Сенсомоторный интеллект это: сенсомоторный интеллект — это… Что такое сенсомоторный интеллект?

Содержание

что это, как развить (упражнения для тренировки). Стадии развития интеллекта по Пиаже

Все о сенсомоторном интеллекте

В исследованиях Пиаже сенсомоторный интеллект описывается максимально детально. Эта стадия затрагивает самый ранний период, когда мышление только начинает формироваться. За ней следуют другие фазы, на которых переосмысливаются полученные знания и приобретаются новые.

Основные черты сенсомоторного интеллекта

Под сенсомоторным интеллектом Пиаже подразумевал этап развития, который предшествует периоду активного овладения речью. В этот момент сознание фокусируется на координации восприятия и движения. Младенец интенсивно взаимодействует с различными предметами, обращая внимание на перцептивные сигналы, а не схематические символы.

Как сенсомоторный, так и любой другой интеллект, автор теории делил на дополнительные стадии. Это связано с величиной промежутков времени и меняющимися особенностями формирования детей. Этот этап автор теории разбил на 6 периодов:

  1. Рефлексы (до 6 недель). Младенец существует и взаимодействует с окружающей средой, благодаря заложенным рефлексам: сосательному, двигательному и другим.
  2. Первичные реакции (от 6 до 12 недель). Ребенок осваивает кое-какие навыки. Он может сосать палец или поворачивать голову, услышав шум.
  3. Вторичные реакции (от 12 недель до 8 месяцев). Проявляется осознанность в поведении. Например, зрительный контакт с предметами и попытки дотронуться до объектов.
  4. Координированные вторичные реакции (от 8 месяцев до года). Помимо намеренных действий, появляется подобие жестов и речи. Начинает формироваться практический интеллект.
  5. Третичные реакции (от года до полутора лет). Фактически последний этап, на котором ребенок развивается только в сенсомоторном поле. Появляются признаки любопытства.
  6. Воспроизведение (от полутора до 2 лет). Активное освоение подражания.

Среди ключевых достижений данного периода можно выделить появление скоординированных движений, навык группировки и воспроизведения. Кроме того, появляется осознание отдельного от субъекта существование объектов.

Стадии развития по Пиаже

Помимо сенсомоторной стадии, исследователь определил и другие этапы развития интеллекта, вплоть до 12-летнего возраста. Каждый период исследователь поделил на подстадии, которые позволяют детальнее вникнуть в формирование ментальных способностей личности.

За сенсомоторным следует дооперациональный этап. Он продолжается от 2 до 7 лет. За это время личность устанавливает определенный набор логических цепочек и ассоциаций. Большая часть из них касается окружающего мира. Для этого периода характерна ограниченность мышления и явный эгоцентризм.

Далее интеллектуальное развитие по теории Пиаже переходит в стадию конкретных операций, которая длится до 12 лет. Ребенок начинает исправлять ошибки, допущенные на предыдущем этапе. Однако это происходит выборочно и не сразу.

А вот этап формальных операций, который затрагивает возраст от 12 лет, предполагает повышение координированности. Появляется комбинаторное мышление, ребенок может смотреть на вопрос с нескольких сторон, учитывая разные аспекты.

Важно! На каждой из изученных стадий Пиаже выделял 3 уровня: провал, переменный успех и успех.

Особенности теории развития Пиаже

Теория развития интеллекта, разработанная Жаном Пиаже, не ассоциируется с направленным линейным движением от одного периода к другому. Скорее её можно сравнить со спиральной траекторией, поскольку мысли и достижения, полученные на одном этапе, переосмысливаются и интегрируются на следующем.

Один из ключевых вопросов, определяющих умственное развитие, который автор так и не исследовал до конца — это тематика спонтанности. Ведь когнитивная структура исключает появление нового знания. Поэтому сложно объяснить, откуда оно берется, и в какой момент образовывается связь между обретенными и старыми схемами.

Существуют и иные исследования Пиаже, которые посвящены не только интеллектуальному, но и нравственному, перцептивному и другим аспектам. При этом автор неминуемо связывал все эти показатели со своей первоначальной теорией и формированием умственного потенциала ребенка.

Сенсомоторный интеллект — это… Что такое Сенсомоторный интеллект?



Сенсомоторный интеллект
— в концепции Ж. Пиаже первая стадия в развитии интеллекта от рождения до 2 лет. Мыслительные операции предстают сначала в виде элементарных действий с конкретными предметами (схем действий), затем они интегрируются с другими действиями и в ходе последующего развития интериоризируются, что ведет к возникновению собственно мыслительных операций.

Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК.
Под общей редакцией А.А. Реана.
2002.

  • Сенсомоторные процессы
  • Сенсорная (сверхкратковременная) память

Смотреть что такое «Сенсомоторный интеллект» в других словарях:

  • сенсомоторный интеллект — Этимология. Происходит от лат. sensus чувство, ощущение + motor двигатель и intellectus ум. Категория. Теоретическое понятие, введенное Ж.Пиаже для обозначения стадии развития интеллекта (от рождения до 2 лет). Специфика. Предшествует периоду… …   Большая психологическая энциклопедия

  • интеллект практический — (интеллект сенсомоторный) Понятие, введенное Ж. Пиаже для обозначения стадии развития интеллекта в период от рождения до 2 лет, предшествующей периоду интенсивного овладения речью, в течение коей достигается координация восприятия и движения. На… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПИАЖЕ — (Piaget) Жан (1896 1930) швейц. психолог, философ и логик. С 1955 директор Международного центра генетической эпистемологии. В первых научных работах видел разгадку мышления ребенка в анализе детской речи («Речь и мышление ребенка», 1923; рус.… …   Философская энциклопедия

  • ПИАЖЕ — (Piaget) Жан (1896 1980) швейцарский ученый, один из ведущих психологов 20 в. Создал новое научное направление генетическую эпистемологию. Отвечая на вопрос о специфике человеческого способа адаптации П. делает акцент на способности человеческого …   Новейший философский словарь

  • Мышления развитие — (синоним: интеллектуальное развитие) одно из важнейших направлений умственного развития ребенка: появление и совершенствование интеллектуальных операций, формирование умственных действий, позволяющих все более полно и адекватно осуществлять… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ПИАЖЕ (PIAGET) Жан — (1896 1980) швейцарский ученый, один из ведущих психологов 20 в. Профессор университетов Невшателя (1923 1929), Женевы (с 1929), Лозанны (1937 1954). Основатель Международного центра генетической эпистемологии (1955), создателем которой он… …   Социология: Энциклопедия

  • инсайт — Просветление или внезапное осознание в ходе сильного внутреннего переживания. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008. инсайт …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПИАЖЕ — (Piaget) Жан (1896 1980) всемирно известный швейцарский психолог, специалист в области теории познания (генетической эпистемологии), психологии развития, психологии образования, экспериментальной и теоретической психологии. Автор теории стадий… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ПИАЖЕ — Жан Пиаже (1896 1980), который со своими коллегами организовал так называемую Женевскую школу психологии развития. Деятельность Пиаже была главным образом направлена на попытки понять развитие когнитивного функционирования ребенка и обычно… …   Толковый словарь по психологии

  • усвоение — основной путь приобретения индивидом общественно исторического опыта. В процессе У. человек овладевает социальными значениями предметов и способами действия с ними, нравственными основаниями поведения и формами общения с другими людьми. У.… …   Большая психологическая энциклопедия

Сенсомоторный интеллект. Критерии интеллекта.










ТОП 10:










⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 21Следующая ⇒

Процесс развития интеллекта, согласно Пиаже, состоит из трех больших периодов, в течение которых происходит зарождение и становление трех основных структур. Сначала формируются сенсомоторные структуры, то есть системы обратимых действий, выполняемых материально и последовательно, затем возникают и достигают соответствующего уровня структуры конкретных операций — это системы действий, выполняемых в уме, но с опорой на внешние, наглядные данные. После этого открывается возможность для формирования структуры формальных операций. Это период становления формальной логики, гипотетико-дедуктивного рассуждения.

Стадия сенсомоторного интеллекта является первой в схеме классификации стадий развития интеллекта по Пиаже. Это период включает в себя 2 подпериода:

А: центрация на собственном теле: в который входит три стадии:

1. Упражнение рефлексов – аутистич. стадия развития интеллекта, где мышление происходит на основе фантазирования. (0-1мес.)

2. Первые навыки и первые круговые реакции (1- 4,5 мес.)

3. Стадия сенсомоторной координации (координация зрения и хватания), вторичные круговые реакции (4,5-8-9 мес.) – повтор. действие ради интересного впечатления, которое с этим действием связано.

В: Объективация практического интеллекта: в который также входит три стадии:

4. Стадия начала интеллекта, дифференциация средства и цели (8-9-11-12 мес.): выделяется – действие-средство и действие-цель. В этом возрасте взрослый является средством для достижения целей ребенка.

5. Стадия изобретения новых средств для достижения целей; дифференциация схем действия благодаря третичным круговым реакциям (11-12-18 мес.) – повтор действия, которые ребенок совершает каждый раз по-новому, чтобы увидеть к каким результатам это приведет. Это самый творческий возраст в развитии ребенка.

6. Стадия инсайта, начало интериоризации схем и решения некоторых проблем путем дедукции: внезапное решение практической задачи.

Структура сенсомоторного интеллекта может быть диагностирована тогда, когда у ребенка появляется: представление о перманентном объекте – т.е. объект существует в пространстве и времени независимо от того видит ребенок его или нет; разумное действие с этим объектом.



 

Период Подпериод Стадии Возраст
I. Сенсомоторный интеллект А. Центрация на собственном теле 1. Упражнение рефлексов 2. Первые навыки и первые круговые реакции 3. Координация зрения и хватания Вторичные круговые реакции 0-1 мес. 1-4,5 мес. от 4,5 до 8-9 мес.
В. Объективация практического интеллекта 4. Дифференциация средства и цели Начало практического интеллекта 5. Дифференциация схем действия благодаря третичным круговым реакциям Появление новых средств для достижения цели 6. Начало интериоризации схем и решения некоторых проблем путем дедукции 0-1 мес. от 11-12 до 18 мес. 18-24 мес.

 

Т. о., одним из критериев интеллекта, согласно Ж. Пиаже, является дифференцировка ребенком цели и средств для ее достижения. Ж. Пиаже считает поэтому, что инсайт, как существенный признак интеллекта (В. Кёлер, К. Бюлер), очень узок, а признак проб и выдвигаемых ребенком гипотез в отношении новых условий действия (Э. Клапаред) слишком широк.

По своей структуре С. и. представляет собой систему последовательно связанных схем действия субъекта, которая приводит к определенной логике действия.

Благодаря С. и. у ребенка возникает представление о неизменном (постоянном) объекте, объективном пространстве, времени, причинности; ребенок начинает рассматривать себя в качестве объекта среди других в мире, который существует объективно.

Для перехода от С. и. к мышлению в собственном смысле слова необходима интериоризация схем действия в подвижные, обратимые умственные действия (группировка операций) и межиндивидуальная координация этих операций, обеспечивающая реципрокность точек зрения и соответствие между элементами операции и их результатом.

В основе С. и. лежит стремление ребенка к достижению практически преследуемой цели, а не к постижению и обоснованию истины. Ребенок преимущественно имеет дело с объектами, их перцептивными указателями и моторными сигналами, а не со знаками, символами и схемами, относящимися к объектам. Этот интеллект, как полагает Ж. Пиаже, — явление индивидуальное; здесь не происходит социализации интеллекта, предполагающей использование знаков.




 

 

Сенсорно-моторная стадия (возраст от 0 до 2 лет). Эта стадия охватывает время от рождения ребенка до того момента, как он начинает говорить. В самом начале новорожденный ребенок не отличает себя от окружающих предметов, а в конце этой стадии ребе-нок распознает себя как часть гораздо большего мира (Пиаже, 1967) См.: там же. С. 228.. Главные темы этой стадии развития связаны с постепенным развити-ем представлений ребенка о предмете (вещах, находящихся вне его) и причинности (или связи между причиной и следствием). Пиаже разде-ляет эту стадию на шесть периодов; каждый из них характеризуется появлением все более сложного поведения, в котором играют роль связи между чувствами (зрительным, слуховым и осязательным) и фактическими движениями, или моторным поведением.

Главная ассимиляционная деятельность на этой стадии — это то, что Пиаже (1952) назвал циркулярной реакцией, в которой маленький ребенок пытается воспроизвести интересные события или продлить интересные зрительные образы. Сначала такой ребенок сталкивается с каким-то жизненным опытом в результате какого-то поступка, а затем старается повторить этот опыт, повторив свой первоначальный посту-пок в чем-то вроде ритмического цикла (Piaget, 1952) См.: там же. С. 229.. Такое повторе-ние событий позволяет ребенку ассимилировать опыт и совершать но-вые адаптации, например увеличение осознания того, что существуют какие-то конкретные предметы, и понимания связи между причиной и следствием. Вслед за непродолжительным первым периодом, длящимся приблизительно один месяц после рождения ребенка, в тече-ние которого младенец проявляет только рефлекторную деятельность начинают впервые появляться циркулярные реакции. Во втором периоде, который продолжается вплоть до четвертого месяца жизни, появляется первичная циркулярная реакция, в которой основной акцент де-лается на

Таблица 1. Общее представление и краткое описание четырех стадий развития Такман Б.У. Педагогическая психология. Пер. с англ. — М.: «Прогресс», 2002. С. 230.

 
Стадия Возраст* Общее представление  
Сенсорно-моторная 0-2 года Поведение, прежде всего моторное, связанное со схемами действия, на-пример доставание или хватание предметов. Циркулярные реакции ха-рактеризуются обучением благодаря повторению. Довербальная и предше-ствующая появлению мышления. За-канчивается пониманием постоянства предметов.  
Дооперациональная 2-7 лет Развитие языка и дологического мы-шления. Основное внимание направ-лено на собственную личность и соб-ственные перспективы без способнос-ти изменять свою точку зрения.  
Конкретные операции 7-11 лет Развитие способности применять ло-гику на основе конкретного соответ-ствия между событием и его объясне-нием. Развивается способность к со-хранению.  
Формальные операции 11-15 лет Структуры мышления достигают сво-его высочайшего уровня развития, да-вая возможность вести логические рассуждения. Ребенок может приду-мывать объяснения событий, рассмат-ривая различные комбинации пере-менных величин.  
*Все возрасты указаны приближенно.      
       

собственное тело ребенка и которая направлена на манипу-ляцию каким-либо предметом

27. Теории социального научения: первое поколение.(Н. Миллер, Дж.
Доллард, Р. Сирс)

В американской психологии считается, что теории социального научения — это самое значительное направление в исследовании развития детей.

Основные линии исследования: социальное научение в процессе воспитания ребенка, кросскультурный анализ- исследование воспитания и развития ребенка в разных культурах, развитие личности. В 1941г. Н. Миллер и Дж. Доллард ввели в научный обиход термин «социальное научение».

Центральная проблема концепции социального научения — проблема социализации. Социализация — это процесс, который позволяет ребенку занять свое место в обществе, это продвижение новорожденного от асоциального «гуманоидного» состояния к жизни в качестве полноценного члена общества. Все новорожденные похожи друг на друга, а через два-три года — это разные дети. Эти различия — результат научения, они не врождены. Ребенок рассматривается как существо, чуждое обществу; он изначально асоциален (заимствовано у Фрейда).

Концепция социального научения показывает

1. как ребенок приспосабливается в современном мире, как он усваивает привычки и нормы современного общества (как происходит социализация).

2. «почему» происходит социализация. Особо рассматривается удовлетворение биологических потребностей ребенка матерью, подкрепление социального поведения, имитация поведения сильных личностей и тому подобные воздействия внешнего окружения.

1-ое поколение Н. Миллер и Дж. Доллард первыми проложили мост между бихевиоризмом и психоаналитической теорией. Миллер и Доллард разделяют точку зрения Фрейда о роли мотивации в поведении, полагая, что поведение как животного, так и человека является следствием таких первичных (врожденных) побуждений, как голод, жажда, боль и т.д. Все они могут быть удовлетворены, но отнюдь не угашены. Трансформируя фрейдовские идеи, Миллер и Доллард замещают принцип удовольствия принципом подкрепления. Подкрепление они определяют как то, что усиливает тенденцию к повторению ранее возникнувшей реакции. Научение, по Миллеру и Долларду, — это усиление связи между ключевым стимулом и ответом, который он вызывает благодаря подкреплению. Сирс. сосредоточил внимание на изучении внешнего поведения, которое может быть измерено. В активном поведении он выделял действие и социальные взаимодействия.

Действие вызывается побуждением. Как и Миллер и Доллард, Сирс исходит из того, что первоначально все действия связаны с первичными, или врожденными побуждениями. Удовлетворение или фрустрация, которые возникают в результате поведения, побуждаемого этими первичными драйвами, ведет индивида к усвоению нового опыта. Постоянное подкрепление специфических действий приводит к новым, вторичным побуждениям, которые возникают как следствие социальных влияний.

С момента возникновения у ребенка техники кооперирования с теми, кто заботится о нем, начинается социализация. По Сирсу, центральный компонент научения -это зависимость.

28. Теории социального научения; второе поколение
исследователей (А Бандура, Дж. Гевирц).

2-ое поколение — Бандура развил идеи Миллера и Долларда о социальном научении. Он критиковал психоанализ Фрейда и бихевиоризм Скиннера. Восприняв идеи диадического подхода к анализу поведения человека. Бандура основное внимание уделял феномену научения через подражание. По его мнению, многое в поведении человека возникает на основе наблюдения за поведением другого. В отличие от своих предшественников Бандура считает, что для приобретения новых реакций на основе подражания не обязательно подкрепление действий наблюдателя или действий модели; но подкрепление необходимо для того, чтобы усилить и сохранить поведение, сформированное благодаря подражанию. А. Бандура и Р. Уолтере установили, что процедура визуального научения (то есть тренировка при отсутствии подкрепления или наличии косвенного подкрепления только одной модели) особенно эффективна для усвоения нового социального опыта. Благодаря такой процедуре у испытуемого формируется «бихевиоральное предрасположение» к ранее маловероятным для него реакциям. Научение посредством наблюдения важно потому, что с его помощью можно регулировать и направлять поведение ребенка, предоставляя ему возможность подражать авторитетным образцам. Бандура подчеркивает роль когнитивной регуляции поведения. У ребенка в результате наблюдения поведения модели строятся «внутренние модели внешнего мира». Теория социального научения признает, что влияние модели определяется информацией, которую она в себе содержит. Будет ли эта информация плодотворной, зависит от когнитивного развития наблюдателя.

Ассимилировав достижения в теории социального научения и, в особенности, идеи Сирса и Скиннера, Дж. Гевирц основное внимание уделил изучению условий возникновения социальной мотивации и привязанности младенца к взрослому. Подобно другим представителям теории социального научения, Гевирц считал, что социальное поведение подчиняется общим законам любого поведения с той лишь разницей, что стимулирующие воздействия среды опосредованы поведением других людей. Источником мотивации поведения ребенка, по мнению Гевирца, служит стимулирующее влияние среды и научение на основе подкрепления. Однако, подчеркивает он, недостаточно указать лишь на то, какая именно стимуляция и в каком объеме воздействовала на младенца; необходимо учитывать, при каких условиях данная стимуляция воздействует на ребенка и насколько она в совокупности с его поведением создает эффективные условия для научения. Большинство родителей в жизни (как и большинство теоретиков в области социального научения), напоминает Гевирц, придают особое значение самому факту подачи подкрепления (например, пищи или любви) и не учитывают при этом обстоятельств, при которых ребенок получает такую стимуляцию, и то, как эта стимуляция связывается с поведением ребенка. Так, родители, которых окружающие считают «любящими», могут проявлять, с их точки зрения, заботу и любовь к ребенку, но подобное поведение может не иметь никакого влияния на ребенка и даже, напротив, приводить к развитию неадекватного поведения. Но могут быть и такие случаи, когда родители, с точки зрения посторонних, равнодушно и «сухо» реагируют на ребенка, но в действительности, взаимодействуя с ним, они создают эффективные условия для его научения, и в результате воспитывается дружелюбный и общительный человек.
Гевирц изучает не только, как формируется привязанность у младенца, но и как формируется привязанность у родителей; это крайне важно для понимания взаимодействия «мать — ребенок». Младенцы доставляют взрослым нескончаемое удовольствие. Разнообразные реакции младенца — улыбка, смех, вокализации — служат положительными подкрепляющими стимулами для поведения родителей, а реакция плача может быть важным отрицательным сигналом; поэтому прекращение плача, сопровождающее определенные действия взрослых, становится положительным подкреплением. Таким образом, младенец может формировать, а затем контролировать разнообразные виды поведения своих родителей. Например, в поведенческом репертуаре родителей могут появиться «детские» гримасы, телодвижения и звуки детского лепета, то есть такие реакции, которые могут вызвать подражание у ребенка, которое, в свою очередь, станет подкреплением для поведения родителей.
Дж. Гевирц и Д. Баер подробно изучали проблему происхождения первых имитационных реакций. Гевирц считает, что первые подражательные ответы появляются случайно либо посредством научения. Скорость появления этих ответов и их сила возрастают в зависимости от подкрепления. В определенный момент накапливается достаточное количество подкреплявшихся ранее реакций, что приводит к возникновению обобщения подражания, оно становится относительно свободным от подкрепления.
Д. Баер и его сотрудники изучали детей, в поведении которых почти не наблюдалось подражания (это дети с задержкой интеллектуального развития; дети, больные шизофренией, — в возрасте от 4 до 13 лет). Выработка первых актов имитации проводилась с помощью непосредственной, прямой организации двигательного акта испытуемых и подкрепления (обычно едой) за подражание образцу. В результате этих опытов подражание у испытуемых проявлялось чаще, чем до обучения. Дж. Гевирц, В. Хартуп и др. выступили против переноса этих данных, полученных при исследовании детей старшего возраста, для объяснения поведения здоровых детей в возрасте до одного года. Кроме того, по мнению этих исследователей, способ обучения прямым имитационным реакциям, который использовал Д. Баер, вряд ли играет большую роль в развитии подражания в реальных жизненных условиях. Предполагается, что акты подражания ребенка происходят от спонтанной имитации родителями своих детей. Следовательно, надо начинать с изучения родительского подражания как предшественника детской имитации.
Начиная с 70-х годов в американской психологии изменилось представление о психологической природе ребенка: многие ученые отказались от взгляда на него как на объект, находящийся под воздействием семейных и культурных влияний, и стали рассматривать ребенка как существо активное, «информационный организм», влияющий на окружение и сам испытывающий его влияние.
Многие ученые, в том числе и Дж. Аронфрид, продолжали развивать когнитивный подход к имитации, подчеркивали значение научения путем наблюдения и роль внутреннего подкрепления ответов. Аронфрид считает, что условием имитации должно быть совпадение наблюдения модели с сильным аффективным состоянием ребенка. Представление о поведении модели становится аффективно значимым, что и обусловливает последующее имитационное воспроизведение этого поведения. После многочисленных исследований психологи все более подчеркивают необходимость переноса акцента с изучения условий усиления или ослабления стимул-реактивных связей на изучение роли имитации в повседневной, реальной жизни ребенка.
Современные американские психологи считают, что результаты коротких лабораторных экспериментов должны быть проверены в длительных лонгитюдных исследованиях естественного хода детского развития, в которых будут учтены факторы воспитания в семье и в группе сверстников.











Практические действия и развитие интеллекта. Сенсомоторный интеллект.

Мы уже знаем, что сенсомоторный интеллект – это первая стадия развития интеллекта по Ж.Пиаже. Будем постепенно изучать концепцию Пиаже.
Интеллект по Пиаже – это система логических операций. Однако здесь мы говорим об интеллекте развитом, уже понятийном, связанном с логикой. Но первая стадия развития интеллекта может быть названа системой практических действий. Сначала рассмотрим само понятие сенсомоторный.
Первая часть сенсорный, значит связанный с перцептивной сферой ощущений и восприятий. И тут, прежде всего, посмотрим соотношения восприятия и интеллекта. Вторая часть моторный, о формировании двигательных навыков. Получается как бы два источника в предыстории развития сенсомоторного практического интеллекта.
Соотношение восприятия и интеллекта. Различия и сходства. Особенность концепции Пиаже в том, что новые качественные стадии сменяют друг друга, причём смена – это как инсайт. Но с другой стороны между стадиями что-то общее.
Во-первых, различия. Мы знаем св-ва перцептивного образа ещё по теме 7 и на примере статьи Олпорт. Особенностью интеллекта является центрация , т.е. выделение фигуры в перцептивном поле, так, что остальная часть этого поля уходит в фон. Фигура более яркая, чем фон, она несколько больше, чем это соответствует оптике зрения.
В отличие от этого интеллект – есть децентрация, это совмещение по-крайней мере двух разных точек зрения на объект. Увидеть одновременно с разных точек зрения невозможно. Чтобы собирать различные точки зрения воедино, нужен интеллект.
В чём сходства восприятия и интеллекта? Концепция Пиаже может быть названа ещё и конструктивной концепцией интеллекта. Схема объекта зависит от действия с ним, как действую, так и представляю. Пиаже считает необходимым сказать не просто о восприятии, но о процессе – перцептивной деятельности. Рассматривание объекта с разных сторон, наблюдение объекта в движении. Такая деятельность является предысточником интеллектуальной. Разные точки зрения возможно объединить.
Теперь навык и интеллект. Традиционно понимается, что навык вырабатывается постепенно. А интеллектуальный акт (например, инсайт) совершается как бы внезапно, качественно меняя ситуацию. Навык это поиск вслепую, он вырабатывается путём случайных проб с отсеиванием ошибок. Напротив интеллект всегда предполагает какую-либо гипотезу, предвосхищение ситуации и затем проверку их и уточнение.
Далее отход от традиционного представления о навыке. Основная книга Пиаже вышла в 1947г. В том же году в нашей стране выходит книга Н.А. Бернштейна «О построении движений». Оказывается, что в этих книгах содержится интерейснейшая единая идея: навык можно рассматривать как построение движения, как выполнение двигательной задачи. Но т.к. задача обычно подразумевает интеллектуальное поисковое действие, то значит, у навыка и интеллекта что-то общее есть.
Даже элементарные формы навыка, пусть даже это не навыки, а врожденные рефлексы, имеют что-то от интеллекта. А именно. Интеллект есть адаптация к реальности. Один процесс – ассимиляция (освоение материала в наличных схемах), а другой процесс – аккомодация (изменение схем). Так вот навык обладает по-крайней мере одним из этих признаков. Даже врожденные рефлексы распространяются на новые ситуации.
Простейший врожденный рефлекс – сосательный. В определенном положении тела у ребенка возникает этот важный для жизни рефлекс. Этот акт сосания, как правило, распространяется на новые объекты, врожденная схема действия распространяется на новые ситуации. Значит рано или поздно приходится учитывать особенность объектов и ситуаций. А значит рано или поздно придется изменять изначальные врожденные схемы.
Что является критерием развития сенсомоторного интеллекта. Этот вид распределяется от рождения и до появления речи. Это 1,5-2 года есть довольно сложная история развития. В конце её сенсомоторный интеллект отвечает за координацию восприятия и двигательных навыков. С одной стороны схема объекта и с другой – разнообразные разумные действия с объектом. Поскольку есть схема действия, постольку есть и схема объекта.

Ребёнок находится в колыбельке, над колыбелькой висит привлекательный для ребенка объект. Ребенок может бесконечно дергать за шнур, чтобы вызывать приятную реакцию. Хватание за шнур – двигательная активность и приятный звук – перцептивный факт. Но нельзя сказать, что причиной хватательного действия является звук погремушки. П.ч. если греметь погремушкой рядом с колыбелькой, то ребенок всё равно совершает хватание.
Если объект закатился за перегородку, ребенок не будет его искать. Если не с чем действовать, то нечего и делать. Не хватает познавательного интереса к объекту. Но он должен появиться. И когда появится, тогда схема действия будет изменяться.
Мы получили некое общее представление о развитии практического интеллекта. Что дальше? Некий верхний предел сенсомоторного интеллекта может быть обозначен отсутствием знаковой речи. В.Кёлер и Л.Выготский называли этот интеллект доречевым. И вот ребенок в 1,5-2 года начинает осваивать речь. Каковы здесь перспективы развития? Можно дать три сравнительных характеристики интеллекта сенсомоторного и будущего понятийного. Что-то уже есть в практическом интеллекте, что изменится.
Первая характеристика. В практическом интеллекте наблюдается некая последовательность отдельных действий, движений, которые должны привести к целостному представлению ситуации. Сукцессивность , т.е. последовательность, развернутая во времени. При переходе к понятийному интеллекту возможность для целостного представления ситуации или объекта есть с самого начала. Основная функция слова – знаковая. Первые представления целостные знаковыми не будут. Это будут, прежде всего, образные представления ещё не знаковые, но будущее понятие содержит возможность координации образных представлений.
Вторая характеристика. Практический интеллект направлен, прежде всего, на успешный результат действия и пока не содержит в себе познавательной активности как таковой. А в понятийном интеллекте направленность на сам процесс познания, возможность осознания этого процесса, а не только его результата. И возможность появления самостоятельных чистых познавательных целей (будущих чистых логических операций с любыми объектами, не связанных с материалом, формальных).
Третья характеристика. Любой интеллект, что практический, что понятийный всегда протекает в каком-то пространстве и во времени. Словечко хронотоп объединяет время и пространство. В практическом интеллекте хронотоп – это реально наблюдаемое пространство и настоящее время. А в понятийном интеллекте – это расширение хронотопа, расширение времени и пространства для мышления. Можно мыслить о том, чего не наблюдаешь. Переход от реального пространства к возможному. Но и время здесь расширяется. Возможность прогнозирования будущего, размышления о будущих результатах.
Завершая тему, скажем, что переход от действия к чистой мысли совершается не сразу. Есть промежуточный значительный по времени переходный этап. Переход совершается через образные представления. По-разному можно сказать о человеке, представляющем интерес в следующей теме. В текущей теме субъект действующий. А следующий по очереди субъект не просто действует, но это субъект представляющий мир, который постепенно становится мыслящим

Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 1-30)
Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 31-54)
Общая психология: Лекции по общей психологии. Конспект курса лекций (Оглавление)

Психология интеллекта. Часть II. Интеллект и сенсомоторные функции. Глава IV. Навык и сенсомоторный интеллект — Гуманитарный портал

Различение моторных и перцептивных функций правомерно лишь в сфере анализа. Как убедительно показал фон Вейцзекер 26, классическое деление явлений на сенсорные возбудители и моторные ответы, основанное на схеме рефлекторной дуги, в такой же мере ошибочно и относится к таким же искусственным результатам лабораторного эксперимента, как и само понятие рефлекторной дуги, если рассматривать его изолированно. Дело в том, что восприятие с самого начала находится под влиянием движения, а движение, в свою очередь, — под влиянием восприятия. Именно эту мысль выражали, со своей стороны, и мы, говоря о сенсомоторных «схемах» при описании ассимиляции; уже в поведении грудного ребёнка такая «схема» является одновременно и перцептивной, и моторной 27.

Поэтому то, что мы извлекли из проведённого в предыдущей главе анализа восприятия, необходимо расположить в его реальном генетическом контексте и попытаться прежде всего ответить на вопрос, как строится интеллект до появления языка.

Как только младенец переступает через порог чисто наследственных построений, каковыми являются рефлексы, он начинает приобретать навыки на основе опыта. Здесь возникает проблема, аналогичная той, которую мы ставили относительно восприятия: подготавливают ли эти навыки формирование интеллекта, или же они не имеют ничего общего с ним? Поскольку есть основания полагать, что и в этом случае ответ будет таким же: подготавливают, — мы получаем возможность быстрее продвинуться вперёд и представить развитие сенсомоторного интеллекта через комплекс обусловливающих его элементарных процессов.

Навык и интеллект

I. Независимость или непосредственные отклонения

Ничто не создаёт возможности лучше почувствовать преемственность между проблемой рождения интеллекта и проблемой образования навыков, чем сопоставление различных решений этих двух проблем: и в том и в другом случае выдвигаются однотипные гипотезы, исходящие из идеи, что интеллект порождается теми же механизмами, автоматизация которых образует навык.

И действительно, при анализе навыка мы обнаруживаем аналогичные генетические «схемы» — ассоциации, схемы проб и ошибок или структурирования в процессе ассимиляции. С точки зрения характеристик отношений между навыком и интеллектом ассоцианизм сводится к утверждению, что навык берётся как первичный фактор, объясняющий интеллект; с позиции метода проб и ошибок навык трактуется как автоматизация движений, отобранных после поиска вслепую, а сам поиск рассматривается при этом как признак интеллекта; для точки зрения ассимиляции интеллект выступает как форма равновесия той же самой ассимилирующей деятельности, начальные формы которой образуют навык. Что касается негенетических интерпретаций, то их можно свести к трём вариантам, соответствующим витализму, априоризму и точке зрения теории формы: навык, проистекающий из интеллекта; навык, не связанный с интеллектом; и навык, объясняемый, подобно интеллекту и восприятию, структурированием, законы которого независимы от развития.

Под углом зрения отношений между навыком и интеллектом (единственный вопрос, который нас здесь интересует) важно прежде всего выяснить, можно ли рассматривать обе эти функции как независимые; затем необходимо установить, можно ли говорить о происхождении одной функции из другой; и наконец, посмотреть, из каких общих форм организации могли бы происходить они на разных уровнях развития. В логике априористской интерпретации интеллектуальных операций имеет место отрицание какой бы то ни было их связи с навыками, поскольку эти операции рассматриваются как вытекающие из внутренней структуры, независимой от опыта, тогда как относительно навыков полагают, что они приобретаются в непосредственном опыте. И действительно, когда мы интроспективно рассматриваем эти два вида реальностей в их законченном виде, то противоположности, разделяющие их, кажутся глубокими, а аналогии — поверхностными. По поводу этих противоположностей и аналогий тонкое замечание сделал А. Делакруа: когда привычное движение применяется к изменившимся обстоятельствам, оно кажется окутанным своего рода общением, но бессознательный автоматизм этого ощущения интеллект заменяет общностью совсем иного качества, в основе которой лежат преднамеренные отборы и понимание. Все это совершенно верно, но здесь анализируется скорее образование навыка, в противоположность его автоматизированному упражнению, и констатируется сложность, возникающая в самом начале деятельности. С другой стороны, если восходить к сенсомоторным истокам интеллекта, то можно обнаружить его связь с научением вообще.

Следовательно, прежде чем делать вывод о том, что эти виды структур не сводимы друг к другу, необходимо задаться вопросом, не существует ли (при всем различии форм поведения на разных уровнях в вертикальном направлении и с учётом степени их новизны и автоматизированности в горизонтальном направлении) некоторой преемственности между теми кратковременными и сравнительно негибкими координациями, которые обычно называют навыками, и значительно более длительными координациями, обладающими большей подвижностью и характеризующими интеллект.

Это хорошо видел Бойтендайк, который дал глубокий анализ образования элементарных навыков у животных, в частности у беспозвоночных. Однако чем глубже вскрывает этот автор сложность факторов навыка, тем больше он стремится — в силу виталистской интерпретации, из которой он исходит, — подчинить свойственную навыкам координацию самому интеллекту, то есть способности, присущей организму как таковому. Для образования навыка основным условием всегда является отношение средства к цели: действие никогда не является рядом механически соединённых движений, а всегда ориентировано в направлении удовлетворения потребности (например, соприкосновение с пищей или серия движений у пресноводных, которые, будучи перевёрнуты, стремятся как можно быстрее вернуться к своей нормальной позиции). Поэтому именно отношение «средство + цель» характеризует интеллектуальные действия; с этой точки зрения навык является выражением интеллектуальной организации, впрочем, коэкстенсивной всякой живой структуре. Витализм делает отсюда вывод, что навык — это, в конечном счёте, результат бессознательного органического интеллекта, точно так же, как Гельмгольц объяснял в своё время восприятие вмешательством неосознанного рассуждения.

Нельзя не согласиться с мыслью Бойтендайка о сложности самых простых приобретений в развитии навыков и о несводимости их к отношению между потребностью и её удовлетворением. Это отношение является источником, а не результатом ассоциаций. Но, с другой стороны, было бы слишком поспешным пытаться решительно все объяснить интеллектом, придавая ему значение первичного фактора. Такой тезис вызвал бы ряд трудностей, аналогичных трудностям сходной интерпретации в области восприятия. Во-первых, навык, как и восприятие, необратим, потому что всегда ориентирован в единственном направлении к одному и тому же результату, когда как интеллект обратим: подвергнуть навык инверсии (писать буквы наоборот или справа налево и так далее) — значит приобрести новый навык, тогда как обратная операция интеллекта в психологическом плане неотделима от прямой операции (и логически означает такую же трансформацию, но в обратном направлении). Во-вторых, подобно тому, как интеллектуальное понимание лишь в незначительной степени видоизменяет восприятие (как отмечал уже Геринг, возражая Гельмгольцу, знание почти не влияет на иллюзию) и, с другой стороны, развитие элементарного восприятия не может непосредственно привести к интеллектуальному акту, — так и приобретённый навык очень мало видоизменяется интеллектом, а образование навыка тем более отнюдь не всегда сопровождается развитием интеллекта. С генетической точки зрения между появлением этих двух видов структур имеется даже заметный разрыв. Актинии Пьерона, которые закрываются во время отлива и таким образом удерживают необходимую им воду, не обладают достаточно подвижным интеллектом и поэтому, в частности, сохраняют свой навык и в аквариуме в течение нескольких дней, пока он не угаснет сам по себе. Гобиусы Гольдшмидта выучиваются проходить для получения пищи через отверстие в стеклянной пластинке и сохраняют выработанный таким образом навык маршрута даже тогда, когда пластинка удалена. Такого рода поведение можно назвать некорковым интеллектом, но оно намного ниже того, что обычно называют просто интеллектом.

Из этих соображений рождается гипотеза, длительное время казавшаяся наиболее простой: навык выступает как первичный факт, объяснимый в рамках пассивно пережитых ассоциаций, интеллект же постепенно формируется из навыка на основе возрастания сложности ситуаций. Не будем повторять здесь возражений, выдвигаемых обычно против ассоцианизма, — они столь же распространены, как и различные попытки возрождения подобной интерпретации, каждый раз, правда, выступающей в новой форме. Применительно к проблеме образования структур интеллекта и их фактического развития нам достаточно напомнить сейчас, что даже самые элементарные из навыков оказываются не сводимыми к схеме пассивной ассоциации.

Таким образом, понятие условного рефлекса или обусловленности вообще даёт ассоцианизму новый прилив жизненных сил, предлагая ему точную физиологическую модель, а вместе с ней и обновлённую терминологию. Отсюда ряд применений этого понятия, в частности, использование его психологами при интерпретации интеллектуальных функций (язык и так далее), а иногда и самого акта интеллекта.

Но если наличие обусловленного поведения является реальным и даже весьма значительным фактом, то интерпретация его отнюдь не требует рефлексологического ассоцианизма, с которым слишком часто связывают такое поведение. Когда движение ассоциируется с восприятием, то здесь уже имеет место нечто большее, чем пассивная ассоциация, то есть формируемая в результате лишь одного повторения. Здесь налицо уже целый набор значений, поскольку ассоциация образуется в данном случае на основе потребности и её удовлетворения. Каждый знает на практике (но об этом слишком часто забывают в теории), что условный рефлекс закрепляется только в той мере, в какой он подтверждён или подкреплен: сигнал, ассоциирующийся с кормлением, не вызывает длительной реакции, если реальные продукты питания не предъявляются периодически одновременно с сигналом. Ассоциация, таким образом, вставляется в общий контекст поведения, исходной точкой которого является потребность, а последним этапом — её удовлетворение (реальное, предвосхищённое или же игровое). Иными словами, здесь имеет место не ассоциация в классическом смысле этого термина, а образование такой схемы построения целого, которая связана с внутренним содержанием. Более того, если изучать систему обусловленного поведения в его исторической последовательности (а это обусловленное поведение, которое интересует психологию, всегда представляет собой такую последовательность и отлично от слишком простой, прямой психологической обусловленности), то роль целостного структурирования видна ещё яснее. Так, например, Андре Рей, поместив морскую свинку в отделение A ящика с тремя последовательно расположенными отделениями А, В, С, действует на A электрическим разрядом, которому предшествует сигнал. При повторении сигнала свинка прыгает в B, затем возвращается в A; однако достаточно нескольких разрядов, чтобы она начала прыгать из A в B, из B в C и возвращаться из C в A. Следовательно, в данном случае обусловленное поведение является не простой перестановкой начальных движений, возникающей из простого рефлекса, а новой формой поведения, приобретающей стабильность лишь благодаря структурированию всей среды 28.

Но если уже здесь имеют место наиболее элементарные виды навыков, то это тем более несомненно в отношении всё более и более сложных «ассоциативных переносов», подводящих навык к порогу интеллекта: всюду, где движения ассоциируются с восприятиями, так называемая ассоциация фактически состоит в том, чтобы объединить новый элемент с предыдущей схемой деятельности. Независимо от того, является ли эта предыдущая схема рефлекторной, как это имеет место в условном рефлексе, или она принадлежит к более высоким уровням развития, ассоциация в любом случае представляет собой ассимиляцию, так что никогда ассоциативная связь не является простым слепком отношения, полностью данного во внешней реальности.

Именно поэтому анализ образования навыков, как и анализ структуры восприятия, прежде всего связан с проблемой интеллекта. Если бы формирование интеллекта состояло только в развёртывании специфической для него деятельности более высокого порядка, возникающей позже и в уже построенном мире ассоциаций и отношений, раз и навсегда вписанных во внешнюю среду, то сама эта деятельность в действительности была бы иллюзорной. Поэтому в перцептивной деятельности и генезисе навыков с самого начала принимает реальное участие организующая ассимиляция, которая в конечном итоге завершается операциями, свойственными интеллекту. Отсюда следует, что эмпирические схемы, в которых пытаются представить завершённый интеллект, ни на одном уровне их развития не могут быть признаны достаточными, поскольку в них не учитываются ассимилятивные конструкции.

Мах и Риньяно, как известно, рассматривают рассуждение как «умственный опыт». Это положение, в принципе правильное, можно было бы считать объяснением, если бы опыт был совершенно точным в конце внешней реальности. Но поскольку это совсем не так и поскольку уже в навыке приспособление к реальности предполагает, что эта реальность должна быть ассимилирована в «схемах» субъекта, постольку подобное объяснение образует круг: чтобы приобрести опыт умственной активности, нужна вся деятельность интеллекта. Сложившийся и развитый умственный опыт является воспроизведением в мысли не реальности, а действий или операций, направленных на эту реальность, и проблема генезиса этих действий или операций продолжает существовать в полном объёме. Об умственном опыте в смысле простой внутренней имитации реального можно говорить только на уровне первых шагов детской мысли, но на этом уровне рассуждение ещё не является логическим.

Спирмен сводит интеллект к трём основным моментам: «восприятию опыта», «выявлению отношений» и «выявлению коррелят». К этому опять-таки нужно добавить, что опыт не строится без участия конструктивной ассимиляции. Под так называемыми «выявлениями отношений» в данном случае имеются в виду операции в собственном смысле слова (сериации или включение симметричных отношений). Что касается «выявления коррелят» («предъявление свойства, связанного с отношением, имеет тенденцию немедленно вызывать знание о коррелятивном свойстве» 29), то оно адекватно таким совершенно определённым «группировкам», как мультипликативные «группировки» классов и отношений (глава II).

II. Поиск вслепую и структурирование

Таким образом, ни навык, ни интеллект не могут быть объяснены системой ассоциативных координаций, непосредственно соответствующих данным во внешней реальности отношениям, — то и другое предполагает деятельность самого субъекта. В этой связи возникает вопрос: а нельзя ли построить самое простое объяснение за счёт сведения этой деятельности к серии проб, осуществляемых сначала наугад (то есть без прямой связи со средой), но постепенно отбираемых в зависимости от завершающих их успехов или неудач? Торндайк, например, для выявления механизма научения помещал животных в лабиринт и измерял достигнутые приобретения уменьшением количества ошибок. Сначала животное нащупывает, то есть его пробы случайны, но постепенно ошибки устраняются, а удачные пробы удерживаются, пока, наконец, животное не начинает точно определять последующие маршруты. Принцип такого отбора на основе достигнутых результатов Торндайк назвал «законом эффекта». Гипотеза и в самом деле весьма соблазнительна: действие субъекта выражается в пробах, действие среды — в отборе, а закон эффекта не нарушает роли потребностей и их удовлетворения — факторов, составляющих рамки всякого активного поведения.

Более того, в такой схеме объяснения учтена преемственность, которая связывает самые элементарные навыки с самым развитым интеллектом: Клапаред в этой связи вновь обращается к понятиям поиска вслепую и эмпирического контроля постфактум, рассматривая их как принципы теории интеллекта, которые он последовательно прилагает к интеллекту животного и далее через практический интеллект ребёнка вплоть до психологии мышления взрослого, изучению которой посвящён его «Генезис гипотезы» 30. Однако в целом ряде работ женевских психологов настолько ясно обрисована в высшей степени характерная эволюция поиска вслепую и эмпирический контроль постфактум, что уже само по себе описание этой эволюции выступает как развёрнутая критика понятия поиска вслепую.

Клапаред начинает с того, что противопоставляет интеллект, выполняющий функцию адаптации к новой обстановке, навыку (автоматизированному) или инстинкту — адаптациям к повторяющимся обстоятельствам. Итак, каково же поведение индивида перед лицом обстоятельств? Индивид всегда — от инфузорий Дженнингса вплоть до человека (включая и самого учёного перед лицом непредвиденного) — прежде всего пытается нечто нащупать. Этот поиск вслепую может быть просто сенсомоторным, либо он может интериоризоваться в форме одной лишь мысленной «пробы», но его функция всегда одна и та же: находить решения, которые опыт будет отбирать постфактум.

Полный акт интеллекта предполагает, таким образом, наличие трёх основных моментов: вопроса, ориентирующего поиск, гипотезы, предваряющей решения, и контроля, отбирающего их. Но при этом нужно различать две формы интеллекта: практическую (или «эмпирическую») и рефлексивную (или «систематическую»). В первой из них вопрос выступает в виде простой потребности, гипотеза — в виде сенсомоторного поиска вслепую, а контроль — в виде простого ряда неудач или успехов. И лишь во второй форме интеллекта потребность отражается в вопросе, поиск вслепую интериоризуется в поиск гипотез, а контроль предвосхищает опытные решения путём «осознания отношений», вполне достаточного для отстранения ложных гипотез и сохранения правильных.

Таковы были общие теоретические представления, когда Клапаред приступил к анализу проблемы генезиса гипотезы в рамках психологии мышления. Постоянно подчёркивая очевидную роль, которую сохраняет поиск вслепую в самых развитых формах мысли, Клапаред в то же время был вынужден, отдавая дань своему методу «высказанной рефлексии», помещать такой поиск не в исходной точке интеллектуального движения, а, так сказать, за его пределами, в крайнем случае непосредственно перед ним (причем всё это могло иметь место только в том случае, когда имеющиеся данные значительно превышают возможности понимания субъекта). Исходной же точкой, по мнению Клапареда, является следующий акт поведения, важность которого до тех пор не была выявлена: при наличии определённых данных относительно проблемы и при условии, что поиск однажды уже был ориентирован потребностью или задачей (посредством механизма, который сам по себе пока рассматривается как таинственный), сначала осуществляется понимание совокупности отношений на основе простых «импликаций». Эти импликации могут быть правильными или ложными. Если они правильны, опыт удерживает их. Если же они ложны и противоречат опыту, то тогда и только тогда начинается поиск вслепую. Он, следовательно, появляется как суррогат или дополнение, то есть как акт поведения, производный по отношению к исходным импликациям. Поэтому поиск вслепую никогда не бывает чистым, заключает Клапаред; он частично направляется задачей и импликациями и фактически может быть случайным лишь в той мере, в какой исходные данные слишком сильно выходят за пределы возможностей этих предвосхищающих схем.

В чём же состоит такая импликация? Именно в ответе на этот вопрос концепция Клапареда наиболее широко выявляет своё значение и переходит в сферу проблем, непосредственно связанных как с навыком, так и с самим интеллектом. Импликация оказывается в сущности почти тем же самым, чем была старая ассоциация у классических психологов, с той разницей, что она подкрепляется чувством необходимости, вытекающим теперь уже изнутри, а не извне. Она является проявлением «примитивной тенденции», вне которой субъект ни на одном уровне не мог бы использовать опыт (р. 104). Она не только не обязана своим происхождением «повторению пары элементов», а, наоборот, сама является источником повторения сходного и «рождается уже во время первой встречи элементов этой пары» (р. 105). Опыт может, следовательно, ломать её или подтверждать, что он не в состоянии её создать. И именно тогда, когда подкрепление опыта требует сопоставления, субъект достигает этого с помощью импликации. Её корни следовало бы, по сути дела, искать в «законе сращения» В. Джемса, объясняющем ассоциацию: «Закон сращения порождает импликацию в плане действия и синкретизм в плане представления» (р. 105). Клапаред приходит, таким образом, к тому, что при помощи импликации интерпретирует условный рефлекс: собака Павлова выделяет слюну при звуке колокольчика после того, как она слышала его одновременно с видом пищи, потому что в этом случае звук имплицирует пищу.

Теория поиска вслепую оказывается перевёрнутой, сам процесс этого переворачивания заслуживает внимательного изучения. Начнём с внешне второстепенного момента. Не является ли псевдопроблемой попытка объяснить, каким образом задача или потребность ориентируют поиск, словно они существуют независимо от поиска? В самом деле, задача и сама потребность выражают действие механизмов, уже образовавшихся ранее и находящихся просто в состоянии мгновенной неуравновешенности: потребность сосать грудь предполагает наличие завершённой организации аппарата сосания, а если обратиться к другому полюсу развития, то за вопросами типа «что это?», «где?» и так далее стоят уже сконструированные целиком или частично классификации, пространственные структуры и так далее (см. главу II). Следовательно, схема, ориентирующая поиск, — необходимая предпосылка для объяснения появления потребности или задачи. Потребность, задача и, наконец, поиск выражают, таким образом, лишь акт ассимиляции реальности в рамках этой схемы.

Правомерно ли, исходя из этого, понимать импликацию как первичный фактор, одновременно и сенсомоторный, и интеллектуальный, источник как навыка, так и понимания? Само собой разумеется, что этот термин употребляется в данном случае не в логическом смысле — как необходимая связь между суждениями, а в очень общем смысле — как отношение какой-либо необходимости. Итак, порождается ли такое отношение двумя элементами, которые индивид впервые видит вместе? Иными словами, повторяя пример Клапареда, порождает ли черная кошка, впервые увиденная младенцем, отношение «кошка имплицирует черное»? Если субъект реально увидел два элемента впервые, без аналогий и без предвосхищений, то они, несомненно, окажутся сразу же включёнными в одно перцептивное целое — в гештальт, в другой форме выражающий закон сращения Джемса или синкретизм, на который ссылается Клапаред. Тот факт, что здесь имеет место нечто большее, чем просто ассоциация, становится ещё очевиднее в ситуациях, когда целое образуется не за счёт объединения двух элементов, сначала воспринятых по отдельности, а за счёт их непосредственного слияния путём структурирования целого. Но это ещё не связь необходимости, а лишь начало возможной схемы, которая будет порождать отношения, воспринимаемые как необходимые, только при условии превращения её в реальную схему на базе перестановки или обобщения (то есть применения к новым элементам), то есть если она будет открывать путь ассимиляции. Следовательно, именно ассимиляция является источником того, что Клапаред называет импликацией. Выражаясь схематически, индивид не будет приходить к отношению «А1 имплицирует x» при восприятии первого A вместе со свойством x, а будет подведён к отношению «А2 имплицирует x» в результате ассимиляции А2 в схеме (A), которая создана именно ассимиляцией А2 = А1. Поэтому у собаки, выделяющей слюну при виде пищи, выделение слюны при звуке колокольчика будет происходить только в том случае, если она ассимилирует этот звук как указатель или как часть всего акта в данной схеме действия. Клапаред совершенно прав, когда говорит, что импликация порождается не повторением, а появляется только в ходе повторения, потому что импликация — это внутренний продукт ассимиляции, который обеспеч

Психология развития словарь — сенсомоторный интеллект

Сенсомоторный интеллект

сенсомоторный интеллект

[лат. sensus — чувство, ощущение motor — приводящий в движение; intellectus — разумение, понимание] — тип мышления,.характеризующий доречевой период жизни ребенка. Понятие С. и. — одно из основных в теории развития интеллекта ребенка Жана Пиаже. Пиаже назвал этот тип, или уровень развития мышления сенсомоторным, так как поведение ребенка в этот период строится на основе координации восприятия и движения. Стадии развития сенсомоторного интеллекта: I — стадия рефлексов. Пиаже показал, как в ходе развития некоторых рефлексов (напр., сосательного) изменяются способы включения новых объектов в уже существующие схемы действий. II — стадия элементарных навыков (1—4 мес ) . На этом этапе происходит становление первичных круговых реакций — повторяющихся самоподкрепляющих действий; появляются новые формы поведения, новые способы включения объектов в схемы действия, возрастает роль среды в психическом развитии ребенка. III — стадия вторичных круговых реакций (4—8 мес ) . На этом этапе ребенок начинает разделять действие и его эффект, получая удовольствие от результата. IV — стадия практического интеллекта (8—12 мес ) . На этом этапе ребенок производит попытки самостоятельно отыскивать средства достижения эффекта (цели). V— стадия третичных круговых реакций (12—18 мес ) . В этот период ребенок начинает активно экспериментировать, изменяя действие с целью получения нового результата. VI — завершение С. периода (18—24 мес ) . На этом этапе появляется такая форма поведения как инсайт — внезапное усмотрение решения без внешних материальных проб. Это период начала интериоризации схем интеллекта, перехода к решению задач с использованием представлений. А.Г. Лидере, Д.В.Ушаков

См. в других словарях

1.

  — в концепции Ж. Пиаже первая стадия в развитии интеллекта от рождения до 2 лет. Мыслительные операции предстают сначала в виде элементарных действий с конкретными предметами (схем действий), затем они интегрируются с другими действиями и в ходе последующего развития интериоризируются, что ведет к возникновению собственно мыслительных операций. …

Психология человека от рождения до смерти

Вопрос-ответ:

Похожие слова

Ссылка для сайта или блога:

Ссылка для форума (bb-код):

Сенсомоторный интеллект. Обезьяны, человек и язык

Сенсомоторный интеллект

При описании мыслительного процесса ребенка в возрасте между полутора и двумя годами Пиаже назвал его интеллект «сенсомоторным», то есть таким, когда ребенок охотнее действует, чем думает. По мнению Брауна, цель высказываний ребенка в это время состоит в том, чтобы добиться практического успеха, а не точности выражения. На этой стадии развития интеллекта ребенок еще не воспринимает предметы и пространство как объект своей целенаправленной деятельности. В 1970 году Браун понял, что в первых высказываниях ребенка проявляется его сенсомоторный интеллект, и выдвинул предположение, что характерные черты этих высказываний являются общими для всех людей. Очень скоро Браун расширил свое толкование сенсомоторного интеллекта, предположив, что им обладают не только люди – то есть выдвинул положение, которое могло относиться и к Уошо.

Подобный взгляд на существование неких эволюционных стадий в процессе умственного развития человека согласуется с биогенетическим законом Эрнста Геккеля, сформулированным им в 1866 году. Каждый студент-биолог прекрасно знает фразу: «Онтогенез повторяет филогенез» – то есть история каждого организма повторяет историю вида. Геккель утверждал, что в процессе развития от зиготы до взрослого состояния организм воссоздает историю эволюции своего вида. Например, прежде чем у человеческого эмбриона разовьются легкие, у него появляются жабры и плавательные перепонки. Хотя абсолютная нерушимость этого закона не доказана, именно он определяет те рамки, в которых ученые могут высказывать догадки об эволюционной истории видов. Без него мы не могли бы достроить родословное древо животного мира. Выдвинутое Брауном положение, что сенсомоторным интеллектом, возможно, обладают не только люди, подразумевает, что ребенок на этой стадии развития еще по сути не является человеком, то есть в соответствии с доктриной Геккеля он в это время проходит последний эволюционный этап, предшествующий стадии полного расцвета умственных способностей человека. Такое предположение вполне вероятно; известно, что формирование мозга заканчивается лишь через несколько недель после рождения человека.

Но чтобы устранить несообразность, заключающуюся в том, что существо, еще не являющееся человеком (ребенок на сенсомоторной стадии), произносит целые предложения, Браун делает некую оговорку. Он полагает, что следующий уровень умственного развития, который заключается в способности «облекать мысли в предугадываемую форму, придавая им вид предложений, должен полностью сформироваться к концу сенсомоторной стадии». Это первый проблеск «планирующего» интеллекта, который вносит элемент «человеческого» в предложения из двух слов, составляемые детьми на первом уровне развития.

Браун полагал, что в этих простейших двусловных предложениях находит отражение нечто большее, чем просто «сенсомоторный» интеллект, что уже в них проявляются зачатки врожденных лингвистических способностей человека. Браун утверждает, что с самого начала в двусловных высказываниях детей, по-видимому, присутствует смысл, определяемый порядком слов (синтаксисом), то есть высказывания ребенка уже представляют собой не просто случайные комбинации слов, а именно предложения в зачаточной форме. Браун также высказывает теоретическое предположение, что самый общий смысл, определяемый стандартным порядком слов, возможно, не претерпевает прогрессивного развития даже тогда, когда набор слов, которыми умеет пользоваться ребенок, увеличивается. С помощью определенного порядка слов ребенок стремится описать определенные отношения между объектами внешнего мира – даже в том случае, если высказывание состоит всего из двух слов, особенно если более частный смысл словесной конструкции достаточно ясен из контекста. Странным, однако, представляется то, что Браун настаивал на существовании врожденного «чувства», ответственного за правильный порядок слов, хорошо зная при этом, что существуют языки, в которых порядок слов не играет никакой роли. Да и родители, как правило, верно понимают смысл высказываний ребенка безотносительно к порядку слов в его предложениях. Отсюда, по словам Брауна, на первом уровне правильный порядок слов совсем не обязателен ребенку, чтобы поведать о своих нуждах.

Однако с помощью нелингвистических тестов Браун пришел к выводу, что восприятие правильного порядка слов присуще ребенку с самого начала. По данным Брауна, порядок слов в высказываниях ребенка на первом уровне усматривается непосредственно после стадии сенсомоторного интеллекта и, следовательно, после стадии, достигнутой Уошо. Вооруженный этой теорией языкового развития, Браун в 1970 году наконец энергично приступил к разрешению вопроса о языковых способностях Уошо.

Заметки Брауна об Уошо появились в его работе, озаглавленной «Первые предложения у детей и шимпанзе». Эта работа послужила основой для сравнения умственных способностей детей и шимпанзе, проведенного впоследствии Гарднерами, – сравнения, в которое они включили также итоги своей работы по первым 36 месяцам обучения Уошо языку. В этой статье Гарднеры не отвечали на критические замечания Брауна в адрес Уошо. Они просто старались понять, насколько высказывания Уошо укладываются в рамки семантических категорий, описанных Брауном для детей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как может развиваться сенсомоторный интеллект

How sensorimotor intelligence may develop
Модели движения робота, похожие на ползание. Кредит: © IST Austria, 2015 г.

Интересно наблюдать, как робот исследует свои физические возможности и окружение, а затем развивает различные модели поведения самоучки без каких-либо инструкций. В своей статье, опубликованной 26 октября 2015 года в PNAS ( Proceedings of the National Academy of Sciences ), профессор Ральф Дер из Института математики в науках Макса Планка и Георг Мартиус, постдок и научный сотрудник Института. для науки и технологий (IST Австрия) продемонстрировать появление сенсомоторного интеллекта у роботов на основе предложенного ими правила обучения.

Как мозг или искусственные нейронные сети развивают автономное, самостоятельное поведение, является фундаментальной проблемой как для нейробиологии, так и для робототехники. Традиционно самоорганизованное развитие поведения объясняется с помощью таких понятий, как внутренняя мотивация или любопытство. Однако в своей статье Дер и Мартиус утверждают, что появление такого поведения может быть напрямую связано с синаптической пластичностью нервной системы.

Чтобы проверить свою гипотезу, авторы используют биоинспирированных роботов, состоящих из гуманоида и робота-гексапода, в физически реалистичных компьютерных симуляциях. Роботы получают сенсорную информацию от своего тела, но не получают никаких инструкций или задач. Затем можно наблюдать богатый спектр ритмического поведения роботов, исследующих различные движения. Исключительно из-за тесной связи окружающей среды, тела и мозга (в данном случае искусственной нейронной сети) роботы могут получать обратную связь от своей ситуации и быстро адаптироваться.Это вместе с простой выученной самомоделью позволяет им развивать сенсомоторный интеллект. Различные сценарии показывают, как они приобретают способность ползать, ходить по меняющимся поверхностям или даже сотрудничать с другим роботом. Авторы объясняют этот феномен предлагаемой синаптической пластичностью, механизмом связи, который позволяет простой нейронной сети генерировать конструктивные движения практически для любого конкретного тела.

Потенциально, эта концепция может также привести к новому пониманию ранних стадий сенсомоторного развития в мире природы и даже использоваться для выяснения некоторых скачков эволюции.Георг Мартиус: «Обычно считается, что скачки в эволюции требуют мутаций как в морфологии, так и в нервной системе, но вероятность того, что оба редких события произойдут одновременно, исчезающе мала. Но если бы эволюция действительно соответствовала нашему правилу, она бы требуются только телесные мутации — гораздо более продуктивная стратегия. Представьте себе животное, эволюционирующее от воды к суше: научиться жить на суше в течение его собственной жизни было бы очень полезно для его выживания ».


Моделирование двух типов клеток мозга может позволить роботам ориентироваться по-новому


Дополнительная информация:
PNAS , DOI: 10.1073 / pnas.1508400112

playfulmachines.com/DEP/

Предоставлено
Институт науки и технологий Австрии

Ссылка :
Как может развиваться сенсомоторный интеллект (2015, 27 октября)
получено 22 августа 2020
с https: // физ.org / news / 2015-10-sensorimotor-Intelligence.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, нет
часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

.

сенсомоторный интеллект — определение — английский

Примеры предложений с «сенсомоторным интеллектом», память переводов

WikiMatrix Материальной основой перехода от сенсомоторного интеллекта к репрезентации и от репрезентации к концептуальному мышлению является интериоризация практической деятельности. Обычное ползание Если ритм, характерный для инстинктивного или рефлексивного поведения (еда, питье, игра самого себя), а также интуитивное мышление и сенсомоторный интеллект отмечены регуляцией, это группа, которая определяет оперативную «форму» интеллекта для окончательного равновесия, которое поддерживает все когнитивные процессы. . WikiMatrixРодни Брукс в середине 80-х утверждал, что эти символические подходы терпели неудачу, потому что исследователи не осознавали важность сенсомоторных навыков для интеллекта в целом и применяли эти принципы к робототехнике (подход, который он назвал «Новый ИИ»). springer Исследование SOC пациентов с болезнью Альцгеймера позволяет по-новому взглянуть на повышенный риск падений. Мы утверждаем, что адаптивное распределение ресурсов в повседневной сенсомоторной деятельности является примером интеллектуального поведения, которое недостаточно представлено в существующих психометрических тестах. Giga-fren Комплексная, соответствующая возрасту нейроповеденческая оценка состоит из стандартизированных показателей интеллекта, языка, памяти, внимания, исполнительных функций, сенсомоторного, зрительно-пространственного и социально-эмоционального функционирования. cordis В проекте было решено, что для полного понимания интеллекта им необходимо сначала проанализировать и понять детали сенсомоторной системы человеческой руки. Парадокс WikiMatrixMoravec — это открытие исследователями искусственного интеллекта и робототехники того, что, вопреки традиционным предположениям, рассуждения высокого уровня требуют очень мало вычислений, а сенсомоторные навыки низкого уровня требуют огромных вычислительных ресурсов. Парадокс WikiMatrixMoravec обобщает, что низкоуровневые сенсомоторные навыки, которые люди принимают как должное, нелегко запрограммировать в роботе; парадокс назван в честь Ганса Моравека, который заявил в 1988 году, что «сравнительно легко заставить компьютеры показывать результаты на уровне взрослых в тестах интеллекта или игре в шашки, и трудно или невозможно дать им навыки годовалого ребенка, когда он приходит к восприятию и подвижности ».

Показаны страницы 1. Найдено 14 предложения с фразой сенсомоторный интеллект.Найдено за 4 мс. Найдено за 0 мс.Накопители переводов создаются человеком, но выравниваются с помощью компьютера, что может вызвать ошибки. Они поступают из многих источников и не проверяются. Имейте в виду.

.

сенсомоторный интеллект — определение — английский

Примеры предложений с «сенсомоторным интеллектом», память переводов

WikiMatrix Материальной основой перехода от сенсомоторного интеллекта к репрезентации и от репрезентации к концептуальному мышлению является интериоризация практической деятельности. Обычное ползание Если ритм, характерный для инстинктивного или рефлексивного поведения (еда, питье, игра самого себя), а также интуитивное мышление и сенсомоторный интеллект отмечены регуляцией, это группа, которая определяет оперативную «форму» интеллекта для окончательного равновесия, которое поддерживает все когнитивные процессы. . WikiMatrixРодни Брукс в середине 80-х утверждал, что эти символические подходы терпели неудачу, потому что исследователи не осознавали важность сенсомоторных навыков для интеллекта в целом и применяли эти принципы к робототехнике (подход, который он назвал «Новый ИИ»). springer Исследование SOC пациентов с болезнью Альцгеймера позволяет по-новому взглянуть на повышенный риск падений. Мы утверждаем, что адаптивное распределение ресурсов в повседневной сенсомоторной деятельности является примером интеллектуального поведения, которое недостаточно представлено в существующих психометрических тестах. Giga-fren Комплексная, соответствующая возрасту нейроповеденческая оценка состоит из стандартизированных показателей интеллекта, языка, памяти, внимания, исполнительных функций, сенсомоторного, зрительно-пространственного и социально-эмоционального функционирования. cordis В проекте было решено, что для полного понимания интеллекта им необходимо сначала проанализировать и понять детали сенсомоторной системы человеческой руки. Парадокс WikiMatrixMoravec — это открытие исследователями искусственного интеллекта и робототехники того, что, вопреки традиционным предположениям, рассуждения высокого уровня требуют очень мало вычислений, а сенсомоторные навыки низкого уровня требуют огромных вычислительных ресурсов. Парадокс WikiMatrixMoravec обобщает, что низкоуровневые сенсомоторные навыки, которые люди принимают как должное, нелегко запрограммировать в роботе; парадокс назван в честь Ганса Моравека, который заявил в 1988 году, что «сравнительно легко заставить компьютеры показывать результаты на уровне взрослых в тестах интеллекта или игре в шашки, и трудно или невозможно дать им навыки годовалого ребенка, когда он приходит к восприятию и подвижности ».

Показаны страницы 1. Найдено 14 предложения с фразой сенсомоторный интеллект.Найдено за 4 мс. Найдено за 0 мс.Накопители переводов создаются человеком, но выравниваются с помощью компьютера, что может вызвать ошибки. Они поступают из многих источников и не проверяются. Имейте в виду.

.

Роботизированные системы, управляемые нейронной сетью, спонтанно развивают самоорганизованное поведение — ScienceDaily

Интересно наблюдать, как робот исследует свои физические возможности и окружение, а затем без каких-либо инструкций развивает различные модели поведения самоучки. В своей статье, опубликованной 26 октября 2015 года в PNAS ( Proceedings of the National Academy of Sciences ), профессор Ральф Дер из Института математики в естественных науках Макса Планка и Георг Мартиус, постдок и научный сотрудник Института для науки и технологий (IST Австрия) продемонстрировать появление сенсомоторного интеллекта у роботов на основе предложенного ими правила обучения.

Как мозг или искусственные нейронные сети развивают автономное, самостоятельное поведение, является фундаментальной проблемой как для нейробиологии, так и для робототехники. Традиционно самоорганизованное развитие поведения объясняется с помощью таких понятий, как внутренняя мотивация или любопытство. Однако в своей статье Дер и Мартиус утверждают, что появление такого поведения может быть напрямую связано с синаптической пластичностью нервной системы.

Чтобы проверить свою гипотезу, авторы используют биоинспирированных роботов, состоящих из гуманоида и робота-гексапода, в физически реалистичных компьютерных симуляциях.Роботы получают сенсорную информацию от своего тела, но не получают никаких инструкций или задач. Затем можно наблюдать богатый спектр ритмического поведения роботов, исследующих различные движения. Исключительно из-за тесной связи окружающей среды, тела и мозга (в данном случае искусственной нейронной сети) роботы могут получать обратную связь от своей ситуации и быстро адаптироваться. Это вместе с простой выученной самомоделью позволяет им развивать сенсомоторный интеллект.Различные сценарии показывают, как они приобретают способность ползать, ходить по меняющимся поверхностям или даже сотрудничать с другим роботом. Авторы объясняют этот феномен предлагаемой синаптической пластичностью, механизмом связи, который позволяет простой нейронной сети генерировать конструктивные движения практически для любого конкретного тела.

Потенциально эта концепция может также привести к новому пониманию ранних стадий сенсомоторного развития в естественном мире и даже использоваться для выяснения некоторых скачков в эволюции.Георг Мартиус: «Обычно считается, что скачки в эволюции требуют мутаций как в морфологии, так и в нервной системе, но вероятность того, что оба редких события произойдут одновременно, чрезвычайно мала. Но если бы эволюция действительно соответствовала нашему правилу, она бы требуются только телесные мутации — гораздо более продуктивная стратегия. Представьте себе животное, которое эволюционирует из воды в сушу: научиться жить на суше в течение его собственной жизни было бы очень полезно для его выживания ».

История Источник:

Материалы предоставлены Институтом науки и технологий Австрии . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.