Локализация высших психических функций: локализация высших психических функций — это… Что такое локализация высших психических функций?

Содержание

локализация высших психических функций — это… Что такое локализация высших психических функций?

(англ. localization of higher mental functions) — кардинальная проблема соотношения мозга и психических процессов, разрабатываемая рядом научных дисциплин: нейрофизиологией, нейроанатомией, нейропсихологией и др. История изучения этой проблемы восходит к трудам Гиппократа, Галена и др. Вокруг нее всегда велась острая борьба между представителями материалистической и идеалистической философии. Рассмотрение проблемы Л. в. п. ф. связано с решением таких вопросов, как: что такое психическая функция, каково строение мозга и что собой представляет сама локализация (см. также Психофизиологическая проблема, Функция).
Представители одного из направлений в решении проблемы Л. в. п. ф. — узкого локализационизма — рассматривали психологические функции как единые, неразложимые на компоненты «психические способности», осуществляемые узко ограниченными участками коры мозга (мозговыми «центрами»). Поражение «центра» ведет к выпадению соответствующей функции. Френологическая карта Ф. Галля и локализационная карта К. Кляйста представляют собой логическое завершение идей узкого локализационизма о работе коры больших полушарий как совокупности различных «центров» психических способностей. См. также Френология.
Др. направление — «антилокализационизм» — рассматривало мозг как единое недифференцированное целое, с которым в равной степени связаны все психические функции. Последние также трактовались как неделимые психические способности. Поражение любой области мозга ведет к общему снижению функции (напр., к снижению интеллекта, как считал Ф. Гольц, или к общему ухудшению «символической функции», по К. Гольдштейну). Степень нарушения функции не зависит от локализации поражения, а определяется массой пораженного мозга (т. н. масс-эффект).

Клинические наблюдения за больными, перенесшими локальные поражения мозга, как будто бы подкрепляют фактами оба указанных направления: поражение отдельных участков мозга приводит к нарушению различных психических процессов. Однако возможно осуществление той же функции др. отделами мозга, т. к. при локальных поражениях мозга нередко наблюдаются факты высокой компенсации возникших нарушений.

Данное противоречие нашло разрешение в теории системной динамической Л. в. п. ф., разработанной Л. С. Выготским и А. Р. Лурия. Теория основана на положениях о социально-исторической обусловленности, прижизненном формировании, системном строении и динамической организации высших психических функций, а также на трудах крупнейших рос. физиологов (И. М. Сеченова, И. П. Павлова, П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна), в которых развиваются представления о рефлекторной природе и сложной системной физиологической организации психических процессов.

Согласно теории системной динамической Л. в. п. ф., высшие психические функции следует рассматривать как сложные системные образования, прижизненно сформированные по своему генезу, опосредствованные по своему строению, прежде всего речью, и сознательные произвольные по своему функционированию. Физиологическая основа психической функции — сложная функциональная система, состоящая из многих афферентных и эфферентных звеньев. Функция лабильна, динамична, изменчива по своей организации. Различные звенья функциональной системы могут замещать друг друга, каждое ее звено связано с определенной мозговой структурой, а вся функциональная система — со многими мозговыми структурами, как коры, так и подкорки. Существуют общие звенья функциональных систем, которые участвуют одновременно в осуществлении нескольких психических функций. Поражение этих звеньев ведет к появлению закономерных сочетаний нарушений психических функций, составляющих определенные нейропсихологические синдромы. Т. о., мозговой субстрат психических функций работает как единое целое, состоящее из множества высокодифференцированных частей, каждая из которых выполняет свою специфическую роль. Непосредственно с мозговыми структурами надо соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те физиологические процессы, которые осуществляются в соответствующих мозговых структурах. Нарушение этих физиологических процессов приводит к появлению первичных дефектов, распространяющихся на целый ряд взаимосвязанных функций. Тем самым снимается — в его прежней форме — вопрос о Л. в. п. ф.; т. е. вопрос о связи психической функции (или психической способности) с отдельным узко ограниченным участком коры больших полушарий («центром») или со всем мозгом как единым недифференцированным целым (см. также Блоки мозга). Теория системной динамической Л. в. п. ф. представляет собой важный этап в решении сложнейшей проблемы мозгового субстрата психических процессов. (Е. Д. Хомская.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК.
Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко.
2003.

ЛОКАЛИЗАЦИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ — что такое в Большом психологи

ЛОКАЛИЗАЦИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ (англ. localization of higher mental functions) — кардинальная проблема соотношения мозга и психических процессов, разрабатываемая рядом научных дисциплин: нейрофизиологией, нейроанатомией, нейропсихологией и др. История изучения этой проблемы восходит к трудам Гиппократа, Галена и др. Вокруг нее всегда велась острая борьба между представителями материалистической и идеалистической философии. Рассмотрение проблемы Л. в. п. ф. связано с решением таких вопросов, как: что такое психическая функция, каково строение мозга и что собой представляет сама локализация (см. также Психофизиологическая проблема, Функция).

Представители одного из направлений в решении проблемы Л. в. п. ф. — узкого локализационизма — рассматривали психологические функции как единые, неразложимые на компоненты «психические способности», осуществляемые узко ограниченными участками коры мозга (мозговыми «центрами»). Поражение «центра» ведет к выпадению соответствующей функции. Френологическая карта Ф. Галля и локализационная карта К. Кляйста представляют собой логическое завершение идей узкого локализационизма о работе коры больших полушарий как совокупности различных «центров» психических способностей. См. также Френология.

Др. направление — «антилокализационизм» — рассматривало мозг как единое недифференцированное целое, с которым в равной степени связаны все психические функции. Последние также трактовались как неделимые психические способности. Поражение любой области мозга ведет к общему снижению функции (напр., к снижению интеллекта, как считал Ф. Гольц, или к общему ухудшению «символической функции», по К. Гольдштейну). Степень нарушения функции не зависит от локализации поражения, а определяется массой пораженного мозга (т. н. масс-эффект).

Клинические наблюдения за больными, перенесшими локальные поражения мозга, как будто бы подкрепляют фактами оба указанных направления: поражение отдельных участков мозга приводит к нарушению различных психических процессов. Однако возможно осуществление той же функции др. отделами мозга, т. к. при локальных поражениях мозга нередко наблюдаются факты высокой компенсации возникших нарушений.

Данное противоречие нашло разрешение в теории системной динамической Л. в. п. ф., разработанной Л. С. Выготским и А. Р. Лурия. Теория основана на положениях о социально-исторической обусловленности, прижизненном формировании, системном строении и динамической организации высших психических функций, а также на трудах крупнейших рос. физиологов (И. М. Сеченова, И. П. Павлова, П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна), в которых развиваются представления о рефлекторной природе и сложной системной физиологической организации психических процессов.

Согласно теории системной динамической Л. в. п. ф., высшие психические функции следует рассматривать как сложные системные образования, прижизненно сформированные по своему генезу, опосредствованные по своему строению, прежде всего речью, и сознательные произвольные по своему функционированию. Физиологическая основа психической функции — сложная функциональная система, состоящая из многих афферентных и эфферентных звеньев. Функция лабильна, динамична, изменчива по своей организации. Различные звенья функциональной системы могут замещать друг друга, каждое ее звено связано с определенной мозговой структурой, а вся функциональная система — со многими мозговыми структурами, как коры, так и подкорки. Существуют общие звенья функциональных систем, которые участвуют одновременно в осуществлении нескольких психических функций. Поражение этих звеньев ведет к появлению закономерных сочетаний нарушений психических функций, составляющих определенные нейропсихологические синдромы. Т. о., мозговой субстрат психических функций работает как единое целое, состоящее из множества высокодифференцированных частей, каждая из которых выполняет свою специфическую роль. Непосредственно с мозговыми структурами надо соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те физиологические процессы, которые осуществляются в соответствующих мозговых структурах. Нарушение этих физиологических процессов приводит к появлению первичных дефектов, распространяющихся на целый ряд взаимосвязанных функций. Тем самым снимается — в его прежней форме — вопрос о Л. в. п. ф.; т. е. вопрос о связи психической функции (или психической способности) с отдельным узко ограниченным участком коры больших полушарий («центром») или со всем мозгом как единым недифференцированным целым (см. также Блоки мозга). Теория системной динамической Л. в. п. ф. представляет собой важный этап в решении сложнейшей проблемы мозгового субстрата психических процессов. (Е. Д. Хомская.)

Смотреть больше слов в «Большом психологическом словаре»

ЛОКК ДЖОН →← ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА

ЛОКАЛИЗАЦИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ — Большой психологический словарь

(англ. localization of higher mental functions) — кардинальная проблема соотношения мозга и психических процессов, разрабатываемая рядом научных дисциплин: нейрофизиологией, нейроанатомией, нейропсихологией и др. История изучения этой проблемы восходит к трудам Гиппократа, Галена и др. Вокруг нее всегда велась острая борьба между представителями материалистической и идеалистической философии. Рассмотрение проблемы Л. в. п. ф. связано с решением таких вопросов, как: что такое психическая функция, каково строение мозга и что собой представляет сама локализация (см. также ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА, Функция).

Представители одного из направлений в решении проблемы Л. в. п. ф. — узкого локализационизма — рассматривали психологические функции как единые, неразложимые на компоненты «психические способности», осуществляемые узко ограниченными участками коры мозга (мозговыми «центрами»). Поражение «центра» ведет к выпадению соответствующей функции. Френологическая карта Ф. Галля и локализационная карта К. Кляйста представляют собой логическое завершение идей узкого локализационизма о работе коры больших полушарий как совокупности различных «центров» психических способностей. См. также ФРЕНОЛОГИЯ.

Др. направление — «антилокализационизм» — рассматривало мозг как единое недифференцированное целое, с которым в равной степени связаны все психические функции. Последние также трактовались как неделимые психические способности. Поражение любой области мозга ведет к общему снижению функции (напр., к снижению интеллекта, как считал Ф. Гольц, или к общему ухудшению «символической функции», по К. Гольдштейну). Степень нарушения функции не зависит от локализации поражения, а определяется массой пораженного мозга (т. н. масс-эффект).

Клинические наблюдения за больными, перенесшими локальные поражения мозга, как будто бы подкрепляют фактами оба указанных направления: поражение отдельных участков мозга приводит к нарушению различных психических процессов. Однако возможно осуществление той же функции др. отделами мозга, т. к. при локальных поражениях мозга нередко наблюдаются факты высокой компенсации возникших нарушений.

Данное противоречие нашло разрешение в теории системной динамической Л. в. п. ф., разработанной Л. С. Выготским и А. Р. Лурия. Теория основана на положениях о социально-исторической обусловленности, прижизненном формировании, системном строении и динамической организации высших психических функций, а также на трудах крупнейших рос. физиологов (И. М. Сеченова, И. П. Павлова, П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна), в которых развиваются представления о рефлекторной природе и сложной системной физиологической организации психических процессов.

Согласно теории системной динамической Л. в. п. ф., высшие психические функции следует рассматривать как сложные системные образования, прижизненно сформированные по своему генезу, опосредствованные по своему строению, прежде всего речью, и сознательные произвольные по своему функционированию. Физиологическая основа психической функции — сложная функциональная система, состоящая из многих афферентных и эфферентных звеньев. Функция лабильна, динамична, изменчива по своей организации. Различные звенья функциональной системы могут замещать друг друга, каждое ее звено связано с определенной мозговой структурой, а вся функциональная система — со многими мозговыми структурами, как коры, так и подкорки. Существуют общие звенья функциональных систем, которые участвуют одновременно в осуществлении нескольких психических функций. Поражение этих звеньев ведет к появлению закономерных сочетаний нарушений психических функций, составляющих определенные нейропсихологические синдромы. Т. о., мозговой субстрат психических функций работает как единое целое, состоящее из множества высокодифференцированных частей, каждая из которых выполняет свою специфическую роль. Непосредственно с мозговыми структурами надо соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те физиологические процессы, которые осуществляются в соответствующих мозговых структурах. Нарушение этих физиологических процессов приводит к появлению первичных дефектов, распространяющихся на целый ряд взаимосвязанных функций. Тем самым снимается — в его прежней форме — вопрос о Л. в. п. ф.; т. е. вопрос о связи психической функции (или психической способности) с отдельным узко ограниченным участком коры больших полушарий («центром») или со всем мозгом как единым недифференцированным целым (см. также БЛОКИ МОЗГА). Теория системной динамической Л. в. п. ф. представляет собой важный этап в решении сложнейшей проблемы мозгового субстрата психических процессов. (Е. Д. Хомская.)


Источник:
Большой психологический словарь
на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. Локализация высших психических функций —
    Исторически сложилась в дискуссиях между локализационизмом и эквипотенциализмом. В советской нейропсихологии концепция Л.в.п.ф. разработана А.Р. Лурия и его школой.
    Толковый словарь психиатрических терминов

Локализация высших психических функций

Значительная роль в развитии представлений о функциональной организации мозга принадлежит советскому психологу, основоположнику нейропсихологии в СССР Александру Романовичу Лурия (1902 — 1977).

Нейропсихология посвящена изучению мозговых механизмов высших психических функций на материале наблюдений за локальными поражениями головного мозга. Развивая идеи советского психолога Льва Семеновича Выготского (1896 — 1934), А. Р. Лурия, разработал нейро-психологическую теорию системной динамической локализации высших психических функций. Согласно этой теории психические функции человека необходимо рассматривать как сложные системные образования, которые формируются прижизненно, являются произвольными и опосредованными прежде всего речью. Физиологической основой психических функций выступают функциональные системы, включающие афферентные и эфферентные звенья. Каждое звено этой системы связано с определенной мозговой структурой, при этом у различных функциональных систем существуют общие звенья, которые могут участвовать в реализации многих психических функций. При нейропсихологических поражениях этих звеньев происходит возникновение определенных сочетаний нарушений психических функций, объединяющихся в определенные нейропсихологические синдромы.

В своих исследованиях А. Р. Лурия приходит к выводу, что поражение каждой из корковых зон может привести к распаду всей функциональной системы и «симптом» (нарушение или выпадение той или иной функции) еще ничего не говорит о ее локализации. Анализ клинических случаев средствами нейропсихологии позволил ему выдвинуть концепцию о существовании трех основных функциональных блоков мозга.

  • Первый — блок регуляции уровня общей и избирательной активации мозга (энергетический блок). Важнейшей частью блока являются ретикулярная формация среднего мозга, неспецифическая система таламуса, гиппокамп и хвостатое ядро, работающие под мощным контролем коры больших полушарий.
  • Второй — блок приема, переработки и хранения информации. Сюда включают все задние отделы коры, в том числе зрительную, слуховую и соматическую сенсорные области (т.е. все проекционные поля), и межпроекционную теменную область (задний ассоциативный полюс).
  • Третий — блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности. В его состав входят префронтальные (лобные) отделы коры мозга. Их нарушения сказываются в наиболее высоком уровне регуляции психических процессов с помощью системы речевых связей. А. Р. Лурия пишет: «Роль лобных отделов в синтезе предпусковых афферентаций, в формировании двигательных задач, в сличении эффекта действия с исходными намерениями — не подлежит сомнению». Он относил задние и передние ассоциативные корковые поля к разным функциональным блокам и при этом подчеркивал, что лобные доли выполняют гораздо более универсальную функцию общей регуляции поведения, чем та, которую имеет «задний ассоциативный центр» (теменная доля).

Итак, с одной стороны, любая, даже самая простая психическая функция, есть результат интегративной деятельности целого мозга. С другой стороны, весь опыт неврологической и нейрохирургической клиники свидетельствует о том, что повреждение целого ряда мозговых зон влечет за собой необратимый некомпенсируемый дефект функции.

Локализация высших психических функций — это… Что такое Локализация высших психических функций?



Локализация высших психических функций

Исторически сложилась в дискуссиях между локализационизмом и эквипотенциализмом. В советской нейропсихологии концепция Л.в.п.ф. разработана А.Р. Лурия и его школой. Базируется на понимании психических функций как сложных системных образований, а их локализации как динамической. Физиологический субстрат психической функции – сложная функциональная система, состоящая из множества афферентных и эфферентных звеньев, взаимодействующих между собой и замещающих друг друга. Функционирование этих звеньев вносит свой фактор в целостную высшую психическую функцию. Сочетание пораженных морфологических зон и обусловленных их деятельностью физиологических звеньев приводит к выпадению специфического фактора, что проявляется клинически своеобразными очаговыми признаками патологии высших корковых функций. Представление о динамической Л.в.п.ф. отрицает как локализационизм с его жесткой приуроченностью функции к определенным ограниченным структурам головного мозга, так и эквипотенциализм с его абсолютным отрицанием дифференцированности участия разных участков головного мозга в осуществлении функций.

Толковый словарь психиатрических терминов.
В. М. Блейхер, И. В. Крук.
1995.

  • Локализационизм
  • Локальный

Смотреть что такое «Локализация высших психических функций» в других словарях:

  • локализация высших психических функций — (от лат. localis местный) отнесение высших психических функций к конкретным мозговым структурам (см. мозг). Проблема Л. в. п. ф. разрабатывается нейропсихологией, нейроанатомией, нейрофизиологией и др. История изучения Л. в. п. ф. восходит к… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Локализация Высших Психических Функций — теоретический концепт, выражающий собой более или менее однозначное соответствие определенных участков мозга и психических процессов. Проблема связи психики и мозга ставилась еще в труд …   Психологический словарь

  • Локализация высших психических функций динамическая — (лат. localis греч. dynamikos относящийся к силе, сильный) теория А.Р.Лурия, согласно которой материальным субстратом психологических функций являются сложные нейропсихологические структуры, образованные путём системной интеграции активности… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ДИНАМИЧЕСКАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ — множество высокоспециализированных отделов мозга (субстрата психических функций, работающего как единое целое), каждый из которых выполняет свою специфическую роль, обеспечивает не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те… …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • восстановление высших психических функций —      (восстановление высших психических функций) раздел нейропсихологии, посвященный изучению механизмов и методов восстановления функций психических высших, нарушенных вследствие поражений локальных мозга головного.    На базе представлений об… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ТЕОРИЯ СИСТЕМНОЙ ДИНАМИЧЕСКОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ — см. Локализация высших психических функций, Лурия А. Р. Большой психологический словарь. М.: Прайм ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко …   Большая психологическая энциклопедия

  • локализация функций в коре больших полушарий — психофизиологическая концепция, обосновывающая соотнесение высших психических функций с определенными участками головного мозга. Причем непосредственно с мозговыми структурами следует соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ ФУНКЦИЙ ДИНАМИЧЕСКАЯ — согласно теории системной динамической локализации высших психических функций мозг рассматривается как субстрат, состоящий из дифференцированных по своим функциям отделов и работающий как еди ное целое …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • функция психическая высшая: локализация — отнесение функций психических высших к конкретным мозговым структурам. Представители узкого локализационизма рассматривали психологические функции как единые, неразложимые на компоненты «психические способности», реализуемые ограниченными… …   Большая психологическая энциклопедия

  • нейропсихология — отрасль психологической науки, сложившаяся на стыке психологии, медицины (неврологии, нейрохирургии) и физиологии, изучающая мозговые механизмы высших психических функций на материале локальных поражений головного мозга (см. компенсация… …   Большая психологическая энциклопедия

2.3.1 Локализация высших психических функций

Как отмечалось ранее,
представления о локализации психических
функций и сознания в головном мозге
зародились давно. Но только в первой
половине XIX
в., благодаря лабораторным исследованиям
и клиническим наблюдениям, стало
возможным четко констатировать
дифференциацию функций в отдельных
участках высших отделов мозга и поставить
вопрос о локализации нервных центров,
отвечающих за высшие психические функции
и поведение организма в целом. Так, в
это время были открыты центры речи
(двигательный и сенсорный), установлены
двигательные корковые поля, участки
коры, связанные с кожной и мышечной
чувствительностью, со зрением, слухом.
Данные открытия, вместе с тем, не решили,
а обострили проблему локализации
психических функций в коре головного
мозга.

Локализация высших психических функций
– теоретический концепт, который
характеризуется тезисом о более или
менее однозначном соответствии
определенных участков мозга и психических
процессов Лурия, 1962).

В истории известно два крайних варианта
решения данной проблемы.

Узкий локализационизм (френология,
психоморфизм) –нейропсихологическое
направление, в котором психологические
функции рассматривались как единые и
неразложимые на составные части
«психические способности». Эти способности
реализуются за счет работы узко
локализованных участков коры головного
мозга. Считалось, что при поражении того
или иного центра происходит выпадение
соответствующей психологической функции
(Ярошевский, 1998).

Основоположником данного
направления был австрийский врач и
анатом Франц Иозеф Галль (1758–1828). Он
отстаивал идею, что каждой психической
функции соответствует особый участок
мозга. Галль предположил, что, чем ярче
проявляется в поведении какая-нибудь
черта характера или психическая функция,
тем больше развивается определенный
участок коры, где эта функция представлена.
В результате разрастания этого
гипертрофированного участка коры
(«мозговой шишки») повышается давление
на кости черепа. Это, в свою очередь,
обусловливает появление над соответствующей
зоной мозга наружного черепного бугра.
В случае недоразвития функции, наоборот,
на поверхности черепа возникает заметное
углубление («ямка»). Воззрения Галля
нашли законченное выражение в созданных
им подробных «топографических» картах
поверхности головного мозга. Ф. Галль
и его последователи ориентировались
на них, исследуя рельеф черепа с помощью
пальцев, и ставили диагноз, т.е. делали
заключение о характере и наклонностях
человека, о его умственных и нравственных
качествах.

Были выделены 27 участков мозга, где
локализованы те или иные способности
индивида (причем 19 из них были признаны
общими для человека и животных, а 8 –
чисто человеческими). Кроме «шишек»,
ответственных за реализацию физиологических
функций, были и такие, которые
свидетельствовали о зрительной и
слуховой памяти, ориентировке в
пространстве, чувстве времени, инстинкте
продолжения рода. Нашлось место и для
таких личностных качеств, как смелость,
честолюбие, набожность, остроумие,
скрытность, влюбчивость, осторожность,
самооценка, утонченность, надежда,
любознательность, податливость
воспитанию, самолюбие, независимость,
исполнительность, агрессивность,
верность, любовь к жизни, любовь к
животным (Соколова, 1995).

Антилокализационизм (эквипотенциализм)
– нейропсихологическое направление,
которое признавалось, что мозг представляет
собой единое и недифференцированное
целое, работа которого в равной степени
обусловливает функционирование всех
психических процессов. Соответственно
считалось, что при поражении любой
области мозга происходит общее снижение
психических функций, степень которого
зависит от объема пораженного мозга. В
частности, Ф. Гольц полагал, что при
этом происходит снижение интеллекта,
выступающего основой всех других
психологических функций, а К. Гольдштейн
– общее ухудшение «символической
функции».

Несмотря на фантастические представления
эквипотенциалистов, можно отметить
прогрессивный элемент в их взглядах.
Во-первых, сложные психофизиологические
отправления признавались результатом
совокупной деятельности мозговых
образований. Во-вторых, была выдвинута
идея высокой динамической пластичности
мозга, выражающейся во взаимозамещаемости
его частей (Соколова, 1995).

В настоящее время
противопоставление этих крайних точек
зрения успешно преодолено. На смену им
были выдвинуты концепции о системном
принципе функционирования с пересмотром
старых представлений о функции и
локализации (Батуев, 1991).

Значительная роль в развитии представлений
о функциональной организации мозга
принадлежит советскому психологу,
основоположнику нейропсихологии в СССР
Александру Романовичу Лурия (1902–1977).

Нейропсихологияпосвящена изучению
мозговых механизмов высших психических
функций на материале наблюдений за
локальными поражениями головного мозга.
А.Р. Лурия, развивая идеи советского
психолога Льва Семеновича Выготского
(1896–1934), разработал нейропсихологическуютеорию системной динамической
локализации высших психических функций
.
Согласно этой теории, психические
функции человека необходимо рассматривать
как сложные системные образования,
которые формируются прижизненно,
являются произвольными и опосредствованными,
прежде всего речью. Физиологической
основой психических функций выступают
функциональные системы, включающие
афферентные и эфферентные звенья. Каждое
звено этой системы связано с определенной
мозговой структурой, при этом у различных
функциональных систем существуют общие
звенья, которые могут участвовать в
реализации многих психических функций.
При нейропсихологических поражениях
этих звеньев происходит возникновение
определенных сочетаний нарушений
психических функций, которые объединяются
в определенные нейропсихологические
синдромы (Лурия, 1962).

В своих исследованиях А.Р. Лурия приходит
к выводу, что поражение каждой из корковых
зон может привести к распаду всей
функциональной системы и «симптом»
(нарушение или выпадение той или иной
функции) еще ничего не говорит о ее
локализации. Анализ клинических случаев
средствами нейропсихологии позволил
ему выдвинуть концепцию о существовании
трех основных функциональных блоков
мозга (Батуев, 1991).

Первый блок – блок регуляции уровня
общей и избирательной активации мозга
(энергетический блок). Важнейшей
частью блока являются ретикулярная
формация среднего мозга, неспецифическая
система таламуса, гиппокамп и хвостатое
ядро, работающие под мощным контролем
коры больших полушарий.

Второй блок – блок приема, переработки
и хранения информации
. Сюда включают
все задние отделы коры, в том числе
зрительную, слуховую и соматическую
сенсорные области, т.е. все проекционные
поля, и межпроекционную теменную область
(задний ассоциативный полюс).

Третий блок – блок программирования,
регуляции и контроля сложных форм
деятельности
. В его состав входят
префронтальные (лобные) отделы коры
мозга. Их нарушения сказываются в
наиболее высоком уровне регуляции
психических процессов с помощью системы
речевых связей. А.Р. Лурия пишет: «Роль
лобных отделов в синтезе предпусковых
афферентаций, в формировании двигательных
задач, в сличении эффекта действия с
исходными намерениями – не подлежит
сомнению» (Батуев, 1991). А.Р. Лурия относил
задние и передние ассоциативные корковые
поля к разным функциональным блокам.
При этом он подчеркивал, что лобные доли
выполняют гораздо более универсальную
функцию общей регуляции поведения, чем
та, которую имеет «задний ассоциативный
центр» (теменная доля) (Батуев, 1991; Лурия,
1962)

Итак, с одной стороны, любая, даже самая
простая психическая функция, есть
результат интегративной деятельности
целого мозга. С другой стороны, весь
опыт неврологической и нейрохирургической
клиники свидетельствует о том, что
повреждение целого ряда мозговых зон
влечет за собой необратимый некомпенсируемый
дефект функции (Батуев, 1991).

Разрешение создавшегося противоречия,
указывает А.С. Батуев, содержится в
концепции Н.П. Бехтеревой о жестких и
гибких звеньях мозгового обеспечения
психической деятельности
.

К жестким звеньям относится генетически
детерминированная анатомическая
организация тех единиц, которые необходимы
для сохранения условий существования
вида, а также для ориентации индивида
в среде. Иными словами, жесткие звенья
составляют скелет системы, определяющий
самое ее существование и обеспечивающий
экономичность работы мозга. Поражение
таких жестких звеньев системы, закрепленных
в матрице долгосрочной памяти, может
приводить к поломке функции и ее
некомпесируемости.

Наряду с этим существуют гибкие звенья
полифункциональных и полибиохимических
аппаратов мозга, утрата которых может
быть легко устранена. Эти гибкие звенья
мозговых систем создают все то богатство
возможностей, которое обеспечивает
организму выполнение адаптивной
деятельности в самых различных условиях
существования (Батуев, 1991).

Нейрофизиолог А.С. Батуев (1981) высказал
свою точку зрения по поводу того, как
относиться к определению понятий
«функция» и «локализация». «Настало
время, – пишет он, – отказаться от
представлений о «локализации функций».
Более правильно использовать понятие
«локализация органа или системы органов».
Термин «локализация», явно имеющий
анатомический смысл, должен отражать
и соответствующее содержание. Иными
словами, его следует употреблять лишь
в тех случаях, когда мы определяем строго
анатомические отношения между
периферическими органами (сенсорными,
соматическими, висцеральными) и теми
отделами центральной нервной системы,
с которыми данные органы связаны
афферентно-эфферентными путями…

Когда же речь идет о функции как о
системной реакции целостного организма,
которая непременно должна быть
высокоадаптивной применительно к
сиюминутной окружающей обстановке, то
термин «локализация» уже не применим,
так как любая целостная функция,
поведенческая тем более, опирается на
сложную констеляцию множества
пространственно разнесенных мозговых
аппаратов, вовлекаемых симультанно и
сукцессивно для целей удовлетворения
доминирующей потребности» (Батуев,
1991).

Проблема локализации высших психических функций (ВПФ)

ПСИХОЛОГИЯ И УЧЕНИЕ

О ЛОКАЛИЗАЦИИ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ (ВПФ)  

       Правомерность и плодотворность психологического подхода к проблеме локализации высших психических функций (ВПФ) вытекает из того обстоятельства, что господствующие в данную эпоху психологические воззрения всегда оказывали большое влияние на представления о локализации психических функций (ассоциативная психология и атомистическое учение о локализации, структурная психология и тенденция современных учёных к интегративному пониманию локализации высших психических функций).

        Проблема локализации высших психических функций (ВПФ)

        Проблема локализации высших психических функций (ВПФ) есть в сущности проблема отношения структурных и функциональных единиц в деятельности мозга. Поэтому то или иное представление о том, что локализуется, не может быть безразличным для решения вопроса о характере локализации.

              Наиболее прогрессивные современные учения о локализации справились с задачей преодоления основных недостатков классического учения. Однако сами не смогли удовлетворительно разрешить проблему локализации психических функций из-за недостаточности применяемого ими структурно-психологического анализа локализуемых функций. Мощное продвижение учения о локализации, возможное благодаря успехам гистологии, цитоархитектоники мозга и клиники, не может осуществить всех заложенных в нем возможностей. В частности из-за отсутствия соответствующей по сложности и адекватной по силе системы психологического анализа. В частности, это наиболее резко сказывается в проблеме локализации в отношении специфически человеческих областей мозга. Несовершенство делокализационной точки зрения и недостаточность формулы «мозг как целое» осознается большинством современных исследователей. Однако применяемый ими обычно функциональный анализ, основанный на принципах структурной психологии, оказался настолько же бессильным вывести учение о локализации за пределы этой формулы, насколько он оказался плодотворным и ценным в решении первой критической части задачи, стоявшей перед новыми теориями (преодоление атомистического учения).

Ошибки структурной психологии

            Структурная психология, на которой основываются новейшие теории, по самому своему существу не позволяет пойти дальше признания за каждым мозговым центром двух функций. Специфической, связанной с одним определённым видом деятельности сознания, и неспецифической, связанной с любой другой деятельностью сознания. Например учение Гольдштейна о фигуре и фоне. Также учение К. Лешли о специфической и неспецифической функции зрительной коры. Это учение по существу соединяет старое классическое учение о строгом соответствии структурных и функциональных единиц. О специализации отдельных участков для определённых ограниченных функций (учение о специфической функции центров) и новое, делокализационное по своим тенденциям воззрение, отрицающее такое соответствие и такую функциональную специализацию отдельных участков и исходящее из формулы «мозг как целое» (учение о неспецифической функции центров, в отношении которой все центры эквивалентны).

                 Таким образом, эти учения не поднимаются над обеими крайностями в теории локализации высших психических функций (ВПФ). Они механически смещают их. Включают в себя все недостатки старого и нового учения: узколокализационного и антилокализационного. Это с особенной силой сказывается в проблеме локализации высших психических функций, связанных со специфически человеческими областями мозга (лобные и теменные доли). В этом вопросе исследователи силой фактов вынуждены выйти за пределы понятий структурной психологии и вводить новые психологические понятия. Например учение о категориальном мышлении Гольдштейна, учение о символической функции Г. Хэда, учение о категоризации восприятий О. Пётцля и др.

               Однако эти психологические понятия снова сводятся теми же исследователями к основным и элементарным структурным функциям. «Основная функция мозга» у Гольдштейна, структурирование у Пётцля. Или превращаются в изначальные метафизические сущности (Хэд). Таким образом, вращаясь в порочном кругу структурной психологии, учение о локализации специфически человеческих высших психических функций (ВПФ)  колеблется между полюсами крайнего натурализма и крайнего спиритуализма.

Историческая теория высших психических функций (ВПФ)

        Адекватная с точки зрения учения о локализации высших психических функций (ВПФ) система психологического анализа, по нашему убеждению, должна быть основана на исторической теории высших психических функций (ВПФ). В основе теории лежит учение о системном и смысловом строении сознания человека, учение, исходящее из признания первостепенного значения:

а) изменчивости междунациональных связей и отношений;

б) образования сложных динамических систем, интегрирующих целый ряд элементарных функций;

в) обобщённого отражения действительности в сознании.

       Все эти три момента представляют с точки зрения защищаемой нами теории самые существенные и основные связанные в единство особенности человеческого сознания.  Они являются выражением того закона, согласно которому диалектический скачок есть не только переход от неодушевлённой материи к ощущению, но и переход от ощущения к мышлению. Применяемая нами в течение нескольких лет в качестве рабочей гипотезы, эта теория привела нас при исследовании ряда проблем клинической психологии к трём основным положениям, касающимся проблемы локализации. Их можно, в свою очередь, рассматривать как рабочие гипотезы. Они хорошо объясняют главнейшие из известных нам клинических фактов, относящихся к проблеме локализации, и позволяющие вести экспериментальные исследования.

Функции целого и части в деятельности мозга

                Первый из наших выводов касается вопроса о функции целого и части в деятельности мозга. Анализ афазических, агностических и апраксических расстройств заставляет признать непригодность того разрешения вопроса о функциях целого и части, которое мы находим в учениях Гольдштейна и Лешли. Признание двойной (специфической и неспецифической) функции за каждым центром не в состоянии адекватно объяснить всю сложность получаемых в эксперименте фактов при названных выше расстройствах. Исследование заставляет прийти к обратному в известном смысле решению этого вопроса.

            Оно показывает, во-первых, что каждая специфическая функция никогда не связана с деятельностью одного какого-нибудь центра. Но всегда представляет собой продукт интегральной деятельности строго дифференцированных, иерархически связанных между собой центров.

      Исследование показывает, во-вторых, что функция мозга как целого, служащая образованию фона, также не складывается из нерасчленённой однородной в функциональном отношении совокупной деятельности всех прочих центров. Она представляет собой продукт интегральной деятельности расчленённых, дифференцированных и снова иерархически объединённых между собой функций отдельных участков мозга, не участвующих непосредственно в образовании фигуры.

            Таким образом, как функция целого, так и функция части в деятельности мозга не представляют собой простой, однородной, нерасчленённой функции. Которая выполняется в одном случае гомогенным в функциональном отношении мозгом как целым. А в другом — столь же гомогенным специализированным центром. Мы находим расчленение и единство, интегративную деятельность центров и их функциональную дифференциацию как в функции целого, так и в функции части. Дифференциация и интеграция не только не исключают друг друга, но скорее предполагают одна другую и в известном отношении идут параллельно.

Существенные обстоятельства

          При этом самым существенным оказывается то обстоятельство, что для разных высших психических функций (ВПФ) следует предположить и различную структуру межцентральных отношений. Во всяком случае, можно считать установленным, что отношения функций целого и функций части бывают существенно иными тогда, когда фигура в мозговой деятельности представлена высшими психическими функциями, а фон — низшими. И тогда, когда, наоборот, фигура представлена низшими функциями, а фон — высшими. Такие явления, как автоматизированное и деавтоматизированное течение какого-либо процесса. Или осуществление одной и той же функции на различном уровне и т. п., могут получить своё предположительное объяснение с точки зрения только что описанных особенностей строения межцентральных отношений при различных формах деятельности сознания.

Результаты экспериментальных исследований функций головного мозга

              Экспериментальные исследования, которые послужили фактическим материалом для сформулированных выше обобщений, приводят нас к двум следующим положениям:

  1. При каком-либо очаговом поражении (афазия, агнозия, апраксия) все прочие функции, не связанные непосредственно с поражённым участком, страдают специфическим образом и никогда не обнаруживают равномерного снижения, как этого следовало бы ожидать согласно теории эквивалентности любых участков мозга в отношении их неспецифической функции.

  2. Одна и та же функция, не связанная с поражённым участком, страдает также совершенно своеобразно, совершенно специфическим образом, при различной локализации поражения, а не обнаруживает одинакового при различной локализации фокуса — снижения или расстройства, как этого следовало ожидать согласно теории эквивалентности различных участков мозга, участвующих в образовании фона.

       Оба эти положения заставляют прийти к выводу, что функция целого организована и построена как интегративная деятельность, в основе которой лежат сложнодифференцированные иерархически объединённые динамические, межцентральные отношения.

Другой ряд экспериментальных исследований позволил нам установить следующие положения:
  1. Какая-либо сложная функция (речь) страдает при поражении какого-либо одного участка, связанного с одной частичной стороной этой функции (сенсорной, моторной, мнемической), всегда как целое во всех своих частях, хотя и неравномерно, что указывает на то, что нормальное функционирование такой сложной психологической системы обеспечивается не совокупностью функций специализированных участков, но единой системой центров, участвующей в образовании любой из частичных сторон данной функции.

  2. Любая сложная функция, не связанная непосредственно с поражённым участком, страдает совершенно специфическим образом не только в меру снижения фона. Но и как фигура при поражении ближайшим образом связанного с ней в функциональном отношении участка. Это указывает снова на то, что нормальное функционирование какой-либо сложной системы обеспечивается интегративной деятельностью определённой системы центров, в состав которой входят не только центры, непосредственно связанные с той или иной стороной данной психологической системы.

Общетеоретические выводы

                    Оба этих положения заставляют прийти к выводу, что функция части, как и функция целого, построена как интегративная деятельность, в основе которой лежат сложные межцентральные отношения.

            В то время как структурно-локализационный анализ сделал большие успехи в выделении и изучении этих сложных иерархических межцентральных отношений. Функциональный анализ у самых передовых исследователей ограничивается до сих пор применением одних и тех же иерархически нерасчленённых функциональных понятий к деятельности как высших, так и низших центров. Эти исследователи толкуют расстройство высших в функциональном отношении центров (например, широкой зрительной сферы О. Пётцля) с точки зрения психологии функций низших центров (узкой зрительной сферы).

            Структурная психология, на которую опираются эти авторы, по самому существу заложенных в ней принципов не в состоянии адекватно отобразить всю сложность и иерархичность этих межцентральных отношений. Вследствие этого исследователи не выходят за пределы чисто описательного анализа. Примитивнее — сложнее, короче — длиннее. И вынуждены сводить специфические функции высших центров по отношению к низшим к торможению и высвобождению. Игнорируя то новое, что вносит с собой в деятельность мозга функция каждого из этих высших центров.

Возможности и допущения

                Высшие центры с этой точки зрения могут тормозить и сенсибилизировать деятельность низших. Но не могут создать и привнести в деятельность мозга ничего принципиально нового. Наши исследования, напротив, склоняют нас к обратному допущению. Именно к признанию того, что специфическая функция каждой особой межцентральной системы заключается прежде всего в обеспечении совершенно новой, продуктивной. А не только тормозящей и возбуждающей деятельности низших центров формы сознательной деятельности. Основное в специфической функции каждого высшего центра есть новый modus operandi сознания.

                   Второй из общетеоретических выводов, к которым мы пришли в результате наших экспериментальных исследований. Он касается вопроса о соотношении функциональных и структурных единиц при расстройствах детского развития. Возникающих на основе какого-либо мозгового дефекта и при распаде каких-либо психологических систем вследствие аналогичного (в отношении локализации) поражения зрелого мозга. Сравнительное изучение симптоматологии психического недоразвития при том или ином дефекте мозга и патологических изменений и расстройств, возникающих на основе аналогичного в локализационном отношении поражения зрелого мозга, приводит к выводу, что аналогичная симптоматическая картина в том и другом случае может наблюдаться при различно локализованных поражениях у ребёнка и взрослого. И наоборот, одинаково локализованные поражения могут привести у ребёнка и взрослого к совершенно различной симптоматической картине.

Законы функционирования

                       С положительной стороны эти глубокие различия в последствиях одинаковых поражений при развитии и при распаде могут быть охвачены следующим общим законом. При расстройствах развития, вызванных каким-либо церебральным дефектом. При прочих равных условиях больше страдает в функциональном отношении ближайший высший по отношению к поражённому участку центр и относительно меньше страдает ближайший низший по отношению к нему центр. При распаде наблюдается обратная зависимость. При поражении какого-либо центра при прочих равных условиях больше страдает ближайший к поражённому участку низший зависящий от него центр. И относительно меньше страдает ближайший высший по отношению к нему центр, от которого он сам находится в функциональной зависимости.

             Фактическое подтверждение этого закона мы находим во всех случаях врождённых или ранних детских афазий и агнозий. Также в случаях расстройств, наблюдающихся у детей и взрослых, в качестве последствий эпидемического энцефалита, в случаях олигофрении с различной локализацией дефекта.

             Объяснение этой закономерности лежит в том факте, что сложные отношения между различными церебральными системами возникают как продукт развития. Следовательно, в развитии мозга и в функционировании зрелого мозга должна наблюдаться различная взаимная зависимость центров. Низшие центры, служащие в истории [развития]  мозга предпосылками для развития функций высших центров, являющихся вследствие этого зависимыми в [своём] развитии от низших центров, в силу закона перехода функций вверх сами оказываются в развитом и зрелом мозгу несамостоятельными, подчинёнными инстанциями, зависящими в своей деятельности от высших центров. Развитие идёт снизу вверх, а распад — сверху вниз.

Дополнительное подтверждение

                 Дополнительным фактическим подтверждением этого положения являются наблюдения над компенсаторными, замещающими и обходными путями развития при наличии какого-нибудь дефекта. Эти наблюдения показывают, что в зрелом мозге компенсаторную функцию при каком-либо дефекте принимают на себя часто высшие центры. А в развивающемся мозге — низшие по отношению к поражённому участку центры. Благодаря наличию этого закона сравнительное изучение развития и распада является в наших глазах одним из плодотворнейших методов в исследовании проблемы локализации. И в частности проблемы хроногенной локализации.

                  Последнее из трёх упомянутых выше общетеоретических положений, выдвигаемых нами на основании экспериментальных исследований, касается вопроса о некоторых особенностях локализации высших психических функций (ВПФ). Связанных со специфически человеческими областями мозга. Исследование афазии, агнозии и апраксии приводит нас к выводу, что в локализации этих расстройств существенную роль играют нарушения экстрацеребральных связей в деятельности той системы центров, которая в нормальном мозге обеспечивает правильное функционирование высших форм речи, познания и действия.

                  Фактическим основанием для такого вывода служат наблюдения над историей развития этих высших форм деятельности сознания. Которая показывает, что первоначально все эти функции выступают как тесно связанные с внешней деятельностью. И лишь впоследствии как бы уходят внутрь, превращаясь во внутреннюю деятельность. Исследования компенсаторных функций, возникающих при этих расстройствах, также показывают, что объективирование расстроенной функции, вынесение её наружу и превращение её во внешнюю деятельность является одним из основных путей при компенсации нарушений.

Изменение метода психологического эксперимента

                   Защищаемая нами система психологического анализа, которую мы применяли при исследовании проблемы локализации высших психических функций (ВПФ), предполагает коренное изменение метода психологического эксперимента. Это изменение сводится к двум основным моментам:

  1. Замене анализа, разлагающего сложное психологическое целое на составные элементы. И вследствие этого теряющего в процессе разложения целого на элементы подлежащие объяснению свойства, присущие целому как целому, анализом, расчленяющим сложное целое на далее неразложимые единицы, сохраняющие в наипростейшем виде свойства, присущие целому как известному единству.

  2. Замене структурного и функционального анализа. Неспособного охватить деятельность в целом, межфункциональным или системным анализом, основанным на вычленении межфункциональных связей и отношений, определяющих каждую данную форму деятельности.

Возможности метода

                  Этот метод, если его применить к клинически-психологическому исследованию, позволяет:

а) объяснить из одного принципа наблюдающиеся при данном расстройстве плюс- и минус-симптомы;

б) свести к единству, к закономерно построенной структуре все, даже самые далеко отстоящие друг от друга, симптомы;

в) наметить путь, ведущий от очаговых расстройств определённого рода к специфическому изменению всей личности в целом и образа её жизни.

                  Проблема локализации высших психических функций (ВПФ) не может решаться совершенно одинаковым образом для животных и человека. Поэтому прямое перенесение данных из области экспериментов над животными с экстирпацией отдельных частей мозга в область клинической разработки проблемы локализации (К.Лешли) не может привести ни к чему иному, кроме грубых ошибок.

           Утверждающееся все больше и больше в современной сравнительной психологии учение об эволюции психических способностей в животном мире по чистым и смешанным линиям заставляет склониться к мысли, что специфические для человека отношения структурных и функциональных единиц в деятельности мозга едва ли могут быть в животном мире. И что человеческий мозг обладает новым по сравнению с животным локализационным принципом. Благодаря нему он и стал мозгом человека, органом человеческого сознания.

Поделиться ссылкой:

PPT — Глава 19: Высшие психические функции Презентация PowerPoint, скачать бесплатно

  • Глава 19: Высшие психические функции • Крис Рорден Университет Южной Каролины Школа Нормана Дж. Арнольда общественного здравоохранения Департамент коммуникационных наук и расстройств Университет Южной Каролины

  • Методы исследования • Как мы можем сделать вывод о функции мозга? • Классически мы исследовали, что пошло не так, когда у кого-то было расстройство мозга, и пришли к выводу, что их травма была решающей для этой задачи.• Пример. Пациенты с травмой левой лобной коры головного мозга не разговаривают свободно. • Теперь мы визуализируем структуры мозга и локализуем функциональные области с помощью современного оборудования и технологий. • Пример: левая лобная кора головного мозга активируется во время произнесения речи.

  • Функциональная локализация (предыдущие лекции) • Лобная доля • Исполнительная функция • Планирование • Секвенирование • Инициирование — торможение • Произвольные движения • Рабочая память • Затылочная доля • Зрение (полевые вырезки) • Временная доля • Кодирование долговременных воспоминаний • Понимание языка • Слух • Теменная доля • Чтение / письмо • Практика • Пространственная обработка (пренебрежение)

  • Функциональная локализация • Функционализация происходит с течением времени.По мере развития мозг становится более специализированным. • Люди, получившие черепно-мозговую травму в раннем возрасте, будут использовать существующие области мозга новыми способами. • Пластичность позволяет компенсировать

  • Церебральное доминирование и функциональная специализация • Мозг запрограммирован для различных целей правого и левого полушария • Левое полушарие • У большинства людей левое полушарие доминирует в речи • Левое полушарие называется «доминантным» полушарием • Правостороннее люди имеют более длинную височную плоскость в левом полушарии, которая может быть смещена для использования доминантным полушарием

  • Функции правого полушария • Правое полушарие участвует в визуально-пространственных и конструкционных задачах, эмоциях и эмоциональной интонации речи и музыки.• Правое полушарие часто называют «второстепенным» полушарием. • Пациенты с повреждением правой коры часто проявляют пренебрежение. • Исследования латерализации могут включать в себя такие тесты, как тест Вада — сегодня в большинстве исследований для этой цели используется фМРТ

  • Расстройства речи и языка • Нарушения моторной речи • Дизартрия — паралич или парез мышц • Вялость — проблема ЛМН — гиперназальная, хриплая речь и неточно сформулированные согласные • Спастическая — UMN — резкая, натянутая / задушенная речь с медленной артикуляцией • Гипокинетическая — Базальные ганглии — переменная частота, чрезмерное изменение громкости и синхронизации с искаженными гласными • Смешанная — сочетание других дизартрий • Апраксия речи — Отсутствие пареза, нарушение программирования

  • Языковые расстройства • Афазия • Афазия Брока — область Брока • Афазия Вернике — область Вернике • Глобальная афазия — обширная область • Афазия проводимости — угловая извилина или инф.PL • Аномическая афазия — угловая спираль • Транскортикальная афазия • Субкортикальная афазия

  • Языковая продукция • Зона Брока (1861) • Сложность речевого образования • Потеря способности повторять речь • Понимание не нарушено • Ступня 3-й лобной извилины (BA 44) • Левое полушарие (1865 г.) • За исключением левшей

  • Понимание языка • Зона Вернике (1874 г.) • Нормальное производство (звуки речи и беглая бессмыслица) • Звучит нормально, если вы не знаете языка пациента (например.грамм. Для меня афазия китайца Вернике звучит нормально) • Незнание о дефиците • Нарушение понимания • Левое полушарие • Верхняя височная извилина (BA 42, 22)

  • Прогноз Вернике • Предсказал два языковых центра: • Область Брока: артикуляция речи. • Область Вернике: понимание языка. • Прогнозируемый 3-й синдром: • Синдром разъединения • «Афазия проводимости» • Повреждение дугообразного пучка

  • Афазия проводимости • Может понимать речь • Трудности в повторении речи • Фонематические парафазии (ошибки замещения) • Поражения височно-теменного перехода вне основного белого вещества • Пациенты с повреждением ТОЛЬКО дугообразного пучка все еще могут говорить.• Зачем? Другие пути

  • Wernicke-Lichtheim (1885) Схема • От слухового ввода (а) до моторной артикуляции речи (m) Концепции (распределенные) Афазия Брока Афазия Вернике Проведение афазия

  • 0

    Моторная афазия • Отключение Брока от концепций • Речь медленная, краткая • Может понимать речь • Обнаруживается после повреждения лобных долей • В отличие от Афазика Брока, может повторять фразы при разговоре с • направлять Вернике к пути Брока нетронутым

  • 6: Транскортикальная сенсорная афазия • Отключение Вернике от понятий • Может повторять слова • Речь четко формулирует бессмыслицу • Невозможно понять речь • Обнаружено после повреждения задней языковой области

  • 7 Чистая словесная глухота • Утрата способности понимать устную речь речь.• Нормальная речь, чтение, письмо. • Поведение и анатомия не связаны с афазией Вернике. • Понимание письменной речи не нарушено, письменное / устное воспроизведение не нарушено.

  • Болезни языка • Алексия • с аграфией — надмаргинальная или угловая извилина • без аграфии — медиальная затылочная и височная L. • Афазическая алексия • Глубокая дислексия — большие смешанные поражения • Поверхностная дислексия — переднее левое полушарие • Чистая аграфия • Аграфия — левая верхняя лобная или теменная области • Фонологическая аграфия • Лексическая аграфия

  • Алексия без аграфии • Отключение угловой извилины от визуальных входов • Языковые выходы нетронуты • Пациенты не могут читать • Сохранение письма • Редко: левый и правый пути к угловому извилина • Требуется повреждение • задней мозолистой оболочки • левой затылочной доли • Без повреждения левой угловой извилины

  • Апраксия • Апраксия (кроме речи) • Трудность в выполнении выученных произвольных двигательных действий • Конструктивная: зрительно-пространственная трудность от RH • Одежда: пространственное восприятие одежды по отношению к телу • Глазодвигательная система: Затруднения во взгляде • Походка: Проблемы при ходьбе • Идеомотор: Проблемы при выполнении команд • Идеальная: Проблемы с многошаговыми задачами — Проблемы с использованием предметов — могут сбивать с толку использование предметов • Лимб-кинетический: Проблемы только с одной конечностью

  • Примечания к афазии [lcbr.ss.uci.edu]

  • Анатомия афазии Транскортикально-моторная проводимость Anomic Broca’s Global Wernicke’s Transcortical-sensory

  • .

    PPT — Глава 19: Высшие психические функции Презентация PowerPoint, скачать бесплатно

  • Глава 19: Высшие психические функции • Крис Рорден Университет Южной Каролины Школа Нормана Дж. Арнольда общественного здравоохранения Департамент коммуникационных наук и расстройств Университет Южной Каролины

  • Методы исследования • Как мы можем сделать вывод о функции мозга? • Классически мы исследовали, что пошло не так, когда у кого-то было расстройство мозга, и пришли к выводу, что их травма была решающей для этой задачи.• Пример. Пациенты с травмой левой лобной коры головного мозга не разговаривают свободно. • Теперь мы визуализируем структуры мозга и локализуем функциональные области с помощью современного оборудования и технологий. • Пример: левая лобная кора головного мозга активируется во время произнесения речи.

  • Функциональная локализация (предыдущие лекции) • Лобная доля • Исполнительная функция • Планирование • Секвенирование • Инициирование — торможение • Произвольные движения • Рабочая память • Затылочная доля • Зрение (полевые вырезки) • Временная доля • Кодирование долговременных воспоминаний • Понимание языка • Слух • Теменная доля • Чтение / письмо • Практика • Пространственная обработка (пренебрежение)

  • Функциональная локализация • Функционализация происходит с течением времени.По мере развития мозг становится более специализированным. • Люди, получившие черепно-мозговую травму в раннем возрасте, будут использовать существующие области мозга новыми способами. • Пластичность позволяет компенсировать

  • Церебральное доминирование и функциональная специализация • Мозг запрограммирован для различных целей правого и левого полушария • Левое полушарие • У большинства людей левое полушарие доминирует в речи • Левое полушарие называется «доминантным» полушарием • Правостороннее люди имеют более длинную височную плоскость в левом полушарии, которая может быть смещена для использования доминантным полушарием

  • Функции правого полушария • Правое полушарие участвует в визуально-пространственных и конструкционных задачах, эмоциях и эмоциональной интонации речи и музыки.• Правое полушарие часто называют «второстепенным» полушарием. • Пациенты с повреждением правой коры часто проявляют пренебрежение. • Исследования латерализации могут включать в себя такие тесты, как тест Вада — сегодня в большинстве исследований для этой цели используется фМРТ

  • Расстройства речи и языка • Нарушения моторной речи • Дизартрия — паралич или парез мышц • Вялость — проблема ЛМН — гиперназальная, хриплая речь и неточно сформулированные согласные • Спастическая — UMN — резкая, натянутая / задушенная речь с медленной артикуляцией • Гипокинетическая — Базальные ганглии — переменная частота, чрезмерное изменение громкости и синхронизации с искаженными гласными • Смешанная — сочетание других дизартрий • Апраксия речи — Отсутствие пареза, нарушение программирования

  • Языковые расстройства • Афазия • Афазия Брока — область Брока • Афазия Вернике — область Вернике • Глобальная афазия — обширная область • Афазия проводимости — угловая извилина или инф.PL • Аномическая афазия — угловая спираль • Транскортикальная афазия • Субкортикальная афазия

  • Языковая продукция • Зона Брока (1861) • Сложность речевого образования • Потеря способности повторять речь • Понимание не нарушено • Ступня 3-й лобной извилины (BA 44) • Левое полушарие (1865 г.) • За исключением левшей

  • Понимание языка • Зона Вернике (1874 г.) • Нормальное производство (звуки речи и беглая бессмыслица) • Звучит нормально, если вы не знаете языка пациента (например.грамм. Для меня афазия китайца Вернике звучит нормально) • Незнание о дефиците • Нарушение понимания • Левое полушарие • Верхняя височная извилина (BA 42, 22)

  • Прогноз Вернике • Предсказал два языковых центра: • Область Брока: артикуляция речи. • Область Вернике: понимание языка. • Прогнозируемый 3-й синдром: • Синдром разъединения • «Афазия проводимости» • Повреждение дугообразного пучка

  • Афазия проводимости • Может понимать речь • Трудности в повторении речи • Фонематические парафазии (ошибки замещения) • Поражения височно-теменного перехода вне основного белого вещества • Пациенты с повреждением ТОЛЬКО дугообразного пучка все еще могут говорить.• Зачем? Другие пути

  • Wernicke-Lichtheim (1885) Схема • От слухового ввода (а) до моторной артикуляции речи (m) Концепции (распределенные) Афазия Брока Афазия Вернике Проведение афазия

  • 0

    Моторная афазия • Отключение Брока от концепций • Речь медленная, краткая • Может понимать речь • Обнаруживается после повреждения лобных долей • В отличие от Афазика Брока, может повторять фразы при разговоре с • направлять Вернике к пути Брока нетронутым

  • 6: Транскортикальная сенсорная афазия • Отключение Вернике от понятий • Может повторять слова • Речь четко формулирует бессмыслицу • Невозможно понять речь • Обнаружено после повреждения задней языковой области

  • 7 Чистая словесная глухота • Утрата способности понимать устную речь речь.• Нормальная речь, чтение, письмо. • Поведение и анатомия не связаны с афазией Вернике. • Понимание письменной речи не нарушено, письменное / устное воспроизведение не нарушено.

  • Болезни языка • Алексия • с аграфией — надмаргинальная или угловая извилина • без аграфии — медиальная затылочная и височная L. • Афазическая алексия • Глубокая дислексия — большие смешанные поражения • Поверхностная дислексия — переднее левое полушарие • Чистая аграфия • Аграфия — левая верхняя лобная или теменная области • Фонологическая аграфия • Лексическая аграфия

  • Алексия без аграфии • Отключение угловой извилины от визуальных входов • Языковые выходы нетронуты • Пациенты не могут читать • Сохранение письма • Редко: левый и правый пути к угловому извилина • Требуется повреждение • задней мозолистой оболочки • левой затылочной доли • Без повреждения левой угловой извилины

  • Апраксия • Апраксия (кроме речи) • Трудность в выполнении выученных произвольных двигательных действий • Конструктивная: зрительно-пространственная трудность от RH • Одежда: пространственное восприятие одежды по отношению к телу • Глазодвигательная система: Затруднения во взгляде • Походка: Проблемы при ходьбе • Идеомотор: Проблемы при выполнении команд • Идеальная: Проблемы с многошаговыми задачами — Проблемы с использованием предметов — могут сбивать с толку использование предметов • Лимб-кинетический: Проблемы только с одной конечностью

  • Примечания к афазии [lcbr.ss.uci.edu]

  • Анатомия афазии Транскортикально-моторная проводимость Anomic Broca’s Global Wernicke’s Transcortical-sensory

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.