Познание это в психологии: Познание — психология

Содержание

Познание (в психологии) — это… Что такое Познание (в психологии)?

Когнити́вность (лат. cognitio, «познание, изучение, осознание») — термин, используемый в нескольких, довольно сильно друг от друга отличающихся контекстах, обозначающий способность к умственному восприятию и переработке внешней информации. В психологии это понятие ссылается на психические процессы личности и особенно на изучение и понимание так называемых «психических состояний» (т.е. убеждений, желаний и намерений) в терминах обработки информации. Особенно часто этот термин употребляется в контексте изучения так называемого «контекстного знания» (т.е. абстрактизации и конкретизации), а также в тех областях, где рассматриваются такие понятия, как знание, умение или обучение.

Термин «когнитивность» также используется в более широком смысле, обозначая сам «акт» познания или само знание. В этом контексте он может быть интерпретирован в культурно-социальном смысле как обозначающий появление и «становление» знания и концепций, связанных с этим знанием, выражающих себя как в мысли, так и в действии.

Когнитивность в господствующих направлениях психологии

Изучение типов психических процессов, называемых когнитивными (собственно когнитивные процессы) находится под серьезным влиянием тех исследований, которые успешно использовали парадигму «когнитивности» в прошлом. Понятие «когнитивные процессы» часто применяли к таким процессам как память, внимание, восприятие, действие, принятие решений и воображение. Эмоции традиционно не относят к когнитивным процессам. Вышеприведенное деление теперь считается во многом искусственным, проводятся исследования, изучающие когнитивную составляющую эмоций. Наряду с этим часто также личностные способности к «осознанию» стратегий и методов когнитивности, известные как «метакогнитивность».

Эмпирические исследования когнитивности обычно пользуются научной методологией и количественным методом, иногда включают также построение моделей какого-то отдельного типа поведения.

Хотя практически никто не отрицает, что природа когнитивных процессов управляется мозгом, теория когнитивности далеко не всегда рассматривает эти процессы в их связи с мозговой деятельностью или какими-либо иными биологическими проявлениями (ср. нейрокогнитивность). Теория когнитивности часто всего лишь описывает поведение индивида в терминах информационного потока или функционирования. Сравнительно недавние исследования в таких областях, как когнитология (в общем смысле, наука о мышлении) и нейропсихология, стремятся перешагнуть этот пробел между информационными и биологическими процессами, используя парадигмы когнитивности для понимания того, каким именно образом человеческий мозг осуществляет функции переработки информации, а также каким образом системы, занимающиеся исключительно переработкой информации (к примеру, компьютеры) могут имитировать когнитивные процессы (см. также искусственный интеллект).

Теоретическую школу, изучающую мышление с позиции когнитивности, обычно называют «школой когнитивизма» (англ. cognitivism).

Огромный успех когнитивного подхода может объясняться, прежде всего, его превалированием как фундаментального в современной психологии. В этом качестве он заменил бихевиоризм, господствовавший вплоть до 1950-х гг.

Влияния

Успех когнитивной теории отразился на применении ее в следующих дисциплинах:

В свою очередь, когнитивная теория, будучи весьма эклектичной в своем самом общем смысле, заимствует знания из следующих областей:

Нерешённые проблемы когнитивной теории

  • Насколько сильное сознательное вмешательство человека требуется для выполнения когнитивного процесса?
  • Какое влияние оказывает на когнитивный процесс индивидуальность?
  • Почему в настоящий момент настолько сложнее распознать компьютеру человеческую внешность, чем коту — своего хозяина?
  • Почему «горизонт понятий» у некоторых людей шире, чем у других?
  • Может ли наличествовать связь между скоростью когнитивного процесса и частотой моргания?
  • Если да, то в чем эта связь заключается?

Когнитивная онтология

На уровне индивидуального живого существа, вопросы онтологии хоть и изучаются различными дисциплинами, но здесь объединяются в один подтип дисциплин — когнитивную онтологию, что, во многом, противоречит предыдущему, лингвистически-зависимому, подходу к онтологии. При «лингвистическом» подходе бытие, восприятие и деятельность рассматриваются без учитывания природных ограничений человека, человеческого опыта и привязанностей, которые могут заставить человека «знать» (см. также квалиа) что-либо из того, что для других остается под большим вопросом.

На уровне индивидуального сознания, неожиданно возникающая поведенческая реакция, «всплывающая» из-под сознания, может служить толчком к формированию нового «понятия», идеи, ведущей к «знанию». Простое объяснение этому заключается в том, что живые существа стремятся сохранить свое внимание к чему-либо, стараясь избежать прерывания и отвлечения на каждом из уровней восприятия. Такого рода когнитивной специализации примером может служить неспособность взрослых человеческих особей улавливать на слух отличия языков, в которые они не были погружены с молодости.

Когнитивность как компрессия

Когнитивность как социальный процесс

Когнитивность в культурном контексте

Обобщение

См. также

Wikimedia Foundation.
2010.

Тема 4. Психология познания — Студопедия

При изучении данной темы необходимо уяснить, что познание – это высшая форма психического отражения действительности, носящая активный, избирательный и опережающий характер. Это интегральное свойство психики и целостный процесс, в организации которого выделяют следующие уровни:

· чувственное познание;

· мышление;

· теоретическое и эмпирическое познание.

Познание осуществляется в ходе индивидуальной и совместной деятельности людей, в процессе их социального взаимодействия и общения.

Первую ступень чувственного познания мира составляют разнообразные ощущения, на основе которых складываются целостные образы восприятия.

Благодаря памяти обеспечивается организация и хранение информации, полученной с помощью таких психических процессов как ощущение и восприятие.

С помощью внимания процессы психического отражения становятся предметны, избирательны и направлены.

Восприятие человека всегда дополняется элементами прошлого опыта и образами возможного или желаемого будущего. Память обеспечивает сохранение личностно значимой информации. Новые комбинации былых впечатлений, предвосхищение будущих событий – возможно благодаря процессам воображения.

Наряду с сенсорной и перцептивной информацией, человек располагает знаниями о существенных связях и закономерностях окружающей действительности. Данные знания не могут быть получены посредством органов чувств, путем исключительно чувственного познания – все это открывается человеку благодаря особому когнитивному процессу – мышлению.



Речь – одна из высших психических функций человека, опосредованная особой системой знаков – языком и имеющая коммуникативную направленность. Речь связана со всеми психическими процессами. Речью обладает только человек, т.к. только с ее помощью можно передавать информацию, не относящуюся к текущему моменту.

Человек, воспринимая и познавая мир, не может оставаться отстраненным наблюдателем – даже в простейших познавательных актах присутствует элемент эмоциональной оценки происходящего.

Эмоции – процесс психического отражения действительности в форме пристрастного переживания явлений, событий и ситуаций, обусловленного их отношением к потребностям человека.

Способность человека активно организовывать и направлять собственную психическую деятельность, осуществлять выбор одного из равновозможных вариантов поведения (решения) осуществляется благодаря психическому процессу – воле.

познание — это… Что такое познание?

  • ПОЗНАНИЕ — категория, описывающая процесс получения любых знаний путем повторения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми. Филос. концепции П. чрезвычайно… …   Философская энциклопедия

  • познание — См. понимание… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. познание знание, понимание; постижение, изучение; освоение, овладение, усвоение Словарь русски …   Словарь синонимов

  • познание —         ПОЗНАНИЕ философская категория, описывающая процесс построения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и другими людьми в ходе синтеза различных… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Познание —  Познание  ♦ Connaissance    Знать значит осмысливать то, что есть, таким, какое оно есть. Познание – это своего рода адекватное отношение между субъектом и объектом, между духом и миром или, коротко говоря, между veritas intellectus (истиной… …   Философский словарь Спонвиля

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, познания, ср. (книжн.). 1. только ед. Действие по гл. познать в 1 знач. познавать; способность познавать; наблюдение человеком простого и очевидного превращения вещи в себе в явления, в вещь для него (филос.). « Диалектический… …   Толковый словарь Ушакова

  • познание —     ПОЗНАНИЕ, осмысление, постижение, узнавание, улавливание, уяснение     книжн. ПОЗНАВАЕМОСТЬ, постижимость, узнаваемость     книжн. ПОЗНАВАЕМЫЙ, постижимый, узнаваемый     ПОЗНАВАТЬ/ПОЗНАТЬ, постигать/постигнуть и постичь, осмыслять/осмыслить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • познание — постижение чего либо, приобретение знаний о чем либо; постижение закономерностей некоих явлений, процессов и пр. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998. Познание …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПОЗНАНИЕ — процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении субъекта, результатом которого является новое знание о мире …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПОЗНАНИЕ — творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. П. является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и …   Новейший философский словарь

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, я, ср. 1. см. познать. 2. Приобретение знания, постижение закономерностей объективного мира. П. законов природы. Диалектический метод познания. Теория познания (раздел философии, изучающий закономерности и возможности познания,… …   Толковый словарь Ожегова

  • ПОЗНАНИЕ — англ. cognition; нем. Erkenntnis. Процесс постижения действительности и приобретения знаний. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • познание — это… Что такое познание?

  • ПОЗНАНИЕ — категория, описывающая процесс получения любых знаний путем повторения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми. Филос. концепции П. чрезвычайно… …   Философская энциклопедия

  • познание — См. понимание… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. познание знание, понимание; постижение, изучение; освоение, овладение, усвоение Словарь русски …   Словарь синонимов

  • познание —         ПОЗНАНИЕ философская категория, описывающая процесс построения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и другими людьми в ходе синтеза различных… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Познание —  Познание  ♦ Connaissance    Знать значит осмысливать то, что есть, таким, какое оно есть. Познание – это своего рода адекватное отношение между субъектом и объектом, между духом и миром или, коротко говоря, между veritas intellectus (истиной… …   Философский словарь Спонвиля

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, познания, ср. (книжн.). 1. только ед. Действие по гл. познать в 1 знач. познавать; способность познавать; наблюдение человеком простого и очевидного превращения вещи в себе в явления, в вещь для него (филос.). « Диалектический… …   Толковый словарь Ушакова

  • познание —     ПОЗНАНИЕ, осмысление, постижение, узнавание, улавливание, уяснение     книжн. ПОЗНАВАЕМОСТЬ, постижимость, узнаваемость     книжн. ПОЗНАВАЕМЫЙ, постижимый, узнаваемый     ПОЗНАВАТЬ/ПОЗНАТЬ, постигать/постигнуть и постичь, осмыслять/осмыслить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • ПОЗНАНИЕ — процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении субъекта, результатом которого является новое знание о мире …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПОЗНАНИЕ — творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. П. является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и …   Новейший философский словарь

  • ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ, я, ср. 1. см. познать. 2. Приобретение знания, постижение закономерностей объективного мира. П. законов природы. Диалектический метод познания. Теория познания (раздел философии, изучающий закономерности и возможности познания,… …   Толковый словарь Ожегова

  • ПОЗНАНИЕ — англ. cognition; нем. Erkenntnis. Процесс постижения действительности и приобретения знаний. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • Познание — Википедия. Что такое Познание

    Позна́ние — совокупность процессов, процедур и методов приобретения знаний о явлениях и закономерностях объективного мира.

    Познание является основным предметом гносеологии (теории познания). Устанавливая сущность познания, его формы и принципы, теория познания стремится ответить на вопрос, как возникает знание и как оно соотносится с действительностью.

    Познание изучается не только философией. Существует ряд других специальных наук и научных дисциплин, исследующих тот же предмет: когнитивная психология, научная методология, история науки, науковедение, социология знания и т. д. Однако большинство этих наук изучают познание, рассматривая только его отдельные аспекты. В целом познание остаётся особым предметом изучения именно философии[1].

    Цель познания

    Декарт видел цель познания в овладении силами природы, а также в усовершенствовании самой природы человека[2]

    Формы познания

    Говоря о формах познания, выделяют прежде всего научное и ненаучное познание[3], причём к последнему относятся обыденное и художественное познание[4], а также познание мифологическое и религиозное[5].

    Научное

    Научное познание, в отличие от других многообразных форм познания — это процесс получения объективного знания, направленного на отражение закономерностей константной действительности. Научное познание имеет троякую задачу и связано с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений наблюдаемой действительности.

    Художественное

    Отражение существующей реальности через знаки, символы, художественные образы.

    Философское

    Философское познание представляет собой особый тип целостного познания мира. Спецификой философского познания является стремление выйти за пределы фрагментарной действительности и найти фундаментальные принципы и основы бытия, определить место человека в нём. Философское познание основано на определённых мировоззренческих предпосылках. В его состав входят: гносеология, онтология и этика. В процессе философского познания субъект стремится не только понять бытие и место человека в нём, но и показать, какими они должны быть (аксиология), то есть стремится создать идеал, содержание которого будет обусловлено избранными философом мировоззренческими постулатами.

    Мифологическое

    Мифологическое познание характерно для первобытной культуры. Такое познание выступает как целостное дотеоретическое объяснение действительности при помощи чувственно-наглядных образов сверхъестественных существ, легендарных героев, которые для носителя мифологического познания предстают реальными участниками его повседневной жизни. Мифологическое познание характеризуется персонификацией, олицетворением сложных понятий в образах богов и антропоморфизмом.

    Моторное познание

    Понятие моторного познания охватывает явление познания, воплощенного в действии, при котором моторная система участвует в том, что рассматривается как умственная обработка, включая процессы, обеспечивающие социальное взаимодействие. Моторное познание принимает во внимание подготовку и производство действий, а также процессов, участвующих в распознавании, предсказании, имитации и понимании поведения других людей. Основная единица моторной парадигмы познания — действие, выраженное как перемещения, произведенные, чтобы удовлетворить намерение определенной моторной цели, или выраженное в реакции на значимое событие в физических и социальных средах. Эта парадигма получила большое внимание и эмпирическую поддержку в последние годы со стороны множества грандов исследования (Соммервиль Ж.А., Десети Дж.), включая психологию развития, познавательную (когнитивную) нейробиологию и социальную психологию.[6]

    Уровни научного познания

    Выделяют два уровня научного познания: эмпирический (опытный, чувственный) и теоретический (рациональный). Эмпирический уровень познания выражен в наблюдении, эксперименте и моделировании, тогда как теоретический — в обобщении результатов эмпирического уровня в гипотезах, законах и теориях[7].

    История понятия

    Платон

    Всё, доступное познанию, Платон в VI книге «Государство» делит на два рода: чувственно-воспринимаемое и познаваемое умом. Отношение между сферами чувственно-воспринимаемого и умопостигаемого определяет и отношение разных познавательных способностей: ощущения позволяют познавать (хоть и недостоверно) мир вещей, разум позволяет узреть истину.

    Аристотель

    «Сущее либо воспринимается чувствами, либо постигается умом».

    «Представления – это как бы предметы ощущения, только без материи».

    Кант

    «Существуют два основных ствола человеческого познания, вырастающие, быть может, из одного общего, но неизвестного нам корня, а именно чувственность и рассудок: посредством чувственности предметы нам даются, рассудком же они мыслятся».

    Познание в психологии

    В психологии познание (когнитивность) рассматривают как способность к умственному восприятию и переработке внешней информации[8]. Это понятие применяется по отношению к психическим процессам личности и особенно к так называемым «психическим состояниям» (убеждениям, желаниям и намерениям). Данный термин также используется шире, обозначая акт познания или само знание и может быть интерпретирован в культурно-социальном смысле как обозначающий появление знания и концепций, связанных с этим знанием.

    Изучение типов когнитивных процессов находится под влиянием тех исследований, которые успешно использовали парадигму «когнитивности» в прошлом. Понятие «когнитивные процессы» часто применяли к таким процессам как память, внимание, восприятие, действие, принятие решений и воображение. Эмоции традиционно не относят к когнитивным процессам. Вышеприведённое деление теперь считается во многом искусственным, проводятся исследования, изучающие когнитивную составляющую эмоций. Эмпирические исследования когнитивности обычно пользуются научной методологией и количественным методом, иногда включают также построение моделей какого-то отдельного типа поведения.

    Теория когнитивности, в отличие от нейрокогнитивности, не всегда рассматривает когнитивные процессы в их связи с мозговой деятельностью или какими-либо иными биологическими проявлениями, описывая поведение индивида в терминах информационного потока или функционирования. Сравнительно недавние исследования в таких областях, как когнитология (в общем смысле, наука о мышлении) и нейропсихология, стремятся перешагнуть этот пробел между информационными и биологическими процессами, используя парадигмы когнитивности для понимания того, каким именно образом человеческий мозг осуществляет функции переработки информации, а также каким образом системы, занимающиеся исключительно переработкой информации (к примеру, компьютеры) могут имитировать когнитивные процессы (см. также искусственный интеллект).

    Теоретическую школу, изучающую мышление с позиции когнитивности, обычно называют «школой когнитивизма» (англ. cognitivism).

    Успех когнитивного подхода может объясняться, прежде всего, его превалированием как фундаментального в современной психологии. В этом качестве он заменил бихевиоризм, господствовавший вплоть до 1950-х годов.

    В свою очередь, когнитивная теория, будучи весьма эклектичной в самом общем смысле, заимствует знания из следующих областей:

    См. также

    Примечания

    Литература

    Ссылки

    Знание — Психологос

    Фильм «Меч в камне»

    Что сильнее — волшебство, сила или знания? Волшебник Мерлин убежден, что главное — это знания.
    скачать видео

    ​​​​​​​

    Фильм «Непобедимый»

    Чем сильнее знания, тем более они становятся оружием, тем более они — опасны.
    скачать видео

    ​​​​​​​ Знание — зафиксированная и проверенная практикой информация, которая может многократно использоваться людьми для решения тех или иных задач.

    Знание — это информация, которая запомнилась: то ли специально, то ли случайно.

    Чем сильнее знания, тем более они становятся оружием, тем более они — опасны.

    Знания отличают от умений и навыков. Например, я знаю, как научиться печатать на клавиатуре дестипальцевым методом — знаю, но печатать не умею.

    Виды знаний

    Поверхностные знания — знания о видимых, очевидных взаимосвязях между событиями и фактами предметной области, близкие чисто эмпирическому опыту, которые могут быть представлены в простых моделях, например, основанных на правилах типа «Если (условие), то (действие)».

    Глубинные знания — знания, отражающие структуру и природу существующих отношений и процессов, протекающих в предметной области. Эти знания могут использоваться для прогнозирования поведения объектов.

    Явные знания — накопленный опыт, который может быть выделен и представлен в форме методик, инструкций, руководств, рекомендаций к действию. Явные знания являются сформулированными, зафиксированными.

    Неявные знания — знания, которые трудно либо затруднительно формализовать; интуитивные знания, ощущения, впечатления, мнения. Этот вид знаний может быть легко утерян.

    Скрытое знание — персональное знание, неразрывно связанное с индивидуальным опытом. Его можно передать путем прямого контакта — «с глазу на глаз», в виде рекомендаций «делай как я» или при помощи специальных процедур извлечения знаний. Скрытое знание — это знание, которое неразрывно связано с его носителем, человеком, малой группой, организацией. Скрытое знание может быть заключено в рабочих навыках, в навыках общения, в культуре организации и т.п.

    Декларативные знания — термин, предложенный американским нейропсихологом Л. Сквайром в книге: Squire L.R., Memory and Brain, Oxford, 1987 и означает, что человек имеет ясный и доступный отчет о своем опыте, чувство знакомства с этим опытом.

    Процедурные знания — в отличие от декларативных знаний, человек, обладающий процедурными знаниями, представляет, как нужно действовать.

    Частный случай знаний — так называемые know-how.

    Знание и чувство

    Знание и чувство — два разных способа восприятия. Знание — образно-визуальное или понятийное восприятие, восприятие через ум (голову). Чувство — кинестетическое восприятие, восприятие через тело. См.→

    Клуб distant-nik

    Сентябрь 2020

    Психология социального познания — общая характеристика предмета — Студопедия

    Психология социального познания

    Начиная с 70-х г.г. настоящего столетия в социально-психологической литературе все чаще и чаще стала заявлять о себе особая проблемная область, которая обозначила себя как «психология социального познания». Собственно говоря, термин этот приведен здесь не вполне точно, ибо в англоязычной литературе слово «психология» в наименовании этой области опущено, и она названа лаконично «Social Cognition». Понятно, что авторам термина хорошо известно его употребление не только в словаре психологии, но и в более широком спектре гуманитарных наук. Есть солидная традиция изучения социального познания в философии (прежде всего, в разделе «теория познания») и в социологии, где в качестве одной из «самостоятельных» дисциплин существует «социология познания» (или «знания»). Поэтому употребление выражения «social cognition» психологами предполагает, конечно, специфический угол зрения на проблему, и в этой связи точнее в данном случае говорить о «Психологии социального познания».

    Тот факт, что психологи обратили внимание на давно обозначенную проблему именно во второй половине ХХ столетия, имеет свое объяснение. Вся предшествующая традиция, развитая в философии, да и в классическом варианте социологии знания (например, в работах М.Шелера и К.Маннгейма), не вполне различала два возможных акцента при изучении социального познания. Один из них — анализ методологии социального познания, разрабатываемой различными научными дисциплинами: их средства, приемы, нормативы, руководствуясь которыми можно изучить (познать) социальную реальность. «Социальное познание» в такой трактовке — это научное познание всей совокупности социальных явлений, отношений, фактов; задача и способы ее решения исследователями. Второй акцент, который в принципе также отмечался, — это познание социального мира «обыденным» человеком, непрофессионалом, познание им повседневной реальности своей собственной жизни. «Социальное познание» в данном случае — не научное знание, а то «знание», которое складывается в непосредственном жизненном опыте каждого человека. Последний выступает как «наивный психолог» или, в крайнем случае как «наивный ученый» (Moscovici, Hevstone, 1983).



    Социальная психология категорически заявила о том, что ее интерес к социальному познанию связан с этим вторым возможным акцентом. Можно привести много причин того, что такой подход стал особенно актуален во второй половине столетия. Усложнение общественной жизни, проявляющееся и в убыстрении социальных процессов, и в возникновении новых форм и «сечений» общественных институтов, и во все умножающихся бурных социальных изменениях, а порою катаклизмах, требуют от обыденного человека, рядового члена общества достаточной степени понимания того, что же происходит вокруг. Ориентация в окружающем мире, естественно, всегда была потребностью человека, но она резко возрастает в новой ситуации: ориентироваться в новом, сложном мире, можно только умея более или менее адекватно интерпретировать наблюдаемые факты; без такой интерпретации легко утерять смысл как происходящего, так и своего собственного места в нем. Бурный темп социальных изменений, развитие средств массовой информации требуют от человека не только большей адаптации к социуму, но и умения «совладать» (что обозначается в английском языке словом to cope, отсюда существительное coping) с новой ситуацией, то есть оптимизировать деятельность в ней, следовательно, лучше понять, как соотносятся наши знания о мире с изменениями в нем. Таким образом познание социального мира обыденным человеком становится специальным предметом исследования.


    Другая причина того, что социальная психология обратила свое пристальное внимание на социальное познание, кроется в самой логике развития этой науки. С одной стороны, в одной из «родительских» дисциплин, а именно. в общей психологии, также во второй половине века наблюдается огромный прорыв в области изучения познавательных процессов. Традиционный раздел общей психологии — познавательные процессы — все больше и больше сам становится предметом особой отрасли психологической науки — когнитивной психологии. В значительной мере это было обусловлено появлением электронно-вычислительных машин, в связи с чем выяснилось, что операции, ими выполняемые, весьма сходны с когнитивными процессами человека (получение информации, сохранение ее в памяти, классификация и пр.). Однако, первоначальный энтузиазм, возникший в связи с новыми возможностями, открываемыми ЭВМ, обернулся угрозой оторваться от характеристики процесса познания, как он происходит в реальном мире. Поэтому в исследованиях когнитивной психологии довольно быстро были обозначены новые подходы, ориентированные на анализ когнитивной активности индивида в условиях естественной целенаправленной деятельности (Найссер, 1981). Таким образом — вольно или невольно — был сделан шаг в сторону социально-психологического исследования когнитивных процессов.

    Социальная психология оказалась более всего подготовленной стать непосредственной предшественницей психологии социального познания. Можно назвать как минимум три области, где практически сложились предпосылки для нового широкого фронта исследований. Это — проблематика межличностного восприятия (и вообще социальной перцепции), анализ атрибутивных процессов и теории когнитивного соответствия. В каждой из этих трех областей были выявлены те или иные стороны специфики познания человеком социального мира.

    Начиная с работ Дж.Брунера, социальное восприятие трактуется именно как социальное познание, поскольку акцент делается на особенности процесса категоризации социальных объектов, служащей средством не просто восприятия, но интерпретации поведения другого человека. Восприятие при этом становится не просто «репрезентацией», но построением «модели мира», так как предполагает умозаключение (Брунер, 1977), то есть некоторую ментальную «конструкцию».

    Теории атрибуции расширяют спектр психических процессов, которые никак не могут быть идентифицированы только с перцептивной деятельностью. Теория корреспондентного выведения Э.Джонса и К.Дэвиса, теория ковариации (ANOVA) и конфигурации Г.Келли — тому примеры. Субъект восприятия в этих концепциях рассмотрен как вполне рациональная личность, которая нечто знает о действительности, в частности, знает, как приписывать причину наблюдаемому поведению (Келли, 1984). Это доказывает, что процесс социального восприятия по существу превращается в процесс социального познания и в данном случае.

    В теориях когнитивного соответствия предложена специфически социально-психологическая интерпретация по существу философского вопроса — о природе Смысла, «субъективной рациональности». В отличие от чисто философского развития этой идеи, в теориях Ф.Хайдера, Т.Ньюкома, Л.Фестингера, Ч.Осгуда, П.Танненбаума предлагается описание психологической «технологии» поиска этого Смысла. Введение же Р.Абельсоном и М.Розенбергом понятия психологики, как логики обыденного человека, познающего мир (см. Андреева, Богомолова, Петровская, 1978), становится прямой вехой для изучения социального познания.

    Первые обзорные работы по психологии социального познания появились с начала 70-х г.г. В настоящее время имеется довольно обширная литература по проблемам этой области знания. В качестве специального раздела она включена во все учебники и руководства по социальной психологии, начиная с 80-х г.г. Наиболее фундаментальный труд — С.Фиске и Ш.Тэйлор «Социальное познание» (Fiske,Taylor,1994). Постепенно была сформулирована как общая концепция подхода, так и основная проблематика исследований. Были обозначены те «добавления», которые привнесены психологией социального познания к трем областям социальной психологии, названным выше. Все эти добавления связаны с уточнением того, что же понимается под «социальным познанием» в отличие от вообще «познания», с одной стороны, и от «социального восприятия», с другой: во-первых, признается факт социального происхождения этого познания, в том смысле, что оно возникает и поддерживается социальным взаимодействием, решающую роль в котором играет коммуникация; во-вторых, социальное познание имеет дело с социальными объектами, круг которых значительно расширен (по сравнению с перечнем объектов социального восприятия) и должен быть обсужден специально; в-третьих, социальное познание социально разделено, т.е. его результаты являются общими для членов общества или группы, «разделяются» ими, ибо в противном случае никакие взаимодействия людей были бы невозможны.

    Каждое из названных «добавлений» имеет принципиальное значение для понимания исходных положений общей концепции. Человек не в состоянии познать социальный мир в одиночку: он постоянно соотносит свое знание со знанием другого (или других), то есть процесс коммуникации включен здесь органически в сам процесс познания. Но коль скоро коммуникация всегда осуществляется при помощи языка, последний играет решающую роль в том, каким образом интерпретируется окружающий человека мир. С самых первых этапов социализации кто-то «другой» представляет человеку окружающий его мир, следовательно уже ребенок начинает воспринимать мир в некоторой заданной рамке. Иными словами для индивида возникает, наряду с объективной реальностью, некоторая субъективная реальность — образ окружающего мира. В этом смысле человек не просто «фотографирует» мир, но конструирует его. Под «конструированием» понимается приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры, с целью постижения ее смысла. Именно это и позволяет построить «картину» объективной реальности, важность которой едва ли не значимее для человека, чем реальность объективная. В свое время У.Томас справедливо заметил, что если люди воспринимают некоторую ситуацию в качестве реальной, то она будет реальной и по своим последствиям. Тезис о том, что социальное познание есть по существу социальное конструирование, сближает современные варианты когнитивной психологии с течением, получившим название «конструкционизм», виднейшим представителем которого является К.Герген (Герген,1995).Отметим, что самым главным в каждом из двух подходов является перемещение объяснения человеческих действий из сферы разума в сферу социального взаимодействия. Только это и позволяет человеку не просто познавать, но постигать смысл окружающего социального мира, чем подчеркивается такая важнейшая черта социально-познавательного процесса как неразрывная связь получения знания о мире и осмысления его.

    Два обстоятельства должны быть учтены при анализе этих процессов. Во-первых, это старая истина психологии, что человек познает мир в зависимости от того, как он действует в нем, и, вместе с тем, действует в нем в зависимости от того, как он познает его. Отсюда важнейшая задача — вскрыть связь между познанием и действием. Во-вторых, это также ранее установленное положение о том, что познание не есть простое фиксирование внешних связей и отношений, но своеобразная реконструкция их. Отсюда задача — выявление механизма построения внутренней (субъективной) картины мира и активной роли того, кто эту картину строит.

    Эти принципиальные установки определяют дальнейшее развертывание проблематики психологии социального познания, в которой можно выделить четыре основные блока: общая характеристика работы с социальной информацией; детерминанты этого процесса; элементы социального мира, выявляемые в ходе этой работы; социальные институты, в рамках которых процесс конструирования социального мира осуществляется.

    Фокус первого блока — специфика процесса социальной категоризации. предметов. Поскольку категоризация осуществляется на основе выявления определенных признаков предметов, постольку в случае социального познания сразу встает вопрос о трудности обозначения границ категорий. В социальной действительности эти границы часто весьма расплывчаты, зависят в большой степени от конкретного социального и исторического контекста, порою категории слишком абстрактны или несут на себе очевидную ценностную нагрузку, что обусловлено общей позицией субъекта познания, степенью его заинтересованности во взаимодействии с тем или иным представителем той или иной категории. Но это значит, что в любом социально-познавательном процессе должны быть учтены культурно-исторические особенности тех условий, в которых этот процесс осуществляется (Герген, там же).

    Трудности процесса социального познания, порождают специфические приемы эвристики, применяемые обыденным человеком. В данном случае эвристика понимается как своеобразный свод тех принципов, на основании которых возникают различные субъективные вкрапления в процесс освоения социальной информации. Различают эвристику представленности и эвристику наличности ( Tversky, Kanneman, 1974). В первом случае речь идет о том, что человеку свойственно рассматривать какие-либо факты, как более широко представленные, чем они есть на самом деле. При этом он опирается на свой жизненный опыт, на большую вероятность события, то есть категоризирует предметы, отнюдь не опираясь на скрупулезно выделенные признаки. Аналогично употребление приемов и при помощи эвристики наличности: в данном случае явление оценивается на основе готовых суждений, которые имеются в памяти и легче всего приходят на ум при формулировании оценки. Здесь особенно уместно вспомнить, что познание обыденного человека в общем всегда есть познание реальности «жизненного мира», то есть человек познает» то, что каждый знает» (Бергер, Лукман, 1995).

    Сложный процесс «работы» с социальной информацией развертывается на протяжении четырех основных этапов: внимание, кодирование, хранение, воспроизведение. Именно в этом разделе психологии социального познания отчетливее всего проявляется ее ориентация на принципы когнитивной психологии. Это выражается, например, в широком использовании таких элементов познавательного процесса как прототипы, схемы, скрипты, имплицитные теории личности. Собственно, основной массив экспериментальных исследований и различных теоретических построений касается как раз детальной разработки каждого из указанных элементов. В первых работах по психологии социального познания, возможно, был сделан непропорционально большой акцент именно на такие «технологические» характеристики социально-познавательного процесса, что и дало основания критикам обвинить подход за излишний «когнитивизм» (Найссер, 1981). Но довольно быстро сама логика исследований заставила обратить внимание и на то, что остается «за пределами когниций» (Fiske, Taylor, 1994).

    Второй блок исследований посвящен изучению двух рядов таких процессов: собственно «психологических» и социальных, сопровождающих когнитивный процесс и в известной степени детерминирующих его. Термин «психологические» употребляется в данном случае весьма условно: рассмотренные ранее когнитивные процессы также относятся к сфере психологического. «Повтор» термина обусловлен лишь желанием высветить некоторые дополнительные психологические характеристики, без анализа которых нельзя полностью охарактеризовать процесс творчества социального мира. Учитывая тот факт, что человек реально существует в этом сотворенном (построенном, сконструированном) мире, нельзя исключить и его эмоциональное освоение, так же как игнорировать и другие психические процессы, например, мотивацию.

    Из всех элементов этого ряда в социально-познавательной ситуации сегодня наиболее полно исследованы два: роль социальных установок и феномен перцептивной защиты. Через анализ социальных установок в психологии социального познания решаются две важнейшие проблемы, с которыми встретился «чисто» когнитивный подход: включение эмоций в познавательный процесс и связь познания с поведением. Аттитюды оказываются задействованными в осмысление явлений социальной реальности, вторгаясь прежде всего в процесс категоризации. Они направляют поиск социальной информации (гипотеза «селективной экспозиции информации»): субъект демонстрирует избирательный отбор информации в зависимости от совокупности имеющихся у него аттитюдов. Здесь возможны два случая: информация отбирается или при наличии очень сильного, или, напротив, очень слабого аттитюда на объект. Этот феномен был обозначен как биполярный способ подбора «аттитюдно-релевантной» информации (Judd,Kulik,1980): индивид запоминает, фиксирует либо про-, либо контра-аттитюдную информацию, но пропускает нейтральную. Это же относится и к воспроизведению информации в нужный момент. Таким образом именно через установки в социальное познание включается эмоциональный компонент, что зафиксировано также в исследованиях роли настроения при познании социальных объектов.

    Вторая часть психологической «составляющей» социально-познавательного процесса — особые формы перцептивной защиты. Так, описанный Г.Олпортом принцип последней попытки поясняет стремление человека в сложных для него обстоятельствах «цепляться» до последнего за какую-то привычную истину, отгораживая ее от идущих извне воздействий («угроз»). Еще более своеобразной формой перцептивной защиты является открытый М.Лернером феномен «веры в справедливый мир» (Lerner,1980): человек верит в то, что лично с ним без его вины не может случиться что-либо «плохое», поскольку мир справедлив, и в нем каждый получает то, что заслужил. На основе такого рассуждения возможны самые разнообразные метаморфозы принятия или отвержения той или иной информации, а следовательно, и поведения. Это доказано М.Селигменом, описавшим феномен «выученной беспомощности» (см. Хекхаузен, 1986). Разрушение образа справедливости приводит к тому, что человек разуверяется в возможности контролировать свои действия, добиваться результата, зависящего от него. Возникает апатия, поведение приобретает черты «жертвы», что является следствием разрушения веры в справедливый мир. Психологический механизм перцептивной защиты выступает в данном случае как важнейшая потребность сохранения соответствия образа мира, сложившегося в голове, реальному миру. Сохранение (или несохранение) такого соответствия, как видно из рассмотренных примеров, не может быть продуктом только «когнитивных» усилий, но включает эмоциональные и мотивационные процессы.

    Вторая группа факторов, участвующих в социально-позна-вательном процессе и лежащих «за пределами когниций», это — социальные факторы. Два из них явились предметом особенно популярных сегодня исследований: социальный консенсус и роль ценностей в познании.

    Социальный консенсус трактуется (Tajfel, Fraser, 1978) как влияние на процесс индивидуального познания социальных явлений принятых образцов их толкования в той или иной культуре, в том или ином типе общества или его части. Эти принятые образцы суть определенные конвенциональные значения, то есть своего рода договоренности относительно того, как будут интерпретироваться те или иные данные, полученные в процессе познания социальных явлений. Такие «договоренности» существуют в каждой культуре и касаются прежде всего достаточно универсальных характеристик мира: времени, пространства, изменения, причины, судьбы, числа, отношения частей к целому и пр. Общепринятые трактовки этих характеристик образуют своеобразную «модель мира», сетку координат, которой пользуются люди при восприятии мира и построении его образа (Гуревич, 1971). Использование конвенциональных значений ведет к тому, что информация в значительной части не перепроверяется, так как слишком велика опора на социальный консенсус, заданный культурой.

    Естественно, значение социального консенсуса нельзя преувеличивать: при определенных условиях в силу ряда причин он может нарушаться, происходит «слом социального консенсуса». Возможность его обусловлена тем, что люди не обязательно следуют общепринятому, и среди них находятся такие, для кого остается пространство для несогласия, то есть для реинтерпретации того, что было принято в рамках консенсуса. Без такого инакомыслия, альтернативного взгляда на мир в познании господствовал бы полный застой. Всякий раз при сломе социального консенсуса возникает как бы новое видение мира (в истории науки Т.Кун называет это «сменой парадигм»). Оно часто закрепляется в новых формулах языка, которые «оформляют» новый социальный консенсус, установившийся на месте прежнего.

    Важность социального консенсуса может быть хорошо доказана такой закономерностью, которая проявляется каждый раз при его сломе: на место сломанного консенсуса немедленно устанавливается новый, ибо потребность в ориентирах при восприятии тех или иных событий, по-видимому, свойственна любому человеку. Хорошим примером этого могут служить события из истории науки, искусства, политических или экономических идей.

    Возникшая относительно недавно информационная теория конфрмности (Г.Джерард и М.Дойч) как раз ориентирована на то, чтобы показать, каковы последствия поиска человеком информации в ситуациях, где ему приходится соотносить свое поведение с поведением других, а значит, и соотносить свои и чужие интерпретации этих ситуаций. Такое соотнесение особенно значимо, когда сравниваются интерпретации большинства и меньшинства. Диалог между ними в каждом конкретном случае будет иметь результатом либо утверждение «старого» консенсуса (его носитель всегда — большинство) либо «нового» (носителем которого является меньшинство), когда изменяется вся система принимаемых конвенциональных значений и возникает новое видение мира, описанного в новой системе категорий. Поскольку категории выражены при помощи языка, являющегося элементом культуры, ее влияние на социальное познание становится еще более очевидным.

    Вместе с тем, наличие разных систем значений, употребляемых индивидами или группами, порождает необходимость постоянного обмена этими значениями для достижения какого-либо вза-имопонимания. Так в психологию социального познания логично включается идея дискурса (Р.Харре). Дискурс — это рассуждение по поводу какой-либо проблемы, обсуждение ее, «разговор», апелляция к тексту, в котором и содержатся категории. Дискурс необходим для построения адекватной и разделяемой с другими картины мира: его элементы должны быть так обозначены, чтобы на основании одинаково понимаемых значений люди могли совместно действовать. В ходе дискурса трактовка той или иной категории обогащается, она наполняется новым содержанием на основе дополнения характеристиками, приводимыми разными участниками разговора. Дискурс поэтому есть способ совместного конструирования образа социального окружения.

    Многие сторонники идеи дискурса (К.Герген, М.Фуко) полагают, что именно она знаменует собой новую парадигму в социальной психологии, так как связывает процесс познания социального мира и действия в нем, способствует выходу исследований из лаборатории в реальную жизнь, поскольку предполагается обсуждение таких текстов, которые функционируют в реальных социальных ситуациях. В ходе их обсуждения оттачиваются конвенциональные значения — более или менее согласованные интерпретации — тех или иных социальных объектов и событий.

    Другой важный фактор, детерминирующий когнитивную работу с информацией — социальные ценности. По сравнению с теми искажениями информации, которые связаны с индивидуальными психологическими особенностями познающего, «субъективность» оценок под влиянием социальных ценностей значительно больше. Индивид неизбежно «смотрит» на социальный мир через призму определенной системы ценностей. Они могут быть разного уровня: глобальные (добро, красота, свобода и пр.) или приближенные к обыденной жизни (хорошая семья, благополучие, дети и пр.). Пока они неизменны, новая информация отбирается так, чтобы «подтвердить» структуру ценностно-нагруженных категорий.

    При этом могут возникать два типа ошибок: сверхвключение и сверхисключение. В первом случае в категорию включаются объекты, которые на самом деле к ней не относятся. Это происходит тогда, когда у человека есть опасение, что кто-то будет «забыт» при включении в негативно-нагруженную категорию. Если сегодня для кого-то категория «бизнесмен» является негативно-нагруженной, то туда необходимо включить всякого, в ком можно заподозрить бизнесмена, даже в том случае, если в действительности человек весьма далек от этой категории. Напротив, сверхисключение имеет место тогда, когда мы имеем дело с позитивно-нагруженной категорией: наша забота теперь о том, чтобы в нее не «попал» кто-нибудь «недостойный» (например, не следует зачислять в «звезды экрана» какого-либо просто хорошего актера, а то он как бы будет переоценен). Легко видеть, что наличие названных двух видов ошибок, связанных с ценностно-нагруженными категориями, во многом видоизменяют процесс категоризации и оказывают прямое воздействие на общий процесс социального познания.

    Это воздействие имеет и еще одно достаточно нетривиальное проявление — в групповом принятии решений, когда ценности «давят» на конечный результат этого процесса. Феномен «группомыслия» (group think), открытый И.Джанисом (Janis, 1972), определяется как стиль мышления людей, которые полностью включены в единую группу, где стремление к единомыслию важнее, чем реалистическая оценка возможных вариантов действий. Возникновение такого явления обусловлено воздействием на членов группы единообразной системы оценок, касающихся важнейших социальных проблем, привязанностью членов группы определенной системе ценностей, что и снижает качество решения.

    Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что система социальных категорий, ассоциированных с ценностями — важный и устойчивый фактор социального познания, допускающий значительную модификацию образа социального мира. Особенно важным является использование ценностей в быстро изменяющемся мире, при осуществлении так называемой «быстрой категоризации» (Тэшфел), когда решения принимаются на основе не до конца осмысленного опыта и оперирование ценностно-нагруженными категориями может привести к искажению реальных отношений.

    Третий блок проблем в названной области — анализ «продуктов» социального познания, иными словами, описание эле-ментов социального мира, как они предстают перед глазами познающего субъекта. Спектр этих элементов весьма широк: образ-Я, образ Другого, образ Группы (Организации), образ Времени, образ «Среды», образы других, не столь поддающихся определению социальных явлений и, наконец, образ Общества. Формирование образа каждого из этих элементов изучено не в одинаковой степени, можно обозначить лишь основные направления исследований.

    Прежде всего это касается социальной идентичности, которая рассмотрена в данном контексте как механизм формирования образа-Я. По сравнению с традиционным подходом к анализу социальной идентичности психология социального познания предлагает некоторые новые акценты. Они систематизированы в теории социальной идентичности А.Тэшфела (Tajfel, 1978; см. также Агеев, 1990). Одна из центральных идей — связь между осознанием индивидом своего места в обществе и оцениванием им группы принадлежности, то есть зависимость характера социальной идентичности от типа общества, в котором существует человек. В обществах со строгой стратификацией мироощущение человека, так же как и его поведение особенно очевидно «в групповом контексте»: у человека «вне группы» достаточно мало шансов на успех, изменить свое положение он может скорее всего только «с помощью группы» или действуя как «член группы». Такая жесткая привязанность к группе влияет на восприятие и понимание социального мира: принадлежность к группе обусловливает конструирование его образа совместно с другими членами группы. Тем самым выясняется, что образ двух элементов социального мира («Я» и «группа») складывается в межгрупповом взаимодействии.

    Проблема идентичности в психологии социального познания имеет и еще два нетрадиционных измерения: в связи с формированием образа Времени и образа Среды. Освоение человеком временных отношений в его практической деятельности порождает потребность определить свое место в некоторой временной перспективе, соотнести время своей жизни с временем эпохи, в пределах которой эта жизнь протекает. Но это и дает основания говорить о временной идентичности личности, рассматривая ее как новое сечение социальной идентичности. То же относится и к идентичности с окружающей средой. Ее компоненты могут быть выделены по различным основаниям, но при всех обстоятельствах человек использует своего рода когнитивную карту с обозначением места своего пребывания, как бы помещает себя в определенное пространство, что можно назвать «идентификацией с местом». Она оказывается особенно значимой в условиях разлуки человека с привычным местом его проживания (служба в армии, эмиграция и пр.). В таких условиях индивид вырабатывает определенные категории для описания «утраченной» и «актуальной» среды, то есть познает мир через призму восприятия среды своего пребывания. Так выявляются новые аспекты проблемы идентичности, связанные с познанием различных элементов социального мира.

    Многообразие этих элементов требует разработки методологических средств для их анализа. Наряду с теорией социальной идентичности А.Тэшфела другой важнейшей теоретической основой в этой области выступает теория социальных представлений С.Московиси (см. Донцов, Емельянова, 1987).В интересующем нас плане важно подчеркнуть, что социальное представление трактуется здесь как специфическая форма социального познания, рождающаяся в повседневной жизни людей, когда новое, неизвестное, встреченное в этой жизни, переводится на язык «обыденного», знакомого. Это и есть путь осмысления социального мира, предпринятый непрофессионалом. Московиси полагает, что человек испытывает потребность «приручить» новые впечатления и тем самым уменьшить риск неожиданности, приноровиться к новой информации, построить для себя относительно непротиворечивую картину мира. Поэтому социальное представление и выступает как фактор, конструирующий реальность для индивида и для группы.

    Концепция социальных представлений является весьма серьезной заявкой на объяснение механизмов социального познания, она дополняет «чисто» когнитивистский подход: работа с соцальной информацией здесь включена в социальный контекст в гораздо большей степени, и тем самым осуществляется переход от индивидуального познавательного процесса к массовому сознанию.

    Предложенная палитра проблем психологии социального познания была бы не завершенной без выяснения роли социальных институтов в построении образа социального мира. Семья и школа, средства массовой информации и церковь на протяжении всего процесса социализации «организуют» формы и способы постижения человеком социальной реальности. Роль каждого из этих институтов должна быть исследована особо. Такого рода исследования и составляют четвертый блок проблем социального познания.

    Важнейшая перспектива этой области психологии — выявление специфики описанных здесь проблем в условиях современного общества, то есть в периоды бурных социальных изменений. По мысли А.Тэшфела, социальные изменения вообще являются фундаментальной характеристикой окружения человека в современном мире. Поэтому для него нет другого адекватного выбора поведения, кроме как умение столь же адекватно оценить сущность происходящих в обществе изменений. Дестабилизация всей системы общественного устройства делает особенно необходимым углубленное познание социальной реальности и вместе с тем усложняет этот процесс. Такая ситуация предполагает увеличение компетентности человека при познании социального мира, чего не возможно достичь без развития «грамматики коммуникаций».

    Обзор проблематики, разрабатываемой в психологии социального познания, свидетельствует об огромном практическом значении этой области. Нет и не может быть такой нормативной науки, которая «предписала» бы человечеству, как надо познавать мир и действовать в нем. Но и рефлексия по поводу того, как это происходит, всегда полезна, так же как и истина, с которой начинала психология социального познания: люди действуют в мире в соответствии с тем, как они познают его, но они познают его в соответствии с тем, как они действуют в нем.

    Когнитивная психология — Scholarpedia

    Когнитивная психология — это научное исследование человеческого познания, то есть всех наших умственных способностей — восприятия, обучения, запоминания, мышления, рассуждения и понимания. Термин «познание» происходит от латинского слова «cognoscere» или «знать». По сути, когнитивная психология изучает, как люди приобретают и применяют знания или информацию. Он тесно связан с междисциплинарной когнитивной наукой и находится под влиянием искусственного интеллекта, информатики, философии, антропологии, лингвистики, биологии, физики и нейробиологии.

    История

    Когнитивная психология в ее современной форме включает в себя замечательный набор новых технологий в психологической науке. Хотя опубликованные исследования человеческого познания можно проследить до «De Memoria» Аристотеля (Hothersall, 1984), интеллектуальные истоки когнитивной психологии начались с когнитивных подходов к психологическим проблемам в конце 1800-х — начале 1900-х годов в работах Вундт, Кеттелл и Уильям Джеймс (Boring, 1950).

    Когнитивная психология пришла в упадок в первой половине 20-го века с появлением «бихевиоризма» — изучения законов, связывающих наблюдаемое поведение с объективными, наблюдаемыми условиями стимула без какого-либо обращения к внутренним психическим процессам (Watson, 1913; Boring, 1950). ; Скиннер, 1950).Именно это последнее требование, фундаментальное для когнитивной психологии, было одной из гибелей бихевиоризма. Например, непонимание внутренних психических процессов привело к отсутствию различия между памятью и производительностью и не учитывало сложное обучение (Tinklepaugh, 1928; Chomsky, 1959). Эти проблемы привели к упадку бихевиоризма как доминирующей ветви научной психологии и к «когнитивной революции».

    Когнитивная революция началась в середине 1950-х годов, когда исследователи в нескольких областях начали разрабатывать теории разума, основанные на сложных представлениях и вычислительных процедурах (Miller, 1956; Broadbent, 1958; Chomsky, 1959; Newell, Shaw, & Simon, 1958). ).Когнитивная психология стала преобладающей в 1960-х годах (Tulving, 1962; Sperling, 1960). Его возрождение, вероятно, лучше всего отмечено публикацией книги Ульрика Нейссера «Когнитивная психология» в 1967 году. С 1970 года более шестидесяти университетов в Северной Америке и Европе учредили программы когнитивной психологии.

    Допущения

    Когнитивная психология основана на двух предположениях: (1) человеческое познание может, по крайней мере в принципе, быть полностью раскрыто научным методом, то есть отдельные компоненты психических процессов могут быть идентифицированы и поняты, и (2) внутренние психические процессы могут быть описывается в терминах правил или алгоритмов в моделях обработки информации.Эти предположения в последнее время вызывают много споров (Costall, Still, 1987; Dreyfus, 1979; Searle, 1990).

    Подходы

    Как и физика, эксперименты и симуляции / моделирование являются основными инструментами исследования в когнитивной психологии. Часто предсказания моделей напрямую сравнивают с человеческим поведением. Благодаря простоте доступа и широкому использованию методов визуализации мозга когнитивная психология за последнее десятилетие увидела рост влияния когнитивной нейробиологии.В настоящее время существует три основных подхода в когнитивной психологии: экспериментальная когнитивная психология, вычислительная когнитивная психология и нейронная когнитивная психология.
    Экспериментальная когнитивная психология рассматривает когнитивную психологию как одну из естественных наук и применяет экспериментальные методы для исследования человеческого познания. Психофизические реакции, время отклика и отслеживание взгляда часто измеряются в экспериментальной когнитивной психологии. Вычислительная когнитивная психология разрабатывает формальные математические и вычислительные модели человеческого познания, основанные на символических и подсимволических представлениях, а также динамических системах.Нейронная когнитивная психология использует визуализацию мозга (например, ЭЭГ, МЭГ, фМРТ, ПЭТ, ОФЭКТ, оптическую визуализацию) и нейробиологические методы (например, у пациентов с поражениями), чтобы понять нейронные основы человеческого познания. Эти три подхода часто взаимосвязаны и обеспечивают как независимые, так и дополнительные идеи во всех областях когнитивной психологии.

    Поддомены когнитивной психологии

    Традиционно когнитивная психология включает человеческое восприятие, внимание, обучение, память, формирование понятий, рассуждение, суждение и принятие решений, решение проблем и языковую обработку.Для некоторых социальные и культурные факторы, эмоции, сознание, познание животных, эволюционные подходы также стали частью когнитивной психологии.

    • Восприятие: Те, кто изучает восприятие, стремятся понять, как мы строим субъективные интерпретации ближайшей информации из окружающей среды. Системы восприятия состоят из отдельных органов чувств (например, зрительных, слуховых, соматосенсорных) и модулей обработки (например, форма, движение; Livingston & Hubel, 1988; Ungerleider & Mishkin, 1982; Julesz, 1971) и субмодулей (например,g., Lu & Sperling, 1995), которые представляют различные аспекты информации стимула. Текущие исследования также фокусируются на том, как эти отдельные представления и модули взаимодействуют и интегрируются в согласованные восприятия. Когнитивные психологи эмпирически изучали эти свойства с помощью психофизических методов и изображений мозга. Вычислительные модели, основанные на физиологических принципах, были разработаны для многих систем восприятия (Grossberg & Mingolla, 1985; Marr, 1982; Wandell, 1995).
    • Attention: Attention решает проблему информационной перегрузки в когнитивных системах обработки, выбирая некоторую информацию для дальнейшей обработки или управляя ресурсами, применяемыми к нескольким источникам информации одновременно (Broadbent, 1957; Posner, 1980; Treisman, 1969). Эмпирическое исследование внимания было сосредоточено на том, как и почему внимание улучшает производительность или как недостаток внимания снижает производительность (Posner, 1980; Weichselgartner & Sperling, 1987; Chun & Potter, 1995; Pashler, 1999).Теоретический анализ внимания использует несколько основных подходов для определения механизмов внимания: подход обнаружения сигнала (Lu & Dosher, 1998) и подход выбора подобия (Bundesen, 1990; Logan, 2004). Связанные эффекты предвзятого соревнования были изучены в записях одиночных клеток у животных (Reynolds, Chelazzi, & Desimone, 1999). Исследования изображений головного мозга документально подтвердили влияние внимания на активацию в ранней зрительной коре головного мозга и исследовали сети для контроля внимания (Kanwisher & Wojciulik, 2000).
    • Обучение: Обучение улучшает реакцию организма на окружающую среду. Когнитивные психологи изучают, какая новая информация получена и в каких условиях. Изучение обучения начинается с анализа феноменов обучения у животных (т. Е. Привыкания, обусловливания, инструментального, случайного и ассоциативного обучения) и распространяется на изучение когнитивной или концептуальной информации людьми (Kandel, 1976; Estes, 1969; Thompson , 1986).Когнитивные исследования имплицитного обучения подчеркивают в значительной степени автоматическое влияние предшествующего опыта на производительность и природу процедурных знаний (Roediger, 1990). Исследования концептуального обучения подчеркивают характер обработки входящей информации, роль разработки и природу закодированного представления (Craik, 2002). Те, кто использует вычислительные подходы, исследовали природу концепций, которые можно легче усвоить, а также правила и алгоритмы для обучающих систем (Holland, Holyoak, Nisbett, & Thagard, 1986).Те, кто использует исследования поражений и изображений, исследуют роль конкретных систем мозга (например, систем височных долей) для определенных классов эпизодического обучения и роль систем восприятия в неявном обучении (Tulving, Gordon Hayman, & MacDonald, 1991; Gabrieli, Fleischman , Keane, Reminger, & Morell, 1995; Grafton, Hazeltine, & Ivry, 1995).
    • Память: Изучение емкости и хрупкости человеческой памяти — один из наиболее развитых аспектов когнитивной психологии.Изучение памяти фокусируется на том, как воспоминания приобретаются, хранятся и восстанавливаются. Области памяти функционально подразделяются на память для фактов, для процедур или навыков, а также на объем рабочей и кратковременной памяти. Экспериментальные подходы выявили диссоциативные типы памяти (например, процедурную и эпизодическую; Squire & Zola, 1996) или системы обработки с ограниченными возможностями, такие как краткосрочная или рабочая память (Cowan, 1995; Dosher, 1999). Вычислительные подходы описывают память как пропозициональные сети, или как голографические или составные представления и процессы поиска (Anderson, 1996, Shiffrin & Steyvers, 1997).Визуализация головного мозга и исследования повреждений выявляют отдельные области мозга, активные во время хранения или извлечения из различных систем обработки (Gabrieli, 1998).
    • Формирование концепции: Формирование концепции или категории относится к способности организовывать восприятие и классификацию опыта путем построения функционально значимых категорий. Реакция на конкретный стимул (например, на кошку) определяется не конкретным случаем, а классификацией по категории и ассоциацией знаний с этой категорией (Medin & Ross, 1992).Было показано, что способность изучать концепции зависит от сложности категории в репрезентативном пространстве и от отношения вариаций между образцами концептов к фундаментальным и доступным измерениям репрезентации (Ashby, 2000). Некоторые концепции в значительной степени отражают структуры сходства, но другие могут отражать функции или концептуальные теории использования (Medin, 1989). Вычислительные модели были разработаны на основе агрегирования представлений экземпляров, структур подобия и общих моделей распознавания, а также концептуальных теорий (Barsalou, 2003).Когнитивная нейробиология определила важные структуры мозга для аспектов или различных форм формирования категорий (Ashby, Alfonso-Reese, Turken и Waldron, 1998).
    • Суждение и решение: Человеческое суждение и принятие решений повсеместно — добровольное поведение явно или неявно требует суждения и выбора. Исторические основы выбора базируются на нормативных или рациональных моделях и правилах оптимальности, начиная с теории ожидаемой полезности (von Neumann & Morgenstern, 1944; Luce, 1959).Обширный анализ выявил широко распространенные неудачи рациональных моделей из-за дифференциальной оценки рисков и выгод (Luce and Raiffa, 1989), искаженной оценки вероятностей (Kahneman & Tversky, 1979) и ограничений в обработке информации человеком (например, Russo & Дошер, 1983). Новые вычислительные подходы основаны на динамическом системном анализе суждений и выбора (Busemeyer & Johnson, 2004) и байесовских сетях убеждений, которые делают выбор на основе нескольких критериев (Fenton & Neil, 2001) для более сложных ситуаций.Изучение принятия решений стало активной темой в когнитивной нейробиологии (Bechara, Damasio and Damasio, 2000).
    • ‘’ ’Рассуждение:’ ’’ Рассуждение — это процесс, с помощью которого оцениваются или конструируются логические аргументы. Первоначальные исследования рассуждений были сосредоточены на том, в какой степени люди правильно применяли философски выведенные правила вывода в дедукции (т. Е. Из А следует Б; если А, то на В), а также на множестве способов, которыми люди не понимают одни выводы и делают ложные выводы о других. ,Они были расширены до ограничений в рассуждении с помощью силлогизмов или кванторов (Johnson-Laird, Byne and Schaeken, 1992; Rips and Marcus, 1977). Индуктивное рассуждение, напротив, вырабатывает гипотезу, согласующуюся с рядом наблюдений или причин по аналогии (Holyoak and Thagard, 1995). Часто на рассуждения влияют эвристические суждения, заблуждения, репрезентативность свидетельств и другие фреймовые явления (Kahneman, Slovic, Tversky, 1982). Вычислительные модели были разработаны для вывода и аналогий (Holyoak, Thagard, 1995), логических рассуждений (Rips and Marcus, 1977) и байесовских рассуждений (Sanjana and Tenenbaum, 2003).
    • Решение проблем: Когнитивная психология решения проблем — это изучение того, как люди добиваются целенаправленного поведения. Вычислительный анализ в пространстве состояний и компьютерное моделирование решения проблем Ньюэлла и Саймона (1972), а также эмпирический и эвристический анализ Викельгрена (1974) вместе создали когнитивно-психологический подход к решению проблем. Решение проблемы задумано как поиск операций для перехода от начального состояния к целевому состоянию в проблемном пространстве с использованием алгоритмических или эвристических решений.Представление проблемы имеет решающее значение при поиске решений (Zhang, 1997). Опыт в областях, богатых знаниями (например, в шахматах), также зависит от распознавания сложных образов (Gobet & Simon, 1996). Решение проблем может задействовать восприятие, память, внимание и исполнительные функции, поэтому многие области мозга могут быть задействованы в задачах решения проблем с упором на префронтальные исполнительные функции.
    • Обработка языка: В то время как лингвистические подходы сосредоточены на формальных структурах языков и использовании языка (Chomsky, 1965), когнитивная психология сосредоточена на усвоении языка, понимании языка, формировании языка и психологии чтения (Kintsch 1974; Pinker , 1994; Levelt, 1989).Психолингвистика изучала кодирование и лексический доступ слов, процессы синтаксического анализа и представления на уровне предложения, а также общие представления концепций, сути, вывода и семантических предположений. Вычислительные модели были разработаны для всех этих уровней, включая лексические системы, системы синтаксического анализа, системы семантического представления и чтение вслух (Seidenberg, 1997; Coltheart, Rastle, Perry, Langdon, & Ziegler, 2001; Just, Carpenter, and Woolley, 1982; Торн, Брэтли и Дьюар, 1968; Шанк и Абельсон, 1977; Массаро, 1998).Неврология языка имеет долгую историю в анализе повреждений (Wernicke, 1874; Broca, 1861), а также широко изучалась с помощью когнитивной визуализации (Posner et al, 1988).

    Приложения

    Исследование когнитивной психологии позволило выработать обширный свод принципов, представлений и алгоритмов. Успешные приложения варьируются от специально созданных экспертных систем до массового программного обеспечения и бытовой электроники: (1) Разработка компьютерных интерфейсов, которые взаимодействуют с пользователями для удовлетворения их информационных потребностей и работают как интеллектуальные агенты, (2) Разработка гибкой информационной инфраструктуры на основе по представлению знаний и методам рассуждения, (3) Разработка интеллектуальных инструментов в финансовой индустрии, (4) Разработка мобильных интеллектуальных роботов, которые могут выполнять задачи, обычно предназначенные для людей, (5) Развитие бионических компонентов перцептивного и когнитивного нейронов. такие системы, как кохлеарные имплантаты и имплантаты сетчатки.

    Список литературы

    • Андерсон, Дж. Р. (1996) Архитектура познания. Махва, Нью-Джерси: L. Erlbaum Associates.
    • Эшби, Ф. Г. (2000) Стохастическая версия общей теории распознавания. Журнал математической психологии 44: 310-329.
    • Эшби, Ф. Г., Альфонсо-Риз, Л. А., Теркен, А. У., и Уолдрон, Э. М. (1998) Нейропсихологическая теория множественных систем в категориальном обучении. Психологический обзор 105: 442-481.
    • Barsalou, L.W. (2003) Абстракция в перцептивных системах символов.Философские труды Лондонского королевского общества: биологические науки 358 :.
    • Бехара, А., Дамасио, Х. и Дамасио, А. (2000) Эмоции, принятие решений и орбитофронтальная кора. Кора головного мозга 10: 295-307.
    • Скучно, Э. Г. (1950). История экспериментальной психологии (2-е изд.). Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
    • Бродбент Д. Э. (1957) Механическая модель человеческого внимания и непосредственной памяти. Психологический обзор 64: 205-215.
    • Бундесен, К.(1990) Теория визуального внимания. Психологический обзор 97: 523-547.
    • Busemeyer, J. R., & Johnson, J. G. (2004). Вычислительные модели принятия решений. В Д. Келер и Н. Харви (ред.), Справочник по суждениям и принятию решений (стр. 133–154). Оксфорд, Англия: Блэквелл.
    • Хомский, Н. (1959) Обзор вербального поведения, Б.Ф. Скиннер. Язык 35: 26-57.
    • Хомский Н. (1965) Аспекты теории синтаксиса. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. |
    • Чун, М.М. и Поттер М. С. (1995) Двухэтапная модель для обнаружения множественных целей в быстрой последовательной визуальной презентации. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 21: 109-127.
    • Coltheart, M., Rastle, K., Perry, C., Langdon, R., & Ziegler, J. (2001) DRC: Двухуровневая каскадная модель визуального распознавания слов и чтения вслух. Психологическое обозрение, 108, 204 — 256.
    • Косталл, А. и Стилл, А. (редакторы) (1987) Когнитивная психология под вопросом. Брайтон: Harvester Press Ltd.
    • Коуэн, Н. (1995) Внимание и память: интегрированная структура, Нью-Йорк: Oxford University Press.
    • Крейк, Ф. И. М. (2002) Уровни обработки: прошлое, настоящее … и будущее? Память 10: 305-318.
    • Dosher, B.A. (1999) Вмешательство предметов и временные задержки в рабочей памяти: немедленный серийный вызов. Международный журнал психологии, специальный выпуск: Кратковременная / рабочая память, 34: 276-284.
    • Дрейфус, Х. Л. (1979) Чего компьютеры не могут сделать: пределы искусственного интеллекта, Нью-Йорк: Харпер и Роу.
    • Эстес, В. К. (1969) Подкрепление в обучении человека. В Дж. Тэпп (ред.), Подкрепление и поведение. Нью-Йорк: Academic Press.
    • Фентон Н. и Нил М. (2001) Принятие решений: использование байесовских сетей и MCDA, Системы, основанные на знаниях, 14: 307-325.
    • Габриэли, Дж. Д. Э. (1998) Когнитивная нейробиология человеческой памяти. Ежегодный обзор психологии 49: 87-115.
    • Gabrieli, J.D.E., Fleischman, D.A., Keane, M.M., Reminger, S.L. и Моррелл Ф. (1995) Двойная диссоциация между системами памяти, лежащими в основе явной и неявной памяти в человеческом мозге.Психологическая наука 6: 76-82.
    • Гобет Ф. и Саймон Х. А. (1996) Напоминание о случайных и искаженных шахматных позициях: значение для теории опыта. Память и познание 24: 493-503.
    • Grafton, S. T., Hazeltine, E., and Ivry, R. (1995) Функциональное картирование обучения последовательности у нормальных людей. Журнал когнитивной неврологии, 7: 497–510.
    • Гроссберг, С. и Минголла, Э. (1985) Нейронная динамика восприятия формы: завершение границ, иллюзорные фигуры и распространение неоновых цветов.Психологический обзор, 92: 173-211.
    • Холланд, Дж. Х., Холиоук, К. Дж., Нисбетт, Р. Э. и Тагард, П. Р. (1986) Induction. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Holyoak, K. J. и Thagard, P. (1995) Аналогия мысленных скачков в творческой мысли, Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Hothersall, Дэвид (1984) История психологии, Нью-Йорк: Random House.
    • Джонсон-Лэрд, П. Н., Бирн, Р. М. Дж. И Шекен, В. (1992) Пропозициональное рассуждение по модели, Psychology Review 99: 418-439.
    • Julesz, B. (1971) Основы циклопического восприятия. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
    • Just, M. A., Carpenter, P. A., & Woolley, J. D. (1982) Парадигмы и процессы и понимание прочитанного. Журнал экспериментальной психологии: Общие 3: 228-238.
    • Канеман, Д. и Тверски, А. (1979) Теория перспектив: анализ принятия решений в условиях риска. Econometrica 47: 263-292.
    • Канеман Д., Слович П. и Тверски А. (1982) Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    • Кандел, Э. Р. (1976) Клеточные основы поведения: Введение в поведенческую нейробиологию. Сан-Франциско: В. Х. Фриман.
    • Kanwisher N и Wojciulik E. (2000) Визуальное внимание: выводы из визуализации мозга. Nature Review Neuroscience 1: 91-100.
    • Кинч, В. (1974) Представление смысла в памяти, Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates.
    • Ливингстон, М.С. и Hubel, D.H. (1988) Разделение формы, цвета, движения и глубины: анатомия, физиология и восприятие.Наука 240: 740–749.
    • Левелт, У. Дж. М. (1989) Выступление: от намерения к артикуляции, Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Логан Г.Д. (2004) Совокупный прогресс в формальных теориях внимания. Ежегодный обзор психологии 55: 207-234.
    • Lu, Z.-L., & Dosher, B.A. (1998) Внешний шум различает механизмы внимания. Исследование зрения 38 :.
    • Лу, З.-Л. и Сперлинг Г. (1995) Функциональная архитектура визуального восприятия движения человека, Vision Research 35 :.
    • Люс, Д. Р. (1959) Поведение индивидуального выбора; теоретический анализ, Нью-Йорк: Wiley.
    • Люс, Р. Д. и Райффа, Х. (1989) Игры и решения: введение и критический обзор. Нью-Йорк: Dover Publications
    • Марр Д. (1982) Видение. Сан-Франциско: В. Х. Фриман.
    • Массаро, Д. У. (1998) Восприятие говорящих лиц: от восприятия речи до принципа поведения, Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Макклелланд, Дж. Л. и Румелхарт, Д. Э. (1981) Интерактивная модель активации контекстных эффектов в восприятии письма: Часть 1, Психологический обзор 88: 375-407.
    • Медлин, Д. Л. и Росс, Б. Х. (1992) Когнитивная психология. Форт-Уэрт: Харкорт Брейс Йоханович.
    • Медлин Д. Л. (1989) Концепции и концептуальная структура. Американский психолог 44: 1469–1481.
    • Миллер, Г.А. (1956) Магическое число семь плюс-минус два. Психологический обзор 63: 81–97.
    • Neisser, U (1967) Когнитивная психология. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
    • Ньюэлл А. и Саймон Х. А. (1972) Решение человеческих проблем, Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.
    • Ньюэлл, А., Шоу, Дж. К., и Саймон, Х. А. (1958) Элементы теории решения человеческих проблем. Психологический обзор 23: 342-343.
    • Пашлер, Х. Э. (1999) Психология внимания, Кембридж, Массачусетс: MIT Press,
    • Пинкер, С. (1994) Языковой инстинкт, Нью-Йорк: У. Морроу и Ко.
    • Познер, М.И. (1980). Ориентация внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 32: 3-25.
    • Познер, М. И., Петерсен, С. Э., Фокс, П. Т. и Райхл, Р.E. (1988) Локализация когнитивных операций в мозге человека, Science 240 :.
    • Reynolds, J.H., Chelazzi, L., & Desimone, R. (1999). Соревновательные механизмы заслуживают внимания в областях макак V2 и V4. Журнал неврологии 19 :.
    • ,

    • Рипс, Л. Дж., И Маркус, С. Л. (1977). Предположения и анализ условных предложений. В M. A. Just & P. ​​A. Carpenter (Eds.), Когнитивные процессы в понимании. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.
    • Рёдигер III, Х.Л. (2002) Процессинговые подходы к познанию: импульс со стороны структуры уровней обработки. Память 10: 319-332.
    • Руссо, Дж. Э. и Дошер, Б. А. (1983) Стратегии множественного бинарного выбора атрибутов. J Exp Психология обучения, памяти и познания 9: 676-696.
    • Санджана, Н. Э. и Тененбаум, Дж. Б. (2003) Байесовские модели индуктивного обобщения. Достижения в системах обработки нейронной информации 15: 59-66.
    • Schank, R.C. & Abelson, R.P. (1977) Сценарии, планы, цели и понимание: исследование структур человеческого знания, Hillsdale, NJ: L.Erlbaum Associates.
    • Сирл, Дж. Р. (1990) Является ли мозг цифровым компьютером Обращение президента АПА.
    • Зайденберг, М. С. (1997) Приобретение и использование языка: изучение и применение вероятностных ограничений. Наука 275 :.
    • Шиффрин, Р. М., и Стейверс, М. (1997). Модель распознавания памяти: REM — эффективное извлечение из памяти. Психономический бюллетень и обзор 4: 145-166.
    • Скиннер, Б. Ф. (1950) Необходимы ли теории обучения? Психологический обзор 57: 193-216.
    • Сперлинг Г. (1960). Информация доступна в виде кратких наглядных презентаций. Психологические монографии, 74 1-29.
    • Сквайр, Л. Р., Зола, С. М. (1996) Структура и функции декларативных и недекларативных систем памяти. Труды Национальной академии наук 93 :.
    • Томпсон, Р. Ф. (1986) Нейробиология обучения и памяти. Наука 29: 941 — 947.
    • Thorne, J., Bratley, P. & Dewar, H. (1968) Синтаксический анализ английского языка с помощью машины.В Мичи, Д. (Эд), Machine Intelligence, Нью-Йорк: American Elsevier.
    • Тинклепо, О. Л. (1928) Экспериментальное исследование репрезентативных факторов у обезьян, Journal of Comparative Psychology 8: 197–236.
    • Трейсман А. М. (1969) Стратегии и модели избирательного внимания. Психологический обзор 76: 282-299.
    • Тулвинг, Э. (1962). Субъективная организация в свободном припоминании «несвязанных» слов. Психологический обзор 69: 344-354.
    • Tulving, E., Gordon Hayman, C.А. и Макдональд, К. А. (1991) Длительное перцептивное восприятие и семантическое обучение при амнезии, ситуационный эксперимент. Журнал экспериментальной психологии 17: 595-617.
    • Унгерлейдер, Л.Г. и Мишкин, М. (1982) В D.J. Ингл, М.А.Гудейл и Р.Дж.В. Мэнсфилд (ред.), Анализ визуального поведения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • фон Нейман, Дж. И Моргенштерн, О. (1944) Теория игр и экономического поведения, Принстон, Нью-Джерси: Princeton Univ. Нажмите.
    • Ванделл, Б. (1995) Основы видения, Сандерленд, Массачусетс: Sinauer Associates.
    • Watson, J.B. (1913) Психология с точки зрения бихевиористов, Psychological Review 20: 158-177.
    • Weichselgartner, E. and G. L. U. S. Sperling (1987) Динамика автоматического и контролируемого зрительного внимания. Наука 238: 778-780.
    • Викельгрен, В. А. (1974) Как решать проблемы. Нью-Йорк: У. Х. Фриман.
    • Чжан Дж. (1997) Природа внешнего: представления в решении проблем. Когнитивная наука 21: 179-217.

    Внутренние ссылки

    • Валентино Брайтенберг (2007) Мозг.Scholarpedia, 2 (11): 2918.
    • Олаф Спорнс (2007) Сложность. Академия наук, 2 (10): 1623.
    • Джеймс Мейсс (2007) Динамические системы. Scholarpedia, 2 (2): 1629.
    • Пол Л. Нуньес и Рамеш Сринивасан (2007) Электроэнцефалограмма. Академия наук, 2 (2): 1348.
    • Роберт Курцбан (2007) Эволюционная психология. Scholarpedia, 2 (8): 3161.
    • Уильям Д. Пенни и Карл Дж. Фристон (2007) Функциональная визуализация. Scholarpedia, 2 (5): 1478.
    • Сейджи Огава и Юл-Ван Сун (2007) Функциональная магнитно-резонансная томография.Scholarpedia, 2 (10): 3105.
    • Марк Аронов (2007) Язык. Scholarpedia, 2 (5): 3175.
    • Джон Доулинг (2007) Retina. Scholarpedia, 2 (12): 3487.
    • Вольфрам Шульц (2007) Награда. Scholarpedia, 2 (3): 1652.

    Внешние ссылки

    См. Также

    Когнитивная нейропсихология, эволюционная психология, нейропсихология

    ,

    цитат о когнитивной психологии (25 цитат)

    «Объем внимания, которое я получил от аудитории, прямо пропорционален времени, которое им потребовалось, чтобы понять это полностью. Это просто означает, что если я хочу и дальше привлекать их внимание, мне придется бесконечно искать (пока я не достигну финальной точки) их через мои слова, не подводя их ни перед какой дилеммой.

    Это настолько последовательный подход, что у меня нет лишнего времени, кроме времени, когда они прочитают предыдущее. Независимо от того, что я должен придерживаться одного и того же шаблона, если я не хочу отвлечь их внимание.

    В тот момент, когда я их отвлекаю, я нахожусь на другом пути, но параллельном. Все путешествие, общение или беседа приобретают смысл только в том случае, если я смогу добраться до места назначения, не отвлекаясь и не искажая.

    Внимательный, я должен переключать треки, потому что в противном случае я в конечном итоге поставлю или оставлю их на полпути, не зная, куда идти на неизвестном треке. Я не должен терять их на полпути, я помню об этом.

    Это верно, когда сначала аудитория уже впечатлена вашими начальными жестами, репликами и отличным вступлением.Затем они ждут, когда в конце произойдет что-то чудесное или великолепное. Весь процесс представляет собой цепочку своеобразной начальной точки, интимных промежуточных линий и конкретной конечной точки.

    Наконец, сверху кажется, что вы провели аудиторию по длинной диагональной дороге, но это не так.

    Вся теория называется «Параллельно-перпендикулярный процесс», где я использую оксюморон, потому что вы знаете, где вы хотите, чтобы ваша аудитория была, но вы импровизируете вместе со сменой треков всякий раз, когда аудитория находится на грани расхождения, и вы применяете свой инстинкт сразу сойтись.

    Это теория когнитивной рекламы, которая может продавать
    Старый продукт соответствующему покупателю
    Шутка для смеющейся аудитории
    Первое впечатление на соответствующие перспективы
    Новый продукт на свежем рынке
    Воодушевляющая речь для потенциальной толпы
    Реклама для целевых зрителей

    Большая выгода от этого, если применять ее постоянно, она распространяется от начала до конца на ходу. Хотя недостаток этого может иметь место одновременно, эта теория не работает, когда аудитория является общей, потому что это ниша, за которой она следует.»

    Бхавик Сархеди

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.