Предшественник бихевиоризма: Предшественник бихевиоризма

Содержание

Предшественник бихевиоризма

В истории психологии есть
несколько ярких фигур, высоко ценившихся современниками, но впоследствии
практически забытых ввиду того, что вдохновленные их идеями последователи
затмили своими открытиями славу питавших их источников. К таким фигурам можно
отнести Джеймса Энджелла, одного из первых президентов Американской
психологической ассоциации (он был избран на этот пост в 1906 г.). Он 
родился 8 мая 1869 г., а в конце ХIХ в. был уже одним из самых крупных
представителей молодой американской психологии.

Вместе с Джоном Дьюи Энджелл выступил инициатором целого
научного направления, сыгравшего заметную, хотя и преходящую роль в
психологической науке. Под его руководством в Чикагском университете
сформировалась группа психологов, объявивших себя в противовес школам Вундта и
Титченера функционалистами. Их  кредо Энджелл высказал в президентском
послании к Американской психологической ассоциации, которое озаглавил “Область
функциональной психологии”. В нем функциональная психология определялась как
учение о психических операциях в противовес структуралистскому учению о
психических элементах. Операции выполняют роль посредников между потребностями
организма и средой. Главное назначение сознания — “аккомодация к новому”.
Организм действует как психофизическое целое, и поэтому психология не может
ограничиться областью сознания. Ей следует устремиться в различных направлениях
ко всему многообразию связей индивида с реальным миром и возможно более полно
сблизиться с другими науками — неврологией, социологией, антропологией,
педагогикой.

Эти общие соображения не представляли ни новой теории (на ее
создание Энджелл и не претендовал, утверждая, что функциональная психология
представляет собой давний подход, подорванный структурализмом Титченера), ни
новой исследовательской программы. Тем не менее они привлекли в Чикаго большое
количество студентов, желавших специализироваться в области психологии.
Сложилась так называемая чикагская школа, из которой впоследствии вышли десятки
именитых американских психологов.

Фактически школа Энджелла являлась научно-образовательной.
Существенных теоретических идей и методов она не выдвинула, открытиями не
прославилась. Ее идеи восходили к Джеймсу, который экспериментами не
занимался  и, по собственному признанию, лабораторные занятия ненавидел.
Однако эмпирическая работа в Чикаго постоянно велась. Здесь считалось
целесообразным применять и интроспекцию, и объективное наблюдение (эксперимент
трактовался как контролируемое наблюдение), и анализ продуктов деятельности. Но
в целом практическая деятельность здесь имела иную направленность, чем в
бастионе интроспекционизма — Корнелле, у Титченера, благодаря чему укреплялось
влияние объективного метода и психология успешно продвигалась в решении
сближавших ее с практикой проблем — таких, как научение, психодиагностика и
др.

В идеологии чикагской школы прагматичных американцев
привлекало представление о том, что предметом психологических изысканий должно
являться не содержание сознания, а функция, не состояние, но акт. Эта позиция
получила окончательное оформление в трудах одного из учеников Энджелла — Джона
Уотсона, призвавшего и вовсе отказаться от изучения сознания, сосредоточившись
на  поведении. Традиции поведенческой психологии, влиятельной по сей день
(хотя и не в той мере, как прежде), многие и выводят из классических
тезисов   Уотсона. А ведь бихевиоризм фактически вырос из
функционализма. Впрочем, нет в психологии такой школы, которая возникла бы на
пустом месте в результате гениального озарения ее создателя. Каждая школа
произрастала на какой-то почве. По-настоящему глубокое приобщение к
психологическому знанию требует понимания такой преемственности. Пускай мы
сегодня не цитируем Энджелла, но памяти со стороны коллег он достоин. По
крайней мере в день своего рождения.

Источник:

«Психология день за днем. События и
уроки»
.


Читайте
также:


«Популярная психологическая
энциклопедия»
.

«Век психологии: имена и
судьбы»

после основания. История современной психологии

Глава 11 Бихевиоризм: после основания

Необихевиоризм

Целенаправленная революция Уотсона не совершила, как он надеялся, переворота в психологии. Для этого требовалось время. И все же в 1924 году, всего лишь через десять лет после того, как Уотсон выступил с манифестом бихевиоризма, даже самый ярый его оппонент, Э. Б. Титченер, признавал, что бихевиоризм обогатил нацию. К 1930 году Уотсон уже с достаточным основанием мог утверждать, что победа его учения была полной. Несмотря на то, что разрабатывались и другие направления бихевиоризма — например, версии Холта и Лешли, — они только ускорили начатое Уотсоном движение психологической науки в сторону полной объективности. Таким образом, к 1930 году бихевиоризм вытеснил все остальные течения.

Первый этап эволюции бихевиоризма — бихевиоризма Уотсона — продолжался примерно с 1913 по 1930 год. Второй этап, или необихевиоризм, можно датировать примерно 1930–1960 годами. Он охватывает работы таких ученых, как Эдвард Толмен, Эдвин Гатри, Кларк Халл и Б. Ф. Скиннер. Эти необихевиористы сходились во мнениях о некоторых основных положениях, которые использовались для объяснения полученных данных:

1) сердцевиной психологии является исследование процесса научения;

2) большинство видов поведения, независимо от их сложности, подчиняются законам условных рефлексов;

3) психология должна принять принципы операционизма.

Операционизм — доктрина, согласно которой физическую концепцию можно описать в точных терминах, относящихся к набору операций или процедур, ее определяющих.

Третьим этапом эволюции бихевиоризма является нео — необихевиоризм, или социальный бихевиоризм, начало которого приходится на 60–е годы нашего столетия и который характеризуется возвратом к когнитивным процессам (Segal & Lachman. 1972).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

из книги «Психология глазами бихевиориста» Джона Б. Уотсона. История современной психологии

Первоисточники по истории бихевиоризма: из книги «Психология глазами бихевиориста» Джона Б. Уотсона

Нет лучшей исходной точки для обсуждения бихевиоризма Уотсона, чем самая первая работа, которая послужила началом всему движению «Психология глазами бихевиориста» (Psychology as the Behaviorist Views It) из журнала «Психологическое обозрение» за 1913 год. В характерном для него четком и ясном стиле Уотсон говорит о следующих вопросах:

1. Об определении и задачах психологии.

2. О критике структурализма и функционализма.

3. О роли «наследственных и поведенческих факторов» в адаптации организма к окружающей среде.

4. О том, что область прикладной психологии является истинно научной, поскольку она занята поиском общих законов, которые могут быть использованы для контроля за поведением.

5. О важности обеспечения единообразности экспериментальных процедур при исследованиях как людей, так и животных.

Психология, как ее видит представитель бихевиоризма, представляет собой чисто объективную экспериментальную отрасль естественных наук. Ее теоретической задачей является прогнозирование поведения и управление поведением. Интроспекция не является существенной частью этого метода, так как научные данные интроспекции зависят от того, каким образом они могут быть выражены в терминах существования сознания. Бихевиорист в своем стремлении выработать унитарную схему реакций животного не видит никакой разделительной черты между человеком и животным. Поведение человека, при всей его сложности и высоком уровне развития, составляет только часть общей схемы исследований в бихевиоризме.

В качестве основной проблемы приверженцами феномена сознания, с одной стороны, был взят анализ сложных душевных состояний (или процессов) и разложение их на элементарные составляющие, с другой — конструирование сложных состояний на основе заданных элементарных составляющих. Мир физических объектов (раздражений или стимулов, которые включают все, что может инициировать активность рецепторов), который формирует общий круг феноменов, подлежащих исследованию ученого — естествоиспытателя, рассматривается ими просто как средство для достижения результата. Этим результатом является создание таких психических состоянии, которые можно «исследовать» или «наблюдать». Объектом наблюдения в случае рассмотрения эмоций является само психическое состояние. Проблема состоит в том, чтобы определить количество и типы присутствующих элементарных составляющих, их расположение, интенсивность, порядок проявления и т. д.

Не подлежит обсуждению тот факт, что интроспекция является методом par excellence, с помощью которого ради научной цели можно осуществлять манипулирование психическими состояниями. При таком допущении информация о поведении (данный термин включает все, что проходит под флагом сравнительной психологии) сама по себе не имеет никакой ценности. Эта информация приобретает ценность постольку, поскольку может пролить свет на состояние сознания. Подобная информация может иметь лишь аналоговое или косвенное отношение к области научной психологии…

Я вовсе не хочу подвергать психологию безосновательной критике. За последние пятьдесят с лишним лет своего существования в качестве экспериментальной дисциплины она и так уже потерпела сокрушительную неудачу и так и не смогла занять свое место в ряду бесспорных естественных наук. Психология, как ее обычно воспринимают, в своих методах является чем — то эзотерическим. Если вы не можете воспроизвести результаты моих исследований, то это происходит не по причине отказа вашей аппаратуры или плохого контролирования стимулов, а потому, что ваша интроспекция не достаточно хороша. Нападкам подвергается наблюдатель, а не экспериментальная установка.

В физике и химии в первую очередь подвергаются сомнению условия эксперимента. Либо приборы не были достаточно чувствительными, либо использовались недостаточно чистые химические вещества, и так далее. В этих науках улучшенная методика приводит к получению отчетливых результатов. В психологии же все наоборот. Если вы не можете наблюдать от трех до девяти состояний ясности внимания, то у вас определенно не в порядке интроспекция. Если же, напротив, какое — то ощущение является для вас особенно ясным, то опять — таки интроспекция виновата. Вы видите слишком многое. Чувства никогда не бывают четко выраженными.

Похоже, что наступили такие времена, когда психология должна полностью отказаться от каких — либо ссылок на сознание. Нет больше необходимости обманывать себя измышлениями о том, что именно психические состояния являются предметом наблюдения. Мы настолько запутались в спекулятивных вопросах, связанных с элементами сознания, с природой содержимого сознания… что я, как исследователь — экспериментатор, чувствую неправомерность самих наших исходных положений и тех проблем, которые мы развиваем на их основе.

В настоящее время невозможно гарантировать, что, используя терминологию современной психологии, мы подразумеваем под применяемыми терминами одно и то же. Рассмотрим, например, такое понятие как ощущение. Ощущение определяется набором своих атрибутов. Один психолог с готовностью утверждает, что атрибутами визуального ощущения являются качественные характеристики, протяженность в пространстве, продолжительность во времени и интенсивность. Другой добавит четкость. Третий приплюсует упорядоченность. Я сомневаюсь в том, что какой — либо психолог сможет сформировать набор утверждений, описывающих то, что он подразумевает под ощущением, таким образом, чтобы с этим набором утверждений могли согласиться три других психолога, получивших иное образование.

Теперь перейдем ненадолго к вопросу о количестве изолированных ощущений. Существует ли огромное множество ощущений цвета или же их только четыре: красный, зеленый, желтый и синий? Опять — таки, желтый цвет, являющийся с точки зрения психологии простым, формируется в результате наложения красных и зеленых спектральных лучей на одну и ту же рассеивающую поверхность. Если же, с другой стороны, мы станем утверждать, что каждое, едва заметное различие в восприятии спектра дает нам новое простое ощущение, то мы вынуждены будем признать, что количество простых ощущений настолько велико, а условия получения их настолько сложны, что это делает саму концепцию ощущения совершенно бесполезной и для целей анализа, и для целей синтеза.

Титченер, который в нашей стране вел доблестное сражение за психологию, основанную на интроспекции, чувствовал, что эти различия во мнениях, касающиеся количества ощущений, их атрибутов, существования связей (элементов), и многие другие вопросы, возникающие при любой попытке проведения анализа, естественным образом говорят о современном недоразвитом состоянии психологии. Поскольку допускается, что любая развивающаяся наука полна вопросов, на которые нет ответа, несомненно, только те, кто привязан к существующей, известной нам системе, кто боролся и страдал за нее, могут свято верить в то, что впереди возможно большее, чем в настоящее время, единообразие в ответах на подобные вопросы.

Лично я твердо убежден в том, что и через двести лет, если только интроспективные методы не будут попросту отброшены, психологи не перестанут задавать вопросы о том, имеет ли слуховое ощущение атрибут длительности, можно ли применить понятие интенсивности как атрибут цвета, существует ли разница в текстуре между образом и ощущением, и еще сотни подобных вопросов…

Я веду спор не только с систематическими или структурными психологами. За последние пятнадцать лет наблюдался рост того, что называется функциональной психологией. Этот тип психологии открыто отрицает использование понятия, элементов в том смысле, как это принято у структуралистов. Напротив, усиливается акцент на физиологическую природу процессов сознания, вместо разбиения состояний сознания на интроспективные изолированные элементы.

Я сделал все, что было в моих силах, чтобы осознать различие между структурной и функциональной психологией. Однако вместо ясности я обрел только еще большую путаницу понятий. Такие термины как «ощущение», «восприятие», «аффектация», «эмоция», «воля», используются в равной степени как структуралистами, так и функционалистами… определенно, если эти концепции являются настолько ускользающими при рассматривании их содержания, то они оказываются еще более обманчивыми при попытках разобраться в их функциях, а особенно в тех случаях, когда функция рассматривается при использовании методов интроспекции…

Я был весьма удивлен, когда, некоторое время тому назад, открыв книгу Пилсбери, обнаружил определение психологии как «науки о поведении». Еще более поздний текст определяет психологию как «науку о психическом поведении». Когда я увидел эти многообещающие утверждения, я подумал, что теперь — то мы получим работы, основанные на других принципах. Но уже через несколько страниц «наука о поведении» отбрасывается, и мы снова видим привычные понятия ощущения, восприятия, воображения и так далее, приправленные небольшим числом новых данных и несколько смещенными акцентами, которые призваны донести до читателя личные особенности автора.

Я уверен, что мы можем писать о психологии, давая ей определение в духе Пилсбери, и затем никогда не отходить от этого определения и никогда больше не применять таких терминов, как «сознание», «психическое состояние», «разум», «содержание», «интроспективная верификация» и так далее… Все это можно проделать, используя такие термины, как «раздражение», «реакция», «формирование поведения», «интеграция поведения» и им подобные. Более того, я уверен в том, что есть смысл предпринять такие попытки уже сейчас.

Та психология, которую я попытаюсь построить, в качестве своих исходных позиций будет принимать, во — первых, тот наблюдаемый факт, что организмы, как человечка, так и животных, действительно адаптируются к окружающей среде с помощью средств, доставшихся им по наследству или приобретенных самостоятельно. Эта адаптация может быть весьма адекватной, или же настолько неадекватной, что организм может с трудом поддерживать свое существование. Во — вторых, некоторые раздражения заставляют организм ответно реагировать. В тщательно разработанной научной системе психологии можно прогнозировать реакцию организма при данном раздражении, или, наоборот, определить раздражение при известной реакции организма. Я понимаю, что подобный набор утверждений выглядит крайне сырым и самоуверенным, как, впрочем, и все смелые обобщения. И все — таки он является менее сырым и более понятным, чем те понятия, которыми изобилуют психологические сочинения наших дней…

Что дает мне уверенность в том, что позиции бихевиоризма можно защищать, так это факт, что те отрасли психологии, которые уже частично отделились от породившей их экспериментальной психологии и которые, следовательно, в меньшей степени зависят от интроспекции, в настоящее время находятся в состоянии наибольшего процветания. Экспериментальная педагогика, психология наркотиков, психология рекламы, психология права, психология опытов, психопатология являются стремительно развивающимися, жизнеспособными отраслями науки. Их нередко совершенно неправильно называют <практическими> или <прикладными> отраслями психологии. Можно с уверенностью сказать, что трудно придумать более неподходящее название. В будущем, возможно, будут развиваться бюро профессиональной ориентации, которые применят психологию на практике. В настоящее время эти области являются чисто научными и находятся в состоянии поиска широких обобщений, которые приведут к истинному контролю за человеческим поведением.

Например, экспериментальным путем можно выяснить, как лучше учить стихи, состоящие из отдельных строф: запоминать все сразу или же заучивать одну строфу, а затем переходить к следующей и так далее. Мы вовсе не собираемся руководить практическим внедрением сделанных нами открытий; применение разработанных принципов полностью отдается на усмотрение учителя.

В психологии наркотиков мы можем указать, каковы будут последствия принятия внутрь определенных доз кофеина. Мы можем прийти к заключению, что определенные дозы кофеина оказывают благотворное воздействие на скорость и точность выполнения работы. Но это не более чем изложение общих принципов. Мы оставляем на усмотрение самого человека, воспользуется он или нет нашими результатами.

При исследовании свидетельских показаний мы можем выяснить воздействие срока давности на надежность этих показаний. Мы проверяем показания свидетеля на точность оценки перемещения движущихся объектов, положения статичных объектов, цвета и так далее. Но применение полученных данных опять — таки оставляется на усмотрение судебных властей страны.

Если «чистый» психолог утверждает, что его не интересуют вопросы, поднятые в этих разделах науки, поскольку они лишь косвенно связаны с применением психологии, это говорит о том, что он, во — первых, не способен понять научную значимость этих проблем, а во — вторых, что он не интересуется психологией, которая занимается человеческой жизнью. Единственный промах, который я обнаружил в вышеупомянутых психологических направлениях, заключается в том, что большая часть материала излагается в терминах интроспекции, тогда как утверждения в терминах объективных результатов были бы намного ценнее. Честно говоря, я так и не понял причину, по которой следовало бы обращаться к термину сознания; или искать в ходе экспериментов интроспективные данные и публиковать их в результатах исследований.

В экспериментальной педагогике просматривается стремление разместить все результаты в чисто научной, объективной плоскости. Если это будет сделано, то работу над людьми можно будет непосредственно сравнить с работой над животными. Например, в университете Хопкинса мистер Ульрих получил определенные результаты по изучению процесса научения, используя в качестве подопытного материала крыс. Он готов для сравнения выдавать результаты работы раз в день, три раза в день, пять раз в день. Ему решать, отрабатывать с животными одну задачу до конца или заниматься тремя задачами одновременно. Нам необходимо проведение подобных экспериментов на людях, но при этом мы должны столь же мало беспокоиться об их «процессах сознания», сколь и о «процессах сознания» крыс.

В настоящее время я в большей степени заинтересован в попытках доказать необходимость поддержания единообразия экспериментальных процедур и методов представления результатов опытов на людях и животных, нежели в развитии каких — либо идей об изменениях, которые грядут в сфере изучения психологии человека.

Давайте сейчас рассмотрим диапазон раздражений, на которые реагируют животные. Сначала я коснусь работ, касающихся зрения животных. Мы ставим животное в такие условия, при которых оно отвечает (или учится отвечать) на один из двух монохроматических световых сигналов. Мы кормим его при включении одного сигнала (позитив) и наказываем при включении другого сигнала (негатив). Довольно быстро животное учится подходить к тому сигналу, по которому его кормят.

На этом этапе возникает вопрос, который я могу сформулировать двояко. Я могу выбрать психологический путь и сказать: «Видит ли животное два этих световых сигнала так, как я их вижу — то есть как два различных цвета, или же животное видит два серых пятна, различающиеся по яркости, как это происходит у тех, кто не различает цветов?» Если же сформулировать этот вопрос в духе бихевиоризма, то он будет звучать следующим образом: «На чем основана реакция животного: на различии в интенсивности двух раздражителей или на различии в длине волны?»

Бихевиорист никоим образом не думает о реакции животного в терминах его восприятия цвета и света. Он хочет выяснить, является ли длина волны фактором адаптации для животного. Если да, то какая длина волны является эффективной и какую разность между длинами волн необходимо обеспечить для того, чтобы создать основу для дифферентных реакций? Если длина волна не является фактором адаптации, то он хочет выяснить, какая разность в интенсивности может послужить основой для дифферентных реакций, и будет ли одна и та же разность в интенсивности одинаковой по всему спектру? Более того, он хочет выяснить, способно ли животное реагировать на такие длины волн, которые недоступны человеческому глазу. Он столь же заинтересован в сравнении результатов, полученных при экспериментах с крысой, сколь и при экспериментах с курицей или человеком. Точка зрения ни в малейшей степени не изменяется при различных наборах сравнений.

Каким бы образом ни был поставлен вопрос, мы занимаемся животным после того, как будут сформированы определенные ассоциации, мы проводим контрольные эксперименты, которые позволяют нам получить ответы на только что поставленные вопросы. Но с нашей стороны наблюдается сильнейшее желание поставить в условия подобного эксперимента не только животных, но и человека, и представить результаты обоих экспериментов в единых терминах.

При подобных опытах человек и животное должны быть поставлены как можно ближе по экспериментальным условиям. Вместо того, чтобы кормить или наказывать испытуемого, мы устанавливаем два прибора аппаратуры и просим испытуемого с помощью средств управления видоизменять один из раздражителей, добиваясь дифференциации восприятия, и при этом постоянно выражать свою ответную реакцию. Не подвергаю ли я себя опасности обвинения в использовании интроспекции? Мой ответ — ни в малейшей степени. Конечно, я мог бы и человеку давать пищу за правильный выбор или наказывать его за неправильный, тем самым добиваясь требуемой реакции, но я не вижу необходимости идти на такие крайние меры.

Однако следует хорошо понимать, что я просто использую описанный метод как сокращенный бихевиористский. Иногда мы и в этих случаях можем получить такие же результаты, как при использовании полноценного метода. Но в большинстве случаев такой прямой подход и типично человеческие методы не могут быть с уверенностью использованы.

Предположим, например, что в описанном выше эксперименте я сомневаюсь в точности установки контрольного прибора, что вполне может произойти, если я подозреваю наличие дефекта зрения. Попытаться получить у него интроспективный отчет — безнадежное дело. Он может сказать: «Нет никакой разницы в ощущениях, оба сигнала одинакового красного цвета». Но предположим, я организую условия эксперимента таким образом, что человека наказывают, если он не реагирует нужным образом. Я по своей воле меняю раздражители и заставляю испытуемого отличать одно от другого. Если испытуемый может научиться перестраиваться и адаптироваться даже после большого количества попыток, то это свидетельствует о том, что два раздражителя действительно ведут к формированию основы для дифференцирующейся реакции. Такой метод может показаться безумным, но я твердо уверен в том, что мы должны все больше полагаться именно на такие методы, особенно в тех случаях, когда у нас имеются основания для сомнений в надежности чисто словесных…

Ситуация при исследовании памяти мало отличается от описанной. Почти все методы изучения памяти, применяемые в настоящее время в лабораториях, дают те же результаты, о которых я говорил. Испытуемому предоставляется набор бессмысленных слогов или иной материал для запоминания. Нас интересуют данные о скорости формирования навыка, об ошибках, об особенностях формы кривой забывания, об устойчивости выработанного навыка, о соотношении данного навыка с другими, полученными в результате использования более сложного материала, и т. д. В настоящее время эти результаты получают в форме интроспективного отчета испытуемого. Эксперименты проводятся с целью рассмотрения механики психических процессов, участвующих в запоминании, обучении, припоминании и забывании, а вовсе не для того, чтобы понять, каким образом у человека формируется тот или иной способ решения задач в крайне сложных условиях, в которые он поставлен, и не для того, чтобы указать на подобие и различия способов, присущих и человеку, и животному.

Ситуация несколько меняется, когда мы переходим к изучению более сложного поведения, имеющего отношение к воображению, пониманию, формированию суждений и т. д. В настоящее время все утверждения, относящиеся к этим понятиям, формулируются в терминах внутреннего содержания сознания. Наши умы настолько отравлены пятьюдесятью с лишнем годами, которые были посвящены исследованиям состояния сознания, что мы можем смотреть на эти проблемы только одним способом.

Мы должны посмотреть правде в глаза и честно сказать, что не способны проводить исследования по этим направлениям с использованием тех поведенческих методов, которые приняты в настоящее время. В качестве оправдания… я хочу привлечь внимание… к тому факту, что и интроспективный метод в этом направлении завел исследования в тупик. Сами предметы изучения от неподобающего обращения стали настолько потертыми, что следует на некоторое время отложить их в сторону. Когда наши методы будут разработаны тщательнее, у нас появится возможность проводить исследования все более и более сложных форм поведения. Те проблемы, решение которых сейчас приходится откладывать, со временем станут настоятельно требовать разрешения, но по мере возникновения этих проблем они будут рассматриваться под новым углом зрения и в более конкретных условиях…

Тот план развития, который я считаю наиболее благоприятным для психологии как науки, должен привести к полному игнорированию концепции сознания в том виде, в котором оно используется современными психологами, фактически, я отрицаю, что это царство психики является доступным для экспериментальных исследований. Я не хочу более углубляться в данную проблему, потому что это неизбежно ведет в дебри метафизики. Если вы дадите бихевиористу возможность использовать понятие сознания точно так же, как его используют прочие естественные науки, — то есть, не превращая сознание в особый объект наблюдения — то вы тем самым дадите ему все то, что требуется.

Я полагаю, что в заключение должен признать свою сильную предвзятость в этих вопросах. Я посвятил примерно двадцать лет жизни проведению экспериментов на животных. Естественно, что такой человек переходит на теоретические позиции, которые гармонично сочетаются с его экспериментальной деятельностью. Возможно, я сделал соломенное чучело и храбро воевал против него. Возможно, между теми положениями, которые я здесь описал, и положениями функциональной психологии имеется какая — то гармоническая связь. Но все же, я сомневаюсь в том, что эти положения можно согласовать. Несомненно, та точка зрения, которую я защищаю, в настоящее время является достаточно слабой, и ее можно атаковать с самых разных позиций. И тем не менее, даже признавая это, я все же чувствую, что высказанные мною соображения должны оказать глубокое влияние на тот вид психологии, который должен развиться в будущем. Нам же необходимо начинать работать в области психологии, ставя объективной целью нашего наступления не сознание, а поведение.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

57 БИХЕВИОРИЗМ. История психологии. Шпаргалка

Основателем бихевиоризма (от англ. behaviour – «поведение») является Джон Уотсон (1878–1958), опубликовавший статью «Психология с точки зрения бихевиориста». По его мнению, достойно исследования не сознание, а поведение. Дж. Уотсон в отличие от ученых, полагающих главным в поведении метод интроспекции, предложил изучать внешние проявления, которые видимы без специальных приспособлений.

Дж. Уотсон предложил регистрировать зримые проявления в поведении человека, которые рождаются внешними влияниями сознательно. Согласно формуле «Sh» R» (стимул-реакция) ответные реакции субъекта могут быть генетическими (наследственными) и приобретенными. Под наследственными имелись в виду рефлексы, физиологические реакции и простые эмоции; приобретенные – это привычки личности, его поведение, степень развития когнитивных процессов, усложненные чувства. Механизм исследования протекает по следующей схеме: под влиянием абсолютного стимула появляется наследственная реакция, которая находится в непосредственной связи с новыми условными стимулами.

Дж. Уотсон проводил эксперимент: в качестве безусловного стимула выступал резкий звук (или другое внешнее воздействие), которое вызывало у маленького ребенка страх, в сочетании сус-ловным стимулом в виде кролика. Через некоторое время было замечено, что даже простой показ кролика ребенку вызывал у него возникновение чувства страха.

Бихевиоризм возник на основе двух направлений: позитивизма и прагматизма, согласно которым исследование должно строиться только на объективных фактах, знание о человеке должно быть достаточно полным.

К концу 1920-х – началу 1930-х гг. появилось такое направление бихевиоризма, как необихевиоризм. Оно обусловливалось тем, что между стимулом и реакцией существуют так называемые промежуточные переменные.

Первые исследования бихевиористы проводили на животных. И лишь тогда, когда с уверенностью можно было говорить о достаточно глубоких познаниях в области поведенческих реакций, предметом исследования выступил человек.

По мнению ученых, поведение человека можно было формировать под воздействием заведомо подготовленных внешних стимулов. Но бихевио-ристы не учитывали того, что поведение и вся деятельность человека обусловливается определенными мотивами и целями. Бихевиоризм возник на основе исследований Э. Торндайка, работ И. П. Павлова и В. М. Бехтерева.

Предметом бихевиоризма является поведение человека со всеми его врожденными и приобретенными составляющими.

Дж. Уотсон выделял 4 типа возникающих учеловека реакций: наружные приобретенные и наружные наследственные, внутренние приобретенные и внутренние наследственные. Бихеви-ористическое учение оказалось далеким от идеала, так как в нем предъявлялись слишком большие требования к строгости и объективности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Судьба бихевиоризма. История современной психологии

Судьба бихевиоризма

Несмотря на то, что когнитивная альтернатива бихевиоризма, возникшая изнутри, преуспела в модифицировании всего бихевиористского движения, унаследованного от Джона Б. Уотсона и Скиннера, важно не забывать, что Альберт Бандура, Джулиан Роттер и другие нео — необихевиористы, которые поддерживают когнитивный подход, тем не менее продолжают называть себя бихевиористами. Они являются так называемыми методологическими бихевиористами; предметом исследования психологии они признают внутренние когнитивные процессы. В свою очередь, радикальные бихевиористы считают, что психология должна изучать исключительно внешние проявления поведения и раздражители окружающей среды; они не принимают во внимание какие — либо предполагаемые внутренние состояния. Уотсон и Скиннер были радикальными бихевиористами; Халл и Толмен были методологическими бихевиористами. Работы Бандуры и Роттера, как методологических бихевиористов, совершенно изменили природу бихевиоризма в современной американской психологии.

Когорта верных приверженцев Скиннера остается активной в пределах радикальной традиции, сформированной Скиннером, но их влияние и популярность, которые достигли наивысшей точки в восьмидесятые годы, пошли на спад после смерти Скиннера в 1990 году. Скиннер еще в 1987 году признавал, что его версия бихевиоризма теряет почву, что современные психологи уделяют когнитивным процессам все больше внимания (Goleman. 1987). Многие ученые соглашаются с этим, отмечая, что бихевиоризм Скиннера «утратил популярность среди большей части активных исследователей в этой области… Лишь немногие ученые, в основном работающие в небольших университетах, называют себя бихевиористами в традиционном смысле этого слова. Фактически понятие «бихевиоризм» очень часто употребляется в прошедшем времени» (Baars. 1986. P. Viii, 1).

Бихевиоризм, который продолжает оставаться живым и действенным в современной психологии — что особенно наглядно в прикладной психологии, где методики модификации поведения становятся все более популярными, — отличается от того бихевиоризма, который процветал в течение нескольких десятилетий, с момента появления манифеста Уотсона в 1913 году и до смерти Скиннера в 1990 году. Но, как бы то ни было, бихевиоризм продолжает свое существование в духе своего основателя.

Вопросы для обсуждения

1. Что такое операционализм? Каким образом он повлиял на необихевиоризм двадцатых и тридцатых годов? Какое определение можно дать промежуточным переменным?

2. Сравните теорию научения Толмена с подходом Гатри. Опишите классический эксперимент, который подтвердил теорию Толмена.

3. Сравните бихевиоризм Кларка Хала со взглядами Уотсона и Толмена.

4. Дайте определение первичных и вторичных побуждений, а так же первичных и вторичных подкреплений в соответствии со взглядами Хала. Что такое гипотетико — дедуктивный метод? Каковы аспекты критики теории Хала?

5. Опешите взгляды Скиннера на построение теорий, на механический подход на промежуточные переменные и на использование статистики. В чем различие между опертивным и респондентным формированием условных рефлексов?

6. Как оперантное обусловливание используется для модификации поведния? Какая разница между подкреплением и фиксированным интервалом и подкреплением с фиксированной частотой? В чем критики обвиняют систему Скиннера?

7. Чем взгляды Бандуры и Роттера на роль когнитивных факторов отличаются от взглядов Скиннера? Объясните, как локус контроля влияет на поведение.

Рекомендуемая литература

Bandura, А. (1976) Albert Bandura. In R. 1. Evans (Ed.) The making of psychology: Discussions with creative contributors. New York: Knopf. Беседы с Бандурой о его жизни и работе.

Bergmann, С. & Spence, К. W. (1941) Operatiomsm and theory in psychology. Psychological Review. 48, I–14. В статье обсуждаются различные проблемы в контексте операционизма и теории Халла.

Catania, А. С. (1992) В. F. Skinner, organism. American Psychologist, 47, 1521–1530. Проведение параллели жизни и идей Скиннера и Дарвина.

Skinner, В. F. (1953) Science and human behavior. New York: Free Press. В книге изложен скиннеровский подход к научному анализу человеческого поведения и его проявлениям в политике, религии и образовании.

Tolman, Е. С. (1992) A new formula for behaviorism. Psychological Review, 29, 44–53. В статье высказывается предположение, что менее физиологический подход к биохсвиоризму позволит физиологам осознать такие понятия, как мотивация и эмоции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Популярность и привлекательность бихевиоризма. История современной психологии

Популярность и привлекательность бихевиоризма

Почему же смелые выступления Уотсона завоевали такое огромное число приверженцев его идей? Разумеется, подавляющему большинству было совершенно безразлично, что одни психологи выступали за существование сознания, а другие утверждали, что психология утратила здравый смысл, что одни психологи были убеждены в том, что мысли формируются в голове, а другие считали, что в шее. Все эти разногласия порождали ожесточенные дискуссии в среде психологов, но вряд ли это сильно интересовало всех остальных.

Общественность была взбудоражена призывом Уотсона создать общество, базирующееся на научно обоснованном управляемом поведении, свободное от мифов, обычаев и традиций. Его теория давала надежду людям, которые разочаровались в старых идеях. По своей страсти и убежденности бихевиоризм оказался чем — то сродни религии. Среди сотен книг и статей, посвященных новому научному течению, была и книга «Религия по имени бихевиоризм» (Ttc Religion Called Bchavionsm) (Berman. 1927). Эту книгу прочитал двадцатитрехлетний молодой человек, которого звали Б. Ф. Скиннер. Он сделал обзор книги и послал его в популярный литературный журнал. «Они нс стали публиковать [мой обзор], — писал Скипнер позднее, — но в ходе написания этой работы я впервые более или менее определился как бихевиорист» (Skinner. 1976. P. 299). Скипнеру было суждено уточнить и развить положения Уотсона.

Возбуждение и восхищение, вызванные идеями Уотсона, хорошо видны на примере газетного обзора его книги «Бихевиоризм» (Behaviorism) (Watson. 1925). Обозреватель газеты «Нью — Йорк Тайме» драматически восклицает: «Это новая эпоха в истории интеллектуального развития человечества!» (2 августа 1925 года). Газета «Нью — Йорк Геральд Трибун» назвала книгу Уотсоиа «самой важной из когда — либо написанных книг». «Мы замираем на мгновение, ослепленные великой надеждой!» (21 июня 1925 года).

Надежда отчасти произрастала на почве убежденности Уотсона в решающей роли воспитания и окружающей обстановки в раннем детстве для формирования поведения, а также его стремления минимизировать влияние наследственных склонностей. Для подтверждения такой точки зрения часто цитируется следующий параграф из книги «Бихевиоризм»:

Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный, специальный мир. в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка. могу сделать его специалистом любого профиля — врачом. адвокатом, художником, торговцем, даже нищим или вором — карманником — вне зависимости от его склонностей и способностей, рода занятий и расовой принадлежности его предков. (Watson. 1930. P. 104.)

Эксперименты Уотсона с условными рефлексами убедили его, что эмоциональные расстройства взрослых невозможно свести исключительно к сексуальным факторам, как утверждал Зигмунд Фрейд. Уотсон отстаивал мнение о том, что проблемы взрослых связаны с обусловленными реакциями, сформированными еще в детстве или в подростковом возрасте. А если расстройства у взрослых являются следствием неправильного воспитания в детстве, то правильная программа воспитания должна предотвратить появление расстройств в более старшем возрасте.

Уотсон был убежден в том, что такой практический контроль за поведением детей (а следовательно, и за поведением взрослых) был не только возможен, но и абсолютно необходим. Он разработал целую программу оздоровления общества — программу экспериментальной этики, основанную на принципах бихевиоризма.

Однако никто не дал Уотсону дюжины здоровых младенцев, чтобы он мог доказать на практике правильность своих утверждений, а позднее он признавался, что, делая такие заявления, он выходил за рамки реального. Однако тут же он отмечал, что те люди, которые не соглашались с ним, те, кто считал влияние наследственных факторов более сильным, чем влияние факторов окружающей среды, хотя и утверждали свою точку зрения в течение тысячелетий, но также не смогли привести ни одного реального примера для ее подтверждения.

Следующий отрывок из книги «Бихевиоризм» отражает ту живость, с которой Уотсон описывает свою программу построения жизни в рамках системы бихевиоризма. Знакомство с ним поможет объяснить, почему такое огромное количество людей уверовало в бихевиоризм как в новое религиозное учение.

Бихевиоризм должен стать наукой, которая готовит мужчин и женщин к пониманию принципов их поведения. Он должен заставить их страстно возжелать преобразования своей жизни, а особенно страстно возжелать воспитать своих детей правильным и здоровым образом. Хотел бы я нарисовать вам, какую удивительную и богатую личность можно сделать из любою здорового ребенка, если только мы дадим ему возможность правильно развиваться и создадим для него такой мир. в котором он сможет упражнять свое тело. — мир. свободный от легенд о событиях тысячелетней давности; свободный от отвратительной политической истории: свободный от глупых обычаев и правил, которые не имеют никакого значения сами по себе. но все — таки сковывают личность подобно тугим стальным обручам.

Я не призываю к революции: я не предлагаю людям переселиться в новые, богом забытые места, создавать колонии, ходить нагими и жить в коммуне: не требую я и перехода на питание травами и съедобными кореньями. Я не зову к «свободной любви». Я просто пытаюсь увлечь вас новым побуждением, чисто словесным, которое может привести к преобразованию всей Вселенной, если только люди будут работать для его осуществления. Потому что Вселенная непременно изменится, если вы воспитаете своих детей свободными: но это будет не свобода распутства, а свобода поведения — такая свобода, которую мы даже не можем описать словами, потому что столь ничтожно мало наше знание о ней. И разве эти дети, живущие и мыслящие лучше своих родителей, заменив их в обществе, не воспитают своих детей еще более научным способом, и разве мир в конце концов не превратится в место, достойное человеческого существования? (Watson. 1930. P. 303–304.)

Планы Уотсона по замене старой спекулятивной этики, основанной на религии, программой экспериментальной этики, базирующейся на бихевиоризме, так и остались планами. Они никогда не были реализованы. Он очертил свою программу и оставил ее как костяк для будущих исследователей. Спустя многие годы Б. Ф. Скиннер начал разрабатывать более подробную программу научной утопии в духе, навеянном работами Уотсона.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

64 ЭВОЛЮЦИЯ БИХЕВИОРИЗМА. История психологии. Шпаргалка

64 ЭВОЛЮЦИЯ БИХЕВИОРИЗМА

Изначально бихевиоризм занимался изучением непосредственных связей между стимулом и реакцией, которая необходима индивиду для более быстрой адаптации к окружающему миру. Бихевиоризм возник на основе двух направлений: позитивизма и прагматизма, согласно которым исследование должно строиться только на объективных фактах, знание о человеке должно быть достаточно полным.

К концу 1920 – началу 1930-х гг. появилось такое направление бихевиоризма, как необихевиоризм. Оно ввело понятие о том, что между стимулом и реакцией существуют так называемые промежуточные переменные. Первые исследования бихевиористы проводили на животных. И лишь тогда, когда с уверенностью можно было говорить о достаточно глубоких познаниях в области поведенческих реакций, предметом исследования выступил человек. По мнению ученых, поведение человека можно формировать под воздействием заведомо подготовленных внешних стимулов. Но бихевиористы не учитывали то, что поведение и вся деятельность человека обусловливается определенными мотивами и целями. Поэтому это дает основание полагать, что в теоретическом и методологическом плане бихевиоризм несовершенен. Можно предположить и то, что он не ответил первоначальным замыслам исследователей. Большинство уче-ных-бихевиористов, продолживших изучение поведенческих реакций человека, не без основания указывали своим последователям на то, какие последствия могут возникнуть в результате воздействий на человека при помощи тех или иных стимулов.

Помимо Дж. Уотсона, исследованием поведения человека занимался К. Л. Халл, он вычленил из бихевиоризма операционализм.

Долгое время он примерял формулу «стимул – реакция» для различных исследований с целью ее проверки. Бихевиоризм возник на основе исследований Э. Торндайка, работ И. П. Павлова и В. М. Бехтерева.

Предметом бихевиоризма является поведение человека со всеми его врожденными и приобретенными составляющими. Дж. Уотсон выделял 4 типа возникающих у человека реакций: наружные приобретенные и наружные наследственные, внутренние приобретенные и внутренние наследственные.

Правда, в ходе дальнейших исследований были выделены инстинктивные и эмоциональные реакции. По мнению Дж. Уотсона, особое внимание необходимо уделять усвоению новых навыков и научений. Согласно этому, навык приобретается путем проб и ошибок, поэтому проконтролировать этот процесс практически невозможно.

Дж. Уотсон сравнивал поведение человека с поведением животных, поэтому в его исследованиях человек рассматривался только лишь как реагирующее существо. Бихевиористичес-кое учение оказалось далеким от идеала, так как в нем предъявлялись слишком большие требования к строгости и объективности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Учебник по истории бихевиоризма | София Обучение

В этом уроке мы обсудим другую важную психологическую теорию, теорию бихевиоризма, а также людей, которые сыграли важную роль в ее развитии.

  1. Теория бихевиоризма
  2. Важные личности в поведении
    1. Иван Павлов
    2. Джон Ватсон
    3. Б. Ф. Скиннер
  3. Радикальное поведение

1.Теория бихевиоризма

Как вы узнали на предыдущем уроке, психология — это научное исследование разума и поведения. Бихевиоризм фокусируется конкретно на поведении или на научных аспектах психологии, чтобы выяснить, что конкретно можно измерить и наблюдать.

Таким образом, бихевиоризм — это теория, изучающая явное наблюдаемое поведение людей, чтобы понять их психические процессы.

Бихевиоризм также фокусируется на окружающей среде и ее влиянии на человека, чтобы определить, влияет ли среда на поведение или заставляет людей действовать или реагировать определенным образом.

Во многом сам по себе бихевиоризм является реакцией на некоторые другие теории, которые вы изучите в этом курсе. По мнению бихевиористов, многие другие теории слишком философские и недостаточно научные.

В то время как другие теории могут быть более интроспективными в том смысле, что они включают то, что, по мнению самих психологов, происходит, бихевиоризм предполагает очень специфическое наблюдение и измерение того, что происходит у людей.

Бихевиоризм
Теория психологии, изучающая наблюдаемые действия или поведение, а не внутренние психические состояния.

2.Важные личности в бихевиоризме

Есть три отдельных ученых и психолога, которые чрезвычайно важны для истории бихевиоризма из-за их теорий и исследований:

  • Иван Павлов
  • Джон Ватсон
  • Б. Ф. Скиннер
2а. Иван Павлов

Иван Павлов был русским ученым, который в 1870 году переключил занятия на физиологию и естественные науки.

Вы можете узнать его имя из-за его знаменитых экспериментов с собаками, в ходе которых он звонил в колокольчики и затем приносил собакам пищу, чтобы увидеть, начнут ли собаки выделять слюну в ответ на звонок. Подробнее об этих экспериментах мы поговорим позже.

В отношении бихевиоризма Ивана Павлова важно помнить, что он изучал различные рефлексы и стимулы, которые разные животные и, в свою очередь, люди имели в отношении окружающей среды.

Иван Павлов
Разработана концепция классического кондиционирования

2б. Джон Ватсон

Джон Ватсон фактически ввел термин «бихевиоризм» в своей статье 1913 года «Психология с точки зрения бихевиористов».

Уотсон смог взять работу Павлова, который был физиологом и естествоиспытателем, и адаптировать ее к психологии, чтобы попытаться объяснить, почему люди вели себя именно так.

Он адаптировал идеи стимульного ответа или реакции человека на что-то, что происходит в его или ее окружении, к человеческому обучению, чтобы объяснить, что существуют определенные условные реакции.

Это реакции, которые люди узнают из-за того, что в течение долгого времени испытывают различные стимулы в своей среде. Люди могут научиться этому поведению и, в конечном итоге, адаптировать и превратить его в более сложные модели поведения.

Изучение этих реакций помогает понять весь спектр человеческого поведения и адаптировать это понимание к более сложным вещам.

Эксперименты Джона Ватсона «Маленький Альберт» были одними из самых известных его экспериментов, и они включали в себя формирование у ребенка определенной фобии, показывая ему разных белых пушистых животных, а затем ударяя громкими предметами позади него. Ребенок испугался этих белых предметов из-за шума, который он ожидал, увидев их.

Джон Ватсон
Основатель бихевиоризма, 1878–1958

2с.Б. Ф. Скиннер

Б. Ф. Скиннер был психологом с 1950-х по 1970-е годы, который смог продвинуть работы своих предшественников, Павлова и Ватсона, еще на один шаг в объяснении человеческого поведения.

Вы можете узнать его имя по «ящику Скиннера», который был инструментом, который он использовал в своих экспериментах на животных. Он поместил животное в коробку и дал ему вознаграждение или наказание, чтобы оно изменило его поведение. Эти эксперименты привели к его главному вкладу в бихевиоризм — идее оперантного обусловливания.

Оперантное обусловливание утверждает, что вознаграждения и наказания в ответ на положительное и отрицательное поведение — это силы, которые можно использовать для влияния на то, как люди ведут себя, и для повышения или меньшей вероятности того или иного поведения.

Б. Ф. Скиннер
Основатель Operant Conditioning

3. Радикальный бихевиоризм

Скиннер — это то, что мы назвали бы радикальным бихевиористом.В отличие от когнитивного бихевиоризма , который объединяет теории поведенческого обучения и когнитивные теории, радикальный бихевиоризм утверждает, что ментальные события или процессы совершенно не нужны для описания того, почему люди ведут себя именно так.

Радикальные бихевиористы, по сути, пытаются думать о поведении как о «черном ящике», имея в виду, что все, что происходит внутри разума, не имеет отношения к психологии.

Согласно радикальному бихевиористскому подходу, есть просто стимулы, которые влияют на то, как люди ведут себя, а затем есть реакции или поведение в результате этих стимулов.

Теория не рассматривает деятельность в голове человека во время этого процесса как нечто, что следует изучить.

Существуют и другие степени бихевиоризма, о некоторых из которых вы узнаете позже в ходе курса. Кроме того, мы более подробно обсудим, что каждый из этих вкладов означает для психологии в целом.

Когнитивное поведение
Теория, сочетающая в себе теории поведенческого обучения и когнитивные теории
Радикальное поведение
Школа бихевиоризма, которая считает, что внутренние психические состояния не нужны для объяснения поведения.Поведение полностью определяется внешними стимулами и усвоенными реакциями.

В этом уроке вы узнали о теории бихевиоризма , которая изучает наблюдаемое, измеримое поведение, часто связанное с окружающей средой, в которой оно происходит. Некоторые из наиболее важных личностей в истории бихевиоризма — это Иван Павлов , Джон Ватсон и Б. Ф. Скиннер .

Теперь вы понимаете, что Скиннер был радикальным бихевиористом, и что радикальный бихевиоризм считает, что ментальные события и процессы не имеют отношения к изучению поведения.Однако это лишь одна из многих степеней бихевиоризма, о некоторых из которых вы узнаете на более поздних уроках.

Удачи!

,

Бихевиоризм — RationalWiki

Warning icon orange.svg Эта страница содержит слишком много утверждений без источника и требует улучшения .


Поведенчество может понадобиться помощь. Пожалуйста, изучите утверждения статьи. Все, что заслуживает доверия, должно быть получено, а то, что не соответствует действительности, должно быть удалено.

«» Два бихевиориста занимаются сексом. Один поворачивается к другому и говорит: «Это было хорошо для тебя; как это было для меня?»

Бихевиоризм — это психологическая доктрина, которая утверждает, что любое человеческое поведение является результатом условий окружающей среды и может быть изучено и предсказано, как и любое другое естествознание.Как следствие этой точки зрения, бихевиористы полагают, что человеческое поведение на самом деле может быть достигнуто желаемыми целями с помощью соответствующих намеренных условий. И наоборот, бихевиористы считали, что в большинстве случаев невротическое или психотическое поведение является результатом антисоциального или саморазрушающего поведения, вызванного вредными условиями, когда они росли в неблагополучной семье (Стефан Молинье также утверждает эту точку зрения).

Часть философской основы бихевиоризма заключалась в том, что для создания более научного подхода к психологии необходимо было избавиться от понятий, которые нельзя было наблюдать или опровергать.Таким образом, бихевиористы отказались от концепции бессознательного или подсознательного разума и сосредоточились на поддающихся количественной оценке и наблюдаемых явлениях.

Бихевиоризм был первоначально основан на исследованиях Ивана Павлова известных собак, выделяющих слюну. Хотя большинство людей знакомы с его подготовкой собак к слюноотделению, когда их кормили после звонка в звонок, немногие знают о том, что он очень точно измерял количество слюны, выделяемой каждой собакой, документируя это падение в ответ как условная реакция со временем угасалась из-за отсутствия награды в виде еды, связанной со звуком колокольчика.

Среди других ранних сторонников бихевиоризма Эдвард Торндайк и Джеймс Уотсон. Ватсон заметно отрицал любую роль интроспекции в изучении психологии. Хотя бихевиористы разделяли некоторые точки соприкосновения с представителями психоаналитической школы, такими как Зигмунд Фрейд, сильный упор на экспериментирование в дополнение к воздержанию от интроспекции в большинстве случаев теоретически противоречил друг другу. Б. Ф. Скиннер помог установить бихевиоризм как доминирующую школу мысли в 20 веке и сформулировал свой собственный вариант — радикальный бихевиоризм.

В 1950-х и 60-х годах бихевиоризм начал терять популярность. Она была в значительной степени вытеснена как преобладающая парадигма «когнитивной революцией», в ходе которой психологи начали использовать знания и методы из лингвистики и растущих областей нейробиологии и информатики. Критика Скиннера Ноамом Хомским в 1959 году иногда используется в качестве демаркационной линии, хотя переход не был немедленным. Экспериментальные методы, разработанные бихевиористами, используются сегодняшними когнитивными психологами, которые вновь ввели использование интроспекции.Сочетание экспериментальных методов с интроспекцией стало проще, поскольку стали доступны современные методы визуализации мозга, такие как фМРТ и ПЭТ, а когнитивное моделирование и искусственный интеллект стали более продвинутыми, поскольку компьютеры стали более эффективными. Когнитивные модели сознательного и бессознательного, однако, обычно являются вычислительными по своей природе и имеют мало или совсем не похожи на идеи, которые психоаналитики развили с помощью интроспекции. Другим движением, которое на время вытеснило бихевиоризм, была «третья волна» или гуманистическая психология, которая подчеркивала врожденную индивидуальную доброту и способность к изменениям; это была «обидчивая» реакция на крайности бихевиоризма, но с тех пор она вышла из моды.

Альберт Бандура считается одним из, если не самым известным психологом-бихевиористом.

Когнитивно-поведенческая терапия основана на теориях бихевиоризма и когнитивной психологии.

См. Также [править]

,

Основные различия между бихевиористским и нативистским взглядами на овладение первым языком

Среди всех видов только человеческий ребенок вырастает и использует чрезвычайно сложную систему самовыражения и общения, известную как «язык». Бихевиоризм и нативизм — две разные школы мысли, объясняющие феномен овладения языком. Бихевиористская точка зрения утверждает, что окружающая среда стимулирует вербальное поведение ребенка, которое подкрепляется и усиливается со временем из-за часто происходящих событий.Например, семьи устно общаются с детьми с рождения, и постепенно они осваивают свой родной язык. С другой стороны, нативистские взгляды убедительно подтверждают врожденный источник способности ребенка изучать язык (Schophler & Mesibov, 1985). Согласно этой точке зрения, мозг ребенка рождается со способностью овладевать языком и способностью к языковым инновациям. Таким образом, видно, что дети говорят много того, что их никогда не учили.

Публикация Б.Вербальное поведение Ф. Скиннера в 1957 г. открыло путь к бихевиоризму (Schophler & Mesibov, 1985; Moerk, 2000). Два года спустя Ноам Хомский опубликовал «Синтаксические структуры», благодаря которым он породил нативизм и подверг критике бихевиористский взгляд Скиннера (Schophler & Mesibov, 1985). Оба лингвиста пришли из разных философских и научных кругов. Скиннер верил в эмпирические традиции и подчеркивал, что только после документирования наблюдаемых воспринимаемых событий можно формулировать теории.Хомский, с другой стороны, вырос из рационалистической традиции и предположил, что человеческий мозг сначала формирует вопросы и анализ событий, которые затем рационально развиваются для проверки воспринимаемых событий. Следовательно, нативистский взгляд и бихевиористский взгляд определяют овладение языком через разные призмы.

Более того, бихевиористская точка зрения была продолжением психологических теорий, которые считали влияние окружающей среды ответственным за все человеческое поведение; включая приобретение первого языка. Тем не менее, нативистский взгляд был скорее научной мерой, призванной объяснить языковые способности, основанные на биологической адаптации и естественном отборе.Таким образом, нативистская точка зрения рациональна и основана на фактах, тогда как бихевиористская точка зрения является философской (Schophler & Mesibov, 1985).

Наконец, бихевиористский взгляд рассматривает ребенка как чистый лист, заполненный знаниями, полученными через опыт (Traxler, 2012). Однако нативистский взгляд определяет положение ребенка в традиции умного ребенка из-за «врожденного механизма обучения, который позволяет ребенку понять, как работает язык» (Traxler, 2012).

Возможно, что обе точки зрения в равной степени ответственны за усвоение первого языка, но Хомский (1959) и скиннер (1957) категорически отрицают взгляды друг друга.Однако исследователям в 21 и годах трудно полагаться только на одну школу мысли, потому что, согласно недавним открытиям; обучение поведению начинается еще до рождения, поскольку слуховая система плода способна воспринимать звуки окружающей среды в третьем триместре беременности. Таким образом, необходимы дополнительные исследования в этой области, чтобы объяснить и учесть систему восприятия плода для определения усвоения первого языка.

Артикул:

  • Шофлер, Э., & Месибов, Г. Б. (1985). Проблемы общения при аутизме . Нью-Йорк: Пленум Пресс. Получено с http://books.google.com.pk/books
  • Moerk, E. L. (2000). Управляемое приобретение навыков первого языка . Америка: Издательская корпорация Alex. Получено с http://books.google.com.pk/books
  • Taxler, M. J. (2012). Введение в психолингвистов: понимание языковой науки . Западный Суссекс: издательство Wiley Publishers. Получено из http: // books.google.com.pk/books
  • Демеризен, М. (1988). Бихевиористская теория и изучение языков . Heccettepe Universitesi.
  • Юл, Г. (2006). Изучение языка. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Нравится:

Нравится Загрузка …

.

Behaviorisme — Wikipedia

Behaviorisme [1] er en Psykologisk tilnærming der atferd defineres som psykologiens tema. Behaviorismenble utviklet i USA tidlig på 1900-tallet som en reaksjon mot datidens bevissthetspsykologi. Предложение для бихевиористов Вар Иван Павлов, в том числе в классе ставок Эдварда Ли Торндайка, без каких-либо эффектов. Ingen av disis var imidlertid behaviorister. День бихевиористской школы стартовал с мед, ок. 1910 г., врач Джон Б.Уотсон (1878–1958 гг.), Автор данного метода самонаблюдения [2] и аргумент в пользу того, чтобы начать психологию в студию атферд. Б.Ф. Скиннер (1904–1990) инклюдерте бивистет ог андре икке-наблюдатель за форхолд, såkalte «частный помощник», и витенскапелиг анализирует, и утвиклет радикалбихавиоризм.

Behaviorismen var lenge en svært populær psykologisk tilnærming. Denne arven ses i dag ved at psykologien har en sterk forankring i atferd, både i sin Definisjon og i fokus forsking og praksis.Я думаю, что у вас есть перспектива и другие психологи. Anvendt atferdsanalyse og atferdsterapi har etablert seg som viktige anvendte / kliniske intervensjonsformer. [3]

Innen behaviorisme er det ulike tilnærminger som vektlegger forskjellige forhold. Ноэн бихевиористка, работающая в наблюдательном баре atferd er den eneste mulighet для более низкого психологического феномена. Андре Менер и другие темы для психологов, психологов и других психотерапевтов, танке, хукоммелсе и других.голый взгляд тиль атферд. De siste omtaler ofte sitt studiefelt som atferdsanalyse eller atferdsvitenskap i stedet for psykologi.

Dette er ikke allmenne klassifikasjoner, og listen er heller ikke uttømmende.

  • Классический бихевиоризм бихевиоризм Уотсона. Det er den objektive studien av atferd, uten mentale forklaringer og uten henvisninger til tilstander. Танкер fremstilles сом «skjult» snakking.
  • Metodologisk behaviorisme er en atferdsorientert tilnærming der antatte medierende hjelpebegreper er viktig.Et eksempel er Tolmans kognitive kart . [4]
  • Radikalbehaviorisme er en skinneriansk форма для бихевиоризма. Den har et atferdsperpektiv — ikke et mekanistisk syn — på «mentalt liv». Forklaringer ved å envise til hypotetiske indre tilstander, forkastes.
  • Телеологический бихевиоризм : Постскиннерянский, целенаправленный, близкий к микроэкономике.
  • Teoretisk behaviorisme : Пост-Скиннерянск, годный наблюдатель, оставшийся без внимания; Dynamisk, men eklektisk i valg av teoretiske структураr, vektlegger parsimoni.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) участвовал в детальном изучении этого слова, которое давало возможность самоанализу, рассказчику, который был избранным психологом, изучал медвежонок. Тидлиг на 1900 аргументов Ватсона, в книге Психология с точки зрения бихевиориста для и психологии, фокусируясь на наблюдателе, ищущем и наяву. Dette var et betydelig brudd med den «Strukturelle» psykologien som hersket, som benyttet introspeksjon som metode og som anså studiet av atferd som betydningsløst.Watson изучает организаторов, готовых ответить на вопросы, но не может вводить стимулы от одного организатора до респондента. Det meste av Watsons arbeid var komparativ psykologi, m.a.o. Studiet av dyrs atferd. Watsons tilnærming var i stor Grad påvirket av arbeidet til den Russiske fysiologen Иван Павлов, сомневаясь в возможности, феноменет классических ставок (lærte отражатель) от han studerte fordøyelsen hunder, og det deretjetstuderstuderstuderte. Watsons создает векторную физиологию и стимуляторы, связанные с ответом на запросы — с помощью функции, которая выполняет функции для рефлексии.Av den grunn представляет Watson ofte som en S-R («стимул-реакция») Psykolog.

Методология поведения [rediger | редигер килде]

Watsons behavioristiske manifest overbeviste de fleste akademiske forskere innen eksperimentell psykologi om betydningen av å studedere atferd. Detble godt mottatt av forskere som jant annet Edward Thorndike (som hadde studert katters evne til å komme seg ut av «проблемабоксер»). Психологи из плоти, чтобы успокоить себя без методов ведения бихевиоризма; de anerkjente at atferd enten var den eneste eller den enkleste metode for observasjon innen psykologi, men mente at den kunne brukes for å trekke konklusjoner om modeller eller konstrukter som medierte relasjoner mellom S og R.Blant mange velkjente behaviorister som tok denne stillingen var Clark L. Hull . Сом бесконечен с сомнением «нео-бихевиоризм», и Эдвард К. Толман , с которым можно познакомиться с сомнительным разумом до познания психологии. Tolman mente rotter dannet kognitive kart over labyrintene, de lærte også fravær av forsterkning, og relasjonen mellom стимулы и ответы (S → R), который является средним введенным термином организации (S → O → R).

B.F. Skinner, som hovedsakelig gjorde eksperimenter innen komparativ psykologi fra 1930-tallet frem til 1950-tallet, er fortsatt behaviorismens mest kjente teoretiker og den fremste eksponenten frem til død i 1990.Han stod for en egen behavioristisk filosofi, som kalles radikalbehaviorisme. Han er også anerkjent for å ha grunnlagt en ny form for psykologisk vitenskap, som er kjent som atferdsanalyse (анализ поведения) eller eksperimentell atferdsanalyse (экспериментальный анализ поведения) fra tittelen på boken fra 1938 Поведенческий анализ организма: экспериментальное поведение .

«Люди воздействуют на мир, изменяют его, и, в свою очередь, изменяются последствиями своего действия». Б.Ф. Скиннер (1957) Вербальное поведение , с. 1.

Definisjoner [rediger | редигер килде]

Скиннер хранил информацию о радикальном поведении и философии, которую он изучал, для витенскапелига, анализа и анализа (eksperimentell atferdsanalyse, EA). Mens EA er annerledes enn andre tilnærminger til behavioristisk forskning, så er radikalbehaviorisme mest ulik ved and den godtar behandling av følelser, indre tilstander или introspeksjon (selv-rapportering) какой-либо eksisterendelig tilgjape.Dette kan gjøres ved å идентифицирует феномен som ikke-dualistisk, med noen hendelser som kroppslige tilstander og andre som komplisert atferd. Men, radikalbehaviorisme godtar ikke følelser som årsak til atferd. Radikalbehaviorismen skiller seg også ut ved at den ikke aksepterer отражатель какой-то и модель для всех atferd, и den ser på atferdsvitenskap som komplimentr men uavhengig av fysiologi.

Экспериментальные исследования и новейшие разработки [rediger | редигер килде]

Denne essensielle filosofiske posisjon ble styrket ved suksessen til Skinners tidlige eksperimentelle arbeid med rotter og duer, bl.а. oppsummert i bøkene Поведение организмов (1938), Графики подкрепления (1957), med C.B. Ferster ) og andre. Av særskilt betydning var hans konsept om operant betinging. En operant er en klasse av Strukturelt forskjellige men funksjonelt ekvivalente Responser. Для eksempel kan en rotte trykke ned en spak med venstre fot, høyre fot eller halen, all miss responsene opererer på verden på samme måte og har samme konsekvenser.

Skinners empiriske arbeid utviklet seg fra tidlig forskning på rotters atferd i labyrinter til undersøkelse av «Frie operanter» (fordi dyret nå hadde mulighet til å response i sitt eget tempoks) i «operantinner kammer» (ogå kammer).Med denne metoden gjorde Skinner grundige eksperimentelle undersøkelser avffekten ulike «forsterkningsskjemaer» har på frekvens av operant atferd hos rotter og duer. Han hadde betydelig suksess i å trene dyr til å vise uventede responseser, til ekstremt høye frekvenser av atferd og manifestrerte mange empiriske sammenhenger på atferdsnivå. Dette ga hans innfallsvinkel troverdighet.

Språk [rediger | редигер килде]

Etterhvert som Skinner konsentrerte seg mer om de filosofiske grunnleggende prinsipper for atferdsvitenskap, vendte også hans oppmerksomhet seg mer mot språk.Hans bok Verbal Behavior (1957) Definerte et vokabular og en teori for funksjonell analysis av verbal atferd.

Selv om den fikk en hard (men omstridt) kritikk av Noam Chomsky, har Skinners teorier om verbal atferd blitt anvendt med stor suksess på flere områder, inkludert behavior av barn med autisme. Som en lingvistisk teori har imidlertid Skinners idéer hatt svært berenset innflytelse.

Det viktige for analysis av menneskets atferd var ikke så mye språktilegnelse, som interksjonen mellom språk og Observerbar atferd.Я и эссе, опубликованное в буклете Непредвиденные обстоятельства подкрепления (1969), Скиннер иннфаллсвинкелен и меннескер, который конструирует лингвистические стимулы, которые вы видите, когда вы можете контролировать их действия. Muligheten для en slik «Instrukskontroll» (regelstyring) на сайте forsterkningskontingenser ikke alltid vil lede til de sammeffekter hos mennesker som de pålitelig gjør hos dyr. Fokuset hos atferdsanalytikere skiftet dermed til å forstå Interaksjonen mellom «Instrukskontroll» или «kontingenskontroll», а также в других случаях, когда вы можете использовать их, чтобы управлять противодействием или проверять контроль.Viktige personer i dette arbeidet har vært A. Charles Catania , C. Fergus Lowe и Steven C. Hayes .

Behaviorisme er både en Psykologisk og filosofisk retning. De grunnleggende premisser для радикального бихевиоризма в studiet av atferd skal være en naturvitenskap, på samme måte som kjemi og fysikk, uten referanser til hypotetiske indre tilstander. Андре variasjoner, som teoretisk бихевиоризм, тиллатер индре тильстандер, бродяжник, бродяга и умственный элер эр по ноен мэте ан субъективный оппозиционер.Behaviorisme har et funksjonelt syn på atferd.

Det er visse syn innen analytisk filosofi som kaller seg, eller kalles, behavioristisk. Я логирую бихевиоризм для того, чтобы получить физический доступ к тому или иному объекту, который можно было бы использовать в течение всего периода времени, или лучше всего от наблюдателя. W. V. Quine anvendte en variasjon av behaviorisme, påvirket av noen av Skinners ideer, i set eget arbeid om språk. Гилберт Райл предлагает лучшие философские методы поведения, никогда не скрывает, The Concept of Mind .Ryles sentrale påstand var и дуалистический представитель категории, og derfor egentlig er misforståelser i bruken av vanlig språk.

Детский бихевиористский стиль Людвига Витгенштейна и его поведение, а также другие идеи, связанные с философией, логическим поведением и радикальным поведением. Men Wittgenstein var ikke en бихевиорист, og hans verker er så rundt skrevet at de kan tolkes på flere måter. Matematikeren Алан Тьюринг er også noen ganger ansett som en бихевиорист, человек selv gjorde han aldri den identifikasjonen.

Læring фра и бихевиористские перспективы [rediger | rediger kilde]

Behaviorismen kan see som en samlebetegnelse på ulike psykologiske retninger som går ut fra и atferd kan og skal Studentskapelig. Ее er ikke atferd началset til det organismer gjør som kan Observationres, men også private prosesser som tenking og føling. Исторически сложилось, что вы работаете и работаете с мелким форкларингером на заднем плане или форкларингером на физическом уровне. Når behaviorister snakker om at de ikke er opptatt av indre prosesser, er det fysiologiske prosesser de mener.

Behaviorister er i utgangspunktet enige om at det de er interessert i, er å kartlegge de funksjonelle sammenhengene mellom organisme og omgivelser. Skinner var opptatt av å finne lovmessigheter som gjelder для всех организаторов, мужчин и специалистов по поведению, например. A. Charles Catania også har vært opptatt av å stude. En atferd sies å være lagt под контролем når man vet hva som skal til for at den skal finne sted og endres.

Operant psykologi [rediger | редигер килде]

Skinners muligens viktigste bidrag til psykologien er operant psykologi, som han påbegynte på midten av 1930-tallet, og som avløste
стимул-реакция-психология сом бл.а. Павлов сто за. Скиннер innførte et skille mellom utløsende стимулы, hvor et стимул umiddelbart følges av en atferd, or diskriminative стимул, hvor et стимул gjør en atferd sannsynlig.

Operant psykologi gjør det mulig å beskrive mye mer avansert læring enn den enkle стимул-реакция-психолог. Innen operant psykologi beskrives endring i atferd funksjonelt på fire måter:

Леринг
Tilførsel av стимул Стимул Фьернинга av
Økning i atferd Positiv forsterkning Negativ forsterkning
Reduksjon i atferd Positiv straff (редуксьон) Negativ straff (редуксьон)

Entimulus er noe som påvirker organismen på en eller annen måte.Det kan være et resultat av ei processing eller det kan være noe som er tilført av noen andre. Dette kalles tretermerskontingensen:

Третермерсконтингенсен
Дискриминативный стимул Ответ на оперант Forserkende konsekvens
S d -> R -> S R
Forsterkningsskjema [rediger | rediger kilde]

På denne måten er det mulig å beskrive hva som skjer når læring finner sted.Læring skjer vanligvis ikke ved presentasjon (eller fjerning) av
første стимул, стимул må presenteres gjentatte ganger. Hvor mye og hvor ofte beskrives i forsterkningsskjema. De enkleste er konstant forsterkning, hvor стимул присутствующих (eller fjernes) hver gang atferden finner sted. Детальный эксперимент по эксперименту с стимулом для стимула, созданный с помощью стимула, который присутствуют (eller fjernes), обнаженный, с помощью атферден-финнера, стед-п-п-б = Tidspunkt. Ute i naturen hvor man ikke har kontroll over sånt, er forserkningsskjemaene vanligvis langt mer kompliserte.

Kompliserende faktorer [rediger | rediger kilde]

Ut fra dette er det lett å inntrykk av at læring skjer ved straff eller belønning av den atferden som skal endres. Det er mer komplisert enn som så. Straff er f.eks. проблематиск fordi straff har uheldige bivirkninger. Heller enn å straffe uønsket atferd, kan det være mer Effektivt å forsterke atferd som er ønsket og som gjør den uønskede atferden umulig. Det er også slik at forsterkere endrer verdi. Det som forsterker en atferd i dag er ikke nødvendigvis det som forsterker atferden i morgen.Посмотрите на самые эффективные продукты, которые часто производятся отдельными производителями. Hvis man går inn for å belønne atferd hvor organismen produserer sine egne forsterkere (såkalt indre motivert atferd), рискованный человек и организатор, пока не потревожат голого атфёрера атферден дерсом ден блир форстеркет утенфра.

Подсмотр [rediger | редигер килде]

Det finnes ingen egen behavioristisk teori om undervisning. Behaviorisme er en teori sier noe om hvordan atferd skal desireres, ikke hva man må forvente å finne.Бихевиористка, вопиющая Аннет Б.Ф. Скиннер, Огден Р. Линдсли и Зигфрид Э. Энгельманн, разработчик моделей для эффективного наблюдения за будущими. De har vist в
læring er mestffektiv når

  • eleven deltar aktivt
  • tilbakemelding skjer umiddelbart
  • nytt stoff presenteres i en hastighet som er tilpasset eleven

Behavioristisk forskning forklarer altså hvor for klasseromsundervisning med elever som følger samme tidsskjema, med prøver hvor resultatet
kommer dager eller uker etterpå, ikke fungerer særlig bra.

Metoder [редигер | rediger kilde]

De mest kjente undervisningsmetodene som er utviklet med utgangspunkt i behavioristisk Perspektiv er direkteinstruksjon og presisjonsopplæring. Metodene går ut på ådele det som skal læres, ned i så små komponenter som mulig, og så presentere miss for elevene på forskjellige måter. Metodene innebrer на одиннадцатом активном deltagere i læringa, в темпе de lrer i eget, og at tilbakemelding er индивидуальный и umiddelbar. Disse metodene vinner regelmessig konkurranser i USA om de mest Effektive Undervisningsmetodene. «Толмен — скрытое обучение | Просто психология ». www.simplypsychology.org . Besøkt 23. марта 2020.

  • Baum, W.M. (2005): Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция. Блэквелл.
  • Ферстер, Б.Ф. и Скиннер, Б.Ф. (1957): Графики усиления . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Mills, John A. (2000): Control: A History of Behavioral Psychology , издание в мягкой обложке, New York University Press
  • Латтал, К.A & Chase, P.N. (2003): Теория и философия поведения . Пленум
  • Рахлин, Х. (1991) Введение в современный бихевиоризм. (3. utg) Нью-Йорк: Freeman.
  • Скиннер, Б.Ф. (2002): За пределами свободы и достоинства , Hackett Publishing Co, Inc
  • Скиннер, Б.Ф. (1938): Поведение организмов . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, Б.Ф. (1945): «Оперативный анализ психологических терминов» i: Psychological Review .s. 52, 270-277, 290-294.
  • Скиннер, Б.Ф. (1953): Наука и поведение человека , ISBN 0-02-929040-6
  • Скиннер, Б.Ф. (1957): Вербальное поведение . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
  • Скиннер, Б.Ф. (1969): Непредвиденные обстоятельства подкрепления: теоретический анализ . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts
  • Скиннер, Б.Ф. (1981): «Отбор по последствиям» i: Science , 213, s. 501-514.
  • Стаддон, Дж. (2001): Новый бихевиоризм: разум, механизм и общество. Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press. Pp. xiii, 1-211.
  • Уотсон, Дж. Б. (1913): «Психология с точки зрения бихевиориста» i: Psychological Review , 20 , s. 158-177. (онлайн)
  • Уотсон, Дж. Б. (1919): Психология с точки зрения бихевиориста
  • Zuriff, G.E. (1985): Бихевиоризм: концептуальная реконструкция , Columbia University Press

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.