Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе: Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе

Содержание

Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе

Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то прежде всего имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. Все это можно рассматривать как информацию, и тогда сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Отсюда можно сделать следующий заманчивый шаг и интерпретировать весь процесс человеческой коммуникации в терминах теории информации, что и делается в ряде систем социально-психологического знания. Однако такой подход нельзя рассматривать как методологически корректный, ибо в нем опускаются некоторые важнейшие характеристики именно человеческой коммуникации, которая не сводится только к процессу передачи информации. Не говоря уже о том, что при таком подходе фиксируется в основном лишь одно направление потока информации, а именно от коммуникатора к реципиенту (введение понятия «обратная связь» не изменяет сути дела), здесь возникает и еще одно существенное упущение. При всяком рассмотрении человеческой коммуникации с точки зрения теории информации фиксируется лишь формальная сторона дела: как информация передается, в то время как в условиях человеческого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.

Поэтому, не исключая возможности применения некоторых положений теории информации при описании коммуникативной стороны общения, необходимо четко расставить все акценты и выявить специфику в самом процессе обмена информацией, когда он имеет место в случае коммуникации между двумя людьми.

Во-первых, общение нельзя рассматривать лишь как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой потому, что в отличие от простого «движения информации» между двумя устройствами здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом: взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Это значит, что каждый участник коммуникативного процесса предполагает активность также и в своем партнере, он не может рассматривать его как некий объект. Другой участник предстает тоже как субъект, и отсюда следует, что, направляя ему информацию, на него необходимо ориентироваться, т.е. анализировать его мотивы, цели, установки (кроме, разумеется, анализа своих собственных целей, мотивов, установок), «обращаться» к нему, по выражению В.Н. Мясищева. Схематично коммуникация может быть изображена как интерсубъектный процесс (S S). Но в этом случае нужно предполагать, что в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера.

Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации (Андреева, 1981), потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл (Леонтьев, 1972. С. 291). Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.

Во-вторых, характер обмена информацией между людьми, а не кибернетическими устройствами, определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса, в этом смысле «знак в общении подобен орудию в труде» (Леонтьев, 1972). Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.

В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке».

Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Для описания этой ситуации социальная психология заимствует из лингвистики термин «тезаурус», обозначающий общую систему значений, принимаемых всеми членами группы. Но все дело в том, что, даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их неодинаково: социальные, политические, возрастные особенности могут быть тому причиной. Еще Л.С. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Поэтому у общающихся должны быть идентичны – в случае звуковой речи – не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности. Это хорошо поясняет Дж. Миллер на житейском примере. Для нас, по-видимому, существенно провести некоторое различие между интерпретацией высказывания и пониманием его, так как пониманию обычно способствует нечто иное сверх лингвистического контекста, связанное с этим конкретным высказыванием. Муж, встреченный у двери словами жены: «Я купила сегодня несколько электрических лампочек», не должен ограничиваться их буквальным истолкованием: он должен понять, что ему надо пойти на кухню и заменить перегоревшую лампочку.

Наконец, в-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они не связаны с уязвимыми местами в каком-либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования, а носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание ситуации общения, вызванное не просто различным языком, на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация в этом случае демонстрирует ту свою характеристику, что она есть лишь сторона общения. Естественно, что процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров: даже военные противники ведут переговоры. Но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.

С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и более чисто выраженный психологический характер. Они могут возникнуть или вследствие индивидуальных психологических особенностей общающихся (например, чрезмерная застенчивость одного из них (Зимбардо, 1993), скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность»), или в силу сложившихся между общающимися особого рода психологических отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т.п. В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением, отсутствующая, естественно, в кибернетических системах. Все это позволяет совершенно по-особому ставить вопрос об обучении общению, например, в условиях социально-психологического тренинга, что будет подробнее рассмотрено ниже.

Названные особенности человеческой коммуникации не позволяют рассматривать ее только в терминах теории информации. Употребляемые для описания этого процесса некоторые термины из этой теории требуют всегда известного переосмысления, как минимум тех поправок, о которых речь шла выше. Однако все это не отвергает возможности заимствовать ряд понятий из теории информации. Например, при построении типологии коммуникативных процессов целесообразно воспользоваться понятием «направленность сигналов». В теории коммуникации этот термин позволяет выделить: а) аксиальный коммуникативный процесс (от лат. axis – ось), когда сигналы направлены единичным приемникам информации, т.е. отдельным людям; б) ретиальный коммуникативный процесс (от лат. rete – сеть), когда сигналы направлены множеству вероятных адресатов (Брудный, 1977, с. 39). В эпоху научно-технического прогресса в связи с гигантским развитием средств массовой информации особое значение приобретает исследование ретиальных коммуникативных процессов.

Поскольку в этом случае отправление сигналов группе заставляет членов группы осознать свою принадлежность к этой группе, постольку в случае ретиальной коммуникации происходит тоже не просто передача информации, но и социальная ориентация участников коммуникативного процесса. Это также свидетельствует о том, что сущность данного процесса нельзя описать только в терминах теории информации. Распространение информации в обществе происходит через своеобразный фильтр «доверия» и «недоверия». Этот фильтр действует так, что абсолютно истинная информация может оказаться непринятой, а ложная – принятой. Психологически крайне важно выяснить, при каких обстоятельствах тот или иной канал информации может быть блокирован этим фильтром, а также выявить средства, помогающие принятию информации и ослабляющие действия фильтров. Совокупность этих средств называется фасцинацией. В качестве фасцинации выступают различные сопутствующие средства, выполняющие роль «транспортации», сопроводителя информации, создающие некоторый дополнительный фон, на котором основная информация выигрывает, поскольку фон частично преодолевает фильтр недоверия. Примером фасцинации может быть музыкальное сопровождение речи, пространственное или цветовое сопровождение ее.

Сама по себе информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Стимуляция в свою очередь может быть различной. Прежде всего это может быть активизация, т.е. побуждение к действию в заданном направлении. Далее, это может быть интердикция, т.е. побуждение, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности. Наконец, это может быть дестабилизация – рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности.

Констатирующая информация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах и не предполагает непосредственного изменения поведения, хотя косвенно способствует этому. Сам характер сообщения может быть различным: мера объективности может варьировать от нарочито «безразличного» тона изложения до включения в текст сообщения достаточно явных элементов убеждения. Вариант сообщения задается коммуникатором, т.е. тем лицом, от которою исходит информация.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Социальная психология:

Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе — Студопедия

Тема 3: Коммуникативная сторона общения

Функции общения выделяются в соответствии с содержанием общения.

· Инструментальная функция характеризует общение как социальный механизм управления и передачи информации, необходимой для исполнения действия.

· Интегративная функция раскрывает общение как средство объединения людей.

· Функция самовыражения определяет общение как форму взаимопонимания психологического контекста.

· Трансляционная функция выступает как функция передачи конкретных способов деятельности, оценок и т. д.

экспрессивная (функция взаимопонимания переживаний и эмоциональных состояний),

социального контроля (регламентации поведения и деятельности),

социализации (формирования навыков взаимодействия в обществе в соответствии с принятыми нормами и правилами) и др.

Виды общения:

• межличностное,

• групповое и межгрупповое,

• массовое,

• доверительное и конфликтное,

• интимное и криминогенное,

• деловое и личное,

• прямое и опосредованное,

• терапевтическое и ненасильственное.

Структура общения:

Коммуникативная сторона общения состоит во взаимном обмене информацией между партнёрами по общению, передаче и приёме знаний, идей, мнений, чувств. Универсальным средством коммуникации и общения является речь, с помощью которой не только предаётся информация, но и осуществляется воздействие друг на друга участников совместной деятельности.

1. В коммуникативном процессе и происходит не простое движение информации, а как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации (Андреева), потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, а стремятся при этом выработать общий смысл (Леонтьев). Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирование, а совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.



2. Обмен информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса, в этом смысле «знак в общении подобен орудию в труде» (Леонтьев). Коммуникативное влияние, которое здесь возникает- это психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.


3. Коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке».

4. В условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они не связаны с уязвимыми местами в каком-либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования, а носят социальный или психологический характер.

Вербальные средства коммуникации:

• Письменная, устная и внутренняя речь

• слушание и чтение

Устная и письменная речь участвуют в производстве текста (процесс передачи информации), а слушание и чтение – в восприятии текста, заложенной в нем информации.

Речь является универсальным средством общения, так как при этом менее всего теряется смысл сообщения. Речевая информация передается при помощи текста в устной и письменной формах. Преимущества письменной речи – точность формулировок, развернутость, богатство словаря, логика изложения. Преимущества устной речи – экономичность, эмоциональная насыщенность. В качестве недостатков выступают речевые ошибки, многозначность.

В общении важно наличие обратной связи. При вербальной информации это может иметь форму переспрашивания, уточнения вопроса и прочее

Остро стоит проблема повышения эффективности речевого воздействия, в рамках которой развивается экспериментальная риторика (искусство убеждения посредством речи).

Отличительной особенностью человека является общение с самим собой. Это чисто индивидуальное общение, предполагающее особую точку зрения на самого себя и окружающее, которая может меняться. В ходе такого разговора человек мысленно может общаться с тем, с кем общался недавно, продумывать тактику будущего общения и т. п.

Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе. — Курс лекций

Во-первых, общение нельзя рассматривать как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой потому, что в отличие от простого «движения информации» между двумя устройствами здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом’. взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Это значит, что каждый участник коммуникативного процесса предполагает активность также и в своем партнере, он не может рассматривать его как некий объект. Другой участник предстает тоже как субъект, и отсюда следует, что, направляя ему информацию, на него необходимо ориентироваться, т.е. анализировать его мотивы, цели, установки (кроме, разумеется, анализа и своих собственных целей, мотивов, установок), «обращаться» к нему, по выражению В.Н.Мясищева. Схематично коммуникация может быть изображена как интерсубъектный процесс. Но в этом случае нужно предполагать, что в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера.

Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации (Андреева, 1981). Эту значимость информация приобретает потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл (Леонтьев, 1972. С. 291). Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.

Во-вторых, характер обмена информацией между людьми, а не кибернетическими устройствами определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса, в этом смысле «знак в общении подобен орудию в труде» (Леонтьев, 1972). Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное, как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает (в определенном смысле) изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.

В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке». Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии интерсубъективности знака, т.е. при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга.

Наконец, в-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Эти барьеры не связаны с уязвимыми местами в каком-либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования. Они носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание ситуации общения, вызванное не просто различным «языком», на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация в этом случае демонстрирует ту свою характеристику, что она есть лишь сторона общения. Естественно, что процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров: даже военные противники ведут переговоры. Но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.

С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и более выраженный психологический характер: они могут возникнуть вследствие индивидуальных психологических особенностей общающихся (например, чрезмерная застенчивость одного из них (Зимбардо, 1993), скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность») или в силу сложившихся между общающимися особого рода психологических отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т.п. В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением, отсутствующая, естественно, в кибернетических системах. Все это позволяет совершенно по-особому ставить вопрос об обучении общению, например, в условиях социально-психологического тренинга, что будет подробнее рассмотрено ниже.

Названные особенности человеческой коммуникации не позволяют рассматривать ее только в терминах теории информации. Употребляемые для описания этого процесса   некоторые термины из этой теории требуют всегда известного переосмысления, как минимум, тех поправок, о которых речь шла выше. Однако все это не отвергает возможности заимствовать ряд понятий из теории информации. Например, при построении типологии коммуникативных процессов целесообразно воспользоваться понятием «направленность сигналов». В теории коммуникации этот термин позволяет выделить: а) аксиальный коммуникативный процесс, когда сигналы направлены единичным приемникам информации, т.е. отдельным людям; б) ретиальный коммуникативный процесс, когда сигналы направлены множеству вероятных адресатов (Брудный, 1977, с. 39). В условиях научно-технической революции в связи с гигантским развитием средств массовой информации особое значение приобретает исследование ретиальных коммуникативных процессов.

Поскольку в этом случае отправление сигналов группе заставляет членов группы осознать свою принадлежность к этой группе, постольку в случае ретиальной коммуникации происходит тоже не просто передача информации, но и социальная ориентация участников коммуникативного процесса. Способность коммуникации создавать в партнере некоторую ориентацию также свидетельствует о том, что сущность данного процесса нельзя описать только в терминах теории информации. Распространение информации в обществе происходит через своеобразный фильтр «доверия» и «недоверия». Этот фильтр действует так, что абсолютно истинная информация может оказаться непринятой, а ложная — принятой. Психологически крайне важно выяснить, при каких обстоятельствах тот или иной канал информации может  быть блокирован этим фильтром. Напротив, существуют средства, помогающие принятию информации и ослабляющие действия фильтров. Совокупность этих средств называется фасцинацией. В качестве фасцинации выступают различные сопутствующие основной информации средства, выполняющие роль «транспортации», роль сопроводителя информации, создающие некоторый дополнительный фон, на котором основная информация выигрывает, поскольку фон частично преодолевает фильтр недоверия. Примером фасцинации может быть музыкальное сопровождение речи, пространственное или цветовое сопровождение ее.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Сама по себе информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая.

Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие.

Стимуляция в свою очередь может быть различной. Прежде всего это может быть активизация, т.е. побуждение к действию в заданном направлении. Далее, это может быть интердикция, т.е. тоже побуждение, но побуждение, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности. Наконец, это может быть дестабилизация — рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности.

Констатирующая информация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах, она не предполагает непосредственного изменения поведения, хотя в конечном счете и в этом случае общее правило человеческой коммуникации действует. Сам характер сообщения может быть различным: мера объективности может варьировать от нарочито «безразличного» тона изложения до включения в сам текст сообщения достаточно явных элементов убеждения. Вариант сообщения задается коммуникатором, т.е. тем лицом, от которого исходит информация.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

1. Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе

8

ОБЩЕНИЕ
КАК ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ (коммуникативная
сторона общения)

Когда
говорят о коммуникации в узком смысле
слова, то, прежде всего, имеют в виду,
процесс обмена информацией в ходе
совмест­ной деятельности: различными
представлениями, идеями, интересами,
настроениями, чувствами, установками
и пр. В ряде систем социально-психологического
знания (например в соционике,
Аугустанавичуте) весь про­цесс
человеческой коммуникации интерпретируют
в терминах теории информа­ции. Однако
такой подход нельзя рассматривать как
методо­логически корректный, т.к. в
нем опускаются некоторые важней­шие
характеристики именно человеческой
коммуникации,
которая не сводится только к процессу
передачи
информации. В общении информация и
формируется,
уточняется, развивается
.
Поэтому,
не исключая возможности применения
некоторых положений теории информации
при описании коммуникативной стороны
общения, необходимо учитывать специфику
процесса обмена информацией в коммуникации
между людьми.

Во-первых,
поскольку взаимное информирование
имеет целью нала­живание совместной
деятельности, то каждый участ­ник
коммуникативного процесса является
актив­ным субъектом.
Направляя
информацию партнеру, на него необходимо
ориентиро­ваться, т.е. анализировать
его мотивы, цели, установки (кроме,
разумеется, анализа своих собственных
целей, мотивов, устано­вок). В ответ
на посланную информацию будет получена
новая информа­ция, исходящая от другого
партнера. Схема­тично коммуникация
может быть изображена как интерсубъект­ный
процесс
(S<->S).

Поэтому
в коммуникативном процессе происходит
не про­стое движение информации, но
как минимум активный обмен ею. Главное
отличие специфически человеческого
обмена инфор­мацией заключается в
том, что здесь особую роль играет для
каж­дого участника общения значимость
информации,
потому, что люди не просто «обмениваются»
значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев,
стремятся при этом выработать общий
смысл. Это возможно лишь при условии,
что информация не просто принята, но и
понята, осмыслена. Суть коммуникативного
процесса — не просто взаимное
информирова­ние, но совместное
постижение предмета. Поэтому в каждом
ком­муникативном процессе реально
даны в единстве деятельность, общение
и познание.

Во-вторых,
обмен информацией между людьми обязательно
предполагает психологическое воздействие
одного коммуниканта на другого с целью
изменения его поведения. Эффективность
коммуникации измеряется именно тем,
насколько удалось это воздействие. Это
означает, что при
обмене информацией происходит изменение
самого
типа
отношений
,
который
сложился между участниками коммуникации.

В-третьих,
коммуникативное влияние как результат
обмена информацией возможно лишь тогда,
когда человек, направляю­щий информацию
(коммуникатор), и человек, принимающий
ее (реципиент), обладают единой
или сходной системой кодификации и
декодификации
.
На
обыденном языке это правило выражается
в словах: «все должны говорить на одном
языке».

Это
особенно важно потому, что коммуникатор
и реципиент в коммуникативном процессе
постоянно меняются местами. Вся­кий
обмен информацией между ними возможен
лишь при усло­вии, что знаки и, главное,
закрепленные за ними значения извест­ны
всем участникам коммуникативного
процесса. Только приня­тие единой
системы значений обеспечивает возможность
партне­ров понимать друг друга. Для
описания этой ситуации социальная
психология заимствует из лингвистики
термин «тезаурус», обозна­чающий
общую систему значений, принимаемых
всеми членами группы. Но даже зная
значения одних и тех же слов, люди могут
понимать их неодинаково в силу социальных,
полити­ческих, возрастных особенностей.
Еще Л.С. Выготский отмечал, что мысль
никогда не равна прямому значению слов.
Поэтому у общающихся должны быть
идентич­ны — в случае звуковой речи
— не только лексическая и синтак­сическая
системы, но и одинаковое
понимание ситуации общения
.
А
это возможно лишь в случае включения
коммуникации в неко­торую общую
систему деятельности. Это хорошо поясняет
Дж. Миллер на житейском примере. Муж,
встреченный у две­ри словами жены: «Я
купила сегодня несколько электрических
лам­почек», не должен ограничиваться
их буквальным истолкованием: он должен
понять, что ему надо пойти на кухню и
заменить пере­горевшую лампочку.

Наконец,
в-четвертых,
в человеческой коммуника­ции могут
возникать совершенно коммуникатив­ные
барьеры

психологического характера. Это могут
быть социальные, политические, религиозные,
профессиональные различия, которые не
только порождают разную интерпретацию
тех же самых понятий, упот­ребляемых
в процессе коммуникации, но и вообще
различное ми­роощущение, мировоззрение,
миропонимание. Такого рода барье­ры
порождены
объективными социальными причинами,
принад­лежностью партнеров по
коммуникации к различным социальным
группам, и при их проявлении особенно
отчетливо выступает вклю­ченность
коммуникации в более широкую систему
общественных отношений
.
В этом случае проявляется такая
характеристика коммуникации, что она
есть лишь сторона общения. При наличии
этих барьеров вся си­туация
коммуникативного акта значительно
усложняется.

Барьеры
при коммуникации могут носить и выраженный
психологический характер
.
Например, чрезмерная застенчивость
одно­го из участников процесса,
скрытность другого, присутствие у
кого-то черты, получившей название
«некоммуникабельность», или в силу
сложившихся между общающимися особого
рода пси­хологических отношений:
неприязни по отношению друг к другу,
недоверия и т.п. В этом случае особенно
четко выступает та связь,
которая существует между общением и
отношением
.

Заимствованием
отдельных понятий из теории информации
целесообразно воспользоваться при
построении типологии коммуника­тивных
процессов. Так понятие «на­правленность
сигналов» позволяет выделить: а)
аксиальный
коммуникативный
процесс (от лат. axis
— ось), когда сигналы направлены единичным
приемни­кам информации, т.е. отдельным
людям; б) ретиальный
коммуни­кативный
процесс (от лат. rete
— сеть), когда сигналы направлены
множеству вероятных адресатов.
Ис­следование ретиальных коммуникативных
процессов приобретает особое значение
в связи с гигантским развитием средств
массовой информации.

Поскольку
в этом случае отправление сигналов
группе застав­ляет членов группы
осознать свою принадлежность к этой
группе, постольку в случае ретиальной
коммуникации происходит не просто
передача информации, но и социальная
ориентация

участников
коммуникативного процесса. Распространение
информации в об­ществе происходит
через своеобразный фильтр «доверия»
/ «недо­верия».
Этот фильтр действует так, что абсолютно
истинная ин­формация может оказаться
непринятой, а ложная — принятой.
Психологически крайне важно выяснить,
при каких обстоятельст­вах тот или
иной канал информации может быть
блокирован этим фильтром, а также выявить
средства, помогающие принятию ин­формации
и ослабляющие действия фильтров.
Совокупность этих средств называется
фасцинацией.
В
качестве фасцинации выступа­ют
различные сопутствующие средства,
выполняющие роль «транспортации»,
сопроводителя информации, создающие
некоторый до­полнительный фон, на
котором основная информация выигрыва­ет,
поскольку фон частично преодолевает
фильтр недоверия. При­мером фасцинации
может быть музыкальное сопровождение
речи, пространственное или цветовое
сопровождение ее.

Сама
по себе информация, исходящая от
коммуникатора, мо­жет быть двух типов
:
побудительная
и констатирующая
.
Побуди­тельная
информация
выражается в приказе, совете, просьбе.
Она рассчитана на то, чтобы стимулировать
какое-то действие. Стиму­ляция в свою
очередь может быть различной. Прежде
всего, это может быть активизация,
т.е.
побуждение к действию в заданном
направлении. Далее, это может быть
интердикция,
т.е.
побужде­ние, не допускающее, наоборот,
определенных действий, запрет нежелательных
видов деятельности. Наконец, это может
быть де­стабилизация

рассогласование или нарушение некоторых
авто­номных форм поведения или
деятельности.

Констатирующая
информация
выступает в форме сообщения,
она
имеет место в различных образовательных
системах и не пред­полагает
непосредственного изменения поведения,
хотя косвенно способствует этому. Сам
характер сообщения может быть различ­ным:
мера объективности может варьировать
от нарочито «безраз­личного» тона
изложения до включения в текст сообщения
доста­точно явных элементов убеждения.
Вариант сообщения задается ком­муникатором,
т.е. тем лицом, от которого исходит
информация.

Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе






ОБЩЕНИЕ КАК ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ (коммуникативная сторона общения)


Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе

Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то, прежде всего, имеют в виду, процесс обмена информацией в ходе совмест­ной деятельности: различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. В ряде систем социально-психологического знания (например в соционике, Аугустанавичуте) весь про­цесс человеческой коммуникации интерпретируют в терминах теории информа­ции. Однако такой подход нельзя рассматривать как методо­логически корректный, т.к. в нем опускаются некоторые важней­шие характеристики именно человеческой коммуникации, которая не сводится только к процессу передачи информации. В общении информация и формируется, уточняется, развивается. Поэтому, не исключая возможности применения некоторых положений теории информации при описании коммуникативной стороны общения, необходимо учитывать специфику процесса обмена информацией в коммуникации между людьми.

Во-первых, поскольку взаимное информирование имеет целью нала­живание совместной деятельности, то каждый участ­ник коммуникативного процесса является актив­ным субъектом. Направляя информацию партнеру, на него необходимо ориентиро­ваться, т.е. анализировать его мотивы, цели, установки (кроме, разумеется, анализа своих собственных целей, мотивов, устано­вок). В ответ на посланную информацию будет получена новая информа­ция, исходящая от другого партнера. Схема­тично коммуникация может быть изображена как интерсубъект­ныйпроцесс (S<->S).

Поэтому в коммуникативном процессе происходит не про­стое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главное отличие специфически человеческого обмена инфор­мацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каж­дого участника общения значимостьинформации, потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирова­ние, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом ком­муникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.

Во-вторых, обмен информацией между людьми обязательно предполагает психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации.



В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляю­щий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке».

Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Вся­кий обмен информацией между ними возможен лишь при усло­вии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения извест­ны всем участникам коммуникативного процесса. Только приня­тие единой системы значений обеспечивает возможность партне­ров понимать друг друга. Для описания этой ситуации социальная психология заимствует из лингвистики термин «тезаурус», обозна­чающий общую систему значений, принимаемых всеми членами группы. Но даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их неодинаково в силу социальных, полити­ческих, возрастных особенностей. Еще Л.С. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Поэтому у общающихся должны быть идентич­ны — в случае звуковой речи — не только лексическая и синтак­сическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в неко­торую общую систему деятельности. Это хорошо поясняет Дж. Миллер на житейском примере. Муж, встреченный у две­ри словами жены: «Я купила сегодня несколько электрических лам­почек», не должен ограничиваться их буквальным истолкованием: он должен понять, что ему надо пойти на кухню и заменить пере­горевшую лампочку.




Наконец, в-четвертых, в человеческой коммуника­ции могут возникать совершенно коммуникатив­ные барьеры психологического характера. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, упот­ребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное ми­роощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барье­ры порождены объективными социальными причинами, принад­лежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает вклю­ченность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. В этом случае проявляется такая характеристика коммуникации, что она есть лишь сторона общения. При наличии этих барьеров вся си­туация коммуникативного акта значительно усложняется.

Барьеры при коммуникации могут носить и выраженный психологический характер. Например, чрезмерная застенчивость одно­го из участников процесса, скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность», или в силу сложившихся между общающимися особого рода пси­хологических отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т.п. В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением.

Заимствованием отдельных понятий из теории информации целесообразно воспользоваться при построении типологии коммуника­тивных процессов. Так понятие «на­правленность сигналов» позволяет выделить: а) аксиальныйкоммуникативный процесс (от лат. axis — ось), когда сигналы направлены единичным приемни­кам информации, т.е. отдельным людям; б) ретиальныйкоммуни­кативный процесс (от лат. rete — сеть), когда сигналы направлены множеству вероятных адресатов. Ис­следование ретиальных коммуникативных процессов приобретает особое значение в связи с гигантским развитием средств массовой информации.

Поскольку в этом случае отправление сигналов группе застав­ляет членов группы осознать свою принадлежность к этой группе, постольку в случае ретиальной коммуникации происходит не просто передача информации, но и социальная ориентацияучастников коммуникативного процесса. Распространение информации в об­ществе происходит через своеобразный фильтр «доверия» / «недо­верия». Этот фильтр действует так, что абсолютно истинная ин­формация может оказаться непринятой, а ложная — принятой. Психологически крайне важно выяснить, при каких обстоятельст­вах тот или иной канал информации может быть блокирован этим фильтром, а также выявить средства, помогающие принятию ин­формации и ослабляющие действия фильтров. Совокупность этих средств называется фасцинацией. В качестве фасцинации выступа­ют различные сопутствующие средства, выполняющие роль «транспортации», сопроводителя информации, создающие некоторый до­полнительный фон, на котором основная информация выигрыва­ет, поскольку фон частично преодолевает фильтр недоверия. При­мером фасцинации может быть музыкальное сопровождение речи, пространственное или цветовое сопровождение ее.

Сама по себе информация, исходящая от коммуникатора, мо­жет быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побуди­тельнаяинформация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Стиму­ляция в свою очередь может быть различной. Прежде всего, это может быть активизация, т.е. побуждение к действию в заданном направлении. Далее, это может быть интердикция, т.е. побужде­ние, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности. Наконец, это может быть де­стабилизация— рассогласование или нарушение некоторых авто­номных форм поведения или деятельности.

Констатирующаяинформация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах и не пред­полагает непосредственного изменения поведения, хотя косвенно способствует этому. Сам характер сообщения может быть различ­ным: мера объективности может варьировать от нарочито «безраз­личного» тона изложения до включения в текст сообщения доста­точно явных элементов убеждения. Вариант сообщения задается ком­муникатором, т.е. тем лицом, от которого исходит информация.

2. Средства коммуника­ции

Передача любой информации возмож­на лишь посредством знаков, точнее знаковых систем. Существует несколь­ко знаковых систем, которые исполь­зуются в коммуникативном процессе, соответственно им можно построить классификацию коммуникативных процессов. При грубом делении различают вербальную и невербальную коммуника­ции, использующие различные знаковые системы. Соответствен­но возникает и многообразие видов коммуникативного процесса. Каждый из них необходимо рассмотреть в отдельности.

2.1. Вербальнаякоммуникация использует в качестве знаковой сис­темы человеческую речь, естественный звуковой язык, т.е. систе­му фонетических знаков, включающую два принципа: лексичес­кий и синтаксический. Речь является самым универсальным сред­ством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения. Правда, этому должна сопутствовать высокая степень общности понимания си­туации всеми участниками коммуникативного процесса.

При помощи речи осуществляются кодирование и декодиро­вание информации: коммуникатор в процессе говорения кодиру­ет, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информа­цию. Термины «говорение» и «слушание» введены И.А. Зимней (1991) для обозначения психологических компонентов вербальной ком­муникации.

Последовательность действий говорящего и слушающего ис­следована достаточно подробно. С точки зрения передачи и вос­приятия смысла сообщения схема К — С — Р (коммуникатор — сообщение — реципиент) асимметрична. Это можно пояснить на схеме

Передача и восприятие сообщения

 

Смысл
Интенция
К
(Коммуникатор)

Кодирование Текст

Декодирование; раскрытие смысла

 

(Реципиент)

Сообщение

 

Для коммуникатора смысл информации предшествует процес­су кодирования (высказыванию), так как «говорящий» сначала имеет определенный замысел, а затем воплощает его в систему знаков. Для «слушающего» смысл принимаемого сообщения рас­крывается одновременно с декодированием. В этом случае осо­бенно отчетливо проявляется значение ситуации совместной дея­тельности: ее осознание включено в сам процесс декодирования; раскрытие смысла сообщения немыслимо вне этой ситуации.

Роль говорящего К

Точность понимания слушающим смысла высказывания мо­жет стать очевидной для коммуникатора лишь тогда, когда про­изойдет смена «коммуникативных ролей» (условный термин, обо­значающий «говорящего» и «слушающего»), т.е. когда реципиент превратится в коммуникатора и своим высказыванием даст знать о том, как он раскрыл смысл принятой информации. Диалог, или диалогическая речь, как специфический вид «разговора» представ­ляет собой последовательную смену коммуникативных ролей, в ходе которой выявляется смысл речевого сообщения, т.е. происхо­дит то явление, которое было обозначено как «обогащение, разви­тие информации».

Схема диалога

Сообщение

Роль слушающего Р1
Роль говорящего К»

Роль слушающего Р1«

Роль говорящего К»»

«Роль слушающего
‘»Роль говорящего
 
 
Р»» Роль слушающего
К'»»Роль говорящего
 

Роль слушающего К’

 

При продолжении диалога — новые «витки» информации.

Успешность вербаль­ной коммуникации в случае диалога определяется тем, насколько партнеры обеспечиваюттематическую направленность информа­ции, а также ее двусторонний характер.

При характеристике диалога важно все время иметь в виду, что его ведут между собой личности, обладающие определенными наме­рениями (интенциями), т.е. диалог представляет собой «актив­ный, двусторонний характер взаимодействия партнеров» (Кучинский,1988). Это предопределяет необходимость внимания к собеседнику, согласованность, скоординированность с ним речи. В противном случае будет нарушено важнейшее усло­вие успешности вербальной коммуникации — понимания смысла того, что говорит другой, в конечном счете — понимания, позна­ния другой личности (Бахтин, 1979). Это означает, что посредст­вом речи не просто «движется информация», но участники ком­муникации особым способом воздействуют друг на друга, ориен­тируют друг друга, убеждают друг друга, т.е. стремятся достичь определенного изменении поведения. Могут существовать две разные задачи в ориентации партнера по общению. А.А. Леонтьев предлагает обозначать их как личностно-речевая ориентация (ЛРО) и социально-речевая ориентация (СРО), что отражает содержание коммуникации. Само же воздействие может быть понято различно: оно может носить характер манипуляции другим человеком, т.е. прямого навязыва­ния ему какой-то позиции, а может способствовать актуализации партнера, т.е. раскрытию в нем и им самим каких-то новых воз­можностей.

В социальной психологии достаточно подробно исследованы и коммуникативные барьеры (отключение внимания слушающего, снижение авторитета коммуникатора, «непонимание» сообщения в силу специфики фонетики говорящего, или особен­ностей его стилистики или логики построения текста), и способы их преодоления.

Совокупность мер, направленных на повыше­ние эффективности речевого воздействия, называется «убеж­дающей коммуникацией». Для учета всех переменных, включенных в про­цесс речевой коммуникации, К. Ховланд предложил «матрицу убеждающей коммуникации», которая представляет собой модель речевого коммуникативного процесса с обозначением его отдельных звеньев. Американский журналист Г. Лассуэлл для изучения убеждающего воздействия средств массовой информации (в част­ности, газет) предложил модель коммуникативного процесса, включающую пять элементов:

1) Кто? (передает сообщение) — Коммуникатор

2) Что? (передается) — Сообщение (текст)

3) Как? (осуществляется передача) — Канал

4) Кому? (направлено сообщение) — Аудитория

5) С каким эффектом? — Эффективность

По поводу каждого элемента этой схемы предпринято много разнообразных исследований. Например, всесторонне описаны характеристики коммуникатора, способствующие повышению эф­фективности его речи, в частности выявлены типы его позиции во время коммуникативного процесса. Таких позиций может быть три: открытаякоммуникатор открыто объявляет себя сторон­ником излагаемой точки зрения, оценивает различные факты в подтверждение этой точки зрения; отстраненная — коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет противоречивые точки зрения, не исключая ориентации на одну из них, но не заяв­ленную открыто; закрытая — коммуникатор умалчивает о своей точке зрения, даже прибегает иногда к специальным мерам, чтобы скрыть ее. Естественно, что содержание каждой из этих позиций задается целью, задачей, которая преследуется в коммуникатив­ном воздействии, но важно, что принципиально каждая из на­званных позиций обладает определенными возможностями для повышения эффекта воздействия. Точно так же всесторонне исследованы способы повышения воздействия текста сообщения. Именно в этой области применя­ется методика контент-анализа, устанавливающая определенные пропорции в соотношении различных частей текста. Особое зна­чение имеют работы по изучению аудитории. Результаты исследо­вания в этой области опровергли традиционный для XIX в. взгляд, что логически и фактически обоснованная информация автомати­чески изменяет поведение аудитории. Выяснилось (в эксперимен­тах Клаппера), что никакого автоматизма в данном случае нет: в действительности наиболее важным фактором оказалось взаимо­действие информации и установок аудитории. Это обстоятельство дало жизнь целой серии исследований относительно роли устано­вок аудитории в восприятии информации.

Содержание коммуникации как стороны общения со­стоит в том, что в процессе коммуникации осуществляется взаи­мовлияниелюдей друг на друга. Чтобы описать процесс взаимовлияния, недостаточно только знать структуру коммуника­тивного акта, необходимо еще проанализировать и мотивы обща­ющихся, их цели, установки и пр. Для этого нужно обратиться к тем знаковым системам, которые включены в речевое общение помимо речи. Хотя речь и является универсальным средством об­щения, она приобретает значение только при условии включения в систему деятельности, а включение это обязательно дополняется употреблением других — неречевых — знаковых систем.





Читайте также:

Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту













Поиск по сайту:










Вопрос 11.Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе. — КиберПедия

Говорят о коммуникации в узком смысле слова, прежде всего, имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. Это можно рассматривать как информацию, и сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Можно интерпретировать весь процесс человеческой коммуникации в терминах теории информации, что и делается в ряде систем социально-психологического знания. Однако такой подход нельзя рассматривать как методологически корректный. При таком подходе фиксируется в основном лишь одно направление потока информации, а именно от коммуникатора к реципиенту (введение понятия «обратная связь» не изменяет сути дела), здесь возникает еще одно существенное упущение. При всяком рассмотрении человеческой коммуникации с точки зрения теории информации фиксируется лишь формальная сторона дела: как информация передается, в то время как в условиях человеческого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается. Поэтому, не исключая возможности применения некоторых положений теории информации при описании коммуникативной стороны общения, необходимо четко расставить все акценты и выявить специфику в самом процессе обмена информацией, когда он имеет место в случае коммуникации между двумя людьми.

Во-первых, общение нельзя рассматривать лишь как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой потому, что в отличие от простого «движения информации» между двумя устройствами здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом: взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Это значит, что каждый участник коммуникативного процесса предполагает активность также и в своем партнере, он не может рассматривать его как некий объект. Другой участник предстает тоже как субъект, и отсюда следует, что, направляя ему информацию, на него необходимо ориентироваться, т.е. анализировать его мотивы, цели, установки (кроме, разумеется, анализа своих собственных целей, мотивов, установок), «обращаться» к нему, по выражению В.Н. Мясищева. Схематично коммуникация может быть изображена как интерсубъектный процесс (S S). Но в этом случае нужно предполагать, что в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера.


Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации (Андреева, 1981), потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл (Леонтьев, 1972. С. 291). Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.

Во-вторых, характер обмена информацией между людьми, а не кибернетическими устройствами, определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса, в этом смысле «знак в общении подобен орудию в труде» (Леонтьев,). Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.

В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке». Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами.


Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Для описания этой ситуации социальная психология заимствует из лингвистики термин «тезаурус», обозначающий общую систему значений, принимаемых всеми членами группы. Но, даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их неодинаково: социальные, политические, возрастные особенности могут быть тому причиной. Еще Л.С. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Поэтому у общающихся должны быть идентичны – в случае звуковой речи – не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности.

В-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они не связаны с уязвимыми местами в каком-либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования, а носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание ситуации общения, вызванное не просто различным языком, на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация в этом случае демонстрирует ту свою характеристику, что она есть лишь сторона общения. Процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров.

Специфика обмена информацией в коммуникативном процессе — Студопедия

Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. Все это можно рассматривать как информацию, и тогда сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией.

В коммуникативном процессе происходит не простое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации (Андреева, 1981), потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл (Леонтьев, 1972. С. 291). Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена.

Суть коммуникативного процесса — не просто взаимное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание. Характер обмена информацией между людьми, а не кибернетическими устройствами, определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса, в этом смысле «знак в общении подобен орудию в труде» (Леонтьев, 1972).



Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает, что при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.

Коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке». Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга.

Разработки в области информации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности — UNODA

В декабре 2018 года Генеральная Ассамблея учредила два процесса для обсуждения вопроса безопасности при использовании ИКТ в период 2019-2021 годов: рабочую группу открытого состава и группу правительственных экспертов. Щелкните ниже для получения дополнительной информации.

Немногие технологии были столь же мощными, как информационные и коммуникационные технологии, в изменении экономики, общества и международных отношений.Киберпространство затрагивает все аспекты нашей жизни. Преимущества огромны, но они сопряжены с риском. Глобальная среда ИКТ сталкивается с резким ростом злонамеренного использования ИКТ государственными и негосударственными субъектами. Неправомерное использование ИКТ представляет опасность для всех государств и может нанести ущерб международному миру и безопасности.

Международная безопасность ИКТ в ООН

Вопрос об информационной безопасности стоит в повестке дня ООН с 1998 года, когда Российская Федерация внесла проект резолюции по этому вопросу в Первый комитет Генеральной Ассамблеи ООН.Затем она была принята без голосования Генеральной Ассамблеей в качестве резолюции 53/70. С 2004 года пять групп правительственных экспертов (ГПЭ) продолжали изучать угрозы, создаваемые использованием ИКТ в контексте международной безопасности, и способы устранения этих угроз. Три из этих групп согласовали существенные отчеты с выводами и рекомендациями, которые приветствовались всеми государствами-членами ООН. Более того, каждая ГПЭ основывалась на работе, проделанной предыдущей, добиваясь значительного совокупного прогресса по рассматриваемым вопросам.Отчеты ГПЭ были хорошо приняты Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций. В частности, доклад ГПЭ за 2015 год был принят консенсусом в резолюции 70/237. Эта резолюция «призывает государства-члены руководствоваться при использовании информационных и коммуникационных технологий отчетом Группы правительственных экспертов за 2015 год».

Работа групп государственных экспертов

Работа групп правительственных экспертов была сосредоточена на следующих темах:

  • Существующие и возникающие угрозы
  • Как международное право применяется при использовании ИКТ
  • Нормы, правила и принципы ответственного поведения государств
  • Меры доверия
  • Создание потенциала

В данном информационном бюллетене представлен обзор работы ГПЭ.

Ниже приводится список основных отчетов, согласованных прошлыми ГПЭ.

Годовые отчеты Генерального секретаря

С 1998 года Генеральный секретарь ежегодно представляет Генеральной Ассамблее доклады с изложением мнений государств-членов ООН по этому вопросу.
В 2019 году государствам-членам снова было предложено представить свои национальные мнения по этому вопросу в резолюциях 73/27 и 73/266. Эти мнения будут включены в годовой отчет Генерального секретаря о событиях в области информации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности за 2019 год.

Повестка дня Генерального секретаря по разоружению

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил обеспокоенность по поводу злонамеренного использования ИКТ. Поэтому он сделал продвижение мирной среды ИКТ одним из своих ключевых приоритетов. В мае 2018 года Генеральный секретарь обнародовал свою Повестку дня для разоружения. В Повестке дня он отмечает, что «глобальная взаимосвязанность означает, что частота и влияние кибератак могут быть все более широко распространенными, затрагивая экспоненциальное количество систем или сетей одновременно.Он далее заявляет, что «в этом контексте злонамеренные действия в киберпространстве способствуют снижению доверия между государствами». Для решения этих проблем Генеральный секретарь включил два пункта действий по киберпространству в план выполнения Повестки дня в области разоружения.

.

Межпроцессное взаимодействие — приложения Win32

  • 10 минут на чтение

В этой статье

Операционная система Windows предоставляет механизмы для облегчения связи и обмена данными между приложениями. В совокупности действия, обеспечиваемые этими механизмами, называются межпроцессным взаимодействием (IPC).Некоторые формы IPC способствуют разделению труда между несколькими специализированными процессами. Другие формы IPC способствуют разделению труда между компьютерами в сети.

Обычно приложения могут использовать IPC, отнесенные к категории клиентов или серверов. Клиент — это приложение или процесс, который запрашивает услугу у какого-либо другого приложения или процесса. Сервер — это приложение или процесс, который отвечает на запрос клиента. Многие приложения действуют как клиент и как сервер, в зависимости от ситуации.Например, приложение для обработки текстов может действовать как клиент, запрашивая сводную таблицу производственных затрат у приложения для работы с электронными таблицами, действующего как сервер. Приложение для работы с электронными таблицами, в свою очередь, может действовать как клиент при запросе последних уровней запасов у приложения автоматического управления запасами.

После того, как вы решите, что ваше приложение получит выгоду от IPC, вы должны решить, какой из доступных методов IPC использовать. Вероятно, что приложение будет использовать несколько механизмов IPC.Ответы на эти вопросы определяют, может ли приложение использовать один или несколько механизмов IPC.

  • Должно ли приложение иметь возможность взаимодействовать с другими приложениями, работающими на других компьютерах в сети, или достаточно, чтобы приложение взаимодействовало только с приложениями на локальном компьютере?
  • Должно ли приложение иметь возможность взаимодействовать с приложениями, работающими на других компьютерах, которые могут работать под другими операционными системами (такими как 16-разрядная Windows или UNIX)?
  • Должен ли пользователь приложения выбирать другие приложения, с которыми приложение взаимодействует, или приложение может неявно находить своих партнеров по сотрудничеству?
  • Должно ли приложение взаимодействовать со многими различными приложениями в общем виде, например, разрешая операции вырезания и вставки с любым другим приложением, или его требования к связи должны быть ограничены ограниченным набором взаимодействий с конкретными другими приложениями?
  • Является ли производительность критическим аспектом приложения? Все механизмы IPC включают некоторые накладные расходы.
  • Должно ли приложение быть приложением с графическим интерфейсом или консольным приложением? Для некоторых механизмов IPC требуется приложение с графическим интерфейсом.

Windows поддерживает следующие механизмы IPC:

Использование буфера обмена для IPC

Буфер обмена действует как центральное хранилище для обмена данными между приложениями. Когда пользователь выполняет операцию вырезания или копирования в приложении, приложение помещает выбранные данные в буфер обмена в одном или нескольких стандартных или определяемых приложением форматах.Любое другое приложение может затем извлечь данные из буфера обмена, выбрав из доступных форматов, которые оно понимает. Буфер обмена является очень слабосвязанной средой обмена, где приложениям нужно только согласовать формат данных. Приложения могут находиться на одном компьютере или на разных компьютерах в сети.

Ключевой момент: Все приложения должны поддерживать буфер обмена для тех форматов данных, которые они понимают. Например, текстовый редактор или текстовый процессор должен, по крайней мере, иметь возможность создавать и принимать данные из буфера обмена в чистом текстовом формате.Для получения дополнительной информации см. Буфер обмена.

Приложения, использующие OLE, управляют составными документами — то есть документами, состоящими из данных из множества различных приложений. OLE предоставляет услуги, которые позволяют приложениям легко обращаться к другим приложениям для редактирования данных. Например, текстовый процессор, использующий OLE, может встроить график из электронной таблицы. Пользователь мог запустить электронную таблицу автоматически из текстового редактора, выбрав встроенную диаграмму для редактирования.OLE позаботится о запуске электронной таблицы и представлении графика для редактирования. Когда пользователь выйдет из электронной таблицы, график будет обновлен в исходном документе текстового процессора. Электронная таблица выглядит как расширение текстового процессора.

Основой OLE является модель компонентных объектов (COM). Программный компонент, использующий COM, может взаимодействовать с множеством других компонентов, даже с теми, которые еще не были написаны. Компоненты взаимодействуют как объекты и клиенты.Распределенный COM расширяет модель программирования COM, так что она работает по сети.

Ключевой момент: OLE поддерживает составные документы и позволяет приложению включать встроенные или связанные данные, которые при выборе автоматически запускают другое приложение для редактирования данных. Это позволяет расширить приложение любым другим приложением, использующим OLE. COM-объекты обеспечивают доступ к данным объекта через один или несколько наборов связанных функций, известных как интерфейсы .Для получения дополнительной информации см. COM и объектные службы ActiveX.

Использование копирования данных для IPC

Копирование данных позволяет приложению отправлять информацию другому приложению с помощью сообщения WM_COPYDATA . Этот метод требует взаимодействия отправляющего и получающего приложений. Приложение-получатель должно знать формат информации и уметь идентифицировать отправителя. Отправляющее приложение не может изменять память, на которую ссылаются никакие указатели.

Ключевой момент: Копирование данных можно использовать для быстрой отправки информации в другое приложение с помощью обмена сообщениями Windows. Для получения дополнительной информации см. Копирование данных.

Использование DDE для IPC

DDE — это протокол, который позволяет приложениям обмениваться данными в различных форматах. Приложения могут использовать DDE для одноразового обмена данными или для постоянного обмена, при котором приложения обновляют друг друга по мере появления новых данных.

Форматы данных, используемые DDE, такие же, как и в буфере обмена.DDE можно рассматривать как расширение механизма буфера обмена. Буфер обмена почти всегда используется для одноразового ответа на команду пользователя, например, для выбора команды «Вставить» в меню. DDE также обычно запускается командой пользователя, но часто продолжает работать без дальнейшего взаимодействия с пользователем. Вы также можете определить пользовательские форматы данных DDE для IPC специального назначения между приложениями с более тесно связанными требованиями к связи.

Обмен DDE может происходить между приложениями, работающими на одном компьютере или на разных компьютерах в сети.

Ключевой момент: DDE не так эффективен, как новые технологии. Однако вы все равно можете использовать DDE, если другие механизмы IPC не подходят или если вы должны взаимодействовать с существующим приложением, которое поддерживает только DDE. Дополнительные сведения см. В разделах «Динамический обмен данными» и «Библиотека управления динамическим обменом данными».

Использование сопоставления файлов для IPC

Отображение файла позволяет процессу обрабатывать содержимое файла, как если бы оно было блоком памяти в адресном пространстве процесса.Процесс может использовать простые операции с указателями для проверки и изменения содержимого файла. Когда два или более процессов обращаются к одному и тому же отображению файла, каждый процесс получает указатель на память в своем собственном адресном пространстве, которое он может использовать для чтения или изменения содержимого файла. Процессы должны использовать объект синхронизации, например семафор, для предотвращения повреждения данных в многозадачной среде.

Вы можете использовать особый случай сопоставления файлов, чтобы предоставить именованную разделяемую память между процессами.Если вы указываете системный файл подкачки при создании объекта сопоставления файлов, объект сопоставления файлов обрабатывается как блок совместно используемой памяти. Другие процессы могут получить доступ к тому же блоку памяти, открыв тот же объект сопоставления файлов.

Сопоставление файлов достаточно эффективно и также обеспечивает поддерживаемые операционной системой атрибуты безопасности, которые могут помочь предотвратить несанкционированное повреждение данных. Сопоставление файлов можно использовать только между процессами на локальном компьютере; его нельзя использовать по сети.

Ключевой момент: Сопоставление файлов — это эффективный способ для двух или более процессов на одном компьютере обмена данными, но вы должны обеспечить синхронизацию между процессами.Для получения дополнительной информации см. Сопоставление файлов и синхронизация.

Использование почтового ящика для IPC

Почтовые ящики обеспечивают одностороннюю связь. Любой процесс, который создает почтовый ящик, — это сервер почтового ящика . Другие процессы, называемые клиентами почтового ящика , отправляют сообщения на сервер почтового ящика, записывая сообщение в его почтовый ящик. Входящие сообщения всегда добавляются в почтовый ящик. Почтовый ящик сохраняет сообщения, пока сервер почтового ящика не прочитает их. Процесс может быть как сервером почтового ящика, так и клиентом почтового ящика, поэтому двусторонняя связь возможна с использованием нескольких почтовых ящиков.

Клиент почтового ящика может отправить сообщение в почтовый ящик на своем локальном компьютере, в почтовый ящик на другом компьютере или на все почтовые ящики с тем же именем на всех компьютерах в указанном сетевом домене. Сообщения, транслируемые во все почтовые ящики в домене, не могут быть длиннее 400 байт, тогда как сообщения, отправляемые в один почтовый ящик, ограничиваются только максимальным размером сообщения, указанным сервером почтовых ящиков при создании почтового ящика.

Ключевой момент: Слоты электронной почты предлагают приложениям простой способ отправлять и получать короткие сообщения.Они также предоставляют возможность широковещательной рассылки сообщений на все компьютеры в сетевом домене. Для получения дополнительной информации см. Слоты электронной почты.

Использование труб для IPC

Существует два типа каналов для двусторонней связи: анонимные каналы и именованные каналы. Анонимные каналы позволяют связанным процессам передавать информацию друг другу. Обычно анонимный канал используется для перенаправления стандартного ввода или вывода дочернего процесса, чтобы он мог обмениваться данными со своим родительским процессом.Для обмена данными в обоих направлениях (дуплексный режим) необходимо создать два анонимных канала. Родительский процесс записывает данные в один канал, используя свой дескриптор записи, в то время как дочерний процесс считывает данные из этого канала, используя свой дескриптор чтения. Точно так же дочерний процесс записывает данные в другой канал, а родительский процесс читает из него. Анонимные каналы нельзя использовать в сети или между несвязанными процессами.

Именованные каналы используются для передачи данных между процессами, не связанными между собой, и между процессами на разных компьютерах.Обычно процесс сервера именованного канала создает именованный канал с хорошо известным именем или именем, которое должно быть передано его клиентам. Клиентский процесс именованного канала, которому известно имя канала, может открыть его другой конец, с учетом ограничений доступа, заданных серверным процессом именованного канала. После того, как сервер и клиент подключились к каналу, они могут обмениваться данными, выполняя операции чтения и записи в канале.

Ключевой момент: Анонимные каналы обеспечивают эффективный способ перенаправления стандартного ввода или вывода дочерним процессам на том же компьютере.Именованные каналы предоставляют простой программный интерфейс для передачи данных между двумя процессами, независимо от того, находятся ли они на одном компьютере или по сети. Для получения дополнительной информации см. Трубы.

Использование RPC для IPC

RPC позволяет приложениям удаленно вызывать функции. Следовательно, RPC делает IPC таким же простым, как вызов функции. RPC работает между процессами на одном компьютере или на разных компьютерах в сети.

RPC, предоставляемый Windows, совместим с распределенной вычислительной средой (DCE) Open Software Foundation (OSF).Это означает, что приложения, использующие RPC, могут взаимодействовать с приложениями, работающими с другими операционными системами, поддерживающими DCE. RPC автоматически поддерживает преобразование данных для учета различных архитектур оборудования и для порядка байтов между разнородными средами.

RPC-клиенты и серверы тесно связаны, но при этом поддерживают высокую производительность. В системе широко используется RPC для облегчения взаимодействия клиент / сервер между различными частями операционной системы.

Ключевой момент: RPC — это интерфейс на уровне функций с поддержкой автоматического преобразования данных и обмена данными с другими операционными системами. Используя RPC, вы можете создавать высокопроизводительные распределенные приложения с сильной связью. Дополнительные сведения см. В разделе Компоненты Microsoft RPC.

Использование сокетов Windows для IPC

Windows Sockets — это интерфейс, не зависящий от протокола. Он использует возможности связи базовых протоколов.В Windows Sockets 2 дескриптор сокета может дополнительно использоваться как дескриптор файла со стандартными функциями ввода-вывода файла.

Windows Sockets основаны на сокетах, впервые популяризированных Berkeley Software Distribution (BSD). Приложение, использующее сокеты Windows, может взаимодействовать с другой реализацией сокета в других типах систем. Однако не все поставщики транспортных услуг поддерживают все доступные варианты.

Ключевой момент: Windows Sockets — это не зависящий от протокола интерфейс, способный поддерживать текущие и новые сетевые возможности.Для получения дополнительной информации см. Windows Sockets 2.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.