Принцип единства сознания и деятельности в психологии: Сущность и содержание принципа единства сознания и деятельности

Сущность и содержание принципа единства сознания и деятельности



Принцип единства сознания и деятельности (далее принцип единства) — основополагающий принцип деятельностного подхода в советской психологии. Сформулирован в 1930-е годы С. Л. Рубинштейном в такой форме: «Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности и проявляется. Деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство». Рубинштейн несколько иначе понимал сознание и деятельность, чем например в интроспективной и бихевиористской традициях. В его понимании деятельность не является суммой рефлекторных и импульсивных реакций на внешние факторы, так как регулируется сознанием, а стало быть, раскрывает его. Сознание при этом не становится реальностью, приобретенной субъектом при самонаблюдении, оно есть результат деятельности субъекта, в нем оно формировалось и развивалось, через неё сознание и может быть познано. [2, с. 244]

Леонтьев А. Н. считал, что решение проблемы, предложенное Рубинштейном, остаться в рамках раскритикованной им же самим теории дихотомии, и предложил иное решение проблемы. Он считал, что сознание живет в деятельности, при этом образы, модели этого лишь накопленное знание о ней, её обобщенные модели, иными словами изначально развернутая она сжимается до необходимого элемента в сознании. Таким образом сознание не просто создается и развивается в деятельности, но и неотъемлемо в ней существует. [9, с. 72]

Л. Я. Гальперин, продолжая идеи Леонтьева, считал, что сознание выполняет ориентировочную деятельность, является неотторжимой от собственно внешней — предметной — деятельности. При этом психическая сторона всегда является взаимодействием с внешним, а противопоставляются только образы и непосредственно действия — образ как одномоментное, «замороженное» действие, тогда как действие это «живой» процесс. [6, с. 146]

Сознание — это единство всех психических процессов, свойственных человеку как личности, оно есть отражение объективной реальности, процесс чрезвычайно сложный и многосторонний. Обобщенные образы и понятия помогают создавать картину мира. При этом, стоит подчеркнуть, что сознание это высший уровень психического отражения человеком действительности.

Сознание объединяет в себе все формы познания человеком реальности и его отношение к тому, что он отражает. Все психические процессы, такие как, например, ощущение, память, мышление, настроение, мечта, настойчивость, склонность, принципиальность и прочие, а так же состояния и свойства человека — всё это формы проявления сознания. Развитие всех психических функций обеспечивает формирование у человека индивидуального отражения внешнего мира, своего рода идеальную модель его. Эта модель оказывает направляющее влияние на поведение человека. Именно это и называется сознанием. [1, с. 304]

Обоюдное воздействие объективного мира и человека рождает в его сознании превращение реального в идеальное, а идеального в действие реальное.

Сознание не дано изначально, это продукт развития, другими словами это сторона развития личности, неотделимая от неё. В процессе этого развития, приобретенный опыт даёт новый взгляд на мир, его сокрытые стороны, происходит принципиальное переосмысление жизни. Именно процесс переосмысления жизни, происходящий в течение всей жизни человека, и определяет его основные мотивы к действиям, его поведение. Это есть не что иное как умение определять задачи или цели жизни, а не только их решения, а стало быть не только лишь владение знанием, но и умение его использовать на практике.

Под деятельностью понимается активность субъекта, направлением которой является изменение мира, производство определенного продукта духовной или материальной культуры. Стоит заметить, что деятельность может быть как практической, так и теоретической, стало быть производимый продукт может нести весьма разнообразный характер. Но не смотря на это, деятельность состоит всегда из определенного алгоритма, ряда актов, основанных на побуждениях или мотивах, при этом любая деятельность есть, как правило, решение той или иной задачи. Задача есть потребность, выдвинутая анализом состояния субъекта, а точнее его отношением к воспринимаемому. Таким образом, мотив для действия порождается отношением индивида к модели, порождаемой сознанием, а стало быть, самим сознанием. [3, с. 285]

В статье «Принцип творческой самодеятельности (к философским основам современной педагогики)» Рубинштейн раскрывает суть деятельностного подхода, он, по мнение автора, состоит в следующем: «субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формировать его самого». [10, с. 165]

Леонтьев А. Н. подчеркивал, что основной характеристикой деятельности является её предметность, а сама деятельность есть ничто иное, как прямая связь субъекта и объекта, в которой в меру необходимости включена психика. [8, с. 84]

Таким образом, деятельность неотъемлемо связана с человеческой психикой, так как последняя, есть регулятор поведения, определяющий мотивации, цели, их решения, а, соответственно и результат.

Так, по словам самого Рубинштейна, единство сознания и поведения раскрывается в самом их содержании. Конкретнее, всякое внутреннее переживание рождается из отношения субъекта к чему-либо внешнему, а стало быть, неразрывно с ним связано. Иначе говоря, любое переживание всегда направлено на объект переживания. Однако природа поступка всегда неоднозначна, не всегда напрямую зависит от отношения объекта и это обосновывает внутреннюю — сознательную — сторону человеческого поступка, выражающуюся в мотивах того или иного поступка. Именно поэтому не стоит рассматривать поведение — в контексте деятельность — как нечто исключительно внешнее, с сознанием как с чем-то исключительно внутренним. В природе человеческих поступков они взаимодействуют неотделимо. [7, с. 129]

Таким образом, суть принципа единства сознания и деятельности состоит в том, что разные уровни психических процессов раскрываются, соответственно, в разных уровнях деятельности. И даже само осознание деятельности неостановимо влияет на её процесс.

В психологии, сознание обусловлено общественным бытием человека, образом жизни. Эта обусловленность выступает принципом детерминизма. Принцип единства сознания и деятельности, выдвинутый Рубинштейном, выступает как конкретизация его. [4, с. 226]

Согласно принципу детерминизма — всё возникает, изменяется и исчезает, согласно определенным правилам и законам. Сама детерминация — это генетическая связь, причинность, возникающая между действием предшествующим и действием последующим, причиной и следствием.

С. Л. Рубинштейн определил детерминацию как диалектику внешних и внутренних условий. Так, любое воздействие субъекта на объект преломляется через внутренние качества и свойства объекта, а значит, результат зависит не только от характеристик субъекта, но и от качеств объекта. В случае, если речь идет о живом организме, то от его психики. «Внешнее определяется через внутреннее» — эту формулу вывел Рубинштейн. Она позволила решить многие проблемы, стоящие перед психологией того времени. В 20–30е годы Рубинштейн сформулировал ведущий принцип деятельностного подхода — принцип единства сознания и деятельности.

«Деятельность и сознание не есть два в разные стороны обращенных аспекта, они образуют органическое целое; не тождество, но единство». — писал Рубинштейн. Данный принцип возник из необходимости преодолеть точку зрения, рассматривающую деятельность как проявление чист внешнего, а сознание — исключительно внутреннего. На самом деле сознание и психика не является чем-то исключительно внутренним, так же как и деятельность — исключительно внешним. В обоих случаях имеются как внутренние, так и внешние стороны. [12, с. 305]

Рубинштейн считал, что деятельность есть единство внешнего и внутреннего, так психика и сознание это внутренние характеристики деятельности, а свойства деятельности это характеристики психики и сознания. В данном принципе выдвигается, что не существует сознания без деятельности, а деятельности без сознания. Позднее Рубинштейн квалифицировал этот принцип следующим образом: «Утверждение единства сознания и деятельности означало, что надо понять сознание, психику не как нечто лишь пассивное, созерцательное, рецептивное, а как процесс, деятельность субъекта, реального индивида, и в самой человеческой деятельности, в поведении человека раскрыть его психологический состав и сделать таким образом самую деятельность человека предметом психологического исследования». Благодаря ему стало возможным изучать сознание и психику через «внешние» признаки, поступки. Однако стоит подчеркнуть, что установленный Рубинштейном деятельностный, как его позднее назвали, подход не устанавливает сведение сознания и психики целиком к деятельности. Напротив, данный принцип базируется на понимании их, как различных материй, неотъемлемо и тесно связанных друг с другом. Деятельностный подход служил для выявления специфики активности сознания. [11, с. 264]

Кроме того, Рубинштейн конкретизирует философское понятие субъекта. Он выявляет именно того субъекта, который осуществляет и в котором реализуется связь сознания и деятельности. Изучаемая психологией, под понятие такого субъекта попадает личность.

Психика и сознание не самодостаточны, не существуют самостоятельно, они всецело принадлежат личности. Личность в понимании Рубинштейна, становится самым богатым понятием, помогающим преодолеть абстрактный характер связи сознания и деятельности. Именно через личность Рубинштейн раскрывает множество связей сознания и деятельности, с помощью личности эти связи проявляются, с её же помощью они замыкаются.

Личность определяется Рубинштейном через «триединство» — желаемое, то чего человек хочет, мотивация; возможности человека; и сама суть человека, что есть он сам, конкретнее это то, что из тенденций, мотивов осталось в его характере. В такое «триединство» органично вписались как динамичные качества личности, например мотивы, так и устойчивые — способности, таланты. Перефразируя это определение сегодня, можно сформулировать, как единение мотивов и возможностей в соответствии с характером в процессе реализации в жизни, в соответствии с целями и в силу обстоятельств. Способы такого единения и вырабатывает личность.

Для Рубинштейна личность содержит в себе и предмет исследования, и принцип, и является основной психологической категорией.

Рубинштейн, так же, выявляет задачи, которые решались этим принципом. Считает, что с его помощью можно выявить не только связь сознания и деятельности, но и связь психических процессов между собой, качеств и свойств, определить качество и способ организации психики, которые достигаются на уровне личности, наконец определить качества личности, обнаруживаемом в «особом измерении» и процессе его развития — жизненном пути. Сюда же он относит задачи исследования саморазвития, выявления диалектики внешнего и внутреннего, специфики соотношений развития и обучения, развития и воспитания, особенного и всеобщего, индивидуального и типического, которые так же возникли в психологии.

Так принцип единства сознания и деятельности был сформулирован в результате критического осмысления мировой психологической науки.

В капитальном труде «Основы общей психологии» Рубинштейн представил и обобщил практически все знания и достижения советской психологии 30-х годов. Этому предшествовало написание «Основ психологии» и рассмотрение множества эмпирических исследований, а так же выдвижение вышеупомянутых теорий.

Одним из главных стержней в книге «Основы общей психологии» является рассмотрение психики, сознания и личности в развитии. Здесь Рубинштейн продолжил тенденции советской психологии 20-х годов. В своём труде он раскрывает исторический, онтогенетический, антропогенетический, филогенетический, функциональный аспекты развития психики и бытийно-биографический — развития личности. Система психологии рассматривается им через систему всё усложняющихся в деятельности психических процессов и образований. [10, с. 239]

Деятельность рассматривается Рубинштейном в прогрессивном состоянии — становлении, изменении, совершенствовании, на разных этапах жизни индивида, она принимает новые формы. Именно поэтому он возражает против роли деятельности в развитии психики, выражающейся исключительно только в тренировке, не создающей ничего нового. В работе он доказывает, что на разных этапах жизни деятельность меняется в зависимости от мотивов, приобретенных эволюционировавшей психикой, которая качественно меняется и использует новые психически образования. Кроме того он противопоставляет свою концепцию той точке зрения, которая рассматривает психическое развитие как созревание, заложенного от природы материала, которое не зависит от внешних, деятельностных факторов.

Принцип единства сознания и деятельности, впервые сформулированный в работе «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса» выступает уже в более конкретной форме в работе «Основы общей психологии. Этот принцип предполагает развитие сознания через деятельность, стоит подчеркнуть, что содержание принципа совершенно отличается от обычного, генетического развития, принятого в психологии. [13, с. 218]

Принцип единства сознания и деятельности так же имеет множество аспектов, он выполняет не только позитивные, но так же и критические функции. Он задает систему дифференциации и единения психологических проблем, даёт новое понимание предмета психологии, определения природы психического, раскрывает принадлежность сознания действующему субъекту, относящегося к миру благодаря, как раз таки, наличию у него сознания. Немаловажен вклад и в рассмотрении работ последующего развития психологии. В некоторых, деятельность свелась к абсолютным формам, такая тенденция очевидна, если рассматривать психологию и философию, конкретнее, когда речь идет о тождестве сознания и деятельности. [5; 236]

Сознание представляется Рубинштейну регулятором поведения, только лишь потому, что не тождественна деятельности, в нём находится вся объективная действительность. Более того в сознании человека хранится не только информация о мире, с которым он сталкивался непосредственно, но так же и всё то, с чем он никогда не вступал в контакт, даже всё то, что нельзя отнести к существующему — оно либо уже было, либо будет. Именно поэтому личность не оказывается замкнутой в узком круге своего «я», она может выходить за его пределы, причем бесконечно далеко. Таким образом личность определяет систему ценностей в мире, некую систему координат, в соответствии с которой будут принимать решения о действиях.

Литература:

  1. Абульханова К. А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности). Избр. психол. труды. — М.:ОНИКС, 1999.
  2. Абульханова К. А. Брушлинский А. В. Философско-психологическая концепция С. Л. Рубинштейна. — М.: Наука, 1989.
  3. Ананьев Б. Г. Личность, субъект деятельности, индивидуальность–М.: Директ-Медиа, 2008.
  4. Брушлинский А. В. Принцип детерминизма в трудах С. Л. Рубинштейна // Вопр. психол. 1989. № 4. С. 66–73
  5. Гальперин П. Я. Введение в психологию. — М.:Литкон, 1976.
  6. Гордеева О. В. О некоторых ограничениях разработки проблемы сознания в марксистской психологии (на материале трудов С. Л. Рубинштейна) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. — 1996, № 3. — С.26–33.
  7. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Академия, 2004.
  8. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. –М.:ТАУС, 1957.
  9. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии (изд. 2-е.)
    – М.: Гелеос, 1946.
  10. Рубинштейн С. Л. Проблемы психологии в трудах Карла Маркса.. –М.:РИПОЛ, 1933.
  11. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. –М.:Наука, 1973.
  12. Юдин Э. Г. Деятельность как объяснительный принцип и как предмет научного изучения // Вопросы философии. 1976. № 5. С. 65–78.

Основные термины (генерируются автоматически): деятельность, сознание, принцип единства сознания, личность, образ, действие, общая психология, принцип, процесс, советская психология.

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Общая психология

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Принцип единства сознания и деятельности является одним из основополагающих принципов советской психологии. Впервые он был сформулирован С. Л. Рубинштейном в 1933 году: «… Психические свойства личности и ее поведение, сознание и деятельность человека включаются как звенья, как стороны в единый процесс, в котором причина и следствие непрерывно меняются местами. Таков для нас подлинный смысл положения о единстве сознания и деятельности»[26].

В дальнейшем эта проблема разрабатывалась в трудах А. Н. Леонтьева, А. В. Запорожца, Б. Г. Ананьева и др. Согласно их исследованиям и выводам, психика и сознание представляют собой побудительную, регулирующую, ориентирующую и контролирующую часть деятельности; сама же деятельность есть единство двух компонентов психического: отражательно-побудительного (внутреннего) и исполнительного (внешнего).

В. П. Зинченко и Е. Б. Моргунов дают иную картину сложных взаимоотношений между сознанием и деятельностью: «Живое движение порождает действие, действие порождает самосознание, самосознание порождает деятельность, деятельность порождает сознание, сознание порождает свободное действие, свободное действие порождает личность, личность порождает новые виды деятельности, расширяет собственно сознание… В любом случае, когда превращенные формы входят в другие более широкие структуры или выступают автономно, между ними имеются живые противоречия, выступающие одновременно и как точки роста, и как движущие силы развития. Их единство – это лишь моменты в их бытии. С этой точки зрения сколько-нибудь длительное единство сознания и деятельности – это смерть того и другого. Мы уже не говорим о том, что каждая из превращенных форм имеет и собственное сложное строение. Равновесность и гармония между ее компонентами непрерывно нарушается открытостью превращенной формы к среде, к влиянию других форм. Отсюда кризисы, взрывы, катастрофы (часто очистительные) в жизни человека, в его сознании и деятельности. На психологическом языке это чаще звучит как аффекты, драмы, трагедии. Даже когда равновесие сохраняется, оно не статично, оно не обладает устойчивостью, нарушается, имеет динамический характер… Наконец, каждая из превращенных форм имеет свои собственные законы развития, в том числе и спонтанного. Источником развития является гетерогенность как исходных натуральных форм (например, живого движения), так и возникающих на их основе превращенных форм. Понимание психического развития и развития человека как порождение превращенных форм – вызов современной психологии со стороны философии культуры и цивилиза– ции»[27].

О спонтанности сознания см.:

1. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. – М., 1980.

2. Мамардашвили М. К. Сознание как философская проблема. //Вопросы философии – 1990. – № 10.

3. Налимов В. В. Спонтанность сознания. – М., 1980.

Структура сознания

Л. Фейербах выдвинул идею о существовании сознания для сознания и сознания для бытия. Эта идея развивалась Л. С. Выготским.

А. Н. Леонтьев выделял три составляющих в структуре сознания:

– чувственную ткань образа;

– значение;

– смысл.

В. П. Зинченко добавляет еще один компонент в эту структуру: биодинамическую ткань движения и действия. Тогда можно представить себе структуру сознания схематично следующим образом:

Еще один вариант структуры сознания предлагается Ф. Е. Василюком[28].

Литература:

1. Анцыферова Л. И. Принцип связи психики и деятельности и методология психологии. //Методологические и теоретические проблемы психологии. /Под ред. Е. В. Шороховой. – М.: Наука, 1969.

2. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: МГУ, 1975.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Базовые научные принципы общей психологии — Студопедия

Принцип (от лат. principum), – основа, исходное положение.

Базовые принципы общей психологии: 1) принцип единства сознания и деятельности; 2) принцип детерминизма психики; 3) принцип развития психики в деятельности; 4) принцип системности психики.

Отечественный учёный Сергей Леонидович Рубинштейн выдвинул два из четырёх основных принципов общей психологии (1-й и 2-ой принципы).

1-ый основной принцип, – принцип единства сознания и деятельности, являющийся центральным в теоретической системе отечественного научного деятельностного подхода. Этот принцип утверждает, что человек и его психика формируются, проявляются и развиваются в деятельности, изначально, – в практической деятельности.

Принцип единства сознания и деятельности является теоретическим обоснованием принципа системности психического, который говорит, что все психические явления являются частями, феноменами целостной психической организации процессов и состояний психики, представляющих собою единую систему.

Принцип единства сознания и деятельности является практическим обоснованием принципа психофизического единства, который утверждает, что функцией психофизического единства является психика как вершина психофизиологической организации человека.

Принцип единства сознания и деятельности гласит, что не может быть сознания без деятельности и деятельности без сознания, и поэтому, возможно через деятельность, через продукты деятельности, – изучать сознание. Этот постулат говорит о единстве сознания и деятельности. Сознание образует внутреннее психическое поле деятельности, при помощи которого происходит ориентирование человека в окружающей среде, осуществляется деятельность во внешнем плане, а так же производится психическая деятельность во внутреннем (внутриличностном) плане.



2-ой основной принцип, – диалектико-материалистический принцип детерминизма психики, который утверждает, что внешние (социальные) факторы влияют через внутренние (психологические) условия. Этот принцип говорит о том, что внутренние психические парадигмы детерминируют процесс интерактивного взаимодействия человека со средой. Данный принцип гласит: «внешнее через внутреннее».

Три закона диалектики: 1) закон перехода количественных изменений в качественные; 2) закон единства и борьбы противоположностей; 3) закон отрицания отрицания.


Материалистичность принципа детерминизма заключается в том, что в нём происходит опора на материальный носитель психики, – головной мозг.

Психологический принцип детерминизма, или причинности, предопределённости, утверждает, что все психические явления взаимосвязаны друг с другом, и обусловлены материальными явлениями. Соответственно, у каждого психического явления есть своя причина и своё следствие. Обозначенная универсальная логическая причинно-следственная связь является психическим законом, объясняющим психофилогенетическое и психоонтогенгетическое развитие людей.

Принцип детерминизма означает, что психика данного конкретного человека определяется образом жизни данного конкретного субъекта и трансформируется в связи с изменением его образа жизни. Важным следствием принципа детерминизма является взаимоотношение биологического и социального в развитии психики, соотношение внутренних закономерностей развития психики и внешних воздействий в процессе психического развития. С.Л. Рубинштейн подчёркивал, что принцип детерминизма имеет значение всеобщего методологического принципа психического развития человечества и человека, и кратко сформулировал его так: «Внешние (социальные) причины действуют через внутренние (психические) условия» («Внешнее через внутреннее»).

3-й основной научный психологический принцип, – принцип развития психики в деятельности обосновал отечественный учёный Алексей Николаевич Леонтьев. В общем содержательном контексте данного принципа производится рассмотрение и оценка личности через деятельность, через призму деятельности, которую она выполняет. В рамках данного принципа подчёркивается зависимость сознания человека от предметных действий, т.е. действий с предметами, совершаемых им. В постулате развития психики в деятельности утверждается, что деятельность, – всегда взаимодействие субъекта с объектом.

Выделяются три парадигмы научного анализа и синтеза принципа развития психики в деятельности по А.Н. Леонтьеву. 1. Потребности («что я хочу»). 2. Способности («что я могу»). 3. Направленность («что я есть»).

Таким образом, А.Н. Леонтьев, – автор «психологической теории деятельности», рассматривал сознание человека через содержательные параметры ведущей деятельности, осуществляемой им. А.Н. Леонтьев утверждал, что деятельность, которой занимается человек, его профессия, определяет направленность личности, её сознательные установки, мировоззрение.

Деятельность может быть теоретической и практической. Деятельность как явление имеет отражение в научном и обыденном сознании.

Принцип развития психики в деятельности является теоретическим обоснованием всеобщего принципа психического развития, который утверждает, что как в психофилогенезе, так и в психоонтогенезе имеют место преобразования, изменения, динамика психических явлений, переход от одного уровня психического развития к другому.

Принцип развития психики в деятельности является практическим обоснованием принципа историзма, который гласит, что деятельность людей должна анализироваться применительно к уровню развития человеческого сознания, – в процессе общественно-исторического развития человечества.

Принцип развития психики в деятельности, означает, что психика может быть правильно понята и правильно объяснена лишь в том случае, если она рассматривается как продукт развития человеческой деятельности. Итак, психика человека развивается в процессе осуществления им какой-либо деятельности.

Отметим, что принцип развития психики в деятельности получил своё развитие и модификацию в работах Артура Владимировича Петровского.

Добавим, что Артур Владимирович Петро́вский утверждал, что основным движителем развития личности является не деятельность (как в концепции А.Н. Леонтьева), а разного рода общение (коммуникация, интеракция, социальная перцепция), которое можно понимать и в качестве особой деятельности (взаимодействие людей в процессе общения и познания). Таким образом, мы имеем теорию А.В. Петровского о развитии психики личности через общение, посредством общения, в общении с другими людьми (начиная с младенческого возраста и заканчивая влиянием сферы общения на лиц преклонного возраста).

Можно утверждать, что на современном этапе формирования психологических наук, в рамках деятельностного научного отечественного подхода, имеет место концепция А.Н. Леонтьева – А.В. Петровского о развитии психики личности в деятельности и общении, активно развиваемая такими современными классиками как Д.А. Леонтьев, В.А. Петровский, В.М. Аллахвердов, М.Ю. Кондратьев, А.И. Донцов, Л.В. Куликов, Б.Н. Рыжов, а также их последователями и учениками, – Ш.Р. Хисамбеевым, Л.В. Сенкевич, Ю.М. Кондратьевым, Н.В. Кочетковым, Д.А. Донцовым, М.В. Донцовой и др.

4-й основной научный психологический принцип, –принцип системности психического, который, в общем и в целом, гласит, что психика является системой психических функций, – обосновали такие психологи как общепризнанный в мире несравненный отечественный классик Лев Семёнович Выготский, великий отечественный классик Сергей Леонидович Рубинштейн и выдающийся современный отечественный учёный Борис Николаевич Рыжов.

Принцип системности(от греч. systema – составленное из частей, соединение), – в психологии, – это методологический подход к анализу психических явлений, когда соответствующее явление рассматривается как система, не сводимая к сумме своих элементов, обладающая структурой, а свойства элемента определяются его местом в структуре, – по Б.Н. Рыжову.

Структура и свойства связей в системе согласно Рыжову Б.Н.[12]

По мнению Рыжова Б.Н., для характеристики системных связей необходимо уточнить различие между прямымииобратными, а такженепосредственными иопосредованнымисвязями. Прямой или обратный вид связи задаётся только направлением действия данной связи (Рис. 1). Однако организация этих связей может быть различна. В одном случае эти связи образуются без помощи промежуточных элементов, получая название непосредственных. В другом случае (см. здесь Рис. 1) взаимодействие между двумя элементами системы осуществляется благодаря опосредованным связям, состоящим из цепочки промежуточных элементов и связей между ними.

Учениками и последователями названных здесь выше учёных-психологов были предложены некоторые содержательные дополнения к концептуальным научным трудам названных классиков. В частности, Дмитрием Александровичем Донцовым как адептом системного научного подхода Бориса Николаевича Рыжова, на основе научных положений Б.Н. Рыжова, [13] предложена системная концепция строения и функционирования психического аппарата личности (см. в предыдущей теме пособия материал «Психика. Компоненты психики»).

Базовые научные понятия общей психологии [14]

Понятие «индивид». В научной психологической литературе советского периода встречается понимание слова «индивид» как отдельной личности, при этом, авторами под этим словом подразумевается психическое содержание человека в целом. Это не точно и не правильно с современной научно-терминологической точки зрения. На современном этапе развития научного знания, когда мы говорим «индивид», мы подразумеваем, прежде всего, просто отдельный организм. Индивид – это физиологическая разница между людьми, разница на уровне биологии, генетики, наследственности отдельного организма. Индивид это любой биологический представитель вида Homo sapiens. Индивид – это человек как физиологически отдельная и самостоятельная особь. Итак, понятие «индивид», – это, в узком содержательном смысле, – все физиологические, органические, биологические отличия людей друг от друга.

Понятие «индивидуальность». Индивидуальность как понятие отражает психические, психологические различия между людьми. Эти различия понимаются на дифференциальном уровне оценки людей, на уровне их индивидуальных психических, психологических различий. Индивидуальность (от лат. individuum – неделимое, особь) – это неповторимость, уникальность психических качеств и психологических свойств личности человека. Понятие «индивидуальность» используется в современной психологии при описании и анализе индивидуально-психологических различий людей. Индивидуальность понимается как своеобразие психологических свойств человека. Итак, понятие «индивидуальность» характеризует именно психологические различия между людьми. Индивидуальность – это человек с уникальным, неповторимым сочетанием психических особенностей и психологических свойств и качеств.

Понятие «субъект». Субъект – это психологическая характеристика человека, подчёркивающая его активную, познавательную психическую природу. Субъект – это активно действующий, познающий, обладающий сознанием человек (психологическая единица) или группа (социальный субъект). Субъект может проявлять инициативу и самостоятельность, может принять и реализовать какое-либо решение, может оценить последствия своего поведения, самоизменяться и самосовершенствоваться, определять перспективу своей многомерной жизнедеятельности. Субъект в состоянии дать отчет себе в своих действиях, способен к самопознанию, самосознанию и самоответственности. Субъект может соотносить между собою своё прошлое, настоящее и будущее. Субъект изменяется в процессе своей жизнедеятельности в присущем именно ему индивидуальном направлении. Между субъектами существуют значительные индивидуальные различия. Субъект, это, прежде всего, поведенческая, деятельностная характеристика активности человека, а именно, – характеристика психической, познавательной активности и внешнего активного поведения. Итак, субъект – это человек как активная, познающая, психическая и психически автономная единица.

В научной психологии человек рассматривается и понимается и как субъект исполняемой им деятельности, и как субъект восприятия, и как субъект познания, и как субъект отношения, и как субъект общения.

Понятие«личность». Личность – это социальные отличия людей, это разнообразие выполнения ими различных социальных ролей, то есть, в буквальном смысле, это различные по значимости и статусу социальные и профессиональные роли человека в обществе и разный социальный статус и вес в нём. Социальное значение понятия личность, – это особенности следования человека общественным нормам и правилам, это значимость (например, культурное значение) конкретной данной личности для общества в прошлом, в настоящем и в будущем. Личность – это социальная, общественная характеристика человека, то есть, это значение (прежде всего практическое, «производственное») человека для общества, для человечества в целом. Как писал А.Н. Леонтьев: «Личность это социальная основа человека». Личность это конкретный человек, представитель конкретного класса, страта, социальной группы, профессии, пола, возраста, образования, культуры, религии. Личность это конкретный человек, занимающийся конкретной деятельностью и имеющий индивидуальные особенности.

Существует более ста определений понятия «личность». Суммарное понимание этого термина, исходя из деятельностного подхода, следующее. Личность, – это человек, выступающий в качестве субъекта социальных отношений и сознательной деятельности (А.Н. Леонтьев). Личность – это, определяемое включённостью в социальные связи системное качество индивидуальности, формирующееся в деятельности и в общении (Б.Г. Ананьев). «Личность – это иерархия мотивов», – Лидия Ильинична Божович.

Гуманистические психологи считают, что личность это устремленность к будущему. Личность это свободная реализация своего потенциала, как писал Гордон Олпорт, в особенности творческого потенциала, добавлял Абрахам Маслоу. Личность это стремление к укреплению веры в себя и возможность достижения «идеального Я», – утверждал Карл Роджерс.

Понятие «человек». Человек – это собирательное, суммарное понятие, содержательно включающее в себя понятия «индивид», «индивидуальность», «субъект» и «личность». Понятие «человек», так же, может быть аналогом любому из названных понятий. Тем не менее, понятие «человек», прежде всего, отражает характерологические отличия людей, то есть различия на уровне характера, характерологических черт, однако, понятие «человек», в большей степени, является обобщающим понятием.

Подчеркнём, что психическое развитие человека предопределено влиянием на него двух групп факторов, – факторов среды и факторов наследственности. Основаниями и движущими силами развития личности человека выступают совместная деятельность и общение с другими людьми, как считали, например, Алексей Николаевич Леонтьев и Артур Владимирович Петровский.

Таким образом,человек–это существо, воплощающее высшую ступень развития жизни, субъект общественно-исторической деятельности. Человек как субъект и продукт трудовой деятельности в обществе является системой, в которой физическое и психическое, генетически обусловленное и прижизненно сформированное, природное и социальное образуют нерасторжимое единство.

Понятие «образ». Образ– это субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий.

Образ мира– целостная, многоуровневая система представлений человека о мире, других людях, о себе и своей деятельности.

Понятие«отношение». Отношение – в самом общем виде – это фиксированное по какому-либо признаку взаиморасположение субъектов, объектов и их свойств. Отношение может иметь место как между меняющимися объектами, явлениями и свойствами (например, любой закон как сущностное отношение между явлениями), так и в ситуации выделенного, неизменного объекта в его отношении к другим объектам, явлениям, свойствам (например, отношение субъекта к политической системе как к объекту). Термин «отношение» использовался как базовая категория в «теории отношений» В.Н. Мясищева.

Объект – фрагмент реальности, на которую направлена активность взаимосвязанного с ним субъекта.

Объектное отношение – взаимозависимость, т.е. влияние субъекта на объекты и обратное влияние – объектов на личность. Проблема объекта и объектных отношений является предметом исследования многих психоаналитиков.

Понятие«переживание». Переживание – 1) любое испытываемое субъектом эмоционально окрашенное состояние и явление действительности, непосредственно представленное в его сознании и выступающее для него как событие собственной жизни; 2) наличие стремлений, желаний и хотений, представляющих в индивидуальном сознании процесс выбора субъектом мотивов и целей его деятельности и тем самым способствующих осознанию отношения личности к происходящим в ее жизни событиям; 3) форма активности, возникающая при невозможности достижения субъектом ведущих мотивов его жизни, крушении идеалов и ценностей и проявляющаяся в преобразовании его психологического мира, направленном на переосмысление своего существования.

Понятие «общение». Общение – это сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми (межличностное общение), и группами (межгрупповое общение). Общение порождается социальными, общественными потребностями человека, проявляющимися в стремлении коммуницировать, взаимодействовать, выполнять совместную деятельность. Общение также порождается мотивами, образующимися в самом ходе осуществления процесса совместной деятельности. Структура общения выражается в трёх основных аспектах общения, – коммуникативном, интерактивном и перцептивном. Итак, процесс общения включает в себя три совокупных подпроцесса: коммуникацию (обмен информацией), интеракцию (обмен действиями) и социальную перцепцию (восприятие партнёра по общению). Общение – это процесс социального взаимодействия людей.

Понятие «представление». Представления (англ. – imagery), – это психические образы, гештальты, смысловые интегральные единицы воображения. В повседневной речи под представлением подразумевают разновидность внутреннего опыта, или картины, открывающиеся так называемому «мысленному взору». Однако представления также относятся к опыту, полученному в других областях восприятия, таких как слух, вкус и кинестезия. На ранних этапах развития психологии, Вильгельм Вундт рассматривал представления как один из трёх основных элементов сознания, наряду с ощущениями и чувствами. Представления рассматривались В. Вундтом и другими учёными как ранее испытанные и восстановленные в памяти сенсорно-перцептивные впечатления. В XX веке представления обычно признавали в качестве основных психологических явлений, реальность которых едва ли может быть оспорена. Таким образом, представление – это комплексное впечатление и осмысленное мнение человека о каких-либо феноменах, явлениях, процессах, объектах, субъектах.

Вопросы для самостоятельной работы студентов,

контрольные вопросы и вопросы к семинарам по теме № 3 раздела № I

1.Какие широкие смысловые научные проблемы общей психологии Вы знаете?

2.Опишите психогностическую проблему.

3.Опишите психопраксическую проблему.

4.Опишите психосоциальную проблему.

5.Опишите психофизическую проблему.

6.Какие научные принципы общей психологии Вы знаете?

7.Осветите принцип единства сознания и деятельности.

8.Осветите принцип детерминизма психики.

9.Осветите принцип развития психики в деятельности.

10.Раскройте модификацию принципа развития психики в деятельности, – принцип развития психики личности в общении.

11.Подробно расскажите о принципе системности психического, исходя из концепций Льва Семёновича Выготского, Сергея Леонидовича Рубинштейна и Бориса Николаевича Рыжова.

12.Опишите структуру и свойства связей в системе согласно Рыжову Б.Н.

13.Раскройте понятие «индивид».

14.Раскройте понятие «индивидуальность».

15.Раскройте понятие «субъект».

16.Раскройте понятие «личность».

17.Раскройте понятие «человек».

18.Осветите категорию образа и образа мира.

19.Осветите категорию отношения, объекта и объектного отношения.

20.Осветите категорию переживания.

21.Осветите категорию общения.

22.Осветите категорию представления.

Рекомендуемая по теме № 3 раздела № I литература

(жирным шрифтом выделены базовые научные и учебно-методические источники)

1.Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – СПб.: Питер, 2002.

2.Ананьев Б.Г. Избранные труды по психологии. В двух томах. – СПб.: СПбГУ, 2007.

  1. Агапов В.С. Общая психология: Хрестоматия. – М.: Альтекс, 2014.
  2. Введение в общую психологию. / Под общ. ред. А.В. Петровского. – М.: Академия, 1997.

Принцип единства сознания и деятельности

Понятия сознания и деятельности — узловые категории психологической науки. Систематическая разработка этого принципа в советской психологии началась в 30-е годы (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, Б.М. Теплов и др.).

С. Л. Рубинштейн впервые выдвинул положение о единстве сознания и деятельности, поведения. Он писал, что «деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство».

Хотя в то время этот принцип еще не соотносился с принципом развития, тем не менее он сразу приобрел важное методологическое значение. В нем утверждалось, что не может быть деятельности без сознания и сознания без деятельности- Тем самым защищалось положение о возможности через деятельность изучать сознание и открывалась дорога для объективного исследования психики и сознания: от деятельности, ее продуктов — к выявляющимся в ней психическим процессам. Таким образом, принцип единства сознания и деятельности становится основой всех объективных методов психологии.

Введение этого принципа ставило теоретические и методологические задачи раскрытия состава и структуры деятельности. Необходимо было преодолеть идущую от психологии сознания точку зрения, что психика — это внутреннее, а деятельность — внешнее. В действительности психика, сознание не является чем-то внутренним. Точно так же деятельность никоим образом не сводится только к внешнему: она имеет внешнюю сторону, но эта сторона не характеризует деятельность однозначно. Единство сознания и деятельности выражается в том, что сознание и все психические свойства индивида в деятельности не только проявляются, но и формируются: психические свойства личности — и предпосылка и результат ее поведения.

По определению С. Л. Рубинштейна, сама деятельность является единством внешнего и внутреннего. Сознание и психика в таком случае оказываются внутренней характеристикой деятельности, а свойство деятельности — протекать в форме извне наблюдаемого поведения — может рассматриваться как характеристика самой психики. Следовательно, говоря о психике, психолог имеет в виду не отдельное самостоятельное явление, но сторону или неотъемлемую часть деятельности. Говоря же о психике, он должен подразумевать некоторую целостную систему, характеризуемую и с внутренней и с внешней стороны. Деятельность, напротив, оказывается той системой, внутри которой функционирует психика. Принцип единства сознания и деятельности позволяет ученым, изучая поведение, деятельность, выяснять те внутренние психологические механизмы, которые обеспечивают успешность достижения целей деятельности, т.е. открывать объективные закономерности психики.

Применение принципа единства сознания и деятельности к изучению психических процессов, свойств и состояний позволило объяснить многие явления, прежде казавшиеся непонятными, выявить некоторые важные закономерности психического развития человека. В свете этого принципа разрабатываются понятийный аппарат психологии и методы конкретно-научных исследовании.

Принцип единства сознания и деятельности.




Принцип единства сознания и деятельности является одним из основополагающих принципов советской психологии. Впервые он был сформулирован С. Л. Рубинштейном в 1933 году: «…Психические свойства личности и ее поведение, сознание и деятельность человека включаются как звенья, как стороны в единый процесс, в котором причина и следствие непрерывно меняются местами. Таков для нас подлинный смысл положения о единстве сознания и деятельности» [26].

В дальнейшем эта проблема разрабатывалась в трудах А. Н. Леонтьева, А. В. Запорожца, Б. Г. Ананьева и др. Согласно их исследованиям и выводам, психика и сознание представляют собой побудительную, регулирующую, ориентирующую и контролирующую часть деятельности; сама же деятельность есть единство двух компонентов психического: отражательно-побудительного (внутреннего) и исполнительного (внешнего).

В. П. Зинченко и Е. Б. Моргунов дают иную картину сложных взаимоотношений между сознанием и деятельностью: «Живое движение порождает действие, действие порождает самосознание, самосознание порождает деятельность, деятельность порождает сознание, сознание порождает свободное действие, свободное действие порождает личность, личность порождает новые виды деятельности, расширяет собственно сознание… В любом случае, когда превращенные формы входят в другие более широкие структуры или выступают автономно, между ними имеются живые противоречия, выступающие одновременно и как точки роста, и как движущие силы развития. Их единство – это лишь моменты в их бытии. С этой точки зрения сколько-нибудь длительное единство сознания и деятельности – это смерть того и другого. Мы уже не говорим о том, что каждая из превращенных форм имеет и собственное сложное строение. Равновесность и гармония между ее компонентами непрерывно нарушается открытостью превращенной формы к среде, к влиянию других форм. Отсюда кризисы, взрывы, катастрофы (часто очистительные) в жизни человека, в его сознании и деятельности. На психологическом языке это чаще звучит как аффекты, драмы, трагедии. Даже когда равновесие сохраняется, оно не статично, оно не обладает устойчивостью, нарушается, имеет динамический характер… Наконец, каждая из превращенных форм имеет свои собственные законы развития, в том числе и спонтанного. Источником развития является гетерогенность как исходных натуральных форм (например, живого движения), так и возникающих на их основе превращенных форм. Понимание психического развития и развития человека как порождение превращенных форм – вызов современной психологии со стороны философии культуры и цивилиза- ции» [27].



О спонтанности сознания см.:

1. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. – М., 1980.

2. Мамардашвили М. К. Сознание как философская проблема. //Вопросы философии – 1990. – № 10.

3. Налимов В. В. Спонтанность сознания. – М., 1980.

Структура сознания.

Л. Фейербах выдвинул идею о существовании сознания для сознания и сознания для бытия. Эта идея развивалась Л.С. Выготским.

А. Н. Леонтьев выделял три составляющих в структуре сознания:

· чувственную ткань образа;

· значение;

· смысл.

В. П. Зинченко добавляет еще один компонент в эту структуру: биодинамическую ткань движения и действия. Тогда можно представить себе структуру сознания схематично следующим образом:

Еще один вариант структуры сознания предлагается Ф. Е. Василюком[28].

Литература.

1. Анцыферова Л. И. Принцип связи психики и деятельности и методология психологии. //Методологические и теоретические проблемы психологии. /Под ред. Е. В.Шороховой. – М.: Наука, 1969.

2. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: МГУ, 1975.

Сознание и самосознание.

Самосознание, по мнению И. М. Сеченова, это отражение акта собственного сознания. Самосознание позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относиться к себе.

Осознание себя в качестве некоего устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности, которая независимо от меняющихся ситуаций способна оставаться сама собой.

Самосознание формируется в процессе взаимодействия с другими людьми и связано с оцениванием себя, зависящим от успешности деятельности человека.




Главная функция самосознания – сделать доступными для человека мотивы и результаты его поступков и дать возможность понять, каков он есть на самом деле, оценить себя. Если оценка окажется неудовлетворительной, человек может заняться либо самосовершенствованием, либо при помощи защитных механизмов устранить из сознания эти неприятные сведения.

Литература.

1. Ананьев Б. Г. К постановке проблемы развития детского самосознания. //Избр. психол. труды. – М.: Педагогика, 1980.

2. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. – М., 1994.

3. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – М., 1989.

4. Чеснокова И. И. Проблема самосознания в психологии. – М., 1977.

Сознание и бессознательное.

В зоне ясного сознания находят свое отражение лишь очень немногие сигналы из внутренней и внешней среды.Осознаются в данный момент времени те объекты, которые создают препятствия для нормального продолжения регулирования поведения или в силу других причин являются значимыми для человека. Возникшие затруднения или значимые раздражители привлекают внимание и, таким образом, осознаются. После нахождения нового способа регулирования или решения затруднительной ситуации управление снова передается подсознанию.

Таким образом, к сфере подсознания относятся так называемые вторичные автоматизмы (ходьба, бег, профессиональные навыки и т.д.). В сферу подсознания входят также психические явления, имеющие субъективный компонент, еще не ставший сознанием (психика младенцев, просоночное состояние взрослого, послеобморочное состояние и т.д.). Наиболее интересна та часть сферы подсознания, которая разработана в учении З. Фрейда. Фрейд считает, что бессознательное – это не столько те процессы, на которые не направляется внимание, сколько переживания, подавляемые сознанием, такие, против которых сознание воздвигает мощные барьеры.

Литература.

1. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. – М.: Наука, 1989.

2. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни. //Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1990.

3. Фрейд З. Я и Оно. //Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1990.

4. Шерток Л. Непознанное в психике человека. – М., 1982.

Проблема установки.

Особое направление в психологии представляет система взглядов грузинского психолога Д. Н. Узнадзе, его учеников и сотрудников. Это направление известно под именем теории установки.

Сам факт установки (предуготовленности субъекта к восприятию или определенной направленности действия) отмечался психологами еще до Узнадзе. Однако в теории Узнадзе установка представляет собой не частное явление, возникающее в процессе восприятия или деятельности, а общепсихологическое явление. Установка понимается как всеобщее явление в жизни людей, играющее в ней основную определяющую роль. Установка в теории Узнадзе превращается в центральное объяснительное психологическое понятие.

Исходный пункт психологии, согласно Узнадзе, составляют не психические явления, а сами личности. Поэтому психология должна исследовать в первую очередь субъекта, личность как целое. Явления же сознания, изучавшиеся традиционной психологией независимо от личности, должны рассматриваться лишь как дальнейшие определения личности. Фундаментальную роль при изучении жизнедеятельности личности играют, по Узнадзе, потребности. Для удовлетворения потребности необходима соответствующая ситуация. В окружающей среде должно быть средство, позволяющее удовлетворять имеющуюся потребность. При наличии потребности и средства ее удовлетворения у субъекта возникает особое состояние, которое можно характеризовать как склонность, направленность, готовность совершить акт, ведущий к удовлетворению потребности. Это и есть установка – готовность к совершению определенного действия[29]. Установка, таким образом, является необходимым определяющим звеном между действием внешней среды и психической деятельностью человека.

По мнению Узнадзе, установка не отражается в сознании субъекта в виде какого-либо самостоятельного переживания, не является отдельным актом сознания и вообще феноменом сознания. Вместе с тем Узнадзе считает ненужным понятие бессознательного, так как внутренняя структура и сущность его остается нераскрытой и толкуется по аналогии с сознательными процессами. Узнадзе признает заслуги Фрейда в разработке проблем, связанных с бессознательным психическим. Однако учение Фрейда не содержит в себе общей теории бессознательного и теории отношения последнего к поведению. Фрейду были ясны функции бессознательного, но форма существования бессознательного оставалась неясной.

Узнадзе считал, что, зная функции, выполняемые бессознательным психическим, мы можем определить и форму его существования.

Согласно учению Узнадзе, сфера действия бессознательного психического настолько широка, что она лежит в основе всей активности человека, как внутренней, так и внешней. Концепция Узнадзе служит выяснению путей формирования структуры и функций этого бессознательного. В субъекте перед каждым актом его поведения возникает своеобразное динамическое состояние – установка, которая, оставаясь бессознательной, целесообразно, в соответствии и со структурой, и с предметным содержанием данной ситуации, направляет развертывание процессов сознания и актов практического поведения. После своей реализации в поведении и удовлетворения потребности данная установка перестает существовать, уступая место иной установке.

Таким образом, согласно взглядам Узнадзе и его учеников, бессознательное, лежащее в основе протекания всей психической жизни и определяющее своеобразие процессов сознания, существует и действует в форме установок. См.:

1. Бессознательное. Природа, функции, методы исследования: В 4‑х т. – Т. 1. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

2. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. – М.: Наука, 1966.

Поведение и деятельность.

Поведение – взаимодействие с окружающей средой, опосредованное внешней и внутренней активностью.

Деятельность – осмысленное, целенаправленное поведение человека в социальной среде.

Оба этих определения далеко не бесспорны, но являются вполне приемлемыми в качестве рабочих.

Во всех аспектах человеческой деятельности и поведения проявляется, с одной стороны, основа, унаследованная от предшествующих поколений, а с другой – всё множество непрерывных взаимодействий физической и социальной среды. Соотношение врожденного и приобретенного и, далее, биологического и социального – важная часть анализа данной проблемы.

Человеческая деятельность является главным источником культуры и цивилизации и вместе с тем основной разрушительной силой.

Целесообразно выделение внешней и внутренней деятельности. Принципиальная общность строения внешней и внутренней деятельности определяется тем, что обе они опосредствуют связи человека с миром.

Основными формами деятельности являются:

· познание;

· общение;

· труд.

Основными видами (уровнями) деятельности являются:

· игра;

· учение;

· труд.

Литература.

1. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. – Л.: ЛГУ, 1969.

2. Годфруа Ж. Что такое психология.: В 2 т. – Т. 1, М.: Мир, 1992.

3. Костюк Г. С. Принцип развития в психологии. // Методологические и теоретические проблемы психологии. /Под ред. Е. В. Шороховой. М.: Наука, 1963.

4. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: МГУ, 1975.

5. Платонов К. К. О системе психологии. – М.: Мысль, 1972.

6. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. – М., 1940.

Основы теории деятельности.

Понятие деятельности является основополагающим для концепции, разработанной А. Н. Леонтьевым. Это понятие, в силу его связи с марксистской теорией, наиболее характерно для советской психологии. Его рассмотрение имеет смысл, так как почти вся советская психология (в разной степени) оказалась построенной на этом понятии (или при его активном участии).

Истоки теории деятельности:

· объективная рефлексология Бехтерева;

· реактология Корнилова;

· бихевиоризм Уотсона;

· культурно-историческая концепция Выготского.

Особенно велико влияние культурно-исторической концепции Выготского. Развитие высших психических функций (по Выготскому) включает в себя создание особых внешних средств, являющихся как бы психологическими орудиями, позволяющими добиваться значительно более высоких результатов и качественно перестраивать перво-начальные элементарные психические функции (деятельность – это культурное поведение, связанное с изготовлением и употреблением орудий).

Принцип единства сознания и деятельности (впервые сформулирован Рубинштейном в 1933 г.): психическое отражение, сознание связано с активной деятельностью, исходит из нее, в ней осуществляется, ею определяется. Согласно этому принципу, сознание вторично, оно проистекает из деятельности. Этот принцип развивался в трудах С. Л. Рубинштейна и А. Н. Леонтьева, а также в трудах других представителей теории деятельности.

Интересным представляется факт, что в поздних работах и Рубинштейн, и Леонтьев отказались (явно или неявно) от этих позиций. Ими развиваются представления о возможности самостоятельного развития и функционирования сознания, его спонтанности.

Можно констатировать, что, являясь основополагающим объяснительным принципом советской психологии, теория деятельности сдерживала ее развитие. Вместе с тем, рассматривая деятельность как предмет психологического исследования, теория деятельности внесла значительный вклад в развитие науки.

Любое человеческое действие является вместе с тем и психологическим актом, более или менее насыщенным переживанием, выражающим отношение действующего к другим людям, к окружению.

А. Н. Леонтьев: «То, что непосредственно определяет развитие психики ребенка – это развитие его деятельности, как внешней, так и внутренней» [30].

Деятельность, по Леонтьеву, – это единица жизни. Деятельность нельзя изъять из общественных отношений. Общество не просто определяет внешние условия осуществления деятельности, но и способствует формированию мотивов, целей, способов, средств достижения цели. Деятельность входит в предмет психологии, но не особой своей частью, а «функцией полагания субъекта в предметной действительности и ее преобразования в форму субъективности» [31].

Внутренняя деятельность формируется из внешней. Процесс интериоризации состоит не в том, что внешняя деятельность перемещается в предшествующий план сознания, это процесс, в котором внутренний план формируется.

Внутренняя и внешняя деятельность имеют общее строение:

 
 

Основным отличием одной деятельности от другой является предмет деятельности (это главное). Леонтьев считает, что предмет, направляющий деятельность, есть её мотив. Немотивированная деятельность – деятельность со скрытым мотивом. Действия – процессы, подчиненные представлению о том результате, который должен быть достигнут, то есть представлению о созидательной цели.

Выделение целей и формирование подчиненных им действий приводит к тому, что происходит расщепление функций мотива: выделяются функции побуждения и направления.

Достижение цели, то есть осуществление действия, происходит в определенных условиях. Цель, переформулированная применительно к определенным условиям, есть задача. Способ осуществления действия называется операцией. Операции направляются на решение задач.

Основным предметом исследования в психологической теории деятельности явилось действие, его структура и функции.

Начало психологической интерпретации действия было положено в трудах Л. С. Выготского. Затем в середине 30-х годов его ученики и последователи А. В. Запорожец, П. И. Зинченко, А. Н. Леонтьев и др. предприняли цикл исследований сенсорных, перцептивных, мимических и умственных действий, уделив при этом особое внимание их генетической связи с предметно-практическими действиями. С. Л. Рубинштейн также считал действия основной клеточкой или ячейкой психологии. По его мнению:

1. В действии психологический анализ может вскрыть зачатки всех элементов психологии.

2. Действие обладает порождающими свойствами.

А. В. Запорожец сформулировал положение, что способ действия является живым отображением предмета.

Для возникновения ощущения необходимо элементарное сенсорное действие. Это положение доказывалось в исследованиях В. И. Аспина, В. В. Запорожца, А. Н. Леонтьева, Н. Б. Познанской.

Для возникновения образа восприятия необходимо осуществление сложного перцептивного действия, включающего в свой состав систему предметных операций (что существенно для формирования предметности восприятия.

Действие – основа мышления, необходимое условие формиро-вания смыслов, их расширения и углубления.

В действии лежит начало рефлексии. Действие трансформируется в поступок и становится главным формообразующим фактором и одновременно единицей анализа личности.

Операция, действие, деятельность взаимообратимы. На это указывал А. Н. Леонтьев. Превращение операции в действия, а затем в деятельность замечательно проследил А. В. Запорожец. См.: Запорожец А. В. Избранные психологические труды. – Т. 1, М., 1989.

Литература.

1. Арсеньев А. С. Размышления о работе С. Л. Рубинштейна «Человек и мир». //Вопросы философии. – 1993. – №5.

2. Гордеева Н. Д., Зинченко В. П. Функциональная структура действия. – М.: МГУ, 1982.

3. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. – М., 1975.

4. Леонтьев А. Н. Избранные психологические труды : В 2-х т. – Т. 1, М.: Периодика, 1983.

5. Леонтьев А. Н. Проблема деятельности в психологии. //Вопросы философии. – 1972. – Т.9, 12.

6. Леонтьев А. Н. Системный анализ в психологии. //Психологический журнал. – 1991. – № 4.

7. Смирнов С. Д. Общепсихологическая теория деятельности: перспективы и ограничения. //Вопросы психологии. – 1993. – № 4.

Потребности и мотивы.


Определение потребностей.

Потребности – субъективные явления, побуждающие к деятельности и представляющие собой отражение нужды организма в чем-либо. Все многообразие потребностей может быть сведено к двум основным классам:

· биологические (витальные)

· информационные (лежащие в основе социальных потребностей).

Биологические потребности являются легко и быстро насыщаемыми. Регулирующая функция биологических потребностей ограничена, так как они определяют поведение в сравнительно небольшие отрезки времени, в течение которых происходит удовлетворение потребностей. Если бы животное или человек действовали под влиянием только этих потребностей, то их активность была бы очень ограниченной.

Информационные потребности (к ним относятся и познавательные, и социальные) являются ненасыщаемыми или значительно менее насыщаемыми по сравнению с биологическими потребностями. Поэтому их регулирующая функция по отношению к поведению человека является неограниченной.

Биологические потребности имеют индивидуалистический, эгоцентрический характер, ставят особь в конкурентные, враждебные отношения с другими особями. Информационные потребности, как правило, не ведут к возникновению конкурентных отношений между людьми. Удовлетворение информационной потребности за счет какого-либо объекта никак не сказывается на самом объекте. Эта потребность имеет вторую сторону: поделиться информацией с другими людьми.










Принцип единства сознания и деятельности (деятельностный подход) — Студопедия

Рубинштейн немного раньше сформулировал данный принцип ,чем Леонтьев, но их варианты были различны. Леонтьев попытался идею деятельности отнести к животным в том числе. Рубинштейн отстаивал неправомерность такого подхода, связывая деятельность только с человеком. По Леонтьеву — психика -это результат интериоризации. У Рубинштейн есть положение о том, что « человек и его психика развиваются в деятельности изначально практической ». Данный принцип основывается на раннем положении Рубинштейна о « принципе творческой самодеятельности » , где деятельность является самостоятельной • и творческой. У Рубинштейна изначально начинал с того самого принципа, главным является идея активности. Психическая деятельность формируется в активном преобразовании среды, преобразовании мира. Именно это он имеет введу пол практической деятельностью.

2. Диалектико-материалистический принцип детерминизма. Детерминизм — это учение о причинности, т . е. что является факторами , определяющими что-либо иное. Рубинштейн поставил вопрос о том, как внешние факторы влияют на поведение.(этот вопрос обсуждался в рефлексологии , бихевиоризме и т. д.). Ответ Рубинштейна звучит следующим образом:

Внешние факторы действуют через внутренние условия. Имеется введу, что внешние воздействия определяют поведение, но только будучи интегрированными, переработанными во внутренней системе личности и тогда это влияние осуществляется.

Собственно говоря , эти внутренние условия и есть личность по Рубинштейну. Любое внешние воздействие может повлиять на предмет только постольку, поскольку оно как-то включается в личностную среду и перерабатывается там.



Внутренние условия, составляющие основание развития , — это исходные наследственные (генетические) и врожденные задатки, мотивация , способности, весь прошлый опыт и целостная система многообразных видов активности субъекта на данный момент его жизненного пути. Эксперименты , проведенные с позиции принципа детерминизма , показали, что внешняя причина — подсказка экспериментатора или само подсказка испытуемого -поможет последнему решать мыслительную задачу лишь в меру сформированное 1 и внутренних условий его мышления, т. е. в зависимости от того, насколько он самостоятельно продвинулся вперед в процессе анализа и синтеза решаемой задачи. Если это продвижение незначительно, испытуемый не сможет адекватно использовать помощь извне, со стороны другого человека


Принцип единства сознания и деятельности — один из основных принципов деятельностного подхода в психологии, сформулированный С.Л. Рубинштейном в 30–е гг. В его контексте деятельность и сознание рассматриваются не как две формы проявления чего–то единого, различающиеся по средствам эмпирического анализа, а как две инстанции, образующие нерасторжимое единство.
12. ЕДИНСТВА СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИНЦИП

— основополагающий принцип деятельностного подхода в психологии. Сформулирован в 1934-1940 гг. С. Л. Рубинштейном в след. форме: «Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности и проявляется. Деятельность и сознание — не 2 в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство». При этом и сознание, и деятельность понимается иначе, чем в интроспективной и бихевиористской традициях. Деятельность не является совокупностью рефлекторных и импульсивных внешних реакций на внешние стимулы, поскольку регулируется сознанием и раскрывает его. Сознание рассматривается как реальность, не данная субъекту непосредственно, в его самонаблюдении: оно м. б. познано лишь через систему субъективных отношений, в т. ч. через деятельность субъекта, в процессе которой сознание формируется и развивается.

Данный принцип разрабатывался эмпирически в обоих вариантах деятельностного подхода, однако между ними существовали различия в понимании характера этого единства. А. Н. Леонтьев считал, что решение Рубинштейном проблемы единства сознания и деятельности не выходит за рамки старой раскритикованной им же самим дихотомии психического, понимамого как «явления» и переживания, и деятельности, понимаемой как внешняя активность, и в этом смысле такое единство лишь постулируется. Леонтьев предложил иное решение проблемы: психика, сознание «живет» в деятельности, которая составляет их «субстанцию»; сознание как образ является «накопленным движением», т. е. свернутыми действиями, бывшими вначале вполне развернутыми и «внешними», т. е. сознание не просто «проявляется и формируется» в деятельности как отдельная реальность — оно «встроено» в деятельность и неразрывно с ней.

Принципы единства сознания и деятельности, детерминизма и развития.

1. Принцип единства сознания и деятельности был разработан Рубинштейном, Леонтьевым, Выготским.. Первый принцип при переходе на марксистские основы. Этот принцип происходит из понимания роли деятельности и рассмотрении действия как единицы анализа психических явлений.

     Вклад Выготского: он указал на опосредонность высших психических функций деятельностью.

     Вклад Леонтьева: разрабатывал деятельностный подход.

Суть принципа – сознание формируется в процессе деятельности и является внутренней стороной деятельности, которая осуществляет регулирующие функции. Поэтому сознание и деятельность неразделимы и представляют собой единый акт взаимодействия с окружающей средой.

2.  Принцип детерминизма был сформулирован Рубинштейном и является реакцией на механический (Лапласовский) детерминизм: зная движение всех точек во вселенной, можно определить нахождение определённой точки.

  Суть принципа:

  • внешние воздействия, прежде чем определит поведение человека, преломляются через его психику и только после этого воздействие становится причиной поведения человека
  • психика формируется под влиянием воздействий.
  • сформированная под влиянием воздействий психика может сама выбирать силы, которые будут на неё воздействовать

    3.  Принцип развития. Главный аспект – проблема развития и формирования. Любое психическое явление познаётся в развитии, движении. Здесь возникает проблема развития и формирования. « понятия считаются синонимами, но являются принципиально различными.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

  • развитие – связано с понятием «эволюция». Потому что в ходе эволюции количественное накопление вызывает качественное изменение, которое становится в данный момент главным, актуальным — происходит эволюция, но у неё должны быть свои цели. Цели формируются благодаря новому качеству, которое расширяет возможности.
  • чтобы наиболее эффективно достигнуть цели, система должна перестроить структуру, упорядочить элементы. Этот процесс перестройки называется формированием.

Т.е. процесс развития – процесс возникновения качественно нового свойства

       процесс формирования – процесс перестройки системы для достижения поставленной цели

Человеческие системы саморегулирующиеся, поэтому процесс развития внутренне.

 Принцип системности в психологии.

  Принцип системности (системный подход) начал активно внедряться в различные сферы в н. XX в. До этого существовал:

  • атрибутивно-описательный подход (описание внешних свойств)
  • механистический (целое разбивают на части, исследуют свойства частей, а затем пытаются соединить. Пример – учебник
  • холистский подход (исследуют целое, а затем свойства целого приписывают свойству частей) Пример – исследование групп
  • структурный подход (70-е) – исследуют взаимосвязь элементов. Но элементы рассматривают в статике, изолированно от окр. мира. Пример – взаимодействие людей.

      Системный подход. Система
– совокупность элементов, взаимодействующих между собой на основе отношения, которое делает структуру элементов необходимой и достаточной для возникновения качественно нового свойства.

       Изначально необходимо выделить принцип устройства системы (психологическое, социально-психологическое отношение)

    Цель системы – сохранение её целостности, а для социально-психологических систем – дальнейшее развитие. Для того, чтобы реализовать принцип системности необходимо учитывать:

1.        необходимость и достаточность элементов системы 9критерий необходимости и достаточности – факт появления нового свойства как итог взаимодействия элементов)

2.        любая система целостна или стремится к достижению целостности

3.        система – явление динамическое, исследовать динамику взаимодействия элементов

4.        каждый член (элемент) системы испытывает на себе 2 тенденции:

  • быть самостоятельным  и независимым во взаимодействии с др. элементами
  • является эффективным членом группы

Данный подход реализовывался не только в психологии (Анохин), но и вы биологии (Ч,Дарвин), в психолингвистике (Хомская, Леви-Стросс, Соссюр).  Формулировкой  принципа в психологии занимался Леонтьев, Ломов, Платонов.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Психология сознания Роберта Эвана Орнштейна

Этот автор опередил свое время в 1972 году, предложив множество рекомендаций, которые, наконец, претворяются в жизнь (на благо человечества) сегодня.

Мне очень понравилось его исследование сознания, объективно рассматривая как западную, так и восточную психологию. Он исследует области знаний, которые западные люди отвергали десятилетиями, потому что наша парадигма не была достаточно широкой, чтобы поверить в такую ​​возможность. Теперь, когда в некоторых областях мы можем с научной точки зрения увидеть истинность отклоненных претензий usin

. Этот автор опередил свое время в 1972 году, предложив множество рекомендаций, которые, наконец, выполняются (на благо человечества) сегодня.

Мне очень понравилось его исследование сознания, объективно рассматривая как западную, так и восточную психологию. Он исследует области знаний, которые западные люди отвергали десятилетиями, потому что наша парадигма не была достаточно широкой, чтобы поверить в такую ​​возможность. Теперь, когда в некоторых областях мы можем с научной точки зрения увидеть истинность отклоненных заявлений с использованием западных методов, наша парадигма изменилась.

Это постоянная проблема с новыми идеями, и это одна из причин, по которой прогресс идет намного медленнее, чем мог бы.

Я восхищен многими его рекомендациями, которые перекликаются с моей собственной рекомендацией на сегодняшний день. Тот факт, что кто-то так давно отстаивал эти полезные шаги, а мы до сих пор не приняли их, демонстрирует прилипчивость устаревших идей, не имеющих прочной основы. Это также показывает, что любой, кто хочет найти лучший путь, ведущий к лучшей жизни для себя, своих семей и детей, может это сделать. Знание существует. Так же, как некоторые из них являются первыми приверженцами новых технологий, ничто не мешает некоторым извлечь выгоду из этих идей — нам не нужно ждать, пока толпа воспользуется ими.

Мне очень понравились некоторые из использованных им историй и аналогий, которые не очень хорошо зарекомендовали себя в результате повторного использования в других местах.

Несмотря на то, что я знаком с большей частью того, о чем он писал, я обнаружил, что его взгляды помогли мне еще больше расширить мою точку зрения в нескольких областях … тем самым создав еще более четкую картину реальности и человеческого потенциала.

.

The Unity of Knowledge by Edward O. Wilson

На прошлой неделе я откладывал на полку западную философию (у меня действительно нет выбора против подслушивания разговоров в книжных магазинах, и все они в значительной степени бессмысленны, вплоть до атрофии мозга. на слушателя, т.е. меня). Когда я шел по проходу с горсткой Витгенштейна, подошел покупатель. Конечно, у него была хромая повод для бороды и намеренно взлохмаченные волосы поверх его чрезмерно косого лицевого сложения; гребаные ребята из колледжа.Когда я посмотрел вниз, я увидел безупречную толстовку Black Flag (как, например, не толстовку). Я вздыхаю; один, который, кажется, звучал в моей голове в течение последнего месяца или около того как своего рода механическая реакция на богатый гобелен из придурков и надуманных эксцентриков, которые окрашивают мое торговое существование. Он говорит, что ищет какое-то общее введение в философию. Я не хочу быть полным засранцем, но ненавижу подобные вопросы. Я не особо разбираюсь в том, чтобы давать рекомендации по книгам в целом, только потому, что у меня не было ничего, кроме жалкого опыта общения с клиентами и того, что я предлагаю свою интеллектуальную честность в отношении того, что им следует читать.Итак, я говорю ему, что они будут отложены в антологиях философии. Конечно, он пытается звучать несколько язвительно — часть, которая в принципе не имеет для меня смысла — говоря мне, что он ищет введение . Я снова вздыхаю, объясняя, почему это было отложено в антологиях. Затем я делаю пассивную попытку успокоить его, самым искренним образом рекомендуя книгу Бертрана Рассела История западной философии , объясняя, что это действительно забавно и информативно.Во всяком случае, это то, что я читал, когда мне было насрать. Теперь он меняет свою историю, потому что спрашивает меня, есть ли в ней какая-то политическая философия. Я склонен сказать «да» и объяснить, как и почему, но мой мозг серьезно расстроен на этом этапе, и я просто указываю ему в направлении общей политики в следующем проходе. Он разочарованно произносит: «Хорошо, спасибо». Я счастлив очистить руки от всего взаимодействия. Я спрашиваю себя: «Кто, черт возьми, вообще носит толстовку Black Flag, Нил Поллак?».

Мои дни полны подобных взаимодействий. То, что он просил о помощи, не раздражает, и потому что я слишком здоров, чтобы помогать такому невежественному инструменту. Это потому, что лет через восемь этот ребенок, вероятно, будет загрязнять лекционный зал кучей выдуманной чуши о диалектическом материализме и гегемонии Грамши. Он сделает это без особых усилий, потому что он не очень умен, но он путает артистический темперамент с желанием проявить серьезное критическое мышление для решения невероятно сложных социальных проблем, так что он, вероятно, отлично справится с отделением философии. ,Я предполагаю все это, потому что, как я уже упоминал, я подслушивал, и я слышал много не очень уверенной тарабарщины о методологии феноменологии Хайдеггера и кое-что, предположительно глубокое, что его профессор сказал по этому поводу. Другими словами, его профессор сказал что-то глубокое о Хайдеггере, по сути говоря что-то глубокое о восприятии, которое Хайдеггер украл у Гуссерля, или какую-то чушь. И поверьте мне, ребята, это чушь собачья. Это звучит глубоко, но глубина никогда не должна стоить так дорого.По большей части академическая глубина — это усложненная версия уличной пословицы, пропитанная золотом. Толстовка Fucking Black Flag?

Здесь я делаю обширные обобщения о континентальной философии. Не стесняйтесь звонить мне, но я не заблуждаюсь по поводу того, что делаю. Фактически, я чувствую себя вправе делать их, потому что могу эмпирически объяснить некоторые популярные мотивы проникновения в серьезно сложные философские доктрины. Я страдал от того же желания отчуждать и снисходительно относиться к каждому человеку, с которым сталкивался, даже если бы я знал наверняка, что они были значительно умнее меня.Чтение философии, точнее философии в запутанной традиции Канта, Гегеля, Гуссерля, Хайдеггера и т. Д., — это своего рода общеизвестно популярный ярлык к тому, чтобы казаться умным. Мало того, что большинство философов озабочено ментальными абстракциями, метафизическими парадоксами и неразрешимыми этическими дилеммами, что звучит как пустая трата времени. Также нет возможности научно проверить большинство теоретических положений, выдвигаемых наиболее тяжелой философией. Добавьте к этому тот факт, что многое из этого — в частности, традиция, которую я здесь атакую ​​- сформулировано на таком плотном, выдуманном просторечии, что интерпретация того, «что то-то и то-то на самом деле сказано», в основном сводится к бесконечно, как то, что на самом деле пытались сказать картины Джексона Поллока.Все это должно показаться довольно очевидным, но я встречал слишком много менталитетов, которые так же серьезно относятся к некоторым из этих идей, как некоторые люди к закону гравитации. Это просто не складывается.

Это, однако, звучит привлекательно, если вы выглядите интеллектуалом, но у вас плохая память и еще более слабые навыки критического мышления. Когда я начал работать в старом книжном магазине, я был более чем готов стать этим самозваным интеллектуалом-самоучкой. Я хотел быть левым, изливая все, что я знал о Лукаче, что он знал о Марксе.Я попытался толковать категорический императив Канта, идею Деррида о разности и призыв Ницше к философам философствовать с молотком. Я думал, что близко подошел к пониманию Жижека. Черт, я думал, что это было так далеко от аллегории пещеры Платона. Я думал, что все эти идеи и лакомые кусочки информации были практическими и полезными знаниями, о которых мне в конечном итоге будут платить. Я отталкивал людей, много говорил о Джеймсе Джойсе.Я слишком много пил и спал в окружении частично прочитанных книг. Кроме того, половину времени я чувствовал себя ужасно рассеянным, и, к счастью, я никогда не встречал никого (например, моего старшего поколения или любого другого разумного интеллекта), кто был бы готов остроумно поставить меня на мое место.

Итак, в любом случае, суть понтификаций о Канте или Жижеке заключается в том, что даже если кто-то знаком с половиной эзотерических фраз, которые вы случайно связываете и объясняете, он не может логически критиковать вас за формулировку бесстыдных интеллектуальных заблуждений из-за их противодействия. взять на себя это, в лучшем случае, на самом деле просто разногласия.С другой стороны, математические алгоритмы в значительной степени высечены в камне. Таблица элементов; не так много места для импровизации. Вы не можете спорить, какова трудовая стоимость того или иного человеческого органа, и подавляется ли один вид собак другим. Передача нейронных сигналов не является абстрактным механизмом в большой импрессионистской картине феноменологии восприятия.

Биолог Э.О. Уилсон обеспокоен тем, насколько серьезно люди склонны воспринимать некоторые из этих вещей. Фокус его полемики с точки зрения философии (огромной части социальных наук) — это постмодернистское или постструктурное разнообразие и его намеренная попытка вызвать интеллектуальную анархию, предлагая такие идеи, как наука как социальная конструкция, при этом всякое знание невозможно. , и некоторые довольно чрезмерные теоретические положения о моральном и культурном релятивизме.В первой главе о Просвещении Уилсон обсуждает свою мечту об интеллектуальном единстве и упоминает свое практическое правило относительно философии и социальных наук: «В той мере, в какой философские позиции одновременно сбивают с толку и закрывают двери для дальнейших исследований, они, вероятно, ошибаться.» Вот несколько отрывков как о Деррида, так и о Фуко.

На Дерриде:

«Из витиевато обскурантской прозы Деррида также нельзя с уверенностью сказать, что он сам знает, что он имеет в виду. Некоторые наблюдатели думают, что его письмо означало jeu d’espirit , своего рода шутку.Его новая «наука» грамматология — это противоположность науки, представленная фрагментами с бессвязной бессвязной мечтой, одновременно банальной и фантастической. Это невиновно по отношению к науке о разуме и языке, развитой где-то в цивилизованном мире, скорее как заявления целителя, не знающего о расположении поджелудочной железы. В конце концов он, кажется, осознает это упущение, но довольствуется позицией Руссо, самопровозглашенного врага книг и письменности, чью работу Эмиля он цитирует: «…. сны о плохой ночи даны нам как философия. Вы скажете, что я тоже мечтатель; Я признаю это, но я делаю то, что не делают другие, я представляю свои сны как сны и оставляю читателя самому выяснить, есть ли в них что-нибудь, что может оказаться полезным для бодрствующих ».

On Foucault:

«Фуко я бы сказал, если бы я мог (и не желая показаться покровительственным), это было бы не так уж плохо. Как только мы преодолеем шок от открытия, что вселенная была создана не для нас, весь смысл, который может усвоить мозг, и все эмоции, которые он может нести, и все совместные приключения, которыми мы, возможно, хотели бы насладиться, можно будет найти с помощью расшифровывая наследственную упорядоченность, которая пронесла наш вид через геологическое время и запечатлела это остатками глубокой истории.Разум будет продвигаться на новый уровень, а эмоции будут разыгрываться потенциально бесконечным образом. Истинное будет отделено от ложного, и мы очень хорошо поймем друг друга, тем быстрее, потому что мы все принадлежим к одному виду и обладаем биологически похожим мозгом ».

Я цитирую Уилсона об этих двух конкретных философах, потому что это проясняет его теоретический проект согласованности. На протяжении всей книги Уилсон просматривает длинный список академических социальных наук, придумывая веские причины, почему многие из этих дисциплин действительно требуют немного последовательного естествознания или базовых эмпирических наблюдений, чтобы сделать знания более доступными и полезный; постструктурализм — это многое, но, безусловно, не является полезным теоретическим приложением.Перефразируя мысли Уилсона о социальных науках, он в основном пытается сказать, что многие из этих текстов и идей в некотором роде интеллектуально точны, но, в конце концов, они на самом деле не более чем очень красноречивое чтение или чисто литературная ценность, включая некоторые комментарии на такие темы, как политика, экономика и социальные взаимодействия.

Я и сам пришел к тому же самому. Может быть, это признак старения, но в последние годы мне трудно набраться сил, чтобы прочитать действительно длинный и насыщенный философский текст.Вместо этого я часто просто выбираю роман, потому что это способ напомнить себе, что это чтение, которое я отложил для эмоционального бегства от реальности. Эти книги предназначены для той абстрактной, романтичной, тяжеловесной стороны меня, которая, несмотря на то, как этот обзор может заставить меня звучать, определенно все еще существует. Другими словами, я мечтатель, но я не сплю все время.

Consilience был чудесным образом улучшенным сигналом для пробуждения многих моих мыслей относительно философии, социальных наук и неизменного превосходства естественных наук.Это лишь один аспект этой великой книги и большая часть предложения Уилсона создать своего рода синтез двух академических миров. Это высокий вопрос, который, вероятно, игнорируется практикующими учеными, потому что, как упоминает Уилсон, они в основном специалисты, работающие в эзотерических областях, и у них слишком много работы, чтобы посвятить какое-либо время рассмотрению такого теоретического проекта. вообще. Что касается ученых, работающих на факультетах социальных наук, они явно не хотели бы участвовать, потому что понятие согласованности, по сути, действительно использует большинство методов и подходов естественных наук для исследования более сложных и абстрактных социальных проблем, таким образом устранение той роли, которую на данном этапе играет настоящий социолог или философ.На самом деле у меня есть несколько друзей (с которыми я во многом не согласен) с дипломами на факультетах социальных наук, которые обычно смеются надо мной, когда я упоминаю имя Уилсона или концепцию социобиологии. Это, само по себе, является совершенно другим ящиком Пандоры, который я бы предпочел не взламывать прямо сейчас.

Я сосредоточился на одном аспекте этой замечательной книги, но помимо ее центрального тезиса, из нее можно почерпнуть так много практической информации по эволюции, нейробиологии, биологии и основам интеллектуальной истории.Не все согласятся с Уилсоном; особенно социолог, антрополог, политолог или философ. Тем не менее, те, кто готов признать врожденные недостатки социальных наук, но при этом принимают их ценность как простые серьезные размышления об ужасно сложных социальных проблемах без каких-либо мыслимых ответов, будут пользоваться Consilience как своего рода каноническим заявлением об интеллектуальной честности, распространенным на несколько дисциплины. Ничто из этого не означает, что философия — пустая трата времени.Это действительно может быть очень весело, но, похоже, есть большая толпа читателей, которые просто не хотят признавать, насколько это может быть ущербно. Или они просто недостаточно интересуются миром природы, чтобы захотеть прочитать что-нибудь, кроме кучи эзотерической болтовни о сути их собственного существа. Другими словами, жизнь слишком коротка, чтобы быть придурком. Я обнаружил это на собственном горьком опыте, хотя могу сказать, что знаю, что лучше не носить чертову толстовку Black Flag.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.