Существует ли зависимость: какие существуют и можно ли их побороть

Содержание

Существует ли интернет-зависимость? | Наука и жизнь

Более 5000 человек ежегодно собираются в норвежском городе Хамар на фестиваль интернета. В программе — состязания в играх, конкурс программистов, конференции с докладами и семинарами по актуальным вопросам.

Интернет имел ещё не десятки миллионов, а в лучшем случае сотни тысяч приверженцев, когда в 1996 году американский психолог Кимберли Янг описал «зависимость от интернета» и открыл первый специализированный центр для лечения этого психического расстройства. Прошло 17 лет, на эту тему выпущено более 700 научных публикаций, но специалисты всё ещё спорят — существует ли такая болезнь?


Никто не сомневается в том, что некоторые из нас пользуются всемирной сетью чересчур активно, нередко в ущерб самому себе и окружающим, просиживая онлайн чуть ли не сутками. Но одни психологи и психиатры утверждают, что это новая болезнь типа алкоголизма или наркомании, которую надо лечить, другие же настаивают, что это просто плохая привычка, сродни излишнему увлечению телевизором, болтовнёй по телефону или игрой в карты. При зависимостях от какого-либо постороннего вещества, вводимого в организм (алкоголя, никотина и так далее), изменяется химия нервной системы, а в отношении компьютера это пока не выявлено. Проблема затрудняется тем, что интересующее нас расстройство невозможно изучать на животных. Нетрудно ввести крысе наркотик, но как приучить её к интернету? Однако современные методы томографии показали некоторые изменения в нейронных сетях у людей, чрезмерно увлекающихся интернетом. В частности, уменьшается количество нейронов в префронтальнй коре — зоне головного мозга, отвечающей за принятие решений. Такие же изменения характерны для наркоманов.


Признаки болезненной зависимости ВОЗ сформулировала ещё в 70-х годах прошлого века, и они действительны по сей день. Для зависимости характерна обязательность каких-то действий (человек понимает, что это вредно, и его поведение не нравится ему самому, но он не может остановиться). Теряется контроль над своим поведением. Наблюдаются явления абстиненции (когда пациент лишён возможности удовлетворять свою потребность, он тяжело страдает физически). После периода отказа, если удаётся его выдержать, вероятен возврат к пагубной привычке.


Однако интернет-зависимость не вполне отвечает этим критериям. Французский психиатр Серж Тиссерон считает, что два последних критерия (абстинентный синдром и рецидивы) не характерны для «фанатов» интернета, чатов и сетевых игр. Он признаёт, что такая болезнь может встречаться, но очень редко и лишь у взрослых. И бывает это, только если человек уже страдает от какой-то душевной болезни или параллельно принимает наркотики.


Француза поддерживает американский психиатр Джералд Блок: по его данным, 86% из тех, кого считают болезненно зависимым от интернета, обременены чем-то ещё: депрессией, фобиями, паническими приступами беспричинного страха…


По опросу, проведённому в Норвегии среди 3400 пользователей интернета в 2009 году, 41,4% из тех, кто жаловался на навязчивое увлечение «жизнью онлайн», за год, предшествующий обследованию, хотя бы раз страдали от депрессии, а 13,6% злоупотребляли алкоголем или принимали наркотики. Соответствующие цифры для умеренных пользователей интернета — 15,8 и 1,1%.


Врачи, более близкие к практической работе с пациентами, чем теоретики из ВОЗ, считают, что навязчивой зависимостью надо считать любое поведение, которое человек хотел бы, но не может прекратить. По последним данным, опубликованным в Европе, Америке и Азии, доля неспособных отключиться от интернета составляет в разных странах от 1 до 35% пользователей компьютеров (больше всего их в Азии). Правда, такой разброс может быть связан с тем, что авторы исследований по-разному понимают термин «зависимость».


Итак, существует ли такая болезнь или нет — специалисты ещё спорят. Но в США от неё уже лечат, причём курс лечения стоит более 14 тысяч долларов. С другой стороны, в 2006 году при одном медицинском центре в Голландии открыли отделение для лечения подростков от интернет-зависимости, но через два года главврач центра его закрыл, сказав, что дело тут не в болезни, а в слабом родительском контроле за детьми.

Сериаломания: симптоматика и кто подвержен новой аддикции

По мере технического прогресса обществу становятся доступные все новые и новые гаджеты, недоступные ранее продукты и развлечения. Среди них одним из самых популярных является кино.

И если просмотр новых фильмов в кинотеатрах имеет определенные ограничения, то сериалы можно смотреть практически без ограничений: их очень много, и к большинству доступ бесплатный. А наличие персонального компьютера, планшета или смартфона дает возможность смотреть любимые сериалы в любое время и в любом месте.

Но человек устроен так, что если есть какое-то удовольствие, значит обязательно кто-то начнет потреблять его сверх меры. Поэтому людям пришлось столкнуться с такой проблемой как зависимость от сериалов.

Механизм развития зависимости от сериалов

Современный мир полон негатива и пугает обывателя перспективами очередных кризисов, безработицей, войнами, и множеством других проблем. Сознание человека стремится защититься от проблем, переключиться на что-то интересное и приятное.

Так возникает тяга к виртуальной реальности: будь то книга, компьютерная игра или сериал. Погрузившись в выдуманный мир, сознание человека начинает ассоциировать себя с главными героями художественного произведения, переживая эмоции и приключения, которые редко бывают в реальной жизни. Затягивающий эффект от сериалов

Затягивающий эффект от сериалов

Легкость, с которой виртуальные герои решают любые проблемы, завораживает, и человек начинает думать, что и у него получится так же. Но жестокая реальность склонна разбивать мечты, ведь в реальном мире ничего не дается легко.

И уставший от борьбы человек вновь возвращается к сериальным страстям, которые отвлекают от повседневных забот и позволяют погрузиться в придуманный мир. Постепенно этот мир затягивает все сильнее, забыть о нем становится сложно, да и не хочется.

После окончания очередного сериала возникает своеобразная «ломка», и человек ищет новую порцию «жвачки для мозгов». Однажды настает момент, когда любитель сериалов задается вопросом: как избавиться от зависимости от сериалов?

Причины и признаки возникновения сериальной зависимости

Современные сериалы сильно отличаются от аналогов прошлого века. В первую очередь – бюджетами.

Некоторые серии культовых сериалов по стоимости уже приближаются к серьезным высокобюджетным блокбастерам, то есть делается все, чтобы удивить зрителя качеством данной разновидности киноискусства.

Регулярно проводятся серьезные маркетинговые и психологические исследования, позволяющие точно определить, что от сериала ждут зрители, какие сюжеты или зрелищные эпизоды привлекают наибольшее внимание, что больше всего «цепляет» человека. Маркетинговое исследование сериалов

Маркетинговое исследование сериалов

Сюжетные ходы в сериалах планируются с таким расчетом, чтобы человек с нетерпением ждал следующей серии. Интерес подогревается через социальные сети, youtube, блоги и другие интернет-ресурсы.

В обществе формируется определенная мода на сериалы, и те, кто их не смотрит, чувствуют себя неуютно в обществе, где активно обсуждаются сериальные новинки, употребляются какие-то специфические шутки, мемы на эту тему. Человек не хочет выглядеть «белой вороной», и начинает приобщаться к популярному увлечению.

Кто и почему входит в группу риска

Сериаломания может поразить любого, но чаще всего ей подвержены определенные социальные группы, в силу объективных причин. В первую очередь это домохозяйки, пенсионеры и студенты.

Стоит рассмотреть подробнее, почему это происходит в большей мере именно с этими социальными прослойками.

Женщины-домохозяйки

Справедливости ради, следует отметить, что в современном социуме домохозяйками могут быть не только женщины, но и мужчины, но процент женщин среди домохозяек выше. Нередко это женщины, родившие ребенка, и находящиеся в декретном отпуске. Просмотр сериалов домохозяйкой

Просмотр сериалов домохозяйкой

Основная психологическая проблема у них – ежедневные монотонные изматывающие заботы о ребенке, нервное напряжение из-за детского плача, гормональный дисбаланс. Сериалы становятся легким и доступным способом отвлечься и получить положительные эмоции.

Главный плюс этого развлечения в том, что в любой момент просмотр сериала можно остановить, отвлечься на решение каких-то домашних дел, а затем вернуться к просмотру. Можно даже параллельно выполнять какие-то другие задачи (кормить ребенка, готовить еду, сцеживать молоко, и т. п.).

Пенсионеры

Сам по себе выход на пенсию – это уже стресс, особенно для людей, привыкших к активному образу жизни, полному погружению в работу. У пенсионеров резко высвобождается огромное количество времени, которое они не знают, куда потратить.

Просмотр многочисленных сериалов позволяет «убить время», отвлечься от нового, непривычного образа жизни, «наверстать» те развлечения, на которые ранее этого самого времени не хватало. Увлечение сериалами пенсионеров

Увлечение сериалами пенсионеров

Еще один фактор, благодаря которому пенсионеры попадают в сериальную «группу риска», это одиночество. У значительной части вышедших на пенсию уже нет «второй половинки», дети выросли, а внуки не всегда доступны или живут далеко. И тогда пенсионер, страдающий от одиночества, ищет утешения в просмотре сериалов.

Студенты

Студенчество – веселая и беззаботная пора для большинства молодых людей, ведь это время, когда они вышли из-под родительского контроля, и начинают самостоятельную жизнь. Среди многих соблазнов, подстерегающих молодежь, сериалы являются популярным способом времяпрепровождения.

Для одних сериаломания – способ весело провести время в компании друзей, для других, более замкнутых по натуре, – способ оградиться от окружающего мира защитной стеной. А поскольку свободного времени у студентов много, смотреть сериалы в огромном количестве возможность они имеют. Просмотр сериалов студентами

Просмотр сериалов студентами

Еще одна проблема молодых людей – они не могут вовремя понять, что хобби превратилось в манию, в психологическую зависимость.

Методы борьбы с сериаломанией

Перед тем, как называть зависимость от сериалов болезнью, и идти на прием к психотерапевту, можно попробовать избавиться от этой проблемы самостоятельно:

  1. выделять ограниченное время на просмотр (например, не более 1 серии в сутки),
  2. четко расставлять приоритеты – в первую очередь выполняются все важные дела, и только если есть свободное время, можно потратить его на сериал,
  3. не прекращать просмотр резко, а уменьшать постепенно, можно вместо сериала смотреть обычное кино, которое не растягивается на множество серий,
  4. задуматься над причинами, которые побуждают к сериаломании, найти мотивацию для устранения этих причин,
  5. расширить круг общения, уделять больше времени активному отдыху на свежем воздухе, прогулкам, спортивным упражнениям,
  6. проанализировать развитие сюжета в сериалах и понять, что сценарии примитивны и построены на одинаковых схемах, используют уловки для создания интриги, но смысловой нагрузки сериалы не несут.

Заключение

С зависимостью от просмотра сериалов может столкнуться каждый, ведь изначально увлечение просмотром кино не воспринимается как нечто опасное.

Но следует четко понимать, когда невинное хобби начинает негативно влиять на жизнь, создавая проблемы.

Если такое случилось, необходимо ограничить время, затрачиваемое на просмотр сериалов, и заняться другими, более полезными и разнообразными делами.

Видео: Почему люди зависимы от фильмов и сериалов , Александр Шевченко

Просмотр сериалов студентами Загрузка…

Существует ли сексуальная зависимость — Лайфхакер

Как исторически относились к вопросу

Наука всегда смотрела на человеческую сексуальность с опаской. В эпоху Просвещения к ней ещё пытались относиться с натуралистическим интересом, но к XIX веку европейские учёные стали связывать открытые проявления желания с распущенностью или болезнью.

В те времена получить статус сексуально зависимого было не так уж сложно, ведь даже к естественным потребностям относились с подозрением. Некоторые учёные полагали , что женщинам вовсе «не свойственны половые чувства». Другие порицали стимуляцию клитора, считая нормальным только вагинальный секс. Так что женщины, которые высказывали неположенные желания, могли быть признаны нимфоманками.

Мастурбацию связывали с развитием различных заболеваний, например окостенения суставов и эпилепсии. Одним из самых непримиримых борцов с самоудовлетворением был американский врач Джон Харви Келлог. В качестве метода избавления от опасного недуга он пропагандировал обрезание и наложение швов для препятствия эрекции у мужчин и прижигание клитора карболкой у женщин.

Узнайте правду
🤗

Даже привычные сегодня завтраки связаны с борьбой против низменных инстинктов: именно Келлог изобрёл кукурузные хлопья. За это ему можно сказать спасибо, однако врач искренне полагал, что употребление в пищу хлопьев снижает либидо (в отличие от мяса, которое якобы настраивает на фривольный лад).

Однако со временем учёные пришли к выводу, что человеческие сексуальные потребности эволюционно обусловлены , а значит, вполне естественны и не требуют драконовских мер подавления. А вот уровень гормонов и усвоенные стратегии поведения индивидуальны, поэтому вопросы о том, насколько сексуально активным нужно быть, возникают до сих пор.

Существует ли норма

Сексуальная зависимость: Существует ли норма

Всё может меняться

Однозначно сказать, что нормально, а что нет, не так-то просто. Ведь даже в течение жизни одного и того же человека степень заинтересованности в сексе варьируется.

Выделяют пубертатную гиперсексуальность. Подростки особенно зациклены на вопросах секса, что совершенно логично для меняющегося организма, переполненного гормонами. Для людей в период пубертата характерны повышенная возбудимость и навязчивые мысли о сексе. Как правило, с окончанием полового созревания эти проявления проходят и секс остаётся важной, но не основной составляющей побуждений и мыслей.

Подростковая гиперсексуальность свойственна в первую очередь мужчинам, а у женщин влечение особенно сильно после 30 лет . Хотя, конечно, это средние данные, и у конкретных людей всё по-разному.

Кроме возраста, на либидо могут существенно влиять факторы среды и образа жизни.

Кукурузные хлопья вряд ли помешают вам испытывать влечение, а вот злоупотребление алкоголем — очень даже. Иногда желание снижается на фоне приёма антидепрессантов, а также из-за внутренних гормональных нарушений. Также сексуальному темпераменту вредит систематический недостаток сна.

Зато занятия спортом способствуют повышению влечения. Так что если вам хочется, чтобы гормоны работали активнее, добавьте в своё расписание умеренные физические нагрузки.

У людей разное либидо

Трудно сказать, сколько нужно заниматься сексом и мастурбировать, чтобы это считалось нормальным. Часто наши представления о том, на какие показатели равняться, навязаны извне. Однако в личной жизни каждый может устанавливать собственные правила. Темперамент у всех людей различается. Кому-то достаточно нескольких раз в месяц или даже в год, а кому-то разрядка требуется намного чаще. Главный критерий тут — субъективный комфорт и согласие с партнёром или партнёрами.

Кроме того, существуют асексуалы, которые вовсе не нуждаются в половых отношениях. Но и у них всё тоже может быть очень по-разному . Одни в принципе не испытывают влечения и возбуждения, другие просто не хотят секса с другими людьми, но практикуют мастурбацию.

Задать норму невозможно и в отношении количества половых партнёров.

По статистике за 2005 год среднее количество партнёров в течение жизни у опрошенных по всему миру оказалось равно 9. При этом в США у каждого человека в среднем было 10,7 половых партнёра, а, скажем, в Индонезии — 5,1. Само собой, речь идёт о средних показателях на душу населения. Кто-то хранит целибат, а у кого-то количество партнёров исчисляется десятками. Ещё важно учитывать, что в таких опросах люди часто сообщают неверные данные, пытаясь впечатлить окружающих половыми победами или, напротив, не желая показаться распущенными.

Когда сексуальная активность причиняет вред

Сексуальная зависимость: Когда сексуальная активность причиняет вред

Только сам человек может определить, что для него нормально, а что нет. В то же время поведение не должно становиться деструктивным и приводить к явным плохим последствиям. Есть несколько признаков, которые позволяют судить о том, что проблема существует и требует внимания.

Человек пытается завязать, но не может

Здесь во многом работает принцип «нет жалоб — нет диагноза». Если собственный организм не причиняет человеку дискомфорта и не мешает ему выстраивать взаимно удовлетворяющие отношения с другими людьми, у него не будет оснований обращаться к врачам. А вот несколько попыток контролировать своё сексуальное поведение, закончившиеся провалами, — тревожный звонок. Он может сигнализировать о том, что внешняя помощь действительно требуется.

Возникает обсессивно-компульсивное поведение

У человека появляются навязчивые мысли и желания, справиться с которыми он пытается с помощью особых действий (компульсий) — зачастую изматывающих, неприятных или унизительных. На какое-то время они помогают, но потом всё начинается по новой.

Некоторые люди с обсессивно-компульсивным расстройством испытывают потребность мыть руки десятки раз в день, другие — касаются неподвижных предметов или совершают иные ритуалы, заглушающие беспокойство. У людей с половой компульсией роль успокоительного играет секс, причём его качество и вообще приятные ощущения далеко не на первом месте.

Отсутствует адекватный цикл полового ответа

Не всякий секс обязательно должен завершаться оргазмом, однако стандартный цикл полового ответа человека включает путь от возбуждения до разрядки. Люди с сексуальными расстройствами могут испытывать навязчивое влечение, превышающее их возможности. То есть желание сохраняется даже при отсутствии физического возбуждения, а сексуальные действия не приводят к оргазму. Тем не менее человек настоятельно продолжает попытки (это, кстати, чревато травмами половых органов).

Изучите проблему
🍌

Существует угроза для здоровья и безопасности

Сексуальная активность не должна приводить к дистрессу. Так называют негативный тип стресса, который нарушает работу иммунитета и других систем организма. Если секс становится настолько важным, что мешает человеку заботиться о себе или заставляет забывать о предохранении и возможных негативных последствиях, что-то пошло не так.

Нарушаются права других людей

Чего бы нам ни хотелось, свобода воли и здоровье других людей никогда не должны быть под угрозой. Человек, который совершает сексуальные домогательства или насилие, опасен для других и нарушает закон.

Обнаружив у себя один или несколько перечисленных признаков, стоит обратиться к специалисту — психотерапевту или сексологу. Также существуют группы поддержки для сексуально зависимых.

Так болезнь это или нет

Сексуальная зависимость: Так болезнь это или нет

Что говорят медицинские классификации

В Международной классификации болезней (МКБ) Всемирной организации здравоохранения диагноза «сексуальная зависимость» нет. Тем не менее в издании МКБ-10 присутствует диагноз «чрезмерное сексуальное влечение» F52.7 . В него включаются нимфомания и сатириазис, которыми обозначают нездоровую, патологическую форму сексуального влечения у женщин и мужчин соответственно. Впрочем, в современной сексологической практике эти термины употребляют редко. Речь идёт именно о навязчивой, мучительной для самого человека тяге, которая приводит к потенциально травматичным действиям.

В 2019 году для новой редакции справочника, МКБ-11, подготовлен пункт «обсессивно-компульсивное расстройство на сексуальной почве». В нём говорится о невозможности человека контролировать своё влечение. При этом тяга к сексу приводит к повторяющимся эпизодам, которые приносят вред в социальной, рабочей и семейной жизни.

Отдельно (хотя и без упоминания в МКБ) выделяют порнозависимость — навязчивую сексуальную активность с использованием порноматериалов. Она становится проблемой, когда занимает так много места в жизни, что ставит под вопрос физическое, психическое, социальное благополучие. Негативными симптомами при избыточном интересе к порно становятся депрессия, социальная изоляция, потеря карьеры и крупные траты денег.

Чтобы считаться самостоятельной проблемой, гиперсексуальность не должна быть следствием других психических расстройств и зависимостей.

Повышенная половая возбудимость характерна, например, для биполярного расстройства в фазе гипомании или мании, а также злоупотребления психоактивными веществами.

Какие существуют сомнения

Некоторые врачи сомневаются в том, что сексуальная зависимость действительно должна считаться медицинским диагнозом. Классические аддикции, например алкогольная и наркотическая, подразумевают синдром отмены. Это означает, что после отказа от предмета тяги наступает похмелье или ломка. В то же время люди, заявляющие о сексуальной зависимости, определённо испытывают страдания, воздерживаясь от компульсивного секса (те же группы поддержки направлены как раз на профилактику срывов).

Составители последнего издания МКБ предполагают , что пока у нас недостаточно научных исследований, чтобы сделать однозначный вывод и приравнять сексуальную зависимость к остальным. Кроме того, медикализация проблемы может вызвать этические возражения и юридические вопросы.

Ведь если сексуальная зависимость — это болезнь, значит, домогательства и насилие могут быть её симптомами. А того, кто их совершает, нужно не судить, а лечить, ведь он не контролирует себя и не может нести ответственности за свои поступки.

Например, в 2017 году актёр Кевин Спейси отправился лечиться от сексуальной зависимости в элитную клинику, в которой также проходил лечение продюсер Харви Вайнштейн.

Такой подход ставит ряд этических вопросов и открывает возможность для злоупотреблений. Можем ли мы наверняка сказать, совершает ли человек харассмент из-за того, что его на это толкнул непреодолимый импульс, или же просто потому, что у него была власть и возможность для безнаказанного домогательства? Само собой, адвокаты будут настаивать на первом.

Что в итоге

Не всякий человек, которому требуется много физической близости, сексоголик. Часто заниматься сексом с привлекательным партнёром — совершенно нормально. А вот регулярно и против своей же воли искать эротических приключений и тем более нарушать чужие права — уже проблематичное поведение.

Читайте также
😍⚡️👀

Что такое сексуальная зависимость — Афиша Daily

«Афиша Daily» поговорила с мужчиной и женщиной, которые считают, что страдают от сексуальной зависимости, и попросила сексолога развеять мифы вокруг этого явления.

Ирина, 31 год

Медицинский аналитик

Об осознании

В 13 лет я начала очень интересоваться сексом — думала, что так со всеми. Тогда было много книжек для девочек, где писали про первый раз и про то, как надо. В этих книжках никогда не говорили (а я специально искала), что делать, если тебе очень хочется, но не с кем. Тогда я подумала, что, наверное, со мной что-то не так, раз ответа на мой вопрос нет.

Общественные установки на меня все-таки влияли. Например, я решила хранить девственность до определенного момента. Из-за этого я отказывалась от вагинального секса и довольствовалась другими формами секса. Первые эротические опыты были еще до того, как мне исполнилось 14. У меня было 4–5 парней в год, и со всеми я занималась петтингом и оральным сексом. Мастурбацией я особо не занималась, да и до сих пор не очень умею это делать. В 15 лет я лишилась девственности со своей первой любовью.

О трудностях

Мама застукала меня с парнем, когда мне было 15. С ней я никогда не говорила о своих особенностях, но, думаю, она догадывается. Однажды она сказала фразу, из которой стало понятно: она в курсе, что мне постоянно нужен партнер.

В школе иногда были проблемы из-за моих отношений с парнями. Однажды мой хороший друг, с которым мы занимались сексом, напился и начал рассказывать друзьям, как ему было со мной весело. А у нас маленький город, слухи расползаются быстро. Это вылилось в маленький скандальчик: моя репутация пострадала, а я страшно обиделась на друга — больше мы никогда не общались.

Какие-то слухи ходили. Но я человек честный, чистоплотный. Я не буду никого уводить. Я не понимаю, зачем уводить мужа или парня: есть же куча свободных. А в моем универе у всех были свои странности. Подружки меня не понимали, потому что в основном были девственницами, но относились ко мне спокойно.

Уже через три недели воздержания у меня начали трястись руки, появились большие проблемы со сном и едой

Мама больше всего боялась, что я забеременею, и это случилось на втором курсе. Она думала, что я брошу институт, но этого не произошло, я доучилась. Мы поженились в том числе для того, чтобы успокоить родителей. Первый год после рождения ребенка сильного желания не было, но потом все стало как прежде. Брак распался через несколько лет, но не из-за секса. Мне просто показалось, что я переросла эти отношения.

Тогда мне хватало двух раз в неделю. Мне кажется, это средний показатель, особенно когда тебе 20 лет и у тебя есть постоянный партнер. Но без этих двух раз в неделю я реально не могла нормально функционировать. Где-то через неделю без секса появлялись навязчивые мысли, нарастала агрессия. С 14 до 25 лет мой самый большой перерыв длился один месяц. Уже через три недели воздержания у меня начали трястись руки, появились большие проблемы со сном и едой. Я не знаю точно, потому что никаких других зависимостей у меня нет, но, думаю, это похоже на ломку. Я лезла на стену. К концу месяца я была не человеком.

Я всегда осознавала, что это проблема, потому что под эту особенность нужно было постоянно подстраиваться: как, например, если нам нужно есть, нам надо где-то доставать еду. Когда мне понадобилось переехать в другой город, я реально напрягалась: как же так, у меня там никого нет, поэтому нужно срочно кого-то найти, иначе я не смогу нормально функционировать. Об этом нужно все время думать: надо, чтобы у тебя все время был партнер, а если его нет, надо искать.

Было сложно выстроить всю эту логистику: например, на этой неделе никто не может приехать, а на другой все могут

Часто у меня было несколько постоянных любовников: кто-то приезжал раз в неделю, а кто-то — два. Я не стремилась к сексуальным контактам с разными людьми — это была скорее необходимость, потому что мне нужно больше секса, чем остальным. Я, если честно, и тогда с удовольствием имела бы одного. Я бы не сказала, что в моей жизни было прямо огромное количество партнеров: может, 30. Уже восемь лет я с одним и тем же мужчиной.

Все любовники были в курсе, что это не эксклюзивные отношения. Врать и выдумывать я не умею. Тем более было и так сложно выстроить всю эту логистику: например, на этой неделе никто не может приехать, а на другой все могут. Секс на одну ночь был частенько, но мне никогда не нравилось прилагать столько усилий из-за одной ночи. Тем более что первый раз обычно не самый лучший.

Самая главная проблема заключается в том, что мое поведение сильно отличалось от того, что люди ждут от женщины. Ждут, что ты будешь ломаться, поэтому надо ухаживать. А со мной все наоборот: мне сначала подай секс, а потом уже ухаживания. Я не могла ждать месяц, пока меня пригласят на свидание. Я брала быка за рога, и многие пугались. Я говорила, что если ты не можешь приезжать два раза в неделю, мне нужен кто-то еще. Если мы с партнером, к примеру, жили вместе, он просто знал, что от меня нельзя надолго уезжать. На две недели можно, но больше трех — совсем уже героизм с моей стороны.

Как-то раз после развода с первым мужем, у меня неделю или две не было секса. Я ехала в метро и увидела молодого человека, который мне понравился. Я даже не спросила его имени, а просто сказала: «Хочешь ко мне домой?» Он сказал: «Хочу». Я привела его к себе. Мы занялись сексом, он уехал — и все.

Партнеры были с работы, с учебы, из баров и ночных клубов. Я вообще не понимаю, зачем ходить в ночные клубы, если ты не выходишь оттуда с кем-то. Мне казалось, что это продолжение ночи. Какой смысл туда идти, мучиться, всю ночь не спать и уходить одной?

Подробности по теме

Монологи девушек, которые ищут отношений на одну ночь

Монологи девушек, которые ищут отношений на одну ночь

О разнице между мужчинами и женщинами

Зависимость дала мне возможность понимать мужчин лучше, чем мои подруги, которые говорят: «Если любит, пусть ждет полгода» — или что-то такое. Я знаю, что некоторые просто не могут ждать.

Людей с сексуальной зависимостью среди моих знакомых нет. В подростковом возрасте я думала, что у других так же, как у меня, особенно у парней. Сначала мне казалось, что всем мужчинам всегда должно хотеться секса, а кто-то может просто сдерживать себя, чтобы не изменять жене. Оказалось, многим мужикам вообще очень редко нужен секс — где-то раз в месяц. По телевизору показывают, что мужчины вечно хотят секса. Наверное, им тяжело с этим жить.

Женщине с сексуальной зависимостью сложно, потому что общество отрицает существование таких женщин в принципе

У меня был один полуэротический опыт с девушкой, которая мне нравилась, но дальше не зашло. Я поняла, что с женщинами все очень сложно. Во-первых, было непонятно, хочет она продолжения или нет. С мужчинами все легко, и главное — им практически всегда нравится. После этого я сильно зауважала моих мужчин. Мне показалось, они делают сложную работу, которая мне не под силу.

С одной стороны, женщине с сексуальной зависимостью сложно, потому что общество отрицает существование таких женщин в принципе. Есть ощущение, что живешь в сером поле. А с другой стороны, мужчине с сексуальной зависимостью нужно для удовлетворения потребностей прилагать усилия: деньги платить, врать, покупать что-то. Женщине, особенно молодой, в этом смысле проще. Вышел и взял. И редко кто отказывается.

Возможно, сейчас зависимости нет, потому что мне хорошо с мужем. Раньше, особенно в подростковом возрасте, мне было трудно достичь оргазма. Партнеру реально нужно было постараться для этого. Хотя если в сексе не было оргазма, он все равно представлял для меня ценность, потому что это снимало часть напряжения.

Подробности по теме

Секстинг: зачем люди отправляют друг другу интимные фотографии

Секстинг: зачем люди отправляют друг другу интимные фотографии

Алексей, 30 лет

Предприниматель

О зависимости и партнершах

В юности сексуальных партнеров (под партнерами я имею в виду девушек) было не очень много, поэтому я никак не обращал внимания на свою особенность. У меня два раза были серьезные отношения, которые в общей сложности длились почти десять лет. Они подошли к концу прежде всего потому, что партнерши были заинтересованы в сексе гораздо меньше меня. Я не могу подходить к сексу механически, когда просто подергался и все. А партнерши очень часто были готовы заниматься сексом, потому что он нужен мне. Мне это совершенно не подходило, ведь эмоциональная составляющая отсутствовала.

Когда я был в долгих отношениях, я мог заниматься сексом с кем-то из моих подруг. Мне важно знать человека — наверное, это во многом про безопасность. О сексе с незнакомкой из метро я могу говорить только как об абстрактной фантазии. Когда ты можешь открываться человеку и заниматься с ним всяческими безобидными извращениями, повышается уровень доверия, вы выходите на более интимный уровень общения. Это то, почему я занимаюсь сексом.

Иногда, когда мы разъезжаемся по домам, я могу еще пять раз мастурбировать за просмотром порно

Чуть меньше чем полгода назад у меня появилась постоянная партнерша, с которой мы, к счастью, совпали. Мы можем заниматься сексом три-четыре раза в день. Единственная проблема в том, что тогда времени ни на что не хватает. Думаю, острая фаза зависимости у меня длится до сих пор. Иногда, когда мы разъезжаемся по домам, я могу еще пять раз мастурбировать за просмотром порно.

В общей сложности у меня было около 40 или 50 партнерш — я, честно говоря, сбился со счета, когда их было около 20. Мне, конечно, часто нужны новые люди, но я предпочитаю уходить в сторону качества, потому что со временем и я раскрываюсь, и люди раскрываются. Говорят, многие женщины во время секса не испытывают оргазма, но, по моему опыту, очень многие способны даже на сквирт. У большинства партнерш я был первым, с кем они это почувствовали. Но это никогда не происходит в первый раз и даже в первую неделю сексуальных отношений.

О трудностях

Моя работа зависит от того, способен ли я сделать что-то для людей, чтобы они купили продукт. Мы создаем достаточно дорогие продукты, и на них уходит очень много времени, в производстве требуется вдохновение и вовлеченность. Но когда сексуальное желание в приоритете, работа встает. Вместо того чтобы заниматься ею, все время просиживаешь на сайтах знакомств, смотришь порнографию, ходишь по свиданиям. На самом деле секс очень трудозатратен и времязатратен. Если нет постоянного партнера и тебе нужно много секса, на поиск может уходить почти все время. А еще когда работаешь со своими сверстниками, начинаешь их воспринимать как сексуальные объекты. В некоторых случаях это было не очень удобно.

К сожалению, я обращался за помощью. Найти хорошего специалиста очень тяжело: в Москве они ужасно дорогие — и в итоге я нашел психолога из крупного провинциального города, с которым мы общались по скайпу. Это был неудачный опыт: у меня сложилось впечатление, что она очень плохо понимает, о чем я говорю. После пары месяцев работы мы так ни к чему не пришли.

Большую часть информации я получил из книжек: это было полезно по крайней мере для того, чтобы направить собственную энергию в созидательное русло. Не могу сказать, что я решил все свои проблемы: у меня до сих пор много времени уходит на секс и мало — на работу. Больше всего меня интересует то, как увязать собственную сексуальность, которая занимает добрую половину меня, с остальной половиной меня, которая должна зарабатывать деньги и устанавливать деловые связи. Ответа на этот вопрос я пока не знаю.

Если бы кто-то из моих знакомых узнал о моих особенностях и стал говорить что-то негативное, мне было бы все равно. Я и сам могу назвать десять причин, почему мне это не нравится

Чрезмерно большое количество секса может привести к воспалению простаты и другим последствиям. Я не знаю, все ли у меня в этом плане нормально. Стоило бы к доктору сходить. Но я регулярно проверяюсь на ВИЧ и гепатит; а на ЗППП надо бы проверяться чаще. Когда нет постоянного партнера, я обязательно проверяюсь примерно раз в три месяца. С непостоянным партнером использую презерватив, с постоянным — нет.

Я думаю, совершенно без разницы, что считает общество. Если бы кто-то из моих знакомых узнал о моих особенностях и стал говорить что-то негативное, мне было бы все равно. Я и сам могу назвать десять причин, почему мне это не нравится. Если они достаточно глупы, чтобы этого не понять и не принять меня, это их проблемы. Но при этом я не выпячиваю свою сексуальную сторону и не связываю ее с повседневной жизнью: что происходит в спальне, остается в спальне.

При этом мне не интересен групповой секс без постоянного партнера — для меня это совместное приключение, тимбилдинг, если так можно сказать

С мужчинами я про секс почти никогда не разговаривал, поэтому могу говорить только о поведении женщин. По моим наблюдениям, если девушка обладает яркой сексуальностью, она включается, только когда девушка влюблена. А когда она не влюблена, ее либидо падает почти в ноль. Одна моя знакомая давно замужем, и у них с мужем почти нет секса, но когда она влюбляется (а она влюблялась в меня, например), это может превратиться в пять раз в день.

О причинах

Ответа на вопрос, почему я такой, у меня нет. Моя самая большая проблема не в том, что мне нужно много секса, а в том, что я зациклен на групповом сексе. Даже если я занимаюсь сексом с одним человеком, у меня все равно возникают фантазии по поводу того, что он не один. Меня это заводит, а для партнерш это значит, что я не очень ценю отношения. При этом мне не интересен групповой секс без постоянного партнера — для меня это совместное приключение, тимбилдинг, если так можно сказать. Но на самом деле очень сложно найти даже третьего партнера (и я бы скорее хотел, чтобы это был мужчина). Нужно, чтобы человек нравился и мне, и партнерше, и чтобы мы все совпали. Групповой секс у меня был, но это все было далеко от состояния удовлетворения. Сейчас я хочу закрыть этот гештальт и перестать об этом думать.

Я уверен, что практически не существует людей, которые бы соответствовали всем нормам. Наверное, каким-то отклонениям сопутствует гиперсексуальность, каким-то — полная асексуальность, что я тоже встречал. Я не могу сказать, что у меня. Может, просто любопытство и желание исследовать. Наверняка могу сказать лишь то, что это влечет, это мне нравится и я просто не могу остановиться. Это, наверное, как с наркотиками.

Подробности по теме

Как и зачем разговаривать о сексе с партнером

Как и зачем разговаривать о сексе с партнером

Амина Назаралиева

Врач-психотерапевт, сексолог, ведущий специалист Mental Health Center

Если вы часто занимаетесь сексом, имеете много сексуальных партнеров вне отношений, обожаете секс, если вы полиамор, если вас привлекают люди своего пола, фетиши, доминирование и подчинение — это еще не значит, что у вас сексуальная зависимость. Точно так же, как употребление алкоголя и удовольствие от него не делает вас алкоголиком.

Если вам или вашему партнеру не нравится что-то в вашем сексуальном поведении, это тоже не делает вас сексуально-зависимым. Также не следует путать людей, совершающих преступления сексуального характера, и сексуально-зависимых. Последние в подавляющем большинстве случаев вступают в добровольную и не запрещенную законом связь.

Нередко сексуально-зависимые ведут как бы двойную жизнь, скрывают свои связи, испытывают стыд за свое поведение и боятся разоблачения

О сексуальной зависимости можно говорить, когда вы не можете остановиться, когда это продолжается долгое время, а ваша жизнь начинает рушиться. Когда это негативно отражается на работе, отношениях в семье, здоровье, когда вы заражаетесь венерическими заболеваниями и заражаете других. В общем, когда вы испытываете повторные интенсивные переживания, ассоциированные с сексуальными фантазиями, импульсами, побуждениями и поведением, вызывающим дистресс и психосоциальные проблемы.

Среди типичных признаков сексуальной зависимости — постоянный просмотр порно (с мастурбацией или без нее), частый секс с новыми партнерами (когда контакты бывают анонимными и только на одну ночь), секстинг, многочасовые переписки с партнерами, чрезмерное использование приложений для знакомств, включая специальные приложения для быстрого секса. Нередко сексуально-зависимые ведут как бы двойную жизнь, скрывают свои связи, испытывают стыд за свое поведение и боятся разоблачения. Сексуальные фантазии, поиск партнера и занятие сексом занимают у них непропорционально большое количество времени. Они испытывают невероятное возбуждение от предвкушения, поиска, соблазнения, но секс приносит лишь короткое облегчение. При этом человек снова и снова обещает себе остановиться, но не может и, как в тумане, оказывается в ситуации, которую избегал.

Считается, что говорить о проблеме можно, когда эти или несколько из этих признаков наблюдаются хотя бы шесть месяцев, а человеку, о котором идет речь, больше 18 лет.

Вопреки расхожему мнению сексуально-зависимые — это не извращенцы и опустившиеся люди. Это обычные люди, которых мы встречаем каждый день. Многие из них росли в нестабильной семье, жили рядом с родственниками с психическими расстройствами или алкоголизмом, где у них не было опыта безопасной привязанности. Некоторые подвергались сексуальному насилию, пережили травму. Некоторые секс-аддикты были воспитаны нарциссическим родителем, от которого тепло и одобрение исходило только тогда, когда ребенок делал то, что нужно родителю. Ребенок не получал опыт близости и вырастал, так и не научившись удовлетворению своих потребностей в рамках близких отношений, где человек проявляет свою уязвимость и здоровую зависимость от партнера. Не привычные к близости, комфорту, доверию и безопасности, они черпают удовлетворение в интенсивных эмоциях, в том числе связанных с сексом. На сегодняшний день многие терапевты рассматривают такое поведение как копинговое, то есть помогающее людям справиться с негативными эмоциями. Эта модель поведения работает, на некоторое время уменьшает напряжение, но именно поэтому от ее так трудно избавиться.

Подробности по теме

Сексолог Михаил Ягубов: «Сексуальные отношения — это гораздо больше, чем просто половой акт»

Сексолог Михаил Ягубов: «Сексуальные отношения — это гораздо больше, чем просто половой акт»

В России и во всем остальном мире сейчас используется МКБ-10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра. — Прим. ред.). В ней есть категория F52.7 — повышенное половое влечение. Мой опыт общения с коллегами-сексологами показывает, что они не склонны устанавливать этот диагноз. Они кодируют его в зависимости от ведущей симптоматики, нередко в категориях расстройств настроения, расстройств личности или в сексуальных девиациях.

Распространенность расстройств, связанных с сексуальной зависимостью, составляет 3–6%, хотя больших эпидемиологических исследований проведено не было. Большинство сексуально-зависимых — мужчины. Начало расстройства, как правило, происходит в позднем подростковом возрасте. Возможно, более низкое число женщин в исследованиях связано со стигмой и культурными особенностями, которые заставляют их скрывать информацию.

Лечение расстройства затруднительно в связи дефицитом исследований в этой области. Обычно оно требует комбинации фармакотерапии и психотерапии. В своей практике я довольно редко встречаюсь с тем, чтобы ко мне обращались именно в связи с сексуальной зависимостью. Обычно в терапию людей приводят предразводная ситуация или усиление тревожной симптоматики, депрессия в связи с утратой партнера — то есть какой-либо кризис. И уже потом мы обнаруживаем, что имеет место сексуальная зависимость.


За помощь в подготовке материала редакция выражает благодарность Елене Рыдкиной и Дарье Саркисян.

Имена героев материала изменены.

Существует ли Интернет-зависимость?

Александр Костинский:
Термин Internet-addiction (по-русски «интернет-аддикция» или «интернет-зависимость») появился в 1996 году. Его предложил американский психолог доктор Айвен Голдберг для описания неоправданно долгого, возможно патологического, пребывания в Интернете. Тему с удовольствием подхватили журналисты. Посыпались статьи с предположениями, что молодое поколение уйдет в «виртуальный мир» от скучной реальности. Появились психологи, которые сделали себе имя на Интернет-зависимости. Профессор Питтсбургского университета Кимберли Янг выпустила книги с броскими названиями: «Пойманные в Сеть» и «Запутавшиеся в Паутине» (www.netaddiction.com). Но является ли пристрастие к Интернету действительно столь опасным явлением? Существует ли Интернет-зависимость вообще, и если существует, то какие формы она принимает? Что думают об этой проблеме другие профессиональные психологи?
На эти вопросы мы попытаемся ответить в сегодняшней передаче. Ее подготовила Ольга Никитина при участии Марии Говорун.
На вопросы Ольги Никитиной отвечают: психолог Елена Щепилина, автор сайта «Психология Интернета» (http://psynet.by.ru), и заведующий лабораторией психологии информатизации МГУ, кандидат психологических наук Александр Войскунский.
Ольга Никитина:
Если Интернет-зависимость существует, то сколько человек ей подвержены? Доктор Кимберли Янг утверждает, что зависимыми являются 6 процентов пользователей Интернета. А вот что думает по этому поводу психолог Александр Войскунский:
Александр Войскунский:
Кимберли Янг — довольно противоречивая исследовательница. В 1994 г. она утверждала, что из 500 человек, ответивших на ее опросник, 400 являются зависимыми. Процент очень большой. Она завышает цифры. Шесть процентов насколько я помню, — это не ее цифра. Этот результат получил в обширном опросе, проведенном c помощью крупной медиа-структуры, Дэвид Гринфилд. Все эти цифры абсолютно недостоверны. Они ни о чем не говорят. Потому что это обычные Интернет-опросы, состоящие из небольшого числа вопросов. Отвечают на такие опросники шутники, те, кто считает себя Интернет-зависимыми, и много людей, которые не считают себя Интернет-зависимыми. Это не репрезентативный опрос «населения» Интернета. Достоверных опросов пока никто не проводил ни заграницей (в Англии, Канаде, Германии, Америке), ни в нашей стране. Поэтому цифра 6 процентов мало что означает. Я считаю, что если зависимость и существует, то зависимых гораздо меньше.
Ольга Никитина:
Многие психологи вообще скептически относятся к употреблению выражения «Интернет-зависимость». Говорит Александр Войскунский.
Александр Войскунский:
Я считаю, что пристрастие к Интернету это — проблема, это феномен, с которым надо разбираться и организовывать помощь тем людям, которые уже, вероятно, подвержены (пока я говорю — феномену: не зависимости от Интернета) феномену чрезмерного применения компьютера и Интернета. Феномен — есть, заниматься им надо. Но зависимостью называть это очень неосторожно. Возможно, это никакая не зависимость. Зависимость — это медико-психологический термин. Она подразумевает целый ряд проверяемых факторов.
Ольга Никитина:
Если уж говорить об Интернет-зависимости, то рассматривать ее нужно в одном ряду с другими так называемыми поведенческими зависимостями, такими как телемания, трудоголизм, патологическая сексуальная зависимость, переедание, чрезмерное увлечение азартными играми или ненужными покупками. От наркомании, алкоголизма, курения они отличаются прежде всего тем, что в организм человека не поступают чужеродные химические вещества. Каковы же симптомы явления, которые позволили ввести понятие Интернет-зависимость? Говорит психолог Елена Щепилина.
Елена Щепилина:
Интернет-зависимость рассматривается, как обычная поведенческая зависимость (то есть не химическая), наряду с такими, как игромания, трудоголия или пищевые зависимости. Единственная специфика заключается в том, что все это связано с компьютером, как Интернет-зависимость с Интернетом. Это единственное отличие от других поведенческих зависимостей.
Сама по себе Интернет-зависимость может быть определена как навязчивое желание войти в Сеть и нежелание выходить из нее. Здесь я подчеркиваю слово «навязчивое». Навязчивое стремление блуждать по Интернету иногда совершенно бесцельно (навязчивая навигация — так называемая компульсивная деятельность). Этим и отличается обычное пользование компьютером или Интернетом от зависимого. Кроме того, происходит уход от реальности. Человек перестает выполнять функции, к которым он привык в обыденной жизни. И — очень важный момент — происходит социальная дезадаптация. Другими словами, нарушаются какие-то общественные связи: меньше общения с семьей, и так далее. Вот это, наверное, самое тяжелое последствие Интернет-зависимости, когда человек полностью обрывает связи с реальным миром и с головой уходит в мир виртуальный.
Ольга Никитина:
Чтобы узнать, зависимы ли вы от Интернета, на сайте Кимберли Янг можно пройти специальный тест, где вам предлагается ответить, например, на такие вопросы: «Часто ли вы ловите себя на воспоминаниях о прошлой онлайновой сессии и находитесь в предвкушении следующей?», «Ухудшается ли у вас настроение, появляются ли беспокойство, раздражительность, депрессивное состояние, если вы пытаетесь сократить время, проводимое в Интернете?» Существуют и такие вопросы: «Можете ли вы насвистеть или настучать звуковой сигнал модема?».
Где же та грань, которая отделяет просто увлечение Интернетом от злоупотребления им? Александр Войскунский:
Александр Войскунский:
Грань эта очень условная. Некоторые специалисты считают, что возникла Интернет-зависимость, если человек начинают лгать своим близким, что он не так много времени проводит в Сети, как тем кажется; или обманывает, что выполняет срочное задание. Если человек тратит непропорционально много денег (деньги, отложенные на какие-то другие нужды) на upgrade компьютера. Или если он начинает пренебрегать жизненным распорядком, гигиеническими процедурами, удовлетворяется тем, что можно есть и пить прямо у клавиатуры. Если он считает возможным пренебрегать рабочими или учебными функциями, немотивированно отказываться от деловых или личных свиданий ради работы в Интернете. Наконец, если человек испытывает чувство вины за все эти действия, и только когда он работает в Интернете, у него пропадает чувство вины и тревоги, появляется эйфория и радость. А когда его за уши оттаскивают от Интернета, то возникает чувство вины перед собой, перед близкими, перед своим делом, перед своими обязанностями. Несмотря на это он продолжает думать об Интернете, пролистывает книги и журналы о компьютерах и компьютерных сетях. Тогда, как считается, можно говорить о патологическом применении Интернета. Но все это довольно скользко — где грань между увлеченностью и зависимлостью?
Александр Костинский:
Кимберли Янг утверждает, что больше всего склонны к Интернет-зависимости те, кто много времени проводит дома в одиночестве. По мнению Елены Щепилиной, стать зависимыми могут, скорее, люди внутренне одинокие, которые не находят желаемой поддержки и общения в обычной жизни.
Елена Щепилина:
Как правило, зависимыми больше становятся люди одинокие или имеющие проблемы в личной и семейной жизни. Не так давно было опубликовано американское исследование, где было показано, что подростки, у которых есть проблемы с родителями или с друзьями в школе, больше подвержены зависимости от Интернета, чем их более счастливые сверстники. Собственно, это показывает, что предпосылки к Интернет-зависимости — в окружающем человека мире. Сам по себе Интернет не аддиктивен, он не обладает никакими качествами, способствующими зависимости. Он ни хороший и ни плохой, он такой, каким мы его делаем. Это безусловно не всемирное зло. Поэтому важно, с чем человек приходит в Интернет.
Александр Костинский:
Стать зависимым можно от чего угодно, в том числе и от Интернета. И все-таки, какие именно сервисы заставляют людей проводить в Сети бесчисленные часы? Большинство Интернет-зависимых, по мнению Елены Щепилиной, приходится на зависимых от киберсекса и от общения в чатах. Говорит психолог Елена Щепилина:
Елена Щепилина:
Зависимость от киберсекса — одна из разновидностей зависимости от Интернета. Считается, что она оттягивает на себя большую часть вообще Интернет-зависимых. И вполне вероятно, что это действительно так. Около 8% пользователей, посещающих порносайты или пользующихся ресурсами сексуального характера, зависимы от киберсекса. Это не очень большой процент, но, тем не менее, такие люди существуют. Большинство их — мужчины. Было проведено исследование в Интернете, дающее возможность говорить о цифрах, потому что в нем участвовало более 20 тысяч респондентов. И было выяснено, что люди выходят в порносайты, как правило, с рабочего компьютера. Как правило, это мужчины, предпочитающие визуальные стимулы — порносайты с иллюстрациями. В отличие от женщин, которые картинкам предпочитают общение в чатах, рассказы эротического или порнографического характера. То есть, существуют определенные гендерные различия. По профессиональной принадлежности или образованию явных отличий нет. Можно сказать, что большинство людей, попадающих в эти 8%, одиноки, или не имеют постоянного партнера, либо разведены. Одной из причин, по которой они начали пользоваться такого рода ресурсами, называется анонимность. Кроме того, это безопасно, в отличие от реального секса: люди не боятся ни заразиться, ни встретить агрессивную ответную реакцию. И кроме того, нет ответственности, которая неизбежно возникает в личных контактах. Здесь все достаточно свободно и поддается контролю. Это очень интересная тема, очень большая, но опять же, у нас исследований практически не проводилось. Только очень частные, небольшие. По результатам исследования, которое проводил Купер, больший процент попадает как раз на киберсекс. У Янг несколько другие результаты: она считает, что больший процент приходится на серверы, связанные с общением.
Чаты и форумы привлекают людей и — не становятся, на мой взгляд, причиной Интернет-зависимости, но в определенном смысле влияют на ее формирование. То есть, люди становятся зависимыми от своего общения в Сети. Это тоже очень интересный момент. Как раз по поводу общения в Сети достаточно много работ наших и зарубежных авторов. Много было сказано и о виртуальной смене пола. Известна шутка о том, что в Интернете все очень хорошо знают подробности твоей жизни, но то, что ты собака, не знают. В виртуальном общении привлекает анонимность, доступность. Для людей, которые имеют физические недостатки и застенчивых людей, это способ самореализоваться, самовыразиться. Поскольку в Интернете можно придумать себе любую ипостась, это развязывает руки и иногда играет весьма позитивную роль в раскрепощении человека и формировании нового позитивного опыта. В том числе, к сожалению, иногда способствует возникновению зависимости. Но опять же, без предпосылок у человека зависимость не возникнет. Потому что сами по себе чаты или форумы не несут угрозы.
Александр Костинский:
Итак, анонимность чатов позволяет преодолеть комплексы. Общаясь в Интернете, можно на время менять пол и имя, представать перед собеседником в совершенном другом физическом облике, создавать новые образы себя. То есть, реализовывать, пусть виртуально, свои фантазии, которые трудно или невозможно реализовать в обычном мире. К тому же, в Интернете можно найти нового собеседника или секс-партнера, который кажется гораздо лучше реального.
Наконец, возможность купаться в информационном потоке тоже может стать ловушкой для пользователя, если многочасовой веб-сёрфинг станет самоцелью.
На сайте Кимберли Янг можно не только пройти тест на Интернет-зависимость, но и пройти курс лечения в виртуальной клинике. Насколько эффективна такая он-лайновая психологическая помощь? Елена Щепилина:
Елена Щепилина:
Это первая клиника в Сети по лечению Интернет-зависимости. По этому поводу было много критики, много неоднозначных мнений. Доктор Орзак (www.computeraddiction.com), например, высказала мнение, что лечить Интернет-зависимость в Сети — это то же самое, что лечить алкоголизм у барной стойки. Кроме того, К. Янг лечит далеко не только Интернет-зависимых, но и их родственников. У нее, на мой взгляд, достаточно коммерциализированный подход, потому что за консультацию берутся большие даже по западным меркам деньги, такие же как за реальную консультацию. Сейчас появилось очень много сайтов, посвященных консультированию он-лайн. В прошлом году англоязычных сайтов такого рода было больше 15 тысяч. У нас их гораздо меньше, но консультации он-лайн происходят и в российском Интернете.
Александр Костинский:
Кроме виртуальной клиники, на сайте есть форум, где Интернет-зависимые делятся друг с другом своими историями. Особенно много писем приходит от так называемых «кибервдов», женщин, чей муж не отрывается от компьютера или даже нашел в виртуальном пространстве новую подругу. В свою очередь, мужчины признаются в зависимости от Интернет-порнографии, что негативным образом влияет на отношения с реальными женщинами. Участники форума, исходя из собственного опыта, дают друг другу советы по избавлению от Интернет-зависимости. Один из них, например, предлагает такое простое упражнение: помещать по бокам монитора всякие отвлекающие вещи, яркие наклейки и прочее, на которые захотелось бы взглянуть и таким образом, отвести глаза от монитора. Конечно, это вряд ли заставит человека отключиться от Интернета, но, по крайней мере, поможет время от времени снимать усталость глаз.
Ольга Никитина:
Сама доктор Янг для избавления от Интернет-зависимости предлагает человеку по-новому организовать свое время. Например, не включать компьютер сразу после пробуждения, а сначала принять душ и позавтракать. Она также рекомендует использовать внешние стимулы, помогающие вовремя отключиться из Сети. Например, если нужно выйти на работу из дома в 8:30, можно подсоединиться к сети в 7:30, оставив себе ровно час на Интернет. Нужно дать себе мысленную установку на это время. Если такая установка не помогает, завести будильник на нужное время и поставить его возле компьютера. Поможет и составление собственного расписания выхода в Интернет. В общем, контроль за временем, проводимым в Интернете, не позволит, по мнению Янг, Интернету взять под контроль вашу жизнь. В любом случае, для избавления от Интернет-зависимости прежде всего необходимо желание самого человека.
Интернет-зависимость так и не вошла в классификатор психических расстройств (DSM-5). Почему же, тем не менее, ее собирались включить? Говорит Александр Войскунский:
Александр Войскунский:
У Ким Янг и некоторых других психологов, к сожалению, очень понятная цель, — сделать зависимость от Интернета настоящей, квалифицированной медицинским сообществом болезнью, чтобы она было включено в справочник психических и поведенческих расстройств. И главное, чтобы ее признали страховые фирмы, которые (в Америке, во всяком случае) публикуют перечень болезней, которые оплачивает стандартная страховка. Например, они обычно не оплачивают мануальную терапию. И она поэтому не очень процветает. Если страховка будет включать зависимость от Интернета, значит, появятся гарантированные, оплачиваемые страховыми агентствами клиенты, и те терапевты, которые уже заявили о себе на этой площадке, будут жить безбедно. Цель их, к сожалению, ясна — они добиваются своего, толкая впереди себя людей, которых называют Интернет-зависимыми. Многие идут у них на поводу. Зачем? Не очень понятно. Обогатить Ким Янг и Дэвида Гринфилда? У них явно нет такой цели.
Ольга Никитина:
Как бы то ни было, феномен Интернет-зависимости, не принадлежит к числу опасных. Даже чрезмерное увлечение Интернетом не наносит значительного ущерба здоровью человека. По крайней мере, этот ущерб не больше, чем от осознанной ежедневной работы за компьютером. Зарубежными психологами описаны случаи, когда бывшие алкоголики или наркоманы «перебрасывались» на Интернет. Их аддиктивная, зависимая натура просто искала новый объект привязанности и находила его.
Психологи отмечают, что для развития любой зависимости зачастую нужны годы, поэтому человек, вышедший в Интернет пару месяцев назад, не может считаться зависимым. Скорее, он пребывает в эйфории от открывшихся возможностей и активно осваивает киберпространство. Психолог Александр Войскунский — о «людях Интернета».
Александр Войскунский:
Мне нравятся люди в Интернете, и я уже десять лет много живу среди них. Мне нравится, что они пришли ниоткуда. Они сами выбрали новую судьбу так же, как и я. Лет десять назад мне дали мой первый модем. До сих пор я его храню (его, наверное, надо в политехнический музей) — модем на 2400 бит в секунду. Это была большая радость. В какой-то степени, люди в Интернете — люди будущего; это люди авангарда — технологического, культурного: бескультурного, к сожалению, тоже. А зависимые, если они есть, то и они среди них.

Существует ли зависимость от секса — Wonderzine

Николь Проз, занимающаяся исследованиями в области нейронауки, считает, что сексуальная зависимость отличается и от аддикций — клептомании или пристрастия к азартным играм. Она провела несколько экспериментов — один из них, например, показал, что зависимые от секса люди, в отличие от людей с другими зависимостями, иначе реагируют на изображения, связанные с их пристрастием. Например, люди с алкогольной зависимостью сильнее реагируют на фотографию бутылки вина, чем на изображение, не имеющее отношения к алкоголю, — а у людей с зависимостью от секса реакция на эротические фотографии, наоборот, меньше. Ещё один аргумент Проз: если при других зависимостях люди теряют самоконтроль, то в случае сексуальной зависимости всё иначе. По данным её исследования, в условиях эксперимента люди с сексуальной зависимостью, наоборот, лучше сдерживались, чем те, у кого зависимости нет — хотя им казалось, что это не так. При этом Проз уверена: это не значит, что людям с зависимостью от секса не нужна помощь — просто решать эти проблемы нужно иначе, чем это делают программы по борьбе с алкогольной и наркотической зависимостью.

«К самому понятию „сексуальная зависимость“ стоит относиться аккуратно: звучит страшно, мало что объясняет, зато открывает пространство для сексофобских идей и спекуляций», — говорит психолог Александр Серов. Идея, что человек может слишком часто хотеть заниматься сексом, действительно вызывает вопросы. Секс — естественная для большинства людей потребность, но попытка определить, какое количество секса будет «нормальным» и «здоровым», заведомо обречена на провал и может стать инструментом слатшейминга — ведь для каждого «норма» будет своей. По мнению клинического психолога Дэвида Лея, психотерапевты, которые ставят диагноз «сексуальная зависимость» на основании того, что человек «слишком много» занимается сексом, отталкиваются только от собственных стереотипов. «Ошибка всех этих „экспертов“ в том, что они пытаются применить признаки наркотической и алкогольной зависимости к сексу. Они утверждают, что если слишком много им заниматься, он будет действовать как наркотик: его будет хотеться ещё больше, он будет вызывать синдром отмены, а „толерантность“ к нему упадёт, после чего секс „подчинит себе их жизнь“», — пишет он в книге «The Myth of Sex Addiction».

Существует ли зависимость от гаджетов и можно ли ее вылечить – Москва 24, 18.11.2019

Зависимость от гаджетов, или номофобия, – новая напасть, которая сейчас грозит россиянам. По крайней мере, так считают в томском Центре развития мозга. Однако его руководитель Юлия Якунина утверждает, что бояться нечего: зависимость можно победить. По ее словам, на базе учреждения уже пару лет практикуют технологию, которая помогает отказываться от ежесекундного использования смартфонов. Рассказываем, насколько реальна номофобия и можно ли ее победить томскими методами.

Фото: depositphotos/belchonock

«В смартфоне в любую свободную секунду»

По словам Юлии Якуниной, номофобия – это действующее название зависимости от гаджетов, которым сейчас пользуются европейские исследователи. На первый взгляд кажется, что этим «недугом» страдает большинство россиян: смартфон стал неотъемлемой частью жизни, работы, учебы людей практически всех возрастов.

Однако паниковать не стоит: простое повседневное пользование телефоном – это еще не болезнь. «Бить тревогу нужно, когда человек обращается к своему смартфону в любую свободную секунду без явной на то нужды», – рассказала Якунина в беседе с Москвой 24. В то же самое время, по словам Юлии, оставшись совсем без телефона зависимый начинает испытывать непроходящую тревогу из-за своего отсутствия в информационном поле.

Согласно результатам зарубежных исследований, «больной» человек начинает себя отстранять от реального общения. Это в большей степени свойственно предпринимателям и людям, работающим на серьезных должностях, – живое общение становится роскошью, они постоянно в телефонах в силу большой нагрузки. И постепенно смартфон перестает быть для них просто средством общения.

Юлия Якунина

руководитель Центра изучения мозга в Томске, нейротренер

На радость россиянам в томском учреждении разработали и способ борьбы с новой зависимостью информационного общества. «Методика основана на тренировке мозговой активности путем получения информации о том, как работает мозг человека», – объяснила Якунина.

По ее словам, в рамках «терапии» человеку на голову вешают нейрогарнитуру – устройство, которое считывает информацию о том, как работает тот или иной участок мозга, и отображает ее на мониторе с помощью визуальных индикаторов.

«Бояться не стоит: устройство никак не влияет на организм человека, а только считывает информацию», – утверждает собеседница сайта.

Однако знание – это еще не «лечение». На основе информации, которая появляется на экране, по словам Якуниной, с помощью ментальных упражнений человек может натренировать определенные и необходимые ему навыки. Человек сможет понять, что он испытывает, когда вновь и вновь возникает потребность обратиться к своему телефону: поняв проблему, с помощью специальной методики ее можно исправить.

У предпринимателей, например, гаджетозависимость может быть связана с большим количеством испытываемого стресса. То есть человек не зависим от телефона, но с помощью него он пытается решить проблему. Проблема – это тревога остаться за бортом информационного потока. Здесь телефон как способ справиться со стрессом. Раньше для этого курили.

Юлия Якунина

руководитель Центра развития мозга в Томске

Когда проблема обнаружена, мозг можно натренировать так, чтобы он со временем научился сам ее решать. «Выработать определенный навык. Даже простые дыхательные упражнения могут помочь расслабляться. Когда стресс снят, телефон уже не нужен. И чем дольше вы можете находиться в таком состоянии, тем больше ваш мозг привыкает. С помощью такой техники на таких тренировках можно прокачать все», – утверждает Якунина.

Фото: Центр развития мозга в Томске

«Гаджеты обедняют внутренний мир»

Якунина утверждает: можно относиться к проблеме несерьезно, однако, согласно исследованиям европейских ученых, последствия номофобии – слуховые галлюцинации. «Например, человеку все время кажется, что телефон звонит, хотя ничего такого не происходит. Это психическое расстройство», – пояснила собеседница сайта.

В свою очередь, физиолог и академик РАН Святослав Медведев про номофобию и слуховые галлюцинации услышал впервые, но в целом с потенциальной опасностью гаджетов согласен. «Их постоянное присутствие резко обедняет внутренний мир», – пояснил он Москве 24.

Это все равно что смотреть фильм и читать книгу. Во время чтения вы фантазируете, чтобы представить героев, вместе с автором познаете причинно-следственную связь поступков тех или иных персонажей. Когда вы смотрите фильм, вам и думать не надо о том, как выглядит герой, и задумываться о его поступках тоже.

Святослав Медведев

физиолог, академик РАН

По словам академика, то же самое и с постоянной жизнью в смартфонах. «Это как книга «Ромео и Джульетта», только на трех страницах», – заявил Медведев. По его мнению, общение в смартфоне – это сокращенный вариант личного разговора: без размышлений над реакцией собеседника, без оценки языка его тела.

И хотя проблему Медведев признает, но с предложенным в Томске решением он не совсем согласен. «Любая зависимость лечится, только вот вопрос – стоит ли ее вылечивать или не стоит», – размышляет Медведев.

«Мы можем сделать так, чтобы человек вообще перестал что-то делать, но чего мы сделать не можем – так это того, чтобы человек делал что-то в меру. Например, как с лечением наркотической зависимости: человек должен полностью отказаться от наркотиков, а не научиться принимать их в меру», – заключил академик.

Однако Якунина уверена: самодисциплина, которая практикуется в рамках предлагаемой учреждением «терапии», поможет исцелиться. «Вы только тренируете свою дисциплину. Это не приводит к полному отказу и социальной изоляции. К телефону нужно относиться спокойно – не пользоваться им, когда нет прямой надобности», – отмечает собеседница сайта.

Фото: depositphotos/prometeus

«Гаджеты – только инструмент»

В то же время психологи наличие зависимости от смартфонов отрицают. «Ключ такой нехимической зависимости в том, что у человека есть проблемы, и он пытается решить их с помощью какого-либо инструмента. А интернет и гаджеты – один из путей наименьшего сопротивления», – рассказал Москве 24 специалист по интернет-зависимости Александр Корпусов.

С химическими зависимостями объект зависимости вызывает эту самую зависимость. А что касается нехимических зависимостей, это скорее инструмент для получения какой-то выгоды.

Александр Корпусов

специалист по интернет-зависимости

А гаджеты – идеальный вариант для расслабления или решения каких-либо психологических проблем. Хочешь – с друзьями общайся, хочешь – кино посмотри: огромный диапазон действий. Поэтому, считает психолог, чтобы победить нужду в мобильном телефоне, нужно понять и удалить первопричину такой активности.

Поэтому в целом, уверен Корпусов, метод, разработанный в Томске, может помогать, но очень ситуативно. «С тем же успехом можно всякие медитативные техники использовать», – отметил собеседник Москвы 24. Возвращаясь к примеру Якуниной – если у предпринимателей проблема в тревоге и в потребности постоянного контроля информационного поля, которая приводят к необходимости в гаджетах, нужно решать именно проблему тревоги и контроля, тогда потребность в гаджетах отпадет сама.

Той же точки зрения придерживается клинический психолог, аддиктолог и эксперт по вредным привычкам и психологии здоровья Михаил Хорс: «Это зависимость не от гаджетов, а от информационного пространства, доступ к которому они обеспечивают», – рассказал он в беседе с Москвой 24. Кроме того, психолог утверждает: «Такая зависимость – явление психологическое, первый путь к победе – ее осознание».

Когда человек принимает тот факт, что зависимость есть, дифференцирует себя от зависимости, то есть перестает считать, что это он хочет, например, постоянно заглядывать в телефон. Осознает, что это болезнь заставляет его это делать. Тогда он должен искать внутренний ресурс для борьбы.

Михаил Хорс

клинический психолог, аддиктолог и эксперт по вредным привычкам и психологии здоровья

Таким образом, эксперт уверен, что мозговые импульсы, с которыми работают в томском центре, здесь «вообще ни о чем». «Таких «игр с мозгом» много. Только главное в решении проблемы – ее осознание», – пояснил Хорс.

Он также напомнил, гаджеты – это только инструмент.

«Именно виртуализированная информационная среда является наркотиком. То есть социальные сети вызывают зависимость, а новостной портал – он может служить зависимостью, если мы раскачиваем свою психику новостями – либо очень положительными, либо очень отрицательными. Если мы воспринимаем новости как новости, то зависимости не будет», – привел пример психолог.

Поэтому доводить себя до крайности не стоит. «Зависимость нельзя полностью победить, ее можно только купировать. А жить вне информационного поля вообще – ну сложно себе такое представить», – отметил Хорс и посоветовал соблюдать так называемую информационную гигиену. Держать пользование интернетом и получение данных из Сети в балансе с личным общением и прочими активностями.

Читайте также

машинописных текстов — Как мне решить, входит ли @ types / * в `dependencies` или` devDependencies`?

Переполнение стека

  1. Около
  2. Товары

  3. Для команд
  1. Переполнение стека
    Общественные вопросы и ответы

  2. Переполнение стека для команд
    Где разработчики и технологи делятся частными знаниями с коллегами

  3. Вакансии
    Программирование и связанные с ним технические возможности карьерного роста

  4. Талант
    Нанимайте технических специалистов и создавайте свой бренд работодателя

  5. Реклама
    Обратитесь к разработчикам и технологам со всего мира

  6. О компании

Загрузка…

.

maven — есть ли способ исключить зависимость от своего родителя?

Переполнение стека

  1. Около
  2. Товары

  3. Для команд
  1. Переполнение стека
    Общественные вопросы и ответы

  2. Переполнение стека для команд
    Где разработчики и технологи делятся частными знаниями с коллегами

  3. Вакансии
    Программирование и связанные с ним технические возможности карьерного роста

  4. Талант
    Нанимайте технических специалистов и создавайте свой бренд работодателя

  5. Реклама
    Обратитесь к разработчикам и технологам со всего мира

  6. О компании

Загрузка…

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.