Психолог франкл: писатели и не только о том, что читают почему

Содержание

Виктор Франкл, психолог, психиатр

Годы жизни: 1905 – 1997

«Если в жизни вообще есть смысл, то он должен быть и в страдании». Самая известная работа Франкла «Человек в поисках смысла» основана на личном опыте. Во время Второй мировой войны Виктор Франкл был заключенным в нацистском концентрационном лагере. Мать, отца, брата и беременную жену убили в лагерях. Он потерял все. Позже Франкл писал, что у него не смогли отнять только одну вещь: «последнюю из человеческих свобод – возможность выбирать свое отношение к происходящему при любом стечении обстоятельств, выбирать свой путь».

Каждый день в лагере заключенные должны были принимать моральные решения о том, подчиняться ли внутренне тем, кто находится у власти, кто угрожает лишить их внутреннего «Я» и свободы. По мнению Франкла, именно то, как заключенный решал эти вопросы, имело значение.

В книге «Человек в поисках смысла» он писал, что даже в Освенциме некоторые заключенные смогли найти смысл жизни хотя бы в том, чтобы помогать друг другу в течение дня. Эти открытия дали им волю и силы претерпевать страдания.

Первоначально книга предназначалась для ограниченного частного распространения, а в результате – ее перевели на 24 языка и к концу XX века переиздали 73 раза. Сам Франкл признавался, что и понятия не имел о том, какой популярной станет его работа. Во время ее создания он думал лишь о том, что книга может пригодиться людям, склонным к отчаянию. Опыт Виктора Франкла в нацистском лагере смерти оказал глубокое влияние на работу всей жизни после войны, он привел его к развитию логотерапии – нового клинического подхода к оказанию помощи пациентам, потерявшим смысл жизни.

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене в еврейской семье. Будучи подростком, он блестяще учился, изучал курс по фрейдистской теории, который побудил его написать знаменитому основателю психоанализа Зигмунду Фрейду. Так началась их переписка. Однажды Франкл вложил в письмо свою небольшую двухстраничную психоаналитическую статью. Фрейду работа понравилась, и он немедленно отправил ее знакомому издателю в «Международный журнал психоанализа», а юному дарованию ответил: «Надеюсь вы не возражаете».

Виктор Франкл

Статья вышла тремя годами позже, когда ее автору было 19 лет. Франкл вспоминал, что встретил Фрейда накануне выхода публикации. Он прогуливался по парку Вены, когда увидел человека в старой шляпе, с посеребренной тростью и с лицом, которое узнал по фотографиям.

«Имею ли я честь встретиться с Зигмундом Фрейдом?» – спросил он и начал представляться, когда мужчина его перебил. «Вы имеете в виду Виктора Франкла, переулок Чернин (Czernin), дом № 6, дверь № 25, второй район Вены?» – основатель психоанализа запомнил имя и адрес из переписки. Закончив гимназию, Франкл поступил в медицинскую школу Венского университета. Здесь он стал посещать семинары Альфреда Адлера, который к этому моменту уже порвал с Фрейдом. Вместе с двумя другими студентами Франкл высказал точку зрения относительно того, что Адлер ошибается, отрицая у людей наличие свободы выбора и силы воли для преодоления проблем. Адлер спросил, хватит ли у него смелости встать и отстоять свою позицию.

Франкл вспоминал, что он встал и говорил в течение 20 минут. Адлер неподвижно сидел в своем кресле, а потом взорвался, накричал на трех несогласных с ним юношей и никогда не приглашал их больше на свои семинары.

После получения медицинской степени в 1930 году Виктор возглавил отделение клиники неврологии и психиатрии в Вене, занимавшееся лечением женщин с суицидальными наклонностями. Здесь он разработал теорию о том, что поведение управляется подсознательной и сознательной потребностью найти смысл и цель. В 1937 году Франкл занялся частной практикой и начал писать статьи, продолжая развивать свою теорию. Но в это время на всей территории Австрии рос антисемитизм.

В 1940 году Франкл возглавил неврологическое отделение Больницы Ротшильдов, единственной больницы для евреев в Вене во время нацистского режима. Именно в этот период он начал работу над рукописью «Доктор и душа», где окончательно оформились основные идеи теории, которую он позже назвал логотерапией. В 1941 году ему одному из последних было разрешено жениться в специальном бюро для евреев, созданном нацистами. В следующем месяце вся семья, за исключением сестры, покинувшей страну, была арестована в ходе облавы на евреев. Это было ожидаемым исходом событий, поэтому жена Франкла успела зашить рукопись книги «Доктор и душа» в подкладку его пальто.

Виктор Франкл

Семью депортировали в лагерь Терезинштадт под Прагой, где их вместе с 1500 других арестантов посадили в сарай, рассчитанный на 200 человек, и заставили сидеть на корточках на голой земле. В первый же день Франкла разлучили с родными, и больше он их не видел. За годы войны Виктор успел побывать в 4 концентрационных лагерях и сумел выжить, но потерял практически всех близких людей.

Франкла отправили на работы в Освенцим, отобрали одежду, заменив ее на тюремное одеяние, и рукопись незаконченной книги была утеряна. Но по ночам в казарме Виктор начал воспроизводить ее на выброшенных клочках бумаги. Эти заметки он позднее использовал для создания книги «Человек в поисках смысла».

Он писал, что, окопавшись в лагерной рутине, узники переходили от состояния отрицания своего положения в стадию апатии, к началу «эмоциональной смерти». Когда их иллюзии исчезали и надежды рушились, они смотрели, как другие умирают, не испытывая никаких эмоций. Сначала отсутствие чувств служило защитным щитом. Но затем, по его словам, многие заключенные с удивительной внезапностью погрузились в настолько глубокую депрессию, что страдальцы не могли двигаться, умываться, покидать казармы. Никакие мольбы, удары или угрозы не имели эффекта. Он обнаружил связь между их утратой веры в будущее и опасным пораженческим настроением.

Единственный смысл тюремной жизни Франкла заключался в попытках помочь заключенным восстановить психологическое здоровье. Он обратился к помощи своих прежних идей в области психотерапии, чтобы вместе с теми, кто был в состоянии бороться с депрессией, помочь предотвратить самоубийства среди других узников. Немцы не позволяли пленным предотвращать самоубийства. Никто не мог выручить человека, пытающегося повеситься, например. Таким образом, цель состояла в том, чтобы попытаться предотвратить мысли о самоубийстве. Здоровые заключенные напоминали отчаявшимся, что в жизни их еще что-то держит: ребенок, ожидающий за пределами тюрьмы, работа, которую они не закончили. Пленники учили друг друга не говорить о еде там, где голод был ежедневной угрозой, прятать корку хлеба в карман, растягивать пищу. Их призывали шутить, петь, мысленно фотографировать закаты и, самое главное, проигрывать в голове ценные мысли и воспоминания.

Идея Франкла заключалась в том, что «важно продолжать практиковать искусство жизни, даже в концентрационном лагере».

После войны Франкл стал директором Венской неврологической поликлиники. Этот пост он сохранял до 1971 года. Он получил докторскую степень в области психиатрии и повторно женился. У него и Элеоноры Швиндт родилась дочь Габриэль, позже подарившая Франклу двоих внуков.

Виктор Франкл

В послевоенные годы он выпустил множество книг и продолжил развивать идеи логотерапии.

Название теории происходит от греческого «логос», что переводится как «смысл». Задача логотерапии – помочь пациенту найти личный смысл в жизни. Основные принципы теории:

  • Жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах, даже самых несчастных.
  • Главная мотивация жить – желание найти смысл в жизни.
  • У человека есть свобода найти смысл в том, что он делает, и в том, что переживает, или в позиции, которую он занимает, когда сталкивается с неизменными страданиями.

Франкл преподавал в Гарварде, Стэнфорде и других американских университетах, читал лекции по всему миру. Но внедрение его теории в психотерапию шло крайне медленно. Коллеги из Вены и Америки отмечали, что отчасти это было связано со значительным перерывом в работе, вызванным войной, затянувшимися последствиями антисемитизма, а отчасти – тем, что сам Франкл больше концентрировался на написании книг и чтении лекций, чем на развитии последователей.

Интерес возрос, когда один из заключенных концентрационного лагеря Джозеф Б. Фабри, который переехал в Америку и стал успешным адвокатом, в 1977 году основал Институт логотерапии Виктора Франкла в Беркли, штат Калифорния.

Психотерапевтическая школа Франкла получила название «третья Венская школа»: после психоанализа Фрейда и индивидуальной психологии Адлера. В 1985 году доктор Франкл стал первым неамериканцем, удостоенным престижной премии Оскара Пфистера, присуждаемой Американской психиатрической ассоциацией.

Виктор Франкл умер в Вене, ему было 92 года, и он считался одним из последних великих венских психиатров.

Виктор Франкл о способе мотивации, который работает для всех и всегда

Известный австрийский психолог Виктор Франкл обратил внимание на одну очень интересную закономерность. Она легла в основу его модели психотерапии и даже звучит как девиз основанного Франклом направления психологии — логотерапии. Мудрые руководители используют эту закономерность как отличный способ мотивации подчиненных. Это работает не только в бизнесе и психотерапии — каждый может использовать этот метод, чтобы стать успешнее и счастливее.

Виктор Эмиль Франкл (нем. Viktor Emil Frankl) — австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря. Известен как создатель логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии. Логотерапевты (от греческого «Logos» — слово и «terapia» — забота, уход, лечение), вслед за Франклом, считают, что совершенно недопустимо объяснять то, что происходит внутри человека глубинными инстинктами, как это делал Фрейд, или реакцией на внешние обстоятельства. И то, и то не работает, не описывает полностью всех процессов, которые происходят в психике человека.

Именно сам человек (а не его инстинкты или реакции на внешнюю среду) определяет то, как он живет, что он чувствует, каков его жизненный путь и какие решения на этом жизненном пути он принимает. Возможности человеческой личности не ограничены. И в этом смысле абсолютно все равно, какие у человека детские комплексы и что ему говорит его подсознание. У человека есть иной ресурс, который позволяет ему сделать так, как он хочет. Иными словами, какая разница, что у меня там в минусе, когда у меня такой потенциал в плюсе! И эти минусы мне совершенно не мешают этот потенциал реализовывать. Как оценить каждого сотрудника, чтобы выявить их скрытый потенциал, читайте в этой статье.

Логотерапия — это как раз и есть терапия смысла, это тот способ, который помогает человеку найти смысл в любых обстоятельствах его жизни, в том числе и в таких крайних как страдания. И здесь очень важно понять следующее: чтобы найти этот смысл, Франкл предлагает исследовать не глубины личности, а ее высоты. Это очень серьезная разница в акценте. До Франкла психологи в основном пытались помочь людям, исследуя глубины их подсознания, а Франкл настаивает на полном раскрытии потенциала человека, на исследовании его высот. Таким образом, акцент он делает, говоря образно, на шпиль здания (высота), а не на его подвал (глубины). Цель логотерапии — раскрыть предельные возможности человека, приняв за максиму афоризм Гёте: «Если мы принимаем людей такими, какие они есть, мы делаем их хуже. Если же мы трактуем их, как если бы они были таковы, какими они должны быть, мы помогаем им стать такими, какими они способны стать».

Проще говоря, если мы все время изучаем, анализируем комплексы, недостатки, низменные страсти человека, то он начинает чересчур акцентироваться на них, рассматривать все через их призму, непроизвольно развивать их в себе. Но если мы говорим человеку, что он чуть-чуть выше, чем он есть на самом деле, это позволяет ему все время тянуться за более высокой планкой, развиваться.

Франкл, основываясь на своем многолетнем опыте психотерапевта, утверждал, что такая мотивация работает всегда потрясающе! Как простое «спасибо» повысит производительность труда каждого сотрудника, узнайте в этой статье Этот метод логотерапии могут взять на вооружение руководители, общаясь со своими подчиненными. Если руководитель все время говорит своему подчиненному о его недостатках, он как будто программирует его на них. Но если руководитель находит в подчиненном что-то хорошее, и немного преувеличивает, то это воспринимается как поддержка, у подчиненного появляется желание действительно стать лучше, тянуться за более высокой планкой.

Оптимальный уровень такой планки — 10-20% более чем есть на самом деле. Тогда это не травмирует и не вызывает подозрения, что это некая ложь или лесть. И в завершение несколько слов вот о чем. В логотерапии большое значение придается тому, что зрелый возраст — это не крах, как часто рассматривается в обывательском мировоззрении: если человек вышел на пенсию, то жизнь кончена, ничего нового, интересного уже не будет. Это все полная ерунда, считал Виктор Франкл, поскольку все зависит от самого человека, от того, чем он наполнит свою жизнь, и от ощущения смысла этой самой жизни. И чтобы вы на самом деле убедились в этом, предлагаем вам почитать обзоры книг Нормана Дойджа «Пластичность мозга» и Дэниэля Амена «Великолепный мозг в любом возрасте».

Виктор Франкл: психолог в концлагере | Блогер lisenok на сайте SPLETNIK.RU 12 мая 2013

Возможно, это единственная теория, которая имела несчастье быть проверенной таким образом. Скорее всего, Франкл — один из немногих, кто смог пройти через страшное, выжить и остаться человеком. Это тоже исторический пост. И также пост памяти. Памяти тому, кто сумел быть собой и помогать другим в той ситуации, где было сложно заботиться даже о себе. Если в мире есть великие личности, то Виктора Франкла можно отнести именно к таким.

Пожалуйста, не удивляйтесь, что в посте будут также описания разработанной им теории. Это необходимо для понимания самой жизни Франкла: он и его работа связаны неразрывно.

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, в еврейской семье гражданских служащих. В юном возрасте проявил интерес к психологии. Свою дипломную работу в гимназии посвятил психологии философского мышления. К тому времени, когда Франкл достиг юношеского возраста и перед ним остро встали проблемы профессионального и личностного самоопределения, психоанализ уже оформился во влиятельное течение и получил широкое признание. Еще школьником Франкл заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Фрейд благоволил к юноше, по его протекции статья 19-летнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи «отступника» Адлера, создавшего Вторую венскую школу психотерапии (первой по праву считалась фрейдистская).

Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти годы не прошли бесследно. Они наложили отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер — как явные и неявные оппоненты.

Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу. Принцип удовольствия может быть обозначен как воля к удовольствию; стремление к статусу эквивалентно воле к власти. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где то, что я назвал бы волей к смыслу? Эта воля к смыслу — наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Однако психотерапия превращает эту волю к смыслу в человеческую слабость, в невротический комплекс. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека и, следовательно, вынужден игнорировать волю к смыслу, отрицает одно из самых ценных его  достоинств.

Пройдя Первую и Вторую венские школы психотерапии, Франкл встал на путь создания собственной — Третьей. Именно так впоследствии назовут созданное им учение. 

О своем юношеском мироощущении Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом я создал логотерапию». 

Термин «логотерапия» Франкл предложил еще в 20-е годы, впоследствии в качестве равноценного использовал термин «экзистенциальный анализ». «Логос» для Франкла — это не просто «слово», как это обычно понимается в отечественной традиции. (Так, основоположником отечественной психотерапии К.И. Платоновым термин «логотерапия» использовался в значении «лечение словом» — в противовес медикаментозному и хирургическому лечению, то есть как синоним психотерапии).

Франкл опирается на более широкое понимание греческой основы: «логос» — это «слово» не просто как вербальный акт, а как квинтэссенция идеи, смысла, то есть это и есть сам смысл. Такая трактовка проясняет многие недоразумения при толковании евангельского текста: «В начале было слово…» 

Получив в 1930 году степень доктора медицины, Франкл продолжил работать в области клинической психиатрии, и уже к концу 30-х годов в статьях, опубликованных им в разных медицинских журналах, можно найти формулировки всех основных идей, на основе которых впоследствии выросло здание его теории — логотерапии и экзистенциального анализа. 

Еще в 1928 году Франкл основал Центр консультирования молодежи в Вене и возглавлял его до 1938 года.  Работая на этой должности, Франкл создал специализированную программу поддержки для студентов в период получения аттестатов. За время работы Франкла в этой роли не было отмечено ни одного случая самоубийств среди Венских студентов. Успех программы привлек внимание Вильгельма Райха, который пригласил Франкла в Берлин.

С 1930 по 1938 год он входил в  штат Нейропсихиатрической университетской  клиники, отделение по предотвращению самоубийств. В практической сфере он с 1929 года разрабатывал технику «парадоксальной интенции» — психотерапевтического инверсионного метода, ориентированного на подкрепление опасений пациента и достижение лечебного эффекта по принципу «от противного». В 1933 году им было выполнено интересное исследование «невроза безработицы», имеющее (к сожалению!) непреходящее значение, однако упоминаемое ныне редко. 

Пациентами Франкла стало свыше 30 тыс. женщин, подверженных риску самоубийства. Однако с приходом к власти нацистов в 1938 г. Франклу запретили лечить арийских пациентов по причине его еврейского происхождения. Франкл занялся частной практикой, а в 1940 г. возглавил неврологическое отделение Ротшильдской больницы, где также работал нейрохирургом. В тот период это была единственная больница, куда допускали евреев. Благодаря усилиям Франкла нескольких пациентов удалось спасти от уничтожения в рамках нацистской программы эвтаназии.

В 1941 г. Франкл женился на Тилли Гроссер.

Незадолго до аншлюса у  него была возможность эмигрировать в США, однако он ее отверг: полученное из Америки приглашение не распространялось на его родных, а Франкл считал недопустимым их бросить. (Наверное, в науке о душе различия в мировоззрении сказываются во всех сферах: Зигмунд Фрейд, уехавший в эмиграцию с женой и дочерью, не проявил никакой заботы о своих родных сестрах, и все они сгинули в концлагерях.)

По счастливой случайности, гестаповец, оформлявший первую отправку Франкла в лагерь смерти, оказался его бывшим пациентом и вычеркнул его из списка.

25 сентября 1942 г. Франкл, его жена и родители были депортированы, а затем отправлены в концентрационный лагерь Терезинштадт.

Человек посторонний и непосвященный, кто сам не был в лагере, как правило, вообще не в состоянии представить себе истинную картину лагерной жизни. Она может видеться ему в каких-то сентиментальных тонах, во флере тихой скорби. Он и не предполагает, что это была жестокая борьба за существование — даже между самими заключенными. Беспощадная борьба за ежедневный кусок хл:), за самосохранение, за себя самого или за самых близких людей.

И вот он передо мной — высокий, стройный, молодцеватый, в безукоризненной, просто ослепительной форме — элегантный, холеный мужчина, такой неизмеримо далекий от тех жалких существ, что мы сейчас собой представляем. Он стоит в непринужденной позе, подпирая левой рукой правый локоть, подняв правую кисть и делая указательным пальцем легкое движение — налево, направо, но чаще налево… Никто из нас не имел ни малейшего представления о том, что может означать это небрежное движение пальца. Но кто-то шепнул мне, что направо — значит па работы, а налево — в лагерь для неработоспособных и больных. Значит, нельзя выглядеть слабым!

Вечером мы узнали истинное значение этой игры пальцем. Это была первая селекция, первое решение о том, быть или не быть. Для большинства из нашего эшелона, едва ли не для 90%, это был смертный приговор. И он был исполнен в ближайшие же часы. Те, кого направляли налево, маршировали сразу к зданию крематория, где, как мне рассказывали потом те, кто там работал, висели надписи на многих европейских языках: «Баня», а при входе каждому совали в руку кусочек мыла… О том, что с ними происходило дальше, я промолчу — пусть говорят документы, они уже известны. А мы, меньшинство из прибывшего эшелона, узнали об этом вечером того же дня.

Я спросил у заключенных, уже давно находившихся в лагере, куда мог подеваться мой коллега и друг П., с которым мы вместе приехали.

— Его послали в другую сторону?

— Да, — ответил я.

— Тогда ты увидишь его там.

— Где?

Чья-то рука указала мне на высокую дымовую трубу в нескольких сотнях метров от нас. Из трубы вырывались острые языки пламени, освещавшие багровыми всполохами серое польское небо и превращавшиеся в клубы черного дыма.

— Что там?

— Там твой друг парит в небесах, — прозвучал суровый ответ.

В лагере Франкл встретил доктора Карла Флейшмана, который на тот момент вынашивал план по созданию организации психологической помощи вновь прибывающим заключенным. Организовать выполнение этой задачи он поручил Виктору Франклу, как бывшему психиатру.

Быть человеком — значит всегда быть направленным на что-то или на кого-то, отдаваться делу, которому человек  себя посвятил, человеку, которого он любит

Все можно отнять у человека, за исключением одного: последней частицы  человеческой свободы — свободы  выбирать свою установку в любых  данных условиях, выбирать свой собственный  путь.

Все свое время пребывания в концлагере Франкл посвятил врачебной деятельности, которую он, конечно же, держал втайне от СС. Вместе с другими психиатрами и социальным работниками со всей центральной Европы он оказывал заключенным специализированную помощь. Задача службы состояла в преодолении первоначального шока и оказании поддержки на начальном этапе пребывания.

Особое внимание было уделено  людям, которым угрожала особая опасность: эпилептикам, психопатам, «асоциальным», а кроме того, всем пожилым и  немощным». В этих условиях необходимо было принимать особые меры и проводить  специальную подготовку. Врачи пытались устранить у этих людей психический  вакуум, который можно описать  словами одной пожилой женщины: «вечером я спала, а днем страдала». Особую активную роль сыграл берлинский психиатр д-р Вольф, который использовал  метод «аутогенной тренировки»  Шульца в лечении своих пациентов. Вольф умер от легочного туберкулеза. Смысл его методики можно описать  как метод самовнушения в состоянии  релаксации или гипнотического транса. Сама методика аутогенной тренировки была достаточно сложной для выполнения в условиях лагеря, но все же с  основной задачей справлялась: ей удавалось  мысленно удалять людей от их места  прибытия. Сам Франкл часто пользовался этой методикой, чтобы дистанцироваться от окружающих страданий, объективируя их.

Так, я помню, как  однажды утром шел из лагеря, не способный больше терпеть голод, холод и боль в ступне, опухшей  от водянки, обмороженной и гноящейся. Мое положение казалось мне безнадежным. Затем я представил себя стоящим  за кафедрой в большом, красивом, теплом и светлом лекционном зале перед  заинтересованной аудиторией, я читал  лекцию на тему: «Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере»  и говорил обо всем, через что  прошел. Поверьте мне, в тот момент я не мог надеяться, что настанет тот день, когда мне действительно представится возможность прочесть такую лекцию.

И наконец, что самое важное, их группа психологической помощи предотвращала  самоубийства. Франкл организовал службу информации, и, когда кто-нибудь выражал суицидальные мысли или проявлял действительное намерение покончить с собой, ему тут же сообщали об этом.

Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к  тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или  усталость от жизни зависела исключительно  от того, обладал ли человек верой  в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в  концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, «зачем» жить, преодолеет почти любое «как»».

И здесь опять же помогала логотерапия – только поиск смысла жизни удерживал многих заключенных на краю. Именно от обращения к смыслу существования зависел результат психотерапии в лагере. Этот смысл для человека, находящегося в лагере в экстремальном, пограничном состоянии, должен был быть безусловным смыслом, включающим в себе не только смысл жизни, но также смысл страдания и смерти.

Мы идем молча. Ветер режет лицо, не дает говорить. Мы уткнулись подбородками в поднятые воротники своих ветхих курток. И вдруг идущий рядом со мной бормочет: «Ты, слушай! Если бы наши жены нас сейчас видели! Надеюсь, что в их лагере все же получше… И они, надеюсь, даже не представляют себе, что тут с нами»……И предо мной возникает образ моей жены…

Беспокойство большинства людей можно было выразить вопросом «Переживем ли мы лагерь?». Другой вопрос, который задавали Виктору Франклу, был таков: «Имеют ли смысл эти страдания, эта смерть?». Если отрицательный ответ на первый вопрос для большинства людей делал бессмысленными страдания и попытки пережить заключение, то отрицательный ответ на второй вопрос делал бессмысленным само выживание.

В лагере было строго запрещено спасать самоубийц — например, обрезать веревку повесившегося. Тем более важными были предупредительные меры.

Два случая, которые я вспоминаю, не только могут послужить примером практического применения изложенного выше хода мыслей, — они также обнаруживают и примечательную схожесть. Речь идет о двух мужчинах, которые в своих разговорах выражали намерение покончить с собой. Оба объясняли его одинаково и вполне типично: «Мне больше нечего ждать от жизни». И все-таки удалось доказать каждому из них: жизнь чего-то ждет от него самого, что-то важное ждет его в будущем. И действительно, оказалось, что одного ждал на чужбине его обожаемый ребенок. Другого не ждал никто персонально, но его ждало дело. Он был ученым, готовил и издавал серию книг; она осталась неоконченной. Сделать эту работу вместо него не мог бы никто, в ней он был, собственно говоря, так же незаменим, как отец незаменим для своего ребенка. Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам, неповторимо то, что именно он может и должен сделать — в своем труде, в творчестве, в любви.

Не последний из уроков, которые  мне удалось вынести из Освенцима  и Дахау, состоял в том, что  наибольшие шансы выжить даже в такой  экстремальной ситуации имели, я  бы сказал, те, кто был направлен  в будущее, на дело, которое их ждало, на смысл, который они хотели реализовать

Франкл верил, что объективный взгляд на испытываемые страдания помогает выжить. Он и его соратники, среди которых были Лео Бек и Регина Ионас, прилагали все усилия, чтобы помочь заключенным преодолеть отчаяние и предотвратить самоубийство. Он читал лекции о нарушениях сна, душе и теле, о медицинской поддержке для души, о психологии альпинизма и горных массивах северных Альп, о здоровье нервной системы, экзистенциальных проблемах в психотерапии и о социальной психотерапии.

29 июля 1943 г. Франкл организовал закрытое заседание научного общества. И все это – в концлагере, втайне от надзирателей!

19 октября 1944 г. Франкл был переведен в концентрационный лагерь Аушвиц, где провел несколько дней и был далее направлен в Тюркгейм, один из лагерей системы Дахау, куда прибыл 25 октября 1944 г. Здесь он провел следующие 6 месяцев в качестве чернорабочего. Его жена была переведена в концентрационный лагерь Берген-Бельзен, где была убита. Отец Франкла скончался в Терезинштадте от отека легких, мать была убита в Аушвице.

27 апреля 1945 г. Франкл был освобожден американскими войсками. Из членов семьи Франкла выжила только сестра, эмигрировавшая в Австралию.

Опыт этих страшных лет  и смысл, извлеченный из этого  опыта, Франкл описал в книге «Психолог в концлагере», вышедшей вскоре после войны. Эта книга с 1942 по 1945 год фактически «писалась» им в уме, и одним из стимулов к выживанию было стремление ее сохранить и в конце концов опубликовать. Хотя, как признавался автор, книгу он «писал с убеждением, что она не принесет, не может принести успех и славу», из всех его книг именно эта получила наибольшую популярность.

Вскоре после окончания  войны Франкл высказал идею о примирении. В 1946 г. он возглавил Венскую неврологическую клинику и находился на этом посту до 1971 г. В 1947 г. он женился на Элеоноре Катарине Швиндт. Вторая жена Франкла была католичкой. Супруги с уважением относились к религиозным традициям друг друга, посещали церковь и синагогу, праздновали Рождество и Хануку. У них родилась дочь Габриэль, которая впоследствии стала детским психологом. В 1955 году Франкл стал профессором неврологии и психиатрии Венского Университета, а также посещал с лекциями Гарвардский Университет.

В послевоенные годы Франкл опубликовал более 32 книг, многие из которых были переведены на 10-20 языков. Франкл также посетил с лекциями и семинарами множество стран и стал обладателем 29 почетных докторских степеней.

Франкл умер 2 сентября 1997 г. от сердечной недостаточности.

В настоящее время живы члены семьи Франкла: жена Элеонора, дочь Габриэль Франкл-Весели, внуки Катарина и Александр, правнучка Анна Виктория.

В своем основополагающем труде «Человек в поисках смысла» (опубликован в 1959 г. под названием «Из лагеря смерти к экзистенциализму») Франкл описывает личный опыт выживания в концентрационном лагере и излагает свой психотерапевтический метод нахождения смысла во всех проявлениях жизни, даже самых страшных, тем самым создавая стимул к продолжению жизни. Франкл являлся одним из главных основателей экзистенциальной терапии, его труды послужили источником вдохновения для представителей гуманистической психологии.

Терапевтический метод  Франкла относят к категории экзистенциальной терапии. Франкл, посвятивший свою карьеру изучению экзистенциального подхода, пришел к выводу, что отсутствие смысла является главнейшим стрессом для человека. Франкл отождествлял экзистенциальный невроз с кризисом бессмысленности жизни.

Есть мнение, что именно Франкл изобрел определение «воскресный невроз», характеризующее подавленное состояние и ощущение пустоты, которое люди часто испытывают по окончании трудовой недели. Франкл отмечал, что такое состояние происходит из так называемого экзистенциального вакуума, которое характеризуется ощущением скуки, апатии и пустоты. Человек ощущает сомнение, потерю цели и смысла деятельности.

Пусть тот из вас, кто лишен невротических  проявлений, первым бросит в меня камень, будь он теологом или психиатром.

Тот факт, что один человек отличается от другого по рисунку отпечатков пальцев, еще не выделяет его как  личность.

Человек не должен спрашивать, в чем  смысл его жизни, но скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращен вопрос.

Смысл объективен по меньшей мере постольку, поскольку его можно «найти», но нельзя «дать». Аналогичным образом лишь с объективностью смысла связано то, что его надо каждый раз открыть и нельзя изобрести.

Мы существуем постольку, поскольку  мы открыты для окружающего мира. Человек не для того здесь, чтобы  наблюдать и отражать самого себя; он здесь для того,  чтобы предоставлять  себя, поступаться собой, чтобы, познавая и любя, отдавать себя.

Насколько соблазнительны популярные разговоры о самоосуществлении  и самореализации человека! Как будто  человек предназначен лишь для того, чтобы удовлетворять свои собственные  потребности или же себя самого.

Человеческая свобода — это конечная свобода. Человек не свободен от условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним. Условия не обуславливают его полностью. От него — в пределах его ограничений — зависит, сдастся ли он, уступит ли он условиям. Он может также подняться над ними и таким образом открыться и войти в человеческое измерение.

Я не только поступаю в соответствии с тем, что я есть, но и становлюсь в соответствии с тем, как я  поступаю.

Я видел смысл своей жизни  в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни.

В посте использовались отрывки из книги Виктора Франкла «Психолог в концлагере»

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизни

Виктор Эмиль Франкл (26 марта 1905 — 2 сентября 1997) — австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря. Известен как создатель логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии.

В мире нет такой ситуации, которая не содержала бы ядро смысла. Но мало наполнять жизнь смыслом, надо воспринимать ее как миссию, осознавая свою ответственность за конечный результат.Виктор Франкл

В молодости, решая, кем ему стать — карикатуристом или психотерапевтом, Виктор Франкл сказал себе: «Как карикатурист я смогу подмечать человеческие слабости и недостатки, а как психотерапевт я смогу увидеть за сегодняшними слабостями возможности для их преодоления». Письма, приходившие из разных стран, со словами «Доктор Франкл, ваши книги изменили всю мою жизнь» стали лучшим подтверждением того, что выбор он сделал правильный.

В юности меня, как и многих, мучил вопрос: кому нужна моя жизнь? Ответы я искала везде, но помогали в основном книги: Ричард Бах, Томас Манн, Герман Гессе… Они не давали рецептов, а ставили новые вопросы, но это было даже интересно. И когда отец принес только что изданную книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла», я почувствовала себя путником, который мучился от жажды и вдруг увидел бьющий из-под земли родник. Слово смысл было для меня тогда знаком узнавания, о смысле много говорили в аудиториях, на кухне, под звездным небом…

Книгу я прочитала за одну ночь и, закрыв последнюю страницу, уже знала, что еще не раз к ней вернусь. И возвращаюсь до сих пор, пытаясь понять человека, который писал ее, основываясь на собственном опыте, так как сознавал, что иначе объяснить кому бы то ни было смысл жизни невозможно.

Познать себя можно только действуя, а не размышляя.Гёте

Виктор Франкл… Кем он был? Профессором неврологии, профессиональным психотерапевтом? Альпинистом, покорявшим горные вершины? Летчиком, совершившим свой первый самостоятельный полет в 67 лет? Композитором, чья музыка звучит в популярных телепередачах? Узником концлагеря, выжившим в нечеловеческих условиях вопреки всему? Добрым гением, чьи книги помогают излечиваться от скуки и суеты? Всем этим и многим еще. Но прежде всего — Человеком, умевшим в каждом разглядеть то хорошее, что, может быть, спит до поры до времени. Разглядеть и разбудить…

Виктор Франкл родился в 1905 году в Вене, его детство и юность пришлись на сложные годы Первой мировой войны, экономических кризисов и психологической нестабильности. Вместе с ними в мальчике росла потребность найти свое место в мире. Тринадцатилетним подростком, услышав от учителя, что жизнь в конечном итоге не что иное, как процесс окисления, Франкл не выдержал и вскочил с места с вопросом: «А в чем же тогда смысл жизни?» Пытаясь найти некий уравновешивающий принцип, который лежит в основе всей Вселенной, он в школьные годы исписал несколько записных книжек, дав им громкое название: «Мы и мироздание». Все это время, борясь с отчаянием и непониманием, Франкл вырабатывал в себе иммунитет против нигилизма.

Возможно, кто-то подумает, что ему самой судьбой было уготовано стать психотерапевтом, ведь как раз в это время в Вене активно развивалась школа Фрейда и чуть позже появилась школа индивидуальной психотерапии его оппонента Адлера. Возможно, но Франкл не остановился на их идеях, он продолжал искать.

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниДоктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниВиктор Франкл в молодости.

В 1928 году, стремясь предотвратить самоубийства среди студентов, он открыл центр консультирования молодежи в Вене и вместе с единомышленниками победил эту проблему: впервые за много лет количество самоубийств среди молодых людей начало сокращаться. В 1930 году Франкл получил степень доктора медицины и продолжал работать в области клинической психиатрии. Он стремился, чтобы люди, обращающиеся к нему, начали сознавать, что они свободны изменить что-то в мире к лучшему и изменить к лучшему себя, если это необходимо.

Когда задумываешься о таких людях, невольно задаешь себе вопрос: а я так смогу? Смогу следовать правилам, которые выработал для себя Франкл:

  1. Относиться к самым маленьким делам с таким же вниманием, как и к самым большим. И делать самые большие дела так же спокойно, как и самые маленькие.
  2. Стараться делать все как можно быстрее, а не в последний момент.
  3. Сначала делать все неприятные дела, а уже потом приятные.

Вроде бы просто, но… Особенно страдал второй пункт, и я всегда находила себе оправдание. Этим, наверное, и отличалась от Франкла, ведь, если ему не удавалось придерживаться правил, он мог по нескольку дней не разговаривать сам с собой.

Часто в своей работе Франкл использовал метод парадоксальной интенции, который сам разработал. Суть метода такова: вместо того чтобы бежать от неприятных чувств и связанных с ними ситуаций, надо идти им навстречу. Чтобы избавиться от какого-то симптома, надо сформировать парадоксальное намерение, то есть стремление совершить нечто обратное тому, от чего нужно избавиться, причем желательно сделать это в юмористической форме. Смех позволяет взглянуть на себя и свои проблемы со стороны и обрести контроль над собой. Франкл хорошо освоил этот метод и побуждал к тому же последователей, примеры из собственной и их практики он приводил в своей книге. Результаты действительно впечатляют, но каким же чувством юмора надо обладать, чтобы предложить пациенту, страдающему от дрожания рук, устроить соревнование по дрожи, да еще побуждать его трястись быстрее и сильнее! Или дать задание пациентке, мучающейся от бессонницы, бодрствовать всю ночь. И нужно быть очень смелым, чтобы не стушеваться и на замечание пациента: «Доктор, я всегда считал, что я ненормальный, но мне кажется, что и вы тоже» — спокойно ответить: «Видите ли, мне иногда доставляет удовольствие побыть ненормальным».

Лишь вершина человека — это человек.Парацельс

Но самое главное в работе психотерапевта не техники и приемы. Франкл был готов отвечать на телефонные звонки в любое время суток, искать разные варианты объяснений и всегда стремился за клиническим случаем разглядеть человека. Он считал, что картина болезни — это лишь шарж, тень человека и быть психиатром можно только ради человеческого в больном и ради духовного в человеке. Многие пациенты Франкла признавались, что от непоправимых поступков их удерживала благодарность человеку, который был готов выслушать их даже в три часа ночи и умел увидеть в них то хорошее, во что они сами давно перестали верить.

Вторая мировая война помешала выйти в свет его первой рукописи «Врачевание души» с основами логотерапии, лечения с помощью поиска смысла жизни. В это время Франкл был заведующим неврологическим отделением Еврейского госпиталя в Вене. Он мог эмигрировать в США, но понимал, что тогда оставит на произвол судьбы престарелых родителей и ничем не сможет им помочь. Знал он и то, что у него, еврея, почти не будет шансов выжить… Франкл решил просить совета у неба. Первое, что он увидел, придя домой, был обломок мрамора с одной из десяти заповедей: «Почитай отца своего и мать свою и пребудешь на земле». В глубине души он уже принял решение остаться, а заповедь лишь помогла осознать это. Еще два года он продолжал работать, так как офицер гестапо, от которого зависела судьба Франкла, был его пациентом. Но в 1942 году вместе с родителями и женой попал в концлагерь. Его жертва имела смысл. И мать, и отец Франкла умерли хотя и в концлагере, но на его руках. А учение о смысле прошло испытание в четырех лагерях, доказав свое право на существование.

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниДоктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниВиктор Франкл с женой.

В концлагере Франкл организовал службу психологической помощи заключенным, узнавал о тех, кто терял цель и смысл жизни, и старался помочь им… Он видел, как загадочное «упрямство духа» позволяло людям оставаться свободными даже в концлагере и не зависеть от условий, в которые они попали. «Здесь в лагере были люди, у которых всегда находилось доброе слово, чтобы поддержать товарища, они готовы были делиться последним куском хлеба. Конечно, они были немногочисленны — эти люди, которые выбрали для себя возможность сохранить свою человечность, но они подавали другим пример, и этот пример вызывал цепную реакцию».

В нечеловеческих условиях выдерживали не те, кто был крепче, а те, кому было ради чего жить. Уже после войны Франкл писал: «Будучи профессором в двух областях, неврологии и психиатрии, я хорошо сознаю, до какой степени человек зависит от биологических, психологических и социальных условий, но, кроме того, я еще человек, выживший в четырех концентрационных лагерях, — и потому являюсь свидетелем того, до какой неожиданной степени человек способен бросить вызов самым тяжелым условиям, которые только можно себе представить».

Франклу тоже было ради чего жить, ведь он хранил рукопись книги с первым вариантом учения о смысле и заботился о том, чтобы она уцелела, а когда это не удалось, надеялся ее восстановить. В тифозном бараке концлагеря он смог, отводя приступы горячки, использовать возбуждение и интеллектуальный подъем для того, чтобы воссоздать свой научный труд, — 16 бредовых ночей Франкл делал в потемках краткие стенографические записи на крошечных обрывках бумаги.

Если мы принимаем людей такими, какие они есть, мы делаем их хуже. Если же мы относимся к ним так, как будто они таковы, какими им следует быть, мы помогаем им стать такими, какими они в состоянии стать.Гёте

Его внутренняя жизнь продолжалась, он представлял, как после войны будет рассказывать обо всем пережитом, мысленно общался с женой — это помогло ему не сломаться. «Я понял, что любовь проникает далеко за пределы сущности любимого человека, позволяя душе отрываться от существования узника… Все больше и больше я испытывал чувство, что жена присутствует здесь, что она со мной, что я могу прикоснуться к ней, — взять ее руки в мои», — писал Франкл. Он видел жену в птице, присевшей рядом с ним на землю, ее лицо было ярче лучей заходящего солнца, и никто в те минуты не смог бы убедить его, что это не так. Иногда сердце оказывается мудрее, чем ум, считал Франкл. И иногда разумнее не быть слишком разумным…

В том, что Франклу удалось выжить, есть, наверное, и доля случайности. Его переводили из лагеря в лагерь, он попадал в списки смертников, работал с инфекционными больными, пытался бежать… Но если бы не «упрямство духа», умение слышать судьбу и голос совести, ему не помогла бы никакая случайность.

После войны, вернувшись в Вену, Франкл пришел к своему другу Паулю Пологу и рассказал ему о смерти родителей, брата и жены. Он не мог не плакать: «Когда с кем-то происходит подобное, когда человека подвергают подобным испытаниям, то все это должно иметь какой-то смысл. У меня есть чувство, что меня что-то ожидает, что я к чему-то предназначен». Никто не смог понять его лучше старого друга, ведь справиться с кризисом предстояло самому Франклу. «Страдание имеет смысл, только если оно меняет меня к лучшему», — писал он. И, как никто, понимал, что любые лекарства, помогающие заглушить боль утраты и забыть тех, кого ты любил, — не помогут. Но вокруг Франкл видел людей, которые тоже испытывали такую же боль, были растерянны, одиноки и тоже нуждались в помощи, и он вновь нашел смысл: «Смысл моей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни».

Свой опыт и переживания Франкл описал в книге «Психолог в концентрационном лагере», которая вышла вскоре после войны. Он хотел издать ее анонимно, не думая, что кто-то ею заинтересуется, и только друзья убедили его все-таки поставить свое имя. Именно эта работа стала самой известной.

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниДоктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизниВиктор Франкл на лекции.

В 1946 году Виктор Франкл становится директором Венской неврологической поликлиники, с 1947 года начинает преподавать в Венском университете, пишет одну за другой несколько книг. Его «Человек в поисках смысла» переводится на 24 языка. С 1960-х годов он много ездит по миру и чувствует, что в это относительно мирное время проблема смысла жизни стала еще актуальнее. В послевоенном мире, более динамичном, более развитом и богатом, люди обрели больше возможностей и перспектив, но стали утрачивать осмысленность жизни.

Франкл назвал свою психотерапию вершинной, потому что видел в человеческой душе высоты, к которым нужно стремиться. И говорил, что человеку надо помочь обрести мужество духовно жить, напомнить ему, что у него есть дух. «Несмотря на нашу веру в человеческий потенциал человека, мы не должны закрывать глаза на то, что человечные люди являются… меньшинством, — писал Франкл. — Но именно поэтому каждый из нас чувствует вызов присоединиться к этому меньшинству». Человек чем-то похож на самолет, шутил он. Самолет может ездить и по земле, но, чтобы доказать, что он самолет, он должен подняться в воздух. Так же и мы: если мы остаемся на земле, никто и не догадается, что мы сможем полететь.

Когда Франкла просили сказать, в чем смысл жизни, он улыбался. Ведь универсального, единственно правильного ответа на этот вопрос нет. У каждого человека и у каждого мгновения смысл свой, уникальный. «В мире нет такой ситуации, которая не содержала бы ядро смысла, — считал Франкл. — Но мало наполнять жизнь смыслом, надо воспринимать ее как миссию, осознавая свою ответственность за конечный результат».

Источник: Человек без границ

Понравилось? Подпишитесь на Марвина, нажмите:

Виктор Франкл: интервью для журнала «Психология эффективной жизни» — Психология эффективной жизни

СПРАВКА

Виктор Эмиль Франкл (1905–1997) — австрийский психолог, психиатр, невролог. Будучи узником концлагеря, помогал другим узникам обрести смысл жизни, даже если она вот-вот закончится самым страшным образом. Автор логотерапии — «лечения» поиском и анализом смысла. Уже в три года решил стать врачом; в юности задумался о том, как бы, женившись, избавиться от привычки засыпать по ночам или хотя бы научиться засыпать не так быстро, чтобы не пропустить самое лучшее, то, что называют «спать с женщиной».

Мы прочитали для вас книгу Виктора Франкла «Сказать жизни «да!». Психолог в концлагере» и сделали саммари наиболее ценных мыслей: https://psy.systems/post/skazat-zhizni-da-psixolog-v-konclagere.

Господин Франкл, чем логотерапия отличается от всех остальных терапий?

Логотерапия основывается на трех фундаментальных допущениях, составляющих звенья единой цепи: свобода воли, воля к смыслу, смысл жизни. Свобода воли человека принадлежит к непосредственным данным его опыта. Только два класса людей придерживаются той точки зрения, что их воля несвободна: больные шизофренией, страдающие от иллюзии, что их воля и мысли управляются и контролируются другими, а также наряду с ними философы-детерминисты. Последние допускают, что мы чувствуем свою волю такой, как если бы она была свободной, но это, говорят они, самообман. Таким образом, единственное отличие между их убеждением и моей точкой зрения заключается в ответе на вопрос: истинен ли наш опыт?

 И кто же определяет, истинен он или нет?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте примем за отправной пункт тот факт, что не только нездоровые люди, такие как шизофреники, но даже нормальные люди могут в определенных обстоятельствах чувствовать свою волю как что-то несвободное. Такое происходит под воздействием ЛСД. Принявшие препарат вскоре начинают страдать от искусственно вызванного психоза, в котором, согласно опубликованным сообщениям исследователей, они воспринимают себя автоматами. Другими словами, они приходят к «правоте» детерминизма. Самое время спросить себя: может ли быть так, что истина открывается человеку только после того, как его мозг оказывается отравленным? Странной представляется концепция aletheia, гласящая, что истина может быть раскрыта только через галлюцинацию, что logos может быть познан исключительно через pathologos!

Излишне говорить, что свобода конечных существ, таких как человек, является свободой в определенных пределах. Человек не свободен от условий, будь они биологические, психологические или социологические по своей природе. Ho он свободен и всегда остается свободным занять определенную позицию относительно этих условий; он всегда остается свободным изменить свое отношение к ним. Человек свободен подняться выше уровня соматических и психических детерминант своего существования. Тем самым он открывает новое измерение, вступает в сферу ноэтического, отрицающую разделение соматических и психических феноменов. Он уже в состоянии занять позицию не только по отношению к миру, но также в отношении самого себя. В конце концов человек становится таким, каким сделал себя сегодняшнего из себя вчерашнего.

Человек может быть судьей самому себе, судьей своих собственных поступков. Коротко говоря, такие присущие только человеку феномены, как самосознание и сознание, связанные друг с другом, нельзя понять без представления человека как существа, способного превзойти самого себя, подняться над плоскостью биологического и психологического — к пространству ноологическому. Это специфически человеческое измерение, которое я назвал ноологическим, недоступно животным. Собака, например, намочив ковер, может тихонько спрятаться под кушеткой, но это происходит не потому, что в ней заговорила совесть; это разновидность тревожного ожидания, а именно — наполненное страхом предчувствие наказания.

Специфически человеческая способность к саморазделению мобилизуется и используется для терапевтических целей в специальной логотерапевтической технике, названной парадоксальной интенцией. Для этой техники характерно использование чувства юмора. Это вполне объяснимо, поскольку мы знаем, что юмор является превосходным средством дистанцирования человека от чего-либо. Можно сказать, что юмор помогает человеку стать выше своих неприятностей, позволяя ему воспринимать себя более отстраненно.

Действие базового механизма, лежащего в основе техники парадоксальной интенции, может быть, лучше всего продемонстрировать анекдотом, который мне рассказали несколько лет назад. Мальчик, опоздавший в школу, стал оправдываться перед учителем, рассказывая о том, что улицы были такие скользкие, что, пока он делал один шаг вперед, он соскальзывал на два шага назад. На что учитель ответил: «Вот я и поймал тебя на лжи — если бы это было правдой, как бы ты добрался до школы?» Мальчик хладнокровно парировал: «В конце концов я повернулся и пошел домой!»

Я убежден, что парадоксальная интенция ни в коем случае не является процедурой, которая излечивает лишь симптомы невроза; в гораздо большей степени она дает пациенту возможности проявить более глубокий уровень радикального изменения отношения, обретение здоровья — одна из таких возможностей.

 А что означает «воля к смыслу»? Некоторые, к примеру, убеждены, что смысл жизни в том, чтобы жить, а не думать о том, зачем все это.

По дидактическим причинам мы, используя метод эвристического упрощения, противопоставляем волю к смыслу как принципу удовольствия, которым пропитаны психоаналитические мотивационные теории, так и воле к власти — понятию, играющему решающую роль в адлерианской психологии. Я никого не убеждаю в том, что воля к удовольствию является на самом деле саморазрушающимся принципом, поскольку чем больше человек старается достичь удовольствия, тем меньше он его получает.

— Почему же? Все быстро приедается?

Удовольствие является побочным продуктом, или побочным следствием, реализации наших стараний, но оно разрушается и отравляется по мере того, как из него пытаются сделать самоцель. Воля к удовольствию не может быть самоцелью, так и воля к власти не ведет к достижению цели, если в качестве таковой ставит саму себя. Удовольствие возникает автоматически, как только воплощается смысл. Более того, если человек на самом деле попытался бы получить удовольствие, сделав его своей целью, он неизбежно потерпел бы неудачу, потому что упустил бы ту цель, которую он должен был бы поставить. Это легко показать на примере тех случаев сексуальных неврозов, в которых наши пациенты не могли получать сексуальное удовольствие именно потому, что пытались добиться только его. Чем больше мужчина стремится продемонстрировать свою потенцию или женщина — свое умение испытывать оргазм, тем менее они оказываются способны сделать это. Отважусь сказать, что достаточное количество случаев сексуальных неврозов берут свое начало в таких ситуациях.

 Желание быть счастливым — тоже фикция?

«Стремление к счастью» в конечном счете несет в себе противоречие: чем больше мы стараемся добиться счастья, тем меньше мы его получаем. Человек, который ищет случая, чтобы сказать: «У меня чистая совесть», — уже впадает в фарисейство. Настоящей чистой совестью нельзя завладеть, ее можно обрести, делая нечто ради самого дела, или ради другого человека, или ради Бога. Чистая совесть — это то, что возникает неожиданно, как побочное следствие, и исчезает в тот самый момент, когда к ней начинают стремиться. Это можно выразить простой формулой: цели как философии эпикурейства, так и философии стоиков, то есть счастье и мир разума (или то, что позже было названо древними греками атараксией), не могут быть реальной целью человеческого поведения, они по не зависящим от человека причинам ускользают от него по мере того, как он пытает их достичь.

— А если бы мы — гипотетически — получили возможность удовлетворять все желания, в рамках Уголовного кодекса, разумеется, — что с нами было бы?

Несомненно, в результате такого эксперимента ни в коей мере не возникло бы чувство «глубочайшего удовлетворения», напротив — тревожный внутренний голос, отчаянное чувство пустоты, или, если использовать логотерапевтический термин, чувство экзистенциального вакуума. Это результат фрустрации воли к смыслу. Поскольку то, что мы можем определить как экзистенциальное, связано не только с существованием человека, но также со смыслом его бытия, мы можем говорить об экзистенциальной фрустрации, которая пpeдcтaвляeт собой вaжнyю категорию в логотерапии.

Сегодня экзистенциальный вакуум является все возрастающим и приоритетным по важности фактором. Это становится понятным, если учесть двойную потерю, которую понес человек с тех пор, как он стал настоящим человеком. Я имею в виду то, что на заре своей истории человек лишился основных животных инстинктов, определяющих поведение животных и обеспечивающих их безопасность. Такая защита, как и рай, навсегда оказалась потерянной для человека. Вдобавок к этому человек понес и другую, не столь давнюю, потерю. Традиции, подкрепляющие его поведение, быстро исчезают, по крайней мере что касается их морально обязывающих аспектов. Обычный человек сегодня вряд ли чувствует себя связанным какими-либо традициями.

Логотерапия утверждает, что этот экзистенциальный вакуум наряду с другими причинами может также приводить к невротическим заболеваниям. Проще говоря, мы имеем дело с фрустрацией человека, борющегося за смысл своего существования, — с фрустрацией его воли к смыслу. Излишне говорить, что во всех случаях, в которых причины невротических симптомов можно найти в экзистенциальной фрустрации, логотерапия показана как метод психотерапевтического лечения.

Я знаю крупного промышленника, который как пациент представляет собой классический случай заболевшего властью человека. Вся его жизнь подчинялась одному-единственному желанию, ради удовлетворения которого он, истощая себя работой, разрушил свое здоровье, у него был спортивный самолет, но он не был удовлетворен, потому что хотел самолет реактивный. Соответственно, его экзистенциальный вакуум был так велик, что преодолеть его можно было только со сверхзвуковой скоростью.

Но разве терапевт может вот так запросто, на пальцах, объяснить: «Смысл твоей жизни, дружочек, вот в этом и ни в чем ином»?

 Конечно, задачей терапевта ни в коей мере не является определение смысла жизни пациента. Пациент сам должен найти конкретный смысл своего существования. Терапевт просто помогает ему в этом. Из того, что он должен найти смысл, следует, что этот смысл должен быть открыт, а не изобретен.

 А что вы думаете насчет самореализации? Хорошая же штука, как ни крути?

Такое понятие, как самореализация, не может служить достаточным основанием для теории мотивации. Причиной этого является главным образом то, что самореализация, подобно власти и удовольствию, также принадлежит к классу феноменов, которых нельзя достичь прямо, но только в ходе достижения других целей, тех феноменов, которые тем менее доступны, чем больше их пытаются сделать предметом непосредственного желания. Самореализация — это хорошая вещь, и я придерживаюсь той точки зрения, что человек может реализовать себя настолько, насколько он реализует смысл. Кроме того, самореализация возникает спонтанно, и этого не происходит, когда ее делают самоцелью.

Когда я несколько лет назад читал лекцию в Университете Мельбурна, мне подарили в качестве сувенира австралийский бумеранг. Рассматривая этот необычный подарок, я вдруг понял, что, в сущности, это был символ человеческого существования. Считается, что бумеранг возвращается к охотнику; на самом деле мне в Австралии сказали, что бумеранг возвращается к охотнику только тогда, когда пролетает мимо намеченной цели или добычи. Так же и человек — возвращается к себе самому только тогда, когда, будучи слишком увлечен самим собой, не понимает своей задачи и терпит неудачу в поиске смысла жизни.

— И здесь-то ему хочется спрятаться в домике и ничего не делать. Как с этим быть?

Если бы человек был бессмертен, то мог бы на законном основании откладывать все свои дела; не было бы необходимости делать что-то именно сейчас. Только в условиях преходящего характера жизни, побуждающего и вынуждающего человека действовать, использование проходящего времени имеет смысл. На самом деле только преходящие аспекты жизни являются возможностями; как только мы успешно реализуем возможность, мы преобразуем ее в действительность и, таким образом, делая ее прошлым, спасаем ее. Однажды став действительностью, возможность обретает вечность. Все, что находится в прошлом, спасено от того, чтобы быть преходящим. Поэтому оно скорее окончательно сохранено, чем безвозвратно утеряно. Оно по-прежнему существует, возможно, даже в своей наиболее защищенной форме.

Человек призван наилучшим образом использовать каждый момент своей жизни и сделать правильный выбор в любое время, будь это его знание, что делать, кого любить или как страдать. Пессимист похож на человека, который со страхом и печалью следит за тем, как настенный календарь, с которого он каждый день отрывает по листочку, становится тоньше и тоньше. Человек же, который воспринимает жизнь в таком ключе, о котором речь шла выше, подобен тому, кто срывает каждый лист и аккуратно подшивает его, сделав в течение дня на нем несколько заметок. Он может смотреть с гордостью и радостью на все богатство, собранное в этих заметках, на всю жизнь, которую он уже успел наполнить. Даже в престарелые годы он не станет завидовать молодости. Чему завидовать?

 Тому, что у кого-то «вершина еще впереди», например.

 Нет, вместо возможностей в будущем зрелый человек обладает действительными достижениями в прошлом — проделанной работой, настоящей любовью и перенесенными страданиями. Последним надо гордиться больше всего, хотя это то, что едва ли вызывает зависть.

 Допустим, человек к старости психологически созревает, но ведь и у зрелого где-то внутри мельтешит страх, что жизнь заканчивается, как только начинается пенсия?

 Жизненно важной является возможность направить чью-то жизнь к цели. Если человек лишен профессиональных задач, ему надо найти другие жизненные задачи. Я считаю, что первой и главной целью психогигиены является стимулирование человеческой воли к смыслу жизни путем предложения человеку таких возможных смыслов, какие находятся за пределами его профессиональной сферы. Ничто так не помогает человеку выжить и сохранить здоровье, как знание жизненной задачи. Я сам никогда не видел такой горы книг, ожидающих прочтения, какая высится на столе девяностолетнего венского профессора психиатрии Жозефа Берже, чья теория шизофрении много десятилетий тому назад дала так много для исследований в этой области.

 А как справиться со страхом принимать решения? С вечным «вдруг не получится»?

 Человек принимает решения каждый миг, даже не сознавая этого, он делает это невольно. Через эти решения он определяет самого себя. Постоянно и непрерывно он формирует и изменяет себя. Фома Аквинский в своем «Agere sequitur esse» прав только наполовину: человек не только ведет себя в соответствии с тем, что он собой представляет, он также становится тем, что он есть, в зависимости от того, как он себя ведет. Человек не вещь среди других вещей: вещи определяют друг друга — он в конечном счете определяет себя сам. То, чем он становится с учетом своих способностей и обстановки, зависит только от него. В живых лабораториях концлагерей мне приходилось наблюдать людей, ведущих себя подобно животным, и людей, которые вели себя как святые, В человеке заключены оба этих потенциала. Какой из них он реализует — зависит не от условий, а от его решения. Настало время включить это решение, определяющее качество человеческого бытия, в определение человека. Наше поколение пришло к пониманию того, чем в действительности является человек: существом, которое изобрело газовые камеры Аушвица, и существом, которое входит в эти газовые камеры, не согнувшись, с прямой головой, с молитвой на устах.

ВИКТОР ФРАНКЛ О ЛЮБВИ, СВОБОДЕ И СМЫСЛЕ ЖИЗНИ — Смотрим с оптимизмом

Предлагаем вашему вниманию отрывки из одной из величайших книг XX века «Сказать жизни „Да!». Психолог в концлагере». Её автор — Виктор Франкл, создатель логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой целой школы психотерапии. Этот удивительный человек потерял всю свою семью и прошёл через ад нескольких концлагерей во время Второй мировой войны.

Человек не должен спрашивать, в чём смысл его жизни, но, скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращён этот вопрос.

Виктор Франкл

Вопросы, как в нашем «цивилизованном обществе» мог появиться фашизм и газовые камеры и в каких закоулках душ «обычных людей» таится такая не поддающаяся осмыслению жестокость, так и не нашли ответа. Как и вопрос, какие люди сумели выжить в концлагерях, и не просто выжить, а сохранить и развить лучшие душевные качества.

Еще до войны Франкл практически закончил разработку теории о стремлении к смыслу как главной движущей силы развития личности. В лагере смерти эта теория получила самое мощное подтверждение, которое только можно представить. Выживали и оставались людьми отнюдь не те, у кого были крепкое здоровье или мощное телосложение, а те, кто сумел найти смысл, ради которого стоило жить.

Очки убитых в Освенциме

«Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, „зачем“ жить, преодолеет почти любое „как“».

Виктор Франкл

Большинство людей, прошедших через концлагерь, хотели только одного — забыть об этом навсегда. Франкл же с ошеломляющей честностью описал всё, что ему довелось пережить там. На страницах книги «Сказать жизни „Да!“. Психолог в концлагере» он анализирует, состояние заключённых и своё собственное и излагает основы своего терапевтического метода.

Вопрос, на который отвечает эта книга — как найти смысл во всех проявлениях жизни, включая немыслимо страшные.

После трёх лет, проведенных в концлагерях, Франкл вернулся в Вену. В 1947 году женился на Элеоноре Катарине Швиндт. Вторая жена Франкла была католичкой. Такие браки в то время были редки. Супруги с уважением относились к религиозным традициям друг друга, вместе посещали церковь и синагогу, праздновали Рождество и Хануку. У них родилась дочь Габриэль, которая впоследствии стала детским психологом.

В 1955 году Франкл стал профессором неврологии и психиатрии Венского Университета. Он читал лекции в Гарварде, опубликовал 32 книги, переведённые на множество языков и стал обладателем 29 почетных докторских степеней.

Виктор Франкл ушел из жизни в 1998 году в возрасте 92 лет. Это событие осталось практически незамеченным мировой прессой, внимание которой было приковано к истории гибели принцессы Дианы, по совпадению произошедший в те же дни. За несколько лет до этого он посетил Москву. Так описал его писатель и психотерапевт Владимир Леви:

«Легкий, сухой, изящный, упруго-подвижный, вневозрастный, с лучезарным лицом и летающими руками, он был похож на какую-то инопланетную птицу. Читал, вернее, почти пропевал свои лекции-импровизации на английском языке молодым голосом с такими ясными, мощными интонациями и такой выразительной мимикой и жестикуляцией, что его можно было понимать и без слов. Жить в земном теле ему оставалось еще только шесть лет. Но невозможно было даже и помыслить, что этот гений жизни может когда-нибудь умереть — он казался вечным. Таким же и оказался».

Свою всемирно известную книгу «Сказать жизни „ДА“. Психолог в концлагере» Виктор Франкл закончил ещё в 1945 году.

Предлагаем вам прочитать эту страшную, но в то же время невероятно светлую и оптимистичную книгу всем тем, кто задаётся вопросами смысла своего существования.

Вот несколько цитат и неё.

О чём книга

…Это рассказ больше о переживаниях, чем о реальных событиях. Цель книги — раскрыть, показать пережитое миллионами людей. Это концентрационный лагерь, увиденный «изнутри», с позиции человека, лично испытавшего все, о чем здесь будет рассказано. О том, как мучительная лагерная повседневность отражалась на душевном состоянии обычного, среднего заключенного.

Крушение иллюзий, чёрный юмор и деградация

… рушились иллюзии, одна за другой. И тогда явилось нечто неожиданное: черный юмор. Мы ведь поняли, что нам уже нечего терять, кроме этого до смешного голого тела. Еще под душем мы стали обмениваться шутливыми (или претендующими на это) замечаниями, чтобы подбодрить друг друга и прежде всего себя. Кое-какое основание для этого было — ведь все-таки из кранов идет действительно вода!

<…>

Кроме черного юмора появилось еще другое чувство, что-то вроде любопытства. Лично мне такая реакция на чрезвычайные обстоятельства была уже знакома совсем из другой области. В горах, при обвале, отчаянно цепляясь и карабкаясь, я в какие-то секунды, даже доли секунды испытывал что-то вроде отстраненного любопытства: останусь ли жив? Получу травму черепа? Перелом каких-то костей? И в Аушвице у людей на короткое время возникало состояние некой объективизации, отстраненности, мгновения почти холодного любопытства, почти стороннего наблюдения, когда душа как бы отключается и этим пытается защититься, спастись. Нам становилось любопытно, что же будет происходить дальше. Как, например, мы, совершенно голые и мокрые, выйдем отсюда наружу, на холод поздней осени?

<…>

Безвыходность ситуации, ежедневная, ежечасная, ежеминутная угроза гибели — все это приводило почти каждого из нас, пусть даже мельком, ненадолго, к мысли о самоубийстве. Но я, исходя из моих мировоззренческих позиций, о которых еще будет сказано, в первый же вечер, прежде чем заснуть, дал себе слово «не бросаться на проволоку». Этим специфическим лагерным выражением обозначался здешний способ самоубийства — прикоснувшись к колючей проволоке, получить смертельный удар тока высокого напряжения.

<…>

Через несколько дней психологические реакции начинают меняться. Пережив первоначальный шок, заключенный понемногу погружается во вторую фазу — фазу относительной апатии, когда в его душе что-то отмирает.

<…>

Апатия, внутреннее отупение, безразличие — эти проявления второй фазы психологических реакций заключенного делали его менее чувствительным к ежедневным, ежечасным побоям. Именно этот род нечувствительности можно считать необходимейшей защитной броней, с помощью которой душа пыталась оградить себя от тяжелого урона.

<…>

Вполне понятно поэтому, что в состоянии такого психологического пресса и под давлением необходимости всецело концентрироваться на непосредственном выживании вся душевная жизнь сужалась до довольно примитивной ступени. Психоаналитически ориентированные коллеги из числа товарищей по несчастью часто говорили о «регрессии» человека в лагере, о его возвращении к более примитивным формам душевной жизни.

Об унижении

Причиняемая побоями телесная боль была для нас, заключенных, не самым главным (точно так же, как для подвергаемых наказанию детей). Душевная боль, возмущение против несправедливости — вот что, несмотря на апатию, мучило больше. В этом смысле даже удар, который приходится мимо, может быть болезненным. Однажды, например, мы в сильную метель работали на железнодорожных путях. Уже хотя бы ради того, чтобы не замерзнуть окончательно, я очень прилежно трамбовал колею щебенкой, но в какой-то момент остановился, чтобы высморкаться. К несчастью, именно в этот момент конвоир обернулся ко мне и, конечно, решил, что я отлыниваю от работы.

Самым болезненным для меня в этом эпизоде был не страх дисциплинарного взыскания, битья. Вопреки уже полнейшему, казалось бы, душевному отупению, меня крайне уязвило то, что конвоир не счел то жалкое существо, каким я был в его глазах, достойным даже бранного слова: как бы играя, он поднял с земли камень и бросил в меня. Я должен был понять: так привлекают внимание какого-нибудь животного, так домашней скотине напоминают о её обязанностях — равнодушно, не снисходя до наказания.

О внутренней опоре

Психологические наблюдения показали, что, помимо всего прочего, лагерная обстановка влияла на изменения характера лишь у того заключенного, кто опускался духовно и в чисто человеческом плане. А опускался тот, у кого уже не оставалось больше никакой внутренней опоры. Но зададим теперь вопрос: в чем могла и должна была заключаться такая опора?

<…>

Латинское слово «finis» имеет, как известно, два значения: конец и цель. Человек, который не в состоянии предвидеть конец этого его временного существования, тем самым не может и направить жизнь к какой-то цели. Он уже не может, как это вообще свойственно человеку в нормальных условиях, ориентироваться на будущее, что нарушает общую структуру его внутренней жизни в целом, лишает опоры. Сходные состояния описаны в других областях, например у безработных. Они тоже в известном смысле не могут твердо рассчитывать на будущее, ставить себе в этом будущем определенную цель. У безработных горняков психологические наблюдения выявили подобные деформации восприятия того особого времени, которое психологи называют «внутренним временем» или «переживанием времени».

<…>

Внутренняя жизнь заключенного, не имеющего опоры на «цель в будущем» и потому опустившегося, приобретала характер какого-то ретроспективного существования. Мы уже говорили в другой связи о тенденции возвращения к прошлому, о том, что такая погруженность в прошлое обесценивает настоящее со всеми его ужасами. Но обесценивание настоящего, окружающей действительности таит в себе и определенную опасность — человек перестает видеть хоть какие-то, пусть малейшие, возможности воздействия на эту действительность. А ведь отдельные героические примеры свидетельствуют, что даже в лагере такие возможности иногда бывали. Обесценивание реальности, сопутствующее «временному существованию» заключенных, лишало человека опоры, заставляя окончательно опуститься, пасть духом — потому что «все равно все впустую». Такие люди забывают, что самая тяжелая ситуация как раз и дает человеку возможность внутренне возвыситься над самим собой. Вместо того чтобы рассматривать внешние тяготы лагерной жизни как испытание своей духовной стойкости, они относились к своему настоящему бытию как к чему-то такому, от чего лучше всего отвернуться, и, замкнувшись, полностью погружались в свое прошлое. И жизнь их шла к упадку.

Конечно, немногие способны среди ужасов концлагеря достичь внутренних высот. Но такие люди были. Им удавалось при внешнем крушении и даже в самой смерти достичь такой вершины, которая была для них недостижима раньше, в их повседневном существовании.

<…>

Можно сказать, что большинство людей в лагере полагали, что все их возможности самоосуществления уже позади, а между тем они только открывались. Ибо от самого человека зависело, во что он превратит свою лагерную жизнь — в прозябание, как у тысяч, или в нравственную победу — как у немногих.

О надежде и любви

Первая жена Виктора Франкла Тилли Гроссер погибла в концлагере

Километр за километром мы с ним идем рядом, то утопая в снегу, то скользя по обледенелым буграм, поддерживая друг друга, слыша брань и понукания. Мы не говорим больше ни слова, но мы знаем: каждый из нас думает сейчас о своей жене. Время от времени я бросаю взгляд на небо: звезды уже бледнеют, и там, вдали, сквозь густые облака начинает пробиваться розовый свет утренней зари. А пред моим духовным взором стоит любимый человек. Моя фантазия сумела воплотить его так живо, так ярко, как это никогда не бывало в моей прежней, нормальной жизни. Я беседую с женой, я задаю вопросы, она отвечает. Я вижу её улыбку, её ободряющий взгляд, и — пусть этот взгляд бестелесен — он сияет мне ярче, чем восходящее в эти минуты солнце.

<…>

И вдруг меня пронзает мысль: ведь сейчас я впервые в жизни понял истинность того, что столь многие мыслители и мудрецы считали своим конечным выводом, что воспевали столь многие поэты: я понял, я принял истину — только любовь есть то конечное и высшее, что оправдывает наше здешнее существование, что может нас возвышать и укреплять!

Да, я постигаю смысл того итога, что достигнут человеческой мыслью, поэзией, верой: освобождение — через любовь, в любви! Я теперь знаю, что человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно — пусть на мгновение — обладать самым дорогим для себя — образом того, кого любит. В самой тяжелой из всех мыслимо тяжелых ситуаций, когда уже невозможно выразить себя ни в каком действии, когда единственным остается страдание, — в такой ситуации человек может осуществить себя через воссоздание и созерцание образа того, кого он любит. Впервые в жизни я смог понять, что подразумевают, когда говорят, что ангелы счастливы любовным созерцанием бесконечного Господа.

<…>

Промерзшая земля плохо поддается, из-под кирки летят твердые комья, вспыхивают искры. Мы еще не согрелись, все еще молчат. А мой дух снова витает вокруг любимой. Я еще говорю с ней, она еще отвечает мне. И вдруг меня пронзает мысль: а ведь я даже не знаю, жива ли она! Но я знаю теперь другое: чем меньше любовь сосредоточивается на телесном естестве человека, тем глубже она проникает в его духовную суть, тем менее существенным становится его «так-бытие» (как это называют философы), его «здесь-бытие», «здесь-со-мной-присутствие», его телесное существование вообще. Для того, чтобы вызвать сейчас духовный образ моей любимой, мне не надо знать, жива она или нет. Знай я в тот момент, что она умерла, я уверен, что все равно, вопреки этому знанию, вызывал бы ее духовный образ, и мой духовный диалог с ним был бы таким же интенсивным и так же заполнял всего меня. Ибо я чувствовал в тот момент истинность слов Песни Песней: «Положи меня, как печать, на сердце твое… ибо крепка, как смерть, любовь» (8: 6).

О красоте

Те, кто сохранил способность к внутренней жизни, не утрачивал и способности хоть изредка, хоть тогда, когда предоставлялась малейшая возможность, интенсивнейшим образом воспринимать красоту природы или искусства. И интенсивность этого переживания, пусть на какие-то мгновения, помогала отключаться от ужасов действительности, забывать о них. При переезде из Аушвица в баварский лагерь мы смотрели сквозь зарешеченные окна на вершины Зальцбургских гор, освещенные заходящим солнцем. Если бы кто-нибудь увидел в этот момент наши восхищенные лица, он никогда бы не поверил, что это — люди, жизнь которых практически кончена. И вопреки этому — или именно поэтому? — мы были пленены красотой природы, красотой, от которой годами были отторгнуты.

Об обесценивании личности

Человек, не способный последним взлетом чувства собственного достоинства противопоставить себя действительности, вообще теряет в концлагере ощущение себя как субъекта, не говоря уже об ощущении себя как духовного существа с чувством внутренней свободы и личной ценности. Он начинает воспринимать себя скорее как частичку какой-то большой массы, его бытие опускается на уровень стадного существования. Ведь людей, независимо от их собственных мыслей и желаний, гонят то туда, то сюда, поодиночке или всех вместе, как стадо овец. Справа и слева, спереди и сзади тебя погоняет небольшая, но имеющая власть, вооруженная шайка садистов, которые пинками, ударами сапога, ружейными прикладами заставляют тебя двигаться то вперед, то назад. Мы дошли до состояния стада овец, которые только и знают, что избегать нападения собак и, когда их на минутку оставят в покое, немного поесть. И подобно овцам, при виде опасности боязливо сбивающимся в кучу, каждый из нас стремился не оставаться с краю, попасть в середину своего ряда, в середину своей колонны, в голове и хвосте которой шли конвоиры. Кроме того, местечко в центре колонны обещало некоторую защиту от ветра. Так что то состояние человека в лагере, которое можно назвать стремлением раствориться в общей массе, возникало не исключительно под воздействием среды, оно было и импульсом самосохранения. Стремление каждого к растворению в массе диктовалось одним из самых главных законов самосохранения в лагере: главное — не выделиться, не привлечь по какому-нибудь малейшему поводу внимание СС!

О доброте и свободе выбора

Есть достаточно много примеров, часто поистине героических, которые показывают, что можно преодолевать апатию, обуздывать раздражение. Что даже в этой ситуации, абсолютно подавляющей как внешне, так и внутренне, возможно сохранить остатки духовной свободы, противопоставить этому давлению свое духовное Я. Кто из переживших концлагерь не мог бы рассказать о людях, которые, идя со всеми в колонне, проходя по баракам, кому-то дарили доброе слово, а с кем-то делились последними крошками хлеба? И пусть таких было немного, их пример подтверждает, что в концлагере можно отнять у человека все, кроме последнего — человеческой свободы, свободы отнестись к обстоятельствам или так, или иначе.

И это — «так или иначе» у них было. И каждый день, каждый час в лагере давал тысячу возможностей осуществить этот выбор, отречься или не отречься от того самого сокровенного, что окружающая действительность грозила отнять, — от внутренней свободы. А отречься от свободы и достоинства — значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя «типичного» лагерника.

<…>

Достоевский как-то сказал: я боюсь только одного — оказаться недостойным моих мучений. Эти слова вспоминаешь, думая о тех мучениках, чье поведение в лагере, чье страдание и сама смерть стали свидетельством возможности до конца сохранить последнее — внутреннюю свободу. Они могли бы вполне сказать, что оказались «достойны своих мучений». Они явили свидетельство того, что в страдании заключен подвиг, внутренняя сила. Духовная свобода человека, которую у него нельзя отнять до последнего вздоха, дает ему возможность до последнего же вздоха наполнять свою жизнь смыслом. Ведь смысл имеет не только деятельная жизнь, дающая человеку возможность реализации ценностей творчества, и не только жизнь, полная переживаний, жизнь, дающая возможность реализовать себя в переживании прекрасного, в наслаждении искусством или природой.

Сохраняет свой смысл и жизнь — как это было в концлагере, — которая не оставляет шанса для реализации ценностей в творчестве или переживании. Остается последняя возможность наполнить жизнь смыслом: занять позицию по отношению к этой форме крайнего принудительного ограничения его бытия.

Созидательная жизнь, как и жизнь чувственная, для него давно закрыта. Но этим еще не все исчерпано. Если жизнь вообще имеет смысл, то имеет смысл и страдание. Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть. Страдание и смерть придают бытию цельность.

О смысле жизни и смысле страданий

Вся сложность в том, что вопрос о смысле жизни должен быть поставлен иначе. Надо выучить самим и объяснить сомневающимся, что дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас.

Говоря философски, тут необходим своего рода коперниканский переворот: мы должны не спрашивать о смысле жизни, а понять, что этот вопрос обращен к нам — ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием, правильным поведением.

Ведь жить — в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение тех задач, которые жизнь ставит перед каждым, за выполнение требований дня и часа.

<…>

После того как нам открылся смысл страданий, мы перестали преуменьшать, приукрашать их, то есть «вытеснять» их и скрывать их от себя, например, путем дешевого, навязчивого оптимизма. Смысл страдания открылся нам, оно стало задачей, покровы с него были сняты, и мы увидели, что страдание может стать нравственным трудом, подвигом в том смысле, какой прозвучал в восклицании Рильке: «Сколько надо еще перестрадать!». Рильке сказал здесь «перестрадать», подобно тому как говорят: сколько дел надо еще переделать.

О двух типах людей

Если мы говорим о человеке, что он — из лагерной охраны или, наоборот, из заключенных, этим сказано еще не все. Доброго человека можно встретить везде, даже в той группе, которая, безусловно, по справедливости заслуживает общего осуждения. Здесь нет четких границ! Не следует внушать себе, что все просто: одни — ангелы, другие — дьяволы. Напротив, быть охранником или надсмотрщиком над заключенными и оставаться при этом человеком вопреки всему давлению лагерной жизни было личным и нравственным подвигом. С другой стороны, низость заключенных, которые причиняли зло своим же товарищам, была особенно невыносима.

<…>

Из всего этого мы можем заключить, что на свете есть две «расы» людей, только две! — люди порядочные и люди непорядочные. Обе эти «расы» распространены повсюду, и ни одна человеческая группа не состоит исключительно из порядочных или исключительно из непорядочных; в этом смысле ни одна группа не обладает «расовой чистотой!» То один, то другой достойный человек попадался даже среди лагерных охранников.

<…>

Мы изучили человека так, как его, вероятно, не изучило ни одно предшествующее поколение. Так что же такое человек? Это существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах.

Источник: interesno.cc

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook:

(Книга) Виктор Франкл — Психолог в Концлагере: cube_wan — LiveJournal

https://ru.wikipedia.org/wiki/Франкл,_Виктор
https://ru.wikipedia.org/wiki/Человек_в_поисках_смысла

«Человек в поисках смысла» — книга психолога/невролога/психиатра Виктора Франкла, написанная им после заключения в нацистских концентрационных лагерях Освенцим и Дахау с 1942 по 1945 годы. Содержит две части: автобиографический очерк о жизни в концлагерях и разъяснение разработанного на этой основе психиатрического метода работы с больными — логотерапии.
    Заметки для будущей книги Франкл писал стенографическими знаками на клочках бумаги в тайне от других. Окончательно книга была написана через несколько месяцев после освобождения Франкла в 1945 году, а впервые опубликована в 1946 году в Вене под названием «И всё же сказать жизни «Да!»». Первоначально автор планировал опубликовать её анонимно, однако родственники и друзья убедили его поставить свою фамилию. К моменту смерти Виктора Франкла в 1997 году книга была переведена на 24 языка и разошлась общим тиражом более 10 миллионов экземпляров[1].

В СССР в 1990 году вышел сборник работ Франкла под одноименным названием, в который оригинальное произведение вошло лишь как часть в сильно урезанной форме.  Остальное же содержание сборника представляет собой набор статей Франкла, в которых на каждой странице происходит жонглирование модными (особенно в его время) терминами (Само)Трансцендирует, Экзистенциальный и прочее в различных вариантах с противоречащими мутными заворотами вокруг понятий Долга, Ответственности и Морали (чьё социально-политическое значение уведено во вселенское обобщение) ради завуалированного подтасования религиозной «Веры» под тему поиска смысла, что вылазит в конце книги:  «Поэтому нет причин сомневаться в том, что даже у самой жалкой жизни есть свой смысл, и я надеюсь, что мне удалось показать это. Жизнь обладает безусловным смыслом, и нам нужна безусловная вера в это. Это важнее всего во времена, подобные нашему, когда человеку угрожает экзистенциальная фрустрация, фрустрация воли к смыслу, экзистенциальный вакуум.»

Виктор Франкл известен прежде всего в качестве еврейского психолога, перенесшего на себе внушительный опыт фашистских концлагерей. Именно поэтому особенной популярностью он позднее пользовался среди пеницитарных учреждений, куда его часто приглашали с лекциями и также при работе с сюицидальными пациентами. Именно факт невероятной способности к выживанию в тяжелейших условиях (читай, удачливости) Франкла прежде всего привлекал внимание к его личности, а не мутные словопостроения на подвешенном фундаменте догматики вокруг спекуляции на тему Долга и Ответственности. Люди хотели увидеть и услышать его, чтобы попытаться прочувствовать, что же в нем такого, что можно было бы развить и в себе, разгадать секрет… А его теории логотерапии обычно шли вторым эшелоном и были по правде не слишком эффективными…

«Логотерапия» — это своеобразное уговаривание пациента продолжать жить посредством софистических цепочек умозаключений с параллельным стимулированием в нем чувств ответственности и долга продолжать жить «ради» через завуалировано-религиозный страх (очевидно расплаты за невыполнение такого долга).

Виктор Франкл описывает своеобразного Человека, «вброшенного» в изначально ему как-бы-чуждый мир. И такой Человек «вброшен» уже с набором высоко моральных и нравственных идеалов, которые он теперь обязан взращивать на чужеродной почве посредством реализации какого-то безусловного смысла жизни (который в нем есть сам по себе), одновременно удивляясь и восторгаясь «случайно проявившейся» красоте окружающего мира…

Нетрудно предвосхитить мое разочарование, особенно разросшееся после главы «Психолог в Концлагере», где очень мало приводится воспоминаний Франкла и содержание щедро разбавлено цитированием книги Коэна E. A. Cohen. Human Behavior in the Concentration Camp. London, 1954. https://en.wikipedia.org/wiki/Elie_Aron_Cohen

frankl.jpg«Человек в поисках смысла: Сборник»
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3867997

Аудиокнига на русском: https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4912414
Год выпуска: 2015 г. Исполнитель: Олег Исаев
Издательство: «Предание» (Православный Портал)  http://predanie.ru/
Аудиокодек: MP3 Битрейт: 64 kbps / Моно / Время звучания: 17:58:54

Сборник статей буквально пестрит цитатами огромного количества часто незнакомых (даже продвинутому в психологии читателю) авторов из области социологии, новой психологии, новой философии (особенно феноменологической) и прочее… Складывалось ощущение, что игра в цитаты — как искусственное средство придания значительности осуществляемого Франклом лого-психотерапевтическо-экзистенциального замутнения сознания ради «задурачивания» читателя с целью добровольного принятия им чисто религиозного подтекста всей затеи…

В огород раздувания объема — повторы в разных статьях содержания и примеров, использование  «То есть…» и «Другими словами…».. Это просто скучно и, как ни парадоксально… бессмысленно …если капнуть в поиск смысла содержания.

Аудиокнига вшибает в сон…. Хвала диктору (Исаев), который умудрялся, налетая на очередное слово-заверчение, резко сбавляя скорость чтения, не запинаться в терминологических заворотах…

Хорошо проспавшись, я в недоумении полез в сеть искать-смотреть, что же это такое происхоит и обнаружил правду, что была все же выпущена на русском нормальная версия книги воспоминаний Франкла о своем времени в Концлагерях…

frankl.jpg«Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере»
https://www.labirint.ru/books/200000/

Я ее и нашел в
Сборнике книг Франкла
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3935809

Аудиоверсии книги:
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4831015
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2815753

Главный противоречивый момент этого произведения для меня, который также оставлен и в урезанной версии, это указание Франклом на один интересный факт: «число заключенных, принятых в лагерь (то есть не умерщвленных сразу после прибытия) из составов с евреями, составляло в среднем около 10 процентов от числа людей, привезенных в Освенцим» (Центральная комиссия по расследованию преступлений Германии в Польше. Варшава, 1946).

Далее Франкл описывает процесс ОТБОРА прибывающих как разделение группы на две подгруппы: «Нам приказали оставить все вещи в вагоне, выйти и разделиться на две колонны — мужчин и женщин, — чтобы затем пройти мимо старшего офицера СС. И вот я вижу, как моя колонна человек за человеком идет мимо офицера СС. (…) Он стоит в непринужденной позе, правый локоть опирается на левую руку, правая рука приподнята, и указательный  палец делает едва заметные указующие движения — то налево, то направо, но гораздо чаще налево. Никто из нас не мог ни в малейшей степени представить себе то значение, которое имели эти легкие движения человеческого указательного пальца — то налево, то направо, но гораздо чаще налево. Теперь моя очередь. Эсэсовец оценивающе смотрит на меня, похоже, что удивляется или сомневается, и кладет мне обе руки на плечи. Я стараюсь выглядеть молодцевато, стою ровно и прямо. Он медленно поворачивает мои плечи, разворачивая меня вправо, — и я попадаю направо. Вечером мы узнали значение этой игры указательным пальцем — это была первая селекция!  Первое решение: быть или не быть. Для огромного большинства из нашего транспорта, около 90 процентов, это был смертный приговор.» 

! Но затем Франкл как ни в чем не бывало продолжает свой психологический рассказ, по-тихому перенося эти 10% процентов на ВСЁ население планеты…. Он осуществляет психологическую оценку и аналогии в этом обобщающем ключе. И я говорю себе — СТОП, что за фигня!  Франкл не имеет право так поступать и удивляться, например, что количество самоубийств в лагере было небольшим и прочее…

Франкл странно замазывает исключительно важную функцию отбирающего офицера как интуитивный отбор того контингента, который наиболее эффективно начнет осуществлять требуемые задачи. Офицер же не просто так наугад производил отбор. Это же само-обучающаяся система, основывающая свои суждения на имеющемся и непрерывно расширяющемся опыте работы с прибывающим человеческим «рабо-материалом». Офицер осуществлял не столько физический, сколько интуитивный конституционально-психологический отбор… Я думаю, что  это никак нельзя сбрасывать со счетов… А Франкл тему замазывает, что ему распускает руки для обобщения своих размышлений о СМЫСЛЕ ЖИЗНИ в МИРОВОМ понимании….

Для читателя этого произведения будет очень наивным производить нравственную характерологическую оценку со своей личной точки зрения — «Вот если бы  я там оказался»... Читатель просто мог бы и не оказаться в тех 10% отбора. Получается парадокс — до тех пор пока ты лично на своей шкуре не испытаешь описанные жуткие вещи, это будет лишь абстракцией и «развлечением-страшилкой»…  Никак нельзя обобщать предлагаемые данные во всемирно-человеческую сферу. Все, что происходило в лагерях — представляет собой отграниченное от мира мощными сдерживающими границами явление.

И единственное, что можно аналогией вынести оттуда в обобщение — это адаптивность человека буквально ко всему, понимание, что круг вещей, необходимых человеку для выживания невообразимо мал и округляется под внешние причины. Осознание этого помогает взлянуть на текущую социально-политическую реальность в ином свете.

Но никак нельзя пафосно подводить сюда разговоры о поиске СМЫСЛА ЖИЗНИ вообще. Это обман и очевидно самообман осуществляемый Франклом… Причем невероятно эффективно…

• Интересно, как Франкл описывает свои инструменты работы с отчаявшимся человеком: «Речь идет о двух мужчинах, которые в своих разговорах выражали намерение покончить с собой. Оба объясняли его одинаково и вполне типично: «Мне больше нечего ждать от жизни». И все-таки удалось доказать каждому из них: жизнь чего-то ждет от него самого, что-то важное ждет его в будущем. И действительно, оказалось, что одного ждал на чужбине его обожаемый ребенок. Другого не ждал никто персонально, но его ждало дело. Он был ученым, готовил и издавал серию книг; она осталась неоконченной. Сделать эту работу вместо него не мог бы никто, в ней он был, собственно говоря, так же незаменим, как отец незаменим для своего ребенка. Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам, неповторимо то, что именно он может и должен сделать — в своем труде, в творчестве, в любви. Осознание такой незаменимости формирует чувство ответственности за собственную жизнь, за то, чтобы прожить ее всю, до конца, высветить во всей полноте. Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или перед делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни. Он знает, зачем существует, и поэтому найдет в себе силы вытерпеть почти любое как.»

Здесь можно заметить, как ловко также подводится религиозный подтекст, путем одушевления «ждущего» от объекта — а что же это как не манифестация некоего «одушевленного» существа… т.е. Бога?

Далее, когда Франкл описывает состояние освободившихся и вернувшихся людей, они обнаруживают, что то ради чего они якобы стремились продолжать жить — отсутствует. Это оказывается, был самообман… Конечно же это был самый настоящий самообман! Но Франкл, естестсвенно, замазывает шаткую почву осознания человеком своего одурачивания, необходимостью продолжания психотерапии и все такое… давит своей личностью, как типично и происходит.

Прикол в том, что создание в отчаявшемся человеке иллюзии долга перед «кем-то там во вне» помогло тому лишь смириться и продолжать существовать в текущем изолированном окружении и времени, но как только обстоятельства изменились — вся ложь и обман подтасовыки заявили о себе…

К тому же — нацисты ведь сами были заинтересованы в том, чтобы их заключенные в лагерях не отчаивались и продолжали работать на остатках своего здоровья… Здесь еще одна подтасовка и, возможно, причины снисходительного отношения к Франклу со стороны Лагерного руководства — ведь Франкл, считая что действует лишь во благо заключенных, играл тем самым на руку тиранам, высасывающим из сопротивляющихся последние крохи сил….  гора на гору… кто кого…

Представим, что некий «психологический» вирус обитает в лагере и что каждая новоприбывшая и прошедшая отбор колонна заключенных в первый же вечер кончает с собой самоудушением… И так раз за разом… Все умирают, работать некому… Что же тогда? Как действовать руководству?…

Еще обратили на себя в книге моменты:

• Ложь (особенно как Недоговаривание правды) — эффективнейшее средство Манипуляции на все времена:  «Двери вагона рывком распахиваются, и в него врывается небольшая свора заключенных в обычной полосатой одежде, наголо остриженных,  однако выглядевших явно сытыми. Они говорят на всех возможных европейских языках, но с неизменной напускной жизнерадостностью,  которая в этот момент и в этой ситуации выглядит гротескно. Они выглядят неплохо, эти люди, они явно в хорошем расположении духа и даже смеются. (…) Тогда мы еще не знали  ничего о том, что существует «элита» — группа заключенных,  предназначенных для того, чтобы встречать составы с тысячами людей, ежедневно прибывающие на вокзал Освенцим, то есть забирать их багаж вместе с хранящимися или спрятанными в нем ценностями (…)

(…) ночью появились грузовики с эсэсовцами, передавшими приказ немедленно очистить лагерь. Последние оставшиеся здесь заключенные должны быть немедленно доставлены в центральный лагерь, откуда их в течение 48 часов переправят в Швейцарию, где обменяют на военнопленных. Эсэсовцев, прибывших с грузовиками, не узнать — так дружески уговаривают они нас оставить всякий страх и радоваться полученному прекрасному шансу. И вот уже все, кто еще в силах карабкаться, карабкаются на грузовики, с трудом втаскивают туда больных и полностью ослабевших. Мы с коллегой, уже не пряча своих рюкзаков, стоим наготове. (…) но главный врач почему-то нас обходит. Те 13 отъезжают, мы оба ошеломлены, разочарованы, озлоблены  (…) Через несколько недель передо мной лежали фотографии, сделанные в одном из маленьких лагерей недалеко от нашего. Моих пациентов привезли сюда, заперли в бараке и сожгли барак вместе с ними. Я видел на снимках их полу обугленные трупы…

• Спиритический Сеанс в Лагере с предсказуемо поверхностной интерпретацией происшедшего Франклом: «Просто совпало!»

Минуты так остро желаемого одиночества вокруг трупов в Лазарете. Одиночество в лагере — это было невозможное достижение!

Фантазии о своем ярком будущем, диктуемые чувством невыносимого существования и как нтересно Франкл нащупывает «мистическую» подоплеку, что «необходимо видеть себя в будущем чтобы выжить».

«И снова ты часами долбишь землю, и снова подходит конвоир, чтобы немного поиздеваться над тобой, и снова ты начинаешь свой диалог с любимой. И все больше ощущаешь ее присутствие, все явственнее чувствуешь: она рядом. И кажется, что можно к ней прикоснуться, что стоит протянуть руку — и ее рука протянется тебе навстречу. Вот — что это? Какая-то птичка беззвучно пролетела мимо, сел

Биография Виктора Франкла — Жизнь австрийского психолога

Виктор Франкл
Психолог
Родился 26 марта 1905 г.
Леопольдштадт, Вена
Умер 2 сентября 1997 г. (92 года)
Вена
Национальность Австрийский

Виктор Франкл был австрийским психиатром и неврологом. Он первым изобрел форму экзистенциального анализа, известную как логотерапия, а также написал книгу «В поисках смысла» .В этой книге он рассказал о своем опыте жизни в нацистском концлагере.

Из своего военного опыта Франкл понял, что даже худший жизненный опыт имеет смысл, и пришел к выводу, что жизнь всегда стоит продолжать. Он оказал большое влияние на гуманистическую психологию, а также был в центре экзистенциальной терапии.

Ранняя жизнь

Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене. Город был базой как Альфреда Адлера, так и Зигмунда Фрейда, факт, который позже повлиял на самого Франкла.Он преуспел в учебе и сильно заинтересовался человеческим обществом, а затем перешел к особому интересу к психиатрии.

Франкл питал симпатии к социалистам и присоединился к более чем одной молодежной организации, посвященной этому делу. Когда ему было 16, он написал Фрейду, и они начали давнюю переписку. В 1924 году он отправил Фрейду свое эссе по психоанализу, а три года спустя оно было опубликовано. Он окончил среднюю школу в 1925 году и начал изучать медицину.

Начало психологической карьеры

В том же году он впервые встретился с Фрейдом, а также опубликовал следующую статью, на этот раз в журнале, редактируемом Адлером. В 1926 году Франкл ввел термин «логотерапия» во время публичной лекции, а также работал над созданием индивидуальной школы психологической мысли.

Он основал в нескольких городах консультационные центры для подростков, и к концу 1920-х годов он получил должность в психиатрической университетской клинике.Он получил степень доктора медицины в 1930 году и был помещен во главе одного из психиатрических отделений города, где лечили женщин, проявлявших суицидальные наклонности.

Франкл и нацисты

Франкл основал свою психиатрическую практику, которая также работала в неврологической сфере, в 1937 году. Год спустя Гитлер приказал аннексировать Австрию в рамках аншлюса. Франкл мог бы уехать в Соединенные Штаты, поскольку он искал и получил необходимую визу: однако он не хотел оставлять своих пациентов, многие из которых были пожилыми.

К 1940 году он был назначен в больницу Ротшильдов в Вене, единственную больницу, доступную для евреев в управляемой нацистами Вене. Франкл возглавил неврологическое отделение и начал работу над книгой, которую назвал Доктор и душа . Первоначальный вариант был утерян, и ему пришлось восстанавливать его после войны. Женился в конце 1941 года.

Осенью 1942 года Франкл был арестован и депортирован в концлагерь в Терезиенштадте вместе со своим братом, родителями и женой.Они не пережили Холокост, но сам Франкл сумел пережить войну. К тому времени, когда он закончился, он провел время не менее чем в четырех лагерях, в том числе провел три года в Освенциме.

Прибывшие заключенные находились под личным наблюдением Йозефа Менгеле, который приказал Франклу присоединиться к линии, ведущей к газовым камерам. Ему удалось незаметно проскользнуть в другую линию, но другие члены его семьи не смогли убежать и вскоре после этого погибли.

Обретение смысла в страдании

Когда Франкл работал в лагере, он подумал о своей жене, судьбу которой он тогда не знал, и понял, что ее присутствие всегда будет внутри него. Позже он сказал, что именно тогда он понял, что любовь лежит в основе всего человеческого спасения. Он пришел к пониманию того, что даже те, у кого ничего не было, все еще могли быть счастливы в момент внутреннего общения с теми, кто жил в их сердцах.

Франкл пришел к выводу, что выживание в экстремальных обстоятельствах было более вероятным, если человек был в состоянии сохранить ощущение личного будущего.Несмотря на то, что он потерял несколько членов семьи из-за нацистов, он нашел объяснение своим страданиям, написав в результате Man’s Search for Meaning .

Спустя годы и смерть

Лагерь в Освенциме был освобожден в 1945 году, и Франкл опубликовал книгу своих идей относительно логотерапии. Это было вдохновлено записками, которые он тайно хранил в лагере, которые были написаны на макулатуре и хранились на подкладке куртки. От одежды отказались, но идеи жили в уме Франкла.

Расширенное издание «Доктор и душа» было опубликовано в 1963 году, когда Франкл приобрел широкую известность. Человек в поисках смысла «», однако, была его самой известной книгой, которая была опубликована более чем на 20 языках и стала стандартным текстом для многих курсов колледжей.

Франкл умер в Вене 2 сентября 1997 года.

,

Логотерапия Виктора Франкла: поиск цели и смысла

Рекомендуемая статья:

Логотерапию часто относят к гуманистической психологии и экзистенциальной психологии (Ponsaran, 2007).Кроме того, логотерапию называют Третьей венской школой психотерапии (Hatt, 1965). Адлер продвигал волю к власти, Фрейд подчеркивал принцип удовольствия, а Франкл — волю к смыслу (Boeree, 2006). Первоначально логотерапия называлась психология высоты в ответ на фрейдистскую концепцию глубинной психологии . Глубинная психология сосредотачивалась на понимании естественных и бессознательных процессов внутри человека, но психология высоты продвигала идею о том, что люди могут преодолевать эти естественные процессы (Pytell, 2003).Логотерапия отличается от психоанализа тем, что ее методы менее ретроспективны и менее интроспективны (Frankl, 1959). Логотерапия фокусируется на будущих аспектах жизни пациента, в частности, на смысле, который он намеревается реализовать (Boeree, 2006). Логос — греческое слово, обозначающее значение. Следовательно, логотерапия фокусируется на поиске человеком смысла. Этот поиск смысла своей жизни постулируется как основная мотивационная сила (Frankl, 1959). Франкл поясняет, что этот поиск смысла не имеет никакого отношения к духовности или религии, но строго связан с поиском цели в жизни или задачах (Somani, 2009).Более того, логотерапевты не предписывают пациенту значение, а скорее описывают процесс получения значения в надежде дать пациенту чувство удовлетворения (Thorne & Henley 2005). Таким образом, логотерапия рассматривает свое назначение как помощь пациенту в поиске смысла жизни (Frankl, 1959).

Логотерапия состоит из трех основных принципов. Первый основной принцип заключается в том, что жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах, даже в унылых. Второй принцип заключается в том, что главная мотивационная сила — это желание найти смысл в жизни.Наконец, третий базовый принцип гласит, что человечество имеет свободу выбора отношения даже в ситуациях неизменного недуга (Frankl, 1959). Таким образом, Франкл утверждает, что люди могут открывать смысл через творческие, экспериментальные и установочные ценности (Hatt, 1965). Творческие ценности состоят в выполнении таких задач, как рисование картины или уход за клумбой (Boeree, 2006). Ценности опыта состоят в том, чтобы встретить другого человека, например, любимого, или испытать мир через состояние восприимчивости, например, оценить естественную красоту (Hatt, 1965).Установочные ценности говорят о способности делать осмысленный выбор в ситуациях страдания и невзгод (Gelman & Gallo, 2009). Франкл утверждает, что у человека можно отнять все, кроме свободы выбора своего отношения (Frankl, 1959). Он подчеркнул, что люди не должны без надобности страдать, чтобы найти смысл, но этот смысл возможен, когда страдание неизбежно. Например, человек, заболевший неизлечимой болезнью или помещенный в концлагерь, все еще может найти смысл, даже если его или ее положение кажется ужасным (Hatt, 1965).Более того, t ragic optimism означает, что люди способны на оптимизм, несмотря на трагическую триаду. Франкл считает, что все люди будут подвержены трагической триаде , состоящей из вины, смерти и неизбежных страданий (Ponsaran, 2007).

Франкл отмечает, что смысл жизни различается от человека к человеку и от ситуации к ситуации. Следовательно, он утверждает, что существует не общий смысл жизни для всего человечества, а скорее идиосинкразический смысл, который меняется в любой момент (Frankl, 1959).Франкл указывает на самопревосхождение человеческого существования, что подразумевает, что каждый человек может найти цель и смысл, будучи направленным на что-то или кого-то, кроме себя. Его концепция самотрансценденции связана с идеей сверхсмысла (Атт, 1965). Сверхсмысл относится к высшему значению, которое превышает интеллектуальные возможности человечества. Философы часто продвигают идею о том, что людям необходимо терпеть бессмысленность жизни, но Франкл предполагает, что люди вместо этого сталкиваются с неспособностью понять безграничную природу значимости, которая является сверхсмыслом (Frankl, 1959).

Человек может потерять стремление к смыслу. Франкл ввел термин экзистенциальное разочарование , чтобы объяснить этот феномен неверно направленного значения. Экзистенциальное разочарование может возникнуть из-за длительных периодов скуки и апатии (Zaiser, 2005). Франкл использует метафору экзистенциального вакуума для объяснения фрустрированного смысла. Бессмысленность — это дыра, которая создает вакуум, который необходимо заполнить. Поскольку это вакуум, вещи быстро пытаются заполнить пустоту бессмысленности.Однако большинство попыток заполнить это чувство пустоты являются временными, поскольку дыра заполнена поверхностными вещами (Boeree, 2006) . Кроме того, Франкл полагал, что распространенные виды дезадаптивного поведения, такие как депрессия, агрессия и зависимость, были вызваны неверно направленным чувством смысла (Thorne & Henley 2005). Он отметил, что каждое поколение имеет свой собственный набор неадаптивных форм поведения, который он назвал коллективным неврозом (Frankl, 1959).

Термин no ölogical происходит от греческого слова no ös , обозначающего разум или дух.В частности, нологическое измерение относится ко всему, что относится только к человеческому измерению или гуманитарным поискам смысла. Нологическое измерение считается областью человеческого сознания, ответственности и средоточием свободы (Hatt, 1965). Франкл утверждал, что животные состоят только из биологического и психологического измерения, потому что они не могут использовать силу самопревосхождения. Следовательно, Франкл утверждает, что психологическое зарезервировано для инстинктивного поведения.Более того, поскольку люди — единственный вид, способный к самопревосхождению, они существуют в сферах биологического, психологического и ноологического измерения (Hatt, 1965).

Экзистенциальное разочарование может привести к нет ö генным неврозам . Ноогенные неврозы возникают не в психологическом, а скорее в ноологическом измерении. Ноогенные неврозы возникают не из конфликта между влечениями и инстинктами, а скорее из экзистенциальных проблем.Среди таких проблем — разочарование стремления к смыслу. Франкл наблюдает за ноогенными неврозами, когда замечает, что пациенты, испытавшие бесцельность, реагируют поведением, наносящим ущерб им самим, другим и обществу. Однако Франкл подчеркивает, что беспокойство и боль человека по поводу бессмысленности жизни — это экзистенциальный дистресс, а не обязательно психическое заболевание. Более того, он утверждает, что людям нужно искать не гомеостаз в жизни, а то, что Франкл назвал нет ö -динамика .Ноо-динамика относится к принятию экзистенциального напряжения. Например, в полярной ситуации напряжения один полюс представлен значением, которое должно быть реализовано человеком, а другой полюс — человеком, который его уже реализовал. Следовательно, значение исходит из внутреннего напряжения, а не внутреннего равновесия (Frankl, 1959).

Франкл утверждает, что существует две формы невротических патогенов: гипер-намерение и гиперотражение . Гипер-намерение описывается как принудительное намерение, делающее невозможным результат (Boeree, 2006).Франкл приводит пример женщины, пытающейся продемонстрировать свою способность испытывать оргазм, но из-за гипер-намерения она не сможет добиться успеха (Frankl, 1959). С другой стороны, гиперрефлексия — это форма чрезмерного внимания к себе. Гипер-рефлексия лишает человека способности достичь своей цели, потому что его внимание сместилось с цели на себя, что снижает вероятность желаемого результата (Boeree, 2006). Кроме того, Франкл ссылается на упреждающую тревогу , которая определяется как настолько сильный страх перед исходом, что делает этот исход более вероятным (Frankl, 1959).Логотерапевтический метод, используемый для помощи пациентам с предвкушающей тревогой, был придуман как парадоксальное намерение (Хатт, 1965). Парадоксальное намерение — это подход, который направляет пациента на то, чего он боится. Было показано, что это лечение разрушает невротические циклы, вызванные тревожным ожиданием и чрезмерным намерением. Например, пациент, который боится бессонницы (тревожное ожидание), будет изо всех сил (гипер-намерение) заснуть, что лишает пациента способности спать.Логотерапевт предложил бы парадоксальное намерение попытаться не заснуть, за которым следует сон (Frankl, 1959). Успех парадоксального намерения называется разотражением , что означает, что внимание и размышления теперь перефокусированы на соответствующий объект (Понсаран, 2007). Следует отметить, что Франкл называл парадоксальное намерение не панацеей, а скорее уникальным инструментом, который оказался эффективным при лечении фобий и навязчивых состояний (Frankl, 1959).

Франкл раскритиковал зацикленность психологов на пан-детерминизме . Пан-детерминизм — это точка зрения, согласно которой люди инстинктивны и не способны делать выбор ни при каких условиях. Франкл считает, что люди не полностью обусловлены и решительны, но люди могут определять себя (Ponsaran, 2007). Он утверждает, что люди самоопределяются, потому что они не просто существуют, но выбирают, чем будет их существование. Таким образом, Франкл призывает к гуманизации психиатрии и психологии.Слишком часто эти области интерпретируют человеческий разум и поведение как чисто механистические. Кроме того, этот механоморфизм приводит к безличным и механическим терапевтическим методам. Таким образом, Франкл умоляет психиатров перестать рассматривать людей как болезни и механизм, а увидеть человека, стоящего за болезнью (Frankl, 1959). Продолжение на следующей странице »

Бенвенга, Н. (1998). Франкл, Ньюман и смысл страдания. Журнал религии и здоровья, 37 ( 1), 63-66.

Бори, К. Г. (1998). Теории личности: Виктор Франкл . Получено с http://webspace.ship.edu/cgboer/frankl.html

.

Коуэн, С. Д. (2005). Виктор Франкл: человек, философ и терапевт. Журнал иудаизма и цивилизации, 7 (56), 1-22.

Крамбо, Дж. И Карр, Г. (1979). Лечение алкоголиков логотерапией. Международный журнал зависимостей, 14 (6), 847-853.

Филлион, Л., Дюваль, С., Дюмон, С., Ганьон, П., Тремблей, И., Байрати, И., и Брейтбарт, В. (2009). Влияние ориентированного на смысл вмешательства на удовлетворенность работой и качество жизни медсестер паллиативной помощи. Психоонкология, 18 (12), 1300-1310.

Франкл, В. (1959). Человек в поисках смысла. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Франкл, В. (1955). Врач и душа. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Франкл В. (1997). Воспоминания Виктора Франкла: Автобиография . Нью-Йорк: Пленум.

Гельман, М., и Галло, Дж. (2009). Обретение смысла жизни в зрелом возрасте и за ее пределами: мудрость и дух от логотерапии. Журнал иудаизма и цивилизации, 8 (59), 91-93.

Хатт, Х. (1965). Экзистенциальный анализ и логотерапия: вклад Виктора Э. Франкла. Encounter, 26 (3), 330-339.

Э. Хоффман (1995). Виктору Франклу девяносто: голос на всю жизнь. Америка, 172 (9), 17-22.

Кан, К., Шим, Дж., Чон, Д., и Кох, М. (2009). Влияние логотерапии на смысл жизни и качество жизни поздних подростков с неизлечимой формой рака. Журнал Корейской академии медсестер , 39 (6), 759-768.

Паттакос, А. (2009). Ищите смысл. Personal Excellence, 14 (3), 5-6.

Понсаран, А. Г. (2007). Философские основы логотерапии Виктора Франкла. Philippiniana Sacra, 42 (125), 339-354.

Пителл, Т. (2003). Искупление непоправимого: Освенцим и человеческий поиск смысла. Исследования Холокоста и геноцида, 17, 89-113.

Сомани, С. (2009). В поисках смысла. Сеть PM , 23 (11), 25.

Саутвик, С., Гилмартин, Р., Макдонау, П., и Моррисси, П. (2006). Логотерапия как дополнительное лечение хронического посттравматического стрессового расстройства, связанного с боевыми действиями: вмешательство на основе смысла. Американский журнал психотерапии, 60 (2), 161-174.

Торн Б. М. и Хенли Т. Б. (2005). Связи в истории и системах психологии (3-е изд.). Бостон: Хоутон Миффлин.

Институт Виктора Франкла. (2010). Хронология жизни и творчества [Файл данных]. Получено с http://www.viktorfrankl.org/e/chronology.html

.

Зайзер Р. (2005). Работа над ноэтическим измерением человека: философская практика, логотерапия и экзистенциальный анализ. Философская практика: журнал Американской ассоциации философов-практиков, 1 (2), 83-88.

Рекомендуемая литература из журнала запросов

Холокост в массовом порядке создал новый тип людей: выживших. Те, кто выжил, были вынуждены лично столкнуться с человеческой способностью к злу. Для переживших Холокост борьба за жизнь продолжалась еще долго после освобождения. Экстремальный характер их переживаний отделял их от остальных «… ПОДРОБНЕЕ »

Первые 100 дней президентства Виктора Януковича оказались полным отходом от президентства Ющенко. Публично подтверждая свою приверженность интеграции с Европейским Союзом и поддерживая прозрачность, свободу прессы и демократию, Янукович также, похоже, твердо позиционировал Украину … ПОДРОБНЕЕ »

Однако представление Аристотеля о драме как о жизни не осталось полностью незамеченным в наше время.Такие деятели, как Станиславский, Морено, Гоффман и Сарбин, через исторический континуум перевернули гипотезу Аристотеля, сравнив драму, определенную конкретную концепцию, с жизнью и тем, как мы живем ею — гораздо более абстрактная идея. Другими словами, мы больше не восхваляем чистый мимесис жизни на сцене, но мы ценим это … ПОДРОБНЕЕ »

Одно из наиболее устоявшихся утверждений криминологии — это связь между преступностью и возрастом (например,грамм. Сэмпсон и Лауб, 1992, 1998; McAra & McVie, 2012), в которой исследователи, ориентированные на развитие … ПОДРОБНЕЕ »

Последние новости в области психологии

2019, Т. 11 № 12

Исследования показывают противоречивые результаты, когда рассказывается о том, как личные качества влияют на успешные и удовлетворительные романтические отношения.Основное внимание было уделено сходству черт (то есть концепции «Птицы пера») без четкого ответа … Читать статью »

2018, Т. 10 № 12

Цели достижения относятся к мотивационному подходу человека, когда он сталкивается с ситуацией достижения, которая бросает вызов чувству компетентности человека, например, университетский курс (Baranik, Stanley, Bynum, & Lance, 2010; Harackiewicz… Читать статью »

2018, Т. 10 № 09

Это исследование было направлено на то, чтобы определить, связаны ли тревога и депрессия у людей с деонтологическими этическими решениями, с особым акцентом на роли реакции на вознаграждение как основного принципа, опосредующего любые различия. Несмотря на некоторые … Читать статью »

2018, Т.10 № 05

Расстройства аутистического спектра (РАС) являются одними из самых распространенных расстройств нервного развития. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), исследования в Азии, Европе и Северной Америке выявили людей с РАС со средним … Читать статью »

2018, Т. 10 № 05

В этом обзоре обсуждаются исследования арт-терапии на основе осознанности на сегодняшний день.Обзор литературы сначала исследует осознанность и арт-терапию независимо, затем исследует текущее исследование комбинации этих двух методов, используемых с клиентами … Читать статью »

2018, Т. 10 № 03

Бирнс (1983) обнаружил, что яркие цвета связаны с положительными эмоциями (например, счастьем), а темные цвета — с отрицательными (например, грустью) эмоциями.Эмоции передаются с помощью мимики, которая является формой невербального общения … Читать статью »

2018, Т. 10 № 02

Настоящее исследование фокусируется на влиянии гендерно-специфичных (он, она) и гендерно-нейтральных (они) местоимений на способность распознавания мужчин и женщин. Crawford и English (1984) показали, что мужские местоимения (он) лучше помогают мужскому восприятию и нейтральные по отношению к полу местоимения… Читать статью »

.

Человек ищет смысл Сводка

  • eNotes
    Домой
  • Помощь в выполнении домашних заданий
  • Учебные пособия
  • тексты
  • Учителя ▻

    • Учителям
    • Планы уроков по литературе
    • Литературные викторины
  • Войти в систему
  • Присоединиться

рядов
eNotes
поиск

  • eNotes
    Домой
  • Помощь в выполнении домашних заданий
  • Учебные пособия
  • тексты
  • Учителя ▻

    • Учителям
    • Планы уроков по литературе
    • Литературные викторины
  • Войти
  • Присоединяйтесь к

Начните бесплатный пробный период

Меню

  • Методическое пособие

    • Резюме
    • Краткое содержание глав

      • Часть I, «Опыт концентрационного лагеря» Краткое содержание
      • Часть II, Краткое содержание «Логотерапии в двух словах»
      • Постскриптум: «Доводы в пользу трагического оптимизма» Резюме
    • Темы
    • Персонажи
    • Анализ
    • Цитаты

.

Psychologie humaniste — Wikipédia

L ‘ Approche humaniste est un courant de la Psychologie fondé sur une vision positive de l’être humain. C’est également un modèle de Psychothérapie qui s’appuie sur la tenance innée de la personne à vouloir se réaliser, c’est-à-dire à mobiliser les force de croissance Psyologique et à developper son Potentiel. «Гуманистическая психология» ( Гуманистическая психология ) используется в качестве участника годовщины 1940 г. в государственных университетах, по инициативе Абрахама Маслоу [1] .Ce courant est parfois nommé «troisième force» ( Third Force Psychology ), прекрасная сюита aux deux autres grands mouvements que sont la psychanalyse et le comportementalisme (бехавиоризм). Un quatrième courant lui fait suite: la Психология трансперсоннелле. L’approche existentielle-humaniste est souvent associée au mouvement du Potentiel Humain.

Тутефуа, положительное видение человека в Европе, в котором находится «être pensée», в сейне европейской культуры ravagée alors par les tragédies et l’horreur des deux guerres.В Европе традиция экзистенциализирована с учетом всех ограничений человеческого существования и других трагедий существования (Santarpia, 2016; Lecomte & Drouin, 2007; Lecomte & Richard, 1999). De nombreux аспекты человеческой философии, гуманистической американской профессиональной деятельности, un écho dans le cadre des références existentielles européennes sur lesquelles nous centrons ce chapitre: l’anti-déterminisme, l’importance Accordée à la liber’urlés Ответственность, ориентация и ориентация на приз за весь мир, уникальный опыт индивидуального характера (Ялом, 2008).

«Психология гуманистических проблем с этимологическими расами на латинском языке humanitas qui définit les qualités spécifiques de la nature humane. Plus précisément, l ‘ humanitas cicéronienne porte en elle différentes перспективы: une облегчение и сила настроений в межличностных отношениях (civilité, politesse, affabilité, bon gré), un sentiment d’attachement et deiré, et une solidarit les autres membersres de l’espèce.Принципиальная концепция человека, которая проявляет себя в духе науки, развития и культуры, фонда критики, куртуазии и морального духа » [2 ] .

Премьер-министр видения человека и психотерапевтического отношения с 1923 года, Якоб Леви Морено, философ Мартин Бубер. Le grand dessein de Moreno est de donner libre cours à la creativité spontanée de l’homme ( Le théâtre implvisé ).Изобретатель психодрамы (1946) и социодрамы.

En 1943, Абрахам Маслоу, humaniste en ce sens qu’il était intéressé par le développement de soi, met au point une théorie de la motivation et du besoin (connue sous le nom de pyramide des besoins de Maslow) [3] .

Премьер-консультант по психотерапевту, прибегающий к гуманистическому подходу и развитию Карла Роджерса, создатель центра прикладных программ для людей, приблизительный начальный фонд по принципу нон-директивности.L’approche centrée sur la personne (or Thérapie centrée sur le client) vise à libérer les tenances positives naturelles de l’être humain pour relancer les puissantes force de change.

Великая школа гуманистической экзистенциальной гештальт-терапии, созданная Фрицем Перлсом и Полем Гудманом, была разработана в рамках одной из национальных школ 1951 года (Публикация Gestalt Therapy ).

Une autre подходящим представителем Валерий и принципов гуманистической психологии Виктора Франкла.

On a parfois confondu la Psychoologie humaniste avec la Psychoologie transpersonnelle alors qu’il s’agit de deux orientations bien distinctes, même si elles partagent, определенные идеи о человеческой природе, сообразно примечанию Станислав Гроф: «Гуманистическая психотерапия на основе своих идей» ‘hypothèse que l’humanité est aujourd’hui trop intellectuelle, dependante de la technologie et qu’elle s’est coupée des sentiments et des émotions … Elles visent la croissance Individual или автоактуализация plutôt que l’ajustement … Les подходов Humanistes représentent un pas important vers une compréhension holistique de la nature humane … Важный аспект психотерапии гуманистический — это изменение ориентации «внутрифизическая или внутриорганическая» по сравнению с разведкой межперсональных отношений, семейного взаимодействия, des réseaux sociaux et des impacts socioculturelles et vers l’introduction de considérations économiques, écologiques и politiques.»( Psychologie transpersonnelle (Beyond the Brain) , 1983, trad., Rocher, 1984, p. 110).

Психология гуманистического применения к опыту совести пациента и введение в постулат автодетерминации: развитие потенциала человека, который консультируется по вопросам потенциала избранных сотрудников.

Pour Carl Rogers et les autres théoriciens de l’approche humaniste, l’être humain est fondamentalement bon, dans le sens où il évoluera toujours Positivement s’il suit sa propre expérience et se débarrasse des conditions qui limit sa liberté.Насилие и подготовка не sont que les плодов дезертирства и en aucun cas un choix de comportement dicté par la rentabilité, la облегчение или принцип дю плезира: en cela, la психология гуманизма возвращается к гуманистической социологии.

Si ce courant n’est pas homogène, on peut citer specifices caractéristiques communes.

Tout d’abord, une Conception de l’être humain qui s’exprime par les notions de la personne, deponsabilité, de liberté, d’authenticité, d’expérience, de rencontre ou Relations existentielle ou alliance therapeutique ( c’est-à-dire, une Relations de personne à personne et non de терапевт к пациенту).

Ensuite, nous retrouvons souvent les caractéristiques suivantes:

  • Позитивное видение человека;
  • Tendance actualisante;
  • Отсутствие диагностики;
  • Confiance dans la Capité de Croissance de l’être Humain;
  • principe de la non directivité;
  • accent mis sur l’expérience présente ( Ici et maintenant );
  • подавление или присвоение дихотомии в связи с болезнью и святостью;
  • objectifs de développement, de croissance, d’épanouissement персонала;
  • важность эмоционального выражения и невербального общения.

Определенные психокорпоративные методы лечения, использующие релаксацию и улучшение или реструктуризацию твердой тела, придерживающейся принципов и других, не участвующих в гуманистическом подходе.

«Le style du thérapeute est essentiel dans cette Approche. Sa Capacité d’être en contact avec les Podenités Creatives du Patient sont les conditions nécessaires d’et parcours en Psychothérapie qui améliore la qualité de vie de l’être en souffrance.La présence chaleureuse du thérapeute et sa flexibilité interprétative devant la nudité or l’indicibilité de nos souffrances semblent aujourd’hui les éléments essentiels d’une rencontre important et efficiente » [4] .

Dans une vision narrative de l’approche humaniste (Santarpia, 2016) la Psychothérapie est «une конфронтация или обмен межсубъектными системами интерпретации между плюсьерами или двумя интерпретантами (профессия и ле / пациенты) в контексте et culturel »(Santarpia, с.168). Elle se configure ensuite Com un lieu de décentrement-rencostruction-inventivité (Santarpia, 2016). Plus précisément, le processus thérapeutique peut être organisé en trois phase (Santarpia, 2016, p.169):

  • Dans une première phase le terapeute facilite, поощрение, участие (dans une modalité emphatique) или подсказка (souvent dans des patology lourdes) afin d’avoir une claire manifestation et une claire expression des systèmes d’interprétation du пациента.
  • Dans une deuxième phase, l’échange Clinique vise à remettre en question, à interroger et à déconstruire-décéntrer les systèmes interprétation et d’expérience sensorielle du пациента.
  • Dans une troisième phase, l’échange Clinique vise à affaiblir les systèmes d’interprétation plus rigides et redondants (Salvatore & Valsinier, 2006; Samoilov & Goldfried, 2000) для создания возможностей создания систем и инноваций. ле пациента (Salvatore & Valsinier, 2006; Samoilov & Goldfried, 2000).

Document utilisé pour la rédaction de l’article: документ, используемый в качестве источника для обновления данной статьи.

  • (en) Abraham Maslow, Motivation and Personality (1954, отредактировано 1970). Трат. : Devenir le meilleur de soi-même: besoins fondamentaux, motivation et personnalité , Eyrolles, колл. «Éditions d’Organisation», 2008, 383 с.
  • (ru) Карл Роджерс, О становлении личностью: взгляд терапевта на психотерапию (1961).Трат. : Le développement de la personne , Dunod, 2005, 270 p.
  • (ru) Томас Гордон, Хорошие отношения: что их создает, что их ломает (в сотрудничестве с Ноэлем Берчем). Трат. : Эффективность отношений: комментарий construire et maintenir de bonnes Relations , Marabout, 2011, 224 p.
  • (en) Уиллард Б. Фрик, Гуманистическая психология. Беседы с Абрахамом Маслоу, Гарднером Мерфи, Карлом Роджерсом , Бристоль (Индиана)), Wyndham Hall Press, 1989, XII -186 p.
  • La Relaxation thérapeutique chez l’enfant Méthode Bergès (Марика Бержес Бунес, Кристин Бонне, Женевьева Жину, Анн Мари Пекарело, Корин Бернардо, изд. Массон Эльзевье, 2008)
  • Альфонсо Сантарпиа, Введение в гуманистическую психотерапию , Париж, Данод, сб. «Психоподдержка», , 238 с. (ISBN 978-2-10-074229-5) Document utilisé pour la rédaction de l’article
  • Лекомте, К., & Друэн, М.-С. (2007). Гуманисты психотерапии. В С. Ионеску и А. Бланше (ред.), Psychologie Clinique, психопатология и психотерапия (стр. 407–435). Париж: Пуф. Леконт, К., и Ричард, А. (1999). La Psychothérapie humaniste-existentielle d’hier à demain: épilogue. Revue Québécoise de Psychologie , 20 (2), 189–205.
  • Ялом И. Д. (2008). Thérapie Existentielle . Париж: Galaade Editions.
  • Сальваторе, С., И Валсинье Дж. (2006). «Я действительно психолог?». Осмысление сверхчеловеческой социальной роли. Европейский журнал школьной психологии, специальный выпуск , 4 (2), 5–30.
  • Самойлов, А., и Голдфрид, М. (2000). Роль эмоций в когнитивно-поведенческой терапии. Клиническая психология: наука и практика , 7 , 373–385.
  1. (ru) А. Маслоу, К психологии бытия , Нью-Йорк, 2 e éd., 1968, с. III .
  2. ↑ Santarpia 2016, с. 7
  3. (ru) Абрахам Маслоу, Теория человеческой мотивации , Психологический обзор, 50 (1943), с. 370-396.
  4. ↑ Santarpia 2016, с. 1

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.