно, изучение психоанализа дело нелегкое, и лишь немногие по-настоящему овладевают им, однако приемлемый путь, естественно, существует. Психоанализом овладевают прежде всего на самом себе, при изучении своей личности. Это не совсем то, что называется самонаблюдением, но в крайнем случае психоанализ можно рассматривать как один из его видов. Есть целый ряд распространенных и общеизвестных психических явлений, которые при некотором овладении техникой изучения самого себя могут стать предметами анализа. Это дает возможность убедиться в реальности процессов, описываемых в психоанализе, и в правильности их понимания. Правда, успешность продвижения по этому пути имеет свои пределы. Гораздо большего можно достичь, если тебя обследует опытный психоаналитик, если на собственном я испытываешь действие анализа и можешь от другого перенять тончайшую технику этого метода. Конечно, этот прекрасный путь доступен лишь каждому отдельно, а не всем сразу.

С другой стороны, двумя своими положениями анализ оскорбляет весь мир и вызывает к себе его неприязнь; одно из них наталкивается на интеллектуальные, другое – на морально эстетические предрассудки.

Согласно первому коробящему утверждению психоанализа, психические процессы сами по себе бессознательны, сознательны лишь отдельные акты и стороны душевной жизни. Вспомните, что мы, наоборот, привыкли идентифицировать психическое и сознательное. Именно сознание считается у нас основной характерной чертой психического, а психология – наукой о содержании сознания. Да, это тождество кажется настолько само собой разумеющимся, что возражение против него представляется нам очевидной бессмыслицей, и все же психоанализ не может не возражать, он не может признать идентичность сознательного и психического.

Согласно его определению, психическое представляет собой процессы чувствования, мышления, желания, и это определение допускает существование бессознательного мышления и бессознательного желания. Но данное утверждение сразу же роняет его в глазах всех приверженцев трезвой научности и заставляет подозревать, что психоанализ – фантастическое тайное учение, которое бродит в потемках, желая ловить рыбу в мутной воде. Вам же, уважаемые слушатели, пока еще непонятно, по какому праву столь абстрактное положение, как «психическое есть сознательное», я считаю предрассудком, вы, может быть, также не догадываетесь, что могло привести к отрицанию бессознательного, если таковое существует, и какие преимущества давало такое отрицание. Вопрос о том, тождественно ли психическое сознательному или же оно гораздо шире, может показаться пустой игрой слов, но смею вас заверить, что признание существования бессознательных психических процессов ведет к совершенно новой ориентации в мире и науке.

Вы даже не подозреваете, какая тесная связь существует между этим первым смелым утверждением психоанализа и вторым, о котором речь пойдет ниже. Это второе положение, которое психоанализ считает одним из своих достижений, утверждает, что влечения, которые можно назвать сексуальными в узком и широком смыслах слова, играют невероятно большую и до сих пор непризнанную роль в возникновении нервных и психических заболеваний. Более того, эти же сексуальные влечения участвуют в создании высших культурных, художественных и социальных ценностей человеческого духа, и их вклад нельзя недооценивать.

По собственному опыту знаю, что неприятие этого результата психоаналитического исследования является главным источником сопротивления, с которым оно сталкивается. Хотите знать, как мы это себе объясняем? Мы считаем, что культура была создана под влиянием жизненной необходимости за счет удовлетворения влечений, и она по большей части постоянно воссоздается благодаря тому, что отдельная личность, вступая в человеческое общество, снова жертвует удовлетворением своих влечений в пользу общества. Среди этих влечений значительную роль играют сексуальные; при этом они сублимируются, т. е. отклоняются от своих сексуальных целей, и направляются на цели социально более высокие, уже не сексуальные.

Эта конструкция, однако, весьма неустойчива, сексуальные влечения подавляются с трудом, и каждому, кому предстоит включиться в создание культурных ценностей, грозит опасность, что его сексуальные влечения не допустят такого их применения. Общество не знает более страшной угрозы для своей культуры, чем высвобождение сексуальных влечений и их возврат к изначальным целям.

Общество не любит напоминаний об этом слабом месте в его основании, оно не заинтересовано в признании силы сексуальных влечений и в выяснении значения сексуальной жизни для каждого, больше того, из воспитательных соображений оно старается отвлечь внимание от всей этой области. Поэтому оно столь нетерпимо к вышеупомянутому результату исследований психоанализа и охотнее всего стремится представить его отвратительным с эстетической точки зрения и непристойным или даже опасным с точки зрения морали. Но такими выпадами нельзя опровергнуть объективные результаты научной работы. Если уж выдвигать возражения, то они должны быть обоснованы интеллектуально. Ведь человеку свойственно считать неправильным то, что ему не нравится, и тогда легко находятся аргументы для возражений.

Итак, общество выдает нежелательное за неправильное, оспаривая истинность психоанализа логическими и фактическими аргументами, подсказанными, однако, аффектами, и держится за эти возражения предрассудки, несмотря на все попытки их опровергнуть.

Психоанализ об ошибках и оговорках

…Начнем с оговорки, она больше всего подходит нам из ошибочных действий. Хотя с таким же успехом мы могли бы выбрать описку или очитку. Сразу же следует сказать, что до сих пор мы спрашивали только о том, когда, при каких условиях происходит оговорка, и только на этот вопрос мы и получали ответ. Но можно также заинтересоваться другим и попытаться узнать: почему человек оговорился именно так, а не иначе; следует обратить внимание на то, что происходит при оговорке. Вы понимаете, что пока мы не ответим на этот вопрос, пока мы не объясним результат оговорки с психологической точки зрения, это явление останется случайностью, хотя физиологическое объяснение ему и можно будет найти. Если мне случится оговориться, я могу это сделать в бесконечно многих вариантах, вместо нужного слова можно сказать тысячу других, нужное слово может получить бесчисленное множество искажений.

Но самой обычной и в то же время самой поразительной оговоркой является та, когда произносится как раз противоположное тому, что собирался сказать. При этом соотношение звуков и влияние сходства, конечно, не имеют значения, а замену можно объяснить тем, что противоположности имеют понятийное родство и в психологической ассоциации особенно сближаются. При этом необходима известная смелость, чтобы сказать: да, в некоторых случаях оговорка имеет смысл. Что значит «имеет смысл»? Это значит, что оговорку, возможно, следует считать полноценным психическим актом, имеющим свою цель, определенную форму выражения и значение.

Этот действительный смысл ошибочного действия в отдельных случаях совершенно очевиден и несомненен. Показать этот смысл, т. е. истолковать эту оговорку, не составляет никакого труда. Или если одна дама с кажущимся одобрением говорит другой: Diesen reizenden neuen Hut haben Sie sich wohl selbst aufgepatz?. [Эту прелестную новую шляпу Вы, вероятно, сами обделали? – вместо aufgeputzt – отделали], то никакая научность в мире не помешает нам услышать в этой оговорке выражение: Dieser Hut ist eine Patzerei [Эта шляпа безнадежно испорчена]. Или если известная своей энергичностью дама рассказывает: «Мой муж спросил доктора, какой диеты ему придерживаться, на это доктор ответил – ему не нужна никакая диета, он может есть и пить все, что я хочу», то ведь за этой оговоркой стоит ясно выраженная последовательная программа поведения.

Рассматривая большее количество наблюдений, мы увидим, что в целом ряде случаев намерение, смысл оговорки совершенно очевиден. Это прежде всего те случаи, когда говорится противоположное тому, что намеревались сказать. Президент в речи на открытии заседания говорит: «Объявляю заседание закрытым». Смысл и намерение его ошибки в том, что он хочет закрыть заседание. Так и хочется процитировать: «Да ведь он сам об этом говорит»; остается только поймать его на слове. Не возражайте мне, что это невозможно, ведь председатель, как мы знаем, хотел не закрыть, а открыть заседание, и он сам подтвердит это, а его мнение является для нас высшей инстанцией. При этом вы забываете, что мы условились рассматривать ошибочное действие само по себе; о его отношении к намерению, которое из за него нарушается, мы будем говорить позже. Иначе вы допустите логическую ошибку и просто устраните проблему, то, что в английском языке называется begging the question.

В других случаях, когда при оговорке прямо не высказывается противоположное утверждение, в ней все же выражается противоположный смысл. «Я не склонен (вместо неспособен) оценить заслуги своего уважаемого предшественника». «Geneigt» (склонен) не является противоположным «geeignet» (способен), однако это явное признание противоречит ситуации, о которой говорит оратор.

Встречаются случаи, когда оговорка просто прибавляет к смыслу намерения какой то второй смысл. Тогда предложение звучит так, как будто оно представляет собой стяжение, сокращение, сгущение нескольких предложений. Таково заявление энергичной дамы: он (муж) может есть и пить все, что я захочу. Ведь она тем самым как бы говорит: он может есть и пить, что он хочет, но разве он смеет хотеть? Вместо него я хочу. Оговорки часто производят впечатление таких сокращений. Например, профессор анатомии после лекции о носовой полости спрашивает, все ли было понятно слушателям, и, получив утвердительный ответ, продолжает: «Сомневаюсь, потому что даже в городе с миллионным населением людей, понимающих анатомию носовой полости, можно сосчитать по одному пальцу, простите, по пальцам одной руки». Это сокращение имеет свой смысл: есть только один человек, который это понимает.

Данной группе случаев, в которых ошибочные действия сами указывают на свой смысл, противостоят другие, в которых оговорки не имеют явного смысла и как бы противоречат нашим предположениям. Если кто-то при оговорке коверкает имя собственное или произносит неупотребительный набор звуков, то уже из за таких часто встречающихся случаев вопрос об осмысленности ошибочных действий как будто может быть решен отрицательно. И лишь при ближайшем рассмотрении этих примеров обнаруживается, что в этих случаях тоже возможно понимание искажений, а разница между этими неясными и вышеописанными очевидными случаями не так уж велика.

* * *

Итак, оговорки и ошибочные действия имеют свой смысл, и показывают, как этот смысл можно узнать или подтвердить по сопутствующим обстоятельствам. Я намерен остановиться только на двух группах ошибочных действий, повторяющихся и комбинированных, и на подтверждении нашего толкования последующими событиями.

Повторяющиеся и комбинированные ошибочные действия являются своего рода вершиной этого вида действий. Если бы нам пришлось доказывать, что ошибочные действия имеют смысл, мы бы именно ими и ограничились, так как их смысл очевиден даже ограниченному уму и самому придирчивому критику. Повторяемость проявлений обнаруживает устойчивость, которую почти никогда нельзя приписать случайности, но можно объяснить преднамеренностью. Наконец, замена отдельных видов ошибочных действий друг другом свидетельствует о том, что самым важным и существенным в ошибочном действии является не форма или средства, которыми оно пользуется, а намерение, которому оно служит и которое должно быть реализовано самыми различными путями. Хочу привести вам пример повторяющегося забывания. Э. Джонс рассказывает, что однажды по неизвестным причинам в течение нескольких дней он забывал письмо на письменном столе. Наконец решился его отправить, но получил от «Dead letter office» обратно, так как забыл написать адрес. Написав адрес, он принес письмо на почту, но оказалось, что забыл наклеить марку. Тут уж он был вынужден признать, что вообще не хотел отправлять это письмо.

В другом случае захватывание вещей «по ошибке» комбинируется с запрятыванием. Одна дама совершает со своим шурином, известным артистом, путешествие в Рим. Ему оказывается самый торжественный прием живущими в Риме немцами, и среди прочего он получает в подарок золотую античную медаль. Дама была задета тем, что шурин не может оценить прекрасную вещь по достоинству. После того как ее сменила сестра и она вернулась домой, распаковывая вещи, она обнаружила, что взяла медаль с собой, сама не зная как. Она тут же написала об этом шурину и заверила его, что на следующий же день отправит нечаянно попавшую к ней медаль в Рим. Но на следующий день медаль была куда то так запрятана, что ее нельзя было найти и отправить, и тогда дама начала догадываться, что значит ее «рассеянность», – просто ей хотелось оставить медаль у себя.

Основной характерной особенностью этих случаев является то, что настоящая психическая ситуация нам неизвестна или недоступна нашему анализу. Тогда наше толкование приобретает характер только предположения, которому мы и сами не хотим придавать большого значения. Но позднее происходят события, показывающие, насколько справедливо было наше первоначальное толкование. Как то раз я был в гостях у новобрачных и слышал, как молодая жена со смехом рассказывала о недавно происшедшем с ней случае: на следующий день после возвращения из свадебного путешествия она пригласила свою незамужнюю сестру, чтобы пойти с ней, как и раньше, за покупками, в то время как муж ушел по своим делам. Вдруг на другой стороне улицы она замечает мужчину и, подталкивая сестру, говорит: «Смотри, вон идет господин Л.». Она забыла, что этот господин уже несколько недель был ее мужем. Мне стало не по себе от такого рассказа, но я не решился сделать должный вывод. Я вспомнил этот маленький эпизод спустя годы, после того как этот брак закончился самым печальным образом.

А. Медер рассказывает об одной даме, которая за день до свадьбы забыла померить свадебное платье и, к ужасу своей модистки, вспомнила об этом только поздно вечером. Он приводит этот пример забывания в связи с тем, что вскоре после этого она развелась со своим мужем. Я знаю одну теперь уже разведенную даму, которая, управляя своим состоянием, часто подписывала документы своей девичьей фамилией за несколько лет до того, как она ее действительно приняла. Я знаю других женщин, потерявших обручальное кольцо во время свадебного путешествия, и знаю также, что их супружеская жизнь придала этой случайности свой смысл. А вот яркий пример с более приятным исходом. Об одном известном немецком химике рассказывают, что его брак не состоялся потому, что он забыл о часе венчания и вместо церкви пошел в лабораторию. Он был так умен, что ограничился этой одной попыткой и умер холостяком в глубокой старости.

Может быть, вам тоже пришло в голову, что в этих примерах ошибочные действия играют роль какого-то знака или предзнаменования древних. И действительно, часть этих знаков была не чем иным, как ошибочным действием, когда, например, кто-то спотыкался или падал. Другая же часть носила характер объективного события, а не субъективного деяния. Но вы не поверите, как трудно иногда в каждом конкретном случае определить, к какой группе его отнести. Деяние так часто умеет маскироваться под пассивное переживание.

Каждый из нас, оглядываясь на долгий жизненный путь, может, вероятно, сказать, что он избежал бы многих разочарований и болезненных потрясений, если бы нашел в себе смелость толковать мелкие ошибочные действия в общении с людьми как предзнаменование и оценивать их как знак еще скрытых намерений. Чаще всего на это не отваживаются: возникает впечатление, что снова становишься суеверным – теперь уже окольным путем, через науку.

* * *

Остановимся теперь кратко на утверждении, что ошибочные действия являются «психическими актами». Является ли оно более содержательным, чем первое наше положение, что они имеют смысл? Я думаю, нет; это второе положение еще более неопределенно и может привести к недоразумениям. Иногда все, что можно наблюдать в душевной жизни, называют психическим феноменом. Важно выяснить, вызвано ли отдельное психическое явление непосредственно физическими, органическими, материальными воздействиями, и тогда оно не относится к области психологии, или оно обусловлено прежде всего другими психическими процессами, за которыми скрывается, в свою очередь, ряд органических причин. Именно в этом последнем смысле мы и понимаем явление, называя его психическим процессом, поэтому целесообразнее выражаться так: явление имеет содержание, смысл. Под смыслом мы понимаем значение, намерение, тенденцию и место в ряду психических связей.

Есть целый ряд других явлений, очень близких к ошибочным действиям, к которым это название, однако, уже не подходит. Мы называем их случайными и симптоматическими действиями. Они тоже носят характер не только немотивированных, незаметных и незначительных, но и излишних действий. От ошибочных действий их отличает отсутствие второго намерения, с которым сталкивалось бы первое и благодаря которому оно бы нарушалось. С другой стороны, эти действия легко переходят в жесты и движения, которые, по нашему мнению, выражают эмоции. К этим случайным действиям относятся все кажущиеся бесцельными, выполняемые как бы играя манипуляции с одеждой, частями тела, предметами, которые мы то берем, то оставляем, а также мелодии, которые мы напеваем про себя. Я убежден, что все эти явления полны смысла и их можно толковать так же, как и ошибочные действия, что они являются некоторым знаком других, более важных душевных процессов и сами относятся к полноценным психическим актам.

В области ошибочных действий самыми интересными вопросами, которые мы поставили, являются следующие: ошибочные действия возникают в результате наложения друг на друга двух различных намерений, из которых одно можно назвать нарушенным, а другое нарушающим. Нарушенные намерения не представляют собой проблему, а вот о другой группе мы хотели бы знать, во первых, что это за намерения, выступающие как помеха для другой группы, и, во вторых, каковы их отношения друг к другу.

Разрешите мне опять взять в качестве примера для всех видов ошибочных действий оговорку и ответить сначала на второй вопрос, прежде чем я отвечу на первый.

При оговорке нарушающее намерение может иметь отношение к содержанию нарушенного намерения, тогда оговорка содержит противоречие, поправку или дополнение к нему. В менее же ясных и более интересных случаях нарушающее намерение по содержанию не имеет с нарушенным ничего общего.

Подтверждения отношениям первого рода мы без труда найдем в уже знакомых и им подобных примерах. Почти во всех случаях оговорок нарушающее намерение выражает противоположное содержание по отношению к нарушенному, ошибочное действие представляет собой конфликт между двумя несогласованными стремлениями. Я объявляю заседание открытым, но хотел бы его закрыть – таков смысл оговорки президента.

Политическая газета, которую обвиняли в продажности, защищается в статье, которая должна заканчиваться словами: «Наши читатели могут засвидетельствовать, как мы всегда совершенно бескорыстно выступали на благо общества». Но редактор, составлявший эту статью, ошибся и написал «корыстно». Он, видимо, думал: хотя я и должен написать так, но я знаю, что это ложь.

Народный представитель, призванный говорить кайзеру беспощадную правду, прислушавшись к внутреннему голосу, который как бы говорит: а не слишком ли ты смел? – делает оговорку – слово «беспощадный» превращается в «бесхребетный».

Во всех этих случаях оговорка либо возникает из содержания нарушенного намерения, либо она связана с этим содержанием.

* * *

Другой вид отношения между двумя борющимися намерениями производит весьма странное впечатление. Если нарушающее намерение не имеет ничего общего с содержанием нарушенного, то откуда же оно берется и почему появляется в определенном месте как помеха? Наблюдения, которые только и могут дать на это ответ, показывают, что помеха вызывается тем ходом мыслей, которые незадолго до того занимали человека и проявились теперь таким образом независимо от того, выразились ли они в речи или нет. Эту помеху действительно можно назвать отзвуком, однако не обязательно отзвуком произнесенных слов. Здесь тоже существует ассоциативная связь между нарушающим и нарушенным намерением, но она не скрывается в содержании, а устанавливается искусственно, часто окольными путями.

Приведу простой пример из собственных наблюдений. Однажды я встретился у нас в горах у доломитовых пещер с двумя дамами. Я прошел с ними немного, и мы поговорили о прелестях и трудностях туристского образа жизни. Одна из дам согласилась, что такое времяпрепровождение имеет свои неудобства. «Действительно, – говорит она, – очень неприятно целый день шагать по солнцепеку, когда кофта и рубашка совершенно мокры от пота». В этом предложении она делает маленькую заминку и продолжает: «Когда приходишь nach Hose [она хотела сказать «домой», но вместо Hause употребила слово Hose – панталоны] и есть возможность переодеться». Мы эту оговорку не анализировали, но я думаю, вы ее легко поймете. Дама имела намерение продолжить перечисление и сказать: кофту, рубашку и панталоны. Из соображений благопристойности слово панталоны не было употреблено, но в следующем предложении, совершенно независимом по содержанию, непроизнесенное слово появляется в виде искажения, сходного по звучанию со словом Hause.

Теперь, наконец, мы можем перейти к вопросу, который все откладывали: что это за намерения, которые таким необычным образом проявляются в качестве помех? Разумеется, они весьма различны, но мы найдем в них и общее. Изучив целый ряд примеров, мы можем выделить три группы. К первой группе относятся случаи, в которых говорящему известно нарушающее намерение и он чувствовал его перед оговоркой. Вторую группу составляют случаи, когда говорящий тоже признает нарушающее намерение, но не подозревает, что оно стало активным непосредственно перед оговоркой. Он соглашается с нашим толкованием, но в известной степени удивлен им. Примеры такого рода легче найти в других ошибочных действиях, чем в оговорках. К третьей группе относятся случаи, когда сделавший оговорку энергично отвергает наше толкование нарушающего намерения; он не только оспаривает тот факт, что данное намерение побудило его к оговорке, но утверждает, что оно ему совершенно чуждо.

Остановимся пока на том, что объединяет все три группы, что общего в механизме этих оговорок. К счастью, это не вызывает сомнений. В первых двух группах нарушающее намерение признается самим говорящим; в первом случае к этому прибавляется еще то, что это намерение проявляется непосредственно перед оговоркой. Но в обоих случаях это намерение оттесняется. Говорящий решил не допустить его выражения в речи, и тогда произошла оговорка, т. е. оттесненное намерение все таки проявилось против его воли, изменив выражение допущенного им намерения, смешавшись с ним или даже полностью заменив его. Таков механизм оговорки.

С этой точки зрения мне так же нетрудно полностью согласовать процесс оговорок, относящихся к третьей группе, с вышеописанным механизмом. Для этого мне нужно только предположить, что эти три группы отличаются друг от друга разной степенью оттеснения нарушающего намерения. В первой группе это намерение очевидно, оно дает о себе знать говорящему еще до высказывания; только после того, как оно отвергнуто, оно возмещает себя в оговорке. Во второй группе нарушающее намерение оттесняется еще дальше, перед высказыванием говорящий его уже не замечает. Удивительно то, что это никоим образом не мешает ему быть причиной оговорки! Но тем легче нам объяснить происхождение оговорок третьей группы. Я беру на себя смелость предположить, что в ошибочном действии может проявиться еще одна тенденция, которая давно, может быть, очень давно оттеснена, говорящий не замечает ее и как раз поэтому отрицает.

Самые интересные произведения Зигмунда Фрейда

«Культурный человек возможность счастья променял на гарантированную безопасность».

Зигмунд Фрейд, «Я и Оно»

Австрийский невролог, психолог Сигизмунд Фрейд навсегда вошел в историю как основатель психоанализа. Фрейда считали бунтарем и новатором. Его теории вызывают споры по сей день. Фрейд разделил человеческую психику на три компонента: «Оно», «Я» и «Сверх-Я». Ввел понятие «бессознательного». Обнаружил защитные механизмы психики. Толкование сновидений, метод свободных ассоциаций и другие его терапевтические методики легли в основу современной психологии и до сих пор порождают новые достижения в области медицины, социологии и психотерапии.

Фрейд всегда все записывал: результаты исследований и споры с коллегами, личные мысли и открытия. При жизни опубликовали 15 трудов ученого, над которыми он работал в течение 35 лет. После смерти осталось четыре тысячи писем, которые хранятся в секретном архиве Библиотеки Конгресса США. Мы не знаем, что в этих письмах. Но мы собрали лучшие книги Зигмунда Фрейда, с которыми стоит познакомиться, чтобы понять человеческую психологию. Книги расположены в хронологическом порядке.

Из сборника «Психопатология обыденной жизни. Толкование сновидений» вы узнаете, почему нам снятся кошмары, как извлечь из снов материал для жизни и творчества, что такое эффект дежавю, что значат наши оговорки, откуда берутся суеверия и страхи, и многое другое о сновидениях и поведении.

Помимо работ самого Фрейда мы включили в подборку книгу его дочери, психолога Анны Фрейд, которая разделяла и развивала научные взгляды отца.

Обратите внимание на книгу «Опасные желания. Что движет человеком?». В ней собраны наиболее важные теории Фрейда о мотивах поведения личности и рассуждения его верного ученика Карла Юнга. Ученые были очень дружны, но из-за конфликта убеждений дружба распалась. Причины поступков Фрейд искал в подавлении сексуальности, Юнг – в «коллективном бессознательном». В книге описаны главные моменты споров. В 2011 году на экраны вышел фильм «Опасный метод» канадского режиссера Дэвида Кроненберга. Лента рассказывает о противостоянии двух великих ученых. Фрейда сыграл Вигго Мортенсен, Юнга – Майкл Фассбендер. Роль пациентки, ставшей причиной раздора психиатров, сыграла Кира Найтли.

Зигмунд Фрейд – загадочная и нестандартная личность. Он обладал феноменальной памятью и запоминал содержание прочитанных книг до мельчайших деталей. Владел греческим, латинским, французским, итальянским, испанским, английским, древнееврейским и немецким языками. 12 лет употреблял кокаин, считая его прекрасным антидепрессантом. Никогда не заселялся в гостиницу, где больше 61 номера, потому что боялся сочетания цифр 6 и 2. Интересовался историей Древнего Египта и коллекционировал артефакты. Как герой ученый фигурирует в восьми произведениях. Например, в книгах «Страсти ума» Ирвинга Стоуна, «Когда Ницше плакал» Ирвина Ялома и «Рэгтайм» Эдгара Доктороу. Читайте лучшие книги Сигизмунда Шломо Фрейда в электронной библиотеке MyBook.

Введение в Зигмунда Фрейда — отца психоанализа

Люди очень сложны. Знание того, как кто-то отреагирует в определенных ситуациях и как они смотрят на другие события, может варьироваться от человека к человеку. Кроме того, важно знать, как люди должны относиться к важным и трудным событиям повседневной жизни. Важно понимать человеческую природу и то, как они реагируют. Именно здесь психоанализ и работы Зигмунда Фрейда сыграли важную роль в помощи людям.

Зигмунд Фрейд родился в Моравии, которая сейчас является Чешской Республикой, в 1856 году. В раннем возрасте Фрейд и семья переехали в Вену, Австрия, где он прожил большую часть своей жизни. Находясь в Австрии, он проявил любопытство к людям и их поведению. Фрейд учился в Медицинской школе Венского университета, где в 1881 году получил степень по неврологии.

В течение своей карьеры Фрейд начал работать над изучением того, как люди думают и что движет людьми к успеху.Его работа в области психоанализа была новаторской, и он начал приобретать всемирную известность. Его анализ сновидений, психосексуального развития и определение ид, эго и супер-эго привели к тому, что Фрейд стал известен как «отец психоанализа». Его работа изучалась студентами в течение прошлого века и до сих пор является основой современных теорий психологии.

В связи с развитием военных действий во время Второй мировой войны Австрия была захвачена Германией в 1938 году. Фрейду разрешили уехать, и он переехал в Англию.Однако в 1939 году Фрейд умер от рака. Однако Зигмунд Фрейд оставил наследие, которое в будущем станет ориентиром для студентов-психологов.

Чтобы узнать больше об отце психоанализа, ознакомьтесь со следующей информацией:

Об авторе: Энн Стил

Ann Steele Ann Steele Соавтором этого веб-сайта является Энн Стил, терапевт по вопросам брака и семьи из Сан-Диего, большой опыт работы с детьми и подростками. Энн Стил посещала Американскую школу психологии и онлайн-университет Аргози.Ей особенно нравится использовать музыкальную терапию для психического и эмоционального благополучия.

Посмотреть все сообщения Ann Steele

.

Зигмунд Фрейд (автор «Толкования сновидений»)

Доктор Сигизмунд Фрейд (позже измененный на Зигмунд) был неврологом и основателем психоанализа, который создал совершенно новый подход к пониманию человеческой личности. Он считается одним из самых влиятельных и неоднозначных умов 20-го века.

В 1873 году Фрейд начал изучать медицину в Венском университете. После окончания работал в Венской больнице общего профиля. Он сотрудничал с Йозефом Брейером в лечении истерии, вспоминая болезненные переживания под гипнозом.В 1885 году Фрейд уехал в Париж в качестве ученика невролога Жана Шарко. По возвращении в Вену в следующем году Фрейд занялся частной практикой, специализируясь на нервных расстройствах и расстройствах мозга. В том же году он женился на Марте Бернейс, w

. Доктор Сигизмунд Фрейд (позже переименованный в Зигмунда) был неврологом и основателем психоанализа, который создал совершенно новый подход к пониманию человеческой личности. Он считается одним из самых влиятельных и неоднозначных умов 20-го века.

В 1873 году Фрейд начал изучать медицину в Венском университете. После окончания работал в Венской больнице общего профиля. Он сотрудничал с Йозефом Брейером в лечении истерии, вспоминая болезненные переживания под гипнозом. В 1885 году Фрейд уехал в Париж в качестве ученика невролога Жана Шарко. По возвращении в Вену в следующем году Фрейд занялся частной практикой, специализируясь на нервных расстройствах и расстройствах мозга. В том же году он женился на Марте Бернейс, от которой у него было шестеро детей.

Фрейд разработал теорию, согласно которой люди обладают бессознательным, в котором сексуальные и агрессивные импульсы находятся в постоянном конфликте за превосходство с защитой от них. В 1897 году он начал интенсивный анализ самого себя. В 1900 году была опубликована его основная работа «Толкование сновидений», в которой Фрейд анализировал сновидения с точки зрения бессознательных желаний и переживаний.

В 1902 году Фрейд был назначен профессором невропатологии Венского университета и занимал эту должность до 1938 года.Хотя медицинский истеблишмент не соглашался со многими его теориями, группа учеников и последователей начала собираться вокруг Фрейда. В 1910 году была основана Международная психоаналитическая ассоциация, президентом которой стал Карл Юнг, близкий соратник Фрейда. Позже Юнг порвал с Фрейдом и разработал свои собственные теории.

После Первой мировой войны Фрейд тратил меньше времени на клинические наблюдения и сосредоточился на применении своих теорий в истории, искусстве, литературе и антропологии.В 1923 году он опубликовал «Эго и Ид», в котором предложил новую структурную модель разума, разделенную на «Ид», «эго» и «суперэго».

В 1933 году нацисты публично сожгли ряд книг Фрейда. В 1938 году, вскоре после того, как нацисты аннексировали Австрию, Фрейд вместе с женой и дочерью Анной уехал из Вены в Лондон.

У Фрейда был диагностирован рак челюсти в 1923 году, и он перенес более 30 операций. Он умер от рака 23 сентября 1939 года.

.

Фактов Зигмунда Фрейда

He
имел серьезную пристрастие к сигарам, что привело к раку полости рта.

В течение ряда лет Фрейд боролся с пристрастием к сигарам. Он
был заядлым курильщиком, и это было основным участником его
борьба с тяжелой болезнью. В последние годы жизни он был
диагностирован рак ротовой полости, который дошел до того, что
больше не работает. После постоянных мучительных болей, вызванных
этой болезнью Фрейд попросил своего врача дать ему смертельные дозы
морфина, чтобы положить конец его борьбе.Три отдельные дозы этого препарата
был введен Фрейду, что привело к его смерти в сентябре
23 января 1939 г.

Книги Фрейда были сожжены во время нацистской оккупации Австрии.

Во время вторжения нацистов в Австрию книги, написанные
были сожжены известные мыслители, в том числе и Фрейд. Он также
подшутил над этим сценарием, сказав своему другу, что если бы они жили
в средние века его бы сожгли на костре вместо
его книги.Кроме того, гестапо допросило и его, и его
дочери, когда их подруга Мари Бонапарт решила обеспечить
переход в Англию. Это произошло до успеха Мари в
получить шанс поехать в Англию из Австрии. Хотя Мари
пыталась изо всех сил спасти 4 сестер Фрейда, но она не была
успешно в этом. Таким образом, все они умерли в плену в
Нацистские концлагеря.

He
решил стать врачом из практических соображений.

Фрейд обручился с Мартой Бернейс, когда ему было 26 лет.
Однако все это время он испытывал финансовые затруднения с тех пор, как его
работы в научной лаборатории было недостаточно для содержания его семьи. Как
в результате он решил отказаться от своей карьеры ученого и продолжил
работа врачом. Он пожертвовал болезненным опытом
временно находясь отдельно от Марты, чтобы он мог получить
профессиональная подготовка в медицине, которая обеспечила его
полномочия, чтобы стать врачом.

Фрейд
пристрастился к кокаину.

Ранее, в 20 веке, вредные эффекты кокаина все еще
неоткрытых. Фактически, его использовали как эйфорическое и обезболивающее, и
его часто можно было найти в леденцах от горла и газированных напитках. Фрейд был
особенно интересуется способностью кокаина облегчить депрессию,
и он даже выступал за использование этого препарата для множества целей.
К сожалению, его карьера врача пострадала от употребления кокаина.
выявлено вредное воздействие и вызывающие привыкание свойства.

Фрейд
считал себя любимым ребенком своей матери.

Мать Фрейда нежно назвала его «золотым Сигги», что заставило его
почувствовать большую любовь матери к нему, чем
любовь его братьев и сестер. По его словам, эту особую услугу он
полученные от матери вселили в него оптимизм и
уверенность в своих силах.

Во время
за последние 16 лет жизни Фрейда он перенес еще 33 операции из-за
рак.

Фрейд считал курение сигар привычкой, укрепляющей его
творческие способности. К сожалению, это привело к образованию
раковая опухоль во рту, которая потребовала удаления огромной
часть его челюсти. Были также 33 дополнительные операции, которые
имело место в последние годы жизни Фрейда, но он никогда не прекращал
курить.

Фрейд
написал научную статью о пользе кокаина.

В 1884 году Фрейд опубликовал «О кока», газету, в которой говорилось
о терапевтических эффектах кокаина.Его будущая жена и
несколько друзей также получили от него дозы кокаина, потому что он
верили в способность препарата улучшать пищеварение и настроение.

Пациент подарил ему кушетку.

Мадам Бенвенисти, одна из пациенток Фрейда, прислала психоаналитика
диван как способ выразить свою благодарность. На этом диване
Персидский коврик, на котором пациенты ложатся под гипнозом и
в состоянии транса.

Фрейд
изучал половые органы угрей.

Когда Фрейд учился в Венском университете, ему пришлось заняться
зоология как часть его курса. Он рассек угрей, чтобы найти
гонады самцов, но его усилия были напрасны. Эта часть
исследование было во время его поездки в Триест.

Его
письменное произведение «Толкование снов» вряд ли имело успех.
во время первоначальной публикации.

Хотя Фрейд считал свои письменные работы весьма значительными,
Всего за первые 6 лет было продано 351 экземпляр.это было
впервые опубликовано в 1899 г., а второе издание вышло только
в 1909 г.

Смерть Фрейда могла быть самоубийством с помощью врача.

К лету 1939 года Фрейд ослабел и страдал от сильной боли.
от неизлечимого рака ротовой полости. 21 сентября 1939 г.
Фрейд взял за руку своего друга и доктора Макса Шура и
напомнил ему о его предыдущем обещании не «мучить меня
без надобности «. Он добавил:» Теперь это не что иное, как пытка и заставляет
не имеет смысла.»Получив разрешение дочери Фрейда,
Анна, Шур ввела первую из трех тяжелых доз морфина. Фрейд
впал в кому и не проснулся.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.