Штомпка социология социальных изменений: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

П. Штомпка. Социология социальных изменений М., 1996. — 416 с.

Рецензируемая работа посвящена важнейшим проблемам социальной философии. Она содержит идеи, актуальные для понимания и объяснения современных преобразований. Цель своего исследования автор определил так: «…рассмотрение основных средств интеллектуального анализа, интерпретация и понимание социальных изменений, особенно на макро социологическом или историческом уровне» (С. 12-13).

Прежде всего отметим конструктивную позицию автора по отношению к классическому наследию и современным концепциям социальных изменений. Творчески перерабатывая различные теории, П. Штомпка выделяет два направления, существующие в социологической науке.

Первое направление — традиционное, идущее от классической социологии (О. Конт, Г. Спенсер, Т. Парсонс и др.). В рамках этого направления разработана «системная модель» общества, акцентирующая внимание на устойчивом моменте в развитии. Предполагается существование некоего устойчивого состояния общества, которое фиксируется независимо от движения последнего. В таком толковании под социальными изменениями понимаются различные состояния одной и той же системы, возникающие последовательно во времени.

Второе направление, на которое указывает Штомпка, появилось сравнительно недавно. Его сторонники рассматривают общество «не как статичное, стабильное состояние, а как процесс, не как жесткий квазиобъект, а как постоянно длящийся, бесконечный поток событий» (С. 27).

Автор монографии, анализируя оба направления, не отдает абсолютного предпочтения ни одному из рассматриваемых вариантов. Отмечая эвристическую ценность обоих подходов, он считает, что наиболее плодотворной установкой в изучении социального изменения является их сочетание, «ибо каждая высвечивает огромное разнообразие динамического феномена» (С. 31).

Особый интерес, на наш взгляд, вызовет у читателя раздел, посвященный проблеме социального прогресса, которая до сих пор дискутируется в обществознании. Автор в сжатом виде представляет логику размышлений мыслителей прошлого и современности, умело высвечивая парадигмы различных теоретических подходов в осмыслении идеи прогресса. Традиционные взгляды на прогресс, как направленный процесс, с присущими этой концепции предположениями о финализме и фатализме, в нашу эпоху претерпевают значительные изменения, если не сказать о полной замене теории развития концепцией кризиса. Глубокое разочарование в идее прогресса, возобладавшее сегодня в общественном сознании, подчеркивает Штомпка, это реакция на социальные негативы времени, столь резко контрастирующие с идеей поступательной гуманизации условий человеческого бытия. Однако «кризис, — пишет автор, — есть явление временное и ведет к улучшению или к катастрофе» (С. 59). Потому не стоит возводить его в категорию хроническую, всеобщую без надежды на разрешение. Нельзя не согласиться с мнением автора, что «идея прогресса слишком важна для человеческого сознания, слишком фундаментальна для смягчения экзистенциальных напряженностей и неуверенности, чтобы от нее отказаться ради чего- то другого» (там же). Штомпка остается приверженцем концепции прогресса, признавая при этом необходимость пересмотра, нового осмысления под углом зрения современной ситуации, традиций новоевропейской классики. Прежде всего, по мнению ученого, требует уточнения вопрос о содержании критерия прогресса и его логическом статусе. Штомпка не разделяет позиций тех исследователей, которые определяют критерии прогресса как нечто абсолютное, неизменное. И в этом, на наш взгляд, автор прав. Действительно, то, к чему мы стремимся, — изменяется, варьирует, только само стремление постоянно. «Следовательно, критерий прогресса, — по мнению ученого, — следует искать не вовне, а скорее внутри самого общества» (С. 61).

Штомпка задается вопросом о деонтическом статусе прогресса: признавать ли его (прогресс) как необходимый или как возможный?

Требует уточнения и онтологическая основа прогресса: что есть движущая сила, рождающая прогресс?

Современные концепции, отмечает автор, в частности теория морфогенетического структурирования, создают основу для принципиально новой интерпретации прогресса, где он понимается уже не как конечное достижение, а как потенциальная способность общества к саморазвитию, не как абсолютный внешний стандарт, а как динамическое, способное к изменению в процессе эволюции, относительное качество конкретного процесса. Такое толкование идеи развития лишено фатализма, так как прогресс здесь мыслится лишь как историческая возможность, а не как автоматически реализуемый процесс.

Представляют интерес суждения Штомпки по поводу прогнозов будущего человечества, которое определяется, по мнению исследователя, желаниями и возможностями людей реализовать свою способность к созиданию. Различные природные, структурные и исторические условия, а также многие другие факторы, способные воспрепятствовать развитию этих способностей как главного источника прогресса, могут привести и к стагнации общества, и даже к регрессу.

Анализируя концепцию социологического эволюционизма, Штомпка отмечает, что изначально идея эволюции была привнесена в социологическую науку из биологии. Общество уподобляется организму, состоящему из различных элементов, объединенных в более сложные образования, внутри которых наличествует детерминирующая сеть взаимосвязей; организм и общество обладают структурой.

Поскольку и для организма, и для общества характерен рост, это понятие имеет решающее значение в понимании изменений. Являясь основой социологической идеи эволюции, концепция роста дает возможность раскрыть внутренние потенциальные возможности, присущие объекту изучения изначально, направленный, необратимый характер развития.

Рассматривая концепции классиков эволюционизма, Штомпка выделяет ряд теоретических положений, общих для представителей данного направления. Среди них автором выделяются: единая форма, логика человеческой истории, объединяющая множество случайных событий; объект изменения — все человечество в целом; целое описывается в органицис- тских терминах; изменения в обществе имеют направленный характер, понимаются как строго линейные. Различия внутри объектов объясняются неодинаковой скоростью исторического движения в различных частях мира. Данные изменения в основном признаются как прогрессивное движение общества ( исключение — концепция Ф. Тённиса).

В отдельной главе автор рассматривает исторический материализм. Следует подчеркнуть, что анализ Штомпки теории Маркса свободен от вульгарной политической конъюнктуры и имеет целью показать масштабность и оригинальность идей Маркса.

Основные положения исторического материализма имеют генетическое единство с теорией эволюции. Историческое развитие, по Марксу, имеет прогрессивный характер и сопровождается постоянным улучшением общества, история есть естественный, проходящий определенные стадии процесс, сопряженный с постоянным возрастанием сложностей и дифференциаций. Штомпка отмечает, что отличительной особенностью исторического материализма по сравнению с эволюционной теорией является его связь с диалектикой Гегеля. Маркс воспринял идею диалектики, заменив идеалистическое содержание теории Гегеля материалистическим пониманием истории. Для Маркса история является не самораскрытием и самореализацией духа, а лишь последовательностью изменений общества.

Рассмотрев идейное наследие современных теоретиков, Штомпка излагает и свой взгляд на сущность социальных изменений в представленной им теории социальных становлений. Ее основой являются деятельность и историческая социология. Не анализируя подробно эту теорию, отметим, что она оригинальна и, несомненно, обогащает новыми выводами и положениями социологическую мысль. Оригинальность ее проявляется прежде всего в синтетическом подходе к изучению социальной действительности. Автор рассматривает такие детерминанты общественной жизни, как идейно-побудительные факторы, роль личности в истории, мотивации деятельности индивидов и т.д.

В работе П. Штомпки много интересных, заслуживающих внимания страниц, но сказанного достаточно для того, чтобы сделать общий вывод: данная монография осветила по- новому многие проблемы не только социологии, но и социальной философии, и тем самым внесла определенный вклад в обществознание.

Штомпка, Петр — Социология социальных изменений : [Пер. с англ.]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.

Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду «~» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

«исследование разработка«~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак «^» в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово «исследование» в четыре раза релевантнее слова «разработка»:

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Штомпка Петр. Социология социальных изменений [PDF]

М.: Аспект Пресс, 1996. — 415 с.
Перевод с английского А.С. ДмитриеваISBN 5—7567—0053—6
Данная книга — это критическое осмысление всего исторического наследия теоретической социологии и сегодняшних дискуссий по фундаментальным концепциям социальной теории. Она содержит идеи, актуальные для понимания и объяснения современных преобразований и проблем российского общества.В.А.Ядов. Предисловие научного редактора к русскому изданию
Фундаментальные концепции в исследованиях изменений
Органическая метафора: классический подход к общественным изменениям
Системная модель как порождение концепции социальных изменений
Комплексы изменений: усложнение динамических концепций
Альтернативная модель: динамическое социальное поле
Разнообразие социальных процессов: типология
Формы социальных процессов
Конечные результаты социального прогресса
Процессы в социальном сознании
Место причинности
Уровни социальных процессов
Временной диапазон процессов
Эволюция идеи прогресса
Краткая история идеи
Определение прогресса
Механизм прогресса
Отказ от идеи прогресса
Альтернативная концепция прогресса
Временное измерение общества: социальное время
Время как измерение социальной жизни
Время как аспект социального изменения
Счет времени
Время в сознании и культуре
Функции социального времени
Основные теоретические традиции в изучении времени
Модальности исторической традиции
Процессуальная природа общества
Концепция традиции
Возникновение и изменение традиций
Функции традиции.
Традиционализм и антитрадиционализм
Современность и что за нею следует
Определение современности
Важнейшие характеристики современности
Современная личность
Разочарование в современности
За горизонтами современности
Глобализация человеческого общества
От изоляции к глобализации
Классическое видение глобализации
Современное состояние: глобализация культуры
Образы глобального мира и теории глобализма.
Классический эволюционизм
Первая метафора: организм и развитие
Основатели социологического эволюционизма
Опост Конт и идеалистическая концепция эволюции
Герберт Спенсер и натуралистическая концепция
эволюции
Лыойс Морган (1818—1881) и материалистическая концепция эволюции.
Эмиль Дюркгейм и социологическая концепция эволюции
Фердинанд Теннис и эволюция без прогресса
Лестер Уорд (1841 — 1913) и эволюция эволюции
Общая основа эволюционистской теории
Слабые стороны классического эволюционизма.
Неоэволюционизм
Возрождение эволюционизма
Неоэволюционизм в культурной антропологии
Лесли Уайт и первые шаги к технологическому детерминизму
Джулиан Стюард и концепция многолинейной эволюции
Маршалл Салинс и Е.Сервис: разделение общей и специфической эволюции.
Неоэволюционизм в социологии
Герхард и Жан Ленски: эколого-эволюционный подход
Талкотт Парсонс и расширенная теория дифференциации
Неофункционализм и споры о дифференциации
Обращение к биологическому эволюционизму.
Теории модернизации, старые и новые
Последние «воплощения» эволюционизма.
Концепция модернизации
Механизмы модернизации
Критика идеи модернизации
Теории неомодернизации и неоконвергенции
Теории исторических циклов
Логика циклических теорий
Сторонники циклического образа
Историософия подъема и падения цивилизаций
Социологические теории циклических изменений
Вильфредо Парето: циркуляция элиты
Питирим Сорокин: ритмы культурных изменений.
Исторический материализм
Эволюционистские и гегельянские корни
Образ истории по Марксу: трехуровневая реконструкция
Уровень индивидуальных действий: теория «бытия человека»
Социокультурный уровень: теория классов
Всемирно-исторический уровень: теория общественно-экономических формаций
Многомерная теория творения истории
Против теории развития: современная критика
Опровержение «историцизма»: Карл Р. Поппер
Ошибочная метафора роста: Роберт Нисбет
«Пагубные постулаты»: Чарльз Тилли
«Переосмыслить XIX-е столетие»: Иммануэль Уоллерстайн
История как человеческий продукт: развитие теории действия
В поисках субъекта деятельности.
Современные теории деятельности
Уолтер Бакли и концепция морфогенеза
Амитай Этциони и активное общество
Алан Турен, Мишель Крозье и Эрхард Фридберг: вклад французов
Энтони Гидденс и идея структурации
Том Берне и группа из Уппсалы: теория систем правил
Маргарет Арчер и теория морфогенеза
Деятельностный коэффициент
Новая историческая социология: конкретность и случайность
Подъем исторической социологии
Новый историзм
Норберт Элиас и фигуративная социология
Филип Абрамс и его проект «исторической социологии»
Чарльз Тилли: соединение социологии и истории
Кристофер Ллойд и «структурализм».
Исторический коэффициент
Социальное становление: сущность исторических изменений
Уровни социальной реальности
Средний уровень: деятельность и практика.
Среда: природа и сознание
Вступая в мир времени и истории
Становление социального становления
Идеи как историческая сила
Идейно-побудительные факторы в истории
Дух капитализма
Протестантский «этос»
Инновационная (новаторская) личность
Мотивации достижения
Трудности, обусловленные «социалистической ментальностью».
Возникновение нормативов: отклонения и новации
Нормативная основа социальной структуры
Институционализация отклонений от правил
Нормативные новации
Великие личности как агенты изменений
История как человеческий продукт
Конкурирующие теории
Становление героя.
Быть героем
Влияние на историю
Социальные движения как фактор социальных изменений
Социальные движения в ряду других агентов изменений
Определение социальных движений
Социальные движения и современность
Типы социальных движений
Внутренняя динамика социальных движений
Внешняя динамика социальных движений
Современное состояние теорий социальных движений
Революции — пик социальных изменений
Революции как форма изменений
Идеи революции: краткий экскурс в историю
Современная концепция революции
Ход революции
Модели революции
Основные теории революции
Чего мы не знаем о революциях

Теория социальных изменений П Штомпка

Теория структурации. Гидденса послужила в определенной мере толчком для появления в 1990-х гг работ польского социолога, профессора. Ягеллонского университета. Петра. Штомпка, посвященных комплексному. Таблица целостного анализа социального становления и социальной изменения. * 109. Прежде всего, следует отметить, что. Рассматриваемая теория социальных изменений удивительно четко вписывается в то трансформации современной теоретической социологии,. Которые ни были обозначены нами выш е в ходе анализа позиции. ВА. Ядова. Назовем их еще раз в лаконичном варианте. По мнение российского социолога, в новейших теоретической социологии совершаются (совершены) два принципиальных поворота: а). Переосмысление масштабов социального пространства в сторону его глобализации, 6) перенос центра внимания с изучения социальных структур на социальные процессы и изменениения * 110.

* 109:. Основные концептуальные положения этого анализа содержатся в 15-й главе книги [Штомпка 1996. С 268-292]

* 110:. Ядов. В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара, 1995. С 13-14

Эти повороты хорошо просматриваются в теории социальных изменений. Штомпка, за счет чего она оказывается вполне адекватной современным процессам и общественным реалиям. Необходимо сделать. Лишь одно небо ольшое уточнение. Сами социальные структуры рассматриваются польским социологом»процессуально», что составляет одну из главных особенностей его подхода. Именно здесь и сказывается влияние теории структ урациы. Гидденснса

Основными составляющими теоретической модели. Штомпки являются четыре категории: структуры, деятели (агенты), деятельность, действие. Уже здесь нетрудно обнаружить определенное сходство с»дуальностью»структуры. Гидденса, по крайней мере в стремлении соединить два узловых понятия: структуру и действие. Но дальше дискурс (стиль мышления и способ аргументации). Штомпки приобретает иную направленностьть.

Главным становится анализ взаимодействия структур друг с другом по отношении к субъектам действия. Оказывается, что структуры проявляют себя совершенно независимо и неожиданно (эмерджентно). Польский со оциолог говорит о трех формах независимой динамики структур,. Которые он рассматривает в виде трех принципов: инерции, момента, последовательности. Принцип инерции означает, что»обычно предпочтительнее,. Чтобы функционирование продолжалось в том же режиме, без радикальных поворотов (например, в странах»реального социализма»в течение долгого времени. Типичной реакцией на экономические трудности было скорее повышение цен и налогов, нежели переход от планируемой к рыночно-ориентированной экономике)»Принцип момента состоит в том, что за определенной стадией чаще всего наступает следующая (если, к примеру, сделаны инвестиции в какую-то определенную сферу экономики, это влечет за собой и инвестиции в другие сферы, с ней. Связанные). Наконец, принцип последовательности заключается в том, что»следу ющие одна за другой фазы не могут быть пропущены (например, экономику нельзя модернизировать без. Предварительно обучения рабочей силы)»Все. Эти примеры. Штомпка приводить для того,. Чтобы показать: стр уктуры в обществе могут проявит себя. Относительно индивидов. Самым неожиданным образом [Штомпка 1996. С 269-270]6.. С. 269-270],

Несмотря на то, что структуры независимы от агентов и в этом смысле могут»вести себя»неожиданным образом, они не в состоянии существовать без субъектов деятельности. В свою очередь, сами агенты в реа альной действительности обязательно включены в структуры»Мы, — пишет. Штомпка, — не найдем ни одного примера в общественной жизни, в котором не было бы слияния структур и агентов, операций и действия. Покажите мне агента,. Который. НЕ встроен в какую-нибудь структуру, или структуру, которая существует отдельно от индивидов, или действие, которое не включено в социальные операции, или, наконец, социал ьное оперирование, которое не распадается на действия. Нэт бесструктурных агентов, и нет шестого-загентных структур»[Там же. С 272]. В этом контексте польского социолога поражает мудрость сентенции, приписыв аемой. Ч. Кули:»Личность и общество — близнецы-братья»Нам же так и хочется добавить слова. ВВ. Маяковского (сказанные, правда, совсем по другому поводу):»Кто более матери-истории (читай: социологии -. Г. С) ценен?. Г.З.) ценен?»

То, что было сказано, — лишь исходный момент модели социального становления, разработанной. Штомпкой. Чтобы она»не повисла в воздухе», социолог помещает ее в двуединую среду, включающую природу и созна ание. Первую он рассматривает как неизбежны»контейнер», в котором»помещается»социальная жизнь. Это внешние природные условия, в которых действуют люди и оперируют структуры. Природная среда включает в себя и внутренние черты индивидов, в целом же она влияет на общество не только извне, но и изнутри — через биологическую конституцию и генетический багаж популяции. Что касается второй среды — сознан ия, среды мыслей, верований, идей, то оно (социолог рассматривает сознание в трех видах — как индивидуальное, коллективное и социальное) не только воздействует на практику, но и является»посредником»между природной средой и человеком (обществомтвом).

Наконец, еще один элемент модели социального становления, без которого это нельзя понятий, — фактор времени. Как пишет. Штомпка,»и природа, и сознание вступают во взаимоотношения с обществом, которое фор рмирует и формируется одновременно»[Там же. С 287]. Несмотря на эту одновременность, исторический процесс рассматривается им как смена. РАЗЛИчНЫХ временных точек самопреобразования общества. Схематично с оциолог предлагает пять таких точек: общество в далеком прошлом, общество в прошлом, общество сегодня, в настоящем, общество в будущем, общество в отдаленных будущедущем.

Процесс исторического развития осуществляется,. Согласно модели социального становления, благодаря наличию четырех типов причинных узлов: структурных воздействий, способностей субъектов,»очеловеченной и природы», видоизменяющегося сознания. Эти узлы и составляют, по мнение ученого, механизм социального становления исторического процесса. Сам исторический процесс непрерывен,. Ничем не предопределено и н е необходим. История имеет множество альтернативных путей развитития.

Рассматривая исторические изменения, польский социолог доказывает, что они»охватывают не только действия и практику, не только природу и сознание, но и связи между всеми ними, способы, которыми они в объединяются и своими действиями порождают социальную динамику»Таким образом, к своей модели. Штомпка добавляет самый последний, наиболее сложный узел обратной связи:»дело не только в том, что деятел ьность агентов (субъектов) изменяется в процессе их собственной практики, но и в том, что же социальное становление изменяет свой облики ходе истории»[Штомпка 1996. С 290290].

Завершая анализ концепции социального изменения, следует отметить как ее реалистический, так и в целом оптимистический характер. Социолог видит в качестве общего знаменателя основных тенденций историч еского процесса. Растущий контроль над природной средой, управление ею и обособлению от нее. Общество, с одной стороны, постепенно подчиняет природные ресурсы потребностям людей, с другой — стремится к собственной защите от негативного воздействия природы. Что касается сознания, то благодаря росту знаний, развенчанию всякого рода мифов, иллюзий достойной продуктов»ложного сознания», становится возмож ным точнее предвидеть, планировать и целенаправленно изменять социальную жизнзнь.

Штомпка Петр. Социология социальных изменений [DOC]

Пер. с англ.; под ред. В.А. Ядова. — М.: Аспект-Пресс, 1996. — 416 с.Данная книга — это критическое осмысление всего исторического наследия теоретической социологии и сегодняшних дискуссий по фундаментальным концепциям социальной теории. Она содержит идеи, актуальные для понимания и объяснения современных преобразований и проблем российского общества.
Предназначается для студентов высших учебных заведений.
Предисловие научного редактора русского издания.
Фундаментальные концепции в исследованиях изменений.
органическая метафора: классический подход к социальным изменениям.
Системная модель как порождение концепции социальных изменений.
Комплексы изменений: усложнение динамических концепций.
Альтернативная модель: динамическое социальное поле Разнообразие социальных процессов: типология Эволюция идеи прогресса краткая история идеи.
Определение прогресса.
Механизм прогресса.
Отказ от идеи прогресса.
Альтернативная концепция прогресса.
Временное изменение общества: Социальное время.
время как измерение социальной жизни.
Время как аспект социального изменения Время в сознании и культуре.
Функции социального времени.
Основные теоретические традиции в изучении времени.
Модальности исторической традиции.
процессуальная природа общества.
Концепция традиции.
Возникновение и изменение традиций.
Функции традиции.
Традиционализм и антитрадиционализм.
Современность и что за нею следует.
определение современности.
Важнейшие характеристики современности.
Современная личность Разочарование в современности.
За горизонтами современности.
бализация человеческого общества от изоляции к глобализации.
Классическое видение глобализации.
Современное состояние: глобализация культуры.
Образы глобального мира и теории глобализма.
Три великих видения истории.
классический эволюционизм.
первая метафора: организм и развитие.
Основатели социологического эволюционизма.
Общая основа эволюционистской теории.
Слабые стороны классического эволюционизма.
Неоэволюционизм.
возрождение эволюционизма.
Неоэволюционизм в культурной антропологии.
Неоэволюционизм в социологии.
Неофункционализм и споры о дифференциации.
Обращение к биологическому эволюционизму.
Теории модернизации, Старые и новые.
Последние «воплощения» эволюционизма.
Концепция модернизации.
Механизмы модернизации.
Критика идеи модернизации.
Теории неомодернизации и неоконвергенции.
Теории исторических циклов.
логика циклических теорий.
Сторонники циклического образа Историософия подъема и падения цивилизаций Социологические теории циклических изменений Исторический материализм эволюционистские и гегельянские корни Образ истории по Марксу: трехуровневая реконструкция Уровень индивидуальных действий: теория «бытия человека».
Социоструктурный уровень: теория классов.
Всемирно-исторический уровень: теория общественно-экономических формаций.
Многомерная теория творения истории.
Альтернативное видение: Создание истории.
против теории развития: Современная критика. Опровержение «историцизма»: Карл Р. Поппер.
Ошибочная метафора роста: Роберт Нисбет.
«Переосмыслить Xix-е столетие»: Иммануэль Уоллерстайн.
История как человеческий продукт: Развитие теории действия. В поисках субъекта деятельности.
Современные теории деятельности.
Деятельностный коэффициент Новая историческая социология: Конкретность и случайность.
Новый историзм.
Исторический коэффициент Социальное становление: Сущность исторических изменений.
уровни социальной реальности.
Средний уровень: деятельность и практика.
Среда: природа и сознание.
Вступая в мир времени и истории.
Становление социального становления.
Аспекты социального становления.
идеи как историческая сила.
идейно-побудительные факторы в истории.
Дух капитализма Протестантский «этос» Инновационная (новаторская) личность Мотивации достижения Трудности, обусловленные «социалистической ментальностью» Возникновение нормативов: Отклонения и новации нормативная основа социальной структуры Институционализация отклонений от правил Нормативные новации Великие личности как агенты изменений история как человеческий продукт Конкурирующие теории Становление героя Быть героем Влияние на историю Социальные движения как фактор социальных изменений социальные движения в ряду других агентов изменений Определение социальных движений Социальные движения и современность Типы социальных движений внутренняя динамика социальных движений Внешняя динамика социальных движений Современное состояние теорий социальных движений Революции — Пик социальных изменений революции как форма изменений Идея революции: краткий экскурс в историю Современная концепция революции Ход революции Модели революции Основные теории революции Чего мы не знаем о революциях.

Штомпка Петр. Социология социальных изменений [DJVU]

М.: Аспект Пресс, 1996. — 415 с.
Перевод с английского А.С. ДмитриеваISBN 5—7567—0053—6
Данная книга — это критическое осмысление всего исторического наследия теоретической социологии и сегодняшних дискуссий по фундаментальным концепциям социальной теории. Она содержит идеи, актуальные для понимания и объяснения современных преобразований и проблем российского общества.В.А.Ядов. Предисловие научного редактора к русскому изданию
Фундаментальные концепции в исследованиях изменений
Органическая метафора: классический подход к общественным изменениям
Системная модель как порождение концепции социальных изменений
Комплексы изменений: усложнение динамических концепций
Альтернативная модель: динамическое социальное поле
Разнообразие социальных процессов: типология
Формы социальных процессов
Конечные результаты социального прогресса
Процессы в социальном сознании
Место причинности
Уровни социальных процессов
Временной диапазон процессов
Эволюция идеи прогресса
Краткая история идеи
Определение прогресса
Механизм прогресса
Отказ от идеи прогресса
Альтернативная концепция прогресса
Временное измерение общества: социальное время
Время как измерение социальной жизни
Время как аспект социального изменения
Счет времени
Время в сознании и культуре
Функции социального времени
Основные теоретические традиции в изучении времени
Модальности исторической традиции
Процессуальная природа общества
Концепция традиции
Возникновение и изменение традиций
Функции традиции.
Традиционализм и антитрадиционализм
Современность и что за нею следует
Определение современности
Важнейшие характеристики современности
Современная личность
Разочарование в современности
За горизонтами современности
Глобализация человеческого общества
От изоляции к глобализации
Классическое видение глобализации
Современное состояние: глобализация культуры
Образы глобального мира и теории глобализма.
Классический эволюционизм
Первая метафора: организм и развитие
Основатели социологического эволюционизма
Опост Конт и идеалистическая концепция эволюции
Герберт Спенсер и натуралистическая концепция
эволюции
Лыойс Морган (1818—1881) и материалистическая концепция эволюции.
Эмиль Дюркгейм и социологическая концепция эволюции
Фердинанд Теннис и эволюция без прогресса
Лестер Уорд (1841 — 1913) и эволюция эволюции
Общая основа эволюционистской теории
Слабые стороны классического эволюционизма.
Неоэволюционизм
Возрождение эволюционизма
Неоэволюционизм в культурной антропологии
Лесли Уайт и первые шаги к технологическому детерминизму
Джулиан Стюард и концепция многолинейной эволюции
Маршалл Салинс и Е.Сервис: разделение общей и специфической эволюции.
Неоэволюционизм в социологии
Герхард и Жан Ленски: эколого-эволюционный подход
Талкотт Парсонс и расширенная теория дифференциации
Неофункционализм и споры о дифференциации
Обращение к биологическому эволюционизму.
Теории модернизации, старые и новые
Последние «воплощения» эволюционизма.
Концепция модернизации
Механизмы модернизации
Критика идеи модернизации
Теории неомодернизации и неоконвергенции
Теории исторических циклов
Логика циклических теорий
Сторонники циклического образа
Историософия подъема и падения цивилизаций
Социологические теории циклических изменений
Вильфредо Парето: циркуляция элиты
Питирим Сорокин: ритмы культурных изменений.
Исторический материализм
Эволюционистские и гегельянские корни
Образ истории по Марксу: трехуровневая реконструкция
Уровень индивидуальных действий: теория «бытия человека»
Социокультурный уровень: теория классов
Всемирно-исторический уровень: теория общественно-экономических формаций
Многомерная теория творения истории
Против теории развития: современная критика
Опровержение «историцизма»: Карл Р. Поппер
Ошибочная метафора роста: Роберт Нисбет
«Пагубные постулаты»: Чарльз Тилли
«Переосмыслить XIX-е столетие»: Иммануэль Уоллерстайн
История как человеческий продукт: развитие теории действия
В поисках субъекта деятельности.
Современные теории деятельности
Уолтер Бакли и концепция морфогенеза
Амитай Этциони и активное общество
Алан Турен, Мишель Крозье и Эрхард Фридберг: вклад французов
Энтони Гидденс и идея структурации
Том Берне и группа из Уппсалы: теория систем правил
Маргарет Арчер и теория морфогенеза
Деятельностный коэффициент
Новая историческая социология: конкретность и случайность
Подъем исторической социологии
Новый историзм
Норберт Элиас и фигуративная социология
Филип Абрамс и его проект «исторической социологии»
Чарльз Тилли: соединение социологии и истории
Кристофер Ллойд и «структурализм».
Исторический коэффициент
Социальное становление: сущность исторических изменений
Уровни социальной реальности
Средний уровень: деятельность и практика.
Среда: природа и сознание
Вступая в мир времени и истории
Становление социального становления
Идеи как историческая сила
Идейно-побудительные факторы в истории
Дух капитализма
Протестантский «этос»
Инновационная (новаторская) личность
Мотивации достижения
Трудности, обусловленные «социалистической ментальностью».
Возникновение нормативов: отклонения и новации
Нормативная основа социальной структуры
Институционализация отклонений от правил
Нормативные новации
Великие личности как агенты изменений
История как человеческий продукт
Конкурирующие теории
Становление героя.
Быть героем
Влияние на историю
Социальные движения как фактор социальных изменений
Социальные движения в ряду других агентов изменений
Определение социальных движений
Социальные движения и современность
Типы социальных движений
Внутренняя динамика социальных движений
Внешняя динамика социальных движений
Современное состояние теорий социальных движений
Революции — пик социальных изменений
Революции как форма изменений
Идеи революции: краткий экскурс в историю
Современная концепция революции
Ход революции
Модели революции
Основные теории революции
Чего мы не знаем о революциях

Предисловие к русскому изданию. Штомпка П. Социология социальных изменений

Штомпка П. Социология социальных изменений

Пер. с англ. М., 1996.

Предисловие к русскому изданию

Общество — необычная область реальности, поскольку его судьба в значительной мере зависит от того, как люди видят общество, представляют его будущее, насколько они информированы как субъекты социальной деятельности и как осознают общественные процессы. Траектории движения планет не меняются в зависимости от прогресса астрономии, но уровень социологического знания существенно влияет на направление социальных преобразований.

Испытывая растерянность и стремясь найти новые ориентиры, люди нуждаются в некоем интеллектуальном компасе, который упорядочил бы их хаотический опыт и объяснил, откуда они пришли, где находятся сейчас и куда движутся. Они должны иметь представление о том, что происходит. К этому люди идут разными путями: ищут помощи у Бога, Провидения или, в более приземленном варианте, у харизматических лидеров, новых вождей, политических демагогов, но приходят к новым разочарованиям. Однако некоторым удается избежать подобных атавистических рефлексов и эмоциональной зависимости и мобилизовать разум, чтобы, наконец, прозреть. Наша книга адресована им, поскольку разумный подход к процессу социальных трансформаций предполагает знание и применение теорий социальных изменений.

Согласно достаточно распространенному утверждению, посткоммунистическое преобразование Восточной и Центральной Европы — совершенно уникальный процесс, беспрецедентный для истории. Это вполне понятная, но вводящая в заблуждение реакция на «синдром удивления», переживаемый и обычными людьми, и обществоведами. Никто не предсказывал крах коммунизма, и поэтому мы были удивлены, когда вновь стали свидетелями безвыходных ситуаций, разочарования, конфликтов, характерных для послереволюционных преобразований. Пробужденный к жизни национализм, этническая разобщенность, религиозный фундаментализм, ракетно-ядерная преступность, жестокие конфликты и разрушения являются ныне серьезными препятствиями на пути к свободе, демократии, открытому обществу. Идея уникальности цинично используется политиками, и можно говорить лишь об еще одном беспрецедентном социальном эксперименте.



Будь процессы, в которых мы участвуем, действительно уникальными, это по крайней мере извинило бы наше неведение, поскольку ни одна из имеющихся теорий по определению никоим образом не могла бы быть использована для их понимания и интерпретации. Мы могли бы забыть всю предшествующую социологическую мудрость и ощупью пробираться сквозь тьму в надежде, что когда-нибудь будет найдена теория, способная объяснить новейшие исторические события. Но беда в том, что со здание теории — напряженное и продолжительное усилие, не гарантирующее результата, а какой-то интеллектуальный ориентир сегодня, в хаосе перемен необходим безотлагательно.


К счастью, уникальность происходящего относительна. Ни один исторический процесс не является всецело и абсолютно уникальным. Конечно, было бы преувеличением считать, что история «повторяет саму себя», но кое-что в истории определенно повторяется. Уникальность всегда относительна и связана с некоторыми аспектами, измерениями или чертами происходящих событий. В посткоммунистических изменениях достаточно таких «неуникальных» аспектов, которые позволяют использовать для их анализа существующие социологические теории. Пока не созданы новые теории социальных изменений, те, что уже имеются, могут пролить свет на происходящие процессы. Мы не так уж бедны, поскольку за полтора века социология выдвинула множество теорий, которые по крайней мере частично соответствуют современным событиям. Эта книга является их инвентаризацией — иногда полезно остановиться под натиском событий и сделать «переучет» наших теоретических знаний. Задуматься на время, а не действовать спонтанно — задуматься, чтобы более рационально и эффективно действовать в будущем.

Давайте не будем игнорировать существующее теоретическое знание. Давайте укреплять наш разум мудростью великих мыслителей, которые размышляли над социальными изменениями до нас. Давайте изучать и использовать прозрения, содержащиеся в теориях социальных изменений, включая аутентичный гуманистический и энергичный посыл Карла Маркса. Давайте «опираться на плечи гигантов», и тогда мы будем видеть дальше и лучше, наши дилеммы приобретут более соразмерные пропорции, и взору откроются пути, выводящие из нынешнего хаоса.

моделей социальных изменений

В поисках объяснения социальных изменений социологи иногда изучают исторические данные, чтобы лучше понять текущие изменения и движения. Они также опираются на три основные теории социальных изменений: эволюционных, функционалистских, и конфликтных теорий.

Эволюционная теория

Социологи XIX века применили работу Чарльза Дарвина (1809–1882) по биологической эволюции к теориям социальных изменений. Согласно теории эволюции , общество движется в определенных направлениях.Следовательно, ранние социальные эволюционисты считали общество прогрессирующим на все более и более высокие уровни. В результате они пришли к выводу, что их собственные культурные установки и поведение были более развитыми, чем в более ранних обществах.

Огюст Конт, названный «отцом социологии», был приверженцем социальной эволюции. Он видел, как человеческие общества постепенно прибегают к использованию научных методов. Точно так же Эмиль Дюркгейм, один из основателей функционализма, рассматривал общества как переход от простых социальных структур к сложным.Герберт Спенсер сравнил общество с живым организмом, в котором взаимосвязанные части движутся к общей цели. Короче говоря, Конт, Дюркгейм и Спенсер предложили однолинейных эволюционных теорий , которые утверждают, что все общества проходят одну и ту же последовательность этапов эволюции, чтобы достичь одной и той же судьбы.

Однако современные социальные эволюционисты, такие как Герхард Ленски-младший, рассматривают социальные изменения как полилинейные, а не однолинейные. Теория полилинейной эволюции утверждает, что изменения могут происходить несколькими путями и не обязательно ведут в одном и том же направлении.Теоретики полилинейности отмечают, что человеческие общества развивались по разным направлениям.

Функционалистская теория

Социологи-функционалисты подчеркивают, что поддерживает общество, а не то, что его меняет. Хотя на первый взгляд может показаться, что функционалисты мало что говорят о социальных изменениях, социолог Талкотт Парсонс считает иначе. Парсонс (1902–1979), ведущий функционалист, считал общество в его естественном состоянии стабильным и сбалансированным. То есть общество естественным образом движется к состоянию гомеостаза .Для Парсонса серьезные социальные проблемы, такие как забастовки профсоюзов, представляют собой не что иное, как временные расколы в социальном порядке. Согласно его теории равновесия , изменения в одном аспекте общества требуют корректировок в других аспектах. Когда эти приспособления не происходят, равновесие исчезает, угрожая общественному порядку. Теория равновесия Парсонса включает эволюционную концепцию непрерывного прогресса, но преобладающей темой является стабильность и баланс.

Критики утверждают, что функционалисты минимизируют последствия изменений, потому что все аспекты общества тем или иным образом способствуют общему здоровью общества.Они также утверждают, что функционалисты игнорируют применение силы сильными сторонами общества для поддержания иллюзии стабильности и интеграции.

Теория конфликта

Теоретики конфликта утверждают, что, поскольку богатые и влиятельные общества обеспечивают статус-кво, в котором сохраняются благоприятные для них социальные практики и институты, изменения играют жизненно важную роль в устранении социального неравенства и несправедливости.

Хотя Карл Маркс принял эволюционный аргумент о том, что общества развиваются в определенном направлении, он не согласился с тем, что каждая последующая стадия представляет собой улучшение по сравнению с предыдущей стадией.Маркс отмечал, что история развивается поэтапно, когда богатые всегда эксплуатируют бедных и слабых как класс людей. Рабы в Древнем Риме и современный рабочий класс подвергаются одной и той же эксплуатации. Только в результате социалистической революции, возглавляемой пролетариатом (рабочим классом), как объяснял Маркс в своей работе 1867 Das Kapital , любое общество перейдет к заключительной стадии своего развития: к свободному, бесклассовому и коммунистическому обществу.

Взгляд Маркса на социальные изменения активен; он не полагается на то, что люди остаются пассивными в ответ на эксплуатацию или другие проблемы в материальной культуре.Вместо этого он представляет инструменты для людей, желающих взять под контроль и вернуть себе свободу. В отличие от функционализма и его упора на стабильность, Маркс считает, что конфликт желателен и необходим для инициирования социальных изменений и избавления общества от неравенства.

Критики Маркса отмечают, что теоретики конфликта не всегда понимают, что социальные потрясения не обязательно приводят к положительным или ожидаемым результатам.

.

Очерк социологии и социальных изменений

СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ
«Воздух не перестает иметь вес, — пишет Дюркгейм, — хотя мы больше не ощущаем этого веса». (1) Дело, конечно, в том, как мы узнаем, что существует то, что называется « воздух », если мы не чувствуем его присутствия? На самом деле Дюркгейму было интересно показать, что те элементы реальности, которые он стал называть социальными фактами (2), существуют вне зависимости от того, ощущают ли люди их присутствие или нет.Фактически, люди почти никогда не осознают неотразимого присутствия тех социальных фактов, которые они имеют тенденцию принимать как должное. Иногда, однако, социальные факты очевидны для человека, который даже не обучен социологически открывать то, что не так очевидно. Это осознание ограничивающего присутствия социальных фактов часто становится возможным в результате любого изменения того, что мы обычно принимаем как должное в регулярности социальных событий. Такие нарушения нормальности могут иногда происходить случайно -e.g., мы проводим больше зрительного контакта, чем это предписано культурой, с незнакомцем, которого мы ошибочно идентифицируем как знакомого. Однако они неизменно происходят в разгар радикальных социальных изменений, когда совершенно новые социальные ситуации объединяют людей, которые не могут понять, что от них ожидают, — например, член традиционно подчиненной группы. в обществе оказывается подчиненным начальнику, принадлежащему к социально неполноценной группе.

Если люди научатся распознавать то, что не так очевидно, когда они сталкиваются с радикальными социальными преобразованиями, мы можем утверждать, что именно в таких условиях социологи расширяют свои знания об обществе и его закономерностях.Поэтому неудивительно, что научное изучение общества зародилось в разгар самых радикальных преобразований, когда-либо испытанных человечеством, перехода XIX века от общественной жизни, продиктованной традициями, к жизни, в которой преобладали инструменты. Тогда возник вопрос: «Что происходит с людьми?» и «как они могут справиться со своей болью?» Предлагаемый паллиатив, конечно же, зависел от того, что социальные мыслители считали источником боли. Практически все классические социологи — и немало интеллектуалов, которые не идентифицировали себя, а мы не идентифицируем их сегодня как социологов — участвовали в поисках причин и лекарства для человечества в течение 1800-х и начала 1900-х годов.Так, Карл Маркс писал об отчуждении как об эффекте разделения рабочего и продукта его труда в условиях капиталистических трудовых отношений. Дюркгейм, в свою очередь, интересовался аномией, патологической — и, следовательно, временной — характеристикой обществ, в которых разделение труда не развивается естественным образом, а может быть вызвано неравными социальными отношениями между классами. В том же духе Вебер был озабочен падением субстанциальной рациональности как логическим результатом процесса рационализации в современном мире.Зигмунд Фрейд, в свою очередь, определил невроз как болезнь современности.

Если не удивительно, что научное изучение общества зародилось в разгар глубокого нарушения социальной нормальности, из этого следует, что практически все классические социальные мыслители были способны оценить актуальность социальных изменений как объекта исследования. В самом деле, изучение социальных изменений составляет главный объект социологической теории и исследований Маркса, Вебера и Дюркгейма. Для Маркса анализ социальных изменений присутствует в эволюционной модели, которая утверждает, что человеческая история видела последовательность способов производства, а именно племенных, древних, феодальных и капиталистических, и что нынешний капиталистический способ производства неизбежен. быть вытесненным социалистическим способом производства.

Для Дюркгейма социальные изменения представлены трансформациями социальной морфологии — или структуры социальных отношений, которые объединяют индивидов в единое целое, …

Продолжить чтение

Присоединяйтесь к StudyMode, чтобы прочитать полный документ

.

Эволюционные теории, социальные изменения, Руководство по социологии

Главная »
Социальные перемены »
Эволюционные теории

Эволюционные теории основаны на предположении, что общества постепенно переходят от простых начал к еще более сложным формам. Ранние социологи, начиная с Огюста Конта, считали, что человеческие общества развиваются однолинейно, то есть по одной линии развития. По их мнению, социальные изменения означают прогресс в направлении чего-то лучшего.

Они считали изменения положительными и полезными. Для них эволюционный процесс означал, что общества обязательно достигнут новых и более высоких уровней цивилизации. Л. Х. Морган считал, что в этом процессе есть три основных стадии: дикость, варварство и цивилизация. Идеи Огюста Конта, касающиеся трех стадий развития человека. Мысли, а также общество, а именно теологическое, метафизическое и позитивное, в некотором смысле представляют три основных стадии социальных изменений.На этот эволюционный взгляд на социальные изменения сильно повлияла теория органической эволюции Чарльза Дарвина.

Те, кто был очарован этой теорией, применили ее к человеческому обществу и утверждали, что общества, должно быть, эволюционировали от простых и примитивных до слишком сложных и продвинутых, таких как западное общество. Герберт Спенсер, британский социолог, довел эту аналогию до конца. Он утверждал, что само общество — это организм. Он даже применил принцип Дарвина о выживании наиболее приспособленных к человеческим обществам.Он сказал, что общество постепенно приближается к лучшему. Он утверждал, что оно превратилось из военного общества в индустриальное. Он утверждал, что западные расы, классы или общества выжили и эволюционировали, потому что они лучше приспособились к условиям жизни. Эта точка зрения, известная как социальный дарвинизм, получила широкую популярность в конце 19 века. Он сохранился даже в первой фазе 20 века. Эмиль Дюркгейм определил причину эволюции общества в возрастающей моральной плотности общества.Дюркгейм рассматривал общества как меняющиеся в направлении большей дифференциации, взаимозависимости и формального контроля под давлением возрастающей моральной плотности. Он утверждал, что общества эволюционировали от относительно недифференцированной социальной структуры с минимумом разделения труда и с своего рода солидарностью, называемой механической солидарностью, к более дифференцированной социальной структуре с максимальным разделением труда, порождающей своего рода солидарность, называемую органической солидарностью.

Циклические теории:
Циклические теории социальных изменений сосредотачиваются на подъеме и падении цивилизаций, пытающихся обнаружить и объяснить эти закономерности роста и упадка.Сторонниками этой теории можно считать Шпенглера, Тойнби и Сорокина. Пенглер указывал, что судьба цивилизаций была делом судьбы. Каждая цивилизация подобна биологическому организму и имеет одинаковый жизненный цикл, рождение, зрелость, старость и смерть. Изучив восемь основных цивилизаций, включая запад, он сказал, что современное западное общество находится на последней стадии, то есть в старости. Он пришел к выводу, что западные общества вступают в период упадка, о чем свидетельствуют войны, конфликты и социальный распад, предвещавшие их гибель.

Тойнби:
В знаменитой книге Арнольда Тойнби «Изучение истории» (1946) основное внимание уделяется ключевым концепциям вызова и ответа. Каждое общество сначала сталкивается с проблемами, с проблемами, создаваемыми окружающей средой, а затем с проблемами, исходящими от внутренних и внешних врагов. Характер ответов определяет судьбу общества. Достижения цивилизации состоят в ее успешных ответах на вызовы; если не может дать эффективного ответа, он умирает. Он не верит, что все цивилизации неизбежно придут в упадок.Он указал, что история — это серия циклов упадка и роста. Но каждая новая цивилизация способна учиться на ошибках и перенимать культуры других. Таким образом, каждый новый цикл может предлагать более высокий уровень достижений.

Сорокин:
Питирин Сорокин в своей книге «Социальная и культурная динамика — 1938» предложил другое объяснение социальных изменений. Вместо того, чтобы рассматривать цивилизацию с точки зрения развития и упадка, он предположил, что они чередуются или колеблются между двумя культурными крайностями: чувственной и идеальной.Чувственная культура подчеркивает те вещи, которые могут быть восприняты непосредственно органами чувств. Это практично, гедонистично, чувственно и материалистично. Идеальная культура подчеркивает то, что может быть воспринято только умом. Это абстрактно, религиозно, связано с верой и истиной в последней инстанции. Это противоположность чувственной культуры. Оба представляют собой чистые типы культуры. Следовательно, ни одно общество никогда полностью не соответствует ни одному из этих типов. По мере того, как культура общества развивается в сторону одного чистого типа, ей противостоит противостоящая культурная сила.Затем культурное развитие обращается в сторону противоположного типа культуры. Слишком большой упор на один тип культуры вызывает реакцию на другой. Общества в той или иной степени содержат оба этих импульса, и напряжение между ними создает долгосрочную нестабильность. Между этими типами лежит «идеалистическая» культура третьего типа. Это желательное сочетание двух других, но, кажется, ни одно общество никогда не достигало этого стабильного состояния.

Функционалистские или динамические теории:
В середине 20-го века ряд американских социологов переключили свое внимание с социальной динамики на социальную статику или с социальных изменений на социальную стабильность.Талкотт Парсонс подчеркнул важность культурных моделей в управлении стабильностью общества. По его словам, общество способно поглощать разрушительные силы при сохранении общей стабильности. Изменения — это не то, что нарушает социальное равновесие, а то, что изменяет состояние равновесия так, что возникает качественно новое равновесие. Он заявил, что изменения могут возникнуть из двух источников. Они могут приходить извне общества через контакты с другими обществами.Они также могут исходить изнутри общества через корректировку, которая должна быть сделана для устранения напряжений в системе. Парсонс говорит о двух процессах, влияющих на социальные изменения. В простых обществах институты недифференцированы, то есть единый институт выполняет множество функций. Семья выполняет репродуктивную, воспитательную, социальную, хозяйственную, рекреационную и другие функции. Процесс дифференциации происходит, когда общество становится все более сложным. Различные учреждения, такие как школа, фабрика, могут брать на себя некоторые функции семьи.Новые институты должны быть надлежащим образом связаны друг с другом в процессе интеграции. Необходимо установить новые нормы, чтобы регулировать отношения между школой и домом. Дополнительные институты-мосты, такие как суды, должны разрешать конфликты между другими компонентами системы.

Теории конфликтов:
В то время как теории равновесия делают упор на стабилизирующие процессы, действующие в социальных системах, так называемые теории конфликта подчеркивают силы, вызывающие нестабильность, борьбу и социальную дезорганизацию.Согласно Ральфу Дарендорфу, теории конфликта предполагают, что — каждое общество в любой момент подвержено изменениям, следовательно, социальные изменения повсеместны. Каждое общество в каждый момент переживает социальный конфликт, следовательно, социальный конфликт является повсеместным. Каждый элемент общества способствует переменам. Каждое общество зиждется на ограничении одних его членов другими. Самая известная и влиятельная теория конфликта — это теория, выдвинутая Карлом Марксом, который вместе с Энгелем написал в «Коммунистическом манифесте»: «Вся история — это история классового конфликта.«Лица и группы с противоположными интересами неизбежно будут в конфликте. Поскольку два основных социальных класса, богатые и бедные или капиталисты и пролетариат имеют взаимно враждебные интересы, они находятся в конфликте. История — это история конфликта эксплуататора и эксплуатируемого. Этот конфликт повторяется снова и снова, пока рабочие не свергнут капитализм и не будет создано социалистическое государство. Здесь следует подчеркнуть, что Маркс и другие теоретики конфликта считают общество в основном динамичным, а не статичным.Они считают конфликт нормальным процессом. Они также верят, что существующие условия в любом обществе содержат семена будущих социальных изменений. Как и Карл Маркс, Джордж Зиммель также подчеркивал важность конфликта в социальных изменениях. По его словам, конфликт — это постоянная черта общества, а не временное явление. Это процесс, который объединяет людей во взаимодействии. Дальнейший конфликт побуждает людей со схожими интересами объединяться для достижения своих целей. Таким образом, непрерывный конфликт сохраняет общество динамичным и постоянно меняющимся..

Технологии и социальные изменения

Некоторые пары или отдельные лица считают, что усыновление ребенка — лучший способ справиться с бесплодием. Другие предпочитают воспользоваться услугами суррогатной матери — женщины, которая заключает договор с парой, чтобы вынести плод до полного срока, родить его и усыновить его паре. Врач может искусственно оплодотворить суррогатную мать спермой мужчины или имплантировать яйцеклетку, оплодотворенную in vitro, в ее матку. В любом случае, процедура остается спорной, учитывая многие потенциальные этические, правовые и моральные проблемы, которые возникли.Например, вопросы юридического, морального и биологического отцовства могут повлечь за собой длительные и сложные процедуры опеки.

Подобно суррогатному материнству, но также является спорным, является имплантация носителя . Процедура предполагает имплантацию оплодотворенной яйцеклетки в матку родственницы. Поскольку родственник выносит плод до срока, женщина или пара избегают затрат и хлопот по найму суррогатной матери. Врачи успешно имплантировали эмбрионы женщинам в возрасте 50 лет после гормональной терапии, чтобы обратить вспять последствия менопаузы.

Предварительный выбор пола Методы, разработанные для помощи паре в выборе пола будущего ребенка, также оказались противоречивыми. Поскольку из сперматозоидов, несущих Y-хромосому, образуются самцы, пары, желающие иметь ребенка мужского пола, пытаются увеличить шансы на слияние сперматозоидов, несущих Y, с X-яйцеклеткой. Предположительно, это достигается с помощью ряда методов разделения сперматозоидов. Например, врачи могут оплодотворить будущую мать с помощью искусственного оплодотворения, в первую очередь, сперматозоидов, содержащих Y, которые они отделили в пробирке.Показатели успешности методов отделения сперматозоидов сомнительны: сообщаемые цифры приближаются к 85 процентам. Критики отмечают, что общество не может знать о последствиях гендерного дисбаланса, вызванного предварительным выбором пола. Люди предпочтут больше девочек, чем мальчиков? Что будет с будущим брака и семьи?

Генная инженерия

Возможно, даже более самонадеянный (или тревожный, по мнению некоторых критиков), чем репродуктивные технологии и предварительный выбор пола, изменяют человеческое поведение посредством генной инженерии. Клонирование , или создание точных копий одного генетического предка, представляет собой наиболее крайнюю форму генной инженерии. Генетики клонировали животных в течение многих лет, но вскоре могут сосредоточить свои усилия на людях.

Одним из последних достижений в области генной инженерии является генная терапия , в которой генные инженеры в ограниченных случаях могут отключать гены, несущие нежелательные признаки, и заменять их генами, несущими желательные признаки. Хотя такого рода разработки открывают множество возможностей для изменения различных организмов и искоренения определенных заболеваний и нарушений, генная терапия остается экспериментальной.

По очевидным причинам определенные группы, такие как Национальное общество рассеянного склероза и Фонд кистозного фиброза, поддерживают генную инженерию в надежде на разработку радикальных методов лечения. Третьи, как некоторые религиозные группы, выступают против генной инженерии.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.