Перенос и контрперенос в психотерапии: Из статьи «Перенос и контрперенос» Р.Чессик

Из статьи «Перенос и контрперенос» Р.Чессик

Различные авторы анализировали те признаки, или сигналы, которые указывают на наличие контрпереноса.

Например, Меннингер выделил следующие общие признаки, которые проявляются при контрпереносе:

1. Неспособность понять определенного рода материал, который касается личных проблем терапевта.

2. Депрессивные и тяжелые чувства в ходе и после сеансов с определенным пациентом.

3. Небрежность в отношении определенных соглашений с пациентом, опоздания, пропуски назначенных часов без особых причин и так далее.

4. Постоянная сонливость терапевта во время сеансов или даже засыпание.

5. Чрезмерное или недостаточное внимание к финансовым соглашениям с пациентом или то же самое – в отношении времени и места встреч.

6. Повторение невротических или беспричинных аффектов по отношению к пациенту.

7. Позволение или поощрение раскрепощения или зажатия.

8. Попытки вызвать у коллег или пациентов впечатление важности данного пациента.

9. Чрезмерное стремление опубликовать материал или прочитать лекцию о данном пациенте.

10.Культивирование зависимости, привязанности пациента или восхваление его.

11.Садистическое или без необходимости резкое отношение к пациенту, проявляемое терапевтом, или же обратное этому.

12.Чувство, что пациент может сильно повлиять на репутацию или престиж терапевта и страх все это потерять.

13.Споры с пациентом или утрата контроля и негативные чувства, если пациент что-то доказывает или спорит.

14.Обнаружение своей неспособности найти оптимальный уровень тревожности для успешного ведения процесса терапии и метания между двумя крайностями – от чрезмерной тревоги пациента до потери им мотивации, утраты интереса, скуки.

15.Попытки помочь пациенту в его проблемах вне рамок сессии.

16.Вовлеченность в финансовые дела пациента, или соглашения с ним на личном или социальном уровне, или постоянное стремление снискать его расположение, всячески рационализируя свои усилия найти расположение именно у него.

17.Неожиданные уменьшения или рост интереса к определенным клиническим случаям.

18.Сны о данном пациенте.

19.Слишком сильная озабоченность в свободное время пациентом и его проблемами.

20.Компульсивная тенденция продолжить с пациентом работу над определенными проблемами.

Подобная компульсивная тенденция – продолжать работу над определенными проблемами – не всегда свидетельствует о неослабном внимании к каким-то конкретным интерпретациям. Такое продолжение работы может, конечно, включать и контрперенос, но также и некоторые другие, более тонкие импульсы к ее продолжению, которые мы часто наблюдаем при контрпереносных проблемах, – попытки вынудить пациента к регрессивному переносу. Некоторые терапевты-новички, например, чувствуют, что пациент должен развить невроз переноса при интенсивной терапии, и они пытаются вынудить его к этому при помощи различных маневров. Эта проблема подробно обсуждалась Де Вальдом. Такое «принуждение» к образованию переноса всегда рассматривалось как контрпереносная проблема терапевта.

После того как терапевт установил особую структуру и ход работы с пациентом, ему следует тщательно проверять любые возможные отклонения от такой структуры, так как они могут быть связаны с контрпереносом .

Сюда же входит и решение использовать дополнительные психофармакологические препараты или другие формы лечения.

Что мы делаем, когда возникает серьезный контрперенос?

У опытного терапевта, прошедшего серьезную и длительную личную психотерапию и психоанализ, будут не столь сильные и менее неуправляемые переносные реакции, чем у новичка, который зачастую и не осознает своих проблем. Однако даже самый зрелый и «пролеченный» аналитик проявляет те или иные контрпереносные реакции на протяжении своей работы с пациентом. Контрпереносная структура, как мы ее определили выше, всегда присутствует в продолжительной интенсивной терапии.

Различие между новичком и опытным терапевтом состоит в том, что последний постоянно изучает свои контрпереносы и их структуру, пытаясь понять, когда они возникают, ведет постоянный самоанализ, старается контролировать свои контрпереносы в том смысле, что не позволяет контрпереносным чувствам влиять на ход анализа и удерживает подобные реакции «на расстоянии» или даже использует их для улучшения процесса психотерапии.

Если терапевт осознает свои стойкие контрпереносные установки, он может компенсировать их путем сознательного решения и контроля.

Де Вальд (De Wald, 1964) пишет, что «необходимо подчеркнуть готовность терапевта принять наличие контрпереноса без особого чувства вины или стыда, а также его честность и самооценку при попытках обнаружить и понять такие реакции.

Как и пациент в ходе лечения, терапевт должен затем попытаться использовать свое новое понимание или осознание этих реакций и изменить их и свое поведение в текущей ситуации. До тех пор пока терапевт не будет в состоянии смотреть в лицо психологической правде о себе, трудно представить, что он может ответить на нужды и запросы пациента».

В своих попытках идентифицировать контрперенос терапевт должен равняться на те же самые стандарты честной и откровенной самооценки, которые он предлагает пациенту. Если проблема контрпереноса достаточно серьезна, терапевт может использовать по меньшей мере три альтернативы.

Первая и самая простая состоит в том, чтобы воздержаться от терапевтического вмешательства и работы хотя бы на короткий промежуток времени и полностью проработать контрпереносные проблемы путем самоанализа.

Общее правило в этом случае – если терапевт испытывает тревогу в отношении пациента или в связи с ним, то не давать интерпретаций и не вести в это время терапевтическую работе, поскольку они, вне всякого сомнения, будут направлены лишь на уменьшение своей собственной тревоги. Когда у терапевта есть сильные нерешенные конфликты, особенно если они соприкасаются с основными проблемами пациента, это может вызвать серьезные контрпереносные трудности и искажения.

Если терапевт испытывает хронические проблемы с данным пациентом, наступает момент, когда ему следует поискать для себя помощи.

Предполагается, что терапевт прошел уже свой личный анализ и, следовательно, должен осознанно и тщательно осуществлять самоисследование, прорабатывая проблемы, с которыми сталкивается. Однако если этого не происходит, то ему следует обратиться за помощью к коллегам.

Мой личный опыт говорит о том, что консультации с другими аналитиками исключительно полезны и важны при работе с контрпереносом.

Множество личностных нарушений, суицидов, сексуальных проблем, неудач и тупиков психотерапии можно было бы предотвратить, если бы терапевт обладал смелостью проконсультироваться с уважаемым им коллегой в тот момент, когда он осознал наличие тех или иных контрпереносных реакций.Я настаиваю на двух максимах в поведении с пациентами, которые можно было бы назвать «категорическим императивом» психотерапии. Они могут служить способом проверки наличия контрпереноса: никогда не будьте эксплуататором или мстителем для своих пациентов; ведите себя так, как будто пациент – гость в вашем доме, которого вы представляете своей жене.

Если консультация не помогла, остается третий, наиболее серьезный способ работы с сильным контрпереносом: терапевт может вновь пройти личную психотерапию или психоанализ. Эта терапия, по моему мнению, должна проводиться не тем, что в первый раз, психотерапевтом, и если в первом случае это была психотерапия, то очень полезен психоанализ.

Есть один странный аспект контрпереноса, не так часто обсуждаемый в литературе и имеющий тенденцию развиваться скрытым и сублимированным способом.

Даже если терапевт был достаточно хорошо проанализирован ранее, существует вероятность того, что определенные неявные контрпереносные чувства или поведение могут проникнуть в психотерапию «нелегально».

При появлении у терапевта хотя бы смутного или мимолетного подозрения относительно наличия контрпереносных проблем, ему следует обратиться к опытным коллегам. Проявившиеся в представлении данного случая элементы контрпереноса могут быть проанализированы.Как только на них будет сосредоточено внимание, они скорее всего очень быстро превратятся в силу, способствующую психотерапии.

Я наблюдал множество случаев, когда знаменитая максима Бенджамина Франклина из «Дневника бедного Ричарда», если ей следовали, предотвращала различные неприятности в психотерапии: «Если не хочешь, чтобы об этом узнали, не делай этого». То есть не ведите себя с пациентом при психотерапии так, чтобы вам потом стало неудобно, если бы об этом узнали коллеги или широкая общественность.

Это можно назвать третьим важным императивом, который служит для предотвращения действия контрпереноса в психотерапии.

Контрперенос не следует считать исключительно негативным явлением. Он становится таковым и начинает отрицательно влиять на ход терапии только в случае, если распознан и обработан некорректно. Целью терапии терапевта является не устранение любой возможности появления контрпереноса, но скорее обучение терапевта тому, как осознавать свои реакции и зрело с ними обращаться.

Иногда эти реакции, если изучить их достаточно объективно, могут привести к более глубокому пониманию пациента и дать о нем дополнительную информацию.Если терапевт замечает свои реакции и анализирует их, то он может осознать, какие именно из действий или слов пациента продуцируют контрперенос.До этого терапевт мог и не осознавать многого из того, что сообщал или пытался сообщить ему пациент.Вместо того чтобы слушать, он мог реагировать, – например, страданием от контрпереносной реакции (Chessick, 1985b).

В этом смысле контрперенос, так же как и перенос, нередко воспринимается как сопротивление воспоминанию или вскрытию проблемы.Анализ контрпереноса в психотерапии приносит нам больше знания и понимания того материала, который до этого терапевтом не воспринимался.

Кохут (Kohut, 1971) описывал типичный контрпереносный ответ на зеркальный и идеализированный переносы, проявляющиеся при нарциссических расстройствах личности (а также при других доэдиповых расстройствах или у пациентов, которые регрессировали к таким переносам).

Типичный контрперенос на перенос идеализированного Я-объекта идет через мобилизацию архаического грандиозного Собственного Я терапевта, приводящую к проявлению защитных «укреплений» пациента в виде различных вариантов идеализации. Типичные контрпереносные реакции на зеркальный перенос – скука, утрата интереса к пациенту, невнимательность, раздражение, сарказм и склонность отчитать пациента за собственный контрэксгибиционизм или же попытки вести терапию при помощи увещеваний, убеждения и тому подобного.

Гюнтер (Gunther, 1976), используя подход психологии Собственного Я, объяснял феномены контрпереноса как стремление терапевта сохранить нарциссическое равновесие, что особенно опасно в случае доэдиповых проблем из-за архаических по природе требований пациента.Эта интересная концепция может также помочь нам понять контрпереносные фантазии и «неэтичное» поведение части терапевтов с нарциссическими нарушениями личности.Судя по моему супервизорскому опыту, нарциссическое неравновесие – наиболее общий генератор контрпереносов, хотя с позиции супервизора и невозможно оценить, являются ли эти проблемы защитами от глубоких нерешенных инфантильных конфликтов или нет.

Каждый терапевт должен познакомиться с замечательной работой Габбарда (Gabbard, 1982) о «точке выхода» как пациента, так и терапевта.Исходящие от терапевта эти завершающие комментарии по поводу того, как пациент выходит их дверей кабинета, часто могут выявить «уснувший» контрперенос и поэтому должны тщательно анализироваться.

Такие «точки выхода» могут иметь несколько возможных значений, когда они переживаются пациентом.Например, пациент может обнаружить свое истинное Я или свои чувства (в отличие от уступчивого и ложного состояния в начале сеанса).

Или же такой момент выхода может представлять собой попытку заглянуть «за ограду» к терапевту и получить персональную информацию о нем.

Это может быть и «крик о помощи» («Я погибну без вас»), какая-то характерная защита, компенсация или месть за нарциссическую травму, нанесенную во время сеанса.

Вольф (Wolf, 1985) подчеркивал регрессию обоих – и пациента, и терапевта – в ходе психоаналитического лечения, а также наличие защит против такой регрессии.Аналитик регрессирует вследствие необходимости особенно напрягать внимание по сравнению с обычным уровнем, а также из-за процедур, ограничивающих нормальное самовыражение терапевта.Это может приводит к состоянию тревоги у аналитика с последующими контрпереносными защитами против нарциссического неравновесия.Но это может иметь и благоприятные последствия, включая 1) сильную мотивацию оставаться эмпатически «созвучным» пациенту и 2) некоторую его идеализацию.Последняя переживается пациентом как подтверждение нереализованного потенциала и как стимул для его проявления.Контрперенос, таким образом, не обязательно является патологией – он может стать в ходе лечения и позитивной силой, ведущей, когда он проработан, к большей согласованности Собственного Я пациента и аналитика.«В аналитическом процессе два участника – они оба, так сказать, подвергаются анализу» (Wolf, 1985, p. 282).

Взаимодейств

Перенос и контрперенос — Н.Нарицын, М.Нарицына


Дата создания: 16.03.2013
Дата обновления: 14.08.2020


«Так называемый перенос/контрперенос, или трансфер/контртрансфер – один из наиболее сложных моментов психоаналитической терапии и одно из ключевых понятий психоанализа как теории. По тому, как решаются психотерапевтом проблемы переноса/контрпереноса, можно судить о его профессионализме и качестве работы.
Но прежде чем говорить о том, как распознать этот самый перенос и что с ним делать – обратимся к определениям, чтобы разобраться, что из себя по сути представляет это явление…»


Из новой книги
«По стопам Фрейда и немного вперед:

о бессознательном и не только»


 


Большое личное бедствие — плохой учитель милосердия. Оно притупляет чувствительность сердца, которое само тяжко страдает и полно ощущения собственных мучений.

Николай Лесков

Так называемый перенос/контрперенос, или трансфер/контртрансфер – один из наиболее сложных моментов психоаналитической терапии и одно из ключевых понятий психоанализа как теории. По тому, как решаются психотерапевтом проблемы переноса/контрпереноса,  можно судить о его профессионализме и качестве работы.

Но прежде чем говорить о том, как распознать этот самый перенос и что с ним делать – обратимся к определениям, чтобы разобраться, что из себя по сути представляет это явление.


Словарь по психоанализу Лапланша и Понталиса:


«Трансфер (перенос) в психоанализе означает процесс, посредством которого бессознательные желания переходят на те или иные объекты в рамках определенного типа отношений, установившихся с этими объектами (прежде всего – в рамках аналитического отношения). […] Чаще всего трансфером (без определения) называют трансфер при психоаналитическом лечении. Трансфер традиционно считается той областью, где ярко выступает вся проблематика психоаналитического лечения: его начало, разновидности, толкования и завершение».

 

А в  Психотерапевтической энциклопедии дается определение более развернутое:

 «…перенос пациентом на психоаналитика чувств, испытываемых им к другим людям в раннем детстве, т. е. проекция ранних детских отношений и желаний на другое лицо. Первоначальные источники реакций П. — значимые люди ранних лет жизни ребенка. Обычно это родители, воспитатели, с которыми связаны любовь, комфорт и наказание, а также братья, сестры и соперники. […] Реакции П. в позднейшей жизни более вероятны по отношению к людям, которые выполняют специальные функции, первоначально принадлежавшие родителям. Следовательно, возлюбленные, руководители, учителя, актеры, психотерапевты и знаменитости особенно активизируют П. Все человеческие отношения содержат смесь реальных реакций и реакций П. В повседневной жизни П. возникает самопроизвольно, в том числе в отношениях больного к врачу. […] В зависимости от их характера (нежно-дружеские или злобно-ревнивые) П. может быть позитивным или негативным. Появление этих тенденций не вызывается какими-либо реальными отношениями и связано с давними, сделавшимися бессознательными фантазиями-желаниями.»

Таким образом, ключевое определение переноса – это перенесение пациентом (клиентом) на психоаналитика тех чувств, которые пациент прежде испытывал к неким важным для себя людям – и в которых, что важнее, сам себе не признавался. Согласно словарю по психоанализу Валерия Лейбина (2010 г), перенос характеризуется «установлением таких отношений, когда опыт прошлого становится моделью взаимодействия в настоящем».

Поясняя механизм переноса в упрощенном виде,  придется начать, как вроде бы ни странно, с братьев наших меньших.


Молодой хищник видит потенциальную жертву, свой возможный завтрак: он подбирается к ней и видит, что еда убегает. При некоем повторении данного сценария у хищника формируется следующий опыт: если продемонстрировать себя жертве и при этом не торопиться – еда убежит, и придется остаться без завтрака. А с другой стороны – все, что убегает, это потенциальная еда.  

И закрепившись в поведении, эти впечатления будут переноситься на все похожие моменты.


Точно так же, когда наше бессознательное набирает опыт, оно, как правило, руководствуется постулатом «после того – значит, вследствие того».  Это простейший алгоритм формирования жизненного опыта, обычно свойственный животным и детям (то есть тем, кому пока что недоступны более сложные причинно-следственные связи).  Таким образом, с точки зрения ребенка – если папа, к примеру, говорит какие-то слова и совершает некие действия – это со временем войдет в формируемый в бессознательном образ отца.  И когда потом этот ребенок – уже взрослый человек! —  видит некие  поведенческие маркеры и слышит определенные слова, похожие на папины – он бессознательно, невольно ждет от данной личности таких же реакций, действий, как от собственного папы. И вообще всё его бессознательное говорит: «Это мой отец».  В процессе психоанализа подобное проявляется наиболее часто, потому что там как раз идет работа на неприкрытом бессознательном, да еще и при эмоциональном напряжении.


Если набрасывать возникновение переноса схематически – происходит следующее: все мы воспринимаем нового человека по уже знакомым нам формальным признакам из ранее приобретенного жизненного опыта. И строить отношения тоже пытаемся согласно тому опыту общения, который у нас уже имеется. Когда новый знакомый кажется вам похожим на кого-то в прошлом – вы и с ним начинаете общаться так же, как и с тем, из прошлого, даже не осознавая этого: не зря же говорят, что пресловутая интуиция — это жизненный опыт, загнанный в бессознательное. И проблема возникает там, где в силу искаженного переносом восприятия проекция  не совпадает с реальностью.


Впервые явление переноса было описано Зигмундом Фрейдом в 1905 году в публикации «Фрагмент анализа одного случая истерии».  Сам Фрейд столкнулся с явлением переноса еще в процессе гипнотерапии, когда одна из пациенток после сеанса бросилась ему на шею и стала обнимать. Он задумался и предположил, что эта реакция была связана не с ним самим как с личностью и мужчиной, а с неким образом, который в бессознательном клиентки был спровоцирован сеансом.


Причем, как уже было упомянуто выше, перенос может быть как положительный, так и отрицательный: в зависимости от того, какого значимого взрослого увидел в собеседнике человек и какие эмоции в свое время этот человек к упомянутому взрослому испытывал.  Нередко, в случае негативного переноса, собеседнику достается весь тот негатив, который клиент в свое время не смог выплеснуть в адрес мамы, папы, бабушки и т.п.  Хотя бы потому, что на это накладывала категорическое вето его внутренняя цензура.  Понятно, что культурный и вежливый человек может и сдержаться (хотя бы за счет той же цензуры), но определённый спектр неприятных эмоций испытывает при подобном общении: хотя конкретный собеседник, что называется, ни сном ни духом. В силу бессознательного характера переноса человек может сам не понимать, откуда подобные ощущения вдруг возникают и почему.


Сталкиваться с чем-то подобным приходится многим в процессе любого общения, причем чем это общение дольше и ближе – тем явления переноса вероятнее.  Любой человек вам может быть в той или иной мере симпатичен или нет, и не всегда понятно – почему: но возможно, у него просто тембр голоса и манеры – как у некоторых значимых для вас людей их вашего прошлого, с которыми у вас связаны определённые – положительные или отрицательные – эмоции и впечатления.


Когда люди общаются на уровне логики – логические компоненты могут подавлять и /или нивелировать бессознательные ощущения, в том числе явление переноса.  И наоборот: чем глубже приходится залезать в бессознательное, тем больше приходится на него опираться, и тем чаще могут прорваться реакции трансфера. Поэтому наиболее актуальными проблемы переноса становятся в процессе психоаналитической терапии: аналитику приходится работать напрямую с бессознательным. И нередко – получать «на себя» весь тот поток эмоций (даже не столь важно – положительных или отрицательных), которые накопились у клиента едва ли не за всю его прошлую жизнь в адрес какого-то другого человека.  А такой поток непременно бывает, потому что на психоаналитическую терапию естественным образом выходят люди с проблемами, в том числе – с проблемами невротического характера, с тем самым «закрученным проволочкой клапаном парового котла».


Но тогда закономерный вопрос: что делать с таким явлением? Как его распознать и с ним справиться?


Вот, допустим, человек пришел к психотерапевту, в процессе терапии (при углублении в бессознательное) увидел в нем своего строгого отца – и замкнулся! Терапия забуксовала.  Клиент чувствует, что работа дальше не идет,  более того – начинает причинять резкий дискомфорт,  а что происходит и почему – непонятно.

И здесь многое зависит уже от психоаналитика. В том числе – от его умения работать с переносом. От умения распознать это явление, помочь клиенту разобраться в ситуации, переставить эмоциональные акценты. А еще – от умения не подыгрывать клиенту в его, клиента, бессознательных ощущениях.


Иногда клиент видит в терапевте доброго родителя и просит оказать некую эмоциональную поддержку – отказать ему в такой поддержке бывает сложно (и чревато негативными последствиями для терапии), но с другой стороны – важно оказать поддержку именно как терапевт, а не как невольное альтер-эго родителя клиента. 


При этом – при любой окраске трансфера, как положительной, так и отрицательной – важно помочь клиенту все-таки дистанцироваться от переноса и этот перенос осознать. Дать бессознательному ту конкретику, на которой, собственно, оно и работает: что доктор не является тем образом, на который в клиентском бессознательном может быть похож.

И самое главное: перенос при терапии – это проблема не клиента, а психоаналитика.  Это задача терапевта – разглядеть тот или иной возможный трансфер, сместить эмоциональные акценты и в принципе уметь работать и с трансфером, и с последующим внутренним сопротивлением.


Если же вы опасаетесь каких-то явлений переноса в общении с вашими друзьями, коллегами и т.п. —  то можете руководствоваться следующими моментами.


Любая малоадекватная воздействию эмоциональная реакция может быть результатом переноса. Кстати, как определяется малоадекватность этой реакции: допустим, человек заболел и вызвал врача. Пришла тетя доктор с чемоданчиком, осмотрела пациенту горло, выслушала это трубочкой и сказала: «Вы простудились». И прежде чем она продолжила выдачу рекомендаций – пациент увидел в ней свою маму, которая в детстве часто говорила ему: «Вот, такой ты сякой, ты меня не слушался – и вот теперь простудился!» И пациент, не сумев себя сдержать (болеет все-таки человек) – эмоционально взрывается: «Да как вы смеете мне такое говорить – что я простудился!» Все лекарства с тумбочки летят в угол, чемоданчик доктора – туда же, сама доктор в ужасе, опционально — вызывает полицию. А вся проблема – в том, что доктор сказала «вы простудились», а пациент услышал «Ах ты, такой-сякой, как тебе не стыдно».

Конечно, это гиперболический, гротесковый пример: для наглядности. Но в реальном общении что-то подобное, пусть и менее прямолинейно выраженное, бывает сплошь и рядом.


Потом, чем ближе ваше общение в эмоциональном плане — тем более вероятен перенос: либо постоянный, либо эпизодический. Особенно если при этом вы достаточно мало знаете собеседника. И чем формальнее ваше общение – тем менее вероятны реакции трансфера и тем они менее значимы.

Обычно переносом может заполняться дефицит фактических знаний и отсутствие потребности в новых знаниях. Перенос начинает доминировать там, где  отсутствует опыт и/или возможность общения на уровне «Сознание-Сознание». Или где так или иначе затрагивается эмоционально значимая область хотя бы для одного из собеседников. И опять: страховкой от возможного переноса в обычном общении становится формальная вежливость: и вы не приглашаете вашего контрагента в свое бессознательное, и сами к нему туда не залезаете.  Иначе – кто знает, что из чьего бессознательного может вылезти.


Точно так же страховка от переноса или его последствий – все-таки не залезать в чужое бессознательное без специальной подготовки. Собственно, в том числе и поэтому «облегчать душу» и работать с ее содержимым принято ходить к специалистам: особенно если речь идет о работе с эмоциями.

И несколько слов о контртрансфере (контрпереносе).

При работе с клиентом перенос бывает не только со стороны клиента, но и со стороны консультанта: когда свои проблемы и своё видение проблем клиента терапевт переносит на клиента. Обычно этим грешат неопытные специалисты, навязывая клиенту собственную трактовку его проблематики. Именно поэтому при работе с клиентским бессознательным одно из главных, если хотите, профессиональных требований к аналитику – это так называемая невовлеченность, способность подходить к анализу со стороны. Если хотите – «равнодушие» и «безразличие» в определенном смысле этих слов.


Проблема в том, что у нас эти понятия воспринимаются в строго негативном ключе: в том числе поэтому приходится в собственной работе применять другие термины. Например, говорить клиентам, что адекватный психоаналитик работает как аналитический сервер, выдающий определённую индивидуальную информацию по результатам анализа.

Вообще, применяя иноязычные термины, можно это качество психоаналитика называть «indifference». Фактически это будет то же безразличие, но уже без негативной коннотации, принятой в русском языке.


«Indifference» — это психоаналитический термин, который не обозначает «равнодушие» в том смысле, в котором мы обычно привыкли это слово понимать (да еще и, как правило, с негативной коннотацией). Термин этот скорее близок к понятию «толерантность». Indifference психоаналитика – это его «неэмоциональность» и «невовлеченность» по отношению к реальным и потенциальным клиентам и их проблемам: в основном из-за того, чтобы не спровоцировать явления переноса/контрпереноса. Именно для страховки от переноса, чрезвычайно осложняющей профессиональную работу с клиентом, психоаналитик не проявляет никакой эмоциональной завязанности на проблематику клиента, не предоставляет никакой возможно значимой для него информации о себе и своей личной жизни, не дает советов — чтобы максимально в ситуации клиента остаться, как говорится, вне пробирки, в которой идет реакция, иначе говоря – вне самой проблемной ситуации, в том числе чтобы сам клиент не захотел психоаналитика в эту ситуацию эмоционально вовлечь в той или иной роли.

Как правило, перенос и контрперенос завязаны на оценке: положительной иди отрицательной. А «indifference» – вне эмоций и вне оценок: собственно, как уже говорилось, на отсутствии оценок стоит весь профессиональный психоанализ, как теория, так и психоаналитическая терапия. Профессиональные психоаналитики не дают прямых советов и рецептов: они предлагают клиенту информацию для лучшей адаптации клиента в окружающей среде: а решения принимает он сам.


Однако неверной будет и другая крайность: когда indifference  в психотерапии понимают как полное не-участие врача в психотерапевтическом процессе. Мол, клиент что-то рассказывает, а психоаналитик в это время какими-то своими делами занимается. Именно аналитическая работа требует максимального интеллектуального вовлечения специалиста в анализ исследуемой информации. В принципе реальная наука опирается на логику и не оценивает эмоционально, что хорошо и что плохо: просто так-то и так-то «имеет место быть», и вот тому-то и тому-то подтверждения. Аналитик без оценочной коннотации исследует личность клиента, помогает ему вывести на уровень сознания его бессознательные проблемы, используя те или иные факты и подвергая их аналитической обработке.


Тем не менее в процессе психоанализа бывают ситуации, в которых именно контртрансфер оказывается полезен. Например, при работе в психоаналитических группах: в таких группах каждый участник, разбираясь вроде бы с проблемой согруппника, решает таким образом свои собственные проблемы, пусть и опосредованно. Главное – профессионально присматривать за процессом, что и делает ведущий в группе. Собственно, так и работает наша собственная дистанционная психоаналитическая группа – Мастер-класс. Каждому участнику в нем дано право включаться в решение только тех проблем, которые так или иначе актуальны для него самого.  В данном случае, анализируя чужую проблематику (и не находясь в данном случае «внутри пробирки»), человек получает возможность посмотреть как бы со стороны и на свои проблемы. В частности – формулируя «на письме» свои собственные взгляды, перевести в сознание и свои эмоциональные сложности.

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:

Я хочу знать причины ошибки

Я хочу знать свое бессознательное

Я хочу знать свое подсознание

Я хочу знать свои мысли

Я хочу знать свои ошибки

Я хочу знать свои привязанности

Я хочу знать свою ошибку

Я хочу знать свою проблему

Я хочу знать свою ситуацию

Я хочу знать свою слабостьТемы: виды и методы психотерапии, выбор психотерапевта, о нашей работе , психоанализ, психоаналитическое.


© Нарицын Николай Николаевич

врач-психотерапевт, психоаналитик
© Нарицына Марина

психолог, психоаналитик

г. Москва

Перенос в психотерапии

Перенос в психотерапии

В психотерапевтическом процессе присутствует такое явление, как трансфер (или перенос в психотерапии). Данное явление оказывает немалое воздействие на формирование взаимоотношений психотерапевта и клиента, и может спровоцировать как позитивные, так и отрицательные итоги психотерапии.

Определение 1

Перенос – это явление в ходе психотерапии, когда клиент начинает переживать и воспринимать отношения с психотерапевтом таким образом, каким он переживал и воспринимал отношения с кем-то важным в своей частной истории.

Другими словами, проецировать – видеть в психотерапевте кого-то из собственного прошлого (как правило, ‒ одного из родителей), и связывать с фигурой психотерапевта собственные наиболее актуальные и заряженные переживания, а именно те, которые находятся в основании внутренней жизни.

Эффект переноса определяется неадекватной реакцией на какое-либо событие или действие, которое у здорового человека не вызовет особенных эмоций. Характерная реакция, как правило, сопряжена с событиями из прошлого.

Готовые работы на аналогичную тему

В психологическом консультировании немалое значение для правильной диагностики и успешного лечения имеет ряд характеристик неадекватной реакции – повторяемость, неуместность, интенсивность, стойкость и амбивалентность.

Стадии переноса в психотерапии

Первая стадия ‒ интрасубъективная. Это период начала взаимоотношений между клиентом и психотерапевтом. На данной стадии клиент лишь начинает приоткрывать перед психотерапевтом собственный внутренний мир, а психотерапевт, в свою очередь, только начинает знакомство с особенностями психологической сферы своего клиента.

В сущности, на данной стадии переноса еще нет. Он видится в обусловленных реакциях на психотерапевта, таких как «доверие ‒ недоверие», «симпатия ‒ антипатия», «комфорт ‒ дискомфорт».

Клиент вспоминает свои либо вытесненные, либо забытые чувства и включает их в пространство сеанса психотерапии. Эмоции и чувства, которые вспоминает клиент начинают ассоциироваться с личностью психотерапевта. На данной стадии от психотерапевта требуется, как правило, исключительно принятие и понимание клиента.

Интерсубъестивная стадия берет свое начало тогда, когда клиент уже дал довольно много материала, а также когда у него были актуализированы и представлены на сеансе отдельные переживания и воспоминания из детства. В данный момент венцом отношений становится сопротивление появлению переноса.

Клиент, почувствовав «угрозу» вспоминания своих ранних, переживаний из детства, старается «не допустить» их повторения. Он инициативно препятствует формированию своей переносной реакции. Подавляет ее и всячески вытесняет.

В действительности все это выглядит, как отказ клиента от последующего прохождения психотерапии или же тенденция, скорее ее завершить.

Такие сопротивления появлению переноса, прежде всего, связаны с бессознательными страхами. Они заключаются в нежелании повторения сильных и ярких, но запрещенных переживаний из опыта детства.

Клиент начинает воспринимать течение своей психотерапии как излишний и опасный, который нужно скорее окончить.

Транссубъективная стадия. По мере терапии и по мере понимания собственных трансферентных реакций клиент переходит на ту стадию формирования переноса, когда ему в собственном переносе комфортно. Это апогей формирования переноса, когда перенос начинает носить неврозоподобный характер (невроз переноса).

Данная стадия, когда психотерапевт начинает с клиентом говорить на «одном языке». Они оба к этому времени уже в достаточной мере выучивают и «знают» друг друга. Пространство общности смыслов определено и оказывает влияние на все, что происходит на сеансе. Также данная стадия особо благоприятна для формирования «Я»-объектной связи с клиентом.

Результатом работы данной стадии выступает также интериоризация клиентом образа психотерапевта, когда этот образ делается фигурой внутреннего аналитика.

И, наконец, последняя, пятая стадия формирования переноса определяется его угасанием в силу проработанности, понижением эмоциональной важности в силу отреагированности на эмоциональном уровне и осознанностью. Кроме того, на данной стадии клиент научается преодолевать с амбивалентность собственных чувств, а весь приобретенный от проработки трансферентных отношений опыт может использовать в жизни.

Типы переноса и контрпереноса

В современной психологии выделяется несколько направлений для дифференцирования явления контрпереноса и переноса:

  • субъект переноса: материнский, отцовский братский, и т.д.;
  • стадия психосексуального формирования: эдиповый, зависимый и др.;
  • в зависимости от того, как клиент воспринимает собственного психотерапевта: объектный или нарциссический, негативный или позитивный;
  • эротический перенос – этот тип считается особенным т.к. предполагает сексуальное влечение между психотерапевтом и клиентом.

Виды контрпереноса также рассмотрены в работах Джиовачини. Так, исследователь выделяет два основных вида контрпереноса:

  • гомогенный – адекватная реакция психотерапевта на психологические патологии пациента;
  • идиосинкратический – реакция психотерапевта, которая определена своей индивидуальностью и опытом жизни.

В психотерапии контрперенос и перенос определяются условиями, которые могут быть соединены с личностью психотерапевта, отношениями в семье клиента, возрастом клиента, психологическими травмами прежде пережитыми и др.

Замечание 1

Теория психоанализа рассматривает механизм переноса как защитную реакцию человека на пережитые отрицательные эмоции, жестокое отношение, психологическое и сексуальное насилие и т.д.

В консультировании и психотерапии ценность переноса очень велика. Он дает возможность проникнуть в прошлое клиента и увидеть, каким образом ранний опыт, который был связан с важными людьми в жизни клиента (близкие, родители), проявляет реакции сегодняшнего дня. Это крайне важно в случаях, когда поведенческие расстройства, внутренние проблемы личности постоянно «подпитываются» опасными реакциями переноса. Психотерапевт, являясь объектом переноса, интерпретирует проекции и дает клиенту возможность посмотреть на собственное поведение в ракурсе причинности, чтобы избавиться от фантазий и травм прошлого. Подобная работа придает консультированию характер «коррекции эмоционального опыта».

Перенос и контрперенос в работе с ЛГБ-клиентами., Психология – Гештальт Клуб

Перенос (трансфер) — это явление, возникающее в ходе
терапевтической работы в отношениях клиента и психотерапевта, когда
клиент начинает воспринимать и переживать отношения с терапевтом
так, как он воспринимал и переживал отношения с одним из значимых
людей в своей личной истории. Исходными фигурами, с которых
переносятся такие эмоциональные паттерны, чаще всего являются
родители, но нередко в качестве источников переноса выступают
братья и сестры, бабушки и дедушки, учителя, врачи, а также герои
из детства. Иными словами, в ходе терапии клиент начинает
проецировать на терапевта кого-то очень важного из своего прошлого
и, соответственно, связывать с фигурой терапевта свои наиболее
актуальные и заряженные потребности и переживания. Те самые,
которые лежат в основе его внутренней жизни.
Понятие переноса (трансфера) впервые ввел З. Фрейд в 1905 г. в
своей работе «Фрагмент анализа одного случая истерии», описывая его
как «переиздание, копирование побуждений и фантазий, которые
пробуждаются в связи с заменой прежней персоны — персоной врача», с
которой пациент выстраивает привычные ему отношения. И если
изначально Фрейд считал перенос фактором, мешающим аналитической
работе, то позднее он приходит к осознанию переноса как основного
механизма психоанализа, а развитие «невроза переноса» необходимым
условием аналитического лечения. И основным импульсом к развитию
невроза переноса в психоанализе является личность терапевта.

Говоря о переносе, мне бы хотелось особое внимание уделить
эротическому переносу, который по моему мнению в работе с
представителями ЛГБ-сообщества имеет особое значение. Довольно
часто клиент ищет дружественного терапевта, способного принять
человека в том, кем он себя считает, как определяет свою ориентацию
и идентичность. И тема сексуальности встает одной из первых при
работе с такими клиентами. То, что, возможно, проявилось бы спустя
длительное время в пространстве работы гетеросексуального клиента с
терапевтом, вносится представителем ЛГБ-сообщества в процессе
терапии на начальных этапах. Данное явление является зачастую
проверкой терапевта, некой своего рода лакмусовой бумагой будущего
терапевтического альянса: поймет ли, сможет ли принять? И это
создает в свою очередь возможное поле доверия, необходимое для
создания дальнейших продуктивных отношений клиента и специалиста.
При этом возникновение темы сексуальности может стать так или иначе
поводом для возникновения эротизированных чувств клиента. Но при
этом хочу заметить — может, но не является обязательным условием.
Что же такое эротический перенос? И здесь я вновь хочу обратиться к
тем определениям, которые даёт нам психоаналитическая школа,
работающая с переносом как с одним из ключевых феноменов в
терапевтических отношениях. Под эротическим трансфером
принято понимать ситуацию, в которой клиент начинает связывать с
фигурой терапевта потребности в эмоциональной и телесной близости,
эротически окрашенные переживания.
Далее мне кажется
важным для понимания темы рассмотреть несколько ключевых причин
возникновения этого феномена в терапевтических отношениях.

Во-первых, готовность клиента обратиться
за помощью к специалисту — это уже подсознательное желание
установления таких доверительных отношений, в которых он сможет
быть принят во всей его глубине переживаний, своего рода поиск
устойчивой значимой фигуры, необходимой для преодоления различных
жизненных затруднений. Любой человек, вне зависимости от возраста,
пола, ориентации или какого-либо еще статуса, попадая в сложную
ситуацию и решаясь обратиться за психологической помощью, в
процессе терапии будет встречаться со сложными переживаниями в
контексте своей личной истории. И терапевт будет тем человеком,
который ближе всего будет прикасаться к неудовлетворенным
потребностям, самым болезненным переживаниям, к самым сильным и
интимным чувствам. И это рождает благодатную почву для
возникновения переноса.

Вторая немаловажная причина кроется в
самом терапевте, так как именно он является гарантом эмоциональной
безопасности клиента, поддерживая его значимые процессы,
обеспечивает внимание, понимание и контакт с ним. По сути,
специалист создает условия, в которых может развернуться глубокая
эмоциональная жизнь клиента. И тут особенно хочется напомнить
коллегам о важности своей личной терапии, супервизий и соблюдении
этического кодекса, что все вместе и обеспечивает безопасность
клиента. Все обладают «трасферентными характеристиками». Это
означает, что поведение каждого из нас обладает такими
характеристиками, которые другие окружающие люди могут читать как:
«Добрый, внимательный и заботливый мужчина», «Теплая, мягкая и
любящая женщина», «Живая, свободная, эмоциональная девушка» и так
далее, включая негативный окрас.

Клиент выбирает специалиста во многом исходя из того впечатления,
которое он на него произвел. Что-то в клиенте откликается на образ
терапевта. И, разумеется, откликается не просто так и не «от
звезды», а из глубин психики (чаще бессознательных), и потому что у
клиента с этим впечатлением (образом) связана какая-либо
потребность. Конечно, эту потребность клиент хочет удовлетворять,
поэтому и будет развивать отношения с терапевтом так же, как с тем
образом, который он увидел. Кроме этого, те впечатления, которые мы
создаем своим поведением у окружающих, тоже не случайны.

Наше поведение — так или иначе — тоже выражает нашу эмоциональную
жизнь и глубинные потребности. То есть, часто клиент и терапевт
буквально находят друг друга через взаимное считывание в поведении
глубокой эмоциональной жизни. Клиент действительно часто приходит
именно с той темой, проблемой, которая значима в какой-то мере и
для терапевта. Мой терапевтический опыт и опыт
супервизий показывает, что зачастую в более чем половине случаев, а
то и больше клиент выбирает именно того и такого терапевта, во
взаимодействии с которым он (клиент) потенциально может встретиться
с проблемными (или, как минимум, значимыми) сторонами эмоциональной
жизни терапевта.
Клиент и терапевт во взаимном выборе
друг друга на самом деле во многом направляются теми же
бессознательными импульсами и тенденциями, что управляют встречей
влюбленных или другими встречами, которые мы переживаем как
значимые. И именно поэтому для терапевта так важна собственная
личная терапия, которая позволяет осознать и разрешить
наличествующие в его жизни эмоциональные сложности. В ином случае
есть высокая вероятность, что в пространство терапии появится так
называемый контрперенос терапевта.

Контрперенос — ситуация, в которой терапевт начинает
воспринимать и переживать отношения с клиентом таким же образом,
каким воспринимал и переживал отношения с одним из значимых людей в
своей личной истории, а также взаимодействовать с клиентом из этих
переживаний.
В том случае, если контрпереносные
переживания не осознаются терапевтом, велика вероятность
ретравматизации клиента. Терапевт, погрязший в собственных острых
реакциях на клиента и проблемных переживаниях, теряет свою
осознанность и эффективность — то есть перестанет быть терапевтом,
а сам терапевтический процесс перестанет существовать как факт.

Далее мне бы хотелось поговорить о так называемых особенностях
разворачивания переноса и контрпереноса именно в работе с
ЛГБ-клиентами.
Хотя я плотно работаю с представителями сообщества уже несколько
лет, мне довольно сложно обозначить ярко выраженную особенность
данной социальной группы. Проблемы, о которых приходят говорить эти
люди, не имеют какой-либо ярко выраженной специфики. Это сложности
в отношениях, переживания расставания, сложности поиска партнера,
ощущение неудовлетворенности качеством своей жизни по разным
причинам, совершенно не обусловленным их сексуальной ориентацией.
Это обычные люди, переживающие кризисы в своей жизни, страдающие от
отсутствия близких и тёплых отношений.
Горечь утраты или переживание собственного одиночества не имеют
сексуальной ориентации, они свойственны любому человеку. Пожалуй,
единственной явной особенностью работы является подчас
раннее возникновение в той или иной форме темы
сексуальности, что может отчасти создать предпосылки
для возникновения переноса, в особенности
эротического
, однако закономерным это не является и
остаётся для меня открытым вопросом. Ко всему вышесказанному мне
хотелось бы добавить, что в работе с ЛГБ-клиентами мне
представляется интересным исследование вопроса выбора терапевта. А
именно, гендерной

Перенос и контрперенос в работе психотерапевта и психолога

Специалисты по психоанализу отводят значительное время наблюдению, пониманию, а также трактовке переноса и контрпереноса в своей клинической практике. Эти понятия являются очень сложными моментами психоаналитического лечения и считаются ведущими в психоанализе как теории. Наблюдая за тем, как развязываются проблемы переноса/контрпереноса можно составить мнение о профессионализме психотерапевта.

Перенос или трансфер – явление, переживаемое клиентом по отношению к аналитику. Это бессознательный процесс, при котором происходит проекция ранних детских переживаний пациента на другого человека, в частности на психолога. Важные люди первых лет жизни ребенка (родители, братья, сестры, воспитатели) считаются первичными источниками реакций переноса. В процессе сеанса клиент автоматически переносит на специалиста те чувства, которые он некогда испытывал к очень важным для себя людям и в которых сам себе не отдавал отчет.
Перенос всегда происходит неосознанно и существует в жизни человека неслучайно. Он является защитным механизмом «ленивой» психики, не желающей каждый раз приспосабливаться к новым условиям и применяющей старые шаблоны при оценке ситуации. В результате чего происходит «застревание» на образе.

Перенос невозможно контролировать. Он может быть положительным и отрицательным, индивидуальным и коллективным. В случае негативного переноса психотерапевт принимает на себя всю бурю эмоций, не выплеснутых в свое время клиентом в адрес кого-то из близких людей. Человек может сам не понимать, откуда берутся подобные ощущения.
Поскольку психоаналитику приходится напрямую работать с бессознательным, он нередко принимает поток как положительных, так и отрицательных эмоций, накопленных клиентом за всю жизнь. А это обязательно происходит, так как на сеансы психотерапии приходят люди с различными проблемами, в том числе неврологического характера. В любом случае очень важно распознать перенос, сместить эмоциональные акценты и помочь пациенту от него дистанцироваться, дать понять, что психолог не может быть тем образом, на который он похож.

Контрперенос

В процессе работы с клиентом у психотерапевта может возникнуть контрперенос. Бывает, что консультант переносит свое видение проблемы или собственные неурядицы на пациента. Это обстоятельство мешает оказанию эффективной психотерапевтической помощи, поскольку психолог становится рабом своих неосознанных чувств. От переноса не застрахован никто. Независимо от зрелости личности специалиста он человек, естественно, имеющий какие-то свои внутренние конфликты. Если клиент нечаянно затронет наболевшую тему, она может породить контрперенос.
Очень часто причиной этого явления становится стремление понравиться и получить хороший отзыв от пациента. Спровоцировать его может также боязнь психолога, что клиент не придет на встречу или плохо о нем подумает. Сюда же относят стремление занять пророческую позицию. Среди наиболее часто встречающихся причин контрпереноса отмечают эротические чувства со стороны психотерапевта по отношению к пациенту.
Если психотерапевт осознал наличие контрпереноса, но не может с ним справиться, то это обстоятельство есть весомым основанием для прерывания контакта с пациентом. Аналитик должен иметь способность подходить к анализу «со стороны». Одно из главных требований к специалисту – невовлеченность по отношению к клиентам и их проблемам.
Безусловно, контрперенос – это препятствие на пути успешной терапии, но одновременно он является ключом к пониманию себя, совершенствованию своей личности и есть подспорьем для более глубокого проникновения во внутренний мир клиента.

Перенос и контрперенос в работе психотерапевта и психолога

Специалисты по психоанализу отводят значительное время наблюдению, пониманию, а также трактовке переноса и контрпереноса в своей клинической практике. Эти понятия являются очень сложными моментами психоаналитического лечения и считаются ведущими в психоанализе как теории. Наблюдая за тем, как развязываются проблемы переноса/контрпереноса можно составить мнение о профессионализме психотерапевта.

Перенос в психотерапии

Перенос или трансфер – явление, переживаемое клиентом по отношению к аналитику. Это бессознательный процесс, при котором происходит проекция ранних детских переживаний пациента на другого человека, в частности на психолога. Важные люди первых лет жизни ребенка (родители, братья, сестры, воспитатели) считаются первичными источниками реакций переноса. В процессе сеанса клиент автоматически переносит на специалиста те чувства, которые он некогда испытывал к очень важным для себя людям и в которых сам себе не отдавал отчет.
Перенос всегда происходит неосознанно и существует в жизни человека неслучайно. Он является защитным механизмом «ленивой» психики, не желающей каждый раз приспосабливаться к новым условиям и применяющей старые шаблоны при оценке ситуации. В результате чего происходит «застревание» на образе.

Перенос невозможно контролировать. Он может быть положительным и отрицательным, индивидуальным и коллективным. В случае негативного переноса психотерапевт принимает на себя всю бурю эмоций, не выплеснутых в свое время клиентом в адрес кого-то из близких людей. Человек может сам не понимать, откуда берутся подобные ощущения.
Поскольку психоаналитику приходится напрямую работать с бессознательным, он нередко принимает поток как положительных, так и отрицательных эмоций, накопленных клиентом за всю жизнь. А это обязательно происходит, так как на сеансы психотерапии приходят люди с различными проблемами, в том числе неврологического характера. В любом случае очень важно распознать перенос, сместить эмоциональные акценты и помочь пациенту от него дистанцироваться, дать понять, что психолог не может быть тем образом, на который он похож.

Контрперенос

В процессе работы с клиентом у психотерапевта может возникнуть контрперенос. Бывает, что консультант переносит свое видение проблемы или собственные неурядицы на пациента. Это обстоятельство мешает оказанию эффективной психотерапевтической помощи, поскольку психолог становится рабом своих неосознанных чувств. От переноса не застрахован никто. Независимо от зрелости личности специалиста он человек, естественно, имеющий какие-то свои внутренние конфликты. Если клиент нечаянно затронет наболевшую тему, она может породить контрперенос.
Очень часто причиной этого явления становится стремление понравиться и получить хороший отзыв от пациента. Спровоцировать его может также боязнь психолога, что клиент не придет на встречу или плохо о нем подумает. Сюда же относят стремление занять пророческую позицию. Среди наиболее часто встречающихся причин контрпереноса отмечают эротические чувства со стороны психотерапевта по отношению к пациенту.
Если психотерапевт осознал наличие контрпереноса, но не может с ним справиться, то это обстоятельство есть весомым основанием для прерывания контакта с пациентом. Аналитик должен иметь способность подходить к анализу «со стороны». Одно из главных требований к специалисту – невовлеченность по отношению к клиентам и их проблемам.
Безусловно, контрперенос – это препятствие на пути успешной терапии, но одновременно он является ключом к пониманию себя, совершенствованию своей личности и есть подспорьем для более глубокого проникновения во внутренний мир клиента.

Передача: использование и злоупотребления

Посетитель сайта задал несколько вопросов о переносе в ответ на предыдущий пост, и я подумал, что они настолько интересны и полезны, что заслуживают длинного ответа — отсюда и сегодняшнее сообщение. В качестве прелюдии я хотел бы сказать несколько слов о том, как я рассматриваю перенос, который отличается от того, как думал о нем Фрейд, и от того, как большинство обычных людей понимают его сегодня.

Хотя идеи о переносе появляются в его работах еще в Исследованиях истерии (1895), именно в случае Доры (1905) Фрейд действительно начинает размышлять и формулировать свое видение переноса: «Что такое переносы? Это новые версии или факсимиле импульсов и фантазий, которые пробуждаются и осознаны в ходе анализа; но у них есть та особенность, которая характерна для их вида, что они заменяют какого-то более раннего человека личностью врача.”

Это то, как большинство людей думает о переносе. Ты обращаешься со мной, как будто я твой отец . Это неправильное восприятие реальности, когда внутренние бессознательные потребности клиента, уходящие корнями в прошлое, искажают его или ее переживание настоящего. Миряне иногда используют эту точку зрения, чтобы опровергнуть чужой опыт: Перестань реагировать на меня, как на твою мать. Я не она.

Теоретики объектных отношений расширили эту точку зрения, чтобы отразить свое понимание проекции и частичных объектов; но для современных психоаналитиков перенос охватывает еще более обширную область.Отношения между клиентом и терапевтом, хотя и уникальны в своем роде, имеют сходство с другими отношениями в том, что схожие эмоциональные проблемы и проблемы, как правило, возникают у человека в всех его отношениях с другими людьми. Например, если вы склонны к изменчивым и нестабильным отношениям, когда модели ранней идеализации уступают место гневу, разочарованию и обесцениванию — то есть, если вы боретесь с проблемами, лежащими в основе пограничного расстройства личности, — тогда я предполагаю, что наша работа отношения будут следовать аналогичной схеме.Сначала вы увидите меня самым замечательным терапевтом в мире; тогда однажды то, что я сделаю или скажу, приведет вас в ярость, и вы восстанете против меня. В то время как современный психоанализ рассматривает все эмоциональные транзакции между клиентом и терапевтом как часть переноса, так называемый инфантильный перенос занимает особое место в нашей работе.

У большинства из нас, кто борется с депрессией, тревогой на протяжении всей жизни или другими тяжелыми эмоциями, эти проблемы укоренились в детстве, в самые ранние годы жизни и являются результатом отсутствия привязанности между матерью и ребенком.В оптимальных условиях младенцы проходят период беспомощности и зависимости; По мере того, как они растут и получают то, что им нужно от своих родителей, они в конечном итоге становятся независимыми, по крайней мере, в той степени, в которой они могут стоять самостоятельно, заботиться о себе и находить удовлетворительные отношения с другими взрослыми. Конечно, никто никогда не бывает полностью независимым.

Когда на раннем этапе развития дела идут наперекосяк, то есть когда родители не могут предоставить то, что им нужно, младенец вместо этого развивает набор защит, чтобы избежать осознания своей потребности и зависимости.С одной стороны, некоторые люди отражают чувство зависимости, объединяя идентичность с любимым объектом и овладевая им. С другой стороны, некоторые мужчины и женщины полностью отрицают свои потребности и считают себя полностью самодостаточными. Между ними есть целый спектр возможностей.

По мере возникновения инфантильного переноса клиент все чаще обращается к аналитику как к источнику того, что ему нужно, переживая эти отношения, частично как возрождение его самой ранней встречи с нуждами, но также как настоящие, современные отношения, включающие фактическая зависимость.Она использует свои характерные защиты для растущего осознания этой потребности, и задача аналитика — пролить свет на этот процесс. Со временем клиент начинает все меньше и меньше полагаться на эти защиты, принимать реальность своей потребности в помощи аналитика и терпеть переживание зависимости. В конце концов, проницательность и понимание, наряду с переживанием заботы и заботы аналитика в рамках исцеляющих психотерапевтических отношений, обеспечивают клиенту эмоциональный опыт, приближенный к тому, что было необходимо изначально.В процессе он или она «вырастает» с определенными неизбежными ограничениями и физическими недостатками и в конечном итоге становится независимым.

Это очень сжатая версия того, что происходит в психодинамической психотерапии; Надеюсь, это имеет смысл. А теперь перейдем к вопросам, заданным посетителем моего сайта:

1. Может ли терапевт намеренно вызвать перенос?

Да. В нормальных условиях, если терапевт выполняет свою работу, перенос постепенно развивается сам по себе.Однако беспринципный или нарциссический терапевт может вести себя соблазнительно — заставляя клиента чувствовать, что он особенный для терапевта, или пытаясь вызвать его восхищение. Эти действия могут быть сознательными или преднамеренными — как в случае с терапевтом-хищником — или частью бессознательного контрпереноса терапевта. Нарциссический терапевт эксплуатирует своих клиентов, питаясь их восхищением и потребностью в нем. Ни один компетентный, этичный терапевт никогда не сделает ничего намеренно, чтобы вызвать реакцию переноса или вызвать восхищение.

2. Есть ли у клиентов право на это согласие?

Теоретически да; но поскольку этот процесс никогда не объявляется и не формулируется — а часто это происходит бессознательно со стороны терапевта, — нет возможности попросить и получить согласие. В случае соблазнительных или нарциссических терапевтов их поведение может заложить основу для судебного иска о халатности, если оно приводит к любому типу непрофессионального контакта с их клиентами.

3. Могут ли терапевты использовать свои силы для удовлетворения собственных нужд?

Совершенно верно.В первом ответе я привел один пример. Я думаю, что многие терапевты также используют зависимость своих клиентов от них, чтобы избежать собственных потребностей, обычно на бессознательном уровне. Поскольку наши клиенты так часто идеализируют нас, также легко использовать такую ​​идеализацию как средство для укрепления нашей собственной защиты, особенно той, которая отгоняет чувство стыда. Я сам не поврежден и не обеспокоен — только посмотрите, как меня обожают мои клиенты!

4. Что значит для терапевта принести в комнату «свои вещи»?

Это может означать очень многое.В дополнение к примерам, которые я уже приводил, это может означать, что терапевту, у которого много подавленного гнева, будет сложно помочь своим клиентам справиться с их собственной враждебностью и делать что-то во время сеанса, чтобы препятствовать появлению гневного материала. Терапевт, который не может принять критику, который всегда должен быть прав, найдет способы отклонить критику во время сеанса и направить ее в адрес клиента, что зачастую подкрепляется авторитетом, присущим позиции терапевта. Психотерапевт с несчастливым браком или с небольшим количеством удовлетворительных эмоциональных связей в своей «внешней» жизни может слишком сильно полагаться на своих клиентов в поиске чувства близости; в таких условиях клиент может бессознательно почувствовать, что он должен «позаботиться» о своем терапевте.

.

003 — Консультирование «Объем» — Перенос и контрперенос — Перефразирование — UPR • Консультации Tutor

В переносе — концепция, впервые введенная Зигмундом Фрейдом — люди становятся «биологическими машинами времени», перенося свои чувства о прошлых отношениях на новые отношения в настоящем. Перенос:

  • является подсознательным, поэтому те, кто его испытывает, могут не осознавать этого.
  • переносит отношения, а не человек
  • , по крайней мере, частично не соответствует текущей ситуации
  • передает только один аспект отношений, а не Все это.

Хотя перенос является центральным понятием в психодинамической работе, в гуманистическом консультировании он считается менее важным для самой терапии. Тем не менее, мы должны осознавать возможные опасности, связанные с переносом клиента на нас, поскольку это может повлиять на отношения консультирования, путь клиента и наше восприятие клиента.

Если перенос — это перенаправление чувств клиента о прошлых отношениях на их настоящие отношения с терапевтом, контрперенос обратный: перенаправление чувств консультанта из прошлого в сторону клиента.

Рори отмечает, что нас как консультантов особенно беспокоит неконтролируемый перенос, ведущий к контрпереносу в рамках консультационных отношений. Это портит отношения, так как терапевт может непреднамеренно обращаться с клиентом, как с кем-то другим. Он приводит пример переноса наставника и ученика из своего собственного опыта, иллюстрируя, как может возникнуть потенциальная проблема, и как он решил ее личностно-ориентированным способом.

Способы выявления и борьбы с переносом и контрпереносом включают осведомленность об опасностях у клиентов, наблюдение за собой и передачу соответствующих материалов для наблюдения.Поддержка вашего супервизора может помочь вам:

  • лучше понять отношения терапевта и клиента
  • повысить эффективность работы с процессом клиента
  • предвидеть возможные ловушки и выбоины
  • улучшить обслуживание границ.

Самосознание и готовность работать над личным развитием являются ключевыми. Поэтому в следующий раз, когда у вас будет сильная реакция на человека, которого вы только что встретили, спросите себя: «Какие аспекты поведения этого человека связаны с отношениями в моем прошлом?»

.

Контрперенос — Переиздание Википедии // WIKI 2

Контрперенос [1]
определяется как перенаправление чувств психотерапевта к клиенту или, в более общем плане, как эмоциональная запутанность терапевта с клиентом.

Энциклопедия YouTube

  • 1/5

    Просмотры:

    7 401

    15 996

    60 529

    598

    612

  • ✪ Клиническое наблюдение за консультированием — контрперенос

  • ✪ Что такое перенос в терапии? | Кэти Мортон

  • ✪ Привлекаются ли терапевты к своим клиентам?

  • ✪ 2014 12 10 15 42 Пример контрпереноса с пациентом с расстройством личности

  • ✪ Контрперенос, выбор правильной программы и битвы за опеку

Содержание

Ранние составы

Феномен контрпереноса (нем. Gegenübertragung ) [2] был впервые публично определен Зигмундом Фрейдом в 1910 году ( Будущие перспективы психоаналитической терапии ) как «результат влияния пациента на [ бессознательные переживания врача »; хотя Фрейд знал об этом в частном порядке в течение некоторого времени, написав Карлу Юнгу, например, в 1909 году о необходимости «доминировать над« контрпереносом », что, в конце концов, является для нас постоянной проблемой». [3] Фрейд утверждал, что, поскольку аналитик сам является человеком, он может легко позволить своим эмоциям проникнуть в клиента. [4] [5] Поскольку Фрейд рассматривал контрперенос как сугубо личную проблему для аналитика, он редко упоминал о ней публично и почти всегда делал это в терминах «предупреждения против любого подстерегающего контрпереноса» для аналитик, который «должен распознать в себе этот контрперенос и овладеть им». [6] Однако анализ писем Фрейда показывает, что он был заинтригован контрпереносом и не видел в нем проблемы. [7]

Потенциальная опасность контрпереноса аналитика — «В таких случаях пациент представляет для аналитика объект прошлого, на который проецируются прошлые чувства и желания» [8] — получила широкое признание в психодинамических кругах, как внутри, так и вне психоаналитического мейнстрима. Так, например, Юнг предостерег от «случаев контрпереноса, когда аналитик действительно не может отпустить пациента … оба попадают в одну темную дыру бессознательного». [9] Точно так же Эрик Берн подчеркнул, что «Контрперенос означает, что аналитик не только играет роль в сценарии пациента, но и она играет роль в его… в результате возникает« хаотическая ситуация », о которой говорят аналитики». . [10] Лакан признал «контрперенос аналитика … если он будет повторно анимирован, игра будет продолжаться без ведома никого, кто ведет». [11]

В этом смысле термин включает

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.