Норма это в психологии: Понятие нормы в психологии —

Содержание

Понятие нормы в психологии —

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра социальной психологии и психосоциальных технологий

РЕФЕРАТ

По психодиагностике
Тема: Понятие нормы в психологии

Выполнила:

   студентка 3 курса

специальность «психология»

Пермякова А.А.

Кемерово 2010

Содержание
Введение

1. Понятие психологической нормы

2. Психологическая норма как объект патопсихологических исследований

3. Различные аспекты и подходы в исследованиях психической нормы (психического здоровья)

4. Акцентуации и психопатии, норма и патология

Заключение

Список использованной литературы
Введение
Каждый день мы встречаемся с огромным количеством людей: на работе, в ВУЗе, на улице, в общественном транспорте. Поведение и поступки этих людей мы, так или иначе, оцениваем. Одни люди кажутся нам привлекательными и приятными, другие нет. Некоторые, вообще, кажутся ненормальными. Эту оценку мы осуществляем, опираясь на собственную систему ценностей, на свое представление о «норме» и «отклонении», поэтому объективной ее назвать нельзя.

Термин «психическая норма» (или психическое здоровье) может быть определён двумя способами. С точки зрения общества человека можно назвать нормальным, если он способен в совершенстве играть социальную роль, отведённую ему в этом обществе. Более конкретно — если человек способен выполнять какую-то необходимую данному обществу работу и быть способным принимать участие в воспроизводстве общества — создавать семью, зачинать и воспитывать детей.

С точки зрения самого индивида его психическое здоровье можно определить как максимум развития и счастья самого индивида.

Все люди разные. У них разный характер, стиль общения и поведения, привычки. Так, где же грань между индивидуальностью и отклонением?

В настоящее время многие области трудовой деятельности человека связаны с нервно-психическим напряжением. Урбанизация, ускорение темпа жизни, информационные перегрузки, усиливая это напряжение, зачастую способствуют возникновению и развитию нервно-психической патологии. Таким образом, не вопрос охраны психического здоровья человека стоит довольно остро. Это связано, прежде всего, с необходимостью ранней диагностики проявления патологий и предрасположенности к ним. Немаловажную роль играет и диагностика акцентуаций характера, которые под воздействием психотравмирующих факторов способны переходить в патологическое состояние.
1.      
Понятие психологической нормы

Основным потребителем дифференциально-психологических знаний является психодиагностика. В психологии индивидуальных различий рождаются понятия, для измерения которых затем создаются или подбираются методики. Здесь же возникает представление о способах оценки и интерпретации полученных результатов. В связи с этим очень важным является понятие психологической (психической) нормы, очень неоднородное по своему содержанию, на которое оказывают влияние по меньшей мере четыре фактора.

2 стр., 848 слов

восприятие человека как высший психический познавательный процесс.

Содержание Введение 3 1. Понятие восприятия. Свойства восприятия 5 2. Виды восприятия 15 3. Иллюзии восприятия 30 Заключение 34 Литература 35 Введение Восприятие – это отражение предметов и явлений в совокупности их свойств и частей при непосредственном воздействии их на органы чувств. Оно включает в себя прошлый опыт человека в виде представлений и знаний. Проблема человеческого восприятия, его …

1. Норма — статистическое понятие. Нормальным признается то, чего много, что относится к середине распределения. А «хвостовые» его части, соответственно, указывают на область низких или высоких значений. Для оценки качества мы должны соотнести показатель человека с другими и таким образом определить его место на кривой нормального распределения. Очевидно, что приставки «суб» и «супер» не дают этической или прагматической оценки качества.

Нормы не абсолютны, они развиваются и получаются эмпирически для данной группы (возрастной, социальной и других).

Так, например, на протяжении последних лет показатель маскулинности по опроснику MMPI у девушек устойчиво повышен; однако это говорит не о том, что они поголовно ведут себя как юноши, а о необходимости пересмотра устаревших норм.

2. Нормы обусловлены социальными стереотипами. Если поведение человека не соответствует общепринятому в данном обществе, оно воспринимается как отклоняющееся. Например, в российской культуре не принято класть ноги на стол, а в американской это никем не осуждается.

3. Нормы ассоциируются с психическим здоровьем. Ненормальным может считаться то, что требует обращения к клиницисту. Необходимо отметить, однако, что и в психиатрии оценочный подход дискутируется, а в качестве наиболее существенных указаний на отклонение от нормы принимается нарушение продуктивности деятельности и способности к саморегуляции. Так, например, когда пожилой человек, осознавая слабость своей памяти, использует вспомогательные средства (записную книжку, раскладывание необходимых предметов в поле зрения), то это поведение соответствует норме, а если он, относясь к себе некритически, отказывается от необходимости «протезировать» свое жизненное пространство, то это приводит в конечном счете к неспособности решать поставленные задачи и свидетельствует о нарушении психического здоровья.

7 стр., 3437 слов

Исследования города. Когнитивная карта городской среды

… норму жизни, устойчивость психики в изменчивом мире. Для того чтобы сохранить какое-то место люди специально строят памятные сооружения, например … кратко описывал хорошо запомнившиеся части города Изучая материалы исследования проведенного в трех городах К.Линч выделил пять … ожидания по отношению к семье, моделирует их, зарождается понятие чести. В-четвертых – в малом городе естественней происходит …

4. Наконец, представление о нормах определяется ожиданиями, собственным необобщенным опытом и другими субъективными переменными: так, например, если первый ребенок в семье начал говорить в возрасте полутора лет, то второй, который к двум годам еще не научился свободно изъясняться, воспринимается как наделенный признаками отставания.

В. Штерн, призывая к осторожности в оценке человека, отмечал, что, во-первых, психологи не имеют права из установленной аномальности того или иного свойства делать заключение об анормальности самого индивида как носителя этого свойства и, во-вторых, невозможно установленную анормальность личности свести к узкому признаку как ее единственной первопричине. В современной диагностике понятие «норма» используют при изучении внеличностных характеристик, а когда речь заходит о личности, применяют термин «особенности», тем самым подчеркивая намеренный отказ от нормативного подхода.

Итак, нормы — это не застывшее явление, они постоянно обновляются и изменяются. Обязательно должны регулярно пересматриваться и стандарты психодиагностических методик.
2. Психологическая норма как объект патопсихологических исследований
В теоретическом отношении понятие психической нормы достаточно расплывчато и относительно. Вообще категория «нормальности» психики человека исследована недостаточно и не имеет строгих критериев.

11 стр., 5327 слов

Понятие о психике человека. Основные формы психической деятельности

1.Понятие о психике человека. Основные формы психической деятельности. Психика – свойство живых, высокоорганизованных организмов, которое заключается в их способности отражать своими состояниями окружающую их, независимо от них существующую действительность. Психика, обеспечивая взаимодействие человека с окружающей миром, представляет собой отражение объективной реальности. Содержанием психики …

С одной стороны, это связано с большими индивидуальными различиями в психике человека, которые обусловлены как биологическими, так и социально-культурными факторами развития.

С другой стороны, человек чаще становится объектом наблюдения, исследования и лечения именно тогда, когда его поведение или какие-то иные особенности начинают обращать на себя внимание окружающих, мешают им или самому человеку. На основании чего же делаются выводы о ненормальности человека?

В патопсихологии в определении нормы и психического здоровья обычно придерживаются определения Всемирной Организации Здравоохранения, где оно сформулировано следующим образом: «Не только отсутствие болезней, но состояние физического, социального и психического благополучия».

Патопсихология часто пользуется теми же терминами и нозологическими категориями, что и психиатрия, и в принципе это правильно, так как было бы весьма неудобным введение параллельного ряда терминов — психиатрических и психологических. Однако психологическая диагностика нарушений развития должна базироваться на собственных критериях и методах исследования. Польза патопсихологического исследования в том, что оно дает принципиально важный диагностический материал, который зачастую нельзя получить в рамках клинического обследования, что позволяет врачу уточнить или подтвердить первичный диагноз.

Прежде всего, хочется сказать, что жизнь известных людей рано или поздно становится объектом пристального внимания, а иногда даже объектом специального изучения или исследования. Поэтому мы располагаем большей информацией о жизни известных артистов, писателей, художников и т. д., чем, например, о жизни людей из соседних домов, особенно если речь идет о большом городе. На самом же деле психическими расстройствами страдают самые разные люди.

Общение с человеком, который, возможно, имеет отклонения в психике, требует большой ответственности. Патопсихолог должен быть не только убежден в правильности своего заключения, он обязан детально продумывать, какую информацию можно дать в каждом конкретном случае пациенту и его родственникам. Нельзя спешить с постановкой диагноза и тем более сообщением о своих подозрениях больному или его близким. В любом случае его советы должны быть направлены на благо больного и его семьи. Во-первых, нужно помнить о том, что на основании одного ответа или даже выполненного теста нельзя поставить диагноз о наличии патологии. Психолог должен быть убежден в том, что инструкции, которые он давал, были правильно поняты, а мотивация к выполнению задания соответствовала ситуации. Несмотря на то, что сейчас в психологической диагностике применяется большое количество тестов, вывод о наличии психической патологии может быть сделан только на основе качественного анализа психической деятельности пациента и совместно с врачом. Удалось выделить некоторые психологические критерии, которые помогают различить нормальное и аномальное состояние. Опираясь на них, конечно, нельзя поставить диагноз и сделать вывод о наличии определенного психического заболевания (психолог этого и не должен делать, подменяя собой врача), однако можно ставить вопрос об отклонении от нормы.

8 стр., 3647 слов

Исследование на тему «Психология потребителя»

… – аромакология. Это направление исследований, изучающее воздействие запахов, в основном летучих ароматных веществ (ЛАВ) на психическое и физиологическое состояние человека. Тесно связано с ароматерапией … или меньшей степени повлияла на изменение характера взаимоотношений между людьми. Супермаркет, например, изменил отношение людей к процессу приобретения товаров, способам приготовления пищи и …

Первым из этих критериев назовем неадекватность, которая может поступков, поведения в целом, речевых высказываний, мимики и жестов человека той ситуации, в которой он находится.

Так, например, у человека может быть сильнейшая эмоциональная реакция, но если причина, вызвавшая ее, понятна, объяснима, то такая реакция может быть сочтена адекватной. Сама форма выражения этой реакции тоже может быть более или менее адекватна общепринятым нормам морали и социального поведения, что также служит диагностическим критерием состояния человека. Например, несправедливо обиженный человек перестает разговаривать с обидчиком (реакция адекватна).

Юноша устраивает скандал матери по поводу того, что его не устраивает длина сваренных ею макарон, — эта реакция неадекватна причине (случай из консультативной практики; в семье считали, что у сына просто трудный характер).

9 стр., 4077 слов

Психологические условия поддержки психического здоровья старшеклассника в образовательном процессе

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ .…………………………………………………………….. 3 1 АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРОБЛЕМЕ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ СТАРШЕКЛАССНИКОВ 1.1 Основные подходы в исследовании проблемы психического здоровья в психологии ………………………………………….……….. 7 1.2 Возрастные особенности юношеского возраста …………………. 18 1.3 Психологические условия поддержки психического здоровья старшеклассников в …

Другой пример неадекватного поступка. Чтобы прослыть героем, подросток устраивает пожар в собственной квартире, из которой он «успевает» вывести маленького брата.

Второй критерий — это критичность, которая может быть снижена или вовсе отсутствовать у человека по отношению к своим поступкам, к своему физическому и психическому состоянию, своему поведению, высказываниям, результатам своей деятельности и т.д. Критичность может выражаться и в раскаянии в том, что сделано, и в понимании, что действие или реакция были неправильными, неадекватными, и в способности слушать и воспринимать мнение других людей, говорящих, например, о возможном наличии болезни или о необходимости измениться или показаться врачу. Часто на ранних стадиях заболевания критичность еще сохраняется. Человека волнуют и пугают отдельные симптомы, он пытается с ними справиться или разобраться. По мере развития заболевания критичность снижается, а иногда и утрачивается. Больные могут с уверенностью говорить абсурдные вещи, не видеть ничего особенного в своем, например, агрессивном поведении, не воспринимают ничьих доводов. Ярким примером этого являются больные с дисморфофобией (страхом перед своей внешностью), которые не могут согласиться с мнением, что их внешность вполне привлекательна.

Третий критерий — непродуктивность деятельности. В этом случае человек не нацелен на конечный результат своей деятельности. Ему интересен только сам процесс (например, целыми днями рисует картины, но никому их не показывает, теряет).

Сама деятельность не имеет смысла, и результат, продукт никому, иногда даже самому больному, не интересен и не нужен. Возможен и такой вариант непродуктивности, когда конкретная деятельность подменяется разговорами, планированием, обещаниями, но далее слов дело не идет. При этом всегда находятся причины, оправдания, позволяющие отложить реальные действия. Например, двадцатилетняя девушка в течение двух лет ежедневно подробно рассказывала матери (вечером, когда та усталая приходила с работы) о том, как она пойдет учиться, начнет работать и их жизнь наладится. Все это время она находилась на иждивении своей матери, которая была на инвалидности. Каждый вечер она как бы принимала определенное решение, но наутро просто оставалась в постели, изобретая новые причины и откладывая поиск работы и учебы на следующий день.

7 стр., 3232 слов

Сохранение и укрепление психического здоровья детей старшего дошкольного возраста с помощью игр и упражнений с психологическим содержанием

… человека и психология здоровья; это фундаментальные категории для перспектив развития психологии как научно-практической дисциплины. Но для данного исследования актуально рассмотрение термина «психическое здоровье … Такие состояния могут быть определены как психические расстройства. В ряде психологических работ психическое здоровье соотносится с переживанием психологического комфорта и …

Наличие фактов, попадающих под один из перечисленных критериев, может служить основой для профессионального наблюдения за человеком и принятия мер для возможного предупреждения развития психического заболевания. При поведении, удовлетворяющем двум или трем критериям одновременно, должен быть поставлен вопрос о необходимости детального исследования, проведения экспериментального патопсихологического исследования и рекомендована консультация врача. С этих позиций становится более понятной психологическая оценка состояния тех людей, которые, имея некоторые психические особенности или отклонения, остаются, например, продуктивны в своем творчестве. Их деятельность кому-то кажется непродуктивной, но они находятся в состоянии поиска решения сложной задачи. Их поведение не всегда адекватно с общепринятой точки зрения, но результат деятельности ошеломляет.
3.      
Различные аспекты и подходы в исследованиях психической нормы

Стрессирующие факторы экологического и социального характера прочно вошли в повседневную жизнь современного человека. Несмотря на то, что «стресс, — по выражению Селье, — приправа, придающая пряный вкус жизни», его сильное психотравмирующее воздействие, как правило, приводит к нарушениям психического благополучия. По данным ВОЗ психическими расстройствами страдает около 200 млн. человек, что не отражает истинного положения вещей, т.к. многие психические нарушения часто остаются не выявленными до момента их манифестации. Показатель распространённости психических расстройств (по результатам эпидемиологических исследований в Австралии, Великобритании, Греции, США, Уганде) колеблется в диапазоне от 75 до 200 человек на 1000 населения.

В Украине ежегодно более 14 000 человек погибает в результате суицидов, не менее 1 200 000 человек, имеющих психические расстройства, обращаются за диспансерной и консультативной помощью. Показатель распространённости ПР составляет 2 500 человек на 100 000 населения, в том числе 600 человек на 100 000 детского населения. Основной прирост, как и во всём мире, происходит за счёт непсихотических психических расстройств различного генеза, специфика которых заключается в том, что их проявления нередко неотличимы от переживаний, которые большинство людей воспринимает как неотъемлемую часть обычной жизни.

Вопрос о дифференциации психической нормы и психической патологии до настоящего времени остается актуальным, что отражено в терминологическом разнообразии. «Терминологическая» проблема связана, во-первых, с многообразием психических проявлений у одного и того же индивидуума в различных условиях жизни и у разных людей в одинаковых условиях; а во-вторых, с концептуализацией положения о возможности существования психического здоровья и психической патологии в одном и том же континууме.

Согласно определению ВОЗ, психическое здоровье предполагает наличие нормально развитых психических функций, физиологическое, духовное и социальное благополучие, сохранную способность адекватной адаптации и активной деятельности. Таким образом, психическое здоровье предполагает психическую норму и может включать определённые отклонения от некоторых её показателей. Л.Н. Собчик, описывая «нормальную личность» и её индивидуально-типологические особенности, указывает на существование достаточно широкого диапазона «нормативного коридора» и подчеркивает, что «норма — это не отсутствие выраженных психологических характеристик, а их наличие, но наличие сбалансированное». Констатация факта одновременного существования некоторых психических явлений у здоровых и у больных позволяет выделять «предболезнь» как вариант нормы, связывая состояния «предболезни» с явлениями декомпенсации или субкомпенсации. Таким образом, понятие психического здоровья шире психической нормы, а «болезнь» — понятие более узкое, чем психическая патология.

Очевидно, что психическое здоровье находится в центре внимания многих дисциплин: антропологии, философии, социологии, медицины, биологии, психологии и др.

Медико-биологический аспект психического здоровья. Современная клиническая психиатрия, понимая личность как «совокупность психических качеств», трактует психические расстройства как «результат патогенного неблагополучия взаимоотношений «человек-среда» и направляет свои усилия на их терапию и профилактику. Антропогенетика и медицинская генетика, признавая генетическую и социальную детерминированность поведенческих и индивидуально-типических характеристик личности, больше внимания уделяют изучению генотипической обусловленности психических расстройств, типа их наследования и частоты распространенности в популяции, поиску их генетических маркеров. Биохимические исследования сфокусированы на понимании того, что лежит в основе ПР, и сопоставляют их с дефектами ряда лизосомных ферментов, недостаточностью глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, колебаниям уровня норэпинефрина и т.п. Клиническая фармакология разрабатывает препараты и схемы их приёма в ситуациях институциональных и экстрамуральных форм обслуживания пациентов.

Социально-философский аспект психического здоровья. Философская антропология, связывая индивидуальные различия со степенью развития и взаимосвязи биологического, индивидуально-психологического и социально-культурального слоёв субъективной иерархии ценностей, понимает психическое расстройство как результат рассогласования биологического, социального и субъективного бытия. Социология традиционно проводит исследования социокультурных факторов и этиологии психических расстройств, в том числе, связанных с употреблением психоактивных веществ, и исходит из социально-структурной перспективы. Социально-эпидемиологические исследования психических расстройств являются документальной фиксацией значимых взаимосвязей между психическими расстройствами и особенностями макро- и микросреды. В результате этого выявлены гендерные, этнические и социальные характеристики психических расстройств. Например, достоверно установлено, что психические расстройства более распространены среди женщин, чем среди мужчин; заболеваемость выше среды разведённых, безработных, ведущих одинокий, замкнутый образ жизни; для различных нозологических форм имеет значение образовательный уровень, профессиональная и этническая принадлежность и т.д.

Ранние экспериментальные исследования, связанные с проблемами психического здоровья и психических расстройств, затрагивающие этнографические аспекты, исходили из предпосылки, что психологические характеристики равномерно распределены среди представителей человечества. Однако эмпирические данные указывают на то, что культурные и экологические факторы оказывают влияние на паттерны поведения, выражение эмоций и интеллектуальное функционирование и др. В современных условиях значительно возрастает актуальность проведения междисциплинарных и кросскультуральных исследований психического здоровья, особое место в которых занимают исследования психологического аспекта.

Психологический аспект психического здоровья. Психология, как известно, находится на стыке различных дисциплин, с одной стороны, примыкая к медико-биологическим дисциплинам, а с другой — к философии и социологии. Собственно психологический подход требует выделения таких понятий и категорий в отношении психического здоровья, которые бы отражали взаимодействие различных сфер человеческого бытия в их единстве на уровне отдельного индивида. Важным является понимание единства бытия сомы и души, «единого мира природы-культуры, в котором душевно-духовный индивид «прописан» через сому», т.к. «сома выступает основной характеристикой персонального опыта, а именно биологического рождения, физической боли, болезни, смерти, а также телесно-кенестетической интеллектуальности и различных экзистенциально-соматических состояний, которые интерпретируются в пространственно-временном континууме». Взаимообусловленность психического и соматического непосредственно отражается в психосоматических расстройствах, т.к. «интерпретация сигналов от соматических ощущений фиксируется на персональном уровне как удовольствие или страдание» и «мир индивидуальных смыслов в ощущениях является результатом личностной интерпретации, обращенной к жизненному опыту», т.е. опосредован индивидуально-типологическими особенностями личности. Согласно А.Н. Леонтьеву, образ мира имеет многоуровневую структуру, в частности, т.н. «чувственную ткань сознания», которая, с одной стороны, оказывает влияние на собственно ментальный уровень, а, с другой стороны, ментальность человека участвует в формировании индивидуальной «чувственной ткани сознания». Подобная взаимообусловленность требует углубленного исследования особенностей индивидуального самосознания, поскольку именно такие особенности во многом определяют психическое здоровье. Например, известная всем фраза «в здоровом теле — здоровый дух», допускает справедливость того, «что здоровый дух есть необходимое условие здорового тела». Именно этим объясняется то, что люди с тяжёлыми соматическими заболеваниями, но имеющие «сильный дух», способны преодолеть болезнь и вернуться к полноценной физической жизни. В то же время уныние духа (тревога, беспокойство, пессимизм и т.п.) может привести к развитию различных соматических расстройств.

В то время, как для индивидуума его психическое здоровье представлено как в интрапсихическом бытие («внутренняя картина здоровья-болезни»), так и в интерпсихическом бытие (нормы, ценности, традиции), для его внешнего окружения оно представлено исключительно в интерпсихическом плане. Один из основателей интерперсональной теории в психологии  Г.Салливан считал, что термин психического расстройства «должен характеризовать всё многообразие неадекватных и необоснованных проявлений в рамках интерперсональных взаимоотношений». В этой связи, перспективным представляется исследование формы и содержания межличностных взаимодействий, формирующих и выражающих интрапсихическую сторону психического здоровья, а также личностных факторов, которые могут способствовать возникновению дезадаптивных реакций.

Процессы глобализации, урбанизации и вынужденное переселение, обострение межнациональных и вооруженных конфликтов, угроза терроризма и насилия, страх инфицирования и безработица, конфликтные отношения в коллективе и семье лежат в основе проблем, связанных с психическим здоровьем, что придаёт междисциплинарным исследованиям в этой области особую актуальность.
4.      
Акцентуации и психопатии, норма и патология

Акцентуация характера — понятие, введенное К.Леонгардом и означающее чрезмерную выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющую крайние варианты нормы, граничащие с психопатиями. Именно на описаниях этих акцентуаций строятся современные классификации характеров.

Типология характеров, предложенная К.Леонгардом, основана на оценке стиля общения человека с окружающими людьми и представляет как самостоятельные следующие типы характеров:

1. Гипертимный тип. Его характеризует чрезвычайная контактность, словоохотливость, выраженность жестов, мимики, пантомимики. Люди подобного типа нередко сами бывают инициаторами конфликтов, но огорчаются, если окружающие делают им замечания по этому поводу. Из положительных черт, привлекательных для партнеров по общению, людей данного типа характеризуют энергичность, жажда деятельности, оптимизм, инициативность. Вместе с тем они обладают и некоторыми отталкивающими чертами: легкомыслием, повышенной раздражительностью, недостаточно серьезным отношением к своим обязанностям. Они трудно переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, вынужденное одиночество.

2. Дистимный тип. Его характеризует низкая контактность, немногословие, доминирующее пессимистическое настроение. Они располагают следующими чертами личности, привлекательными для партнеров по общению: серьезностью, обостренным чувством справедливости. Есть у них и отталкивающие черты. Это — пассивность, замедленность мышления, неповоротливость.

3. Циклоидный тип. Ему свойственны довольно частые периодические смены настроения, в результате чего так же часто меняется их манера общения с окружающими людьми. В период повышенного настроения они являются общительными, а в период подавленного — замкнутыми. Во время душевного подъема они ведут себя как люди с гипертимной акцентуацией характера, а в период спада — с дистимной.

4. Возбудимый тип. Данному типу присуща низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций. Они неуживчивы в коллективе, властны в семье. В эмоционально спокойном состоянии люди данного типа часто добросовестные, аккуратные. Однако в состоянии эмоционального возбуждения они бывают раздражительными, вспыльчивыми, плохо контролируют свое поведение.

5. Застревающий тип. Его характеризуют умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям. В конфликтах обычно выступает инициатором, активной стороной. Особенно чувствителен к социальной справедливости, вместе с тем обидчив, уязвим, подозрителен, мстителен. Иногда чрезмерно самонадеян, честолюбив, ревнив, предъявляет непомерные требования к близким и к подчиненным на работе.

6. Педантичный тип. В конфликты вступает редко, выступая в них скорее пассивной, чем активной стороной. Его привлекательные черты: добросовестность, аккуратность, серьезность, надежность в делах, а отталкивающие и способствующие возникновению конфликтов — формализм, занудливость, брюзжание.

7. Тревожный тип. Людям данного типа свойственны низкая контактность, робость, неуверенность в себе, минорное настроение. Они редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищут поддержки и опоры. Нередко располагают следующими привлекательными чертами: дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью. Вследствие своей беззащитности также нередко служат «козлами отпущения», мишенями для шуток.

8. Эмотивный тип. Эти люди предпочитают общение в узком кругу избранных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых они понимают «с полуслова». Привлекательные черты: доброта, сострадательность, сорадование чужим успехам, обостренное чувство долга, исполнительность. Отталкивающие черты: чрезмерная чувствительность, слезливость.

9. Демонстративный тип. Этот тип людей характеризуется легкостью установления контактов, стремлением к лидерству, жаждой власти и похвалы. Он демонстрирует высокую приспособляемость к людям и вместе с тем склонностью к интригам. Обладают следующими чертами, привлекательными для партнеров по общению: обходительностью, артистичностью, способностью увлечь других, неординарностью мышления и поступков. Их отталкивающие черты: эгоизм, лицемерие, хвастовство, отлынивание от работы.

10. Экзальтированный тип. Ему свойственны высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. Такие люди часто спорят, но не доводят дело до серьезных конфликтов. Они альтруисты, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Отталкивающие черты: паникерство, подверженность сиюминутным настроениям.

11. Экстравертированный тип. Отличается высокой контактностью, у таких людей масса друзей, знакомых, они словоохотливы до болтливости, открыты для любой информации. Редко вступают в конфликты с окружающими и обычно играют в них пассивную роль. Располагают такими привлекательными чертами. Как готовность внимательно выслушать другого, сделать то, о чем просят, исполнительностью. Отталкивающие особенности: подверженность влиянию, легкомыслие, необдуманность поступков, страсть к развлечениям, к участию в распространении сплетен и слухов.

12. Интровертированный тип. Его, в отличие от предыдущего, характеризует очень низкая контактность, замкнутость, оторванность от реальности, склонность к философствованию. Такие люди любят одиночество; редко вступают в конфликты с окружающими, только при попытках бесцеремонного вмешательства в их личную жизнь. Часто представляют собой эмоционально холодных идеалистов, относительно слабо привязанных к людям. Обладают такими привлекательными чертами, как сдержанность, наличие твердых убеждений, принципиальность. Есть у них и отталкивающие черты. Это — упрямство, упорное отстаивание своих идей. На все они имеют свою точку зрения, которая может оказаться ошибочной, резко отличаться от мнения других людей, и, тем не менее, они продолжают ее отстаивать несмотря ни на что.

Большой вклад в изучение акцентуаций характера внес известный отечественный психиатр А.Е. Личко. Его классификация построена на основе наблюдения за подростками.

Акцентуация характера, по Личко, — это чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы нормы отклонения в психологии и поведении человека, граничащие с патологией. Такие акцентуации как временные состояния психики чаще всего наблюдаются в подростковом и раннем юношеском возрасте. Объясняет этот факт автор классификации так: «При действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении». При акцентуациях нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно: лишь тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», к «слабому звену» данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой ахиллесовой пяты, не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему отличные от других типов, «слабые места». При взрослении ребенка особенности его характера, проявившиеся в детстве, остаются достаточно выраженными, теряют свою остроту, но с возрастом могут вновь проявиться отчетливо (особенно если возникает заболевание).

Психопатии (от греч. psycho — душа и pathos — страдание, болезнь) — патология характера, при которой у субъекта наблюдается практически необратимая выраженность личностных свойств, препятствующих его адекватной адаптации в социальной среде.

Различают психопатии ядерные (врожденные или конституциональные) и приобретенные. Последние возникают как следствие травмы головного мозга, инфекции, интоксикации, психотравмы и т. д. Конституциональные психопатии обусловлены врожденной неполноценностью нервной системы, вызванной факторами наследственности, вредностями, воздействующими на плод, родовой травмой и т. п. Конституциональные психопатии проявляются уже в детском возрасте в виде нарушений эмоционально-волевой сферы, при этом интеллект может быть относительно сохранным. Степень выраженности психопатии во взрослом возрасте зависит от условий воспитания и влияния окружающей среды. Проявления психопатий разнообразны. Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, принято выделять следующие классические типы:

1) циклоиды, основной признак которых — постоянная смена настроения с колебаниями цикла от нескольких часов до нескольких месяцев;

2) шизоиды, для которых характерны уход от контактов, замкнутость, скрытность, легкая ранимость, отсутствие эмпатии, угловатость движений;

3) эпилептоиды, основной признак которых — крайняя раздражительность с приступами тоски, страха, гнева, нетерпеливость, упрямство, обидчивость, жестокость, склонность к скандалам;

4) астеники, которым свойственны повышенная впечатлительность, психическая возбудимость, сочетающаяся с быстрой истощаемостью, раздражительность, нерешительность;

5) психастеники — тревожные, неуверенные в себе, склонные к постоянным раздумьям, патологическим сомнениям;

6) паранойяльные психопаты — склонны к образованию сверхценных идей, упрямы, эгоистичны, отличаются отсутствием сомнений, уверенностью в себе и завышенной самооценкой;

7) истерические психопаты — характеризуются стремлением во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих, при этом оценка ими реальных событий всегда искажена в благоприятную для них сторону, в общении манерны, театральны;

8) неустойчивые психопаты — основные признаки: слабохарактерность, отсутствие глубоких интересов, податливость влиянию окружающих;

9) органические психопаты — отличаются врожденной умственной ограниченностью, могут хорошо учиться, но бесплодны, когда нужно применить знания или проявить инициативу, умеют «держать себя в обществе», но банальны в суждениях.

Четкой границы между психопатиями и вариантами нормальных характеров не существует. Указанным типам психопатов в норме соответствуют натуры с подобным характерологическим складом, но без патологической (психопатической) выраженности (Акцентуация характера).

Под влиянием болезни или психотравм у психопатов могут возникать острые и затяжные реактивные и невротические состояния а также депрессии.

Можно заметить, что акцентуации характера и психопатии обладают схожими чертами и типы их довольно похожи. Но, несмотря на то, что граница между нормой и отклонением, расплывчата и неопределенна до конца, примерные ее очертания мы можем увидеть.
Заключение
Поведению, отклоняющемуся от нормы, свойственны следующие характерные признаки: оно неадекватно, в нем прослеживается отсутствие самокритики, оно, как правило, непродуктивно.

Следует отметить еще один немаловажный критерий — поведение человека, подверженного патологиям, как правило, наносит вред окружающим его людям.

Нельзя забывать о том, что под воздействием давления определенного рода, акцентуация характера может перетечь в соответствующую патологию. Поэтому необходимо помнить об этом. А так же, для предотвращения подобного «перетекания», очень важно своевременное отслеживание акцентуаций.

При обсуждении понятия нормального психического развитая, как правило, возникают вопросы о том, является ли нормой такие проявления человеческой индивидуальности, как особая одаренность или гениальность? Не являются ли они тоже отклонениями от нормы, но как бы в другую сторону?

Кроме того, всем известно, что среди талантливых писателей, художников, артистов, ученых были и есть люди с психическими отклонениями. Как тогда оценивать их? Как относиться к людям, имеющим какие-либо уникальные способности, например, к счету в уме?

В заключение можно сказать, что четкого определения психической нормы не существует. И поэтому, определение «нормальности» является уделом врача и должно быть индивидуальным.
Список использованной литературы
1. Базыма И.В. К вопросу о наследственной природе черт личности // Biomedical and Biosocial Anthropology. — 2004. — № 2. — с. 2-3
2. Белопольская Н.Л.. Задачи патопсихологии и понятие психической нормы.
3. Всемирная сеть Интернет. Материалы сайта www.psychology.net.ru
4. Всемирная сеть Интернет. Материалы сайта
5. Выготский Л.С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 1008с.
6. Газнюк Л.М. Соматичне буття персонального світу особистості. — Харьков: ХДАФ, 2003. — 356 с.
7. Клиническая психиатрия / Н.Е. Бачериков, К.В. Михайлова, В.Л. Гавенко и др. — К.: Здоровья, 1989. — 512 с.
8. Немов Р. С. Психология: Учебн. Для студентов высших пед. учеб. заведений: В 3 кн. Кн. 1. Общие основы психологии. 3-е изд. — М.: Гуманит. изд. центр. ВЛАДОС, 1997. — 688с.

А это нормально вообще? Проблема нормы в психологии / Хабр

Понятие нормы – это одно из фундаментальных понятий в психологии. Любая коррекционная работа начинается с того, что мы решаем, что является нарушением (которое можно устранить или, во всяком случае, скомпенсировать), а что – конструктивной особенностью отдельно взятого индивидуума. Многие люди на том или ином этапе своей жизни задаются вопросом о психологической норме. Нормален ли я? Нормален ли мой ребенок? Нормально ли то, что делает мой партнер? Сегодня, соответственно, мы попытаемся разобраться, что означает слово «нормально» применительно к душевной жизни.

Начать здесь нужно с того, что у этого слова может быть несколько разных значений. Одни и те же феномены могут быть «нормальными» с одной точки зрения и «ненормальными» – с другой.

Во-первых, мы можем понимать норму статистически. Многие психологические и психофизиологические характеристики вариабельны в широком диапазоне, и разброс их значений можно описать через нормальное распределение. Если мы будем исследовать какой-то вариант интеллекта (например, измеряя способность решать типовые задачи из тестов Айзенка), то мы увидим небольшое количество исключительно эффективных испытуемых, небольшое количество исключительно неэффективных и много промежуточных, средних результатов. Эти средние результаты мы можем считать нормативными, а краевые результаты, соответственно, интерпретировать как одаренность или, наоборот, интеллектуальный дефицит. Но тут сразу возникает резонный вопрос: если «колокольчик» нормального распределения имеет плавную форму, то что дает нам основание для выделения в нем качественно различных областей? На каком основании мы считаем то или иное значение характеристики пороговым, задающим границы нормы? Ответ неутешителен: у нас нет этого основания. Выделение нормативной области является вопросом договоренности, и решение о границах нормы здесь принимается не на основании качественных различий, а скорее на основании психологического здравого смысла. Если из наблюдений мы знаем, что при некоторых достаточно низких значениях параметра человеку становится затруднительно функционировать (например, он не может усваивать школьную программу), то это позволяет нам сказать, что такие значения ненормативны. С другой стороны, мы можем подойти к этому вопросу формально, приняв за отклоняющиеся, например, верхние пять процентов результатов и нижние пять процентов результатов. Что мы можем сказать о человеке, который попадает в эти краевые зоны? Только то, что он точно отличается по некоторому отдельному параметру от большей части популяции. Мы не знаем, мешает это ему или нет. Мы не знаем, создает ли это проблемы для окружающих. Мы знаем только то, что он необычен.

Второй вариант – мы можем понимать норму функционально. В этом случае мы как раз начинаем с того, что задаем вопросы прагматического плана. Удобно ли жить с такой особенностью, безопасно ли это, не мешает ли это в каких-то важных аспектах жизни, не ухудшает ли это качество жизни? Например, Зигмунд Фрейд определил в свое время психическую норму как способность любить и работать. Что это означает? Это означает, что психически «нормальный» человек может поддерживать целенаправленную продуктивную деятельность в течение продолжительных отрезков времени, и он может выстраивать устойчивые близкие отношения, которые не становятся мучительными и разрушительными. Это удобный критерий, потому что его легко отслеживать. Если человек не удерживается ни на одном рабочем месте больше нескольких месяцев, мы понимаем, что какая-то проблема мешает ему функционировать. Если все его отношения распадаются в течение нескольких месяцев (или вообще не могут возникнуть), мы тоже можем понять, что есть какая-то проблема. С другой стороны, можно говорить о том, что у этого конкретного человека существенно более узкий диапазон условий, в которых он может хорошо функционировать, и в определенным образом организованной среде он может быть вполне устойчив, конструктивен и продуктивен, сохраняя все те же самые свои особенности. Например, глубокий интроверт имеет очень небольшую потребность в общении, и его отношения могут планомерно распадаться из-за того, что его партнеры систематически чувствуют себя обделенными вниманием. Значит ли это, что интроверт вообще плохо функционирует? Нет, это значит только то, что он не может поддерживать продолжительные близкие отношения с людьми, которым нужно много общения и много эмоциональной обратной связи. Однако вполне возможно, что у него могут быть очень устойчивые и комфортные отношения с другим глубоким интровертом. Аналогичным образом, определенный тип людей органически не способен приходить на работу вовремя, но очень хорошо функционирует в режиме свободного графика. Это ситуация, когда человеку вообще-то нравится работать, но у него свой специфический цикл активности. Например, он совсем непродуктивен рано утром и очень продуктивен в три часа ночи. Мы не можем сказать, что этот человек в принципе является негодным сотрудником; мы можем сказать только то, что он хорош на той работе, которую можно делать в три часа ночи, и не очень хорош на той работе, которую обязательно надо начинать делать в восемь утра.

Соответственно, третий смысл, который мы можем вкладывать в понятие нормы, связан со спектром типологических вариантов. Зеленоглазых людей, допустим, в популяции может быть не очень много, но мы не считаем зеленоглазость проблемой, а считаем ее просто одним из возможных вариантов пигментации радужной оболочки. Применительно к циклам активности мы можем выделять типы «жаворонков» и «сов», считая их просто индивидуальными вариантами. С этой точки зрения потребность работать именно в три часа ночи – это просто особенность определенного типа людей. Например, на некотором этапе гомосексуальность была извлечена из перечня сексуальных нарушений и начала считаться типологическим вариантом. Логика за этим стоит следующая: в популяции спонтанно возникает определенный процент гомосексуальных индивидуумов, попытки искусственно изменить их ориентацию оказываются вполне бесплодными, их ориентация не мешает им работать, поддерживать отношения и быть счастливыми – значит, видимо, это надо рассматривать как индивидуальную особенность. С точки зрения воспроизводства населения эта особенность, как мы понимаем, создает определенные сложности, но, во-первых, не то что бы человечество находилось на грани вымирания, а во-вторых, репродуктивные технологии шагнули достаточно далеко, чтобы появление потомства вообще перестало как-либо зависеть от сексуальной активности родителей. Если исходить из того, что конечная цель прикладной психологии в избавлении людей от душевных страданий, то, скажем, нормализация вариантов сексуального поведения в массовом сознании приносит больше пользы, чем попытки терапевтировать то, что изначально ничему и не мешало, потому что таким образом мы уменьшаем количество страданий, связанных со стигматизацией. Сама по себе ориентация страданий не причиняет, зато их причиняет необходимость скрываться, лгать о своих отношениях, переживание своей неправильности (патологичности, греховности), оскорбительные и оценочные реплики окружающих и т.д.

Четвертый смысл, соответственно, связан с границами социально приемлемого в конкретной культуре. В разных сообществах одни и те же вещи могут считаться нормальными, а могут вызывать бурное неприятие. Например, в нашей культуре нормализованы некоторые химические зависимости: зависимость от никотина и легкая степень зависимости от алкоголя. Известно, что эти виды зависимости имеют определенные негативные последствия для здоровья (причем как самого зависимого человека, так и окружающих его людей), но на уровне сообщества существует договоренность, что это приемлемое поведение, которое не является существенной и серьезной проблемой. Когда мы говорим о нормальном в смысле социальной приемлемости, мы имеем в виду, что у человека с определенными особенностями, вероятно, не возникнет проблем во взаимодействии с социумом, связанных с негативной реакцией на эти особенности. Такая нормальность, естественно, будет относительной характеристикой, зависящей от конкретного сообщества и его внутренних границ приемлемости. Применение физического и эмоционального насилия к детям, например, в одних культурах нормализовано, а в других считается недопустимым. Это не значит, что в одних культурах оно имеет меньше негативных последствий, чем в других. Это значит только то, что где-то это принято считать проблемой, а где-то не принято – в зависимости от того, насколько вообще на уровне сообщества чувства человека осознаются как ценность. Сообщество, которое стремится к эмоциональному благополучию своих членов, будет иметь другие границы приемлемости, чем сообщество, для которого остро стоит вопрос выживания и оно не имеет достаточно ресурса для того, чтобы заботиться еще и о тонких материях.

Клиент не всегда прав

Возможна ситуация, когда сообщество – например, исходя из культурного понимания нормы – говорит индивиду: «Знаешь, парень, ты больной, и тебе надо лечиться», – а индивид, опираясь на функциональное понимание нормы, отвечает на это: «Отстаньте, у меня все в порядке». Во многих случаях, если индивиду его особенности не мешают функционировать, такая позиция вполне оправдана. Иногда у индивида могут быть достаточно серьезные проблемы функционирования, но ему проще с ними мириться, чем принять идею, что с его психикой что-то не в порядке. Идея, что ты психически нездоров, очень страшная, и тем более страшная, чем больше в сообществе стигматизированы люди с психическими заболеваниями. Если на уровне общественного сознания лечение у психиатра не очень сильно отличается от лечения, например, у кардиолога, то человек, у которого присутствует некоторое психическое расстройство, с гораздо большей вероятностью признает его наличие и обратится за помощью, чем когда лечение у психиатра (тем более в стационаре) – это несмываемое пятно на репутации. Чем более стыдно быть психически нездоровым, тем больше в сообществе будет недиагностированных и нелеченых индивидов, которые могли бы функционировать гораздо лучше, если бы получали адекватную помощь.

Примерно так же срабатывают защитные механизмы у родителей особых детей. Быть мамой «дефективного» ребенка обидно и стыдно. Во-первых, у мамы собственная самооценка зависит от того, насколько развит, умен и успешен ее ребенок. Во-вторых, она боится мысли о том, что может быть как-то виновата в состоянии ребенка. В-третьих, у нее уже есть некоторые ожидания относительно будущего ребенка, и она часто бывает не готова отказаться от позитивного образа будущего, где ее ребенок будет успешным взрослым, и принять другое будущее, где она посвятит много лет уходу за инвалидом и попыткам адаптировать его к этому миру (а мир к нему). И это большая проблема, потому что иногда у мамы уходит несколько лет, чтобы смириться с реальностью того, что у ребенка есть серьезные трудности и он нуждается в помощи, а это как раз те годы, когда помощь была бы наиболее эффективна. Степень стигматизации здесь тоже играет большую роль. Когда «даун» – это слово с ярко выраженной негативной окраской, то маме ребенка с синдромом Дауна сложнее разговаривать вслух о трудностях ребенка, а окружающим, соответственно, сложнее воспринимать этого ребенка как живого человека, нуждающегося в поддержке. Поэтому, например, так ценны фильмы, книги, комиксы, где в качестве персонажей присутствуют особые люди. Они распространяют представление о том, что такие люди бывают, это живые люди с обычными человеческими проблемами (и некоторым количеством специфических), а не неведомые чудища.

– У меня ребенок аутичный.

– Как это?

– Ну, он типа Шелдона из «Теории большого взрыва».

– Ааа, ясно. У меня одноклассник был такой.

Когда нет стигмы, то диагноз становится не катастрофой, а просто фактом жизни, который нужно, естественно, как-то учитывать, но жизнь на нем не ломается и не заканчивается.

При некоторых психических расстройствах (например, при психозах в остром состоянии) непосредственно нарушается способность к критическому мышлению. На уровне симптоматики это проявляется, например, бредом. При этом человек становится неспособен объективно оценить свое состояние, потому что утрачивает контакт с реальностью. Мы не должны верить такому человеку, если он говорит, что у него все в порядке. Но с другой стороны, когда он находится в остром состоянии, то мы не сможем убедить его, что он нуждается в помощи, потому что рациональная аргументация в это время не действует. При определенных условиях такому человеку можно оказать помощь помимо его воли. Отечественное законодательство позволяет оказывать психиатрическую помощь принудительно в тех случаях, когда человек активно опасен для себя и окружающих, либо он может погибнуть, если его не госпитализировать. Последнее – это, например, случай старушки, впавшей в депрессию, которая ложится на диван и перестает есть. Она вроде бы и не пытается себя покалечить, но если не полечить эту старушку принудительно, то она имеет реальные шансы тихо умереть от голода на своем диване.

В норме (в том смысле, что по умолчанию у взрослых людей обычно это так работает) у нас сначала происходит некоторая когнитивная оценка ситуации, а потом в ответ на эту оценку возникает эмоция. Соответственно, мы можем управлять своими чувствами, меняя описание ситуации. Если мы описываем себя как неуспешного человека, то испытываем чувство неполноценности. Оно становится гораздо слабее, если мы меняем это описание на более подробное, например так: «мне трудно дается деятельность в ситуации конкуренции и соревнования, потому что я испытываю тревогу, которая мешает мне расслабиться и сосредоточиться на работе, и я боюсь оказаться неэффективным на фоне других». С этим уже можно работать: например, выбирать виды деятельности, не связанные с агрессивной конкуренцией. Утверждение «я тупой» при увеличении детализации может превратиться, например, в утверждение «я более медленно решаю математические задачи, тем большая часть людей, которые учатся вместе со мной (зато мне легко писать сочинения, а им трудно)», и это уже гораздо менее обидно.

При некоторых психических расстройствах эта механика работает наоборот: сначала возникает эмоция, а уже под эту эмоцию создается описание ситуации. Например, сначала сам собой возникает страх, а дальше психика достраивает обоснование. Почему мне страшно? Да потому что за мной охотятся спецслужбы, вот почему! Поэтому такое мышление и недоступно для рациональной аргументации. Его функция не в том, чтобы дать правильное описание ситуации, а в том, чтобы наделить смыслом то чувство, которое изначально не имеет под собой основания. Конкретный бредовой сюжет выбирается из культурного контекста, в который погружен человек. Например, бред о преследовании спецслужбами опирается на присутствующее в общественном сознании представление о том, что иногда спецслужбы действительно преследуют некоторых людей.

Засада здесь заключается в том, что чем выше уровень интеллекта у человека, тем более убедительные и правдоподобные обоснования он может выстраивать в болезненном состоянии и тем, соответственно, его сложнее диагностировать.

Иногда бывает и ровно обратная картина: человек хорошо информирован о своем состоянии и готов информировать о нем окружающих, чтобы они были в курсе и в случае чего не удивлялись. А окружающие, скажем, никогда не сталкивались с психиатрией, существуют в режиме выживания и привыкли не обращать внимание даже на собственные чувства.

– Я весной не мог работать, у меня была депрессия, – сообщает человек, страдающий депрессиями.

– Депрессия у него… Да ты просто лентяй безвольный и ищешь себе какие-то оправдания вместо того, чтобы за ум взяться.

У людей, страдающих депрессиями, очень хрупкая самооценка. Они периодами ощущают себя совершенно никчемными и ничтожными людьми. Им нужно было бы наоборот слышать про себя что-то позитивное и воодушевляющее, а они вместо этого получают ворох дополнительных негативных оценок.

Применительно к детям картина аналогичная:

– Простите, у моего ребенка аутизм.

– Да ты его просто не воспитываешь, вот он и носится!

На маму особого ребенка ложится дополнительный груз: с одной стороны, у нее огромное количество сил уходит на попытки отрегулировать своего ребенка, а с другой стороны, ей нужно справляться с потоком осуждения со стороны тех, кто искренне не понимает, насколько это на самом деле трудно.

Уже не обычный, еще не больной

Существует несколько типичных направлений, в которых может изменяться психика. Совокупность состояний с различной степенью нарушения функционирования, но сходными проявлениями и похожей внутренней логикой называется спектром. Например, есть шизо-аутистический спектр, а есть циклоидный. Первый, если говорить в двух словах, объединяет «чудаков», а второй – людей с перепадами настроения.

У спектра есть несколько уровней. Ядро спектра составляют нарушения психотического уровня, которые характеризуются утратой контакта с реальностью. Применительно к аутистическому спектру это разные формы шизофрении. Человек в остром психотическом состоянии не может понять, где реальность, а где болезненные проявления; бредовые идеи кажутся ему совершенно достоверными, галлюцинации вплетаются в реальность. Мы не сможем рационально объяснить человеку в этом состоянии, что его идеи не верны, потому что в этот момент у него отсутствует критика к себе и к происходящему.

Означает ли это, что человек, у которого диагностирована шизофрения, постоянно оторван от реальности? Вовсе необязательно. Бывают формы с непрерывным течением, а бывают приступообразные. Если у человека приступообразная форма, то в отсутствии медикаментозной терапии ему свойственно периодически на какое-то временя терять контакт с реальностью. Например, весной и осенью его начинают очень сильно беспокоить происки спецслужб, и тогда он активно ведет просветительскую работу, распространяя технологии по защите помещений от прослушивания с помощью проволочных контуров и алюминиевой фольги. Вне приступов этот человек может быть вполне адекватен. Он может осознавать, что болеет, может испытывать стыд за за свое поведение во время приступа, может быть очень заинтересованным в профилактике обострений и ответственно подходить к приему препаратов. Например, классик отечественной психиатрии Виктор Кандинский имел приступообразную форму, и галлюцинаторную симптоматику при шизофрении он описывал в том числе на материале собственного случая. Должны ли мы отметать его работы на основании того, что они были написаны психически больным человеком? Нет, потому что в тот момент, когда он их писал, он мыслил ясно.

Второй уровень – это нарушения психопатического уровня. Здесь у человека сохранен контакт с реальностью, но у него очень тяжелый характер – настолько, что это серьезно мешает ему функционировать. Особенности психопатического плана характеризуются тем, что присутствуют у человека постоянно, на протяжении всей жизни, они проявляются во всех ситуациях, мешают жить самому человеку и обременительны для окружающих.

А третий уровень – это уровень акцентуаций характера. Здесь мы увидим людей, которые по своим проявлениям напоминают тех, у кого нарушения психотического или психопатического уровня. Но у них те же самые особенности будут выражены более мягко, и они не будут препятствовать нормальной жизни.

Всех представителей аутистического спектра объединяет ряд общих особенностей. Это люди, которым тяжело дается общение; они могут быть замкнутыми, стеснительными или просто не заинтересованными в других. Они производят впечатление чудаков: странно выбирают слова, необычно мыслят, неконвенционально ведут себя, как будто нарочно игнорируя принятые нормы (а на самом деле – не замечая, не чувствуя их). Они эмоционально прохладные, часто угловатые и неловкие. Им сложно осознать свои чувства, и телесные потребности они тоже ощущают слабее (могут, например, не замечать чувство голода). Они склонны к высокому уровню абстрагирования, поэтому часто их привлекает математика. У них могут быть необычные и очень устойчивые интересы, и они поглощены тем, что их интересует. Им нравится предсказуемость и ритуальность, это люди привычки и четко сформированных предпочтений.

Мы увидим эти особенности и у людей, страдающих шизофренией, и у шизоидных психопатов – синдром Аспергера, в частности, можно рассматривать как шизотипическую психопатию, – и у шизоидных акцентуантов. Но одних представителей аутистического спектра мы будем рассматривать как имеющих заболевание, а других – как здоровых людей, состояние которых является вариантом нормы. На каком основании мы проводим это разделение? Мы проводим его, понимая норму в функциональном смысле – как способность учиться, работать, общаться, действовать в коллективе, выстраивать отношения.

Если речь идет о человеке, больном шизофренией, то в остром состоянии, как мы понимаем, он нетрудоспособен, потому что погружен в переживания и недоступен диалогу. По мере развития заболевания у него может нарастать так называемый шизофренический дефект – совокупность симптомов утраты. Он постепенно утрачивает чувства, стремление к поддержанию контактов, у него падает уровень активности, и в какой-то момент он может потерять способность учиться и работать, потому что у него не находится достаточно ресурса на поддержание систематической целенаправленной деятельности. Такой человек получает инвалидность.

При шизоидной психопатии человек сохраняет достаточно высокий уровень активности и контакт с реальностью, но ему может быть очень сложно подстроиться под окружающих людей. Во-первых, он в них не очень-то и заинтересован, во-вторых, он может чистосердечно не замечать правил и норм, а в-третьих, его поведение сильно зависимо от его собственных внутренних правил, ритуалов и переживаний. Аутичный ребенок может просто отказаться заходить в класс, где его что-то напрягает (слишком шумно, слишком пестро, а почему дверь, а вдруг ее закроют). Если неожиданно изменилось расписание и вместо математики нужно пойти рисовать, то это может вызывать чудовищный дискомфорт вплоть до протестных реакций и истерики, потому что ребенок точно знает, что должна быть математика, а ритуал – это святое. И таких трудностей возникает множество. При этом у ребенка может быть высокий уровень интеллекта, а учиться ему все равно тяжело, потому что нарушено поведение.

Значит ли это, что такой ребенок вообще не может учиться в школе? Нет, не значит. Иногда это значит, что ребенку нужен тьютор, который будет сопровождать его на занятиях, принимая на себя часть функции регуляции поведения, которую ребенок еще не может осуществлять полностью самостоятельно, помогая ему удерживать внимание на предмете и взаимодействовать с другими людьми. Иногда это значит, что ребенку нужен какой-то альтернативный формат школьного обучения. Бывает, что ребенок может сидеть на уроке, но только если класс маленький, потому что ему нужно достаточно много индивидуального внимания и он плохо переносит скопления людей. И так далее. Неблагоприятный вариант – это когда ребенок выводится полностью на домашнее обучение, потому что у него уже изначально есть коммуникативные трудности, и если он при этом не получает коммуникативного опыта, то разрыв со сверстниками нарастает и через некоторое время может стать непреодолимым. Шизоидному или аутичному ребенку очень важно общаться – именно потому, что ему это тяжело. Другой неблагоприятный вариант – это когда ребенок вброшен в переполненный класс массовой школы, и никто не помогает ему адаптироваться к этой ситуации. Если ребенок на этом месте отключится от происходящего и уйдет в себя (будет, например, просто мирно раскачиваться весь урок), то польза от его нахождения в школе устремится к нулю.

Взрослый человек, который хорошо осознает свои особенности и ограничения, может сознательно стремиться к тому, чтобы их преодолеть. Мы можем встретить аутичных людей, которые методично учились общаться по книжкам, или аутичных людей, которые собирают всю доступную информацию о человеке, прежде чем вступить с ним в контакт (так они точно знают, как и о чем с ним разговаривать). Такой человек может достичь не просто нормального уровня функционирования, но в интересующих его областях даже сверхэффективного. Он все равно будет очень необычен, и некоторые его «психологические костыли» будут гораздо более энергоемкими, чем то, что они призваны заменять, но мы уже не можем сказать, что особенности этого человека мешают ему жить. Такого человека мы можем называть успешно скомпенсированным.

Частью адаптации шизоидного или аутичного человека является поиск той среды, той жизненной ниши, где характерные шизоидные качества не только не будут препятствием к деятельности, но даже могут дать определенное преимущество. В частности, мы увидим скопление людей с такой структурой психики среди математиков, физиков, программистов. На этапе получения профессионального образования социальная ситуация для шизоидных людей становится проще, потому что они оказываются в окружении себе подобных, а с себе подобными договориться гораздо легче. Как минимум, нет необходимости долго объяснять свои заморочки, когда у каждого второго они идентично такие же. Оборотная сторона этого как раз в том, что взрослые шизоидные люди достаточно легко договариваются между собой, однако им все равно оказывается трудно взаимодействовать со всеми остальными. Поэтому они себя комфортнее ощущают в рабочих коллективах, которые опять же состоят в основном из шизоидов. Отдельный плюс такой ситуации – это то, что когда вокруг все немного странные, собственные странности на этом фоне не выделяются, и можно почувствовать себя нормальным (относительно этого сообщества) человеком.

Закономерно, если есть компенсация, то есть и декомпенсация. Если человек с шизоидной акцентуацией, обыкновенное состояние которого мы квалифицируем как вариант нормы, окажется в каких-то непереносимых для него обстоятельствах, то его функционирование может на некоторое время нарушиться. Значит ли это, что он из нормального стал ненормальным? Нет, это значит только то, что данные условия выходят за пределы диапазона, в котором этот человек может адекватно функционировать. Например, если мы посадим замкнутого, эмоционально хрупкого шизоида на телефон, чтобы он там работал техподдержкой, то он кончится очень быстро, потому что не рассчитан ни на такое количество общения, ни на такое количество эмоций, которое некоторые люди могут выдавать, если у них что-нибудь не работает. Этот человек может начать, например, заикаться и тикать глазом, а потом и вовсе свалится больным. Значит ли это, что данный человек плохой работник? Нет, это значит только то, что ему не стоит работать оператором техподдержки.

Такой уж возраст

Как мы понимаем, человек не сразу и не одномоментно обретает все свои психические функции, возможности и ресурсы. Есть некий процесс развития, в ходе которого они формируются. Соответственно, мы говорим о нормативах развития – ожидаемом возрасте, к которому становятся доступны те или иные вещи. Например, пока у дошкольника еще не сформирована теория ума (или он еще не научился ее применять), он будет в разговоре со взрослым упоминать всевозможных Кать, Вань, Анн Викторовн и прочих людей, ожидая, что взрослый понимает, о ком идет речь. В районе пяти лет ребенок еще может так делать по инерции, но не удивится, если у него запросить дополнительную информацию. И это нормально, потому что соответствует возрасту. А вот если так будет разговаривать школьник, то это уже вызовет у нас некоторые вопросы. Мы должны будем заинтересоваться, что у этого ребенка с коммуникативным навыком и понимает ли он, что мы не знакомы с этими людьми. Если же взрослый уверенно считает, что окружающие «достают мысли из его головы», то мы можем захотеть найти для этого взрослого хорошего психиатра.

Некоторые вещи в целом рассматриваются как патологические симптомы, но считаются нормативными на определенных этапах развития. Например, обильная и навязчивая рефлексия с постоянными размышлениями о себе, о людях и о смысле бытия будет подозрительной, если мы ее наблюдаем у тридцатилетнего человека, но совершенно нормальной – у подростка.

Еще один важный момент – это то, что психологическое развитие не является полностью запрограммированным, а в значительной степени зависит от среды и от опыта, который получает человек. В частности, те нормативы дошкольного развития, которыми мы пользуемся для оценки того, насколько правильно развивается ребенок и насколько успешно он усваивает образовательную программу, были набраны десятилетия назад, когда многие социальные ситуации развития были другими. Естественно, что когда у ребенка нет возможности пойти во двор и полдня там болтаться с другими детьми без присмотра взрослых и когда дома ему выдают планшет с мультиками, чтобы нейтрализовать в нем желание общаться, то это получается совсем другая речевая ситуация, и нас поэтому не должно удивлять, если мы на детской выборке увидим отставание по речевому развитию, допустим, на год от принятых нормативов. Оно сигнализирует не о том, что дети массово поглупели, а о том, что вот в такой ситуации развития, которая сейчас есть у детей в условиях города, речь развивается медленнее и труднее, чем полвека назад. И опять же мы можем подходить к этому по-разному. Можем называть этот эффект педзапущенностью (то есть замедлением развития из-за неблагоприятной среды). А можем решить, что сегодняшняя среда не лучше и не хуже той – она просто другая. И тогда мы принимаем другие нормативы и решаем, что вот в такой среде детям естественно развиваться вот с такой скоростью. Но если мы посмотрим с функциональной точки зрения, то нас будет интересовать, достаточно ли ребенку тех речевых навыков, которые он успевает получить, для решения его жизненных задач: для учебы, для социализации, для выстраивания отношений. Обнаружив, что местами речевых навыков явно не хватает, мы можем сказать, что развитие правильно относительно среды (ребенок научился всему, чему мог в таких обстоятельствах), но функциональные возможности ребенка недостаточны для решения стоящих перед ним задач. Поэтому, несмотря на отсутствие каких-то нарушений развития, ребенку все равно могут потребоваться развивающие занятия и помощь специалистов.

Кто на нас с медведем

Если мы посмотрим на ситуацию первого класса школы, то некоторые проблемы, с которыми там сталкиваются дети, очень похожи на проблемы ролевых персонажей на начальном уровне развития. Вот, например, приходит в первый класс умный мальчик, потомственный математик. Худой, немного неуклюжий, очкастый, невероятно сообразительный. Кто это такой? Это волшебник первого уровня. Проблемы низкоуровневых волшебников известны — заклинаний (способов непрямого решения проблем) у них очень мало, а отправить в нокаут их можно одним ударом. Если мы выпустим волшебника первого уровня в лес с гоблинами, его там съедят. Первого гоблина, допустим, он завалит единственным имеющимся у него заклинанием, но за первым придет еще пятнадцать, и дальше понятно.

Как можно выруливать из этой проблемы? Первый вариант – мы можем мультиклассировать волшебника. Применительно к мальчику – отправить его заниматься каким-нибудь самбо или айкидо. Как мы ожидаем, после этого он будет способен дать сдачи, если его обидят. Но тут есть два нюанса: во-первых, если у персонажа низкие показатели силы, ловкости и выносливости (представляем себе костлявое близорукое дитя), то воин из него сомнительный, даже если он пройдет боевую подготовку. А во-вторых, у волшебника есть свои собственные задачи (читать много книг, в первую очередь), на которые ему нужно много времени. И мы мешаем волшебнику развиваться как волшебнику, когда пытаемся сделать из него кого-то другого.

Второй вариант, который обычно можно наблюдать в настольных ролевых играх, – это когда проблема решается путем кооперации. Отдельно взятый волшебник нокаутируется с одного удара, но если перед ним стоит четыре воина (которые его очень любят, потому что он им дает списывать математику), то это уже совсем другая история. Сейчас, на этом уровне развития, волшебник находится в слабой позиции, и ему нужна поддержка. Волшебники начинают слабыми и раскачиваются долго, но дойдя до высоких уровней, они обретают огромные возможности, и там соотношение сил может радикально поменяться. То есть двадцать лет спустя мы этого же очкастого мальчика можем увидеть большим начальником, к которому придут устраиваться на работу те самые ребята, за чьими спинами ему когда-то приходилось прятаться.

Чтобы это работало, волшебнику нужен определенный уровень социального навыка и определенные идеи в картине мира. Например, если он убежден, что ценность личности измеряется интеллектом («с дураками дружить не буду»), он не сможет вступить в такой кооператив. Он не сможет вступить в такой кооператив, если он убежден, что его мозги и результаты его интеллектуального труда – это его личная собственность, а не ресурс группы. Если он готов делиться тем, в чем он сильнее других, то естественно, что к нему будут относиться гораздо лучше, и в ответ он тоже получит каких-то групповых ресурсов (в частности, ту самую физическую безопасность).

Если мы посмотрим на большой социум, то там мы можем увидеть похожие процессы. Например, есть люди, которые сознательно выбирают профессии врачей и учителей, понимая, что это будет тяжелая, неблагодарная и, вполне вероятно, плохо оплачиваемая работа. Они выбирают такие профессии, потому что хотят заботиться о других. Этим людям трудно отстаивать собственные интересы, и они будут безропотно продолжать заниматься своим делом, даже если им неуклонно ухудшать условия труда. Это их сила или слабость? Относительно отдельно взятого человека – слабость, потому что они не могут сами позаботиться о себе. А относительно большого социума – сила, потому что именно такие люди способны пронести культуру и гуманистические ценности через голод, войну и рыночную экономику. Что это за люди? Это жрецы, клерики. Если мы выпустим в лес с гоблинами отдельно взятого клерика, то без команды ему там будет так же кисло, как и волшебнику. Но и команде без клерика тоже придется нелегко. Если на уровне большого социума есть осознание ценности такой роли, то у представителей социальных профессий достойные условия труда, о них заботятся. Но большой социум может злоупотреблять их смирением и прогрессивно нагружать все большим количеством работы на все худших условиях. Тогда мы увидим выгорание клериков: они будут работать, пока у них хватит сил, а потом силы кончатся, и они либо сменят род деятельности, либо сменят мировоззрение и из добрых героев превратятся в злых. Очень многие равнодушные врачи и злобные школьные училки – это вот такие выгоревшие клерики. Понятно отсюда, почему в социальных профессиях преобладают женщины: если кооператив на уровне большого социума перестает работать (скажем, зарплата врача в поликлинике позволяет вести только нищенское существование и не позволяет прокормить семью), то женщина в этой ситуации может опереться на семейную кооперативную структуру и продолжать выполнять свою социальную роль, а мужчине, скорее всего, придется искать какую-то другую работу, потому что он в большей степени отвечает за материальное благополучие своей семьи.

Коротко

Какая здесь общая идея? Люди разные, и это нормально. Понятие психологической нормы связано не с одинаковостью, а скорее со способностью достаточно эффективно функционировать в обычных, не экстремальных условиях. Мы будем говорить о нарушении не в том случае, когда человек отличается от других, а в том случае, когда он не может справляться с определенными, достаточно обычными ситуациями: такими как школьное обучение, например. Мы не ждем, что любой «нормальный» человек будет способен решить любую задачу исключительно своими силами, но важный элемент успешной адаптации – это способность воспользоваться ресурсом группы или большого социума в тех случаях, когда собственных возможностей не хватает.

Принятие разнообразия людей помогает лучше понимать и учитывать возможности и потребности каждого отдельного человека — которые также могут быть весьма разнообразны. Если человеку для оптимального функционирования нужны какие-то специфические условия, это само по себе еще не говорит о ненормальности: только о том, что у этого человека есть определенные индивидуальные особенности.

1.7. Понятие нормы в психологии

Каждый психолог,
занимаясь практической деятельностью,
в той или иной мере сталкивался с
проблемой определения нормы и отклонения
от нее в поведении человека. Так, что же
считать нормой и как квалифицированно
определить аномальное
поведение?
     Объективного
ответа на этот вопрос не существует. Он
зависит исключительно от тех критериев,
которые приняты у представителей данной
культуры в определенную историческую
эпоху. То, что вчера считалось ненормальным,
завтра, возможно, будет казаться
нормальным, а то, что нам представляется
неприемлемым, иногда очень хорошо
вписывается в жизнь других
народов.
     Необходимо
также различать критерии, которыми
пользуются другие люди, определяя
поведение раздражающего или вызывающего
у них недоумение человека как
«ненормальное», от тех критериев,
которыми при этом пользуется сам этот
человек, характеризуя, например, свое
состояние, когда он не способен преодолеть
собственное расстройство или даже
просто сообщить о нем.

     Как
правило, чем реже встречается та или
иная форма поведения, тем больше
вероятность, что ее будут воспринимать
как аномальную. Как и в случае интеллекта,
речь идет здесь о статистическом
критерии, позволяющем утверждать, что
от 2 до 3% людей по обе стороны от того
большинства, которое ведет себя более
или менее «нормально», окажутся
люди соответственно «слишком» или
«недостаточно» общительные,
беспокойные, организованные и т.д.

     Чаще всего, однако,
«ненормальным» считают человека,
«вышедшего из всех нормальных рамок»,
все поведение которого идет вразрез с
ценностями, привычками или установками
других людей.

    Поведение
будет считаться тем «ненормальнее»,
чем больше опасности оно будет представлять
для самого человека или для окружающих.
В качестве примеров можно привести
суицидальные действия, злоупотребление
наркотиками или поведение, создающее
угрозу для общественного порядка.
     Одним
из критериев аномальности может быть
тот факт, что «расшифровка»
окружающего мира головным мозгом
происходит у данного человека не так,
как у других. Мы знаем, что наше восприятие
действительности организуется и
«стандартизируется» головным
мозгом, важная функция которого состоит
в фильтрации внешних сигналов. Всякое
отклонение от «нормальной»
расшифровки этих сигналов связано с
риском неправильной адаптации. Именно
так обстоит дело у людей с нарушениями
слуха или обоняния, а также у тех, кто
склонен воспринимать взгляды и жесты
других людей как враждебные или, наоборот,
как самые благожелательные.
     Кроме
того, дело может заключаться и в изменении
уровня сознания, связанном с его
«помрачением», что может стать
причиной зрительных или слуховых
галлюцинаций.
Такого рода частые погружения во
внутренний мир нормально воспринимаются
лишь у некоторых народов, где их
рассматривают как способ общения с
«потусторонним миром». Западная
культура единственно нормальным
состоянием сознания признает
экстравертированное сознание.
     Но
еще сильнее, чем перечисленные симптомы,
внимание к человеку могут привлечь
эмоциональные нарушения, например,
преувеличенные проявления грусти или
гнева, безосновательные страхи или
депрессия, вызванная травмирующим
событием, преодолеть которую человек
не в состоянии.

     Наконец,
бывает, что и без каких-либо эмоциональных
расстройств человек оказывается
неспособным преодолеть жизненный
стресс, что ведет к уходу в себя или
просто уединению и тем самым к разрыву
нормальных путей общения с другими
людьми.
     Таким образом,
понятие нормы весьма неоднозначно, и
если вдуматься, то можно прийти к выводу,
что четкой границы между «приемлемым»
и «неприемлемым» нет. Не существует
и «идеальной» нормы. Всякий человек
в той или иной степени ненормален. Просто
у отдельных людей некоторые свойства
выражены сильнее, чем у остальных, и
поэтому такие люди нуждаются в поддержке,
чтобы адаптироваться.

Основным потребителем
дифференциально-психологических знаний
является психодиагностика. В психологии
индивидуальных различий рождаются
понятия, для измерения которых затем
создаются или подбираются методики.
Здесь же возникает представление о
способах оценки и интерпретации
полученных результатов. В связи с этим
очень важным является понятие
психологической нормы, очень неоднородное
по своему содержанию, на которое оказывают
влияние по меньшей мере четыре фактора.

1.
Норма – статистическое понятие.

Нормальным признается то, чего много,
что относится к середине распределения.
А «хвостовые» его части, соответственно,
указывают на область низких («субнормальных»)
или высоких («супернормальных») значений.
Для оценки качества мы должны соотнести
показатель человека с другими и таким
образом определить его место на кривой
нормального распределения. Очевидно,
что приставки «суб» и «супер» не дают
этической или прагматической оценки
качества (ведь если у человека
«супернормальный» показатель
агрессивности, едва ли это хорошо для
окружающих и для него самого).

Нормы не абсолютны,
они развиваются и получаются эмпирически
для данной группы (возрастной, социальной
и других). Так, например, на протяжении
последних лет показатель маскулинности
по опроснику MMPI у девушек устойчиво
повышен; однако это говорит не о том,
что они поголовно ведут себя как юноши,
а о необходимости пересмотра устаревших
норм.

2. Нормы
обусловлены социальными стереотипами.

Если поведение человека не соответствует
общепринятому в данном обществе, оно
воспринимается как отклоняющееся.
Например, в российской культуре не
принято класть ноги на стол, а в
американской это никем не осуждается.

3. Нормы
ассоциируются с психическим здоровьем
.
Ненормальным может считаться то, что
требует обращения к клиницисту. Необходимо
отметить, однако, что и в психиатрии
оценочный подход дискутируется, а в
качестве наиболее существенных указаний
на отклонение от нормы принимается
нарушение продуктивности деятельности
и способности к саморегуляции. Так,
например, когда пожилой человек, осознавая
слабость своей памяти, использует
вспомогательные средства (записную
книжку, раскладывание необходимых
предметов в поле зрения), то это поведение
соответствует норме, а если он, относясь
к себе некритически, отказывается от
необходимости «протезировать» свое
жизненное пространство, то это приводит,
в конечном счете к неспособности решать
поставленные задачи и свидетельствует
о нарушении психического здоровья.

Споры начинаются
тогда, когда нужно решить, какой должна
быть эта поддержка — социальной,
психологической или медицинской. Выбор,
который в этих случаях необходимо
сделать, по существу, зависит от того
подхода, к которому прибегают в попытках
объяснить аномальное поведение, а также
определяется историей борьбы с «безумием»
в нашем обществе.
     Проблема
нормы, а точнее, изучения психологических
особенностей здорового человека в
последнее время относится к числу
перспективных теоретико-практических
направлений в психологии.

Определение
факторов, противостоящих возникновению
расстройств психики, выявление личностных
параметров, которые приводят к повышению
устойчивости к неблагоприятным
воздействиям окружающей среды может
способствовать гораздо лучшему пониманию
этиологии организменных поломок.

Представления
о психическом здоровье человека в высшей
степени обусловлены историческим и
социокультурным аспектами. Современное
его понимание сводится в основном к
следующему: психическое здоровье —
состояние душевного благополучия,
которое характеризуется отсутствием
болезненных психических проявлений,
обеспечивающее регуляцию поведения,
адекватного условиям окружающей среды.
В понятии психического здоровья
отражены общественные и групповые нормы
и ценности.
     Критерии
психического здоровья в настоящее время
выражаются в следующих позициях:

  • адекватность
    субъективных образов объективной
    действительности;

  • адекватность
    уровней зрелости эмоционально-волевой
    и интеллектуальной сфер возрасту;

  • способность
    к саморегуляции поведения;

  • разумное
    планирование жизненных целей и
    поддержание активности при их достижении.

4. Наконец,
представление о нормах определяется
ожиданиями, собственным необобщенным
опытом и другими субъективными
переменными:

так, например, если первый ребенок в
семье начал говорить в возрасте полутора
лет, то второй, который к двум годам еще
не научился свободно изъясняться,
воспринимается как наделенный признаками
отставания.

В. Штерн, призывая
к осторожности в оценке человека,
отмечал, что, во-первых, психологи не
имеют права из установленной аномальности
того или иного свойства делать заключение
об анормальности самого индивида как
носителя этого свойства и, во-вторых,
невозможно установленную анормальность
личности свести к узкому признаку как
ее единственной первопричине.

В современной
диагностике понятие «норма» используют
при изучении внеличностных характеристик,
а когда речь заходит о личности, применяют
термин «особенности», тем самым
подчеркивая намеренный отказ от
нормативного подхода. (С. К. Нартова-Бочавер)

Итак, нормы – это
не застывшее явление, они постоянно
обновляются и изменяются. Обязательно
должны регулярно пересматриваться и
стандарты психодиагностических методик.

Лекция 2.

Понятие психологической нормы | Psylist.net

Основным потребителем дифференциально-психологических знаний является психодиагностика. В психологии индивидуальных различий рождаются понятия, для измерения которых затем создаются или подбираются методики. Здесь же возникает представление о способах оценки и интерпретации полученных результатов. В связи с этим очень важным является понятие психологической нормы, очень неоднородное по своему содержанию, на которое оказывают влияние по меньшей мере четыре фактора.

1. Норма – статистическое понятие. Нормальным признается то, чего много, что относится к середине распределения. А «хвостовые» его части, соответственно, указывают на область низких («субнормальных») или высоких («супернормальных») значений. Для оценки качества мы должны соотнести показатель человека с другими и таким образом определить его место на кривой нормального распределения. Очевидно, что приставки «суб» и «супер» не дают этической или прагматической оценки качества (ведь если у человека «супернормальный» показатель агрессивности, едва ли это хорошо для окружающих и для него самого).

Нормы не абсолютны, они развиваются и получаются эмпирически для данной группы (возрастной, социальной и других). Так, например, на протяжении последних лет показатель маскулинности по опроснику MMPI у девушек устойчиво повышен; однако это говорит не о том, что они поголовно ведут себя как юноши, а о необходимости пересмотра устаревших норм.

2. Нормы обусловлены социальными стереотипами. Если поведение человека не соответствует общепринятому в данном обществе, оно воспринимается как отклоняющееся. Например, в российской культуре не принято класть ноги на стол, а в американской это никем не осуждается.

3. Нормы ассоциируются с психическим здоровьем. Ненормальным может считаться то, что требует обращения к клиницисту. Необходимо отметить, однако, что и в психиатрии оценочный подход дискутируется, а в качестве наиболее существенных указаний на отклонение от нормы принимается нарушение продуктивности деятельности и способности к саморегуляции. Так, например, когда пожилой человек, осознавая слабость своей памяти, использует вспомогательные средства (записную книжку, раскладывание необходимых предметов в поле зрения), то это поведение соответствует норме, а если он, относясь к себе некритически, отказывается от необходимости «протезировать» свое жизненное пространство, то это приводит в конечном счете к неспособности решать поставленные задачи и свидетельствует о нарушении психического здоровья.

4. Наконец, представление о нормах определяется ожиданиями, собственным необобщенным опытом и другими субъективными переменными: так, например, если первый ребенок в семье начал говорить в возрасте полутора лет, то второй, который к двум годам еще не научился свободно изъясняться, воспринимается как наделенный признаками отставания.

В. Штерн, призывая к осторожности в оценке человека, отмечал, что, во-первых, психологи не имеют права из установленной аномальности того или иного свойства делать заключение об анормальности самого индивида как носителя этого свойства и, во-вторых, невозможно установленную анормальность личности свести к узкому признаку как ее единственной первопричине. В современной диагностике понятие «норма» используют при изучении внеличностных характеристик, а когда речь заходит о личности, применяют термин «особенности», тем самым подчеркивая намеренный отказ от нормативного подхода.

Итак, нормы – это не застывшее явление, они постоянно обновляются и изменяются. Обязательно должны регулярно пересматриваться и стандарты психодиагностических методик.

С. К. Нартова-Бочавер

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Дифференциальная психология:

23. Понятие «нормы» в психологии и ее критерии.

Понятие «нормы»
важно для психодиагностики и психологии
индивидуальных различий.

Влияние оказывают
четыре фактора.

1. Норма –
статистическое понятие. Нормальным
признается то, чего много, что относится
к середине распределения. А «хвостовые»
его части, соответственно, указывают
на область низких («субнормальных») или
высоких («супернормальных») значений.
Для оценки качества мы должны соотнести
показатель человека с другими и таким
образом определить его место на кривой
нормального распределения. Нормы не
абсолютны, они развиваются и получаются
эмпирически для данной группы (возрастной,
социальной). Например, на протяжении
последних лет показатель маскулинности
по опроснику MMPI у девушек устойчиво
повышен; однако это говорит не о том,
что они поголовно ведут себя как юноши,
а о необходимости пересмотра устаревших
норм.

2. Нормы обусловлены
социальными стереотипами. Если поведение
человека не соответствует общепринятому
в данном обществе, оно воспринимается
как отклоняющееся.

3. Нормы ассоциируются
с психическим здоровьем. Ненормальным
может считаться то, что требует обращения
к клиницисту. Необходимо отметить,
однако, что и в психиатрии оценочный
подход дискутируется, а в качестве
наиболее существенных указаний на
отклонение от нормы принимается нарушение
продуктивности деятельности и способности
к саморегуляции.

4. Представление
о нормах определяется ожиданиями,
собственным необобщенным опытом и
другими субъективными переменными:
так, например, если первый ребенок в
семье начал говорить в возрасте полутора
лет, то второй, который к двум годам еще
не научился свободно изъясняться,
воспринимается как наделенный признаками
отставания.

В. Штерн, призывая
к осторожности в оценке человека,
отмечал, что, во-первых, психологи не
имеют права из установленной аномальности
того или иного свойства делать заключение
об анормальности самого индивида как
носителя этого свойства и, во-вторых,
невозможно установленную анормальность
личности свести к узкому признаку как
ее единственной первопричине. В
современной диагностике понятие «норма»
используют при изучении внеличностных
характеристик, а когда речь заходит о
личности, применяют термин «особенности»,
тем самым подчеркивая намеренный отказ
от нормативного подхода.

Итак, нормы – это
не застывшее явление, они постоянно
обновляются и изменяются. Обязательно
должны регулярно пересматриваться и
стандарты психодиагностических методик.

Вот
что написано об
аномальном развитии
:
Аномальное развитие в широком
смысле

– всякое отклоняющееся от нормативного
(по психологическим и социокультурным
нормам) развитие ребенка, в том числе и
с ретардацией (задержка) и с акселерацией.
Широкий смысл включает 2 категории
детей:

1)с
опережающим интеллектуальным, моторным,
эмоциональным и социальным развитием,

2)
с задержкой развития указанных сторон
или с разнообразными сочетаниями
нарушений развития (нарушения развития
у детей с генетической, перинатальной,
неврологической, психической патологией,
с умственной отсталостью разных форм,
с нарушениями адаптации). Аномальное
развитие в узкий
смысл

– болезненное по происхождению
(генетическая патология, органическая
патология и т.д.), ведущее к дезадаптации
отклонение в развитии.

В
патопсихологии в определении нормы и
психического здоровья обычно придерживаются
определения ВОЗ: «Не только отсутствие
болезней, но состояние физического,
социального и психического благополучия».
Психологические критерии, которые
помогают различить нормальное и
аномальное состояние:

  1. Неадекватность
    поведения человека в той ситуации, в
    которой он находится.

  2. Отсутствие
    критичности

    по отношению поступкам, к своему
    физическому и психическому состоянию,
    своему поведению.

  3. Непродуктивность
    деятельности
    .
    Человек не нацелен на конечный результат
    своей деятельности. Деятельность
    подменяется разговорами, планированием,
    обещаниями, но далее слов дело не идет.

Оценочное содержание
нормы: нормой считается некоторый
идеальный
образец
состояния
человека. У такого образца всегда есть
философское и мировоззренческое
обоснование как состояния «совершенства»,
к которому должны в той или иной мере
стремиться все люди. В этом аспекте
норма выступает в качестве идеальной
нормы —

субъективного, произвольно устанавливаемого
норматива,
который принимается за совершенный
образец по соглашению каких-либо лиц,
обладающих правом установления таких
образцов и имеющих власть над другими
людьми. В качестве норматива
идеальная норма

выступает средством упрощения многообразия
форм жизнедеятельности организма и
проявлений личности, в результате чего
одни из них признаются удовлетворительными,
тогда как другие оказываются за гранью
допустимого, приемлемого уровня
функционирования. Таким образом, в
понятие нормы может быть включен
оценочный, предписывающий компонент:
человек должен быть таким, а не иным.
Все, что не соответствует идеалу,
объявляется ненормальным.

Проблема
нормы-норматива связана с проблемой
выбора нормативной группы
— людей, чья
жизнедеятельность выступает в качестве
стандарта, по которому измеряется
эффективность уровня функционирования
организма и личности. В число норм-нормативов
включаются не только идеальные нормы,
но также функциональные
нормы, социальные нормы и индивидуальные
нормы
.

Функциональные
нормы

оценивают
состояния человека с точки зрения их
последствий (вредно или не вредно) либо
возможности достижения определенной
цели (способствует или не способствует
это состояние реализации связанных с
целью задач).

Социальные нормы
контролируют
поведение человека, заставляя его
соответствовать некоторому желаемому
(предписываемому со стороны окружения)
или установленному властью образцу.

Индивидуальная
норма

предполагает сравнение состояния
человека не с другими людьми, а с
состоянием, в котором человек обычно
пребывал раньше и которое соответствует
его личным (а не предписываемым обществом)
целевым установкам, жизненным ценностям,
возможностям и обстоятельствам жизни.
Идеальное с точки зрения индивида.

Понятие нормы в клинической психологии, подходы  и их характеристика.

Норма — это термин, в который может вкладываться два основных содержания. Первое — статистическое содержание нормы:это уровень или диапазон уровней функционирования организма или личности, который свойственен большинству людей и является типичным, наиболее часто встречающимся. В этом аспекте норма представляется некоторым объективно существующим явлением.

Статистическая норма определяется посредством вычисления среднеарифметических значений некоторых эмпирических (встречающихся в жизненном опыте) данных. Например, большинство людей не боятся оказаться в замкнутом пространстве и вступают в гетеросексуальные контакты, следовательно, отсутствие такого страха и отсутствие гомосексуальных контактов — это статистически нормально.
Второе — оценочное содержание нормы:нормой считается некоторый идеальный образец состояния человека. У такого образца всегда есть философское и мировоззренческое обоснование как состояния «совершенства», к которому должны в той или иной мере стремиться все люди. В этом аспекте норма выступает в качестве идеальной нормы — субъективного, произвольно устанавливаемого норматива,который принимается за совершенный образец по соглашению каких-либо лиц, обладающих правом установления таких образцов и имеющих власть над другими людьми: например, специалистов, лидеров группы или общества и т. п. Таким образом, в понятие нормы может быть включен оценочный, предписывающий компонент: человек должен быть таким, а не иным. Все, что не соответствует идеалу, объявляется ненормальным.



В число норм-нормативов включаются не только идеальные нормы, но также функциональные нормы, социальные нормы и индивидуальные нормы.

Функциональные нормы оценивают состояния человека с точки зрения их последствий (вредно или не вредно) либо возможности достижения определенной цели (способствует или не способствует это состояние реализации связанных с целью задач).
Социальные нормы контролируют поведение человека, заставляя его соответствовать некоторому желаемому (предписываемому со стороны окружения) или установленному властью образцу.
Индивидуальная норма предполагает сравнение состояния человека не с другими людьми, а с состоянием, в котором человек обычно пребывал раньше и которое соответствует его личным (а не предписываемым обществом) целевым установкам, жизненным ценностям, возможностям и обстоятельствам жизни.

Любое отклонение от установленной нормы может характеризоваться как патология. В медицинском лексиконе под патологией обычно подразумевается нарушение на биологическом уровне функционирования организма. Однако в клинической психологии в содержание понятия «патология» также включаются и такие отклонения от нормы, в которых нет никаких биологических компонентов (отсюда вполне возможно и правомерно употребление терминов «патологическая личность» или «патологическое развитие личности»). Употребление слова «патология» акцентирует внимание на том, что нормальное состояние, функционирование или развитие личности изменяется вследствие морфо-функциональных нарушений (т. е. на уровне мозговых, психофизиологических, эндокринных и иных биологических механизмов регуляции поведения).

В отношении биологической нормы можно установить более или менее четкие объективные границы допустимого разброса уровней функционирования человека, при котором организму не угрожает гибель от структурных и функциональных изменений. В отношении же определения психической нормы никаких четких объективных границ установить нельзя, поскольку здесь доминирует произвольный оценочный, нормативный подход. Установление пределов, характеризующих норму, оказывается тесно связано с теоретическими представлениями о природе личности, в которых моделируется некоторое идеальное представление о человеке как социальном существе. Например, в классическом психоанализе гомосексуальность трактуется как патология, тогда как в современных психологических теориях, ориентированных на понятие индивидуальной нормы — как норма.

В науке существует два подхода к определению состояния здоровья: негативный и позитивный.
Негативное определение здоровья рассматривает последнее как простое отсутствие патологии и соответствие норме. Здесь норма рассматривается как синоним здоровья, а патология — болезни. Однако понятия нормы и патологии более широкие, чем понятия здоровья и
болезни. Норма и патология всегда охватывают целое множество взаимопереходящих состояний. Здоровье и болезнь выступают как дискретные, четко очерченные в своих границах состояния. Они связаны не с объективно регистрируемым отклонением от нормы, а с субъективным состоянием хорошего или плохого самочувствия, оказывающего влияние на выполнение нами повседневных функций в деятельности, общении и поведении.


Характеристика общего самочувствия оказывается центральным звеном разграничения здоровья и болезни. Здоровый человек — это тот, кто благополучно себя чувствует и поэтому может выполнять повседневные социальные функции.

Больной человек — это тот, кто имеет плохое самочувствие и поэтому не может выполнять повседневные социальные функции. При этом действительное наличие или отсутствие различных отклонений от нормы на биологическом уровне существования зачастую не является определяющим для отнесения себя к здоровым или больным. Например, люди, употребившие алкоголь на вечеринке, имеют отклонения от «нормальных» параметров психического функционирования (находятся в так называемом «измененном состоянии сознания»), однако, они не являются больными до тех пор, пока у них не нарушается выполнение социальных функций. Получается, что понятие здоровья шире, чем понятие нормы, а понятие болезни по содержанию отличается от понятия патологии. Это обстоятельство привело исследователей к поиску позитивных концепций здоровья.
Позитивное определение здоровья не сводит последнее к простому отсутствию болезни, а пытается раскрыть его автономное от болезни содержание.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Понятие нормы в клинической психологии

Понятие нормы в клинической психологии

Определение 1

Норма – это явление группового сознания, представленное в виде разделяемых группой воззрений и частных мнений членов группы о требованиях к поведению индивидов с учетом их социальных ролей, формирующих благоприятные условия общественного бытия.

С термином «норма» как правило, взаимосвязано представление о здоровье, с термином «патология» ‒ о болезни, которую нужно лечить.

Необходимо отметить, что однозначной позиции к понятию «норма» сегодня нет. Одним из основных источников заимствований в психологической науке считается комплекс медицинских терминов, в частности, психиатрии, где термин «нормы» традиционно присутствует в виде дихотомии «норма ‒ патология».

Определение 2

С позиции медицины норма ‒ синоним здоровья, баланса всех жизненных процессов в организме; патология ‒ синоним заболевания, деструкции, дисгармонии.

Имеется также представление врачей о том, что норма ‒ это оптимум функционирования и формирования систем и органов организма.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 1

Болезнь ‒ это гипо-, гипер- или извращение функции систем и органов организма, которые проявляются вовне, нарушают его взаимодействие со средой обитания и мешают сохранению условного постоянства его внутренней среды (гомеостаза).

В науке выработано несколько различных технологий описания нормы, несколько типов ее осмысления:

  • нормальным является то, что типично;
  • нормальным является то, что наиболее адаптировано к окружающей среде;
  • нормальным является то, что часто встречается, что бывает у основной массы;
  • нормальным является то, что считается стандартным;
  • нормальным является отсутствие патологии (отрицательный признак нормы).

ВОЗ выделила и описала разные уровни здоровья психики:

  1. Уровень эталонного (идеального) здоровья, под которым рассматривается полная адаптация индивида, его гармоническое формирование, положительная представленность всех мер здоровья психики. На уровне эталонного здоровья не проявляется возможность появления каких-либо расстройств психики.
  2. Среднестатистический уровень, при котором состояние характеристики психики отвечает популяционным признакам, с учетом возраста, пола, положения в обществе, социокультурных критериев и прочего. На данном уровне допускается возможность вероятных поведенческих расстройств психики (например, в границах кризисов личностного становления).
  3. Конституциональный уровень, который связан с типологиями устройства тела и психики. На данном уровне допускалось присутствие групп риска, характеризуемых в связи со свойствами конституции.
  4. Уровень акцентуаций как вариаций заострения черт характера человека, который связан с высокой уязвимостью к установленным обстоятельствам жизни.
  5. Уровень предболезни, при котором фиксировалось присутствие отдельных признаков расстройства психики.

На практике психопатологический подход в оценке нормы был реализован на представлении о том, что при отсутствии каких бы то ни было признаков человек здоров. Все же необходимо обозначить, что в различных культурах и в разные периоды истории могут отмечаться различные признаки заболевания, к тому же большая часть условно здоровых людей имеют, тем не менее, хотя бы один какой-либо признак заболевания.

Были выделены также следующие виды норм:

  • Статистическая норма – обусловливается посредством опытных среднестатистических данных (ненормальный – следовательно, необычный).
  • Идеальная норма – «состояние совершенства», установление того, как должно быть в идеале (ненормальный – не отвечающий требованиям идеала).
  • Социальная норма – предписанные социумом поведенческие нормы (ненормальный – отклоняющийся от нормы).
  • Субъективная норма – критерием ее оценки пвыступают индивидуальные данные (ненормальный – не подходящий для индивида).

В ходе оценки психологического состояния человека, как правило, используют различные виды норм. Норматив и норма считаются изменчивыми категориями, динамичными, но лишь в установленных границах, в пределах которых человек может реализовать нормальную жизнедеятельность.

Базируясь на понятийно-концептуальном аппарате медицины, психология, совершенствовала и свои психологические концепции болезни и здоровья.

Статистический подход к пониманию нормы

Длительное время в медицинской психологии преобладал статистический подход, при котором категория нормы применялась в качестве базисного критерия сопоставления текущего (актуального) и постоянного (обычного) состояния людей.

В нашем сознании с термином нормы тесным образом связано состояние здоровья. Несоответствие же нормы рассматривается как болезнь и патология.

Таким образом, статистический подход отсекает личностные черты и формы поведения, за которыми могут скрываться проявления яркой индивидуальности, оригинальности, необычности, характеризуя данную оригинальность в определениях расстройства психики. Вследствие этого представленный подход используется в настоящее время в ограниченном ряде случаев.

Идеологический подход к понятию нормы

Идеологический подход предлагает иное направление в разработке термина нормы.

Нормой можно полагать определенный идеальный образец состояния человека, к которому должны в той или другой мере стремятся все люди, и к которому психолог должен вести клиента в ходе процесса консультирования.

Проблема нормы-норматива, которая связана с вопросом избрания нормативной группы ‒ людей, чья жизнь выступает в качестве эталона, по которому измеряется эффективность уровня функционирования личности и организма.

В зависимости от того, каких людей наделенные властью эксперты (психологи или психиатры) включают в нормативную группу, устанавливаются разные границы нормы.

Использование идеологического подхода к установлению нормы также носит ограниченный, частный характер.

Феноменологический подход к понятию нормы

Феноменологический подход приобретает все большее распространение в психиатрии и психологии.

В. Д. Менделевич в своей книге «Клиническая и медицинская психология» рассматривает принципы разграничения феноменов психопатологии и психологии, которые базируются на феноменологическом подходе к оценке патологии и нормы.

В качестве первого принципа автор приводит цитату принцип Курта Шнайдера, который говорит о том, что в связи с вероятностью феноменологического сходства с психическим заболеванием (психопатологическим признаком) признается исключительно то, что может быть доказано.

Доказательство, в соответствии с принципом Курта Шнайдера, строится на «двух логиках»: оценке логики поведения и обоснования испытуемым своего поведения и логике доказательства.

Еще одним принципом, которым руководствуется научная диагностика, считается принцип «презумпции психической нормальности». В согласовании с выделенным принципом, человек для всех считается психически здоровым, пока не подтверждено обратное, и никто не вправе требовать от него подтверждения данного явного факта.

Предварительная регистрация становится нормой в психологической науке — Ассоциация психологических наук — APS

В психологии происходит методологическая революция, и предварительная регистрация находится на переднем крае. Методологи обосновали ценность предварительной регистрации — уточнения плана исследования, гипотез и плана анализа до наблюдения за результатами исследования. И действительно, вряд ли радикально утверждать, что прогнозы должны быть уточнены перед просмотром данных.

Предварительная регистрация улучшает исследования двумя способами. Во-первых, предварительная регистрация обеспечивает четкое различие между подтверждающим исследованием, в котором данные используются для проверки гипотез, и исследовательским исследованием, в котором данные используются для генерации гипотез. Ошибочное принятие исследовательских результатов за подтверждающие тесты ведет к ложной уверенности в воспроизводимости представленных результатов.

Во-вторых, предварительная регистрация может уменьшить влияние систематической ошибки публикации на оценку размера эффекта. Журналы отдают предпочтение материалам, в которых сообщается о статистически значимых эффектах, а это смещение имеет тенденцию к завышению оценок размера эффекта в опубликованной литературе.Если предварительная регистрация размещена в реестрах с возможностью поиска, то можно найти все исследования по теме, а не только опубликованные исследования.

Реестры доступны для внесения и обнаружения предварительной регистрации. Возникающее исследовательское сообщество оценивает степень, в которой ученые могут принять и практиковать предварительную регистрацию. Многие журналы отмечают статьи о предварительно зарегистрированных исследованиях со значками. Связанная с этим тенденция заключается в том, что журналы принимают зарегистрированные отчеты, в которых предварительная регистрация передается на экспертную оценку до начала сбора данных.

Вследствие всего этого ученые-психологи проводят предварительную регистрацию исследований с беспрецедентной и ускоряющейся скоростью. Происходят изменения, во многом благодаря журналам APS, и существует множество рекомендаций для ученых, желающих принять эту практику. Вот несколько примеров:

  • Ученый-психолог EJ Wagenmakers и его коллеги представили теоретическое обоснование предварительной регистрации в «Программе чисто подтверждающих исследований» — одной из наиболее цитируемых статей из влиятельного специального выпуска журнала Perspectives on Psychological Science за 2012 год. по совершенствованию исследовательской практики.
  • В статье 2016 Observer , Psychological Science Главный редактор Стив Линдси, Дэн Саймонс, редактор нового журнала APS Advances in Methods and Practices in Psychological Science и Clinical Psychological Science Editor Scott Лилиенфельд рассмотрел основы предварительной регистрации и описал, как она используется для публикации в журналах APS.
  • Брайан Носек и его коллеги только что опубликовали «Революцию предварительной регистрации», статью в протоколе Proceedings for the National Academy of Sciences , в которой рассматриваются некоторые прагматические проблемы для проведения предварительной регистрации, например, что делать, когда данные уже существуют или исследование может быть многомерным или продольным.
Вставка 2: Университеты, возглавляющие конкурс на предварительную регистрацию COS по состоянию на 19 февраля 2018 г. Полный список можно найти на сайте https://cos.io/prereg/.

Организации в области социальных и поведенческих наук создали реестры, чтобы упростить предварительную регистрацию. Эти группы включают регистр RCT Американской экономической ассоциации, eGAP для политических исследований, RIDIE для экономики развития и бесплатную службу рабочего процесса OSF (http: osf.io) для любых исследований. Реестры, такие как OSF, позволяют исследователям запретить предварительную регистрацию, чтобы они могли завершить свое исследование до того, как сделать свои разработки общедоступными.AsPredicted.com также предоставляет простой способ создания предварительной регистрации, хотя это не формальный реестр, поскольку его предварительная регистрация может оставаться конфиденциальной навсегда. Это имеет то преимущество, что защищает конфиденциальность исследователей, а недостаток — делает невозможным открытие некоторых исследований.

Можно было бы надеяться, что исследователи проведут предварительную регистрацию только потому, что это хорошая практика, но предполагая, что это будет означать пренебрежение взглядами психологии на изменение поведения. Принять новые модели поведения сложно, особенно если они незнакомы и если стимулы противодействуют усыновлению.Например, максимальная публикация результатов позволяет
сохранять как можно большую гибкость в анализе и отчетности, даже за счет точности результатов. Если предварительная регистрация будет широко распространена, стимулы для ее проведения должны перевесить стимулы против нее. Некоторые из этих изменений уже происходят.

Наиболее прямое стимулирующее изменение — это зарегистрированные отчеты, которые объединяют предварительную регистрацию с публикацией. Авторы отправляют на рассмотрение свой вопрос, методологию и план анализа перед проведением исследования.В случае принятия этот протокол представляет собой предварительную регистрацию подтверждающих аспектов исследования, которые будут опубликованы независимо от результата при условии соблюдения критериев независимого от результатов контроля качества. В заключительном документе четко проводится различие между подтверждающими тестами и любыми исследовательскими выводами, которые были изучены после наблюдения за данными.

Рост предварительной регистрации, продемонстрированный резким увеличением количества журналов, поощряющих предварительную регистрацию, предлагая значки или зарегистрированные отчеты, а также общее количество регистраций, накапливаемых в OSF, был резким.Всего с 38 регистраций в 2012 году до более 12000 в 2017 году количество регистраций удваивается ежегодно (см. Ниже).

Психология — не единственное сообщество, принявшее предварительную регистрацию, но ученые-психологи лидируют в инициировании такого поведения и оценке его эффективности для улучшения исследовательской практики. Постоянное самоизучение исследовательской практики будет способствовать постоянному совершенствованию и тем самым ускорит темпы открытия воспроизводимых явлений и определения факторов, которые влияют на их возникновение и размер.

.

Что такое НОРМА

. ЗДОРОВЬЕ ДУШИ


14.1 Что такое
NORM

В медицине признаются нормой параметры, присущие большинству определенного контингента (например, возрастной категории) или даже населению в целом (в среднем). При этом в это большинство входят только те, кто воспринимается (исследователями, определяющими границы нормы) априори / интуитивно / субъективно как здоровые люди.Поэтому полученные таким образом критерии нестабильны во времени. Например, норма лейкоцитов в крови сегодня не такая, как было 40 лет назад.
Любое отклонение от такой нормы (выход за ее границы) признается патологией. Такой подход принят и в психиатрии. При этом превышение / улучшение нормы тоже признается патологией. Таким образом, состояния, которые связаны с DP (и с CCS), например, ясновидение, также признаются патологией.Если быть последовательным при таком подходе, следует признать, что человек — это патология обезьяны.
Норма в психологии, в отличие от медицины, может быть определена достаточно точно (хотя бы по одному из параметров по волеизъявлению) : , если поведение человека направлено его здравым смыслом, значит, это норма (соответственно, норма предполагает и то, что у человека есть здравый смысл) ; , но если он направлен эмоциями и вопреки здравому смыслу, значит, это отклонение от нормы (см. Раздел 5.1 ).
Чтобы быть признанным патологией, психическое состояние должно обладать одновременно двумя чертами :
быть
спонтанные, возникшие непреднамеренно и / или (что более важно)
неконтролируемый, не прерываемый намеренно — независимо от того, было ли это вызвано намеренно или нет
« ;
быть неадекватным , соответствующим ситуации, фактам объективной, физической реальности (сама оценка адекватности может обернуться серьезной проблемой, потому что носит зачастую личный, субъективный характер).
Если хотя бы один из этих признаков отсутствует, следует также признать отсутствие патологии, признать психическое здоровье.
Но, чтобы признать человека душевнобольным, необходимо учитывать еще и фактор , третий фактор , также временной, фактор устойчивости или повторяемости патологического состояния. Приведем пример / прецедент единичного патологического состояния вполне здорового человека. Это был случай довольно необычного терапевтического использования защитного астрального экрана.

.

Соответствие нормам — PsyBlog

Это исследование показывает, что многие из нас будут отрицать свои собственные чувства только для того, чтобы соответствовать другим.

Все мы знаем, что люди — прирожденные конформеры — мы копируем друг друга в одежде, манере разговора и взглядах, часто не задумываясь. Но как далеко заходит это соответствие? Как вы думаете, возможно ли, что вы откажетесь от недвусмысленной информации, полученной с помощью собственных органов чувств, только для того, чтобы соответствовать другим людям?

Посмотрите на рисунок ниже.Сравните линию слева с тремя линиями справа: A, B и C. Какая из этих трех линий имеет ту же длину, что и одинокая линия слева?

Asch Lines

Это, очевидно, C. И все же в классическом психологическом эксперименте, проведенном в 1950-х годах, 76% людей хотя бы раз отрицали свои собственные чувства, выбирая либо А, либо Б. Какая тактика сильного психологического давления заставила их сделать это?

Интересным в этом эксперименте было то, что его создатель, известный психолог Соломон Аш, попытался доказать прямо противоположное.Предыдущий эксперимент Музафера Шерифа (см. Его известный эксперимент «Пещера разбойников») показал, что, когда люди сталкиваются с необходимостью вынести суждение по неоднозначному тесту, они используют суждения других людей в качестве ориентира.

В этом есть смысл. Если я в чем-то не уверен, я уточню у кого-нибудь. Но это только тогда, когда я не уверен. Совершенно иная ситуация возникает, когда у меня есть недвусмысленная информация, например, когда я сам четко вижу ответ. В таком случае мнение других людей не должно иметь никакого эффекта — по крайней мере, так думал Аш.

Эксперимент

Чтобы проверить свою теорию, он приводил студентов мужского пола по одному в комнату с восемью другими людьми, которых выдавали за других участников (Asch, 1951). Затем им были показаны три линии с другой для сравнения, как на рисунке выше. Участников попросили назвать, какая линия — A, B или C — имеет ту же длину, что и контрольная линия. Эту процедуру повторяли 12 раз, участники просматривали варианты рисунка выше.

Участники не осознавали, что все остальные люди, сидевшие за столом, были вовлечены в игру.Все они были сообщниками, которым экспериментатор посоветовал дать неправильный ответ. В половине испытаний они вызывали слишком короткую строку, а в другой половине — слишком длинную.

Настоящий участник эксперимента, ничего не знавший об этом, на самом деле был шестым, кто выкрикнул свой ответ после того, как пять других сообщников экспериментатора дали неправильный ответ.

Неожиданные результаты

Результаты оказались потрясающими, и совсем не такими, как ожидал Аш:

  • Более чем в половине испытаний 50% людей дали такой же неправильный ответ, что и другие.
  • Только 25% участников отказались подчиниться заведомо ложному мнению большинства по всем 12 испытаниям.
  • 5% всегда соглашались с ошибочным мнением большинства (мы все знаем таких людей, правда ?!)
  • По всем испытаниям средний уровень соответствия составил 33%.

Заинтригованный тем, почему участники согласились с большинством, Аш взял у них интервью после эксперимента. Их ответы, вероятно, хорошо знакомы всем нам:

  • Все чувствовали беспокойство, боялись неодобрения со стороны других и приходили в замешательство.
  • Большинство объяснили, что они видели линии иначе, чем группа, но затем почувствовали, что группа правильная.
  • Некоторые сказали, что они пошли вместе с группой, чтобы не выделяться, хотя они знали, что группа ошибалась.
  • Небольшое количество людей на самом деле сказали, что видели линии так же, как и группа.

Результаты этого исследования были настолько поразительными, что вдохновили многих психологов на дальнейшие исследования. Вот некоторые из их выводов:

  • Сам Аш обнаружил, что если участнику нужно было только записать свой ответ (в то время как другие выкрикивали свой ответ), степень соответствия уменьшалась до 12.5%.
  • Дойч и Джерард (1955) по-прежнему обнаружили, что уровень соответствия составляет 23% даже в условиях высокой анонимности и высокой уверенности в ответе.
  • Те, кто являются «конформерами», обычно имеют высокий уровень тревожности, низкий статус, высокую потребность в одобрении и часто авторитарные личности.
  • Культурные различия важны для соответствия. Люди из культур, которые более благосклонно относятся к конформизму — как правило, из восточных обществ — с большей вероятностью будут подчиняться.

Смешанное благословение

Вариации исходной темы продолжаются и продолжаются, исследуя множество возможных экспериментальных перестановок, но основной результат все еще остается твердым.Хотя нет ничего удивительного в том, что мы копируем друг друга, удивительно, что некоторые люди подчиняются, несмотря на свидетельства их собственных глаз. Представьте, насколько легче поощрять соответствие, когда уровень двусмысленности намного выше, как это часто бывает в повседневной жизни.

Соответствие само по себе является смешанным благословением. Во многих ситуациях нам нужно соответствие. На самом деле, многие аспекты нашей социальной жизни были бы намного сложнее, если бы мы в определенной степени не соответствовали — будь то юридические правила или просто очереди в почтовом отделении.

Опасности конформизма слишком хорошо известны, просто взгляните на последствия экспериментов Милгрэма с послушанием, чтобы увидеть, что люди будут делать во имя конформизма. Иногда действительно лучше, если мы думаем сами, а не полагаемся на то, что говорят и делают другие.

Как соответствие влияет на всех нас?

Несомненно, стоит задуматься о том, как бы изменилась наша собственная жизнь, если бы однажды мы решили не подчиняться или даже внезапно начать подчиняться.Становится ли для тебя лучше или хуже? Многие люди считают, что их неспособность приспосабливаться является реальной проблемой в их жизни, в то время как другим труднее оторваться и заняться своим делом.

Об авторе

Asch Lines Психолог, Джереми Дин, доктор философии — основатель и автор PsyBlog. Он имеет докторскую степень по психологии Университетского колледжа Лондона и две другие ученые степени по психологии.

Он пишет о научных исследованиях в PsyBlog с 2004 года.Он также является автором книги « Making Habits, Breaking Habits » ( Da Capo, 2003 ) и нескольких электронных книг:

→ биография доктора Дина, Twitter, Facebook и способы связи с ним.

Изображение предоставлено: Барабеке

.

В чем разница между нормальной и ненормальной психологией?

Разница между нормальной и ненормальной психологией, как правило, заключается в степени нарушения. Нормальная психология — это исследование человеческого поведения с акцентом на «нормальные» или средние, социально приемлемые черты и поведение. Аномальная психология, напротив, изучает необычное поведение человека и включает изучение психических расстройств. Различие между нормальной и ненормальной психологией может быть очень резким или довольно тонким; Часто нетрадиционную форму поведения легко считать ненормальной, хотя это может быть просто другой подход.Один из способов помочь различить их — определить влияние поведенческих моделей на благополучие человека, о котором идет речь.

Abnormal psychology refers to situations where a person
Аномальная психология относится к ситуациям, когда психологическая реакция человека на ситуацию приносит больше вреда, чем пользы.

Изучение нормальной психологии включает изучение общих психологических и поведенческих реакций населения. Например, изучение детской психологии сосредотачивается на том, как дети склонны развивать умственные и поведенческие характеристики с возрастом. Нормальная психология создает систему отсчета, из которой можно сделать выводы о типичном поведении и образцах мышления. Например, если десять детей переживают смерть любимых бабушек и дедушек, а восемь испытывают печаль и гнев, узнав о смерти, можно сделать вывод, что грусть и гнев являются нормальными психологическими реакциями на ситуацию.

Someone who constantly abuses others may be considered to be displaying abnormal behavior.
Считается, что тот, кто постоянно оскорбляет других, ведет ненормальное поведение.

При обсуждении двух других детей в приведенном выше примере в игру вступает различие между нормальной и ненормальной психологией.Если один ребенок входит в период глубокого отрицания после смерти любимого дедушки и бабушки, автоматическое предположение может заключаться в том, что у ребенка ненормальная реакция. Однако некоторые психологи могут утверждать, в зависимости от продолжительности и продолжительности периода отрицания, что у ребенка просто нетрадиционная реакция, которая по-прежнему укладывается в спектр нормального поведения.

Normal psychology is the study of human behavior that is considered to be "normal" or average.
Нормальная психология — это изучение человеческого поведения, которое считается «нормальным» или средним.

Отклики, выходящие за пределы нормального психологического состояния или выходящие за его пределы, могут считаться ненормальными. В общем, ненормальная психология, которую также называют психопатологией, фокусируется на реакциях, которые причиняют значительный ущерб или страдания в жизни человека. Если оставшийся ребенок в примере начал проявлять чрезвычайно саморазрушительное поведение или претерпел полное и устойчивое изменение личности в результате смерти, его или ее реакцию можно было бы рассматривать с точки зрения ненормальной психологии.Многие эксперты подчеркивают, что ненормальная психологическая реакция не указывает на то, что человек плохой, неправильный или сумасшедший, но может предполагать, что его или ее психологическая реакция приносит больше вреда, чем пользы.

Some children may experience an abnormal response over the death of a beloved grandparent.
У некоторых детей может возникнуть ненормальная реакция на смерть любимых бабушек и дедушек.

Изучение психических заболеваний и расстройств также различает нормальную и ненормальную психологию. В то время как нормальная психология может научить людей распознавать средние реакции и справляться с ними, ненормальная психологическая помощь часто фокусируется на лечении расстройств поведения, настроения и развития. Поскольку эти расстройства технически «ненормальны», у многих людей не будет врожденной способности управлять ситуацией или контролировать ее, и им может потребоваться психологическое лечение или даже лекарственная терапия, чтобы помочь справиться с этими состояниями.

Abnormal psychology is often used to explain criminal behavior.
Для объяснения преступного поведения часто используется ненормальная психология. Soldiers suffering from PTSD may display abnormal behavior.
Солдаты, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, могут вести себя ненормально.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.