В философии мировосприятие это: Значение слова МИРОВОСПРИЯТИЕ. Что такое МИРОВОСПРИЯТИЕ?

Содержание

Значение слова МИРОВОСПРИЯТИЕ. Что такое МИРОВОСПРИЯТИЕ?

  • МИРОВОСПРИЯ́ТИЕ, -я, ср. Восприятие человеком окружающего мира, действительности; мироощущение.

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х
т. / РАН,
Ин-т лингвистич.
исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.;
Полиграфресурсы,
1999;
(электронная версия): Фундаментальная
электронная
библиотека

Делаем Карту слов лучше вместе




Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать
Карту слов. Я отлично
умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.


Насколько понятно значение слова сказовый (прилагательное):

Кристально
понятно

Понятно
в общих чертах

Могу только
догадываться

Понятия не имею,
что это

Другое
Пропустить

Мировосприятие это

Читать PDF

Иерархия снабжения жителей Воронежа в период первых пятилеток

Ходаковский В. В.

Читать PDF

Иерархия власти и система управления в политических объединениях средневековых кочевников Евразии (с

Бубенок Олег Борисович

Дан сравнительный анализ военно-административной, политической, социальной, этнической и хозяйственной систем государств средневековых кочевников Евразии.

Читать PDF

Социальная иерархия женского костюма протоадыгского населения Западного Предкавказья в эпоху Великог

Мастыкова Анна Владимировна

В данной работе предпринята попытка, опираясь на разработки, предложенные для других регионов Европы, установить иерархию женского костюма эпохи Великого переселения народов (гуннское время: 360/370 470/480 гг.

Читать PDF

Русская церковная иерархия в княжеских междоусобицах середины XII первой трети XIII века

Галимов Тэймур Рустэмович

Активным участником княжеских усобиц в Древней Руси была церковь. Её высшие иерархи нередко привлекались для преодоления различных внутридинастических конфликтов.

Читать PDF

Иерархия советской творческой интеллигенции в аспекте культуры повседневности

Панчук Алина Алентиновна

Читать PDF

Выборы во Франции: иерархия и зависимость (перевод)

Лоран Анни

Перевод Е.В.Доновой

Читать PDF

Церковная иерархия в позднесредневековой Эфиопии

Гусарова Екатерина Валентиновна

В настоящей статье рассмотрена история становления в Эфиопском государстве церковной, а отчасти и тесно связанной с ней светской иерархии, в позднесредневековый период на основе данных, содержащихся в хронике царя Такла Гиоргиса I

Читать PDF

Племенная иерархия и статус племенных объединений в имперских системах тюркских каганатов (середина

Васютин Сергей Александрович

В статье рассматриваются вопросы этнополитического устройства тюркских кочевых империй середины VI — первой половины VIII в.

Читать PDF

Советская россия, Запад и Китай: иерархия внешнеполитических проблем в 1924 г. (на материалах газеты

Кутилова Лариса Александровна

Рассматривается вопрос о приоритетах внешней политики СССР в 1924 г. через призму публикаций на международные темы в старейшей российской региональной газете «Красноярский рабочий».

Читать PDF

Иерархия мотивов профессионального роста сотрудника органов внутренних дел

Яковлева Наталья Александровна, Волынец Дмитрий Юрьевич

МИРОВОЗЗРЕНИЕ — Новейший философский словарь

МИРОВОЗЗРЕНИЕ — система взглядов на мир и место человека в этом мире, во многом определяющая отношение человека к этому миру, другим людям, себе самому и формирующая его личностные структуры. М. возникает как сложный результат практического взаимодействия психически нормального человека с окружающей действительностью — природой и обществом. М. определяет социальное самочувствие, самосознание личности, ее ценностные ориентации, оценки и поведение. М. — относительно автономная и устойчивая система внутренних детерминант жизнедеятельности человека. Социально-философский подход к проблеме М. обнаруживает его несводимость к теоретической, осознанной форме. М. предстает в виде целостной, многоуровневой, сложно организованной системы социальных установок, обладающей фундаментальными для жизнедеятельности личности функциями. В системе М. слиты воедино мысли и чувства, побуждение (воление) и действие, сознательное и бессознательное, слово и дело, объективное и субъективное. Идеи и идеалы лишь завершают, рационализируют, интегрируют М., придают ему осознанный характер. Индивидуальная жизнедеятельность, социальная практика и окружение человека выступают предпосылками возникновения устойчивых и целесообразных форм его социального поведения задолго до того, как исторически и индивидуально осознаются и приобретают теоретическую форму (а иногда так и не осознаются при жизни данного поколения) объективные закономерности его общественного существования. Истории известны различные виды М.: магическое, мифологическое, религиозное, философское, научное, а также различные смешанные их типы. Генезис системы М. обусловлен возрастными особенностями личности. М. возникает в раннем возрасте в сфере субъективно неосознанных, наивных, стихийных практических социальных отношений индивида. В нем в нераздельном сплаве слиты ощущения, чувства, желания, потребности, интересы, воля, побуждения, неосознанные стремления. На основе обобщения первичного социального опыта под влиянием воспитания и практического обучения формируется специфическая внутренняя схема, структура поведения, особая его программная матрица. Устойчивые и сохраняющиеся в системе М. планы, схемы, программы социального поведения личности по отношению к ее сознанию оказываются первичным, практически объективно обусловленным мировоззренческим уровнем. Элементами его выступают способности, навыки, сноровка, умения, практические способы организации деятельности во времени и т.д. В подростковом и юношеском возрасте система М. дополняется уровнем рационального мышления, т.е. системой идеалов, целей и ценностей. Формируется сфера рефлексии, интроспекции, самосознания личности, где систематизируется, оценивается и корректируется уже сложившаяся ранее мировоззренческая ориентация. Элементами этого уровня выступают потребности, мотивы, интересы, идеалы, принципы, цели и убеждения личности. Завершающим уровнем системы М. выступает совокупность субъективно осмысленных «результатов» собственной деятельности, что воплощается в личностной оценке наличного и желаемого статуса взрослой личности. Таким образом, субъективно усвоенные программы социальной деятельности, рационально, вербально выраженные ее принципы и, наконец, субъективно представленные и оцененные результаты социальной деятельности индивида (или группы) образуют макроструктуру системы М. М. — фундаментальное социальное качество индивида, его формирование каждый раз, с каждым новым поколением воссоздается снова и снова как задача исторически непреходящая. Для взрослого психически нормального человека система М. выступает внутренним законом его жизни, утвердившимся в результате сложного процесса познания окружающей действительности, самопознания и самооценки. По отношении к самой личности М. выступает первичным субъективным феноменом, внутренне обусловливающим ее поведение. М. превращает это поведение в относительно автономный, ответственный акт. Формируясь первоначально как некое следствие предшествовавших социальных связей и практического опыта индивида, М. затем превращается во внутреннюю причину, детерминирующую всю совокупность последующего его социального поведения в виде соответствующие идеалов и норм. Генезис М., а затем и его сознательное формирование представляет собой прежде всего сложную практическую и когнитивную самодеятельность субъекта. На разных этапах преобладающее значение могут получать либо внешние воздействия и влияния, либо внутренняя активная позиция субъекта. Поэтому весь процесс может подвергаться значительным внешним целенаправленным общественным воздействиям. Так, существенными средствами манипулирования формированием принципов социального поведения личности оказываются специфические материальные и духовные условия жизни; ограниченные возможности культурного развития; препарированная, неполная и неадекватная социальная информация и т.д. Тем самым индивид намеренно лишается возможности свободного и осознанного выбора собственной социальной ориентации. Система М. личности всегда специфична и отражает индивидуальные особенности ее жизнедеятельности. Но в исторических условиях тоталитарного общества активно и агрессивно насаждаемые идеи способны формировать внешне однородную мировоззренческую ориентацию значительных масс людей, насильно подчиняя их индивидуальность той или иной излюбленной социальной идее (как результат — фанатизм: религиозный, националистический, коммунистический). Социальной основой и целью прогрессивного демократического развития общества выступает свободный самодеятельный человек, самостоятельно формирующий свой внутренний субъективный мир и принципы жизнедеятельности, сознательно выбирающий условия своего социального существования. Система М. как социальное «ядро» личности обусловливает ее целостность, ответственность, рациональную и адекватную ориентацию в обществе.


Источник:
Новейший философский словарь
на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. МИРОВОЗЗРЕНИЕ —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ (Weltanschauung, Worldoutlook, vision du monde) – система человеческих знаний о мире и о месте человека в мире, выраженная в аксиологических установках личности и социальной группы…
    Новая философская энциклопедия
  2. Мировоззрение —
    Целостное представление о природе, обществе, человеке, находящее выражение в системе ценностей и идеалов личности, социальной группы, общества. В основе М. лежит миропонимание, т.е. совокупность определённых знаний о мире.
    Педагогический терминологический словарь
  3. мировоззрение —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ — систематическое единство многообразия обобщенных, непосредственно связанных с осознаваемыми интересами людей убеждений относительно сущности природных или социальных явлений, или же их совокупности. Несмотря на этимологию слова «М.
    Энциклопедия эпистемологии и философии науки
  4. МИРОВОЗЗРЕНИЕ —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ (миросозерцание) — система обобщенных взглядов на мир и место человека в нем, на отношение людей к окружающей их действительности и самим себе, а также обусловленные этими взглядами их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности.
    Большой энциклопедический словарь
  5. мировоззрение —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ -я; ср. Совокупность принципов, взглядов и убеждений, определяющих отношение к действительности. Люди разных мировоззрений. Материалистическое м. М. социал-демократа. ◁ Мировоззренческий, -ая, -ое. М-ие вопросы. М-ие проблемы.
    Толковый словарь Кузнецова
  6. мировоззрение —
    -я, ср. Совокупность принципов, взглядов и убеждений, определяющих отношение к действительности. Коммунистическое мировоззрение. Люди разных мировоззрений. □ Долго мне говорил этот первобытный человек о своем мировоззрении.
    Малый академический словарь
  7. мировоззрение —
    Простое по своим очевидным составляющим слово: «воззрение на мир», «представление о мире». Пожалуй, следует лишь добавить, что скалькировано оно с немецкого Weltanschauung, в котором Welt – это «мир», a Anschauung – «взгляд», «воззрение».
    Этимологический словарь Крылова
  8. мировоззрение —
    мировоззрение ср. 1. Система взглядов на окружающий мир, на место и роль в нём человека, на отношение людей к объективной действительности и друг к другу. 2. Соответствующие этой системе убеждения и идеалы.
    Толковый словарь Ефремовой
  9. мировоззрение —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ, я, ср. Система взглядов, воззрений на природу и общество. | прил. мировоззренческий, ая, ое.
    Толковый словарь Ожегова
  10. мировоззрение —
    орф. мировоззрение, -я
    Орфографический словарь Лопатина
  11. Мировоззрение —
    Система взглядов на объективный мир и место человека в нём, на отношение человека к окружающей его действительности и самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции людей, их убеждения, идеалы…
    Большая советская энциклопедия
  12. мировоззрение —
    МИРОВОЗЗР’ЕНИЕ, мировоззрения, ср. (·книж. ). Совокупность взглядов, воззрений на окружающее, на жизнь, на мир, на ту или иную область бытия. Люди разных мировоззрений. Мировоззрение древних греков. Буржуазное мировоззрение. Марксистское мировоззрение.
    Толковый словарь Ушакова
  13. мировоззрение —
    мировоззре́ние калька из нем. Weltanschauung – то же; см. Унбегаун, RЕS 12, 39.
    Этимологический словарь Макса Фасмера
  14. мировоззрение —
    см. >> воззрение, мнение
    Словарь синонимов Абрамова
  15. мировоззрение —
    сущ., кол-во синонимов…
    Словарь синонимов русского языка
  16. МИРОВОЗЗРЕНИЕ —
    МИРОВОЗЗРЕНИЕ — англ. world-view; нем. Weltanschauung. Система взглядов на мир и место в нем человека, отношение человека к окружающей его действительности и к самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции людей…
    Социологический словарь
  17. мировоззрение —
    Мир/о/воз/зр/е́ни/е [й/э].
    Морфемно-орфографический словарь
  18. Мировоззрение —
    Комплекс представлений человека о себе и о мире, единство знания, оценки и жизненной позиции (мироустановки), совокупность его нравственных, философских, политических и иных ценностных представлений, реализующихся в делах и поступках человека.
    Словарь по культурологии
  19. мировоззрение —
    Мировоззрение, мировоззрения, мировоззрения, мировоззрений, мировоззрению, мировоззрениям, мировоззрение, мировоззрения, мировоззрением, мировоззрениями, мировоззрении, мировоззрениях
    Грамматический словарь Зализняка

1. Философия как мировоззрение

Мировоззрение
– система принципов и знаний, идеалов
и ценностей, надежд и верований, взглядов
на смысл и цели жизни, которые определяют
деятельность индивида или социального
субъекта и органически включаются в
его поступки и нормы мышления…
Мировоззрение есть форма самосознания
личности и общества, через которую
субъект осознает свою общественную
сущность и оценивает свою духовно-практическую
деятельность

Мировоззрение
является одной из существенных
характеристик личности, формирующее
ее направленность. Человека без
мировоззрения не бывает, но он может
это осознавать, а может и не осознавать.
Для личностного развития благоприятно,
когда человек осознает свои мировоззренческие
ориентиры и установки.

Мировоззрение
– это совокупность представлений
человека о мире и месте человека в этом
мире.

Из определения следует, что
всякое мировоззрение есть знание, но
не всякое знание есть мировоззрение.
Мировоззрение есть знание, которое:
является совокупным, то есть формируется
в результате обобщения очень широкого
круга явления; содержит оценку, выражающую
отношения людей к окружающему и
происходящему; служит руководством к
действию (является мотивацией поведения).
Из содержания мировоззрения вытекает
его структура, предполагающая:

—       знание
о конечных причинах сущего;

—       оценку
окружающего и происходящего;

—       действие,
основанное на определенной оценке
(мотиве).

1
Шубин В.И., Капитон В.П. Природа философского
знания. – Днепропетровск, 1999. С. 9

Структура
мировоззрения определяет его функции.
Их три:

1)
гносеологическая (познавательная)
функция состоит в том, что мировоззрение
дает знание о конечных причинах
сущего;

2) аксиологическая
(ценностно-ориентационная) функция,
позволяющая выработать оценку –
отношение к окружающему и происходящему;

3)
праксиологическая (практическая)
функция, позволяющая стать руководством
к действию (человек ведет себя в
соответствии со своими мировоззрением).

Эти
функции характеризуют мировоззрение
в самом общем виде, фиксируя только
основное из того, что дает мировоззрение
для человеческого существования.

Мировоззрение
гораздо богаче и разносторонне, нежели
его определения.

Мировоззрение –
развивающееся явление. Поэтому оно в
своем развитии проходит через определенные
типы. Хронологически эти типы следуют
друг за другом. Однако в действительности,
типы мировоззрения взаимодействуют,
взаимодополняют друг
друга:

—       мифология;

—       религия;

—       философия.

Основанием
этой типологии является знание,
составляющее ядро мировоззрения.
Поскольку основным способом добывания,
хранения и обработки знания является
наука, постольку типология мировоззрения
осуществляется на своеобразии отношения
мировоззрения к науке:

1) мифология
– донаучное мировоззрение;

2) религия
– вненаучное мировоззрение;

3)
философия – научное мировоззрение.

Данная
типология весьма условная и лишь
операциональная.
Мировоззрение
формирует картину мира, на которой
строится парадигма мышления.

Картина
мира

– это мысленно обобщенный образ
мироздания.

Парадигма
– это направленность и характер
мышления.

Картина мира связана с
предельным основанием бытия; это образ
мироздания; это представление о том, на
чем «держится» мир. Картина мира есть
результат абстрагирования. Картина
мира – это то, что «видит» человек через
свое «умственное окошко».

Мышление
создает картину мира, которая формирует
его парадигму. Парадигму мышления можно
уподобить светильнику, освещающему
все, что человека окружает. Человек
хорошо ориентируется лишь в границах
освещаемого пространства.

Однако,
парадигма имеет свои определенные
параметры, характеристики, особенности.
Все это задается мировоззрением, поэтому
мировоззрение представляет собой тот
стержень, на который «нанизываются»
все остальные личностные качества и
свойства. В соответствии с тремя типами
мировоззрения существуют следующие
три картины мира:

1.      Мифологическая
картина мира, основанная на донаучных
представлениях, добываемых здравым
смыслом, обыденным сознанием.

2.      Религиозная
картина мира, основанная на вере в
сверхъестественное.

3.      Философская
картина мира, основанная на естествознании,
обществознании и человекознании, то
есть на данных науки и практики.

Философия
является мировоззрением именно в силу
того, что она так или иначе, в конечном
счете, вырабатывает картину мира,
относящуюся к воображаемым объектам,
устанавливаемым посредством
рефлексирования.

Философия как
мировоззрение, от начала до конца,
рефлексивно. В философии мировоззрение
обретает свою самость.

Философия
как мировоззрение прошла три основные
стадии своей
эволюции: 

—       космоцентризм; 

—       теоцентризм; 

—       антропоцентризм. 

Космоцентризм

философское мировоззрение, в основе
которого лежит объяснение окружающего
мира, явлений природы через могущество,
всесильность, бесконечность внешних
сил – Космоса и согласно которому все
сущее зависит от Космоса и космических
циклов (данная философия была свойственна
Древней Индии, Древнему Китаю, иным
странам Востока, а также Древней
Греции). 

Теоцентризм

тип философского мировоззрения, в основе
которого лежит объяснение всего сущего
через господство необъяснимой,
сверхъестественной силы – Бога (был
распространен в средневековой
Европе). 

Антропоцентризм

тип философского мировоззрения, в центре
которого стоит проблема человека (Европа
эпохи Возрождения, нового и новейшего
времени, современные философские
школы).

Философия – «любовь к
мудрости1».
Однако, смысл и назначение философии
выходит далеко за пределы «любви к
мудрости». Философия есть мировоззрение,
поэтому она вооружает человека картиной
мира и парадигмой мышления, то есть
выполняет мировоззренческую и
методологическую функции.

Философия
вырабатывает картину мира, служит
мировоззрением, и, формируя парадигму
мышления, является методологическим
ориентиром.

1-http://www.p-lib.ru/filosofiya/alekseev_panin/alekseev_panin_index.html
§
6. 

В
отличие от мифологии и религии философия
руководствуется данными науки. Среди
специалистов существует дискуссия по
поводу смысла и характера философии.
Вместе с тем у них имеется общий
знаменатель: «Никто не отрицает за
философией ее мировоззренческий
характер». В самом общем виде расхождение
в интерпретации предметной специфики
философии можно выделить два
подхода:

Философия,
по своему происхождению и закономерностям
функционирования и развития, есть наука
(научное мировоззрение).

Философия
есть поток сознания, результат и процесс
рефлексирования (она есть форма
общественного сознания).

Философия
является тем и другим, ибо содержит в
себе элементы науки и является формой
общественного сознания. Однако среди
философов не утихают споры по этому
поводу.

Эмпирические и теоретические соображения (Стэнфордская энциклопедия философии)

Какие объекты восприятия речи? Выступление предполагает
производство осмысленных потоков звуков. На физическом уровне
спектрограмма показывает паттерны частоты и амплитуды
это заземление слышимых функций. Ручей звучит как сложный
акустическая структура, включающая образцы слышимого качества над
время. Однако на слух поток кажется сегментированным (речь
на незнакомом языке часто кажется несегментированным потоком).
наиболее заметными сегментами являются слова, значимые единицы. Также
различимы в потоке сегменты, которые соответствуют чему-то
как слоги. Этим единицам или сегментам не приписывается значение, но
вместо этого объедините, чтобы образовать слова способом, примерно аналогичным способу
слова объединяются в предложения. Однако даже слоги составляют
воспринимать различимые звуковые типы. Например, хотя
«Тесто» состоит из одного слога, в него входят звуки / d /
и / O / (или / oʊ /). Звук односложного устного слова
«Плохой» включает / b /, / æ / и / d /.Те из
«Летучая мышь» и «баш» отличаются, потому что первое
содержит / t /, а последний содержит / ʃ /. Такие ощутимые единицы,
или фонем , образцы которых составляют основу для распознавания и
различение слов, были одним из основных направлений исследований
восприятие речи. Фонемы образуют своего рода «звуковой алфавит», из которого
слышимые слова построены (Аппельбаум, 1999 критикует
«Алфавитное» понятие).

Что такое фонема? Сначала рассмотрим универсальный класс
из телефонов , который содержит все возможно различимые
типы звуков речи, которые могут обозначать семантическую разницу в некоторых
мировой язык.Напротив, фонемы специфичны для определенного
язык. Фонемы также могут пониматься с точки зрения эквивалентности
классы звуков. Фонемы — семантически значимые звуковые типы
которые составляют произносимые слова на данном языке. Границы
между фонемами языковой марки звуковые различия, которые могут быть
семантически значима для этого языка.

Таким образом, фонемы могут различаться в разных языках. Например, хотя
некоторые фонемы являются общими, класс английских фонем отличается
от японца.Английский, например, отличает [l]
и [r] звучит (телефоны) как отдельные фонемы, а в японском —
не. Вместо этого японцы рассматривают их как аллофонов или варианты
общей фонемы. Стандартный китайский язык различает отдельные фонемы
которые соответствуют аллофонам единственной английской фонемы / p / (
без наддува / pʰ / и без наддува / p /). Примечательно, что
младенцы до изучения языка различают телефоны, которые позже
отнесены к одному классу фонематической эквивалентности (см., e.г., Werker
1995, Kuhl 2000 для обзора и комментариев). Кроме того, некоторые
языки используют новые звуки, такие как щелчки, что и другие
не. Таким образом, при сравнении друг с другом разные языки могут отличаться.
в какие звуки они включают или пропускают среди своих соответствующих фонем,
и они могут различаться в том, какие звуковые пары они рассматривают как отдельные
фонемы или как аллофонические.

Основная загадка восприятия речи состоит в том, что нет очевидных
прямое согласованное соответствие между свойствами поверхности
физический акустический сигнал и фонемы, воспринимаемые при прослушивании
речь.

Это проявляется по-разному.
Пионеры в исследованиях восприятия речи
разработать автоматизированную читающую машину для слепых, которая работала
замена отдельных букв определенными звуками. Проект провалился
ужасно — слушатели не могли при нормальной речи
разрешить последовательность отдельных звуков, необходимых для обнаружения слов
(см. Liberman 1996).

Самое главное, что нет четкого свойства инварианта для
звуковой сигнал, соответствующий заданной фонеме.Что звучит как
одна фонема может иметь очень разные акустические корреляты в зависимости от
не только от говорящего или его настроения, но и от
фонематический контекст. Например, / di / и / du / озвучивают
/ д / фонема. Однако акустический сигнал, соответствующий / d /, отличается
значительно в этих случаях (см. Liberman et al. 1967, 435, рис. 1). Пока
/ di / включает форманту, которая начинается с более высокой частоты и возрастает,
/ du / включает форманту, которая начинается с более низкой частоты и
капли. Акустически ничего однозначного в сигнале не соответствует
к звуку / d /, который человек слышит в обоих случаях.Два
разные слышимые фонемы также могут иметь общие акустические корреляты, опять же
в зависимости от контекста. Акустический сигнал, соответствующий / p /, равен
почти идентичен / k / в контекстах / pi / и / ka / (Cooper
и другие. 1952). Таким образом, на первый взгляд фонемы не идентичны
отличительные инвариантные акустические конструкции.

Отсутствие инвариантности стеблей в значительной части
из соты . В отличие от того, как все кажется на слух,
как говорящий артикулирует данную фонему, зависит от того, что предшествует
или следует за этой фонемой.За ним следует / i /, а не / u / impacts
как произносится / d /, и то, что ему предшествует / d /, влияет на
гласная буква. При произнесении «даб» эффект произнесения
оба / d / и / b / очевидны в акустической сигнатуре / a /.
артикуляционные последствия фонематического контекста изменяют акустический
особенности сигнала и смешанные попытки сопоставить фонемы с
сигналы (что представляет трудности для искусственной речи
производство и признание). Кроме того, из-за коартикуляции
сигнал не имеет четкой сегментации категорически воспринимаемых
фонемы, которые были уподоблены бусам на веревочке (Bloomfield
1933).Фактически, говорящие произносят две или более фонемы одновременно,
и переходы являются плавными, а не дискретными (см., например, Liberman
1970, 309, рис. 5, Diehl et al. 2004).

Один ответ на это, совместимый с реализмом о ощутимых
фонологические особенности, заключается в поиске более сложных акустических
структур или акустическим свойствам более высокого порядка, которые соответствуют
очевидные фонемы (см., например, Blumstein and Stevens 1981, Diehl et al.
и др. 2004, Holt and Lotto 2008 для общей аудитории
подходить).С другой стороны, некоторые философы вместо этого заключают, что
фонологические признаки — это просто преднамеренные объекты, или
«Преднамеренное несоблюдение» (см. Rey 2012). Паутц (2017,
27–28), например, утверждает, что различия в акустических
особенности не могут объяснить очевидные категориальные различия между
фонемы.

Другой тип реалистического подхода обращается к аспектам
жестов , используемых для произнесения фонем — способов передвижения
горло, рот и язык — которые разумно
инвариантен в разных контекстах.Например, произнесение / d / предполагает
размещение кончика языка на альвеолярном отростке непосредственно за
зубы. Альвеолярные согласные / d / и / t / отличаются друг от друга
в том, что озвучивает или сопровождается движением голосовых связок. Будь то
вы говорите / ди / или / ду /, ваш язык касается альвеолярного гребня, и вы
озвучивайте согласную. Но пока вы произносите связанные жесты
с / d / вы ожидаете и начинаете формулировать те, которые связаны с
/ i / или / u /. Это изменяет общую акустическую подпись жестов.
связанный с / d /.Жесты, а не сложные акустические
сигналы, которые они производят, с этой точки зрения делают понятными воспринимаемые
индивидуация фонем. Некоторые поэтому считают, что восприятие
фонемы включают восстановление информации об артикуляционных жестах
от звукового сигнала. Теория двигателя (Liberman et al.
и др. 1967, Либерман и Маттингли 1985) и прямой реализм
(Fowler 1986) очень разные версии этого
подходить. Таким образом, артикуляционные жесты могут быть вероятными кандидатами на
объекты восприятия фонем.Однако они несовершенны
кандидатов, поскольку они не совсем избавляются от опасений по поводу
контекстная зависимость и отсутствие дискретной сегментации, проистекающей из
жидкая коартикуляция (Appelbaum 1996, Remez and Trout 2009).

Тем не менее, это утверждение подтверждается удивительным выводом, что
зрительные процессы влияют на слуховое восприятие речи. Для
Например, эффект Мак-Герка включает в себя один случай, когда видение
видео, на котором говорящий произносит / ga / дублировано со звуком / ba /, приводит к
слух от фонемы / da / (McGurk and Macdonald, 1976).Если
восприятие речи предполагает восприятие жестов, это не удивительно
что визуальные доказательства артикуляционных жестов должны быть взвешены
против слуховых доказательств.

Некоторые исследователи, которые считают, что намеренные или фактические жесты являются
лучшие кандидаты на объекты восприятия фонем утверждают, что
восприятие речи поэтому особенное. То есть речь
восприятия объектов отличаются по своему характеру от звуков и
акустические структуры, которые мы слышим при общем прослушивании (Liberman et al.1967,
Либерман и Маттингли 1985). Либерман и Маттингли (1985),
кроме того, используйте утверждение, что у прослушивания есть отличительные объекты для
мотивировать утверждение, что восприятие речи, следовательно, включает
отличительные перцепционные процессы . Они даже утверждают, что хотя
восприятие речи разделяет конечный орган со слуховым восприятием, это
представляет собой функционально отличную модульную систему восприятия
(Либерман и Маттингли 1985, 7–10, 27–30, см. Также
1989). Часть мотивации их моторной теории речи
восприятие, вопреки слуховым теориям, заключается в объединении объяснений
восприятие речи и производство речи (1985, 23–5, 30–1,
см. также Matthen 2005, глава 9, в которой теория двигателя используется для поддержки
Тезис о созависимости, связывающий способности воспринимать и производить
фонемы, 221).По этой причине единая модульная система
отвечает как за производство, так и за восприятие речи. это
предполагаемая связь между производственными возможностями и восприятием
предполагает, что люди обладают уникальным восприятием речи
система. Люди, но не другие существа, способны различать
речи по многим из тех же причин, по которым они способны производить
артикуляционные жесты, соответствующие воспринимаемым фонемам. Другой
животные предположительно слышат только звуки (Liberman et al. 1967, Liberman
и Маттингли 1985).

Можно согласиться с тем, что воспринимаемые фонемы следует отождествлять с
артикуляционные жесты, но отвергайте то, что это делает речь особенной (см.
например, Fowler 1986, Mole 2009). Если слуховое восприятие в целом
подразумевает экологические события или источники звука, то
жесты и действия, связанные с производством речи, не
совершенно отличительный среди объектов прослушивания. Если слух
даже звука — это не просто слуховые особенности
акустические сигналы или конструкции, и если это является частью функции
слуховое восприятие, чтобы предоставить информацию о дистальных событиях на
исходя из их звуковых характеристик, то речь не совсем
уникальна среди того, что мы слышим (см. также Розенбаум 2004, О’Каллаган 2015).

обрабатывает , связанный с восприятием речи, поэтому
не следует понимать как совершенно разные по функциям или по характеру
из тех, кто предан общему прослушиванию, как Либерман и Мэттингли
бороться. Учитывая это, неудивительно, что убедительные доказательства
предполагает, что люди не обладают особенной способностью
перцептивно индивидуализировать звуки речи (см., например, Lotto et al.
и др. 1997 г.).

Процессы, связанные с речью, не обязательно должны быть полностью
продолжаются с обычным прослушиванием.Общая претензия
совместим с более высокой остротой или чувствительностью к звукам речи, и
обеспечивает особую избирательность звуков речи. Даже если слух
речевые маршалы перцептивных ресурсов, продолжающиеся с теми, которые посвящены
слыша другие звуки и события в своем окружении,
будет очень удивительно обнаружить, что было , а не процессов
и ресурсы, посвященные восприятию речи. Фактически исследования
поддерживает особый статус речи среди вещей, которые мы
воспринимать.Во-первых, данные свидетельствуют о том, что новорожденные люди предпочитают звуки.
речи в неречи (Vouloumanos and Werker 2007). Во-вторых, взрослые
способны отличать речь от неречевой на основе визуальных подсказок
в одиночку (Soto-Faraco et al. 2007). В-третьих, младенцы могут обнаруживать и
различать разные языки на слух (Mehler et al., 1988, Bosch
и другие. 1997). Наконец, младенцы в возрасте примерно 4–6 месяцев могут
обнаруживать, основываясь только на визуальных подсказках, когда говорящий меняется с одного
языку на другой, хотя все, кроме двуязычных семей, теряют
эта способность примерно на 8 месяцев (Weikum et al.2007).

Чтобы проверить, не существует очевидных акустических коррелятов для фонетических
сегменты слышны в речи. Поэтому сложные акустические сигналы должны запускаться
восприятие фонем. Артикуляционные жесты, однако,
являются хорошими (хотя и несовершенными) кандидатами в объекты речи
восприятие. Это не означает, что восприятие речи включает
совершенно разные виды объектов или процессов от обычных
неязыковое прослушивание, и это не означает, что восприятие речи
уникально человеческий потенциал.Тем не менее, речь явно особенная для
люди, в том смысле, что мы обладаем особой чувствительностью к звукам речи. речь
восприятие обещает вознаградить дополнительное философское внимание (см.
O’Callaghan 2015 для дальнейшего развития).

,

Опыт и восприятие времени (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое «восприятие времени»?

Само выражение «восприятие времени» побуждает
возражение. Поскольку время чем-то отличается от событий, мы
не воспринимать время как таковое, но изменения или события в
время. Но, возможно, мы воспринимаем не только события, но и их
временные отношения. Итак, как это естественно сказать, что мы воспринимаем
пространственные расстояния и другие отношения между объектами (я вижу
стрекоза как бы парящая над поверхностью воды) кажется
естественно говорить о восприятии одного события за другим (
раскат грома, как после вспышки молнии), хотя даже здесь
есть трудность.То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как
настоящее — в настоящее время продолжается. Можем ли мы воспринимать
связь между двумя событиями, не осознавая самих событий
самих себя? Если нет, то кажется, что мы воспринимаем оба события как настоящие,
в этом случае мы должны воспринимать их как одновременные, а не как
все-таки последовательный. Тогда возникает парадокс в понятии
восприятие события как происходящего за другим, хотя
возможно допускает простое решение. Когда мы воспринимаем B как
идя после A, мы, конечно, перестали воспринимать A.В таком случае,
А — это просто предмет в нашей памяти. Теперь, если бы мы хотели построить
«Воспринимать» узко, исключая любой элемент памяти, тогда
мы должны были бы сказать, что мы, в конце концов, не воспринимаем B как
следуя A. Но в этой статье мы будем толковать
«Воспринимать» в более широком смысле, чтобы включать в себя широкий спектр
переживания времени, которые, по сути, связаны с чувствами. В этой широкой
В смысле, мы воспринимаем различные временные аспекты мира. Мы
мы начнем с их перечисления, а затем рассмотрим отчеты о том, как
такое восприятие возможно.

2. Виды временного опыта

Есть ряд того, что Эрнст Пёппель (1978) называет
«Элементарные временные переживания» или фундаментальные аспекты
наш опыт времени. Среди них мы можем перечислить опыт (i)
продолжительность; (ii) неодновременность; (iii) порядок; (iv) прошлое и настоящее;
(v) изменение, в том числе с течением времени. Можно подумать, что
переживание неодновременности — то же самое, что переживание времени
порядок, но оказывается, что когда два события происходят очень близко друг к другу
со временем мы можем знать, что они происходят в разное время без
возможность сказать, какой из них пришел первым (см. Hirsh and Sherrick 1961).Мы могли бы также подумать, что само восприятие порядка объяснимо в
с точки зрения нашего опыта различия между прошлым и настоящим.
Ссылки здесь обязательно будут, но это спорный вопрос
является ли опыт напряженным — то есть
событие как прошлое или настоящее — более фундаментально, чем
опыт порядка, или наоборот, или действительно ли такое
вещь как переживание напряжения вообще. Этот вопрос рассматривается ниже.
Наконец, мы должны ожидать увидеть связь между восприятием времени
порядок и восприятие движения, если последнее просто включает
восприятие порядка различных пространственных положений
объект.Это еще один спорный вопрос, о котором говорится ниже.

3. Продолжительность

Одно из самых ранних и самых известных дискуссий о природе и
переживание времени происходит в автобиографической Исповеди
Святого Августина. Августин родился в Нумидии (ныне Алжир) в 354 году.
Нашей эры, занимал кафедры риторики в Карфагене и Милане и стал епископом
Бегемота в 395 году. Он умер в 430 году. В молодости он отверг
Христианство, но окончательно обратился в 32 года.Книга XI из
Confessions содержит долгое и увлекательное исследование
времени и его отношение к Богу. Во время этого Августин
возникает следующая загадка: когда мы говорим, что событие или интервал
времени коротко или долго, что именно описывается
короткая или длительная? Это не может быть прошлым, потому что
перестало быть, и то, что не существует, не может в настоящее время иметь
свойства, например, длинные. Но не может быть и настоящего,
пока что не имеет продолжительности.(По той причине, почему настоящее должно
считаться непродолжительным, см. раздел о кажущемся настоящем,
ниже.) В любом случае, пока событие продолжается, его продолжительность
невозможно оценить.

Августин отвечает на эту загадку: то, что мы измеряем,
когда мы измеряем продолжительность события или промежутка времени, находится в
память. Отсюда он делает радикальный вывод, что прошлое и
будущее существует только в уме. Не следуя за Августином, все
пути к зависимости от разума других времен, мы можем признать, что
восприятие временной продолжительности критически связано с памятью.Это
это какая-то особенность нашей памяти о событии (и, возможно, конкретно
наша память о начале и конце события), что позволяет нам
сформировать представление о его продолжительности. Этот процесс не нужно описывать,
как описывает это Августин, как вопрос измерения чего-то полностью
в уме. Возможно, по крайней мере, мы измеряем событие или
сам интервал, независимый от разума предмет, но делая это с помощью
какой-то психологический процесс.

Каким бы ни был рассматриваемый процесс, вполне вероятно, что он
тесно связано с тем, что Уильям Фридман (1990) называет
«Временная память»: то есть память о том, когда
событие произошло.То, что здесь существует тесная связь, вытекает из
правдоподобное предположение, что мы делаем вывод (хотя и подсознательно)
продолжительность события после его прекращения, исходя из информации о том, как
давным-давно произошло начало этого события. То есть информация
то есть метрических по природе (например, «взрыв звука
был очень кратким ») получено из напряженной информации ,
относительно того, как далеко в прошлом что-то произошло. Вопрос в том, как
мы получаем эту напряженную информацию. Оно может быть прямым или косвенным,
контраст мы можем проиллюстрировать двумя моделями временной памяти, описываемыми
Фридман.Он называет первую модель силы времени.
объем памяти. Если есть такая вещь, как след памяти, который сохраняется более
времени, тогда мы могли бы судить о возрасте воспоминания (и, следовательно, о том, как долго
назад вспоминаемое событие произошло) от силы следа.
чем раньше событие, тем слабее след. Это обеспечивает простой и
прямые средства оценки продолжительности события. К сожалению,
модель трассировки вступает в противоречие с очень знакомой функцией нашего
опыт: что некоторые воспоминания о недавних событиях могут исчезнуть быстрее
чем воспоминания о более далеких событиях, особенно когда те далекие
события были очень заметными (посещение редких и пугающих
родственник, например, когда он был ребенком.) Контрастное описание
память времени — это модель вывода . Согласно этому
время события не просто считывается из некоторого аспекта памяти
этого, но выводится из информации об отношениях между
рассматриваемое событие и другие события, дата или время которых известны.

Модель вывода может быть достаточно правдоподобной, когда мы имеем дело с
далекие события, но гораздо более недавние. В
Кроме того, модель предполагает довольно сложную когнитивную операцию, которая
вряд ли возникнет у животных, не относящихся к человеку, таких как крысы.Крысы,
тем не менее, довольно хорошо измеряют время на коротких интервалах
до минуты, как показали инструментальные эксперименты по кондиционированию
с использованием «свободной оперантной процедуры». В этом
реакция (например, нажатие на рычаг) задержит возникновение
поражение электрическим током за фиксированный период времени, например 40 секунд,
описывается как интервал R-S (ответ-шок). В конце концов, скорость
ответ отслеживает интервал R-S, так что вероятность
количество ответов быстро увеличивается по мере приближения к концу интервала.(См. Mackintosh 1983 для обсуждения этого и связанных с ним
экспериментов.) Трудно избежать вывода, что простой
течение времени действует как условный раздражитель:
крысы, выражаясь более антропоцентрическими терминами, успешно
оценка интервалов времени. В этом случае силовая модель кажется
более подходящей, чем модель вывода.

4. Благовидное настоящее

Термин «мнимое настоящее» впервые был введен
психолог Э.Р.Клей, но наиболее известной его характеристикой была
благодаря Уильяму Джеймсу, который считается одним из основоположников современного
психология.Он жил с 1842 по 1910 год и был профессором обоих
психологии и философии в Гарварде. Его определение
мнимое настоящее выглядит следующим образом: «прототип всего
задуманное время — это кажущееся настоящее, короткое время которого
мы немедленно и постоянно разумны »(James 1890). Как
долго это обманчивое настоящее? В другом месте той же работы Джеймс
утверждает: «Мы постоянно осознаем определенную продолжительность —
мнимое настоящее — от нескольких секунд до, вероятно, не более
чем минуту, и эта продолжительность (с ее содержанием воспринимается как имеющая
одна часть раньше, а другая часть позже) — изначальная интуиция
время.’Это удивительное изменение длины кажущегося
настоящее заставляет подозревать, что в
Довольно расплывчатая характеристика Джеймса.

Здесь есть два источника двусмысленности. Один закончился ли
«Кажущееся настоящее» относится к объекту
опыт, а именно продолжительность во времени или способ, которым этот объект
представлен нам. Во-вторых, как мы должны интерпретировать
«Немедленно разумный». Слова Джеймса предполагают, что
кажущееся настоящее — это сама продолжительность, выбранная как объект
определенного опыта.Но «немедленно
разумный допускает ряд неоднозначностей. Чтобы мы могли
определите кажущееся настоящее как:

  1. объем кратковременной памяти;
  2. продолжительность, которая воспринимается не как продолжительность, а как
    мгновенное;
  3. продолжительность, которая воспринимается непосредственно, т.е. не через
    посредничество ряда других, возможно мгновенных,
    восприятие;
  4. продолжительность, которая воспринимается как настоящая, так и как увеличенная в
    время.

Если Джеймс имеет в виду первое из них, это, безусловно, объясняет его
предположение, что это может длиться до минуты.Но это не похоже
иметь много общего с опытом
присутствия , так как мы определенно можем удерживать что-то в
кратковременная память и все же признать ее прошлым. Джеймс может думать
случаев, когда мы слушаем предложение: если мы как-то не
держать все слова в нашем сознании, мы бы не поняли
предложение в целом. Но ясно, что слов нет
воспринимается как одновременное, потому что тогда результат будет
неразборчивый беспорядок звуков.(2) иллюстрируется знакомым
тот факт, что некоторые движения настолько быстры, что мы видим их как размытое пятно, например
как когда мы смотрим на поклонника. Что на самом деле происходит в разных
раз представлено как происходящее в одно мгновение. Но это не так
обычно то, что подразумевается под кажущимся настоящим. (3) является конструктивным
что можно найти в литературе (см., например, Kelly 2005), но это не
очевидно, что именно это имел в виду Джеймс, поскольку Джеймс обеспокоен
с феноменологией восприятия времени и независимо от того,
опыт представляет собой прямое или косвенное восприятие интервала
не кажется феноменологическим вопросом.(Кроме того, как
Келли указывает, что нам может показаться странным предположение, что прошлые части
интервал может быть непосредственно воспринят.)

Это оставляет нам (4): продолжительность, которая воспринимается как настоящее
и как расширенные во времени. Настоящий опыт
«Кажущимся» в отличие от объективного настоящего (если
такое дело — смотри
Метафизика восприятия времени
ниже) это интервал, а не мгновение без продолжительности. Настоящее или
объективное настоящее должно быть непродолжительным, поскольку, как утверждал Августин, в
интервал любой продолжительности, есть ранние и поздние части.Так что если есть
часть этого интервала присутствует, будет другая часть, которая
прошлое или будущее.

Но можно ли воспринимать нечто протяженное и настоящее? Если
мы слышим короткую музыкальную фразу, нам кажется, что мы слышим эту фразу как
присутствует, и все же — потому что это фраза, а не отдельная
аккорд — мы также слышим ноты как последовательные, а потому как
распространяется на интервал. Если это не кажется полностью убедительным,
учитывать восприятие движения. Как говорит Броуд (1923), «чтобы
увидеть подержанный переезд — совсем другое дело, чем «увидеть»
часовая стрелка переместилась.’Дело не в том, что мы видим текущую
положение секундной стрелки и вспомним, где это было секунду назад: мы
просто посмотрите на движение. Это приводит к следующему аргументу:

(1) То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как настоящее.
(2) Мы воспринимаем движение.
(3) Движение происходит с интервалом.
Следовательно, : То, что мы воспринимаем как настоящее, происходит в течение определенного промежутка времени.

Тем не менее, в этом есть нечто большее, чем парадокс.Если последующие
части движения (или музыкальной фразы, или чего-то еще, что мы
воспринимать) воспринимаются как присутствующие, то, несомненно, они воспринимаются как
одновременно. Но если они воспринимаются как одновременные, то
движение будет просто размытым, как в случаях, когда оно слишком быстрое
воспринимать как движение. Тот факт, что мы не воспринимаем это как движение
предполагает, что мы не рассматриваем последующие его части как
одновременные, и поэтому не рассматривайте их как настоящие. Но тогда как нам
объясните различие, на которое Броуд обращает наше внимание?

Один из выходов из этого тупика — предположить, что два совершенно разных
в восприятии движения (и других видов
изменение).Один из них — восприятие последовательных состояний как последовательных, поскольку
пример различных положений секундной стрелки. Другой — это
восприятие чистого движения. Это второе восприятие, которое может включать
более примитивная система, чем первая, не содержит как часть
распознавание более ранних и поздних элементов. (Le Poidevin 2007, Глава
5.) В качестве альтернативы мы могли бы попытаться объяснить феномены временного опыта, вообще не обращаясь к понятию кажущегося настоящего (см. Арстила, 2018).

5. Прошлое, настоящее и время

В предыдущем разделе указывалось на важность различения
между восприятием настоящего и восприятием чего-то как
настоящее время. Мы можем воспринимать прошлое как настоящее. Действительно, учитывая
конечная скорость передачи как света, так и звука (и
конечная скорость передачи информации от рецепторов к мозгу),
кажется, что мы воспринимаем только то, что было в прошлом. Однако это действительно
сами по себе не говорят нам, что значит воспринимать нечто как настоящее,
а не в прошлом.Не объясняет это и самой яркой особенности
наш нынешний опыт: он постоянно меняется.
ход (или кажущийся ход) времени — его самая яркая черта,
и любое описание нашего восприятия времени должно учитывать этот аспект.
нашего опыта.

Вот одна из попыток сделать это. Первая проблема — объяснить, почему наши
временной опыт ограничен таким образом, что наши пространственные
опыта нет. Мы можем воспринимать предметы, которые стоят в самых разных
пространственные отношения к нам: близко, далеко, влево или вправо, вверх или вниз,
и т.п.Наш опыт не ограничивается непосредственной близостью (хотя
конечно, наш опыт пространственно ограничен до такой степени, что
достаточно далекие объекты для нас невидимы). Но, хотя мы
воспринимаем прошлое, мы воспринимаем его не как прошлое, а как настоящее.
Более того, наш опыт не только кажется временным.
ограничено, это так: мы не воспринимаем будущее, и мы не
продолжают воспринимать временные события еще долго после получения информации от них
достигли наших чувств. Теперь есть очень простой ответ на вопрос
почему мы не воспринимаем будущее, и оно причинно.Коротко говоря,
причины всегда предшествуют их следствиям; восприятие — это причинный процесс,
в том, что воспринимать что-либо — значит подвергаться этому причинному влиянию;
поэтому мы можем воспринимать только более ранние события, а не более поздние. Так
объясняется одна временная граница нашего опыта; что из
Другой?

Кажется, нет логической причины, по которой мы не должны напрямую
испытать далекое прошлое. Мы могли бы апеллировать к принципу, что
не может быть действий на временном расстоянии, так что что-то
далекое прошлое может причинно повлиять на нас только через более близкие события.Но это неадекватное оправдание. Мы можем воспринимать только пространственное
далекое дерево из-за его эффектов на предметы в нашем районе (свет
отражается от дерева, попадая в нашу сетчатку), но этого не видно
теми, кто придерживается прямой реалистической теории восприятия как
несовместимо с их положением. Мы все еще видим дерево , они
скажем, не какой-то более непосредственный объект. Возможно, тогда нам стоит поискать
другая стратегия, такая как следующая, которая привлекает
биологические соображения.Чтобы быть эффективными агентами в мире, мы
должен точно представлять, что происходит в данный момент: быть постоянно
устаревшие в наших убеждениях, когда мы занимаемся нашей деятельностью, было бы
столкнуться с довольно немедленным исчезновением. Теперь нам в этом повезло,
хотя мы воспринимаем только прошлое, в большинстве случаев
недавнее прошлое, так как передача света и звука, хотя и конечная,
очень быстро. Более того, хотя вещи меняются, они меняют,
опять же, в большинстве случаев, со скоростью, значительно меньшей, чем скорость при
какая информация от внешних объектов доходит до нас.Итак, когда мы формируем
убеждения о том, что происходит в мире, они в значительной степени точны
из них. (См. Более подробное описание этих
линий.) Но, поскольку поступающая информация уже зарегистрирована, ее необходимо
переместитесь в память, чтобы освободить место для более свежей информации. Для,
хотя все может медленно меняться относительно скорости света или
звучат, они меняются, и мы не можем позволить себе быть одновременно
обработка противоречивой информации. Итак, наша эффективность как агентов
зависит от того, что мы не продолжаем испытывать временное состояние
дела (скорее, как в замедленном фильме), когда информация
из него был впитан.Эволюция гарантирует, что мы не
пережить что-либо, кроме совсем недавнего прошлого (кроме случаев, когда мы
смотрите в небеса).

Воспринимать что-то как настоящее — это просто воспринимать это: мы не
необходимо постулировать некоторый дополнительный пункт в нашем опыте, а именно
переживание настоящего ». Отсюда следует, что не может быть
«Восприятие прошлого». Кроме того, если бы прошлое было
то, что мы могли бы воспринять, тогда мы бы восприняли
все таким образом, так как каждое событие уже прошло по времени
мы это воспринимаем.Но даже если мы никогда ничего не воспринимаем как прошлое (на
одновременно с восприятием рассматриваемого события) мы могли бы внятно
более широко говорить об опыте прошлого: опыт, который мы получаем
когда что-то подходит к концу. Было высказано предположение, что
воспоминания — точнее, эпизодических воспоминаний ,
наш опыт прошлых событий — сопровождается чувством
прошлое (см. Russell 1921). Проблема в том, что это предложение
должно решить, что эпизодическое воспоминание — это просто воспоминание о
событие: это представляет симпликатор события, а не
Дело в том, что мероприятие прошло.Итак, нам нужно постулировать что-то еще
который предупреждает нас о том, что запомнившееся событие прошло.
альтернативный аккаунт, и тот, который никому не нравится
феноменологические аспекты памяти в том, что воспоминания склоняют нас к
формируют верования с прошедшим временем, и в силу этого они представляют
событие как прошлое.

Итак, у нас есть возможное объяснение нашего опыта
расположенный в определенный момент времени, (кажущееся) настоящее. И, как
содержание этого опыта постоянно меняется, так что
положение во времени меняется.Но есть еще одна загадка. + Изменить
по нашему опыту — это не то же самое, что переживание перемен. Мы
хотите знать, а не просто воспринимать одно событие за другим,
но также и то, что значит воспринимать событие как происходящее за другим.
Только тогда мы поймем свой опыт прохождения времени. Мы
Обратимся теперь к восприятию временного порядка.

6. Заказ времени

Как мы воспринимаем приоритет событий? Заманчиво простой
Ответ заключается в том, что восприятие приоритета — это просто ощущение, вызванное
примерами приоритета, так же как ощущение красного вызвано
экземпляры покраснения.Хью Меллор (1998), который рассматривает эту линию,
отвергает его по следующей причине. Если бы это было правильно
объяснение, то мы не могли отличить x от
ранее , чем y , и x было позже
чем y , поскольку всякий раз, когда есть экземпляр одного отношения,
есть также экземпляр другого. Но очевидно, что мы можем
различать два случая, так что это не может быть просто вопросом
восприятие отношения, но что-то связано с нашим восприятием
Relata.Но простое восприятие релятов не может быть всем, что нужно
восприятие приоритета. Снова рассмотрим точку зрения Броуда о
секундная стрелка и часовая стрелка. Сначала мы воспринимаем часовую стрелку в одном
положение, допустим, указывая на 3 часа, а позже мы воспринимаем это в
другое положение, указывающее на половину третьего. Итак, у меня есть два
восприятия, одно позже, чем другое. Я также могу знать о
временные отношения двух положений руки. тем не менее,
Я не воспринимаю эти отношения, потому что не вижу руки
перемещение.Напротив, я вижу, что секундная стрелка перемещается из одной позиции
к другому: я вижу последовательные позиции как последовательные.

Предложение Меллора состоит в том, чтобы я воспринимал x предшествующих
y в силу того, что мое восприятие x
причинно влияет на мое восприятие и . Как я вижу вторую руку
в одной позиции у меня в кратковременной памяти есть образ (или
информация в той или иной форме) о его непосредственно предыдущей позиции, и
этот образ влияет на мое текущее восприятие.Результат — восприятие
движения. Воспринимаемый порядок различных позиций не обязательно
обязательно быть таким же, как и реальный временной порядок этих
позиции, но он будет таким же, как и причинный порядок
восприятий из них. Поскольку причины всегда предшествуют их
эффекты, воспринимаемый временной порядок влечет за собой соответствующий временной
порядок в восприятии. Дейнтон (2001) возражал против этого, что если
счет был правильным, мы не должны помнить, что воспринимали
приоритет, поскольку мы помним только то, что действительно можем воспринимать.Но
нет причин отрицать это только потому, что восприятие
приоритет может включать кратковременную память, поэтому он не считается
подлинное восприятие.

Существует еще одна противоречие между восприятием цвета и
восприятие временного порядка. В случае цвета воспринимается
то, что имеет определенное пространственно-временное местоположение. Соотношение
приоритета, напротив, не является чем-то очевидным
расположение. Но у причин есть места, поэтому восприятие
приоритетность гораздо труднее согласовать с причинной теорией
восприятие, чем восприятие цвета (Le Poidevin 2004, 2007).

По сути, идея Меллора состоит в том, что мозг представляет время
средства времени: что упорядоченные во времени события представлены
аналогично упорядоченные во времени переживания. Это сделало бы
представление времени уникальное. (Например, мозг не
представляют собой пространственно разделенные объекты с помощью пространственно разделенных
восприятия, или оранжевые вещи оранжевым восприятием.)
время быть уникальным в этом отношении? В других медиа время может быть
представлены пространственно (как в мультфильмах, графиках и аналоговых часах) или
численно (как в календарях и цифровых часах).Так что, возможно, мозг
может представлять время другими способами. Одна из причин предполагать, что он должен
иметь в своем распоряжении другие средства, чтобы время было представлено
в памяти (напомню, что и были раньше, чем
b , а также опыт наблюдения за происходящим до b) и
намерение (я намерен F после I G ), но
не существует очевидного способа, которым представление Меллора
времени за временем »может быть расширен и на них.

В модели Меллора механизм, с помощью которого
воспринимается чувствительно к времени , когда восприятие
встречаются, но безразлично к их содержанию (какие восприятия
являются из). Дэниел Деннетт (1991) предлагает другую модель, по которой
процесс не зависит от времени, но зависит от содержимого. Например,
мозг может сделать вывод о временном порядке событий, увидев, какие
последовательность имеет смысл причинного порядка этих событий. Один из
Преимущества модели Деннета в том, что она может объяснить
довольно загадочные случаи «обращения в прошлое», когда
воспринимаемый порядок не следует за порядком восприятий.(См. Деннет
1991 г. для обсуждения этих случаев, а также Roache 1999 г.
попытаться примирить их со счетом Меллора.)

Рассказывая о различных аспектах восприятия времени, мы
неизбежно использовать концепции, которые мы принимаем, чтобы иметь цель
аналог в мире: прошлое, временной порядок, причинность, изменение,
ход времени и так далее. Но один из самых важных уроков
философии, для многих писателей, может быть пробел, возможно
даже пропасть между нашим представлением о мире и мире
даже на довольно абстрактном уровне.(Было бы справедливо добавить, что,
для других писателей это именно , а не урок
философия учит.) Философия времени не является исключением.
Действительно, интересно отметить, как много философов приняли
считают, что, несмотря на внешность, время или какой-то аспект времени
нереально. В этом заключительном разделе мы рассмотрим, как три
метафизические споры о природе мира взаимодействуют с
счета восприятия времени.

Первая дискуссия касается реальности напряженности, то есть нашего разделения
времени в прошлое, настоящее и будущее.Время действительно разделено на это
путь? Ускользает ли то, что настоящее, все дальше и дальше в прошлое? Или
отражает ли эта картина нашу точку зрения на реальность, в которой
нет особого привилегированного момента, настоящего, а просто
заказанная серия моментов? А-теоретики говорят, что наши обычные
картина мира как напряженного отражает мир таким, какой он есть на самом деле:
время — объективный факт. Б-теоретиков это отрицают.
(Термины A-теория и B-теория происходят от McTaggart (1908)
различие между двумя способами упорядочивания событий во времени,
либо как серия А — то есть с точки зрения того, прошли ли они,
настоящее или будущее — или как серия B — то есть согласно
происходят ли они раньше, позже или одновременно с другими
События.)

Для B-теоретиков единственные объективные временные факты касаются отношений
приоритета и одновременности событий. (Я игнорирую здесь
усложнения, вносимые специальной теорией относительности, поскольку
B-теорию — и, возможно, A-теорию тоже — можно переформулировать в
термины, совместимые со Специальной теорией.) B-теоретики
не отрицать, что наши напряженные убеждения, такие как вера в то, что холодный фронт
сейчас проходит , или что свадьба Салли была два
лет назад
, может быть, это правда, но они утверждают, что то, что делает такие
верные убеждения не являются фактами о прошлом, настоящем или будущем
событий, но бесспорные факты, касающиеся приоритета и одновременности
(см. Mellor 1998, Oaklander and Smith 1994).По одной из версий
B-теория, например, моя вера в то, что сейчас есть холодный фронт.
прохождение верно, потому что прохождение фронта составляет одновременных
с
моя вера. Теперь один очень серьезный вызов
теоретик без напряжения объясняет, почему, если время не проходит
в действительности, похоже, так оно и есть. Что, в терминах теории B, является основой
для нашего опыта по прошествии времени?

Учетные записи, которые мы рассмотрели выше, первое из временных ограничений
на нашем опыте, а во-вторых, на нашем опыте временного порядка,
не апеллировать прямо к напряженным или A-теоретическим понятиям.Факты мы
привлекли внимание, чтобы выглядеть чисто теоретически: эти причины
всегда раньше, чем их последствия, что обычно все меняется медленно
относительно скорости передачи света и звука, что наш
возможности обработки информации ограничены, и что может быть
причинные связи между воспоминаниями и переживаниями. Так может быть, что
беззаботный теоретик может выполнить обязательство объяснить, почему
время, кажется, идет. Но остаются два сомнения. Во-первых, возможно, A-
теоретик может дать более простое объяснение нашему опыту.Во-вторых,
может оказаться, что предположительно факты серии B зависят от
A-серии, так что, например, a и b являются
одновременно в силу того, что оба присутствуют .

Ясно, однако, что нет прямых аргументов от
опыта к А-теории, поскольку настоящее опыта, будучи
расширенный во времени и относящийся к прошлому, очень отличается от
объективное настоящее постулируется А-теорией. Кроме того, он не может
считаться само собой разумеющимся, что объективный ход времени мог бы объяснить
независимо от того, что происходит с течением времени
должен составить.(См. Prosser 2005, 2007, 2012, 2016, 2018.)

Второй метафизический вопрос, имеющий решающее значение для времени
восприятие связано со спором A / B-теории, и это
дебаты между презентистами и этерналистами. Презентисты считают, что только
настоящее существует (для артикуляции различных видов
презентизм и проблемы, с которыми они сталкиваются, см. Bourne 2006), тогда как
этерналисты наделяют все времена одинаковой реальностью. два дебата, A-
против B-теории и презентизма против этернализма, не отображайте точно
друг на друга.Возможно, B-теория привержена этернализму, но
А-теоретики не обязательно поддерживают презентизм (хотя Борн
утверждает, что должны).

Как его можно связать с восприятием? По косвенным
(или, как ее иногда называют, репрезентативная) теория восприятия,
мы воспринимаем внешние объекты, только воспринимая некоторые промежуточные
объект, чувственное данное. Согласно прямой теории, напротив,
восприятие внешних объектов не предполагает такого посредника. Сейчас,
внешние объекты находятся на разном расстоянии от нас, и, как уже отмечалось,
выше, поскольку свет и звук движутся с конечной скоростью, это означает, что
состояние объектов, которые мы воспринимаем, обязательно будет лежать в
прошлое.В случае звезд, где расстояния очень велики,
временной промежуток между светом, покидающим звезду, и нашим восприятием может
быть одним из многих лет. Презентист считает, что прошлые состояния, события
и объекты больше не реальны. Но если все, что мы воспринимаем в
внешний мир прошел, то кажется, что объекты нашего
восприятие (или хотя бы состояния тех объектов, которые мы воспринимаем)
нереальны. Это трудно совместить с прямой теорией
восприятие. На первый взгляд кажется, что презентисты
привержены косвенной теории восприятия.(См. Power 2010a,
2010b, 2018, Le Poidevin 2015b.)

Третий и последний метафизический вопрос, который мы обсудим в
контекст восприятия времени касается причинной асимметрии. Отчет о
наше чувство нахождения в то время, которое мы считали
Прошлое, настоящее и время
основан на предположении, что причинно-следственная связь асимметрична. Поздние события,
было предложено, не может повлиять на более ранние, в силу
независимый от разума факт, и поэтому мы не воспринимаем будущее,
только прошлое.Но попытки объяснить основы причинной асимметрии,
в терминах, например, контрфактической зависимости или вероятностной
термины, как известно, проблематичны. Одна мораль, которую мы можем извлечь из
трудность сведения причинной асимметрии к другим асимметриям заключается в том, что
причинная асимметрия примитивна и потому несводима. Другое дело, что
что поиск независимого от разума счета ошибочен. возможно
причинно-следственная связь по своей природе симметрична, но некоторые особенности нашего
психологическая конституция и отношение к миру создают причинную связь
кажутся асимметричными.Эта причинная перспектива — линия
взято Хью Прайсом (1996). Эту причинную асимметрию следует объяснить.
частично из-за нашей психологической конституции, аналогично нашему
понимание вторичных качеств, таких как цвет, является радикальным
изменение наших обычных предположений, но тогда наши обычные
понимание ряда очевидных объективных особенностей
мир — напряженная, абсолютная одновременность — встречались так же
радикальные вызовы. Итак, если причинная асимметрия в этом
пути, то мы не можем обращаться к нему, объясняя наш опыт
временная асимметрия — разница между прошлым и будущим.

Кроме того, совсем не ясно, может ли перспективазм объяснять
восприятие временного порядка. Механизм, предложенный Меллором (см.
Временной порядок)
использовали асимметрию причинно-следственной связи: это факт, что
восприятие А причинно влияет на восприятие В, но не порок
наоборот, это порождает ощущение того, что за А следят
by B. Мы можем представить это схематически следующим образом (где стрелка
означает асимметричную причинную связь):

Р (А) → Р (В) → P (A

Но если объективной асимметрии нет, то каково объяснение?
Конечно, мы все еще можем определить причинный порядок в терминах причинной связи.
отношения промежуточности, и мы можем сказать, что воспринимаемый порядок следует
объективный причинный порядок восприятий в этом смысле: с одной стороны, где A
воспринимается как сопровождаемый B, то восприятие B
всегда причинно между восприятием А и восприятием
За буквой A следует буква B (тире обозначает симметричный причинный
отношение):

P (A) — P (B) — P (A

С другой стороны, когда B воспринимается как сопровождаемый A, восприятие
А всегда является причинно-следственной связью между восприятием В и восприятием
из B следует A:

P (B) — P (A)) — P (B

Но что, с точки зрения причинно-следственного подхода, исключило бы
следующий случай?

P (B

Для такого случая удовлетворяет указанным выше ограничениям.Но это случай
в котором A воспринимается наблюдателем как следующее, и как
за которым следует, B, и мы знаем, что такой случай никогда не происходит в
опыт. «Воспринимается размером x , за которым следует» —
асимметричное отношение (при условии, что мы имеем дело с одним смыслом
модальность), и поэтому тот, который может быть основан только на причинной связи
если причинная связь асимметрична сама по себе. Теперь если перспективализм
не может решить проблему, чтобы объяснить, почему, когда B воспринимается как
Следуя за А, А никогда не воспринимается одним и тем же наблюдателем, как следование за В,
кажется, что наш опыт временного порядка, поскольку он имеет причинную
объяснение требует, чтобы причинно-следственная связь была объективно асимметричной.

Одна стратегия, которую может принять каузальный перспективалист (на самом деле, единственная
один доступный) заключается в объяснении принципа асимметричности выше в терминах
некоторой объективной непричинной асимметрии. Цена, например, позволяет
объективная термодинамическая асимметрия, в которой упорядоченная серия состояний
Вселенной будет проявляться то, что он называет термодинамическим градиентом:
энтропия будет ниже в одном конце ряда, чем в конце. Мы
следует сопротивляться искушению сказать, что энтропия увеличивается, для этого
это все равно что утверждать, что дорога идет в гору, а не под гору
не уступая перспективному характеру описаний вроде
«В гору».Может ли такая термодинамическая асимметрия объяснить
восприятие временного порядка? Это вопрос к читателю
вдумайтесь.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.