Развитие ассоциативной психологии в 19 в: Развитие ассоциативной психологии в XIX веке

Содержание

Развитие ассоциативной психологии в 19-м веке

Тема
8. Развитие ассоциативной психологии в
19-м веке.
 

      1.Общая
характеристика ассоциативной психологии.

      2.Классические
теории ассоциативной психологии.

          а). Томас Браун.

         
б). Джеймс Милль.

         3.Развитие
ассоциативной психологии во второй половине
19-го века.

         а). Иоганн Фридрих Гербарт.

         
б). Джон Стюарт Милль.

         
в). Александр Бэн.

         
г). Герберт Спенсер. 

      1.Общая
характеристика ассоциативной психологии.

      В
начале 19 века 1)ассоциативная психология
осталась единственной психологической
школой, предмет которой — сознание — был
признан всеми без исключения учеными.

      1)В начале 19 века появляются
классические теории ассоцианизма, содержание
сознания в них рассматривалось как комплекс
ощущений  и представлений, соединенных
по законам ассоциаций.

      К
40 -50тым годам стали возникать теории,
обусловившие существенные изменения
в развитии науки. Одной из них была теория
позитивизма, появившаяся в 30е годы. Это
привело к пересмотру критериев, которым
должна отвечать научная дисциплина.

      Основатель
этого направления О.Кант ввёл свою классификацию
наук, в которой особо выделил абстрактные
науки, имеющие дело не с предметами, а
с процессами, при изучении которых можно
вывести всеобщие законы. Психологии в
этой классификации места не нашлось.

      Для
того чтобы остаться независимой и объективной
(позитивной) наукой, психологии необходимо
было пересмотреть свои основные методологические
принципы и, прежде всего, найти объективный
и точный метод исследования душевной
жизни, который бы не уступал методам естественных
наук.

      В
течение второй половины 19века многие
ученые (Милль, Спенсер, Бэн, Гербарт, Вундт)
предлагали свои варианты построения
психологии. Общей была идея о важности
пересмотра предмета психологии и введения
нового метода. Общей же оставалась мысль
о том, что самонаблюдение не может оставаться
основным методом, т.к. он должен быть надындивидуальным
и достоверным.

      К
середине 19-го века всё больше ученых,
особенно в Германии приходили к выводу
о существовании не только сознательных,
но и бессознательных явлений. Исследование
психики маленьких детей и животных, у
которых самонаблюдение невозможно, также
доказывало, что этот метод не может оставаться
ведущим и единственным в психологии.

      Поэтому
психология должна была, во-первых, научиться
использовать наблюдения за другими, во-вторых,
разработать новый объективный метод
изучения душевной жизни.

      С
середины 19-го века появляется всё больше
работ, предлагающих разнообразные варианты.

Это: — метод
логики (Милль — сын)

        
— метод проб и ошибок (Бэн)

        
— метод генетического наблюдения (Сеченов)

        
— экспериментальный метод (Вундт).

1)Еще одним важным фактором,
оказавшим влияние на развитие психологии
в этот период, было появление эволюционной
теории Дарвина, которая имела решающее
значение в повороте психологии к естествознанию.

      Теория
эволюции позволила пересмотреть постулаты
безнадёжно устаревшего механистического
детерминизма.

      Говоря
о том, что психология изучает ассоциации
между внешним и внутренним, Спенсер вывел
психологию из поля сознания в поле поведения.
Это не только расширяло область её исследований,
но и позволяло использовать эксперимент,
объективную проверку полученных фактов.
Такое понимание предмета давало основания
сказать, что психология из науки о сознании
трансформируется в науку о познавательных
процессах.
Это отвечало не только логике
её развития, но и требованиям позитивизма,
т.к. в центре исследования был уже не предмет
(сознание), а процесс. 

2.
Классические теории ассоциативной психологии

      Исследования
психики и новые открытия, сделанные в
начале 19го века, были направлены на усовершенствование
ассоциативной психологии, не подвергая
сомнению её постулаты, в частности идею
об универсальности законов ассоциаций.

      Одним
из представителей ассоциативного направления
был Томас Браун (1778-1820)г.г. Получив медицинское
образование, он отошел от врачебной практики
и посвятил себя занятиям философией и
психологией.

В «Лекциях
по философии человеческого духа» (1820)
Браун ввёл вторичные законы ассоциаций,
т.е. учение о дополнительных факторах,
объясняющих возникновение в данный момент
той или иной ассоциации из многих других.
К числу таких факторов он относил силу
исходного ощущения, его новизну, близость,
природные способности индивида, состояние
его здоровья и др. Браун предпринял анализ
мышления как процессы решения задач,
основанных на течении ассоциаций: задача
вызывает беспорядочные ассоциации, одна
из которых соответствует решению.

      К
важнейшим нововведениям в ассоциативную
психологию следует отнести и идею Брауна
о включении в комплексы, образующие ассоциации,
особых ощущений, порождаемых работой
мышц. С его точки зрения, мышечная чувствительность
порождает уверенность в реальном существовании
внешнего мира (ощущение тепла, холода
и т.д.).

      Важными
моментами в его концепции было выделение
в качестве особой категории ассоциативного
процесса ощущение отношений между отдельными
состояниями сознания, а также положение,
согласно которому отдельные ощущения
могут сливаться в комплексы, где образующие
эти комплексы компоненты уже не различимы.
С этим было связано положение о наличии
спонтанной ассоциации, при которой порядок
идей может несколько отклоняться от порядка
ощущений. В дальнейшем эти мысли Брауна
были развёрнуты в  законы творческой
ассоциации, при которой у человека рождаются
новые понятия.

       
Более совершенный, классический вид 2)теория ассоцианизма
приобрела в работе Джеймса Милля (1773-1836)г.г.-
«Анализ явлений человеческого духа»
(1829)

      Он
считал, что законы ассоциаций, как и законы
физики служат ключом ко всем человеческим
проблемам, в какой бы социальной области
— политике, праве экономике, педагогике
— они ни возникали.

      По
аналогии с физическими законами он разработал
и законы психики, назвав свою теорию ментальной
психикой, при этом единицей психики, ментальным
атомом, становилось ощущение.

      2)Отказавшись от идеи
Брауна о спонтанных ассоциациях, Милль
сформулировал общий закон ассоциаций
: идеи зарождаются и существуют в том
порядке, в котором существовали ощущения
как их оригиналы. Таким образом, он пришел
к выводу, что существуют первичные состояния
сознания
(ощущения, ментальные атомы)
и возникающие из них копии.

      2)Ассоциации, по Миллю,
могут быть одновременные или последовательные.

-Из одновременных
ассоциаций построены восприятия объектов.

-Последовательные
ассоциации более бесчисленны, и их природа
лучше всего видна в обычной последовательности
слов и мысли

      Милль
боролся с активностью личности. Воспоминание
и интеллектуальную деятельность он представлял
так: — «есть задача что-то вспомнить».
От этого эмоционального представления
идут многочисленные ассоциации. Если
«нападём» на идею, с которой ассоциировалось
представление, которое мы хотим вспомнить,
то вспомним его. Таков же механизм интеллекта. 

3.
Развитие ассоциативной психологии во
второй половине 19-го века

      Одним
из первых попытку перестроить ассоциативную
психологию предпринял немецкий психолог
и педагог Иоганн Гербарт
(1776-1841). Вего теории соединялись основные
принципы ассоцианизма и традиционные
подходы немецкой психологии — идеи апперцепции,
активности души, роли бессознательного.
Гербарт исходил из того, что наш внутренний
мир весьма относительно связан миом внешним,
поэтому говорить об отражении адекватном,
передающем основные свойства окружающих
вещей, невозможно.

      4)Гарберт заменил термин
«ощущение» термином «представление»,
подчеркнув тем самым отгороженность
внутреннего мира от внешнего (отсутствие
связи между представлением и предметом).

           
— Представление — часть внутреннего, психического
мира.

           
— Предмет является непсихическим, внешним
по отношению к человеку. 

Труды
Гербарта «Психология по- новому, основанная
на метафизике, опыте и математике»
(1816) и «Учебник психологии» (1834) стали
новым этапом в развитии ассоцианизма. 

      Говоря
об ассоциации представлений, Гербарт
пришёл к выводу, что представления не
являются пассивными элементами в душе
человека, но обладают собственным зарядом,
активностью, которая определяет их положение
в сфере психического.

      3)Для Герберта сохранение
психологии как науки о душе было важным
,
т.к. душа в его понимании есть центр, в
котором хранятся и перерабатываются
знания, который (этот центр) служит источником
активности человеческой личности, а не
просто соединяет в себе различные психические
процессы.

      5)Развивая теорию Лейбница
о структуре души, Герберт писал, что
в душе
можно выделить три слоя

-апперцепцию;                                                                                                                                                                                             
-перцепцию;                                                                                                                                                                                                
— бессознательное.

4)Под апперцепцией он
понимал область ясного и отчетливого
сознания.

4)Под перцепцией — область
смутного сознания.

Таким
образом, для Гербарта область души была
шире, чем область сознания, и большое
значение имело бессознательное.

      С
точки зрения Гербарта, каждое представление
стремится попасть в центральную область
души — область сознания. Однако объём
этой области, так же как и области апперцепции.
не безграничен, и поэтому попасть туда
может только представление, обладающее 
достаточной интенсивностью, т.е. такой
силой, которая может преодолеть порог,
отделяющий сознание от бессознательного.
Ещё большую интенсивность должно иметь
представление для того, чтобы преодолеть
порог перцепции и попасть в центр внимания
человека, в область отчётливого сознания.

      Каждое
сильное представление, попадая в сознание,
вытесняет оттуда уже имеющееся там, но
более слабое представление. Герберт сделал
вывод о том, что между противоположными
представлениями существуют отношения
конфликта, вытеснения. Однако существуют
и сходные представления, которые могут
соединяться и сливаться в одно. 3)Эту концепцию Гербарт
назвал «теорией статики и динамики
представлений», она сыграла большую
роль в теории обучения.

      Гербарт
выдвинул идею о четырёх принципах обучения,
которые должны учитываться при разработке
новых методов и обучающих программ. Он
говорил о необходимости:- ясности;

                 
— ассоциаций ;

                 
— системы;

                
— метода.

3)С его точки зрения,
методика обучения должна строиться так,
чтобы новое знание сразу же попало в центр
внимания человека, для чего оно должно
быть или достаточно привлекательным,
или  соединяться с другими, имеющимися
уже у субъекта знаниями.

      Вывод: Теория Гербарта
сыграла важную роль в дальнейшем развитии
психологии, оказав большое влияние на
многих известных психологов, повлияла
на положения Фрейда о вытеснении и конфликте
между сознанием и бессознательным.

      Джон
Стюарт Милль

(1806-1873)- известный психолог, экономист
и общественный деятель.

Глава 2. РАЗВИТИЕ АССОЦИАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ В 19 ВЕКЕ — КиберПедия

Краткое содержание этой главы. 19 век – это триумф асоцианизма как теории, которую сожно расширить и применить в политике, морали и пр. Ассоцианизм в 19 веке (англичане Браун, Джемс и Джон Милли, Бэн, Спенсер) слился с позитивизмом (основатель – Конт и те же самые Милль и Спенсер). Сначала ассоцианизм как теория классична (Браун и Милль старший), потом в нее начинает входить эксперимент (Эббингауз, Мюллер) и происходит кризис ассоцианизма в связи с отказом от многих ключевых положений.

 

v Томас Браун (1778-1820):

 

ü вывел законы, объясняющие возникновение ассоциаций

ü истолковал мышление как процесс нахождения верной ассоциации из числа неверных

ü вводит понятие потребности как жизненно важного состояния для организма, но сводит ее к ассоциации между 2 чувствования

ü Метод исследования духа – самонаблюдение.

ü Все душевные явления трактуются механистически (все сложные явления = сумма простых) в философии идеализма.

 

v Джеймс Милль (1773-1836):

 

ü Псих.жизнь – суть ощущений, представлений и ассоциаций идей

ü Ассоциации появляются благодаря живости ощущений и частоте повторения

ü Расцвет ментальной механики (полная пассивность организма и неактивность личности).

 

v Джон Стюарт Милль (1806-1873):

 

ü по сути признал асс.механику несостоятельной и предложил т.н. ментальную химию: по продукту нельзя судить по исходным элементам, а знание свойств элемента не избавляет от необходимости изучать свойства целого! Т.е. простые идеи не составляют совокупностью сложные, а порождают их. Но у нас нет возможности изучать сложные явления. Остается лишь их описывать.

 

ü приходит к мысли о том, что многие ощущения, чувства и мысли порождает нервная деятельность => ассоциации должны устанаваливаться между неврными импульсами. Но рано заменять всю психологию физиологией (как считает Конт), т.к. пока у психологии больше инструментов.

 

ü вводит в психологию «Я» как субъекта сознания, отступая от классического ассоцианизма, лишенного активности.

 

ü признаются и ассоциации по сходству, чего не было раньше ибо для ассоциаций по сходству нужна активность мышления, которая ранее не признавалась.

 

v Александр Бэн (1818-1903):

 

ü отсутпает окончательно от механицизма и вводит положение о спонтанной активности НС при произвольных движениях. Когда произвольное движение пару раз совпадает с состоянием удовольствия – появляются ассоциации. Так появляются целесообразные движения и позднее – навыки.


 

Кстати, если бы сочетание движений и ощущений протекало бы только на основе временных отношений (как думал Гартли), то различие приятного- неприятного и полезного-бесполезного не имело бы значения и усваивалось бы всё.

 

Для красного словца: эти взгляды Бэна позднее использовались в учении о формировании навыков путем проб и ошибок и повлияли на Дарвина и Спенсера.

 

ü Продолжается отступление от классической пассивной асс.психологии: вводятся творческие ассоциации (открытия в науке, художества).

 

v Герберт Спенсер (1820-1903):

 

ü сблизил психологию и биологическую эволюцию

 

ü сформулировал общий закон эволюции: повсюду во вселенной развитие идет от рассеянного к сплоченному, от однородного к разнородному, от неопределенного к определенному. То есть псих.жизнь постепенно дифференцируется от физической.

 

ü Единица психики – ощущение (развилось из изначальной раздражительности). Сочетания чувствований порождают душевную жизнь животных.

 

ü Психологию он поделил на объективную (предмет – псих.явления животных и челвоека; метод – внешнее наблюдение) и субъективную (предмет – состояния сознания; метод – внутреннее наблюдение). В целом психология должна изучать связи между сознанием и внешней средой (а не только связями внутри организма!!!)

 

ü В процессе приспособления внутренних отношений к внешним образуются рефлекс, инстинкт, память, разум, воля и интеллект – высшая фаза душевного развития.

 

ü Как происходит приспособление внутренних отношений к внешним? – Через ассоциации! – внешние отношения порождают внутренние (образуются в индивидуальном опыте и порождают ощущения, чувства и пр.).

 

ü Впервые Спенсер рассматривает социальную эволюцию (появление языка, общества, науки, морали и пр.). Но существенных отличий это не привносит. По-прежнему по Спенсеру опыт приобретается в 2 формах: индивидуальном и наследственном (то есть не прав Кант, у которого много врожденного, но не прав и Локк со своей табулой расой).


 

ü Биологизаторская теория Спенсера не привела его к культурно-исторической концепции (как умного ЛСВ), а привела к расистским взглядам (мол, европейцы могут музыку сочинять, а первобытные племена – нет. Мол, у европейцев мозга тупо больше).

 

* * *

Итак, про ассоцианизм:

 

[+] Индивидуальное сознание появляется опытным путем и человека можно безгранично воспитывать и обучать.

 

[+]Начиная с Гартли, стали изучать материальные основы психики.

 

[+] Детально прописывается механизм ассоциации и законы ассоциации.

 

[+] Ассоциативный эксперимент и сейчас имеет значение в клинике и педагогике.

 

[-] Ассоцианизм как теория несостоятелен, т.к. замыкается на субъективном и не дает объективных методов исследования сознания.

 

[-] Ассоцианизм лишь описателен.

 

[-] Ассоцианизм не решал проблемы духовного развития, личности, источников псих.активности, осмысленного мышления.

 

 

11. Эволюция ассоциативной психологии в XIX веке

Развитие ассоциативной психологии в
19 веке, как никогда прежде, опиралось
на мощную естественнонаучную основу,
совершенствующуюся и постоянно
углубляющуюся новую картину мира.
Естественно-научный взгляд убеждал в
необходимости преодоления
субъективно-идеалистических попыток
Дж.Беркли и Д.Юма превратить ассоциации
в имманентное свойство сознания и
объяснения сущности, содержания
психических явлений из телесного
субстрата, воздействия материальных
причин.

Под влиянием достижений психофизики и
психофизиологии из ассоциативной
психологии вытеснялись теоретические
схемы, основанные на учениях Р.Декарта
и И.Ньютона. ушла в историю и прогрессивная
для науки 18 столетия физиология Д.Гартли.
на первый план выдвигаются концепции,
объясняющие ассоциацию как
имманентно-психический принцип
мыслительных и волевых процессов.

Томас Браун (1778-1820) предложил вместо
термина «ассоциация» термин «суггестия»
(внушение) Одна идея внушает другую, но
не произвольно, а по определенным
законам. Т.Браун разделил эти законы на
первичные (по смежности, сходству и
контрасту) и вторичные (их девять: законы
частоты, новизны, силы первоначального
ощущения, длительности и др.) Чем чаще
осознаются психические образы, чем они
необычнее, чем более сильные эмоции они
вызывают и т.д., тем больше шансов на то,
что появление одного из них приведет
за собой другие.

У Т.Брауна появляется разделение между
потребностями и мотивом: потребность
– ощущение какого-либо недовольства,
отражение эмоционального несоответствия;
мотив – когда осознается, чего именно
не хватает.

Единственным методом исследования
духа, по Брауну, является самонаблюдение.
В связи с этим он развивает идеи
виртуального анализа в психологии. Но
в отличие от анализа в других науках,
которые имеют дело с веществом, анализ
в отношении духа не может дать реального
расчленения психических явлений: самое
сложное чувство всегда есть одно чувство,
нет половины чувства радости или скорби.

Джеймс Милль (1773-1836) – английский
историк и экономист, вернулся к
представлению о том, что сознание – это
всего рода ментальная (психическая)
машина, работа которой совершается
строго закономерно в силу ее собственного
внутреннего устройства, не имеющего
никакого отношения к устройству
организма. Всякий опыт, по мнению
Дж.Милля, состоит в конечном счете из
простейших элементов (ощущений),
образующих идеи (сначала простые, затем
– все более сложные). Никаких врожденных
идей или спонтанных суггестий у субъекта
не существует. Ощущения функционируют
по закону ассоциации. Он выделял две
причины ассоциаций: а) насколько живы
ощущения, т.е. степень значимости для
нас; б) частота повторения ощущений.
Ассоциации бывают двух видов: одновременные
и последовательные.

Дж.Милль сформулировал основной закон
ассоциаций: идеи зарождаются и существуют
в том же порядке, что и их оригиналы –
ощущения. Единственным орудием анализа
сознания он считал интроспекцию.
Восприятия объектов построены из
одновременных ассоциаций. Последовательные
ассоциации еще более бесчисленны, и их
природа лучше всего видна в обычной
последовательности слов и мысли.

Сын Джеймса Милля – Джон Стюарт Милль
(1806-1873)
являлся, как и его отец, одним
из властителей дум своей эпохи не только
в Англии, но и в континентальной Европе
(его труды по логике, психологии, этике,
экономике и другим наукам пользовались
популярностью также в России). Джон
Стюарт Милль стал говорить о «ментальной
химии». Под этим имелось в виду, что в
человеческом сознании происходит нечто
подобное и тому, что химик наблюдает в
своей колбе при смешении различных
элементом, а именно – появляется новый
продукт.

Многое из того, что воспринимается
сознанием как простое ощущение (например,
звук скрипки или вкус апельсина), — это
результат синтеза многих компонентов,
подобно тому, как например, вода
представляется простой и единой, хотя
она является соединением водорода и
кислорода.

Этот постулат Дж.С.Миля оказал большое
влияние на работу первых психологических
лабораторий. В них возникла программа,
ставившая задачу добраться с помощью
эксперимента до исходных «атомов»
сознания, из которых создается его
сложный состав. И тогда психология
получит нечто подобное таблице Менделеева.
Такой, по представлению Милля-младшего,
должна стать психология как точная
наука об уме (сознании).

Александр Бэн (1818-1903) – профессор
логики, английского языка, ректор
Абердинского университета. Он использовал
достижения физиологии нервной системы
и органов чувств, а также биологии,
стремился возможно теснее связать
психические процессы с телесной
организацией. В своих работах
последовательно проводил курс на
сближение психологии с физиологией,
отстаивая концепцию психофизического
параллелизма. Выдвинул представление
о «пробах и ошибках» как особом принципе
организации поведения: между «чисто»
рефлекторным и «чисто» произвольным
имеется широкий спектр действий,
благодаря которым шаг за шагом достигается
искомая цель. В понимании ассоциаций
он считал первичным смежность ассоциаций,
вторичным – сходство. Им выделялся
особый вид творческих ассоциаций.
Объясняя возникновение произвольных
движений, Бэн вводит представление о
спонтанной активности нервной системы,
проявлением которой являются спонтанные
движения. Основное для него – ассоциация
движения, цели и состояния удовольствия,
которая приводит к возникновению
целесообразных актов.

В учении об образовании произвольных
движений А.Бэн использует понятие
удерживающей силы духа. Он приписывал
духу некоторые прирожденные функции,
которые называл первичными свойствами
(актами ума): различение, нахождение
сходства, удержание впечатлений,
способность вызывать их посредством
чисто душевных сил. С их помощью потом
вырастает вся интеллектуальная
активность. Без них невозможны ассоциации.

Если в Англии главным объектом
психологической мысли, опирающейся на
законы ассоциаций, служило сознание,
то в Германии в этот период наиболее
популярным стало учение о бессознательной
динамике психических представлений.
Его автором выступил философ и педагог
И.Гербарт (1776-1841). Считая, как и все
ассоцианисты, что в душе нет ничего
изначального, что она возникает из
первоэлементов, он их назвал не идеями,
а представлениями. Если идеи считались
фактами сознания, то представления, по
Гербарту, вытесняясь из сознания,
образуют огромную массу элементов
бессознательной психики. Эта масса была
названа аппертивной.

Каждое новое представление находится
под давлением этой массы и удерживается
благодаря ей. Незнакомое вводится в ум
посредством уже знакомого. Этот постулат
Гербарт положил в основу своей
педагогической системы, нашедшей немало
сторонников. Кроме того, он предпринял
попытку вывести математические формулы,
по которым представления теснят друг
друга, выталкиваются из сознания и вновь
захватывают его.

Герберт Спенсер (1820-1903), следуя
доминировавшей в Англии традиции, был
приверженцем ассоцианизма. Взгляды
Спенсера представляют разновидность
ассоцианизма на эволюционной основе –
т.н. эволюционный ассоцианизм. Соединив
принципы ассоцианизма с эволюционной
теорией, он сформулировал общий закон
эволюции, который распространил на всю
Вселенную – неорганическую природу,
органическую природу (биология и
психология), надорганическую природу,
т.е. социальную жизнь. Этот закон гласит:
повсюду во Вселенной развитие идет от
рассеянного к сплоченному, интегрированному,
т.е. характеризуется концентрацией; от
однородного к разнородному, т.е.
характеризуется дифференциацией; от
неопределенного к определенному –
индивидуальному.

Закон эволюции Спенсер применяет и к
пониманию психики, считая, счто психику
можно понять исключительно только через
анализ ее развития. В процессе эволюции
происходит постепенная дифференциация
психической жизни от жизни физической.
Среда – это не только сила, пускающая
в ход по типу механического толчка
внутриорганические процессы, но и
способная видоизменять жизнедеятельность,
так что постепенно возрастает сложность
приспособления к среде.

Таким образом, к достоинствам ассоциативной
психологии следует отнести защиту идеи
опытного происхождения индивидуального
сознания и безграничной воспитуемости
человека. Такая позиция прогрессивна,
она создала научную базу для педагогики,
открыла широкие перспективы для
разработки путей обучения и воспитания.
К тому же в рамках материалистического
направления ассоцианизма, начиная с
Д.Гартли, возникла задача изучения
материальных основ психики, решение
которой стало одним из магистральных
путей в психологии.

В ассоцианизме дано детальное описание
как самого факта ассоциации, так и
принципов (законов) образования
ассоциаций, выявлены условия образования
и сохранения ассоциаций. Эти данные
повлияли на понимание научения, процесса
приобретения знаний, особенно в период
экспериментального развития ассоцианизма.
Поэтому ассоциативная психология имеет
и прикладное значение. Ассоциативный
эксперимент в различных вариантах нашел
широкое применение в клинической
практике (Р.Зоммер, Э.Крепелин, З.Фрейд,
К.Юнг и др.). В педагогике используются
данные о роли повторения, о способах
заучивания и др.

Глава 6 развитие ассоциативной психологии в XIX веке

Марцинковская
Т. История психологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Общая
характеристика ассоциативной психологии

В
начале XIX в. ассоциативная психология
оставалась единственной психологической
школой, предмет которой — сознание — был
признан всеми без исключения учеными.
В классических теориях ассоцианизма,
появившихся в начале XIX в., содержание
сознания рассматривалось как комплекс
ощущений и представлений, соединенных
по законам ассоциаций. 
Однако уже
к 40-50-м годам стали возникать теории,
обусловившие существенные изменения
в развитии науки. Прежде всего речь идет
о позитивизме, появление которого в
30-е годы привело к пересмотру критериев,
которым должна отвечать научная
дисциплина. Основатель этого направления
О. Конт считал, что развитие миросозерцания
и объяснительных принципов, лежащих в
основе научного знания, проходит три
стадии — теологическое, метафизическое
и, наконец, научное, или позитивное,
мышление. По его мнению, не только люди,
но и отдельные науки проходят эти стадии,
а в некоторых из них они переплетаются,
сочетая истинное исследование с
метафизикой и догматической верой.
Исходя из этого, Конт ввел свою
классификацию наук, в которой особо
выделил так называемые абстрактные
науки, имеющие дело не с предметами, а
с процессами, при изучении которых можно
вывести всеобщие законы. 
Психологии
в этой классификации не нашлось места.
Ни по предмету, ни, главное, по методу
исследования она никак не могла
претендовать на обладание позитивной
парадигмой. Конт отнес ее к метафизическим
и частично даже теологическим наукам
и считал, что она должна отказаться от
статуса самостоятельной дисциплины,
соединившись с биологией и социологией
(так он называл все общественные
науки). 
Таким образом, для того
чтобы остаться независимой и объективной
(позитивной) наукой, психологии необходимо
было пересмотреть свои основные
методологические принципы и, прежде
всего, найти объективный и точный метод
исследования душевной жизни, который
бы не уступал методам естественных
наук. Ведущие психологи XIX в. — Д. С. Милль,
Г. Спенсер, как и ученые других направлений,
разделяли позитивистские воззрения и
стремились трансформировать психологию
в русле позитивизма. Эта задача решалась
на протяжении почти ста лет. Еще в 10-х
годах XX в.
известный отечественный психолог
А.И.Введенский, говоря о необходимости
переработки психологии, назвал свою
книгу «Психология без метафизики».
Сложность задачи модификации
психологической науки, так же как
проблемы, возникавшие при согласовании
единого пути ее дальнейшего развития,
во многом и привели к методологическому
кризису в начале XX в., в результате
которого психология разделилась на
отдельные направления. 
В течение
второй половины XIX в. многие ученые (Д.
С. Милль, Г. Спенсер, А. Бэн, И. Ф. Гербарт,
В. Вундт) предлагали свои варианты
построения психологии. Общей была идея
о важности пересмотра предмета психологии
и введения нового метода. Общей же
оставалась мысль о том, что самонаблюдение
не может оставаться основным методом,
так как он должен быть надындивидуальным
и достоверным. Критикуя интроспекцию,
еще И.Кант писал о невозможности проверить
ее данные математикой. О. Конт же
подчеркивал, что абсурдно думать, будто
дух может быть разделен на две половины,
из которых одна наблюдает за другой. Не
менее важным был и тот факт, что
самонаблюдение могло считаться
достоверным только в том случае, если
психика ограничивается областью
сознания. Но уже к середине XIX в. все
больше ученых, особенно в Германии,
вслед за Лейбницем приходили к выводу
о существовании не только сознательных,
но и бессознательных явлений. Исследование
психики маленьких детей и животных, у
которых самонаблюдение невозможно,
также доказывало, что этот метод не
может оставаться ведущим и единственным
в психологии. 
Поэтому психология
должна была, во-первых, научиться
использовать наблюдение за другими,
во-вторых, разработать новый, объективный
метод изучения душевной жизни. С середины
XIX в. появляется все больше работ,
предлагающих разнообразные варианты.
Это и метод логики, предложенный Миллем,
и метод проб и ошибок Бэна, и метод
генетического наблюдения Сеченова, и,
наконец, экспериментальный метод,
разработанный Вундтом. 
Еще одним
важным фактором, оказавшим влияние на
развитие психологии в этот период, было
появление эволюционной теории Дарвина,
которая имела решающее значение в
повороте психологии к естествознанию.
Философия, которая сама в то время
переживала методологический кризис и
подвергалась критике со стороны
позитивизма, не могла помочь психологии
в решении ее проблем. В то же время
активно развивающееся естествознание,
прежде всего биология и физиология,
давало психологии оружие в борьбе за
объективность, помогало сформировать
экспериментальный подход к
психическому. 
Теория эволюции
позволила также пересмотреть постулаты
безнадежно устаревшего механистического
детерминизма. Идея о том, что целью
психического развития является адаптация
к среде, структурировала многие открытые
к тому времени факты. Новая, биологическая
детерминанта давала возможность
соотнести уровни развития сознания и
поведения, пересмотрев предмет психологии
(см. табл. 4).
Говоря о том, что психология
изучает ассоциации между внешним и
внутренним, Спенсер, как справедливо
отметил И.М.Сеченов, вывел психологию
из поля сознания в поле поведения. Это
не только расширяло область ее
исследований, но позволяло использовать
эксперимент, объективную проверку
полученных фактов. Такое понимание
предмета давало основания сказать, что
психология из науки о сознании
трансформируется в науку о познавательных
процессах. Это отвечало не только логике
ее развития, но и требованиям позитивизма,
так как в центре исследования стоял уже
не предмет (сознание), но процесс.
Эволюционный подход давал также
возможность изучить не сформированную,
а только формирующуюся психику, проследить
этапы ее становления, открыть новые
психические закономерности. Поэтому
генетический метод получал все большее
распространение и привел к
появлению генетической
(возрастной) психологии.

Таблица

Развитие
ассоцианизма в XVIII-XIX в.

Психолог

Предмет
психологии

Содержание
психики

Метод
исследования

Гартли

Сознание

Ощущения,
представления, чувства. Фактически
содержание психики, в которое входили
два круга (большой и малый) и
бессознательные элементы, было шире,
чем предмет психологии

Интроспекция

Беркли,
Юм, Милль, Браун

Сознание

Ощущения,
представления, чувства

Интроспекция

Милль

Сознание

Элементы
психики (ощущения, представления,
чувства), психические процессы

Логика

Гербарт

Перцепция
и апперцепция

Сознательные,
смутные и бессознательные представления,
имеющие разную силу, длительность и
связь с прошлым опытом

Интроспективное
изучение динамики представлений

Бэн

Связь
сознания и поведения

Элементы
психики (ощущения, представления,
чувства) и акты поведения

Изучение
проб и ошибок при переходе от спонтанного
к волевому поведению

Спенсер

Ассоциации
между внешним и внутренним

Психические
процессы и акты поведения

Интроспекция
и наблюдение

Вундт

Элементы
психики, их связи и законы, психология
народа

Элементарные
и сложные (высшие) познавательные
процессы, сложные и простые двигательные
реакции

Эксперимент,
интроспекция, анализ продуктов
творчества

 

25. Возникновение и развитие ассоциативной психологии в XVIII-XIX вв.

Влияние
Локка — как следствие два течения:
материалимз и субъективный идеализм.

Джон
Толанд (1670-1721) критикует взгляды Декарта
и Спинозы. Первый полагал, что источник
движения (первотолчка) – бог, второй
опирался на теорию гилозоизма. Материя
по Толанду имеет свойства движения
изначально. Высокоорганизованная
материя – мозг – орган психики –
«настоящее сидалище мысли». Психика
имеет материальную природу (вульгарный
материализм).

Давид
Гартли (1704-1757), используя эклектику,
разрабатывает собственный подход на
основе идей Декарта, Лейбница, Спинозы.
Ассоциации могут возникать единично
внутри ощущений, внутри идей и внутри
движений. А также между этими категориями
психического.

Последователь
и ученик Гартли – Джозеф Пристли
(1733-1804). Как и учитель, он отвергает мысль,
что материя инертна, пассивна и мертва.
Она обладает, помимо протяжения, такими
свойствами, как притяжение и отталкивание.
А высокоорганизованная материя обладает
ещё и психическими способностями.
Анатомо-физиологическая основа ощущений,
идей и их ассоциаций – вибрации нервного
и мозгового вещества (сильные вибрации
для чувств и ослабленные для идей). Но
это только причина. Вибрации могут
происходить и без восприятия и мышления.
Воля – следствие сознательного опыта.

Д.Беркли
и Д.Юм – представители субъективного
идеализма. Их приемниками стали не
только философы-позитивисты, но и Вундт,
Титчинер, которые анализируют элементы
опыта субъекта в качестве особых, ни из
чего не выводимых психических реалий.

«Быть
– значит быть в восприятии» (солипсизм,
от лат «солус» — единственный и «ипсе»
— сам) – отрицание любого бытия, кроме
собственного сознания.

Юм
(1711-1776) сводит внешний опыт к первичному.
Он не находит порядка в идеях, как в
вещах и делает вывод, что ощущения
вызваны не вещами. Они продукт работы
головного мозга. В целом вопрос о том,
существуют или нет независимо от нас
физические объекты он считает неразрешимым
(агностицизм
– от греч. «недоступный познанию
).
Учение о причинности не более чем продукт
веры в то, что за одним впечатлением,
появится другое. Личность – есть
непрерывный поток сменяющихся восприятий
и всё. Калейдоскоп состояний сознания.

Джеймс
Милль (1773-1836) и Джон Стюарт Милль
(1806-1873). Их взгляды – классический образец
механистической интроспективной
ассоциативной психологии. Это направление
называют также утилитаризмом.

Следуя
Локку старший Милль полагал, что первыми
состояниями сознания являются ощущения;
производными от них – идеи. Ассоциации
– способ совпадения или соприкосновения
идей (чувства не затрагивают), в результате
чего идеи (копии ощущений) становятся
сложными. При этом Милль старший полагает,
что разум пассивен.

Младший
Милль говорит, что разум активен – он
способен на творческий синтез. Взамен
механической модели сознания он
предлагает химическую. Но ассоциативный
принцип связи элементов остаётся.

Исходные
явления сознания, ассоциируясь, дают
новое психическое состояние, качества
которого не имеют подобия среди первичных
элементов.

К
середине XIX
века трудами Бэна и Спенсера ассоциативная
традиция получает полное завершение.
Бэн предлагает физиологизацию
ассоциативной психологии, а Спенсер –
эволюционализацию.

ВОПРОС 13. Становление и развитие ассоциативной психологии.18-19в — Студопедия

Основателем ассоциативной психологии в XVIII веке стал английский врач и священник Д. Гартли. Согласно его взглядам, психический мир человека складывается постепенно в результате усложнения «первичных элементов» (чувствований) посредством их ассоциации. Последующее развитие этого направления связано с именами Дж. Милля и Г. Спенсера.

Джордж Берклибыл непосредственным последователем Локка и шел от сенсуализма к субъективному идеализму. Для психологии интересен теорией зрительного восприятия пространства.

Беркли сравнивает зрительные образы с языком: зрение стало для осязания языком, стало выражать содержание осязательного опыта. В сравнении зрительных идей с языком подчеркивается условность зрительных ощущений, их знаковая природа. Однако, поскольку эта связь образуется в опыте, она обеспечивает правильное поведение. В этом заключается ее биологическая полезность. Сформулированная Беркли теория была развита в эмпирической психологии в XIX в., особенно А. Бэном, который подчеркивал роль мышечных ощущений в образовании зрительных представлений пространства.

Англичанин Давид Юм(1711 — 1776), в философии последователь Дж. Беркли, в «Трактате о человеческой природе» (1739) и в труде «Исследование о человеческом познании» (1748) развил понятие ассоциации и попытался представить все человеческое познание как ассоциацию идей. Юм различает «впечатления», т. е. восприятия, и «идеи», их отражения.

Вместо действий ума по образованию сложных идей, как учил Локк, Юм объясняет всю работу познания механизмом ассоциаций.



Английский врач Давид Гартли(1705— 1757) также воспринял идеи Локка об опытном происхождении душевной жизни, развил его представление об ассоциациях и дал первую законченную систему ассоциативной психологии. При ее построении он опирался также на И. Ньютона, некоторые физические представления которого были использованы им для обоснования гипотезы о физиологических механизмах душевных процессов. В главном труде — «О человеке, его строении, его обязанностях и его упованиях» (1749) — Гартли развивает учение о психике как естественном начале. Все духовные способности (восприятие и др.) объясняются через обращение к органической структуре мозга. Существуют три основных простейших элемента душевной жизни: сенсации (ощущения), идеации (идеи ощущений, т. е. повторение ощущений без предметов), аффекции (простейший аффективный тон — удовольствие, неудовольствие). Из этих трех основных элементов строится душевная жизнь с помощью механизма ассоциации. В основе элементов и психологического механизма ассоциаций лежат вибрации, т. е. материальные физиологические процессы, возникающие в веществе нервов и мозга под влиянием внешних воздействий.


В системе Гартли нет мышления как процесса. Рассматриваются истины в науках, которые пассивно отражаются сознанием на основе механизма ассоциации.

С позиции ассоцианизма Гартли объясняет возникновение произвольных движений. По Гартли, от рождения в организме имеется набор первичных автоматизмов. Это движения, которые вызываются внешними раздражителями на основе врожденных готовых механизмов.

Гартли дал естественное объяснение происхождения психических явлений. Эмоции, воля, интеллект, восприятие, память, воображение — «все они выводятся из внешних впечатлений, произведенных на внешнее чувство, следов (или идей) этих впечатлений и их взаимных связей посредством ассоциации, взятых вместе и действующих друг на друга». Психика не является врожденной.

Развитие ассоциативной психологии в 19 веке: второй этап

Окончательное
определение предмета психологии таково
у Миля: «…предметом
психологии
служат единообразия последовательности
— те законы (конечные или произвольные),
по которым одно психическое состояние
идет за другим, вызывается другим (или,
по крайней мере, следует за ним)».

Милль
вводит в ассоциативную психологию
понятие «я» в качестве субъекта сознания,
отступая в этом от классического
ассоцианизма, не признававшего в психике
ничего, кроме явлений сознания.
Отступлением от классической теории
ассоциации является и указание на то,
что существуют ассоциации по сходству,
а в строгом ассоцианизме ассоциации —
это пассивные образования и могут быть
только одновременными или последовательными.
Во всех уточнениях Милля фактически
содержится признание несостоятельности
ассоциативной психологии как научной
системы. На законах психологии и
непосредственных наблюдениях основывается
наука этология — наука об образовании
характера или о человеке как конкретном
индивидууме. Указывая на ее важность,
Милль отмечал и ее несовершенство.

Александр
Бэн (1818 — 1903): последователь Милля, автор
книг «Чувство и интеллект» и «Эмоции и
воля»; использовал достижения физиологии
нервной системы и органов чувств,
биологии; стремился теснее связать
психические процессы с телесной
организацией. Считал, что необходимо и
в психологии применять методы естественных
наук — описание фактов и их классификацию.
Отступает от свойственного ассоцианизму
механизма в трактовке психической жизни
и объясняет возникновение произвольных
движений через представление о спонтанной
активности нервной системы, проявлением
которой являются спонтанные движения.
Когда какое-либо движение более 1 раза
совпадает с состоянием удовольствия,
то удерживающая сила духа устанавливает
между ними ассоциации. Отсюда вычленяются
движения, приводящие к целесообразным
актам. Все многообразие человеческого
поведения (навыки) образуется из связи
разных обстоятельств с движениями.
Течение действия при этом не требует
или требует малого духовного напряжения
при их исполнении.

Понятие
удерживающей силы духа: он приписывает
духу некоторые прирожденные функции,
которые называет первичными свойствами
(актами) ума — различение, нахождение
сходства, удержание впечатлений и
способность вызывать их посредством
чисто душевных сил. С их помощью вырастает
вся интеллектуальная активность. Без
них невозможны ассоциации. Существуют
различия между людьми в отношении
первичных актов (в этом учении Бэн
отступает от основных принципов
ассоцианизма, в котором нет места актам).

В
учении о видах ассоциаций продолжается
отступление от позиций ассоцианизма:
вводит творческие ассоциации как
способность ума составлять новые
комбинации, отличные от каких-либо,
добытых опытом, т.е. распространяет
термин «ассоциация» на явления, которые
не объяснимы с его помощью. Трактует
открытия в науке, художественное
творчество и т.п. как ассоциативные
процессы, что противоречит пониманию
ассоциации как комбинации прежних
впечатлений. Так в творчестве Бэна
происходит деградация ассоциативной
психологии.

История психологии в 21 веке

Humanistic Psychology

По мере того, как старое тысячелетие подошло к концу, произошел сдвиг от поведенческих точек зрения в психологии к когнитивным перспективам (Goodwin, 2004), то есть переход от строгой зависимости от эмпирических источников знаний к принятию рациональности как источника знаний. В первое десятилетие нового тысячелетия психология приобретает новый облик или, возможно, просто возвращается туда, откуда возникла. Психология, и фактически все общество, охватывает духовность, принимая веру как еще раз законный источник знаний.Средства массовой информации наводнены такими словами, как интуиция и вера (книга Малкольма Гладуэлла «Blink», бестселлер, свидетельствует о популярности интуитивного мышления), тем самым напоминая нам о принятии неэмпирических источников знания. Достижения в области информационных технологий, такие как Интернет и круглосуточные сети новостей, сделали психологию во всех ее формах доступной для всех. Эта возросшая глобализация психологии отражена в самом последнем издании DSM (Диагностическое и статистическое руководство), в котором теперь признается, что практикующие психиатры должны осознавать культурные особенности при диагностике и лечении психических заболеваний.

Четыре направления в психологии, перешедшие в новое столетие: нейробиология, эволюция, компьютеры и фрагментация. Эта исследовательская работа включает обсуждение этих четырех тенденций и завершается обсуждением будущего психологии путем изучения приложений психологии в сегодняшнем мире.

Тенденции в психологии

Неврология

Американская психологическая ассоциация (APA) объявила 1990-е «Десятилетием мозга». Ускорение исследований в области нейробиологии ознаменовалось 90-ми годами.Например, исследователи обнаружили, что более половины генов человека предназначены для функций, связанных с мозгом, и эти гены могут влиять на ряд типов поведения. Сканирование мозга уже давно показало структуру мозга. Грубые методы неврологии прошлого (такие как абляция) указывали, какие «области» мозга отвечают за какое поведение. Однако основным недавним достижением является возможность сканировать мозг, пока участник выполняет сложные задачи. Этот метод гораздо точнее показывает, какие области какое поведение контролируют.На рубеже веков была сформирована междисциплинарная инициатива (включая APA), которая создала «Десятилетие поведения», чтобы сделать социальную и поведенческую науку мейнстримом. Эта инициатива была основана на предположении, что, хотя понимание мозга имеет решающее значение, в конечном итоге именно человеческое поведение лежит в основе всех достижений, проблем и решений.

Помимо признания в академической сфере, возросло понимание важности нейробиологических исследований в частной сфере, а также статьи, посвященные функционированию мозга, часто появляются как в журналах, так и в новостях; Редко бывает, что неделя проходит без сообщений о новых разработках в области нейробиологии по кабельным новостным сетям.Более того, Атлас мозга Аллена (2006 г.), созданный для бесплатного доступа всех, полностью финансировался за счет частных пожертвований филантропа Пола Аллена. Этот проект был создан, потому что частный гражданин осознал необходимость всеобъемлющего ресурса, с которым отдельные исследователи могли бы сравнивать генетические образцы.

В ходе почти оруэлловского развития кажется, что МРТ мозга может предсказать по крайней мере некоторые психологические характеристики. Мозг очень умных детей развивается по уникальной схеме.Хотя эта модель довольно сложна, модель для очень умных детей определенно отличается от таковой для детей со средним интеллектом (Haier et al., 1995; Shaw et al., 2006). Из-за этого другого паттерна должно быть (по крайней мере теоретически) возможным «предсказать» интеллект будущего ребенка. О различиях в мозге в личности, темпераменте, ненормальном поведении и других когнитивных функциях сообщалось в течение многих лет, и в ближайшее время обязательно будут обнаружены другие. Очевидно, что в этой области необходимо провести серьезные этические дискуссии, особенно в отношении потенциала прогнозирования.Если потенциал человека известен заранее, зачем тратить драгоценные ресурсы на людей, которые не могут получить от них пользу? Точно так же, если возможность насилия у человека может быть оценена с помощью сканирования мозга, должно ли общество предотвращать такое «потенциальное» насилие? Неудивительно, что такой сценарий был предложен в недавнем популярном фильме «Отчет меньшинства», в котором преступления можно было предсказать до того, как они произошли, а преступников арестовали за преступления, которых они еще не совершали. Нейробиология может стать тем путем, который позволит психологии, наконец, полностью продвинуться за пределы области социальных наук, где прогнозы являются вероятностными, в область естественных наук, где прогнозирование является скорее абсолютным.Вместо того, чтобы просто предсказывать поведение «среднего» человека, нейробиология однажды может позволить нам предсказывать поведение конкретного человека.

Evolution

С момента своего создания теория эволюции вплетена в историю психологии. Структурная школа психологии, задававшая вопросы о том, «что», «почему» и «как» психической жизни, была вытеснена функционалистами, которые включили эволюционное мышление, чтобы спросить о «зачем» психической жизни (Hergenhahn , 2005).В 1960-х годах область психобиологии (в настоящее время называемая эволюционной психологией), пытаясь объяснить альтруистическое поведение, изменила основную движущую силу эволюционного мышления с концепции «выживания наиболее приспособленных» (подразумевая, что характеристики, которые позволяют человеку выживать и воспроизводиться будут передаваться дальше) и заменить его распространением генетического материала индивида (который может быть улучшен путем обеспечения выживания и воспроизводства тех, у кого схожая генетика).

Недавняя статья на обложке журнала Time спрашивает: «Что нас отличает?» и относится к тем характеристикам, которые отделяют нас от других животных, а именно от шимпанзе (Lemonick & Dorfman, 2006). Проект генома человека был запущен в 1986 году, и предварительный подсчет выявил только около 30 000 генов во всем геноме человека. Из этих 30 000 генов около 99 процентов мы делим с шимпанзе (Pan troglodytes), нашим ближайшим предком. Точно так же на момент написания этой статьи ведутся работы по раскрытию генома неандертальца (Homo sapien Neandertalis).Ожидается, что у нас будет еще больше генов, чем у шимпанзе. Полное понимание генома человека должно раскрыть важную информацию о поведенческих, психических и физических заболеваниях. Раннее применение включает возможность выявления предрасположенности к определенным заболеваниям, например, к раку груди. Такие «предсказания» открыли другие этические дебаты, которые сегодня ведутся в медицине. Например, если генетическое тестирование женщины выявляет предрасположенность к раку груди, следует ли ей сделать радикальную мастэктомию на всякий случай? Далее, если генетическое тестирование выявляет предрасположенность к любому количеству заболеваний (или когнитивных нарушений) у плода, следует ли дать плоду шанс?

Компьютеры

От подхода к обработке информации в памяти 1960-х годов до коннекционистских моделей языка в 1980-х годах до области искусственного интеллекта и нейронных сетей сегодня — компьютеры влияют на то, как мы думаем и изучаем сознание и его процессы. .Тем не менее, среди исследователей существует консенсус в отношении того, что современные компьютерные технологии, которые работают очень и очень быстро, ограничены в своей способности по-настоящему имитировать человеческий мозг из-за текущего ограничения последовательной обработки. Пока не будет создана настоящая система параллельной обработки, область искусственного интеллекта навсегда останется искусственной. По словам Дональда Хоффмана (1998): «Вы можете купить шахматную машину, которая побеждает мастера, но еще не можете купить машину зрения, которая превосходит зрение малыша» (стр. Xiii).

Компьютеры также формировали психологию благодаря своей роли в исследованиях. Например, компьютеризированное представление тестовых заданий обеспечивает гораздо большую стандартизацию и лучший контроль в исследованиях, чем это было возможно в прошлом. Кроме того, статистические программы позволили исследователям исследовать сложные статистические взаимосвязи, которые в противном случае могли бы быть потеряны.

Фрагментация

Давно прошли времена «джентльменов-ученых» 19 века.Тенденция прошлого века, когда психология становилась все более и более фрагментированной (специализированной), кажется, продолжится и в будущем. В настоящее время APA имеет 54 подразделения, за которыми неизбежно последуют другие, каждое из которых специализируется на своей небольшой части психологии. Мы обнаруживаем, что исследователи в одной области психологии могут принадлежать к очень специфическому обществу, такому как Общество исследований в области развития детей (SRCD), которое использует очень специализированную терминологию, нераспознаваемую для тех, кто занимается исследованиями в другой области психологии.Исследователи в одной области едва ли могут успевать за достижениями в своей конкретной области исследовательского мира. Человеческие существа невероятно сложны, и вряд ли возможно понять одну область психологии в отрыве от других. Однако свидетельства возросшего количества междисциплинарного сотрудничества (особенно между психологией, биологией и информатикой) обнадеживают. Академических психологов часто уже нельзя полностью узнать как психологов; Книжные полки психолога могут быть заполнены книгами, написанными антропологами, лингвистами, экономистами, палеонтологами и так далее.Было высказано предположение, что Б. Ф. Скиннер был, возможно, последней полностью узнаваемой фигурой в области психологии.

Будущее

Психология, как и все науки, в конечном итоге должна давать полезные знания, которые могут принести пользу всему обществу. Польза психологии и признание широкой публикой растет. Мы наблюдаем тенденцию все большего слияния психологических исследований и идей с основным направлением жизни 21-го века. Психология применяется практически ко всем аспектам нашей повседневной жизни, при этом широкая публика мало понимает, что это даже психология.Б. Ф. Скиннер мог бы очень гордиться одной особенно умной интеграцией психологических исследований в мейнстрим — их собственный трон Фишера-Прайса, стул для приучения к туалету, в котором музыка используется для поддержки успешного устранения. Точно так же Newsweek недавно опубликовал статью под названием «Как читать по лицу», в которой обсуждалась новая область, называемая социальной нейробиологией (Underwood, 2006). Пожалуй, самое интересное в этой статье то, что слово «психология» не упоминается ни разу! Напоминая пылкий призыв Джорджа Миллера в его президентском обращении к АПА, кажется, что сам успех психологии может привести к ее исчезновению как отдельной дисциплине и ее слиянию с господствующим мышлением.В следующих разделах мы кратко осветим некоторые из тех областей, в которых психология (и созданные ею исследовательские инструменты) приобрели значительное влияние.

Психология и мнения

Поведение потребителей

Выдающееся имя в истории психологии, имеющее отношение к поведению потребителей, — это Джон Ватсон (Goodwin, 2004). Уотсону приписывают внедрение классических принципов кондиционирования в рекламном агентстве J. Walter Thompson, которые он первоначально разработал вместе с Розали Рейнер, изучая Бэби Альберта.Сегодня нас постоянно засыпают новыми продуктами (CS), связанными с людьми или местами (США), которые имеют положительные чувства (UR), связанные с ними. Благодаря постоянной бомбардировке (поглощению) компании надеются, что появление нового продукта (CS) в конечном итоге вызовет положительные эмоции (CR).

Когда дело доходит до разработки новых продуктов, ни одна успешная компания не станет даже пытаться продавать новый продукт, не протестировав его. Методы опроса и фокус-группы являются прямым результатом психологических исследований.Доступность массовой аудитории через Интернет и электронную почту делает этот вид работы быстрее и дешевле (хотя не обязательно лучше).

Политика

Политтехнологи взяли на вооружение психологические инструменты опросов и фокус-групп и создали новую форму искусства. Иногда создается впечатление, что имидж, созданный политиком, важнее того, что на самом деле говорится или делается (особенно в разгар горячих политических кампаний). Все, что планирует кандидат, сначала показывают фокус-группе, чтобы выяснить, как это повлияет на мнение людей о кандидате.Новые методы, включающие микро-опрос, позволяют политическим стратегам с гораздо большей точностью предсказать, за какого кандидата каждая семья, скорее всего, проголосует. Эти знания затем используются для концентрированных усилий по выбору голосов.

Психология и правовая система

Наличие психологических принципов в юридических сферах вряд ли является новостью. Защита от безумия была одним из первых применений психологических принципов в любой сфере. Однако более новые события, такие как серия судебных процессов по «восстановлению памяти» в 1990-х годах, проливают свет на основное понятие правовой системы, а именно, что слова, исходящие из уст свидетеля (для защиты или обвинения ) должны быть достоверным отражением реальности.

В странном повороте, отмеченном в недавнем фильме «Сбежавшие присяжные», нам напоминают, что истинность ситуации не имеет большого значения при рассмотрении результатов судебного разбирательства. В фильме были задействованы психологи, чтобы убедиться, что члены жюри, выбранные из числа потенциальных присяжных, сочувствуют обвинению или защите, в зависимости от ситуации. Подобные ситуации напоминают нам, что, как психологи, мы должны поддерживать высокие этические стандарты, которые выходят далеко за рамки конфиденциальности пациента.

Психология прогнозирования и оценки в образовании и промышленности

Начиная с первого широкомасштабного использования Йерксом и его коллегами психологических тестов во время Первой мировой войны для проверки интеллектуального функционирования призывников (современный ASVAB [Батарея профессиональных способностей вооруженных сил] является свидетельством продолжающихся усилий в этом направлении), работодатели и академические учреждения все активнее используют психологические тесты. Несмотря на протесты по поводу «справедливости» тестов на пригодность (таких как SAT, ACT или GRE в высшем образовании), они продолжают оставаться полезными и достоверными показателями успешности работы и академической успеваемости.Другие способы прогнозирования использования психологического тестирования, включая использование индикатора типа Майерс-Бриггс (MBTI) и Миннесотского многофазного опросника личности (MMPI), также сопряжены с вопросами достоверности и справедливости (а также надлежащего администрирования). Вполне вероятно, что в будущем психологические тесты окажут наибольшее влияние на оценку. Все больше и больше работодатели и образовательные учреждения хотят «доказательств того, что как новые, так и принятые методы работают». Правильное выполнение Закона 2001 года «Ни одного оставленного без внимания ребенка», крупнейшего изменения в образовании за поколение, требует методов оценки, чтобы определить, какие школы достигают своих целей.Такие разработки гарантируют будущее методов психологической оценки.

Терапия

Изменения назревали в терапии на протяжении нескольких поколений. Традиционных психоаналитических терапевтов сейчас меньшинство, их ряды затмеваются когнитивными терапевтами. Когнитивный подход к терапии расширяет возможности пациентов, возлагая на них ответственность за собственное выздоровление, хотя, конечно, он может быть применен только к определенному диапазону расстройств.

Аналогичным образом произошли сдвиги в том, кто предоставляет терапию.Стоимость лекарств в последние годы резко возросла, и рост числа организаций по управлению здравоохранением (ОПЗ) вызвал толчок к «более дешевой» психиатрической помощи. Терапию, в которой когда-то доминировали психиатры, теперь практикуют психологи и терапевты, а также врачи и представители духовенства. Также очевиден переход от индивидуальной терапии к групповой. Переход в сфере психиатрической помощи к «более дешевым» методам и поставщикам позволил получить доступ к психиатрической помощи большей части населения, чем это было возможно в прошлом.Наряду с этими сдвигами возникают и другие вопросы экономической эффективности, обусловленные ОПЗ, а именно льготы по рецептам. Традиционно только психиатрам разрешалось прописывать лекарства, но сейчас наблюдается сдвиг в сторону предоставления этих привилегий и лицензированным клиническим психологам (в настоящее время Луизиана и Нью-Мексико предоставляют клинические психологи привилегии по рецепту, но в некоторых других штатах законы находятся в стадии разработки. ).

Сводка

В быстро меняющемся мире конца 20-го и начала 21-го веков, в котором экономические решения принимаются на основе «чистой прибыли», это кажется неизбежным (т.д., дух времени прав), что представления Фрэнсиса Бэкона (1620/1994) в начале научной революции должны пройти полный круг. «Человеческое знание и человеческая сила встречаются в одном; ибо там, где причина неизвестна, не может быть следствия »(стр. 43). Все области науки, чтобы продолжать свое существование, должны предоставлять полезную информацию. Как видно из заявления о миссии APA (2006), «Целями Американской психологической ассоциации должно быть продвижение психологии как науки и профессии, а также как средства укрепления здоровья, образования и благосостояния людей.«Возможно, психология, наконец, начинает расти достаточно, чтобы доказать свою полезность.

Артикул:

  1. Атлас мозга Аллена. (2006). Получено 18 июня 2015 г. с http://mouse.brain-map.org/
  2. .

  3. Американская психологическая ассоциация. (2006). Насчет APA. Получено 18 июня 2015 г. с http://www.apa.org/about/
  4. .

  5. Бэкон, Ф. (1994). Novum organum (П. Урбах и Дж. Гибсон, ред. И пер.). Ла Саль, Иллинойс: Открытый суд. (Оригинальная работа опубликована в 1620 году)
  6. Гудвин, К.Дж. (2004). История современной психологии. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.
  7. Haier, R.J., Chueh, D., Touchette, P., Lott, I., Buchsbaum, M., Macmillan, D., et al. (1995). Размер мозга и скорость метаболизма церебральной глюкозы при неспецифической умственной отсталости и синдроме Дауна. Разведка, 20, 191-210.
  8. Хергенхан, Б. Р. (2005). Введение в историю психологии (5-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Томсон-Уодсворт.
  9. Хоффман, Д. Д. (1998). Визуальный интеллект. Нью-Йорк: W. W.Нортон.
  10. Лемоник, М. Д. и Дорфман, А. (9 октября 2006 г.). Что нас отличает? Время, 168 (15), 44-53.
  11. Shaw, P., Greenstein, D., Lerch, J., Clasen, L., Lenroot, R., Gogtay, N., et al. (2006). Интеллектуальные способности и корковое развитие у детей и подростков. Природа, 440 (7084), 676-679.
  12. Андервуд, А. (23 октября 2006 г.). Как читать по лицу. Newsweek, 148 (17), 65.

.

социальных наук | История, дисциплины и факты

Эффекты теологии

Те же самые импульсы, которые побуждали людей в то время исследовать Землю, звездные регионы и природу материи, побудили их также исследовать окружающие их институты: государство, экономику, религию, мораль и, прежде всего, саму человеческую природу. Это была фрагментация средневековой философии и теории, а вместе с ней и разрушение средневекового мировоззрения, о котором глубоко думали примерно до 16 века, что явилось непосредственной основой для возникновения нескольких направлений специализированной мысли, которые были со временем стать общественными науками.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Средневековое богословие, особенно в том виде, в каком оно появляется в книге Св. Фомы Аквинского Summa theologiae (1265 / 66–1273), содержало и формировало синтез идей о человечестве и обществе — идей, которые действительно можно рассматривать как политические, социальные, экономические, антропологические и географические по своей сути. Но отчасти именно эта тесная связь между средневековым богословием и идеями социальных наук объясняет то, что этим идеям потребовалось больше времени — по сравнению с идеями физических наук — для достижения того, что сегодня можно было бы назвать научным характером.Со времен английского философа Роджера Бэкона в 13 веке существовали по крайней мере некоторые зачатки физической науки, которые в значительной степени не зависели от средневекового богословия и философии. Историкам физической науки нетрудно проследить продолжение этой экспериментальной традиции, примитивной и нерегулярной, хотя по более поздним стандартам, в средние века. Наряду с экспериментами, отмеченными Бэконом, происходили впечатляющие изменения в технологиях в период средневековья, а затем, в поразительной степени, в эпоху Возрождения.Усилия по повышению производительности сельского хозяйства; рост использования пороха с последующим развитием оружия и проблем, которые они представляют для баллистики; рост торговли, ведущий к более широкому использованию кораблей и усовершенствованию искусства навигации, включая использование телескопов; и весь спектр таких механических искусств Средневековья и Возрождения, как архитектура, инженерия, оптика и производство часов — все это придавало большое значение прагматическому и практическому пониманию хотя бы более простых принципов механики. , физика, астрономия и, со временем, химия.

Бэкон, Роджер Роджер Бэкон, английский ученый-экспериментатор, философ и францисканский монах. © Photos.com/Thinkstock

Короче говоря, ко времени Коперника и Галилея в 16 веке существовал довольно широкий субстрат физической науки, в основном эмпирический, но не без теоретических выводов, на которых можно было построить здание современной физической науки. Примечательно, что эмпирические основы физиологии закладывались в исследованиях человеческого тела, проводившихся в средневековых медицинских школах и, как ярко показывает карьера Леонардо да Винчи, среди художников эпохи Возрождения, чей интерес к точности и Детали живописи и скульптуры привели к их тщательному изучению анатомии человека.

Совершенно иным было начало социальных наук. Во-первых, Римско-католическая церковь в средние века и даже в эпоху Возрождения и Реформации была гораздо внимательнее к тому, что ученые писали и думали о человеческом разуме и человеческом поведении в обществе, чем к тому, что изучается и написано в области физических наук. С точки зрения церкви, хотя, возможно, было важно следить за тем, чтобы мысли о физическом мире соответствовали, насколько это возможно, тому, что сказано в Писании — свидетелем, например, в знаменитом допросе Галилея, — было гораздо важнее, чтобы такое соответствие существует в вопросах, затрагивающих человеческий разум, дух и душу.Почти все предметы и вопросы, которые легли в основу социальных наук в последующие века, были прочно вплетены в ткань средневековой схоластики, и даже самым смелым умам было нелегко сломать эту ткань.

Эффекты классики и картезианства

Затем, когда власть схоластики действительно начала ослабевать, на сцену вышли два новых влияния, столь же мощных, чтобы помешать чему-либо, сопоставимому с прагматическими и эмпирическими основами физических наук, сформироваться в изучении человечества и общества.Во-первых, это была огромная привлекательность греческих классиков эпохи Возрождения, особенно философов Платона и Аристотеля. Большая часть общественной мысли эпохи Возрождения была не более чем толкованием или комментарием к греческой классике. Это можно увидеть на протяжении 15 и 16 веков.

Во-вторых, в 17 веке проявилось мощное влияние философа Рене Декарта. Картезианство, как называлась его философия, провозгласило, что правильный подход к пониманию мира, включая человечество и общество, основывается на нескольких простых, фундаментальных представлениях о реальности, а затем на строгом, почти геометрическом выводе более сложных идей и, в конечном итоге, на основе большие, всеобъемлющие теории, основанные на этих простых идеях, все из которых, как настаивал Декарт, были запасом здравого смысла — разума, общего для всех людей от рождения.Трудно преувеличить влияние картезианства на социальную, политическую и моральную мысль в течение полутора веков после публикации его Рассуждения о методе (1637) и Размышлений о первой философии (1641). В эпоху Просвещения в конце XVIII века картезианство околдовало почти всех, кого интересовали проблемы человеческой природы и человеческого общества.

Рене Декарт Рене Декарт. Национальная медицинская библиотека, Бетесда, Мэриленд

Оба этих великих влияния, благоговение перед классиками и увлечение геометрически-дедуктивными процедурами, отстаиваемыми Декартом, должны рассматриваться с сегодняшней точки зрения как одно из основных факторов, сдерживающих развитие науки об обществе, сопоставимой с наукой о физике. Мир.Нельзя сказать, что данных о 17-18 веках не было. Возникновение национального государства повлекло за собой рост бюрократии, занимавшейся сбором информации, главным образом для целей налогообложения, переписи населения и торговли, которые могли использоваться почти так же, как ученые-физики использовали свои данные. Обширные и широко опубликованные отчеты о великих путешествиях, которые начались в 15 веке, записи солдат, исследователей и миссионеров, которые по волеизъявлению часто вступали в длительные и тесные контакты с коренными и другими незападными народами, предоставили еще один огромный резервуар данных, все из которых можно было бы использовать в научных целях, поскольку такие данные должны были быть использованы столетие или два спустя в социальных науках.Тем не менее, непрекращающееся очарование текстов классиков и строго рационалистических, исключительно дедуктивных процедур картезианцев было таким, что до начала XIX века эти и другие эмпирические материалы использовались, если вообще использовались, исключительно в иллюстративных целях в трудах социальных философов.

.

Педагогическое образование | Britannica

Педагогическое образование , любая из официальных программ, которые были созданы для подготовки учителей на уровне начальной и средней школы.

Хотя тот или иной вид образования для молодежи существовал во все времена и во всех обществах, только недавно школы превратились в особые учреждения для этой цели в массовом масштабе, а учителя — в особую профессиональную деятельность. категория.Родители, старейшины, священники и мудрецы традиционно считали своим долгом передать свои знания и навыки следующему поколению. Как выразился Аристотель, верный признак мудрости — это способность человека учить тому, что он знает. Знание, действие, обучение и обучение на протяжении многих веков — а в некоторых обществах и по сей день — неотличимы друг от друга. По большей части приобщение молодежи к способам поведения, чувств, мышления и веры, которые характерны для их общества, было неформальным — хотя и серьезным и важным — процессом, осуществлявшимся главным образом посредством личного контакта с полноценными людьми. взрослые, участвуя в общих занятиях и узнавая мифы, легенды и народные верования этой культуры.Формальные церемонии, такие как обряд полового созревания, ознаменовали момент, когда предполагалось, что определенный диапазон знаний и навыков был освоен и что человек мог быть допущен к полному участию в жизни племени. (Остаточные элементы таких церемоний остаются в некоторых современных схемах; серьезно утверждалось, что изучение латинского языка в школе эпохи Возрождения и пост-ренессанса может быть истолковано как форма обряда полового созревания.) Даже в официально установленных школах В греческих городах-государствах и средневековом мире не было большого разделения между, с одной стороны, процессами организации и закрепления знаний и, с другой стороны, процессами обучения этим знаниям других.

Однако это не означает, что до XIX века мало внимания уделялось обучению методам преподавания в отличие от «предметов». Великие труды средневековой схоластики были по сути учебниками, предназначенными для использования в учебных целях. Сегодня, как и в средневековом мире, методы преподавания и организация знаний продолжают оказывать взаимное влияние. Не новы и проблемы, которые сегодня связаны с квалификацией и аттестацией учителей.Государственные, церковные и местные власти повсюду давно признали важность работы учителя в поддержании или установлении определенных моделей социальной организации и систем верований, точно так же, как радикальные и реформистские политики и мыслители обращались к школам с целью распространения своих конкретных брендов. правда. В средневековой и постреформационной Европе, например, значительную озабоченность вызывали квалификация и опыт учителей, в основном, но не полностью, в отношении их религиозных убеждений.В 1559 году королева Англии Елизавета I издала судебный запрет, запрещавший никому преподавать без лицензии своего епископа. Лицензия была предоставлена ​​только после проверки заявителя на «образованность и ловкость в преподавании», «трезвый и честный разговор» и «правильное понимание истинной религии Бога». Таким образом, аттестация учителей и забота об их характере и личных качествах никоим образом не являются новыми проблемами.

Новым для большинства обществ — европейского, американского, африканского и азиатского — является попытка предоставить существенный период формального образования для всех, а не только для небольшой части населения, которое станет политическим, социальным и религиозным лидеров или для тех немногих, у кого есть лишнее время и деньги для этой цели.Универсальная грамотность, уже достигнутая в большинстве европейских, американских и многих азиатских обществ, стала целью всех. В настоящее время во все большем количестве стран каждый ребенок автоматически переходит в среднюю школу; многие продолжают учиться в школе до 16 или 18 лет, и многие продолжают получать высшее образование и обучение в той или иной форме. Масштаб и разнообразие образовательных услуг, необходимых для всего этого, делают поставку, обучение, подготовку и сертификацию достаточного количества учителей всемирной проблемой политики и практики в области образования.И в развитых, и в развивающихся странах нет более важного фактора в отношении количества и качества образования; Важно отметить, что значительная часть бюджета Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) направляется на улучшение подготовки учителей.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Термин «учитель» в этой статье используется для обозначения тех, кто работает в школах, обеспечивающих образование учеников до 18 лет.Таким образом, «педагогическое образование» относится к структурам, учреждениям и процессам, с помощью которых мужчины и женщины готовятся к работе в начальной и средней школе. Сюда входят дошкольные учреждения, детские сады, начальные и средние учреждения для детей в возрасте от двух-трех до 18 лет.

.

феодализма | Определение и история

Истоки идеи

Термины феодализм и феодальная система обычно применялись к раннему и среднему средневековью — периоду с V века, когда исчезла центральная политическая власть в Западной империи, до XII века, когда королевства начали возникать как эффективные централизованные органы управления. В течение относительно короткого периода, с середины VIII до начала IX века, правители Каролингов, особенно Пиппин (годы правления 751–768) и Карл Великий (годы правления 768 / 771–814 гг.), Добились замечательных успехов в создании и поддержании относительно единой империя.Однако до и после этого политические единицы были раздроблены, а политическая власть рассредоточена. Более могущественные из более поздних каролингов пытались регулировать местных магнатов и привлекать их к себе на службу, но власть местных элит никогда не ослаблялась. В отсутствие влиятельных королей и императоров местные лорды расширили подчиненные им территории и усилили свой контроль над людьми, живущими там. Во многих областях термин feudum , а также термины beneficium и casamentum стали использоваться для описания формы владения собственностью.Владения, обозначенные в этих условиях, часто считались по существу зависимыми владениями, в отношении которых права их владельцев были заметно ограничены. Однако, поскольку эти слова использовались в документах того периода, характеристики владений, к которым они применялись, трудно отличить от характеристик владений, обозначенных такими словами, как allodium , что обычно переводится как «собственность без права собственности». ”

Феодальные владения еще существовали в 17 веке, когда была разработана феодальная модель или, как ее называют современные историки, феодальная конструкция.В то время вотчина представляла собой часть собственности, обычно землю, которую держали в обмен на службу, которая могла включать военную службу. Владелец феодального владения поклялся в верности человеку, от которого принадлежал феодальный владение (лорд, dominus или seigneur ), и стал его (или ее) человеком. Церемония принесения присяги называлась данью уважения (от латинского homo ; «человек»). Эти учреждения существовали в Англии до тех пор, пока они не были упразднены парламентом в 1645 году, а после реставрации — Карлом II в 1660 году.До их искоренения Национальным собранием между 1789 и 1793 годами они имели большое значение во Франции, где использовались для создания и укрепления семейных и социальных связей. Их вездесущность заставляла изучающих прошлое стремиться понять, как они возникли. Сходства терминологии и практики, обнаруженные в документах, сохранившихся со времен средневековья, особенно в Libri feudorum («Книга феодальных владений»), итальянском сборнике обычаев, касающихся владения недвижимостью, который был составлен в XII веке и включен в римское право. — побудил историков и юристов искать истоки современных феодальных институтов в средние века.

Карл II, фрагмент картины сэра Питера Лели, ок. 1675; в коллекции герцога Графтона. Предоставлено герцогом Графтоном и Королевской академией художеств

Согласно определению ученых 17 века, средневековая «феодальная система» характеризовалась отсутствием государственной власти и выполнением местными лордами административных и судебных функций, которые ранее (и позже) выполнялись централизованными правительствами; общее расстройство и эндемический конфликт; и преобладание узы между лордами и свободными иждивенцами (вассалами), которые были скованы дарением лордами собственности, называемой «феодальными владениями», и получением ими почтения от вассалов.Эти узы влекли за собой оказание вассалами услуг своим лордам (военные обязанности, совет, финансовая поддержка) и обязанность лордов защищать и уважать своих вассалов. Эти характеристики были частично выведены из средневековых документов и хроник, но они были интерпретированы в свете практик и семантики 17-го века. Выученные юридические комментарии к законам, регулирующим владение недвижимостью, также повлияли на интерпретацию источников. Эти комментарии, выпускаемые с 13 века, сосредоточены на теории права и правилах, вытекающих из реальных споров и гипотетических дел.Они не включали (и не предназначались для обеспечения) беспристрастного анализа исторического развития. Юридические комментаторы XVI века подготовили почву для развития феодальной конструкции, сформулировав идею единого феодального закона, которая, по их мнению, была распространена по всей Европе в раннем средневековье, вольно взятой из Libri feudorum . .

Крестьяне за работой у городских ворот. Миниатюрная картина из Breviarium Grimani , c. конец 15 века. Историческое собрание / Алами
Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Термины феодализм и феодальная система позволили историкам вкратце рассмотреть длинный отрезок европейской истории, сложности которой были и остаются запутанными. Римская империя и достижения различных императоров послужили ключом к пониманию римской истории, а возрождение государств и сильных правителей в XII веке снова предоставило удобные ориентиры для исторического повествования, особенно с учетом того, что средневековые государства и правительственные практики могут быть представлены в качестве предшественников современных наций и институтов.Феодальная постройка аккуратно заполнила промежуток между V и XII веками. Хотя Карл Великий может показаться аномалией в этой эволюции, он был представлен как «сеющий семена», из которых возник феодализм. Множество римских, варварских и каролингских институтов считались предшественниками феодальных обычаев: римское господство и клиентура, варварские военные вожди и банды, предоставление земель солдатам и должностным лицам, а также клятвы верности и верности. В 17 веке, как и позже, расцвет феодализма приходился на 11 век.Более поздние правители, которые приняли и адаптировали феодальные институты для увеличения своей власти, были названы «феодальными», а их правительства — «феодальными монархиями». Несмотря на то, что институты и практики, связанные со средневековой феодальной системой, сохранились в 17 веке, историки того времени представляли средневековый феодализм и феодальную систему как утратившие значение в 14 и 15 веках. Этот период позже был назван эпохой «ублюдочного феодализма» из-за использования зарплаты и письменных контрактов между лордами и иждивенцами.

На тех, кто сформулировал концепцию феодализма, повлияли поиски простоты и порядка во вселенной, связанные с работами Николая Коперника (1473–1543) и особенно Исаака Ньютона (1642–1727). Историки и философы были убеждены, что если Вселенная действует систематически, то и общества должны действовать так же. В XVI веке некоторые исследователи права и обычаев феодальных владений заявляли, что феодальные институты универсальны, и утверждали, что феодальные системы существовали в Риме, Персии и Иудее.Философ Джамбаттиста Вико (1668–1744) считал вотчину одним из вечных институтов человечества. Занимая аналогичную позицию, Вольтер (1694–1778) оспорил суждение Монтескье (1689–1755) о том, что появление феодальных законов было уникальным историческим событием. Философские историки Шотландии 18-го века искали феодализм за пределами Западной Европы, и они расширили поле значимости этой конструкции, чтобы охватить как крестьян, так и лордов. Адам Смит (1723–1790) представил феодальное правительство как этап общественного развития, характеризующийся отсутствием торговли и использованием полусвободного труда для обработки земли.Ученик Смита Джон Миллар (1735–1801) нашел «контуры феодальной политики» в Азии и Африке. Широко проводимая ассоциация между феодальным построением и невежеством и варварством способствовала его распространению на регионы, о которых европейцы почти не знали и которые они считали отсталыми и примитивными.

Следуя прецеденту Миллара, некоторые более поздние историки продолжали искать феодальные институты во времена и в местах за пределами средневековой Европы, особенно в Японии. Эти усилия, как и ожидалось, привели к заблуждениям и недопониманию.Историки, использующие феодальную модель для сравнительных целей, подчеркивали те характеристики, которые напоминают или кажутся похожими на западные феодальные обычаи, и пренебрегали другими, непохожими аспектами, некоторые из которых имели уникальное значение в формировании эволюции рассматриваемых территорий. У жителей Запада использование феодальной модели обязательно создало обманчивое ощущение знакомства с обществами, отличными от их собственного.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.