Как интерпретирует автор проблему смерти и смысла жизни: Вы точно человек?

Содержание

Проблема смерти и бессмертия в философии — смысл жизни и взгляды философов

Человек — самое уникальное и противоречивое творение природы и истории. Только люди способны задумываться о смысле жизни и осознавать конечность собственного существования. Проблемы смерти и бессмертия в философии занимают центральное место. Во все времена этот вопрос интересовал пророков, религиозных деятелей, великих мыслителей, педагогов и врачей.

Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

Нравственно-философский смысл жизни

Вопрос о смысле жизни был актуален для человечества всегда. Изучением темы занимались как античные философы, так и мыслители новейшего времени. Смысл их исследований заключался в поиске ответов на несколько вопросов:

Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

  • Какова цель существования человека?
  • Ради чего (кого) следует жить?
  • Каковы главные жизненные ценности?
  • Мнения философов из разных эпох существенно отличались. Например, античные мыслители видели смысл жизни в удовольствии и постоянном самосовершенствовании. Сократ призывал людей исследовать добродетель и развивать душевные качества. Аристотель считал, что жизнь — это счастье, которое заключается в мышлении и познании мира. Эпикур полагал, что существование людей должно быть связано только с земными удовольствиями, то есть с отсутствием голода и физических недугов.

    В эпоху Средневековья мнение о смысле жизни существенно поменялось. В религиозных первоисточниках писали о том, что человек должен следовать примеру своих предков, придерживаясь религиозных идеалов. Эту тему кратко освещал в своих работах Фома Аквинский и философ Августин. В этот исторический период о жизни нередко высказывались негативно. Например, в буддизме жизнь отождествлялась со страданиями, в азиатских текстах— с бездной зла и мучением.

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    В эпоху Просвещения мировоззрение людей снова меняется. Смысл бытия видят в возможности утверждения человека как личности. В XIX веке появилось множество альтернативных направлений философии. Например, Артур Шопенгауэр, будучи представителем иррационализма, определял жизнь как проявление мировой воли. Он полагал, что человек не может совершать важные действия по собственному желанию, так как любыми поступками движет чужая воля.

    Альбер Камю, напротив, считал, что человек должен создавать собственные ценности. Существование индивида оценивается только его поступками. Представители нигилизма и позитивизма и вовсе не видели в жизни особого смысла. Они предавали значение только конкретным событиям, достижениям и наследию индивида.

    И. Кант считал, что жизнь заключается в осознании человеческого бытия. А мыслитель Фихте полагал, что смысл существования людей состоит в достижении гармонии с окружающим миром.

    Проблема смерти и бессмертия

    Несмотря на многообразие точек зрения, в большинстве учений жизнь трактуется как миг, отпущенный человеку, для подготовки к смерти. Удивительно, но гибели человека и его возможному бессмертию всегда уделяли больше внимания, чем самому жизненному пути.

    Гибель человека

    Смерть — это полное прекращение биологических и физиологических процессов в живом организме. С философской позиции это определение не является достаточным. Это явление абсолютно неизбежно и непредсказуемо, поэтому оно всегда несёт отпечаток таинственности и мистичности. Люди всегда боялись неизвестности, поэтому философы, изучая сущность смерти, искали способ избавить человечество от страха.

    Изучение проблемы смерти в философии можно разделить на 3 периода:

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    • дохристианский;
    • христианский;
    • современный.

    В древнеегипетских верованиях, буддизме, трактатах Сократа и Платона высказывается идея о «загробной жизни». Тибетские монахи не рассматривали кончину человека как абсолютное завершение существования. Они верили в переход к новому циклу, в реинкарнацию. Большинство мыслителей писали о том, что смерть — это естественный этап жизненного цикла, бояться которого бессмысленно. Гибель человека рассматривалась как благо, необходимое для продолжения жизни на Земле.

    В эпоху развития христианства философское осмысление смерти кардинально поменялось. Распространялась идея о «судном дне». Момент гибели отождествлялся с «часом расплаты». Грешный человек после кончины неминуемо попадал в ад, а благочестивый — в рай.

    Когда учёные получили достаточно знаний из области биологии и естествознания, идеи о загробной жизни и возможном воскрешении стали отвергаться. К изучению вопроса о смерти стали подходить с рационалистической точки зрения. Гибель индивида рассматривалась как естественная перемена человеческого существования.

    Идеи о вечном существовании

    Бессмертие — это вечное, непрекращающееся существование. С естественно-научной точки зрения, достичь такого состояния невозможно. Тем не менее рассуждение на эту тему встречалось у всех древних народов.

    Греки и евреи понимали под бессмертием переход человеческой души после гибели в «царство теней». В Древней Индии и Египте верили в переселение душ. В иудаизме говорится о воскрешении мёртвых. В античной и восточной философии бессмертие является вознаграждением за достойную жизнь.

    Материалисты категорически отрицают существование души, поэтому такое понятие, как вечная жизнь они не рассматривали. Однако философы XIX—XX вв. полагали, что достичь бессмертия можно через оставленное наследие, то есть через потомков, созданные произведения искусства.

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Развитие вопроса в современном мире

    Вопросы о смысле жизни, смерти и бессмертии актуальны и в XXI веке. Это связано с достижениями в области биологии и медицины. Современная реаниматология позволяет возвращать к жизни человека, пережившего клиническую смерть. Однако не все учёные рассматривают это достижение, как благо.

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Проблема смерти и бессмертия в философии - смысл жизни и взгляды философов

    Известно, что после смерти в первую очередь перестаёт функционировать кора головного мозга. Средствами медицины можно возобновить работу сердца, но восстановить все функции мозга ещё никому не удавалось. В связи с этим в этике и философии встаёт вопрос о том, можно ли в случае восстановления сердцебиения говорить о продолжении жизни человека.

    Из-за регулярных национальных конфликтов, международного терроризма и эпидемий человеческая жизнь была сильно обесценена. Современные философы стараются найти ответы на новые вопросы:

  • Имеет ли индивид «право на смерть», то есть на самоубийство и эвтаназию?
  • Этично ли осуществлять трансплантацию органов от погибших людей?
  • Не противоречит ли законам природы процесс клонирования?
  • Не перестаёт обсуждаться и вопрос бессмертия. Но если в Античность и Средние века философов интересовало вечное существование души, то в XXI веке наука ищет пути сохранения физического тела. В связи с этим активно развивается криогеника и молекулярное клонирование.

    Предыдущая

    ФилософияАтомизм в философии — представители, идеи и теории

    Следующая

    ФилософияФилософия Древнего Китая — кратко о самом главном

    ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ, БЕССМЕРТИЕ (К ПРОБЛЕМЕ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ) — NovaUm.Ru

    ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ, БЕССМЕРТИЕ (К ПРОБЛЕМЕ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ)

    Философские науки

    Смирнов Сергей Владимирович (к.ф.н.)

    Ключевые слова: ЖИЗНЬ; СМЕРТЬ; БЕССМЕРТИЕ; ЧЕЛОВЕК; ВЕЧНОСТЬ; LIFE; DEATH; IMMORTALITY; MAN; ETERNITY.


    Аннотация: В статье рассматриваются философские аспекты проблем жизни, смерти, бессмертия. Характеризуются биологический, антропологический и парафизиологический подходы к осмыслению данных феноменов. Особое внимание уделяется проблеме достижения человеком бессмертия.

    Проблема жизни, смерти, бессмертия – одна из важнейших философских проблем. Ее осмыслению посвящены труды целого ряда мыслителей: Ф. Арьеса, С. Грофа, Н.А. Ильина, О. Хаксли, Дж. Хэлифакс, Х. Беннета, Ж. Делюмо, Дж. Фрейзера, других ученых и философов.

    В данных работах рассматриваются: духовно-психические аспекты трансформации внутреннего мира человека находящегося перед лицом смерти [1]; танатологические традиции различных стран и народов мира [2], эволюция научных и философских представлений о феноменах жизни, смерти, бессмертия [3], психоделические практики облегчения «ухода» человека в потусторонний мир [4]. И т.д.

    В тоже время, в работах перечисленных авторов проблемы жизни, смерти и бессмертия характеризуются недостаточно разносторонне, с акцентом, на психологические и культурологические аспекты «измерения» данных феноменов.

    В этой связи, целью данной работы является необходимость целостного осмысления феноменов жизни, смерти, бессмертия; анализ основных направлений форм перехода человека в измененные состоянии души и тела.

    В целом, проблема жизни и смерти в мировой философии рассматривается в виде экзистенциальной диады: единства и противоречия двух диалектически связанных, но взаимоисключающих феноменов. Наибольшее внимание при этом, уделяется смерти, а сама человеческая жизнь, воспринимается как мгновение, отпущенное человеку для того, чтобы он мог достойно подготовиться к своему Уходу из мира и последующему обретению бессмертия, понимаемого предельно широко: от бессмертия души, к вечности круговорота атомов и молекул.

    Представление о жизни как кратком мгновении личностного существования, наполненного, к тому же, болью, страхом и страданиями, формирует, в целом, отрицательное отношение к ней. Так у Платона: жизнь – это сон, У И. Дамаскина – пепел, призрак и дым, у Экклезиаста – суета и томление духа, у Паскаля – вечная иллюзия. Для него У. Шекспира, «жизнь — это повесть глупца, рассказанная идиоту, полная шума и ярости, но лишенная смысла» [5].

    Поразительно, но, в культуре европейских народов, вплоть до XVIII века, отсутствовало четкое разделение на жизнь и смерть. В XVII веке, в частности, юристы еще рассуждали о том, способна ли на трупе выступать кровь при виде убийцы, выдавав, тем самым, его правосудию. В Квинсленде, страх перед смертью заставлял могильщиков перед погребением умершего ломать дубиной покойнику кости, а его живот набивать камнями. Этот же страх заставлял некоторые народы наглухо замуровывать склепы, заколачивать гробы, класть на грудь покойника тяжелые каменные плиты [6, с. 16].

    Анализируя имеющиеся источники по проблеме осмысления жизни, смерти, бессмертия можно выделить ряд следующих «измерений» данной проблемы.

    Первое из этих них – биологическое. Оно связанно с представлением о жизни как процессе индивидуального развития организма, связанного со сменой его телесно-психофизиологических состояний. Смерть здесь рассматривается как естественный результат существования живого, а в надбиологическом смысле – и всего материального. Рождается, живет и умирает человек, растение, животное; возникают и исчезают звезды. В небытие же, не уходит никто и ничто. Биогенная миграция атомов и молекул, геохимический круговорот вещества и энергии обеспечивают бессмертие всего сущего. Человек в этом отношении представляет собой микрокосмос – малое подобие Универсума. С представлением о себе как о Части подобной Целому, связано чувство «благоговения перед жизнью», ощущения человеком своей причастности к удивительному миру живого [6, с. 80-82].

    Второе «измерение» проблемы жизни, смерти, бессмертия – антропологическое. Оно связано с выявлением своеобразия Человеческой жизни, ее отличия от жизни всего живого. Специфика здесь в том, что человек – это единственное существо, осознающее, что оно умрет. Все организмы лишь просто завершают свой жизненный путь, в лучшем случае, сохранив себя в генах потомства. Человек же «обречен на пожизненные мучительные раздумья о смысле жизни или ее бессмысленности, изводит этим себя, а часто и других, и вынужден топить эти проклятые вопросы в вине или наркотиках» [7, с. 75]. Эти раздумья формируют жизненный путь человека, определяют его мотивацию, поступки и деятельность… Осознание бренности бытия, страх перед смертью – есть важнейшие факторы, личностного развития человека, а значит, и общества в целом.

    Третье «измерение» проблемы жизни, смерти, бессмертия мы бы охарактеризовали как парафизиологическое. Это измерение, в котором феномен жизни, смерти и бессмертия рассматриваются как отдельные формы бытийствования индивида, связанные с трансформацией форм его телесно-духовной и витальной организации; со сменой состояний души и тела.

    Особое внимание в данном контексте, уделяется осмыслению проблемы бессмертия и его возможных форм.

    В биологическом отношении, бессмертие человека выражается в возможности сохранения себя в генах потомства. Этот вид бессмертия близок большинству людей. Одним из мощных влечений человека в этом плане является стремление увидеть свои черты в детях, внуках и правнуках. К биологической форме бессмертия можно отнести и криогеническую практику глубокого замораживания тел умерших с расчетом на их будущее оживление.

    Бессмертие может отражается и в результатах жизненного творчества (поступков) человека. Научное открытие, создание выдающегося произведения литературы и искусства, деятельность на военном или государственном поприще – все это оставляет имя человека в памяти потомков. «Увековечиваются герои и пророки, страстотерпцы и святые, зодчие и изобретатели. Навечно сохраняются в памяти человечества и имена жесточайших тиранов, и величайших преступников» [8, с. 47].

    Другой путь в бессмертие связан с достижением состояний, называемых «измененные состояния сознания». В основном, они представляют продукт психотренинга или медитации, а также, являются следствием приема психотропных препаратов. В этих состояниях возможен «прорыв» в иные измерения пространства и времени где не существует смерти, путешествия в прошлое и будущее, осознание своей личной причастности к Вечности, к эволюции Вселенной. И т.д.

    Жизнь и смерть, таким образом, представляют собой диалектически взаимосвязанные процессы бытия природы, материи и человека. Их философское осмысление связано с пониманием сущности жизни, смерти и бессмертия, с выявлением специфики человеческого существования, с осознанием возможности сохранения человека в оставленном им духовном и культурном наследии.


    Список литературы

    1. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти / Ф.Арьес. – М.: Наука, 1992. – 350 с.
    2. Гроф С. Величайшее путешествие: Сознание и тайна смерти / С.Гроф. – М.: АСТ, 2008. – 475 с.
    3. Ильин Н.А. Современная наука о жизни и смерти / Н.А.Ильин. – Кишинев: Изд-во «Глобус», 1995. – 267 с.
    4. Хаксли, О. Двери восприятия. Рай и ад: Трактаты / О. Хаксли. – СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. – 224 с.
    5. Интернет ресурс: http://cpsy.ru/cit1099.htm (дата обращения: 22.02.2017).
    6. Делюмо, Ж. Идентификация ужаса / Ж. Делюмо, Дж. Фрейзер. – М.: Алгоритм, 2009. – 240 с.
    7. Швейцер А. Культура и этика / А. Швейцер. – М.: Прогресс, 1973. – 344 с.
    8. Гроф С. Величайшее путешествие: Сознание и тайна смерти / С.Гроф. – М.: АСТ, 2008. – 475 с.

    Вконтакте

    Facebook

    Twitter

    § 1. Потеря смысла жизни и индивидуальная смерть

    § 1. Потеря смысла жизни и индивидуальная смерть

    Среди высших психических потребностей человека особое место занимает потребность смысла жизни. Удовлетворение этой потребности совершенно необходимо для сохранения нормальной психической активности человека, развития его личности, для достижения психической зрелости и мастерства в ведущих видах профессиональной деятельности. Великие мыслители уже с давних времен знали, что потеря смысла жизни — одна из наиболее тяжелых потерь (деприваций) в жизни человека. Недаром Л. Н. Толстой в своей «Исповеди» писал, что потеря смысла жизни — смерти равна[17].

    Речь здесь идет, без сомнения, о психологической смерти, которая делает как бы бессмысленным также существование тела, в котором, кстати, в процессе психологической смерти происходят болезненные изменения.

    Потеряв смысл своего существования, человек оказывается в глубоком психологическом кризисе. Но там, где налицо психологический кризис, есть также внешние и внутренние конфликты, часто теснейшим образом взаимосвязанные. Кризис — состояние крайнего обострения конфликта. Когда речь идет не о социальном, а о психологическом конфликте, то следует учесть, что он превращается в кризис тогда, когда человек, имея жизненно важную потребность (или группу таких потребностей-мотивов поведения), из-за наличия преград не мог ее удовлетворить, но теперь уже конфликт невозможно сохранить. Дальнейшее сохранение конфликта, достигшего уровня кризисного состояния, чревато опасными, в частности, патологическими последствиями. Например, человек, который лишен возможности удовлетворения своей потребности осмысления жизни, может иметь постоянную тревожность, болеть серьезными нервными, психическими и соматическими заболеваниями. Чтобы прекратить такое развитие, он должен найти выход из кризиса, он вынужден произвести выбор среди существующих возможностей. Он может, например, отказаться от той цели, стремление к которой зашло в тупик и не привело к осмысленности жизни, как он надеялся. Для выхода из тупика он может выбрать новую цель и этим путем сообщить смысл своему существованию. Выбор новой цели, новое целеобразование — один из механизмов здоровой адаптации личности. Причем психологически важно, чтобы человеку удалось приписывать смысл новой своей цели и деятельности по ее достижению, т. е. успешно использовать механизм атрибуции смысла. Значение субъективной атрибуции смысла в таких случаях велико: ведь эта же цель для других людей может вовсе и не обладать ценностью и личностным смыслом.

    Если, например, избранная человеком область его профессиональной деятельности не соответствует его способностям и потребностям и он оказывается в кризисной ситуации, более удачный новый выбор может вывести его из кризиса. Таких случаев очень много, хотя для пожилых и тем более для престарелых людей выбор нового поприща — очень трудное, почти невозможное дело.

    Другой возможный путь выхода из экзистенциального кризиса (а именно таковым является кризис потери смысла жизни) — ослабление неудовлетворяемой потребности или его полное затухание, если возможно — устранение. Дело в том, что ряд человеческих потребностей входит в то внутреннее образование, которое называют сущностью человека. Умертвляя в нем эту потребность, мы тем самым в какой-то мере убиваем самого человека, он уже перестает быть полноценным, особенно в психологическом смысле. Поэтому можно пойти несколько иным путем. Можно, например, считать, что совсем необязательно, чтобы жизнь каждого из нас имела свой, да еще специфический и значительный смысл. Смысл жизни — явление относительное: то, что имеет смысл для меня и сообщает смысл моему существованию, другому может показаться бессмысленным. Для меня, например, лишена смысла жизнь человека, который накапливает деньги или собирает коллекцию каких-то предметов, но я могу понимать, что именно эти занятия и сообщают смысл его существованию.

    Рассуждая так, мы сообщаем явную относительность проблеме смысла жизни. При этом жизнь в значительной мере теряет для нас свою значительность, но какое-то облегчение достигается. При таком взгляде на вещи нам легче жить. Важнее всего никогда не осмысливать жизнь только посредством одной-единственной цели: опасно считать, что только достижение данной цели сделает нашу жизнь осмысленной и значительной. Осмысление собственного существования с помощью только одной цели — признак нереалистичности и узости взглядов человека. Очень распространенным примером подобной узости взглядов является влюбленный человек, считающий, что без любимого человека — единственного и незаменимого — жизнь лишена смысла, не стоит жить.

    Такое убеждение не приносит вреда или даже полезно, когда нет преград на пути соединения с любимым человеком и достижения счастья. Но как быть в том случае, когда любимый человек отказывает во взаимности, уходит пли умирает? Человек, ограничивающий осмысление своей жизни только одной целью, в таких случаях сразу же оказывается в кризисной ситуации, размышляет о самоубийстве, а нередко и совершает реальное покушение на свою жизнь.

    Одним из признаков психической зрелости человека, я думаю, является то, что он имеет широкое поле выбора целей, обширный спектр ценностей, и когда трудности жизни заставляют отказаться от одной цели, он выбирает другую, может быть столь же значительную и привлекательную. Замена цели — мощный психологический защитноадаптивный механизм.

    Однако если эти возможности исчерпываются, если человек больше не видит таких перспектив для своей земной жизни, тогда кризис оказывается чрезвычайно глубоким, а желание смерти — сильным и искренним. Интересные размышления об этих вопросах встречаются также в работах других авторов[18].

    Потеря смысла жизни и особенности процесса психологической смерти становятся более яркими в переживаниях и поведении тех людей, которые знают о своем безнадежно больном состоянии и осознают, что вскоре умрут. Конечно, каждый из нас начиная с того момента, когда впервые понимает, что его индивидуальная жизнь на этой земле имеет конец, оказывается в состоянии смертника. В психике человека, однажды осознавшего неминуемость своей близкой смерти, всегда налицо, сознательно или бессознательно, идея смерти и чувство ускоренного приближения к «моменту» наступления смерти, тревога и даже страх перед этим концом, казалось бы, бессмысленным и нелепым. Однако физически здоровый человек не знает «момента» своей смерти, он не может даже приблизительно предугадать его, вследствие чего его состояние существенно отличается от состояния тех больных людей, которым врачи сообщили, что они неизлечимо больны и вскоре умрут.

    Клиническими исследованиями хода психической смерти неизлечимо больных людей много занималась известный американский психопатолог и танатолог Элизабет Кюблер-Росс. В этой трудной области работают и другие исследователи и врачи. В их трудах описываются этапы или фазы психологического умирания человека. Описания фаз умирания в трудах Э. Кюблер-Росс реалистичны и поучительны, хотя они, как мы увидим, оставляют место не только для дополнений, но и для новых интерпретаций. Мы считаем, например, что следовало дать возможно более полное описание психических защитных механизмов умирающих людей, индивидуальных различий их адаптивных процессов и зависимость последних от типа личности умирающего.

    Перейдем, однако, к описанию фаз психологической смерти человека.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Читать книгу целиком

    Поделитесь на страничке

    Смысл жизни и смысл смерти человека как философская проблема

    Наиболее ярко и выпукло специфика человеческого бытия обнаруживается при рассмотрении смысла его жизни. Если жизнь человека заключается не в простом физическом выживании, не в сохранении тела, а имеет другие цели, которые заданы человеку извне или выбраны им самим, это значит, что она имеет смысл. Смысл жизни — это цели, идеалы и ценности, реализация которых выступает в качестве лейтмотива человеческого существования. На уровне обыденного объяснения смысл жизни — это, ради чего человек живет. Сократ, в ответ на обвинения его в распространении философских знаний, развращающих нравы, заявил, что он занимается философией потому, что она помогает ему разобраться в жизни. Жить, не разобравшись в том, что такое жизнь, не стоит. Сократ обнаружил, что многие его современники тратят свои жизни на достижение разнообразных целей, — богатства, славы, удовольствий, — и даже не задумываются, важно ли это. Но если человек не задаст себе вопроса о смысле жизни и хорошо не поразмышляет над ним, он не может быть уверен в том, правильно ли он живет. И вся его жизнь может оказаться напрасным изживанием времени. Альбер Камю — французский философ, живший двумя с половиной тысячелетиями позже Сократа — писал: «Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями — второстепенно».45 Ф.М. Достоевский назвал вопрос «для чего жить?» тайной бытия человеческого.
    Размышляя о смысле жизни человек, по сути, занимается самооправданием своей жизни, пытается убедить самого себя в том, что он живет не потому, что его «родили» на этот свет, не спрашивая его согласия, а потому что он выполняет определенную «миссию» и без его участия мир никогда не восполнит себя до целостности. Иметь смысл — значит иметь объективное разумное назначение, быть причастным к бытию вне себя.
    Поиск смысложизненных ориентиров — не простая задача. Её пытаются решать простые люди, обыватели, и профессиональные философы. Все выработанные в течение истории философии концепции образа жизни можно разделить на два типа: субъективистские и объективистские. Первые включают в себя представления о смысле жизни, сформированные отдельными людьми исходя из их субъективных представлений о достойной жизни. Сторонники такого подхода к определению смысла жизни настаивают, что каждый человек имеет свое индивидуальное призвание в жизни, свой смысл жизни, отличный от смысла, вкладываемого в жизнь другими людьми. Объективистские (метафизические) концепции исходят из того, что жизнь человека имеет смысл лишь постольку, поскольку она ориентирована к реализации целей, выходящих за пределы только его индивидуального бытия. Осмысленной может быть жизнь и деятельность, которые руководствуются не случайными влечениями, не капризной игрой страстей и произволом, а единым, разумным, высшим началом, проникающим все стороны жизни до конца. Этим началом, осмысливающим жизнь и деятельность, может быть только цель, имеющая безусловное значение, безусловную объективную ценность. Если человек ставит перед собой индивидуальные, субъективные цели, которые не соотносятся с объективными целями и ценностями, то рано или поздно встанет вопрос о смысле и значении этих индивидуальных целей. Очень ярко изобразил это несоответствие между условной целью и стремлением к безусловному А.П.Чехов в рассказе «Крыжовник». Мечтой жизни героя рассказа было приобрести небольшой домик с участком, на котором обязательно должен расти крыжовник. Эту мечту ему, в конце концов, удалось осуществить, однако можно ли считать достижение такой цели реализацией смысложизненного предназначения? Автор рассказа пишет, что когда он увидел этого человека, достигшего предела своих мечтаний, на него пахнуло страшной тоской, пустотой и бессмыслицей такого «счастья».
    Индивидуальные цели и ценности, в реализации которых человек видит смысл своей жизни, не могут иметь безусловного, самодовлеющего значения. Они носят относительный и условный характер и требуют для своего обоснования безусловной и абсолютной цели. Содержание этой цели выступает в качестве одного из оснований для классификации философско-теоретических моделей смысла жизни. Историческая реконструкция этих моделей позволяет выделить несколько типичных представлений о смысле жизни, разработанных философами с античности до нашего времени.

    Реферат: Проблема жизни, смерти и бессмертия

    Проблема жизни, смерти и бессмертия [20.04.14]

    Тема: Проблема жизни, смерти и бессмертия

    Раздел: Бесплатные рефераты по философии

    Тип: Реферат | Размер: 46.51K | Скачано: 71 | Добавлен 20.04.14 в 20:08 | Рейтинг: 0 | Еще Рефераты

    Содержание

    Введение 3

    1.Нравственно-философский смысл жизни, смерти и бессмертия человека 5

    2.Бессмертие, пути его обретения 12

    3.Этические аспекты проблемы жизни и смерти 15

    Заключение 18

    Список использованной литературы 19

    Введение

    Человек – это единственное существо, которое осознает свою смертность. Для человека осознание жизни неотрывно от понимания ее конечности, а соответственно и смерти. Однако осознание существования смерти, не есть еще само умирание. Из всего живого на земле, только человек осознает конечность всего сущего, конечность его существования. Проблема смерти для человека всегда будет открытым вопросом, затрагивающим самые глубины его духовного мира.

    Чем является смерть для человека? Умирает ли его душа одновременно с физическим телом? Возможна ли жизнь после смерти? Эти вопросы издавна волновали человечество.  Сама смерть и на сегодняшний день несет некую печать таинственности, попыткам разгадать таинство смерти, нет числа. Они с испокон веков не давали покоя человечеству. Конфуций писал: «Как понять, что такое смерть, если мы не можем понять что такое жизнь». Отношение человека к смерти – есть отражение моделирующей системы жизненного воззрения на мир.

    Острота современного звучания этических проблем изучения жизни и смерти в философии определяется многими факторами. Изменение духовной ситуации в обществе в сторону демократизации общественного сознания, в котором центральное место начинает занимать идея прав человека, приводит к изменению осознания меры ответственности человека за жизнь.

    Актуальность исследования проблемы смерти обусловлена еще и тем обстоятельством, что в последние годы этой теме уделяется повышенное внимание в философии, религии, искусстве развитых стран. Развивается целая отрасль знания – танатоло.

    При написании работы использовался метод анализа, в частности изучались исторические источники и  монографии.

    Целью работы  является теоретический, этико-философский анализ проблемы жизни и смерти.

    Задачи исследования:

    — выявить типические постановки и решения проблемы жизни и смерти в истории философии и этики;

    — определить место и значение проблемы смерти в системе моральных ценностей;

    —  изучить отношение различных религий к смерти и бессмертию.

    1. Нравственно-философский смысл жизни, смерти и бессмертия человека

    Жизнь на грани смерти, утрата и поиск смысла жизни – ситуации, которые в философии и литературе исследовались глубже и тщательнее, чем какие-либо другие. Каждый человек в течение жизни неоднократно задумывается о смысле жизни, о смерти и о жизни после смерти. Бывают периоды, когда теряется смысл жизни и человек задумывается о смерти.   Достойно умереть, когда приходит смерть, бороться с нею, когда есть шанс жить, помогать другим людям в их именно смертной борьбе – это великое и нужное любому человеку умение. Ему учит сама жизнь. Жизнь и смерть человека, смысл жизни – это вечные темы искусства философии.

    Мировая культура имеет множество примеров, когда мыслители обращались к теме смерти, подчеркивая, что отношение людей к смерти разнится в разные времена. Были времена, когда люди не боялись смерти, их не страшила угроза физического уничтожения. Условно различное отношение к смерти можно разделить на дохристианские и христианские воззрения. Древние  греки, например, учили преодолевать ужас небытия путем концентрации духа, воспитывать в себе презрение к смерти. Кончина человека рассматривалась древними как закономерное завершение жизненного цикла, она скорее носила эпический характер и не воспринималась как личная трагедия. В средние века, образ смерти был ужасен и устрашал людей.

    Отношение восточных культур к смерти иное, они  не рассматривают смерть как абсолютное завершение существования. Восточные культы не отождествляют смерть человека с полным исчезновением индивида. Древние буддийские традиции учат воспринимать смерть как естественный переход к новому циклу жизни и создают систему воззрений, значительно снижающих или вовсе снимающих страх смерти. Западные культуры предлагают другую трактовку. Христианский миф о воскрешении мертвых признает конечность индивидуального существования и завершение мировой истории.

    На протяжении тысячелетий человечество искало способы не бояться смерти. И разработало ряд культурных традиций, позволяющих преодолеть страх и обрести символическое бессмертие. Перечислим некоторые из этих способов. Наиболее распространенной является трактовка, согласно которой смерть — это биологическое бессмертие, которое человек обретает в своем  потомстве. Человек продолжает осознавать свою смертность, но его плод продолжает прибывать на земле. Особенно распространена эта традиция «неумирания» через генетических потомков в патриархальных и восточных культурах.

    Представители таких культур стремятся утвердить себя в образе рода или племени. В этих культурах происходит отождествление человека не только с самим собой, сколько с кланом, племенем, родом. Человек, таким образом, является частицей общности и уверен, что данная общность не исчезнет.

    Не менее распространенной во многих культурах является натуралистическая версия бессмертия. Последователи данной версии возвеличивают природу, ее вечную силу и желания сохранить ее.

    Еще одним известным способом символического увековечивания жизни можно назвать творческое бессмертие. Создавая произведения искусства, литературы, других полезных предметов талантливые авторы, как бы оставляют в них частицу себя для потомков, для вечности. Посвятить жизнь реализации общей цели, обрести себя в коллективном сознании или в индивидуальном творчестве — вот сущность психологического состояния при попытке утвердить себя через собственные деяния.

    Но, к сожалению, истории известны случаи, когда символического бессмертия можно добиться не созиданием, а разрушением. Так прославились на века Герострат, Нерон, Гитлер и др.

    Теологическое (религиозное) бессмертие  является наиболее значительным способом достижения символического бессмертия. Свою энергию жизни, волю к сохранению собственной уникальности человек издавна стремился выразить с помощью религиозной символики (создание икон, храмов, обрядов и т.п.) и утверждением идей о бессмертии души. В религиозных представлениях жизнь предстоит лишь как роковая пауза на вечном пути к небесному инобытию.

    Данная точка зрения не раз критиковалась В. Розановым. Он считал, что христианство уделяет чрезмерное внимание жизни после смерти, отказываясь интерпретировать идею бессмертия (посмертного воскресения) человека. Он подвергал резкой критике идею превосходства абсолютного над земным, так как такая идея нивелирует саму жизнь и ее значение.  «Мне кажется, – пишет он, – наше дело на земле просто: делай хорошо свое дело. И больше чего! Никаких страхов, опасения «за будущее»… Соответственно и воскресение – это не то, что будет когда-то в будущем, а то, что творится сейчас, в каждое мгновение: «Воскреснуть – это как бы в секунде бытия хлебнуть столько жизни, почерпнуть такую глубь бытия, засверкать таким сверканием душевности, оживления, напряжения всех его способностей, что годы и века тягучей жизни «так себе» не могут пойти с этим в сравнение». В контексте таких представлений бессмертие человека заключается в его неразрывной связи со всем бытием.

    С развитием цивилизации понимание высшего смысла существования человека сильно модифицируются. Благодаря расширению кругозора и росту технических возможностей смысл жизни можно рассматривать как всё более масштабный вопрос.

     Смерть не стоит рассматривать, как антагониста жизни. Смерть — это не потеря жизненной силы, а максимально её окончание, завершение. Поэтому стоит говорить о противопоставлении смерти факта рождения. Данный процесс достаточно естественный, это переход в неживое состояние из живого. Живое и неживое — это две категории единой системы природы, которая нас окружает.

    Бессмертие — мысль о том, что закон жизни вполне определен, и что всё живое смертно, но этот закон может быть нарушен. Понятие «бессмертие» необходимо различать с понятиями, которые характеризуют вариант существования живого организма долгий период, и это зависит исключительно от скорости метаболизма в нём, или существование дольше, свойственное его виду. Хотя на практике и, в особенности, в творческом вопросе, данные понятия смешиваются. Понятие «бессмертие» характеризуется такими качествами как: — бессмертие души — осознания того, что человеческая душа вечна, в независимости от тела; — бессмертие физического тела — идея о человеке, который живет вечно; — создавать или делать бессмертным в переносном значении — сохранение навсегда в памяти людей. Идею бессмертия можно встретить у многих древнейших народов.

    К примеру, в иудаизме вопрос о бессмертии связывали уже с учением о том, как воскресить мертвых и о загробном воздаянии; в подобном виде оно переходило в христианство и ислам. В большинстве философии его рассматривают как бестелесное, вне физическое существование души. Подход материализма всячески отрицает то, что душа существует. Потому в этих рамках проблема вероятности такого рода бессмертия совершенно бессмысленна. Как систематическое учение понятие о бессмертии изначально обосновал и развивал Платон. Он считал  совершенно невозможным найти какие-нибудь доказательства в теории бессмертия души, и занимался обоснованием веры в него, используя постулаты практики разума. Бессмертие это центральная тема в философской мысли русского космизма.

    Традиция нравственных и философских рассуждений о смерти и бессмертии всего человеческого, родилась в древности, где и получила разные интерпретации в современной философии. В верованиях Древнего Египта, на Востоке, в том числе и в буддизме, даосизме и т.к., а в том числе и в идеалистических философских системах Древней Греции, а особенно у Сократа и Платона, стремление преодолеть боязнь смерти связывали с постулатами о «загробной жизни», «бессмертия души». Помимо этого, и знание истины, возможно, в соответствии с этими представлениями, в случае если мы максимально ограничим свою связь с телом, а в лучшем случае – если сможем стать «бестелесными существами». В жизни на Земле к этому приближены больше, чем остальные философы. Потому, по учению Сократа, «человек, который действительно посвятил жизнь философии, перед смертью полон бодрости и надежды обрести, за могилой, величайшие блага». Более того, «те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью».

    Данные идеи смогли получить развитие у Аристотеля. Множество концепций подобного рода, в том числе и материалистов, понимание смерти исходило из описания бытия как постоянного круговорота Космоса и жизни человека и смерти как его частицы. Потому, к примеру, в соответствии с учением Эпикура, смерть не имеет значения для нас, так как распадается на атомы, уже не имеющих тактильных чувств, способности  ощущать, следовательно не может иметь к нам никакого отношения. Лукреций объясняет данный факт тем, что когда человек умирает вместе с ним умирает его разум и после не может знать, что произойдет «после смерти».  Смерть, с его точки зрения, это неизбежное и прогрессивное событие, потому что старики освобождают свое место для молодых, мы не можем думать о вероятности вечной жизни до того времени, как появились на свет, почему мы обязаны думать о ней после смерти?

    Мучения, о которых мы думаем, что они будут испытаны нами после смерти, можно определить лишь как муки, которые существуют лишь в настоящем. Данные и другие соображения обязаны, но Лукрецию, примирять человека разумно со смертью.

    Согласно традициям стоицизма какие-либо отрицательные эмоции в отношении смерти в том числе, признаются совершенно бессмысленными, так как смерть – это лишь факт, который свершился и с этим ничего нельзя сделать. Глупостью стоит считать желание вечной жизни: человеку нужно делать лишь то, что он может делать.

    Стоицизм, который много уделял внимания данной «вечной» теме, по большей части, сделал акцент на смирении перед тем, что смерти не избежать, не видя в её отношении ни страха, ни отвращения, так как это одна из многих функций природы.

    Какие-то элементы в стоицизме оказали существенное влияние на христианство и его формирование, хоть оно включило в себя множество из элементов древнегреческих философских представлений о смерти человеческого организма и «бессмертии» его души. Христианство, которое изначально возникло в форме идеологии «униженных и оскорбленных», давало философскому подходу к смерти, новый смысл: и проявляло реакцию скорее не на трагизм самой смерти, а приносило «утешение» для тех, кто очень тяжело переживал сложности земной жизни, ведя речь о чуде воскрешения как о «переходе» к улучшенной жизни. Сами «условия», которые выдвигались при этом, в максимальной степени акцентировались в первую очередь на нравственно-гуманистических аспектах сознания, на поведении человека, который помнил о смерти, о «судном дне» и пр. Дальнейшие преобразования данной первоначальной идеи не могли изменить ее ведущего нравственно-гуманистического содержания, которое оказало и оказывает огромное влияние не исключительно на религиозное сознание, но и на представления морали большинства людей, которые не верят в чудо «воскрешения Христа».

    Очевидно, что ресурсы человеческого стремления преодолеть смерть и продлить жизнь — многообразны. Но означает ли это, что проблема исчерпана? Достаточно ли выбрать себе символический способ психологической защиты от страха смерти, чтобы жизнь стала полноценной? Очевидно, что нет. Осознание конечности своего бытия рано или поздно приходит к каждому человеку. И встает вопрос: имеет ли смысл наше существование и наша деятельность, если они могут оборваться?

    2. Бессмертие, пути его обретения

        Вопросы бессмертия на протяжении веков интересовали ученых, философов, мыслителей. Было написано великое множество трудов, которые условно можно подразделить на группы. Исследователи выделяют несколько видов бессмертия, связанных с тем, что после человека остается: его дело, дети, внуки и т. д., продукты его деятельности и личные вещи, а также плоды духовного производства.

    К первому виду бессмертия относят бессмертие в генах потомства, которое является наиболее близким большинству людей. Есть исключение, которое составляют относительно небольшая группа людей, нежелающих иметь детей и продолжить, таким образом, себя. Эти люди не подвержены зову крови, они не испытывают одного из сильнейших влечений человечества: желание увидеть свои черты в  детях, внуках и правнуках. Генетическое наследование передает не только физические (фенотипические) признаки рода, но и  набор нравственных принципов семьи, таланты, тягу к ремеслам или науке. Проводились исторические исследования, которые выявили родство (пусть и далекое) многих выдающихся деятелей русской культуры XIX в.  

    Ко второму виду бессмертия можно отнести мумификацию тела с расчетом на вечное его сохранение. Эта практика использовалась еще в древнем Египте, при мумификации египетских фараонов. Однако она существует и в современном обществе, на примерах В. И. Ленина, Мао-Цзэдуна и др. Можно к такому виду отнести и ставшую доступной в XX и XXI вв. криогенезацию, то есть глубокое замораживание тел умерших. Люди, пожелавшие подвергнуть глубокой заморозке свои тела, верят в то, что в будущем медицина достигнет настолько высокого уровня,  что их оживят и вылечат неизлечимые на сегодняшний день болезни.

    Третий вид бессмертия имеет это упование на «растворение» тела и духа умершего во Вселенной, вхождение их в космическое «тело», в вечный кругооборот материи. Такой вид бессмертия характерен в основном для восточных цивилизаций, особенно японской. Также близко к такой модели исламское отношение к жизни и смерти, и разнообразные материалистические или точнее натуралистические концепции. Такой вид бессмертия предполагает утрату личностных качеств и сохранение частиц бывшего тела, могущих войти, в состав других организмов. Совершенно естественно, что большинство людей считают такой вид бессмертия неприемлемым для себя, и соответственно отвергают его.  

    Четвертый путь в бессмертие связан с результатами жизненного творчества человека. Недаром членов различных академий награждают титулом “бессмертные”. Научное открытие, создание гениального произведения литературы и искусства, указание пути человечеству в новой вере, творение философского текста, выдающаяся военная победа и демонстрация государственной мудрости — все это оставляет имя человека в памяти благодарных потомков. Увековечиваются герои и пророки, страстотерпцы и святые, зодчие и изобретатели. Навечно сохраняются в памяти человечества и имена жесточайших тиранов и величайших преступников. Это ставит вопрос о неоднозначности оценки масштабов личности человека. Создается впечатление, что чем большее количество человеческих жизней и сломанных человеческих судеб лежит на совести того или иного исторического персонажа, тем больше у него шансов попасть в историю и обрести там бессмертие. Способность влиять на жизнь сотен миллионов людей, “харизма” власти вызывает у многих состояние мистического ужаса, смешанного с почтением. О таких людях слагают легенды и предания, которые передаются от поколения к поколению.

    Предлагаемый пятый путь в бессмертие связан с достижением различных состояний, которые наука называет «измененные состояния сознания». Наиболее часто такой вид встречается в восточных религиях и цивилизациях, как результат системы психотренинга и медитации. Можно говорить о возможном «прорыве» в иные измерения пространства и времени, путешествия в прошлое и будущее, экстаз и просветление, мистическое ощущение причастности к Вечности.

    Конечно, существуют еще другие виды пути в бессмертие, описанные в философской литературе, однако в очень большой степени все зависит от веры и личного выбора человека: во что верить, как жить и к чему стремиться.

    3. Этические аспекты проблемы жизни и смерти

    Жизнь и смерть — вечные темы духовной культуры человека во все времена. О них размышляли основоположники религий, пророки, моралисты, философы, различные деятели литературы и даже искусства. Не думаю, что в мире нет человека, который бы не задумывался о смысле своего существования или о предстоящей смерти или о том, что ждет его после смерти, а может, есть эликсир бессмертия. Подобные мысли приходят всем, и в юном возрасте и в пожилом возрасте. В своих работах  А. Л. Чехов в  одном из писем написал: «Зафилософствуй — ум вскружится», имея в виду тот или иной способ решения проблем  жизни и смерти. Однако подлинное философствование невозможно без обращения к этим вечным темам. Практически во всех философских источниках  затрагивался этот вопрос, а Шопенгауэр считал, что «смерть – подлинный гений,  вдохновитель или Мусагет философии»,  а Сократ определял  жизнь как «подготовку к смерти».

    По сути дела, речь идет о триаде: жизнь — смерть — бессмертие, поскольку все духовные системы человечества  исходили из идеи противоречивого единства этих феноменов.

    Вопрос о смысле жизни, в первую очередь, подвергается проблематике о явлении осмысленности жизни, то есть освещается ли она категорией разумности, мышления или абсолютно лишен смысловой содержимой,  и не подвержен управлению разумом человека.

    В этом вопросе ещё существует некий целостный структурный момент – это восприятие вопроса в целом, в структуре знания о природе жизни: «что является жизнью», «какая цель существования человека?», «какова цель моего существования в этом мире?», «в чем заключается цель моей жизни». Наша жизнь в таком ключе понимается в контексте жизни социума, взаимозависимости людей, в общем жизни на Земле,  картины мира.

    Необходимо довольно четко разграничивать сами понятия «цель жизни» и «смысл жизни». В то время, когда происходит социализация личности и перед человеком становится выбор кем стать, к примеру, инженером, хирургом, преподавателем то в этом еще нет полного ответа на мучающий его вопрос об общем смысле жизни (по крайней мере ответ ощущается в скрытой, чисто эмоциональной манере, доставляя человеку удовольствие). Но в то же время человек в своих рассуждениях двигается дальше, задаваясь вопросом: «для чего мне нужно стать хирургом или инженером?» И так цель указывает человеку на то, к чему он стремится, ради чего он это делает и во имя чего.

    Некоторые из людей и большинство философов считают, что смысл жизни заключен в том, чтобы искать сам смысл жизни. Таким образом, мы приходим к замкнутой структуре знания. Н.А. Бердяев, например, говорил о том, что: «Пусть я не знаю смысл жизни, но искание смысла уже дает смысл жизни, и я посвящу свою жизнь этому исканию смысла». Эти слова скорее представляют собой фразеологическую игру типа «Я знаю, что, что я ничего не знаю», но в тоже время отражают идею некоторых философов современных и прошлого.  На самом деле поиски всю жизнь смысловой ее единицы – это скорее инфантилизм. Прошедший процесс социализации, созревший человек в любом случае рано или поздно находит смысл жизни и занимается его реализацией, осознавая это. Те же кто, ищет смысл жизни, и лишь живущий ради его поиска, — это всего лишь неопределенный человек, не сформированный, который ещё не состоялся и не способен к решению жизненных задач.

    Отчасти смысл жизни похож на определенную цель. Перед тем, как достигнуть цели, двигаться от цели человек должен определить ее для себя, установить и осознать разумно. Но установить цель – это лишь начало.

    В дальнейшем, что важно, с одной стороны, поиски и нахождение смысла жизни, а, с противоположной, не заниматься переоценкой этого вопроса, не заострять внимания на самих поисках смысла жизни. Сама жизнь отчасти  может иметь смысл, а может и не иметь вовсе. Жизнь принимает свой смысл настолько, насколько она осмысленна, организована, лаконична и значима.

    Многие великие люди осознавали эту проблему в трагических тонах. Выдающийся отечественный биолог И. И. Мечников, размышлявший о возможности «воспитания инстинкта естественной смерти», писал о Л. Н. Толстом: «… терзаемый невозможностью решить эту задачу и преследуемый страхом смерти, спросил себя, не может ли семейная любовь успокоить его душу, он тотчас увидел, что это — напрасная надежда. К чему, спрашивал он себя, воспитывать детей, которые вскоре очутятся в таком же критическом состоянии, как и их отец? Зачем же им жить? Зачем мне любить их, растить и блюсти их? Для того же отчаяния, которое во мне, или для тупоумия? Любя их, я не могу скрывать от них истины, всякий шаг ведет их к познанию этой истины. А истина – смерть».

    Заключение

    Проведенный в работе этико-философский анализ проблемы жизни и смерти позволяет сделать несколько выводов общего порядка.

    На основе полученного материала мы видим, что предельная рационализация общественного бытия, вытесняющая традиционные культурные нормы социального поведения, приводит к опустошению внутреннего мира человека. Можно с полным основанием сказать, что если гуманистическая сущность науки и техники состоит в их способности создавать универсально-практический тип отношения человека к миру, то сущность нового, реального гуманизма заключается в превращении этой способности в способность самого человека, в условие его индивидуального существования и развития. Подлинный смысл нового, реального гуманизма как раз и состоит в присвоении человеком «человеческой сущности», всего предшествующего материального и духовного богатства, в превращение его в человеческое богатство, в жизненно необходимое условие существования каждого индивида.

    В чем же заключен смысл нашей жизни? Абсолютно ясно, что каждый дает ответ на данный вопрос по-своему. Но, все-таки, в нем можно рассмотреть и общие аспекты. Общечеловеческие – проявление любви и созидание, творчество. В большинстве случаев человек оценивает свою жизнь, руководствуясь именно этими двумя категориями. Любовь и творчество – вот смысл жизни Любовь занимается поддержкой и умножением жизни, ведет её к гармонии. А творчество занимается прогрессом жизни.

    Список литературы

    1. Бессознательное — природа, функции, методы исследования. — СПб.:Питер, 2002.-368с.

    2. Гуревич П.С. Жизнь после смерти. — М., Акварель. 2004.-380с.

    3. Философия: Учебник для технических вузов. — М.: Гардарики, 2000. — 688 с.

    4. Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2004. — 415c

    5. Основы современной философии. Издание 2-е дополненное. Серия «Мир культуры, истории и философии» / Оформление обложки С. Шапиро, А. Олексенко / СПб.:Издательство «Лань», 1999. — 155 c.

    Чтобы полностью ознакомиться с рефератом, скачайте файл!

    Понравилось? Нажмите на кнопочку ниже. Вам не сложно, а нам приятно).

    Чтобы скачать бесплатно Рефераты на максимальной скорости, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте.

    Важно! Все представленные Рефераты для бесплатного скачивания предназначены для составления плана или основы собственных научных трудов.

    Друзья! У вас есть уникальная возможность помочь таким же студентам как и вы! Если наш сайт помог вам найти нужную работу, то вы, безусловно, понимаете как добавленная вами работа может облегчить труд другим.

    Если Реферат, по Вашему мнению, плохого качества, или эту работу Вы уже встречали, сообщите об этом нам.

    Добавить отзыв могут только зарегистрированные пользователи.

    Смысл жизни и смерти по Виктору Франклу

    Экология жизни. Психология: У смерти есть смысл. Если бы мы были бессмертны, то могли бы спокойно откладывать свои дела сколь угодно долго…

    Мы обязаны использовать отведенное нам время максимально

    Виктор Франкл считал, что у смерти есть смысл.

    Если бы мы были бессмертны, то могли бы спокойно откладывать свои дела сколь угодно долго.

    К сожалению, многие люди, особенно невротики, ведут себя, как бессмертные боги, откладывая свои дела.  Однако перед лицом смерти мы обязаны использовать отведенное нам время максимально. Только тогда жизнь приобретает смысл.

    Смысл жизни и смерти по Виктору Франклу

    Франкл считал, что в основе смысла человеческой жизни лежит принцип необратимости существования и именно эту мысль следует доводить до больных, чтобы они брали на себя ответственность за свою жизнь.

    В общем виде ведущий принцип экзистенциального анализа Франкла можно сформулировать следующим образом: к любой ситуации следует подходить так, как будто живешь во второй раз и в прошлой жизни уже сделал ошибку, подобную той, которую сейчас пытаешься совершить. Представьте себя в такой ситуации, и вы немедленно осознаете всю глубину ответственности, которую несете в любой момент своей жизни.

    Вначале жизнь представляет собой нетронутый «материал», но вот она разворачивается, и «материала» становится все меньше и меньше. Он превращается в «одежду». Это наши поступки, переживания, опыт — все то, что мы накопили на жизненном пути. А если ничего этого нет, то «материал» пропал безвозвратно — ушел на тряпки.

    Смысл жизни и смерти по Виктору Франклу

    Франкл проводил еще одну аналогию. Так, по его мнению, человек словно скульптор своими руками ваяет свою жизнь. Поэтому и поступать следует так, как поступает скульптор. Ведь мастер старается еще в камне увидеть то, что из него можно сделать так, чтобы было меньше отходов. В работе по созданию своей жизни человек не должен останавливаться, поскольку не знает, сколько времени ему отпущено. Ни торопиться, ни простаивать не стоит. Неважно, если работа не завершена. Важно какого она качества.

    Жизнь, по Франклу, имеет смысл, независимо от того, длинна она или коротка, воспроизводит себя или нет. Если бы жизнь бездетной женщины была абсолютно бессмысленной только потому, что у нее нет детей, это значило бы, что человечество живет для детей, и единственным смыслом жизни человека является воспроизведение себе подобных. Тогда получается, что каждое поколение передает проблему следующему, так и не разрешив ее.

     

    Видеть в материнстве единственный смысл жизни женщины — значит бросать тень не только на жизнь женщин, не имеющих детей, но и на жизнь женщины-матери, низводя ее до уровня самки.

    Удовлетворение сексуальных потребностей и биологическое воспроизводство — это два не самых важных аспекта брака. Франкл считал более важным «духовный фактор» — то, что мы называем любовью.

    Франкл предупреждал нас, чтобы мы не стремились стать идеальными. Если бы все люди были идеальными, то каждого можно было бы заменить другим. Именно из нашего несовершенства вытекает незаменимость и невоспроизводимость каждого индивида, поскольку каждый из нас несовершенен на свой манер.

    Чем более специфичен человек, тем менее он похож на других, тем менее он соответствует норме.

    Мы — стадные животные. С этим ничего поделать нельзя. Поэтому Франкл отмечает, что в каждом из нас есть чувство стадности. Но у человека имеются задачи, выходящие за пределы чувства стадности. Личности необходимо сообщество, ибо лишь в нем жизнь приобретает смысл. Но и сообщество не может обойтись без отдельных личностей.

    Франкл считает, что там, где не признается индивидуальность, нет сообщества, там — толпа, стадо. Толпа не терпит идивидуальности. Толпу он сравнивает с булыжной мостовой, а истинное сообщество с мозаичным рисунком. В булыжной мостовой один камень можно заменить другим; в мозаике каждый фрагмент незаменим. И если он выпадает, приходится перестраивать весь рисунок. Вот почему потеря личности для сообщества невосполнима. Сообщество подчеркивает индивидуальность ее членов, а толпа эту индивидуальность подавляет, ограничивая свободу личности ради равенства и подменяя братство стадным инстинктом.

    Человек представляет собою нечто, завершенное в себе — его нельзя ни разделить, ни сложить с другими предметами. Его нельзя вводить составляющим элементом ни в какую систему высшего порядка, ведь при этом он теряет особое качество — чувство достоинства. Человек должен жить по формуле: быть — значит отличаться. Существование человека как личности означает абсолютную непохожесть его на других.

    Толпа как таковая не имеет сознания и ответственности. Скрываясь и растворяясь в толпе, человек утрачивает важнейшее из присущих ему качеств — ответственность. Бегство «в толпу» — это освобождение от бремени собственной ответственности. Как только кто-нибудь начинает вести себя как частица «высшего целого», он начинает получать истинное наслаждение от того, что удалось сбросить с себя бремя собственной ответственности. Эта тенденция к избеганию бремени ответственности оказывается мотивом для любых форм коллективизма.

    Истинное сообщество — это сообщество ответственных личностей; толпа же — это просто множество обезличенных существ.

    Работы Франкла проникнуты уважением к человеку, к личности. Он заметил, что, когда дело доходит до оценки человеческих поступков, коллективизм приводит к нелепым заблуждениям. Вместо личной ответственности формируются конформность и уважение к социальным нормам. Индивид предстает как усредненный тип.

    Но человек не машина, и оценка по типу ему не проходит. Чем более стандартизирована машина, тем она лучше; но чем больше стандартизирована личность, тем больше она растворяется в своем классе, национальности или характерологическом типе. Чем больше человек соответствует стандартному среднему, тем ниже он находится в нравственном отношении.

    В нравственном плане идея коллективизма приводит к понятию коллективной вины: с людей спрашивают за то, за что они ответственности не несут. Тот, кто судит их, ответственности за приговор не несет.

    Франкл считал, что у человека всегда есть возможность выбора, и он должен нести за него ответственность. Невротик сам себе не дает реализовывать собственные возможности, он сам себе мешает стать таким, каким он может быть. В результате он сам искажает свою жизнь. Быть человеком — это значит не только не походить на других, но также уметь становиться непохожим на себя, т. е. уметь изменяться.

    Невротик, вспоминая свои неудачи, заключает, что его неудачная судьба определяет все его будущие ошибки. На самом деле ошибки должны служить плодотворным материалом для формирования лучшего будущего; из собственных промахов следует извлекать уроки. Никогда не поздно учиться, но и никогда не рано: учиться всегда самое время, чему бы мы ни учились. Иначе мы можем уподобиться пьянице, которого убеждали бросить пить.

    — Теперь уже поздно, — отвечал он.

    — Но ведь это никогда не поздно! — продолжали убеждать его.

    — В таком случае я обязательно брошу, но как-нибудь потом.

    Интересны взгляды Франкла на судьбу. По его мнению, судьба, как и все свершившееся, должна всегда выступать стимулом к новым сознательным и ответственным действиям. Становясь прошедшим, наши реализованные возможности никогда не исчезнут бесследно. Действительность спасается от исчезновения, становясь прошлым. Момент превращается в вечность, если возможности, скрытые в нем, превращаются в реальность. Прошлое — великолепный склад, где сделанное хранится «навсегда». Тогда смерть не страшна.

    Наше «Я» черпает энергию в инстинктах. Наши страсти это ветер, который дует, куда ему вздумается, а наше «Я» должно управлять парусами судьбы, чтобы плыть туда, куда нам надо. Хороший моряк может плыть и против ветра. А куда плыть? Вот для этого и нужен смысл жизни.

    Изначальное слабоволие — это глупая выдумка. Слабовольным становится тот, у кого нет цели и кто не умеет принимать решений. Невротик каждый раз прогнозирует неудачу, поэтому ничего и не добивается. Он не хочет разрушать собственные ожидания.

    Нередко и у врачей существует терапевтический нигилизм.

    Франкл считает, что человек остается слабовольным до тех пор, пока он хочет оставаться слабовольным. Поэтому даже в депрессии незачем поддаваться психологической судьбе. Человек должен помнить, что солнце существует даже тогда, когда небо затянуто тучами. Нельзя оправдываться неправильным воспитанием, как это делают многие невротики. Последствия неправильного воспитания следует исправлять сознательными усилиями.

    Франкл советует психотерапевтам руководствоваться следующими словами Гете:

    «Если мы принимаем людей такими, какие они есть, мы делаем их хуже. Если мы относимся к ним так, как будто они уже таковы, какими им следует быть, мы помогаем им стать такими, какими они в состоянии стать».

    Вот почему к детям следует относиться так, как мы относимся к взрослым.

    Франкл рекомендует не придавать значения приступам болезни. Тогда от них легче оправиться.

    Хорош и совет Ницше относиться к болезни, как к надоедливой собаке. Когда перестаешь на нее обращать внимание, она перестает кусаться.опубликовано econet.ru

    Автор: Михаил Литвак

    P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

    42. Проблема жизни и смерти в философии. Личностный выбор и смысл жизни.

    Проблема
    жизни и смерти связана с переживаниями
    человеком своего собственного пребывания
    в мире. Двойственная (биологическая и
    социальная) природа человека обуславливает
    то, что он рождается как бы дважды. В
    начале как биологическое существо
    (индивид), а затем как социальное
    (личность). Поэтому философы и смерть
    рассматривают не только как природное,
    но и как социальное явление.

    Под
    смертью вообще понимается естественный
    конец всякого живого существа. Однако,
    в отличие от других живых существ,
    человек осознает свою смертность. При
    этом осознание или осмысление смерти
    происходит по-разному. Вопрос о смерти
    становится для человека предметом его
    духовного измерения, личностного и
    религиозного переживания, связанного
    с таким экзистенциалами, как страх,
    любовь, вера, надежда, вина и т.п.

    Древнегреческий
    философ Эпикур, наоборот, призывал
    умеренно наслаждаться жизнью, не боясь
    смерти. Он утверждал, что смерть не имеет
    к нам никакого отношения: когда мы живем,
    то смерти еще нет, а когда смерть
    наступила, то нас уже нет.

    А
    согласно учению французского философа
    Монтеня, чтобы преодолеть страх смерти
    или легче её перенести, надо привыкнуть
    к ней, думая о ней постоянно. Сосредоточение
    на проблеме смерти стимулирует поиски
    смысла жизни, что делает смерть менее
    страшной, поскольку обретая смысл жизни,
    человек выходит (теоретически) за её
    границы.

    Примером
    спокойного и мудрого отношения к проблеме
    жизни и смерти могут быть слова индийского
    философа Махатма Ганди: «Мы не знаем
    что лучше – жить или умереть. Поэтому
    нам не следует ни чрезмерно восхищаться
    жизнью, ни трепетать при мысли о смерти.
    Мы должны одинаково относиться к ним
    обоим. Это идеальный вариант».Проблема
    жизни и смерти философски связана с
    идеей обретения бессмертия. В качестве
    компенсации за страх перед смертью
    родилась мечта людей о бессмертной
    душе, остающейся после разложения тела
    и переселяющейся в другие существа или
    обретающей вечную жизнь в Боге, в аду
    или в раю. Реальное же бессмертное
    человека, по мнению многих мыслителей,
    состоит в том, что человек умирает
    физически, но не умирает социально,
    духовно. Он остается в его делах, детях,
    результатах творчества, памяти людей.

    Смысл
    жизни не дается человеку извне. Его надо
    найти. Уже сами поиски смысла делают
    жизнь осмысленной. В философии существуют
    различные концепции смысла жизни:

    1. Гедонизм
      (жить – значит наслаждаться).

    2. Аскетизм
      (жить – значит отрекаться от мира,
      истязать плоть ради искупления грехов
      и т.п.).

    3. Эвдемонизм
      (жить – значит стремиться к счастью
      как назначению человека).

    4. Этика
      долга (жить – значит жертвовать собой
      во имя служения идеалу).

    5. Утилитаризм
      (жить – значит из всего извлекать
      пользу).

    6. Прагматизм
      (жить – значит стремиться к успеху,
      следуя принципу «цель оправдывают
      средства»).

    Смысл
    жизни – это личностный выбор каждого
    отдельного человека. Он заключается в
    самореализации потенциала личности, в
    выборе не только общепринятых в обществе
    ценностей, но также и тех, которые
    обусловлены индивидуальными качествами
    человека, его личной жизнью.

    Смерть автора Роланд Барт

    Современная академическая тенденция в литературной критике в наши дни — это теория, изложенная в эссе Ролана Барта (почему все умные теоретики французы, когда французы кажутся лучше всех в выпечке, сыре и вине? ? Хм …), ласково известный как Смерть автора (DOTA). Позвольте мне сделать оговорку: я не академик, я не обучен литературному анализу, и, если я злоупотребляю некоторыми ключевыми концепциями, я признаю свое незнание, но я не пытаюсь искажать принципы теории.При таком подходе читатель (профессор, студент, критик) игнорирует намерение, утверждения автора и самого автора при оценке работы (очевидно, в обязательном порядке известной как «текст»). Здесь нет авторской теории. Они считают, что «текст» должен стоять сам по себе, отдельно от любой биографической, исторической или другой информации за пределами четырех углов документа. Только интерпретация читателя имеет значение (игнорируйте нарциссизм нашего времени). Таким образом, теория отделяется от попыток интерпретировать художественную литературу как автобиографию, историзм и аналогичные подходы.Подход также называют «смертью автора», потому что теперь автор больше не важен, имеет силу только анализ читателя: «рождение читателя должно происходить за счет смерти автора». Да здравствует Читатель! Да, это, безусловно, один из действенных подходов к литературной интерпретации, но только один из многих и не самый убедительный. Как часто вы чувствовали, что автор пишет?

    У меня несколько проблем с DOTA (я уверен, что все мои придирки и раньше решались гораздо более объемными словами и с большим количеством сносок).Во-первых, это кажется искусственным. Мы собираемся оценивать литературное произведение, но сначала завяжем глаза и сделаем вид, что автора никогда не существовало. У нас есть роман, откуда и когда он появился, почему он на немецком языке, автор — женщина или мужчина? Кто знает? Не нам. Мы будем делать вид, что автора нет, несмотря на огромное количество информации, которую мы можем знать, потому что DOTA говорит нам об этом. Зачем умышленно ставить себе инвалидность и надевать шоры? Разве литературный анализ не является достаточно трудным, не связывая одну руку за спину? Как катание на коньках с кубиками вместо коньков, это просто притворство.

    Далее, это кажется чрезмерным, даже если оно согласуется с Законом о полной занятости в области литературы. Конечно, то, что автор говорит о своей работе, не является окончательным и часто может вводить в заблуждение. Я считаю, что читать художественную литературу как автобиографию — это обычно ошибка, а иногда и нет; мы просто слишком многого не знаем (тема для другого дня). Я не подписываюсь на поклонение автору. Авторы, делающие корыстные заявления? Конечно, есть. Оглядываясь назад, можно сказать, что любое количество авторов осознало, что они гении, и у них есть интервью, статьи и мемуары, подтверждающие это.Так что нет, я не принимаю утверждения автора за чистую монету, а авторы часто хуже всех объясняют свою работу. Но выбросить в окно все, что говорит автор, — это крайность, а критики и ученые, как и сегодняшние нынешние политики, не выполняют свою работу. Ученый обязан определить, какое значение придать заявленным намерениям автора. Немного? Много? Никто? Когда было сделано заявление? Насколько это убедительно? Задача ученого — определить, какую биографическую или историческую информацию, если таковая имеется, мы собираемся включить.Это часть работы, а не просто размахивание руками. Это как детективная поговорка: мы не будем смотреть информацию о жертве, давайте сделаем вид, что жертвы нет. А теперь давайте раскроем убийство.

    Вслед за этим DOTA отказывает автору в агентстве (другое академически обязательное слово). Писатель, рассказывающий об опыте беженцев, может обнаружить, что на самом деле объясняет соперничество своих братьев и сестер. Авторские идеи не являются их собственными, все зависит от читателя.Так что все, что Барт задумал в своем эссе, не имеет значения, имеет значение только мое мнение.

    В-четвертых, это немного оксюморон. DOTA объявляет автора мертвым, отсюда и умное название. Но у нас куча мертвых авторов. Кладбища, антологии и башни из слоновой кости полны ими. Ученые проводят много времени, раскапывая останки умерших авторов, обыскивая старые чердаки, старые сундуки, старых родственников, просматривая письма, дневники, маргиналии. Затем ученые отправляются писать потрясающие биографии, полные новых откровений, которые проливают яркое галогеновое понимание работы давно умершего автора.Ну зачем они все это делают, если текст говорит сам за себя. Видимо, зря теряют время.

    Наконец (я мог бы продолжить, но у меня уже есть), мы так много теряем, строго придерживаясь указов DOTA. Допустим, женщина старше 50 вложила стихотворение в письмо другу. В стихотворении есть строчка «невидимый, я схожу с тротуара», а в письме — строчка: «Никто не видит женщин моего возраста, ах, чтобы снова было 20». Если какой-нибудь ученый, полагаясь только на «текст», продолжит писать о том, как наше городское механическое общество подвергает опасности людей, переходящих улицы, мы никому не помогаем.Если после прочтения стихотворения о скульптуре мы позже узнаем название конкретного произведения, разве нам не следует смотреть на фотографию этой скульптуры? Как игнорирование скульптуры что-то добавляет?

    Надеюсь, вам понравилась моя напыщенная речь, предназначенная для хорошего развлечения, от человека, который любит читать, используя все мои чувства, все мои способности, все доступные инструменты. Я не откажусь ни от одного из них. Приятного чтения. А где Жак Деррида, когда он вам действительно нужен? 🐢

    .

    Терри Иглтон «Смысл жизни»

    «Смысл жизни в очень коротком введении»

    Из многих тем, охваченных в серии «Очень короткие введения» Oxford University Press, немногие могут быть столь же размытыми и трудными для понимания, как «Смысл жизни». Жизнь », исследованная в этом томе 2008 года Терри Иглтоном. Многие читатели считают, что философы исследуют и обращаются к вопросу о «смысле жизни», и расстраиваются, когда кажется, что философы отступают. Этот вопрос все еще обсуждается многими людьми, будь то религиозные или религиозные.

    Смысл жизни в очень коротком введении

    Из многих предметов, освещенных в серии «Очень краткие введения» Oxford University Press, немногие могут быть столь же расплывчатыми и трудными для понимания. как «Смысл жизни», исследованный в этом томе 2008 года Терри Иглтоном.Многие читатели считают, что философы исследуют и обращаются к вопросу о «смысле жизни», и расстраиваются, когда кажется, что философы отступают. Этот вопрос продолжает изучаться многими людьми, будь то религиозными или нерелигиозными, а также представителями популярной культуры. Это тема для серьезных людей, для чудаков и шарлатанов. Хотя его короткая книга демонстрирует широкое философское прочтение, Иглтон — не профессиональный философ, а скорее профессор английского языка Джона Эдварда Тейлора в Манчестерском университете и член Британской академии.Он написал много книг по литературной критике.

    Иглтон серьезно относится к своей теме, но пишет в доступном, остром стиле, с большим юмором и иронией. Книга демонстрирует эрудицию в рассуждениях о философах и психологах, но Иглтону больше всего подходит литература. На его страницах изобилуют обсуждения Шекспира, Конрада, Беккета, Джойса, Софокла и других. Обсуждаемые философы включают Шопенгауэра, Ницше и Хайдеггера, среди других, но акцент среди рассматриваемых философов делается на Людвига Витгенштейна.Краткая книга организована свободно. Обсуждение перемещается между главами от темы к теме и варьируется от обсуждения и формулировки проблемы до истории и рассмотрения взглядов различных авторов почти в свободном потоке.

    В книге о «смысле жизни» необходимо сначала обсудить, имеет ли смысл этот часто поднятый вопрос, и если да, то какой. Иглтон посвящает большую часть книги анализу этого вопроса. Как он указывает, ни одно из слов в вопросе не является простым, и далеко не очевидно, что вопрос правильно сформулирован.Слово «то», кажется, предполагает единый, универсальный ответ. Печально известное скользкое слово «значение» чаще всего применяется к предложениям, а не к вещам (скажем, «что означает яблоко» бессмысленно), есть множество понятий, которые можно извлечь из смысла. Наконец, «жизнь» — это расплывчатый термин для целей вопроса, охватывающий, возможно, всю жизнь, всю человеческую жизнь, отдельную жизнь или этапы жизни. Иглтон исследует трудности, но смело идет вперед.

    Наряду с пониманием и формулированием вопроса Иглтон также исследует его историю. Я нашел историческое обсуждение ценным, но кратким. Хотя вопрос о «смысле жизни» имеет давнюю историю, Иглтон утверждает, что в прежние времена, когда люди с большей вероятностью думали, что у них есть готовый ответ, он, как правило, поднимался реже и с меньшей остротой. Таким образом, во времена и в местах благочестивой религиозной веры в Бога было бы меньше склонности поднимать вопрос или когда он поднимался, немедленно отвечать на него с помощью теологии.Для Иглтона этот вопрос приобрел силу в наше время, когда произошел крах религиозных убеждений и возникла конкурирующая множественность ценностей, ни одна из которых не требует консенсуса.

    Вопрос о «смысле жизни» — это вопрос модернизма. Иглтон заявляет: [Что] отличает модернистскую мысль от одного конца до другого, так это вера в то, что человеческое существование является случайным, что у него нет основания, цели, направления или необходимости, и что наш вид вполне мог бы никогда не появиться на планете. ,«В конце книги он говорит: современность … это эпоха, в которой мы приходим к пониманию того, что не можем прийти к согласию даже по самым важным, фундаментальным вопросам». Иглтон отличает модернизм от его более радикального преемника, постмодернизма, который с его резким недоверием к абстракциям отказывается даже ставить вопрос.

    Большая часть книги исследует трудности вопроса и различные подходы к нему. Иглтон стремится принять вопрос, но переформулирует способ ответа на него.Он хочет уйти от индивидуалистического ответа на такой вопрос, как «значение — это то, что человек делает из него в своей собственной жизни», и от теоретического ответа. Вместо этого он предлагает подход, основанный на этике и общем характере человеческой жизни. Он рассматривает вопрос о значении как вопрос о цели и в значительной степени полагается на Аристотеля и его концепцию хорошей жизни и христианскую концепцию агапе как пути к пониманию этого вопроса.

    Серьезные книги и размышления о «смысле или жизни» продолжают писаться, возможно, с увеличивающейся скоростью.Перед тем, как прочитать книгу Иглтона, я прочитал новую книгу покойного философа права Рональда Дворкина «Религия без Бога» (2013), которая красноречиво исследует этот вопрос в собственных терминах Дворкина. Иглтон предлагает ученое и провокационное, хотя и краткое «очень короткое введение» в «очень сложный вопрос».

    Робин Фридман

    .

    историй о психотерапии Ирвина Д. Ялома

    Недавно я много думал о главной истории Ялома в «Палаче любви», особенно об этой строчке, к которой я все время возвращаюсь: «Возможно, функция навязчивой идеи заключалась просто в обеспечении близости: это связывало ее с другим — но не с реальным человеком, с фантазией ».

    Итак, желая снова насладиться мудростью автора, я сделал решительный шаг и запустил Мама и смысл жизни . В шести увлекательных историях, основанных на его собственном клиническом опыте, Ирвин Д.Ялом еще раз доказывает, что он бесстрашный исследователь человеческой психики, ведя своих пациентов — и себя — к трансформации. С помощью красноречивых деталей и проницательной наблюдательности Ялом знакомит нас с запоминающимся составом персонажей. В его снах и мыслях плывет Паула, «куртизанка смерти» Ялома; Мирна, чье подслушивание придает новый смысл конфиденциальности пациентов; Магнолия, на широкие объятия которой Ялом жаждет излить свои собственные печали, хотя он стремится облегчить ее; и мама — злая, подавляющая и душащая своего сына любовью и неодобрением.

    Я знал, что выбрал подходящее время, чтобы прочитать это, когда он открылся заглавной историей Мама и смысл жизни , рассказывающей сон Ирвина Ялома, обсуждающего его со своей покойной матерью. Изучение снов и их послание — моя ахиллесова пята. У меня перехватило дыхание от их искреннего разговора о материнстве, заставившего его понять, что его мать — человек, и то, что он не видит ее как таковую, поддерживая слишком много нереалистичных ожиданий, вредит им обоим.

    «Как я что? Преуспевать. Ты начал — скажи, я знаю, что ты собираешься сказать.
    «Что я скажу?»
    «Нет, Ойвин, ты это говоришь. Если я скажу тебе, ты это изменишь ».
    «Ты меня так не слушаешь. То, как вы говорите о вещах, о которых ничего не знаете «.
    «Слушать тебя? Я тебя не слушаю? Скажи, Ойвин, ты меня слушаешь? Вы знаете обо мне? »
    «Ты права, мама.Ни один из нас не умел слушать другого ».
    «Не я, Ойвин, я слушал хорошо. Я каждую ночь прислушивался к тишине, когда приходил домой из магазина, а ты не забываешь подниматься наверх из своего кабинета. Ты даже не поздоровался. Вы не спрашиваете меня, был ли у меня тяжелый день. Как я мог слушать, когда ты со мной не разговаривал? »

    Ой, какие последние строчки. Она знает, как обосновать свой аргумент; последний комментарий полностью изменил мою точку зрения.

    Продолжая читать сказки из этого сборника, я понял, что его горе по матери лежит в основе следующих историй.Следующие за мной волевые женщины, все с грозным присутствием, оказали на меня неизгладимое впечатление.

    Я делал много заметок из разговоров, которыми поделились во время чтения, потому что это не только заставляло меня думать и пытаться понять мою собственную жизнь, но и некоторые фразы были «слишком важны для меня, чтобы их можно было доверить памяти».

    Я думаю, что эти истории настолько читабельны и терапевтичны для меня, потому что, как выразился Ялом: «Возможно, они получили пользу от зрительной терапии: наблюдение, как кто-то другой эффективно работает в терапии, часто настраивает пациента на хорошую терапевтическую работу в будущем.

    Как и эта линия, которая фиксирует все: «Прежде всего, я показал им, что не существует такой вещи, как скучный или пустой пациент — или группа. Внутри каждого пациента и в каждой клинической ситуации находится куколка богатой человеческой драмы. Искусство психотерапии состоит в том, чтобы активизировать эту драму ».

    В каждой истории о сильной и многогранной женщине, отражающейся на страницах, было что сказать эффектно. От грандиозной веры Паулы до ее неизлечимой болезни в Путешествиях с Паулой ( «Я помню, как однажды сказал вам, что компромисс не может существовать в одиночку: он порождает, и вскоре вы теряете то, во что вы больше всего верите., к убитому горем состоянию утраты и гнева Ирэн, где я принял близко к сердцу ее глубоко конкретную мысль о связи с людьми. Когда я прочитал это, я почувствовал себя немного не в своей тарелке:

    «Когда я начал видеть тебя, я не собирался снова рисковать потерять кого-то важного для меня. Я не мог пройти через это. Так что у меня было только два варианта…
    Как она это часто делала, Ирэн остановилась, как будто я мог угадать остальную часть ее утверждения. Хотя я не хотел ей подсказывать, на данный момент лучше всего было сохранить поток.
    «А эти два варианта были?»
    «Ну, чтобы ты не имел для меня значения, но это было невозможно. Или не видеть в тебе настоящего человека с повествованием ».
    «Повествование?»
    «Да, жизненный рассказ — от начала до конца. Я хочу, чтобы ты оставался вне времени ».
    «Сегодня, как обычно, вы вошли в мой офис прямо к своему креслу, не глядя на меня. Ты всегда избегаешь моих глаз. Вот что вы имеете в виду под словом «вне времени»? »
    Она кивнула. «Глядя на тебя, ты становишься слишком реальным».
    «И реальные люди должны умереть».
    «Вот и все».

    У меня закружилась голова. То, что она подчеркнула, удерживая зрительный контакт, задело меня во мне. На самом деле, искренне, я был поражен тем, что тот, кого я никогда не встречу, может так точно описать что-то во мне одной фразой. Это похоже на эту статью, «где я полностью осознал силу слов и их способность приносить странный комфорт через общий опыт.»

    Стоило сохранить эту проницательную, раскрывающую, болезненную книгу, чтобы ее читать в нужное время, хотя часы прошли слишком быстро, чтобы ее можно было использовать. Конечно, не все истории были революционными, но каждая содержала что-то полезное и полезное.

    Я должен отметить, однако, что последние две истории меня не удовлетворили по сравнению с предыдущими рассказами, главным образом потому, что в них не участвовал Ялом в качестве терапевта, а скорее случайный (и вымышленный) Dr.Ресница вставляется без предварительного введения. Единственное, что доктор заставил меня осознать, это то, что присутствие Ирвина Д. Ялома в нашей истории было центральным моментом во взаимоотношениях терапевта и пациента. До того, как внезапно появился доктор Лэш, у меня создалось впечатление, что именно пациенты сделали эту историю такой достойной. Но после прочтения обычной терапии доктора Лэша с его пациентами, это заставило меня оценить подход Ялома и взглянуть на него другими глазами. Доктор Лэш чувствует себя терапевтом, которого вы встретите в реальной жизни, тогда как Ирвин Д.Ялом — это тот, о котором вы хотите прочитать в книгах; терапевт, который бросает вызов вашему мыслительному процессу и делает все возможное, чтобы вы оба были на одной волне. Это просто показывает, что иногда нужно видеть плохое, чтобы знать, что хорошее недооценивается. Но меня все же сбило с толку, что мы не получили предупреждения о том, что история вымышленная, до самого конца послесловия. Небольшое предупреждение о том, что мы собирались исследовать «границу между художественной и научной фантастикой», было бы очень полезно до того, как я вошел в историю, чувствуя себя сбитым с толку относительно того, кем был этот Эрнест Лэш.

    Если говорить о более позитивном моменте, то самая короткая история, говорящая с призраком его матери во сне, и самая длинная история, описывающая грубое горе и жалобы Ирэн, — вот где я чувствую, что эта коллекция действительно процветает. Я получил ответы на вопросы, о которых даже не подозревал. Я надеялся, что произведения Ялома вызовут у меня впечатление, как и в его предыдущем сборнике. Он вызывает мое непреходящее восхищение в области документальной литературы.

    Наконец, центральная тема — распутывание снов и попытка разобраться в них посредством анализа каждого уголка — была для меня дополнительным бонусом.

    bookspoils bookspoils bookspoils bookspoils bookspoils star


    Примечание. Я являюсь аффилированным лицом Amazon. Если вы заинтересованы в покупке
    Мама и смысл жизни , просто нажмите на изображение ниже, чтобы перейти по моей ссылке. Сделаю небольшую комиссию!
    bookspoils star bookspoils star

    Поддержите любимых авторов. Купите кофе за нат (книжные полки) на Ko-fi.com/bookspoils
    bookspoils star

    .

    историй жизни, смерти и операций на головном мозге Генри Марша

    Интересно читаемая книга об опыте Генри Марша в качестве нейрохирурга, работающего в больнице Святого Георгия при Национальной службе здравоохранения Великобритании. В нем также описывается благотворительная деятельность, которую он проводит в больнице на Украине, работая в невероятно тяжелых условиях.

    Он забавный … и напыщенный, но скромный … и блестящий, но уязвимый человек, который не прочь время от времени шататься, когда один из ужасных компьютеров NHS ведет себя плохо.Другой его великий bête noir — ненависть к админу

    Хорошо читаемая книга об опыте Генри Марша в качестве нейрохирурга, работающего в больнице Святого Георгия при Британской национальной службе здравоохранения. В нем также описывается благотворительная деятельность, которую он проводит в больнице на Украине, работая в невероятно тяжелых условиях.

    Он забавный … и напыщенный, но скромный … и блестящий, но уязвимый человек, который не прочь время от времени шататься, когда один из ужасных компьютеров NHS ведет себя плохо.Другой его великий bête noir — это ненависть к администрации в целом (которой в больницах бесконечно много), и в частности к бесчисленным правилам здоровья и безопасности, которые вторгаются в его жизнь как врача. Но он добрее относится к людям — особенно к своим пациентам.

    До того, как я прочитал эту книгу, я не понимал, что может произойти, если операция на головном мозге пойдет не так. Вы можете остаться неспособным говорить, или парализованным с одной стороны, или даже в полностью вегетативном состоянии на всю оставшуюся жизнь.И если рассказывать истории в этой книге — риски довольно высоки. Даже если риск кажется довольно низким — скажем, 5% — я лично предпочел бы не подвергаться операции. Если бы результатом неудачной операции была смерть, это была бы приемлемая альтернатива (для меня), но учитывая, что результатом может быть жизнь, но сильно уменьшенная жизнь? Для меня тогда стоимость была бы слишком высокой. Оперировать мозг невероятно сложно. Есть риски. А когда что-то пойдет не так, они могут пойти совершенно неправильно.Даже для опытных хирургов часто возникают огромные проблемы.

    С другой стороны, опыт показывает, что, столкнувшись с перспективой смерти, мы часто цепляемся за жизнь с отчаянием. Марш видел это снова и снова, как люди умоляли, чтобы их прооперировали, а потом снова прооперировали, чтобы выжать еще несколько месяцев из жизни. «(Я) снова задался вопросом, когда я шел по темному коридору больницы, тому, как мы так крепко цепляемся за жизнь, и как было бы намного меньше страданий, если бы мы этого не сделали.Жизнь без надежды безнадежно трудна, но в конце концов надежда может так легко сделать всех нас дураками ». Я глубоко надеюсь, что если я окажусь в таком положении, я смогу отпустить…

    Я закончу на более радостной ноте, хотя и приправленной ругательствами. Это иллюстрирует разочарование, которое испытывают сотрудники больницы в повседневной помощи, которую они пытаются оказывать своим пациентам. Это длинный отрывок, но он заставил меня рассмеяться (спойлер ) [

    «Давайте посмотрим на скан», — сказал я.Я видел его двумя днями ранее, но я вижу так много снимков каждый день, что я должен держать его прямо передо мной, когда я вижу пациента, если я не хочу ошибаться.

    «Это может занять некоторое время», — добавил я. «Сканы находятся в компьютерной сети вашей местной больницы, и затем они подключаются через сеть к нашей системе …» Пока я говорил, я набирал текст на клавиатуре в поисках значка рентгеновской сети его больницы. Я нашел его и вызвал ящик с паролем. Я потерял счет количества разных паролей, которые мне теперь нужны для ежедневной работы.Я пять минут не мог войти в систему. Я с болью осознавал, что встревоженный мужчина и его семья наблюдают за каждым моим движением, ожидая услышать, буду ли я читать ему его смертный приговор или нет.

    «Раньше было намного проще», — вздохнул я, указывая на дублирующий световой экран перед моим столом. «Всего тридцать секунд, чтобы поместить рентгеновский снимок на рентгеновский экран. Я перепробовал все чертовски известные мне пароли». Я мог бы добавить, что на прошлой неделе мне пришлось отправить четырех из двенадцати пациентов из клиники домой, не имея возможности увидеть их снимки, так что визиты были напрасны, а пациенты стали еще более тревожными и несчастными…..

    Я позвонил Гейл (секретарю Марш), но она не смогла решить проблему. Она дала мне номер рентгеновского отделения, но когда я попробовал, то получил в ответ только автоответчик.

    «Извините, — сказал я. Я пойду наверх, чтобы попросить кого-нибудь из секретарей-рентгенологов помочь ». Поэтому я поспешил мимо ожидающих пациентов в подземном зале ожидания и побежал по двум лестничным пролетам в рентгеновское отделение … ..

    «Где Кэролайн?» — крикнул я, подойдя к стойке регистрации рентгеновских снимков, немного запыхавшись.

    «Ну, она где-то где-то», — последовал ответ, и я пошел по отделению и, в конце концов, нашел ее и объяснил проблему.

    «Вы пробовали свой пароль?»

    «Да, черт побери».

    «Ну, попробуй мистера Джонстона. Обычно это работает. На хрен 45. Он ненавидит компьютеры».

    «Почему сорок пять?»

    «Уже сорок пятый месяц с тех пор, как мы вошли в систему этой больницы, и каждый месяц приходится менять пароль», — ответила Кэролайн.

    Итак, я побежал по коридору, вниз по лестнице и мимо ожидающих пациентов обратно в комнату для консультаций.

    «По-видимому, лучший пароль — это Fuck Off 45», — сказал я пациенту и его родителям, которые все еще ждали его возможного смертного приговора. Они нервно засмеялись.

    Я правильно набрал «Fuck Off 45», но, подумав об этом и сказав мне, что это «проверка моих учетных данных», компьютер сказал мне, что пароль не распознан. Я пробовал набирать Fuck Off 45 разными способами: в верхнем и нижнем регистре, с пробелами и без пробелов.Я набрал Fuck Off 44 и Fuck Off 46, но безуспешно. Я побежал наверх второй раз, сопровождаемый любопытными тревожными глазами пациентов в зоне ожидания. Теперь клиника опаздывала, и число пациентов, ожидающих меня, неуклонно росло.

    Я вернулся в рентгеновское отделение и нашел Кэролайн за ее столом. Я сказал ей, что Fuck Off 45 не работает.

    «Ну, — вздохнула она, — я лучше пойду и посмотрю. Может, ты не знаешь, как произносится« Отвали »»

    Мы вместе спустились вниз и вернулись в комнату для консультаций.

    «Теперь, когда я думаю об этом, — сказала Она. «Это могло бы стать Fuck Off 47». Она набрала «Fuck Off 47», и компьютер, проверив мои учетные данные — хотя на самом деле они принадлежали мистеру Джонстону — к его удовлетворению, наконец загрузил меню для рентгеновского отделения в больнице пациента. (скрыть спойлер)]

    Я подумал, что эта книга — изумительное, безупречное чтение, и рекомендую ее всем.

    Фильм BBC о работе Марша на Украине.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.