Подходы к старению биологические психологические социологические: Биологические подходы к старению — Студопедия.Нет

Содержание

Биологические подходы к старению — Студопедия.Нет

Биология изучает живые организмы на разных уровневых срезах: организм как целостную систему, подразделяющуюся на составляющие ее органы и клеточные компоненты вплоть до молекулярного строения. В соответствии со взглядами биологов, большинство живых организмов, как растений, так и животных, с возрастом утрачивают свои функциональные способности.

Представители биологической науки связывают понятия старения и старости с «закатом» и ухудшением состояния организма и его различных органов. В зарубежной геронтологии чаще всего цитируют четыре основополагающих критерия, связанных со старением, которые были предложены известным на Западе геронтологом Б.Стрехлером [ Strehler B . L ., 1962}.

1. Старение, в отличие от болезни, является универсальным процессом, ему подвержены все без исключения члены популяции.

2. Старение является прогрессирующим, непрерывным процессом.

3. Старение есть свойство любого живого организма.

4. Старение сопровождается дегенератирующими изменениями (в противовес изменениям организма при его развитии или «взрослении»).

7

Таким образом, по мнению исследователей в области биологии, старение и смерть являются базовыми, сущностными биологическими свойствами, отражающими функционирование и эволюцию всех живых организмов, включая человека. Биологи исследуют организм, пытаясь измерить природу и предел возрастных изменений, понять, чем вызваны эти изменения, как их можно контролировать, корректировать, как можно смягчить последствия процесса старения. В этой связи биологическая наука располагает рядом теорий, непосредственно затрагивающих тематику процесса старения человека. Наиболее распространены в научном мире за рубежом две из них. Это теории «программированного старения» и «непрограммированного старения». <…>


Психологические подходы к старости

В обыденной жизни принято уделять гораздо больше внимания I психологическим аспектам старения, нежели биологическим. Однако, как ни странно, сама психология как наука в полной мере практически почти не занималась проблемами старости. Лишь сравнительно недавно, когда над современным обществом навис «пресс» глобальных демографических изменений, проблемы психологического старения стали предметом пристального изучения психологов-теоретиков. Эти исследования стали активно проводиться в рамках междисциплинарных проектов в контексте исторических, экологических и биологических подходов, причем каждое традиционное направление психологии вносило в эти исследования свои специфические нюансы и варианты. Рассмотрим некоторые из них.

Экспериментальная психология

Экспериментальная психология положила начало современному научному психологическому знанию. Во второй половине девятнадцатого столетия она родилась как лабораторная наука, занимающаяся в основном проблемами функционирования человеческого интеллекта, умственного развития человека, его способностей участвовать в познавательных процессах и др. Ключевыми темами новой науки стали восприятие, память, познание, а также интеллектуальные процессы. Несмотря на то, что первые ученые в области психологии как науки были в основном представителями Германии, тем не менее экспериментальная психология получила большее развитие в США и Англии, поскольку именно в этих странах результаты исследований достигли широкого признания и стали использоваться на практике.



Первым значительным вкладом в изучение проблем психологического старения явилась работа сэра Фрэнсиса Галтона

8

(1822—1911) (Sir Francis Galton), троюродного брата Чарльза Дарвина. Его прежде всего интересовали вопросы интеллектуальной деятельности человека и ее трансформации в пожилом возрасте.

Создание в первой половине девятнадцатого столетия теста интеллектуальных способностей (IQ) оказало значительное влияние на развитие психологии. Тест был составлен американским физиологом Терманом (Тегтап), сумевшим применить методику французских психологов А. Бине и Т.Энри (Binet, Henri), которой они пользовались при анализе сложных мыслительных действий человека в процессе познания. Успехи психологов в использовании на практике теста интеллекта ( IQ ) позволили им обрести репутацию ученых-специалистов, способных оценивать и даже замерять абсолютные интеллектуальные способности людей. <…>

Однако… еще не был сделан вывод о зависимости психологических характеристик людей от социальных факторов, не были исследованы в полной мере психологические различия, связанные с возрастными особенностями взрослых людей, особенно пожилых. Снижение некоторых психологических функций у пожилых людей объяснялось в основном процессами биологической деградации. В психологии постепенно начинает формироваться представление о психологическом старении как о процессе психологической деградации. Появляется модель психологического развития и старения, суть которой состояла в том, что в период роста организма происходит бурный процесс наращивания интеллектуальных способностей, сопровождаемый затем периодом относительной стабильности, вслед за которым наступает длительный период снижения интеллекта. Господство в психологической науке именно этой модели предопределило непопулярность исследований, связанных с пожилым возрастом. В лучшем случае изучение пожилого возраста как бы дополняло общие исследования познавательных функций человека.

Лишь совсем недавно, с развитием когнитивной психологии, исследования в области умственных функций пожилых людей стали более привлекательны для ученых-психологов, а теоретическая и практическая психология стали более связаны между собой. «Интеллектуальный показатель» хотя и сохранился в исследовании и характеристике процесса старения, однако стал дифференцированным при учете широкого диапазона возможных изменений в этом плане, многофакторно зависимых.

Опираясь на основные концептуальные положения экспериментальной психологии, социальная геронтология уделяет особое внимание рассмотрению внешних социальных факторов, оказывающих влияние на состояние человека в процессе старения, способных как замедлить, так и ускорить этот процесс.

9

Психология развития

Традиционно англо-американская школа психологии исследовала психическую деятельность человека, причем как в молодом, так и пожилом возрасте, как бы в сравнении с идеальным стандартом, идеальной моделью функционирования психики. При этом ранний возраст человека рассматривался как период, не достигший идеального состояния, а пожилой — как отклонение от нормы, идеала или как проявление девиантности, в то время как на европейском континенте философов, а впоследствии и психологов гораздо больше интересовали проблемы развития человека на всех без исключения этапах его жизненного пути.

Жан-Жак Руссо (Jean-Jaques Rousseau, 1712—1778) предлагал оценивать психическое развитие человека в зависимости от особенностей его возраста, выдвигая различные критерии этих оценок. Он отстаивал идею о том, что ребенка нельзя считать неразвитым взрослым, а необходимо подойти к оценке его интеллекта, полагаясь на особые, свойственные этому возрасту показатели, а пожилого человека — возвращающегося в детство, без оценки накопленного им жизненного опыта.

Идея относительности человеческого развития, качественно прогрессирующего в виде скачков от одной стадии к другой, представлена в работах швейцарского психолога Жана Пиаже (Jean Piaget, 1896—1980), в которых он исследовал основные стадии развития интеллекта в детском возрасте. Несмотря на то, что Пиаже ограничил свои исследования психологией детского возраста, его методология и научные выводы в целом широко использовались впоследствии многими учеными при анализе познавательных возможностей человека на всех этапах его жизненного пути, включая старость. Так, например, многие современные ученые, следуя традициям Пиаже, отстаивают точку зрения, согласно которой определяющей чертой взрослого возраста (в том числе пожилого) является способность воспринимать жизненные противоречия как осознанный факт. Психическая зрелость человека определяется не только признанием противоречий как необходимого условия жизни, но и эффективным использованием этих противоречий в мыслительной деятельности. Противоречия являются основанием для творческой деятельности, для новых открытий. Именно развитие диалектического мышления, в котором участвует не только рациональное мышление, но и интуиция, предвидение, предчувствие, т.е. бессознательное начало, является не только предметом изучения психологии и геронтопсихологии в частности, но и широкой основой для психологической практики [ Riegel K . F ., 1973].

Европейская психология известна в научном мире своим вкладом в изучение проблем личности. Вне зависимости от отношения

10

различных школ в психологической науке к идеям психоанализа можно с уверенностью сказать, что теория Зигмунда Фрейда (Sigmund Freud, 1856—1939) оказала революционизирующее воздействие на формирование современных взглядов в области психологии развития, на объяснение поведения человека, поскольку она предложила теоретикам и практикам динамическую модель мотивационной сферы человека и пробудила интерес к исследованиям в широких областях психологии человека, в отличие от традиционного изучения интеллектуальных и познавательных способностей человека. Фрейд достаточно убедительно показал, что люди в своей деятельности не всегда пользуются рациональными способами, при этом не всегда отдавая себе отчет относительно своих действий и поступков. Хотя Фрейд и его ближайшие последователи не были в строгом смысле слова психологами-теоретиками, они были скорее клиницистами-психиатрами, тем не менее богатство их идей относительно мотивации человеческого поведения до сих пор побуждает многих ученых к поиску именно в этой сфере новых данных о психологии человека, в том числе человека стареющего.

Следует отметить, что хотя сам Фрейд непосредственно не изучал проблемы пожилого возраста, однако в его работах прослеживается личное ощущение страха перед смертью как неизбежного завершения старости. <…>

Карл Юнг (K.Jung, 1875—1961), создавая альтернативную Фрейду школу психоанализа, придавал еще большее значение изучению проблем, как он называл, «второй половины жизни» человека. Для него середина жизни являлась критическим поворотным моментом, когда перед индивидом открывались новые возможности для саморазвития. Человеку уже не требовалось устанавливать столько внешних связей, ему не нужна форсированная социализация. В зрелом возрасте человек в основном поглощен внутренней работой самопознания (самореализации), которую Юнг назвал «индивидуацией». Человек во второй половине жизни может обрести новое полновесное развитие своей личности. Человек в этом возрасте способен принять в своем «Я» как «женское», так и «мужское» начало. Юнг придавал большое значение символическому и религиозному опыту в обретении состояния гармонии между индивидом и окружающим его миром. Обладая энциклопедическими знаниями во многих областях, он сумел убедительно доказать правоту своей теории на примерах различных культур и социальной, и индивидуальной жизни разных обществ.

Другой известный в научном мире современник Фрейда Альфред Адлер (Alfred Adler, 1870—1937) также занимался изучением различных аспектов мотиваций в поведении человека. Он не был согласен с фрейдистской трактовкой сексуальности как основного фактора мотивации поведения человека и считал, что основ-

11

ной мотивационной силой в жизни человека является чувство его собственной неполноценности. Любой индивид в той или иной степени испытывает это чувство. Особенно остро неполноценность ощущается человеком в детском возрасте, ибо тогда властные жизненные позиции являются исключительной привилегией взрослых. Некоторые люди испытывают это чувство более остро, чем другие, особенно когда речь идет о человеке с физическими недостатками или о тех, с кем в детстве слишком строго обращались. Адлер считал, что на протяжении всей своей жизни индивид стремится в той или иной степени компенсировать это первичное чувство неполноценности. Это стремление может принять как позитивную направленность и выразиться в достижении больших успехов в жизни индивида, в преодолении его физических недостатков, так и негативную окраску в виде демонстрации чрезмерной властности в отношениях с другими людьми. Сам Адлер полагал, что преодоление чувства неполноценности возможно через деятельное участие в судьбе людей, через сопереживание, сопричастность, формирование и развитие «социального интереса».

Размышления Адлера относительно мотивационной стороны поведения человека имеют прямое отношение к социальной геронтологии. В пожилом возрасте чувство неполноценности переживается особенно остро, поскольку человек, как правило, начинает испытывать физическое недомогание, утрачивает привычный социальный статус, былую физическую привлекательность, а также многое другое, к чему он успел привыкнуть. Особенно болезненно пожилой человек переживает необходимость ограничить круг социальных связей и возможностей для интимных отношений. Адлер считал также, что иногда проявляемая замкнутость пожилого человека, уход «в себя» может объясняться боязнью потерять независимость и стать реально неполноценным. Подходы Адлера к решению проблем пожилого человека достаточно конструктивны. Он предлагает снимать чувство неполноценности и сопутствующие неврозы, помогая индивиду найти смысл жизни в оказании помощи другим людям, добиться такого состояния, когда ощущение принадлежности к социальной общности не покидало бы старого человека.

Подходы психоаналитиков к изучению проблем старости интересны, но не бесспорны, поскольку большинство из них были клиницистами и свои научные выводы делали по результатам своей практики, ограниченной лишь контингентом людей, обращавшихся к ним за помощью. Поэтому по сей день многие теоретики в области психологии сомневаются по поводу абсолютной истинности и применимости выводов психоаналитиков относительно мотивации поведения индивида, считая, что их нельзя признать в качестве постулата об общих закономерностях психической деятельности человека.

12

Попытки объяснить процессы психологического старения индивида содержатся не только в психологических исследованиях, но и в других теориях психологического научного знания.

Одной из наиболее интересных зарубежных концепций, вошедших в научный «арсенал» современной геронтологии, является теория Эрика Эриксона о восьми стадиях развития личности, каждая из которых имеет определенную цель в достижении того или иного социально-ценностного качества: доверия, автономии, инициативы и др.

Задача человека пожилого возраста, по Эриксону, состоит в том, чтобы достичь целостности развития своего «Я» (Ego), уверенности в смысле жизни, а также гармонии, понимаемой как сущностное качество жизни как отдельного индивида, так и всей Вселенной. Гармония противостоит дисгармонии, воспринимаемой как нарушение целостности, которое ввергает человека в состояние отчаяния и уныния. Осуществление этой задачи приводит человека к «ощущению чувства тождества с самим собой и длительности своего индивидуального существования как некоей ценности, которая, даже в случае необходимости, не должна быть подвергнута никаким изменениям» [ Erikson Е., 1982, с. 260]. Отчаяние может иметь место лишь в случае осознания жизненной неудачи, когда у человека не остается времени на то, чтобы повторить свою жизнь с начала или найти альтернативу решения проблем своей целостности. Отчаяние и недовольство самим собой у пожилого человека часто проявляется через осуждение поступков других, особенно молодых людей.

Эриксон был один из немногих среди сторонников психодинамических теорий, которого глубоко и специально интересовали проблемы пожилого возраста. Именно поэтому его выводы так часто цитируются, особенно представителями так называемой психологии развития жизненных циклов.

Было бы непростимым упрощением сводить идеи Эриксона относительно старости и старения лишь к задачам определения стадий целостности. По Эриксону, в основе адаптивности человеческого поведения находится осознанная активность «Я» (Ego), в сферу которого входят процессы мышления, восприятия, памяти и т.д. Инстинктивные же побуждения, существование которых он не отвергает, не могут быть первичными в мотивационной сфере человека, а находятся в тесной взаимозависимости с сознательными процессами. В основе адаптивной деятельности «Я» находится определенный синтетический принцип, в соответствии с которым происходит непрерывный синтез пережитого человеком прошлого. Решающую роль в пожилом возрасте могут сыграть основные нерешенные проблемы предыдущих этапов жизни. Именно поэтому старость каждого человека индивидуальна и неповторима, а подходы в социальной работе с пожилыми должны быть

13

строго индивидуальны. Эти идеи Эриксона чрезвычайно важны для социальной геронтологии, однако они, к сожалению, не могут восприниматься как некая законченная концептуальная модель. <…> Это скорее всего особая познавательная структура, объясняющая психологическое развитие человека и его старение.

Тем не менее неоценимой заслугой Эриксона в разработке ге-ронтологического знания является его идея о целостности жизненного пути человека. Чтобы понять пожилого человека, необходимо увидеть его в контексте всей его жизни, включающей в себя все его проблемы, успешно или неудачно решенные на более ранних этапах его жизненного пути. Почему так важна эта идея для теории и практики, особенно для социальной работы с пожилыми людьми? Прежде чем оказывать помощь, во-первых, необходимо понять, что ситуации, в которых оказывается человек в старости, напрямую зависят от его прошлой жизни. Само развитие человека отличается от развития другого человека и, вероятно, будет отличаться еще больше, чем продолжительней его жизнь, чем больший жизненный опыт он обретает. Чем старше пожилой человек, тем он более «индивидуален».

Во-вторых, очень важно осознать, что развитие человека — не однолинейно, оно «многовекторно». Было бы неверным предположить, что интеллектуальное, физическое и социальное развитие имеют одну и ту же траекторию. На каждом новом этапе жизненного пути человека меняется приоритетность тех или иных аспектов его бытия. Юнг образно выразил эту мысль следующими словами: «В полдень нашей жизни мы не можем жить по утренней программе. То, что было истиной утром, вечером может стать ложью. Тот, кто попытается привнести в полдень законы утра… должен будет заплатить за это страданиями своей души» [ Jung К., 1972, с. 396]. Другими словами, как и каждое время дня, каждый период жизни характеризуется своеобразием, а также конкретными потенциальными возможностями, которыми нельзя пренебречь.

В-третьих, что особенно важно для социальной геронтологии, — это отход от традиционного биологического детерминизма при оценке психических процессов развития человека. Психическая деятельность человека и его социальная среда, по Эриксону, взаимосвязаны и взаимозависимы. Успешное развитие индивида зависит, прежде всего, от благоприятных психосоциальных или социокультурных факторов, включая его ближайшее (семья, родители) и более широкое социальное окружение (общество в целом). В свою очередь, такое развитие является основой для успешной эволюции любого другого, общающегося с ним индивида. Эриксон в своих выводах сделал акцент на взаимозависимости и взаимосвязи поколений, пытаясь доказать, что пожилые люди необходимы молодым ровно настолько, насколько сами нуждаются в молодых.

14

Этот вывод чрезвычайно важен в наши дни не только потому, что психология традиционно смещала акценты в сторону индивидуальных характеристик, пренебрегая анализом средовых факторов, но и потому, что, как отмечают специалисты, именно сейчас назревает серьезный конфликт поколений, вызванный глобальными проблемами, в том числе старением общества в целом.

Социальная геронтология использует основные теоретические выкладки Эриксона, Юнга и др. для более пристального изучения социальной среды и ее воздействия на эволюционное развитие человека.

Следует, однако, отметить, что некоторые из этих идей уже высказывались пионерами психологической науки на рубеже XVIII —XIX вв. В частности, это касается отличия познавательной и мыслительной деятельности людей разных поколений. <…> Такие подходы делали проблематичными и отчасти недостоверными выводы тех ученых, которые применяли метод одномоментного «поперечного среза» при сравнительном анализе психической деятельности представителей разных поколений в одной и той же пространственно-временной координате [ Baltes Р. В. et ai , 1977]. Между тем многие представители психологической науки пренебрегли выводами своих предшественников. Названные подходы лишь сравнительно недавно стали приоритетными в системе психологических знаний и сочетаются с новыми современными методиками исследования, в том числе особенностей воздействия на развитие человека социальной среды, в частности в процессе его старения.

Социологические подходы

В социологии как науке в данном случае используется множество различных подходов к изучению проблем старости и старения. Среди них можно выделить три наиболее значительных направления: структурализм, символический интеракционизм и эт-нометодология, в рамках которых сосуществуют различные тенденции, связанные между собой методологическими «узами».

Структурализм

Структурализм, в широком понимании этого термина, исходит из положения о том, что наше социальное поведение, наши отношения и ценности обусловлены организацией и структурой общества, в котором мы все живем. Компоненты социальной структуры общества могут находиться в состоянии консенсуса или же вступать в конфликт друг с другом. Эти понятия лежат в основе двух принципиально различных течений в рамках структурализма.

15

Структурный функционализм перспектива консенсуса

Все социологические подходы связаны с изучением и разработкой методов и средств достижения упорядоченного характера развития общества. Социология исходит из того, что в большинстве ситуаций диапазон возможных действий человека достаточно ограничен. Поэтому для специалиста вполне возможно предвидеть наше собственное поведение в зависимости от той или иной ситуации, как, впрочем, и поведение других людей. Любое общество представляет собой устойчивое интегрированное целостное образование, основанное на консенсусе. Впрочем, возможны и некоторые различия или разногласия между отдельными социально-культурными структурными элементами. Опираясь на эти постулаты, социология во многом схожа с естественными и биологическими науками. После отделения социологии от философии она заимствовала для своих исследований естественно-научную модель методологии. Основоположник социологии французский философ Конт полагал, например, что социология может приспособить и применить методы физики к объяснению социальной жизни, создать «законоподобные» положения относительно детерминантов человеческого поведения и изменить общество, предсказать и, следовательно, управлять социальными процессами.

Являясь целостным образованием (организмом, системой), общество, как и биологический организм, характеризуется, с одной стороны, своей способностью выжить, несмотря ни на что, и, с другой стороны, своей потенциальной возможностью распасться. Используя при анализе общества естественно-научные методы, представители данного течения исходили из посылки о том, что если биологические организмы — системы, составленные из множества различных взаимосвязанных органов и элементов, каждый из которых по-своему функционирует и реагирует на изменения в других органах целостного организма, то подобные же процессы должны наблюдаться и в социальной структуре общества. Однако эта аналогия не переносила полностью отражение биологической системы на социальную структуру общества. Речь шла лишь о том, что различные части социальной системы так же, как и биологической, функционируют, оказывая влияние и отвечая на изменения в других частях этой системы. Различные части биологической системы выполняют различные функции и роли; следовательно, по аналогии, социальная система носит функциональный характер. Некоторые функции наиболее важны для выживания организма, другие менее существенны, поэтому разные индивиды, как и разные учреждения, выполняют в обществе различные функции и играют различные роли, обеспечивая функционирование общества в целом.

16

Человеческий организм — открытая и адаптивная система, которая, однако, не бессмертна. Следуя этой аналогии, структурный функционализм описывает и общество в самой простой форме как адаптивную и открытую систему с разнообразием составляющих ее функций в целях сохранения целостности и, по возможности, относительной неизменности всей системы.

Для геронтологии структурный функционализм предлагает две теоретические концепции. Одна из них представляет собой теорию отчуждения, которая исследует тенденцию постепенного отлучения пожилых людей от некоторых существенных для общества функций и ролей для того, чтобы это общество могло продолжать нормально функционировать. Другая — теория деятельности, которая исходит из необходимости сохранить активную роль пожилых людей, интегрировать их в общество для его нормального функционирования и устойчивого развития.

По мнению сторонников теории отчуждения, вытеснение пожилых людей из социального организма представляет собой «неизбежный процесс, в результате которого нарушаются существующие отношения между стареющим человеком и другими членами общества, причем это отчуждение происходит на качественном уровне» [ CummingE ., Henry Ж, 1961, с. 211]. Поэтому, согласно представителям данного течения в социологии, сам индивид и общество, в котором он живет, должны заранее готовиться к окончательному «разрыву», который может произойти в результате серьезного заболевания или смерти. В соответствии с этой теорией, процесс «отчуждения» — это способ подготовки общества к новому структурному функционированию его членов и направлен на то, чтобы по наступлении неизбежного старения отдельного члена не прерывалось бы организованное функционирование всего общества.

Теория отчуждения была неоднозначно принята на Западе. Ее усиленно критиковали со всех сторон представители как либеральных, так и консервативных идеологических взглядов. Во-первых, само название теории говорит о том, что разобщение как таковое желательно для общества и тем самым данная теоретическая концепция потворствует социальной политике безразличия к проблемам пожилых людей [Монсон П., 1997]. Во-вторых, социальная разобщенность отнюдь не является неизбежностью или закономерностью функционирования социального организма. В свою очередь, невключенность пожилых людей в социальную структуру общества обрекает определенную часть населения на изолированное существование до конца своей жизни, порождая чувство страха перед будущим и безысходности жизни у молодого поколения. В-третьих, представленные разработчиками этой теории выводы относительно процесса развития общества не включают в себя культурный компонент и, прежде всего, то, что свя-

17

зано с пониманием духовности. Как известно, культура не всегда столь прагматична, как экономика, хотя и известно, что ценностная система и структура экономики оказывают друг на друга взаимное влияние, нередко создавая условия, при которых большая часть пожилых людей просто вынуждена жить отчужденно [ Rose A . M ., 1965].

Теория деятельности исходит из другой посылки относительно процесса старения. Вводя понятие «успешной старости», эта теория предполагает, что человек в пожилом возрасте должен быть активным членом общества, по возможности сохраняя стиль жизни и ценностные установки, присущие среднему возрасту. Счастье в пожилом возрасте можно достичь при условии, если человек не будет поддаваться возрастным стереотипам, в соответствии с которыми должны быть утрачены интимные отношения, социальная и сексуальная активность или ролевые функции, свойственные среднему возрасту. Для того чтобы получить удовлетворение от жизни, необходимо заменить прежние социальные отношения новыми.

В развитых индустриальных странах можно найти немало убедительных примеров, когда люди в пожилом возрасте, а их число неуклонно растет, сохраняют активную жизненную позицию и играют значительную роль в общественной жизни [ Riley M . W . et al , 1968].

Многие исследователи критикуют эту теорию за ее «радикальный» идеализм. Действительно, нереалистично ожидать от большинства пожилых, может быть, за исключением ограниченного меньшинства, того, чтобы люди в старости могли поддерживать такой же уровень деятельности, как и в среднем возрасте, поскольку неизбежны ограничения, связанные с биологическими процессами старения. Теория деятельности также нереалистична потому, что экономическая, политическая и социальная структуры общества накладывают серьезные ограничения на возможности заниматься трудовой деятельностью в пожилом возрасте.

Социологические подходы к старению — Студопедия

 

В социологии как науке в данном случае используется множество различных подходов к изучению проблем старости и старения. Среди них можно выделить три наиболее значительных направления: структурализм, символический интеракционизм и этнометодология, в рамках которых сосуществуют различные тенденции, связанные между собой методологическими «узами».

1. Структурализм — в широком понимании этого термина, исходит из положения о том, что наше социальное поведение, наши отношения и ценности обусловлены организацией и структурой общества, в котором мы все живем. Компоненты социальной структуры общества могут находиться в состоянии консенсуса или же вступать в конфликт. Эти понятия лежат в основе двух принципиально различных течений в рамках структурализма.

а) Структурный функционализм — перспектива консенсуса. Все социологические подходы связаны с изучением и разработкой методов и средств достижения упорядоченного характера развития общества. Социология исходит из того, что в большинстве ситуаций диапазон возможных действий человека достаточно ограничен. Любое общество представляет собой устойчивое интегрированное целостное образование, основанное на консенсусе. Впрочем, возможны и некоторые различия или разногласия между отдельными социально-культурными структурными элементами. Опираясь на эти постулаты, социология во многом схожа с естественными и биологическими науками.

Являясь целостным образованием (системой), общество, как и биологический организм, характеризуется, с одной стороны, своей способностью выжить, несмотря ни на что, и, с другой стороны, своей потенциальной возможностью распасться. Используя при анализе общества естественно-научные методы, представители данного течения исходили из посылки о том, что если биологические организмы — системы, составленные из множества различных взаимосвязанных органов и элементов, каждый из которых по-своему функционирует и реагирует на изменения в других органах целостного организма, то подобные же процессы должны наблюдаться и в социальной структуре общества[13].



Человеческий организм — открытая и адаптивная система, которая, однако, не бессмертна. Следуя этой аналогии, структурный функционализм описывает и общество в самой простой форме как адаптивную и открытую систему с разнообразием составляющих ее функций в целях сохранения целостности и, по возможности, относительной неизменности всей системы. Для геронтологии структурный функционализм предлагает две теоретические концепции. Одна из них представляет собой теорию отчуждения, которая исследует тенденцию постепенного отлучения пожилых людей от некоторых существенных для общества функций и ролей для того, чтобы это общество могло продолжать нормально функционировать. Другая — теория деятельности, которая исходит из необходимости сохранить активную роль пожилых людей, интегрировать их в общество для его нормального функционирования и устойчивого развития.


По мнению сторонников теории отчуждения, вытеснение пожилых людей из социального организма представляет собой неизбежный процесс, в результате которого нарушаются существующие отношения между стареющим человеком и другими членами общества, причем это отчуждение происходит на качественном уровне. Поэтому, согласно представителям данного течения в социологии, сам индивид и общество, в котором он живет, должны заранее готовиться к окончательному «разрыву», который может произойти в результате серьезного заболевания или смерти. В соответствии с этой теорией, процесс «отчуждения» — это способ подготовки общества к новому структурному функционированию его членов и направлен на то, чтобы по наступлении неизбежного старения отдельного члена не прерывалось бы организованное функционирование всего общества.

Теория отчуждения была неоднозначно принята на Западе. Ее усиленно критиковали со всех сторон представители как либеральных, так и консервативных идеологических взглядов. Во-первых, само название теории говорит о том, что разобщение как таковое желательно для общества и тем самым данная теоретическая концепция потворствует социальной политике безразличия к проблемам пожилых людей. Во-вторых, социальная разобщенность не является неизбежностью или закономерностью функционирования социального организма. В свою очередь, невключенность пожилых людей в социальную структуру общества обрекает определенную часть населения на изолированное существование до конца своей жизни, порождая чувство страха перед будущим и безысходности жизни у молодого поколения. В-третьих, представленные разработчиками этой теории выводы относительно процесса развития общества не включают в себя культурный компонент и, прежде всего то, что связано с пониманием духовности.

Теория деятельности исходит из другой посылки относительно процесса старения. Вводя понятие «успешной старости», эта теория предполагает, что человек в пожилом возрасте должен быть активным членом общества, по возможности сохраняя стиль жизни и ценностные установки, присущие среднему возрасту. Счастье в пожилом возрасте можно достичь при условии, если человек не будет поддаваться возрастным стереотипам, по с которыми должны быть утрачены интимные отношения, социальная и сексуальная активность, ролевые функции, свойственные среднему возрасту. Чтобы получить удовлетворение от жизни, необходимо заменить прежние социальные отношения новыми.

В развитых индустриальных странах можно найти немало убедительных примеров, когда люди в пожилом возрасте, а их число неуклонно растет, сохраняют активную жизненную позицию и играют значительную роль в общественной жизни.

Многие исследователи критикуют эту теорию за ее «радикальный» идеализм. Действительно, нереалистично ожидать от большинства пожилых, может быть, за исключением ограниченного меньшинства, того, чтобы люди в старости могли поддерживать такой же уровень деятельности, как и в среднем возрасте, поскольку неизбежны ограничения, связанные с биологическими процессами старения. Теория деятельности также нереалистична потому, что экономическая, политическая и социальная структуры общества накладывают серьезные ограничения на возможности заниматься трудовой деятельностью в пожилом возрасте[14].

б) Структурализм — теория конфликта. Теоретики идеи конфликта в социологии обычно выступают в роли радикальных критиков теорий консенсуса. В научной литературе теории конфликта часто называют преимущественно политическими теориями, чем социологическими, когда речь идет о марксистских взглядах на развитие конфликтов. Тория конфликта рассматривает социальные изменения общества в целом, лишь отчасти затрагивая отдельные аспекты этих изменений.

В центре внимания этого направления находятся взаимодействие между экономической и политической структурой общества, а также каналы распределения ресурсов и социальных услуг. Ряд английских ученых, занимаясь исследованиями в области социальной геронтологии, предложили концепцию структурной зависимости, означающей зависимое состояние, связанное с ограниченным доступом к широкому диапазону социальных ресурсов, и в особенности в сфере получения доходов. Это касается большого числа пожилых людей, живущих в бедности. По данным статистиков, приблизительно один из четырех пожилых людей имеет доходы, равные или ниже официальной черты бедности. Это положение считается естественным и объясняется тем, что пожилые люди не принимают участия в производственной деятельности. Общество в состоянии оплачивать лишь настоящий труд, не вознаграждая труд прошлый. Пожилые люди подвергаются дискриминации в результате проведения экономической и социальной политики, которая ориентирована на поддержку работоспособного населения, занятого в процессе производства. Согласно этой теории, бедность и зависимость пожилых людей связаны с ограниченным доступом для большинства из них к материальным и социальным ресурсам общества, что объективно обусловлено.

2. Символический интеракционизм — представляет собой общее название теоретике-методологического направления в социологии и социальной психологии. Многие из основных идей в символическом интеракционизме используются различными теориями, объясняющими социальные взаимодействия с позиций символики. Среди этих теорий можно выделить известную в общественных науках так называемую «теорию действия», которая исходит из достаточно простой идеи Макса Вебера о том, что социологи должны научиться понимать тех, кого они исследуют. Согласно мнению представителей данной теоретической концепции, изучая людей, познавая их идеи, мотивы их поведения и их цели, социолог должен встать на их место, чтобы понять, почему конкретный человек для достижения конкретных целей в конкретных условиях поступает так, а не иначе. Такой индивидуализированный подход значительно отличается от общей теории структурализма с ее акцентом на общие социальные структуры и явления, которые существуют независимо от конкретных действий отдельных членов общества. Хотя теории структурного функционализма основаны на концепциях социального взаимодействия индивидов, они объясняют действия индивида лишь в контексте социальных систем, «управлящих» этими индивидуальными социальными действиями.

Основные идеи символического интеракционизма были сформулированы американским социологом и психологом Дж.Г.Мидом. В основе его подхода лежит идея, что поведение человека и реакции животных различаются между собой самым существенным образом. Поведение связано с мышлением и является орудием приспособления субъекта к социальной реальности. Осознание этой реальности выражено в социальном «Я» индивида, которое становится объектом для самого себя, а внешний социальный контроль при этом трансформируется в самоконтроль. Мид считает, что деятельность индивида и его поведение — понятия не равнозначные. Поведение индивида ограничено отношениями стимула и реакции. Деятельность же индивида зависит от его способности планировать свою активность, анализировать свой прошлый опыт и отражать деятельность других индивидов, действующих в аналогичной или той же социальной среде.

Таким образом, суть символического интеракционизма заключается в стремлении понять, каким образом процессы, происходящие в социуме, оказывают влияние на жизнь конкретных людей. Согласно американскому социологу Г. Блюмеру, происходящие в мире процессы не могут сами по себе являться раздражением, вызывающим реакцию индивидов. Скорее, напротив, эти процессы зависят от целей, планов и информации, которыми обладает индивид. Поэтому социальная деятельность должна рассматриваться как результат запланированных действий индивидов, направленных на достижение определенных целей.

Символический интеракционизм также свидетельствует о возможности рассматривать одно и то же явление, в зависимости от конкретной обстановки, с рациональной либо иррациональной точки зрения. Все зависит от того, как члены общества относятся к создавшейся ситуации и как видят самих себя в ней. Этот подход в особенности широко применялся в теории определения девиантности. С помощью этой методологии выявлялись люди с отклоняющимся в том или ином отношении поведением, а также вырабатывались стереотипные методы общения с ними. Теория выявления девиантности также применялась при исследовании процессов старения и особенностей поведенческой модели престарелых, вызванных изменениями их жизненных условий.

Таким образом, как только индивид подпадал под определение «пожилого», т.е. уходил на пенсию, то предполагалось, что он будет вести себя соответствующим образом, не претендуя на занятие трудовой деятельностью[15]. Для символического интеракционизма организация социальной жизни возникает в недрах самого общества и является результатом взаимодействия, происходящего между его членами. Представители этого течения не признают значения внешних факторов (экономические и др.), которые определяют, в конечном счете, форму общественного устройства и оказывающих внешнее воздействие на общество. Влияние различных факторов не носит постоянного характера и зависит от их восприятия. Символический интеракционизм не оказал значительного влияния на развитие социальной геронтологии. Выводы представителей данного течения использовались лишь последователями концепции социальной дезинтеграции общества для создания оптимальных условий управления им.

Теория субкультуры для пожилого возраста. Хотя интеракционистская теория и заявляет о необходимости исследования проблем пожилого возраста, однако она не разработала каких-либо существенных или основательных подходов в этом направлении. Однако нельзя сбрасывать со счетов теорию субкультуры для пожилого возраста, предложенную английским социологом Роузом, который пришел к выводу о том, что представители небольших социальных групп, обладающие своей собственной субкультурой, больше взаимодействуют друг с другом, чем с другими членами общества. Социальная жизнь Англии являет собой блестящий пример традиций, способствующих развитию субкультур. Так, в преддверии близкой отставки или ухода на пенсию люди объединяются на основе общности интересов при одновременном ослаблении семейных контактов. Развитие сети социальных услуг, предоставляемых престарелым, усиливает тенденцию к формированию групп субкультуры и снижает их зависимость от членов семьи.

Эта теория не всегда подтверждается на практике, поскольку существуют реальные факторы, которые тормозят создание групп субкультуры для людей пожилого возраста. К таким факторам можно отнести нежелание самого человека, уходящего на пенсию, считать себя старым и неспособным осуществлять трудовую деятельность либо просто ухаживать за собой. Кроме того, формированию такого рода субкультуры препятствует и намечающаяся в последнее время тенденция укрепления семейных связей, в особенности в случае болезни старого человека или его инвалидности. Представляется также неверным утверждение сторонников теории субкультуры о том, что престарелые люди представляют собой однородную социальную группу, поскольку изначально они принадлежат к различным социальным слоям. Действительно, реальные семейные обстоятельства и отсутствие возможностей занятости для людей пожилого возраста свидетельствуют о том, что существуют определенные реальные потребности и возможности для развития особой субкультуры людей пожилого возраста. Однако, как показывает практика, создание такой субкультуры для людей пожилого возраста не является панацеей для их социальной «включенности», т.к. реализация на практике этой теории ведет к прерыванию преемственности поколений и выхолащиванию определенных ценностей, принципов и отношений: сопричастность, сопереживание, забота о ближнем у последующих поколений, для которых перспектива старения может ошибочно представляться весьма отдаленным будущим.

3. Феноменология и этнометодология

Наряду с теорией интеракционизма и другими в изучении проблем пожилых людей в последние годы стала развиваться этнометодология. Одним из наиболее ярких представителей данного учения является американский социолог и публицист Чарльз Миллз. Однако представители этого течения не могут похвастаться какими-либо грандиозными открытиями в исследовании вышеуказанной проблематики. В определенной степени это объясняется самой сущностью этнометодологии. Основные концепции этнометодологии были разработаны на рубеже XIX и XX вв. немецким философом, основателем феноменологии Эдмундом Гуссерлем. Они носят совершенно необычный характер и значительно отличаются от каких-либо других подходов, применяемых в социологии. Гуссерль попытался описать как бы со стороны спрятанные от посторонних глаз проявления человеческой личности и ее сущность. С его точки зрения, понимание сущности человека позволяет нам увидеть причину его поведения, проанализировать последнее.

Феноменология пытается рассматривать понятия, существующие в мире, как объекты или события, которые в основном обладают общими характеристиками для всех индивидов. Поэтому основы социальной жизни, по мнению Гуссерля, следует искать не в голове отдельного человека и не в его непосредственном опыте, а в совокупном опыте всех живущих в мире. Феноменологический подход в социологии получил дальнейшую разработку в трудах Шутца и впоследствии название этнометодологии (этно — люди, этнометодология — методы изучения различных групп людей). По мнению Шутца, упорядоченная жизнь индивида и общества основана на принимаемых на веру понятиях, которые носят для всех универсальный характер. Социальная жизнь поддерживается при помощи типификаций, т.е. общих черт, свойственных тому или иному предмету или объекту, либо действию, либо чувству, которые испытывает индивид, которые выражаются в объемных и понимаемых всеми понятиях и словах. В этом отношении чрезвычайную важность приобретает процесс социализации и расширение социальных связей человека, которые способствуют не только формированию общих для всех понятий, но и всестороннему взаимообмену. В целом, этнометодология самостоятельно мало разрабатывала социальные проблемы старости. Социальная геронтология заимствует из феноменологии целостный подход к сущности человека, рассматривая его в единстве и многообразии проявлений в нем социального[16].

Таким образом, общим для представителей таких теоретических направлений, как интеракционизм, феноменология и этнометодология, является их внимание к тому, как члены социума понимают, определяют и классифицируют свою социальную деятельность и какое значение они придают ей и степени участия в ней индивидов, что напрямую связано с обсуждением старости, определением старения.

Знакомство с позициями вышеотмеченных теоретических направлений, полностью или частично посвященных изучению проблем старения, позволяет сделать вывод о том, что в них не существует единообразия в подходах к пониманию закономерного процесса старения человека. Существуют различные точки зрения и на взаимоотношения стареющего человека и общества. Все теоретические подходы к проблемам старения и перехода в разряд пожилых можно разделить на две основные группы в соответствии с ответом на вопрос: нужна ли преемственность поколений или пожилые люди автоматически ставятся за грань социума, превращаясь в вымирающий маргинальный слой. Актуальными вопросы старения становятся и в рамках «нравственных завоеваний», учитывая взятие человеческим обществом курса на гуманизацию отношений.

Однако характерной особенностью теоретических подходов к проблемам старения является и общая для всех попытка укрыться от ответа на поставленный вопрос за частными рассуждениями или исследованиями. Но ориентация современного общества на гуманистические начала, рост общей культуры и сознания, с одной стороны, и новые тенденции в психологическом осмыслении и отношении к старости, когда в большей степени все большее число людей осознают потребности и необходимость «противостояния» старению, борьбы за активное существование — с другой, не только углубляют и актуализируют задачу теоретических и практических исследований явления старости и социальной оценки ее, но обусловливают востребование знаний о месте и взаимодействии разных, в т.ч. возрастных групп, их разных социально-психологических характеристиках.

Заключение

 

Психологические изменения, которые происходят в процессе старения, ставят в качестве первоочередной задачи исследование особенностей социального поведения пожилых. Проблема общения пожилых людей, их адаптации к новым ролям и условиям жизни не только существует, но и более значима для этого возрастного периода по сравнению с предыдущим.

Успешная социализация пожилых людей — одно из основных условий поддержания высокого качества их жизни. Достаточно много говорится об экономических и медицинских проблемах, с которыми сталкиваются люди позднего возраста, но уровень медицинского обслуживания и материального обеспечения не соотносится прямо с уровнем психологического комфорта и оптимальным для человека стилем жизни. Среди наиболее важных проблем, связанных с повышением уровня собственной жизни, пожилые люди называют одиночество, состояние здоровья и экономические проблемы. Таким образом, несмотря на актуальность качественного медицинского обслуживания и материального обеспечения, практически всех пожилых людей не меньше мучают психологические проблемы: нарушение привычного образа жизни, отсутствие внимания со стороны общества и близких, одиночество.

Исследования показывают, что существует несколько способов компенсации того эмоционального напряжения, в котором находятся пожилые люди, повышения уровня их социально-психологической адаптации. Это общение с природой, увлечение искусством (как в плане творчества, так и в плане восприятия), появление новой значимой деятельности, новых интересов, перспективы (это особенно важно для людей старше 70 лет). Эмпирические данные свидетельствуют о том, что общение с природой, домашними животными, уход за комнатными цветами, садом и огородом существенно снижают уровень напряженности, компенсируют недостаток общения пожилого человека. У людей, много времени проводящих на природе, менее выражен страх одиночества, ниже уровень агрессии и практически не наблюдается депрессивное состояние.

Не менее значимое воздействие оказывает и увлечение искусством. Пожилые люди, которые часто ходят в театр, консерваторию, посещают музеи и выставочные залы, психически намного устойчивее и в меньшей степени подвержены депрессиям, чем их сверстники, которые равнодушны к искусству. Можно предположить, что эти интересы, входя в структуру личности, образуют устойчивую мотивацию, которая не изменяется с кризисом и не подвержена динамике при потере статуса, сужении круга общения и других негативных проявлениях, характерных для старения. Такое поведение формирует стиль жизни, который придает устойчивость адаптационному процессу в целом. Самостоятельное творчество, так же как и любое другое увлечение, тоже становится смыслообразующим мотивом, который, возглавляя иерархию мотивов личности, помогает придать смысл другим стремлениям и потребностям пожилого человека.

Погруженность в собственную и чужую творческую деятельность увеличивает социально-психологическую устойчивость пожилых и в связи с тем, что повышает их креативность, стимулирует инновационные стремления, которых часто недостает людям старших возрастных групп в силу их возрастных особенностей. Это необходимо пожилым для реализации их социальной активности, для адекватного разрешения непредвиденных, неопределенных ситуаций, из которых нельзя выйти с помощью стереотипного поведения. Весь предпенсионный и начало пенсионного периода фактически представляют собой новую неопределенную ситуацию, требующую проявления творчества, неадаптивной стратегии поведения, прогрессивного развития тех личностных качеств, которые не ослабевают даже в пожилом возрасте при общении с искусством.

Как отмечают психологи, интерес к игровой деятельности, спорту и, особенно, учебной деятельности не ослабевает с возрастом. Просто пожилые люди отвыкают от этих форм деятельности. Поэтому некоторые психогеронтологи предлагают в качестве средства интенсификации жизни старых людей привлечение их к учению и игре. Не менее важен и тот факт, что такая деятельность происходит в группе единомышленников, а потому формирует адекватный, пусть даже и не очень широкий, но устойчивый круг общения, расширяет временную перспективу.

Психологические подходы к старению — Студопедия

 

В обыденной жизни принято уделять гораздо больше внимания психологическим аспектам старения, нежели биологическим. Однако, как ни странно, сама психология как наука в полной мере практически почти не занималась проблемами старости. Лишь сравнительно недавно, когда над современным обществом навис «пресс» глобальных демографических изменений, проблемы психологического старения стали предметом пристального изучения психологов-теоретиков. Эти исследования стали активно проводиться в рамках междисциплинарных проектов в контексте исторических, экологических и биологических подходов, причем каждое традиционное направление психологии вносило в эти исследования свои специфические нюансы и варианты.

1. Экспериментальная психология — положила начало современному научному психологическому знанию. Во второй половине 19 в. она родилась как лабораторная наука, занимающаяся в основном проблемами функционирования человеческого интеллекта, умственного развития человека, его способностей участвовать в познавательных процессах и др. Ключевыми темами новой науки стали восприятие, память, познание, а также интеллектуальные процессы. Несмотря на то, что первые ученые в области психологии как науки были в основном представителями Германии, тем не менее экспериментальная психология получила большее развитие в США и Англии, поскольку именно в этих странах результаты исследований достигли широкого признания и стали использоваться на практике.



Первым значительным вкладом в изучение проблем психологического старения явилась работа сэра Фрэнсиса Галтона (1822-1911), троюродного брата Чарльза Дарвина. Его прежде всего интересовали вопросы интеллектуальной деятельности человека и ее трансформации в пожилом возрасте. Создание в первой половине 19 в. теста интеллектуальных способностей оказало значительное влияние на развитие психологии. Тест был составлен американским физиологом Терманом, сумевшим применить методику французских психологов А. Бине и Т. Энри, которой они пользовались при анализе сложных мыслительных действий человека в процессе познания. Успехи психологов в использовании на практике теста интеллекта позволили им обрести репутацию ученых-специалистов, способных оценивать и даже замерять абсолютные интеллектуальные способности людей. Однако еще не был сделан вывод о зависимости психологических характеристик людей от социальных факторов, не были исследованы в полной мере психологические различия, связанные с возрастными особенностями взрослых людей, особенно пожилых. Снижение некоторых психологических функций у пожилых людей объяснялось в основном процессами биологической деградации.


В психологии постепенно начинает формироваться представление о психологическом старении как о процессе психологической деградации. Появляется модель психологического развития и старения, суть которой состояла в том, что в период роста организма происходит бурный процесс наращивания интеллектуальных способностей, сопровождаемый затем периодом относительной стабильности, вслед за которым наступает длительный период снижения интеллекта. Господство в психологической науке именно этой модели предопределило непопулярность исследований, связанных с пожилым возрастом. В лучшем случае изучение пожилого возраста как бы дополняло общие исследования познавательных функций человека[10]. Лишь совсем недавно, с развитием когнитивной психологии, исследования в области умственных функций пожилых людей стали более привлекательны для ученых-психологов, а теоретическая и практическая психология стали более связаны между собой. «Интеллектуальный показатель» хотя и сохранился в исследовании и характеристике процесса старения, однако стал дифференцированным при учете широкого диапазона возможных изменений в этом плане, многофакторно зависимых.

Опираясь на основные концептуальные положения экспериментальной психологии, социальная геронтология уделяет особое внимание рассмотрению внешних социальных факторов, оказывающих влияние на состояние человека в процессе старения, способных как замедлить, так и ускорить этот процесс.

2. Психология развития

Традиционно англо-американская школа психологии исследовала психическую деятельность человека, причем как в молодом, так и пожилом возрасте, как бы в сравнении с идеальным стандартом, идеальной моделью функционирования психики. При этом ранний возраст человека рассматривался как период, не достигший идеального состояния, а пожилой — как отклонение от нормы, идеала или как проявление девиантности, в то время как на европейском континенте философов, а впоследствии и психологов гораздо больше интересовали проблемы развития человека на всех без исключения этапах его жизненного пути. Жан-Жак Руссо предлагал оценивать психическое развитие человека в зависимости от особенностей его возраста, выдвигая различные критерии этих оценок. Он отстаивал идею о том, что ребенка нельзя считать неразвитым взрослым, а необходимо подойти к оценке его интеллекта, полагаясь на особые, свойственные этому возрасту показатели, а пожилого человека — возвращающегося в детство, без оценки накопленного им жизненного опыта [15. с. 243-261].

Идея относительности человеческого развития, качественно прогрессирующего в виде скачков от одной стадии к другой, представлена в работах швейцарского психолога Жана Пиаже, где он исследовал основные стадии развития интеллекта в детском возрасте. Несмотря на то, что Пиаже ограничил свои исследования психологией детского возраста, его методология и научные выводы в целом широко использовались впоследствии многими учеными при анализе познавательных возможностей человека на всех этапах его жизненного пути, включая старость. Так, например, многие современные ученые, следуя традициям Пиаже, отстаивают точку зрения, согласно которой определяющей чертой взрослого возраста (в том числе пожилого) является способность воспринимать жизненные противоречия как осознанный факт. Психическая зрелость человека определяется не только признанием противоречий как необходимого условия жизни, но и эффективным использованием этих противоречий в мыслительной деятельности. Противоречия являются основанием для творческой деятельности, для новых открытии. Именно развитие диалектического мышления, в котором участвует и рациональное мышление, и интуиция, предвидение, предчувствие, т.е. бессознательное начало, является не только предметом изучения психологии и геронтопсихологии, но и широкой основой для психологической практики

Европейская психология известна в научном мире своим вкладом в изучение проблем личности. Вне зависимости от отношения различных школ в психологической науке к идеям психоанализа можно с уверенностью сказать, что теория Зигмунда Фрейда оказала революционизирующее воздействие на формирование современных взглядов в области психологии развития, на объяснение поведения человека, поскольку она предложила теоретикам и практикам динамическую модель мотивационной сферы человека и пробудила интерес к исследованиям в широких областях психологии человека, в отличие от традиционного изучения интеллектуальных и познавательных способностей человека. Фрейд достаточно убедительно показал, что люди в своей деятельности не всегда пользуются рациональными способами, при этом не всегда отдавая себе отчет относительно своих действий и поступков. Хотя Фрейд и его ближайшие последователи не были в строгом смысле слова психологами-теоретиками, они были скорее клиницистами-психиатрами, тем не менее богатство их идей относительно мотивации человеческого поведения до сих пор побуждает многих ученых к поиску именно в этой сфере новых данных о психологии человека, в том числе человека стареющего. Следует отметить, что хотя сам Фрейд непосредственно не изучал проблемы пожилого возраста, однако в его работах прослеживается личное ощущение страха перед смертью как неизбежного завершения старости[11].

Карл Юнг, создавая альтернативную Фрейду школу психоанализа, придавал еще большее значение изучению проблем, как он называл, «второй половины жизни» человека. Для него середина жизни являлась критическим поворотным моментом, когда перед индивидом открывались новые возможности для саморазвития. Человеку уже не требовалось устанавливать столько внешних связей, ему не нужна форсированная социализация. В зрелом возрасте человек в основном поглощен внутренней работой самопознания (самореализации), которую Юнг назвал «индивидуацией». Человек во второй половине жизни может обрести новое полновесное развитие своей личности. Человек в этом возрасте способен принять в своем «Я» как «женское», так и «мужское» начало. Юнг придавал большое значение символическому и религиозному опыту в обретении состояния гармонии между индивидом и окружающим его миром. Обладая энциклопедическими знаниями во многих областях, он сумел убедительно доказать правоту своей теории на примерах различных культур и социальной, и индивидуальной жизни разных обществ.

Другой известный в научном мире современник Фрейда Альфред Адлер также занимался изучением различных аспектов мотиваций в поведении человека. Он не был согласен с фрейдистской трактовкой сексуальности как основного фактора мотивации поведения человека и считал, что основной мотивационной силой в жизни человека является чувство его собственной неполноценности. Любой индивид в той или иной степени испытывает это чувство. Особенно остро неполноценность ощущается человеком в детском возрасте, ибо тогда властные жизненные позиции являются исключительной привилегией взрослых. Некоторые люди испытывают это чувство более остро, чем другие, особенно когда речь идет о человеке с физическими недостатками или о тех, с кем в детстве слишком строго обращались. Адлер считал, что на протяжении всей своей жизни индивид стремится в той или иной степени компенсировать это первичное чувство неполноценности. Это стремление может принять как позитивную направленность и выразиться в достижении больших успехов в жизни индивида, в преодолении его физических недостатков, так и негативную окраску в виде демонстрации чрезмерной властности в отношениях с другими людьми. В пожилом возрасте чувство неполноценности переживается особенно остро, поскольку человек, как правило, начинает испытывать физическое недомогание, утрачивает привычный социальный статус, былую физическую привлекательность, а также многое другое, к чему он успел привыкнуть. Особенно болезненно пожилой человек переживает необходимость ограничить круг социальных связей и возможностей для интимных отношений. Адлер считал также, что иногда проявляемая замкнутость пожилого человека, уход «в себя» может объясняться боязнью потерять независимость и стать реально неполноценным. Подходы Адлера к решению проблем пожилого человека достаточно конструктивны. Он предлагает снимать чувство неполноценности и сопутствующие неврозы, помогая индивиду найти смысл жизни в оказании помощи другим людям, добиться такого состояния, когда ощущение принадлежности к социальной общности не покидало бы старого человека.

Подходы психоаналитиков к изучению проблем старости интересны, но не бесспорны, поскольку большинство из них были клиницистами и свои научные выводы делали по результатам своей практики, ограниченной лишь контингентом людей, обращавшихся к ним за помощью. Поэтому по сей день многие теоретики в области психологии сомневаются по поводу абсолютной истинности и применимости выводов психоаналитиков относительно мотивации поведения индивида, считая, что их нельзя признать в качестве постулата об общих закономерностях психической деятельности человека.

Попытки объяснить процессы психологического старения индивида содержатся не только в психологических исследованиях, но и в других теориях психологического научного знания. Одной из наиболее интересных зарубежных концепций, вошедших в научный «арсенал» современной геронтологии, является теория Эрика Эриксона о 8 стадиях развития личности, имеющих определенную цель в достижении того или иного социально-ценностного качества: доверия, автономии, инициативы и др. Задача человека пожилого возраста, по Эриксону, состоит в том, чтобы достичь целостности развития своего «Я», уверенности в смысле жизни, а также гармонии, понимаемой как сущностное качество жизни как отдельного индивида, так и всей Вселенной. Отчаяние может иметь место лишь в случае осознания жизненной неудачи, когда у человека не остается времени на то, чтобы повторить свою жизнь с начала или найти альтернативу решения проблем своей целостности. Отчаяние и недовольство самим собой у пожилого человека часто проявляется через осуждение поступков других, особенно молодых людей. Эриксон был один из немногих среди сторонников психодинамических теорий, которого глубоко и специально интересовали проблемы пожилого возраста. Именно поэтому его выводы так часто цитируются, особенно представителями так называемой психологии развития жизненных циклов. Было бы непростимым упрощением сводить идеи Эриксона относительно старости и старения лишь к задачам определения стадий целостности. По Эриксону, в основе адаптивности человеческого поведения находится осознанная активность «Я», в сферу которого входят процессы мышления, восприятия, памяти и т.д. Инстинктивные же побуждения, существование которых он не отвергает, не могут быть первичными в мотивационной сфере человека, а находятся в тесной взаимозависимости с сознательными процессами. Решающую роль в пожилом возрасте могут сыграть основные нерешенные проблемы предыдущих этапов жизни. Именно поэтому старость каждого человека индивидуальна и неповторима, а подходы в социальной работе с пожилыми должны быть строго индивидуальны. Эти идеи чрезвычайно важны для социальной геронтологии, но не могут восприниматься как некая законченная концептуальная модель. Это скорее всего особая познавательная структура, объясняющая психологическое развитие человека и его старение.

Тем не менее, неоценимой заслугой Эриксона в разработке геронтологического знания является его идея о целостности жизненного пути человека. Чтобы понять пожилого человека, необходимо увидеть его в контексте всей его жизни, включающей в себя все его проблемы, успешно или неудачно решенные на более ранних этапах его жизненного пути. Почему так важна эта идея для теории и практики, особенно для социальной работы с пожилыми людьми? Прежде чем оказывать помощь, во-первых, необходимо понять, что ситуации, в которых оказывается человек в старости, напрямую зависят от его прошлой жизни. Само развитие человека отличается от развития другого человека и, вероятно, будет отличаться еще больше, чем продолжительней его жизнь, чем больший жизненный опыт он обретает. Чем старше пожилой человек, тем он более «индивидуален»[12].

Во-вторых, очень важно осознать, что развитие человека — не однолинейно, оно «многовекторно». Неверно предполагать, что интеллектуальное, физическое и социальное развитие имеют одну и ту же траекторию. На каждом новом этапе жизненного пути человека меняется приоритетность тех или иных аспектов его бытия. Другими словами каждый период жизни характеризуется своеобразием и конкретными потенциальными возможностями, которыми нельзя пренебречь.

В-третьих, что особенно важно для социальной геронтологии, — это отход от традиционного биологического детерминизма при оценке психических процессов развития человека. Психическая деятельность человека и его социальная среда, по Эриксону, взаимосвязаны и взаимозависимы. Успешное развитие индивида зависит от благоприятных психосоциальных или социокультурных факторов, включая его ближайшее и более широкое социальное окружение. В свою очередь, такое развитие является основой для успешной эволюции любого другого, общающегося с ним индивида. Эриксон в своих выводах сделал акцент на взаимозависимости и взаимосвязи поколений, пытаясь доказать, что пожилые люди необходимы молодым ровно настолько, насколько сами нуждаются в молодых. Этот вывод чрезвычайно важен в наши дни не только потому, что психология традиционно смещала акценты в сторону индивидуальных характеристик, пренебрегая анализом средовых факторов, но и потому что именно сейчас назревает серьезный конфликт поколений, вызванный глобальными проблемами, в т.ч. старением общества в целом.

Социальная геронтология использует основные теоретические выкладки Эриксона, Юнга и других для более пристального изучения социальной среды и ее воздействия на эволюционное развитие человека. Следует, отметить, что некоторые из этих идей уже высказывались пионерами психологической науки на рубеже 18-19 вв. В частности, это касается отличия познавательной и мыслительной деятельности людей разных поколений. Такие подходы делали проблематичными и отчасти недостоверными выводы тех ученых, которые применяли метод одномоментного «поперечного среза» при сравнительном анализе психической деятельности представителей разных поколений в одной и той же пространственно-временной координате. Между тем многие представители психологической науки пренебрегли выводами своих предшественников. Названные подходы лишь сравнительно недавно стали приоритетными в системе психологических знаний и сочетаются с новыми современными методиками исследования, в т.ч. особенностей воздействия на развитие человека социальной среды, в частности в процессе старения.

1.5 Социологические подходы к старению. Социальная геронтология — старение

Похожие главы из других работ:

Арттерапия-оказание помощи с помощью искусства

2. Виды и подходы

Изначальным, классическим видом арт-терапии было рисование. Вероятно, это связано с тем, что первые исследователи в этой области по роду деятельности были художниками. В настоящее время арт-терапия начинает стремительно развиваться…

Вандализм. Граффити как одно из проявлений вандализма

4.4 Культурологические подходы

Влияние культурных факторов на разрушительное поведение мало исследовано. Нет и международных эмпирических сопоставлений. Тем не менее, некоторые авторы высказывают предположения о влиянии на явление вандализма культурных доминант. К…

Поведенческое и социально-когнитивное направление в социальной психологии личности

4. Комплексный и системный подходы (Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов). Субъектный и деятельностный подходы (С.Л. Рубиншнейн, К.А. Абульханова, А.Н. Леоньев, А.В. Петровский). Структурно-динамический подход (А.Г. Ковалев, К.К. Платонов, Б.Д. Парыгин)

Комплексный и системный подходы

Комплексный подход к изучению личности

Комплексный подход является одним из методологических оснований социальной психологии личности. Он сформулирован и реализован Б.Г. Ананьевым…

Поло-возрастные особенности переживания процесса старения

2.1 Психологические и социологические характеристики экспериментальных выборок

Так уж повелось, что чаще всего называются негативные, отрицательные характеристики, из которых мог бы получиться вот такой психологический портрет пожилого человека: снижение самооценки, неуверенность в себе…

Проблема переживания людьми чувства одиночества

2.5 Социологические толкования

Боумен, Рисмен и Слейтер — представители социологического подхода к одиночеству. В своей небольшой статье Боумен выдвинул гипотезу о трех силах…

Проблемы личности в социальной психологии

1. ПСИХОЛОГО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛИЧНОСТИ

Репродуктивное поведение личности и семьи

1.1 Историко-социологические исследования семьи

На каждом историческом этапе семья обладает определенными формами и сущностными характеристиками, которые могут быть поняты посредством изучения их количественных и качественных, временных и пространственных, закономерных и случайных…

Самость как категория психоанализа

1. Подходы к изучению самости

Наше сознание не может выйти за пределы сознания, также как и мышление не может выйти за пределы мышления. Тем не менее, и сознательность и мышление, при помощи символов и образов…

Социальная геронтология — старение

1.3 Биологические подходы к старению

Рассмотрим некоторые направления и подходы в развитии современных зарубежных наук, в той или иной мере изучающих процессы старения, вырабатываемые в разных сферах знаний. Начнем с «биологических подходов»…

Социальная геронтология — старение

1.4 Психологические подходы к старению

В обыденной жизни принято уделять гораздо больше внимания психологическим аспектам старения, нежели биологическим. Однако, как ни странно, сама психология как наука в полной мере практически почти не занималась проблемами старости…

Суицид как социальная проблема общества

1.1 Основные социологические понятия и подходы к проблеме суицида

Самоубийство, суицид, суицидальное поведение (от лат. Sui — себя, caedere — убивать) — намеренное лишение себя жизни. В русском языке словом «самоубийство» обозначается и индивидуальное и относительно массовое, статистически устойчивое явление…

Толерантность и стрессоустойчивость

2. Представители и подходы

То, насколько будет полноценным психическое и личностное развитие школьников, развитие их мотивов и потребностей, интересов и склонностей, самостоятельного творческого мышления, их самосознания…

Факторы нестабильности молодых семей

1.2 Теоретические подходы к изучению семьи. Отечественные подходы

Обследование отдельного члена семьи, выявление его индивидуальных особенностей мало что дает для понимания его поведения в семье, определяющегося в первую очередь устойчивыми способами поведения (правилами) данной семьи…

Факторы нестабильности молодых семей

1.3 Зарубежные подходы

Основой современных представлений о семье, как социально-психологическом феномене послужили общая теория систем, теория коммуникации и психоаналитическая теория. Давайте коротко познакомимся с каждым из этих направлений…

Ценностно-сысловые ориентации представителей различных поколений

1.1 Философские, социологические и психологические представления о проблеме ценностей и ценностных ориентаций

1.1.1 Основные представления о проблеме ценностей и ценностных ориентаций в зарубежной психологии и социологии

В различных психологических школах понятию «ценность», как составляющей части личностной структуры придается различное описание…

Методология изучения старости и старения

А.А.Козлов

ТЕОРИИ
И ТРАДИЦИИ ЗАПАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ
ГЕРОНТОЛОГИИ

Социальные
и психологические проблемы пожилых
людей, а также отдельные аспекты старения
человека являются предметом изучения
многих отраслей естественных и
общественных наук. Однако для большинства
из них эти проблемы не являются основными.
Лишь геронтология — современная молодая
наука — ставит проблемы старости и
старения в центр исследований, используя
одновременно с этим знания, накопленные
в других научных сферах, специалистов
различных «помогающих» профессий.
Геронтология в этом плане находится
как бы «на стыке» многих научных
теоретических и практических знаний.
Каждая дисциплина привносит в ее развитие
свои собственные достижения и методы
в решении проблем стареющего человека,
способствуя ее постоянному совершенствованию.

В
рамках общей геронтологии существует
специальная область ее — социальная
геронтология, рассматривающая феномен
старения и старости человека применительно
к изменению его социальной позиции, его
места в социальной структуре общества,
способности и характера взаимодействия
с последним. Именно здесь формируются
наиболее острые ситуации и проблемы.

Автор
предпринимает попытку в рамках задач
социальной геронтологии рассмотреть
некоторые известные в западной науке
подходы, имеющие, как представляется,
значение в характеристике особенностей
и развития геронтологии как целостной
науки о старости [Монсон П., 1997].

Объектом
исследования в геронтологии является
человек в процессе старения и старости
[Дупленко Ю.К., 1985; Baltes Р. В. et ai,

Козлов
А. А. Старость: социальная разобщенность
или целостность? (Теории и традиции
западной социальной геронтологии) //
Мир психологии. — 1999. — № 2. — С. 80-96.
1977; Blunter H., 1969 и др.]. Вследствие этого
интерес для геронтологии представляют
те биологические, психологические и
социологические теории, которые
направлены прежде всего на рассмотрение
различных аспектов явления старости.
Характерно, что выводы, сделанные
представителями различных наук по
многим общим проблемам старения и
старости, как правило, не противоречат
друг другу. Различия чаще возникают
внутри конкретных отраслей знаний между
разными научными школами. Каждая такая
школа выстраивает многочисленные
гипотезы, доказывает свои концепции
различными способами, предлагая
разнообразные объяснения процесса
старения и проблем пожилых людей. Для
исследователя-геронтолога в связи с
этим при изучении различных взглядов
на процесс старения принципиально важно
уточнить свою позицию. Очевидно, что
самое главное в этом — не стремиться
дать им априорно какую-либо оценку.
Плюрализм теорий и концепций следует
рассматривать как отражение сложности
процесса познания старости как объективной
реальности, а сами существующие взгляды
— как дополняющие друг друга, которые
могут и должны в соответствующей степени
учитываться при организации исследования.

Рассмотрим
некоторые направления и подходы в
развитии современных зарубежных наук,
в той или иной мере изучающих процессы
старения, вырабатываемые в разных сферах
знаний. Начнем с «биологических подходов»
к старению.

Биологические
подходы к старению

Биология
изучает живые организмы на разных
уровневых срезах: организм как целостную
систему, подразделяющуюся на составляющие
ее органы и клеточные компоненты вплоть
до молекулярного строения. В соответствии
со взглядами биологов, большинство
живых организмов, как растений, так и
животных, с возрастом утрачивают свои
функциональные способности.

Представители
биологической науки связывают понятия
старения и старости с «закатом» и
ухудшением состояния организма и его
различных органов. В зарубежной
геронтологии чаще всего цитируют четыре
основополагающих критерия, связанных
со старением, которые были предложены
известным на Западе геронтологом
Б.Стрехлером [Strehler B.L., 1962].

1.
Старение, в отличие от болезни, является
универсальным процессом, ему подвержены
все без исключения члены популяции.

2.
Старение является прогрессирующим,
непрерывным процессом.

3.
Старение есть свойство любого живого
организма.

4.
Старение сопровождается дегенератирующими
изменениями (в противовес изменениям
организма при его развитии или
«взрослении»).

Таким
образом, по мнению исследователей в
области биологии, старение и смерть
являются базовыми, сущностными
биологическими свойствами, отражающими
функционирование и эволюцию всех живых
организмов, включая человека. Биологи
исследуют организм, пытаясь измерить
природу и предел возрастных изменений,
понять, чем вызваны эти изменения, как
их можно контролировать, корректировать,
как можно смягчить последствия процесса
старения. В этой связи биологическая
наука располагает рядом теорий,
непосредственно затрагивающих тематику
процесса старения человека. Наиболее
распространены в научном мире за рубежом
две из них. Это теории «программированного
старения» и «непрограммированного
старения».

Психологические
подходы к старости

В
обыденной жизни принято уделять гораздо
больше внимания психологическим аспектам
старения, нежели биологическим. Однако,
как ни странно, сама психология как
наука в полной мере практически почти
не занималась проблемами старости. Лишь
сравнительно недавно, когда над
современным обществом навис «пресс»
глобальных демографических изменений,
проблемы психологического старения
стали предметом пристального изучения
психологов-теоретиков. Эти исследования
стали активно проводиться в рамках
междисциплинарных проектов в контексте
исторических, экологических и биологических
подходов, причем каждое традиционное
направление психологии вносило в эти
исследования свои специфические нюансы
и варианты. Рассмотрим некоторые из
них.

Экспериментальная
психология

Экспериментальная
психология положила начало современному
научному психологическому знанию. Во
второй половине девятнадцатого столетия
она родилась как лабораторная наука,
занимающаяся в основном проблемами
функционирования человеческого
интеллекта, умственного развития
человека, его способностей участвовать
в познавательных процессах и др. Ключевыми
темами новой науки стали восприятие,
память, познание, а также интеллектуальные
процессы. Несмотря на то, что первые
ученые в области психологии как науки
были в основном представителями Германии,
тем не менее экспериментальная психология
получила большее развитие в США и Англии,
поскольку именно в этих странах результаты
исследований достигли широкого признания
и стали использоваться на практике.

Первым
значительным вкладом в изучение проблем
психологического старения явилась
работа сэра Фрэнсиса Галтона (1822—1911)
(Sir Francis Galton), троюродного брата Чарльза
Дарвина. Его прежде всего интересовали
вопросы интеллектуальной деятельности
человека и ее трансформации в пожилом
возрасте.

Создание
в первой половине девятнадцатого
столетия теста интеллектуальных
способностей (IQ) оказало значительное
влияние на развитие психологии. Тест
был составлен американским физиологом
Терманом (Теггпап), сумевшим применить
методику французских психологов А. Бине
и Т. Энри (Binet, Henri), которой они пользовались
при анализе сложных мыслительных
действий человека в процессе познания.
Успехи психологов в использовании на
практике теста интеллекта (IQ) позволили
им обрести репутацию ученых-специалистов,
способных оценивать и даже замерять
абсолютные интеллектуальные способности
людей.

Однако,
еще не был сделан вывод о зависимости
психологических характеристик людей
от социальных факторов, не были исследованы
в полной мере психологические различия,
связанные с возрастными особенностями
взрослых людей, особенно пожилых.
Снижение некоторых психологических
функций у пожилых людей объяснялось в
основном процессами биологической
деградации. В психологии постепенно
начинает формироваться представление
о психологическом старении как о процессе
психологической деградации. Появляется
модель психологического развития и
старения, суть которой состояла в том,
что в период роста организма происходит
бурный процесс наращивания интеллектуальных
способностей, сопровождаемый затем
периодом относительной стабильности,
вслед за которым наступает длительный
период снижения интеллекта. Господство
в психологической науке именно этой
модели предопределило непопулярность
исследований, связанных с пожилым
возрастом. В лучшем случае изучение
пожилого возраста как бы дополняло
общие исследования познавательных
функций человека.

Лишь
совсем недавно, с развитием когнитивной
психологии, исследования в области
умственных функций пожилых людей стали
более привлекательны для ученых-психологов,
а теоретическая и практическая психология
стали более связаны между собой.
«Интеллектуальный показатель» хотя и
сохранился в исследовании и характеристике
процесса старения, однако стал
дифференцированным при учете широкого
диапазона возможных изменений в этом
плане, многофакторно зависимых.

Опираясь
на основные концептуальные положения
экспериментальной психологии, социальная
геронтология уделяет особое внимание
рассмотрению внешних социальных
факторов, оказывающих влияние на
состояние человека в процессе старения,
способных как замедлить, так и ускорить
этот процесс.

Психология
развития

Традиционно
англо-американская школа психологии
исследовала психическую деятельность
человека, причем как в молодом, так и
пожилом возрасте, как бы в сравнении с
идеальным стандартом, идеальной моделью
функционирования психики. При этом
ранний возраст человека рассматривался
как период, не достигший идеального
состояния, а пожилой — как отклонение
от нормы, идеала или как проявление
девиантности, в то время как на европейском
континенте философов, а впоследствии
и психологов гораздо больше интересовали
проблемы развития человека на всех без
исключения этапах его жизненного пути.

Жан-Жак
Руссо (Jean-Jaques Rousseau, 1712—1778) предлагал
оценивать психическое развитие человека
в зависимости от особенностей его
возраста, выдвигая различные критерии
этих оценок. Он отстаивал идею о том,
что ребенка нельзя считать неразвитым
взрослым, а необходимо подойти к оценке
его интеллекта, полагаясь на особые,
свойственные этому возрасту показатели,
а пожилого человека — возвращающегося
в детство, без оценки накопленного им
жизненного опыта.

Идея
относительности человеческого развития,
качественно прогрессирующего в виде
скачков от одной стадии к другой,
представлена в работах швейцарского
психолога Жана Пиаже (Jean Piaget, 1896—1980), в
которых он исследовал основные стадии
развития интеллекта в детском возрасте.
Несмотря на то, что Пиаже ограничил свои
исследования психологией детского
возраста, его методология и научные
выводы в целом широко использовались
впоследствии многими учеными при анализе
познавательных возможностей человека
на всех этапах его жизненного пути,
включая старость. Так, например, многие
современные ученые, следуя традициям
Пиаже, отстаивают точку зрения, согласно
которой определяющей чертой взрослого
возраста (в том числе пожилого) является
способность воспринимать жизненные
противоречия как осознанный факт.
Психическая зрелость человека определяется
не только признанием противоречий как
необходимого условия жизни, но и
эффективным использованием этих
противоречий в мыслительной деятельности.
Противоречия являются основанием для
творческой деятельности, для новых
открытий. Именно развитие диалектического
мышления, в котором участвует не только
рациональное мышление, но и интуиция,
предвидение, предчувствие, т.е.
бессознательное начало, является не
только предметом изучения психологии
и геронтопсихологии в частности, но и
широкой основой для психологической
практики [Riegel K.F., 1973].

Европейская
психология известна в научном мире
своим вкладом в изучение проблем
личности. Вне зависимости от отношения
различных школ в психологической науке
к идеям психоанализа можно с уверенностью
сказать, что теория Зигмунда Фрейда
(Sigmund Freud, 1856—1939) оказала революционизирующее
воздействие на формирование современных
взглядов в области психологии развития,
на объяснение поведения человека,
поскольку она предложила теоретикам и
практикам динамическую модель
мотивационной сферы человека и пробудила
интерес к исследованиям в широких
областях психологии человека, в отличие
от традиционного изучения интеллектуальных
и познавательных способностей человека.
Фрейд достаточно убедительно показал,
что люди в своей деятельности не всегда
пользуются рациональными способами,
при этом не всегда отдавая себе отчет
относительно своих действий и поступков.
Хотя Фрейд и его ближайшие последователи
не были в строгом смысле слова
психологами-теоретиками, они были скорее
клиницистами-психиатрами, тем не менее
богатство их идей относительно мотивации
человеческого поведения до сих пор
побуждает многих ученых к поиску именно
в этой сфере новых данных о психологии
человека, в том числе человека стареющего.

Следует
отметить, что хотя сам Фрейд непосредственно
не изучал проблемы пожилого возраста,
однако в его работах прослеживается
личное ощущение страха перед смертью
как неизбежного завершения старости.

Карл
Юнг (K.Jung, 1875—1961), создавая альтернативную
Фрейду школу психоанализа, придавал
еще большее значение изучению проблем,
как он называл, «второй половины жизни»
человека. Для него середина жизни
являлась критическим поворотным
моментом, когда перед индивидом
открывались новые возможности для
саморазвития. Человеку уже не требовалось
устанавливать столько внешних связей,
ему не нужна форсированная социализация.
В зрелом возрасте человек в основном
поглощен внутренней работой самопознания
(самореализации), которую Юнг назвал
«индивидуацией». Человек во второй
половине жизни может обрести новое
полновесное развитие своей личности.
Человек в этом возрасте способен принять
в своем «Я» как «женское», так и «мужское»
начало. Юнг придавал большое значение
символическому и религиозному опыту в
обретении состояния гармонии между
индивидом и окружающим его миром. Обладая
энциклопедическими знаниями во многих
областях, он сумел убедительно доказать
правоту своей теории на примерах
различных культур и социальной, и
индивидуальной жизни разных обществ.

Другой
известный в научном мире современник
Фрейда Альфред Адлер (Alfred Adler, 1870— 1937)
также занимался изучением различных
аспектов мотиваций в поведении человека.
Он не был согласен с фрейдистской
трактовкой сексуальности как основного
фактора мотивации поведения человека
и считал, что основной мотивационной
силой в жизни человека является чувство
его собственной неполноценности. Любой
индивид в той или иной степени испытывает
это чувство. Особенно остро неполноценность
ощущается человеком в детском возрасте,
ибо тогда властные жизненные позиции
являются исключительной привилегией
взрослых. Некоторые люди испытывают
это чувство более остро, чем другие,
особенно когда речь идет о человеке с
физическими недостатками или о тех, с
кем в детстве слишком строго обращались.
Адлер считал, что на протяжении всей
своей жизни индивид стремится в той или
иной степени компенсировать это первичное
чувство неполноценности. Это стремление
может принять как позитивную направленность
и выразиться в достижении больших
успехов в жизни индивида, в преодолении
его физических недостатков, так и
негативную окраску в виде демонстрации
чрезмерной властности в отношениях с
другими людьми. Сам Адлер полагал, что
преодоление чувства неполноценности
возможно через деятельное участие в
судьбе людей, через сопереживание,
сопричастность, формирование и развитие
«социального интереса».

Размышления
Адлера относительно мотивационной
стороны поведения человека имеют прямое
отношение к социальной геронтологии.
В пожилом возрасте чувство неполноценности
переживается особенно остро, поскольку
человек, как правило, начинает испытывать
физическое недомогание, утрачивает
привычный социальный статус, былую
физическую привлекательность, а также
многое другое, к чему он успел привыкнуть.
Особенно болезненно пожилой человек
переживает необходимость ограничить
круг социальных связей и возможностей
для интимных отношений. Адлер считал
также, что иногда проявляемая замкнутость
пожилого человека, уход «в себя» может
объясняться боязнью потерять независимость
и стать реально неполноценным. Подходы
Адлера к решению проблем пожилого
человека достаточно конструктивны. Он
предлагает снимать чувство неполноценности
и сопутствующие неврозы, помогая индивиду
найти смысл жизни в оказании помощи
другим людям, добиться такого состояния,
когда ощущение принадлежности к
социальной общности не покидало бы
старого человека.

Подходы
психоаналитиков к изучению проблем
старости интересны, но не бесспорны,
поскольку большинство из них были
клиницистами и свои научные выводы
делали по результатам своей практики,
ограниченной лишь контингентом людей,
обращавшихся к ним за помощью. Поэтому
по сей день многие теоретики в области
психологии сомневаются по поводу
абсолютной истинности и применимости
выводов психоаналитиков относительно
мотивации поведения индивида, считая,
что их нельзя признать в качестве
постулата об общих закономерностях
психической деятельности человека.

Попытки
объяснить процессы психологического
старения индивида содержатся не только
в психологических исследованиях, но и
в других теориях психологического
научного знания.

Одной
из наиболее интересных зарубежных
концепций, вошедших в научный «арсенал»
современной геронтологии, является
теория Эрика Эриксона о восьми стадиях
развития личности, каждая из которых
имеет определенную цель в достижении
того или иного социально-ценностного
качества: доверия, автономии, инициативы
и др.

Задача
человека пожилого возраста, по Эриксону,
состоит в том, чтобы достичь целостности
развития своего «Я» (Ego), уверенности в
смысле жизни, а также гармонии, понимаемой
как сущностное качество жизни как
отдельного индивида, так и всей Вселенной.
Гармония противостоит дисгармонии,
воспринимаемой как нарушение целостности,
которое ввергает человека в состояние
отчаяния и уныния. Осуществление этой
задачи приводит человека к «ощущению
чувства тождества с самим собой и
длительности своего индивидуального
существования как некоей ценности,
которая, даже в случае необходимости,
не должна быть подвергнута никаким
изменениям» [Erikson Е., 1982, с. 260]. Отчаяние
может иметь место лишь в случае осознания
жизненной неудачи, когда у человека не
остается времени на то, чтобы повторить
свою жизнь с начала или найти альтернативу
решения проблем своей целостности.
Отчаяние и недовольство самим собой у
пожилого человека часто проявляется
через осуждение поступков других,
особенно молодых людей.

Эриксон
был один из немногих среди сторонников
психодинамических теорий, которого
глубоко и специально интересовали
проблемы пожилого возраста. Именно
поэтому его выводы так часто цитируются,
особенно представителями так называемой
психологии развития жизненных циклов.

Было
бы непростимым упрощением сводить идеи
Эриксона относительно старости и
старения лишь к задачам определения
стадий целостности. По Эриксону, в основе
адаптивности человеческого поведения
находится осознанная активность «Я»
(Ego), в сферу которого входят процессы
мышления, восприятия, памяти и т.д.
Инстинктивные же побуждения, существование
которых он не отвергает, не могут быть
первичными в мотивационной сфере
человека, а находятся в тесной
взаимозависимости с сознательными
процессами. В основе адаптивной
деятельности «Я» находится определенный
синтетический принцип, в соответствии
с которым происходит непрерывный синтез
пережитого человеком прошлого. Решающую
роль в пожилом возрасте могут сыграть
основные нерешенные проблемы предыдущих
этапов жизни. Именно поэтому старость
каждого человека индивидуальна и
неповторима, а подходы в социальной
работе с пожилыми должны быть строго
индивидуальны. Эти идеи Эриксона
чрезвычайно важны для социальной
геронтологии, однако они, к сожалению,
не могут восприниматься как некая
законченная концептуальная модель.
Это, скорее всего особая познавательная
структура, объясняющая психологическое
развитие человека и его старение.

Тем
не менее неоценимой заслугой Эриксона
в разработке геронтологического знания
является его идея о целостности жизненного
пути человека. Чтобы понять пожилого
человека, необходимо увидеть его в
контексте всей его жизни, включающей в
себя все его проблемы, успешно или
неудачно решенные на более ранних этапах
его жизненного пути. Почему так важна
эта идея для теории и практики, особенно
для социальной работы с пожилыми людьми?
Прежде чем оказывать помощь, во-первых,
необходимо понять, что ситуации, в
которых оказывается человек в старости,
напрямую зависят от его прошлой жизни.
Само развитие человека отличается от
развития другого человека и, вероятно,
будет отличаться еще больше, чем
продолжительней его жизнь, чем больший
жизненный опыт он обретает. Чем старше
пожилой человек, тем он более «индивидуален».

Во-вторых,
очень важно осознать, что развитие
человека — не однолинейно, оно
«многовекторно». Было бы неверным
предположить, что интеллектуальное,
физическое и социальное развитие имеют
одну и ту же траекторию. На каждом новом
этапе жизненного пути человека меняется
приоритетность тех или иных аспектов
его бытия. Юнг образно выразил эту мысль
следующими словами: «В полдень нашей
жизни мы не можем жить по утренней
программе. То, что было истиной утром,
вечером может стать ложью. Тот, кто
попытается привнести в полдень законы
утра… должен будет заплатить за это
страданиями своей души» [Jung К., 1972, с.
396]. Другими словами, как и каждое время
дня, каждый период жизни характеризуется
своеобразием, а также конкретными
потенциальными возможностями, которыми
нельзя пренебречь.

В-третьих,
что особенно важно для социальной
геронтологии, — это отход от традиционного
биологического детерминизма при оценке
психических процессов развития человека.
Психическая деятельность человека и
его социальная среда, по Эриксону,
взаимосвязаны и взаимозависимы. Успешное
развитие индивида зависит, прежде всего,
от благоприятных психосоциальных или
социокультурных факторов, включая его
ближайшее (семья, родители) и более
широкое социальное окружение (общество
в целом). В свою очередь, такое развитие
является основой для успешной эволюции
любого другого, общающегося с ним
индивида. Эриксон в своих выводах сделал
акцент на взаимозависимости и взаимосвязи
поколений, пытаясь доказать, что пожилые
люди необходимы молодым ровно настолько,
насколько сами нуждаются в молодых.

Этот
вывод чрезвычайно важен в наши дни не
только потому, что психология традиционно
смещала акценты в сторону индивидуальных
характеристик, пренебрегая анализом
средовых факторов, но и потому, что, как
отмечают специалисты, именно сейчас
назревает серьезный конфликт поколений,
вызванный глобальными проблемами, в
том числе старением общества в целом.

Социальная
геронтология использует основные
теоретические выкладки Эриксона, Юнга
и др. для более пристального изучения
социальной среды и ее воздействия на
эволюционное развитие человека.

Следует,
однако, отметить, что некоторые из этих
идей уже высказывались пионерами
психологической науки на рубеже XVIII
—XIX вв. В частности, это касается отличия
познавательной и мыслительной деятельности
людей разных поколений. Такие подходы
делали проблематичными и отчасти
недостоверными выводы тех ученых,
которые применяли метод одномоментного
«поперечного среза» при сравнительном
анализе психической деятельности
представителей разных поколений в одной
и той же пространственно-временной
координате [Baltes P. В. et ai, 1977]. Между тем
многие представители психологической
науки пренебрегли выводами своих
предшественников. Названные подходы
лишь сравнительно недавно стали
приоритетными в системе психологических
знаний и сочетаются с новыми современными
методиками исследования, в том числе
особенностей воздействия на развитие
человека социальной среды, в частности
в процессе его старения.

Социологические
подходы

В
социологии как науке в данном случае
используется множество различных
подходов к изучению проблем старости
и старения. Среди них можно выделить
три наиболее значительных направления:
структурализм, символический интеракционизм
и эт-нометодология, в рамках которых
сосуществуют различные тенденции,
связанные между собой методологическими
«узами».

Структурный
функционализм — перспектива консенсуса

Все
социологические подходы связаны с
изучением и разработкой методов и
средств достижения упорядоченного
характера развития общества. Социология
исходит из того, что в большинстве
ситуаций диапазон возможных действий
человека достаточно ограничен. Поэтому
для специалиста вполне возможно
предвидеть наше собственное поведение
в зависимости от той или иной ситуации,
как, впрочем, и поведение других людей.
Любое общество представляет собой
устойчивое интегрированное целостное
образование, основанное на консенсусе.
Впрочем, возможны и некоторые различия
или разногласия между отдельными
социально-культурными структурными
элементами. Опираясь на эти постулаты,
социология во многом схожа с естественными
и биологическими науками. После отделения
социологии от философии она заимствовала
для своих исследований естественно-научную
модель методологии. Основоположник
социологии французский философ Конт
полагал, например, что социология может
приспособить и применить методы физики
к объяснению социальной жизни, создать
«законоподобные» положения относительно
детерминантов человеческого поведения
и изменить общество, предсказать и,
следовательно, управлять социальными
процессами.

Являясь
целостным образованием (организмом,
системой), общество, как и биологический
организм, характеризуется, с одной
стороны, своей способностью выжить,
несмотря ни на что, и, с другой стороны,
своей потенциальной возможностью
распасться. Используя при анализе
общества естественнонаучные методы,
представители данного течения исходили
из посылки о том, что если биологические
организмы — системы, составленные из
множества различных взаимосвязанных
органов и элементов, каждый из которых
по-своему функционирует и реагирует на
изменения в других органах целостного
организма, то подобные же процессы
должны наблюдаться и в социальной
структуре общества. Однако эта аналогия
не переносила полностью отражение
биологической системы на социальную
структуру общества. Речь шла лишь о том,
что различные части социальной системы
так же, как и биологической, функционируют,
оказывая влияние и отвечая на изменения
в других частях этой системы. Различные
части биологической системы выполняют
различные функции и роли; следовательно,
по аналогии, социальная система носит
функциональный характер. Некоторые
функции наиболее важны для выживания
организма, другие менее существенны,
поэтому разные индивиды, как и разные
учреждения, выполняют в обществе
различные функции и играют различные
роли, обеспечивая функционирование
общества в целом.

Человеческий
организм — открытая и адаптивная
система, которая, однако, не бессмертна.
Следуя этой аналогии, структурный
функционализм описывает и общество в
самой простой форме как адаптивную и
открытую систему с разнообразием
составляющих ее функций в целях сохранения
целостности и, по возможности, относительной
неизменности всей системы.

Для
геронтологии структурный функционализм
предлагает две теоретические концепции.
Одна из них представляет собой теорию
отчуждения, которая исследует тенденцию
постепенного отлучения пожилых людей
от некоторых существенных для общества
функций и ролей для того, чтобы это
общество могло продолжать нормально
функционировать. Другая — теория
деятельности, которая исходит из
необходимости сохранить активную роль
пожилых людей, интегрировать их в
общество для его нормального
функционирования и устойчивого развития.

По
мнению сторонников теории отчуждения,
вытеснение пожилых людей из социального
организма представляет собой «неизбежный
процесс, в результате которого нарушаются
существующие отношения между стареющим
человеком и другими членами общества,
причем это отчуждение происходит на
качественном уровне» [CummingE., Henry W., 1961,
с. 211]. Поэтому, согласно представителям
данного течения в социологии, сам индивид
и общество, в котором он живет, должны
заранее готовиться к окончательному
«разрыву», который может произойти в
результате серьезного заболевания или
смерти. В соответствии с этой теорией,
процесс «отчуждения» — это способ
подготовки общества к новому структурному
функционированию его членов и направлен
на то, чтобы по наступлении неизбежного
старения отдельного члена не прерывалось
бы организованное функционирование
всего общества.

Теория
отчуждения была неоднозначно принята
на Западе. Ее усиленно критиковали со
всех сторон представители как либеральных,
так и консервативных идеологических
взглядов. Во-первых, само название теории
говорит о том, что разобщение как таковое
желательно для общества и тем самым
данная теоретическая концепция
потворствует социальной политике
безразличия к проблемам пожилых людей
[Монсон П., 1997]. Во-вторых, социальная
разобщенность отнюдь не является
неизбежностью или закономерностью
функционирования социального организма.
В свою очередь, невключенность пожилых
людей в социальную структуру общества
обрекает определенную часть населения
на изолированное существование до конца
своей жизни, порождая чувство страха
перед будущим и безысходности жизни у
молодого поколения. В-третьих,
представленные разработчиками этой
теории выводы относительно процесса
развития общества не включают в себя
культурный компонент и, прежде всего,
то, что связано с пониманием духовности.
Как известно, культура не всегда столь
прагматична, как экономика, хотя и
известно, что ценностная система и
структура экономики оказывают друг на
друга взаимное влияние, нередко создавая
условия, при которых большая часть
пожилых людей просто вынуждена жить
отчужденно [Rose А.М.,1965].

Теория
деятельности исходит из другой посылки
относительно процесса старения. Вводя
понятие «успешной старости», эта теория
предполагает, что человек в пожилом
возрасте должен быть активным членом
общества, по возможности сохраняя стиль
жизни и ценностные установки, присущие
среднему возрасту. Счастье в пожилом
возрасте можно достичь при условии,
если человек не будет поддаваться
возрастным стереотипам, в соответствии
с которыми должны быть утрачены интимные
отношения, социальная и сексуальная
активность или ролевые функции,
свойственные среднему возрасту. Для
того чтобы получить удовлетворение от
жизни, необходимо заменить прежние
социальные отношения новыми.

В
развитых индустриальных странах можно
найти немало убедительных примеров,
когда люди в пожилом возрасте, а их число
неуклонно растет, сохраняют активную
жизненную позицию и играют значительную
роль в общественной жизни [Riley M. W. et al,
1968].

Многие
исследователи критикуют эту теорию за
ее «радикальный» идеализм. Действительно,
нереалистично ожидать от большинства
пожилых, может быть, за исключением
ограниченного меньшинства, того, чтобы
люди в старости могли поддерживать
такой же уровень деятельности, как и в
среднем возрасте, поскольку неизбежны
ограничения, связанные с биологическими
процессами старения. Теория деятельности
также нереалистична потому, что
экономическая, политическая и социальная
структуры общества накладывают серьезные
ограничения на возможности заниматься
трудовой деятельностью в пожилом
возрасте.

Психология старения (стр. 1 из 104)

ПСИХОЛОГИЯ СТАРОСТИ И СТАРЕНИЯ

ХРЕСТОМАТИЯ

Для студентов психологических факультетов высших учебных заведений

Составители О.В.КРАСНОВА, А.Г.ЛИДЕРС

Москва

ACADEMA

2003

УДК 159.922.7/8(075.8) ББК88.37я73 П863

Рецензенты: доктор психологических наук, профессор А. И. Подольский; кандидат психологических наук, доцент Т.Д. Шевеленкова

Психология старости и старения: Хрестоматия: Учеб. по-П863 собие для студ. психол. фак. высш. учеб. заведений / Сост. О. В. Краснова, А. Г. Лидере. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 416 с.

ISBN 5-7695-0875-2

В хрестоматии собраны статьи, посвященные проблемам старения и старости. В том числе социальной геронтологии, социальной психологии, возрастной психологии старости, истории изучения старости, философии и социологии старости. Специально включены материалы, имеющие отношение к семье пожилого человека и оказанию психологической помощи как пожилым людям, так и специалистам, работающим с ними.

Будет полезна практикам, работающим с людьми пожилого возраста, социальным работникам и психологам.

УДК 159.922.7/8(075.8) ББК 88.37я73

© Составление. Краснова О.В., Лидере А.Г., 2003

ISBN 5-7695-0875-2 © Издательский центр «Академия», 2003

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

Современную ситуацию в изучении различных вопросов старения, в том числе психологических, социальных, медицинских и других, можно характеризовать как процесс интенсивного формирования науки о старении, специальной отрасли знания. Предлагаемая вашему вниманию хрестоматия собрала в себе статьи и работы по самым различным вопросам, связанным со старостью и старением.

Выделенные разделы в хрестоматии весьма условно объединяют тематические направления изучаемого предмета. Понятие «старость» является многозначным, многоаспектным, поэтому, называя разделы «Философия старости и старения» или «Социология старости и старения», мы хотим обратить внимание читателя на взаимодополняющие и перекрывающие вопросы, затронутые в каждой статье.

В хрестоматию включены статьи как отечественных, так и зарубежных авторов.

Первоначально мы задумали собрать работы только отечественных авторов, однако поняли, что без обзора работ зарубежных исследователей хрестоматия будет неполной, так как следует признать, что первенство в изучении психологических, социально-герон-тологических и социально-психологических аспектов принадлежит зарубежной науке.

В начале каждой статьи в сноске указывается автор и год издания цитируемой работы. Это позволит читателю при желании разыскать ее в библиотеке и ознакомиться с ней в полном объеме. Вместо списка рекомендуемой литературы в конце книге мы даем по тексту в квадратных скобках указания на авторов и год издания работ, предлагая читателю самостоятельно продолжить изучение соответствующей темы.

В исследование социальных вопросов старения в нашей стране большой вклад сделан гигиенистами и гериатрами. Социальные вопросы геронтологии до недавнего времени рассматривались главным образом в связи с социально-гигиеническими проблемами. Начало этому подходу положил И. И. Мечников, разработав концепцию, направленную на формирование мировоззрения, центром которого являлось представление о производительной, цветущей старости, занимающей достойное место в социальной жизни. Значительный вклад в изучение социально-экономических и социально-гигиенических проблем старения принадлежит 3. Г. Френкелю. Эти вопросы рассматриваются в разделе «История изучения старости и науки о старении».

Раздел «Психология старости и старения» посвящен вопросам возрастных и социально-психологических особенностей психического развития пожилых и старых людей, в том числе специфики форм и механизмов общения пожилых, вопросам обеспечения условий «благоприятного» старения и в свою очередь зависимости последнего от образа жизни стареющего человека, зависимости старения от типологии личности. Характеристика социально-психологической специфики старости требует обращения к свойственным этому возрастному периоду особенностям социализации.

В пожилом и старческом возрасте важнейшими из проблем являются продолжение трудовой деятельности (раздел «Старение и работа»), проживание в условиях семьи (раздел «Семья в старости») или в условиях стационара (раздел «Пожилые и старики в стационарах»).

Пожилой возраст нередко отягощен различной со-матопатологией, болезнями. В разделе «Старость и болезнь» представлены статьи, рассматривающие проблемы здоровья и болезней пожилых людей, включающие психические расстройства, онкологические, сердечно-сосудистые заболевания и др., а также вопросы медико-социального обслуживания пожилых людей, вопросы их потребностей в социальной и медицинской помощи.

Часто пожилой возраст рассматривают как период потерь, период приближающейся смерти. В разделе «Танатология и горе в старости, психологическое сопровождение» представлены статьи, посвященные тому, как пожилые люди переживают утрату и какие существуют особенности психологической работы с ними в тяжелый период их жизни.

В помощь психологам и социальным работникам, работающим с пожилыми людьми, в хрестоматию включены материалы, составившие раздел «Психологическая помощь в старости»,имеющий две части, одна — о работе с персоналом, другая — о работе с клиентами.

В целом хрестоматия содержательно дополняет учебное пособие О.В.Красновой и А.Г.Лидерса «Социальная психология старения» (М., 2001).

Мы надеемся, что в хрестоматии освещено большинство вопросов, связанных со старостью и старением, что не только позволяет расширить знания об этом периоде жизни, но и окажет помощь специалистам.

Составители благодарят авторов и научные коллективы, чьи работы вошли в данную хрестоматию.

МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ СТАРОСТИ И СТАРЕНИЯ

А.А.Козлов

ТЕОРИИ И ТРАДИЦИИ ЗАПАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ГЕРОНТОЛОГИИ

Социальные и психологические проблемы пожилых людей, а также отдельные аспекты старения человека являются предметом изучения многих отраслей естественных и общественных наук. Однако для большинства из них эти проблемы не являются основными. Лишь геронтология — современная молодая наука — ставит проблемы старости и старения в центр исследований, используя одновременно с этим знания, накопленные в других научных сферах, специалистов различных «помогающих» профессий. Геронтология в этом плане находится как бы «на стыке» многих научных теоретических и практических знаний. Каждая дисциплина привносит в ее развитие свои собственные достижения и методы в решении проблем стареющего человека, способствуя ее постоянному совершенствованию.

В рамках общей геронтологии существует специальная область ее — социальная геронтология, рассматривающая феномен старения и старости человека применительно к изменению его социальной позиции, его места в социальной структуре общества, способности и характера взаимодействия с последним. Именно здесь формируются наиболее острые ситуации и проблемы.

<…> Автор предпринимает попытку в рамках задач социальной геронтологии рассмотреть некоторые известные в западной науке подходы, имеющие, как представляется, значение в характеристике особенностей и развития геронтологии как целостной науки о старости [Монсон П., 1997].

Объектом исследования в геронтологии является человек в процессе старения и старости [Дупленко Ю.К., 1985; Baltes Р. В. et ai,

1 Козлов А. А. Старость: социальная разобщенность или целостность? (Теории и традиции западной социальной геронтологии) // Мир психологии. — 1999. — № 2. — С. 80-96. 1977; Blunter H., 1969 и др.]. Вследствие этого интерес для геронтологии представляют те биологические, психологические и социологические теории, которые направлены прежде всего на рассмотрение различных аспектов явления старости. Характерно, что выводы, сделанные представителями различных наук по многим общим проблемам старения и старости, как правило, не противоречат друг другу. Различия чаще возникают внутри конкретных отраслей знаний между разными научными школами. Каждая такая школа выстраивает многочисленные гипотезы, доказывает свои концепции различными способами, предлагая разнообразные объяснения процесса старения и проблем пожилых людей. Для исследователя-геронтолога в связи с этим при изучении различных взглядов на процесс старения принципиально важно уточнить свою позицию. Очевидно, что самое главное в этом — не стремиться дать им априорно какую-либо оценку. Плюрализм теорий и концепций следует рассматривать как отражение сложности процесса познания старости как объективной реальности, а сами существующие взгляды — как дополняющие друг друга, которые могут и должны в соответствующей степени учитываться при организации исследования.

Рассмотрим некоторые направления и подходы в развитии современных зарубежных наук, в той или иной мере изучающих процессы старения, вырабатываемые в разных сферах знаний. Начнем с «биологических подходов» к старению.

Биологические подходы к старению

Биология изучает живые организмы на разных уровневых срезах: организм как целостную систему, подразделяющуюся на составляющие ее органы и клеточные компоненты вплоть до молекулярного строения. В соответствии со взглядами биологов, большинство живых организмов, как растений, так и животных, с возрастом утрачивают свои функциональные способности.

Представители биологической науки связывают понятия старения и старости с «закатом» и ухудшением состояния организма и его различных органов. В зарубежной геронтологии чаще всего Цитируют четыре основополагающих критерия, связанных со старением, которые были предложены известным на Западе геронтологом Б.Стрехлером [Strehler B.L., 1962].

1. Старение, в отличие от болезни, является универсальным процессом, ему подвержены все без исключения члены популяции.

2. Старение является прогрессирующим, непрерывным процессом.

Краснова О.В. — Психология старости и старения

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

На данный момент в библиотеке MyWord.ru опубликовано более 2000 книг по психологии. Библиотека постоянно пополняется. Учитесь учиться.

Удачи! Да и пребудет с Вами…. 🙂

Сайт www.MyWord.ru является помещением библиотеки и, на основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных в данной библиотеке, в архивированном виде, категорически запрещен.

Данный файл взят из открытых источников. Вы обязаны были получить разрешение на скачивание данного файла у правообладателей данного файла или их представителей. И, если вы не сделали этого, Вы несете всю ответственность, согласно действующему законодательству РФ. Администрация сайта не несет никакой ответственности за Ваши действия./

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

ПСИХОЛОГИЯ СТАРОСТИ И СТАРЕНИЯ

ХРЕСТОМАТИЯ

Для студентов психологических факультетов высших учебных заведений

Составители О.В.КРАСНОВА, А.Г.ЛИДЕРС

Москва

academ’a

2003

УДК 159.922.7/8(075.8) ББК88.37я73 П863

Рецензенты: доктор психологических наук, профессор А. И. Подольский; кандидат психологических наук, доцент Т.Д. Шевеленкова

Психология старости и старения: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. психол. фак. высш. учеб. заведений / Сост. О.В.Краснова, А.Г.Лидере. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 416

с. ISBN 5-7695-0875-2

В хрестоматии собраны статьи, посвященные проблемам старения и старости. В том числе социальной геронтологии, социальной психологии, возрастной психологии старости, истории изучения старости, философии и социологии старости. Специально включены материалы, имеющие отношение к семье пожилого человека и оказанию психологической помощи как пожилым людям, так и специалистам, работающим с ними.

Будет полезна практикам, работающим с людьми пожилого возраста, социальным работникам и психологам.

УДК 159.922.7/8(075.8) ББК88.37я73

ISBN 5-7695-0875-2

Составление. Краснова О.В., Лидере А.Г., 2003 i Издательский центр «Академия», 2003

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ Современную ситуацию в изучении различных вопросов старения, в том числе психологических,

социальных, медицинских и других, можно характеризовать как процесс интенсивного формирования науки о старении, специальной отрасли знания. Предлагаемая вашему вниманию хрестоматия собрала в себе статьи и работы по самым различным вопросам, связанным со старостью и старением.

Выделенные разделы в хрестоматии весьма условно объединяют тематические направления изучаемого предмета. Понятие «старость» является многозначным, многоаспектным, поэтому,

называя разделы «Философия старости и старения» или «Социология старости и старения», мы хотим обратить внимание читателя на взаимодополняющие и перекрывающие вопросы, затронутые в каждой статье.

В хрестоматию включены статьи как отечественных, так и зарубежных авторов.

Первоначально мы задумали собрать работы только отечественных авторов, однако поняли, что без обзора работ зарубежных исследователей хрестоматия будет неполной, так как следует признать, что первенство в изучении психологических, социально-герон-тологических и социальнопсихологических аспектов принадлежит зарубежной науке.

Вначале каждой статьи в сноске указывается автор и год издания цитируемой работы. Это позволит читателю при желании разыскать ее в библиотеке и ознакомиться с ней в полном объеме. Вместо списка рекомендуемой литературы в конце книге мы даем по тексту в квадратных скобках указания на авторов и год издания работ, предлагая читателю самостоятельно продолжить изучение соответствующей темы.

Висследование социальных вопросов старения в нашей стране большой вклад сделан гигиенистами и гериатрами. Социальные вопросы геронтологии до недавнего времени рассматривались главным образом в связи с социально-гигиеническими проблемами. На-

чало этому подходу положил И.И.Мечников, разработав концепцию, направленную на формирование мировоззрения, центром которого являлось представление о производительной, цветущей старости, занимающей достойное место в социальной жизни. Значительный вклад в изучение социально-экономических и социально-гигиенических проблем старения принадлежит 3. Г. Френкелю. Эти вопросы рассматриваются в разделе «История изучения старости и науки о старении».

Раздел «Психология старости и старения» посвящен вопросам возрастных и социальнопсихологических особенностей психического развития пожилых и старых людей, в том числе специфики форм и механизмов общения пожилых, вопросам обеспечения условий «благоприятного» старения и в свою очередь зависимости последнего от образа жизни стареющего человека, зависимости старения от типологии личности. Характеристика социальнопсихологической специфики старости требует обращения к свойственным этому возрастному периоду особенностям социализации.

Впожилом и старческом возрасте важнейшими из проблем являются продолжение трудовой деятельности (раздел «Старение и работа»), проживание в условиях семьи (раздел «Семья в старости») или в условиях стационара (раздел «Пожилые и старики в стационарах»).

Пожилой возраст нередко отягощен различной со-матопатологией, болезнями. В разделе «Старость и болезнь» представлены статьи, рассматривающие проблемы здоровья и болезней пожилых людей, включающие психические расстройства, онкологические, сердечно-сосудистые заболевания и др., а также вопросы медико-социального обслуживания пожилых людей, вопросы их потребностей в социальной и медицинской помощи.

Часто пожилой возраст рассматривают как период потерь, период приближающейся смерти. В

разделе «Танатология и горе в старости, психологическое сопровождение» представлены статьи,

посвященные тому, как пожилые люди переживают утрату и какие существуют особенности психологической работы с ними в тяжелый период их жизни.

Впомощь психологам и социальным работникам, работающим с пожилыми людьми, в хрестоматию вклю-

чены материалы, составившие раздел «Психологическая помощь в старости»,имеющий две части, одна — о работе с персоналом, другая — о работе с клиентами.

В целом хрестоматия содержательно дополняет учебное пособие О.В.Красновой и А.Г.Лидерса «Социальная психология старения» (М., 2001).

Мы надеемся, что в хрестоматии освещено большинство вопросов, связанных со старостью и старением, что не только позволяет расширить знания об этом периоде жизни, но и окажет помощь специалистам.

Составители благодарят авторов и научные коллективы, чьи работы вошли в данную хрестоматию.

МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ СТАРОСТИ И СТАРЕНИЯ

А. А. Козлов

ТЕОРИИ И ТРАДИЦИИ ЗАПАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ГЕРОНТОЛОГИИ1

Социальные и психологические проблемы пожилых людей, а также отдельные аспекты старения человека являются предметом изучения многих отраслей естественных и общественных наук. Однако для большинства из них эти проблемы не являются основными. Лишь геронтология — современная молодая наука — ставит проблемы старости и старения в центр исследований, используя одновременно с этим знания, накопленные в других научных сферах, специалистов различных «помогающих» профессий. Геронтология в этом плане находится как бы «на стыке» многих научных теоретических и практических знаний. Каждая дисциплина привносит в ее развитие свои собственные достижения и методы в решении проблем стареющего человека, способствуя ее постоянному совершенствованию.

В рамках общей геронтологии существует специальная область ее — социальная геронтология, рассматривающая феномен старения и старости человека применительно к изменению его социальной позиции, его места в социальной структуре общества, способности и характера взаимодействия с последним. Именно здесь формируются наиболее острые ситуации и проблемы. <…> Автор предпринимает попытку в рамках задач социальной геронтологии рассмотреть некоторые известные в западной науке подходы, имеющие, как представляется, значение в характеристике особенностей и развития геронтологии как целостной науки о старости [Монсон П., 1997].

Объектом исследования в геронтологии является человек в процессе старения и старости [Дупленко Ю.К., 1985; Baltes Р. В. et al,

1 Козлов А. А. Старость: социальная разобщенность или целостность? (Теории и традиции западной социальной геронтологии) // Мир психологии. — 1999. — № 2. — С. 80-96.

6

1977; Blumer H., 1969 и др.]. Вследствие этого интерес для геронтологии представляют те биологические, психологические и социологические теории, которые направлены прежде всего на рассмотрение различных аспектов явления старости. Характерно, что I выводы, сделанные представителями различных наук по многим общим проблемам старения и старости, как правило, не противоречат друг другу. Различия чаще возникают внутри конкретных отраслей знаний между разными научными школами. Каждая такая школа выстраивает многочисленные гипотезы, доказывает свои концепции различными способами, предлагая разнообразные объяснения процесса старения и проблем пожилых людей. Для исследователя-геронтолога в связи с этим при изучении различных взглядов на процесс старения принципиально важно уточнить свою позицию. Очевидно, что самое главное в этом — не стремиться дать им априорно какую-либо оценку. Плюрализм те- I орий и концепций следует рассматривать как отражение сложности процесса познания старости как объективной реальности, а сами существующие взгляды — как дополняющие друг друга, которые могут и должны в соответствующей степени учитываться при организации исследования. Рассмотрим некоторые направления и подходы в развитии современных зарубежных наук, в той или иной мере изучающих процессы старения, вырабатываемые в разных сферах знаний. Начнем с «биологических подходов» к старению.

Биологические подходы к старению

Биология изучает живые организмы на разных уровневых срезах: организм как целостную систему, подразделяющуюся на составляющие ее органы и клеточные компоненты вплоть до молекулярного строения. В соответствии со взглядами биологов, большинство живых организмов, как растений, так и животных, с возрастом утрачивают свои функциональные способности.

Представители биологической науки связывают понятия старения и старости с «закатом» и ухудшением состояния организма и его различных органов. В зарубежной геронтологии чаще всего цитируют четыре основополагающих критерия, связанных со старением, которые были предложены известным на Западе геронтологом Б.Стрехлером [Strehler B.L., 1962}.

1.Старение, в отличие от болезни, является универсальным процессом, ему подвержены все без исключения члены популяции.

2.Старение является прогрессирующим, непрерывным процессом.

3.Старение есть свойство любого живого организма.

4.Старение сопровождается дегенератирующими изменениями (в противовес изменениям организма при его развитии или «взрослении»).

7

Таким образом, по мнению исследователей в области биологии, старение и смерть являются базовыми, сущностными биологическими свойствами, отражающими функционирование и эволюцию всех живых организмов, включая человека. Биологи исследуют организм, пытаясь измерить природу и предел возрастных изменений, понять, чем вызваны эти изменения, как их можно контролировать, корректировать, как можно смягчить последствия процесса старения. В этой связи биологическая наука располагает рядом теорий, непосредственно затрагивающих тематику процесса старения человека. Наиболее распространены в научном мире за рубежом две из них. Это теории «программированного старения» и «непрограммированного старения». <…>

Психологические подходы к старости

В обыденной жизни принято уделять гораздо больше внимания I психологическим аспектам старения, нежели биологическим. Однако, как ни странно, сама психология как наука в полной мере практически почти не занималась проблемами старости. Лишь сравнительно недавно, когда над современным обществом навис «пресс» глобальных демографических изменений, проблемы психологического старения стали предметом пристального изучения психологов-теоретиков. Эти исследования стали активно проводиться в рамках междисциплинарных проектов в контексте исторических, экологических и биологических подходов, причем каждое традиционное направление психологии вносило в эти исследования свои специфические нюансы и варианты. Рассмотрим некоторые из них.

Экспериментальная психология

Экспериментальная психология положила начало современному научному психологическому знанию. Во второй половине девятнадцатого столетия она родилась как лабораторная наука, занимающаяся в основном проблемами функционирования человеческого интеллекта, умственного развития человека, его способностей участвовать в познавательных процессах и др. Ключевыми темами новой науки стали восприятие, память, познание, а также интеллектуальные процессы. Несмотря на то, что первые ученые в области психологии как науки были в основном представителями Германии, тем не менее экспериментальная психология получила большее развитие в США и Англии, поскольку именно в этих странах результаты исследований достигли широкого признания и стали использоваться на практике.

Первым значительным вкладом в изучение проблем психологического старения явилась работа сэра Фрэнсиса Галтона

8

(1822—1911) (Sir Francis Galton), троюродного брата Чарльза Дарвина. Его прежде всего интересовали вопросы интеллектуальной деятельности человека и ее трансформации в пожилом возрасте.

Создание в первой половине девятнадцатого столетия теста интеллектуальных способностей (IQ) оказало значительное влияние на развитие психологии. Тест был составлен американским физиологом Терманом (Тегтап), сумевшим применить методику французских психологов А. Бине и Т.Энри (Binet, Henri), которой они пользовались при анализе сложных мыслительных действий человека в процессе познания. Успехи психологов в использовании на практике теста интеллекта (IQ) позволили им обрести репутацию ученых-специалистов, способных оценивать и даже замерять абсолютные интеллектуальные способности людей. <…> Однако… еще не был сделан вывод о зависимости психологических характеристик людей от

социальных факторов, не были исследованы в полной мере психологические различия, связанные с возрастными особенностями взрослых людей, особенно пожилых. Снижение некоторых психологических функций у пожилых людей объяснялось в основном процессами биологической деградации. В психологии постепенно начинает формироваться представление о психологическом старении как о процессе психологической деградации. Появляется модель психологического развития и старения, суть которой состояла в том, что в период роста организма происходит бурный процесс наращивания интеллектуальных способностей, сопровождаемый затем периодом относительной стабильности, вслед за которым наступает длительный период снижения интеллекта. Господство в психологической науке именно этой модели предопределило непопулярность исследований, связанных с пожилым возрастом. В лучшем случае изучение пожилого возраста как бы дополняло общие исследования познавательных функций человека. Лишь совсем недавно, с развитием когнитивной психологии, исследования в области умственных функций пожилых людей стали более привлекательны для ученых-психологов, а теоретическая и практическая психология стали более связаны между собой. «Интеллектуальный показатель» хотя и сохранился в исследовании и характеристике процесса старения, однако стал дифференцированным при учете широкого диапазона возможных изменений в этом плане, многофакторно зависимых. Опираясь на основные концептуальные положения экспериментальной психологии, социальная геронтология уделяет особое внимание рассмотрению внешних социальных факторов, оказывающих влияние на состояние человека в процессе старения, способных как замедлить, так и ускорить этот процесс.

9

Психология развития

Традиционно англо-американская школа психологии исследовала психическую деятельность человека, причем как в молодом, так и пожилом возрасте, как бы в сравнении с идеальным стандартом, идеальной моделью функционирования психики. При этом ранний возраст человека рассматривался как период, не достигший идеального состояния, а пожилой — как отклонение от нормы, идеала или как проявление девиантности, в то время как на европейском континенте философов, а впоследствии и психологов гораздо больше интересовали проблемы развития человека на всех без исключения этапах его жизненного пути.

Жан-Жак Руссо (Jean-Jaques Rousseau, 1712—1778) предлагал оценивать психическое развитие человека в зависимости от особенностей его возраста, выдвигая различные критерии этих оценок. Он отстаивал идею о том, что ребенка нельзя считать неразвитым взрослым, а необходимо подойти к оценке его интеллекта, полагаясь на особые, свойственные этому возрасту показатели, а пожилого человека — возвращающегося в детство, без оценки накопленного им жизненного опыта.

Идея относительности человеческого развития, качественно прогрессирующего в виде скачков от одной стадии к другой, представлена в работах швейцарского психолога Жана Пиаже (Jean Piaget, 1896—1980), в которых он исследовал основные стадии развития интеллекта в детском возрасте. Несмотря на то, что Пиаже ограничил свои исследования психологией детского возраста, его методология и научные выводы в целом широко использовались впоследствии многими учеными при анализе познавательных возможностей человека на всех этапах его жизненного пути, включая старость. Так, например, многие современные ученые, следуя традициям Пиаже, отстаивают точку зрения, согласно которой определяющей чертой взрослого возраста (в том числе пожилого) является способность воспринимать жизненные противоречия как осознанный факт. Психическая зрелость человека определяется не только признанием противоречий как необходимого условия жизни, но и эффективным использованием этих противоречий в мыслительной деятельности. Противоречия являются основанием для творческой деятельности, для новых открытий. Именно развитие диалектического мышления, в котором участвует не только рациональное мышление, но и интуиция, предвидение, предчувствие, т.е. бессознательное начало, является не только предметом изучения психологии и геронтопсихологии в частности, но и широкой основой для психологической практики [Riegel K.F., 1973].

Европейская психология известна в научном мире своим вкладом в изучение проблем личности. Вне зависимости от отношения

10

Биологические и психологические аспекты старения

Как и многие другие общества, в Соединенных Штатах смешанное мнение о старении и пожилых людях. Хотя мы в целом ценим своих пожилых людей, наша культура ориентирована на молодежь, о чем свидетельствует обилие телевизионных персонажей в возрасте от двадцати до двадцати лет и недостаток тех, кто играет в более старшие годы. Как частные лица, мы делаем все возможное, чтобы не выглядеть старыми, о чем свидетельствуют многочисленные рекламные объявления кремов от морщин и средств для затемнения седых волос. Более того, когда мы думаем о пожилых людях, на ум часто приходят негативные образы.Мы часто думаем о ком-то, кого возраст замедлил как физически, так и умственно. Ей или ему может быть трудно подниматься по ступенькам, поднимать тяжелые пакеты с продуктами, вставать прямо или вспоминать недавние события. Термин « старческий » часто приходит на ум, и такие фразы, как «старый дурак», «старик» и другие пренебрежительные замечания, примешивают к нашему языку, когда мы говорим о них. Между тем, несмотря на некоторое улучшение, пожилых людей часто стереотипно изображают на телевидении и в фильмах (Lee, Carpenter, & Meyers, 2007).

Насколько правдиво это негативное изображение? Что нам известно о физических и психологических изменениях среди пожилых людей? Насколько много из того, что мы думаем о старении и пожилых людях, является мифом, а насколько реальностью? Геронтологи уделили особое внимание ответам на эти вопросы (Новак, 2012).

С возрастом обязательно происходят биологические изменения. Первые признаки, наверное, в нашей внешности. Наши волосы начинают седеть, наши (мужские) волосы становятся редкими, и появляется несколько морщин. Внутренние изменения, которые часто сопровождают старение, имеют более важное значение, в том числе то, что (а) жир заменяет безжировую массу тела, и многие люди набирают вес ; (б) происходит потеря костей и мышц; (c) легкие теряют способность всасывать воздух, и наша респираторная эффективность снижается; (г) ухудшаются функции сердечно-сосудистой и почечной (почечной) систем; (e) количество клеток мозга уменьшается, как и масса мозга в целом; и (е) снижение зрения и слуха.Также происходят когнитивные и психологические изменения. Обучение и память начинают ухудшаться после того, как людям исполняется 70 лет; могут наступить депрессия и другие психические и / или эмоциональные расстройства; и может возникнуть деменция, включая болезнь Альцгеймера.

Все эти состояния дают следующую статистику: около половины людей 65 лет и старше страдают артритом или высоким кровяным давлением; почти пятая часть страдает ишемической болезнью сердца; более одной пятой страдают диабетом; и около 60 процентов женщин в возрасте от семидесяти лет страдают остеопорозом (Центры по контролю и профилактике заболеваний и Фонд компании Merck, 2007; Crawthorne, 2008).

Тем не менее, характер и степень всех этих изменений сильно различаются среди пожилых людей. Некоторые люди слабы в 65 лет, в то время как другие остаются бодрыми до семидесяти и старше. Люди могут быть «старыми» в 60 или даже 50 лет, в то время как другие могут быть «молодыми» в 80. Многие пожилые люди больше не могут работать, но другие остаются в составе рабочей силы. В общем, большинство пожилых людей не вписываются в миф об уклончивом образе и все еще могут жить удовлетворительной и продуктивной жизнью (Rowe et al., 2010).

Повышение жизненной силы для успешного старения

В какой степени последствия биологического и психологического старения являются неизбежными следствиями хронологического старения? Геронтологи все еще пытаются понять, что вызывает эти эффекты, и их объяснения сосредоточены на таких вещах, как ослабление иммунной системы, замедление клеточной репликации и других процессах, которые здесь нас не касаются.

Ясно одно: мы все можем предпринять несколько шагов, чтобы помочь нам лучше стареть, потому что то, что мы делаем в старости, имеет гораздо большее значение, чем генетика (Центры по контролю и профилактике заболеваний и Фонд компании Merck, 2007; Crawthorne, 2008 г.). В той мере, в какой это правда, последствия биологического и психологического старения не обязательно неизбежны, и «успешное старение» возможно. Шаги, описанные в геронтологической литературе, к настоящему времени стали почти клише, но регулярные упражнения, правильное питание и снижение стресса стоят на первом месте среди рекомендаций большинства геронтологов для сохранения жизненных сил в более позднем возрасте.Фактически, американцы живут примерно на десять лет меньше, чем средний набор генов должен позволить им жить, потому что они недостаточно тренируются и потому, что они неадекватно питаются.

Исследование социальных геронтологов предполагает, что пожилые люди могут предпринять как минимум два дополнительных шага, если они хотят «успешного старения». Первый — это участие в неформальных личных сетях друзей, соседей и родственников. Важность таких сетей — одна из наиболее полно задокументированных в социальной геронтологической литературе (Binstock & George, 2006) (см. Примечание 6.23 «Применение социальных исследований»). Сети способствуют успешному старению как минимум по двум причинам. Во-первых, они оказывают практическую поддержку, например, помогают в покупке продуктов и посещении врача пожилым людям, которые в этом нуждаются. Во-вторых, они помогают пожилым людям поддерживать самооценку, удовлетворять их желание дружбы и удовлетворять другие эмоциональные потребности.

Дети и наше будущее

Бабушка и дедушка воспитывают внуков

Все больше бабушек и дедушек воспитывают внуков.Почти 6 миллионов детей, или около 8 процентов всех детей, живут в домохозяйствах, возглавляемых бабушкой и дедушкой, по сравнению с 4,5 миллионами в 2000 году. Бабушка и дедушка являются единственными опекунами почти 3 миллионов из этих детей, поскольку родители ребенка отсутствуют по нескольким причинам : Родители могли умереть, они могли находиться в тюрьме или тюрьме или были неспособны справиться со злоупотреблением психоактивными веществами, ребенок мог быть лишен родителей из-за жестокого обращения со стороны родителей или ребенок мог быть оставлен.

В остальных домохозяйствах, где есть родитель, бабушка и дедушка (обычно бабушка) по-прежнему являются основными опекунами или, по крайней мере, играют важную роль в воспитании ребенка; то же самое можно сказать о многих бабушках и дедушках, которые живут недалеко от дома своего взрослого ребенка.В сегодняшней нестабильной экономике многие бабушки и дедушки также помогают своим детям с расходами на воспитание внуков и содержание дома. Как объяснил эксперт по семейным вопросам из AARP: «Бабушки и дедушки стали системой защиты семьи, и я не думаю, что это изменится в ближайшее время. Хотя они по-прежнему будут наслаждаться своей традиционной ролью, включая траты на подарки для внуков, я вижу, что они все чаще оплачивают дополнительные услуги, за которые родители изо всех сил стараются не отставать — спорт, лагеря, репетиторство или другие образовательные потребности, такие как уроки музыки.”

Эстелла Хайд, 65 лет, и ее муж живут недалеко от Эри, штат Пенсильвания. Они начали воспитывать внучку, которая поступила в колледж осенью 2011 года, когда ей исполнился год после того, как мать сказала, что не хочет ее воспитывать. Г-жа Хайд призвала к увеличению государственной помощи людям в ее ситуации: «Никогда не бывает в счастливой ситуации, когда сын или дочь приходят и говорят:« Мне нужно, чтобы вы вырастили для меня ребенка ». Нам очень повезло, нам повезло. в состоянии материально позаботиться о ней и поддержать ее.Но многим опекунам нужны другие источники помощи ».

Многие бабушки и дедушки считают уход и финансовую поддержку внуков одновременно радостью и привилегией. Но по мере того, как их число растет, многие такие бабушки и дедушки также обнаруживают, что их участие также в некоторой степени является физическим и / или финансовым бременем. Поскольку их число будет продолжать расти, для федерального правительства и правительства штата будет важно оказывать им помощь, за которую ратовала Эстелла Хайд.

Источники: Whitley & Kelley, 2007; Иена, 2011

Второй шаг к успешному старению, предложенный научными исследованиями, — это причастность к религии (Moberg, 2008), которая улучшает психологическое благополучие как минимум по двум причинам. Когда люди поклоняются в собрании, они взаимодействуют с другими прихожанами и, как только что было отмечено, расширяют свои сети социальной поддержки. Более того, исповедуя свою религиозную веру, они уменьшают стресс и могут лучше справляться с личными проблемами.По обеим этим причинам считается, что посещение религиозных служб и практика молитвы улучшают психологическое благополучие пожилых людей. Некоторые старейшины не могут регулярно посещать религиозные службы, потому что у них проблемы со здоровьем или они больше не могут водить машину. Но молитва и другая личная религиозная деятельность по-прежнему имеют большое значение для многих из них. В той мере, в какой религия влияет на благополучие пожилых людей, медицинские учреждения и собрания должны делать все возможное, чтобы пожилые люди могли посещать религиозные службы и иным образом исповедовать свою религиозную веру.

Применение социальных исследований

Дружба и успешное старение

Как говорится в тексте, социальные сети улучшают жизнь пожилых американцев, обеспечивая как практическую, так и эмоциональную поддержку. Ранние исследования социальных сетей и старения были сосредоточены больше на родственниках, чем на друзьях. Ребекка Дж. Адамс, бывший президент Южного социологического общества, была одним из первых социологов, подчеркнувших роль друзей в жизни пожилых людей.Она взяла интервью у семидесяти пожилых женщин, которые жили в пригороде Чикаго, и задала им много вопросов о степени и качестве их дружбы.

В одном из своих самых важных открытий Адамс обнаружила, что женщины сообщили, что получали от друзей больше помощи, чем предполагали другие исследователи. Женщины несколько неохотно обращались за помощью к друзьям, но делали это, когда члены семьи были недоступны и когда они не причиняли чрезмерных неудобств друзьям, к которым обращались за помощью.Адамс также обнаружил, что «вторичные» дружеские отношения — те, в которых участвуют друзья, с которыми женщина проводила время, но с которыми она не была особенно близка, — более вероятно, чем «первичная» дружба (очень близкая дружба), способствовали психологическому благополучию ее собеседников , поскольку эта дружба позволяла женщинам знакомиться с новыми людьми, участвовать в новых занятиях и, таким образом, взаимодействовать с обществом в целом. Это открытие привело Адамса к выводу, что нельзя недооценивать, насколько важны друзья для пожилых людей, особенно для пожилых людей без семьи.Друзья — важный источник общения и, возможно, более важный источник сервисной поддержки, чем это предлагается в большей части современной литературы.

Адамс также спросил женщин об их дружбе с мужчинами. Семьдесят женщин, с которыми она беседовала, сообщили о 670 дружеских отношениях, из которых только 3,6 процента были с мужчинами. (Около 91 процента были с другими женщинами, а 6 процентов — с парами.) Хотя предыдущие исследования предполагали, что количество таких дружеских отношений невелико из-за того, что неженатых пожилых мужчин так мало по сравнению с количеством незамужних пожилых женщин, как выяснил Адамс из ее интервью некоторые дополнительные причины.Ее респонденты интерпретировали любую дружбу с мужчиной как ухаживание или романтическую дружбу, которая, по их мнению, будет негативно оценена их детьми и их сверстниками. Принимая традиционную гендерно-ролевую ориентацию, они также ожидали, что любой мужчина, за которого они могут выйти замуж, сможет защитить их физически и финансово. Но они также понимали, что любой пожилой мужчина, которого они могли знать, скорее всего, не сможет этого сделать. По всем этим причинам они избегали дружбы с мужчинами.

Работа Адамса и других социологов о дружбе и других аспектах систем социальной поддержки пожилых американцев внесла большой вклад в наше понимание компонентов успешного старения. С практической точки зрения, это указывает на необходимость программ и других мероприятий, чтобы пожилым людям было легче развивать и поддерживать дружеские отношения с обоими полами, чтобы улучшить их способность удовлетворять как свои практические, так и эмоциональные потребности.

Источники: Адамс, 1985, 1986; Москва, 1967

Основные выводы

  • С возрастом у людей происходят определенные биологические, когнитивные и психологические изменения.Эти изменения усиливают негативное отношение к пожилым людям, но, тем не менее, это мнение отражает стереотипы и мифы о старении и пожилых людях.
  • Регулярные упражнения, правильное питание, снижение стресса, участие в личных связях и религиозная причастность — все это способствует успешному старению.

Для вашего обзора

  1. Считаете ли вы, что негативное отношение к пожилым людям, которое часто встречается в нашем обществе, является несправедливым стереотипом, или вы думаете, что в этом стереотипе действительно есть доля правды? Поясните свой ответ.
  2. Возвращаясь к обсуждению Эмиля Дюркгейма в главе 1 «Понимание социальных проблем», как исследование, подтверждающее важность личных связей для успешного старения, отражает идеи Дюркгейма?

.

старения человека | Описание, физические эффекты и психологические аспекты

Сердечно-сосудистая система

Болезни сердца — самая частая причина смерти после 65 лет. Таким образом, с возрастом сердце становится более уязвимым для сердечно-сосудистых заболеваний. Даже при отсутствии поддающихся обнаружению заболеваний сердце с возрастом претерпевает пагубные изменения. Структурные изменения включают постепенную потерю мышечных волокон с инфильтрацией жировой ткани (жира) и соединительной ткани.В волокнах сердечной мышцы постепенно накапливается нерастворимый гранулированный материал (липофусцин, или «возрастной пигмент»). Эти гранулы, состоящие из белков и липидов, впервые появляются к 20 годам и постепенно увеличиваются, так что к 80 годам они могут занимать до 5–10 процентов объема мышечного волокна.

Сердце также демонстрирует постепенное снижение работоспособности с возрастом. Количество крови, перекачиваемой сердцем, уменьшается примерно на 50 процентов в возрасте от 20 до 90 лет.Есть заметные индивидуальные различия во влиянии возраста. Например, у некоторых 80-летних людей сердечная функция может быть такой же хорошей, как и у среднего 40-летнего человека.

В состоянии покоя частота сердечных сокращений существенно не меняется с возрастом. Однако во время каждого удара мышечные волокна сердца у пожилых людей сокращаются не так быстро, как у молодых. Это снижение мощности или скорости работы связано с возрастным снижением активности некоторых клеточных ферментов, которые производят энергию, необходимую для сокращения мышц.

Несмотря на эти изменения, сердце при отсутствии болезней способно удовлетворить возложенные на него требования. В ответ на физическую нагрузку он может увеличивать свою скорость, удваивая или утроив количество крови, перекачиваемой каждую минуту, хотя максимально возможная выработка падает, а резервная емкость сердца уменьшается с возрастом.

Артериосклероз, или затвердение артерий, заметно увеличивается с возрастом и часто рассматривается как часть старения. Это не обязательно правда.Артериосклероз может появиться даже у подростков. Это прогрессирующее заболевание, которое в некоторой степени присутствует практически у всех людей среднего возраста. Следовательно, невозможно провести четкое различие между эффектами старения и эффектами болезней кровеносных сосудов человека. У некоторых видов животных, например у крыс, у которых не развивается артериосклероз, можно определить возрастные изменения в сердце и кровеносных сосудах.

В целом, с возрастом кровеносные сосуды становятся менее эластичными.Происходит прогрессирующее утолщение стенок более крупных кровеносных сосудов с увеличением соединительной ткани. Сама соединительная ткань с возрастом становится более жесткой. Это происходит из-за образования поперечных связей как внутри молекул коллагена, основного компонента соединительной ткани, так и между соседними волокнами коллагена. Эти изменения кровеносных сосудов происходят даже при отсутствии характерных для атеросклероза отложений на стенке артерий, которые мешают кровотоку по артериям.Постепенная потеря эластичности увеличивается с сопротивлением потоку крови, поэтому артериальное давление может увеличиваться. Это, в свою очередь, увеличивает объем работы, которую должно выполнять сердце, чтобы поддерживать кровоток.

Хотя и систолическое, и диастолическое артериальное давление (артериальное давление при сокращении и расширении сердца соответственно) увеличиваются с возрастом, скорость систолического увеличения превышает таковую диастолического, так что пульсовое давление увеличивается. Повышение давления прекращается на восьмом десятилетии жизни, а в глубокой старости может даже наблюдаться небольшое снижение давления.

В среднем у людей с ожирением артериальное давление выше, чем у людей с нормальным весом. Поскольку частота ожирения увеличивается с возрастом, по крайней мере, до 55–60 лет, этот фактор может частично способствовать повышению артериального давления с возрастом.

.

границ | Исследование размеров биологического возраста

Введение

Даже неподготовленному глазу всегда было очевидно, что разные люди стареют по-разному. На самом деле это означает, что предполагаемый возраст может отличаться от фактического хронологического возраста, основанного на обычном представлении людей в данном календарном возрасте в любое данное время и в любом месте. Субъективная оценка возраста довольно точно оценивает разрушительное действие времени и вполне адекватно совпадает с более объективными показателями (Christensen et al., 2009). Тем не менее, мы хотели бы иметь возможность ссылаться на такие объективные меры для более подробного изучения аспектов старения.

Измерения старения включают, по крайней мере, три различных аспекта. Первый включает прогноз выживаемости или смертности. Другими словами, мы хотим иметь возможность связать процесс старения с результатом, долголетием. Это уже давно является областью исследований старения, и к этому продолжают привлекать биодемографы. Вторая попытка связать процесс старения со способностью функционировать.Так называемое здоровое старение происходит от этого подхода. Наконец, еще одним аспектом является необходимость оценки потенциальных методов лечения или вмешательств для продления срока здоровья.

Есть два аспекта этого обсуждения, которые до сих пор не были подробно рассмотрены. Один из них — приспособление к изменениям, происходящим со временем. Любая мера старения должна позволить нам учесть эту динамическую особенность процесса старения. Действительно, этого требует способность рассматривать старение как процесс.Во-вторых, мы должны признать, что старение происходит на разных уровнях исследования: биологическом, психологическом, социологическом и т. Д. Все эти уровни касаются функционирования, но с разных точек зрения. Таким образом, наше направление должно быть применимо с этих нескольких точек наблюдения.

Наша статья посвящена биологии или физиологии. Однако наше направление может быть легко использовано в других дисциплинарных сферах. Наглядным примером в этом отношении является использование двух терминов, относящихся к мере функционального старения, которые мы подробно исследуем ниже.Первоначально этот показатель назывался индексом дефицита — очень общий термин. Тем не менее, к нему было добавлено название индекса слабости, чтобы объяснить его актуальность для гериатрической медицины, которая занимается немощью, инвалидностью и заболеваемостью. Подобным образом, например, можно легко построить индексы психологического старения. Различные функциональные индексы просто исследуют старение на разных уровнях организации. Это отражает системный подход к старению с присущими ему эмерджентными свойствами.

Функциональный упадок и функциональная гетерогенность при биологическом старении

Физические способности ухудшаются с возрастом.Это оценивается по-разному, но его влияние наиболее очевидно, когда оно рассматривается с точки зрения повседневной активности (Andersen-Ranberg et al., 1999). Когнитивные функции также становятся менее эффективными с возрастом (Park and Bischof, 2013). Это не удивительно. Однако степень снижения функции варьируется от человека к человеку в меньшей степени, и это очевидно как для физических, так и для когнитивных функций (McArdle, 2011; Lowsky et al., 2014). На более базовом уровне все физиологические функции с возрастом постепенно ухудшаются, хотя и с разной скоростью (Shock, 1967).

Дискретные биомаркеры, обычно оцениваемые по уровню циркулирующих аналитов сыворотки, также показывают изменения с хронологическим возрастом. Однако во многих случаях профили изменений во времени не являются линейными и часто имеют так называемую U-образную форму (Arbeev et al., 2011). Это говорит о том, что на более детальном уровне функциональные изменения с возрастом являются сложными и могут отражать операции нелинейной системы, в которой взаимодействие между компонентами делает их присутствие известным. Важный вопрос заключается в том, как включить эту детализацию осмысленным образом, чтобы не потерять способность интерпретировать модель.Один из подходов к этой дилемме использует многомерную меру отклонения индивида от центроида популяции, которая отражает исходное или нормальное физиологическое состояние в любом данном возрасте. Эту многомерную статистику можно интерпретировать с точки зрения физиологической дисрегуляции, и она больше связана с переходом от здорового состояния к нездоровому (устойчивость), чем с выживанием в нездоровом состоянии (устойчивость) (Arbeev et al., 2019).

Другой подход, использующий дискретные биомаркеры, объединяет их в алгоритмы прогнозирования (Levine, 2013; Belsky et al., 2015). Часто эти алгоритмы включают хронологический возраст. Это делает их отличными предсказателями смертности (Levine, 2013). Это неудивительно, поскольку уравнение Гомперца ясно показывает, что выживаемость уменьшается экспоненциально с увеличением хронологического возраста (Гаврилов, Гаврилова, 1991). Важным применением этого подхода является его использование для прогнозирования функциональных нарушений в раннем возрасте, которые, вероятно, будут связаны со здоровьем в более позднем возрасте, как в поперечном, так и в продольном режимах (Belsky et al., 2015). Это имеет особую ценность для клинических испытаний методов лечения и вмешательств, которые могут изменить процесс старения.

меток метилирования ДНК также были собраны в массивы, позволяющие прогнозировать хронологический возраст (Hannum et al., 2013; Horvath, 2013). В их различных интерпретациях они называются часами метилирования ДНК. Необычайное совпадение назначенного возраста с использованием этих эпигенетических предикторов с фактическим хронологическим возрастом неудивительно, зависит от тяжелой зависимости от хронологического возраста выбора меток метилирования и самого алгоритма прогнозирования.Это обусловливание иногда бывает незаметным (Levine et al., 2018). Ценность этих эпигенетических предикторов заключается в их способности определять календарный возраст для образцов неизвестного происхождения. Не было обнаружено, что они предсказывают смертность, или когда они это делают, размеры эффекта крошечные и наблюдаются только с очень большими размерами выборок, обычно собираемых в метаанализах (Chen et al., 2016).

Использование алгоритмов прогнозирования, основанных на биомаркерах, применительно к людям молодого и среднего возраста вполне уместно.В конце концов, оценка эффективности терапевтического средства или вмешательства может быть разумно применена к таким людям, прежде чем они продвинутся слишком далеко по траектории старения. Кроме того, мы хотели бы иметь возможность оценивать потенциальный результат на ранней стадии, прежде чем спустя много лет будут наблюдаться поздние эффекты на выживаемость. Тем не менее, крайне важно в конечном итоге проверить любой алгоритм прогнозирования в соответствии с «золотым стандартом» в исследованиях старения, а именно выживанием. Уравнение Гомперца-Мейкхама является отправной точкой для вывода единственного универсального термина для старения, если использовать термин из физики (Azbel, 2002).Таким образом, выживаемость или смертность всегда будут «мерилом» в исследованиях старения. Несомненно, это послужило толчком для многих крупных открытий в этой области (Jazwinski, 1996).

Уравнение Гомперца таит в себе загадку. Несмотря на экспоненциальный рост, который изображает уравнение, всегда есть отклонение, которое оно игнорирует, когда исследуются отдельные, реальные значения. Более того, наблюдается систематическое отклонение от фактических показателей смертности, которое становится очевидным для людей в возрасте около 90 лет.Этот отход в конечном итоге становится плато примерно с 105 лет (Barbi et al., 2018).

Нисходящее моделирование системы старения

Организмы проявляют сложное адаптивное поведение и взаимодействуют с окружающей средой. Это результат их организации, которая возникает из множества простых, самоорганизующихся местных отношений. Они работают в интерактивных массивах, которые управляются нелинейной динамикой. Другими словами, эти массивы отображают новые свойства.Аристотель уже признал это, заявив: «Целое больше, чем сумма его частей». Взаимодействия на более низком уровне порождают объекты или свойства более высокого уровня: взаимодействия молекул образуют клетки, взаимодействия клеток образуют ткани, взаимодействия тканей приводят к органам, взаимодействия органов приводят к возникновению организма и так далее.

Захвата компонентов на любом уровне организации недостаточно, чтобы прийти к поведению в этом масштабе. Также необходимо учитывать взаимодействия, которые делают систему сложной, нелинейной и, следовательно, неопределенной в этом масштабе.Этого легче всего достичь с точки зрения сверху вниз. Сделав это заявление, важно признать, что здесь должен использоваться подход «сверху вниз», уровень минус один, потому что уровень определяется его взаимодействующими компонентами.

Индексы дефицита представляют собой несложный способ описания поведения сложной системы старения. Индексы дефицита имеют долгую историю в исследованиях старения человека и в гериатрии (Rockwood et al., 1999; Mitnitski et al., 2001). Их даже применяют для понимания старения грызунов (Rockwood et al., 2017). Индекс дефицита строится на основе ряда признаков, симптомов, отметок и проявлений. Число может быть относительно небольшим, около двадцати или намного большим, если оно является статистически достаточным. Эти дефициты должны охватывать множество различных организмов или физиологических систем. Индекс дефицита получается путем суммирования подсчитанных дефицитов и деления на общее количество оцененных дефицитов. Увеличение количества оцениваемых дефицитов улучшает показатели индекса дефицита (Mitnitski et al., 2017).

В последнее время индекс дефицита приобрел сильную теоретическую основу. Дефициты представлены компонентами сети, в которых они могут быть повреждены или неповреждены (дефицит per se ) (Rutenberg et al., 2018). По определению компоненты соединены ребрами. У некоторых из них больше ребер, чем у других, поэтому они играют более важную роль в сети. Повреждение в этой сети, частичное или полное, распространяется по сети или системе из-за краев.Этот рациональный, основанный на системной биологии характер индекса дефицита отличает его от других количественных показателей биологического возраста. Кроме того, индекс дефицита не сложен математически, в отличие от большинства других показателей, и он позволяет прогнозировать смертность без включения хронологического возраста в качестве одного из элементов.

Мы построили индекс дефицита, который мы называем индексом слабости-34 (FI 34 ), состоящий из 34 переменных здоровья и функций (Kim et al., 2013). Упоминание о слабости в названии подчеркивает важность индекса как показателя относительного здоровья.FI 34 является хорошим предсказателем смертности (Kim et al., 2013), так что это мера биологического возраста, как определено ранее. Он экспоненциально увеличивается с календарным возрастом, как и следовало ожидать от предиктора смертности (Kim et al., 2013). Более того, он различает разные модели старения, и он передается по наследству (Kim et al., 2013). FI 34 также отражает индивидуальную изменчивость или неоднородность старения среди людей (Kim and Jazwinski, 2015). Несмотря на то, что он постоянно увеличивается с хронологическим возрастом в популяции, он показывает различия среди людей в поперечном и продольном разрезе.

Метаболические параметры биологического возраста

Известно, что с календарным возрастом энергетический обмен замедляется. Мы ожидаем такого же расхода энергии при физической активности, поскольку пожилые люди обычно менее активны, чем молодые. Однако это снижение распространяется и на скорость метаболизма в покое (RMR), и, таким образом, общие энергетические затраты ниже у пожилых людей (Kim and Jazwinski, 2015). RMR относится к энергии, необходимой для поддержания основных функций организма, и составляет 60–70% от общих затрат энергии.

Снижение RMR с хронологическим возрастом, которое наблюдается в целом, проявляется по-разному в зависимости от биологического возраста человека (Kim et al., 2014). Как это ни парадоксально, более высокий FI 34 у подростков положительно коррелирует с более высоким RMR. Так обстоит дело у мужчин и женщин, и эта связь сохраняется после корректировки состава тела, уровней гормонов щитовидной железы, инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF-1) и уровней циркулирующей креатинкиназы (CK). Таким образом, по-видимому, существует метаболическая компенсация ухудшения здоровья и потери интегрированной функции, на что указывает увеличение дефицита.Поврежденные компоненты или узлы в сетевой модели индекса дефицита равносильны потере ребер или соединений, которые измеряют функциональную интеграцию системы.

Открытие того, что RMR увеличивается с биологическим возрастом, вызывает вопрос о природе основного механизма (ов). Хотя эта взаимосвязь встречается как у мужчин, так и у женщин, эти механизмы фенотипически различаются. У мужчин имеется положительная ассоциация CK с FI 34 при увеличении RMR (Kim et al., 2014). Этого не наблюдается у женщин, у которых вместо этого существует отрицательная ассоциация массы без жира, связанная с увеличением FI 34 и RMR, которая не обнаруживается у мужчин. Таким образом, у мужчин, по-видимому, задействовано повреждение тканей, предполагаемое увеличением CK, тогда как у женщин это потеря мышечной массы.

Генетический анализ был применен для доступа к основным механизмам на более детальном уровне. У самцов ЦК был связан с регуляторными вариантами в генах XRCC6 и LASS1 (Kim et al., 2016б). XRRC6 кодирует белок Ku70, который может связываться с Bax, предотвращая связывание Bax с митохондриями и инициируя апоптотический каскад, который приведет к высвобождению креатинкиназы из клеток, таким образом, увеличивая CK. У женщин, по-видимому, задействован другой механизм. Регуляторные варианты в UCP2 и UCP3 связаны с FI 34 , и эта ассоциация не обнаружена у мужчин (Kim et al., 2016a). Эти два гена кодируют белки внутренней мембраны митохондрий, которые называются белками разобщения.Они действуют как перевозчики. Вариация UCP2 предвещает переключение субстрата, используемого для дыхания, с глюкозы на глутамат (Vozza et al., 2014) по мере увеличения FI 34 . Существует взаимодействие между RMR и вариантом UCP3 в положительной ассоциации с FI 34 , что указывает на усиление дыхания (Kim et al., 2016a), так что больше энергии расходуется при увеличении FI 34 . Соответствующий вариант UCP3 связан с более высоким коэффициентом риска смертности, к которому мы вернемся позже.

Микробиота кишечника при биологическом старении

Энергетический метаболизм не может быть адекватно изучен без учета микробиоты кишечника (Kim and Jazwinski, 2018). Эти симбиотические обитатели нашего пищеварительного тракта обрабатывают нашу диету, улучшая ее усвоение. Они также производят широкий спектр сигнальных молекул. Воздействие микробиоты кишечника выходит за рамки метаболизма и влияет на воспаление и иммунитет, что приводит к возрастным дегенеративным нарушениям, связанным с нездоровым старением.Микробиота кишечника демонстрирует относительную стабильность у разных людей, но у разных людей она может сильно различаться. Состав функционального микробиома основного кишечника относительно постоянен у людей в разных географических регионах и в хронологическом возрасте. Однако общее разнообразие и изменчивость микробиоты кишечника увеличивается с возрастом. Это увеличение неоднородности в составе микробиоты кишечника отражает увеличение индивидуальных вариаций физических и когнитивных способностей хозяина во время старения, как отмечалось ранее.

Поскольку взаимосвязь энергетического метаболизма и хронологического возраста диаметрально отличается от взаимосвязи с биологическим возрастом, важно также изучить микробиоту кишечника в последнем контексте. Интересно, что богатство (α-разнообразие) или внутрииндивидуальные вариации микробиоты кишечника снижаются в зависимости от биологического возраста (FI 34 ), при этом разница с хронологическим возрастом незначительна или отсутствует (Maffei et al., 2017). В то же время определенные сети совместного изобилия бактерий становятся очевидными с увеличением биологического возраста, что может быть связано со слабостью или нездоровым старением.Эти сети совместного изобилия могут быть ответственны за метаболические изменения и воспалительные реакции, которые характерны для нездорового старения, нарушая полезные взаимодействия микробиома кишечника с сигнальными путями хозяина. Другими словами, микробиом является неотъемлемой частью сети, которую описывает индекс дефицита. В самом деле, уменьшение богатства кишечной микробиоты с биологическим возрастом отражает потерю компонентов этой сети и поддерживаемых ими связей.

Эпигенетический интерфейс между стареющим организмом и окружающей средой

Эпигеном часто описывают как интерфейс между организмом и окружающей средой.Микробиота кишечника общается со своим хозяином посредством различных сигнальных путей и эпигенетических механизмов (Kim and Jazwinski, 2018). Один из этих эпигенетических механизмов, который был подробно исследован в контексте биологического старения, — это метилирование ДНК.

Полногеномный анализ отдельных сайтов метилирования ДНК и метилированных областей у старых близнецов выявил связь с биологическим возрастом, измеряемым с помощью индекса хрупкости, метилирования ДНК в сайтах CpG в промоторе гена PCDHGA3 (Kim et al. ., 2018). Этот ген принадлежит к кластеру генов протокадгеринов на хромосоме 5. Метилирование в этом большом кластере генов связано с возрастом и возрастными фенотипами, и оно может модулировать экспрессию генов. Протокадгерины — это белки клеточной адгезии, которые, по-видимому, также участвуют во внутриклеточной передаче сигналов. Идентификация метилирования ДНК протокадгерина как потенциального игрока в биологическом старении имеет важное значение, поскольку оно вызывает в воображении сетевую модель индекса дефицита. В этом случае протокадгерины опосредуют взаимодействия между клетками, которые являются компонентами сети на этом уровне организации, приводя к образованию тканей с их эмерджентными свойствами.

Специфическое метилирование ДНК протокадгерина, описанное выше, которое связано с биологическим возрастом, не то же самое, что метки метилирования ДНК, выбранные по их тесной связи с хронологическим возрастом, называемые часами метилирования ДНК (см. Ранее). Эти часы метилирования ДНК плохо работают как предикторы смертности, наряду с возрастом и FI 34 (Kim et al., 2017). Для людей старше 60 лет и хронологический возраст, и FI 34 являются важными показателями риска смертности, в то время как часы метилирования ДНК как минимум в трех различных версиях — нет (Рисунок 1).Интересно, что для лиц в возрасте ≥90 лет только FI 34 остается прогностическим фактором смертности. Предостережение, применимое к этим дразнящим наблюдениям, состоит в том, что они ждут повторения с более крупными выборками в других популяциях. Важно отметить, что наблюдаемая смертность начинает отклоняться от экспоненциального роста смертности, моделируемого уравнением Гомпертца, в возрасте 90 лет и плато в возрасте 105 лет (Barbi et al., 2018). Таким образом, FI 34 может учитывать по крайней мере часть фактической смертности, которая не учитывается уравнением Гомперца, после календарного возраста 90 лет.

www.frontiersin.org

Рис. 1. Кокса пропорциональные опасности смерти. Цензурированные данные о выживаемости 262 субъектов в возрасте 60–103 лет из исследования здорового старения в Луизиане (LHAS) представлены в виде Z-баллов. Возраст, FI 34 , возраст метилирования ДНК (возраст DNAm), разница в возрастном ускорении (возрастная разница) и остаточная величина возрастного ускорения (возрастной остаток), как указано, включены в качестве ковариант в регрессии. (A) Все 262 испытуемых, (B) только для детей старшего возраста ( N = 161). p <0,05; ∗∗ p <0,01; и ∗∗∗ p <0,001. Этот рисунок был воспроизведен из Jazwinski and Kim (2017) в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).

Недавно было обнаружено, что несколько часов метилирования ДНК и составных биомаркеров предикторов возраста плохо коррелируют друг с другом (Belsky et al., 2018). Авторы пришли к выводу, что, таким образом, они не могут измерять одни и те же аспекты старения.Однако FI 34 , по-видимому, превосходит часы метилирования ДНК и сам хронологический возраст в более старшем возрасте, когда все они сравниваются вместе. Остается увидеть, как FI 34 работает при оценке вместе с хронологическим возрастом и алгоритмами биомаркеров, чтобы определить, вносят ли они дополнительную информацию, связанную с фенотипической изменчивостью биологического возраста.

Заключительные замечания

Сетевая модель индекса дефицита учитывает системный взгляд на биологический возраст и объясняет сложность стареющего организма, принимая во внимание, что компоненты сети (системы) взаимодействуют друг с другом.Повреждение этих компонентов — это то, что количественно определяет индекс дефицита. Это повреждение может быть частичным или полным. Поврежденные компоненты равносильны ослаблению или потере взаимодействия между ними. Таким образом, ущерб распространяется по сети. Скомпрометированные взаимодействия снижают интеграцию системы. Таким образом, сложность уменьшается с увеличением биологического возраста (рис. 2), и это результат повреждения и потери компонентов и взаимодействий между ними. Эта модель распространяется на все уровни организации, от молекул до клеток, тканей, органов и организмов.Важно отметить, что хозяин и микробиом теряют сложность вместе с биологическим возрастом. Таким образом, микробиота кишечника — это просто еще один компонент сети старения.

www.frontiersin.org

Рис. 2. Концептуализация индекса дефицита / уязвимости как сетевого описания сложной стареющей системы. Сложность снижается в зависимости от биологического возраста. Результатом является потеря компонентов сетей на различных уровнях организации, что приводит к более слабой интеграции из-за потери соединений.Система старения состоит из хозяина и его кишечного микробиома, а эпигеном представляет собой поверхность раздела между ними. Утрата целостной функции стареющей системы требует энергетических затрат для ее функционирования. Это приводит к увеличению скорости метаболизма в покое (RMR), связанной с прогрессирующим биологическим возрастом. RMR — это затраты энергии на поддержание основных функций организма. На его долю приходится 60–70% дневных затрат энергии.

Увеличение RMR с биологическим возрастом или нездоровым старением означает, по определению, что больше энергии тратится на поддержание основных функций организма.Конечно, это может означать, что для физической активности доступно меньше энергии, если общий расход энергии остается постоянным или уменьшается, как в случае с населением (Kim and Jazwinski, 2015). Механизмы, лежащие в основе увеличения RMR, различаются у мужчин и женщин, но в каждом из них задействованы разные аспекты функции митохондрий. Возникает вопрос, как эти изменения относятся к сети, описываемой индексом дефицита. Одна возможность состоит в том, что увеличение RMR компенсирует, по крайней мере, до некоторой степени, дальнейшую потерю сложности сети.Другой альтернативой является то, что повышенный RMR — это просто «затраты на ведение бизнеса», поскольку сеть теряет сложность. Мы поддерживаем последнюю интерпретацию. Как упоминалось ранее, вариант UCP3 , который взаимодействует с RMR в ассоциации с FI 34 , также связан с увеличением коэффициента риска смертности. Это говорит о том, что увеличение RMR не оказывает благоприятного воздействия на выживаемость, как можно было бы ожидать, если бы увеличение энергии поддерживало статус-кво.

Будет интересно определить, какая из альтернатив, упомянутых выше, относится.В любом случае нет никаких сомнений в том, что выживание, наряду с хорошими показателями здоровья, поддерживается надежной сетью, которая сохраняет свою сложность. Недавно было обнаружено (Miller et al., 2018), что люди с большей функциональной связью в своей центральной исполнительной сети демонстрируют лучшее кардиометаболическое здоровье, чем люди с более низкой связью. Это имело место, несмотря на наличие психосоциального стресса, что является убедительным примером устойчивости. Фактор роста BDNF способствует нейрогенезу в головном мозге и может повышать сопротивляемость человека (Cahn et al., 2017). BDNF в этом случае будет способствовать генерации новых нейронов, возможно, для замены поврежденных, чтобы сохранить сложность нейросхемы мозга нетронутой.

Авторские взносы

SJ написал первый черновик и внес окончательные правки. СК прокомментировал первый черновик.

Финансирование

Исследования лабораторий авторов, содержащиеся в этом мини-обзоре, были поддержаны грантами Национальных институтов здравоохранения (AG022064, AG027905 и GM103629), Попечительского совета Луизианы через Фонд передового опыта в области здравоохранения Millennium Trust (HEF [2001- 2006] -02), и Фонд RC / EEP Совета попечителей Луизианы через Тулейн-LSU CTRC при временной университетской больнице LSU.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Андерсен-Ранберг, К., Кристенсен, К., Йён, Б., Скайтте, А., Васегаард, Л., и Ваупель, Дж. У. (1999). Снижение физических возможностей с возрастом: перекрестное исследование близнецов старшего возраста и долгожителей в Дании. Возраст Старение 28, 373–377.DOI: 10.1093 / старение / 28.4.373

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арбеев К.Г., Украинцева С.В., Акушевич И., Кульминский А.М., Арбеева Л.С., Акушевич Л. и др. (2011). Возрастные траектории физиологических показателей применительно к здоровому образу жизни. мех. Aging Dev. 132, 93–102. DOI: 10.1016 / j.mad.2011.01.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арбеев К.Г., Украинцева С.В., Бэгли О., Жбанников И. Ю., Коэн А. А., Кульмински А. М. и др. (2019). «Физиологическая дисрегуляция» как многообещающий показатель устойчивости и устойчивости в исследованиях старения и новый индикатор доклинических заболеваний. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 74, 462–468. DOI: 10.1093 / gerona / gly136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барби, Э., Лагона, Ф., Марсили, М., Ваупель, Дж. У. и Вахтер, К. У. (2018). Плато человеческой смертности: демография пионеров долголетия. Наука 360, 1459–1461. DOI: 10.1126 / science.aat3119

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Belsky, D. W., Caspi, A., Houts, R., Cohen, H.J., Corcoran, D. L., Danese, A., et al. (2015). Количественная оценка биологического старения у молодых людей. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, E4104 – E4110. DOI: 10.1073 / pnas.1506264112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский, Д. В., Моффит, Т. Э., Коэн, А.А., Коркоран, Д.Л., Левин, М.Е., Принц, Дж. А. и др. (2018). Одиннадцать теломер, эпигенетические часы и составные биомаркеры количественного определения биологического старения: измеряют ли они одно и то же? Am. J. Epidemiol. 187, 1220–1230. DOI: 10.1093 / AJE / kwx346

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, Б. Р., Гудман, М. С., Петерсон, К. Т., Матури, Р., и Миллс, П. Дж. (2017). Йога, медитация и здоровье души и тела: усиление BDNF, пробуждающей реакции кортизола и изменение экспрессии маркеров воспаления после трехмесячного ретрита по йоге и медитации. Фронт. Гм. Neurosci. 11: 315. DOI: 10.3389 / fnhum.2017.00315

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chen, B.H., Marioni, R.E., Colicino, E., Peters, M.J., Ward-Caviness, C.K., Tsai, P.C., et al. (2016). Измерения биологического возраста на основе метилирования ДНК: метаанализ, предсказывающий время до смерти. Старение 8, 1844–1865. DOI: 10.18632 / старение.101020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристенсен, К., Thinggaard, M., McGue, M., Rexbye, H., Hjelmborg, J.V., Aviv, A., et al. (2009). Восприятие возраста как клинически полезного биомаркера старения: когортное исследование. BMJ 339: b5262. DOI: 10.1136 / bmj.b5262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаврилов, Л. А., Гаврилова, Н. С. (1991). Биология продолжительности жизни: количественный подход . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harwood Academic Publisher.

Google Scholar

Ханнум, Г., Гуинни, Дж., Zhao, L., Zhang, L., Hughes, G., Sadda, S., et al. (2013). Профили метилирования по всему геному позволяют количественно оценить скорость старения человека. Мол. Cell 49, 359–367. DOI: 10.1016 / j.molcel.2012.10.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Язвински, С. М., Ким, С. (2017). Метаболические и генетические маркеры биологического возраста. Фронт. Genet. 8:64. DOI: 10.3389 / fgene.2017.00064

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., Майерс, Л., Равуссин, Э., Черри, К. Э., Язвински, С. М. (2016a). Однонуклеотидные полиморфизмы, связанные с генами митохондриальных разобщающих белков UCP2 и UCP3, влияют на метаболизм митохондрий и здоровое старение у девяностолетних женщин. Биогеронтология 17, 725–736. DOI: 10.1007 / s10522-016-9643-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., Саймон, Э., Майерс, Л., Хамм, Л. Л., и Язвински, С. М. (2016b). Гены запрограммированной гибели клеток связаны с повышенными уровнями креатинкиназы у нездоровых мужчин недолетнего возраста. Геронтология 62, 519–529. DOI: 10.1159 / 000443793

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., Майерс, Л., Вайкофф, Дж., Черри, К. Э. и Язвински, С. М. (2017). Индекс хрупкости превосходит возраст метилирования ДНК и его производные как индикатор биологического возраста. GeroScience 39, 83–92. DOI: 10.1007 / s11357-017-9960-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., Уэлш, Д. А., Черри, К. Е., Майерс, Л., и Язвински, С. М. (2013). Связь здорового старения с долголетием родителей. Возраст 35 лет, 1975–1982 гг. DOI: 10.1007 / s11357-012-9472-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким С., Уэлш Д. А., Равуссин Э., Велш М. А., Черри К. Э., Майерс Л. и др. (2014). Повышение уровня метаболизма в состоянии покоя при ухудшении здоровья у детей старшего возраста может быть связано со снижением мышечной массы и функции у женщин и мужчин соответственно. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 69, 650–656. DOI: 10.1093 / gerona / glt150

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., Вайкофф, Дж., Моррис, А. Т., Суккоп, А., Эйвери, А., Дункан, Г. Е. и др. (2018). Метилирование ДНК, связанное со здоровым старением пожилых близнецов. Геронаука 40, 469–484. DOI: 10.1007 / s11357-018-0040-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, М. Э. (2013).Моделирование скорости старения: может ли расчетный биологический возраст предсказать смертность более точно, чем хронологический возраст? J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 68, 667–674. DOI: 10.1093 / gerona / gls233

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, М. Е., Лу, А. Т., Квач, А., Чен, Б. Х., Ассимес, Т. Л., Бандинелли, С., и др. (2018). Эпигенетический биомаркер старения для продолжительности жизни и здоровья. Старение 10, 573–591. DOI: 10.18632 / старение.101414

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ловски, Д. Дж., Ольшанский, С. Дж., Бхаттачарья, Дж., И Гольдман, Д. П. (2014). Неоднородность здорового старения. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 69, 640–649. DOI: 10.1093 / gerona / glt162

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маффей, В. Дж., Ким, С., Бланшар, Э. IV, Луо, М., Язвински, С. М., Тейлор, К. М. и др. (2017). Биологическое старение и микробиота кишечника человека. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 72, 1474–1482. DOI: 10.1093 / gerona / glx042

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, Г. Э., Чен, Э., Армстронг, К. К., Кэрролл, А. Л., Озтюрк, С., Ридленд, К. Дж. И др. (2018). Функциональная связь в центральной исполнительной сети защищает молодежь от кардиометаболических рисков, связанных с насилием в районе. Proc. Natl. Акад. Sci. США 115, 12063–12068. DOI: 10.1073 / pnas.1810067115

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митницкий, А., Хоулетт, С. Э., и Роквуд, К. (2017). Неоднородность старения человека и ее оценка. J. Gerontol. Биол. Sci. Med. Sci. 72, 877–884. DOI: 10.1093 / gerona / glw089

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Д. К., Бишоф, Г. Н. (2013). Старение разума: нейропластичность в ответ на когнитивные тренировки. Dialogues Clin. Neurosci. 15, 109–119.

Google Scholar

Роквуд, К., Блоджетт, Дж. М., Theou, O., Sun, M.H., Feridooni, H.A., Mitnitski, A., et al. (2017). Индекс хрупкости, основанный на накоплении дефицита, позволяет количественно оценить риск смертности у людей и мышей. Sci. Отчет 7: 43068. DOI: 10.1038 / srep43068

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роквуд, К., Стадник, К., Макнайт, К., Макдауэлл, И., Хеберт, Р., и Хоган, Д. Б. (1999). Краткий клинический инструмент для классификации слабости у пожилых людей. Ланцет 353, 205–206.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (98) 04402-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рутенберг, А. Д., Митницкий, А. Б., Фаррелл, С. Г., и Роквуд, К. (2018). Объединение старения и слабости с помощью сложных динамических сетей. Exp. Геронтол. 107, 126–129. DOI: 10.1016 / j.exger.2017.08.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шок, Н. У. (1967). Физическая активность и «скорость старения». Кан. Med.Доц. J. 96, 836–842.

Google Scholar

Vozza, A., Parisi, G., De Leonardis, F., Lasorsa, F. M., Castegna, A., Amorese, D., et al. (2014). UCP2 транспортирует метаболиты C4 из митохондрий, регулируя окисление глюкозы и глутамина. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 960–965. DOI: 10.1073 / pnas.1317400111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

старения | Определение, процесс и эффекты

Старение , прогрессирующие физиологические изменения в организме, которые приводят к старению или снижению биологических функций и способности организма адаптироваться к метаболическому стрессу.

приматы Приматы — одна из самых долгоживущих групп млекопитающих. Ylla — Rapho / Photo Researchers

Старение происходит в клетке, органе или организме в целом с течением времени. Это процесс, который продолжается на протяжении всей взрослой жизни любого живого существа.Геронтология, изучающая процесс старения, посвящена пониманию и контролю всех факторов, влияющих на конечность индивидуальной жизни. Он касается не только слабости, которая столь важна в человеческом опыте, но имеет дело с гораздо более широким кругом явлений. У каждого вида есть история жизни, в которой индивидуальная продолжительность жизни имеет соответствующее отношение к продолжительности репродуктивной жизни, а также к механизму воспроизводства и ходу развития. То, как развивались эти отношения, столь же важно как для геронтологии, так и для эволюционной биологии.Также важно различать чисто физико-химические процессы старения и случайные организменные процессы болезней и травм, которые приводят к смерти.

Таким образом, геронтологию можно определить как науку о конечности жизни, выраженной в трех аспектах долголетия, старения и смерти, рассматриваемых как в эволюционной, так и в индивидуальной (онтогенетической) перспективе. Долголетие — это продолжительность жизни организма. Старение — это последовательное или прогрессирующее изменение организма, которое приводит к повышенному риску слабости, болезней и смерти.Старение складывается из этих проявлений процесса старения.

Жизнеспособность (выживаемость) популяции характеризуется двумя актуарными функциями: кривой выживаемости и возрастным коэффициентом смертности, или функцией Гомпертца. Связь таких факторов, как характеристики старения, конституциональная сила, физические факторы, диета и воздействие болезнетворных организмов, с актуарными функциями является сложной. Тем не менее, они ничем не заменяют их как средство измерения процесса старения и воздействия факторов окружающей среды или генетических модификаторов.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Повозрастная смертность — наиболее информативная актуарная функция для исследования процесса старения. Английский актуарий Бенджамин Гомпертц в 1825 году впервые указал на то, что коэффициент смертности возрастает в геометрической прогрессии, то есть на постоянное соотношение в последовательных равных возрастных интервалах. Следовательно, прямая линия, известная как функция Гомперца, получается, когда показатели смертности наносятся на график в логарифмической (относительной) шкале.Распространенность многих заболеваний и инвалидности возрастает таким же геометрическим образом, как и уровень смертности, за исключением некоторых инфекционных заболеваний и болезней, возникающих в результате нарушений иммунной системы. Хотя таблицы дожития у большинства видов очень похожи по форме, даже близкородственные виды могут заметно отличаться по относительной частоте основных причин смерти.

долгожитель; supercentenarian Эту пожилую бабушку, которая на снимке 1900 года назвала свой возраст 115, сегодня можно было бы считать сверхстолетним (возрастом 110 лет и старше).В первое десятилетие XXI века в Соединенных Штатах долгожители — те, кто доживают до 100 лет и старше — были самым быстрорастущим сегментом населения. Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия

Для людей в промышленно развитых странах продолжительность жизни значительно увеличилась. Действительно, в начале 20-го века продолжительность жизни в этих странах составляла от 30 до 45 лет. В конце века средняя продолжительность жизни составляла около 67 лет, во многом благодаря улучшениям в области здравоохранения, питания и уровня жизни.В начале 21 века демографические прогнозы предполагали, что ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин, ведущих самый здоровый образ жизни, будет продолжать расти. В первое десятилетие XXI века в Соединенных Штатах долгожители — те, кто доживают до 100 лет и старше — были самым быстрорастущим сегментом населения.

Биологические теории старения

Старение многогранно. Следовательно, существует ряд теорий, каждая из которых может объяснить один или несколько аспектов старения.Однако не существует единой теории, объясняющей все явления старения.

процесс старения Процесс старения в организме может в значительной степени зависеть от его способности восстанавливать хромосомы в своих клетках. Узнайте о различиях в процессе старения между людьми, голыми землекопами и медузами Turritopsis dohrnii . © MinuteEarth (партнер по изданию Britannica) Посмотреть все видеоролики к этой статье

Одна теория старения предполагает, что продолжительность жизни клетки или организма определяется генетически — что гены животного содержат «программу», определяющую его жизнь размах, так же как цвет глаз определяется генетически.Эта теория находит подтверждение в том факте, что люди, чьи родители прожили долгую жизнь, скорее всего, сами проживут долго. Кроме того, продолжительность жизни однояйцевых близнецов более схожа по продолжительности, чем у однояйцевых братьев и сестер.

В основе генетической теории старения лежат теломеры, которые представляют собой повторяющиеся сегменты ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), расположенные на концах хромосом. Количество повторов в теломере определяет максимальную продолжительность жизни клетки, поскольку каждый раз, когда клетка делится, несколько повторов теряются.Как только теломеры уменьшаются до определенного размера, клетка достигает критической точки, и дальнейшее деление предотвращается. Как следствие, клетка погибает.

Исследования показали, что теломеры уязвимы для генетических факторов, которые изменяют скорость старения организма. У людей вариации в гене, известном как TERC (компонент теломеразной РНК [рибонуклеиновой кислоты]), который кодирует сегмент РНК фермента, известного как теломераза, были связаны с уменьшением длины теломер и повышенной скоростью биологического старения.Теломераза обычно действует, чтобы предотвратить чрезмерное укорочение теломер, но при наличии мутаций TERC активность фермента изменяется. TERC также, по-видимому, влияет на длину теломер, которую люди имеют с момента рождения. Считается, что люди с вариациями TERC на несколько лет старше биологически по сравнению с лицами, не являющимися носителями того же хронологического возраста. На ускоренную скорость биологического старения, вероятно, также влияет воздействие факторов окружающей среды, таких как курение и ожирение, которые повышают предрасположенность носителя к возникновению возрастных заболеваний относительно рано во взрослой жизни.

Мутации генов, влияющих на длину теломер, подтверждают другую генетическую теорию старения, которая предполагает, что гибель клеток является результатом «ошибок», внесенных в образование ключевых белков, таких как ферменты. Незначительные различия, индуцированные в передаче информации от молекул ДНК хромосом через молекулы РНК («посредническое» вещество) к правильной сборке больших и сложных молекул фермента, могут привести к тому, что молекула фермента не будет «работать» должным образом. .Именно это происходит в случае мутации гена TERC . Такие мутации нарушают нормальную функцию фермента теломеразы.

По мере роста и деления небольшая часть клеток претерпевает мутации. Это изменение генетического кода затем воспроизводится, когда клетки снова делятся. Теория старения «соматической мутации» предполагает, что старение происходит из-за постепенного накопления мутировавших клеток, которые не работают нормально.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.