Olsen a m восприятие человеком движения и поз: Человек как объект познания

Содержание

5 психологических исследований по восприятию визуальной информации — Мировоззрение

Вы когда-нибудь задумывались о том, как мы видим предметы? Как выхватываем их из всего визуального многообразия окружающей среды с помощью сенсорных стимулов? И как мы интерпретируем то, что видим?

Обработка визуальных данных — это способность к осмыслению образов, позволяющая людям (и даже животным) обрабатывать и интерпретировать смысл информации, которую мы получаем благодаря нашему зрению.

Визуальное восприятие играет важную роль в повседневной жизни, помогая в обучении и общении с другими людьми. На первый взгляд кажется, будто восприятие происходит легко. На самом деле, за предполагаемой легкостью скрывается сложный процесс. Понимание, как мы интерпретируем то, что видим, помогает нам проектировать визуальную информацию.

Сбалансированная инфографика предполагает грамотное использование визуального представления (например, диаграмм, графиков, иконок, изображений), соответствующий выбор цветов и шрифтов, подходящего макета и карты сайта и др. И нельзя забывать о данных, их источниках и темах, что не менее важно. Но сегодня речь пойдет не о них. Мы сосредоточимся на визуальной стороне информационного дизайна.

1. Теория визуального предположения Грегори

Психолог Ричард Грегори (Richard Gregory, 1970) был убежден, что визуальное восприятие зависит от нисходящей обработки.

Нисходящая обработка, или концептуально управляемый процесс, осуществляется тогда, когда мы формируем представление о большой картине из мелких деталей. Мы строим предположение о том, что видим, на основе ожиданий, убеждений, прежних знаний и предыдущего опыта. Другими словами, мы делаем обдуманное предположение.

Теорию Грегори подтверждают многочисленные доказательства и эксперименты. Один из самых известных примеров — эффект полой маски:

Когда маска поворачивается полой стороной, вы видите нормальное лицо

Грегори использовал вращающуюся маску Чарли Чаплина, чтобы объяснить, как мы воспринимаем полую поверхность маски в виде выпуклостей, основанных на наших представлениях о мире. Согласно нашим предшествующим знаниям о строении лица, нос должен выступать. В итоге, мы подсознательно реконструируем полое лицо и видим нормальное.

Как мы воспринимаем визуальную информацию согласно теории Грегори?

1. Почти 90% информации, поступающей через глаза, до мозга не доходит. Таким образом, мозг использует предыдущий опыт или имеющиеся знания для конструирования реальности.

2. Визуальная информация, которую мы воспринимаем, соединяется с ранее сохраненными сведениями о мире, полученными нами опытным путем.

3. Исходя из различных примеров теории нисходящей обработки информации следует, что распознавание образов основывается на контекстуальной информации.

Совет №1 по информационному дизайну, исходя из теории визуального предположения Грегори: дополните данные соответствующей темой и дизайном; используйте значимый заголовок, чтобы задать ключевые ожидания; поддержите визуальный ряд выразительным текстом.

2. Эксперимент Саноки и Сульмана на соотношения цветов

По данным многочисленных психологических исследований сочетания однородных цветов более гармоничны и приятны. В то время как контрастные цвета обычно ассоциируются с хаосом и агрессией.

В 2011 Томас Саноки (Thomas Sanocki) и Ноа Сулман (Noah Sulman) провели эксперимент с целью изучить, как сочетаемость цветов влияет на кратковременную память — нашу способность запоминать то, что мы только что увидели.

Четыре различных опыта проводились с использованием гармоничных и дисгармоничных цветовых палитр. В каждом испытании участникам эксперимента показывали две палитры: сначала одну, затем вторую, которую нужно было сравнить с первой. Палитры демонстрировались с определенным временным интервалом и несколько раз в случайно составленных сочетаниях. Испытуемым нужно было определить, были ли палитры одинаковыми или разными. Также участники эксперимента должны были оценить гармоничность палитры — приятное/неприятное сочетание цветов.

Ниже приведены 4 примера палитр, которые демонстрировались участникам эксперимента:

Как цвета влияют на наше визуальное восприятие согласно теории Саноки и Сульмана?

  1. Люди лучше запоминают те палитры, в которых цвета сочетаются между собой.
  2. Люди лучше запоминают палитры, содержащие сочетание только трех или менее цветов, чем те, в которых четыре и более цвета.
  3. Контраст расположенных рядом цветов влияет на то, насколько хорошо человек помнит цветовую схему. Иными словами, это значит, что цветовое различие между контекстом и фоном может повысить нашу способность концентрироваться на контексте.
  4. Мы можем помнить довольно большое количество цветовых сочетаний одновременно.

Таким образом, результаты эксперимента свидетельствуют о том, что люди лучше способны усваивать и запоминать больше информации, воспринимая изображения с контрастной, но гармоничной цветовой гаммой, предпочтительно с сочетанием трех и менее цветов.

Контрастные и гармоничные цветовые сочетания улучшают восприятие и запоминание контента

Совет №2 по информационному дизайну, основанный на результатах эксперимента Саноки и Сульмана: используйте как можно меньше различных цветов в комплексном контенте; увеличьте контраст между визуальной информацией и фоном; выбирайте темы с гармоничным сочетанием оттенков; используйте дисгармоничные сочетания цветов с умом.

3. Феномен бинокулярного соперничества

Бинокулярное соперничество возникает, когда мы видим два разных изображения в одном месте. Одно из них доминирует, а второе — подавляется. Доминирование чередуется через определенные промежутки времени. Так, вместо того, чтобы видеть комбинацию двух картинок одновременно, мы воспринимаем их по очереди, как два конкурирующих за доминирование изображения.

В 1998 году Франк Тонг (Frank Tong), Кен Накаяма (Ken Nakayama), Джей Томас Воган (J. Thomas Vaughan) и Нэнси Канвишер (Nancy Kanwisher) в ходе эксперимента сделали вывод о том, что если смотреть одновременно на два разных изображения, возникает эффект бинокулярного соперничества.

В эксперименте участвовали четыре подготовленных человека. В качестве стимулов через очки с красным и зеленым фильтрами им показывали изображения лица и дома. В процессе восприятия происходило нерегулярное чередование сигналов от двух глаз. Стимул-специфичные реакции испытуемых контролировались с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Как мы воспринимаем визуальную информацию согласно эксперименту Тонга?

  1. По данным МРТ, у всех испытуемых наблюдалось активное бинокулярное соперничество, когда им показывали разнородные картинки.
  2. В нашей зрительной системе эффект бинокулярного соперничества происходит во время процесса обработки визуальной информации. Иначе говоря, в течение короткого промежутка времени, когда глаза смотрят на два разнородных изображения, расположенных близко друг к другу, мы не в состоянии определить, что на самом деле видим.

Дэвид Кармель (David Carmel), Михаэль Аркаро (Michael Arcaro), Сабин Кастнер (Sabine Kastner) и Ури Хассон (Uri Hasson) провели отдельный эксперимент и выяснили, что бинокулярным соперничеством можно манипулировать с помощью таких параметров стимула, как цвет, яркость, контрастность, форма, размер, пространственная частота или скорость.

Манипулирование контрастом в примере ниже приводит к тому, что левый глаз воспринимает доминирующее изображение, в то время как правый – подавленное:

Как контрастность влияет на наше визуальное восприятие по данным эксперимента?

  1. Манипулирование контрастом приводит к тому, что сильный стимул оказывается доминантным большее количество времени.
  2. Мы будем видеть слияние доминирующего образа и части подавленного, пока не возникнет эффект бинокулярного соперничества.

Совет №3 по информационному дизайну, основанный на эффекте бинокулярного соперничества: не перегружайте контент; используйте тематические иконки; выделяйте ключевые моменты.

4. Влияние типографики и эстетики на процесс чтения

Вы знали, что типографика может влиять на настроение человека и его способность принимать решения?

Типографика — это разработка и использование шрифтов в качестве средства визуальной коммуникации. В наши дни типографика из области книгопечатания перешла в цифровую сферу. Обобщая всевозможные определения термина, можно сказать, что цель типографики — улучшить визуальное восприятие текста.

В своем эксперименте Кевин Ларсен (Kevin Larson, Microsoft) и Розалинд Пикард (Rosalind Picard, MIT) выяснили, как типографика влияет на настроение читателя и его способность решать задачи.

Они провели два исследования, в каждом из которых приняли участие 20 человек. Участников разделили на две равные группы и дали 20 минут, чтобы прочитать на планшете номер журнала The New Yorker. Одной группе достался текст с плохой типографикой, другой — с хорошей (примеры приведены ниже):

В ходе эксперимента участников прерывали и спрашивали, сколько, по их мнению, прошло времени с начала эксперимента. Согласно данным психологического исследования (Weybrew, 1984): люди, которые находят свое занятие приятным и пребывают в позитивном настроении, считают, что потратили намного меньше времени на чтение.

После чтения текстов участников эксперимента попросили решить задачу со свечой. Им нужно было прикрепить свечу к стене таким образом, чтобы воск не капал, с помощью канцелярских кнопок.

Как мы воспринимаем хорошую типографику и ее влияние?

  1. Обе группы участников неправильно оценили время, потраченное на чтение. Это значит, что чтение было для них увлекательным занятием.
  2. Участники, которым был предложен текст с хорошей типографикой, значительно недооценили время чтения по сравнению с участниками, которым достался текст с плохой типографикой. Это значит, что первый текст показался им более интересным.
  3. Никто из участников, которые читали текст с плохой типографикой, не смог решить задачу со свечой. В то время как меньше половины второй группы справились с заданием. Таким образом, хорошая типографика повлияла на способность решать проблемы.

Хорошая типографика влияет на настроение пользователей и их способность принимать решения

Совет №4 по информационному дизайну, основанный на эксперименте Ларсена и Пикард, выявляющем влияние типографики: используйте удобочитаемые шрифты; отделяйте текст от изображений; не накладывайте картинки или иконки на текст; оставляйте достаточно свободного пространства между абзацами.

5. Восприятие сути сцены по Кастелано и Хендерсену

Вы когда-нибудь задумывались, что на самом деле означает выражение «одна картинка говорит больше тысячи слов»? Или почему мы воспринимаем изображение лучше, чем текст?

Это не значит, что изображение сообщает нам всю необходимую информацию. Просто человек обладает способностью ухватывать основные элементы сцены с одного взгляда. Когда мы фиксируем взгляд на предмете или предметах, то формируем общее представление и распознаем смысл сцены.

Что такое восприятие сути сцены? По мнению исследователя из Nissan Research & Development Рональда А. Ренсинка (Ronald A. Rensink):

«Восприятие сути сцены (scene gist), или восприятие сцены — это визуальное восприятие окружающей среды в качестве наблюдателя в любой момент времени. Оно включает в себя не только восприятие отдельных объектов, но и такие параметры, как их взаиморасположение, а также представление о том, что встречаются другие виды объектов».

Представьте, что вы видите некие объекты, представляющие собой две вывески с символами, и схему, символизирующую развилку и указывающую два разных пути. Скорее всего, перед вами возникла следующая сцена — вы посреди джунглей/леса/шоссе и впереди два пути, которые ведут в два разных пункта назначения. На основании этой сцены, мы знаем, что необходимо принять решение и выбрать один путь.

В 2008 году Моника С. Кастелано (Monica S. Castelhano) из Университета Массачусетса в Амхерсте и Джон М. Хендерсон (John M. Henderson) из Эдинбургского университета в ходе эксперимента изучили влияние цвета на способность восприятия сути сцены.

Эксперимент включал в себя три различных испытания. Студентам показывали несколько сотен фотографий (природных или сделанных человеком объектов) в различных для каждого испытания условиях. Каждое изображение было показано в определенной последовательности и момент времени. Участников попросили ответить «да» или «нет», когда они увидят детали, соответствующие сцене.

Нормальные и размытые фотографии были представлены с цветными и монохромными соответственно.

Для определения роли цветов в восприятии сути сцены для следующих примеров фотографий использовались аномальные цвета:

Авторы исследования также изучили диапазон отклонений с помощью следующих образцов:

Как мы воспринимаем визуальную информацию на основании выводов Кастелано и Хендерсена?

  1. Испытуемые схватывали суть сцены и целевой объект за секунды. Это значит, что люди могут быстро понимать значение нормальной сцены.
  2. Испытуемые быстрее устанавливали соответствие цветных картинок, чем черно-белых. Таким образом, цвет помогает нам лучше понять картинку.
  3. В целом, цвета определяют структуру объектов. Чем лучше цвет соответствует тому, как мы обычно воспринимаем мир, тем легче нам понять смысл изображения.

Совет №5 по информационному дизайну на основе исследований восприятия сцены Кастелано и Хендерсена: используйте подходящие иконки или картинки для представления данных; располагайте контент в правильной последовательности; используйте привычные цвета для важных объектов.

Выводы

Понимание того, как люди воспринимают визуальную информацию, помогает улучшить инфографику. Обобщая выводы рассмотренных экспериментов, предлагаем вашему вниманию ключевые советы по дизайну визуальной информации:

1. Макет и дизайн

  • Тема и дизайн должны соответствовать информации.
  • Не перегружайте инфографику вашей страницы.
  • Используйте тематические иконки.
  • Располагайте контент в надлежащей последовательности.
  • Используйте заголовки, чтобы задать ключевые ожидания.

2. Видеоряд

  • Визуальные эффекты должны сопровождать текст.
  • Покажите важные цифры на графиках и диаграммах.
  • Используйте правильные картинки и иконки для представления ваших данных.

3. Цвета

  • Сократите количество цветов для комплексного контента.
  • Делайте контрастность выше между важной визуальной информацией и фоном.
  • Используйте гармоничные цвета темы.
  • Используйте дисгармоничные цвета с умом.
  • Используйте обычные цвета для важных объектов.

4. Типографика

  • Выбирайте удобочитаемые шрифты.
  • Оставьте достаточно пустого пространства между заголовком и текстом или картинкой.
  • Не накладывайте картинки или иконки на текст.
  • Установите достаточные пробелы между символами.

Теперь, когда вы знаете все тонкости создания красивой и убедительной инфографики, дело за вами!

Высоких вам конверсий!

По материалам: piktochart.com.
Источник картинки: Rick Berkelmans.

Восприятие человеком пространства, движения и времени — Мегаобучалка

Из всех видов восприятия, имеющихся у человека, глав­ную роль в его жизни играют зрительное и слуховое воспри­ятие. Выделяется такой вид зрительного восприятия, как восприятие пространства. Отдельно рассматриваются вос­приятие движения и времени, в которых принимают уча­стие разные органы чувств.

Что понимается под восприятием пространства, движе­ния и времени.Пространство — это то, что окружает чело­века. Предметы, расположенные в пространстве, имеют фор­му, величину, место расположения. Они также характеризу­ются расстоянием от человека и собственными параметрами: шириной, высотой и глубиной. Восприятие и оценка всего этого с помощью органа зрения называется восприятием че­ловеком пространства.

Предметы и явления, располагающиеся в пространстве, не являются статичными, они постоянно изменяются, движут­ся. Кроме того, меняются и сами условия их восприятия. Для того чтобы ориентироваться в пространстве и в переме­щающихся в нем предметах, человек помимо самого про­странства должен также воспринимать и оценивать разнооб­разные происходящие в нем движения. Соответственно, гово­рят также о зрительном восприятии человеком движения, к которому относят восприятие и оценку направления, скоро­сти, ускорения или замедления движения, его траектории.

Наконец, сами предметы, находящиеся в пространстве, происходящие в нем процессы и движение предметов протекают во времени. Для человека поэтому важно уметь вос­принимать и правильно оценивать время. Соответственно, к восприятию времени относится оценка количества времени, прошедшего начиная с какого-то определенного момента, ус­корения или замедления хода времени.

Рассмотрим известные психофизиологические механизмы восприятия человеком пространства, времени и движения.

Каким образом человек воспринимает величину, фор­му, глубину, удаленность, место расположения предметов в пространстве. Впринципе есть два разных способа вос­приятия и оценки всех указанных выше пространственных характеристик окружающих нас предметов и явлений. Один из способов восприятия и оценки пространства используется тогда, когда образ воспринимаемого предмета или явления полностью размещается на поверхности сетчатки глаза. Дру­гой способ восприятия и оценки пространственных характе­ристик применяется в том случае, если воспринимаемый объект или явление достаточно велики и их образ не поме­щается полностью на поверхности сетчатки глаза.

Рассмотрим оба способа восприятия пространства приме­нительно к указанным выше характеристикам. Восприятие и оценка малых по величине предметов, образ которых пол­ностью размещается на сетчатке, происходит на основе оцен­ки количества зрительных элементов, палочек и колбочек, которые охватываются изображением данного предмета на сетчатке глаза: чем больше палочек и колбочек покрывает собой изображение, тем большим по величине кажется образ и соответствующий ему предмет.

Если данный предмет слишком велик и для его полного восприятия требуется движение глаз по поверхности или по контуру предмета, то оценка его размера производится на основе количества работы, выполненной мышцами, управ­ляющими глазом во время соответствующего движения. Чем больше по величине рассматриваемый и оцениваемый объ­ект, тем больший объем работы должны будут выполнить мышцы, управляющие движениями глаз, для того, чтобы этот объект был воспринят и оценен. Мозг человека в состо­янии автоматически, самостоятельно оценить количество выполненной работы и сделать вывод о том, каков воспри­нимаемый предмет по величине.

Форма предмета, если он также сравнительно мал и пол­ностью помещается на сетчатке, оценивается по конфигура­ции палочек и колбочек, которые находятся на границе об­раза этого предмета на сетчатке глаза. Такие палочки и кол­бочки реагируют нервными импульсами по-другому, чем не-засвеченные (находящиеся вне изображения предмета на сетчатке) или засвеченные (полностью помещающиеся внут­ри изображения на сетчатке) палочки и колбочки.

Соответствующая конфигурация зрительных элементов, находящихся на границе изображения предмета, однознач­но повторяется в определенной конфигурации реагирующих на них нервных клеток коры головного мозга и является ос­нованием для вывода о форме воспринимаемого предмета.

Если предмет слишком велик и для его полного воспри­ятия по форме требуется как бы обежать данный предмет взором по его контуру, то вывод о форме предмета делается на основании сочетания сокращений и расслаблений глаз­ных мышц, которые управляют движением глаз в то время, когда глаза обегают предмет по его контуру.

Глубина пространства или протяженность в глубину пред­метов в пространстве зрительно оценивается несколько ина­че. Известно, что, чем дальше от нас удален какой-либо предмет, тем меньше он нам кажется, и наоборот: чем бли­же к нам располагается предмет, тем большим он кажется в нашем восприятии. Это связано с уже описанным выше ме­ханизмом восприятия величины тех предметов, которые от­носительно малы.

Данный факт используется при восприятии и оценке про­тяженности в глубину тех предметов, образ которых полно­стью размещается на сетчатке. Чем протяженнее восприни­маемый предмет в глубину, тем большей будет разница в ве­личине наиболее близко и наиболее далеко расположенных от нас частей предметов. Например, если мы воспринимаем протяженный в глубину цилиндрический предмет, то его круглая часть, расположенная ближе к нам, будет казаться больше, чем круглая часть, расположенная дальше от нас, на противоположном конце предмета. На разнице в воспри­нимаемой величине наиболее близко и наиболее далеко рас­полагающихся от нас частей предмета, которые, как нам из­вестно, в действительности имеют одинаковые размеры, ос­новано восприятие плоскостных изображений как объемных, то есть представленных в трехмерном пространстве. Этот же механизм восприятия глубины работает и в данном случае: чем больше разница между изображением на сетчат­ке глаза близко и далеко расположенных круглых концов цилиндра, тем длиннее он будет нам казаться.

Если же воспринимаемый и имеющий глубину объект слишком длинный, то для того, чтобы полностью оценить его длину (или в данном случае глубину), мы вынуждены бу­дем сначала зафиксировать свой взор на ближайшем конце объекта, а затем перевести его и зафиксировать на наиболее отдаленном его конце. Глаз при таком перемещении вынуж­ден будет выполнить определенный объем работы, и по ее количеству можно будет определить протяженность соответ­ствующего объекта в глубину.

При этом при фиксации взора на ближайшей и на макси­мально удаленной точках воспринимаемого объекта будет изменяться угол, образуемый зрительными осями1.

1Зрительной осью называется воображаемая линия, проходящая перпенди­кулярно плоскости, которую мы можем мысленно провести параллельно сет­чатке глаза, если допустить, что она является не вогнутой полусферой, а пло­ской. Когда человек смотрит в бесконечную даль, то его зрительные оси идут параллельно. Если человек фиксирует взор на близко расположенном от глаз предмете, то зрительные оси как бы сходятся и образуют угол. Чем ближе к глазам расположен рассматриваемый предмет, тем больше угол между зритель­ными осями, и наоборот: чем дальше располагается от глаз предмет, тем мень­ше угол, образуемый зрительными осями.

 

Мозг че­ловека в состоянии автоматически оценивать угол между зрительными осями и на этой основе делать вывод об уда­ленности воспринимаемого объекта. С помощью описанного механизма обычно воспринимается протяженность в глуби­ну или расстояние до объектов, которые находятся не слиш­ком близко и не слишком далеко от человека.

Место расположения предметов в пространстве может оце­ниваться так. Если воспринимаемый предмет по размеру срав­нительно мал и его изображение полностью помещается на сетчатке глаза, то место расположения предмета в пространст­ве оценивается по месту расположения изображения данного предмета на поверхности сетчатки глаза. Такой способ оценки места расположения предметов используется в случае, если взор человека является фиксированным в какой-либо точке пространства и человек как бы боковым зрением видит осталь­ную часть пространства и располагающиеся там предметы.

Если человек своим взором не в состоянии охватить все оцениваемое им пространство, если тот предмет, расположе­ние которого в пространстве ему необходимо оценить, выхо­дит за пределы зрительного поля, то человек поворачивает голову, глаза для того, чтобы сначала найти глазами нуж­ный предмет и затем зафиксировать взор на нем. В этом слу­чае оценка места расположения предмета производится по углу и направлению поворота головы или глаза в сторону ис­комого предмета относительно первоначального расположе­ния глаза или головы.

Каковы механизмы восприятия человеком направле­ния, скорости и траектории движения.Направление дви­жения, если движущийся объект и его траектория полно­стью помещаются на сетчатке глаза, если во время движе­ния объекта глаз неподвижен, определяется по направле­нию перемещения изображения данного объекта на сетчат­ке глаза.

Если глаз следит за движущимся объектом, то направле­ние его перемещения определяется по конфигурации сокра­щающихся и расслабляющихся в это время мышц глаза, ко­торые осуществляют следящие за объектом движения глаза.

Если в это время человеку вслед за движением приходит­ся еще и поворачивать голову, то оценка направления дви­жения производится дополнительно также по сокращениям и расслаблениям мышц, управляющих движениями головы.

Скорость движения, его ускорение или замедление также оцениваются с помощью описанных выше механизмов, но при этом берутся в расчет скорость, с которой перемещается объект по сетчатке, либо скорость, ускорение или замедле­ние процессов сокращения или расслабления соответствую­щих групп мышц.

Траектория движения оценивается или по траектории пе­ремещения движущегося объекта по поверхности сетчатки глаза, или по последовательности сокращений и расслабле­ний мышц, с помощью которых осуществляются следующие движения глаз или движения головы человека.

Что означает словосочетание «восприятие времени». Каким образом человек воспринимает и оценивает время.Дело в том, что о меха­низмах восприятия человеком времени известно гораздо меньше, чем о механизмах восприятия пространства и дви­жения. Тем не менее и здесь есть немало известного и любо­пытного.

Для того чтобы стал возможен субъективный отсчет вре­мени, необходимо, чтобы существовал какой-то эталон напо­добие часов, которыми мы пользуемся для определения хо­да реального времени в быту. Если у нас имеются часы, то оценка времени проблемы не представляет. Но даже когда с нами нет часов, мы чувствуем ход времени и можем, напри­мер, оценить, много или мало времени прошло, начиная с какого-то момента, сравнить между собой разные отрезки времени с точки зрения их длительности, почувствовать ус­корение или замедление хода реального времени.

Предполагается, что это происходит благодаря существо­ванию и действию в организме человека так называемых биологических часов. Под ними понимаются строго ритми­ческие, точно выверенные во времени биологические процес­сы, сравнивая с которыми оцениваемые нами параметры хо­да реального времени мы можем судить о времени и тех его параметрах, о которых шла речь выше.

На роль биологических часов могут претендовать многие обменные процессы, происходящие в организме, например, ритмические сокращения сердечной мышцы (их частота или пульс), ритмика дыхания, ритмические движения человека при ходьбе и многое другое. Установлено, что если каким-то образом оказать влияние на биологические часы, ускорив или замедлив их ход, то соответствующим образом изменится и оценка времени человеком; он невольно будет недооценивать или, напротив, переоценивать его реальные параметры.

 

 

 

 

Восприятие движения. Основы общей психологии

Восприятие движения

Восприятие движения — очень сложный процесс, природа которого еще не вполне выяснена. Если предмет объективно движется в пространстве, то мы воспринимаем его движение вследствие того, что он выходит из области наилучшего видения и этим заставляет нас передвигать глаза или голову, чтобы вновь фиксировать на нем взгляд. Смещение же точки по отношению к положению нашего тела указывает нам на ее передвижение в объективном пространстве. Восприятие движения в глубину пространства, которое экспериментально еще почти не исследовалось, возникает вследствие смещения не вполне соответствующих точек на сетчатке вправо или влево. Таким образом, некоторую роль в восприятии движения играет движение глаз, которое приходится производить, чтобы следить за движущимся предметом. Однако восприятие движения не может быть объяснено только движением глаз: мы воспринимаем одновременно движение в двух взаимно противоположных направлениях, хотя глаз, очевидно, не может двигаться одновременно в противоположные стороны. С другой стороны, впечатление движения может возникнуть при отсутствии реального движения, если через небольшие временные паузы чередовать на экране ряд изображений, воспроизводящих определенные следующие друг за другом фазы движения объекта. Это так называемый стробоскопический эффект.

Для того чтобы возник стробоскопический эффект, отдельные раздражители должны быть отделены друг от друга определенными промежутками времени. Пауза между смежными раздражителями должна быть около 0,06 с. В том случае, когда пауза вдвое меньше, изображения сливаются; в том случае, когда пауза очень велика (например, равна 1 с), раздражения осознаются как раздельные; максимальное расстояние между движущейся точкой в двух смежных кадрах, при котором имеет место стробоскопический эффект, равно 4,5°. На стробоскопическом эффекте построено восприятие движения на кинематографических лентах. Отчасти аналогичным приемом изображения движения посредством одновременного воспроизведения последовательных его фаз пользуются также в живописи и скульптуре. О. Роден возвел этот прием в основной принцип своей теории изображения движения в искусстве.

В восприятии движения, несомненно, значительную роль играют косвенные признаки, создающие опосредованное впечатление движения. Так, впечатление движения может вызвать необычайное для покоящегося тела положение частей фигуры (поднятая нога, отведенная, как бы замахнувшаяся рука, согнутые верхушки деревьев и т. п.).

К числу «кинетических положений», вызывающих представление о движении, принадлежит наклонное положение, особенно привлекавшее внимание художников. Франкетти отмечает эффект, который дают наклонные линии в сочетании с ясно выраженной горизонтальностью и вертикальностью. След на воде от идущего парохода, след на снегу от саней (как, например, в картине В.И. Сурикова «Боярыня Морозова») и т. п., меньшая отчетливость очертаний движущегося предмета и множество других косвенных признаков служат в естественных условиях для распознания движения. Осмысливание ситуации, совершающееся на основе косвенных признаков, несомненно, играет в восприятии движения значительную роль. Однако нельзя все же толковать восприятие движения как лежащий за пределами собственно восприятия чисто интеллектуальный процесс (подсознательное «умозаключение»): впечатление движения может возникнуть у нас тогда, когда мы знаем, что движения на самом деле нет. Мы, таким образом, можем не только умозаключать о движении, но и восприниматьдвижение.

Значение осмысливания ситуации на основании прошлого опыта отчетливо выступает в опытах В.Кролика, который в своих экспериментах предъявлял испытуемым изображения предметов, взятых из повседневной жизни (улица, автомобиль и т. д.). При этом он при помощи проекционного фонаря создавал на экране движение тех предметов, которые обычно неподвижны (например, дома).

Испытуемые на основе прошлого опыта воспринимали движение не объективно движущихся изображений, а объективно в данном опыте неподвижных изображений предметов, которые обычно движутся (автомобиль). При этом не имела значения ни величина предметов, ни направленность внимания испытуемых на движущийся или неподвижный объект: вопрос решался лишь фактом осмысливания изображенной ситуации.

Теории движения разбиваются в основном на две группы. Первая группа теорий выводит восприятие движения из элементарных, следующих друг за другом зрительных ощущений отдельных точек, через которые проходит движение, и утверждает, что восприятие движения возникает вследствие слияния этих элементарных зрительных ощущений (В.Вундт).

Теории второй группы утверждают, что восприятие движения имеет специфическое качество, несводимое к таким элементарным ощущениям. Представители этой теории говорят, что, подобно тому как, например, мелодия является не простой суммой звуков, а отличным от них качественно специфическим целым, так и восприятие движения несводимо к сумме составляющих это восприятие элементарных зрительных ощущений. Из этого положения исходит теория гештальтпсихологии. Ее разрабатывал главным образом М.Вертхаймер.

Восприятие движения является, по Вертхаймеру, специфическим переживанием, отличным от восприятия самих движущихся предметов. Если имеются два последовательных восприятия объекта в различных положениях аи б, то переживание движения не складывается из этих двух ощущений, но их соединяет, находясь между ними. Это переживание движения Вертхаймер называет «фи-феномен», оно не есть результат движения глаз или последовательных образов на центральной ямке, которыми хотели объяснить восприятие движения. В стробоскопических иллюзиях последовательные образы могут дать впечатление лишь от определенных положений предмета, но они не объясняют, почему воспринимается переход предмета из одной фазы в другую. Согласно точке зрения Вертхаймера, восприятие движения может возникать даже без восприятия предмета, который движется. Физиологическим субстратом «фи-феномена» является, по Вертхаймеру, «короткое замыкание» воли возбуждения в коре головного мозга, которое возникает вследствие первого и второго раздражения.

С позиций гештальтпсихологии было проведено несколько специальных работ по восприятию движения. К.Дункер поставил перед собой такой вопрос: в силу каких условий при изменении пространственных отношений в поле нашего зрения одни из воспринимаемых объектов кажутся движущимися, а другие неподвижными? Например, почему нам кажется, что движется луна, а не облака? По Дункеру, движущимся воспринимается тот объект, который явно локализуется на некотором другом объекте: двигается фигура, а не фон, на котором фигура воспринимается. Так, при фиксации луны среди облаков она воспринимается движущейся. Э.Оппенгеймер показал, что из двух предметов движущимся обычно кажется меньший. Движущимся также кажется тот предмет, который в течение опыта претерпевает наибольшие количественные или качественные изменения («принцип изменчивости»).

Вышеописанные опыты В.Кролика так же в сущности, как и эксперименты К.Дункера и Э.Оппенгеймера, свидетельствуют, вопреки установкам этих экспериментаторов, вовсе не в пользу гештальтистских концепций; восприятие движения фигуры на фоне, а не фона на фигуре возникает также на основе прошлого опыта, а не в силу каких-то формальных структурных закономерностей. Также на основе опыта складывается представление о том, что обычно движется меньшая фигура на большем фоне, а не большая на меньшем и что движущаяся фигура чаще изменяется, чем фон, который обычно остается неизменным. Таким образом, эти эксперименты представителей гештальтпсихологии выходят за пределы их собственных формалистических построений.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

38. ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ. ВОСПРИЯТИЕ ДВИЖЕНИЯ. Шпаргалка по общей психологии

Восприятие времени – отражение длительности и последовательности явлений и событий.

Временные промежутки определяются ритмическими процессами, происходящими в организме человека.

Ритм в работе сердца, ритмичное дыхание, ритмичный характер ежедневной жизни влияют на выработку рефлексов на время. При восприятии времени обнаруживается склонность преувеличивать небольшие и преуменьшать большие промежутки времени. Точному, непосредственному восприятию времени поддаются лишь короткие временные интервалы. Установлено, что наиболее точной оценке временных промежутков способствуют слуховые и двигательные ощущения.

Восприятие времени зависит от содержания деятельности человека. Время, заполненное интересными, значимыми делами, течет быстро. Если же события неинтересны, малосущественны, время тянется медленно.

На оценке времени сказывается также установка личности. Ожидание неприятных событий вызывает восприятие быстротекущего времени. При ожидании приятного события кажется, что время идет очень медленно.

При воспоминании прошлого наблюдается иная оценка времени. Время, насыщенное в прошлом переживаниями, деятельностью, вспоминается как более продолжительное, а длительные периоды жизни, наполненные малоинтересными и однообразными событиями, вспоминаются как быстро прошедшие.

На оценку времени оказывает влияние возраст человека: детям кажется, что время течет медленно, а взрослые поражаются, как быстро оно летит.

Точность в оценке временных интервалов может повышаться с опытом в практической деятельности человека. При некоторых видах профессиональной деятельности вырабатывается умение очень точно оценивать промежутки времени. (Например, высокопрофессиональный учитель точно определяет продолжительность урока.)

Восприятие движения – отражение изменения и положения объектов в пространстве. Основную роль в восприятии движения играют зрительный и кинестетический анализаторы.

С помощью зрения мы можем получить информацию о движении объекта двумя различными способами: при фиксированном взоре и с помощью прослеживающих движений глаз. В первом случае изображение объекта не только перемещается по сетчатке, но и все время меняется. Однако благодаря константности восприятия мы видим, как один и тот же объект перемещается в пространстве. Аналогичное перемещение изображений на сетчатке возникает и тогда, когда мы, например, поворачиваем голову. Однако в этом случае у нас не возникает ощущения движения окружающих предметов. Или, например, когда человек ходит по комнате, изображение на сетчатке также перемещается, однако он воспринимает комнату неподвижной, а себя – движущимся. (При наличии повреждений в вестибулярном аппарате подобная корректировка не происходит и человеку при движении кажется, что весь мир движется вокруг него.)


Второй способ восприятия движения – прослеживание взором за движущимся объектом.

Впечатление движения может возникать и при отсутствии реального движения предмета, даже если взор фиксирован. Например, если через небольшие промежутки времени показывать ряд изображений, воспроизводящих этапы движения предмета, то складывается впечатление движения этого предмета. Такое явление называется стробоскопическим эффектом.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Восприятие движения и времени

Любой процесс, будь то пространственное перемещение, качественное изменение, возникновение или гибель, происходит во времени. Время является формой протекания всех механических, органических и психических процессов, является условием возможности движения.

Еще в античной мифологии и древнегреческом эпосе можно встретить первые упоминания категории времени. Свое время соответствует каждому изменению в природе. В одном времени, на одном уровне мира может находиться тело человека, а душа может существовать и в других. Деление мира на два уровня естественный и сверхъестественный, четко просматривается в древних мифах. В основе религии лежит этот же принцип, но с её появлением представление о времени несколько меняется. Время воспринималось абстрактно, как самостоятельно существующая субстанция.

Позже появились представления о двух разных временах – времени «совершенном» и цикличном времени несовершенного мира. Эти еще не четкие идеи о наличии двух времен получили свое развитие в античной натурфилософии, в философских теориях эпохи Возрождения и Нового времени. Аристотель высказывает замечательную мысль – прошлого уже нет, будущего еще нет, а настоящее ускользает от нас. Он же определял время как универсальную меру движения.

Ньютон ввел время для описания физических законов в строгой форме и считал, что существует абсолютное – истинное математическое время, называемое длительностью и относительное время – кажущееся или обыденное время, как то час, день, месяц, год.

Дифференциация содержания категории «время» произошла в XX веке, и сформировались такие понятия, как время физическое, биологическое, социальное, психологическое.

Для человека как физического объекта применимы эталоны и единицы физического времени, в которых измеряется хронологический возраст.

Внутренний мир личности и его динамика, включающая в себя ценности и идеалы, жизненный опыт, чувства, мысли, побуждения подчиняется особым временным отношениям, которые определены как психологическое время. Впервые проблему психологического времени поставил А. Бергсон.

Психологическое время наделено такими чертами:

  • Психологическое время непрерывно;
  • Оно изменяет мир, т.е. оставляет след на вещах;
  • Является символом изменения;
  • Имеет внутреннюю генетическую взаимосвязь мгновений.

Таким образом, можно сказать, что время существует объективно, изменяется лишь представление о нем, субъективно только его восприятие.

Восприятие времени

По сравнению с восприятием пространства, восприятие времени изучено меньше, потому что нет специализированного органа, который бы занимался этим вопросом. Помимо этого сложность изучения вопроса в том, что время не воспринимается как явление материального мира, а о его течении человек судит только по определенным признакам.

Физики и математики рассматривают время как четвертое измерение пространства.

Как и пространство, время является одной из основных форм существования материи, а восприятие времени есть отражение объективной длительности, скорости, последовательности явлений действительности. Восприятие времени дает возможность ориентироваться в окружающей среде и является важной частью приспособительной деятельности.

У человека ориентировка во времени происходит с помощью корковых отделов мозга, а клинические исследования показали, что в коре головного мозга нет специального центра отсчета времени. При поражении различных отделов коры наблюдается расстройство восприятий времени. Таким образом, восприятие времени осуществляется с помощью ряда анализаторов, действующих как единое целое. Ритмическая смена возбуждения и торможения в больших полушариях головного мозга, лежит в основе восприятия времени.

У человека восприятие времени связано с восприятием объектов окружающего мира и, прежде всего, это:

  • Восприятие перемещения объектов в пространстве;
  • Восприятие трансформации этих объектов;
  • Восприятие взаимодействия нескольких объектов;
  • Установление наглядных причинно-следственных связей.

Если говорить о восприятии времени в узком смысле, то это есть восприятие длительности и последовательности каких-либо событий. Восприятие времени может изменяться в зависимости от эмоционального состояния человека. Всем известно, что положительные эмоции дают иллюзию быстрого течения времени и, наоборот, отрицательные эмоции время как бы растягивают.

Необратимость является характерной чертой времени. Человек имеет возможность вернуться в то место пространства, из которого ушел, но, вернуться в то время, которое прошло, уже невозможно. Установление однозначной, необратимой последовательности событий во времени предполагает раскрытие причинной зависимости между ними, на основании которых опосредованно решается вопрос об объективной их последовательности.

У детей временные восприятия формируются довольно поздно.

Все точки пространства равноправны, но у времени должна быть одна привилегированная точка. Этой естественной отправной точкой во времени является настоящее. Оно разделяет время на прошлое и будущее и дано как нечто наличное. Именно от него человек направляет свой взор в прошлое и будущее. Тем не менее, в череде опосредованных событий и настоящее имеет свое положение, т.е. имеет точку, от которой ведется исчисление времени. Для конкретного человека этой точкой является дата его рождения, а для человечества – общепринятая точка рождения Иисуса Христа.

В восприятии времени выделяются два аспекта:

  1. Субъективный. Этот аспект связан с личной оценкой человека тех событий, которые происходят в течение временного периода, с их наполненностью и эмоциональной окрашенностью. Этот аспект отражает непосредственное ощущение времени человеком;
  2. Объективно-условный. Аспект связан с объективным течением событий и интервалов времени. С помощью опорных инструментов он помогает человеку ориентироваться во времени.

На сегодняшний день из всех единиц измерения самой популярной является час времени. Такие единицы времени, как час и минута употребляются значительно чаще, чем килограмм или градус, поэтому, совсем не случайно то, что провалились все попытки сделать время метрическим.

Существовать вне времени никто и ничто не может, поэтому оно касается всех и каждого.

Восприятие движения

Благодаря очень сложному механизму, природа которого еще не вполне выяснена, осуществляется восприятие движения.

Под восприятием движения понимается отражение изменения положения объектов, находящихся в пространстве. В восприятии движения основную роль играют зрительный анализатор и кинестезический, а скорость, ускорение, направление, являются параметрами движения объекта. Информацию о перемещении объекта в пространстве человек может получить непосредственно, сам воспринимая акт перемещения, а также на основе умозаключения о движении объекта, находящегося некоторое время в другом месте.

Движение предмета в пространстве человек воспринимает вследствие того, что движущийся предмет выходит из области наилучшего видения и заставляет передвигать глаза, чтобы вновь зафиксировать на нем взгляд. В результате происходит два явления:

  1. Смещение объекта относительно положения тела человека, указывает на его передвижение в пространстве;
  2. Движение глаз, следящих за предметом, фиксируется мозгом. Это положение очень важно, но, механизм обработки информации о движении глаз сложен и противоречив.

Если человеку зафиксировать глаза и голову, будет ли он в состоянии воспринимать движение предметов? Э. Мах провел специальный эксперимент, в котором глаза испытуемых фиксировались так, что не позволяли их поворачивать. И, тем не менее, у испытуемых каждый раз возникало ощущение движения предметов, при попытке повернуть глаза. Таким образом, получается, что мозг фиксирует не движение глаз, а попытку двигать глазами, т.е. для восприятия движения важен не сигнал о перемещении глаз, а копия команды на их перемещение.

Косвенные признаки в восприятии движения играют большую роль, они создают опосредованное впечатление движения. Механизм их использования заключается в том, что при их обнаружении осуществляется интеллектуальная обработка и выносится суждение о движении предмета. Даже тогда, когда движения на самом деле нет, может возникнуть впечатление движения.

По мнению К. Дункера, движущимся будет восприниматься тот объект, который будет локализоваться на другом объекте – двигается фигура, а не фон, на котором эта фигура воспринимается. Из двух предметов, как показал Э. Оппенгеймер, движущимся кажется меньший и тот, который в течение опыта претерпевает наибольшие количественные или качественные изменения.

Движения различают действительные и кажущиеся. Как правило, кажущееся движение окружающих предметов ощущает утомленный человек.

Восприятие движения возможно также с помощью слухового анализатора. С приближением источника звука, слышимая его громкость усиливается и ослабевает при его удалении.

Восприятие движения

Восприятие движения – это отражение изменения положения объекта в пространстве и во времени, т.е. его направленности и скорости. Оно является результатом одновременного отражения и объекта, и события. В настоящее время в психологии наибольшим признанием пользуются две гипотезы, объясняющие механизм восприятия движения:

1. Восприятие движения обусловлено перемещением образов предметов на сетчатке глаза. Эта гипотеза лучше объясняет так называемое «реальное (физическое) движение», механизм которого основан на стробоскопическом эффекте. Отображение предмета возникает на сетчатке как перцептивном поле статичного глаза. Затем по сетчатке перемещаются образы движущихся предметов в соответствии с эффектом мультипликации.

Однако указанная выше гипотеза не в состоянии объяснить, например, фи-феномен, т.е. эффект псевдодвижения М.Вертгеймера. Попеременные вспышки лампочек семафора воспринимаются нами как движущиеся огни. В данном случае подвижен глаз человека, а реальный предмет, напротив, статичен. Нельзя также отличить реально движущийся объект от реально неподвижного объекта (иллюзия перемещения луны на фоне подвижных облаков).

2. Восприятие движения является результатом движения глаз. Так, в эксперименте американского психолога Л.Мэтина испытуемым закапывали в глаза химическое вещество, вызывающее временный паралич глазных мышц. В результате подвижные объекты воспринимал статичный глаз, а у испытуемых возникал эффект «прыгающего мира».

Исходя из этой гипотезы трудно объяснить спровоцированное (вызванное) движение, когда движущийся предмет вызывает движение другого – неподвижного – предмета. Например, иллюстрация теории относительности: движущийся поезд за окном и вы внутри неподвижного вагона.

Можно также привести результаты исследования автокинетического (саморегулируемого) движения. Неподвижная светящаяся точка в темной комнате через некоторое время воспринимается испытуемыми как подвижная. Кажется, что она движется и, если сопровождать ее перемещение, указывая на нее пальцем, а затем неожиданно включить свет, субъективное смещение может составлять до 30°. При этом «наивный» испытуемый искренне верит, что светящаяся точка подвижна, тогда как информированный верит в неподвижность точки с большим трудом.

Видимо, особенности нашего восприятия в данном случае можно объяснить на основании закона «фигуры и фона». Движение возникает, если объект воспринимается как фигура относительно фона, создаваемого другим объектом. Поэтому имеет значение отражение расстояния между предметами (т.е. движение глаз) и его перемещение по сетчатке глаза (исчезновение автокинетического эффекта, когда мы фиксируем образ объекта на сетчатке).

Восприятие времени человеком: загадки искажения

Рубрики : Нейронаука, Последние статьи

Ученый-когнитивист Джим Дэвис объясняет, от чего зависит восприятие времени человеком и как места, в которых мы находимся, и вещи, которые мы делаем, искажают наше представление о нем.

Наши особенности восприятия времени могут привести к некоторым странным последствиям. Например, представьте, что ваш коллега говорит: «Следующее субботнее заседание было перенесено на два дня вперёд». Когда будет проходить встреча? Ответ можно предсказать, исходя из ваших отношений со временем. Если вы воспринимаете время, как текущее по направлению к вам, вы, скорее всего, скажете, что встреча будет проходить в четверг. Но если вы воспринимаете себя как человека, пробирающегося сквозь время, то вы, очевидно, ответите, что встреча перенесена на понедельник.

Это еще не все: то, как вы относитесь ко времени, зависит от того, что вы делаете в данный момент. Если вы стоите в конце очереди или находитесь в середине поездки на поезде, вы, скорее всего, используя метафору времени, скажете — понедельник; но если вы подходите к началу очереди или уже сходите с поезда, вероятнее всего, вы сравните это с событие с пятницей (1). У этого явления есть простое объяснение: если человек чего-то ждет, время течет по направлению к нему; если же нет, то время – это нечто, к чему он движется.

Другой способ влияния пространства на наши мысли о времени проявляется тогда, когда мы путешествуем по незнакомой территории. Вы никогда не задумывались, почему, когда вы путешествуете, во время обратной поездки кажется, что расстояние короче и дорога занимает меньше времени? Как отмечает Клодия Хэммонд в потрясающей книге «Искажённое время: особенности восприятия времени» (Time Warped: Unlocking the Mysteries of Time Perception), это происходит потому, что мы не знаем конкретной длины нашей дороги и оцениваем дистанцию, исходя из других сигналов — например, сколько новых воспоминаний мы получили. Когда мы отправляемся в какое-то новое место, поездка кажется дольше, чем на обратном пути, потому что мы видим кучу новых вещей. На обратном же пути мы просто распознаём ориентиры и не занимаемся кодированием новых воспоминаний, поэтому наш мозг оценивает, что время и пространство – короче (подробнее об этом читайте в нашей статье про время и его связь с нашими эмоциями). Это происходит во время автомобильных поездок – точно так же, как на небольших пространствах, таких как аэропорты и парки развлечений.

Еще один пример влияния пространства на время связан с тем, как мы привязываем его (время) к нашему телу. Как носители западной культуры мы привыкли думать, что прошлое находится позади, будущее — впереди. Это отражается даже в том, как мы говорим («Оглядываясь на свою жизнь …»; «Впереди у меня несколько дедлайнов… «). Это также отражается в наших жестах — когда, например, мы помещаем руку перед собой, говоря о предстоящей дате. Однако в некоторых других культурах принято думать о прошлом, как о чем-то, что находится впереди. Например, носители языка Аймара из Анд (2) делают жест вперед, когда речь идет о прошлом. Но больше всего поражает тот факт, что все, независимо от того, к какой культуре они принадлежат, думают о будущем как о «где-то»: люди говорят о времени и жестикулируют (3) в разговоре о нём, как если бы оно находилось в пространстве.

Расположение вещей в пространстве также может повлиять на восприятие времени человеком. Если вы покажете людям лучи света, которые зажигаются по одному, они оценят, что время между каждой вспышкой дольше, если пространство между лучами больше. В науке этот феномен известен под названием «эффект каппа» («kappa effect», 4).

Наши пространственные метафоры времени также влияют на наше восприятие. В 2010 году Дэниел Казазанто, психолог из Университета Чикаго, запустили эксперимент, который показал, как «можно манипулировать с помощью образов на экране компьютера» оценкой длительности чего-либо носителями английского и испанского языков. Он опирался на тот факт, что носители английского языка говорят «долгое время» («a long time»), в то время как испанцы говорят «много времени» («a lot of time»). То есть англоговорящие люди склонны думать о времени, как о пространственной длине, в то время как носители испанского говорят о времени, как об объеме. Казазанто предположил, что эти языковые различия не были исключительно внешними. Чтобы проверить, можно ли влиять на оценку продолжительности, он показывал своим респондентам либо линии, расположенные по всему экрану, либо заполненные контейнеры. В результате Казазанто обнаружил (5), что наблюдение за длинными линиями повлияло на ответы англоговорящих респондентов сильнее, чем наблюдение за заполненным контейнером – носители английского решили, что более длинная линия потребовала больше времени на своё оформление. Заполненный контейнер имел схожее влияние на испаноговорящих.

Эйнштейн показал, что пространство и время не являются принципиально различными аспектами природы. Так стоит ли удивляться тому, что оба этих явления взаимосвязаны в нашем сознании?


Читайте также 
— «Куда уходят годы?»: психолог объясняет, почему с возрастом время «ускоряется»
— Почему мы прокрастинируем: взгляд из будущего
— Когда начинается будущее: проблема идентичности и мотивации

Ссылки на исследования

1. Skye Ochsner Margolies, L. Elizabeth Crawford «Event valence and spatial metaphors of time». Cognition and Emotion: Vol. 22, Issue 7, 2008.

2. Rafael E. Núñez, Eve Sweetser «With the Future Behind Them: Convergent Evidence From Aymara Language and Gesture in the Crosslinguistic Comparison of Spatial Construals of Time». Cognitive Science 30 (2006) 1–49. Режим доступа: http://www.ppls.ed.ac.uk/ppig/documents/NSaymaraproofs.pdf.

3. Rafael E. Núñez, Kensy Cooperrider. «Doing time: Speech, gesture, and the conceptualization of time». Режим доступа: http://www.cogsci.ucsd.edu/~nunez/web/19-3.PDF.

4. Daniel Casasanto, Lera Boroditsky «Time in the mind: Using space to think about time». Cognition: Vol. 106, Issue 2, February 2008, pp. 579–593.

5. Daniel Casasanto «Space for thinking». Language, cognition and space: State of the art and new directions, 453-478 (2009). Режим доступа: https://www.researchgate.net/publication/41625607_Space_for_thinking

По материалам: «How Where You Are or What You’re Doing Alters Your Sense of Time», Nautil.us.
Обложка: Carlos Andrés Reyes.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

границ | Подход соматических движений к развитию эмоциональной устойчивости посредством анализа движений Лавана

Введение: механизмы воздействия соматического движения на эмоции

Идея о том, что определенные позы и движения связаны с определенными эмоциями, не нова: концепция выражения эмоций с помощью языка тела возникла еще у Аристотеля (Lee, 2008). Хотя широко распространено мнение, что эмоции выражаются в движении и позе, данные свидетельствуют о том, что связь между движением и эмоцией является двунаправленной: мы можем влиять на эмоциональное состояние, изменяя позу и движение.Эта концепция восходит к идеям Дарвина (Darwin, 1882) и теории Джеймса-Лэнга (James, 1884), которые постулируют, что телесные реакции на стимулы необходимы для эмоционального переживания, и поэтому чувства не являются причинами активации вегетативной системы и эмоционального поведения. , а скорее являются их следствием.

Последующие теоретики в области эмоций последовали этой идее, предположив, что сенсорная обратная связь от движений лица и позы в значительной степени способствует эмоциональному переживанию (Tomkins, 1962; Laird, 1974; Izard, 1993).В последние годы эта теория была переформулирована в нейрофизиологических терминах Антонио Дамасио, который утверждал, что эмоции вызываются интероцептивной и проприоцептивной обратной связью от тела, а наши сознательные чувства являются результатом нашего восприятия этой соматической информации (Damasio et al., 2000; Дамасио и Карвалью, 2013). Раскрытие нейронных основ интероцепции (Craig, 2002; Critchley, 2005) и идентификация передней островной коры как области мозга, в которой представление внутренних состояний тела становится доступным для сознательного осознания (Craig, 2009; Harrison et al., 2010), предоставляют правдоподобные нейросхемы в поддержку этой гипотезы (Critchley and Harrison, 2013). Доказательства того, что влияние мимики на аффективное состояние достигается через проприоцепцию, получены из исследований мимикрии и ботулинического токсина: мимикрия, которая включает сокращение лицевых мышц, более сильно активирует области эмоциональной обработки мозга по сравнению с простым наблюдением за выражением лица (Carr et al. , 2003), и имитация эмоциональных, но не глотательных (жевание, облизывание) выражений лица активировала области эмоциональной обработки мозга, где величина движений лица предсказывала реакции в пределах правой островковой доли (Lee et al., 2006). Сниженная активация мышц во время эмоциональной мимики после лечения ботулиническим токсином и соответствующее снижение проприоцептивной обратной связи, ослабление нейронной активации в миндалине (Hennenlotter et al., 2009) и ослабление эмоционального опыта (Davis et al., 2010). Хотя данные фМРТ невозможно собрать во время эмоционально выразительных движений всего тела, было показано, что наблюдение за такими движениями активирует области эмоциональной обработки (de Gelder et al., 2004; Pichon et al., 2008) и изменить аффективное состояние (Shafir et al., 2013). Основываясь на воплощенной теории моделирования (Niedenthal et al., 2010; Gallese and Sinigaglia, 2011), активация мозга, связанная с движением, во время моторного исполнения аналогична таковой во время моторного наблюдения за теми же движениями. Таким образом, активация мозга во время моторного наблюдения может означать, что происходит во время моторного исполнения. Наблюдение за двигателем создает нейронную активность в двигательной системе наблюдателя, которая, вероятно, связана с моделированием наблюдаемого движения (Borgomaneri et al., 2012), а активация сенсорной коры во время наблюдения за движением (Gazzola and Keysers, 2009) указывает на то, что это моделирование, вероятно, также включает в себя моделирование ожидаемой проприоцептивной обратной связи от моделируемого движения (Valchev et al., 2016), которая, вероятно, вызывает связанные с ним чувства. с этими эмоциональными движениями (Bastiaansen et al., 2009). Люди склонны воспринимать определенные движения как выражение определенных эмоций (Dael et al., 2012; Kleinsmith and Bianchi-Berthouze, 2013), что предполагает наличие ассоциаций в нашем мозгу между определенными движениями и конкретными эмоциями.Таким образом, подобно тому, что происходит при наблюдении за телесными эмоциональными выражениями, проприоцепция эмоциональных движений во время выполнения таких выражений, вероятно, активирует области эмоциональной обработки, чтобы усилить связанные чувства.

Теория

Дамасио предполагает, что, сознательно выбирая моторное поведение, мы можем влиять на наши чувства. Это было заявлено Riskind еще в 1984 г. (Riskind, 1984) и продемонстрировано последующими исследованиями (для обзора см. Shafir, 2015). Хотя в этих исследованиях использовались определенные движения по сценарию, чтобы продемонстрировать влияние движения на эмоции, в жизни люди используют множество движений для выражения своих эмоций.Соответственно, Shafir et al. (2016) исследовали сложные импровизированные движения без сценария, используя Анализ Движений Лабана (LMA) (комплексный метод описания и документирования человеческих движений) и выявили уникальные наборы компонентов движения Лавана, которые могут вызывать чувства счастья, печали, страха и т. Д. или гнев. Эти данные согласуются с моторными компонентами сценариев движений и поз, изученными Duclos et al. (1989), Flack et al. (1999), Duclos и Laird (2001), Koch et al. (2007), Шафир и др.(2013) и другие исследования. Хотя ассоциации между эмоциями и конкретными двигательными компонентами в прошлом в основном использовались для диагностики или распознавания эмоций, мы первые, насколько нам известно, предложили конкретные методы использования этих ассоциаций для регулирования эмоций.

Потенциал соматических методов, основанных на движении, для развития эмоциональной устойчивости

Танцевально-двигательная (психо) терапия (ДМТ) долгое время полагалась на движение как для облегчения эмоционального выражения, так и для изменения эмоционального состояния.Движущиеся реакции, вызванные ДМТ, могут помочь людям более эффективно справляться со своим внешним миром (Smallwood, 1978) и положительно влияют на настроение и благополучие (Koch et al., 2014). Один общепринятый метод ДМТ, разработанный Бланш Эван, стимулирует эмоциональную трансформацию и психологический рост, обучая новым качествам движения для расширения словарного запаса движений, а также исследуя посредством импровизации движений лично значимые образы, идеи, утверждения или новые реакции на сложные ситуации, чтобы влияют на эмоциональное состояние и повышают сопротивляемость (Bernstein, 1995).Вмешательства Эвана основаны на ее психофизической концепции, согласно которой (1) все переживания происходят одновременно на психологическом и физическом (телесном) уровнях; и (2) тело воздействует на психику так же, как психика воздействует на тело. Эта психофизическая концепция согласуется с теориями Дамасио. Цель, лежащая в основе предложений движения с ДМТ, — облегчить движение новыми способами, которые не используются регулярно, чтобы поддержать эмоциональный сдвиг.

Если обратная связь от движения влияет на эмоциональное состояние, то уменьшение частоты моторных компонентов Лабана, которые, как показано, усиливают нежелательное эмоциональное состояние, также может усилить эмоциональную устойчивость.Установленные техники соматических движений для осознания мгновенных движений, такие как методы Фельденкрайза и Александера, расширяют возможности самостоятельной модификации повседневных движений и, таким образом, могут использоваться для воздействия на эмоциональное состояние, например, путем обучения избегать сутулой позы. Александр Техника. Повышение осознания телом своей повседневной позы и движений за счет увеличения проприоцептивного осознания достигается также с помощью йоги (Schmalzl et al., 2015). Повышенная проприоцептивная осведомленность может также помочь увеличить ежедневное использование желаемых компонентов: было продемонстрировано, что техника Александра облегчает легкость (Cohen et al., 2015), которые могут усилить чувство счастья (Shafir et al., 2016).

Анализ движения Лабана (LMA)

LMA классифицирует компоненты движения по четырем основным категориям: тело, усилие, пространство и форма (таблица 2). Компоненты из этих категорий меняются во время движения в реальном времени, что делает LMA особенно полезным для наблюдения и обозначения нюансов движения и фраз в повседневных ситуациях и в терапии (полное описание LMA см. В Fernandes, 2015). Его описательный язык определяет качественные и количественные аспекты движения с помощью таких слов, как легкий, сильный, внезапный, вперед, тонуть или отступление.Людям его относительно легко понять, и он знаком большинству терапевтов по танцевальным движениям (Dayanim et al., 2006; White, 2009). LMA использовался для описания движений, связанных с различными темами, от личности и эмоционального состояния (Levy and Duke, 2003; Koch, 2007) до коммуникативных жестов (Zhao, 2001) и поведения крыс (Foroud and Pellis, 2003), а также некоторых из них. его компоненты были успешно измерены с помощью одного акселерометра (Kikhia et al., 2014) и идентифицированы камерой Kinect (Bernstein et al., 2015).

В Shafir et al. (2016) участники импровизировали, перемещая различные комбинации компонентов LMA, и оценивали, какие эмоции они испытывали во время движения. Логистический регрессионный анализ этих рейтингов дал наборы компонентов движения Лабана, которые вызывали чувство гнева, страха, печали или счастья: гнев вызывался сильными, внезапными, наступательными или прямыми движениями. Страх вызывается отступлением, сжатием, заключением, связыванием или движением назад. Печаль вызывалась пассивным весом, прижатием рук к верхней части тела (груди, плечам или лицу), опусканием или опусканием головы.Счастье вызывалось прыжками, подъемами, раскладыванием и свободными, легкими, восходящими или ритмичными движениями. (примеры видео в дополнительных материалах, дополнительных видео 1–8). В этой статье мы теоретизируем, как эти результаты могут быть использованы для влияния на аффективное состояние посредством движения.

Как теории LMA могут направлять использование компонентов движения для воздействия на эмоции

В качестве расширенного подхода к психотерапии мы предлагаем, чтобы понимание компонентов движения, связанных с каждой эмоцией, их перемещение и испытание их эффектов во время терапии движением, а затем сознательная интеграция этих компонентов в повседневную жизнь, может расширить словарный запас моторики, открыть новые возможности действия и, следовательно, эмоциональный спектр.Точно так же, когда желательно и уместно, способность уменьшать преобладание определенных компонентов может предоставить инструмент для саморегуляции через ослабление заранее заданных реакций и связанных с ними чувств. Для того чтобы этот процесс изменений развивался плавно, мы предлагаем три теории LMA, поддерживающие постепенный процесс трансформации:

A) Развитие компонентов механизма предлагает порядок введения новых элементов для расширения диапазона движения.

B) Теория Лабана сродства усилия, пространства и формы может способствовать моторному обучению новым компонентам.

C) Теория Лабана о прогрессивном сдвиге между компонентами движения может структурировать изменение движения так, чтобы оно было более органичным и менее резким.

Обученный физиотерапевт может использовать эти теории для изучения движений клиента и вербальных сигналов для готовности изменить компоненты движения, наблюдать тонкое выражение эмоций, делиться этими наблюдениями с клиентом и предлагать, как использовать движения для повышения устойчивости в повседневной жизни ( примеры см. Цачор, 2013).

Развитие тела, усилий, пространства и формы

Прогресс в развитии приобретения и освоения компонентов движения LMA изложен в опубликованных работах Эдди (Eddy, 1991, 2012, 2016), Amighi et al. (1999), Hackney (Hackney and Weeks, 2002), Tortora (2006) и Tsachor (2013), показанные в таблице 1. Эта точка зрения предполагает, что компоненты, освоенные на каждой стадии развития, лежат в основе моторных навыков следующей стадии. Соответственно, введение движений с ранних стадий обеспечивает поддержку, необходимую для развития мастерства движений, которые развиваются на более поздних стадиях.Таблица, впервые опубликованная Цачором (2013), здесь пересмотрена, чтобы очертить порядок развития появления тех компонентов, которые связаны с основными эмоциями. Используется вместе с данными Shafir et al. (2016), диаграмма может указать порядок, в котором следует развивать двигательные навыки, поддерживающие устойчивые эмоциональные реакции.

www.frontiersin.org

Таблица 1 . Развитие обретения Тела, Усилия, Пространства и Формы с выделением компонентов LMA, связанных с каждой эмоцией.

Используя развивающий подход, человек может двигаться в основном с компонентами формы с одной стадии (например, направленное движение, впервые освоенное в 6–12 месяцев), но редко перемещать компоненты с более поздней стадии (например, распространение, продвижение или отступление, впервые освоен в 18–36 месяцев). Понимая, что, когда мы не продвигаемся дальше одного этапа, это может быть связано с тем, что движение из предыдущего этапа не было освоено, мы можем сначала усилить навыки из предыдущего этапа, такие как Shape Flow (сначала освоен в 0–3 месяца) , например, легко расширяясь и сжимаясь вместе с ритмами дыхания.Это может затем облегчить нашу способность изменять форму в ядре, в конечном итоге позволяя распространяться и подниматься (компоненты, которые, как было установлено, связаны со счастьем) или отступать и заключать (которые были связаны со страхом), — все это достигается сначала в 18–36 месяцев. Непредвиденное наименование прогрессии развивающих движений может стимулировать изучение новых вариантов движений, облегчая выбор в ответ на свои собственные конкретные проблемы.

Обучение сродству усилий, пространства и формы

LMA определяет четыре основные категории движения: тело, усилие, пространство и форма.Было показано, что обучение усилию, пространству и форме эффективно для изменения паттернов застрявших движений (Bales, 2006; de Souza, 2016). Теория «Космической Гармонии» Лабана утверждает, что движение в определенных направлениях в Пространстве естественным образом связано с определенными Усилиями (компоненты динамики движения, такие как легкий, сильный, внезапный, устойчивый) и компонентами формы (изменения конфигурации тела, такие как опускание, подъем , распространение, отступление). Например, движение вверх (в пространстве) часто удлиняет туловище, что заставляет человека подниматься (компонент формы) и поддерживает легкость (компонент усилия), в то время как наклонение вниз (в пространстве) может укорачивать туловище с опусканием (компонент формы. ) и увеличивает силу (компонент усилия).Каждая строка в таблице 2 показывает набор аффинностей. Эти сходства, установленные в результате наблюдения за тем, «как тело и его конечности способны выполнять определенные динамические нюансы при движении к определенным областям пространства лучше, чем к другим» (Лабан и Ульманн, 1966, стр.30), связывают конкретное намерение в Космосе с конкретным Компоненты усилия и формы. Перемещение в направлении пространства, связанное с желаемым компонентом усилия или формы, может облегчить обучение (Dell et al., 1977; Fernandes, 2015). Используя предыдущий пример: движение вверх может облегчить обучение вставанию и легкому передвижению (первая строка в таблице 2).Поскольку большинство компонентов, связанных с эмоциями, обнаружено Shafir et al. (2016) являются компонентами Усилия и Формы, мы можем облегчить изменение Усилия и Формы, используя схожие направления в Пространстве, которые легче перемещать, тем самым потенциально влияя на эмоции.

www.frontiersin.org

Таблица 2 . Компоненты LMA, сродства пространства, формы и усилия, представлены в строках.

Люди с любой способностью к перемещению могут расширить диапазон перемещений с помощью связанных компонентов: последовательности, такой как вверх (связанный с подъемом и светом), вниз (связанный с опусканием и силой) и т. Д.может выполняться с любой частью тела и при любом размере досягаемости, поэтому люди могут начать практиковать новые компоненты с навыками, уже входящими в их репертуар.

Теория Лабана о сдвиге между компонентами движения

Чтобы почувствовать, что перемещение нового компонента достоверно связано с нашими эмоциями, переход к новому репертуару движений может быть поддержан продолжением некоторых текущих, знакомых компонентов. Во время движения теории «космической гармонии» Лабана организуют способ, которым происходят изменения между компонентами, и, следовательно, могут служить шаблоном для постепенной структурирования изменений движения (Bartenieff, 1972), так что изменения выражения и эмоции не будут ощущаться слишком сильно. крут.При изменении компонентов движения один общий паттерн пространственной гармонии состоит в том, чтобы (1) сохранить один компонент из предыдущего движения, чтобы стабилизировать опыт, (2) отпустить другой компонент, затем (3) добавить новый (отсутствующий) компонент. Это позволяет новому движению иметь преемственность со знакомым предыдущим движением, поскольку оно разветвляется на новое выражение (Laban and Ullmann, 1966; Dell et al., 1977; Longstaff, 2000).

Shafir et al. (2016) обнаружили, что 2–4 компонента достаточно, чтобы вызвать переживание каждой эмоции.Каждый компонент предсказал только одну эмоцию. Следовательно, когда компонент не присутствует , стимулы, вызывающие эту эмоцию, уменьшаются, облегчая эмоциональный сдвиг. Таким образом, принципы Космической Гармонии могут поддерживать процесс изменений. Например, в нашем двигательном поведении могут доминировать качества, которые Shafir et al. (2016) связаны со страхом: отступление, уплотнение, включение, связывание, назад. Признавая, что движение часто выражает поведение, которое было адаптивным, и когда мы считаем, что эти движения являются повсеместными, более не адаптивными или более частыми, чем полезными, мы можем предложить структурированный метод для постепенного уменьшения преобладания некоторых компонентов, усиливающих страх.

Основываясь на структуре Space Harmony, постепенное изменение движения будет осуществляться через несколько небольших сдвигов, таких как:

Shift 1: Сохраняйте отступление и движение назад, постепенно освобождая привязку , а добавляя ритмичность (приятная характеристика), например, раскачивание.

Shift 2: Сохранить ритмичность и назад, отпустить уплотнения и включения, а добавить немного расширения.

Shift 3: Сохраняйте растягивание и ритмичность, в конечном итоге освобождая направление назад, двигаясь в сторону, ритмично.

В этом примере движущийся получает поддержку через постепенное изменение и может реагировать на эмоции и импульсы движения, поэтому изменения происходят, когда движущийся действительно готов. Это изменение может происходить за один сеанс или постепенно с течением времени. В терапии индивидуальный опыт и мнение клинициста о времени и готовности к каждому изменению имеют решающее значение для поддержки самоэффективности, поэтому каждый человек учится использовать движение для саморегулирования эмоций в тандеме с психологической проницательностью в терапии.

Сводка

Методы, описанные здесь для выхода за пределы привычных компонентов движения к более полному диапазону, могут дать людям возможность выйти из тисков непримиримых эмоций в менее эмоционально нагруженные состояния или повысить способность и доступ к другим эмоциям. Их можно применять во время индивидуальной терапии, группового ДМТ при выборе движений, чтобы предложить или отразить их в группе, или стать самоэффективным побочным продуктом йоги, техники Александра, тайцзи или других практик осознанного движения.Более того, описанные выше методы могут поддерживать устойчивость через настройку на собственные эмоции. Изучая компоненты, связанные с эмоциями, и отслеживая их переживание в теле, мы можем лучше осознавать сигналы, посылаемые «нашим телом» об эмоциях. Например, научиться замечать легкое уплотнение или связывание в ответ на ситуацию может предшествовать сознательному восприятию «страха» и способствовать распознаванию тонких эмоциональных сдвигов. Такое воплощенное эмоциональное осознание может привести к сознательной эмоциональной устойчивости.

Изменения в компонентах движения могут быть выполнены посредством сознательных ответных движений, начиная от полноценного движения (например, во время танца или йоги) до ненавязчивых качественных изменений во время повседневной активности, например, осветления, как в методе Александра (Cohen et al., 2015) , Поведенческие изменения и моторное обучение требуют времени для интеграции и ассимиляции, и время, необходимое для подхода соматических движений для достижения эмоциональной устойчивости посредством изменений в повседневном моторном поведении, требует исследования.Также необходимы дальнейшие исследования для определения эффективности этого подхода при конкретных расстройствах. Наконец, необходимы дальнейшие исследования для понимания и определения роли терапевтов и учителей в этих процессах, так как профессиональные знания необходимы, чтобы знать, когда уместно вводить новые двигательные компоненты, особенно для людей, которые могут находиться в уязвимом / трудном положении. эмоциональное состояние. Мы предостерегаем от упрощения или использования подразумеваемых результатов теми, кто не имеет значительной двигательной подготовки.

Заключение

Движение — это способ, которым мы, люди, приспосабливаемся к нашим меняющимся обстоятельствам. Мы постоянно переконфигурируем нашу форму и усилие, чтобы реагировать на внутренние и внешние раздражители (Bartenieff and Lewis, 1980). Тот факт, что большая часть нашего движения является добровольным, обеспечивает врожденный механизм саморегуляции, который можно развивать и укреплять. По мере того, как мы расширяем возможности выбора движений нашего собственного тела, мы получаем возможность реагировать на наш мир, используя движение как стратегию выживания, адаптирующуюся к нашим потребностям.Со временем развитие нашей способности делать тонкий выбор движений может наделить нас воплощенными навыками эмоциональной устойчивости.

Авторские взносы

Все авторы внесли равный, существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Мы с благодарностью выражаем благодарность Фонду Research Open Access Publishing (ROAAP) Университета Иллинойса в Чикаго за финансовую поддержку оплаты публикации этой статьи в открытом доступе.

Заявление о конфликте интересов

RT преподает в программах, связанных с Институтом изучения движений им. Лабана / Бартениева. У нее нет коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/article/10.3389/fnhum.2017.00410/full#supplementary-material

Эти видеоклипы демонстрируют комбинации компонентов движения Лабана, четко выполняемые всем телом. В жизни эти компоненты могут проявляться как тонкие движения, возможно, восприниматься как небольшие изменения позы или жестов.

Добавлены видео:

Дополнительное видео 1 . Движение состоит из компонентов гнева Sudden Advance Direct.

Дополнительное видео 2 .Движение, состоящее из компонентов страха Condense Enclose Bind Twist Back.

Дополнительное видео 3 . Движение состоит из компонентов печали, пассивного веса и опускания.

Дополнительное видео 4 . Движение, состоящее из компонентов печали Раковина и опускание головы.

Дополнительное видео 5 . Движение, состоящее из компонентов страха Retreat Condense Enclose Back.

Дополнительное видео 6 . Движение составлено из компонентов счастья Ритмичность Восходящего Света.

Дополнительное видео 7 . Движение состоит из компонентов счастья. Ритмический прыжок. Свободный свет.

Дополнительное видео 8 . Движение, состоящее из компонентов счастья, Ритмичное распространение Свободного Света.

Сокращения

DMT, танцевально-двигательная терапия; LMA, Анализ движения Лабана.

Список литературы

Амиги, Дж. К., Ломан, С., Льюис, П., и Соссин, К. М. (1999). Значение движения: развитие и клинические перспективы профиля движения Кестенберга .Амстердам: Гордон и Брич.

Google Scholar

Бейлс, М. (2006). Тело, усилия и пространство: структура для использования в обучении. J. Dance Educ. 6, 72–77. DOI: 10.1080 / 15290824.2006.10387318

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартениефф, И. (1972). «Гармония пространства Лабана в связи с анатомическими и нейрофизиологическими концепциями: ее потенциал как функциональная теория в обучении и переподготовке», в Четыре адаптации теории усилий в исследованиях и обучении , ред. I.Бартениефф, М. Дэвис и Ф. Полей (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Бюро нотной записи танцев), 43–59.

Бартениефф И. и Льюис Д. (1980). Движение тела: справляться с окружающей средой . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Gordon and Breach Science.

Google Scholar

Бернштейн Б. (1995). «Танцы за пределами травм: женщины, пережившие сексуальное насилие», в Танец и другие методы лечения с использованием экспрессивного искусства: когда слов недостаточно, , ред. Ф. Леви, Дж. Пайнс Фрид и Ф. Левенталь (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж) 41-58.

Google Scholar

Бернштейн, Р., Шафир, Т., Цачор, Р. П., Стадд, К., и Шустер, А. (2015). «Многозадачное обучение для анализа движения Лавана», Труды 2-го Международного семинара по движению и вычислениям, , (Нью-Йорк, Нью-Йорк: ACM), 37–44.

Google Scholar

Боргоманери, С., Газзола, В., и Авенанти, А. (2012). Моторное отображение подразумеваемых действий при восприятии эмоционального языка тела. Мозговая стимуляция. 5, 70–76.DOI: 10.1016 / j.brs.2012.03.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карр, Л., Якобони, М., Дубо, М., Мацциотта, Дж. К., и Ленци, Г. Л. (2003). Нейронные механизмы эмпатии у людей: реле от нейронных систем для имитации к лимбическим областям. Proc. Natl. Акад. Sci. США 100, 5497–5502. DOI: 10.1073 / pnas.0935845100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Р. Г., Гурфинкель, В. С., Квак, Э., Уорден, А.С., и Хорак, Ф. Б. (2015). Осветитесь: специальные инструкции по позе влияют на осевую жесткость и начало шага у пациентов с болезнью Паркинсона. Neurorehabil. Ремонт нейронов 29, 878–888. DOI: 10.1177 / 1545968315570323

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. Р., Грабовски, Т. Дж., Бечара, А., Дамасио, Х., Понто, Л., Парвизи, Дж. И др. (2000). Подкорковая и корковая активность мозга при ощущении самопроизвольных эмоций. Nat. Neurosci. 3, 1049–1056. DOI: 10.1038 / 79871

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1882). Выражение эмоций у человека и животных . Ньюберипорт, Массачусетс: Dover Publications.

Google Scholar

Даяним, С., Гудилл, С., и Льюис, К. (2006). Трогательная история: оценка усилий как средство оценки движений детей младшего возраста. Am. J. Dance Ther. 28, 87–106.DOI: 10.1007 / s10465-006-9016-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Гелдер, Б., Снайдер, Дж., Греве, Д., Джерард, Г., Хаджихани, Н., и Хелд, Р. М. (2004). Страх способствует бегству: механизм заражения страхом при восприятии эмоций, выражаемых всем телом. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101, 16701–16706. DOI: 10.1073 / pnas.0407042101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Делл, К., Ворон, А., и Бартениефф, И.(1977). Гармония космоса: основные термины . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса бюро танцевальной записи.

де Соуза, А. Л. (2016). «Анализ движений Лавана — поддержание человеческого движения для умножения возможностей и выбора», в Dance Notations and Robot Motion Springer Tracts in Advanced Robotics , Vol. 111, ред. Ж.-П. Лаумон и Н. Абэ (Cham: Springer International Publishing Switzerland), 283–297. DOI: 10.1007 / 978-3-319-25739-6_13

CrossRef Полный текст

Duclos, S.Э. и Лэрд Дж. Д. (2001). Сознательный контроль эмоциональных переживаний посредством контроля выражений. Cogn. Эмоция 15, 27–56. DOI: 10.1080 / 02699930126057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дюкло, С. Э., Лэрд, Дж. Д., Шнайдер, Э., Секстер, М., Стерн, Л., и Ван Лайтен, О. (1989). Влияние выражений лица и поз на эмоциональные переживания, специфичные для эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 100–108. DOI: 10.1037 / 0022-3514.57.1.100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдди, М.(1991). Прошлое начало. Новости движения 12–15.

Эдди, М. (2012). Продолжающееся развитие «Прошлого начала»: дальнейшее обсуждение нейромоторного развития: соматические связи между Основами Бартениева, Центром Тела и Разума ® и Динамическим воплощением. J. Laban Mov. Stud. 3, 54–79.

Эдди, М. (2016). Осознанное движение: эволюция соматических искусств и сознательного действия . Бристоль, Интеллект.

Фернандес, К.(2015). Подвижный исследователь: Анализ движения Лабана / Бартениева в исполнительском искусстве и творческой терапии . Филадельфия, Пенсильвания: Издательство Джессики Кингсли.

Google Scholar

Флэк, У. Ф., Лэрд, Дж. Д., и Кавалларо, Л. А. (1999). Раздельное и комбинированное воздействие мимики и поз тела на эмоциональные чувства. Eur. J. Soc. Psychol. 29, 203–217. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0992 (199903/05) 29: 2/3 <203 :: AID-EJSP924> 3.0.CO; 2-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фоуд А. и Пеллис С. М. (2003). Развитие «грубости» в игровой борьбе с крысами: перспектива анализа движения Лавана. Dev. Psychobiol. 42, 35–43. DOI: 10.1002 / dev.10088

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзола В. и Кейзерс К. (2009). Наблюдение и выполнение действий имеют общие моторные и соматосенсорные вокселы у всех испытуемых: анализ отдельных субъектов несглаженных данных фМРТ. Cereb. Cortex 19, 1239–1255. DOI: 10.1093 / cercor / bhn181

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хакни П. и Уикс М. К. (2002). Выполнение подключений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Харрисон, Н. А., Грей, М. А., Джанарос, П. Дж., И Кричли, Х. Д. (2010). Воплощение эмоциональных переживаний в мозгу. J. Neurosci. 30, 12878–12884. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1725-10.2010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хенненлоттер, А., Дрезель, К., Кастроп, Ф., Себальос Бауман, А. О., Вольшлегер, А. М., и Хаслингер, Б. (2009). Связь между лицевой обратной связью и нейронной активностью в центральных цепях эмоций — новые идеи от вызванной ботулотоксином денервации мускулов хмурого взгляда. Cereb. Cortex 19, 537–542. DOI: 10.1093 / cercor / bhn104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изард, К. Э. (1993). Четыре системы активации эмоций: когнитивные и некогнитивные процессы. Psychol. Ред. 100, 68–90. DOI: 10.1037 / 0033-295X.100.1.68

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кихиа, Б., Гомес, М., Хименес, Л. Л., Халльберг, Дж., Карвонен, Н., и Синнес, К. (2014). Анализ движений тела в рамках усилий лабана с помощью одного акселерометра. Датчики 14, 5725–5741. DOI: 10.3390 / s140305725

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйнсмит А. и Бьянки-Бертуз Н.(2013). Восприятие и распознавание аффективного выражения тела: обзор. IEEE 4, 15–33. DOI: 10.1109 / T-AFFC.2012.16

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кох, С. К. (2007). «Основные принципы анализа движений: шаги к валидации анализа движений KMP», в «Анализ движений: наследие Лабана, Бартениева, Лэмба и Кестенберга» , ред. С. Бендер и С. К. Кох (Берлин: Logos Verlag), 129.

Google Scholar

Кох, С.К., Морлингхаус К. и Фукс Т. (2007). Эффект танца радости от одного танцевального вмешательства на психиатрических пациентов с депрессией. Arts Psychother. 34, 340–349. DOI: 10.1016 / j.aip.2007.07.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кох, С., Кунц, Т., Лику, С., и Круз, Р. (2014). Влияние танцевально-двигательной терапии и танца на психологические результаты, связанные со здоровьем: метаанализ. Arts Psychother. 41, 46–64. DOI: 10.1016 / j.aip.2013.10.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лабан Р. и Ульманн Л. (1966). Хоревтика . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макдональд и Эванс

Лэрд, Дж. Д. (1974). Самоатрибуция эмоций: влияние выразительного поведения на качество эмоционального опыта. J. Pers. Soc. Psychol. 29, 475–486. DOI: 10,1037 / h0036125

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Д. Э. (2008). Биопсихосоциальная модель психологии и концептуализация характера Аристотеля: точки совпадения с современными моделями психологии, докторская диссертация , Адлерская школа профессиональной психологии, Чикаго, Иллинойс.

Google Scholar

Ли Т., Джозефс О., Долан Р. Дж. И Кричли Х. Д. (2006). Имитация выражений: нейронные субстраты, специфичные для эмоций, в мимикрии лица. Soc. Cogn. Affect. Neurosci. 1, 122–135. DOI: 10.1093 / сканирование / nsl012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви, Дж. А., и Дюк, М. П. (2003). Использование анализа движений Лабана в изучении личности, эмоционального состояния и стиля движения: исследовательское исследование достоверности «языка тела».» Индивиду. Различия Res. 1, 39–63.

Google Scholar

Ниденталь П. М., Мермиллод М., Маринджер М. и Хесс У. (2010). Имитационная модель улыбки (SIMS): воплощенная имитация и значение выражения лица. Behav. Brain Sci. 33, 417–433. DOI: 10.1017 / S0140525X10000865

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пишон, С., де Гельдер, Б., и Грез, Дж. (2008). Эмоциональная модуляция зрительных и моторных областей динамическими телесными выражениями гнева. Soc. Neurosci. 3, 199–212. DOI: 10.1080 / 17470910701394368

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рискинд, Дж. Х. (1984). Они опускаются, чтобы побеждать: направляющие и саморегулирующие функции физической позы после успеха и неудачи. J. Pers. Soc. Psychol. 47, 479–493. DOI: 10.1037 / 0022-3514.47.3.479

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмальцль, Л., Пауэрс, К., Хенье Блом, Э. (2015). Нейрофизиологические и нейрокогнитивные механизмы, лежащие в основе эффектов практик, основанных на йоге: к всеобъемлющей теоретической основе. Фронт. Hum. Neurosci. 9: 235. DOI: 10.3389 / fnhum.2015.00235

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шафир Т. (2015). «Стратегии, основанные на движении для регулирования эмоций», в справочнике по регулированию эмоций: процессы, когнитивные эффекты и социальные последствия , ред. М. Л. Брайант (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Nova Science), 231–249.

Google Scholar

Шафир, Т., Тейлор, С.Ф., Аткинсон, А.П., Лангенекер, С.A., и Zubieta, J. (2013). Регулирование эмоций посредством выполнения, наблюдения и изображения эмоциональных движений. Brain Cogn. 82, 219–227. DOI: 10.1016 / j.bandc.2013.03.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шафир Т., Цачор Р. П. и Велч К. Б. (2016). Регулирование эмоций посредством движения: уникальные наборы характеристик движения связаны с основными эмоциями и усиливают их. Фронт. Psychol. 6: 2030. DOI: 10,3389 / fpsyg.2015.02030

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томкинс, С. С. (1962). Аффект, Образ, Сознание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: положительные эффекты. Springer.

Google Scholar

Tortora, S. (2006). Танцевальный диалог: использование коммуникативной силы движения с маленькими детьми . Балтимор, Мэриленд: Paul H. Brookes Publishing Co., Inc.,

Google Scholar

Цачор Р. (2013). Соматическая двигательная терапия на основе Лабана / Бартениеффа: методика одного практикующего и индивидуальные тематические исследования. J. Laban Mov. Stud. 3, 20–53.

Валчев Н., Газзола В., Авенанти А. и Кейзерс К. (2016). Первичный соматосенсорный вклад в наблюдение за активностью мозга, сочетающий фМРТ и cTBS. Soc. Cogn. Affect. Neurosci. 11, 1205–1217. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уайт, Э. К. (2009). «Теории движения Лавана. Взгляд танцевального / двигательного терапевта »в Искусство и наука танца / двигательной терапии: Жизнь есть танец , ред.Чайклин и Х. Венгровер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge, Taylor and Francis Group), 235–254.

Чжао, Л. (2001). «Синтез и усвоение качественных параметров анализа движений Лабана для коммуникативных жестов», в Международной конференции диссертаций , Раздел B: Наука и инженерия, (Филадельфия, Пенсильвания), 62. Доступно в Интернете по адресу: http://repository.upenn.edu / cis_reports / 116

Google Scholar

,

Язык тела, осанка и близость

Наша страница о невербальном общении объясняет, что невербальное общение является жизненно важной частью понимания и общения.

По некоторым оценкам, речь составляет только 20–30% общения.

Остальная информация передается невербально, тоном голоса, мимикой, зрительным контактом, жестами, тем, как мы стоим, и так далее.

Существует множество различных типов невербального общения.Эта страница является одной из двух по этому вопросу и объясняет невербальное общение, связанное с телом, включая язык тела или движения тела, также известные как кинезика, поза и проксемика, или сообщение о том, насколько близко мы к кому-то находимся. остальное.


Язык тела или движения тела (кинезика)

Движения тела включают в себя жесты, позу, движения головы и рук или движения всего тела.

Движения тела могут использоваться, чтобы усилить или подчеркнуть то, что говорит человек, а также предоставить информацию об эмоциях и отношениях человека.Однако движения тела также могут противоречить сказанному.

Опытный наблюдатель может обнаружить такие несоответствия в поведении и использовать их как ключ к разгадке того, что кто-то действительно чувствует и думает.

Существует несколько различных категорий движений тела, к ним относятся:

Эмблемы

Жесты, которые выполняют ту же функцию, что и слово, называются эмблемами.

Например, сигналы, означающие «ОК», «Иди сюда!», Или движение руки, используемое при автостопе.Однако имейте в виду, что, хотя некоторые эмблемы признаны на международном уровне, другие, возможно, придется интерпретировать в их культурном контексте.

Подробнее об этом читайте на нашей странице Невербальное общение .

Иллюстраторы

Жесты, сопровождающие слова для иллюстрации вербального сообщения, известны как иллюстраторы.

Например, обычное круговое движение руки, которое сопровождает фразу «снова и снова» или кивок головой в определенном направлении, когда произносится «вон там».

Регуляторы

Жесты, используемые для обратной связи при разговоре, называются регуляторами.

Примеры «регуляторов» включают кивки головой, короткие звуки, такие как «ага», «мм-мм», и выражения интереса или скуки. Регулирующие органы позволяют другому человеку адаптировать свою речь, чтобы отразить уровень интереса или согласия. Без обратной связи многим людям трудно поддерживать беседу. Опять же, однако, они могут различаться в зависимости от культурного контекста.

Адаптеры

Адаптеры — это невербальное поведение, которое либо удовлетворяет некоторые физические потребности.

Адаптеры включают в себя такие действия, как царапание или поправку неудобных очков, или представляют психологическую потребность, например кусание ногтей в нервном состоянии.

Хотя адаптеры обычно находятся в подсознательном состоянии, они с большей вероятностью будут ограничены в общественных местах, чем в частном мире людей, где их вряд ли заметят. Адаптивное поведение часто сопровождает чувство тревоги или враждебности.


Осанка

Осанка может отражать эмоции, отношения и намерения.

Исследования выявили широкий спектр постуральных сигналов и их значений, например:

Открытая и закрытая поза

Были определены две формы позы, « открытая, » и «, закрытая, », которые могут отражать степень доверия, статуса или восприимчивости человека к другому человеку.

Кто-то, сидящий в закрытом положении, может скрестить руки, скрестить ноги или расположить его под небольшим углом к ​​человеку, с которым они взаимодействуют.В открытой позе вы можете ожидать, что кто-то смотрит прямо перед вами, расставив руки на подлокотниках стула. Открытая поза может использоваться для выражения открытости или интереса к кому-то и готовности слушать, тогда как закрытая поза может означать дискомфорт или незаинтересованность.

Зеркальное отображение

Обратите внимание на то, как влюбленные относятся друг к другу. Возможно, вы захотите понаблюдать за близкими отношениями лично или по телевизору. Вы увидите, что позы партнеров будут совпадать, как если бы один партнер был зеркальным отражением другого.Например, если один партнер кладет руку на спинку стула, это может быть воспроизведено в позиции другого человека. Если один партнер хмурится, это может отразиться на выражении лица другого партнера. Это «отражение» указывает на интерес и одобрение между людьми.


Близость и личное пространство (Proxemics)

Каждая культура имеет разные уровни физической близости, соответствующие различным типам отношений, и люди узнают эту дистанцию ​​от общества, в котором они выросли.

Исследование личного пространства называется проксемикой.

В современном многокультурном обществе важно учитывать диапазон невербальных кодов, выраженных в различных этнических группах. Когда кто-то нарушает расстояние «, соответствующее », люди могут чувствовать себя некомфортно или защищаться. Их действия вполне могут быть неверно истолкованы.

В западном обществе четыре расстояния были определены в соответствии с отношениями между вовлеченными людьми.

Четыре основные категории проксемики


  • Интимное расстояние (до 45 см)
  • Личное расстояние (от 45 см до 1,2 м)
  • Социальная дистанция (от 1,2 до 3,6 м)
  • Общественное расстояние (от 3,7 до 4,5 м)

Эти четыре расстояния связаны с четырьмя основными типами отношений — интимными, личными, социальными и публичными.

Каждое из расстояний делится на два, что дает ближнюю фазу и дальнюю фазу, всего восемь делений.Стоит отметить, что такие расстояния считаются нормой в западном обществе.

  • интимное расстояние:

    Интимное расстояние варьируется от близкого контакта (касания) до «дальней» фазы 15-45 см.

    В британском обществе это обычно рассматривается как неподходящая дистанция для публичного поведения, и вход в интимное пространство другого человека, с которым у вас нет близких отношений, может быть чрезвычайно тревожным.

  • Персональное расстояние:

    «Дальняя» фаза личной дистанции считается наиболее подходящей для людей, ведущих беседу.С такого расстояния легко увидеть выражение лица и движения глаз другого человека, а также его язык тела в целом. Рукопожатие может происходить в пределах личного расстояния.

  • Социальная дистанция:

    Это нормальное расстояние для безличного бизнеса, например, совместной работы в одной комнате или во время общественных мероприятий.

    Сиденья тоже важны; общение с большей вероятностью будет рассматриваться как формальные отношения, если взаимодействие осуществляется за столом.Кроме того, если расположение сидений таково, что один человек смотрит на другого сверху вниз, может возникнуть эффект доминирования. На социальной дистанции речь должна быть громче, а зрительный контакт остается важным для общения, в противном случае обратная связь будет уменьшена и взаимодействие может прекратиться.

  • Общедоступное расстояние:

    Учителя и ораторы обращаются к группам на расстоянии. На таких расстояниях для того, чтобы общение было эффективным, необходимо чрезмерное невербальное общение.Тонкие выражения лица теряются на таком расстоянии, поэтому вместо этого часто используются четкие жесты рук. Более крупные движения головы также типичны для опытных ораторов, которые осознают изменения в способе восприятия языка тела на больших расстояниях.

Мысль об общественном транспорте


Каждый, кто живет в оживленном городе, особенно в столице, знаком с переполненным общественным транспортом.

В Лондоне, например, метро часто бывает настолько переполнено в час пик, что совершенно незнакомые люди могут быть тесно прижаты друг к другу.

Одно интересное явление, связанное с поездками в Лондон в час пик, состоит в том, что почти никто не разговаривает и даже не признает существование кого-либо еще с зрительным контактом или другими невербальными сигналами, за исключением очень редких случаев, когда они просят их сесть подальше в карету.

Мы можем предположить, что это могло произойти потому, что признание незнакомцев в интимном пространстве очень неудобно, и поэтому большинство людей предпочитают игнорировать это.

Понимание этих расстояний позволяет нам подходить к другим безопасным и подходящим способом.Люди могут начать понимать, что другие думают о них, как они относятся к отношениям, и, если необходимо, соответствующим образом корректировать свое поведение.


Важные подсказки и сообщения

Язык тела, поза и расстояние предоставляют важную информацию для дополнения слов или вербального общения. Они являются важным дополнением к общему сообщению.

Полная картина также включает выражение лица, зрительный контакт и голос.


Introduction to Communication Skills - The Skills You Need Guide to Interpersonal Skills

Дополнительная литература по навыкам, которые вам нужны


Наши электронные книги о навыках общения

Узнайте больше о ключевых коммуникативных навыках, необходимых для более эффективного общения.

Наши электронные книги идеально подходят для всех, кто хочет узнать или развить свои навыки межличностного общения, и они полны простой и понятной практической информации.

,

Пять (и более) чувств

У людей пять основных органов чувств: осязание, зрение, слух, обоняние и вкус. Органы восприятия, связанные с каждым чувством, отправляют в мозг информацию, которая помогает нам понимать и воспринимать окружающий мир. Помимо основных пяти чувств у людей есть и другие чувства. Вот как они работают.

Прикосновение

Прикосновение считается первым чувством, которое развивается у людей, согласно Стэнфордской энциклопедии философии. Прикосновение состоит из нескольких различных ощущений, передаваемых в мозг через специализированные нейроны кожи.Давление, температура, легкое прикосновение, вибрация, боль и другие ощущения — все это часть осязания, и все они связаны с различными рецепторами кожи.

Прикосновение — это не просто чувство, используемое для взаимодействия с миром; это также кажется очень важным для благополучия человека. Например, было обнаружено, что прикосновение передает сострадание от одного человека к другому.

Прикосновение также может влиять на то, как люди принимают решения. Текстура может быть связана с абстрактными концепциями, а прикосновение к чему-либо с текстурой может повлиять на решения, которые принимает человек, согласно шести исследованиям психологов из Гарвардского и Йельского университетов, опубликованным в выпуске журнала Science от 24 июня 2010 года.

«Эти тактильные ощущения не просто меняют общую ориентацию или поднимают настроение людям», — сказал Джошуа Акерман, доцент кафедры маркетинга Массачусетского технологического института. «Они имеют определенную связь с определенными абстрактными значениями». [Одно прикосновение может повлиять на мысли и решения]

Зрение

Зрение или восприятие вещей глазами — сложный процесс. Во-первых, свет отражается от объекта в глаза. Прозрачный внешний слой глаза, называемый роговицей, отклоняет свет, проходящий через отверстие зрачка.Радужная оболочка (цветная часть глаза) работает как затвор фотоаппарата, убираясь, чтобы не пропускать свет, или открываясь шире, чтобы пропускать больше света.

«Роговица фокусирует большую часть света. Затем он [свет] проходит через линзу, которая продолжает фокусировать свет», — пояснил доктор Марк Фромер, офтальмолог и специалист по сетчатке глаза в больнице Ленокс Хилл в Нью-Йорке. , [Как работает человеческий глаз]

Затем хрусталик глаза изгибает свет и фокусирует его на сетчатке, которая заполнена нервными клетками.Согласно данным Американской оптометрической ассоциации, эти клетки имеют форму палочек и колбочек и названы в честь своей формы. Конусы переводят свет в цвета, центральное зрение и детали. Жезлы переводят свет в периферическое зрение и движение. Жезлы также дают людям зрение при ограниченном освещении, например, ночью. Информация, транслируемая светом, отправляется в мозг в виде электрических импульсов через зрительный нерв.

Согласно исследованию, опубликованному в марте 2017 года в журнале PLOS One, люди без зрения могут компенсировать это улучшением слуха, вкуса, осязания и обоняния.Их память и языковые навыки также могут быть лучше, чем у тех, кто родился со зрением.

«Даже в случае полной слепоты мозг перестраивает себя таким образом, чтобы использовать информацию, имеющуюся в его распоряжении, чтобы он мог более эффективно взаимодействовать с окружающей средой», — доктор Лотфи Мерабет, старший автор по этому вопросу. В заявлении говорится, что это исследование 2017 года и директор лаборатории визуальной нейропластичности в Исследовательском институте глаза Schepens Массачусетского глаза и уха.

Слух

Это чувство работает через сложный лабиринт человеческого уха.Звук проходит через наружное ухо и попадает в наружный слуховой проход. Затем звуковые волны достигают барабанной перепонки или барабанной перепонки. Это тонкий лист соединительной ткани, который вибрирует при ударе звуковых волн.

Вибрация распространяется на среднее ухо. Там слуховые косточки — три крошечные кости, называемые молотком (молоток), наковальня (наковальня) и стремени (стремени) — вибрируют. Стременная кость, в свою очередь, толкает структуру, называемую овальным окном, внутрь и наружу, посылая вибрации кортиевому органу, согласно Национальной медицинской библиотеке (NLM).Этот спиральный орган является органом-рецептором для слуха. Крошечные волосковые клетки в кортиевом органе переводят колебания в электрические импульсы. Затем импульсы передаются в мозг через сенсорные нервы.

Люди сохраняют чувство равновесия, потому что евстахиева труба, или фаринготимпанальная труба, в среднем ухе уравнивает давление воздуха в среднем ухе с давлением воздуха в атмосфере. Вестибулярный комплекс во внутреннем ухе также важен для баланса, потому что он содержит рецепторы, которые регулируют чувство равновесия.Внутреннее ухо связано с вестибулокохлеарным нервом, который передает в мозг информацию о звуке и равновесии.

Запах

По мнению исследователей, люди могут чувствовать более 1 триллиона запахов. Они делают это с помощью обонятельной щели, которая находится на крыше носовой полости, рядом с «нюхательной» частью мозга, обонятельной луковицей и ямкой. По данным Американского ринологического общества, нервные окончания в обонятельной щели передают запах в мозг.

Собаки известны как отличные собачки, но исследования показывают, что люди ничуть не хуже лучших друзей человека. Исследование, опубликованное в выпуске журнала Science от 11 мая 2017 года, предполагает, что люди могут различать 1 триллион различных запахов; Когда-то считалось, что люди могут воспринимать только 10 000 различных запахов.

«Дело в том, что обоняние у людей так же хорошо, как и у других млекопитающих, таких как грызуны и собаки», — сказал Джон МакГанн, нейробиолог из Университета Рутгерса в Нью-Брансуике в Нью-Джерси и автор нового обзора. в заявлении.Исследование Рутгерса подтверждается предыдущим исследованием Рокфеллеровского университета в Нью-Йорке, результаты которого были опубликованы в мартовском выпуске журнала Science за 2014 год. [Люди прекрасно пахнут! Люди чувствительны к нюхам, как собаки »]

У людей 400 обонятельных рецепторов. По словам МакГанна, хотя это не так много, как у супер-смеллеров, гораздо более сложный человеческий мозг компенсирует разницу.

На самом деле плохое обоняние у людей может быть признаком заболевания или старения.Например, нарушение или снижение способности обоняния является симптомом шизофрении и депрессии. Старость также может снизить способность правильно обонять. Согласно докладу 2006 года, опубликованному Национальными институтами здравоохранения, более 75 процентов людей в возрасте старше 80 лет могут иметь серьезные обонятельные нарушения.

Вкус

Вкусовые ощущения обычно подразделяются на четыре разных вкуса: соленый, сладкий, кислый и горький. Существует также пятый вкус, определяемый как умами или пикантный.Может быть много других ароматов, которые еще не открыты. Кроме того, острый — это не вкус. По данным Национальной медицинской библиотеки (NLM), это на самом деле сигнал боли.

Согласно NLM, чувство вкуса способствовало эволюции человека, потому что вкус помогал людям проверять пищу, которую они ели. Горький или кислый вкус указывал на то, что растение могло быть ядовитым или гнилым. Однако что-то соленое или сладкое часто означало, что еда богата питательными веществами.

Вкус ощущается вкусовыми рецепторами.У взрослых от 2000 до 4000 вкусовых рецепторов. Большинство из них находится на языке, но они также выстилают заднюю стенку глотки, надгортанник, носовую полость и пищевод. Согласно NLM, сенсорные клетки на бутонах образуют капсулы в форме цветочных бутонов или апельсинов. На концах этих капсул есть поры, похожие на воронки с крошечными вкусовыми волосками. Белки на волосах связывают химические вещества с клетками для дегустации.

Это миф, что на языке есть определенные зоны для каждого вкуса. Эти пять вкусов можно ощутить на всех частях языка, хотя стороны более чувствительны, чем середина.Около половины сенсорных клеток вкусовых рецепторов реагируют на несколько из пяти основных вкусов. Согласно NLM, клетки различаются по уровню чувствительности. У каждого есть своя палитра вкусов с фиксированным рейтингом, поэтому некоторые ячейки могут быть более чувствительными к сладкому, за ним идут горький, кислый и соленый, а у других есть свои собственные рейтинги. Полноценное восприятие вкуса достигается только после объединения всей информации из разных частей языка.

Другая половина сенсорных клеток специализируется на реакции только на один вкус.Их работа — передавать информацию об интенсивности — насколько что-то соленое или сладкое.

Другие факторы способствуют формированию восприятия вкуса мозгом. Например, запах еды сильно влияет на то, как мозг воспринимает вкус. Запахи отправляются в рот в процессе, называемом обонятельным перенаправлением. Вот почему у человека с заложенным носом могут возникнуть проблемы с правильным вкусом еды. Текстура, передаваемая осязанием, также влияет на вкус.

Ощущение пространства

Помимо традиционной большой пятерки, есть еще одно чувство, связанное с тем, как ваш мозг понимает, где находится ваше тело в пространстве.Это чувство называется проприоцепцией.

Проприоцепция включает в себя чувство движения и положения наших конечностей и мышц. Например, проприоцепция позволяет человеку прикоснуться пальцем к кончику носа, даже с закрытыми глазами. Это позволяет человеку подниматься по ступенькам, не глядя на каждую. Люди с плохой проприоцепцией могут быть неуклюжими и нескоординированными.

Исследователи из Национального института здоровья (NIH) обнаружили, что люди с особенно плохой проприоцепцией из-за механочувствительности — способности ощущать силу, например ощущение, когда кто-то давит на вашу кожу, — могут иметь мутировавший ген, который передается от от поколения к поколению.Это данные исследования, опубликованного в сентябре 2016 года в Медицинском журнале Новой Англии. «Версия [гена] PIEZO2 пациента может не работать, поэтому их нейроны не могут обнаруживать прикосновения или движения конечностей», — сказал Александр Чеслер, главный исследователь Национального центра дополнительного и интегративного здоровья и ведущий автор исследования. заявление.

Дополнительные чувства и варианты

Есть более тонкие чувства, которые большинство людей никогда не воспринимают. Например, есть нейронные датчики, которые воспринимают движение, чтобы контролировать баланс и наклон головы.Существуют особые кинестетические рецепторы для определения растяжения мышц и сухожилий, помогая людям следить за своими конечностями. Другие рецепторы определяют уровни кислорода в определенных артериях кровотока.

Иногда люди даже не воспринимают чувства одинаково. Люди с синестезией могут воспринимать звуки как цвета или, например, ассоциировать определенные виды с запахами.

Дополнительные ресурсы

.

Сенсорное восстановление восприятия движения и контакта конечностей | Интеллектуальное протезирование: изучение вспомогательных устройств для тела и разума: итоги рабочей группы

ощущение в культе, если фиксация протеза на культи была улучшена (например, путем механической интеграции в кость).

Наконец, были рассмотрены различные способы управления движением протеза. Один из них — это подсознательный локальный контур управления в самом протезе, который является быстрым и рефлексивным, но предлагает ограниченные функции и слабое восприятие.Включение человека непосредственно в петлю вместо или в дополнение к локальной петле должно сделать протез более адаптируемым, более легким в настройке и, следовательно, с большей вероятностью быть функциональным для пациентов и быть принятым ими.

Определив структуру решения задачи, группа обратилась к трем пробелам в текущих научных знаниях и технологиях, которые необходимо устранить. Во-первых, необходимы исследования, чтобы узнать, какие сенсорные технологии лучше всего подходят для протезных устройств, которым требуется кожное зондирование изменений давления, температуры и текстуры, а также проприоцептивной способности.Члены группы согласились с тем, что существует потребность в имплантируемых датчиках с низким энергопотреблением и высокой пропускной способностью, которые собирают данные одновременно в нескольких режимах.

Существенная проблема заключается в том, что обеспечение сознательного ощущения может показаться навязчивым для пользователей в зависимости от типа и расположения интерфейса. Если сенсорные единицы являются инвазивными, пациенты с большей вероятностью примут их, если они также будут высокофункциональными, долговечными и надежными.

Второй пробел в научных знаниях заключается в том, что исследователи не уверены в идеальных методах передачи сенсорных данных от протеза к телу для достижения оптимального контроля движений.Здесь группа была в восторге от множества направлений исследований. К ним относятся использование сенсорной трансляции и сенсорной замены для улучшения кожного представления. Вмешательство на уровне центральной нервной системы, такое как имплантация головного мозга с более сложными методами кодирования, также представляет большой интерес. И независимо от того, находится ли интерфейс в мозге или в периферической нервной системе, механическое соединение, которое учитывает движение относительно места записи, является проблемой. Как заявил один из членов группы, прямая стимуляция центральной нервной системы похожа на «бросание больших валунов в центральный блок компьютера и попытку контролировать его.”

Группа разработала идею мышечной проприоцепции, при которой мышечная сила будет использоваться механически и с использованием преимуществ встроенной проприоцепции мышц для обеспечения обратной связи с владельцем. Кроме того, группа осознала необходимость проведения дальнейших психофизических экспериментов, чтобы понять, какие типы обратной связи требуют сознательного восприятия.

С точки зрения управления на всех уровнях группа позиционировала утилиза-

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.