Психология диссоциация: что это в психологии простыми словами, ассоциация, как чувствует себя человек, причины, нормы и патологии, техники

Содержание

что это в психологии простыми словами, ассоциация, как чувствует себя человек, причины, нормы и патологии, техники

Было ли у вас когда-нибудь ощущение, что ваши мысли и чувства не принадлежат вам? Испытывали ли вы настолько сильное потрясение, что представляли, будто это случилось не с вами, пытались абстрагироваться? Если да, то вам знаком феномен диссоциации. Что это простыми словами? Давайте разберемся.

диссоциация

Что такое диссоциация

Диссоциация – это распад чего-либо на составляющие. Образовано от латинского слова dissociatiodissociatio, что означает «разделение».

В психологии

В психологии термин был введен французским психологом П. Жане (конец XIX века). Ему удалось доказать, что отдельные мысли могут существовать вне сознания человека и осознаваться только под гипнозом.

Диссоциация в психологии – это первичный защитный механизм психики. Защищает от потрясений, травм, негативных эмоций. В состоянии диссоциации человеку кажется, что события произошли не с ним. Он занимает позицию стороннего наблюдателя, абстрагируется.

Специфика феномена в том, что человек может отделить от себя как негативные, так и позитивные эмоции, если те вызывают состояние дистресса. Например, сильные любовные чувства мешают работать, думать, жить. Иногда человек старается абстрагироваться от них.

Диссоциация личности бывает двух типов:

  1. Положительная. Индивид абстрагируется от событий, чтобы трезво оценить ситуацию и защитить себя от разрушительных чувств.
  2. Отрицательная. Из-за чрезмерной чувствительности индивид воспринимает обычную ситуацию как опасную и отдаляется при помощи диссоциации. Это мешает адаптации, портит отношения с окружающими.

Люди, испытавшие диссоциацию, описывают это такими фразами:

  • «Словно происходит не со мной»;
  • «Ощущение, что эти чувства не мои»;
  • «Мои чувство словно живут отдельно от меня».

В тех случаях, когда норма граничит с патологией, человек видит себя со стороны, ощущает диссоциацию как выход из тела.

В психиатрии

В психиатрии под диссоциацией личности понимается бессознательное отделение мыслей и убеждений от осознания. Например, человек придерживается сразу двух противоречивых взглядов на одну и ту же проблему. Без коррекции состояние может спровоцировать развитие диссоциативного расстройства личности или реакцию бегства. Феномен диссоциации и синдром множественной личности развивается у людей, перенесших тяжелую психотравму. Риск развития отклонений возрастает, если речь идет о детской психотравме, например, насилии.

Диссоциация: примеры

Каждый раз, когда мы пытаемся забыть о каких-то чувствах и эмоциях, перестать это ощущать, мы используем диссоциацию. Мы стараемся не думать о том, что нас расстраивает, огорчает, пугает или причиняет боль.

Пример диссоциации:

  1. Человек, переживший нападение, рассказывает, что на тот момент не чувствовал боли. Или говорит, что видел себя словно со стороны.
  2. Клиент на сеансе у психолога рассказывает об изнасиловании так, словно это сюжет книги. На его лице нет никаких эмоций, пульс не учащается, давление не растет.

Один из известнейших примеров патологической диссоциации – Билли Миллиган, убийца и насильник с 24 личностями. Все они имеют разный пол, возраст и характер. В этом случае диссоциация стала основой для развития множественного расстройства личности. При помощи переключения между личностями подсознание Билли защищало его от самоубийства и старой психотравмы. Возможно, толчком к развитию механизма диссоциации, а потом и расстройства, послужило насилие, которому Билли подвергся в детстве.

Причины диссоциации (психология)

Механизм диссоциации развивается у тех людей, которые пережили психологическую травму или видели, как другие люди используют этот механизм. Примеры потрясений: ребенок стал жертвой или свидетелем жестокости, получил физическую или моральную травму. Пример наблюдения: ребенок видел, как родители со словами «Соберись тряпка, будь сильным» переживали потерю, трудности. Ужас, боль, страх – эти чувства заставляют человека абстрагироваться от происходящего.

Диссоциация: норма и патология

Принято выделять нормативную и патологическую диссоциацию. В первом случае речь идет о естественной защитной реакции на стресс, потрясение, неприятные переживания. Диссоциация в норме возникает в трудных ситуациях, где от человека требуется сохранять собранность, сдержанность, рациональность, но он не может сознательно взять себя в руки. Тогда включается бессознательный процесс – защитный механизм психики. В итоге человек получает преимущество над ситуацией, может трезво оценить ее и принять рациональное решение. В этом случае диссоциацию можно рассматривать как средство адаптации, а не как защитный механизм.

При патологической форме человек диссоциируется в любых эмоциональных ситуациях, а не только в трудных жизненных обстоятельствах. Таких людей называют толстокожими, равнодушными, холодными, черствыми, безэмоциональными. Они исключают любой негатив, отказываются решать конфликты, не готовы к продуктивному социальному взаимодействию. Такое поведение может привести к изоляции.

Диссоциация и ассоциация

Ассоциация и диссоциация – два противоположных процесса. При ассоциации человек вовлечен в какую-то ситуацию, при диссоциации – отстранен. Наши воспоминания бывают как ассоциированными, так и диссоциированными. Притом мы сами можем выбирать, какими они будут. Этот прием и используют психотерапевты. Чем больше вовлеченность во что-то (ассоциация), тем острее вы ощущаете какую-то ситуацию, конкретное эмоциональное состояние. Чем меньше вы вовлечены в какие-то воспоминания (диссоциация), тем проще вам объективно проанализировать ситуацию, извлечь из нее урок.

Диссоциация и ассоциация – это две формы восприятия внешней информации. При ассоциации мы активно участвуем в анализе ситуации, осознаем ее, осмысливаем, переживаем. Например, при просмотре фильмов многие люди полностью погружаются в картину, ощущают происходящее на себе. При диссоциации человек анализирует ситуацию со стороны, смотри на нее извне, а не изнутри.

В жизни мы регулярно выбираем один или другой тип восприятия. Если человек зацикливается на одном типе, то это тревожный сигнал. Это говорит о ригидности сознания.

Застревание в состоянии ассоциации приводит к виктимизации мышления. Человек все воспринимает близко к сердцу, играет роль жертвы. Застревание в состоянии диссоциации приводит к эмоциональной холодности. Индивид становится неспособным радоваться жизни, своим успехам. Он не может проявлять эмпатию.

Застревание в одном из состояний определяет человека в группу риска по химическим зависимостям. Алкоголь и наркотики помогают «переключаться». Индивид быстро распознает это и использует такой способ как «лечение».

Застревание в состоянии диссоциации приводит к эмоциональной холодности. Индивид становится неспособным радоваться жизни, своим успехам

Застревание в состоянии диссоциации приводит к эмоциональной холодности. Индивид становится неспособным радоваться жизни, своим успехам.

Диссоциация в психотерапии (техники)

Психотерапия начинается с принятия и осознания клиентом проблемы. Без этого невозможно исцеление. Клиент должен осознать, что за любые ситуации и изменения в его жизни несет ответственность только он. А для этого человеку нужно диссоциироваться, отделить проблему от своего Я. Пока наилучшим способом признан гипноз. Специалист помогает клиенту осознать то, что он давно отделяет от себя.

Чтобы научиться переключаться с ассоциаций на диссоциации, нужно определить личные триггеры (внешние факторы, которые включают защитный механизм). Как только вы почувствуете приближение триггера, начинайте анализировать свое состояние и сознательно направлять его в нужное русло.

Рассмотрим несколько техник диссоциации в психологии подробнее. Они помогают отдалиться от травмирующих обстоятельств.

Вижу, слышу, анализирую

Для того чтобы отойти от ситуации и усмирить эмоции, можно использовать один из следующих форматов, но лучше сразу все три.

Взгляд со стороны:

  1. Мысленно остановитесь, выйдите из своего тела и посмотрите на себя, других людей и ситуацию со стороны. Избегайте оценочных суждений, констатируйте факты.
  2. Представьте изображение в черно-белом варианте.
  3. Уменьшите картинку и отдалите ее от себя, словно вы делаете это на дисплее смартфона.
  4. Переместите на задний план тех людей, которые вызывают у вас негативные эмоции.
  5. Представьте, что смотрите фильм. Прокрутите «видео» быстрее или медленнее.
  6. Представьте, как эта ситуация, события, участники будут выглядеть через 20–30–40 лет. Вы думаете, есть смысл переживать так, как вы это делали изначально?

Аудиальный формат:

  1. Представьте, что слушаете других людей и самого себя через телефон или динамик.
  2. Представьте, как громкость каждого голоса или только тех, что раздражают, уменьшается.
  3. Измените раздражающий голос, например, сделайте его писклявым. Поиграйте со скоростью воспроизведения голоса.

Аналитический формат:

  1. Представьте, что вы наблюдаете за происходящим со стороны. В этот раз не только изучайте факты, но и дайте свою оценку происходящему.
  2. «Передайте» свои эмоции тому, на кого вы смотрите.
  3. Проанализируйте ситуацию по плану: кто, что, почему и зачем.
  4. Представьте разные сценарии развития ситуации.
  5. Что вы должны сделать, чтобы обернуть ситуацию в свою пользу?

Мы не умеем одновременно переживать и думать, поэтому пока вы представляете что-либо и анализируете ситуацию, эмоции угасают. Практикуйте техники регулярно и с каждым разом переключаться будет все проще.

Рентген (НЛП)

Цель: достичь расслабленного и спокойного состояния, смирения, умиротворения, легкой грусти. Альтернативные названия техники: Memento mori (помни о смерти), Danse macabre (пляска смерти).

Что делать: представьте себя и тех людей, которые задействованы в травмирующем событии, в виде скелетов (как на рентгене). Специалисты по НЛП считаю, что этого будет достаточно, чтобы осознать, что все трудности, неудачи, мирская суета это мелочи. Сначала вы ощутите легкую грусть, потом прощение, смирение, умиротворение.

Визуально-кинестетическая диссоциация

При помощи этого метода можно проработать психотравму. Это сложная техника, которую лучше проводит под контролем психолога.

Что делать:

  1. Представьте, что вы отошли от ситуации и взглянули на нее со стороны. Вы видите себя в начальной точке развития травмирующих обстоятельств. При этом вы понимаете, что находитесь в настоящем моменте, а себя в той точке видите как на слайде.
  2. Теперь еще раз отделите свое сознание от тела и представьте, что вы наблюдаете за собой молодым (в начале травмы) и за собой в настоящем времени. Тройное отделение нужно для того, чтобы вы перестали ощущать и видеть себя как непосредственного участника событий.
  3. Проиграйте травму, сохраняйте кинестетическую отстраненность. Вы наблюдаете за собой в молодости, реакциями и чувствами того человека.
  4. Посмотрев и послушав со стороны, войдите сначала в тот образ себя, который мы получили в первом пункте (вы из того, кто наблюдал за всеми, входите в тело того, кто наблюдал за собой в начале травмы).
  5. В мыслях подойдите к себе в травмирующей ситуации. Скажите, что вы пришли из будущего и готовы помочь. Дайте молодому себе то, что ему нужно в этот момент.
  6. Как только вы поймете, что молодой вы успокоился, удовлетворил свои желания, получил нужную долю поддержки, войдите в этот образ, а потом перенесите его в образ нынешнего себя. Это поможет принять прошлое, изменить отношение к нему, обрести целостность.

В некоторых случаях один пункт приходится выполнять по 2–3 раза. Важно, чтобы человек сохранял состояние диссоциации. Чтобы избавиться от травмы, нужно сохранять позицию стороннего наблюдателя.

Психологическое консультирование и психотерапия — «Перцепция»

В данной статье я хочу порассуждать о диссоциации, ее частоте и интенсивности использования как защитного механизма в жизни человека, о гранях здорового и патологического, и о том, как речь может рассказать об этом.

Термин «диссоциация» был предложен в конце XIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания, но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза.

Предисловие

В психиатрии есть группа заболеваний, которая называется «диссоциативные расстройства». По сравнению с паранойей или шизофренией звучит, наверное, не очень страшно, однако это достаточно серьезный диагноз. Что же это такое? Диссоциация в переводе с латинского языка означает «распад». При данном заболевании происходит нарушение психических функций, таких как память, сознание, чувство личностной идентичности. Эти психические функции отделяются от целостного потока сознания и становятся независимыми. Таким образом, нарушается целостность личности.

Диссоциация в жизни

После того как я вас сознательно напугал, хочу поговорить о диссоциациях, присутствующих в жизни психически здоровых людей, или — говоря языком психологии — невротиков, коими является большинство людей на планете. Надо сказать, что диссоциация — это защитный механизм психики, который включается, когда человек не может справиться с ситуацией, в которой находится. Это может быть длительная травматическая ситуация или шоковая травма, которую человек не может принять и интегрировать в собственную психику. Наиболее травмирующие и оказывающие сильное влияние на развитие человека ситуации, конечно, возникают в раннем детстве, когда при сильном стрессе ребенок не может справиться сам и у него отсутствует должная поддержка родителей, но также такие ситуации могут возникать и во взрослом периоде жизни. Это локальные стрессовые ситуации или длительные травмирующие ситуации, из которых человек чаще не хочет, чем не может выйти из-за вторичных выгод.
Если психика человека не справляется, то включается механизм диссоциации. Человек может выпасть в трансовое состояние, может создать в своей голове иную альтернативную ситуацию, более приемлемую для него, поселить туда свои идеи, мысли, эмоции, и переживать их вместо реальности. Естественно, этот процесс происходит бессознательно. При очень сильных стрессовых ситуациях (таких как различные катастрофы, смерть близких и т.п.) может возникать психогенная амнезия — говоря простым языком, человек не хочет осознавать или признавать произошедшее и может не помнить событие или целую часть жизни.
Есть очень много вариантов проявления диссоциации, и даже в самых сложных случаях ее проявление не всегда можно однозначно назвать психическим заболеванием. Большинство людей являются здоровыми с точки зрения психиатрии. Но меня интересует процесс с точки зрения психологии. Что же происходит с психикой и личностью в реальности с точки зрения психологии?
Вопреки некоторым бытовым мнениям («а может ему так легче», «лучше не переживать», «пусть так и будет») ничего хорошего в диссоциации нет, поскольку данный процесс не стоит на месте и может усугублять психическое состояние человека, всё больше отдаляя его от реальности. При этом человек неосознанно мучается. В сознательной жизни это может проявляться в кошмарных снах, соматических заболеваниях, асоциальном поведении, употреблении различных психоактивных веществ. Часто это оправдывается и самим человеком и социумом: «у него было трудное детство», «с ним такое случилось» и т.д. Самое худшее в этой ситуации, что человек в это время не живет, а существует, так как он не может полно переживать свою нынешнюю, реальную жизнь из-за не пережитых травм прошлого.

Диссоциация — это естественный процесс психики, который помогает выжить в стрессовой ситуации, когда у человека недостаточно ресурсов для эмоционального вовлечения, и я хочу, чтобы у вас осталось понимание этого. Диссоциация превращается в патологию, если данный процесс защиты используется постоянно, как поведенческий паттерн.

Кроме того, диссоциация нам иногда необходима, и в некоторой степени мы с ней сталкиваемся в повседневной жизни. Диссоциация может происходить в трансовом состоянии, когда человек что-то делает машинально —  например, идет полусонный на работу, засыпает или, наоборот, пытается не дать себе заснуть, чтобы досмотреть интересный фильм, думает или медитирует.

Речь как индикатор

Далее я хочу поговорить о нашей повседневной жизни: насколько мы втянуты в процесс диссоциации, насколько часто мы отделяем себя от текущей ситуации, помещаем себя в другую или ассоциируем себя с кем-то еще, отделяя себя от своей жизни, зачем мы это делаем, и к чему это может привести. А проанализирую я это через речь.
Прислушайтесь к речи вашего собеседника или к своей собственной речи. Какое местоимение вы или ваш собеседник используете, говоря о себе? Во многих случаях  люди, говоря о себе, произносят «ты», «тебя», то есть, говоря про себя, человек не ассоциирует с собой то, о чем он рассказывает. Причины этого в каждом случае индивидуальны, но, так или иначе, по каким-то причинам бессознательно человек не хочет ассоциировать себя с тем, что он делал, делает или рассказывает. То есть бессознательно не хочет, а сознательно находится или находился в ситуации и, возможно, даже не почувствовал, что она ему вредна или неприятна. Это уже говорит о потере связи между чувствами и сознанием, между телом и сознанием, то есть диссоциация уже есть. Иногда чувствование таких ситуаций можно назвать интуицией, а интуиция — это доверие к себе, своим чувствам, но далеко не мыслям. Ведь мысли — это часто идеи, которые могут принадлежать кому-то другому, но, долго размышляя над ними, человек постепенно начинает принимать их за свои. А вот чувства у нас точно собственные, их нельзя внедрить или позаимствовать, они всегда настоящие. Можно сказать, что человек с хорошо развитой интуицией, а вернее — слышащий себя, свои чувства, в большей степени здоров, так как менее диссоциирован. Обычно и в речи такого человека реже звучат местоимения «ты», «тебя», когда он рассказывает о себе.
Иногда, чтобы бессознательно избавиться от ответственности или добавить своему решению веса, а также в состоянии неуверенности, люди говорят «мы», хотя в 90% случаях речь идет об индивидуальном действии или решении. Если действие было совместным, то здоровее будет сказать «я и еще кто-то». Менее диссоциированные люди реже употребляют местоимение «мы», потому что они чувствуют себя более индивидуальными и более целостными.
Следующий пример речевых оборотов, употребляемых в обществе, свидетельствующий о диссоциации — это высказывания о себе (ведь диссоциировать мы можем только себя). Такие выражения, как «мое тело», «мой организм», с их различным продолжением («толстое», «худое», «чего-то хочет», «болит» и т.д.) — очень привычны и естественны в нашей речи, но что они делают? Они отделяют нас от тела. То есть существует некое «я», сидящее в теле. Возникает вопрос, а кто это — «я»? Наверняка не мозг, ведь вряд ли мы думаем о мозге, говоря о себе. К тому же, мозг — это часть тела. Итак, «я» — это, скорее всего, мысли, сознание. Вот так потихоньку мы незаметно отделяем наше сознание от тела. К слову сказать, во многих духовных практиках это даже поощряется. Но «я» есть целое: и тело, и дух вместе взятые, и здоровы мы телом и духом только тогда, когда между ними есть связь, а мы эту связь не нарушаем. Я ни в коем случае не хочу сказать, что духовные практики вредны, но к ним нужно подходить в более осознанном состоянии — иначе они не пойдут на пользу, а, наоборот, начнется более глубокий процесс диссоциации.
Хочу напомнить: я анализирую речь  и использую ее как индикатор психического состояния. Во всех приведенных мной примерах у человека уже есть диссоциация. Человек диссоциирует себя своими мыслями, действиями, поведением, образом жизни, отношением к себе и окружающим.
Но я думаю, если начать осознавать свою речь, это будет серьезным шагом к изменению себя.

Не могу не упомянуть о  чувствах. Если понаблюдать, людям довольно сложно говорить «мое тело чувствует», все же чаще люди говорят «я чувствую». Это связано с тем, что чувства находятся в теле, и их довольно сложно отделить от него. Однако мне довелось встречаться и с такими случаями. Что очень интересно, эти люди занимались духовными практиками. Работа с такими людьми очень трудна, так как уровень их диссоциации очень высок. Схожий пример — фразы типа «моя психика не выдерживает», «…не приемлет» и т.д. То есть опять не «я». Со мной-то все хорошо —  с психикой что-то не так, а она — это не совсем я. Психика не я, но она точно моя, значит, я ею управляю и контролирую (как бы не так). Как признать, что психика неконтролируемым образом управляет тем, кто сам не знает, где находится? Вспоминаем один из предыдущих примеров про то, где мы «сидим», и получаем, что и не в психике, и не в голове. Куда же мы тогда вообще делись? (Вопрос для размышления читателям). Все эти выкрутасы происходят потому, что сказать «я» гораздо сложнее — могут включиться разные стереотипы, вызывая неприятные вопросы. Например: «Как это я не выдерживаю, я что — слабый?», «Как это я не управляю собой и своей психикой?».
Следующие примеры диссоциации — это, как ни странно, ассоциация себя со своей профессией, с местом проживания, с вещами. Приведу несколько очевидных примеров: «я — военный» (значит, я не могу чувствовать), «я — юрист/руководитель/чиновник» (значит, я не могу позволить себе дурачиться, искренне веселиться), и т.п. Когда человек начинает себя ассоциировать со своей профессией, он как бы растворяется в ней и теряет себя. Когда внутри нет доверия к себе, нет себя, нужно уцепиться за что-то, например, за профессию — тем более, некоторые из них имеют очень высокий статус в обществе. Профессия «прилипает», и человек остается врачом, военным или юристом всегда, даже в кругу друзей или в семье. Профессия — это очень важная сфера жизни, это самореализация, но есть и другие сферы и о них не нужно забывать.
Когда у человека нет «Я», либо оно очень маленькое, он часто ассоциирует себя с тем, во что он одевается, на чем ездит и где живет — это добавляет вес, повышая статус. Но что происходит с психикой? А в психике происходит диссоциация, потому что человек — это и тело, и сознание, но не надетый бренд и не «надетая» профессия. Есть люди, настолько сильно ассоциирующие себя со своей одеждой, что они не могут надеть другую, то есть они —  это не их тело и сознание, а их одежда. А ведь одежда, автомобили и прочие атрибуты — это всего лишь вспомогательные средства для жизни и саморазвития. Конечно, при таком отношении к вещам речь о развитии личности не идет. Личность в данном случае скачет по кругу, как белка в колесе, зависимая от внешних факторов. К сожалению, в наш век потребления сопутствующие средства для жизни ставятся выше того, для кого они делаются, и в рекламе мы слышим: «ты будешь лучше/ успешнее/красивее, если приобретешь…» (дальше следует название соответствующего продукта того или иного бренда).
Я привел лишь несколько примеров диссоциации, которые постоянно присутствуют в обществе и «помогают» расщеплять и без того слабо сформированные личности. Слабо, потому что индустриальное общество не способствует индивидуализации.

С чего все начинается?

Когда ребёнок рождается, у него нет самоидентификации, и он не отделяет себя от матери. Постепенно он начинает смотреть вокруг, видеть себя, поднимать голову и видеть окружающую среду, хватать предметы и ходить. Изучая таким образом мир и сопоставляя себя с ним, ребенок со временем осознает себя как нечто отдельное от всего мира. Именно в это время у него начинают возникать первые мысли о смерти, потому что разрушаются прежние связки «я = мать» и «я = мир вокруг», и он становится обособленным существом. В этом возрасте мать, говоря о ребенке, часто еще использует местоимение «мы» («мы погуляли», «мы поели», «мы покакали») и это нормально. Но примерно к 5-ти годам приходит момент, когда мать должна начать стимулировать и поддерживать процесс сепарации, и это первым делом осуществляется с помощью речи. Говоря о ребенке, следует теперь говорить «он» или «она» (естественно, в присутствии ребенка или обращаясь к нему, называть его по имени), тем самым приучая маленького человека к пониманию того, что он отдельная личность. Затем нужно постепенно делегировать ему ответственность за собственные действия и принятие решений. Можно начать с освоения ребенком элементарных навыков самообслуживания (одевания и т.д.). Важно поощрять его самостоятельность — это значит, хвалить, даже если у него не получилось.
Очень важен и собственный пример. Иногда кажется, что родители считают детей идиотами, глухими или слепыми, тогда как они гораздо умнее, чем это может показаться. Детская психика очень гибкая, она мгновенно впитывает и интегрирует все происходящее вокруг, и происходит это в несколько раз быстрее, чем у взрослого человека. Ребенок более непосредственен, открыт миру и доверчив. Поэтому, если вы что-то пообещали, сделайте это. Если не вышло, объясните ребенку, почему. Несите ответственность за свои действия и решения. Не обманывайте и не манипулируйте: дети прекрасно понимают, если им объяснить, и чувствуют, когда ими манипулируют. Будьте сами честными, и вам не придется пожинать плоды своего обмана и манипуляций, когда ребенок «непонятно в кого так себя ведет» или в подростковом возрасте теряет доверие к родителям (в современной советской  психологии последнее считается естественным, но, тем не менее, ничего не бывает «вдруг»). Больше общайтесь со своим ребёнком, воспринимайте его как личность. Так будет строиться здоровое воспитание.
Я думаю, вы не раз слышали, как мама ребенка уже школьного возраста говорит своей знакомой: «А мы поступили в школу». Пока еще забавно, но крайне вредно для ребенка. Однако нередки случаи, когда мама говорит: «Мы поступили в институт» — вот это уже не забавно и не смешно. К сожалению, это может продолжаться и дальше — не мне вам рассказывать, какие конфликты возникают, когда уже взрослый человек принимает решение создать свою семью, а сепарация от родителей так и не произошла. Приведенные примеры служат лишь вербальным индикатором отсутствия сепарации и самоидентификации. Конечно, и самих ситуаций гораздо больше, и они более разнообразны, да и вербальных примеров можно привести множество. Я здесь привел лишь наиболее частые из них и бросающиеся в глаза. Если сепарация не произошла, то получается, что человек физически вроде бы взрослый, а психически все еще инфантилен. Это следствие того, что в детстве родители, в силу особенностей своего развития, не смогли правильно сепарировать ребенка, а он в свою очередь не научился ассоциировать свои решения и действия с самим собой, что отражается в его речи употреблением местоимений «мы» и «ты» вместо «я».

И чем заканчивается?

Я специально начал статью с описания психического заболевания, чтобы показать крайние варианты развития процесса диссоциации. На одном конце — диссоциативные расстройства личности, а на другом — обычные люди вокруг, или так называемые невротики, в той или иной степени диссоциированные. К сожалению, с возрастом диссоциация часто усугубляется, потому что данный процесс поддерживается социумом и его системой, которой не нужны целостные личности. Кроме того, процесс интеграции требует от взрослого человека больших усилий. Но я надеюсь, что эта статья даст тему для размышления нынешним или будущим родителям, всем взрослым людям, нашедшим в себе черты, описанные мной выше. В этом мире нет ничего, что нельзя было бы изменить, кроме смерти — поэтому, пока вы живы, дерзайте! Но прямо сейчас, не завтра. Только начините с местоимения «Я».

Дополнительные примеры

Я вспомнил еще несколько примеров, которые, как я считаю, могут говорить о невротизации личности.
«У меня в подъезде» — точно не ясно, где. «У меня муж/жена» — ну если не шелковый/ая, тогда не ясно, у кого именно — у вас или…. «У меня у матери» — аналогично предыдущему примеру, но здесь еще возможна проблема сепарации. Еще я заметил, что люди при встрече стали часто говорить «Приветствую». Это похоже на констатацию факта своих действий из серии  «я какаю», «я иду в магазин», «я печатаю статью». По моему опыту, люди, выражающиеся таким образом, имеют нарциссические проблемы на грани психопатии (по Лоуэну). Или всем знакомое «извиняюсь» — человек говорит о себе в третьем лице либо потому, что не вырос, либо потому, что «Наполеон». В моей практике такие люди имели сильное расщепление. А само выражение еще и невежливо: «извините» или «простите» — это просьба, а в «извиняюсь» просьбы нет. Вероятно, таким людям и просить сложно, что тоже говорит о нарциссических проблемах.
Я думаю,  можно продолжить список подобных выражений и составить корреляции, но у говорящих так людей, скорее всего, будет расщепление в психике.

Использованные иллюстрации принадлежат их авторам.

Что такое диссоциация (в психологии)

Диссоциация – это неосознанный процесс, во время которого мышление отделяется от сознания и продолжает свою работу в независимом режиме. К примеру, возникла ситуация, требующая определенного взгляда. Но человек не может определиться, и у него возникают противоречивые мнения по этому вопросу: он вроде и согласен, но в то же время и не согласен.

То есть, другими словами, человек диссоциировал. Пару веков назад диссоциация впервые появилась как термин в психологии, психология смогла уже точно объяснить его значение. В результате многочисленных наблюдений ученые смогли выяснить, что некоторые идеи и мысли «отсоединяются» и продолжают свое существование отдельно от личности человека, как бы вне его мышления.

Рекомендуем: Что такое амбивалентность?

Весьма примечательно то, что диссоциация сама по себе не вызывает опасений, однако ее следствием являются различные психические расстройства, в частности раздвоение личности. Такой феномен выражается в состоянии, когда человек совмещает в своем сознании несколько отдельных личностей.

В этом случае психологи ставят диагноз, который называется диссоциативное расстройство. Однако прежде чем углубляться в эту тему, стоит разобраться, какие техники диссоциации существуют и каково влияние этого состояния на личность человека.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

«Это происходит не со мной»

Это состояние, которое не всегда несет в себе что-то неприятное, связанное с болезнями. Механизм диссоциации – это механизм психологической защиты. Это адаптация нашего сознания, защитная реакция от некоторых событий, когда мы воспринимаем происходящее с нами как бы со стороны.

В этом случае человек не ощущает себя участником событий, он будто стоит в стороне, как посторонний наблюдатель. Таким образом, он разделяет негативные эмоции и свою личность, не давая им соединиться, чтобы не погружаться в полной мере в ощущение дискомфорта или боли. Человек может диссоциировать не только неприятности, но также и весьма приятные эмоции, которые оказывают сильное эмоциональное воздействие.

В наше время диссоциацией уже никого не удивишь, хотя этот термин редко упоминают в обыденной жизни. Тем не менее каждый из нас пользуется этим приемом чуть ли не каждый день. Если человек пытается сдержать эмоции, получив некую травму, – значит, он применил диссоциированный прием. Он как бы отсутствует, живет вне своего тела.

То есть, применяя подобный прием, вы продуктивно избавляете себя от неприятных ощущений, нивелируете их. Вспомнив историю, которая вас когда-то расстроила, вы инстинктивно ограждаете свои мысли от прошлых огорчений. Такая защита свойственна каждой личности.

Рекомендуем: Понятие аутентичности в психологии

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

И лишь в отдельных случаях может сложиться такая ситуация, когда человек сознательно отторгает свою личность, – это состояние может привести к тому, что индивид как бы «покидает» собственное тело, становясь наблюдателем. Различается это состояние в двух вариантах:

  • Норма.
  • Патология.

Нормой считается адекватное восприятие стрессовых ситуаций. Если обстоятельства принуждают контролировать события, управлять действиями, проявлять силу воли с собранной эмоциональностью, то человеку приходится использовать такой психологический прием, как диссоциация. И в таком случае это совершенно нормально. Временно человек получает возможность трезво оценить создавшуюся ситуацию, адекватно отреагировать и принять верные решения.

Но не всегда человек применяет этот прием, чтобы оградиться от неприятных ощущений, которыми сопровождаются опасные и сложные ситуации. Очень чувствительные люди, со слабой психикой, могут диссоциировать и в менее серьезных ситуациях. Такие люди редко проявляют свою эмоциональность и со стороны воспринимаются как бесчувственные и холодные. Это патология.

«Я – позиция»

Наряду с диссоциацией обычно идет ассоциация. Ассоциации и диссоциации – это две стороны одной медали. Ассоциация – точно такой же способ существования. Различие в том, что, когда вы становитесь участником ситуации, вы получаете удовлетворение, то есть ассоциируетесь.

Вы либо вспоминаете некие события и полностью погружаетесь в те эмоции, которые тогда испытывали; либо же ваше сознание полностью захватывает чей-то рассказ, и вы будто наяву переживаете все рассказываемое. Этот психологический прием и в том и в другом случае не может быть хуже или лучше. Человек сам выбирает, отстраниться ему от ситуации или же влиться в неё.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Рекомендуем: Эмпатия в психологии

Ассоциации и диссоциации – это разновидности состояния человека в зависимости от сложившихся обстоятельств. Другими словами, ассоциативный человек – это человек, который принимает все близко к сердцу. Он довольно глубоко проникается чужими ситуациями, которые вызывают в нем различные чувства.

Иногда, если погружение в чужие обстоятельства слишком глубоко, человек начинает испытывать бессилие или даже нетерпеливость. Диссоциативный человек, напротив, пытается оградиться не то что от чужих эмоций, но даже от своих. В первую очередь от своих. Такой индивид теряет некую целостность, эмоции у него постепенно прекращают проявляться, он становится холодным и бесчувственным.

Причины диссоциации уходят корнями далеко в детство. Обычно там берет свое начало склонность диссоциировать различные ситуации. Дети весьма чувствительны, и если ребенок наблюдал это состояние у кого-либо, он начинает перенимать подобные действия.

Однако не всегда это состояние является результатом наблюдения. Оно может развиться и у людей, которые пережили некую тяжелую физическую или моральную травму, были свидетелями жестокости или сами подверглись жестокому обращению. Крайне редко диссоциативное расстройство возникает у людей, склонных к психическим заболеваниям. Можно выделить несколько диссоциативных отклонений:

  • Психогенная диссоциативная амнезия. Она проявляется в виде внезапной потери памяти у человека, когда он сталкивается с неприятной ситуацией. Стоит отметить, что человек остается адекватным, весьма правильно анализирует ситуацию. После всего он осознает, что была частичная потеря памяти. Такое случается во время стихийных бедствий или же войн.
  • Диссоциативная фуга. Она заключается в обязательном бегстве. Человеку необходимо срочно уйти от раздражающих предметов, людей или обстоятельств. В этот момент человек может воспринимать себя со стороны, как отдельную от себя самого личность.
  • Диссоциативное расстройство (транс). В этом случае происходит полное расстройство сознания, пропадает реакция на внешние раздражители. Человек просто «отсоединяется» от действительности. Изредка личность меняется до неузнаваемости, перенимая чужие привычки и манеры поведения. Это первый шаг на пути к раздвоению личности.

Рекомендуем: Ассоциативная психология

Техники диссоциации позволяют человеку контролировать это состояние. Благодаря им человек может быть ассоциированным или диссоциированным вполне осознанно и в зависимости от обстоятельств. Самой распространенной техникой является гипноз. Благодаря гипнотическому влиянию наш мозг быстрее находит связь с реальностью, помогая избежать неприятных последствий или вовремя применить тот или иной психологический прием.

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Диссоциация (психология) — это… Что такое Диссоциация (психология)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Диссоциация.

Диссоциа́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Такая «диссоциированная» позиция защищает от избыточных, непереносимых эмоций.

Термин «диссоциация» был предложен в конце XIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания (но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза).

Описание

Диссоциация — довольно распространённая, хотя и не применяемая большинством людей в обычных условиях, защита. Люди, испытавшие на себе работу этого механизма, обычно описывают диссоциированное состояние фразами вроде: «как будто это происходило не со мной». В некоторых случаях человек может настолько диссоциироваться от себя, что начинает как бы видеть себя со стороны, вплоть до ощущения выхода из тела.

Как адаптивный процесс

Диссоциация в норме — реакция на психологическую травму, на сильное негативное переживание в условиях, требующих эмоциональной собранности и контроля над собственными действиями. Переходя к восприятию событий своей жизни как бы со стороны, человек получает возможность трезво оценивать их и реагировать с холодным расчётом.[1]

Как защитный механизм

Хотя адаптивная функция диссоциации сама по себе защитная, этот механизм может применяться некоторыми людьми для защиты не только от действительно сложных и опасных ситуаций, требующих немедленной трезвой оценки, но и от просто эмоционально невыносимых событий. Люди с повышенной чувствительностью к негативным эмоциям могут диссоциировать в самых обычных для других людей ситуациях, требующих от них эмоционального вовлечения. Такие люди с трудом налаживают эмоциональный контакт, кажутся исключительно холодными и хладнокровными. Обеспечивая способность «трезво» оценить любую ситуацию, диссоциация, зачастую, блокирует возможность адекватно оценить эмоциональную её составляющую. Особенно склонны диссоциировать люди, неоднократно перенёсшие (особенно в детстве) тяжёлую психологическую травму: подвергавшиеся насилию, пережившие катастрофу и т. п. [1]

Связь с психическими расстройствами

Нэнси Мак-Вильямс описывает диссоциацию как центральную защиту людей с расстройством по типу множественной личности.[1] Вообще же эта защита лежит в основе всех диссоциативных расстройств.

Литература

Примечания

Диссоциация — psyxotrauma — LiveJournal

Термин диссоциация происходит от латинского dissociatio [15], что означает разъединение, разделение. В психологии слово диссоциация находит, по крайней мере, два употребления. Во-первых, это слово часто используют как метафору для описания сепарированности и независимости частей целостной структуры объекта психологической науки , резкого, характерного противопоставления, несогласованности отсутствия связей, и т.п. Эта метафора служит для усиления, подчеркивания того факта, что рядоположенные элементы некоего объекта, элементы, объединенные в рамках той или иной концепции по некоторым общим признакам, обнаруживают в своем проявлении независимость друг от друга, а порой и противонаправленность. Иногда говорят о диссоциации тех или иных параметров той или иной методики, например о «диссоциации между вербальными и невербальными показателями эмоциональной напряженности», имея при этом в виду несогласованное, независимое изменение измеряемых переменных, что статистически может выражается в отсутствии корреляции между ними.

Приведем еще два примера. Так, в русском переводе работы Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» переводчик использует слово «диссоциация» для передачи мысли Фрейда о нарушении интеграции сексуальных влечений в случаях перверсий. «…Перверсии казались нам… диссоциациями нормального развития» [17, стр. 95]. Там же говорится о «диссоциации полового влечения» [стр. 98]. Другой пример взят из учебника по нейропсихологии Е. Д. Хомской, где [19, стр. 156] упоминается диссоциация между способностью актуализации слов, обозначающих действия и актуализации слов, обозначающих предметы, которая наблюдается в клинических картинах динамической и оптико-мнестической афазий. Можно было бы привести много подобных примеров, в которых слово «диссоциация» предает некий смысловой оттенок, служит для постановки акцента, но не отражает понятие с более или менее строго определенным содержанием.

Используя метафору известного американского психоаналитика Джозефа Сандлера [27], понятие «диссоциация» можно было бы охарактеризовать как «эластичное» (elastic) понятие, содержание которого постоянно пополняется в соответствии с новыми данными исследований. Такие понятия служат своего рода связующим элементом между различными теоретическими представлениями и концепциями. Содержание такого рода понятий раскрывается только в соотнесении с контекстом, в котором оно используется, т.е. они являются контекстуально зависимыми.

В самом общем виде термин диссоциация описывает некоторые особенности процессов обработки информации [31], относится к нарушению интегрированности протекания психических процессов. В зависимости от контекста, о диссоциации говорят как о процессе [см. напр. 28,29], механизме психологической защиты [26, 6], психическом состоянии [24], психопатологическом и психиатрическом симптоме или синдроме [13, 23]. Обычно термин диссоциация, в контексте проблематики последствий психической травмы, описывает особые состояния и симптомы, возникающие как непосредственная и отсроченная реакция на психическую травму. О диссоциации также говорят и как о механизме психической защиты, который помошает справится с болезненными переживаниями психотравмирующего события.

Мортон Принц охарактеризовал диссоциацию как основной регулирующий принцип нервно-психического аппарата [26], который, согласно данным современных исследований, имеет доминирующее значение на ранних фазах онтогенеза.  Как процесс диссоциация приводит к тому, что комплекс поведенческих паттернов, мыслей, отношений или эмоций становится отделенным от остальной части личности человека и функционирует с той или иной степенью сепарированности и независимости [14]. Согласно определению диссоциации, принятой в американской психиатрической номенклатуре [9, 10, 22], диссоциативные симптомы представляют собой результат процесса, который приводит к тому, что интегрированные в норме «функций сознания, осознания подлинности своего эго или моторного поведения, в результате которого определенная часть этих функций утрачивается». Людвиг [24, 25] считает диссоциацию процессом, посредством которого определенные психические функции, в норме интегрированные с другими функциями, действуют в той или иной степени обособленно или автоматически и находятся вне сферы сознательного контроля индивида и процессов воспроизведения памяти. Вест [32] полагает, что диссоциация активно вторгается в процессы интеграции входящей, исходящей и сохраняемой информации, через образование ассоциативных связей обычными способами, и нарушает их.

Адаптивная функция диссоциации. Диссоциация как механизм психологической защиты.

Диссоциация является механизмом регуляции психической деятельности и в обыденных условиях и в экстремальных, потенциально психотравмирующих ситуациях. Примером проявления регулятивной функции диссоциации в обыденной ситуации может быть разведение входящих потоков информации при вождении автомобиля, когда водитель, управляя автомобилем, одновременно реагирует на сложную ситуацию на дороге, слушает при этом радио или разговаривая с пассажиром. Диссоциация также играет важную роль и при актуализация навыков, автоматизмов, составляющих сложную трудовую деятельность. Особую ценность диссоциация имеет для выживания индивида, для адаптации.

Людвиг [25] выделяет семь основных адаптивных функций диссоциации. 1. Автоматизация поведения. Диссоциативный процесс сводит к минимуму влияние сознательного контроля индивида при актуализации врожденных и наученных паттернов поведения. Благодаря этому индивид получает возможность концентрировать внимание на более важных аспектах ситуации или сложной задачи. Противоположностью диссоциации в этом случае является обсессивность-компульсивность, которая представляет собой, с одной стороны, деавтоматизацию поведения, а с другой стороны – сознательную фрагментацию действий. 2. Эффективность и экономичность деятельности. Диссоциация позволяет экономно расходовать усилия, повышая, таким образом, их эффективность. Диссоциация обеспечивает раздельное протекание психических процессов, благодаря диссоциации влияние противоречивой или избыточной информации сводится к минимуму, что, в свою очередь, снижает напряжение и дает возможность индивиду мобилизовать свои усилия для решения той или иной задачи. 3. Разрешение непереносимых конфликтов. В ситуации конфликта, когда в распоряжении индивида отсутствуют подходящие средства для немедленного его разрешения, конфликтующие установки, желания и оценки как бы разводятся, диссоциация направляет их в различные состояния или потоки сознания. Так индивид обретает возможность предпринять согласованные и целенаправленные действия в сложной ситуации. 4. Уход от повседневной реальности. Диссоциация лежит в основе множества религиозных практик и феноменов, таких, например, как медиумизм, шаманистские практики, ясновидение и прорицание, явления одержимости духом, глоссолалии и др. 5. Изоляция катастрофических переживаний. Диссоциативный процесс изолирует переживания психотравмирующих ситуаций, которые сопровождаются интенсивными негативными эмоциями. При этом восприятие психотравмирующей ситуации дробится на отдельные фрагменты. Амнестические эпизоды, фуги, реактивные преходящие диссоциативные эпизоды — примеры диссоциативных состояний, которые служат цели изоляции травматических переживаний. 6. Катарсическая разрядка некоторых эмоций и аффектов. Некоторые эмоции, аффекты, чувства и импульсы, на переживание которых в той или иной культуре наложено табу, могут быть выражены только в контексте особых санкционированных ритуалов, церемониалов, обрядов и празднеств. Участники этих ритуалов высвобождают и выражают табуированные эмоции, чувства и импульсы, в контексте диссоциативного состояния, которые можно было бы уподобить своего рода «контейнеру», в содержимое которого входят либидинозные напряжения, агрессивные импульсы, чувства, связанные с фрустрацией или неисполнимыми желаниями. Индивид получает возможность выражать эти чувства непосредственно или в символической форме, не испытывая при этом страх или вину в связи с нарушением рамок социальных ограничений или цензурой Суперэго. 7. Усиление «стадных чувств». С точки зрения Людвига, диссоциация играет большую роль при сплочении больших групп людей, оказывающихся перед лицом общей опасности, а также в феномене влияния на массы «харизматических» вождей и авторитарных лидеров.

Как механизм психологической защиты, диссоциация помогает индивиду справиться с интенсивными негативными эмоциями, вызванными воздействием факторов психотравмирующей ситуации или события. Психологические защиты являются определенными способами трансформации переживаний, которые приводят к снижению уровня неприятных, дискомфортных, а порой даже опасных для здоровья напряжений в эмоциональной жизни субъекта. Согласно Налчаджяну, психический механизм представляет собой «структуру определенным образом связанных психических действий, осуществление которых приводит к специфическому результату». По А. Фрейд механизмы психологической защиты представляют собой перцептивные, интеллектуальные и двигательные программы, разной степени сложности, формирующиеся в процессе непроизвольного и произвольного научения. Развивая идеи З. Фрейда, изложенные в работе «Торможение симптом и тревога», А. Фрейд называет Эго как объект и субъект психической защиты, Эго активирует защитный механизм в ответ на сигнал аффекта тревоги: «защитные механизмы – это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».

Согласно классической концепции мезанизмы психической защиты действуют по следующим линиям взаимодействия структур и внешнего мира: Эго-Ид, Эго-Суперэго и Эго-Внешний мир. Позже (см., например, Хартман, Кохут, Кляйн, Мак-Вильямс [11], Кон, Столин) появилось представление о защитах «я» (self), направленных на сохранение самоуважения». В рамках кляйнианской теоретической мысли было разработано представление о примитивных защитах. М. Кляйн и ее последователи обогатили представления о защитах, предложив концепции расщепления (splitting), проективной идентификации, примитивной изоляции и отрицания, идеализация и обесценивание, интроективная идентификация.

Согласно взглядам клянианской школы, примитивные защиты возникают в ответ на тревоги, связанные с действием влечения к смерти. Тревоги самого раннего периода жизни, «психотические» тревоги, связаны со страхом аннигиляции Эго на так называемой параноидно-шизоидной фазе развития и со страхом утраты хорошего любимого объекта – на депрессивной фазе развития. Кроме того, тревогу вызывает зависть и агрессия, направленные на хороший объект (Хиншелвуд, 2007). Примитивные защиты обладают следующими основными характеристиками, обусловленными ранним этапом онтогенеза: очень слабая связь с принципом реальности и отсутствие представлений о константности и границах внешних объектов (Мак-Вильямс, 1998). Как правило, действие примитивных защитных механизмов разворачивается в сфере межличностного взаимодействия. Для этих защит всегда требуется другая персона как «опора» или «контейнер» для отщепленных проблемных частей психики субъекта Примитивные защиты характеризуются «недостаточной» связью с принципом реальности и «недостаточным» учетом самостоятельности и константности объектов.

Мак-Вильямс, хотя и не без оговорки, отнесла диссоциацию к классу первичных защит. В пользу своего выбора она приводит два аргумента: «глобальность» (там же, стр. 152) действия диссоциации, которая «поразительным образом охватывает всю личность». Здесь же она определяет природу диссоциации как «психотическую». Однако, далеко не всегда при диссоциации происходит нарушение принципа реальности. Рассмотрим, например интенсивные переживания состояния «флэш-бэк» [22, 26], в котором индивид полностью погружен в травматический опыт из своего прошлого, переживает его как событие, которое происходит с ним в настоящем, при этом может произойти полная утрата ориентации индивида во времени и пространстве. Однако вопрос об утрате связи с принципом реальности даже в этом состоянии, по-видимому, является дискуссионным. Да, действительно, чрезвыйчайно сильные переживания флэш-бэк характеризуются блокированием восприятия реальности, заполнением сознания ожившими воспоминаниями о пережитом когда-то реальном психотравмирующем событии. Из свидетельств внешних наблюдателей и лиц, переживших сложные развернутые состояния флэш-бэк, индивид, находясь в таком состоянии, ведет себя адекватно, но адекватно ситуации, которая вспоминается в состоянии флэш-бэк. Можно предположить, что в этом состоянии индивид не отвергает принцип реальности в пользу принципа удовольствия, как это бывает в случае с психотическими пациентами, которые находят удовлетворение своим желаниям и разрядку своих импульсов в магическом, фантасмагорическом мире галлюцинаций.

Состояния флэш-бэк подобны переживаемым наяву повторяющимся сновидениям, содержанием которых является пережитая когда-то индивидом психотравмирующая ситуации. Еще Фрейд в работе «По ту сторону принципа удовольствия» отмечал своеобразие таких сновидений, заключающееся в том, что для них не свойственно стремление к галлюцинаторному удовлетворению желания, которое характерно для обычных снов и психотических симптомов. «…Сновидения травматических невротиков … нельзя… рассматривать с точки зрения исполнения желаний… Скорее они подчиняются вынуждению повторения…» [18, стр. 162—163]. То же самое можно, по-видимому, сказать и о состояниях флэш-бэк. Флэш-бэк также относится к галлюцинации, как травматическое сновидение к сновидению, исполняющему желание.

Появление симптома переживания травматического события из прошлого пациента как реального, обусловлено «избыточным» действием диссоциации как механизма психологической защиты. Таким образом, в отношении некоторых диссоциативных феноменов, несмотря на то, что они имеют внешние черты сходные с психотическими симптомами, можно сказать, что принцип реальности сохраняется, но он «диссоциирован» от контекста актуальной ситуации. Исходя из вышесказанного, диссоциацию нельзя безоговорочно относить к классу примитивных защит. Видимо, к психотическому полюсу более близки, по своему «феноменологическому узору», такие диссоциативные состояния как медиумический или шаманистский транс, опыт выхода из тела (out-of-body experiences).

По-видимому, основной задачей диссоциации как защитного механизма, является сохранения связи, как это не парадоксально, с реальностью, контакта, который является источником невыносимых страданий, за счет нарушения цельности, единства структуры внутреннего мира. Итак, определение класса психологической защиты, к которому можно было бы отнести диссоциацию, довольно затруднительно, если придерживаться критериев, предложенных Мак-Вильямс.

Диссоциация занимает особое место среди механизмов психологической защиты, поскольку основной ее функцией является не столько разрешение интрапсихических конфликтов, сколько совладание с интенсивными негативными переживаниями, которые возникают при чрезвычайных обстоятельствах, несущих угрозу жизни, физической целостности индивида или его близких. Далее, диссоциация является врожденным, филогенетически обусловленным архаичным механизмом, а не формируется в онтогенезе. По мере того, как индивид проходит через определенные этапы развития, происходит формирование других, более сложных механизмов психологических защит, но диссоциация остается, так сказать, в резерве, на случай ситуаций, чреватых психической травматизацией. «Диссоциация – это «естественная» реакция на травму» [11, стр. 152].

У любого человека, попавшего в психотравмирующую ситуацию может активироваться диссоциативный защитный механизм. Однако не всегда эта «естественная» реакция приводит к «нормальным» последствиям. Избыточная диссоциативная активность в момент переживания психотравмирующей ситуации может в будущем привести к образованию диссоциативной или иной психопатологии. Говоря о диссоциации как механизме психологической защиты от невыносимых негативных переживаний, различают три взаимосвязанных, но разных феномена: первичную, вторичную и третичную диссоциацию. Первичная диссоциация характеризуется образванием одной АЛ — аффективной личности — (см. книгу «Призраки прошлого» [Haunted Self] Ван дер Харта и его коллег) и одной внешне нормальной личности (ВНЛ). АЛ при первичной диссоциации содержит в себе системы реакции на опасность — бегства/борьбы и замирания, блокирования эмоциональных реаакций. Первичная диссоциация  имеет место при ПТСР. Вторичная диссоциация характеризуется формированием двух или более АЛ и одной ВНЛ. При вторичной диссоциации в АЛ, помимо систем реакции на опасность, могут, в зависимости от типа травматической ситуации, содержаться другие системы, например, привязанности, энергетическиой регуляции организма и т.д. Вторичная диссоциация может быть, например, при сложном ПТСР и пограничном расстройтве личности травматического генеза. При третичной диссоциации наблюдаются несколько ВНЛ и несколько АЛ. Третичной диссоциации соотвествует расстройство множественной личности.

Список литературы

1. Агарков В. А. Эмпирические исследования диссоциации. // Брушлинский А. В., Журавлев А. Л. (ред.) Современная психология: состояния и перспективы исследований. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции ИП РАН, 28—29 января 2002 г. Том 1. М.: Изд-во ИП РАН, С. 242—244, 2002.

2. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Мисиссипская шкала для оценки посттравматических реакций. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 140—145, 2001

3. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала для клинической диагностики ПТСР (Clinical Administered Scale – CAPS). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 118—124, 2001

4. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала оценки влияния травматического события (Impact of Event Scale-R – IOES-R). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 125—139, 2001

5. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Диссоциация и посттравматический стресс. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 76—94, 2001

6. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Шкала диссоциации (Dissociarion Experience Scale – DES). / Тарабрина Н. В.,Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер,

Диссоциация (психология) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Диссоциация.

Диссоциа́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Такая «диссоциированная» позиция защищает от избыточных, непереносимых эмоций.

Термин «диссоциация» был предложен в конце XIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания (но может быть возвращён в сознание с помощью гипноза).

Описание

Диссоциация — довольно распространённая, хотя и не применяемая большинством людей в обычных условиях защита. Люди, испытавшие на себе работу этого механизма, обычно описывают диссоциированное состояние фразами вроде: «как будто это происходило не со мной». В некоторых случаях человек может настолько диссоциироваться от себя, что начинает как бы видеть себя со стороны, вплоть до ощущения выхода из тела.

Как адаптивный процесс

Диссоциация в норме — реакция на психологическую травму, на сильное негативное переживание в условиях, требующих эмоциональной собранности и контроля над собственными действиями. Переходя к восприятию событий своей жизни как бы со стороны, человек получает возможность трезво оценивать их и реагировать с холодным расчётом[1].

Как защитный механизм

Хотя адаптивная функция диссоциации сама по себе является защитной, этот механизм может применяться некоторыми людьми для защиты не только от действительно сложных и опасных ситуаций, требующих немедленной трезвой оценки, но и от просто эмоционально невыносимых событий. Люди с повышенной чувствительностью к негативным эмоциям могут диссоциировать в самых обычных для других людей ситуациях, требующих от них эмоционального вовлечения. Такие люди с трудом налаживают эмоциональный контакт, кажутся исключительно холодными и хладнокровными. Обеспечивая способность «трезво» оценить любую ситуацию, диссоциация зачастую блокирует возможность адекватно оценить эмоциональную её составляющую. Особенно склонны диссоциировать люди, неоднократно перенёсшие (особенно в детстве) тяжёлую психологическую травму: подвергавшиеся насилию, пережившие катастрофу и т. п. [1]

Связь с психическими расстройствами

Нэнси Мак-Вильямс описывает диссоциацию как центральную защиту людей с расстройством по типу множественной личности.[1] Вообще же эта защита лежит в основе всех диссоциативных расстройств.

См. также

Примечания

Литература

На пути к диссоциации и обратно в целостность | Онлайн

На пути к диссоциации и из нее

 

Ненси Мак-Вильямс в своей чудесной Психоаналитической диагностике описывает отдельной главой диссоциативную личность (множественную личность), к сожалению, довольно коротко. И она разбирает примеры глубоких диссоциаций, когда человек, переключившись в другое состояние мог не помнить и не знать об остальных аспектах своего Я.

А.Е.Личко пишет о неустойчивом типе личности, в котором проявляются черты других типов, и о смешанном типе личности:

«Из предшествующего изложения видно, что смешанные типы довольно распространены и весьма разнообразны. По нашим данным, они представляют почти половину случаев явных акцентуаций характера и более половины — психопатий. Однако выделении смешанных типов в отдельную группу «микстов», «мозаичных» (Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980) нам представляется нецелесообразным. В диагностике существенна не просто констатация, что в данном случае сочетаются черты разных типов, но черты каких именно типов входят в это сочетание. Это важно в отношении мер по коррекции поведения, предупреждению декомпенсаций и реактивных состояний и для выбора психотерапевтических подходов. Медико-педагогические программы для таких «мозаичных», например, как эпилептоидно-истероидные, лабильно-сенситивные и гипертимно-неустойчивые, должны быть совершенно различными.» (Психопатии и акцентуации характера у подростков, стр. 93)

Дальше он рассматривает возможные варианты мозаичных личностей, ориентируясь на:

— сочетаемые между собой направления характера (акцентуации),

— когда у человека с одним ядром в силу травмы или резкой смены обстоятельств вынужденно формируется другая личность, другой направленности.

И выводит схему совместимости и трансформаций психопатий и акцентуаций характера.

Есть две точки зрения: что у множественной личности есть несколько (два или больше) независимых ядер (равноценных личностей) и что есть ядро личности, а остальные акцентуации – это следствие слияния с новыми образованиями в моменты вынужденной диссоциации.

Безусловно, нас еще порадуют интереснейшие теоретические исследования и блестящие концепции, я же хочу предложить вашему вниманию заметки и размышления по практическим вопросам работы с клиентами, которые возникают сегодня и сейчас.

Полагаю, что количество людей с диссоциативным расстройством личности будет увеличиваться в ближайшие годы в геометрической прогрессии в силу изменений социальной действительности. Диссоциация, создание множественной структуры личности может казаться отличным ответом на хаотичный, агрессивный и противоречивый в своих требованиях и ценностях социальный контекст.

Похоже, каждому времени соответствует свой ведущий психотип личностной структуры!

Самое время пригласить в нашу беседу вымышленную клиентку Сэдди, у которой базовой структурой личности является диссоциативный вариант.

 

Есть люди, у которых диссоциация глубока, и они не помнят себя в те моменты времени, когда ими рулили другие личности.

Тут есть спорный момент, действительно ли это так, или это что-то вроде истерической амнезии.

Так или иначе, но большинство людей не доверяет им в том, что действительно они не помнят и не контролируют свои переключения. И подобное недоверие приводит к тому, что они попадают в ситуацию постоянного стресса и напряжения, и что печально, их связь с реальностью (уверенность в своей способности ее адекватно тестировать) ставится под сомнение (ими и окружающими).

С учетом риска ятрогении других впечатлительных людей, во избежание того, что метко описал Джером К.Джером в Трое в лодке не считая собаки, где впечатлительный герой прочел медицинский справочник:

«Так я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка. 

Вначале я даже обиделся: в этом было что-то оскорбительное. С чего это вдруг у меня нет родильной горячки?»

Тема проблем и способов решения у людей со множественным типом личности «слегка умалчивается».

То есть, нет прямого табу, но есть отношение фоновое по типу: «а может быть, зуб не болит? Может быть, мне только кажется, и оно само пройдет, если его не трогать?»

Как будто бы можно придумать и искусственно создать одну из самых сложных защит в психике, и как будто бы если об этом не говорить, то и проблема не проявится.

Итак, людей с настолько глубокой диссоциацией, которые действительно не помнят переключения их состояний, вплоть до выпадение периодов времени из их памяти достаточно мало.

И мой интерес направлен не на них, а на тех, кто ближе к диапазону «пограничная организация личности – невротическая организация личности».

 

Итак, вымышленная клиентка Сэдди приходит к вымышленному психологу Фролу Евпатьевичу.

Приходит с обычной жизненной проблемой, в состоянии, когда самой справляться становится крайне затруднительно.

 

Чаще всего она приходит в какой-то из своих очаровательных ипостасей. Это может быть нарциссическое очарование. Это может быть истероидный (демонстративный) «заход на терапию». Или «сознательная жертва» (моральный мазохист), может быть «ответственный ОКР-тип личности».

Первые несколько консультаций идут подозрительно хорошо, слишком правильно, что ли. И так продолжается ровно до того момента, когда психолог делает, говорит, дышит или молчит что-то, что приводит к тому, что какая-то из скрытых квази-личностей (уже не субличностей, но еще и не отдельных личностей) в глубине души Сэдди оказывается задета, или отвергнута, или что-то еще.

Попробую объяснить в чем ловушка.

 

У Сэдди в силу очень разного жизненного опыта, и в силу особенностей психики (как правило, очень умная, тонко чувствующая и энергоемкая Сэдди, очень привлекательная своей сложностью, тонкостью и глубиной, силой и динамикой для других), у Сэдди как у многоглавого дракончика несколько квази-личностей,

 

С разными потребностями и желаниями,

Разными ценностями,

Разным отношением к ней, к другим и к миру,

С разным опытом

И, как следствие,

В зависимости от того, какая часть эго-синтонна у Седди (ощущается и переживается ею как она сама) она и реагирует.

 

Например,

Сэдди 1, шизоидная часть, тонкая, глубокая, наблюдательная, хотела бы медленного, очень бережного сближения в контакте. Длительной и кропотливой работы. И она не собирается доверять Фролу Евпатьевичу в ближайшие 8 месяцев.

Сэдди 2, демонстративная часть, жаждет влюбленности Фрола, провоцирует его, пытается соблазнить-и-отвергнуть, отыгрывает свой опыт девочка-и-отец.

Сэдди 3, взрослая часть, здоровая, адекватная хочет работать. Определить цели терапии, понимать что происходит, получать реальные результаты.

Сэдди 4, королева нарциссов, первые три встречи идеализирует психолога, буквально влюбляется в него, но на четвертой обесценивает не получив желаемого восхищения (а в этот момент «на поверхности» была Сэдди 1, и Фрол Евпатьевич, эмпатичный в контакте медленно и аккуратно общался в безопасном для Сэдди 1 стиле).

И так далее.

 

Часто такой человек попадает в ситуацию:

Тупик-взрыв-истерика (или соматика, смотря куда пойдет импульс).

За счет чего?

 

Что-то во внешнем контакте показалось «вкусным» или «опасным» нескольким квази-личностям, они пытаются актуализироваться одновременно, и человек проваливается в сильные эмоциональные переживания, одновременно у него ступор, и он не может совладать с происходящим, довольно мучительная вещь.

Комок чувств, часто сильных и страдательных, спутанные мысли из-за их скорости и «все и сразу» хотят чтобы их думали, на выходе получаем диссоциацию «все, я откличаюсь», туплю, ничего не понимаю, или, что чаще, хочу, чувствую, но не могу сказать, нельзя.

 

Задачи психолога в работе с клиентом с множественной личностью:

 

  1. Границы

У множественной личности размыты границы. Одно состояние спонтанно переходит в другое.

У множественной личности когда-то возникла разово, или возникло несколько ситуаций, когда диссоциация (временный отказ от Я и его сокрытие в тайниках души, и создание другой, достоверной личности) оказалась единственной стратегией выживания для данного конкретного человека с возможностями его психики.

Психологу необходимо создать очень четкие (ясные, прозрачные) границы.

Правила работы (где, когда, как, сколько стоит, как часто можно контактировать и т.д.) должны быть понятны, и должны выдерживаться психологом очень последовательно.

Но!

И это важный момент.

Слишком жесткие границы приведут к тому, что некоторые Сэдди ранятся об них, а некоторые Сэдди начнут их сносить (отыгрывая свой прошлый травматичный опыт).

Если обратиться к образу, то это не клетка для помощи раненому зверику, но и не безграничные джунгли, а реабилитационная зона в заповеднике. Есть достаточно свободы, и есть четкие границы –правила.

 

  1. Близость и дистанция

Часто (практически всегда) в опыте диссоциативной личности были эпизоды:

— психологической травмы,

— раннего разрыва близких значимых отношений,

— сексуального соблазнения ребенка,

— физического насилия (избиения)-это реже всего,

— психологического насилия (длительного нахождения в стрессе, страхе, сносе формирующейся личности ребенка и создании там некоего «правильно образца»)

— поощрения и поддержания зависимой, пассивной и отдающей части личности, путем манипуляций, чувства вины и стыда,

— непосильной нагрузки в смысле гиперответственности ребенка за семью либо полного исключения ответственности ребенка за что бы то ни было,

— игнорирование части личности (часть принимается, остальные отвергаются, игнорируются), обесценивание, гиперкритика.

 

Если психолог сближается медленно, постепенно устанавливая контакт, то Сэдди или идеализирует его и влюбится, или сбежит в прямом смысле слова, или, что чаще бывает, будет «забалтывать консультации» — не будучи в них вовлеченной, и в какой-то момент вынуждена будет или обесценить их, или идеализировать психолога и добирать необходимую помощь на стороне (самостоятельно, в книгах, и у других людей).

Если психолог форсирует контакт, или будет достаточно решителен (авторитарен, резок и т.д.), то Сэдди или уйдет с ним в агрессивную конфронтацию (а раны будет зализывать снова с кем-то и где-то еще), или травмируется, замкнется и сбежит.

Если психолог будет очень поддерживающим и эмпатичным, то части Сэдди потянутся к нему, но в силу травмы в прошлом, и полученного опыта, остальные актуализируются еще сильнее (будет что-то вроде «эмоционального разрыва»).

На мой взгляд, психологу можно и нужно оставаться стабильным и быть собой в чуть большей мере, чем с остальными клиентами.

Стабильный как человек, как личность психолог становится тем «маяком» — якорем, относительно которого может начать исследовать себя, а затем гармонизировать клиент с диссоциативным типом личности.

Обычно (часто) если выбор психолога идет не в рамках отыгрывания травмы (когда допускается ошибка выбора, и человек попадает к кому-то похожему на агрессора из детства), а из исцеляющего внутреннего импульса клиента, то люди с множественной структурой личности тянутся (выбирают и доверяют) психологов стабильных (уверенных, сильных) –и- достаточно теплых, эмоциональных при этом.

Итак, близость и дистанция регулируется в основном клиентом – насколько для него переносимо приближение, доверие, насыщение, открытие, отдаление.

Психолог остается стабильно собой (последовательным в своей реализованной самости).

 

  1. Фокусы работы

— стабильный контакт и контракт и ясность

Если вы договорились и если вы пройдете весь путь, то точно придете к хорошему результату. Очень много ресурсов – это большой плюс данной структуры личности.

— важно! Увидеть всех. Дать место каждому.

— затем, когда появилась ясность, познакомились, идет работа с каждой квази-личностью отдельно (кто актуальнее, кто готов проявиться).

При этом, что нужно (чем он мог бы помочь себе и партнеру-психологу) от клиента – это понимание того, что если кто-то внутри «отвергнут» или «голоден» и так далее, то

А. нужно обязательно об этом говорить

Б. понимать (и говорить себе это, поддерживать), что настанет и твоя очередь, Сэдди 1, 2, …5

 

  1. Инструменты

Чем и как работать?

В каждом конкретном случае нужно подобрать инструменты удобные для клиента и для психолога: для правого полушария и для левого.

Работа должна чередоваться – через образы и метафоры, затем через тело и здравый смысл (рацио).

И снова, и снова, пока клиент не найдет и не соберет все части себя в единую гармоничную личность.

При выборе инструментов: попробовали карты. Пошло? Да, ура! Если нет, убираем карты, достаем краски, и так далее.

То же и с рацио частью. Когнитивные потребности должны быть насыщенны достаточно. Хорошо помогает клиентам ведение дневников, которые психолог читает, и затем что-то из них берется в работу.

 

  1. Смысловая часть

Когда что-то происходило в жизни Сэдди, и ей пришлось создать Сэдди 2, 3 и т.д., и

 Стать ею

Ее новая личность выбирала для себя адаптивную систему ценностей и целей в жизни, и какое-то время была главной, ведущей.

И поэтому, когда «вдруг» оказывается, что есть еще и другие «капитаны» у корабля может возникать сильнейший внутренний конфликт.

Упрощая, Сэдди 1 – трусишка, не ест мяса и мечтает накормить и одеть всех нищих в мире. Сэдди 1 хочет работать с психологом легонько, пару лет, и чтобы психолог был внимательной Доброй МамоПапой для малышки Сэдди 1.

А Сэдди 3 – очень смелая, наглая, для нее главное деньги, и нищих она считает слабаками и жалкими халявщиками. И ей нужен явный видимый результат.

Опорой здесь становится реальная Сэдди в сейчас, но очень медленно, постепенно, шаг за шагом.

И при этом интенсивно, так, чтобы динамика была ощутима самим клиентом (и регулировать интенсивность здесь в большей мере задача клиента, так как то, что он показывает вовне, и то, что происходит у него внутри первую треть пути может очень сильно отличаться).

Из очень богатой разнообразной мозаики клиент кусочек за кусочком собирает себя – свою гармоничную личность, давая место в памяти и встраивая в свою структуру те части, что были отделены им когда-то, чтобы выжить, совладать с жизнью и победить.

Диссоциативное расстройство | психология | Британника

Диссоциативное расстройство , любое из нескольких психических расстройств у людей, при которых нарушаются обычно интегрированные психические функции, такие как идентичность, память, сознание или восприятие. Диссоциативные расстройства могут возникать внезапно или постепенно и могут длиться непродолжительное время или стать хроническими. Существуют разные формы диссоциативных расстройств; они включают диссоциативное расстройство идентичности, диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство, не указанные иначе.

Британская викторина

Медицинские термины и викторина для первопроходцев

Какой ученый-пионер получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1983 году, когда ей был 81 год, за ее работу над генами в 1940-х и 1950-х годах?

Диссоциативное расстройство личности (ранее называвшееся расстройством множественной личности) возникает, когда человек демонстрирует два или более разных состояния личности или идентичностей, которые периодически контролируют поведение человека.Пациент может быть не в состоянии вспомнить события в течение периода времени, когда другая личность взяла на себя управление. Диссоциативное расстройство идентичности — это хроническое и сложное расстройство, которое может быть результатом жестокого обращения в детстве (физического, эмоционального или сексуального) или пренебрежения. У женщин он диагностируется чаще, чем у мужчин.

Большинство людей, страдающих диссоциативным расстройством личности, не знают о своем состоянии и могут обратиться за лечением от депрессии. Многие пациенты получают другие диагнозы до лечения и могут не реагировать на лекарства.Переход («переключение») от одной личности к другой обычно происходит внезапно. Степень нарушения зависит от того, как различные состояния личности взаимодействуют друг с другом. Переключение — уязвимое время. Пациенты могут пытаться покончить жизнь самоубийством, калечить себя или проявлять насилие по отношению к другим. Некоторые пациенты могут проходить длительную психодинамическую психотерапию, которая пытается выявить бессознательные источники страдания.

Диссоциативная амнезия характеризуется неспособностью вспомнить важную личную информацию, которая часто связана со стрессом или травмой.Он может быть локализованным (неспособность вспомнить события в течение ограниченного времени), выборочным (может вспомнить только некоторые аспекты события), непрерывным (продолжающаяся амнезия после определенного события) или систематизированным (неспособность вспомнить определенные категории событий). Диссоциативная амнезия может возникнуть в любом возрасте, но редко встречается у детей. Заболеваемость увеличивается у солдат в бою. Это обратимо, обычно начинается и заканчивается внезапно. Рецидивы не редкость. В тяжелых или острых случаях гипноз и интервью с амобарбиталом (введение седативно-снотворного препарата амобарбитал для получения информации, которую субъект не может вспомнить в противном случае) могут быть полезны для восстановления утраченной памяти.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

Диссоциативная фуга (психогенная фуга или состояние фуги) представляет собой внезапное, неожиданное путешествие вдали от дома с неспособностью вспомнить часть или все свое прошлое. Начало внезапное, обычно в результате серьезных психосоциальных стрессоров. Это состояние обычно длится от нескольких минут до нескольких дней, но может длиться месяцами. Хотя может присутствовать замешательство, большинство людей кажутся психически неповрежденными и не привлекают к себе внимания.

Расстройство деперсонализации проявляется в виде повторяющихся эпизодов деперсонализации, в которых человек чувствует себя отделенным или отчужденным от самого себя. Человек может чувствовать себя наблюдателем, наблюдающим за собой, как во сне или в кино. Расстройство деперсонализации обычно возникает в подростковом или взрослом возрасте. Большинство пациентов испытывают тревогу, панику или депрессию. Клиническое течение может быть хроническим с рецидивами после стрессовых событий. Ухудшение обычно минимально, и большинство пациентов функционируют нормально, хотя некоторые становятся недееспособными из-за страха сойти с ума.

Нарушения неуточненные

Диссоциативные расстройства, не указанные иным образом, не входят ни в одну из вышеперечисленных категорий. Синдром Ганзера, при котором человек, кажется, намеренно дает приблизительные ответы на простые вопросы (например, примерно 11 месяцев в году), попадает в эту группу.

Суриндер Нанд

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Психическое расстройство: диссоциативные расстройства

    Считается, что диссоциация происходит, когда один или несколько психических процессов (таких как память или идентичность) отделяются или диссоциируют от остального психологического аппарата, так что их функция теряется, изменяется или нарушается.И диссоциативное расстройство личности, и расстройство деперсонализации…

  • неисправность памяти

    … объясняя их с точки зрения диссоциации: выборочная потеря доступа к определенным данным в памяти, которые, кажется, имеют определенную эмоциональную значимость. По его опыту, воссоединение диссоциированных воспоминаний, как правило, могло быть вызвано внушением, когда больной находился под гипнозом.Фрейд считал истерическую амнезию…

  • память

    Память, кодирование, хранение и извлечение в человеческом разуме прошлого опыта. Тот факт, что переживания влияют на последующее поведение, свидетельствует об очевидной, но, тем не менее, замечательной деятельности, называемой запоминанием. Память — это результат и влияние на восприятие, внимание и обучение.Базовый образец запоминания состоит из…

.

Часто задаваемые вопросы о диссоциации — ISSTD

J Существует четыре основных категории диссоциативных расстройств, как это определено в стандартном каталоге психологических диагнозов, используемых специалистами в области психического здоровья в Северной Америке, Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5). К четырем диссоциативным расстройствам относятся: диссоциативная амнезия, диссоциативная фуга, диссоциативное расстройство идентичности и расстройство деперсонализации (American Psychiatric Association, 2000; Frey, 2001; Spiegel & Cardeña, 1991).

ДИССОЦИАТИВНАЯ АМНЕЗИЯ характеризуется неспособностью вспомнить важную личную информацию, обычно травматического или стрессового характера, которая слишком обширна, чтобы ее можно было объяснить обычной забывчивостью. Амнезия должна быть слишком обширной, чтобы ее можно было охарактеризовать как типичная забывчивость, и не может быть результатом органического заболевания или ДРИ. Это наиболее распространенное из всех диссоциативных расстройств, которое часто наблюдается в отделениях неотложной помощи больниц (Maldonado et al., 2002; Steinberg et al., 1993).Кроме того, диссоциативная амнезия часто связана с другими психологическими расстройствами (например, тревожными расстройствами, другими диссоциативными расстройствами). Люди, страдающие диссоциативной амнезией, обычно знают о своей потере памяти. Потеря памяти обычно обратима, потому что проблемы с памятью связаны с процессом извлечения, а не с процессом кодирования. Продолжительность расстройства варьируется от нескольких дней до нескольких лет (American Psychiatric Association, 2000; Frey, 2001; Maldonado et al., 2002; Spiegel & Cardeña, 1991; Steinberg et al., 1993).

ДИССОЦИАТИВНАЯ ФУГА характеризуется внезапным, неожиданным путешествием вдали от дома или обычного места работы, сопровождающимся неспособностью вспомнить свое прошлое и путаницей в отношении личной идентичности или принятием новой идентичности. Страдание человека от диссоциативной фуги кажется другим «нормальным». То есть их психопатология не очевидна. Обычно они не подозревают о своей потере памяти / амнезии (American Psychiatric Association, 2000; Frey, 2001; Maldonado et al., 2002; Spiegel & Cardeña, 1991; Steinberg et al., 1993).

НАРУШЕНИЕ ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИИ характеризуется стойким или повторяющимся ощущением оторванности от собственных психических процессов или тела. У людей, страдающих расстройством деперсонализации, возникает ощущение, будто они наблюдают за своей жизнью извне своего тела, как при просмотре фильма (American Psychiatric Association, 2000; Frey, 2001; Guralnik, Schmeidler, & Simeon, 2000; Maldonado et al., 2002; Симеон и др., 2001; Spiegel & Cardeña, 1991). Люди с расстройством деперсонализации часто сообщают о проблемах с концентрацией, памятью и восприятием (Гуральник и др., 2001). Деперсонализация должна происходить независимо от DID, расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, и шизофрении (Steinberg et al., 1993).

ДИССОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО ИДЕНТИЧНОСТИ (ранее известное как множественное расстройство личности) — это наиболее тяжелое и хроническое проявление диссоциации, характеризующееся наличием двух или более различных идентичностей или состояний личности, которые периодически берут под контроль поведение человека, сопровождаемое неспособность вспомнить важную личную информацию, которая слишком обширна, чтобы ее можно было объяснить обычной забывчивостью.Сейчас признано, что эти диссоциированные состояния не являются полностью сформированными личностями, а представляют собой фрагментированное чувство идентичности. Амнезия, обычно связанная с диссоциативным расстройством идентичности, асимметрична, когда разные состояния идентичности запоминают разные аспекты автобиографической информации. Обычно есть личность хозяина, которая идентифицируется с настоящим именем клиента. Обычно личность хозяина не осознает присутствие других альтеров (American Psychiatric Association, 2000; Fine, 1999; Frey, 2001; Kluft, 1999; Kluft, Steinberg & Spitzer, 1988; Maldonado et al., 2002; Spiegel & Cardeña, 1991; Steinberg et al., 1993). Разные личности могут выполнять разные роли в решении проблемных областей. В среднем при постановке диагноза присутствуют от 2 до 4 личностей / лиц, в среднем от 13 до 15 личностей появляются в ходе лечения (Coons, Bowman & Milstein, 1988; Maldonado et al., 2002). События окружающей среды обычно вызывают внезапный переход от одной личности к другой (Maldonado et al., 2002).

ДИССОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО, НЕ УКАЗАННОЕ ИНОСТРАННО (DDNOS): DDNOS включает диссоциативные проявления, которые не соответствуют полным критериям для любого другого диссоциативного расстройства (American Psychiatric Association, 2000; Steinberg et al., 1993). В клинической практике это, по-видимому, наиболее часто встречающееся диссоциативное расстройство, и его часто лучше характеризовать большим диссоциативным расстройством с частично диссоциированными состояниями самости (Dell, 2001).

.

Диссоциативные и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это умственный процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели. Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя отстраненным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору.В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от себя
  • Проблемы с управлением сильными эмоциями
  • Внезапные и неожиданные перепады настроения — например, беспричинная грусть.
  • Депрессия или тревожность, или и то, и другое
  • Ощущение искаженного или ненастоящего мира (так называемое «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мышлением) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы в памяти, например, забвение важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно находит оскорбительным или отталкивающим.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья выделяют четыре основных типа диссоциативного расстройства, в том числе:

  • Диссоциативная амнезия
  • Диссоциативная фуга
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство личности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить подробности травмирующего или стрессового события, хотя осознает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локальная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травматического события. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить подробности своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая и специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется чувством оторванности от жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как будто они смотрят персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать, что чувствует себя неконтролируемым или неуправляемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) является наиболее спорным из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном человеке. Хотя различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. У других состояний может быть другой язык тела, тон голоса, взгляд на жизнь и воспоминания. Человек может переключиться в другое состояние личности в состоянии стресса.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включали повторяющееся физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства в зрелом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревожные расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагностика

Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, потому что диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травмы головы или опухоли головного мозга) могут вызывать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие определенных веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и рецептурных лекарств, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, лечение может занять много лет. Варианты могут включать:

  • Безопасная среда — врачи постараются заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорным.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно требуется в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — как правило, у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или успокаивающие препараты, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это психический процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Контент-партнер

Эта страница была подготовлена ​​после консультаций и одобрена:
Лучший канал здоровья — (нужен новый cp)

Последнее обновление:
Июнь 2012 г.

Контент страницы в настоящее время проверяется.

Контент на этом веб-сайте предоставляется только в информационных целях. Информация о терапии, услуге, продукте или лечении никоим образом не поддерживает и не поддерживает такую ​​терапию, услугу, продукт или лечение и не предназначена для замены рекомендаций вашего врача или другого зарегистрированного медицинского работника. Информация и материалы, содержащиеся на этом веб-сайте, не предназначены для использования в качестве исчерпывающего руководства по всем аспектам терапии, продукта или лечения, описанных на веб-сайте.Всем пользователям настоятельно рекомендуется всегда обращаться за советом к зарегистрированному специалисту в области здравоохранения для постановки диагноза и ответов на свои медицинские вопросы, а также для выяснения того, подходит ли конкретная терапия, услуга, продукт или лечение, описанные на веб-сайте, в их обстоятельствах. Штат Виктория и Департамент здравоохранения и социальных служб не несут ответственности за использование любыми пользователями материалов, содержащихся на этом веб-сайте.

,

Взаимосвязь между подавлением и диссоциацией

Прочитав эту статью, вы узнаете о взаимосвязи между подавлением и диссоциацией.

Подавление:

Подавление означает изгнание неудовлетворенного желания или мотива из-за его болезненного характера и доведение его до уровня бессознательного. Это частично добровольное подавление, но в основном бессознательное.

Обычно подавление рассматривается как бессознательное и отличается от торможения, которое является сознательным подавлением.Подавляются не только нынешние болезненные тенденции, но также подавляются воспоминания о болезненных инцидентах прошлого.

Фрейд рассматривает «инстинкты Эго», «Эго», «цензор» или «Супер-Эго» как подавляющую силу. Макдугалл рассматривает чувство собственного достоинства, суть личности или какую-либо другую аффективную силу личности как подавляющую силу.

Диссоциация :

Диссоциация — это распад личности на два или более независимых потока сознания.Джанет считает диссоциацию фундаментальным признаком невротических расстройств. Некоторые психологи трактуют вытеснение и диссоциацию, как если бы эти два термина были синонимами. Но они отличаются друг от друга. Амнезия — это выражение диссоциации. Это потеря памяти.

Когда гипнотический пациент не может двигать конечностью, можно сказать, что это происходит из-за потери памяти об этой функции. Ирэн кормила свою мать в течение длительного периода болезни, которая, наконец, умерла у нее на руках. Вскоре после смерти Ирен внезапно впала в сомнамбулизм, в котором она игнорировала окружающие объекты или неверно истолковывала все чувственные впечатления и воспроизводила сцену смерти своей матери.

Состояние сна внезапно прекратилось, но позже повторялось в очень знакомой форме во многих случаях. Она не могла ничего вспомнить, когда очнулась от сомнамбулы. У нее развилась амнезия этих периодов и функциональная амнезия. У нее была диссоциация своей личности. Амнезия — это потеря памяти.

Диссоциация отличается от подавления. Диссоциация происходит внезапно, тогда как вытеснение происходит постепенно в течение длительного периода времени. Конфликт продолжается в репрессиях.Но в диссоциации не обнаруживается никаких признаков конфликта. При диссоциации происходит полная потеря памяти. Это выражается в автоматической активности.

Диссоциированная активность может выражать комплекс, который не просто подавляется, но полностью диссоциирует. В некоторых случаях подавление может поддерживать диссоциацию и препятствовать восстановлению от нее. Иногда пациент обнимает болезнь и не хочет оправиться от нее.

Иногда пациент избавляется от одного симптома диссоциации и развивает другой из-за самовнушения.Иногда пациент сопротивляется купированию симптомов.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.