Психологические явления: Психологические явления, свойства и состояния — Студопедия

Содержание

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Наш мозг – это совершенно невероятный орган. Особенности его работы и по сей день загадочны для тех, кто хотел бы разобраться в процессах и законах, их регламентирующих. Ученые пытаются познать, как работает мозг, а простые люди испытывают странные явления, которые фиксируют, наблюдают и удивляются. Мы не можем их объяснить, но почти каждый знаком с такими. Что это за загадки, узнать «анатомию» которых нам бы так хотелось?

Фантомная вибрация

В психологии человека есть много странных моментов, а наблюдения ученых позволяют заключить, что необычные явления наблюдаются в жизни каждого. Опросы доказали, что 89 % населения цивилизованных стран хотя бы раз ощущали фантомную вибрацию – ощущение кажущегося звонка, вибрации мобильного телефона, который на самом деле молчал. Человек слышит телефон, когда тот совершенно спокоен, и такое у многих происходит довольно часто.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Не так давно провели опрос среди студентов колледжей, и девять из десяти признали, что им знакомо это состояние. Считают, что причиной тому является активное использование этой техники. Многие впервые ощутили явление примерно через месяц после получения первого телефона. Возможно, мозговая кора неверно оценивает какие-то сенсорные данные (сокращения мышц, давление), поэтому кажется, будто звонит телефон. Фантомные вибрации, как считают ученые, безвредны и устранимы.

Проводили испытания среди медиков, из-за работы постоянно пользующихся пейджерами или иными сходными приборами. Предложили всем отказаться от вибрации, а также использовать иное место для ношения, хранения телефона. Некоторые поменяли технику. В первом случае частота явления снизилась на 75 %, вторая мера помогла 63 %, третья – половине опрошенных.

Граница событий

Есть один интересный феномен: мы идем куда-то, но забываем зачем, оказавшись на месте. Это называют «границей событий». Ученые потратили несколько десятилетий для выявления причин. Проводилось множество экспериментов. Видимо, феномен обусловлен повышенной вероятностью ошибочного реагирования. Мозг разделяет события, формирует связи с отдельными местами, средами.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Если человек перемещается из места в место, мозг словно бы закрывает один файл и открывает следующий. Он восстанавливает все данные из памяти о текущем помещении, о событиях, связанных с ним, закрывая воспоминания, сопряженные с прежней комнатой. Человеку сложно вспомнить, зачем он сюда шел, о чем думал всего за несколько секунд до этого. Чтобы избежать этого негативного явления, нужно переходить в новое помещение, концентрируясь на том, что предстоит сделать.

Эффект прожектора

Наша психика – это довольно странное явление, а связанные с нею загадки интересуют и ученых, и простых людей. Одна из любопытных особенностей – это эффект, из-за которого человек неадекватно оценивает, как много внимания окружающие уделяют совершенным им ошибкам. Бывает, зайдешь в помещение и кажется, что все оглянулись и осуждающе посмотрели. Эффект прожектора имеет когнитивную природу и характеризует состояние, в котором человеку кажется, что за ним следят. Он связан с застенчивостью и ожиданием предвзятости, опасением осуждения со стороны.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Мы склонны распространять наше мышление на окружающих, приписывая им свои мысли. Кроме того, предвзятость и наивность задают удачные условия для развития эффекта прожектора. Человек начинает применять свои знания, собственный стиль мышления для предсказания поведения окружающих. Люди часто переоценивают точность своего восприятия. Для преодоления неприятного эффекта рекомендуют концентрироваться на окружающих людях, а не на собственных внутренних ощущениях от ситуации.

Ушной червь

Так назвали явление въедливой музыки, от которой невозможно избавиться – она постоянно звучит в голове. Многие знакомы с таким раздражающим состоянием, когда не удается избавиться от надоедливой песни. Этот червь – классический пример спонтанного познания. Обычно это быстрая мелодия с запоминающимся тестом и простым ритмом. В память чаще западает то, что отличается от привычного. Нередко ушной червь обусловлен непредсказуемым опытом или неконтролируемым воспоминанием.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

До 98 % людей сталкивались с этим феноменом, и женщины подвержены ему в большей степени. В 2015-м провели исследование, доказавшее, что в избавлении от ушных червей может помочь жевательная резинка. Ее использование блокирует определенные структуры мозга, ответственные за субвокальную репетицию и кратковременную память.

Феномен Баадера-Майнхоф

Так называют состояние, при котором человек, узнавая что-то новое, внезапно начинает ощущать себя окруженным этими объектами или явлениями. Феномен характеризует случай, когда персона встречает новую информацию, после чего следует серия случайного появления такой же в повседневной жизни. Это рождает удивление, внимание становится избирательным.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Некоторые называют это «феноменом фэнтези». Если довелось узнать о чем-то новом, стоит обратить внимание на свою жизнь в ближайшие несколько дней после этого. Возможно, такое явление встретится несколько раз.

Семантическая насыщенность

Так называют состояние, при котором фраза временно теряет смысл из-за частого повторения. Бывает так, что привычное слово окружающие произносят раз за разом, раз за разом – в конечном счете оно начинает казаться странным, бессмысленным. Потеря значения происходит субъективно. В 1962-м Леон Якобовиц Джеймс впервые придумал термин «семантическое насыщение». Он обозначил им явление реактивного торможения – состояние, когда мозговые клетки неадекватно реагируют, получая одно и то же слово для обработки. Человек не может его слушать, вместо этого ресурсы мозга тратятся на преобразование слова в образ.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Сформулированная теория используется в работе над практиками, которые помогут справиться с заиканием. Частое повторение снижает интенсивность отрицательных воспоминаний и эмоционального контекста разговора.

Воспоминания

Так называют способность человека вновь пережить опыт, полученный в прошлом. К ним больше склонны пожилые, причем в памяти чаще всплывают моменты их детства, отрочества. Это обусловлено автобиографической памятью и способностью мозга составлять карты памяти. Есть три варианта объяснения удивительного явления. Возможно, это когнитивный фактор, биологический или идентификационный. В первом случае все связано с памятью, в которой отпечатываются периоды многочисленных изменений, на смену которым приходит стабильность.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Повествовательное явление возможно из-за возникновения ощущения собственной личности – оно появляется у подростков и молодежи. Биологическое объяснение предполагает генетическую способность вспоминать в преклонном возрасте в силу обилия накопившихся в памяти картин.

Эффект Даннинга-Крюгера

Каждый хоть раз встречал такого неприятного собеседника, который не устает хвалиться собой, раздувается от самовлюбленности и понятия не имеет, о чем говорит. Такой эффект привлек внимание ученых в последнем году прошлого тысячелетия. Оказалось, это когнитивное явление, из-за которого некомпетентная персона не понимает, что она ничего не знает, поэтому ощущает уверенность, воспринимая себя как максимально конкурентную в определенной теме.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Лишь 39 % опрошенных смогли выдержать конструктивную критику и понять ее причину, а 61 % продемонстрировали эффект Даннинга-Крюгера. Его альтернативное наименование – иллюзорное превосходство, когда человек склонен переоценивать позитивные качества, присущие ему.

Скупой мир

Так назвали явление, провоцируемое новостями о насилии и агрессии. Люди верят, что мы живем в ужасном мире, где нет ничего хорошего. Телезрители в своей основной массе восприимчивы к тому, что им говорят на экранах, и верят в истинность сказанного. Людям кажется, что картинка на экране точно отражает происходящее вне стен их дома. Чрезмерное насилие, демонстрируемое на экране, понижает чувствительность человека и рекламирует агрессивные поступки. Чтобы не стать жертвой этого эффекта, нужно знакомиться с новостями дозированно, «фильтруя» их на предмет адекватности.

10 психологических феноменов, которые многие из нас испытывали, но не придавали значения (10 фото)

Феномен самозванца

Известно, что его жертвами были многие известные личности. Психологи считают, что порядка 70 % людей хоть раз сталкивались с таким. Это состояние неуверенности в себе и своих возможностях. Человек, оказавшись во власти феномена, сомневается в достигнутом и опасается, что его посчитают мошенником. Успех такие люди объясняют стечением обстоятельств, а иные и вовсе боятся, что они просто обманули других. Чаще такое свойственно женщинам, достигшим больших высот, но мужчины тоже оказываются жертвами синдрома. Внутренне такие люди не признают достигнутого ими. Причин явления много – стереотипы, культура, воспитание. Феномен нередко сопровождается симптомами депрессии и беспокойства. Чтобы справиться с проблемой, нужно научиться наслаждаться тем, что делаешь, и любить то, что получается.

Психологические явления в группах — Студопедия

Психологические явления в группах можно классифицировать по разным основаниям: по принадлежности к конкретным общностям, по устойчивости, по степени осознанности и т. д. Основополагающей и методологически более значимой выступает их классификация по принадлежности людей к различным социальным группам, поскольку именно этот критерий определяет большинство закономерностей и особенностей их функционирования. Следует помнить, что в основе всех психологических явлений в обществе лежат общесоциальные процессы взаимодействия, восприятия, взаимоотношений и общения людей. В ходе производства и потребления материальных благ люди вступают в различного рода социальные связи, в основе которых и лежат их взаимодействие, вос­приятие, взаимоотношения и общение. Без правильного понимания их специфики нельзя хорошо понять психологию людей.

К психологическим явлениям, возникающим в группах, относят: общесоциальные процессы, явления и процессы, возникающие в больших, малых группах и в неорганизованных общностях, явления, относящиеся к личности.

1. Общесоциальные процессы. Они представляют собой феномены, которые обеспечивают проявление психологии многих людей, независимо от их принадлежности к конкретным социальным группам. К ним относят: взаимодействие, социальную перцепцию, взаимоотношения, общение.

Взаимодействие – это процесс взаимного влияния людей друг на друга, порождающий их совместные отношения и связи.



Социальная перцепция (синоним – социальное восприятие) – это про­цесс восприятия социальных объектов, под которыми обычно подразумеваются люди и социальные группы.

Взаимоотношения (синоним – межличностные отношения) – это субъективные связи, возникающие в результате взаимодействия лю­дей и сопровождаемые различными эмоциональными переживания­ми индивидов, в них участвующих.

Общение – это взаимодействие, осуществляемое с помощью средств речевого и неречевого влияния и преследующее цель достижения из­менений в мотивационной, познавательной, эмоционально-волевой и поведенческой сферах участвующих в общении людей.

2. Психологические явления и процессы, возникающие в больших группах. Они представляют собой феномены, проявляющиеся при общении, взаимодействии и взаимоотношениях людей в классовых, этнических (национальных), политических и религиозных общностях.


Классовая психология – это психологические явления, возникающие и процессе взаимодействия, взаимовосприятия, общения и взаимоотношений представителей различных классов, а также социально-пси­хологические особенности последних. Обычно к этому виду явлений относят психический склад класса, а также специфику мотивации, настроений, отношений, поведения его представителей.

Национальная психология – это психологические явления, характеризующие взаимодействие, взаимовосприятие, общение и взаимоотношения представителей различных этносов (наций), а также их национально-психологические особенности. Этническая психология существует и проявляется в форме национального самосознания, национального характера, национального темперамента, национальных интересов и ценностных ориентаций, чувств, настроений и традиций (ее структурообразующая сторона) и национально-психологических особенностей (ее динамическая сторона) представителей конкретных этнических общностей.

Политическая психология – это психологические явления и про­цессы, характеризующие деятельность и поведение людей в борьбе за власть и в интересах конкретных политических организаций.

Религиозная психология – это психологические особенности взаи­модействия, взаимовосприятия, общения и взаимоотношений верую­щих в Бога людей. К религиозной психологии обычно относят религиозную веру, мотивы, ценностные ориентации, чувства, настроения и специфику общения верующих,та также их культовое и ритуальное поведение.

3. Психологические явления в малых группах. Они представляют собой феномены, возникающие и развивающиеся преимущественно к группах, немногочисленных по своему составу (например, семье). К ним обычно относят: групповые устремления, внутригрупповые отношения, групповые мнения, групповые настроения, переживания и традиции.

4. Психологические явления, возникающие в неорганизованных общностях. Их обычно называют массовидными, т. е. возникающими в стихийно образующихся общностях людей. К ним обычно относят панику, психологические особенности массовой коммуникации, поведение людей в толпе, психологию рекламы и распространение слухов.

5. Психологические явления, относящиеся к личности. Это феномены, обусловленные поведением, действиями и особенностями человека как личности. К ним обычно относят: социальный статус, позиции и роли личности, ее установки и стереотипы.

Кроме того, различают психологические механизмы, с помощью ко­торых строится взаимодействие, общение и взаимоотношения людей и группах. К ним относят подражание и заражение. Подражание – эти психологический процесс следования личности или группе, какому-либо эталону, образцу, проявляющийся в принятии, заимствовании и воспроизведении внешних (поведенческих) или внутренних (психологических) особенностей других людей. Заражение представляет собой психологический механизм передачи эмоционального состояния от од­ного человека или группы к другим в условиях непосредственного контакта, отражающий их подверженность определенным состояниям и психологическому воздействию (влиянию) со стороны других людей.

СООТНОШЕНИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ — Студопедия

Основные понятия:

Общественные отношения; Психологические отношения; Взаимодействие; Общение; Взаимопонимание; Социальная перцепция; Общественное сознание; Идеология; Общественная психология; Социальная роль

Классификация социально-психологических явлений:

По принадлежности к различным общностям и субъектам:

v Организационные общности:

¾ Большие группы (нации, политические и общественные институты)

¾ Малые группы

б) Общности неорганизованные (или слабо организованные (толпа, скопление людей)

Социально-психологические явления здесь массовидные, а поведение стихийное

¾ Психология толпы

¾ Психология паники, страха

¾ Психология слухов

¾ Психология массовых коммуникационных процессов (психология воздействия)

¾ Психология рекламы, и д.р.

v Личность, включенная в социальные процессы, т.е. личность в стадии социализации.

По отнесенности к различным классам психологических феноменов:

¾ Рационально-осмысленные (взгляды, мнения, убеждения, интересы, традиции и т.д.)

¾ Эмоционально-упорядоченные (социальные чувства и настроения, СПК и МНА).

¾ Массовидные (стихийные)

По устойчивости:

¾ Динамические (различные виды общения)

¾ Динамико-статичные (мнения, настроения)

¾ Статические (обычаи, традиции)

По степени осознанности:

¾ Осознанные

¾ Неосознанные

Все социально-психологические явления (СПЯ) возникают, изменяются в процессе и в результате положительного или отрицательного взаимодействия людей в различных социальных группах, однако их содержание определяется не только этим взаимодействием, но и объективными условиями, в которых развертываются жизнедеятельность данной общности.



Общественные отношения возникают в процессе совместной деятельности.

Все общественные отношения пронизаны психологическими отношениями, т.е. субъективными связями, которые возникают в результате фактического взаимодействия людей и сопровождается эмоциональными переживаниями (симпатиями, антипатиями и т.д.)

Основные социально-психологические явления (СПЯ):

Общественные отношения – материальны и основаны на разделении социальных ролей в обществе.

Общественные отношения – основа существования людей (классификация):

б) По форме проявления: материальные, экономические, политические,

идеологические, правовые, религиозные, моральные, эстетические;


в) По принадлежности к различным субъектам: национальные, классовые, конфессиональные;

г) По функционированию связей: по вертикали, по горизонтали;

д) По характеру регламентации: официальные, неофициальные.

Психологические отношения – субъективны и основаны на непосредственных контактах между людьми, сопровождаются эмоциональными переживаниями.

Социальная роль – функция, нормативного одобренного образа поведения, ожидаемого от каждого человека, занимающего определенное место в обществе.

Общественное сознание – результата материальной, духовной и психологической жизни общества, его развития. Это отражение в сознании людей состояния их общественного бытия, общественных и психологических отношений как в историческом, так и в конкретно-ситуативном плане.

Менталитет (ментальность) (лат. mentalis — умственный), образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе.

Идеология – как компонент общественного сознания есть теоретическое, системно-научное осознание (отражение) людьми объективной действительности через призму их социальных интересов. Идеология не может существовать без общественной психологии.

Общественная психология – нижний уровень общественного сознания, связанный с непосредственным отражением людьми их социального бытия.

Между идеологией и общественной психологией существует много общего:

¾ Один объект – социальное бытие и деятельность;

¾ Одно и тоже воздействие объективной реальности;

¾ Они исторически обусловлены и специфичны;

¾ Они относительно самостоятельные и эффективны

В тоже время есть различия:

— идеология отражает индивидуальное и общественное бытие в форме системы идей и взглядов, которые провозглашены и представлены в обобщенном виде.

— общественная психология – более динамичная форма отражения воздействия окружающего мира.

— идеология формирует устойчивое отношение к факторам общественного бытия

— общественная психология их непосредственно отражает и изменяется вслед за динамикой факторов общественного бытия.

— идеология более устойчива и консервативна.

В Российской Федерации с1993 года официальной (общенациональной или общегосударственной) идеологии нет.

Закономерности развития общественной психологии:

¾ Она находится в зависимости от материальных условий существования;

¾ Она всегда носит конкретно-исторический характер;

¾ Она «вплетена» в непосредственную жизнь и деятельность людей;

¾ Она всегда находится в определенной динамике.

Механизмы функционирования социально- психологических феноменов:

Подражание — процесс следования человека или группы какому-либо образцу;

Заражение — механизм передачи эмоционального состояния от одного человека или группы к другим в условиях непосредственного контакта;

Убеждение и внушение, но это все-таки методы (способы) воздействия на людей.

Социальная перцепция – восприятие людьми друг друга в ходе взаимодействия и совместной деятельности.

Общение – сложный многоплановый процесс установления и развития контрактов и связей между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией и выработку единой стратегии взаимодействия, взаимоотношений.

Тема 3

Психологическая феноменология (круг феноменов, изучаемых психологами разных школ)

Слово «феноменология», вынесенное в заглавие параграфа, означает в данном случае «совокупность феноменов»1. Феномен философская категория, служащая для обозначения явления, которое постигается в чувственном (иногда говорят «непосредственном») опыте. Феномен противопоставляется «ноумену» — категории, обозначающей сущность вещи, которая, хотя и проявляется в феноменах, не сводима к ним-, познается иным — опосредствованным — образом и требует рациональных способов ее осмысления.

Ниже мы рассмотрим шесть групп различных феноменов, которые в разное время попадали в поле зрения психологов.

1. Если спросить новичка в психологии, какими явлениями занимается психология как наука, то он, скорее всего, скажет — психическими и при этом укажет на явления «внутреннего мира», точнее, явления сознания, о которых мы все знаем по собственному опыту и можем отдавать себе в этом отчет. Эти явления представляются многим особенными, качественно отличными, например, от физических или химических явлений (изучаемых соответственно физикой и химией). Ведь физики и химики могут наблюдать одни и те же явления (например, испарение воды при нагревании или покраснение лакмусовой бумажки при помещении ее в кислоту) все вместе, эти явления объективны, т. е. их существование и научное познание не зависят от субъективных переживаний того или иного исследователя2. Психические же феномены представляются, напротив, субъективными, поскольку кажутся открытыми для «непосредственного» познания только тому лицу, который их переживает, тогда как другой человек может составить представление об этих явлениях только в том случае, если сам переживет нечто подобное. Впервые влюбившись в кого-нибудь, подросток думает, что никто никогда не переживал подобного чувства, и может сказать своему товарищу: «Ты никогда не поймешь меня, потому что никогда не любил». Можно, конечно, попытаться описать эти субъективные переживания в дневнике или рассказе; при этом, несомненно, что-то теряется (вспомним тютчевское: «Как сердцу высказать себя?..»), но носитель данных переживаний убежден, что уж он-то лучше всех знает, что творится у него в его внутреннем мире, «в его душе». Поэтому надо (под-



1 Это же слово имеет и другие значения; чаще всего им называется философское направление XX в., создателем которого был немецкий философ Э.Гуссерль.


2 Здесь мы даем самое распространенное (главным образом, в естественных науках и в обыденной жизни) определение понятий «объективное» и «субъективное»; существуют и иные определения этих понятий (см. ниже).

сказывает нам здравый смысл) научиться описывать свои переживания так, как это делали великие писатели-психологи, знатоки человеческих душ, умевшие заглянуть «вовнутрь» и воссоздать внутренний мир субъекта.

Вспомним, например, описания Л.Н.Толстым переживаний Николеньки Иртеньева, героя повести «Детство», по поводу смерти горячо любимой им матери. Обратим внимание на то, как ребенок во время ее похорон прекрасно различает, что он на самом деле чувствует, а что хочет показать «для других»: «Прежде и после погребения я не переставал плакать и был грустен, но мне совестно вспомнить эту грусть, потому что к ней всегда примешивалось какое-нибудь самолюбивое чувство: то желание показать, что я огорчен больше всех, то заботы о действии, которое я произвожу на других, то бесцельное любопытство, которое заставляло делать наблюдения над Мими и лицами присутствующих. Я презирал себя за то, что не испытываю исключительно одного чувства горести, и старался скрывать все другие; от этого печаль моя была неискренна и неестественна. Сверх того, я испытывал какое-то наслаждение, зная, что я несчастлив, старался возбуждать сознание несчастия, и это эгоистическое чувство больше других заглушало во мне истинную печаль…» [123, 87].

Многие занимавшиеся научной психологией различали, конечно, собственно научное познание внутреннего мира и художественное его осмысление, но тем не менее были убеждены, что психология как наука имеет огромное преимущество перед другими науками: если в других науках сущность (ноумен) изучаемой реальности нужно долго и опосредствованно выявлять через анализ и сопоставление явлений (феноменов), то в психологии изучаемая реальность открыта для непосредственного познания так, как никакая иная (т.е. сущность и явление в психологии совпадают). Так, известный русский психолог Лев Михайлович Лопатин(1855 — 1920) писал: «Мы все познаем через призму нашего духа, но то, что совершается в самом духе, мы познаем без всякой посредствующей призмы. В противоположность явлениям физической природы, явления сознательной душевной жизни (а… только они являются прямым предметом психологического изучения) сознаются нами как они есть» [75, 9— 10].

Многие психологи считали, что для познания явлений сознательной жизни не существует иного метода, кроме метода интроспекции (от лат. introspecto — смотрю внутрь). Интроспекция — это особый тип самонаблюдения, который предполагает наблюдение за своими внутренними переживаниями, происходящее в процессе их осуществления. «Психология не была бы возможна, — писал другой известный русский психолог — Георгий Иванович Челпанов(1862— 1936) в начале XX в., — если бы не было самонаблюдения» [136, 97], и приводил следующий пример, доказы-

вающий это его утверждение. Никто из присутствующих не видит непосредственно чувства печали, которое испытывает некий чет ловек, и лишь по «каплям прозрачной жидкости», текущим из его глаз, по опустившимся углам рта и т.п. присутствующие умозаключают об этом чувстве — и то только потому, что сами когда-нибудь испытывали нечто подобное. Психологов, разделявших подобные взгляды, называли психологами-интроспекционистами.

Данная точка зрения кажется настолько правдоподобной и соответствующей здравому смыслу, что она продержалась в научной психологии довольно долго, несмотря на ее критику (см. историю интроспективной психологии в главе 3). Однако за прошедшее с той эпохи время существенно изменилось само понимание сознания и методов его изучения, хотя мы по-прежнему говорим, что «явления сознания» выступают теми феноменами, которые психолог, безусловно, должен включить в круг изучаемых им явлений, и они изучаются в современной психологии, хотя уже и не с позиций интроспекционизма.

2. Постепенно в психологической науке накапливались факты, говорящие о том, что кроме сознательных явлений, о которых субъект может дать себе отчет, существуют еще бессознательные (неосознаваемые)психические процессы. Оних субъект может даже не догадываться, но эти процессы играют существенную роль в его поведении и определяют особенности его сознательной психической жизни. Проявления бессознательного психического очень многообразны (в главе 7 мы рассмотрим возможные классификации бессознательных процессов в психологии). Приведем примеры проявлений бессознательного, которые выступают второй (после явлений сознания) областью эмпирического изучения в психологии. Мы заимствуем эти примеры из знаменитой книги «Психопатология обыденной жизни» великого австрийского психолога Зигмунда Фрейда(Freud, 1856— 1939), который сыграл огромную роль в разработке путей проникновения в бессознательную сферу нашей психики, создав свое собственное направление в психологии психоанализ.

З.Фрейд был убежден в том, что в психической жизни не может быть ничего случайного, т. е. ничем не обусловленного: любые ошибочные действия (обмолвки, описки, забывание впечатлений и намерений, закладывание куда-либо предметов и т.п.) являются результатом значимых для субъекта желаний, которые остаются для его сознания скрытыми, и только специальное толкование указанных ошибочных действий (в отдельных случаях весьма трудное и долгое) может открыть их истинный смысл. Здесь уже явле-

1 В настоящем учебнике термины «бессознательное» и «неосознаваемое» используются чаще всего как синонимы (за исключением специально оговоренных случаев).

ние и сущность не совпадают: субъекту кажется, что он хочет одного, тогда как на самом деле оказывается, что он желал совсем другого, чаще всего противоположного.

Один из примеров З.Фрейд заимствовал у своего коллеги доктора В.Штекеля. Тот говорит о себе, что как врач никогда не руководствуется соображениями заработка и всегда имеет в виду лишь интересы больного. Тем не менее оговорка, которую он сделал однажды, открыла его истинные желания. Одна его пациентка, пережившая тяжелую болезнь, наконец выздоравливает. Радостный от того, что ей лучше, В. Штекель расписывает прелести ее будущей жизни и прибавляет: «Если вы, на что я надеюсь, не скоро встанете с постели». Причины этой обмолвки, признается доктор, «очевидно, эгоистический бессознательный мотив — желание дольше лечить эту богатую больную, желание, которое совершенно чуждо моему сознанию и которое я отверг бы с негодованием» [132, 236].

А вот случай из практики самого З.Фрейда. Первого января он просматривает свою записную книжку, чтобы выписать гонорарные счета больным, встречает в ней июньскую запись о больном под таким-то именем — и не может вспомнить, кто это такой. С большим удивлением он обнаруживает далее, что он лечил этого больного довольно долго и посещал ежедневно. З.Фрейд задается недоуменным вопросом: как и почему он мог забыть, что это был за случай? С большим трудом он наконец вспомнил, что этим больным была 14-летняя девочка, которой он поставил диагноз «истерия» и лечение которой шло первоначально очень даже неплохо. Под влиянием видимого улучшения родители девочки решили, что можно прекратить лечение, хотя у нее еще наблюдались боли в животе (З.Фрейд расценил их как проявления истерии). Но вскоре девочка умерла от саркомы брюшных желез. З.Фрейд, по его собственным словам, «будучи ослеплен шумными, но безобидными явлениями истерии, быть может, не заметил первых признаков подкрадывавшейся неизлечимой болезни» [132, 254]. За последние годы это был самый тяжелый случай из его практики, и немудрено, что он был забыт.

В настоящее время психоанализ не является единственным направлением в психологии, которое занимается изучением бессознательных процессов. Многие школы так или иначе имеют дело с бессознательным, хотя и истолковывают его иным образом, чем это делалось и делается в психоаналитических работах.

Надо, однако, отметить, что явления бессознательной психической жизни не даны нам столь же «непосредственно» в самонаблюдении, как кажутся нам данными явления сознательной психической жизни. До них нужно «докапываться» с помощью особых методов, анализируя, в частности, изменения поведения (см. приведенные выше примеры), сновидения субъекта, которые

многие называют измененными состояниями сознания, и т.п. Многие даже считают, что бессознательные психические процессы нельзя, строго говоря, называть явлениями — коль скоро они не даны нам в форме «непосредственно переживаемой нами реальности». Это, скорее, скрытая сущность определенных «лежащих на поверхности» вполне сознательных явлений.

Чтобы снять возможные споры по этому вопросу на данном этапе обучения, отметим, что противопоставление соотносительных философских категорий (в том числе категорий «сущность» и «явление») имеет определенные границы, и одна и та же реальность при решении разных научных задач может квалифицироваться и как «сущность», и как «явление». В настоящем учебнике мы назвали бессознательные психические процессы «психологическими феноменами» с целью подчеркнуть, что с определенного момента они обратили на себя внимание психологов как особая реальность, требующая эмпирического (как бы это эмпирическое ни понималось) изучения.

3. В начале XX в. некоторые американские психологи, не удовлетворенные субъективностью современной им интроспективной психологии, предложили в качестве явлений, которые могут быть изучены объективно, различные формы поведения. Под поведением они понимали все внешне наблюдаемые реакции человека (и животных) на стимулы (раздражители) из окружающей среды. Так возникло мощное психологическое направление, названное бихевиоризмом (от англ. behavio[u]r — поведение). Основатель этого направления Джон Уотсон(Watson, 1878— 1958) писал: «С точки зрения бихевиоризма подлинным предметом психологии (человека) является поведение человека от рождения до смерти… И поскольку при объективном изучении человека бихевиорист не наблюдает ничего такого, что он мог бы назвать сознанием, чувствованием, ощущением, воображением, волей, постольку он больше не считает, что эти термины указывают на подлинные феномены психологии» [126, 129-ПО].

Таким образом, бихевиористы предложили изучать не явления сознания, которые, по их мнению, недоступны объективному исследованию, а феномены поведения, которые могут наблюдаться несколькими психологами одновременно и поэтому изучаться объективно. Тем самым психология вставала в ряд таких наук, как физика, химия и др., переставая быть «на особом положении». Бихевиористы предполагали также, что,

Дж. Уотсон

изучив закономерности поведения индивида, можно им управлять и формировать в нужном обществу направлении.

Надо отметить, что внешне наблюдаемое поведение, действительно, может многое сказать о человеке. Вспомним, например, одного из персонажей романа М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени» — Максима Максимыча. Вот он узнает, что подъехавшая коляска его старого знакомого Печорина: «Ну так!.. Так!.. Григорий Александрович? Так ведь его зовут?.. Мы с твоим барином были приятели, — прибавил он, ударив дружески по плечу лакея, так что заставил его пошатнуться». Вот он ожидает Печорина, а тот все не идет: «Он наскоро выхлебнул чашку, отказался от второй и ушел опять за ворота в каком-то беспокойстве… Уже было поздно и темно, когда я снова отворил окно и стал звать Максима Максимыча, говоря, что пора спать; он что-то пробормотал сквозь зубы; я повторил приглашение, — он ничего не отвечал». Вот Максим Максимыч приходит спать: «Он бросил трубку на стол, стал ходить по комнате, швырять в печи, наконец лег, но долго кашлял, плевал, ворочался…

— Не клопы ли вас кусают? — спросил я.

— Да, клопы… — отвечал он, тяжело вздохнув».

Вот, наконец, он увидел Печорина: «Я обернулся к площади и увидел Максима Максимыча, бегущего что было мочи… Через несколько минут он был уже возле нас; он едва мог дышать; пот градом катился с лица его; мокрые клочки седых волос, вырвавшись из-под шапки, приклеились ко лбу его; колена его дрожали… он хотел кинуться на шею Печорину, но тот довольно холодно, хотя с приветливой улыбкой, протянул ему руку. Штабс-капитан на минуту остолбенел, но потом жадно схватил его руку обеими руками: он еще не мог говорить» [71].

Поведение как внешне наблюдаемая реальность, действительно, заслуживает изучения в психологии. Однако далеко не всегда прямое изучение внешне наблюдаемого может помочь психологу в истолковании реальных причин того или иного человеческого поступка. Внешне одно и то же поведение может быть вызвано самыми разными, скрытыми от прямого наблюдения мотивами, поэтому изучение феноменов поведения в современной психологии происходит гораздо более сложными методами, чем в классическом бихевиоризме.

4. В свое время многие ученые обратили внимание и на то, что невозможно понять психологию отдельного человека без понимания особенностей той общественной среды, в которой человек воспитывался, и той культуры, которую человек усвоил. Еще в середине XIX в. об этом говорил К. Маркс, определявший сущность человека как «совокупность (ансамбль) всех общественных отношений». В конце XIX — начале XX в. данные идеи распространились в социологии и этнографии (Э.Дюркгейм, Л.Ле-

ви-Брюль и др.)- В 20-х гг. XX в. появились психологические направления, для которых эти идеи стали центральными (Л. С. Выготский, А. Н.Леонтьев и др.). Таким образом, в поле зрения психологов попадают различные феномены общественных отношений (экономических, политических, нравственных, религиозных и т.п.), изучаемых кроме психологии множеством других наук. Психологи должны использовать поэтому достижения этих наук в своих целях — для того, в частности, чтобы понять конкретную социальную обусловленность тех или иных особенностей психологии человека. Приведем примеры, иллюстрирующие сказанное.

Известный российский ученый-энциклопедист Ю.М.Лотман, рассматривая правила дуэльного поведения русского дворянина рубежа XVIII и XIX вв., пишет, что участник дуэли не властен был остановить ее или изменить что-либо в ней, поскольку дуэль имела своей целью восстановление чести, а для дворянина честь была «основным законодателем» поведения [76]. Характерно, что если вначале, до поединка, дворянин мог не испытывать неприязни к своему противнику (вспомним, например, дуэль Евгения Онегина с Владимиром Ленским из романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин»), то в процессе дуэли ее участник чувствует, как вдруг возникает желание убить противника. В свое время состоялась дуэль А.С.Грибоедова с будущим декабристом Якубовичем. Они стрелялись по правилам так называемой четверной дуэли, согласно которым после противников должны были стреляться их секунданты. Оба — и Якубович, и Грибоедов (они и были секундантами) — не испытывали друг к другу неприязни, о чем они заявили до начала дуэли. Тем не менее она состоялась, и после нее Грибоедов признался (об этом сообщает его современник Н.Муравьев-Карский), что «целился Якубовичу в голову и хотел убить его, но что это не было первое его намерение, когда он на место стал» [76, 175]. Так действующие в ту эпоху социокультурные нормы — в данном случае дуэльного поведения — могли повлиять на чувства дуэлянтов и на их динамику.

Без включения субъекта в общественные отношения человеческая психика вообще не сформировалась бы. Об этом говорят многочисленные случаи, когда находили детей, воспитывавшихся по разным причинам животными и попавших в человеческую среду слишком поздно (феномен «Маугли»). Они так и не стали людьми — многие из них по-прежнему передвигались на четвереньках, ели сырое мясо, выли на луну и т.п. Однако простое наличие общественной среды прямо не приводит к формированию человеческой психики — ребенка нужно приобщать к общественным ценностям в совместной со взрослым деятельности. «Маугли» могут появляться и сегодня, если родители не занимаются воспитанием ребенка.

Известный российский психиатр М. И. Буянов приводил такой случай: к нему попал мальчик 6 лет из неполной семьи (отец-пьяница отказался от ребенка еще до его рождения). Мать была тяжело больным человеком и занималась тем, что разводила дома и продавала породистых собак. С четырех месяцев мальчика кормила собака (мать отказывалась его кормить). Он сосал молоко собаки или пил из бутылки, которую опять-таки приносила ему собака. Он ходил за ней на четвереньках, оправлялся, как собака, играл со своей «приемной матерью», брал в рот все подряд. После помещения в детский дом он не выполнял никаких требований персонала, ел землю, сосал палки и т.п. Если мать забирала его домой, опять начиналась его «собачья жизнь». При этом явных признаков какого-либо психического заболевания у мальчика не находили, но полноценным человеком он так и не стал, практически не овладев человеческой речью и не приобретя человеческого опыта [12].

5. Общественные отношения на психологическом уровне проявляются прежде всего в межличностном общении и совместной деятельности, которые опосредствованы различными предметами материальной и духовной культуры (вообще говоря, понятия «общество» и «культура»1 неразделимы). Они также заслуживают внимания психологов. К материальной культуре относят обычно орудия труда, жилища, одежду и т.п., помогающие человеку не только приспособиться к природным условиям, но и овладеть ими, к духовной — прежде всего язык как средство общения и передачи опыта и то «психологическое орудие» (Л.С.Выготский), с помощью которого человек овладевает своими психическими процессами. К духовной культуре относят также регулирующие человеческие взаимоотношения нормы и ценности, произведения искусства, религиозные представления и обряды и др. Надо отметить, однако, что разделение культуры на материальную и духовную носит условный характер. Как справедливо заметил один из современных авторов А. С. Кармин, «вся культура в целом духовна, потому что она есть мир смыслов, т.е. духовных сущностей» [43, 317], и в то же время она вся в целом материальна, «потому что представлена, «материализована» в чувственно воспринимаемых кодах, в знаках и текстах» [там же]. Поэтому под материальной культурой он предлагает понимать «знаковую оболочку» всякой культуры, т.е. объективные, материальные формы выражения культурных смыслов.

1 Определений культуры в настоящее время бесчисленное множество; один из авторов насчитал таковых около 500 [43]. В целом под культурой понимается «вторая природа», т.е. все созданное человечеством — материальные и духовные «вещи», совокупность всех видов человеческой деятельности, обычаев, верований и т.п. Культура фиксирует, таким образом, приобретения человечества в процессе его общественного развития и передает их от поколения к поколению.

Зачем психологу обращаться к изучению предметов материальной и духовной культуры? Потому что в них «опредмечены» человеческая деятельность, человеческие представления о мире, его переживания и размышления, его желания и стремления. Совокупность всех созданных человечеством предметов выступает, по образному выражению К. Маркса, чувственно представшей перед нами человеческой психологией [82]. Возьмем, к примеру, средневековую архитектуру, в которой в специфической форме воплощались представления человека Средних веков о мировом порядке и которая, как отмечал П. Бицилли, выполняла одну из важнейших функций Церкви — просветительство: «Готический собор, со своими сотнями и тысячами статуй, барельефов и рисунков, изображающих… всю земную жизнь с ее будничными заботами и повседневными трудами… всю историю человечества от грехопадения до Страшного Суда, является великой энциклопедией, «библией для неграмотных»» [цит. по.: 115, 63]. Даже подверженность тем или иным оптико-геометрическим иллюзиям зависит от культуры, в которой человек живет. Оптико-геометрическими иллюзиями называются зрительные иллюзии, которые возникают у многих людей при восприятии специально подобранных фигур, углов и линий. Примерами являются иллюзия Ф. Мюл-лера-Лайера (две одинаковые по длине стрелки с разным оперением — внутрь и наружу — кажутся, как правило, разными по длине — вторая больше, см. рис. 1), горизонтально-вертикальная иллюзия (одинаковые по длине линии, составляющие срединный перпендикуляр, кажутся, как правило, неравными: вертикальная линия воспринимается длиннее горизонтальной, см. рис. 2). Люди, выросшие в западном «прямоугольном» мире (т.е. с упорядоченными прямоугольными объектами, прямыми линиями и т.п.), больше подвержены, например, иллюзии Мюллера-Лайера, чем живущие в ином — «непрямоугольном» мире [49]. Примеры воплощения человеческих смыслов в формах духовной культуры (языке, искусстве и т.п.) будут приведены нами ниже, при рассмотрении задач различных отраслей психологии.

6. Наконец, в поле зрения психологов попадают различные психосоматические явления(внешне-телесные и физиологические

Рис. 1. Иллюзия Мюллера-Лайера

Рис. 2. Горизонтально-вертикальная иллюзия

процессы, выражающие в той или иной форме психические состояния). Говорят, М.И.Кутузов следовал при подборе офицеров на должности младшего командного состава следующему правилу: ввести офицера в реальный бой и посмотреть, каким будет его лицо во время этого боя. Если лицо бледнеет — значит, человек испытывает страх и его брать на должность командира нельзя; если краснеет — значит, человек, по выражению А.С.Пушкина, испытывает «упоение в бою и бездны мрачной на краю» и поэтому вполне пригоден для командной должности. Научную основу под это житейское наблюдение подвел крупнейший отечественный психофизиолог Е. Н. Соколов: он установил, что покраснение лица (т.е. расширение кровеносных сосудов головы) является признаком ориентировочного рефлекса, тогда как бледность лица (сужение сосудов) говорит о наличии оборонительного рефлекса [108]. В настоящее время психология располагает широким арсеналом различных методик оценки психологического состояния человека по показателям его физиологических реакций, о чем можно узнать из соответствующего курса психофизиологии.

Таким образом, мы перечислили те феномены, которые так или иначе попадали в разное время и в разных школах в поле зрения психологов и выступали предметом эмпирического (опытного) изучения. Правда, одни психологи не признавали, скажем, феноменов бессознательной психической жизни (интроспекцио-нисты), а другие не считали возможным эмпирически изучать сознание (бихевиористы), при исследовании одной и той же реальности могли использоваться принципиально разные методы, принимаемые одной школой и отвергаемые другой, поэтому до сих пор многие психологические школы не могут согласовать свои концепции друг с другом.

С нашей точки зрения, во всех этих столь разнородных на первый взгляд феноменах есть нечто общее — все они представляют собой проявления, формы существования и/или результаты человеческой1 деятельности. В следующем параграфе мы подробнее раскроем это положение, а также приведем краткие определения понятия «деятельность» и других связанных с ним понятий.

психические факты и их особенности — Студопедия

Психика как предмет психологии. Психология как одна из основных наук о человеке возникла в Древней Греции на рубеже V11-V1 вв. до н. э. С момента своего возникновения она была ориентирована на философию, являясь в течение нескольких столетий фактически одним из разделов этой науки. Психология в переводе с греческого означает науку о душе («psyche» — душа, «logos» — наука, учение). В настоящее время вместо понятия «душа» в психологической науке используется понятие «психика». Психикой обладают не только люди, но и животные. Исследованием психики животных занимается специальная отрасль психологии — зоопсихология. В учебном курсе «Психология и педагогика» изучается психика человека.

Любая наука, в том числе и психология, основана на изучении фактов. Чтобы понять, что такое психика человека, попытаемся провести различие между объективными и психическими (психологическими) фактами.

Психологические факты и их особенности. Факт – это фрагмент реальности и знание о нем, достоверность которого не вызывает сомнения. То, что можно наблюдать со стороны, принято относить к объективным фактам. Например, кто-то из ваших сокурсников очень восторженно отзывается о профессиональном мастерстве одного из преподавателей. Наблюдая это со стороны, вы относите факт речи сокурсника не к вымышленному образу, а к явлению объективной реальности, а вот то, что он именно так, а не иначе говорит о преподавателе, выступает в качестве психологического факта.



Психологические факты составляют субъективный опыт, т.е. зависят от того, кто является субъектом и каким способом он воспринимает, переживает и оценивает мир, в котором живет, а также самого себя. Если мы способны направлять свой взор внутрь своих мыслей и переживаний, то мы можем понять, что такое психологические факты и почему они составляют наш внутренний субъективный опыт. К психологическим фактам относятся компоненты субъективного мира человека, т.е. переживаемые внутри него образы, мысли, воспоминания, мотивы, цели, интересы, эмоции, чувства, достоверность существования которых устанавливается самим человеком.

Выделим особенности психологических фактов:

· Субъективность, т.е. зависимость от того, кто воспринимает окружающий мир и самого себя: для стороннего наблюдателя невозможно непосредственно воспринять образы другого человека. Поэтому психологические факты обнаруживают себя в способе восприятия человеком окружающего мира и самого себя. В психологические факты постоянно «погружен» человек. Поэтому мы с вами и авторы, и исполнители своей собственной жизненной драмы, которую мы же и познаем. От присутствия личности в психологических фактах нельзя «отделаться» или отвлечься на некоторое время.


· Совпадение истинности психологических фактов со знанием человека об этих фактах:мы не только ощущаем, чувствуем, вспоминаем, фантазируем, но и знаем о том, что ощущаем, чувствуем, вспоминаем, фантазируем. Мы не только стремимся к каким-либо целям, но и знаем об этих стремлениях и целях. Психологические факты (образы, мысли, эмоции, воспоминания и т.п.) не только происходят в индивиде, но и прямо открыты перед ним, точнее, перед его внутренним зрением и настолько же реальны, что и окружающие человека предметы. Так, нам хорошо известны наши переживания грусти, радости, воспоминаний детства или каких-либо других событий. И в этом смысле мы сами для себя истина последней инстанции.

· Психологические факты – это форма личностного знания, их характеризует принадлежность к уникальной конкретной жизни личности, так как события, происходящие с человеком, приобретают статус психологических фактов, в строгом смысле этого слова, только для него самого, это его своеобразная собственность. В психологических фактах запечатлевается не только то, что познает индивид, но и сама личность, её собственное осмысление мира и самого себя, её переживания. Содержание психологических фактов приобретается и осваивается не только с помощью понятий, суждений и других форм рационального познания, но и с помощью эмоций в процессе непосредственного общения и межличностных контактов между людьми.

Поэтому познание психологических фактов – это всегда описание индивидуальных и уникальных особенностей внутреннего мира личности, что, естественно, не отменяет существования общего и закономерного в функционировании последнего. Выявление психологических фактов в психологии осуществляется с помощью определенных методов, цель которых заключается в точной их фиксации, в накоплении эмпирических данных для последующего теоретического анализа. Когда осуществляется внешнее наблюдение за психологическими фактами, то, согласно науке, их принято называть психическими (психологическими) явлениями и относить последние к психике. Изучение происхождения, функционирования и развития психики во всем богатстве её проявлений, т. е. психических явлений, является предметом психологии.

В зависимости от того, как мы воспринимаем и оцениваем окружающий мир, включая и самого себя, какое значение для себя лично всему этому придаем, мы строим свою жизненную программу и реализуем её. Это и включается в содержание психики человека, имеющей свою специфику. С целью раскрытия последней выделим свойства психики человека, чему и посвящен следующий вопрос лекции.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ. НАУЧНАЯ И ЖИТЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПРОБЛЕМА ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ. ПСИХИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

ЗАДАЧА КУРСА.

Лекция 1 ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКЕ

Раздел I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОЛОГИИ. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕДМЕТЕ ПСИХОЛОГИИ

Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию. Курс лекций.

Эта лекция открывает курс “Введение в общую психологию”. Задача курса — познакомить вас с основными понятиями и проблемами общей психологии. Мы коснемся также немного ее истории, в той мере, в какой это будет необходимо для раскрытия некоторых фундаментальных проблем, например проблемы предмета и метода. Мы познакомимся также с именами некоторых выдающихся ученых далекого прошлого и настоящего, их вкладами в развитие психологии.

Многие темы вы будете изучать затем более подробно и на более сложном уровне — в общих и специальных курсах. Некоторые же из них будут обсуждены только в этом курсе, и их освоение совершенно необходимо для вашего дальнейшего психологического образования.

Итак, самая общая задача “Введения” — заложить фундамент ваших психологических знаний.

Скажу несколько слов об особенностях психологии как науки.

В системе наук психологии должно быть отведено совершенно особое место, и вот по каким причинам.

Во-первых, это наука о самом сложном, что пока известно человечеству. Ведь психика — это “свойство высокоорганизованной материи”. Если же иметь в виду психику человека, то к словам “высокоорганизованная материя” нужно прибавить слово “самая”: ведь мозг человека — это самая высокоорганизованная материя, известная нам.



Знаменательно, что с той же мысли начинает свой трактат “О душе” выдающийся древнегреческий философ Аристотель. Он считает, что среди прочих знаний исследованию о душе следует отвести одно из первых мест, так как “оно — знание о наиболее возвышенном и удивительном” [8, с. 371].

Во-вторых, психология находится в особом положении потому, что в ней как бы сливаются объект и субъект познания.

Чтобы пояснить это, воспользуюсь одним сравнением. Вот рождается на свет человек. Сначала, пребывая в младенческом возрасте, он не осознает и не помнит себя. Однако развитие его идет быстрыми темпами. Формируются его физические и психические способности; он учится ходить, видеть, понимать, говорить. С помощью этих способностей он познает мир; начинает действовать в нем; расширяется круг его общения. И вот постепенно из глубины детства, приходит к нему и постепенно нарастает совершенно особое ощущение — ощущение собственного “Я”. Где-то в подростковом возрасте оно начинает приобретать осознанные формы. Появляются вопросы: “Кто я? Какой я?”, а позже и “Зачем я?”. Те психические способности и функции, которые до сих пор служили ребенку средством для освоения внешнего мира — физического и социального, обращаются на познание самого себя; они сами становятся предметом осмысления и осознания.


Точно такой же процесс можно проследить в масштабе всего человечества. В первобытном обществе основные силы людей уходили на борьбу за существование, на освоение внешнего мира. Люди добывали огонь, охотились на диких животных, воевали с соседними племенами, получали первые знания о природе.

Человечество того периода, подобно младенцу, не помнит себя. Постепенно росли силы и возможности человечества. Благодаря своим психическим способностям люди создали материальную и духовную культуру; появились письменность, искусства, науки. И вот наступил момент, когда человек задал себе вопросы: что это за силы, которые дают ему возможность творить, исследовать и подчинять себе мир, какова природа его разума, каким законам подчиняется его внутренняя, душевная, жизнь?

Этот момент и был рождением самосознания человечества, т. е. рождением психологического знания.

Событие, которое когда-то произошло, можно коротко выразить так: если раньше мысль человека направлялась на внешний мир, то теперь она обратилась на саму себя. Человек отважился на то, чтобы с помощью мышления начать исследовать само мышление.

Итак, задачи психологии несоизмеримо сложнее задач любой другой науки, ибо только в ней мысль совершает поворот на себя. Только в ней научное сознание человека становится его научным самосознанием.

Наконец, в-третьих, особенность психологии заключается в ее уникальных практических следствиях.

Практические результаты от развития психологии должны стать не только несоизмеримо значительнее результатов любой другой науки, но и качественно другими. Ведь познать нечто — значит овладеть этим “нечто”, научиться им управлять.

Научиться управлять своими психическими процессами, функциями, способностями — задача, конечно, более грандиозная, чем, например, освоение космоса. При этом надо особенно подчеркнуть, что, познавая себя, человек будет себя изменять.

Психология уже сейчас накопила много фактов, показывающих, как новое знание человека о себе делает его другим: меняет его отношения, цели, его состояния и переживания. Если же снова перейти к масштабу всего человечества, то можно сказать, что психология — это наука, не только познающая, но и конструирующая, созидающая человека.

И хотя это мнение не является сейчас общепринятым, В последнее время все громче звучат голоса, призывающие осмыслить эту особенность психологии, которая делает ее наукой особого типа.

В заключение надо сказать, что психология — очень молодая наука. Это более или менее понятно: можно сказать, что, как и у вышеупомянутого подростка, должен был пройти период становления духовных сил человечества, чтобы они стали предметом научной рефлексии.

Официальное оформление научная психология получила немногим более 100 лет назад, а именно в 1879 г.:

в этом году немецкий психолог В. Вундт открыл в г. Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии.

Появлению психологии предшествовало развитие двух больших областей знания: естественных наук и философий; психология возникла на пересечении этих областей, поэтому до сих пор не определено, считать психологию естественной наукой или гуманитарной. Из вышесказанного следует, что ни один из этих ответов, по-видимому, не является правильным. Еще раз подчеркну: это — наука особого типа. Перейдем к следующему пункту нашей лекции — вопросу о соотношении научной и житейской психологии.

Любая наука имеет в качестве своей основы некоторый житейский, эмпирический опыт людей. Например, физика опирается на приобретаемые нами в повседневной жизни знания о движении и падении тел, о трении и инерции, о свете, звуке, теплоте и многом другом.

Математика тоже исходит из представлений о числах, формах, количественных соотношениях, которые начинают формироваться уже в дошкольном возрасте.

Но иначе обстоит дело с психологией. У каждого из нас есть запас житейских психологических знаний. Есть даже выдающиеся житейские психологи. Это, конечно, великие писатели, а также некоторые (хотя и не все) представители профессий, предполагающих постоянное общение с людьми: педагоги, врачи, священнослужители и др. Но, повторяю, и обычный человек располагает определенными психологическими знаниями. Об этом можно судить по тому, что каждый человек в какой-то мере может понять другого, повлиять на его поведение, предсказать его поступки, учесть его индивидуальные особенности, помочь ему и т. п.

Давайте задумаемся над вопросом: чем же отличаются житейские психологические знания от научных?

Я назову вам пять таких отличий.

Первое: житейские психологические знания, конкретны; они приурочены к конкретным ситуациям, конкретным людям, конкретным задачам. Говорят, официанты и водители такси — тоже хорошие психологи. Но в каком смысле, для решения каких задач? Как мы знаем, часто — довольно прагматических. Также конкретные прагматические задачи решает ребенок, ведя себя одним образом с матерью, другим — с отцом, и снова совсем иначе — с бабушкой. В каждом конкретном случае он точно знает, как надо себя вести, чтобы добиться желаемой цели. Но вряд ли мы можем ожидать от него такой же проницательности в отношении чужих бабушки или мамы. Итак, житейские психологические знания характеризуются конкретностью, ограниченностью задач, ситуаций и лиц, на которые они распространяются.

Научная же психология, как и всякая наука, стремится к обобщениям. Для этого она использует научные понятия, Отработка понятий — одна из важнейших функций науки. В научных понятиях отражаются наиболее существенные свойства предметов и явлений, общие связи и соотношения. Научные понятия четко определяются, соотносятся друг с другом, связываются в законы.

Например, в физике благодаря введению понятия силы И. Ньютону удалось описать с помощью трех законов механики тысячи различных конкретных случаев движения и механического взаимодействия тел.

То же происходит и в психологии. Можно очень долго описывать человека, перечисляя в житейских терминах его качества, черты характера, поступки, отношения с другими людьми. Научная же психология ищет и находит такие обобщающие понятия, которые не только экономизируют описания, но и за конгломератом частностей позволяют увидеть общие тенденции и закономерности развития личности и ее индивидуальные особенности. Нужно отметить одну особенность научных психологических понятий: они часто совпадают с житейскими по своей внешней форме, т. е. попросту говоря, выражаются теми же словами. Однако внутреннее содержание, значения этих слов, как правило, различны. Житейские термины обычно более расплывчаты и многозначны.

Однажды старшеклассников попросили письменно ответить на вопрос: что такое личность? Ответы оказались очень разными, а один учащийся ответил так: “Это то, что следует проверить по документам”. Я не буду сейчас Говорить о том, как понятие “личность” определяется в научной психологии, — это сложный вопрос, и мы им специально займемся позже, на одной из последних лекций. Скажу только, что определение это сильно расходится с тем, которые было предложено упомянутым школьником.

Второе отличие житейских психологических знаний состоит в том, что они носят интуитивный характер. Это связано с особым способом их получения: они приобретаются путем практических проб и прилаживаний.

Подобный способ особенно отчетливо виден у детей. Я уже упоминала об их хорошей психологической интуиции. А как она достигается? Путем ежедневных и даже ежечасных испытаний, которым они подвергают взрослых и о которых последние не всегда догадываются. И вот в ходе этих испытаний дети обнаруживают, из кого можно “вить веревки”, а из кого нельзя.

Часто педагоги и тренеры находят эффективные способы воспитания, обучения, тренировки, идя тем же путем: экспериментируя и зорко подмечая малейшие положительные результаты, т. е. в определенном смысле “идя на ощупь”. Нередко они обращаются к психологам с просьбой объяснить психологический смысл найденных ими приемов.

В отличие от этого научные психологические знания рациональны и вполне осознанны. Обычный путь состоит в выдвижении словесно формулируемых гипотез и проверке логически вытекающих из них следствий.

Третье отличие состоит в способах передачи знаний и даже в самой возможности их передачи. В сфере практической психологии такая возможность весьма ограничена. Это непосредственно вытекает из двух предыдущих особенностей житейского психологического опыта — его конкретного и интуитивного характера. Глубокий психолог Ф. М. Достоевский выразил свою интуицию в написанных им произведениях, мы их все прочли — стали мы после этого столь же проницательными психологами? Передается ли житейский опыт от старшего поколения к младшему? Как правило, с большим трудом и в очень незначительной степени. Вечная проблема “отцов и детей” состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов. Каждому новому поколению, каждому молодому человеку приходится самому “набивать шишки” для приобретения этого опыта.

В то же время в науке знания аккумулируются и передаются с большим, если можно так выразиться, КПД. Кто-то давно сравнил представителей науки с пигмеями, которые стоят на плечах у великанов — выдающихся ученых прошлого. Они, может быть, гораздо меньше ростом, но видят дальше, чем великаны, потому что стоят на их плечах. Накопление и передача научных зданий возможна благодаря тому, что эти знания кристаллизуются в понятиях и законах. Они фиксируются в научной литературе и передаются с помощью вербальных средств, т. е. речи и языка, чем мы, собственно говоря, и начали сегодня заниматься.

Четвертое различие состоит в методах получения зданий в сферах житейской и научной психологии. В житейской психологии мы вынуждены ограничиваться наблюдениями и размышлениями. В научной психологии к этим методам добавляется эксперимент.

Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь не ждет стечения обстоятельств, в результате которого возникает интересующее его явление, а вызывает это явление сам, создавая соответствующие условия. Затем он целенаправленно варьирует эти условия, чтобы выявить закономерности, которым данное явление подчиняется. С введением в психологию экспериментального метода (открытия в конце прошлого века первой экспериментальной лаборатории) психология, как я уже говорила, оформилась в самостоятельную науку.

Наконец, пятое отличие, и вместе с тем преимущество, научной психологии состоит в том, что она располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем своем объеме ни одному носителю житейской психологии. Материал этот накапливается и осмысливается, в том числе в специальных отраслях психологической науки, таких, как возрастная психология, педагогическая психология, пато-и нейропсихология, психология труда и инженерная психология, социальная психология, зоопсихология и др. В этих областях, имея дело с различными стадиями и уровнями психического развития животных и человека, с дефектами и болезнями психики, с необычными условиями труда — условиями стресса, информационных перегрузок или, наоборот, монотонии и информационного голода и т. п., — психолог не только расширяет круг своих исследовательских задач, но и сталкивается с новыми неожиданными явлениями. Ведь рассмотрение работы какого-либо механизма в условиях развития, поломки или функциональной перегрузки с разных сторон высвечивает его структуру и организацию.

Приведу короткий пример. Вы, конечно, знаете, что у нас в г. Загорске существует специальный интернат для слепоглухонемых детей. Это дети, у которых нет слуха, нет зрения, нет зрения и, конечно, первоначально нет речи. Главный “канал”, через который они могут вступать в контакт с внешним миром,— это осязание.

И вот через этот чрезвычайно узкий канал в условиях специального обучения они начинают познавать мир, людей и себя! Процесс этот, особенно вначале, идет очень медленно, он развернут во времени и во многих деталях может быть увиден как бы через “временную лупу” (термин, который использовали для описания этого феномена известные советские ученые А. И. Мещеряков и Э. В. Ильенков). Очевидно, что в случае развития нормального здорового ребенка многое проходит слишком быстро, стихийно и незамечено. Таким образом, помощь детям в условиях жестокого эксперимента, который поставила над ними природа, помощь, организуемая психологами совместно с педагогами — дефектологами, превращается одновременно в важнейшее средство познания общих психологических закономерностей — развития восприятия, мышления, личности.

Итак, обобщая, можно сказать, что разработка специальных отраслей психологии является Методом (методом с большой буквы) общей психологии. Такого метода лишена, конечно, житейская психология.

Теперь, когда мы убедились в целом ряде преимуществ научной психологии перед житейской, уместно поставить вопрос: а какую позицию научные психологи должны занять по отношению к носителям житейской психологии?

Предположим, вы окончили университет, стали образованными специалистами-психологами. Вообразите себя в этом состоянии. А теперь вообразите рядом с собой какого-нибудь мудреца, необязательно живущего сегодня, какого-нибудь древнегреческого философа, например.

Этот мудрец — носитель многовековых размышлений людей о судьбах человечества, о природе человека, его проблемах, его счастье. Вы — носитель научного опыта, качественно другого, как мы только что видели. Так какую же позицию вы должны занять по отношению к знаниям и опыту мудреца? Вопрос этот не праздный, он неизбежно рано или поздно встанет перед каждым из вас: как должны соотноситься в вашей голове, в вашей душе, в вашей деятельности эти два рода опыта?

Я хотела бы предупредить вас об одной ошибочной позиции, которую, впрочем, нередко занимают психологи с большим научным стажем. “Проблемы человеческой жизни, — говорят они, — нет, я ими не занимаюсь. Я занимаюсь научной психологией. Я разбираюсь в нейронах, рефлексах, психических процессах, а не в “муках творчества”.

Имеет ли эта позиция некоторые основания? Сейчас мы уже можем ответить на этот вопрос: да, имеет. Эти некоторые основания состоят в том, что упомянутый научный психолог вынужден был в процессе своего образования сделать шаг в мир отвлеченных общих понятий, он вынужден был вместе с научной психологией, образно говоря, загнать жизнь in vitro*, “разъять” душевную жизнь “на части”. Но эти необходимые действия произвели на него слишком большое впечатление. Он забыл, с какой целью делались эти необходимые шаги, какой путь предполагался дальше. Он забыл или не дал себе труда осознать, что великие ученые — его предшественники вводили новые понятия и теории, выделяя существенные стороны реальной жизни, предполагая затем вернуться к ее анализу с новыми средствами.

История науки, в том числе психологии, знает немало примеров того, как ученый в малом и абстрактном усматривал большое и жизненное. Когда И. В. Павлов впервые зарегистрировал условнорефлекторное отделение слюны у собаки, он заявил, что через эти капли мы в конце концов проникнем в муки сознания человека. Выдающийся советский психолог Л. С. Выготский увидел в “курьезных” действиях типа завязывания узелка на память способы овладения человеком своим поведением.

* В пробирку (лат.)

О том, как видеть в малых фактах отражение общих принципов и как переходить от общих принципов к реальным жизненным проблемам, вы нигде не прочтете. Вы можете развить в себе эти способности, впитывая лучшие образцы, заключенные в научной литературе. Только постоянное внимание к таким переходам, постоянное упражнение в них может сформировать у вас чувство “биения жизни” в научных занятиях. Ну а для этого, конечно, совершенно необходимо обладать житейскими психологическими знаниями, возможно более обширными и глубокими.

Уважение и внимание к житейскому опыту, его знание предостерегут вас еще от одной опасности. Дело в том, что, как известно, в науке нельзя ответить на один вопрос без того, чтобы не возникло десять новых. Но новые вопросы бывают разные: “дурные” и правильные. И это не просто слова. В науке существовали и существуют, конечно, целые направления, которые заходили в тупик. Однако, прежде чем окончательно прекратить свое существование, они некоторое время работали вхолостую, отвечая на “дурные” вопросы, которые порождали десятки других дурных вопросов.

Развитие науки напоминает движение по сложному лабиринту со многими тупиковыми ходами. Чтобы выбрать правильный путь, нужно иметь, как часто говорят, хорошую интуицию, а она возникает только при тесном контакте с жизнью.

В конечном счете, мысль моя простая: научный психолог должен быть одновременно хорошим житейским психологом. Иначе он не только будет малополезен науке, но и не найдет себя в своей профессии, попросту говоря, будет несчастен. Мне бы очень хотелось уберечь вас от этой участи.

Один профессор сказал, что если его студенты за весь курс усвоят одну-две основные мысли, он сочтет свою задачу выполненной. Мое желание менее скромно:

хотелось бы, чтобы вы усвоили одну мысль уже за одну эту лекцию. Мысль эта следующая: отношения научной и житейской психологии подобны отношениям Антея и Земли; первая, прикасаясь ко второй, черпает из нее свою силу.

Итак, научная психология, во-первых, опирается на житейский психологический опыт; во-вторых, извлекает из него свои задачи; наконец, в-третьих, на последнем этапе им проверяется.

А теперь мы должны перейти к более близкому знакомству с научной психологией.

Знакомство с любой наукой начинается с определения ее предмета и описания круга явлений, которые она изучает. Что же является предметом психологии? На этот вопрос можно ответить двумя способами. Первый способ более правильный, но и более сложный. Второй — относительно формальный, но зато краткий.

Первый способ предполагает рассмотрение различных точек зрения на предмет психологии — так, как они появлялись в истории науки; анализ оснований, почему эти точки зрения сменяли друг друга; знакомство с тем, что в конечном счете от них осталось и какое понимание сложилось на сегодняшний день.

Все это мы будем рассматривать в последующих лекциях, а сейчас ответим кратко.

Слово “психология” в переводе на русский язык буквально означает “наука о душе” (гр. psyche — “душа” + logos — “понятие”, “учение”).

В наше время вместо понятия “душа” используется понятие “психика”, хотя в языке до сих пор сохранилось много слов и выражений, производных от первоначального корня: одушевленный, душевный, бездушный, родство душ, душевная болезнь, задушевный разговор и т. п.

С лингвистической точки зрения “душа” и “психика” — одно и то же. Однако с развитием культуры и особенно науки значения этих понятий разошлись. Об этом мы будем говорить позже.

Чтобы составить предварительное представление о том, что такое “психика”, рассмотрим психические явления. Под психическими явлениями обычно понимают факты внутреннего, субъективного опыта.

Что такое внутренний, или субъективный, опыт? Вы сразу поймете, о чем идет речь, если обратите взор “внутрь себя”. Вам хорошо знакомы ваши ощущения, мысли, желания, чувства.

Вы видите это помещение и все, что в нем находится;

слышите, что я говорю, и пытаетесь это понять; вам может быть сейчас радостно или скучно, вы что-то вспоминаете, переживаете какие-то стремления или желания. Все перечисленное — элементы вашего внутреннего опыта, субъективные или психические явления.

Фундаментальное свойство субъективных явлений — их непосредственная представленность субъекту. Что это означает?

Это означает, что мы не только видим, чувствуем, мыслим, вспоминаем, желаем, но и знаем, что видим, чувствуем, мыслим и т. п.; не только стремимся, колеблемся или принимаем решения, но и знаем об этих стремлениях, колебаниях, решениях. Иными словами, психические процессы не только происходят в нас, но также непосредственно нам открываются. Наш внутренний мир — это как бы большая сцена, на которой происходят различные события, а мы являемся одновременно и действующими лицами, и зрителями.

Эта уникальная особенность субъективных явлений открываться нашему сознанию поражала воображение всех, кто задумывался над психической жизнью человека. А на некоторых ученых она произвела такое впечатление, что они связали с ней решение двух фундаментальных вопросов: о предмете и о методе психологии.

Психология, считали они, должна заниматься только тем, что переживается субъектом и непосредственно открывается его сознанию, а единственный метод (т. е. способ) изучения этих явлений — самонаблюдение. Однако этот вывод был преодолен дальнейшим развитием психологии.

Дело в том, что существует целый ряд других форм проявления психики, которые психология выделила и включила в круг своего рассмотрения. Среди них — факты поведения, неосознаваемые психические процессы, психосоматические явления, наконец, творения человеческих рук и разума, т. е. продукты материальной и духовной культуры. Во всех этих фактах, явлениях, продуктах психика проявляется, обнаруживает свои свойства и поэтому через них может изучаться. Однако к этим выводам психология пришла не сразу, а в ходе острых дискуссий и драматических трансформаций представлений о ее предмете.

В нескольких последующих лекциях мы подробно рассмотрим, как в процессе развития психологии расширялся круг изучаемых ею феноменов. Этот анализ поможет нам освоить целый ряд основных понятий психологической науки и составить представление о некоторых ее основных проблемах. Сейчас же в порядке подведения итога зафиксируем важное для нашего дальнейшего движения различие между психическими явления и психологическими фактами. Под психическими явлениями понимаются субъективные переживания или элементы внутреннего опыта субъекта. Под психологическими фактами подразумевается гораздо более широкий круг проявлений психики, в том числе их объективные формы (в виде актов поведения, телесных процессов, продуктов деятельности людей, социально-культурных явлений), которые используются психологией для изучения психики — ее свойств, функций, закономерностей.

25 интересных явлений человеческого разума

Вот список из 25 интересных явлений человеческого разума.

1-5 Интересные явления человеческого разума

Clustering illusion Clustering illusion

1. Иллюзия кластеризации: Иллюзия кластеризации — это иллюзия, что случайные события, которые происходят в кластерах, на самом деле не случайные события. Иллюзия возникает из-за противоречащего интуиции предположения о статистических шансах. Например, большинству людей кажется неожиданным, если орел выпадает четыре раза подряд во время серии подбрасываний монеты.Теперь, если у вас 3 последовательных орла, вы можете подумать, что следующий бросок не может быть орлом, хотя вероятность все равно составляет 50%. Считать, что вероятности изменились, — распространенное предубеждение. Это привело к тому, что игроки проиграли, думая, что вероятность изменилась.

2. Обратная психология: Также известное как реактивное сопротивление, это побуждение делать противоположное тому, что кто-то хочет от вас, из-за необходимости сопротивляться предполагаемой попытке ограничить вашу свободу выбора. Фактически, теорию реактивного сопротивления иногда называют теорией «запретного плода».

3. Эффект ореола: Также известный как эффект Рога, эффект дьявола и обратного ореола — это когда люди, бренды или другие объекты, имеющие одну нежелательную черту, впоследствии считаются имеющими много плохих черт. Позволить одному слабому месту или отрицательной черте повлиять на восприятие человека, бренда или чего-то другого в целом. Упрощая это, когда мы считаем человека плохим в одной области, мы, вероятно, сделаем аналогичную оценку в других областях.

4. Эффект Пигмалиона: Эффект Пигмалиона относится к явлению, при котором чем больше ожидания возлагается на людей, часто детей, студентов и сотрудников, тем лучше они работают.Эффект Пигмалиона — это форма самоисполняющегося пророчества, это предсказание, которое заставляет себя сбываться. В этом отношении люди с плохими ожиданиями усваивают свой отрицательный ярлык, и люди с положительными ярлыками соответственно добиваются успеха. Например, вы предполагаете, что сегодня у вас плохие результаты на тесте, поэтому вы уменьшаете усилия и в итоге плохо справляетесь. Если я думаю, что мои отношения с моей второй половинкой рухнут, я начинаю действовать по-другому, эмоционально отдаляясь, что может привести к их провалу.

5. Déjà Vu: Буквально означает «уже видел» — это явление сильного ощущения того, что событие или переживание, переживаемое в настоящее время, уже было пережито в прошлом. Этот опыт обычно сопровождается сильным чувством знакомства и чувством жуткости, странности или странности. «Предыдущий» опыт обычно связывают со сном, но иногда есть твердое ощущение, что это действительно произошло в прошлом.

6-10 Интересные явления человеческого разума

Overview effect Overview effect

6. Эффект обзора: Из всех психологических эффектов, когда-либо названных, наблюдаемых и изученных, эффект обзора должен быть наименее распространенным. Только космонавты когда-либо сталкивались с условиями, которые к этому приводят. Когда астронавты на орбите или на поверхности Луны впервые видят Землю целиком, многие сообщают, что испытывают глубокое чувство масштаба и перспективы, которое стало называться эффектом обзора. Эффект может быть очень трогательным, сбивающим с толку, вдохновляющим и эмоционально сложным, поскольку вид на всю Землю коренным образом меняет точку зрения.Астронавты вернулись домой с обновленным ощущением того, как мы все связаны, относительной бессмысленности культурных границ и желанием заботиться об окружающей среде Земли.

7. Эффект Пратфолла: В социальной психологии эффект Пратфолла — это тенденция к увеличению или уменьшению привлекательности после того, как человек совершает ошибку, в зависимости от воспринимаемой способности человека работать хорошо в общем смысле. Воспринимаемый способный человек в среднем будет более симпатичен после совершения промаха, в то время как обратное произойдет, если воспринимаемый средний человек сделает ошибку.

8. Эффект свидетеля: A.k.a. апатия стороннего наблюдателя — это социально-психологический феномен, который относится к случаям, когда люди не предлагают никаких средств помощи жертве в присутствии других людей. Вероятность получения помощи обратно пропорциональна количеству посторонних. Другими словами, чем больше будет посторонних, тем меньше вероятность того, что кто-то из них поможет.

9. Эффект прожектора: Это тенденция переоценивать то, насколько другие люди замечают вашу внешность или поведение.Эффект прожектора объясняется врожденной склонностью забывать о том, что, хотя человек является центром своего собственного мира, он не является центром всего остального. Многие специалисты в области социальной психологии поощряют людей осознавать эффект внимания и позволяют этому явлению смягчить степень, в которой, по их мнению, человек находится в центре внимания общества.

10. Эффект фокусировки: Привязка или фокусировка — это когнитивная предвзятость, которая описывает обычную человеческую склонность слишком сильно полагаться на первую часть предложенной информации («якорь») при принятии решений.. Во время принятия решения привязка происходит, когда люди используют исходную информацию для вынесения последующих суждений. Например, начальная цена, предлагаемая за подержанный автомобиль, устанавливает стандарт для остальных переговоров, так что цены ниже первоначальной цены кажутся более разумными, даже если они все еще выше, чем реальная стоимость автомобиля.

11-15 Интересные явления человеческого разума

Cocktail party effect Cocktail party effect

11. Эффект коктейльной вечеринки: Эффект коктейльной вечеринки — это феномен способности сосредоточить слуховое внимание на определенном стимуле, отфильтровывая диапазон других раздражителей.Эффект позволяет людям разговаривать в шумных местах. Например, во время разговора на музыкальном концерте люди могут одновременно слушать группу и понимать друга. Они также могут одновременно игнорировать громкие шумы. Тем не менее, если кто-то назовет ваше имя через комнату, люди это заметят.

12. Эффект запрета в Интернете: Это относится к тому, как люди ведут себя в Интернете с меньшей сдержанностью, чем в реальных ситуациях. Многие люди меняют свое естественное поведение в Интернете.Это чрезвычайно мощный когнитивный феномен, который выражается в ослаблении социальных ограничений и запретов, которые в противном случае присутствовали бы при обычном личном общении. Из-за потери сдержанности некоторые пользователи Интернета проявляют крайние эмоциональные наклонности. Некоторые люди станут более нежными и менее осторожными, рассказывая другим о своих чувствах, пытаясь достичь эмоционального катарсиса.

13. Иллюзорное превосходство: Иллюзорное превосходство — это когнитивная предвзятость, которая заставляет людей переоценивать свои положительные способности и недооценивать свои отрицательные качества по отношению к другим.Это позитивная иллюзия, которая широко изучалась в социальной психологии. Позитивные иллюзии описываются как нереально благоприятное отношение человека к себе. Есть три широкие категории позитивных иллюзий: завышенная оценка собственных способностей, нереалистичный оптимизм в отношении будущего и иллюзия контроля. Иллюзорное превосходство часто называют эффектом выше среднего. Эффект выше среднего означает, что люди относятся к себе более положительно и менее отрицательно, чем на самом деле их воспринимают другие.

14. Когнитивный диссонанс: Это, пожалуй, одно из самых странных и тревожных открытий в психологии. Когнитивный диссонанс — это идея о том, что нам трудно придерживаться двух противоречащих друг другу убеждений, поэтому мы неосознанно корректируем одно, чтобы оно соответствовало другому. В классическом исследовании студенты находили скучное задание более интересным, если им платили меньше за участие. Наши бессознательные причины такие: если я делал это не ради денег, значит, я делал это, потому что это было интересно.Как по волшебству скучное задание становится интереснее, потому что иначе я не могу объяснить свое поведение.

15. Эффект тетриса: Когда человек, посвящающий большое количество времени определенной деятельности, основанной на шаблонах (которой в данном случае является Тетрис), начинает бессознательно думать и мечтать об этом. Люди, которые играли в тетрис в течение длительного времени, могли задумываться о том, как различные формы в реальном мире могут сочетаться друг с другом, например, коробки на полке супермаркета, здания на улице или создаваемые галлюцинации фигуры, которые собираются на свои места. на невидимой раскладке.

16-20 Интересные явления человеческого разума

Cheerleader effect Cheerleader effect

16. Эффект чирлидера: Эффект чирлидера, также известный как эффект групповой привлекательности, представляет собой когнитивную предвзятость, которая заставляет людей думать, что люди более привлекательны, когда они в группе. Этот термин был придуман в 2008 году в эпизоде ​​«Не день отца» «Как я встретил вашу маму» и был подтвержден клиническими исследованиями Дрю Уокера и Эдварда Вула. Эффект возникает из-за способности мозга вычислять средние свойства объекта при просмотре группы.

17. Backfire Effect: Обратный эффект возникает, когда перед лицом противоречивых доказательств устоявшиеся убеждения не меняются, а фактически становятся сильнее. Эффект был продемонстрирован экспериментально в психологических тестах, где испытуемым предоставляют данные, которые либо подкрепляют, либо противоречат их существующим предубеждениям, и в большинстве случаев можно продемонстрировать, что люди увеличивают свою уверенность в своем прежнем положении, независимо от доказательств, с которыми они столкнулись.

18. Эффект Даннинга-Крюгера: Неквалифицированные люди склонны переоценивать свои способности, а эксперты — недооценивать свои способности. Бертран Рассел сказал, что «в современном мире глупые самоуверенны, а умные полны сомнений».

19. Социальное безделье: В социальной психологии социальное безделье — это явление, когда люди прилагают меньше усилий для достижения цели, когда они работают в группе, чем когда они работают в одиночку. Один исследователь 1970-х годов завязал глаза участникам и сказал им, что они будут перетягивать канат против другой команды.Когда им сказали, что с ними тянутся еще 3 человека, они потянули на 18% меньше усилий, чем когда им сказали, что они одни.

20. Семантическое насыщение: Это психологический феномен, при котором повторение заставляет слово или фразу временно терять значение для слушателя, который затем обрабатывает речь как повторяющиеся бессмысленные звуки. Это особенно заметно, если вы повторяете про себя несколько раз какое-то странное слово, чтобы правильно произнести и акцентировать внимание на правильном слоге, и в конечном итоге оно будет звучать все более и более странно, чем больше вы пытаетесь, прежде чем превратиться в полную чушь для ваших ушей.

21-25 Интересные явления человеческого разума

ikea ikea

21. Эффект ИКЕА: Люди склонны придавать непропорционально высокую ценность предметам, которые они частично собрали сами, например, мебели из ИКЕА, независимо от качества конечного результата.

22. Явление сломанного эскалатора: Явление сломанного эскалатора, также известное как эффект Уокера, — это ощущение потери равновесия или головокружение, о котором некоторые люди сообщают, когда ступают на неработающий эскалатор.Говорят, что возникает кратковременное странное ощущение дисбаланса, несмотря на полное понимание того, что эскалатор не собирается двигаться.

23. Эффект Google: Это когнитивная предвзятость, при которой человек склонен забывать информацию, которую можно легко найти с помощью поисковых систем в Интернете.

24. Криптомнезия: Это искажение памяти, при котором человек может ошибочно вспомнить, как генерировал мысль, идею, песню или шутку, не намеренно участвуя в плагиате, а скорее переживая воспоминание, как если бы это было новое вдохновение .

25. Функциональная неподвижность: Эта когнитивная предвзятость ограничивает человека в использовании объекта только в том виде, в котором он используется традиционно. Например, если кому-то нужно пресс-папье, но у него есть только молоток, они могут не понять, как молоток можно использовать в качестве пресс-папье. Функциональная неподвижность — это неспособность рассматривать использование молотка иначе, как для забивания гвоздей; человек не мог думать об использовании молотка иначе, чем для его обычных функций.

.

Социоисторическая психология

Ариевич И. и Ван дер Вир Р. (1995). Продолжая интернализацию
дебаты: Вклад Гальперина. Человеческое развитие, 38, 113-126.

Бандура, А. (1986). Социальные основы мысли и действия: социальная
когнитивная теория. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Бротон Дж. (1981). Структурная психология развития Пиаже:
IV. Знание без личности и без истории. Человеческое развитие, 24,
320-346.

Брунер, Дж.(1959). Инельдер и Пиаже «Рост логического мышления».
Британский журнал психологии, 50, 363-370.

Каррутерс, М. (1990). Книга памяти: исследование памяти в средневековье
культура. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Сеси, С., Розенблюм, Т., Брюн, Э., и Йи, Д. (1997). Биоэкологический
модель интеллектуального развития. В Р. Штемберге и Э. Григоренко (ред.),
Интеллект, наследственность и окружающая среда (стр. 303-322). Нью-Йорк: Кембридж
University Press.

Кордуа, Г., МакГроу, К., и Драбман, Р. (1979). Врач или медсестра: Детский
восприятие занятий по половому признаку. Развитие ребенка, 50, 590-593.

Дарвин, К. (1965). Выражение эмоций у человека и животных.
Чикаго: Издательство Чикагского университета. (Первоначально опубликовано в 1872 г.)

Дэвис Д. (1997, 20 февраля). Белые жены и рабыни. Нью-Йорк
Рецензия на книги, 44 (3), 35-38.

Дональд М. (1991). Истоки современного ума. Кембридж: Гарвардский университет
Нажмите.

Дюркгейм, Э. (1966). Правила социологического метода. Нью-Йорк: Макмиллан.
(Оригинальная работа опубликована в 1895 г.)

Фишер, К., Хаут, М., Янковски, М., Лукас, С., Мошенник, А-, &
Восс, К. (1996). Неравенство по замыслу: развенчание мифа о кривой Белла. Беркли:
Калифорнийский университет Press.

Готтлиб Г. (1991). Эмпирическая канализация поведенческого развития:
Теория. Психология развития, 27, 4-13.

Гулд, С. Дж. (1997). Мода Долли и страсть Луи.Естественная история,
106, 18-76.

Гельмгольц, Х. (1968). Гельмгольца о восприятии (под редакцией Р. Уоррена и
Р- Уоррен). Нью-Йорк: Вили. (Оригинальная работа опубликована в 1867 г.)

Холт Р. (1989), Обзор некоторых биологических предположений Фрейда
и их влияние на его теории. В R-Holt (Ed.) Фрейд переоценил
(стр. 114-140). Нью-Йорк: Guilford Press.

Лакофф, Г. (1993). Как метафора структурирует сновидения: теория концептуального
метафора применима к анализу сновидений.Сновидения, 3, 77-98.

Лоуренс, Л., и Валсинер, Дж. (1993). Концептуальные корни интернализации:
От трансформации к трансформации. Человеческое развитие, 36, 150-167.

Ли и др. (1991). Лесбиянки в агрессивных отношениях:
Как часто они сообщают об агрессивных прошлых отношениях? Насилие 6
Жертвы, 6, 121-135.

Лурия, А (1932). Природа человеческих конфликтов. Нью-Йорк: Liveright.

Лурия, А. (1976). Когнитивное развитие: его культурные и социальные основы.Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Лурия, А. (1978a). Развитие конструктивной деятельности в дошкольном учреждении
ребенок. В М. Коул (ред.), Избранные труды А.Р. Лурия (стр. 195-228).
Нью-Йорк: Шарп.

Лурия, А. (1978b). Выготский и проблема функциональной локализации.
В М. Коул (Ред.), Избранные труды А. Р. Лурия (стр. 27 3 — 28 1).
Нью-Йорк: Шарп.

Макдермотт Р. и Варенн Х. (1995). Культура, развитие, инвалидность.
В Р-Джессоре, А.Колби и Р. Шведер (ред.), Этнография и человек
развитие: контекст и значение в социальном исследовании (стр. 101-126). Чикаго:
Издательство Чикагского университета.

Melzack, R. (1961). Восприятие боли. Scientific American, 204, г.
2 (февраль 1961 г.), 41–49.

Ратнер, К. (1989a). Социальная конструктивистская критика натуралистического
теория эмоций. Журнал разума и поведения, 10, 211-230.

Ратнер, К. (1989b). Социально-историческая критика натуралистических теорий
цветового восприятия.Journal of Mind and Behavior, 10, 361–372.

.

Ратнер, К. (1991). Социально-историческая психология Выготского и ее современник
Приложения. Нью-Йорк: Пленум.

Ратнер, К. (1993). Рецензия на Д’Андрада и Штрауса. Человеческие мотивы и
культурные модели. Журнал разума и поведения, 14, 89-94.

Ратнер, К. (1994). Бессознательное: взгляд из социально-исторического
психология. Журнал разума и поведения, 15, 323-342.

Ратнер, К. (1997a). Культурная психология и качественная методология:
Теоретические и эмпирические соображения.Нью-Йорк: Пленум. Ратнер, К.
(1997b). В защиту теории деятельности. Культура и психология, 3, 211-223.

Ратнер, К. (1998). Пролог к ​​собранию сочинений Выготского (т. 5).
Нью-Йорк: Пленум.

Ратнер К. и Маккарти Дж. (1990). Экологически значимые стимулы
и цветовая память. Журнал общей психологии, 117, 369-377.

Рибер Р. (1997). Производственный социальный дистресс: психопатия в повседневной жизни
жизнь. Нью-Йорк: Пленум.

Ритво, Л. (1990).Влияние Дарвина на Фрейда. Нью-Хейвен, Коннектикут: Йельский университет
Нажмите.

Роббинс, Л. (1963). Точность родительского вспоминания аспектов ребенка
развития и практики воспитания детей. Журнал аномального и социального
Психология, 66, 261-270.

Рубин, Л. (1976). Миры боли: жизнь в семье рабочего.
Нью-Йорк: Харпер.

Стоун, Л. (1977). Семья, секс, брак в Англии, 1500-1800 гг. Новый
Йорк: Харпер.

Саллоуэй, Р.- (1979). Фрейд, биолог разума.Нью-Йорк: Базовый.

Ван дер Вир, Р., и Валсинер, Дж. (1991). Понимание Выготского:
Стремление к синтезу. Кембридж, Англия: Блэквелл.

Ван дер Веер, Р., и Валсинер, Дж. (1994). Читатель Выготского. Кембридж,
Англия: Блэквелл.

Выготский Л. (1981). Развитие высших форм внимания. В
Дж. Верч (ред.), Концепция деятельности в советской психологии (стр. 189-240).
Нью-Йорк: Шарп.

Выготский Л.С. (1987). Собрание сочинений (т.1). Нью-Йорк: Пленум.

Выготский, Л. С. (1991). Воображение и творчество. Советская психология,
29, 73-88. (Оригинальная работа опубликована 1931 г.)

Выготский, Л. С. (1993). Собрание сочинений (Т. 2). Нью-Йорк: Пленум.

Выготский, Л. С. (1997a). Собрание сочинений (Т. 3). Нью-Йорк: Пленум.

Выготский, Л.С. (1997b). Образовательная психология. Бока-Ратон, Флорида: Ингрэм.
(Первоначально написано 1921-1923 гг.).

Выготский, Л. С. (1998). Собрание сочинений (т.5). Нью-Йорк: Пленум.

Выготский Л. и Лурия А. (1993). Исследования по истории поведения.
Обезьяна, примитив и ребенок. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум. (Оригинальная работа опубликована
1930)

Wahlsten, D., & Gottlieb, G. (1997). Недопустимые эффекты разделения
природы и воспитания: уроки экспериментов на животных. У Р. Штернберга
И Е. Григоренко (ред.), Интеллект, наследственность и окружающая среда (стр.
163-192). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Wundt, W.(1921). Элементы народной психологии: Очерки психологической
история развития человечества. Нью-Йорк: Макмиллан. (Оригинальная работа
опубликовано 1912 г.)

Вернуться на домашнюю страницу доктора Ратнера

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.