Типы нарушений в семейных структурах: Анализ функциональных показателей семейной системы

Содержание

Задержки и нарушения развития детей диагностика и лечение в Москве

Причины

Задержки и нарушения развития в детском возрасте могут возникать по разным причинам. В зависимости от механизма возникновения, они имеют свою специфику как с точки зрения способов преодоления, так и с точки зрения прогноза.

Диапазон возможных проблем развития в детском возрасте может колебаться от единичных трудностей формирования отдельных психических функций (диспраксия, трудности концентрации внимания, несформированность пространственной функции), до стойких системных нарушений психического развития (умственная отсталость).

В клинико-психолого-педагогической классификации различных видов дизонтогенеза (по В.В. Лебединскому) предпринята попытка описать шесть основных маршрутов формирования задержек и нарушений психического развития.

  1. Общее психическое недоразвитие — общая стойкая задержка психического развития при наиболее ранних поражениях мозга — генетических, внутриутробных, родовых, ранних постнатальных (например, при олигофрении).
  2. Задерженное психическое развитие — замедление темпа формирования познавательной и эмоциональной сфер с фиксацией на более ранних возрастных этапах. Может быть следствием патогенных воздействий на нервную систему ребенка различной этиологии (хронические заболевания, гипоксии, травмы головного мозга) до 3-х летнего возраста. Задержки психического развития (ЗПР), а так же задержки речевого развития (ЗРР) и задержки психоречевого развития (ЗПРР) часто являются предпосылками школьной неуспеваемости, но при этом имеют относительно хороший прогноз в преодолении и являются наиболее частой причиной обращения родителей к специалистам в коррекционные центры. В грубых случаях необходима дифференциальная диагностика, позволяющая точно установиться диагноз, так как грубые задержки дают клиническую картину, схожую с умственной отсталостью.
  3. Поврежденное психическое развитие — является следствием патогенного воздействия на нервную систему в период ее относительной сформированности (травмы, интоксикации, наследственные дегенеративные заболевания). Отличается парциальностью расстройств (например, афазия; органическая деменция).
  4. Дефицитарное психическое развитие — вариант особенностей развития, связанный с недостаточностью отдельных систем организма: первичные нарушения двигательной сферы, нарушения зрения и слуха, инвалидизирующие соматические заболевания (заболевания сердца, дыхательной системы, эндокринные заболевания, иногда — детский церебральный паралич (ДЦП). Изначально здоровая нервная система развивается в условиях дефицита стимулов либо не имеет возможности давать адекватную реакцию на стимул (часто это задержки развития по моторному или сенсорному типу). Первичный дефект ведет к недоразвитию связанных с ним психических функций. В случае преодоления первичного дефекта может давать картину ЗПР.
  5. Искаженное психическое развитие — сочетание элементов общего психического недоразвития с элементами задержанного, ускоренного и поврежденного развития отдельных функций. Данная комбинация дает новую клиническую картину нарушений, не свойственную входящим в ее состав отдельным типам. Подобный тип формирования психической сферы наблюдается при раннем детском аутизме (РДА), расстройствах аутистического спектра (РАС).
  6. Дисгармоническое психическое развитие. По структуре схоже с искаженным развитием, но на первый план выходит не текущий болезненный процесс, как при РДА, где развитие психики происходит под давлением заболевания, а врожденная либо приобретенная диспропорциональность психики, преимущественно, в эмоционально-волевой сфере. Примером могут служить ряд психопатий и, так называемых, патологических формирований личности, проявляющихся в юношеском и зрелом возрасте. Часто к подобному типу развития приводит сочетание биологических (наследственных, органических) и социальных факторов, которые могут оказывать влияние на развитие психики на протяжении всей жизни.

Часто в клинической практике мы встречаемся с сочетанием патологических типов развития нервной системы у ребенка с трудностями в развитии. Трудности в развитии, связанные с гипоксией при родах, могут усиливаться элементами сенсорной депривации, связанными с отсутствием подвижного образа жизни и эмоционально-волевыми проблемами, связанными с особенностями семейной системы.

Диагностика и лечение

Для выявления структуры нарушения и постановки точного диагноза у ребенка с задержкой развития требуется подробный сбор анамнестических данных и комплексная междисциплинарная диагностика: обследование врача невролога (при необходимости психиатра), функциональная диагностика (ЭЭГ с картированием, УЗДГ, вызванные потенциалы), обследование логопеда, обследование нейропсихолога, в ряде случаев, для диагностики генетических заболеваний (например, синдром Мартина-Бэлла) назначают генетические исследования.

Преодолением задержек и нарушений психического развития, в зависимости от причин возникновения и необходимых лечебных мероприятий, занимаются врачи (невролог, психиатр, педиатр) и специалисты отделения лечебной педагогики (логопед, нейропсихолог). В ряде случаев, пациенту рекомендуется пройти курс остеопатического лечения и лечебного массажа.

Непосредственно для лечения задержек органического генеза разработаны протоколы лечения на специальном реабилитационном оборудовании — транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС). Решение о возможности применения ТМС можно принимать только после постановки правильного диагноза, основанном на патогенезе нарушения.

Attention deficit hyperactivity disorder in children | Zinov’eva

1. Polanczyk G, de Lima MS, Horta BL, et al. The worldwide prevalence of ADHD: a systematic review and metaregression analysis. Am J Psychiatry. 2007;164(6):942–8. DOI: <a=»http://dx.doi.org/10.1176/appi.ajp.164.6.942″>http://dx.doi.org/10.1176/appi.ajp.164.6.942</a>

2. Брязгунов ИП, Касатикова ЕВ. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей. Москва: Медпрактика; 2002. 128 с. [Bryazgunov IP, Kasatikova EV. Defitsit vnimaniya s giperaktivnost’yu u detei [Deficiency of attention with a hyperactivity at children]. Moscow: Medpraktika; 2002. 128 p. (In Russ.)]

3. Заваденко НН. Гиперактивность и дефицит внимания в детском возрасте. Москва: ACADEMIA; 2005. 256 с. [Zavadenko NN. Giperaktivnost’ i defitsit vnimaniya v detskom vozraste [Hyperactivity and deficiency of attention at children’s age]. Moscow: ACADEMIA; 2005. 256 p. (In Russ.)]

4. Biederman J, Kwon A, Aleardi M, et al. Absence of gender effects on attention deficit hyperactivity disorder: findings in nonreferred subjects. Am J Psychiatry. 2005;162(6):1083–9. DOI: http://dx.doi.org/10.1176/appi.ajp.162.6.1083.

5. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. 5th еd.: DSM-5. American Psychiatric Association. 2013.

6. Александров АА, Карпина НВ, Станкевич ЛН. Негативность рассогласования в вызванных потенциалах мозга у подростков в норме и при дефиците внимания при предъявлении акустических стимулов короткой длительности. Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2003;33(7):671–5. [Aleksandrov AA, Karpina NV, Stankevich LN. Mismatch negativity in evoked brain potentials in adolescents in normal conditions and attention deficit in response to presentation of short-duration acoustic stimuli. Rossiiskii fiziologicheskii zhurnal im. I.M. Sechenova = Neuroscience and behavioral physiology. 2003;33(7):671–5. (In Russ.)]

7. Becker SP, Langberg JM, Vaughn AJ, Epstein JN. Clinical utility of the Vanderbilt ADHD diagnostic parent rating scale comorbidity screening scales. J Dev Behav Pediatr. 2012;33(3):221–8. DOI: 10.1097/DBP.0b013e318245615b.

8. Горбачевская НЛ, Заваденко НН, Сорокин АБ, Григорьева НВ. Нейрофизиологическое исследование синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2003;(1):47–51. [Gorbachevskaya NL, Zavadenko NN, Sorokin AB, Grigor’eva NV. Neurophysiological research of a syndrome of deficiency of attention with a hyperactivity. Sibirskii vestnik psikhiatrii i narkologii. 2003;(1):47–51. (In Russ.)]

9. Biederman J, Faraone S. Attention deficit hyperactivity disorder. Lancet. 2005;366(9481):237–48. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0140-6736(05)66915-2.

10. Mick E, Faraone SV. Genetics of Attention Deficit Hyperactivity Disorder. Child Adolesc Psychiatr Clin N Am. 2008;17(2):261–84, vii-viii. DOI: 10.1016/j.chc.2007.11.011.

11. Haavik J, Blau N, Thö ny B. Mutations in human monoamine-related neurotransmitter pathway genes. Hum Mutat. 2008;29(7):891–902. DOI: 10.1002/humu.20700.

12. Schulz KP, Himelstein J, Halperin JM, Newcorn JH. Neurobiological models of attentiondeficit/hyperactivity disorder: a brief review of the empirical evidence. CNS spectrums. 2000;5(6):34–44.

13. Arnsten AFT, Pliszka SR. Catecholamine influences on prefrontal cortical function: relevance to treatment of attention deficit hyperactivity disorder and related disorders. Pharmacol Biochem Behav. 2011;99(2):211–6. DOI: 10.1016/j.pbb.2011.01.020. Epub 2011 Feb 2.

14. McNally MA, Crocetti D, Mahone EM, et al. Corpus callosum segment circumference is associated with response control in children with attention-deficit hyperactivity disorder (ADHD). J Child Neurology. 2010;25(4):453–62. DOI: 10.1177/0883073809350221. Epub 2010 Feb 5.

15. Nakao T, Radua J, Rubia K, Mataix-Cols D. Gray matter volume abnormalities in ADHD: voxelbased meta-analysis exploring the effects of age and stimulant medication. Am J Psychiatry. 2011;168(11):1154–63. DOI: 10.1176/appi.ajp.2011.11020281. Epub 2011 Aug 24.

16. Valera EM, Faraone SV, Murray KE, Seidman LJ. Meta-analysis of structural imaging findings in attention-deficit/hyperactivity disorder. Biol Psychiatry. 2007;61(12):1361–9. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.biopsych.2006.06.011. Epub 2006 Sep 1.

17. Пальчик АБ. Лекции по неврологии развития. Москва: МЕДпреcсинформ; 2012. 376 с. [Pal’chik AB. Lektsii po nevrologii razvitiya [Lectures on development neurology]. Moscow: MEDprecsinform; 2012. 376 p. (In Russ.)]

18. Reddy DS. Neurosteroids: Endogenous role in the human brian and therapeutic potentials. Prog. Brain Res. 2010;186:113–137.

19. Shaw P, Eckstrand K, Sharp W, et al. Attention-deficit/hyperactivity disorder is characterized by a delay in cortical maturation. Proc Natl Acad Sci USA. 2007;104(49):19649–54. DOI: http://dx.doi.org/10.1073/pnas.0707741104. Epub 2007 Nov 16.

20. Fair DA, Posner J, Nagel BJ, et al. Atypical default network connectivity in youth with attention-deficit hyperactivity disorder. Biological psychiatry. 2010;68(12):1084–91. DOI: 10.1016/j.biopsych.2010.07.003. Epub 2010 Aug 21.

21. Makris N, Biederman J, Monuteaux MC,Seidman LJ. Towards Conceptualizing a Neural Systems-Based Anatomy of Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder. Dev Neurosci. 2009;31(1–2):36–49. DOI: 10.1159/000207492. Epub 2009 Apr 17.

22. Kaplan RF, Stevens MC. A review of adult ADHD: a neuropsychological and neuroimaging perspective. CNS Spectrums. 2002;7(5):355–62.

23. Krause J. SPECT and PET of the dopamine transporter in attention-deficit/hyperactivity disorder. Expert Rev Neurother. 2008;8(4):611–25. DOI: 10.1586/14737175.8.4.611.

24. Zametkin A, Liebenauer L, Fitzgerald G, et al. Brain metabolism in teenagers with attention deficit hyperactivity disorder. Arch Gen Psychiatry. 1993;50:333–40. DOI: http://dx.doi.org/10.1001/archpsyc.1993.01820170011002.

25. Arns M, Conners CK, Kraemer HC. A decade of EEG Theta/Beta ratio research in ADHD – a meta-analysis. J Atten Disord. 2013;17(5):374–83. DOI: 10.1177/1087054712460087. Epub 2012 Oct 19.

26. Anjana Y, Khaliq F, Vaney N. Event-related potentials study in attention deficit hyperactivity disorder. Funct Neurol. 2010;25(2):87–92.

27. Oades RD, Dittman-Balcar A, Schepker R, et al. Auditory event-related potentials (ERPs) and mismatch negativity (MMN) in healthy children and those with attention-deficit or tourettetic symptoms. Biol Psychol. 1996;43(2):163–85. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/0301-0511(96)05189-7.

28. Meisel V, Servera M, Garcia-Banda G, et al. Neurofeedback and standard pharmacological intervention in ADHD: a randomized controlled trial with six-month follow-up. Biol Psychol. 2013;94(1):12–21. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.biopsycho.2013.04.015.

29. Wilens T, Spencer T, Biederman J. A large, double-blind, randomized clinical trial of methylphenidate in the treatment of adults with attention-deficit/hyperactivity disorder. Biol Psychiatry. 2005;57(5):456–63. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.biopsych.2004.11.043.

30. Lee SS, Humphreys KL, Flory K. Prospective association of childhood attention-deficit/hyperactivity disorder (ADHD) and substance use and abuse/dependence: a meta-analytic review. Clin Psychol Rev. 2011;31(3):328–41. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cpr.2011.01.006.

31. Hammerness P, McCarthy K, Mancuso E, et al. Atomoxetine for the treatment of attention-deficit/hyperactivity disorder in children and adolescents: a review. Neuropsychiatr Dis Treat. 2009;5:215–26. Epub 2009 Apr 8.

32. Sangal RB, Sangal JM. Attention-deficit/hyperactivity disorder: using P300 topography to choose optimal treatment. Expert Rev Neurother. 2006;6(10):1429–37. DOI: http://dx.doi.org/10.1586/14737175.6.10.1429.

Структура семьи — причины, диагностика и лечение

  • Врачи
  • Лечение
  • Диагностика
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Существует множество различных вариантов состава, или структуры, семьи. Обычно семьи делят на следующие типы: «нуклеарная», «пополненная», «смешанная», «семья родителя-одиночки».

Существует множество различных вариантов состава, или струк­туры, семьи. Обычно семьи делят на следующие типы:

  • « нуклеарная семья » состоит из мужа, жены и их детей;

  • « пополненная семья » — увеличенный по своему составу союз — супружеская пара и их дети, плюс родители других поколений, например бабушки, дедушки, дяди, тети, живущие все вместе или в тесной близости друг от друга и составляющие структуру семьи;

  • « смешанная семья » является «перестроенной» семьей, обра­зовавшейся вследствие брака разведенных людей. Смешанная семья включает неродных родителей и неродных детей, так как дети от предыдущего брака вливаются в новую единицу семьи;

  • « семья родителя-одиночки » является хозяйством, которое ведет­ся одним родителем (матерью или отцом) из-за развода, ухода или смерти супруга либо потому, что брак никогда и не был за­ключен (Леви Д., 1993).

Существует также деление семей на типы в соответствии с тем, кому принадлежит власть и право принятия решений. То есть:

  • партриархальные семьи, где главой семейного государства яв­ляется отец;

  • матриархальные, где наивысшим авторитетом и влиянием пользуется мать;

  • эгалитарные семьи, в которых нет четко выраженных семейных глав, и где преобладает ситуативное распределение власти меж­ду отцом и матерью.

Источники

  • Mesdaghi S., Murphy DL., Sánchez Rodríguez F., Burgos-Mármol JJ., Rigden DJ. In silico prediction of structure and function for a large family of transmembrane proteins that includes human Tmem41b. // F1000Res — 2021 — Vol9 — NNULL — p.1395; PMID:33520197
  • Ahmed J., Kumar K., Sharma K., Fontes CMGA., Goyal A. Computational and SAXS-based structure insights of pectin acetyl esterase (CtPae12B) of family 12 carbohydrate esterase from Clostridium thermocellum ATCC 27405. // J Biomol Struct Dyn — 2021 — Vol — NNULL — p.1-18; PMID:33860720
  • Liu H., Guo S., He Y., Shi Q., Yang M., You X. Toll protein family structure, evolution and response of the whiteleg shrimp (Litopenaeus vannamei) to exogenous iridescent virus. // J Fish Dis — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33835515
  • Chen X., Wang P., Gu M., Lin X., Hou B., Zheng Y., Sun Y., Jin S., Ye N. R2R3-MYB transcription factor family in tea plant (Camellia sinensis): Genome-wide characterization, phylogeny, chromosome location, structure and expression patterns. // Genomics — 2021 — Vol113 — N3 — p.1565-1578; PMID:33819564
  • Rodríguez-Sabiote C., Álvarez-Rodríguez J., Álvarez-Ferrandiz D., Zurita-Ortega F. Using chi-squared automatic interaction detection modelling to identify student opinion profiles regarding same-sex couples as a family structure. // Heliyon — 2021 — Vol7 — N3 — p.e06469; PMID:33817365
  • Siddiqui MQ., Badmalia MD., Patel TR. Bioinformatic Analysis of Structure and Function of LIM Domains of Human Zyxin Family Proteins. // Int J Mol Sci — 2021 — Vol22 — N5 — p.; PMID:33808029
  • Chapman A., Verdery AM., Monnat SM. Opioid misuse and family structure: Changes and continuities in the role of marriage and children over two decades. // Drug Alcohol Depend — 2021 — Vol222 — NNULL — p.108668; PMID:33766441
  • Kazak AE., Alderfer M., Enlow PT., Lewis AM., Vega G., Barakat L., Kassam-Adams N., Pai A., Canter KS., Hildenbrand AK., McDonnell GA., Price J., Schultz C., Sood E., Phan TL. COVID-19 Exposure and Family Impact Scales: Factor Structure and Initial Psychometrics. // J Pediatr Psychol — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33749794
  • Ramly NZ., Dix SR., Ruzheinikov SN., Sedelnikova SE., Baker PJ., Chow YP., Tomley FM., Blake DP., Wan KL., Nathan S., Rice DW. The structure of a major surface antigen SAG19 from Eimeria tenella unifies the Eimeria SAG family. // Commun Biol — 2021 — Vol4 — N1 — p.376; PMID:33742128
  • Moroz OV., Blagova E., Taylor E., Turkenburg JP., Skov LK., Gippert GP., Schnorr KM., Ming L., Ye L., Klausen M., Cohn MT., Schmidt EGW., Nymand-Grarup S., Davies GJ., Wilson KS. Fungal Gh35 muramidases: New family members with applications in animal nutrition and a crystal structure at 0. 78Å resolution. // PLoS One — 2021 — Vol16 — N3 — p.e0248190; PMID:33711051

Невролог для родителей о детях


Что общего между ребенком, боящимся выйти к доске, и отличником, страдающим кожной аллергией и тиками?


Между импульсивным ребенком, который грубит учителям и бьет одноклассников, и боязливым и неуверенным в себе троечником с головными болями и нарушением внимания?


Между беспокойным, раздражительным, нервничающим по любому поводу ребенком и его соседом по парте страдающим расстройством сна и энурезом, которому ничего не интересно, на которого не действуют ни окрики, ни двойки?


В основе многих этих проявлений поведения у детей лежат нарушения механизмов развития нервной системы…

Чем же объясняются нарушения нервной деятельности у малыша, если видимых изменений в мозге не определяется?


Дело в том, что внешне правильно сформированный мозг еще не является гарантией нормальной его работы. Испытав неблагоприятные влияния в критическом периоде (внутриутробно, в процессе родов или в новорожденном), мозг «выходит из расписания» своего развития в наиболее ответственную фазу. Формирование важнейших функций не успевает «укладываться» в отведенный для этого оптимальный возрастной период, в своеобразный пик пластичности нервной системы, и тогда, кроме уже сказанного, у малыша могут развиться и необратимые состояния ….


Но если бы все, что происходит в периоде детства было необратимым, то и детские болезни нервной системы были бы неизлечимы…


А это не так!


Как лечить болезни мозга? На это ответят наши детские неврологи и психоневрологи.


Детскому психоневрологу, в отличие от взрослого невропатолога, приходится встречаться практически со всей патологией, присущей организму:

  • поражением нервной системы внутриутробно и в родах в результате различных неблагоприятных факторов
  • нарушениями моторного развития (от темповых задержек формирования начальных двигательных навыков до парезов и параличей)
  • родовой и бытовой черепно-мозговой травмой и их последствиями
  • эпилепсией, др. судорожными состояниями
  • расстройствами сна, в том числе пароксизмальными
  • нарушениями мозгового кровообращения (инсультами) как в острой, так и в хронической стадии
  • гидроцефалией врожденного и приобретенного характера
  • «помолодевшим» рассеянным склерозом, опухолями мозга др. прогрессирующими заболеваниями нервной системы
  • болями различного происхождения
  • наследственными нервно-мышечными заболеваниями и др. генетическими заболеваниями с поражением нервной системы
  • нарушением поведения, проблемами адаптации, невротическими реакциями и привычками (тики, заикания, недержание мочи, навязчивости, страхи и др.)
  • заболеваниями психической сферы (ранней детской шизофренией, аутизмом, задержками психического развития — интеллектуальной недостаточностью различной степени выраженности)
  • расстройствами, «сопровождающими» хронические соматические заболевания


и многими другими расстройствами, кроме, пожалуй, очень небольшого круга генетических состояний, возраст-зависимых, но и они имеют тенденцию к омоложению…


Перинатальное поражение нервной системы — собирательный диагноз, подразумевающий нарушение функции или структуры головного (энцефалопатии) и спинного мозга различного происхождения, возникающее в перинатальный период (с 28 недели внутриутробного развития, включая родовой акт, до периода соответствующего первой неделе жизни ребенка с характерными для него процессами адаптации новорожденного к условиям внешней среды). Причинами, влияющими на возникновение симптомов ППНС могут быть:

  • внутриутробные инфекции (краснуха, герпес, цитомегаловирус, сифилис и др.)
  • обострения хронических заболевании будущей матери с неблагоприятными изменениями метаболизма
  • интоксикации
  • действие различных видов излучения
  • генетическая обусловленность
  • длительный безводный период
  • отсутствие или слабая выраженность схваток и неизбежная в этих случаях стимуляция родовой деятельности
  • недостаточное раскрытие родовых путей
  • стремительные роды
  • применение ручных родовспомогательных приемов
  • кесарево сечение
  • обвитие плода пуповиной
  • большая масса тела и размеры плода
  • нейроинфекции
  • травмы


Следствием этих причин является нарушение дыхания и кровообращения (асфиксия, гипоксия), энергодефицит сердца и мозга, недостаточность отдельных органов или функциональных систем (полиорганная недостаточность), приводящая в некоторых случаях к необратимым явлениям.


Родовая травма новорождённых это повреждения органов и тканей плода, которые возникают во время родов в результате несоответствия между родовыми изгоняющими силами (схватками, потугами) и эластичностью тканей плода. К предрасполагающим причинам относят: токсикозы беременных, сердечно-сосудистые заболевания матери, инфекции, перенесенные во время беременности, нарушения обмена веществ, недонашивание и перенашивание беременности и др. Особую роль в возникновении родовой травмы играет внутриутробная асфиксия (гипоксия) плода.


Иногда травмы сопровождаются внутричерепными кровоизлияниями, отёком головного мозга с повышением внутричерепного давления, с развитием гидроцефалии (водянки мозга), переломами ключиц и плечевых костей, позвоночника, повреждениями лицевого нерва и параличами плечевого сплетения и др.


Черепно-мозговая травма ( в т.ч. бытовая). Травмы головы могут быть очень разными по степени тяжести: от небольшого ушиба мягких тканей головы до серьезных повреждений черепа и головного мозга. У маленьких детей даже порой внешне «безобидные» падения с небольшой высоты могут скрывать под собой переломы черепа, его внутренней платины с повреждением ткани мозга. Механическая травма черепа приводит к сдавлению мозговой ткани, натяжению и смещению ее слоев, и временному резкому повышению внутричерепного давления. Смещение мозгового вещества может сопровождаться разрывом мозговой ткани и сосудов (кровоизлияниям), ушибом мозга. Обычно эти механические нарушения дополняются сложными изменениями в мозге и их последствиями.


Эпилепсия, хроническое психоневрологическое заболевание, характеризующееся склонностью к повторяющимся внезапным припадкам. Припадки бывают различных типов (судорожные и безсудорожные), но в основе любого из них лежит очень высокая электрическая активность нервных клеток головного мозга.


Эпилепсия известна с древнейших времен. Эпилептические припадки отмечались у многих выдающихся людей, таких, как апостол Павел и Будда, Юлий Цезарь и Наполеон, Гендель и Данте, Ван Гог и Нобель. Ее распространенность достигает 15–20 случаев на 1000 человек. Кроме того, примерно у каждого двадцатого ребенка хотя бы раз отмечались судороги при повышении температуры. Различают эпилепсию как самостоятельное заболевание, эпилептические синдромы (при различных заболеваниях головного мозга) и эпилептические реакции на внезапно возникшие внешние стимулы (отравления, интоксикации, влияния условий внешней среды, травмы, стрессы и др.)


Пароксизмальные расстройства сна (парасомнии). Пароксизмальные нарушения сна известны со времен античности и описаны в трудах Гиппократа и Аристотеля. Отдельные из них имеют сходство с эпилепсией, как по проявлениям, так и по диагностическим характеристикам. К настоящему времени известно большое число самостоятельных синдромов, возникающих во сне, которые связанны с особенностями развития нервной системы ребенка (включая общемедицинские, неврологические, эмоциональные, социальные проблемы, факторы окружающей среды). Это такие как энурез, ночные страхи и кошмары, вегетативные нарушения (избыточная потливость, нарушения частоты дыхания, приступы удушья и сердцебиения), бруксизм (скрежет зубами), избыточная двигательная активность во время сна, вздрагивания, снохождение, сноговорения, приступообразные ночные боли, судороги в конечностях, нарушения пробуждения после сна.


Наряду с этими расстройствами сна выделяют и нарушения ритма «сон-бодрствование», связанные с расстройствами засыпания (диссомнии), а так же расстройства сна при сопутствующих заболеваниях (ОРВИ, ринит, различные болевые синдромы, период прорезывания зубов у детей и др.), расстройства сна могут отмечаться и при психиатрических заболеваниях и др.


Нарушения мозгового кровообращения у детей. У детей возможно развитие всех видов нарушений мозгового кровообращения, начиная с их начальных проявлений (в виде головных болей, головокружений, расстройств сознания, задержек интеллектуального развития и др.) и заканчивая инсультами. Болезни крови, опухоли мозга, неправильное развитие стенок самих мозговых сосудов (аневризмы), сахарный диабет, употребление алкоголя и наркотиков могут привести к сосудистым заболеваниям мозга, как у взрослых, так и у детей. Достаточно высока вероятность их развития при болезнях сердца, нарушениях сердечного ритма, пороках сердца и воспалительных заболеваниях мышцы сердца. Воспалительные заболевания сосудов мозга — васкулиты — также могут быть причиной нарушения мозгового кровообращения. У детей чаще встречается васкулит при ревматизме. Нарушения мозгового кровообращения головного и спинного мозга у детей могут быть и отдаленными последствиями родовой травмы позвоночника.


Нервный ребенок — это раздражительный, непослушный ребенок, который не умеет и не хочет владеть собой. Причем под этот родительский «диагноз» попадает практически 90%, совершенно различных детей. Рождение нервного ребёнка может зависеть от того, что будущая мать нервничала, страдала от токсикоза, тяжело рожала. Но даже в том случае, когда нет ни одной из перечисленных причин, и ваш ребенок родился и растет в благополучных условиях, причиной нервозности может стать врожденная недостаточность определенных структур мозга. Под понятием «нервный ребенок» с точки зрения медицины может скрываться как ребенок с повышенной эмоциональной чувствительностью, так и с аномалиями развития характера, неврозом, с органическими нарушениями деятельности головного мозга.


Нервным ребенок также становится, когда недосыпает, весь день смотрит телевизор, слушает ужастики, когда в доме очень шумно и многолюдно, в семье ссорятся, когда он единственный ребенок в семье, и любящие его взрослые выполняют любой его каприз или желание, думая, что в этом и заключается истинная любовь.


Если вас что-то тревожит в поведении нервного ребенка, непременно обратитесь к врачу: неврологу, психоневрологу, клиническому психологу. В большинстве случаев речь идет не о серьезных психических отклонениях, а об обычных недомоганиях, которые, если их вовремя «захватить», довольно легко поддаются коррекций. Специалисты смогут выяснить причину, с помощью различных видов обследования — ультразвукового исследования (УЗИ), электроэнцефалографии (ЭЭГ), лабораторных анализов, нейропсихологического и патопсихологического обследования. Лечение нервного ребенка комплексное – медикаментозное (психофармакотерапия), психосоциальное лечение (направлено на коррекцию микросоциальной среды, окружающей ребенка, на формирование поддержки и помогающих взаимоотношений), психотерапия (направлена на коррекцию поведения),


Невротические реакции — это психогенные расстройства, которые появляются из-за ссор, конфликтов, «загрызающего» чувства одиночества, каких-либо страхов. Невротическая реакция легко возникает из-за пережитого печального или страшного для человека события. Подталкивает к ним и напряжённый ритм современной жизни и школьные нагрузки, и всё чаще они обнаруживаются у самых незащищённых — у наших детей. Конечно же, жизнь маленького человечка не обходится без проблем. Но и проблемы детишек бывают разные. Одно дело, когда они укладываются в рамки возрастных норм развития. Но некоторые малышовые проблемы могут решить только специалисты, такие как тики, заикания, энурез, синдром гиперактивности с дефицитом внимания сосание пальцев и языка, раскачивания телом и головой (яктация), мастурбация (онанизм), возникший в допубертатном возрасте, кусание ногтей (онихофагия), выдёргивание волос (трихотилломания) и др.


При задержке психического развития помощь оказывает детский невролог, психоневролог, психиатр. Родители не всегда осознают желательность раннего обращения к данным специалистам, хотя именно они могут оказать помощь в проблемах ребенка, в том числе поведенческих и эмоциональных. Обязательна консультация эндокринолога, кардиолога, т.к. причины задержки могут крыться в неврологических, гормональных нарушениях, болезнях сердечно-сосудистой системы. Возможно, ребенку понадобится проведение дополнительных исследований -МРТ (магнитно-резонансная томография), компьютерная томография (КТ), ультразвуковые исследования (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография). Для более точного понимания причин происхождения проблем ребенка.


По показаниям могут назначаться лекарства, улучшающие память и внимание, уменьшающие возбудимость и развивающие усидчивость. У детей, в отличие от взрослых, больше резервов и возможностей организма. При своевременной помощи явления задержки психического развития в дальнейшем заметно сглаживаются, происходит хорошая адаптация в быту

Что такое синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) ?


«Гиперактивность» — это неусидчивость, невнимательность и импульсивность, частые ночные пробуждения, встречается чаще всего в детском возрасте и влияет на общую атмосферу в Вашей семье и на социальное будущее Вашего ребенка. Этот синдром — «сборная солянка» самых различных болезней, их причину необходимо выяснить.


Раннее органическое поражение головного мозга в перинатальном периоде (например, осложнения во время беременности, родовая травма, гипоксия в родах), а также генетические и социально-психологические факторы (семейные конфликты, дефекты в воспитании, острые и хронические стрессы, снижающие устойчивость нервной системы к внешним и внутренним воздействиям).


«Дети-катастрофы», «трудные дети» — так называют детей с СДВГ. Действительно, они доставляют столько хлопот родителям, постоянно попадают в какие-то неприятные ситуации, так как у них часто не развито чувство самосохранения и контроль за поведением. В школе они не могут усвоить учебный материал, находиться за партой в течение всего урока. При этом такие дети чаще всего не обнаруживают задержку психического развития или выраженных неврологических нарушений, хотя повышенная возбудимость может проявляться и при различных ранних поражениях нервной системы (травмы головы, нейроинфекции и т.д.). Такие дети требуют индивидуального подхода в учебном процессе, поэтому важны рекомендации педагога. Не стоит считать таких детей агрессивными и опасными для других детей. С возрастом в процессе социального взаимодействия явления гиперактивности становятся менее выражены. Иногда такие люди становятся лидерами, обладают повышенной работоспособностью.


При СДВГ может помочь невролог, психоневролог, психиатр, медицинский психолог (клинический психолог), а еще лучше – все вместе, ведь тогда у врачей будет возможность обсудить схему комплексного лечения, что будет наиболее эффективным.


Так, нужно обязательно выяснить, каково состояние физического здоровья, не являются ли особенности поведения ребенка следствием органических нарушений в головном мозгу ультразвуковые исследования (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография), МРТ (магнитно-резонансная томография), консультация невролога.


Важно оценить состояние сердечно-сосудистой системы (проконсультироваться у терапевта, кардиолога), определить уровень гормонов и получить консультацию эндокринолога.


Лечение – комплексное — биологическое, психологическое и социальное. Медикаментозное лечение (психофармакотерапия) направлено на уменьшение двигательного беспокойства, улучшение функций познания окружающего мира, нормализацию сна.

Энурез


Энурез (второе название — недержание мочи) – неспособность человека «дотерпеть» до туалета, постоянная борьба с мокрыми простынями.


Приучение малыша к горшку является одним из этапов общего психического и физического развития ребенка. Возраст, в котором уже можно говорить об энурезе у ребенка, должен составлять не менее 4-5 лет.


Причины энуреза самые различные — психическая травма, аномалии развития мочевыводящих путей, недоразвитие пояснично-крестцового отдела позвоночника, неправильный режим дня, нерациональное питание, эндокринные нарушения, задержка созревания нервной системы.


Энурез может быть как самостоятельным заболеванием, так и проявлением какой-либо другой болезни. Различают энурез дневной и ночной, первичный и вторичный. При первичном энурезе отмечается отсутствие предшествующего контроля за опорожнением мочевого пузыря. О вторичном энурезе говорят в том случае, если человек, как минимум, 6 месяцев контролировал процесс мочеиспускания, а потом опять начал мочиться в штаны или постель, вследствие влияния урологических, неврологических, психических или эндокринных заболеваний.


При энурезе отмечаются стойкие нарушения сна, проблемы с засыпанием и пробуждением, чрезмерно глубокий сон, ночные страхи, сноговорение и снохождение. Если такого ребенка разбудить насильно, то можно наблюдать нарушение ориентации с двигательным возбуждением, страхами.

Кто поможет при энурезе?


При энурезе поможет, психоневролог. Дополнительно нужно обследоваться, чтобы исключить порок развития мочевого тракта и позвоночника, сахарный диабет, заболевания центральной нервной системы. Понадобятся консультации педиатра, эндокринолога, лабораторные исследования, ультразвуковое исследование почек и мочевого пузыря (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография).


Лечение энуреза – комплексное. Медикаментозное лечение (психофармакотерапия) направлено на устранение тревоги и страхов, стабилизацию настроения. Психотерапия – на устранение эмоциональных расстройств и изменение поведения, в частности соблюдение распорядка дня, пищевого и питьевого режима — ограничение жидкости, употребление продуктов только с малым содержанием жидкости. Другие немедикаментозные методы воздействия – иглорефлексотерапия, мануальная терапия.

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ У ДЕТЕЙ


Дети довольно часто жалуются на головную боль. В большинстве своем она носит, как говорят врачи, доброкачественный характер и лишь в редких случаях становиться проявлением серьезного общего или неврологического заболевания. А потому важно не отмахиваться от робкой жалобы ребенка, который порой еще и не может четко сформулировать, что у него болит. Родительская тревога, побуждающая их обращаться к врачу для выявления причин нездоровья ребенка, объяснима и оправдана.


Почему же у детей болит голова?

Острая головная боль у детей является в первую очередь одним из основных симптомов острых нейроинфекционных заболеваний, а также пароксизмальных состояний, в то время как хроническая головная боль является частым проявлением вегетодистонии, неврозов.


Наиболее частая ГОЛОВНАЯ БОЛЬ НАПРЯЖЕНИЯ. В ее основе — болезненное сокращение мышц мягких тканей головы (скальпа) или шейно-затылочной области.. Головная боль напряжения связана, как правило, с эмоциональными стрессами. А какие стрессы у ребенка? Их не счесть. Это, например, подготовка к контрольной или экзаменам, пропажа любимого домашнего животного, ссора с другом… Полный ребенок, которому не хочется раздеваться в присутствии одноклассников, часто жалуется на головную боль перед уроками физкультуры. Длительность такой боли обычно не превышает 1 — 2 часов. Конечно, контрольные, экзамены в школе врач не в силах отменить, но вот над устранением, смягчением стрессорных воздействий надо потрудиться и родителям, и учителям, и врачу. Врач обычно назначает профилактические средства.


Наиболее характерный тип сосудистой головной боли — МИГРЕНЬ. Это заболевание связывают с генетически обусловленными изменениями мозговых сосудов. Приступы мигрени у детей, как и у взрослых, провоцируют физические и умственные перегрузки, эмоциональные стрессы, изменения атмосферного давления, погодных условий, аллергические реакции: например, так любимые ребенком сыр и шоколад могут стать причиной головной боли.


Чаще у детей бывает простая форма мигрени. Фаза, предшествующая возникновению приступа боли, включает в себя раздражительность, недомогание, головокружение, тошноту, затуманивание зрения или появление пятен перед глазами, резкое изменение настроения.


Родителям следует знать: у страдающего мигренью ребенка особо чувствительный тип нервной системы, которая реагирует на разные раздражители болевыми ощущениями по ходу сосудов головного мозга и скальпа. Поэтому очень важно с помощью врача максимально выявить все факторы, провоцирующие приступы, и по возможности исключить их из жизни детей.


Нередко у детей диагностируют ПСИХОГЕННУЮ ГОЛОВНУЮ БОЛЬ. Она может быть связана с депрессией, страхом перед поступлением в школу, усиливаться при трудностях усвоения школьной программы и отсутствии контакта со сверстниками или родителями. Такие дети требуют консультации психоневролога и психолога.


Бывает, что родители опасаются, что головная боль у их ребенка вызвана ОПУХОЛЬЮ МОЗГА. Хотя это наиболее редкая причина, она должна быть исключена путем тщательного обследования. У детей опухоли локализуются в основном в задней черепной ямке, вызывают затруднение оттока спинномозговой жидкости, повышают ее давление. Боль при этом ощущается в затылке или шее, сопровождается тошнотой и рвотой. Ребенок нередко выглядит вялым, безразличным. Наблюдается шаткость походки. Развитие гемипареза (слабости в мышцах левых или правых конечностей) может свидетельствовать о развитии опухоли в одном из полушарий мозга. Наиболее информативная диагностическая процедура для подтверждения или исключения опухоли головного мозга — компьютерная томография, на которую обычно и направляют пациента.


Крайне редко у детей наблюдается невралгическая боль имеющая пароксизмальный характер. Это короткие, следующие друг за другом приступы пронизывающей, режущей, жгучей боли с локализацией в области лица (краниальная невралгия или прозопалгия) с присутствием зон, раздражение которых провоцирует приступ (прикосновение, умывание, прием пищи и т.д.), сюда в частности относится невралгия тройничного нерва.


Помимо этого, выделяют лекарственную головную боль, вызванную приемом некоторых лекарственных препаратов, например антигистаминных, антибиотиков и др.


Головная боль, связанная со злоупотреблением различных анальгетиков, чаще нестероидных противовоспалительных средств, а также противомигренозных средств, называется абузусной, или риккошетной. Известна также головная боль кофеиновой абстинении у любителей крепкого чая и кофе при невозможности выпить любимый напиток еще и еще раз.


Если у ребенка головная боль сочетается с высокой температурой и напряжением мышц шеи, затрудняющим сгибание головы вперед, есть основание заподозрить МЕНИНГИТ. В таких случаях без промедления обращайтесь к врачу.


Смешанная головная боль. Головная боль представляет собой лишь субъективный симптом, который сопровождает разные заболевания. Чтобы успешно лечить головную боль, необходимо, прежде всего, выяснить механизм ее возникновения, так как различные типы головной боли требуют совершенно разного подхода.


Обследование детей, страдающих головной болью, начинается с тщательного изучения жалоб, истории развития заболевания и внимательного врачебного осмотра. Если при осмотре выявляют симптомы органического поражения центральной нервной системы, то проводятся специальные инструментальные и лабораторные исследования для уточнения диагноза. Помощь по головной боли оказывают неврологи и психоневрологи. Для правильной диагностики важны исследования —УЗИ сосудов (Допплерографическое исследование), ЭЭГ, МРТ, КТ, осмотр окулиста и пр. специалистов по показаниям.


Их не надо бояться. Напротив, не затягивая, выполните все предписанное врачом. Ибо только тогда результат лечения вашего ребенка будет обеспечен максимально


Лечение головной боли. В нашем центре применяется патогенетический подход к лечению головной боли. Он включает в себя не только медикаментозную терапию, а также нетрадиционные методы в лечении (иглорефлексотерапию, мануальную терапию), психологическую коррекцию, рациональную психотерапию и рекомендации по изменению образа жизни (поведенческая медицина).

невропатолог, к.м.н., доцент Маруллина Валентина Ивановна.

15 ноября 2019

Журнал «Здоровье семьи»

Минимальная мозговая дисфункция является наиболее распространенной формой нервно-психических нарушений в детском возрасте. При ММД наблюдается задержка развития тех систем мозга, которые обеспечивают такие функции как речь, внимание, память. По общему интеллектуальному развитию дети с таким нарушением находятся на уровне нормы, но при этом испытывают значительные трудности в школьном обучении, социальной адаптации. Вследствие поражения, недоразвития определенной части коры головного мозга у детей нарушается формирование навыков письма (дисграфия), чтения (дислексия), счета (дискалькулия). Иногда эти нарушения встречаются в изолированном виде, но чаще они сочетаются между собой.

Наиболее распространенным вариантом ММД является гиперактивное расстройство с дефицитом внимания. Причем уже в раннем возрасте у многих детей с этим диагнозом обнаруживается гипервозбудимость: как правило, с первых месяцев жизни, иногда – с 6-8 месячного возраста. Несмотря на правильный режим и уход, достаточное количество пищи, дети беспокойны, у них отмечается беспричинный немотивированный плач. Он сопровождается избыточной двигательной активностью, вегетативными реакциями в виде покраснения, мраморности кожных покровов, усиленной потливости, учащения дыхания, сердцебиения. Во время крика можно наблюдать повышения мышечного тонуса, тремор подбородка, рук. Практически у всех детей с синдромом гипервозбудимости наблюдается нарушение сна. Оно выражается в затрудненном длительном засыпании, частом и раннем пробуждении, вздрагивании даже при незначительной силе звука, стереотипных движениях во сне (качание головой, сосание пальца), а также появляется сонливость, возбуждение в течение дня, нарушается чередование сна и бодрствования. Частым симптомом гипервозбудимости являются трудности с кормлением. Дети плохо берут грудь, беспокойны во время кормления. Отмечается предрасположенность к срыгиванию, рвоте, жидкий стул чередуется с запорами. В возрасте от 1 года до 3-х лет детей с ММД отличает двигательное беспокойство, нарушение сна, аппетита, слабая прибавка в весе, отставания в психоречевом и моторном развитии. К 3-м годам обращают внимание на повышенную утомляемость, отвлекаемость, моторную неловкость, импульсивность, упрямство, негативизм. В младшем возрасте у них нередко наблюдается задержка в формировании навыков опрятности (недержание мочи, кала во сне и в дневное время). Как правило, нарастание симптомов происходит, когда ребенок начинает посещать детский сад или школу. Увеличение нагрузок на ребенка может приводить к нарушению поведения в виде упрямства, непослушания, замедляется психоречевое развитие. Для детей этого возраста характерна школьная дезадаптация. Трудности психологического характера могут вызвать психосоматические нарушения, проявления вегето-сосудистой дистонии.

Таким образом, если в дошкольном возрасте у детей с ММД наблюдается гипервозбудимость или, наоборот, рассеянность, то у школьников на первый план выступают проблемы обучения, нарушения поведения, психоэмоциональная неустойчивость, неуверенность в себе, страхи, вспыльчивость, агрессивность. В подростковом возрасте нарушение поведения нарастает, появляются трудности во взаимоотношениях, ухудшается успеваемость, появляется так называемый дух «бунтарства» (отрицания авторитетов, нарушение семейных и общественных правил поведения). Проявляется тяга к употреблению алкоголя, наркотиков.

Поэтому усилия специалистов (неврологов, психологов) должны быть направлены на своевременное выявление и коррекцию минимальной мозговой дисфункции у ребенка, сведение к минимуму факторов, усугубляющих проявления ММД и способных трансформировать эти проявления из «минимальных» в весьма драматичные.

Поделиться в соц.сетях

Заикание у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение детского заикания (логоневроза) в Москве в детской клинике «СМ-Доктор»

ПОЛУЧИТЬ
КОНСУЛЬТАЦИЮ

Содержание:
Описание заболевания
Виды логоневрозов
Симптомы
Причины
Диагностика
Лечение
Заикание (логоневроз) – речевое нарушение, которое проявляется изменениями плавности и ритма произношения слов и звуков. Лечением заболевания занимается дефектолог-логопед.

О заболевании

Заиканием называют нарушения плавности и ритма речи, при котором у ребенка возникают сложности с произношением слов и фраз, многократное повторение слогов или коротких слов, удлинение пауз перед началом произношения. В основе расстройства лежит спастическое сокращение структур, которые обеспечивают речевую функцию (мышц гортани, языка, мягкого неба, губ). Спазмы обусловлены чрезмерным возбуждением соответствующих центров в головном мозге (речевом, эмоциональном). В результате возникают артикуляционные, голосовые или дыхательные сокращения, которые не дают ребенку высказываться плавно и ритмично.

Чаще всего заикание возникает у детей 2-4 и 5-7 лет. У мальчиков данное нарушение обнаруживают в 4 раза чаще, чем у девочек. В 50-80% случаев состояние поддается коррекции. Залогом успеха является своевременное обращение за квалифицированной помощью. Чем раньше начата терапия, тем больше шансов избавиться от речевого дефекта навсегда.

Виды логоневрозов

В зависимости от причин, выделяют 2 формы заикания. Неврозоподобная форма подразумевает речевые нарушения на фоне системного невроза. Этот тип расстройства плохо поддается лечению, так как обусловлен генетически. У детей с данной формой наблюдается несколько другое функционирование головного мозга, нежели у обычных малышей. Такие дети позже начинают говорить и развиваются медленнее сверстников.

Невротическая форма заикания развивается на фоне сильных потрясений или хронических стрессов. Как правило, ребенок начинает заикаться после испуга. В дальнейшем спазмы речевых мышц повторяются все чаще, развивается боязнь говорить. Даная форма хорошо поддается лечению, если вовремя его не начать.

В зависимости от характера речевых нарушений выделяют следующие типы заикания:

  • тоническое – ребенок растягивает определенные звуки или делает неуместные паузы;
  • клоническая – малыш повторяет слова или звуки;
  • смешанная – паузы и повторения присутствуют одновременно.

Симптом заикания

Впервые заикание проявляется в возрасте 2-4 года. Заподозрить речевые нарушения нужно, если:

  • ребенку требуется много времени, чтобы произнести фразу;
  • малыш произносит слова нерешительно, делая паузы между ними;
  • ребенок часто останавливается, когда произносит предложение;
  • повторяет отдельные слова или звуки, чаще в начале слова.

Как правило, первые признаки проявляются вскоре после стрессовой ситуации. Под влиянием окружающих людей ребенок старается говорить правильно, но неконтролируемые спазмы не позволяют сделать это. По мере нормализации психоэмоционального состояния дефект ослабевает, может полностью исчезнуть.

После повторного воздействия провоцирующего фактора нарушение проявляется снова. Со временем периоды обострений заикания становятся все дольше, а периоды ремиссии укорачиваются. В подростковом возрасте логофобия проявляется все сильнее, ребенок избегает ситуаций, в которых ему приходиться говорить. У него развиваются психологические комплексы. Проблема усугубляется, поскольку в любой неудобной ситуации подросток подвергается стрессу, а симптом проявляется ярче.

Причины заикания

Главной причиной заикания является чрезмерно высокая активность в отдельных центрах головного мозга. Точные причины неизвестны даже на сегодняшний день. Медики выделяют лишь группы риска по развитию заикания. К таковым относятся дети, склонные к судорогам, имеющие повышенную тревожность и т.д.

На работе речевого аппарата негативно сказывается частое присутствие ребенка при внутрисемейных конфликтах, тяжелая психологическая обстановка в семье. Окружение малыша также прямо влияет на его речевые способности. Если данное нарушение есть у родителей или близких родственников, с большой долей вероятности логоневроз может развиться и у ребенка.

Заикание чаще выявляют у малышей, которые с детства изучают более 2 языков, развитием которых родители занимаются особенно рьяно. Нарушения возникают и у тех детей, которые много времени проводят за компьютером или телевизором. Провоцирующим фактором почти всегда является испуг.

Диагностика заикания

Врачи центра «СМ-Доктор» имеют огромный опыт в диагностике и лечении заикания различных форм. Они уделяют огромное внимание выявлению причин данных нарушений, чтобы радикально справиться с проблемой. Комплексный и персонифицированный подход позволяет рассчитывать на выздоровление в кратчайшие сроки.

Если ребенок заикается, в первую очередь следует идти к педиатру. При необходимости специалист даст направление к неврологу и психиатру. Эти врачи назначают обследование, чтобы выявить органические изменения в головном мозге, которые могут быть причиной проблемы. Также родителям придется обратиться к детскому психологу. Перед тем как поставить окончательный диагноз, каждый врач детально изучает анамнез, жалобы родителей, оценивает поведение ребенка.

Лечение заикания

Врачи центра «СМ-Доктор» работают над лечением заикания комплексно. Применяют сразу несколько методик, чтобы повысить шансы пациента на полное выздоровление. Для устранения симптома могут назначать:

  • групповые, индивидуальные, семейные занятия с психологом;
  • занятия с логопедом;
  • медикаментозную терапию;
  • гипнотерапию;
  • иглоукалывание;
  • физиотерапию.

Важно не только распознать причины заикания, но и научить ребенка самостоятельно справляться с провокационными ситуациями, вырабатывать уверенность в себе, работать со страхами и убеждениями. Несмотря на высокую результативность методов лечения, гарантировать выздоровление врачи не могут. В некоторых случаях терапия только улучшает ситуацию, но не приводит к полному выздоровлению.

Проблему заикания нельзя игнорировать, ожидая, что ребенок «перерастет». Нужно заручиться поддержкой профессионалов и активно работать с малышом. Тогда он сможет наслаждаться полноценной жизнью и свободным общением. Врачи центра «СМ-Доктор» готовы прийти к вам на помощь, даже в самой непростой ситуации!

Врачи:

Записаться на прием

Мы гарантируем неразглашение персональных данных и отсутствие рекламных рассылок по
указанному вами телефону. Ваши данные необходимы для обеспечения обратной связи и
организации записи к специалисту клиники.

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Отдел психиатрической помощи штата Мэн, Рокленд, штат Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение психического здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, поступивших в отделение предподросткового возраста Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей набирал силу в 1960-х и 1970-х годах, когда появились резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По данным Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают от депрессии по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, депрессию родителей и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было установлено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также показали, что у одиноких матерей трехкратный риск депрессии и употребления психоактивных веществ по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и на их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат юный возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и детально задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более высокому уровню депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к семейным разладам. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-х и 1970-х годах был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной семейной структуры с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались каким-либо видам жестокого обращения в прошлом, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени было связано с Департаментом по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие является наиболее распространенной формой насилия, проявляющейся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве основного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% были какие-то нарушения в структуре семьи. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди белых детей по сравнению с афроамериканскими детьми.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного конкретного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем участники контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичного и вторичного вмешательства становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье среди детей.”

В результате нашего исследования мы смогли прийти к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройство настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование было основано на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению данных о факторах, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987; 76: 221–3. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение кумулятивных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хронизации аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Отдел психиатрической помощи штата Мэн, Рокленд, штат Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение психического здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, поступивших в отделение предподросткового возраста Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей набирал силу в 1960-х и 1970-х годах, когда появились резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По данным Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают от депрессии по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, депрессию родителей и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было установлено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также показали, что у одиноких матерей трехкратный риск депрессии и употребления психоактивных веществ по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и на их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат юный возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и детально задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более высокому уровню депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к семейным разладам. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-х и 1970-х годах был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной семейной структуры с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались каким-либо видам жестокого обращения в прошлом, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени было связано с Департаментом по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие является наиболее распространенной формой насилия, проявляющейся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве основного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% были какие-то нарушения в структуре семьи. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди белых детей по сравнению с афроамериканскими детьми.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного конкретного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем участники контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичного и вторичного вмешательства становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье среди детей.”

В результате нашего исследования мы смогли прийти к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройство настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование было основано на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению данных о факторах, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987; 76: 221–3. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение кумулятивных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хронизации аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Отдел психиатрической помощи штата Мэн, Рокленд, штат Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение психического здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, поступивших в отделение предподросткового возраста Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей набирал силу в 1960-х и 1970-х годах, когда появились резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По данным Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают от депрессии по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, депрессию родителей и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было установлено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также показали, что у одиноких матерей трехкратный риск депрессии и употребления психоактивных веществ по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и на их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат юный возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и детально задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более высокому уровню депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к семейным разладам. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-х и 1970-х годах был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной семейной структуры с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались каким-либо видам жестокого обращения в прошлом, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени было связано с Департаментом по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие является наиболее распространенной формой насилия, проявляющейся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве основного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% были какие-то нарушения в структуре семьи. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди белых детей по сравнению с афроамериканскими детьми.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного конкретного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем участники контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичного и вторичного вмешательства становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье среди детей.”

В результате нашего исследования мы смогли прийти к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройство настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование было основано на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению данных о факторах, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987; 76: 221–3. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение кумулятивных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хронизации аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Какие из 5 типов неблагополучных семей у вас есть?

Вы наполняетесь страхом при мысли о возвращении домой? Является
ваша семья постоянно воюет друг с другом? Вы чувствуете себя забытым или беспокоитесь
о возможной вспышке насилия? Вы можете подумать, что вы единственный, кто
семейная жизнь наполнена напряжением, раздорами и эмоциональным хаосом.Вы были бы
неправильный. Слишком много людей живут в семьях, где общение,
эмоциональной поддержки и любви не хватает.

Воспитание в неблагополучной семье может бросить вас
эмоционально травмированы и поставят вас перед проблемами на всю жизнь. Не все
Тем не менее, неблагополучные семьи одинаковы, и каждый тип может создавать определенные
проблемы, которые переходят во взрослую жизнь.

Вот 5 типов неблагополучных семей:

1. Семья, злоупотребляющая психоактивными веществами

По данным исследования Social Work in Public Health , более 8 миллионов детей в возрасте до 18 лет живут с одним из родителей, страдающим расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ.Когда один или несколько родителей злоупотребляют наркотиками или алкоголем, это может привести к хаосу в семейной жизни. Дети алкоголиков или наркоманов могут не удовлетворять свои основные потребности. Родитель-зависимый может забыть забрать детей из школы, пренебречь приготовлением обеда или ужина и пропустить важные проверки здоровья. Ненадежное и непоследовательное воспитание заставляет детей чувствовать себя неуверенно и приводит к проблемам с доверием и сдерживаемым гневом, которые могут сохраняться десятилетиями.

Жизнь в постоянном страхе, обвинения в проблемах, которые создает родитель, и чувство стыда влияют на способность строить здоровые отношения в дальнейшей жизни.Дети алкоголиков склонны к гиперактивности миндалевидного тела, мозгового центра страха, и могут способствовать психическим расстройствам, таким как тревожность, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и депрессия. А исследование «Наркотическая и алкогольная зависимость » показывает, что они подвержены повышенному риску развития расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

2. Семья, движимая конфликтами

Ваша семейная жизнь наполнена горячими спорами, болезненными спорами и давними распрями? Когда члены семьи постоянно вступают в ссоры или нажимают кнопки друг друга, чтобы создать конфликт, это создает очень напряженную среду.Когда один из членов семьи чувствует угрозу, он может отомстить еще более разжигающими ненависть действиями. На самом деле не имеет значения, из-за чего идет конфликт — из-за денег, личного стиля, куда пойти пообедать или что посмотреть по телевизору — это неспособность общаться и решать проблемы мирным путем, что наносит непоправимый ущерб. У детей из конфликтно-ориентированных семей часто возникают стрессовые расстройства и проблемы с привязанностью.

3. Жестокая семья

Ежегодно примерно 4.От 5 до 15 миллионов детей подвергаются той или иной форме физического насилия дома. Выросший в нестабильной или агрессивной семье — это ужасный опыт, которого никто не заслуживает. Семейное насилие не только физическое. Это также может включать словесное, сексуальное или психологическое насилие или любое другое поведение, которое заставляет вас чувствовать себя небезопасно. Согласно исследованию 2018 года, проведенному в JAMA Network Open , для детей простое наблюдение за домашним насилием может иметь такие же разрушительные последствия, как и собственное насилие.

Детская травма вызывает физические изменения в развивающемся мозге, которые связаны с повышенным риском психических расстройств и злоупотребления психоактивными веществами.Например, исследование изображений мозга показывает, что у детей, которые растут в агрессивной среде, как правило:

  • Уменьшение объема префронтальной коры,
    область, участвующая в суждении, управлении импульсами, планировании и следовании
  • Гиппокамп меньшего размера, область мозга
    участвует в обучении и памяти
  • Уменьшение объема в мозжечке, области
    участвует в координации физических движений и мыслей
  • Чрезмерная активность миндалевидного тела, мозга
    центры страха

4.Авторитарная семья

Авторитарные родители действуют как диктаторы, делая великие
требует, но дает мало положительных отзывов. Ошибки часто встречаются с серьезными
наказание, которое может включать крик, порку или другие формы телесного
наказание. В этих семьях авторитарные люди устанавливают правила, и это «моя
путь или шоссе ». Дети учатся соблюдать правила, но не получают ценный опыт
принимать собственные решения или учиться на собственных ошибках.

Когда они вырастают, эти молодые люди, как правило, имеют низкую самооценку, могут быть чрезмерно агрессивными или чрезмерно застенчивыми в социальных ситуациях, могут быть склонны к тревоге или депрессии и могут быть уязвимы к злоупотреблению психоактивными веществами из-за неспособности контролировать свои собственные поведение.

5. Эмоционально отстраненная семья

В некоторых семьях отсутствуют признаки привязанности и тепла. Эмоциональная недоступность, отсутствие объятий, рук и других физических признаков любви учат детей подавлять свои эмоции. Это заставляет малышей сдерживать свои чувства и с трудом открываться другим, что может привести к серии неудачных отношений.

В некоторых случаях это создает проблемы с самооценкой и чувством собственного достоинства.Без любящих родителей дети с большей вероятностью будут бояться быть брошенными, школьными проблемами и психологическими проблемами, такими как отсутствие идентичности или расстройства личности.

Преодоление проклятия неблагополучной семьи

Какая бы форма семейного неблагополучия не влияла на вашу семейную жизнь,
поймите, что вы можете преодолеть эти проблемы. Вы не должны позволять им разрушать
твоя жизнь. Вот несколько действенных шагов, которые могут помочь вам исцелиться от
дисфункциональное воспитание.

  • Принять здоровые привычки мозга. Даже если ваш мозг несет на себе эмоциональные шрамы от жестокого обращения в детстве, вы можете улучшить работу своего мозга, что улучшит все сферы вашей жизни.
  • Найдите сеть поддержки. Если ваша семья
    подразделения не для вас, найдите друзей, церковную группу, группу поддержки или
    терапевт, который может быть хорошим слушателем и быть рядом с вами, когда вам понадобится помощь.
  • Работа над навыками взаимоотношений. Даже если вы выросли не в здоровых отношениях, вы можете научиться устанавливать прочные связи с другими.
  • Перестань быть жертвой. Когда вы
    жертва, вы бессильны что-либо изменить. Только когда вы берете на себя ответственность
    для вашего собственного поведения вы можете обрести силу вносить изменения.

Если вы боретесь с проблемами, которые возникли из-за того, что вы росли в неблагополучной семье, или вы все еще попали в нездоровую семейную динамику, клиники Amen могут помочь.В клиниках Amen мы можем помочь вам — и каждому члену семьи — улучшить здоровье мозга и сделать отношения более крепкими и полноценными. Мы используем ОФЭКТ-визуализацию мозга, чтобы помочь диагностировать психические расстройства и определить области мозга, которым может быть полезна оптимизация. Мы верим в использование наименее токсичных и наиболее эффективных решений, включая психотерапию, натуральные добавки, коучинг по питанию, лекарства (при необходимости) и многое другое.

Чтобы узнать больше о том, чем мы можем помочь, позвоните по телефону 888-288-9834, чтобы поговорить со специалистом сегодня или назначить визит.

(PDF) Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Behere, et al .: Влияние структуры семьи: предварительное исследование

458 Индийский журнал психологической медицины | Том 39 | Выпуск 4 | Июль-август 2017 г.

Долгосрочные последствия стресса в результате разлучения

на детей. [1] По данным Центров по контролю за заболеваниями

(CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей

живут со своими биологическими родителями.Это значение варьируется в зависимости от расы

и падает почти до 24% при работе с

афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучив литературу, становится ясно, что

неполное родительство становится явным фактором риска психических

проблем со здоровьем как для детей, так и для взрослых, приводя

к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и

ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение.

еще больше увеличивает уровень стресса.[4] В нескольких исследованиях

также была задокументирована связь между сепарацией и депрессивными

расстройствами, наиболее вероятными в результате как социальных, так и

экономических причин. [5] Weisman et al. 1987 обнаружил, что

одиноких кавказских женщин почти вдвое чаще страдали от депрессии

по сравнению с замужними женщинами.

На протяжении многих лет был достигнут общий консенсус

о том, что семьи с одним родителем находятся в более неблагоприятном положении

по сравнению с более традиционными домами.Факторы

, связанные с худшим исходом в семьях с одним родителем

, могут быть более сложными, чем очевидные на первый взгляд.

Семьям с одним родителем также рекомендуется иметь меньшую

устойчивость к стрессу. Родительство-одиночка

порождает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса

, что, возможно, вызывает еще большие трудности в отношениях между родителями и детьми

. Распространенность бедности

в неполных семьях оценивается как высокая

как 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями

.[1] Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести

к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем

у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность

того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают

семейный конфликт, воспитание в бедности, отцовство в подростковом и одиноком возрасте

, депрессию родителей и враждебное / гневное воспитание

. Дисфункциональные семейные фоны и

социально-экономических бедствий также были приписаны

самоубийствам среди молодых людей.Проблемы детства

, включая развод и нарушение родительских прав, кажется,

вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные

детских расстройств и впоследствии депрессию в

зрелом возрасте. Было обнаружено, что матери-одиночки в два раза больше, чем

, из семей, в которых один из родителей имел проблему психического здоровья

. Исследования также показали, что

является трехкратным риском депрессии, а

вещества употребляются матерями-одиночками по сравнению с замужними матерями.

Дети из одной семьи более чем вдвое чаще

сообщали о проблемах интернализации и более трех

раз сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с

детьми из двух родителей [1]. Все больше и больше

исследований подчеркивают важность

опыта ранней жизни в определении жизненных траекторий. [7]

Silver et al. также предположили в своем исследовании, что дети

, которые жили своей матерью и неродным партнером, имели

самые плохие приспособления и самые высокие уровни поведения

проблем по сравнению с детьми, которые только что жили со своими

матерями.Исследования также показали, что корректировка

проблем у детей из семей, состоящих только из матери, сопоставима с

проблем матери и неродственного партнера или

отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый

, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к нескольким

неблагоприятным событиям, влияющим как на психическое здоровье

детей, так и их родителей.Не все сбои имеют

одинаковых эффектов. Больше эмоциональных и поведенческих проблем

возникает в семьях, разрушенных разводом, чем

по сравнению с другими типами нарушений, например, смертью одного из родителей

. Определенные характеристики

у лиц, осуществляющих уход, а также у самих детей были выявлены, что

служат факторами риска жестокого обращения. Молодой возраст, депрессия,

злоупотребление психоактивными веществами, бедность и история того, что матери были разлучены со своими собственными матерями в детстве

, служат факторами риска.Аналогичные факторы риска

также наблюдаются у лиц, осуществляющих уход за мужчинами, с неродственными партнерами-мужчинами

, присутствующими дома, выступая в качестве дополнительного фактора риска.

Ожидается, что около 30% детей будут жить с

неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали

, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления

ошеломляющим фактором в 20-40 раз в

в отличие от жизни с матерями-одиночками, где риск

был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью при жизни. в биологически интактной семье

.Некоторые факторы риска

также были выявлены у самих детей, например, низкий вес при рождении

, физические, психические нарушения, агрессия,

и гиперактивность.

Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны к

агрессивным действиям по отношению к собственным детям. [2] Однако исследования

не смогли расшифровать и подробно документировать

различных форм жестокого обращения, которым подвергались

дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур

.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает

детей к повышенному уровню депрессии и других

психопатологий по сравнению с детьми

родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.

Кроме того, исследования также показали, что течение

депрессии у этих детей может быть более хроническим

с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери

имеет более глубокое влияние на ребенка

, чем болезнь отца, и разница

является статистически значимой.Как упоминалось ранее,

нарушений родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка

и, вероятно, переплетаются с

родительской психопатологией, что ведет к семейным разногласиям

[9].

[Загружен бесплатно с http://www.ijpm.info в субботу, 29 июля 2017 г., IP: 202.177.173.189]

Опосредующие эффекты социально-экономического статуса, семейных процессов и социального стресса на JSTOR

Abstract

Несмотря на то, что многочисленные исследования показывают различия в психическом здоровье в зависимости от структуры исходной семьи, до сих пор остаются споры относительно процессов, порождающих эти модели.Используя выборку молодых людей (19–21 год) из округа Майами-Дейд во Флориде, это исследование исследует объяснительную значимость трех предполагаемых коррелятов типа семьи: социально-экономического статуса, семейных процессов и уровня социального стресса. В соответствии с предыдущими исследованиями, наши результаты показывают более высокий уровень депрессивных симптомов среди лиц из приемных семей, семей с одним родителем и семей с одним родителем с другими родственниками по сравнению с семьями отца и матери. Все три предполагаемых коррелята вносят значительный независимый вклад в прогнозирование депрессивной симптоматики.Существенные опосредующие эффекты также наблюдаются для всех трех объяснительных измерений. В совокупности они полностью или в значительной степени объясняют наблюдаемые вариации типа семьи в отношении риска для психического здоровья.

Информация журнала

Journal of Health and Social Behavior (JHSB) публикует
статьи, применяющие социологические концепции и методы к пониманию
здоровья, болезни и медицины в их социальном контексте. Редакционная политика
отдает предпочтение тем рукописям, которые создают и проверяют знания в области медицинской социологии,
которые демонстрируют стимулирующую ученость и ясность выражения, и которые, как принято
вместе отражают широту интересов читателей.Публикуется ежеквартально
в марте, июне, сентябре и декабре.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации:

Служить социологам в их работе
Развитие социологии как науки и профессии
Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию

Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией.
членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины
и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов.
социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи,
практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве,
бизнес или некоммерческие организации.
Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация,
через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора
услуги для своих членов и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию
дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация
стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие
возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

неблагополучных семейных отношений | Консультационные и психологические услуги (CAPS)

Понимание моделей дисфункциональных отношений в вашей семье

Многие люди надеются, что, покинув дом, они оставят позади свои семейные и детские проблемы.Однако многие обнаруживают, что они испытывают схожие проблемы, а также похожие чувства и модели взаимоотношений еще долгое время после того, как покинули семейное окружение. В идеале дети растут в семейной среде, которая помогает им чувствовать себя стоящими и ценными. Они узнают, что их чувства и потребности важны и могут быть выражены. Дети, растущие в такой благоприятной среде, скорее всего, будут строить здоровые, открытые отношения во взрослом возрасте. Однако семьи могут не удовлетворить многие эмоциональные и физические потребности своих детей.Кроме того, модели общения в семье могут серьезно ограничивать проявление ребенком чувств и потребностей. У детей, растущих в таких семьях, может развиться заниженная самооценка, и они будут чувствовать, что их потребности не важны или, возможно, не должны восприниматься всерьез другими. В результате у них могут складываться неудовлетворительные отношения, когда они становятся взрослыми.

Типы неблагополучных семей

Ниже приведены некоторые примеры закономерностей, которые часто встречаются в неблагополучных семьях.

  • Один или оба родителя имеют пристрастия или компульсии (например, наркотики, алкоголь, распущенность, азартные игры, переутомление и / или переедание), которые сильно влияют на членов семьи.
  • Один или оба родителя используют угрозу или применение физического насилия в качестве основного средства контроля. Детям, возможно, придется стать свидетелями насилия, их могут заставить участвовать в наказании братьев и сестер или они могут жить в страхе перед взрывными вспышками.
  • Один или оба родителя эксплуатируют детей и обращаются с ними как с вещами, основной целью которых является удовлетворение физических и / или эмоциональных потребностей взрослых (например,g., защищая родителей или подбадривая тех, кто находится в депрессии).
  • Один или оба родителя не могут предоставить финансовую или базовую физическую помощь своим детям или угрожают лишить их. Точно так же один или оба родителя не могут оказать своим детям адекватную эмоциональную поддержку.
  • Один или оба родителя осуществляют строгий авторитарный контроль над детьми. Часто эти семьи строго придерживаются определенных убеждений (религиозных, политических, финансовых, личных).Ожидается соответствие ролевым ожиданиям и правилам без какой-либо гибкости.

Существует много различий в том, как часто в семьях происходят дисфункциональные взаимодействия и поведение, а также в типах и степени их дисфункции. Однако, когда модели, подобные приведенным выше, являются скорее нормой, чем исключением, они систематически способствуют жестокому обращению и / или пренебрежению. Дети могут:

  • Принуждаться принимать чью-либо сторону в конфликте между родителями.
  • Испытайте «изменение реальности», когда сказанное противоречит тому, что происходит на самом деле (например, родитель может отрицать то, что произошло, что ребенок действительно наблюдал, например, когда родитель описывает провальный праздничный ужин как «хорошее времяпрепровождение»).
  • Игнорировать, недооценивать или критиковать за свои чувства и мысли.
  • Родители неуместно навязчивы, чрезмерно вовлечены и защищают.
  • Родители неуместно отстранены и не связаны со своими детьми.
  • Имеют чрезмерную структуру и требования к своему времени, выбору друзей или поведению; или, наоборот, не получают никаких указаний или структуры.
  • Испытайте отказ или преференциальное отношение.
  • Запрещается полное и прямое общение с другими членами семьи.
  • Разрешать или поощрять употребление наркотиков или алкоголя.
  • Не входите в дом.
  • Быть шлепком, ударами, царапинами, кулаками или ногами.

Возникающие проблемы

Жестокое обращение и пренебрежение препятствуют развитию у детей доверия к миру, другим и самим себе.Позже, став взрослыми, этим людям может быть трудно доверять поведению и словам других, своим собственным суждениям и действиям или собственному чувству самооценки. Неудивительно, что они могут испытывать проблемы в своей академической работе, в отношениях и в самой своей личности.

Как и другие люди, члены семьи, подвергшиеся насилию и оставленные без внимания, часто с трудом воспринимают свои семьи как «нормальные». Чем больше им приходится приспосабливаться, чтобы ситуация казалась нормальной (например,г., «Нет, меня не били, а просто отшлепали. Мой отец не склонен к насилию, это просто его привычка »), тем выше вероятность того, что они неверно истолковывают себя и развивают негативные представления о себе (например,« У меня все получилось; я тухлый ребенок »).

Внесение изменений

Иногда мы продолжаем исполнять свои роли, потому что ждем, пока родители дадут нам «разрешение»; изменить. Но это разрешение может исходить только от вас. Как и большинство людей, родители в неблагополучных семьях часто чувствуют угрозу из-за изменений в своих детях.В результате они могут сорвать ваши попытки измениться и настоять на том, чтобы вы «изменились обратно». Вот почему для вас так важно доверять собственному восприятию и чувствам. Изменения начинаются с вас. Вот некоторые конкретные действия, которые вы можете сделать:

  • Определите болезненные или трудные переживания, которые произошли в вашем детстве.
  • Составьте список своего поведения, убеждений и т. Д., Которые вы хотели бы изменить.
  • Рядом с каждым элементом в списке запишите поведение, убеждения и т. Д.то, что вы хотели бы сделать / иметь вместо этого.
  • Выберите один элемент из своего списка и начните практиковать альтернативное поведение или убеждение. Сначала выберите самый простой предмет.
  • Как только вы научитесь выполнять альтернативное поведение чаще, чем исходное, выберите другой элемент в списке и попрактикуйтесь в его изменении.

Помимо работы самостоятельно, вам может быть полезно поработать с группой людей со схожим опытом и / или с профессиональным консультантом.

Особые соображения

При внесении изменений помните следующее:

  • Прекратите пытаться быть идеальным. Кроме того, не пытайтесь сделать свою семью идеальной.
  • Осознайте, что вы не контролируете жизни других людей. У вас нет силы заставить других измениться.
  • Не пытайтесь выиграть старую борьбу — вы не можете победить.
  • Установите четкие ограничения — например, если вы не планируете навестить родителей на отдыхе, скажите «нет», а не «будьте».”
  • Определите, что вы хотели бы, чтобы произошло. Осознайте, что если вы перестанете вести себя так, как привыкли, даже на короткое время, ваша семья или друзья могут отреагировать на это. Спрогнозируйте, какой будет реакция (например, слезы, крик и другие устрашающие реакции), и решите, как вы отреагируете.

Заключительная записка

Не расстраивайтесь, если обнаружите, что снова возвращаетесь к старым образцам поведения.Изменения могут быть медленными и постепенными; однако по мере того, как вы продолжаете практиковать новые и более здоровые формы поведения, они начнут становиться частью вашей повседневной жизни.

Ссылки и дополнительные ресурсы

Вот несколько отличных книг о неблагополучных семьях:

  1. Токсичные родители . С. Вперед. Нью-Йорк: Bantam Books, 1989.
  2. Раскрой . Х. Халперн. Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1976.
  3. Как вести себя с родителями, когда они по-прежнему относятся к вам как к ребенку .Л. Остеркамп. Нью-Йорк: Berkley Books, 1992.

Из консультационного центра Иллинойского университета Урбана-Шампейн

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.