Внешняя и внутренняя политика ангела меркель: Attention Required! | Cloudflare

Содержание

Меркель поблагодарила США за помощь в соперничестве с Россией :: Политика :: РБК

Канцлер заверила, что не желает возвращаться к временам холодной войны. Но важнейшими считает именно связи с США

Ангела Меркель

(Фото: Maja Hitij / Getty Images)

Канцлер Германии Ангела Меркель в ходе конференции, организованной блоком ХДС/ХСС, заявила, что выступает против разделения мира на два лагеря, но при этом считает именно США главным союзником своей страны, сообщает агентство Reuters.

«Германия не заинтересована в том, чтобы мир разделился на два лагеря, как это было во время холодной войны. Но в то же время хорошо, что главный союзник Европы — США — вместе с ЕС участвуют в соперничестве с Россией и Китаем», — сказала Меркель.

Канцлер заявила, что всегда поддерживала идею заключения нового торгового соглашения между США и ЕС. Также она отметила, что в вопросах отношения с Китаем необходимо поднимать вопрос о нарушении прав человека в этой стране. При этом она отметила необходимость участия Пекина в международных структурах, поскольку это отвечает интересам Европы.

Меркель сравнила газ из «Северного потока-2» с остальным российским газом

Накануне государственный секретарь США Энтони Блинкен в ходе встречи в Лондоне с главой МИД ФРГ Хайко Маасом напомнил, что Вашингтон «решительно выступает» против строительства газопровода «Северный поток-2». При этом глава внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов указал на важность трансатлантического партнерства перед лицом «дестабилизирующей деятельности России, Китая и Ирана».

Журналисты строят планы Ангелы Меркель – Газета Коммерсантъ № 121 (5394) от 15.07.2014

Ангела Меркель, которой на этой неделе исполнится 60 лет, может стать первым канцлером в истории ФРГ, который добровольно покинет свой пост. Об этом сообщил вчера популярный немецкий журнал Der Spiegel со ссылкой на партийные и правительственные источники в окружении госпожи Меркель. В пресс-службе ХДС «Ъ» заявили, что не комментируют подобные сообщения. Да и эксперты сомневаются, что канцлер уже приняла решение о преемнике или всерьез ведет переговоры об уходе.

Статью о перспективах канцлера самое популярное качественное издание Германии выпустило к юбилею Ангелы Меркель, которой в четверг исполнится 60 лет. «Уже сейчас Ангела Меркель — третий самый яркий канцлер от Христианско-демократического союза (ХДС) наравне с Конрадом Аденауэром и Гельмутом Колем,— напоминает Der Spiegel. — Она хочет принимать решения сама, в том числе и о своем уходе». Со ссылкой на «ряд членов правительства и высокопоставленных политиков ХДС» издание сообщает, что канцлер намерена — впервые в истории ФРГ — покинуть свой пост, «не дожидаясь поражения на выборах или замены внутри партии».

Der Spiegel подробно останавливается и на возможных преемниках канцлера, и на ее собственных перспективах. Среди возможных должностей, которые могли бы заинтересовать госпожу Меркель, называется пост генсека ООН или председателя Европейского совета — обе должности могут освободиться в конце 2016 года. Наиболее вероятным же преемником канцлера журнал считает нынешнего министра обороны и одного из наиболее популярных консервативных политиков Урзулу фон дер Ляйен (о ее шансах «Ъ» писал 1 июля).

Слухи о возможной отставке Ангелы Меркель и взлете госпожи фон дер Ляйен обсуждаются в Берлине не впервые. Автор статьи в Der Spiegel, известный журналист Николаус Бломе впервые объявил о возможной отставке госпожи Меркель год назад (см. «Ъ» от 19 апреля 2013 года). Тогда он опубликовал о канцлере целую книгу под названием «Мастер нерешительности», в которой со ссылкой на источники в окружении самой Ангелы Меркель сообщил, что после перевыборов осенью 2013 года та планирует покинуть свой пост досрочно, возможно, уже в 2015 году. В ходе предвыборной кампании эту информацию опроверг сначала пресс-секретарь канцлера, а затем и сама госпожа Меркель. «В случае победы я займу пост федерального канцлера на весь срок полномочий»,— пообещала она.

Вчера в пресс-службе ХДС «Ъ» заявили, что не комментируют подобные сообщения. Не сочли убедительными данные Der Spiegel и опрошенные «Ъ» эксперты. «Если Ангела Меркель и советуется с кем-то по этому вопросу, то только со своим мужем (супруг госпожи Меркель, химик Йоахим Зауэр, нередко выступает советником канцлера.— «Ъ»). Если бы она обсуждала этот вопрос с коллегами, это сразу стало бы известно. И вряд ли она стала бы намекать на такую возможность заранее»,— убежден собеседник «Ъ» в Берлине.

«Как любой политик, Ангела Меркель имеет противников и в рядах партии, и в Бундестаге,— пояснил «Ъ» известный германист, профессор МГИМО Николай Павлов,— но серьезных конкурентов в партии у нее нет. Фактически она методически зачищала пространство вокруг себя — неужели для того, чтобы уйти?» По словам эксперта, Ангела Меркель — человек власти, а давно уже не «девочка Гельмута Коля». Кроме того, по его словам, с выборов не прошло и года, у канцлера масса задач в сфере внутренней, внешней и европейской политики, которые нужно решать и которые требуют участия и инициатив Берлина, а основные направления внутренней и внешней политики Германии диктует канцлер. «Наконец, в Германии ее давно называют Mutti (с немецкого — «матушка, мамаша».— «Ъ»), а мать не может просто так взять и отказаться от своих детей,— напоминает эксперт.— Тем более после победы ее команды на чемпионате мира по футболу».

Галина Дудина

Герр Лашет — преемник фрау Меркель – Газета Коммерсантъ № 6 (6968) от 18.

01.2021

Делегаты первого в истории онлайн-съезда германского Христианско-демократического союза (ХДС) избрали в субботу своего нового лидера. Теперь партию, которой почти два десятилетия руководила Ангела Меркель, возглавил премьер-министр федеральной земли Северный Рейн—Вестфалия Армин Лашет. Как он вырывал у соперников победу, о его дальнейших перспективах в политике и отношении к России рассказывает обозреватель “Ъ” Галина Дудина.

Жетон на удачу

На сцену 59-летний Армин Лашет поднялся почти бегом и лучезарно улыбнулся зрителям. У него было всего 15 минут, чтобы окончательно убедить делегатов первого в истории онлайн-съезда ХДС проголосовать за него на выборах председателя крупнейшей консервативной партии. Около четверти собравшихся по ту сторону экранов были его земляками: в самой населенной земле ФРГ, Северном Рейне—Вестфалии, членов ХДС в десять раз больше, чем, например, в Берлине, и вообще больше, чем где-либо еще. Армин Лашет возглавляет правительство этой земли с 2017 года.

Его речь была очень личной: кандидат на высокий пост понимал, что установить в удаленном режиме эмоциональную связь с аудиторией — задача не из простых. «Мой отец был шахтером,— начал он.— Каждый день он спускался на тысячу метров под землю, где его ждали жара, тьма и тяжелая работа». Эти слова должны были отозваться в сердцах земляков. Северный Рейн—Вестфалия — один из ведущих промышленных регионов ФРГ, и уголь здесь добывали веками, пока в 2018 году не закрыли последнюю шахту. Тем временем оратор продолжал: «Отец всегда говорил: когда ты под землей, не важно, откуда твой коллега, какой он веры, происхождения и как он выглядит. Главное — можешь ли ты на него положиться. Свой спусковой жетон шахтера он до сих пор носит с собой на связке ключей. Потому что он напоминает отцу о том доверии к людям, которому он научился под землей».

Доверие, говорил Армин Лашет,— краеугольный камень демократии, это то, чего не хватает сейчас Соединенным Штатам, и хватает, даже в трудные времена, Германии. Легко, объяснял он, принять ту или иную сторону; труднее — удерживать в одном обществе людей разных взглядов, искать компромиссы, не сходя с избранного пути. В общем, он давал понять, что кардинально менять оправдавшую себя политику партии он не намерен.

В его выступлении было много жестикуляции, но не было радикальных тезисов: европейская Германия, поддержка малого и среднего бизнеса, борьба с праворадикальными настроениями, сплочение рядов внутри партии.

Напоследок Армин Лашет вышел из-за трибуны: «Когда я сюда ехал, отец дал мне на счастье свой спусковой жетон. (В свете софитов на металле блеснул номер: 813.) Он сказал мне: скажи им, что они могут тебе доверять». «Кому доверять, сегодня решаете вы»,— закончил свою речь политик.

Армин Лашет демонстрирует спусковой жетон шахтера, который дал ему на удачу его отец

Фото: Odd Andersen, Reuters

Напомним, с 2000 по 2018 год крупнейшую консервативную партию ФРГ возглавляла Ангела Меркель. Ее преемница Аннегрет Крамп-Карренбауэр удержалась в должности немногим дольше года, а затем объявила о будущей отставке. Правда, из-за коронавируса намеченный на апрель 2020 года съезд не раз переносили, но дальше откладывать было нельзя — надо было делать выбор, кто поведет партию на выборы в Бундестаг, которые состоятся осенью этого года.

Армин Лашет, по алфавиту выступивший на съезде первым, победил в борьбе с двумя другими кандидатами: Фридрихом Мерцем, опытным политиком, удачливым бизнесменом и юристом (именно ему прочили победу в голосовании), и Норбертом Рёттгеном, главой комитета Бундестага по внешней политике. В первом туре голосования выиграл, как и ожидалось, господин Мерц, а Норберт Рёттген стал третьим. Но во втором, заключительном туре Армин Лашет набрал 521 голос, а Фридрих Мерц — только 466 голосов.

К факторам, определившим победу господина Лашета, аналитики относят яркое выступление на съезде, поддержку многочисленных земляков-однопартийцев и намерение его соперника, господина Мерца, вернуть партии былое величие, добавив в ее идеологию консерватизма,— такое смещение вправо от центра оказалось неприемлемым для многих его соратников по партии. Возможно, сыграли свою роль и неосторожные высказывания Фридриха Мерца о женщинах, которых не было среди кандидатов, но было немало среди делегатов съезда.

Путь к креслу канцлера

Нового председателя партии Армина Лашета характеризуют как энергичного, позитивного, улыбчивого человека. В 18 лет он вступил в ХДС, в 24 года женился на подруге детства, воспитал с ней двух сыновей и дочь и до сих пор живет с семьей в родном Ахене, известном со времен античности городе к западу от Бонна, почти на границе с Бельгией. Получил образование юриста в университетах Бонна и Мюнхена, но после практики на радио занялся журналистикой, а затем — издательской деятельностью. Был депутатом Бундестага от Ахена и депутатом Европарламента от Германии. Верующий католик, политик умеренных взглядов Армин Лашет оказался единственным из трех кандидатов, кто мог похвастаться по-настоящему ответственной выборной должностью и опытом госуправления. Как-никак он премьер-министр 18-миллионной земли, превосходящей по территории и численности населения многие европейские страны.

«С избранием Армина Лашета в качестве нового председателя Христианско-демократического союза Германии партия преодолела определенный вакуум власти. Хотя еще не принято решение, кто станет кандидатом на должность канцлера от блока ХДС/ХСС, Армин Лашет является политиком, способным объединить либеральное, социальное и консервативное течения в ХДС»,— говорит “Ъ” Томас Кунце, глава московского представительства и уполномоченный по России близкого к ХДС Фонда имени Конрада Аденауэра.

Однако все эти положительные качества вовсе не гарантируют господину Лашету прямого пути к креслу канцлера. Раньше пост председателя ХДС почти автоматически означал, что политик становится кандидатом от партии на должность главы правительства. Но на этот раз у него есть как минимум один сильный конкурент — премьер-министр Баварии, харизматичный, жесткий и амбициозный Маркус Зёдер. Его Христианско-социальный союз (ХСС) — баварский партнер ХДС, две эти партии много лет выступают в тандеме. Теперь их лидерам предстоят долгие переговоры о том, кто из них пойдет на выборы. До сил пор в опросах Маркус Зёдер значительно опережал по рейтингу поддержки Армина Лашета, но после выборов председателя ХДС этот разрыв может сократиться или вовсе сойти на нет.

Премьер-министр Баварии Маркус Зёдер

Фото: Peter Kneffel / Reuters

Впрочем, не гарантирован и успех ХДС на сентябрьских выборах, хотя в опросах партия стабильно опережает другие политические силы. Консерваторы могут, придя первыми, столкнуться с трудностями при создании правительственной коалиции. Голосование за Армина Лашета и Фридриха Мерца показало, что в партии существует раскол между теми, кто хочет перемен, и теми, кто выступает за сохранение курса. И не факт, что выбор в пользу умеренной стратегии окажется на руку ХДС в условиях, когда политический ландшафт Германии становится все более пестрым и крайние голоса «отъедают» другие партии — от «Зеленых» до «Альтернативы для Германии».

Шансы на потепление

Для Москвы выбор в пользу господина Лашета по сравнению с двумя другими кандидатами выглядит самым удачным. Не только потому, что более тысячи компаний его региона имеют деловые связи с Россией. В отличие от Норберта Рёттгена, не раз жестко критиковавшего российскую политику, и господина Мерца, приоритетом которого называют трансатлантическое сотрудничество, Армин Лашет из раза в раз заявлял о необходимости диалога с Россией.

«Мы нуждаемся в России для решения многих вопросов в мире»,— убежден господин Лашет.

Несмотря на кризис в двусторонних отношениях, его высказывания и интервью 2018 и 2019 годов свидетельствуют, что политик остался на прежних позициях. По его словам, даже во времена холодной войны предпринимались попытки наладить диалог с Москвой, а сейчас их почему-то нет. «У нас царит климат, в котором любого, кто выступает с отличной от общепринятой по отношению к РФ точкой зрения, объявляют купленным “Газпромом” или сторонником российского президента Владимира Путина»,— удивлялся он. Впрочем, о необходимости отказа от санкций политик не заявлял, наоборот, соглашался, что они должны оставаться в силе до выполнения минских договоренностей. Зато после отравления Скрипалей политик неожиданно выступил с замечанием в Twitter, в котором намекнул, что для проявления солидарности с Лондоном хотелось бы увидеть более убедительные доказательства российской вины.

«Партия ХДС всегда выступала за политику добрососедства. Так, Гельмут Коль говорил об общем европейском доме, частью которого является и Россия,— объясняет Томас Кунце.— Я не раз имел возможность убедиться в том, что новый председатель выступает за дружеские и партнерские отношения с РФ. Мне вспоминается речь Армина Лашета во время последнего форума “Петербургский диалог” в Бонне в 2019 году». «Сотрудничество с Россией является для Германии как страны в самом центре Европы большой задачей,— напоминает господин Кунце тогдашние слова политика.— Даже если между Россией и Германией были и продолжают существовать политические расхождения, сейчас важно продолжать диалог. Нам необходимо укреплять то, что объединяет наши страны, устанавливать более прочные связи и усиливать взаимопонимание. А то, что нас разделяет, нужно обсуждать открыто».

Действительно, в 2019 году по инициативе Армина Лашета заседание германо-российского форума «Петербургский диалог» состоялось неподалеку от Бонна, бывшей столицы ФРГ. На торжественное открытие двухдневного форума приехали министры иностранных дел обеих стран — впервые с 2014 года. Гости (среди них и корреспондент “Ъ”) отмечали теплоту приема и эмоциональную речь премьер-министра земли. «На полях “Петербургского диалога” была его встреча с Сергеем Лавровым, и тогда все его оценки отношений с Россией были очень продуманными и взвешенными,— вспомнил в беседе с “Ъ” спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой.— С моей точки зрения, он понимает ценность отношений с Россией, которая играла большую роль в ХХ веке и будет играть роль и в нынешнем столетии». «Армин Лашет всегда проявлял в высшей степени разумность в отношении и социальной политики, и внешнеполитических оценок. Это человек, который, безусловно, является сторонником того, что Германия должна проводить политику в интересах собственной страны. И его выбор на пост председателя партии выглядит в высшей степени разумным»,— отметил он.

В то же время, напоминает “Ъ” научный сотрудник Центра европейских исследований Института международных исследований МГИМО германист Артем Соколов, избрание Армина Лашета на пост главы ХДС вовсе не является гарантией улучшения российско-германских отношений в обозримой перспективе. «Здесь многое будет зависеть от системных факторов, таких как развитие российско-европейских и германо-американских отношений, коммуникации с администрацией нового президента США Джо Байдена, развитие проекта “Северный поток-2”.

С учетом места ХДС в политико-партийной системе Германии, глава ХДС обладает определенным влиянием на вопросы внутренней и внешней политики, но это влияние не стоит переоценивать»,— говорит господин Соколов.

Приглашение в Россию у господина Лашета уже есть. В сентябре прошлого года департамент внешних связей Нижегородской области сообщил, что оно направлено главе Северного Рейна—Вестфалии как региона—партнера Нижегородской области в преддверии намеченного на это лето празднования 800-летия Нижнего Новгорода.

Правда, уже прозвучал и тревожный сигнал: ХДС объявил, что система электронного голосования на съезде подверглась массированным хакерским атакам из-за рубежа. Ранее в кибератаках на Бундестаг в 2015 году в Берлине обвиняли Россию. На этот раз страна происхождения угрозы пока не называлась.

Тимошенкова Екатерина Петровна

Образование:

В 2001г. с отличием закончила Смоленский Педагогический Университет, факультет «история и право»

Аспирантура:

2003 г. по 2006 г. очная аспирантура Института Европы

Кандидатская диссертация:

Май 2007 г.« Германский вопрос во внешней политике Советского Союза (1945-1955)»

Должность:

Ведущий научный сотрудник

Научная деятельность:


Научные стажировки:

  • 03/2009 ­ 05/2009       Бундестаг ФРГ, Бюро заместителя председателя ХДС/ХСС Д-ра Андреаса Шоккенхофа, координатора германо-российского сотрудничества гражданских обществ, при поддержке фонда им. Конрада Аденауэра.
  • 09/2009 – 11/2009     Берлин,  научное исследование по теме: „Выборы в Германии 2009, шансы ХДС/ХСС“, при поддержке фонда им. Ханса Зайделя.
  • 02/2008 ‑03/2008       Академия политического образования (г. Тутцинг, ФРГ), научное исследование  по теме: „Партийно-политическая система Германии “.
  • 11/2005 – 05/2006     Институт современной истории (г. Берлин, ФРГ), научное исследование по теме: „Германский вопрос во внешней политике Советского Союза (1945-1955)“, при поддержке фонда им. Герды Хенкель.

Сфера научных интересов:

Партийно-политическая система ФРГ, внутренняя и внешняя политика ФРГ на современном этапе, история российско-германских отношений после второй мировой войны.

Основные публикации:

 


Индивидуальные монографии:

  • Тимошенкова Е.П. Партийно-политическая система Германии в период канцлерства А. Меркель (2005–2017 гг.) – М.: Ин-т Европы РАН, 2020. (Доклады Института Европы № 369), 148 с.
  • Тимошенкова Е.П. Германский вопрос во внешней политике Советского Союза (1945-1955) – М.: , Ин-т Европы РАН, 2008 (Доклады Института Европы № 217), 133 с.


Главы в коллективных монографиях:

  • Тимошенкова Е.П. Политическая эволюция А. Меркель – от «осси» к «весси», Европа в поиске новых решений [А.С. Айвазян и др.; отв. ред. Р.Н. Лункин, П.В. Осколков]. М.: Ин-т Европы РАН, 2020. (Доклады Института Европы № 372), С.25-41
  • Тимошенкова Е.П. Вызовы для партийно-политической системы: будущее народных партий/ Германия. 2019.[В.Б. Белов и др.; отв. ред. В.Б. Белов]. М. : Ин-т Европы РАН , 2020. С. 27 -41
  • Тимошенкова Е.П. Германия в Европе: лидер поневоле? // Европа между трех океанов : монография / [ Ал.А. Громыко, В.В. Журкин, В.П. Федоров и др.] ; под общ. ред. Ал.А. Громыко и В.П. Федорова. — М. : ИЕ РАН : Нестор-История, 2019. — С. 108-115
  • Тимошенкова Е.П. Формула власти А. Меркель: почему канцлерин отказалась от поста председателя партии ХДС / Экономика и политика Германии: через год после выборов / [В.П. Фёдоров и др. ; отв. ред. Е.П. Тимошенкова]. М.: Ин-т Европы РАН , 2019. С. 49-56
  • Тимошенкова Е.П. «Образование «большой коалиции» 2018.: компромисс без единства», Германия 2018, Доклады Института Европы №361, под ред. В.Б. Белова, Москва, 2019, С.13 -22
  • Тимошенкова Е.П. «Формула власти А. Меркель: почему канцлерин отказалась от поста председателя партии ХДС», Экономика и политика Германии: через год после выборов, Доклады Института Европы № 360,под ред. Е.П. Тимошенковой, Москва, 2019,С.49-56
  • Тимошенкова Е.П. «Особенности стратегии «народных партий» в избирательной кампании в бундестаг 2017 г. и формирование правительства», Германия 2017, Доклады Института Европы №354, Москва, 2018, С.105-114
  • Тимошенкова Е.П. «К вопросу о суверенитете Германии: исторические особенности и современные проблемы», Защита государственного суверенитета – опыт Евросоюза и европейских стран, под ред. В.Б. Белова, Москва, 2018, С. 117 – 126
  • Тимошенкова Е.П. «Большая коалиция» и концепция преодоления миграционного кризиса», Германия 2015, Доклады Института Европы РАН, под ред. В.Б. Белова, Москва, 2016, С. 45-55
  • Тимошенкова Е.П. «Партийно-политическая система Германии в эпоху перемен», «Современная Германия. Экономика и Политика., под ред. В.Б. Белова, Москва, 2015, С.454 -482
  • Timoshenkova E. «Das Parteisystem in Deutschland zur Zeit des Wandels», Deutschlandversteher – Russlands wissenschaftliche Elilte schaut auf das heutige, moderne Deutschland. Belov B., Pavlov N., Supyan N., Baranova K., Antyuschiina V., Kamkin A., Ronanova E., Zedilin L., Gracheva M., Timoshenkova E., Sindeev A., Berlin, 2015, S.305-319
  • Бабынина Л.О., Говорова Н.Г., Тимошенкова Е.П. Отношения Европейского Союза с Исландией, Норвегией, Швейцарией: интеграция без членства., «Европейский Союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность», под ред. Ал.А. Громыко, М.Г. Носова, Москва, 2015, С. 181-217
  • Тимошенкова Е.П. «Реформа закона о гражданстве: причины и последствия», Германия 2014, Доклады Института Европы РАН, под ред. В.Б. Белова, Москва, 2015, С. 37-51
  • Тимошенкова E.П. Партийно-политическое развитие ФРГ – шансы и риски черно-желтой коалиции., Германия 2010.,под ред. В.Б. Белова, Доклады Института Европы РАН, № 267, Москва, 2011;
  • Рыкин В.С., Вильде А.А., Тимошенкова Е.П. «Внутриполитическое развитие в ФРГ», Германия. Вызовы ХХI века, под ред. В. Б. Белова, Изд. Весь мир, Москва, 2009г


Статьи в научных сборниках:

  • Тимошенкова Е.П. Ангела Меркель: уходить нужно вовремя / Социально-политические риски и условия формирования нового мирового порядка: (К 110-лети со дня рождения А. А. Громыко) в / [Ал.А. Громыко др. ; под. ред. Н.Б. Кондратьевой и А.К. Никитина]. – М.: ИЕ РАН: Ключ-С, 2019. – С. 105-112
  • Тимошенкова Е.П. «Выборы в бундестаг 2017: новый этап или кризис партийной системы?», Сб. Европа 2017:партии, выборы, власть. Доклады Института Европы Ран №353, под ред. В.Я. Швейцера Москва 2018, С.42-52
  • Тимошенкова Е.П. «Особенности партийно-политического развития ФРГ и миграционный кризис 2015-2016 гг.», Сб. Трансформация партийно-политического ландшафта в странах Евросоза в условиях кризиса.Часть I, Доклады Института Европы № 337, под ред. Б.П. Гуселетова, Москва, 2017, С. 20-34
  • Тимошенкова Е.П. «Партийно-политическая дискуссия в Германии по вопросу внесения изменений в закон о гражданстве» Миграционные проблемы в Европе и пути их решения. ДИЕ РАН, № 315, М., 2015 г. С. 45 54
  • Тимошенкова Е.П. Выборы в германский бундестаг 2013: итоги, особенности, перспективы. Сб. Европейское измерение: политика, экономика, культура, международные отношения., под ред. С. Бабурина, З. Станкевич, Москва, 2014, C.93 -114
  • Тимошенкова Е.П.«Германский вопрос» во внешней политике Советского Союза в 1950-е годы», Сб.: Заветы Великой Победы. 65 лет после окончания Великой Отечественной Войны., Материалы конференции в Тутцинге (5-11 декабря 2010г.), под общей ред. А. Громыко, М. 2011
  • Говорова Н.В., Тимошенкова Е.П. «Опыт борьбы с коррупцией в Германии». Сб. Борьба с коррупцией: опыт Европы. под ред. М.Г. Носова, Доклады Института Европы РАН № 263, М., 2010, С.14 -45
  • Тимошенкова Е.П., Социал-демократическая партия Германии: от коалиции к оппозиции»., Сб. «Социал-демократия в современном мире», материалы научно-практической конференции «Кризис европейской социал-демократии: причины, формы, проявления и пути преодоления» под. ред. В.Я. Швейцера, Москва, 2010;
  • Тимошенкова Е.П. «Политика «Большой коалиции» в отношении России», Сб. Российско-германские отношения в контексте европейской безопасности», под ред. И.В. Дашичева, Москва, Институт экономики РАН, 2009, С. 131 -142;
  • Тимошенкова Е.П. «И.В. Сталин и «Германский вопрос» (1945-1949гг.)» Сб. «К 70-летию начала Второй мировой войны», Материалы научной германо-российской конференции (г. Берлин 22-24 июня 2009г.), Доклады Института Европы РАН №236, М. 2009, С. 132-153
  • Тимошенкова Е.П. «Молодежная политика в Германии», Сб. Молодежная политика: европейский опыт, под ред. Потемкиной О.Ю.. Доклады Института Европы РАН № 163, М., 2005, С. 8-17

 

Статьи в научных журналах:

 

  • Тимошенкова Е.П. Объединение Германии: начало политической карьеры А. Меркель // Современная Европа. 2019. № 5 (91). С. 165-176.
  • Тимошенкова Е.П. Германия: до и после падения стены //Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2019. № 6 (12). С. 144-151
  • Тимошенкова Е.П. «Выборы в Европарламент 6 мая 2019 г.: особенности избирательной кампании в Германии», Научно-аналитический вестник Института Европы РАН, 2019, № 2 (8), С. 52-59
  • Тимошенкова Е.П. «Насколько суверенна объединенная Германия в действительности?/Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2018. № 6 (6). С. 172-176
  • Тимошенкова Е.П. «Итоги выборов в бундестаг: новые вызовы – старые ответы», Современная Европа, 2018, № 2 (81), С. 29-39
  • Тимошенкова Е.П. «Альтернатива для Германии в бундестаге: поворот ФРГ вправо», Научно-аналитический вестник Института Европы РАН, 2018, № 3, С. 54-62
  • Тимошенкова Е.П. «Почему А. Меркель отказалась от поста председателя партии ХДС», Научно-аналитический вестник Института Европы РАН, 2018, № 6, С. 65-70
  • Тимошенкова Е.П. «Об основных партийно-политических процессах в европейских государствах. Германия», Современная Европа, 2017, № 1, С. 116 -123
  • Тимошенкова Е.П., Пархалина Т.Г., Смирнов В.Н., Погорельская Е.П., Цвык А.В., Шаншиева Л.Н., Трунов Ф.О., Белинский А.В. «Выборы в Германии – 2017: перспективы внутренней и внешней политики», Россия и современный мир, 2018, № 2(99), С. 245-259
  • Тимошенкова Е.П. «Мигранты в Европе. Германия», Современная Европа, 2016, № 2, С. 116-120.
  • Бабынина Л.О., Говорова Н.В., Тимошенкова Е.П. «Европейский Союз и Швейцария: разнонаправленные векторы сотрудничества», Современная Европа, 2015, № 2 (62), С. 34 -47
  • Тимошенкова Е.П. Партийно-политическая система ФРГ после выборов в бундестаг: основные тенденции развития (2014 -2015 гг.), Вестник МГИМО Университета № 5 (44), 2015, С. 108-117
  • Тимошенкова Е.П. Основные итоги и тенденции земельных выборов в ФРГ в 2014 г., Современная Европа № 2 (62), 2015, С. 113 -118
  • Ананьева Е.В., Тимошенкова Е.П. «Вторая мировая война и ее влияние на послевоенные отношения в Европе», Современная Европа, 2011, № 2, С. 138-141
  • Тимошенкова Е.П. «Выборы 2005г. и большая коалиция в Германии», Современная Европа, №1, 2009, С. 41-54
  • Тимошенкова Е.П. «Кто развязал втору мировую войну?», Современная Европа, 2009, №4, С. 140-142
  • Woop, E. Timoschenkowa Anlass, die Beziehungen neu zu beleben. Deutschland und Russland und der 60. Jahrestag der Befreiung. Disput, 05.2005.
  • Тимошенкова Е. П. «Новая политика Ангелы Меркель», Современная Европа, 2006, № 3, С. 137 -140


Видеоматериалы:
 



  • Екатерина Тимошенкова «Борьба за наследство А. Меркель», Радио «Вести ФМ», программа «Железная логика», 18.02.020, URL:https://www.youtube.com/watch?v=e_3z4wgC4zM&feature=youtu.be (Интервью начинается с 40-й минуты)




  • Успех АдГ свидетельство протестных настроений в Германии – эксперт Тимошенкова Екатерина, Видеомост, Россия сегодня, 27.09.2017, URL:https://www.youtube.com/watch?v=G45gaSjCapE

  • О политической системе и Ангеле Меркель рассказала студии: Екатерина Тимошенкова, Радио Маяк, 03.05.2018, URL:https://radiomayak.ru/videos/video/id/1783911/

  • Екатерина Тимошенкова о ситуации в Германии. Железная логика с Сергеем Михеевым Вести ФМ, 27.11.2017, URL:https://www.youtube.com/watch?v=3bN3PXHRZks

  • Гости в студии: Екатерина Тимошенкова – заместитель руководителя Центра германских исследований. Интервью, Вести ФМ, 27.04.2018, URL:https://www.youtube.com/watch?v=_z6Yf_gVrHw 

  • Екатерина Тимошенкова: Реальных соперников у Меркель нет. Железная логика с Сергеем Михеевым, Вести ФМ, 22.09.17, URL:https://www.youtube.com/watch?v=4VZt3rQssyw 

  • Выборы в Германии. Екатерина Тимошенкова в программе «За рубежами», Русская служба новостей, 22.11.2016, URL:https://www.youtube.com/watch?v=yX9Or05z_ug

Контакты:

тел. +7 (495) 692-20-65

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

« Внешняя политика Ангелы Меркель », Клаус Леггеви

С 1949 года внешняя политика Германии характеризовалась фактически непрерывной преемственностью, и смена политических лидеров фактически ничего не меняла, как возврат к власти левых в 1998 году, так и победа Ангелы Меркель в 2005 году. Как объяснял после войны Вальдемар Бессон, «Государственные интересы» Западной Германии заставили его полностью принять главенство и покровительство Соединенных Штатов, вступить в НАТО, согласиться с разделом страны во имя соотношения сил во время Холодной войны, проводить сдержанную политику по отношению к СССР и укрепить партнерские отношения со странами Третьего мира. Сегодня, после развала Советского Союза и падения Берлинской стены, на повестке дня остались две константы: атлантический альянс и укрепление Европы.

Изменились политические параметры: военная операция, проведенная в Косово в 1999 году без согласия ООН, и появление в 2001 году международного исламского терроризма. Противостояние Запад-Восток было заменено американским односторонним подходом имперских масштабов, а Единая Европа после провала конституции отошла на второй план. Попытка сохранить преемственность внешней политики в этих новых обстоятельствах пока не увенчалась успехом.

Легендарная «Культура сдержанности», исповедовавшаяся Германией, рухнула. Берлин, Париж и Москва оказались не способны выдвинуть дипломатическую альтернативу политике Соединенных Штатов на Среднем Востоке и в Ираке. Мечта о месте в Совете Безопасности ООН оказалась иллюзией, посредническая деятельность в Иране зашла в тупик, военные миссии на Балканах и в Афганистане скомпрометированы, а немецкое влияние на Среднем Востоке фактически равно нулю. Даже принятие Турции в ЕС, которое Йошка Фишер позиционировал как краеугольный камень мирной политической стратегии на Среднем Востоке, рискует провалиться.

Новое правительство не сможет многое изменить. Оно заявило о своем желании сконцентрироваться, в первую очередь, на улучшении отношений с США и Восточной Европой, в частности, с Польшей, уязвленной любовью Шредера к России. Но и здесь правительству придется удовольствоваться громкими заявлениями, особенно учитывая, что часть его электората выступила за пересмотр исторического представления о беженцах 1945 года. Берлин помирится с Вашингтоном, но при этом не поддержит военное вторжение в Иран и, тем более, не согласится на отправку немецких войск в Ирак. Новое правительство стремится дистанцироваться от образа «Старой Европы», которую олицетворяют Шредер и Ширак, но оно не совсем понимает, как противопоставить им образ другой Европы. Оно хочет ужесточить политику в отношении Владимира Путина, но при этом, не желает портить отношения с Москвой, расценивая их как жизненно важные. Оно пожурит Китай за нарушение прав человека, не забывая, однако, что эта страна является главным промышленным инвестором Германии. В конце концов, это Business as usual.

Немецкие правые разделились на атлантистов, согласных на главенствующую роль США, и «деголлевцев», молча приветствовавших политическое видение Шредера, его стремление к могущественной Европе, движущей силой которой стала бы Германия. Бесспорно, между левыми Германии и Соединенными Штатами существует культурная и политическая пропасть, но истинные антиамериканцы Германии всегда придерживались правых взглядов, в частности, друзья Меркель из ХСС, по-прежнему боготворящие Франца Йозефа Штрауса, выступавшего за Германию – ядерную державу с деголлевскими элементами. Но сегодня Германия не может себе позволить роскошь «Нео-голлизма», прежде всего, в связи с отсутствием партнера. Укрепление отношений с Тони Блэром чревато осложнениями: присоединение к Лондону и Вашингтону означает отправку немецких солдат на мировую неоконсерваторскую линию фронта, а это политически рискованно. Точно также, как в 2002 году Шредер победил, построив свою кампанию на противостоянии Бушу, восточный канцлер может дорого заплатить за малейшую покорность по отношению к Вашингтону. Таким образом, каким бы невозможным не казалось продолжение «осмотрительной и сдержанной» политики, эта политика является на сегодняшний день единственно возможным вариантом.

Журнал Международная жизнь — Выборы в Германии и будущее Европы

Председатель правящей в Германии партии ХДС и один из главных претендентов на пост главы правительства, Армин Лашет (Armin Laschet), заявил в недавнем выступлении: «В моём понимании, федеральный канцлер занимает европейскую должность».[i] В этой связи возникает вопрос — как ведущие политики крупнейшего государства Евросоюза видят будущее Европы?

Лашет не случайно попытался напомнить о важности европейской роли Германии: в самом разгаре борьба за позицию единого кандидата от ведущей партии правящей немецкой коалиции – ХДСХСС, на предстоящих в сентябре парламентских выборах. «Невнятность» политической линии самого Лашета в последние месяцы, позволила более успешному в противодействии пандемии главе земельного правительства Баварии и лидеру составляющей тандем с христианскими демократами ХСС Маркусу Зёдеру (Markus Söder) включиться в гонку с позиций фаворита. 

Теперь Лашету, прежде считавшемуся безусловным главным претендентом на пост канцлера в случае хотя бы относительного успеха консерваторов на выборах, приходится срочно изыскивать все возможные аргументы в пользу своей кандидатуры. Вероятно, председатель ХДС рассчитывает, что решающим доводом для членов блока немецких консерваторов станут не текущие рейтинги, но «стратегическое видение» соперников относительно «политического будущего каждой из партий союза». А немецкие политологи считают международный опыт Лашета более весомым, в то время как внешнеполитические взгляды Зёдера называют «неизвестной величиной». 

Действительно, значимость выборов в ведущем государстве Евросоюза для европейской политики трудно переоценить. Чего же вправе ожидать Европа от потенциальных претендентов на место канцлера?

Во-первых, следует отметить, что еще в январе результаты немецкой политики противодействия коронакризису считались, по меркам ЕС, весьма эффективными. Во многом благодаря этому ХДСХСС выглядела как безоговорочный лидер немецкой политической жизни. Однако с наступлением «третьей волны» пандемии, линия Ангелы Меркель начала вызывать растущее раздражение немцев. Кроме того, рейтинг ХДС толкают вниз и множащиеся коррупционные скандалы. В результате, в конце марта, по данным The Economist, лишь 25-26 процентов опрошенных готовы были поддержать ведущий блок нынешней правящей коалиции на грядущих выборах, при том что в конце февраля уровень поддержки консерваторов превышал 35 процентов.

Заместитель директора Института Европы РАН по научной работе В.Белов полагает, что в случае дальнейшего ухудшения эпидемиологической ситуации в Германии, «вероятен рост протестных настроений, способный повысить шансы зелёных [«Союз-90/Зелёные»] на формирование под их руководством правительственной коалиции без участия ХДС/ХСС.»

При таком развитии событий, наиболее вероятны два варианта правящей коалиции.

Либо третьим партнером «зеленых» и социал-демократов из СДПГ станет СВДП. Шансы свободных демократов «выше», поскольку ««светофорная» коалиция обкатана на земельном уровне, и федеральное руководство партий в принципе готово к подобному развитию событий».

Либо в коалицию войдет «Левая» партия. Её шансы «ниже», поскольку партия по-прежнему ассоциируется у многих избирателей с правившей в ГДР СЕПГ, «и к красно-красному варианту у многих зелёных политиков весьма критическое отношение».[ii]

Второй момент заключается в том, все потенциальные преемники Меркель мало известны в Европе, и не имеют значимого внешнеполитического опыта. Лашет в начале 2000-х заседал в Европарламенте. Однако он, по крайней мере, прямо подаёт себя как «продолжателя дела Меркель». Вся политическая карьера Зёдера развивалась в Баварии. Вместе с тем, как глава ведущего промышленного региона страны он много контактирует с лидерами зарубежных стран. В еще большей степени отсутствие опыта в международных делах характерно для тандема, два года назад возглавившего партию «зеленых»: 51-летнего Роберта Хабека (Robert Habeck) и 40-летней Анналены Бербок (Annalena Baerbock).

Наконец, третий, и самый важный для понимания будущего немецкой внешней политики, момент состоит в оценке «наследия Ангелы Меркель». Среди немецких политиков, как в европейских делах, так и во внешней политике в целом, Меркель доминировала последние пятнадцать с лишним лет безоговорочно. В результате, среди наблюдателей преобладает точка зрения, согласно которой любой из наиболее вероятных следующих канцлеров ФРГ будет проводить внешнюю политику в значительной мере продолжающую курс нынешней главы немецкого правительства.

Ангела Меркель оставит своему преемнику одновременно выдающиеся и противоречивые результаты во внешней политике. В исторических анналах Евросоюза канцлерин по праву останется как один из наиболее успешных «кризисных менеджеров». Но в то же время — стратегическое наследие Меркель оценивается наблюдателями весьма по-разному.

До мая-июня 2020 года, когда Берлин, «неожиданно для партнеров», дал согласие на одобрение общего плана спасения экономики ЕС от последствий коронакризиса, ключевым элементом которого стал выпуск общего долга Сообщества, Меркель считали «не то чтобы не европейкой», но политиком, которая «…готова быть таковой только при условии, что Европа будет немецкой». Главу немецкого правительства упрекали в «неспособности выйти за рамки краткосрочного горизонта внутренней политики». «Она действовала сама по себе, чтобы всегда преобладали интересы Германии, даже если это способно было дестабилизировать Европу». Как, например, в случае единоличного решения Берлина закрыть все АЭС, или пустить в Германию «миллион беженцев в 2015 году».[iii]

В то же время, растущее экономическое могущество ФРГ все эти годы усиливало подспудную изоляцию Берлина в Европе. Рождались новые вопросы и опасения. Если евро, по мнению критиков, превратил Европу в «экономический придаток» Германии, то что останется от нынешней Европы, если немцы окажутся центром консолидации Евросоюза в политической и военной сферах? При всем том, именно Берлину приходится последние лет десять оплачивать экономические неурядицы всё большего числа своих партнеров по зоне евро. И во всё большем и большем объеме.[iv]

Таким образом, по итогам правления Ангелы Меркель, Германия усилила свое фактическое доминирование в экономике и финансовой сфере Евросоюза. А на волне смятения и сомнений, которые внес Трамп, Берлин подавал сигналы о претензиях на роль альтернативного лидера всего Запада. Согласие ФРГ на выпуск общего антикоронавирусного долга ЕС, совпавшее по времени с полугодовым немецким председательством в Сообществе, превратили Меркель в едва ли не безоговорочного лидера Европы.

Вместе с тем, уже к началу осени прошлого года из уст ряда немецких политиков и экономистов зазвучали предупреждения о необходимости не допустить, чтобы «чрезвычайные» финансовые меры приняли характер регулярной политики. А в начале года нынешнего часть немецкой оппозиции уже выступила с предупреждением о растущей угрозе, которая может вылиться в «кризис для следующих поколений». Об этом, в частности, заявляют депутаты от СВДП. Не наступает ли момент, когда и самой ФРГ придется решать, какой она хочет видеть ЕС «за свои деньги»?

Как видят ситуацию потенциальные преемники «железной канцлерин»? Все заявляют о необходимости «укрепления Европы», в том числе в военном отношении. Все делают реверансы в сторону Вашингтона. Лашет и Зёдер твердо намерены продвигать европейскую многосторонность, если не многовекторность. «Зеленые» при этом наиболее последовательно выступают за «сдерживание» Москвы и Пекина. В то же время, все наиболее вероятные претенденты на главный пост в Берлине показали себя как сторонники больших компромиссов. Что не удивительно в условиях, когда политический ландшафт Германии становится всё менее однородным.

Европа, в свою очередь, теряется в догадках. Да, от главы немецкого правительства заведомо ожидают ведущей роли и на уровне ЕС. Однако и напористость нового немецкого представителя в Европейском Совете «в стиле Меркель» будет встречена с непониманием: ведь любой из «наследников» окажется там в роли абсолютного новичка. Нетрудно предположить, что в течение некоего начального периода времени одна из «опор стабильности» в руководстве Евросоюза окажется под вопросом при любом исходе немецких выборов. Кроме того, что бы не говорил тот же Лашет, приоритетом для любого нового канцлера станут внутренние немецкие проблемы. Особенно в свете легко предсказуемых трудностей в ходе переговоров о создании новой правящей коалиции.

При всем том, «противоречивость» политики Меркель породила подозрения, что Германия не слишком-то и стремится к более глубокой интеграции Евросоюза, что Берлин вполне устраивает нынешняя политическая конфигурация. Поскольку бесконечные разногласия между «бережливой четверкой» (Австрия, Дания, Нидерланды, Швеция), Club Med (страны Юга ЕС, Португалия, Испания, Италия) и консервативными политиками ЦВЕ дают именно Берлину решающий голос в европейских делах, отвечают фундаментальным немецким политическим, экономическим и стратегическим интересам. Любой кандидат в канцлеры ФРГ, вслед за Меркель, прекрасно осознает все те риски, которые создают для Евросоюза идеи и предложения об углублении интеграции, и «не желает попадать в эту ловушку».[v]

В январе прошлого года Ангела Меркель дала большое интервью The Financial Times[vi], воспринятое наблюдателями как своего рода «программное напутствие» будущим преемникам в Берлине. «Европа должна брать на себя больше ответственности», – подтвердила Меркель. В то же время, она подчеркнула, что реалии мультилатерализма меняются, а интерпретаций трансатлантических отношений становится всё больше — в силу происходящих структурных изменений. В этих условиях, необходимо переосмыслить построение европейской «стратегической автономии» не только в контексте отношений с США, но и с точки зрения приоритетов развития связей Евросоюза с иными центрами силы.

Тем не менее, сомнения в стратегической европоцентричности Германии остаются сильными. Немцев по-прежнему обвиняют в желании «отсидеться в стороне». Идет ли речь об увеличении расходов в рамках НАТО или о явном стремлении Берлина сохранить свободу в отношениях с Россией или Китаем. Восточные европейцы прямо упрекают Германию в «недостаточных усилиях», которые, к тому же, «всегда запаздывают». А западные – в «наивном» стремлении отделить торгово-экономические интересы от геополитики. Не ясно, согласится ли будущий канцлер Германии и дальше выслушивать подобные нотации или предпочтет вновь стать «европейцем европейкой ad hoc».

Таким образом, «наследие Меркель» для Европы – это, как правило, эффективный, но также односторонний немецкий тактический прагматизм. А в стратегическом отношении – в лучшем случае неопределенность. Меркель, за исключением экстраординарных обстоятельств коронакризиса год назад, была готова признать Германию частью Европы лишь там и тогда, где и когда четко просматривался немецкий интерес. Лишь в этих случаях «то, что хорошо для Европы», превращалось в «то, что хорошо и для нас, немцев».

Да, — отмечает профессор МГИМО Д.А. Данилов, — «линия Германии на укрепление европейской самостоятельности в мировых делах, подтверждённая А. Меркель, становится более мотивированной и усиливается». Тем не менее, европейцам не следует обольщаться, поскольку «проблемы европейского лидерства и ответственности, франко-германского тандема и солидарности ЕС в вопросах политики безопасности и обороны, а также отношений с мировыми державами будут сдерживать продвижение к стратегической автономии.»[vii]

Значительная часть политического класса Германии по-прежнему колеблется между необходимостью «обеспечить европейское будущее», «придать ЕС статус весомого глобального игрока» и полной неопределенностью относительно последствий столь масштабных планов для немецкой экономики и внутренней политики. Нет сомнений, что после сентября нынешнего года внешнюю политику Германии будут определять люди с иными, чем сегодня, взглядами на внешнеполитические интересы страны. Однако станет ли от этого линия Берлина более определенной? Слишком многие в немецком истеблишменте отдают себе отчет, сколь велики немецкие притязания, и сколь малы нынешние немецкие возможности.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

почему США заявили о контрпродуктивности санкций против «Северного потока — 2» — РТ на русском

Строительство газопровода «Северный поток — 2» практически завершено, и введение рестрикций в отношении проекта было бы контрпродуктивным для связей Вашингтона с Европой. Об этом заявил журналистам американский президент Джо Байден, добавив, однако, что «с самого начала» выступал против возведения объекта. Ранее в сенате США назвали отказ Белого дома от санкций против проекта «многомиллиардным подарком» Владимиру Путину. По мнению экспертов, заявление Байдена следует рассматривать в первую очередь в контексте предстоящей встречи лидеров РФ и Соединённых Штатов. Так Байден хочет показать российской стороне, что его администрация договороспособна и настроена конструктивно, полагают аналитики.

Строительство газопровода «Северный поток — 2» практически завершено, и введение санкций против проекта было бы контрпродуктивным для отношений США с Европой. Об этом заявил журналистам американский президент Джо Байден, добавив, однако, что «с самого начала» выступал против возведения объекта.

«Не то чтобы я мог позволять или не позволять Германии что-то делать… Я был против (строительства. — RT) «Северного потока — 2» с самого начала. Но к тому времени, когда у меня появилась возможность его остановить, он был почти завершён… Я считаю, что с точки зрения наших отношений с Европой введение дальнейших санкций в настоящее время будет контрпродуктивным. Они (немцы. — RT) знают, насколько решительная у меня позиция, и, надеюсь, мы сможем совместно поработать над тем, как они будут действовать в этом вопросе дальше», — отметил Байден.

До этого сенатор-республиканец Тед Круз назвал отказ Белого дома от дальнейших рестрикций в отношении строительства газопровода «многомиллиардным подарком» президенту России Владимиру Путину.

«Интересно, приедет ли Путин (на встречу. — RT) с праздничным тортом в честь многомиллиардного подарка, который преподнёс ему Байден, отказавшись от введения санкций против «Северного потока — 2», — написал он на своей странице в Twitter.

Wonder if Putin will arrive with birthday cake to accompany the multi-billion dollar present that Biden gave him by waiving sanctions against Nord Stream 2. https://t.co/imQeSFUzaR

— Ted Cruz (@tedcruz) May 25, 2021

Ранее пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки на брифинге выражала сомнение относительно того, что американская администрация могла бы остановить строительство газопровода.

«Каким образом мы можем остановить реализацию в другой стране проекта, который завершён на 95%?» — заявила она.

Псаки также напомнила тогда, что Вашингтон по-прежнему считает строительство газопровода «российским геополитическим проектом, который ставит под угрозу энергетическую безопасность Европы», а также якобы Украины и партнёров США по НАТО на восточном фланге.

Текущая ситуация

Напомним, администрация Байдена отказалась от применения санкций в отношении оператора газопровода — компании Nord Stream 2 AG — и его генерального директора Маттиаса Варнига, а также других служащих. Об этом сообщалось в заявлении госсекретаря США Энтони Блинкена, опубликованном на сайте Госдепа 19 мая. По словам политика, такое решение «отвечает национальным интересам» Соединённых Штатов.

«Сегодняшние действия демонстрируют приверженность администрации энергетической безопасности в Европе в соответствии с обещанием президента восстановить отношения с нашими европейскими союзниками и партнёрами», — подчеркнул американский госсекретарь.

При этом он отметил, что Соединённые Штаты продолжат «противостоять завершению» «Северного потока — 2».

  • Строительство «Северного потока — 2»
  • Reuters
  • © Anton Vaganov

В Кремле такую меру оценили как «позитивный сигнал». Об этом заявил журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Глава МИД Германии Хайко Маас также поприветствовал отказ США от рестрикций против Nord Stream 2 AG.

«Мы считаем, что это конструктивный шаг, который мы продолжим охотно обсуждать с нашими партнёрами в Вашингтоне», — заявил он.

Также по теме


«Говорят об одном, делают другое»: в Кремле отреагировали на новые санкции США в отношении «Северного потока — 2»

Соединённые Штаты проявили непоследовательность, утвердив новые санкции в отношении «Северного потока — 2», сообщил пресс-секретарь…

Однако уже 21 мая американская сторона ввела санкции в отношении российских организаций и судов по проекту «Северный поток — 2». Об этом сообщила пресс-служба Минфина США. В частности, в санкционном списке оказались ФГБУ «Морская спасательная служба», ООО «Мортранссервис», АО «Самарский теплоэнергетический имущественный фонд», а также 13 судов России, участвующих в реализации проекта.

Дмитрий Песков после этого отметил, что российская сторона намерена разобраться в таких действиях Соединённых Штатов.

«У коллег всё как всегда. Говорят об одном, делают другое», — отметил пресс-секретарь президента России.

Канцлер Германии Ангела Меркель в очередной раз раскритиковала «экстерриториальные санкции» США. По её мнению, это инструмент, который «можно ставить под сомнение». Вместе с тем Меркель выразила готовность достичь взаимопонимания с Вашингтоном относительно «Северного потока — 2».

«Дискуссии и разговоры с Америкой по поводу «Северного потока — 2» наверняка ещё будут», — приводит газета Handelsblatt её слова, сказанные на саммите ЕС в Брюсселе.

«Выбить преференции»

Как отметил политолог-американист Малек Дудаков, заявление Байдена о контрпродуктивности дальнейших санкций против «Северного потока — 2» следует рассматривать в первую очередь в контексте предстоящей встречи президента России и главы Белого дома.

«В середине июня состоится двусторонний саммит РФ и США. И Байден на этом фоне хочет показать российской стороне, что его администрация договороспособна и настроена конструктивно. А уступка по проекту — удобный для американского президента способ это продемонстрировать», — заявил аналитик в разговоре с RT.

Схожей позиции придерживается и член Общественной палаты, первый замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Никита Данюк. По его словам, Байден и его окружение сейчас «создают нейтральный и даже дружелюбный информационный фон» перед встречей с Путиным.

«Президент США показывает, что американская сторона готова в каких-то аспектах отказаться от политики давления, в том числе санкционного, в отношении России. За счёт своей уступки он намеревается создать дополнительный инструмент политического торга, в рамках которого попытается выбить определённые преференции со стороны Москвы», — сказал эксперт в беседе с RT.

  • Белый дом
  • AFP
  • © SAUL LOEB

Данюк также полагает, что решение об отказе применять санкции против газопровода ориентировано и на саму Германию, и на европейских партнёров США в целом.

Также по теме


«После успешного прохождения морских испытаний»: «Академик Черский» начал укладку «Северного потока — 2» в водах Дании

Российское судно «Академик Черский» приступило к укладке газопровода «Северный поток — 2» в исключительной экономической зоне Дании,…

«Помимо прочего, Байден хочет восстановить былое доверие между Европой и Соединёнными Штатами, а также трансатлантическое единство. Для этого ему надо показать европейским странам, а особенно ФРГ, что США чтут их интересы и прекрасно понимают, что с точки зрения бизнеса «Северный поток — 2» выгоден», — считает Данюк.

При этом Вашингтон не отказывается от своих традиционных обвинений в адрес проекта, отмечает он.

«Строительство газопровода остаётся неприемлемым для Белого дома. Однако санкции по факту уже никак не смогли бы повлиять на возведение газопровода. Кроме того, Европа крайне заинтересована, чтобы «Северный поток — 2» всё-таки был запущен на полную мощность», — констатировал аналитик.

Как уточнил Дудаков, у американской стороны нет больше возможностей и рычагов противостоять строительству газопровода.

«Даже если и остались ещё какие-то варианты с рестрикциями, то они не могут повлиять на проект. Ввиду этого Вашингтон уже начал признавать объективную реальность, которая состоит в том, что «Северный поток — 2» будет скоро достроен», — сказал эксперт.

Данюк со своей стороны отметил, что американский принцип экстерриториальности, который очень не нравится европейцам, неприемлем с точки зрения международного права.

«Однако американцы используют это как инструмент политического давления, а иногда — откровенного шантажа. Получается, что европейские компании вынуждены зависеть от американского политического руководства», — считает аналитик.

При этом, как спрогнозировал Данюк, США и дальше будут призывать остановить строительство газопровода.

«Такая риторика необходима им в информационном пространстве, однако на деле расширения санкционного списка не будет», — заключил эксперт.

Внешнеполитическая неразбериха Меркель

Будь то «королева Европы» или «лидер свободного мира», канцлер Германии Ангела Меркель приобрела множество наград за почти пятнадцать лет у руля Германии и Европы. Но сегодня власть Германии ослабевает, в немалой степени из-за того, что у Меркель закончились идеи. Стратегическое мышление было приостановлено, поскольку страна ожидает конца эры Меркель.

Это может произойти раньше, чем многие ожидают.На прошлой неделе партнер канцлера по коалиции, Социал-демократическая партия, выбрала новую команду руководителей, которая скептически относится к сотрудничеству своей партии с Христианско-демократическим союзом (ХДС) Меркель. Это может ускорить распад коалиции и приблизить дату новых выборов — голосования, которое может положить конец эпохе Меркель.

Однако до тех пор, пока у руля стоит Меркель, внешняя политика Германии представляет собой путаницу. Сегодня перед Берлином стоит больше внешнеполитических вызовов, чем когда-либо с момента воссоединения страны в 1990 году: агрессивная Россия, растущий Китай, противоречивые отношения с Вашингтоном и продолжающиеся разногласия с Францией по поводу будущего Европейского союза.Великие державы мира борются за влияние с напористостью, невиданной уже несколько десятилетий. Германия Меркель застряла посередине под давлением со всех сторон.

На пике своего могущества Меркель была центром притяжения Европы, политиком, способным достичь консенсуса среди сварливых европейских лидеров. Теперь она не может даже прийти к консенсусу в своей собственной политической партии, которая открыто разделена по вопросам внешней политики. Хуже того, канцлер прячется на заднем плане, надеясь, что, если она закроет глаза, геополитические потрясения, разразившиеся по Европе, каким-то образом обойдут Германию.

После окончания холодной войны Германия сделала три больших ставки: на трансатлантические отношения, Европейский союз и на растущий рынок Китая. НАТО и США обеспечат безопасность Германии без необходимости платить Берлину. Китай будет покупать огромное количество товаров, не требуя ничего взамен. А европейская интеграция расширит влияние Германии, не внося страха в соседей.

Какое-то время эта ставка работала как по волшебству. Сегодня все идет не так. Президент США Дональд Дж.Трамп критикует Германию за то, что она безоговорочно использует гарантии безопасности НАТО, и хочет, чтобы Германия уменьшила свой торговый профицит. Тем временем Европейский Союз вошел в колею. Немецкие политики разочарованы односторонностью Вашингтона и любят такие лозунги, как «Европа — это будущее». Но на самом деле Берлин хочет, чтобы США были на борту, потому что сама по себе игра в силовую политику вызывает у немцев глубокий дискомфорт. Между тем, экономический спад в Китае и усиление авторитаризма делают предложение быть лучшим другом Китая гораздо менее привлекательным.

Именно эти обстоятельства заставили президента Франции Эммануэля Макрона объявить НАТО «мертвым мозгом» и призвать Европу укрепить свою автономию. Французы стратегически думают о роли Европы в мире силовой политики. Тем временем восточные государства-члены ЕС хотят больше инвестировать в НАТО, чтобы застраховаться от России. Немецкие официальные лица, такие как министр иностранных дел Хайко Маас, говорят, что их страна «хочет и нуждается в НАТО». Тем не менее, они без колебаний приветствуют новый российский газопровод «Северный поток-2», вызывающий разногласия, против которого выступает не только Вашингтон, но и многие из центральноевропейских соседей Германии.На протяжении трех десятилетий партнеры Берлина делали тяжелую работу по обеспечению безопасности альянса. Неудивительно, что основной подход правительства Германии к НАТО состоит в том, чтобы настаивать на том, чтобы альянс работал идеально и что ничего не должно измениться.

Противоречия в отношениях Германии с Пекином еще глубже. Китай превзошел США в качестве крупнейшего торгового партнера Германии в 2016 году, отчасти благодаря тому, что Меркель шутила с лидерами Поднебесной. Берлин планирует провести саммит ЕС-Китай в Лейпциге в следующем году, который должен заложить основу для подписания долгожданного двустороннего инвестиционного договора.Тем не менее, немецкая политическая элита глубоко разделена по поводу того, как относиться к растущей мощи и технологическому прогрессу Китая. Китай — партнер или конкурент? Ответ определит роль Германии в мире и ее отношения с США

.

Возьмите вопрос, разрешить ли Huawei устанавливать технологию 5G в сотовых сетях Германии. Некоторые законодатели из правоцентристского ХДС Меркель хотят запретить Huawei, а Норберт Рёттген, депутат от партии Меркель, объявил этот вопрос «неизбежным вопросом национальной безопасности.Однако министр экономики Питер Альтмайер утверждал, что закрывать китайские компании неправильно на том основании, что США также требуют «информацию, необходимую для борьбы с терроризмом». Собственные спецслужбы Меркель призвали к ястребиной линии, в то время как посол Китая в Берлине пригрозил «серьезным ущербом» отношениям, если Huawei не будет допущена.

Под давлением США и Китая одним из ответных мер могло бы стать укрепление Европы. Немецкие политики любят заявлять, что «Европа — это ответ!» на любой важный вопрос.Тем не менее, европейские партнеры Берлина заметили, что, когда дело доходит до столкновения, Германия часто подрывает Европу, занимая общую и принципиальную позицию, преследуя узкие и порой недальновидные интересы Германии. Когда Трамп ввел тарифы на европейскую сталь и алюминий и пригрозил, что в следующий раз ударит по автомобилям, Берлин потребовал от своих партнеров по ЕС провести переговоры с Вашингтоном о соглашении о свободной торговле. И когда Трамп пригрозил Парижу и Берлину предложенным европейским налогом на технологические компании, Германия отказалась от своей поддержки.

Проблема не только в том, что Германия часто быстро уступает иностранным державам, как только поддержание позиции обходится дорого. Берлин также не решался относиться к Европейскому союзу как к игроку на мировой арене, не решая внутренних проблем, которые ограничивают способность союза действовать сообща. Меркель по-прежнему скована финансовыми смирительными рубашками, которыми руководствовалась политика Германии со времен кризиса в еврозоне. Конечно, в Германии существует давняя традиция отрицания полезности макроэкономического управления.А предусмотренный немецкой конституцией долговой тормоз, который допускает значительные дефицитные расходы только в том случае, если законодатели страны объявляют экономическую «чрезвычайную ситуацию», ограничивает финансовые возможности страны для маневра.

Но неприятие Германии экономической политики стало изнуряющим и для внешней политики. У страны сравнительно небольшой государственный долг и профицит бюджета. Что еще более важно, поскольку спрос на государственный долг Германии настолько велик, правительство может брать ссуды с прибылью — да, с прибылью — в течение пятнадцати лет.Финансовые рынки готовы платить Германии за возможность держать свои государственные облигации, но Германию по-прежнему нельзя убедить тратить.

Оставим в стороне претензии Германии к партнерам по НАТО о том, что их стране не хватает средств, чтобы тратить 2% ВВП на оборону. Более серьезная проблема заключается в том, что смирительная рубашка Германии подрывает европейское единство. ЕС был бы сильнее, если бы Германия тратила больше. Безработица в Южной Европе выше, чем должна быть, отчасти из-за поддержки Германией жестких целевых показателей дефицита.Это подпитывает популизм, который подрывает целостность ЕС. Тем не менее, Германия Меркель продолжает возражать против увеличения инвестиций на европейском уровне, которые могут разрешить некоторые политические и экономические дилеммы континента.

Внешняя политика наиболее успешна, когда она сопровождается благоприятной макроэкономикой. Трампу удалось усилить торговую войну, потому что экономика поддерживается чрезвычайно большим бюджетным дефицитом. Экономика Китая держится благодаря мерам финансового и денежно-кредитного стимулирования Пекина.Напротив, вместо того, чтобы проецировать власть, Германия сосредотачивается на выплате своего государственного долга, хотя инвесторы готовы платить его, чтобы сделать обратное.

Не имея прочной европейской основы для внешней политики Германии и готовности использовать макроэкономическую политику для достижения геополитических целей, Берлин пытается противостоять великим державам. Таким образом, внешняя политика Германии превратилась в процесс обещания уступок всем сторонам. Меркель говорит, что она хочет увеличить военные расходы и заключить торговую сделку, чтобы удовлетворить Трампа, хотя у нее нет планов и / или полномочий делать то же самое.Чтобы Китай был доволен, она не возражает против включения Huawei в сети 5G. Но чтобы ответить на критику со стороны США, она обещает «высокие стандарты безопасности». Что означает этот баланс на практике, даже Меркель не может сказать.

Предложение всем уступок — это своего рода стратегия, но даже законодательный орган Германии, который, как известно, опасается любой внешней политики, которую можно было бы назвать агрессивной, настаивает на более жесткой линии. Пока Меркель была сильна дома, она могла сдерживать сомнения по поводу отсутствия у нее стратегического направления.Но противоречия только нарастают. Теперь даже ее собственная партия вырвалась в оппозицию.

Хеджирование и компромисс — это тактика, которая хорошо послужила Меркель во внутренней политике Германии. В сфере внешней политики они значительно менее привлекательны, особенно в момент геополитических перемен. Однако это единственный инструментарий, который знает Меркель. Пока она у власти, Берлин обречен на дрейф и нерешительность во внешней политике.

Какой будет внешняя политика Германии после Ангелы Меркель? | Германия | Новости и подробные репортажи из Берлина и за его пределами | DW

Избирательная гонка Германии начинается всерьез, поскольку главные кандидаты на замену канцлера Ангелы Меркель борются за положение и авторитет.

Через несколько недель после того, как в январе был избран новый лидер партии Христианских демократов Меркель (ХДС), Армин Лашет сказал в интервью Reuters: «Можно ожидать, что канцлер будет иметь опыт как во внешней, так и во внутренней политике».

Лашет, который также является премьер-министром земли Северный Рейн-Вестфалия (NRW), самой густонаселенной земли Германии, явно подчеркивал свои достоинства как человек, который, скорее всего, сменит Меркель на федеральных выборах, назначенных на сентябрь.

  • Кто сможет сменить Ангелу Меркель на посту канцлера Германии?

    Армин Лашет

    Председатель ХДС Армин Лашет, стойкий сторонник Ангелы Меркель, возглавляет самое густонаселенное государство Германии.Консерваторы обычно недооценивали веселого 60-летнего человека, известного своей верой в интеграцию и компромисс. Но в последнее время его либеральные инстинкты невмешательства привели к тому, что он не раз ел свои слова во время кризиса с коронавирусом.

  • Кто сможет сменить Ангелу Меркель на посту канцлера Германии?

    Анналена Баербок

    В возрасте 40 лет Анналена Бербок является сопредседателем Партии зеленых с 2018 года. Юрист со степенью в области международного публичного права Лондонской школы экономики, ее сторонники считают ее надежной парой. руки с хорошим вниманием к деталям.Ее оппоненты указывают на ее отсутствие у нее опыта в управлении или служении, а также на ее случайные оплошности в интервью.

  • Кто сможет сменить Ангелу Меркель на посту канцлера Германии?

    Олаф Шольц

    Осваивая новые глубины с каждыми выборами, СДПГ решила выставить своим главным кандидатом в 2021 году реалист, а не радикала. Министр финансов Олаф Шольц, бывший мэр Гамбурга и заместитель Меркель в большой коалиции, считается сухим и технократическим.Многие в его партии говорят, что 62-летний мужчина вряд ли вдохновит партийных активистов и не покорит их сердца.

    Автор: Марк Халлам, Рина Гольденберг

Но его соперник Маркус Сёдер быстро отреагировал. Сёдер, который является премьер-министром другого крупнейшего государства Германии — Баварии — и возглавляет Христианско-социальный союз (ХСС), баварскую сестринскую партию консерваторов канцлера, отметил, что он только что вышел из 45-минутного телефонного разговора с Президент Франции Эммануэль Макрон.Их обсуждение, по словам баварского премьера, отражало «широкий консенсус».

Говоря по-английски, лидеры двух стран, по-видимому, обсуждали совместные авиационные проекты, такие как планируемая разработка европейского истребителя, учитывая, что ключевые игроки в области гражданской и военной авиации размещены в Баварии. Поэтому мало сомнений в том, что он стремился рекламировать как свои взгляды на внешнюю политику, так и свою репутацию твердого защитника экспортного сектора Германии.

Растущее влияние Берлина

Ожидается, что в конце мая консерваторы Германии примут решение о том, кто будет их официальным кандидатом в канцелярию.А учитывая растущий вес Берлина в Европейском союзе и на международном уровне, ставки высоки: тот, кто получит высшую должность в политике Германии, столкнется с очень серьезными проблемами, сказал Йоханнес Варвик, профессор международных отношений в Университете Галле.

«Любому преемнику действующего президента с полутора десятилетиями опыта работы во внешней политике, который закалился в бесчисленных кризисах, потребуется время, чтобы дорасти до этой роли», — сказал он DW.

Лаше (справа, здесь с бывшим премьер-министром Франции Эдуардом Филиппом) имеет сильную европейскую политическую основу

«Между тем, влияние Германии в международной политике за последние годы значительно возросло, и ожидается, что следующий канцлер будет соответствовать требованиям страны. растущее значение.Фактически, кто бы ни пришел к власти, тот подвергнется еще большему давлению, чтобы удержать Германию в авангарде ключевых международных событий ».

« Европейский »против« неизвестного количества »

Что касается внешней политики и европейской политики В частности, Лашет, без сомнения, является более опытным из двух соперников.Родившийся в западном городе Аахен, недалеко от бельгийской и голландской границ, он вырос с ранним пониманием и оценкой значения приграничного сотрудничества.

Даже во время кризиса COVID-19, будучи премьер-министром Северного Рейн-Вестфалии, Лашет защищал политику открытых границ. С 1999 по 2005 год он был членом Европейского парламента, где его внимание было сосредоточено на внешней и оборонной политике. И он был страстным и последовательным сторонником процесса европейской интеграции.

У Сёдера из Баварии совсем другой послужной список. Что касается европейской политики, Варвик описывает его как «очень малоизвестную величину». Торстен Беннер, директор Института глобальной государственной политики в Берлине, идет еще дальше.Сёдер, по его словам, «мало или совсем не привязан к европейскому проекту и не будет сдерживаться в оппортунистической агитации против Брюсселя, если это послужит его политическим амбициям».

Трансатлантический ренессанс по цене

Одна позиция, которая действительно объединяет этих двух, — это их более европейский акцент: оба, как правило, ориентируются в вопросах больше на ЕС и Францию, чем на Соединенные Штаты.

Лояльность трансатлантическим отношениям подверглась серьезным испытаниям за четыре года пребывания у власти бывшего президента США Дональда Трампа.«Для нас Америка всегда была страной свободы и демократии», — посетовал Лашет в своем обращении на январском съезде консервативной партии менее чем через две недели после того, как сторонники Трампа устроили бунт в Капитолии США.

Сёдер тоже недавно признал, что его любовь к Америке подверглась суровым испытаниям в годы правления Трампа. Оба теперь возлагают большие надежды на нового президента США Джо Байдена, который заявил на прошлой неделе на практически состоявшейся Мюнхенской конференции по безопасности, что «Америка вернулась… трансатлантический альянс вернулся.»

Однако очевидная решимость Байдена восстановить трансатлантические отношения имеет свою цену. Как и его предшественник, он призывает Европу увеличить военные расходы и взять на себя больше ответственности в области обороны и безопасности. комфортно с этими требованиями. Но он настаивал: «Мы не маленькие дети. Мы партнеры, а не вассалы или подчиненные «, как он недавно заявил в интервью информационному агентству Associated Press.

Одним из препятствий на пути к возрождению более тесных трансатлантических отношений является позиция Германии в отношении Китая и России.Опять же, как и его предшественник, Байден, похоже, также считает, что торговые интересы подтолкнули Берлин к излишней снисходительности в отношениях с Москвой и Пекином.

Но похоже, что это, скорее всего, останется фундаментальным подходом Германии, независимо от того, выиграет ли Лашет или Сёдер в гонке за канцелярию. Лашет недавно охарактеризовал Запад и Китай как «конкурирующие системы». Однако он не исключил роль китайского технологического гиганта Huawei в строительстве телекоммуникационной сети 5G в Германии — позиция, которая серьезно раздражает Вашингтон.

Сёдер сказал прошлым летом в интервью немецкой общественной телекомпании ZDF, что «нахождение правильного баланса между интересами и ценностями кажется мне величайшей задачей немецкой внешней политики в ближайшие годы». Это не совсем та жесткая линия, которой хотел бы Вашингтон в отношениях с Пекином и Москвой.

Маркус Сёдер посетил Москву в 2020 году и принял участие в церемонии возложения венков к Могиле Неизвестного солдата

Soft on Russia?

Когда дело доходит до Кремля, интересно то, что и Лашет, и Сёдер выступают против американских усилий по предотвращению завершения строительства спорного газопровода «Северный поток-2», соединяющего Россию и Германию по дну Балтийского моря.Лашет также решительно осудил сообщение об отравлении российского оппозиционного политика Алексея Навального, но призвал к тому, чтобы это решалось дипломатическим путем отдельно от вопросов энергетики.

А затем был визит Сёдера в Москву год назад: он был во многом в традициях аналогичных визитов более ранних премьер-министров Баварии, которые без колебаний продвигали конкретную баварско-российскую торговую повестку дня, несмотря на серьезные политические разногласия.

Между тем, замечания, сделанные Лашет несколько лет назад, все еще могут его догнать.Вскоре после российской оккупации Крымского полуострова он говорил о том, что он назвал «рыночным антипутинским популизмом». Конечно, сказал он, оккупация была «явным нарушением международного права». Тем не менее, утверждал он, если у вас есть дипломатические отношения с другой страной, важно «попытаться понять мир с точки зрения этого партнера».

Омид Нурипур, представитель внешней политики оппозиционной Партии зеленых, которую многие считают партнером по коалиции с консерваторами в следующем правительстве Германии, в интервью для газеты заявил, что такая терпимость к России может сделать Лаше трудно реализовать свою заявленную цель — сохранить единство Европы.По историческим и геополитическим причинам страны Восточной Европы уже давно резко критикуют, когда правительство Германии занимает мягкую позицию в отношениях с Москвой.

Лашет: Асад меньшее из двух зол?

В 2014 году Лашет даже зашел так далеко, что предложил предварительную похвалу за роль России в сирийской войне: «С самого начала, — сказал он, — Россия предупреждала об опасности, исходящей от джихадистов. Многие в Германии отвергли это как пропаганда «.

Он также выразил определенное понимание президента Сирии Башара Асада, заявив, что до сирийского восстания в стране был возможен определенный религиозный плюрализм.Он также выразил мнение, что воинствующий исламизм более опасен, чем режим Асада.

Варвик предостерегает от переоценки значения таких настроений: «Их также можно рассматривать как своего рода внешнеполитический реализм, который просто спрашивает, какие рычаги воздействия у нас есть? И готовы ли мы их использовать? Только тогда вы начинаете учитывая ваш риторический и стратегический подход. Я не думаю, что это в корне неверно «. Но даже сегодня комментарии Лашета заставляют других консерваторов качать головами.

Лашет верит в примирение. Он посетил Освенцим, место немецкого концлагеря в Польше, в 2019 году

Государственный образ на международной арене

Немногие политические инсайдеры ожидают, что канцлер Лашет или канцлер Сёдер добьются радикального отхода от широких границ Внешняя политика Меркель. Беннер считает, что оба они, вероятно, продолжат путь давнего канцлера, хотя не вся ее индивидуальная политика выдержит, если консерваторам снова придется сформировать коалиционное правительство, чтобы сформировать большинство.

«С одной стороны, потому что курс Меркель не может просто продолжаться из-за [присущих] противоречий; с другой стороны, потому что возможные партнеры по коалиции, особенно зеленые, будут настаивать на изменении курса по важным вопросам», — сказал он. .

«Оба являются чистокровными политическими профессионалами», — сказал Варвик. «И ни один из них не был отождествлен с конкретными внешнеполитическими причинами или проблемами. Какой бы из них ни стал следующим канцлером, он быстро обнаружит, что внешняя политика является одной из ключевых проблем.«

Лашет, безусловно, более опытен, чем Сёдер. Но у обоих есть хорошие связи на международном уровне. И, по крайней мере, потенциально, оба могут претендовать на то, чтобы стать государственным деятелем на международной арене».

Эта статья переведена с немецкого.

Меркель: Критики активной внешней политики провинциалы | Германия | Новости и подробные репортажи из Берлина и за его пределами | DW

В интервью информационному журналу Stern Ангела Меркель отвергла постоянную критику ее внешней политики.

Оппозиционные политики неоднократно критиковали Меркель за ее частые поездки за границу, а также за ее решение приветствовать Далай-ламу в Германии в сентябре — действие, которое поставило под угрозу экономические отношения Германии с Китаем.

Критики также высказались против четкого осуждения Меркель нарушений прав человека в Китае и России.

Внешняя политика: тонкая размытая грань?

В своем разговоре с Stern Меркель сказала, что «провинциально рассматривать возможность зарубежных визитов для лоббирования нашей безопасности, окружающей среды и нашего благополучия, что менее важно», чем внутренняя политика.

Некоторые утверждают, что акцент Меркель на внешней политике смещается.

«Сегодня больше нет такой четкой границы между внутренней и внешней политикой», — добавила Меркель.

Меркель также заявила, что «продолжит выбирать государственных посетителей и заграничные поездки, которые я считаю нужными и полезными, когда дело касается служения интересам Германии».

«Неверно и излишне противопоставлять друг другу политические ценности и экономический успех, как будто важно только одно или другое», — сказала Меркель Stern .«Они принадлежат друг другу».

Критика со стороны Штайнмайера

Меркель сказала, что, по ее мнению, ее подход сделал Германию более «уважаемым партнером в мире, особенно в последние два года».

Штайнмайер (справа), как и его бывший босс Шредер (слева), критиковал политику Меркель

Этот комментарий был воспринят как явный удар в адрес ее социал-демократического предшественника Герхарда Шредера, чье правительство проводило внешнюю политику, умиротворяющую Китай на людях. права в пользу продолжения экономических связей.

Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер, также социал-демократ, недавно выступил против решений Меркель по политике Китая. Во время визита в Париж в начале ноября он сказал журналистам, что «обеспокоен» эскалацией дипломатической напряженности между Германией и Китаем после визита Далай-ламы.

«У нас улучшились отношения с Китаем, это, к сожалению, правда», — сказал Штайнмайер. «Это развитие, которое мы не можем оставить без изменений».

Меркель: Поддержка Ирана имеет решающее значение

Он добавил, что восстановление хороших отношений с Китаем отвечает интересам Германии.

Некоторые опасаются, что Меркель рискует экономическими связями с Китаем

С тех пор эта проблема привела к нескольким политическим вспышкам. Но канцлер защитила свои отношения со Штайнмайером, сказав Stern , что они оба «в целом хорошо работают вместе».

«Если вы посмотрите на правительства других стран, мы можем быть очень довольны», — сказала она.

В своем интервью Меркель также призвала международное сообщество поддержать Германию в ее попытке найти дипломатическое решение иранского кризиса.

Эволюция внешней политики Ангелы Меркель

16 лет Ангелы Меркель на посту канцлера Германии связаны не столько с долгосрочной внешней политикой, сколько с кризисами и решительными перерывами, включая финансовый кризис, кризис беженцев и COVID-19, а также ее решение отказаться от ядерной энергии. Но это впечатление обманчиво. С тех пор, как Меркель пришла к власти в 2005 году, роль Германии в мире претерпела очень существенные изменения. Если раньше Федеративная Республика просто следовала линии внешней политики США и Запада, то в наши дни Федеративная Республика приобрела более независимый профиль.

Это принесло с собой ряд противоречий, не в последнюю очередь с учетом постоянного стремления Германии к тесной интеграции как внутри Европы, так и в ее трансатлантических отношениях. Главной темой канцлера Меркель был переход Германии от пассивной к более активной роли на дипломатической арене. Часто это было вызвано как необходимостью, так и выбором, вызванным драматическими изменениями в глобальном контексте, в котором действуют как Германия, так и Европейский Союз.

Одним из показателей общей внешнеполитической деятельности канцлера являются ее основные международные выступления и приглашенные обращения на протяжении многих лет, например, в израильском Кнессете и Конгрессе США.Эти случаи олицетворяют тот уровень международного признания, которого заслужила Меркель, что иногда вызывало предположения о ее будущей роли в качестве Генерального секретаря ООН. Еще один способ оценить ее послужной список — изучить ее позицию в отношении основных внешнеполитических кризисов того времени, когда она находилась у власти.

Оси внешней политики Меркель

Меркель была знакома с вопросами внешней политики, когда вступила в должность в 2005 году. Вначале, будучи заместителем пресс-секретаря правительства Восточной Германии, она получила существенное понимание во время переговоров «2 + 4» по объединению Германии, в которых участвовали два немецких государства и четыре союзные державы.Она присутствовала при подписании окончательного договора в Москве 12 сентября 1990 года. В качестве министра окружающей среды в объединенной Германии она приобрела опыт переговоров по климату с американцами и китайцами. Как министр в кабинете Гельмута Коля, она хорошо видела, как он проводит внешнюю политику, включая отношения с союзниками. За прошедшие годы этот опыт спас ее от ошибочной европейской политики, такой как попытка Герхарда Шредера установить более тесные отношения с Лондоном за счет традиционных связей Берлина с Парижем.

Меркель неоднократно разъясняла свои основные принципы внешней политики: общепризнанная трансатлантическая ориентация, тесная интеграция в рамках расширяющегося ЕС и ответственность Германии за Израиль являются для нее непоколебимым убеждением. Вдобавок она была сформирована убеждением, что почти все основные проблемы мира могут быть решены посредством многостороннего сотрудничества, и ответом на них очень редко являются военные действия.

С самого начала Меркель также верила в продолжающийся процесс глобализации, не в последнюю очередь из-за интересов Германии как основной страны-экспортера.Она считает, что внешняя политика тесно связана с помощью в целях развития и экономическим сотрудничеством: дипломатия также является необходимым условием для решения проблемы изменения климата и причин миграции, а также для поддержания верховенства закона. По этим причинам встречи с женскими группами и гражданским обществом были такой же частью ее официальных поездок за границу, как и рекламные мероприятия для немецкого бизнеса.

Меркель всегда давала понять, что Германия, сколь бы уважаема она ни была, в конечном итоге все же является региональной державой среднего размера. Это не оставляло стране иного выбора, кроме как оставаться в западной и, прежде всего, европейской колонне, даже если это могло лишь иногда повлиять на политику конвоя.Отсюда ее собственное описание своей внешнеполитической точки зрения: «Понимание мира…, знание того, где политические деятели могут вмешаться, и с кем они могут работать и с кем должны работать, чтобы что-то сделать — это задача, над которой я постоянно работаю», — сказала она. Журнал Bunte в интервью в 2006 году.

Как канцлер, Меркель всегда была великим путешественником. Таким образом, ее всегда раздражали обвинения в «политике с красной ковровой дорожки» со стороны соперничающих партий (как однажды предложили социал-демократы) и предположения, что она пренебрегала внутренними делами.Ее раздражали заголовки вроде ироничного «Меркель с молниеносным визитом в Германию» в 2007 году. На самом деле Меркель всегда чувствовала, что, поскольку Германия сталкивается с растущими международными проблемами, у ее канцлера никогда не может быть слишком много иностранных контактов. Она очень регулярно общается с коллегами из других стран, часто не доводя до сведения общественности. Особенно во время европейского финансового кризиса и последующего еврокризиса, она хорошо познакомилась с высокими ожиданиями других стран в отношении Германии как самой мощной экономики ЕС и ее лично как канцлера.

По Шредеру: продолжение и коррекция курса

Внешняя политика Германии в первые годы правления Меркель характеризовалась поиском нового политического баланса. Новый канцлер-христиан-демократ (ХДС) хотел отличить себя от Шредера, своего социал-демократического предшественника. В то же время она хотела сохранить общие контуры внешней политики Германии со времен Гельмута Коля. Лучшим примером этого были отношения с Россией. Вскоре после своей победы на выборах 2005 года Меркель выступила за газопровод «Северный поток-1», соединяющий Россию и Западную Европу, который первоначально был одобрен Шредером.Но в то же время Меркель положила конец «дружеской» политике Шредера с президентом России Владимиром Путиным. В 2007 году она приняла Далай-ламу в канцелярии, обозначив четкую позицию по Китаю. С другой стороны, это не помешало ей ездить в Китай почти ежегодно, хорошо осознавая растущее значение страны.

Ключевая дата: 17 марта 2011 года. Это был день, когда Питер Виттиг, тогдашний посол Германии в Организации Объединенных Наций, поднял руку в Совете Безопасности, чтобы указать, что Германия воздерживается от военной интервенции в Ливии.Решительный прорыв во внешней политике Меркель. В 2003 году, когда она все еще была лидером оппозиции, Меркель поддерживала правительство США в войне в Ираке, критикуя оппозицию Шредера этой войне. Но восемь лет спустя Германия порвала не только с Соединенными Штатами, но и с Соединенным Королевством и Францией, своими европейскими партнерами, что вызвало возмущение во внешней политике и трансатлантическом сообществе, с растущими предупреждениями о том, что Германия теперь может пойти на спад. собственный «особый путь» в мире, сродни его знаменитому 19 веку Sonderweg .Но предчувствия немецкого изоляционизма не оправдались.

Во-первых, Меркель уже перед голосованием ясно дала понять премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону и президенту США Бараку Обаме, что Германия ни в коем случае не прощается с западным сообществом. Более того, Меркель считает, что последующие события говорят о том, что ее оговорки в отношении Ливии не так уж далека от истины. Военное вмешательство Запада, возможно, ускорило свержение Муаммара Каддафи, но оно также погрузило Ливию в явно постоянный хаос.После интервенции страна рассматривалась как типичное «несостоявшееся государство», в котором торговцы людьми и исламистские террористы воспользовались распадом ливийского государства. То, что когда-то было богатой страной, теперь стало рассадником контрабанды оружия, подпитывающего нестабильность в Сахеле, регионе к югу от него. Урок 2011 года, извлеченный Меркель? В поисках стабильности в непосредственной близости от ЕС нельзя всегда полагаться на идеи ближайших союзников по политике безопасности.

Новая внешняя политика Германии

Ливийский фиаско и его последствия побудили Меркель проводить более активную внешнюю политику, например, в отношении Африки.Она согласилась предоставить немецкие вооруженные силы, чтобы помочь Франции стабилизировать Мали, ее бывшую колонию. Но за это пришлось заплатить: так Франция, один из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, сумела сделать свою политику в отношении Африки также общей европейской политикой. Во время миграционного кризиса правительство Германии активизировало свою дипломатическую деятельность и деятельность в области развития в Нигере и других африканских странах.

Что еще более важно, Германия взяла на себя новую и более активную роль в российско-украинском конфликте, который разразился после подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС 2013 года.Меркель расценила военную поддержку Москвой сепаратистов на востоке Украины и аннексию ею украинского полуострова Крым как действия, нарушающие табу: впервые с 1945 года европейские границы были изменены силой. Вместе с президентом Франции Франсуа Олландом и их министрами иностранных дел она приложили все усилия, чтобы предотвратить еще более широкомасштабную войну на восточных границах ЕС. Она обратилась непосредственно к Обаме, недвусмысленно прося его поддержки в переговорах. Минское соглашение 2014 года, подписанное после 17 часов переговоров, стало первым случаем, когда правительство Германии взяло на себя самостоятельную ответственность за разрешение конфликта.

С 2014 года Меркель стала еще более критически относиться к Владимиру Путину. К удивлению американских наблюдателей, она выступила в поддержку санкций ЕС против России, несмотря на их влияние на немецкий бизнес. «Мы говорим, что 21 век прогрессивен, потому что мы больше не разрешаем европейские конфликты военной силой. Но вы должны спросить: что происходит, когда это происходит? Вы просто проводите линию под ним и двигаетесь дальше? Какие у нас есть рычаги? Нельзя просто вести дела как обычно », — заявила она в своем выступлении в марте 2014 года, конкретно имея в виду аннексию Крыма Россией.

Готовность Меркель ввести санкции не была чем-то новым. В 2010 году она сказала о ядерной программе Ирана: «Вопрос всегда в том, во что нам обойдется бездействие». Этот двойной подход — сначала стремление к соглашению и международным договоренностям, но готовность ввести европейские санкции, если потребуется, — ознаменовал все ее время. В этом вопросе она призвала немецкие компании смотреть дальше краткосрочных перспектив: «Особенно когда я слышу голоса в немецком деловом сообществе, сомневающиеся в правильности санкций, я могу только еще раз повторить, что экономический успех также требует надежной политической основы », — сказала она Frankfurter Allgemeine Zeitung в интервью в 2015 году.Однако, если Меркель убеждена в том, что такой проект, как газопровод «Северный поток-2», жизненно важен для интересов Германии, она гарантирует, что на него не повлияют санкции ЕС.

В 2015 году Меркель снова продемонстрировала готовность действовать, столкнувшись с серьезным кризисом в непосредственной близости от ЕС. Наблюдая за событиями, разворачивающимися из Берлина, она разочаровалась в партнерах Германии по ЕС и Европейской комиссии, которые продолжали недооценивать масштабы притока беженцев. Руководствуясь внутренними соображениями, Меркель становилась все более центральной фигурой в кризисе беженцев, пытаясь сочетать гуманитарный подход с блокированием потока беженцев в Германию и Северную Европу.По этой причине она была движущей силой соглашения о беженцах между ЕС и Турцией, которое она продолжает поддерживать и развивать даже сейчас. Сделка с Анкарой, которая предложила Турции финансовую поддержку в обмен на управление сирийскими беженцами, является ярким примером подхода Меркель к внешней политике. В двух словах: она пытается найти беспроигрышные решения. Однако, в отличие от франко-германского посредничества в Украине, по вопросам миграции Меркель продолжала делать ставку на центральную роль ЕС.

Многосторонность против национализма

Результат президентских выборов в США в 2016 году показал, что такая средняя держава, как Германия, несмотря на свою экономическую мощь, может действовать только в международных рамках, установленных великими державами.Победа Дональда Трампа изменила общую международную ситуацию, равно как и все более авторитарный курс Путина в России и более жесткая внутренняя и внешняя политика президента Китая Си Цзинпина, который пришел к власти в 2013 году. Неожиданно New York Times описала Меркель как « лидер свободного мира »- либеральный западный мир.

Во время правления Трампа Меркель действительно дала понять, что не откажется от многосторонних идей без боя.Однако, как и другие лидеры многосторонних движений, она была вынуждена защищаться. Германия во главе с министром иностранных дел Хайко Маасом объединила несколько десятков государств в «многосторонний альянс». Это были страны, которые не хотели мириться с традиционным доминированием в Совете Безопасности ООН великих держав, выигравших Вторую мировую войну, чтобы не оказаться раздавленными в соперничестве сверхдержав США и Китая.

Два примера из 2020 и 2021 годов показывают, как Меркель придерживалась своего многостороннего подхода к разрешению конфликтов.Во-первых, в январе 2020 года правительство Германии организовало Конференцию по Ливии в Берлине, собрав за стол переговоров различные противоборствующие стороны, в том числе Россию и Турцию. Во-вторых, во время кризиса COVID-19 2020 года Меркель настаивала, среди прочего, на том, что ответственность за заказ вакцин должен нести ЕС. Даже если Германия могла бы действовать быстрее, действуя в одиночку, канцлер видел опасность раскола ЕС по этому вопросу. «Германия и ЕС прежде всего» — крайне эмоциональная точка зрения, внезапно появившаяся в Германии, с аналогичными настроениями повсюду, — было доказательством взрывной силы этой проблемы.

Однако Ливия продемонстрировала пределы германской внешней политики, даже ее ахиллесову пяту, даже после 16 лет с Меркель на высшем посту. Ее настойчивое стремление использовать «мягкую силу» было не только вопросом убеждения, но и результатом военной слабости Германии и ЕС. Вооруженным силам Германии не хватает важнейшего оперативного потенциала. Его преобразование из призывника в профессиональную армию, а также изменение его роли с национальной обороны на международное вмешательство и обратно сделали вооруженные силы похожими на постоянную строительную площадку.Напротив, Россия и Турция расширялись: к концу правления Меркель на посту канцлера обе страны обеспечивали безопасность своих военных баз также недалеко от южных границ ЕС.

Однако с 2014 года расходы Германии на оборону постоянно растут, отчасти по настоянию Меркель. Размещение немецкого фрегата в Юго-Восточной Азии вместе с новыми «руководящими принципами» Индо-Тихоокеанского региона подчеркивает, что Германия вместе со своими западными партнерами адаптируется к изменившейся ситуации в мире, не в последнюю очередь к усилению роли Китая в агрессивная военная мощь.

Андреас Ринке — главный политический корреспондент агентства Рейтер в Берлине.

Внешняя политика Германии после эпохи Меркель: вызовы и решения

Когда немецкая общественность выберет новый национальный парламент где-то между 25 августа и 24 октября 2021 года [1], эра в немецкой политике закончится: Ангела Меркель объявила в 2018 году, что после 16 лет пребывания в должности она больше не хочет баллотироваться на пост канцлера Германии на выборах в федеральный парламент в 2021 году [2].Когда новоизбранный немецкий парламент, Бундестаг, изберет нового канцлера переносным образом где-то в конце октября, новый канцлер и его кабинет столкнутся с множеством проблем в отношении внешней политики и национальной безопасности Германии.

Когда Ангела Меркель была приведена к присяге в 2005 году, США были стабильным партнером в архитектуре европейской безопасности, а Россия была предсказуемым соседом на восточном фланге НАТО, Россия была сдержана от проведения трюков крымского типа против членов НАТО.[3] [4]. В течение 16 лет у власти Ангелы Меркель произошла арабская весна, которая повлияла на жестокие и разрушительные гражданские войны в Ливии, Сирии и Йемене, которые использовались иностранными державами, такими как Россия в Сирии [5], Турция в Ливии [6] и Саудовская Аравия. в Йемене [7], чтобы расширить сферу своего влияния.

Еще больше усложнило ситуацию то, что в 2008 году разразился мировой финансовый кризис, который привел к европейскому долговому кризису, который привел к серьезным перекосам между Германией и странами Юга Европы, особенно с Грецией в отношении налогово-бюджетной и экономической политики для преодоления долгового кризиса. поразили Италию, Испанию, Грецию и Португалию.Германия и другие европейские государства-члены согласились в 2011 году оказать помощь этим европейским государствам-членам из-за имеющихся обстоятельств [8].

В 2016 году Евросоюзу пришлось преодолеть еще одну серьезную неудачу: Brexit. Трансатлантическое партнерство еще больше осложнилось избранием Дональда Трампа в 2016 году, когда в последующие годы стало ясно, что он рассматривает НАТО и союзников США в Европе скорее как бремя, чем как жизненно важный компонент национальной безопасности США. Германия была особенно обеспокоена замечаниями Трампа по поводу НАТО [9], а политический истеблишмент Германии был еще более разочарован и неуверен в планах администрации Трампа с июля 2020 года вывести более 12 человек.000 солдат из Германии [10].

Положение Германии в международной системе сильно изменилось за 16 лет правления Ангелы Меркель, что поставило новые задачи перед будущим правительством. Таким образом, эта статья состоит из 3 частей. В каждой части будет представлен обзор определенных существующих или предстоящих вызовов внешней политики и национальной безопасности, с которыми новый канцлер и его кабинет должны столкнуться после инаугурации в следующем году.

Далее в этой статье предлагаются стратегии и политические рекомендации для решения предстоящих вызовов внешней политике и национальной безопасности Германии.

В первой части этой статьи будут рассмотрены вызовы, стоящие перед Европейским Союзом, НАТО и международными организациями. Когда 21 июля этого года Европейский Союз объявил о плане восстановления COVID-19, многие политики утверждали, что план, предусматривающий выделение 750 миллиардов евро, — это путь к выходу из другого кризиса, сотрясавшего Европейский Союз с 2009 года, поскольку Шарль Мишель, глава Европейского совета, назвал это «поворотным моментом для Европы» [11].

Но лица, принимающие решения в Германии, должны заметить, что фундаментальные различия между различными национальными экономиками будут только ухудшаться.Из-за пандемии COVID-19 государственный долг Испании, Италии, Греции и Франции будет еще больше увеличиваться, например, в Италии отношение долга к ВВП вырастет со 134% до 155% [12], а во Франции сформируется до 98,1%. до 115% [13], что ограничит их возможности в отношении расходов на восстановление, в отличие от Германии, которая объявила о самом большом плане восстановления экономики в своей истории, пакете стимулов на сумму 130 миллиардов евро [14].

Растущее неравенство между различными национальными экономиками в Европейском Союзе затруднит Германии сохранение еврозоны и ЕС вместе.Когда Италия, экономика которой застопорилась в течение последних двух десятилетий [15], и другие южноевропейские государства, которые не могут наверстать упущенное или еще больше отстают в росте, разделение Союза на две валютные зоны вполне может быть планом крайняя мера [16]. Риски и контраргументы против этого плана велики, но новое правительство Германии может столкнуться с ситуацией, когда не останется других вариантов [17] [18].

Новому правительству Германии необходимо также увеличить свои расходы на международные организации, такие как ВПП и УВКБ ООН, которые имеют решающее значение для поддержки беженцев и прекращения перемещения населения, что отвечает жизненно важным интересам Германии после миграционного кризиса 2015 года [19].

Новый канцлер Германии также столкнется с вызовами еще одному ключевому институту национальной безопасности Германии: НАТО. Макрон комментирует, что НАТО — безумие, а растущая напряженность между Турцией, Грецией и Францией из-за ливийского кризиса нарушает неприкосновенность альянса [20]. Кроме того, возрастающая военная мощь России на восточном фланге НАТО и недавний провал многочисленных договоров о контроле над вооружениями между США и Россией, которые привели к новой гонке вооружений, на этот раз с участием гиперзвукового оружия [21], делают необходимым решение этих проблем. и обязать немецких политических лидеров и лиц, принимающих решения, делать больше для Североатлантического союза и его членов для сохранения НАТО как функциональной организации коллективной обороны в Европе.

Если НАТО распадется, это заставит Германию выстроить новую архитектуру безопасности для Европы, в то время как Россия и Китай одновременно расширяют свое влияние на континенте. Чтобы укрепить НАТО, Германия должна пойти по пути увеличения своих военных расходов, несмотря на тяжелое влияние пандемии COVID-19 на бюджетную ситуацию в Германии. Спустя десятилетия после окончания холодной войны бюджет Германии для ее вооруженных сил был недостаточным, и сегодня у вооруженных сил Германии есть проблемы с базовыми вещами, такими как оборудование и материально-техническое обеспечение [22].

Чтобы сосредоточиться на своей основной задаче, национальной и коллективной обороне, новое правительство Германии должно рассмотреть возможность прекращения бесполезных и неэффективных зарубежных заданий, например, в Афганистане (Решительная поддержка). Миссия НАТО в Афганистане никогда не была эффективной и полностью устарела после объявления о выводе войск администрацией Трампа [23]. Таким образом, Германии следует переместить те немногие ресурсы, которые ее вооруженные силы получили в результате миссий в Афганистане и Сахельском регионе, в Восточную Европу, где она может укрепить безопасность стран Балтии и Польши.

Более того, эпоха гармонии между США и Германией, безусловно, закончилась, усугубляясь еще до избрания Дональда Трампа, когда администрация Буша критиковала Германию за неучастие во вторжении в Ирак в 2003 году [24], а администрация Обамы критиковала неспособность Германии достичь соглашения с НАТО о расходовании 2% своего ВВП на оборону [25].

Когда новый канцлер Германии приводится к присяге, им немедленно необходимо восстановить отношения с Соединенными Штатами, которые ухудшились из-за таких вопросов, как Парижские климатические соглашения [26], расходы на оборону, международные договоры, такие как СВПД [27] или выход из различных договоров о контроле над вооружениями, таких как РСМД или газопровод «Северный поток — 2», который будет обеспечивать Германию российским газом [28] [29].Вероятность восстановления проблемных отношений во многом зависит от того, кто будет избран в Белый дом.

Однако у Германии есть варианты независимо от победы Байдена или Трампа. Правительство Германии могло бы усилить восточный фланг НАТО, направив больше войск в другие боевые группы EFP, такие как Эстония и Латвия [30] [31], что сняло бы бремя с США. Германия могла бы усилить свое присутствие в «Сувалкском промежутке», стратегическом регионе между Польшей и Литвой для защиты Восточной Европы [32] или в более отдаленных районах, таких как Арктический регион или Средиземноморский регион, где Россия особенно бросает вызов западным демократиям. в Ливии, Сирии [33] и с их возрастающей активностью подводных лодок в Северной Атлантике [34].

Другими вариантами улучшения отношений с США, независимо от того, какая администрация находится у власти, может быть начало диалога о соглашении о трансатлантической торговле между Европейским союзом и США, которое положит конец тарифам, которые пагубно сказываются на росте в обеих странах. Экономические регионы, два крупнейших в мире [35], вернут доверие к либеральному западному мировому порядку. Особенно после разрушительного воздействия COVID-19 на мировую экономику, оба региона нуждаются в новых импульсах для роста.

Если бы Джо Байден был избран президентом Соединенных Штатов, есть возможность вернуть США к международным договорам, таким как Парижское климатическое соглашение. Новое правительство также должно попытаться усадить США и Иран за стол переговоров о новой ядерной сделке, но на этот раз с более строгими правилами для инспекций иранских объектов, что было основным недостатком старого соглашения (СВПД), поскольку в нем были оговорки о прекращении действия указанные инспекции [36]. Необходимо любой ценой предотвратить получение Ираном ядерной бомбы, которая могла бы угрожать Израилю и еще больше дестабилизировала бы Ближний Восток.Новый канцлер должен также начать новые переговоры между Россией и США по контролю над вооружениями, от которых отказались, в том числе по Договору РСМД, открытому небу и скоро истекающему новому договору СНВ.

В жизненно важных интересах Германии, чтобы США и Россия согласовали новую структуру договоров о контроле над вооружениями, чтобы остановить новую гонку ядерных вооружений, которая увеличивает изменение нежелательной конфронтации из-за недопонимания между Россией и Америкой, а также растущего экологические и финансовые недостатки, связанные с испытаниями оружия и противоракетной обороной [37].

Решая вызовы со стороны России национальной безопасности и интересам Германии, необходимо ответить на вызовы либерального западного мирового порядка со стороны других авторитарных государств, таких как Турция и Китай. Новое правительство Германии должно признать, что авторитарные лидеры, такие как Эрдоган, Путин и Цзиньпин, находятся у власти надолго: Си Цзиньпин был избран пожизненным президентом в 2018 году [38], Путин недавно выиграл конституционный референдум, который позволяет ему чтобы оставаться у власти до 2036 года [39], а Эрдоган расширил свою власть также путем референдума в 2017 году, который продержит его у власти до 2029 года [40].

Новому правительству Германии определенно необходимо противостоять такому поведению, которое противоречит интересам Германии. Что касается Китая, одного из важнейших торговых партнеров Германии, правительство может использовать свои отношения с Китаем и США в качестве посредника между ними, а на другом участке укреплять демократию, поддерживая суверенитет Тайваня и демократическое движение Гонконга, вводя санкции в отношении правительственных чиновников Гонконга [41] и исключают китайские технологические компании, такие как Huawei или приложение «Tik Tok», из участия в Едином европейском рынке [42].Новый канцлер Германии также должен укрепить свои отношения с Индией, Южной Кореей, Японией и Австралией, заключив новые торговые соглашения, такие как Соглашение об экономическом партнерстве между ЕС и Японией [43], или увеличив количество военных учений между странами НАТО и региональными соседями Китая.

Вызовы со стороны России интересам Германии очевидны, поэтому приходящее правительство должно также внимательно следить за событиями в Восточном Средиземноморье [44] и уделять больше внимания Ливии и Ливану, которые находятся на грани краха [45].Тем временем Турция агрессивно стремится к власти, как в Ливии, поддерживая поддерживаемое ООН правительство оружием и наемниками [46]. Правительству Германии необходимо предотвратить крах Ливана, особенно из-за большого количества сирийских беженцев, проживающих там, а также из-за потенциальных рисков безопасности, которые он представляет для Израиля, который является союзником Германии.

Первым шагом могло бы стать увеличение финансирования беженцев в Ливане путем поддержки УВКБ ООН и направления непосредственной помощи и экспертов для оказания помощи правительству.Чтобы остановить агрессивное поведение Турции в регионе, новое правительство Германии должно усилить свою поддержку Греции, Израиля и Кипра, при необходимости поставив оружие своим региональным союзникам и введя санкции в отношении экономики Турции, если они не прекратят свое поведение в Средиземноморье. Море и Ливия путем незаконного бурения скважин для добычи природного газа и отправки оружия в Ливию, которая находится под эмбарго ООН на поставки оружия [47] [48].

В заключение, новое правительство и канцлер, которые придут к власти в следующем году, столкнутся с рядом проблем, начиная с эпохи Меркель и с новыми, развивающимися проблемами, от побережья Ливии до Южно-Китайского моря.Но, нормализовав свои отношения с Соединенными Штатами, поддерживая демократии в Азии и увеличивая финансовую и политическую помощь международным организациям, таким как УВКБ ООН, НАТО и Европейский Союз, Германия может улучшить свою внешнюю политику, чтобы справиться с этими вызовами.

Германия может также укрепить свою собственную безопасность и безопасность своих союзников с четкой приверженностью демократии и западным ценностям, что будет усилено красными линиями на верховенстве закона, гражданских свободах, мире и свободной торговле, которые нарушаются авторитарными государствами. , приведет к последствиям.

Ссылки:

[1] https://www.bundeswahlleiter.de/bundestagswahlen/2021.html

[2] https://www.theguardian.com/world/2018/oct/29/angela -merkel-wont-seek-re-выборы в качестве лидера партии cdu

[3] https://www.theguardian.com/world/2014/feb/28/russia-crimea-white-house

[4] https://fas.org/sgp/crs/row/R45008.pdf [pp.15-17]

[5] https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR3180.html

[6] https://www.bbc.com/news/world-africa-51003034

[7] https: // www.theguardian.com/world/2015/mar/26/saudi-arabia-begins-airstrikes-against-houthi-in-yemen

[8] https://www.bundesregierung.de/breg-de/themen/euro/ was-sind-esm-efsf-und-efsm — 476194

[9] https://www.washingtonpost.com/news/post-politics/wp/2017/04/12/trump-on-nato-i -said-it-was-obsolete-its-no-more-obsolete /

[10] https://carnegieeurope.eu/strategiceurope/82099

[11] https://www.theguardian.com/us- новости / 2020 / июл / 29 / сша-германия-вывод войск-дональд-трамп

[12] https: // www.bbc.com/news/world-europe-53481542

[13] https://www.reuters.com/article/health-coronavirus-italy-debt/italy-sees-end-2020-debt-to-gdp- ratio-at-155-159-sources-idUSL8N2C93OD

[14] https://uk.reuters.com/article/uk-health-coronavirus-france-debt/french-state-debt-could-be-over- 115-ввп-на-конец-бюджет-министр-idUKKBN2300HE #

[15] https://www.dw.com/en/germanys-angela-merkel-unveils-stimulus-package-to-kickstart -economy / a-53677420

[16] https: // www.policyico.eu/article/eurozone-problem-country-germany-coronavirus/

[17] https://www.swp-berlin.org/10.18449/2019RP06/#hd-d31289e1742

[18] https: // www.theguardian.com/business/2016/mar/10/ecb-cuts-eurozone-interest-rate-to-zero

[19] https://www.france24.com/en/20180612-five-things- программа покупки облигаций ECBS

[20] https://www.unhcr.org/news/stories/2015/12/56ec1ebde/2015-year-europes-refugee-crisis.html

[ 21] https://www.un.org/press/en/2019/gaab4332.doc.htm

[22] https://www.uno-fluechtlingshilfe.de/informieren/aktuelles/news/uebersicht/detail/artikel/dramatische-unterfinanzierung-gefaehrdet-fluechteltingshilfe/ 23/23000/23000/23000 /www.brookings.edu/articles/the-american-pivot-to-asia/

[24] https://www.cfr.org/timeline/us-relations-china

[25] https: // www.reuters.com/article/us-nato-france-turkey-analysis/france-turkey-tensions-mount-after-nato-naval-incident-idUSKBN2481K5

[26] https: // www.sciencemag.org/news/2020/01/national-pride-stake-russia-china-united-states-race-build-hypersonic-weapons

[27] https://www.spectator.co.uk/article/ germany-s-military-has-been-a-a-joke #: ~: text = Даже% 20now% 20Germany% 20 остается% 20bound, the% 20army% 20and% 20air% 20force.

[28] https://www.foreignaffairs.com/articles/afghanistan/2020-02-10/how-good-war-went-bad

[29] https://edition.cnn.com/2020 /06/26/politics/us-troops-afghanistan/index.html

[30] https: // www.nytimes.com/2002/08/17/world/us-quietly-chides-german-for-his-dissension-on-iraq.html

[31] https://www.dw.com/en/merkel- германия-сильно-увеличить-bundeswehr-budget / a-36054268

[32] https://www.theguardian.com/environment/2017/jun/01/trump-withdraw-paris-climate-deal-world- лидеры-реакция

[33] https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage/49141/joint-statement-re-imposition-us-sanctions-due-its-withdrawal-joint-comprehensive-plan- action_ru

[34] https: // www.armcontrol.org/blog/2018/select-reactions-inf-treaty-crisis#IR08.2019

[35] https://www.bbc.com/news/world-europe-50879435

[36] https: //www.usa.gov/election

[37] https://www.bundeswehr.de/de/einsaetze-bundeswehr/anerkannte-missionen/efp-enhanced-forward-presence

[38] https: // shape.nato.int/efp

[39] https://www.atlanticcouncil.org/blogs/natosource/nato-s-vulnerable-link-in-europe-poland-s-suwalki-gap/

[40 ] https: //www.ecfr.eu / дебаты / syria_russia_vfc

[41] https://nationalinterest.org/blog/buzz/russian-navy-late-2019-surged-huge-number-submarines-atlantic-101782

[42] https: // ec.europa.eu/eurostat/documents/2995521/10868691/2-1

20-BP-EN.pdf/bb14f7f9-fc26-8aa1-60d4-7c2b509dda8e

[43] https://www.bbc.com/news/ business-51706225

[44] https://www.armscontrol.org/act/2017-10/news/iran-nuclear-deal-sunset-gets-scrutiny

[45] https://mepc.org/ journal / impact-irans-nucleization-israel

[46] https: // www.theguardian.com/world/2019/aug/17/nuclear-arms-race-is-back-and-more-dangerous-than-before

[47] https://www.bbc.com/news/world- asia-china-43361276

[48] https://www.bbc.com/news/world-europe-53255964

[49] https://www.bbc.com/news/world-europe-39617700

[50] https://www.dw.com/en/turkeys-strategic-play-in-libya-to-help-reap-economic-gains/a-54037623

[51] https: // www. cbsnews.com/news/turkey-involvement-in-syria-civil-war-the-complicated-history-of-how-we-got-here/

[52] https: // warontherocks.com / 2020/07 / для-наших-врагов-у-нас-дробовиков-объяснение-китай-новая-напористость /

[53] https://www.cfr.org/backgrounder/chinas-massive-belt-and -road-Initiative

[54] https://home.treasury.gov/news/press-releases/sm1088

[55] https://www.reuters.com/article/us-britain-huawei-europe / as-britain-bans-huawei-us-pressure-mounts-on-europe-to-follow-suit-idUSKCN24F1XG

[56] https://ec.europa.eu/trade/policy/in-focus/eu -Япония-соглашение-экономическое-партнерство /

[57] https: // www.ecfr.eu/specials/eastern_med

[58] https://apnews.com/dfd6b687da750f7f7c971e04a2bb0daf

[59] https://english.alarabiya.net/en/News/north-africa/20/06/06 Турция-наемников-оружие-в-Ливию-s-GNA-daily-LNA-General

[69] https://www.bbc.com/news/av/world-africa-52037533/turkey-sends- секретные поставки оружия в Ливию

[61] https://www.consilium.europa.eu/en/press/press-releases/2019/11/11/turkey-s-illegal-drilling-activities- Совет-на-востоке-средиземноморье принимает рамки-санкции /

Как центристская политика Ангелы Меркель сформировала Германию и Европу

С 2005 года канцлер Германии Ангела Меркель была одной из самых стабильных и устойчивых политических сил как в Европе, так и на мировой арене.За свои 16 лет в качестве лидера она четыре раза выиграла выборы от своей консервативной Христианско-демократической партии (ХДС), столкнулась с кризисом беженцев в Европе, глобальной пандемией коронавируса, угрозой европейского популизма и бросила вызов лидерам, таким как президент США Дональд Трамп и Россия. Владимир Путин.

В сентябре 2021 года, когда состоятся выборы в Германии, один из старейших лидеров послевоенной Европы покинет свой пост. Она делает это, превратив Германию из «больного человека Европы» в четвертую по величине экономику мира.

Она покидает свою страну и Европу со своим собственным уникальным брендом «Меркелизм»: прагматическая политика центра, отмеченная управлением альянсами и устранением соперников; продуманный проевропейство и вера в трансатлантические отношения; и особая форма порой нерешительного инкрементализма.




Читать далее:
Как Ангела Меркель стала и остается одним из самых успешных политических лидеров мира


Она «ждет и ждет»

Для социолога Вольфганга Штрека, Меркель —

постмодернистский политик с премодернистским, макиавеллистским презрением как к причинам, так и к людям.

Получив образование в коммунистической бывшей Восточной Германии (ГДР), она овладела этим искусством, как утверждал биограф и заместитель главного редактора Der Spiegel Дирк Курбьювайт, в управлении молчанием, осторожности и временами непостижимости, своими словами:

Она ждет и ждет, чтобы увидеть, куда идет поезд, а затем запрыгивает в поезд.

В 2003 году она подтолкнула свою консервативную партию к неспокойным водам дерегулирования и неолиберальной экономики, шаг, который почти потерял ее на выборах социал-демократу Герхарду Шредеру, еще одному рыночному «реформатору», который, возможно, создал условия, в которых она будет процветать. .Став канцлером, она приступила к очистке партийных конюшен от неолибералов и стала ключевым центристом с помощью Большой коалиции, состоящей из остатков Социал-демократической партии (СДП).

Во внутренней политике она отменила призыв на военную службу, согласилась после первоначального бронирования на однополые браки и поддержала введение минимальной заработной платы в 2015 году. Приближаясь к COVID-19, она продемонстрировала завидные навыки кризисного управления, что привело к рейтингам одобрения. 72%.

Антикризисное управление также ознаменовало ее европейскую политику, особенно в отношении спасения евро во время мирового финансового кризиса 2009 года. Но это было связано с определенными расходами, поскольку Меркель посвятила себя балансированию бухгалтерских книг и поддержанию ограниченных бюджетов для сохранения валютного союза. Страны-должники, такие как Греция, рисковали банкротством и возможным выходом из еврозоны.

Меркель через своего сурового министра финансов Вольфганга Шойбле настаивала на мерах жесткой экономии в переговорах по спасению. В конечном итоге Греции будет оказана помощь за счет ее финансового суверенитета.

Способность Меркель трансформироваться сослужила ей хорошую службу

За время своего пребывания на посту канцлера Меркель смогла резко изменить курс в соответствии с политическими настроениями. Убедив Бундестаг в том, что отказ от ядерной энергии, рожденной в результате красно-зеленой коалиции 2001 года, был плохим (было предложено продлить срок эксплуатации на восемь до 14 лет), Меркель после ядерной катастрофы на Фукусиме в 2011 году приступила к срочно приказать закрыть восемь из 17 атомных станций страны.

Это стало прелюдией к политике Energiewende , «энергетическому переходу», направленному на поэтапный отказ от всех атомных электростанций к 2022 году и резкий сдвиг в сторону декарбонизации экономики.

Меркель, изменившая форму, снова была представлена ​​во время кризиса беженцев в Европе. В 2015 году она проявила большой энтузиазм по поводу вновь прибывших, игнорируя законы Германии и ЕС, требующие регистрации в первой стране въезда в ЕС, прежде чем добиваться переселения в пределах зоны.Беженцы, собравшиеся в Будапеште, были приглашены в Германию в рамках «демонстрации дружелюбного лица в чрезвычайной ситуации».

«Дружелюбное лицо» Меркель по отношению к беженцам в 2015 году длилось недолго.
AAP / EPA / Себастьян Канерт

Это дружелюбное лицо длилось недолго. Беспорядки, отмеченные безудержным сексуальным насилием на центральном вокзале Кельна в канун Нового года в 2015 году, большая часть которого была снята на смартфоны, укрепили ее отношение к вновь прибывшим. Она пообещала больше депортаций и обуздания правил воссоединения семей.

Место Германии в мире

В различных областях внешней политики Меркель также оставила свой центристский, а иногда и непоследовательный след. Аннексия Россией Крыма в 2014 году привела к тому, что она убедила ЕС ввести санкции против Москвы. Она также критиковала действия Путина в области прав человека, особенно в отношении диссидентов и оппозиционеров. Но такая критика прав человека имеет пределы. Спорный газопровод «Северный поток — 2», который увеличит зависимость Германии от российских энергоносителей, не остановлен.




Читать далее:
Великая (не такая) коалиция Германии может оказать влияние на европейскую политику в отношении беженцев


В отношении Китая канцлер также предпринял расходящиеся, иногда вызывающие недоумение, подходы. Риски безопасности китайских телекоммуникационных сетей 5G были отвергнуты: Германия заключила соглашение с Huawei о строительстве сетей 5G в стране с соблюдением мер безопасности. Меркель также сыграла важную роль в продвижении инвестиционного соглашения между ЕС и Китаем, несмотря на критику Пекина в отношении прав человека в адрес протестующих в Гонконге и многострадального уйгурского меньшинства.Как отмечает Джуди Демпси,

Поддержка Меркель прав человека и верховенства закона не согласуется с ее политикой в ​​отношении Китая.

Как и обнаружил наставник Меркель Гельмут Коль, стойкость никогда не бывает вечной. Коль проработал восемь лет на посту канцлера Западной Германии, прежде чем возглавить объединенную Германию еще восемь лет. Стоит вспомнить, кто нанес последний, очищающий удар по руководству Коля после скандала с анонимными пожертвованиями, известного как Schwarzgeldaffäre : некая Ангела Меркель внесла в декабре 1999 года вклад в организацию Frankfurter Allgemeine Zeitung с призывом к отставке ее бывшего патрона и политическое изгнание.«Я привел своего убийцу», — с сожалением подумал Коль. «Я положил змею себе на руку».

Фотография без даты Меркель, тогдашнего министра по делам женщин и молодежи, рядом с канцлером Гельмутом Колем.
AAP / AP

Меркель также обнаружила, что сила со временем изнашивает тех, кто ею владеет. Критики, такие как Фридрих Мерц, бывший лидер парламентской фракции канцлера, и Роланд Кох, бывший министр-президент земли Гессен, стали смелее. Министр внутренних дел Хорст Зеехофер особенно критиковал политику Меркель в отношении беженцев.

Ультра правая «Альтернатива для Германии» (AfD) теперь закрепилась во всех 16 региональных парламентах. Зеленые активно участвовали в голосовании, в то время как Левая партия и Свободные демократы упорно сохраняли свое присутствие. На следующий день после неудачных выборов в Гессене Меркель заявила, что не будет добиваться переизбрания в качестве лидера христианских демократов. И в 2021 году она больше не будет баллотироваться на пост канцлера.

Теперь у ХДС есть еще один лидер, Армин Лашет, который очень привержен центристскому бренду политики, прославившемуся Меркель.Пока не ясно, станет ли он следующим канцлером. Маркус Сёдер, премьер-министр Баварии, гораздо более популярен.

Однако присутствие Лашета предполагает, что Меркелизм, несмотря на уход лидера, многие немцы называют Мутти (мать), в той или иной форме сохранится.

Стратегия Германии в отношении России после Меркель — Европейский совет по международным отношениям

В течение многих лет Германия, и в особенности канцлер Ангела Меркель, изображалась в качестве основы европейской политики и санкций в отношении России.Тем не менее, события последних недель пролили новый свет на непоследовательность позиций немецкой политической элиты на востоке, предполагая, что после ухода Меркель Берлин столкнется с трудностями в этой теме.

Вскоре после того, как Армин Лашет был избран новым лидером Германского христианско-демократического союза (ХДС) и, следовательно, наиболее вероятным преемником Меркель, возникла дискуссия о его подходе к внешней политике. Некоторые из прошлых заявлений Лашета предполагают симпатию к режимам Путина и Асада и их внешней политике, в то время как он жестко критиковал Соединенные Штаты и Соединенное Королевство и открыто защищал газопровод «Северный поток — 2».Его симпатия к Франции вызывает дополнительную озабоченность в Восточной Европе, где Германия широко рассматривается как противовес Парижу и, в частности, попыткам президента Эммануэля Макрона наладить контакты с Москвой. Поскольку внешняя политика практически не играла никакой роли в кампании, предшествовавшей голосованию ХДС, дебаты о внешней политике Лашета начались только после того, как он был избран лидером партии.

Хотя Лашет пытался освежить свой имидж, критикуя российское правительство за заключение в тюрьму лидера оппозиции Алексея Навального, можно все же задаться вопросом, насколько его идеологические установки повлияют на его внешнеполитическую позицию, если он станет канцлером.То, что известно о его политических приоритетах, предполагает, что он будет ставить рабочие места и экономику на первое место и будет рассматривать внешнюю политику как средство поддержки внутреннего роста. На протяжении десятилетий внешняя политика Германии страдала от неспособности решить проблемы безопасности торговых и инвестиционных отношений с Россией и Китаем, а также от дефицита устойчивости, особенно в сферах обороны, контрразведки и финансового надзора — как это и было раньше. болезненно разоблачен скандалом с Wirecard. Кажется, Лашет вряд ли что-то изменит к лучшему.

Во взглядах Германии на свои отношения с Россией уже давно есть несколько серьезных недостатков: призывы Берлина к дальнейшим переговорам с Москвой, которые звучат всякий раз, когда Россия делает заголовки, игнорируют тот факт, что уже идет обильный диалог между Кремлем и различными европейскими странами. лидеры — просто этот диалог не дает результатов. Меньшинство опытных немецких законодателей, которые поддерживают усиление санкций, военного сдерживания и сдерживания, не призывают к прекращению диалога как такового, но осознают, что усиление давления на Москву будет сигналом того, что европейцы серьезно относятся к их требованиям.Только тогда они могли ожидать прогресса по вопросам существа.

ЕС нечего предложить и нечем угрожать. Почему Кремль должен слушать?

Немцы — наряду с французами и другими западноевропейцами — часто стремятся изучить возможности «выборочного взаимодействия» с Москвой и сотрудничества в сферах «общих интересов». Однако они неверно оценивают готовность Кремля сотрудничать по вопросам, имеющим значение только для Европейского Союза, будь то укрепление европейской безопасности или реализация климатической политики.Кроме того, у Европы нет рычагов воздействия на Москву. По экономическим причинам ЕС не рассматривает возможность введения жестких санкций в отношении России. Более того, Европа слаба в военном отношении, европейская разведка и контрразведка не представляют угрозы для тайных операций России в Европе или ее соседях, а общая внешняя политика ЕС в отношении своих восточных соседей настолько слаба, что ее можно легко сорвать с помощью военной силы. Другими словами, ЕС нечего предложить и нечем угрожать. Почему Кремль должен слушать?

Хосеп Боррелл, верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности, недавно побывал в Москве, чтобы изучить варианты выборочного сотрудничества.Неудивительно, что он вернулся с пустыми руками. Хуже того, Боррель был оскорблен решением России выслать дипломатов из Германии, Польши и Швеции во время его визита — чтобы подчеркнуть, что внутренние дела Москвы не являются делом ЕС. Визит Боррелла был провалом не из-за плохой дипломатии или недостаточной подготовки высокопоставленного представителя — как предположил какой-то комментатор, — а потому, что весь мандат на поездку был основан на ошибочном предположении: что Россия каким-то образом будет заинтересована в согласовании с Европейские структуры и нормы.Провал визита вызовет очередной раунд дискуссий о том, как вести себя с Москвой. У Берлина нет желания пересматривать свое давнее мнение о том, что он может каким-то образом улучшить отношения между Европой и Россией, взаимодействуя с Москвой с позиции слабости и делая ставку на преимущества долгосрочных экономических связей. Но в Европе такой подход встречается все реже.

Быстрый отказ Меркель от политики в отношении России в ее партии может удивить иностранную аудиторию: в конце концов, она стойко защищала санкции в Европейском совете и отвергала желания других стран укреплять экономические связи с Москвой.Но дома все выглядит иначе. За последние 16 лет она централизовала все важные внешнеполитические решения в канцелярии. К сожалению, за последнее десятилетие Меркель провела всех интеллектуально способных соперников в своей партии. И ее личное безразличие к вопросам безопасности и обороны вряд ли способствовало устойчивому внутреннему консенсусу в отношении того, как вести себя с Москвой или о ставках европейской безопасности.

Итак, дебаты в Германии о России и европейской безопасности вернутся к своему состоянию в 2005 году, недооценивая темпы, с которыми мир изменился.Когда Лашет называет себя «прагматиком», он прав, говоря современным немецким языком: он хочет найти минимум точек соприкосновения для взаимовыгодного сотрудничества. Однако этот «прагматизм» вряд ли будет работать с державами, которые мыслят в терминах принуждения и доминирования, готовы вооружить все виды отношений в соответствии со своими целями и воспринимают сближение с европейскими структурами и нормами как угрозу, а не как возможность. Следовательно, «прагматизм» потерпел неудачу в прошлом и обречен на провал в будущем.

Между тем, многие в экспертном сообществе и в международной прессе возлагают надежды на восхождение Партии зеленых Германии, внешнеполитическая программа руководства которой больше соответствует их ожиданиям. Но еще слишком рано ожидать более глубоких изменений во внешней политике Германии. В то время как партийная система Германии претерпевает фундаментальные изменения, не следует недооценивать стойкость «прагматизма» во всех основных партиях и бюрократическом аппарате.

Вопросы внешней политики будут играть второстепенную роль во время избирательной кампании и переговоров по коалиции.В то время как внешняя политика имеет значение в экспертном пузыре, она не имеет значения в политической конкуренции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.