История развития дифференциальной психологии: История развития дифференциальной психологии

Содержание

История развития дифференциальной психологии

Говоря об особенностях развития психологии как науки, Г. Эббингауз подчеркивал: «Психология — это наука, имеющая долгое прошлое и краткую историю». Данные слова известного немецкого ученого можно с полным основанием отнести и к развитию дифференциальной психологии.

В истории дифференциальной психологии можно выделить три глобальных периода. Начало первого периода можно отнести к 6–5-вв. до нашей эры. Первый период — донаучный — связан с появлением интереса к индивидуальным различиям, попыткам найти им объяснение. Это и первые попытки дифференцировать соплеменников и представителей других племен (присваивание тотема), и фиксация индивидуальных особенностей в имени (например, в именах индейцев, что нашло поэтическое отражение в романах Ф. Купера). К этому же периоду относятся и первые попытки систематизации индивидуальных различий, что выражалось в составлении разнообразных гороскопов — по звездам, гороскопов друидов и т.д. К таким же первым попыткам систематизации можно отнести и хиромантию — одну из древнейших систем предсказания индивидуальных особенностей человека, черт его характера, пережитых им событиях и грядущей судьбе по кожному рельефу ладоней.

В рамках донаучного периода возникли некоторые идеи, пересекающиеся с современными исследованиями. Так, научной психологией хиромантия неизменно отвергалась, однако изучение эмбрионального развития пальцевых узоров в связи с наследственностью дало толчок к возникновению новой отрасли знания — дерматоглифики. На сегодняшний день исследуется гипотеза о том, что формирование кожного рисунка ладоней, как и развитие мозга, происходит на определенном периоде внутриутробного развития и обусловлено влиянием генного набора родителей или хромосомными аберрациями у плода. По данному направлению проведена серия интересных экспериментальных исследований уже в рамках современной психологии и психофизиологии. Так, Б. Г. Ананьев и его коллеги проводили в 60-х годах эксперимент на базе ЛГУ. В цель исследования входило сопоставление пальцевых узоров и свойств нервной системы. Реакция студентов, вызванная продуцированной стрессовой ситуацией, связанной с предложением оставить отпечатки пальцев, фиксировалась и сопоставлялась с определенным типом линий на пальцах (петли, завитки, дуги). Были получены определенные корреляционные связи. Дальнейшие эксперименты были сосредоточены на поисках зависимости между поперечными узорами на ладонях и генными аномалиями (например, болезнью Дауна), коэффициентами интеллекта, а также были предприняты работы по изучению дерматоглифики левшей и серийных убийц.

В настоящий момент возрождается интерес к еще одному древнему направлению изучения индивидуальности — физиогномике. Надо сказать, что первые попытки определять характер человека, ориентируясь на особенности его лица, предпринял еще Аристотель (по этому поводу историки спорят: многие из них считают, что первенство принадлежит Пифагору). Аристотель связывал характер человека с характером похожего на него по внешнему облику животного. Так, человек, похожий на льва, — бесстрашен, благороден, смел; человек, похожий на волка, — активен, любознателен; человек, похожий на кабана, — хитер, жаден и т.д. Данные изыскания продолжил в эпоху Возрождения И. Г. Лафатер, а в 19 в. — Ч. Ломброзо. На сегодняшний день интерес к физиогномике держится на достаточно высоком уровне.

Второй этап включает в себя развитие ДП в рамках философии и медицины. Здесь можно вспомнить о работе Платона «Классификация характеров», Теофраста (трактат «Этические характеры»), назвать труды Гиппократа, Галена, Гааля. Наблюдения за различиями в характерах и моральных установках людей можно найти и в работах Локка, Монтеня, Дидро.

Наиболее отчетливо стремление проанализировать отличия людей друг от друга проявилось в описании способностей. Так, ученые Х. Уарте, К. Гельвеций заложили основы научного подхода к проблеме индивидуальности в рамках психологии способностей. Однако объективное изучение индивидуальных различий могло происходить только на основе их экспериментального исследования.

Хотя у самого основателя экспериментальной психологии В. Вундта не было работ, направленных на выявление индивидуальных различий, но у его первых учеников — Крепелина, Кеттела и других — появилась установка на переориентацию эксперимента в этом направлении. Так зародилась новая область психологической науки — дифференциальная психология. Ее развитию способствовали также запросы практики: педагогической, медицинской и индустриальной.

Подлинным вдохновителем организации нового направления исследований стал английский ученый Ф.Гальтон. В психологии его заслуга состояла в создании техники изучения индивидуальных различий, для исследования которых он создал ряд методик.

Особо значимым явилось внедрение в психологию новых математических методов, главным образом статистических. В своей новаторской книге «Наследственный гений» (1869) он дал статистический анализ огромного количества биографических фактов, утверждая приложимость статистических закономерностей к распределению способностей.

Исследование индивидуальных различий на психически больных людях было предпринято немецким ученым Э. Крепелином (1856– 1926). В процессе своей практической деятельности Крепелин пришел к выводу о необходимости модифицировать экспериментальные методы, подчинив их, как он подчеркивал в статье «Психологический опыт в психиатрии», задаче выяснения индивидуальных признаков и способов их сочетания в целостные картины душевной жизни, отличающие одного человека от другого. На основании результатов своих исследований он разработал классификацию психических заболеваний, на которой основаны современные подходы.

Ученик Вундта — американский психолог Д. М. Кеттелл (1860–1944) стал одним из первых психологов, разрабатывавших новые методы диагностики индивидуальных различий — тесты.

Хотя термин «тест» получил распространение благодаря Кеттелу, сам метод тестирования начал приобретать популярность благодаря работам А. Бине (1857-1911) по измерению интеллекта. Для более точной диагностики интеллекта немецкий психолог Штерн предложил ввести коэффициент интеллекта (IQ), который является постоянной величиной и рассчитывается по формуле: IQ = УВ/ФВ*100%
где УВ — умственный возраст, высчитываемый по шкале Бине-Симона, а ФВ — физический возраст ребенка. Нормой считался коэффициент от 70 до 130%, ниже этого показателя были умственно отсталые дети, выше — одаренные.

Именно В. Штерн многими учеными признается основателем дифференциальной психологии. В 1900г. он пишет работу «О психологии индивидуальных различий: идеи к дифференциальной психологии», которая была переиздана в 1911 году уже под заголовком «Дифференциальная психология и ее методические основы». В этих работах В. Штерн намечает основные направления развития ДП. С этого момента развитие ДП вступает в третий этап. На сегодняшний день принято выделять три центра развития ДП (см. рис. 2):
1. Европа — в рамках работ В. Штерна, А. Бине, Ф. Гальтона, Ч. Спирмена, и др.
2. Америка — работы А. Анастази, Д. Кеттелла, Г. Мюнстерберга и др.
3. Отечественное направление — работы А. Ф. Лазурского (учение о психических уровнях и классификации личностей), Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына, В. С. Мерлина, В. М. Русалова (изучение свойств нервной системы, темперамента и др.).

История становления дифференциальной психологии — Студопедия

С огромным разнообразием внешнего облика людей и их психологических осо­бенностей мы сталкиваемся с первых дней жизни — среди тысяч лиц, проходящих перед нашими глазами, трудно найти два неотличимых другу от друга. То же самое можно сказать и о психологическом облике наших знакомых — у каждого есть что-то особенное, неповторимое.

Наряду с этим разнообразием существует и поразительное сходство между людь­ми, составляющее человеческую природу и определяющее нашу принадлежность к биологическому виду Homo sapiens. В повседневной жизни, в зависимости от ситуа­ции, мы ориентируемся как на сходство между людьми, так и на различия — знако­мясь с новым человеком, мы автоматически относим его к своему биологическому виду и только после этого, в процессе общения и взаимодействия с ним, накапливаем информацию об особенностях этого человека.

Любая наука, изучающая человека, сталкивается с противоречием между сход­ством и различием. Так, в медицине давно подмечено, что одно и то же заболевание у разных людей протекает по-разному, а осваивая общий курс средней школы, мы ис­пользуем разные индивидуальные приемы обучения. Совершенно закономерно, что проблема индивидуальных различий не перестает интересовать психологов уже не­сколько тысячелетий.

Первое систематизированное описание индивидуаль­ных особенностей поведения принадлежит ученику Пла­тона Теофрасту и изложено в трактате «Характеры». От­меченные Теофрастом характеристики вполне могут быть применены и для описания наших современников. Так, спустя две тысячи лет, английский исследователь Робак (Roback А. А., 1931) отмечал: «Благодаря авторам античности и их прототипам, с определенной долей уве­ренности можно утверждать, что природа людей, разде­ленных веками и океанами, остается той же, иначе говоря, люди характеризуются одними и теми же индивидуаль­ными различиями, будь то древние греки или американ­цы двадцатого столетия». Работа Теофраста стала первым опытом идиографического подхода в психологии, суть которого сводится к акцентированию уникальности каждой личности, описанию ее своеобразия и особен­ностей.



Гиппократ заложил основы другого подхода к решению того же вопроса. Создан­ное им учение о четырех типах темперамента получило развитие в работах его после­дователя Галена и дало начало номотетическому подходу в психологии. В рамках это­го подхода основной акцент ставится на вскрытии причинно-следственных связей и закономерностей, объясняющих поведение человека.


Как самостоятельная научная дисциплина дифференциальная психология начала формироваться со второй половины XIX в. Первые систематические исследования ин­дивидуальных различий были проведены английским ученым Ф. Гальтоном. Находясь под влиянием эволюционных идей своего двоюродного брата, Ч. Дарвина, Гальтон орга­низовал массовые обследования больших выборок испытуемых для изучения наслед­ственной обусловленности способностей человека. Для этих целей им была организована специальная лаборатория на Международной медицинской выставке в 1884 г, Именно Гальтон разработал специальные измерительные процедуры и методы ана­лиза данных. Наряду с антропометрическими показателями у испытуемых оценива­лись скорость реакции и особенности восприятия.

За год работы сотрудниками лаборатории было обследовано более 9 тыс. испыту­емых. Однако, несмотря на внушительные масштабы эмпирической работы, резуль­таты получились достаточно скромными, что было связано с неадекватным выбором показателей способностей — преимущественно сенсорных характеристик человека.

Работы Гальтона и запросы практики дали мощный импульс разработке более сложных процедур тестирования способностей. В 1904 г. во Франции появляется новая процедура оценки уровня развития способностей по более сложным проявле­ниям — особенностям памяти, внимания, успешности решения задач. Автор этого метода, А. Бине, предложил в качестве показателя интеллектуального развития использовать умственный возраст — соответствие уровня развития ребенка средним показателям детей определенной возрастной группы.

В 1912 г. немецким психологом В. Штерном был предложен широко применяе­мый вплоть до нашего времени показатель интеллектуального развития, который численно равен отношению умственного возраста ребенка к его хронологическому возрасту. Этот показатель получил название коэффициента интеллекта (IQ). Двенад­цатью годами раньше, в 1900 г., в своей работе «О психологии индивидуальных раз­личий» Штерн предложил название «дифференциальная психология».

Таким образом, в начале нашего века сложилась психологическая дисциплина, изучающая индивидуально-психологические различия. Были определены основные задачи исследований, оформлен понятийный аппарат, предложены первые методы математического анализа данных. Дальнейшее развитие дифференциальной психо­логии связано с такими именами, как Г. Айзенк, Р. Кеттелл, А. Анастази, Б. М. Теплов, В. Д. Небылицын и др.

История возникновения и основные этапы развития дифференциальной психологии и психофизиологии как науки.

Предмет и задачи дифференциальной психологии.

Дифференциальная психология — (от лат. differentia — различие) — это раздел психологии, изучающий психологические различия как между индивидами, так и между группами людей, объединенных по какому-либо признаку, а также причины и последствия этих различий.
Предметом дифференциальной психологии(ДП) являются закономерности возникновения и проявления индивидуальных, групповых, типологических различий. По определению основателя дифференциальной психологии В. Штерна — это наука о существенных различиях в психических свойствах и функциях.
Дифференциальная психология имеет трехсоставную структуру, в которую входят области индивидуальных, групповых и типологических различий.
Задачи дифференциальной психологии:1. Изучение источников вариабельности измеряемых признаков. С этой задачей ДП наиболее тесно связана область индивидуальных различий. 2. Анализ группового распределения признаков. Данная задача пересекается с таким разделом ДП, как область групповых различий. В рамках данной задачи изучаются психологические особенности групп, объединенных по какому-либо признаку — половому, возрастному, расово-этническому и др. 3. Изучение особенностей образования типов в различных типологиях. С указанной задачей связана область ДП, изучающая типовые различия (тип — симптомокомплекс, устойчивое сочетание определенных признаков) на основании анализа отдельных типологий. В качестве примера здесь можно привести одну из древнейших типологий — типологию темперамента, основанную на преобладании в организме определенной жидкости (крови, слизи, желчи, черной желчи), и типы темперамента (сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик), выделяемые в данной типологии.
 


Взаимосвязь дифференциальной психологии с другими психологическими науками и дифференциальной психофизиологией.

Место дифференциальной психологии среди других научных дисциплин:
1. ДП изучает индивидуальную специфику протекания познавательных психических процессов, эмоций, способностей, интеллекта и т.д. В данной области своего изучения ДП находится в тесном пересечении с общей психологией.
2. ДП изучает возрастную специфику познавательных процессов, стилей реагирования, исследует индивидуальную вариативность соотношений психологического, социального, биологического, календарного возрастов, имеющиеся периодизации психического развития и т.д. В данной области своего изучения ДП находится в связи с возрастной психологией.
3. Говоря об индивидуальной вариативности свойств нервной системы, межполушарной асимметрии, темперамента и т.д., ДП находит свои взаимосвязи с психофизиологией.
4. ДП изучает индивидуальную вариативность, обусловленную социальным статусом субъекта, принадлежностью его к определенной социоэкономической группе, и в данной области своего изучения находится в связи с социальной психологией.
5. Говоря о различных подходах к пониманию «нормы» и отклонении от нее, девиациях развития, акцентуациях характера, ДП образует связи с медицинской психологией.
6. ДП исследует индивидуальные особенности, обусловленные этнокультурной принадлежностью субъекта. Данная область ДП находится в пересечении с этнопсихологией.



Можно проследить связи ДП с рядом других психологических дисциплин. Необходимо только отметить, что в ДП основной акцент делается не только на выявлении, констатации определенных особенностей субъекта, но и на факторах, причинах и последствиях, которые связаны с данными особенностями.

 

Понимание индивидуальности человека в разные периоды истории развития общества.

Каждая историческая эпоха вырабатывает определенный образ человека, его черты и качества как личности, поэтому изучение конкретного человека необходимо основывать прежде всего, исходя из представления о том, что человек есть продукт эпохи, культуры, общества;

для человеческого существа первобытной эпохи характерны — зависимость и растворенность в природе, тяжелейшие условия жизни, отсутствие личной свободы, постоянная угроза жизни, низкая ее продолжительность;

для античной личности свойственны такие черты как растворенность в полисе, общине, появление гражданства, зависимость от природы, от принадлежности к определенному классу, синкретическое сознание, высокая степень суеверия.

для средневекового человека специфическими качествами могут быть названы такие как строгая регламентация жизни, сословная принадлежность, высокая религиозность, отсутствие ощущения одиночества, ненужности, которые так присущи индивиду Нового времени;

для человека Нового времени характерны осознание юридического равноправия, отмена кастовых регламентаций жизни, личностная независимость, повышенный индивидуализм, рациональное восприятие мира, овеществление человека, высокая продолжительность жизни и т.д.;

для современного человека характерны многие черты предыдущих эпох, только они ярче выражены, но можно указать и еще на следующие качества: высокое качество жизни, наличие открытого общества, всесторонность и свобода развития человека, обеспеченность всех прав и свобод личности, но одновременно сейчас человеку присущи потерянность, страх перед экологической и др. угрозой его существования. Негативным фактором современной цивилизации является приоритет материальных ценностей над духовными во всех сферах жизнедеятельности индивида. В итоге потребительская ориентация, гонка за материальными благами лишает человека социально-критического измерения, способствует отчуждению личности, развитию процесса деиндивидуализации и превращения человека в человека одномерного, массового, “человека толпы”.

 

История возникновения и основные этапы развития дифференциальной психологии и психофизиологии как науки.

В своем развитии психология находится в процессе прохождения через три этапа: донаучного знания, естественнонаучной парадигмы познания и гуманитарной парадигмы.

Донаучное знание характеризуется преобладанием метода наблюдения, накоплением житейских знаний и невысоким уровнем обобщения.

Естественнонаучная парадигма провозглашает необходимость установления причинно-следственных закономерностей при опоре на данные эксперимента и обобщает эти закономерности (подход, отражающий общие свойства явлений, называют номотетическим).

Гуманитарная парадигма сосредоточивается на уникальности рассматриваемого явления, не ставя перед собой задач статистического подтверждения достоверности данных (подход, утверждающий в качестве основной ценности индивидуальные особенности явления, называют идиографическим).

Термин «Дифференциальная психология» ввел немецкий психолог Штерн в своей работе «Психология индивидуальных различий», опубликованной в 1900 году. Первыми крупными представителями нового научного направления были Бине, Кеттелл, Гальтон, Штерн, в России – Лазурский. Основным методом исследования вначале были индивидуальные и групповые тесты, тесты различий умственных способностей, а позже – проективные методики для измерения установок и эмоциональных реакций.

Психология индивидуальных различий всегда испытывала влияние практики – педагогики, медицины, психологии труда. Ее оформление в отдельную науку стало возможным благодаря:

1. Внедрение в психологию экспериментального метода. Важнейшим событием здесь оказалось открытие Вундтом первой экспериментально-психологической лаборатории в 1879 году, где он начал в экспериментальных условиях изучение психических процессов, в частности апперцепции. Очень быстро вслед за тем подобные лаборатории стали открываться и в других странах Европы и Америки.

2. Следующей предпосылкой превращения дифференциальной психологии в полноценную науку явилось использование методов статистического анализа.Каждое психическое качество, любая особенность психики может быть рассмотрена как точка на континууме, выражающем изменение этой черты от минимума к максимуму. Получается кривая нормального распределения, то есть малых (субнормальных) и больших (супернормальных) значений обычно меньше, чем значений средней величины (нормальных).

Статистические методы – это приемы прикладной математики, используемые психологией для повышения объективности и достоверности получаемых данных, для обработки экспериментальных результатов. Идея корреляционного анализа родилась из попыток Гальтона исследовать закономерности наследования детьми психологических и физических признаков своих родителей. Им было разработано несколько вариантов факторного анализа для изучения интеллектуальных способностей, ряд методов был предложен специально для проверки вновь создаваемых тестов.

Обычно используют следующие приемы статистического анализа. Дисперсионный анализ позволяет определить меру индивидуального варьирования показателей (при одинаковых средних показателях размах распределения может существенно меняться). Корреляционный анализ удостоверяет наличие связи, зависимости между изучаемыми переменными. И факторный анализ – это группа методов, предназначенных для определения свойств, которые нельзя наблюдать и измерять непосредственно. Задача факторного анализа состоит в том, чтобы уменьшить количество переменных, свести все их многообразие к нескольким общим факторам.

Чтобы использовать методы статистического анализа, нужно быть уверенным в нормальности распределения изучаемого качества; но даже и при этом условии существует вероятность того, что полученные результаты окажутся случайными. Эта вероятность называется «уровнем значимости».

3. Третьей предпосылкой оформления дифференциальной психологии в подлинно научное знание явилось использование, данных психогенетики – пограничной с генетикой области психологии, предметом которой является происхождение индивидуальных психологических особенностей человека, роль среды и генотипа в их формировании. Наиболее информативным явился близнецовый метод, который позволяет максимально уравнять воздействие среды.

 

Краткая история развития дифференциальной психологии










ТОП 10:









В истории дифференциальной психологии можно выделить три глобальных периода. Начало первого периода можно отнести к 6–5-вв. до нашей эры. Первый период — донаучный — связан с появлением интереса к индивидуальным различиям, попыткам найти им объяснение. Это и первые попытки дифференцировать соплеменников и представителей других племен (присваивание тотема), и фиксация индивидуальных особенностей в имени (например, в именах индейцев, что нашло поэтическое отражение в романах Ф. Купера). К этому же периоду относятся и первые попытки систематизации индивидуальных различий, что выражалось в составлении разнообразных гороскопов — по звездам, гороскопов друидов и т.д. К таким же первым попыткам систематизации можно отнести и хиромантию — одну из древнейших систем предсказания индивидуальных особенностей человека, черт его характера, пережитых им событиях и грядущей судьбе по кожному рельефу ладоней.

В рамках донаучного периода возникли некоторые идеи, пересекающиеся с современными исследованиями. Так, научной психологией хиромантия неизменно отвергалась, однако изучение эмбрионального развития пальцевых узоров в связи с наследственностью дало толчок к возникновению новой отрасли знания — дерматоглифики. На сегодняшний день исследуется гипотеза о том, что формирование кожного рисунка ладоней, как и развитие мозга, происходит на определенном периоде внутриутробного развития и обусловлено влиянием генного набора родителей или хромосомными аберрациями у плода. По данному направлению проведена серия интересных экспериментальных исследований уже в рамках современной психологии и психофизиологии. Так, Б. Г. Ананьев и его коллеги проводили в 60-х годах эксперимент на базе ЛГУ. В цель исследования входило сопоставление пальцевых узоров и свойств нервной системы. Реакция студентов, вызванная продуцированной стрессовой ситуацией, связанной с предложением оставить отпечатки пальцев, фиксировалась и сопоставлялась с определенным типом линий на пальцах (петли, завитки, дуги). Были получены определенные корреляционные связи. Дальнейшие эксперименты были сосредоточены на поисках зависимости между поперечными узорами на ладонях и генными аномалиями
(например, болезнью Дауна), коэффициентами интеллекта, а также были предприняты работы по изучению дерматоглифики левшей и серийных убийц.



В настоящий момент возрождается интерес к еще одному древнему направлению изучения индивидуальности — физиогномике. Надо сказать, что первые попытки определять характер человека, ориентируясь на особенности его лица, предпринял еще Аристотель (по этому поводу историки спорят: многие из них считают, что первенство принадлежит Пифагору). Аристотель связывал характер человека с характером похожего на него по внешнему облику животного. Так, человек, похожий на льва, — бесстрашен, благороден, смел; человек, похожий на волка, — активен, любознателен; человек, похожий на кабана, — хитер, жаден и т.д. Данные изыскания продолжил в эпоху Возрождения И. Г. Лафатер, а в 19 в. — Ч. Ломброзо. На сегодняшний день интерес к физиогномике держится на достаточно высоком уровне.

Второй этап включает в себя развитие ДП в рамках философии и медицины. Здесь можно вспомнить о работе Платона «Классификация характеров», Теофраста (трактат «Этические характеры»), назвать труды Гиппократа, Галена, Гааля. Наблюдения за различиями в характерах и моральных установках людей можно найти и в работах Локка, Монтеня, Дидро.

Наиболее отчетливо стремление проанализировать отличия людей друг от друга проявилось в описании способностей. Так, ученые Х. Уарте, К. Гельвеций заложили основы научного подхода к проблеме индивидуальности в рамках психологии способностей. Однако объективное изучение индивидуальных различий могло происходить только на основе их экспериментального исследования.

Хотя у самого основателя экспериментальной психологии В. Вундта не было работ, направленных на выявление индиви дуальных различий, но у его первых учеников — Крепелина, Кеттела и других — появилась установка на переориентацию эксперимента в этом направлении. Так зародилась новая область психологической науки — дифференциальная психология. Ее развитию способствовали также запросы практики: педагогической, медицинской и индустриальной.




Подлинным вдохновителем организации нового направления исследований стал английский ученый Ф.Гальтон. В психологии его заслуга состояла в создании техники изучения индивидуальных различий, для исследования которых он создал ряд методик.

Особо значимым явилось внедрение в психологию новых математических методов, главным образом статистических. В своей новаторской книге «Наследственный гений» (1869) он дал статистический анализ огромного количества биографических фактов, утверждая приложимость статистических закономерностей к распределению способностей.

Исследование индивидуальных различий на психически больных людях было предпринято немецким ученым Э. Крепелином (1856– 1926). В процессе своей практической деятельности Крепелин пришел к выводу о необходимости модифицировать экспериментальные методы, подчинив их, как он подчеркивал в статье «Психологический опыт в психиатрии», задаче выяснения индивидуальных признаков и способов их сочетания в целостные картины душевной жизни, отличающие одного человека от другого. На основании результатов своих исследований он разработал классификацию психических заболеваний, на которой основаны современные подходы.

Ученик Вундта — американский психолог Д. М. Кеттелл (1860–1944) стал одним из первых психологов, разрабатывавших новые методы диагностики индивидуальных различий — тесты.

Хотя термин «тест» получил распространение благодаря Кетте-
лу, сам метод тестирования начал приобретать популярность благо-
даря работам А. Бине (1857-1911) по измерению интеллекта. Для
более точной диагностики интеллекта немецкий психолог Штерн
предложил ввести коэффициент интеллекта (IQ), который являет-
ся постоянной величиной и рассчитывается по формуле: IQ = УВ/ФВ*100%
где УВ — умственный возраст, высчитываемый по шкале Бине-Симона, а ФВ — физический возраст ребенка. Нормой считался коэффициент от 70 до 130%, ниже этого показателя были умственно отсталые дети, выше — одаренные.

Именно В. Штерн многими учеными признается основателем дифференциальной психологии. В 1900г. он пишет работу «О психологии индивидуальных различий: идеи к дифференциальной психологии», которая была переиздана в 1911 году уже под заголовком «Дифференциальная психология и ее методические основы». В этих работах В. Штерн намечает основные направления развития ДП. С этого момента развитие ДП вступает в третий этап. На сегодняшний день принято выделять три центра развития ДП (см. рис. 2):
1. Европа — в рамках работ В. Штерна, А. Бине, Ф. Гальтона,
Ч. Спирмена, и др.
2. Америка — работы А. Анастази, Д. Кеттелла, Г. Мюнстерберга и др.
3. Отечественное направление — работы А. Ф. Лазурского (учение о психических уровнях и классификации личностей), Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына, В. С. Мерлина, В. М. Русалова (изучение свойств нервной системы, темперамента и др.).

 










Этапы развития дифференциальной психологии — Мегаобучалка

С.К.Нартова-Бочавер

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ

ПСИХОЛОГИЯ

Учебное пособие
ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ, ИСТОРИЯ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

ГЛАВА 2. МЕТОДЫ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

ГЛАВА 3. ИСТОЧНИКИ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ. ЛИЧНОСТЬ, ИНДИВИД, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

ГЛАВА 4. ИНДИВИДНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ: АСИММЕТРИЯ ПОЛУШАРИЙ И ТЕМПЕРАМЕНТ

ГЛАВА 5. ПСИХОЛОГИЯ ХАРАКТЕРА

ГЛАВА 6. ПСИХОЛОГИЯ СПОСОБНОСТЕЙ

ГЛАВА 7. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ И ХАРАКТЕРА

ГЛАВА 8. ПРЕДМЕТНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ: ПСИХОЛОГИЯ ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ

ГЛАВА 9. ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА

ГЛАВА 10. ЧЕЛОВЕК И ПРОФЕССИЯ

ГЛАВА 11. ЧЕЛОВЕК И ДРУГИЕ ЛЮДИ

ГЛАВА 12. СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ

ЛИТЕРАТУРА

 

ГЛАВА 1.

ПРЕДМЕТ, ИСТОРИЯ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА

 

Дифференциальная психология – отрасль науки, изучающая индивидуальные различия психики индивидов и групп людей, а также природу, источники и последствия этих различий. Это наука о закономерностях психического варьирования.

Индивидуализация есть свойство всего живого. Даже допсихические формы жизни обладают значительным спектром различий, правда, различия эти касаются строения и функционирования организмов. А с появлением психики как отражения бытия и ориентировки в нем различия стали затрагивать все формы активности живых существ.

Индивидуальные различия психики присущи не только людям, но и всему животному миру, причем нередко внутривидовые различия превосходят межвидовые. Так, например, самая умная крыса может в одной и той же ситуации научения действовать эффективнее, чем самая глупая обезьяна, стоящая выше крысы на эволюционной лестнице. Существуют проявления социального поведения у серых гусей, которые традиционно считались свойственными только людям, пока на них не обратил внимание замечательный этолог К.Лоренц (триумфальный крик, свидетельствующий об избирательности в выборе партнера, случаи супружеской верности на протяжении сорока и более лет, данные о дружбе и ревности среди животных) (1).

С другой стороны, такое свойство человеческого мышления, как способность решать двухфазные задачи (наблюдающееся у приматов, как это было показано экспериментами В.Келера), нередко отсутствует в области интеллекта социального (например, родители, после развода «делящие» право на общение с ребенком, зачастую совершенно теряют способность просчитывать «двухходовку» и таким образом защищать общие интересы). Следовательно, индивидуальные вариации действительно могут перекрывать вариации межгрупповые и межвидовые. То есть человек предстает в первую очередь как индивидуальность.

В каждом человеке есть то, что является общим для всех людей, то, что роднит его с некоторыми из них, и то, что присуще только ему одному. В повседневной жизни мы часто сталкиваемся с явлениями индивидуальных различий, осуществляя житейскую психодиагностику людей, с которыми взаимодействуем. Однако научное знание отличается от ненаучного: наличием неразрешенной проблемы, теорий, которые могут способствовать поиску решения, разработанным понятийным аппаратом и наличием объективных методов регистрации научных фактов, объективностью и степенью обобщенности. Если сравнить научное познание с искусством, которое в той или иной мере открывается каждому человеку, то искусство основано на интуиции и потому субъективно и воздействует эмоционально. Наука отличается и от религии как пути познания человеческой души тем, что религия следует догме и основана На вере, а наука стремится к доказательству и постоянно обновляется, находясь в процессе самоопровержения. Поэтому концепции, некогда признанные ложными, время от времени вновь возвращаются в науку (3, 4).

До недавних пор психология, подобно каждой молодой науке, стремилась к выявлению общих закономерностей психического, к разработке проблем с общих позиций. И в поисках общего, как правило, утрачивалось своеобразие индивидуального. Однако каждый исследователь сталкивался с индивидуальными вариациями психического, которые сначала рассматривались как источник ошибок наблюдения, а затем из этого источника ошибок стала возникать проблема вариативности психических проявлений человека. И сама логика развития науки привела к выделению дифференциально-психологического аспекта (9).

Задачи дифференциальной психологии состоят в том, чтобы установить закономерности возникновения и проявления индивидуальных различий в психике человека, разработать теоретические основы психодиагностических исследований и психокоррекционных программ. Сегодня это область знания, максимально развернутая на запросы практики и потому очень быстро развивающаяся. И, подобно тому, как для физики не было унижения в том, что из ее недр в практику вошли микроскоп, телефон, рентгенотерапия, так и психология отнюдь не утеряет своего истинно научного характера, если примет участие в решении практических задач, считал В.Штерн. Когда рождается новое понятие (например, акцентуация характера, стиль поведения), этот процесс осуществляется в лоне дифференциальной психологии, когда же создается тест для диагностики этого качества, то задача по эстафете передается специалистам в области психодиагностики и дифференциальной психометрики (правда, наблюдались и обратные процессы, когда работающий в практике тест так и не обретал своего теоретического осмысления, что наблюдалось, в частности, при разработке факторных моделей интеллекта).

Дифференциальная психология имеет области пересечения с различными другими отраслями психологического знания. Так, она отличается от общей психологии тем, что последняя сосредоточивается на изучении общих закономерностей психики (включая психику животных). Сравнительная психология (когда-то этот термин использовали как синоним дифференциальной психологии, являющийся буквальным переводом слова) в настоящее время изучает особенности психики живых существ, находящихся на разных ступенях эволюционной лестницы. Она чаще использует знания зоопсихологии, занимается проблемами антропогенеза и становления человеческого сознания. Возрастная психология изучает особенности человека сквозь призму закономерностей, присущих возрастной стадии его развития. Социальная психология рассматривает особенности, приобретаемые человеком в силу его принадлежности к некоторой социальной группе, большой или малой. Наконец, дифференциальная психофизиология анализирует индивидуальные особенности психики человека с точки зрения их обусловленности свойствами нервной системы (3, 8).

С самого начала становления дифференциальная психология обращала на себя внимание неоднородностью своего предмета. Так, еще В.Штерн отмечал, что она изучает психические и физические феномены (явления), действия (которые он определял как феномены, обладающие временной протяженностью) и склонности (феномены, имеющие хронический и потенциальный характер). То есть можно пытаться изучать не только то, что скрыто и не поддается объективному наблюдению, но и то, что проявляется в поведении и намерениях, установках, иначе говоря, реализующихся и нереализованных способностях. Феномены в традиционном понимании – объекты непосредственного опыта, а действия и склонности – объекты опосредствованного опыта.

В настоящее время дифференциальная психология изучает индивидные, предметно-содержательные и духовно-мировоззренческие качества индивидуальности, особенности самосознания, стилевых характеристик личности и осуществления различных видов деятельности (профессиональной, учебной, общения и др.).

 

Этапы развития дифференциальной психологии

В своем развитии психология, как и все остальные научные дисциплины, прошла (точнее, находится в процессе прохождения) через три этапа: донаучного знания, естественнонаучной парадигмы познания и гуманитарной парадигмы. Донаучное знание характеризуется преобладанием метода наблюдения, накоплением житейских знаний и невысоким уровнем обобщения. Естественнонаучная парадигма провозглашает необходимость установления причинно-следственных закономерностей при опоре на данные эксперимента и обобщает эти закономерности (подход, отражающий общие свойства явлений, называют номотетическим). Генезис свойств и закономерностей при этом рассматривается не всегда. Пренебрежение к научным «происшествиям» рассматривается обычно как свидетельство молодости науки, для которой единичный феномен ценен постольку, поскольку может оказаться представителем определенного типа явлений, может привести к открытию всеобщего принципа или закономерности. Поэтому единичное обладает относительной ценностью для развития познания.

Гуманитарная парадигма, в противоположность этому, сосредоточивается на уникальности рассматриваемого явления, не ставя перед собой задач статистического подтверждения достоверности данных (подход, утверждающий в качестве основной ценности индивидуальные особенности явления, называют идиографическим). «…Дифференциальная психология лишь тогда будет иметь перспективу достигнуть фазы спокойного развития, когда она эмансипируется от породившей ее науки – общей психологии», – писал В.Штерн в 1911 году (11, с.6). Можно сказать, что сейчас это уже произошло. И здесь совершенно неизбежным оказывается исторический подход – рассмотрение явления в его становлении, анализ и прогноз последствий.

Господство гуманитарной парадигмы свидетельствует о зрелости научной дисциплины и отмечается не только в науках об обществе и человеке, но и в науках о природе. Современная психология позволяет себе стремиться к психографии, познание – к пониманию и описанию. Таким образом, дифференциальная психология естественно выделилась из общей психологии, в рамках которой она существовала длительное время под именем психологии индивидуальных различий. Поскольку значимость особенного в общем становится все большей, то и целью изучения становится индивидуальность (сравните с марксистским определением личности не как абстракта, присущего отдельному человеку, а как совокупности общественных отношений) (7, 11).

Дифференциальная психология имеет и предысторию становления, в ходе которой некоторые направления донаучной, эмпирической мысли даже успели приобрести свои названия. Так, характерология стремилась свести различия между людьми к простым типам, т.е. занималась составлением классификаций по разным основаниям, как анатомо-физиологическим, так и психологическим, подобно, например, способности человека принимать страдания. Представителями характерологии были И.Кант, И.Банзен. Другое направление, психогностика, выявляло и устанавливало отношения между определенными движениями, анатомическими характеристиками и свойствами характера человека. В фокус внимания при этом попадали, естественно, разные природные свойства человека. Так, в рамках физиогномики, основанной Ж.Лаватером, черты личности, мимика и даже просто изображение силуэта человека служили основой для предсказания его поведения. Сторонники френологии (краниоскопии), развиваемой Ф.А.Галлем, стремились определять особенности человека по форме строения черепа. А приверженцы графологии, науки о почерке, которой больше других занимался аббат И.Мишон, диагностировали признаки индивидуальности по написанию букв, наклону, нажиму и другим характеристикам точных движений человека, отраженным в его почерке. Все эти области донаучного познания, в свое время признанные ненадежными и отвергнутые позитивистской наукой, в настоящее время, уже на новых основаниях, вновь возвращаются в психологию индивидуальных различий. Задача будущих исследований – валидизировать эти приемы эмпирических обобщений и связать их с современными научными результатами.

Термин «Дифференциальная психология» ввел немецкий психолог В.Штерн в своей работе «Психология индивидуальных различий», опубликованной в 1900 году. В течение некоторого времени в качестве синонимов использовались понятия: характерология (И.Банзен, Е.Люка), которая сегодня относится к области знания о характере; этология (Дж.Ст.Милль), в настоящее время изучающая науку о поведении; индивидуальная психология (А.Бине, Э.Крепелин), сегодня обозначающая адлерианское направление психоанализа; специальная психология (Г.Хейманс), обозначающая также медицинскую психологию(11).

Первыми крупными представителями нового научного направления были А.Бине, Дж.Кеттелл, Ф.Гальтон, В.Штерн, в России – А.Ф.Лазурский. Основным методом исследования вначале были индивидуальные и групповые тесты, тесты различий умственных способностей, а позже – проективные методики для измерения установок и эмоциональных реакций (1, 2, 5).

Психология индивидуальных различий всегда испытывала влияние практики – педагогики, медицины, психологии труда. А ее оформление в отдельную науку стало возможным благодаря следующим предпосылкам (3, 8).

1. Внедрение в психологию экспериментального метода. Важнейшим событием здесь оказалось открытие В. Вундтом первой экспериментально-психологической лаборатории в 1879 году, где он начал в экспериментальных условиях (хотя и при помощи метода интроспекции) изучение психических процессов, в частности апперцепции. Очень быстро вслед за тем подобные лаборатории стали открываться и в других странах Европы и Америки. Не менее важным для развития позитивистской психологии стало выведение основного психофизического закона Фехнера – Вебера (Е = const In R, где Empfindung – величина ощущения, а Reiz – величина раздражителя), благодаря чему «светлая» и «теневая» стороны жизни оказались связанными между собой достаточно простой алгебраической зависимостью. Этот научный факт – выразительная иллюстрация неисповедимости научных путей, потому что Фехнер, по своим убеждениям «махровый идеалист», как писали о нем в доперестроечные времена, меньше всего стремился укрепить своими изысканиями позиции материализма.

Еще в 1796 году благодаря мнимой оплошности ассистента Гринвичской обсерватории Киннибрука было открыто время реакции как психологическое явление (наблюдения опирались на метод «глаз и ухо», требующий координации зрительной и слуховой информации). Спустя двадцать лет об этом случае прочел в научных отчетах кенигсбергский астроном Бессель (1784 – 1846) и заинтересовался вопросом об индивидуальных вариациях показаний разных наблюдателей. Это было основным аргументом в пользу того, чтобы начать рассматривать психическое как процесс, обладающий временной протяженностью, имеющий начало, середину и конец, а не как симультанный (одномоментный) феномен. Позже голландский исследователь Ф.Дондерс разработал специальную схему подсчета времени реакции, и увеличение времени реакции стало восприниматься как показатель усложнения психических процессов. Сегодня трудно по-настоящему оценить эти открытия, но на фоне полного отсутствия путей объективного наблюдения психического они имели поистине революционное звучание – психику стало возможно изменять, измерять и оценивать.

Впрочем, освободив психологию от комплекса неполноценности в связи с признанием себя наукой, экспериментальный метод, по мнению известной современной исследовательницы А.Анастази, несколько затормозил развитие интереса к единичным явлениям психики, которые актив­но изучались на донаучном этапе.

2. Следующей предпосылкой превращения дифференциальной психологии в полноценную науку явилось использование методов статистического анализа. Каждое психическое качество, любая особенность психики может быть рассмотрена как точка на континууме, выражающем изменение этой черты от минимума к максимуму. Почти каждый раз, когда рассматриваемое качество является результатом действия многих переменных, получается кривая нормального распределения, то есть малых (субнормальных) и больших (супернормальных) значений обычно меньше, чем значений средней величины (нормальных).

Необходимо отметить, однако, что не все закономерности подвержены закону нормального распределения; например, существует закон Зипфа, определяющий распределе­ние количества населенных пунктов разной величины. Этот закон выражает линейную зависимость: деревень и поселков много, а высоконаселенных городов мало. Поэтому всегда необходимо убедиться, что изучаемое явление описывается именно нормальным распределением.

Первыми, кто обратил внимание на возможность применения теории вероятности к социально-психологическим явлениям, были бельгийский социолог Адольф Кетле и Фрэнсис Гальтон. Кетле изучал большие группы и обратил внимание на ритмичность социальных процессов, на основании чего им была создана многократно критикуемая отечественными психологами теория «среднего человека» (человек стремится действовать так, как поступает большинство людей). Ф.Гальтон, напротив, сосредоточивался не на средних характеристиках, а на значениях супернормальных: предметом его внимания были особые способности, о чем он и написал в книге «Наследственный гений», изданной в 1869 году. Гальтон стремился изучать суперменов и показал своими работами, что гениальность – это качество, обусловленное наследственно.

Статистические методы – это приемы прикладной математики, используемые психологией для повышения объективности и достоверности получаемых данных, для обработки экспериментальных результатов. Идея корреляционного анализа родилась из попыток Ф.Гальтона исследовать закономерности наследования детьми психологических и физических признаков своих родителей. Им было разработано несколько вариантов факторного анализа для изучения интеллектуальных способностей, ряд методов был предложен специально для проверки вновь создаваемых тестов.

Сейчас выделяют несколько направлений использования статистических методов в психологии: а) описательная статистика, включающая группировку, классификацию, графическое представление данных; б) теория статистического вывода, используемая для предсказания результата по данным обследования выборок; в) теория планирования экспериментов, служащая для обнаружения и проверки причинных связей между переменными.

Обычно используют следующие приемы статистического анализа. Дисперсионный анализ позволяет определить меру индивидуального варьирования показателей (так, понятно, что при одинаковых средних показателях размах распределения может существенно меняться). Для некоторых исследовательских и практических задач именно дисперсия дает основную информацию. Так, например, представим себе, что средний балл, полученный школьниками за контрольную по алгебре, составляет 4 и для мальчиков, и для девочек. Но у мальчиков присутствуют и тройки, и пятерки, а все девочки активно списывали друг у друга и в результате получили по четверке. Понятно, что итог одинаков в каждой группе, а психолого-педагогический смысл, стоящий за средним баллом, совершенно различен.

Корреляционный анализ удостоверяет наличие связи, зависимости между изучаемыми переменными. При этом подтверждается одновременность проявления этих признаков, но вовсе не их причинная обусловленность. Например, отмечается, что удовлетворенность браком у супругов отрицательно коррелирует с тревожностью (это значит: чем больше они довольны семейной жизнью, тем спокойнее себя ощущают). Однако на основании этого факта мы не можем узнать, спокойны ли они оттого, что дома все в порядке, или довольны совместной жизнью потому, что обладают низкой тревожностью и вообще позитивным отношением к жизни. Существует несколько формул подсчета коэффициентов корреляции, которые могут принимать значения от +1 до -1. Близкие к нулю корреляции не могут подтверждать наличие зависимости между переменными.

И, наконец, факторный анализ – это группа методов, предназначенных для определения свойств, которые нельзя наблюдать и измерять непосредственно. Задача факторного анализа состоит в самом общем виде в том, чтобы уменьшить количество переменных, свести все их многообразие к нескольким общим факторам. В том случае, если по результатам подсчета коэффициентов корреляции прослеживаются особо плотные связи между несколькими показателями (корреляционные плеяды), можно предположить, что за ними стоит общий фактор – переменная более высокого уровня обобщения. Факторные модели используются сейчас везде, но особенно популярны в психологии личности и интеллекта.

Чтобы использовать методы статистического анализа, нужно быть уверенным в нормальности распределения изучаемого качества; но даже и при этом условии существует вероятность того, что полученные результаты окажутся случайными. Эта вероятность называется «уровнем значимости».

3. Третьей предпосылкой оформления дифференциальной психологии в подлинно научное знание явилось использование, данных психогенетики – пограничной с генетикой области психологии, предметом которой является происхождение индивидуальных психологических особенностей человека, роль среды и генотипа в их формировании. Наиболее информативным явился близнецовый метод в его вариантах, использованный впервые еще Гальтоном, который позволяет максимально уравнять воздействие среды и отдифференцировать в зависимости от источника дисперсию изучаемых качеств на аддитивную (передаваемую из поколения в поколение), неаддитивную (присутствующую у сиблингов, имеющую значение только для родственников одного поколения) и дисперсию, связанную с разницей в окружении. В последнее время, однако, используют также и генетический анализ (5, 9).

 

Этапы развития дифференциальной психологии | Psylist.net

В своем развитии психология, как и все остальные научные дисциплины, прошла (точнее, находится в процессе прохождения) через три этапа: донаучного знания, естественнонаучной парадигмы познания и гуманитарной парадигмы. Донаучное знание характеризуется преобладанием метода наблюдения, накоплением житейских знаний и невысоким уровнем обобщения. Естественнонаучная парадигма провозглашает необходимость установления причинно-следственных закономерностей при опоре на данные эксперимента и обобщает эти закономерности (подход, отражающий общие свойства явлений, называют номотетическим). Генезис свойств и закономерностей при этом рассматривается не всегда. Пренебрежение к научным «происшествиям» рассматривается обычно как свидетельство молодости науки, для которой единичный феномен ценен постольку, поскольку может оказаться представителем определенного типа явлений, может привести к открытию всеобщего принципа или закономерности. Поэтому единичное обладает относительной ценностью для развития познания.

Гуманитарная парадигма, в противоположность этому, сосредоточивается на уникальности рассматриваемого явления, не ставя перед собой задач статистического подтверждения достоверности данных (подход, утверждающий в качестве основной ценности индивидуальные особенности явления, называют идиографическим). «…Дифференциальная психология лишь тогда будет иметь перспективу достигнуть фазы спокойного развития, когда она эмансипируется от породившей ее науки – общей психологии», – писал В.Штерн. Можно сказать, что сейчас это уже произошло. И здесь совершенно неизбежным оказывается исторический подход – рассмотрение явления в его становлении, анализ и прогноз последствий.

Господство гуманитарной парадигмы свидетельствует о зрелости научной дисциплины и отмечается не только в науках об обществе и человеке, но и в науках о природе. Современная психология позволяет себе стремиться к психографии, познание – к пониманию и описанию. Таким образом, дифференциальная психология естественно выделилась из общей психологии, в рамках которой она существовала длительное время под именем психологии индивидуальных различий. Поскольку значимость особенного в общем становится все большей, то и целью изучения становится индивидуальность (сравните с марксистским определением личности не как абстракта, присущего отдельному человеку, а как совокупности общественных отношений).

Дифференциальная психология имеет и предысторию становления, в ходе которой некоторые направления донаучной, эмпирической мысли даже успели приобрести свои названия. Так, характерология стремилась свести различия между людьми к простым типам, т.е. занималась составлением классификаций по разным основаниям, как анатомо-физиологическим, так и психологическим, подобно, например, способности человека принимать страдания. Представителями характерологии были И. Кант, И. Банзен. Другое направление, психогностика, выявляло и устанавливало отношения между определенными движениями, анатомическими характеристиками и свойствами характера человека. В фокус внимания при этом попадали, естественно, разные природные свойства человека. Так, в рамках физиогномики, основанной Ж. Лаватером, черты личности, мимика и даже просто изображение силуэта человека служили основой для предсказания его поведения. Сторонники френологии (краниоскопии), развиваемой Ф. А. Галлем, стремились определять особенности человека по форме строения черепа. А приверженцы графологии, науки о почерке, которой больше других занимался аббат И. Мишон, диагностировали признаки индивидуальности по написанию букв, наклону, нажиму и другим характеристикам точных движений человека, отраженным в его почерке. Все эти области донаучного познания, в свое время признанные ненадежными и отвергнутые позитивистской наукой, в настоящее время, уже на новых основаниях, вновь возвращаются в психологию индивидуальных различий. Задача будущих исследований – валидизировать эти приемы эмпирических обобщений и связать их с современными научными результатами.

Термин «Дифференциальная психология» ввел немецкий психолог В.Штерн в своей работе «Психология индивидуальных различий», опубликованной в 1900 году. В течение некоторого времени в качестве синонимов использовались понятия: характерология (И. Банзен, Е. Люка), которая сегодня относится к области знания о характере; этология (Дж. Ст. Милль), в настоящее время изучающая науку о поведении; индивидуальная психология (А. Бине, Э. Крепелин), сегодня обозначающая адлерианское направление психоанализа; специальная психология (Г. Хейманс), обозначающая также медицинскую психологию.

Первыми крупными представителями нового научного направления были А. Бине, Дж. Кеттелл, Ф. Гальтон, В. Штерн, в России – А. Ф. Лазурский. Основным методом исследования вначале были индивидуальные и групповые тесты, тесты различий умственных способностей, а позже – проективные методики для измерения установок и эмоциональных реакций.

Психология индивидуальных различий всегда испытывала влияние практики – педагогики, медицины, психологии труда. А ее оформление в отдельную науку стало возможным благодаря следующим предпосылкам:

1. Внедрение в психологию экспериментального метода. Важнейшим событием здесь оказалось открытие В. Вундтом первой экспериментально-психологической лаборатории в 1879 году, где он начал в экспериментальных условиях (хотя и при помощи метода интроспекции) изучение психических процессов, в частности апперцепции. Очень быстро вслед за тем подобные лаборатории стали открываться и в других странах Европы и Америки. Не менее важным для развития позитивистской психологии стало выведение основного психофизического закона Фехнера – Вебера (Е = const In R, где Empfindung – величина ощущения, а Reiz – величина раздражителя), благодаря чему «светлая» и «теневая» стороны жизни оказались связанными между собой достаточно простой алгебраической зависимостью. Этот научный факт – выразительная иллюстрация неисповедимости научных путей, потому что Фехнер, по своим убеждениям «махровый идеалист», как писали о нем в доперестроечные времена, меньше всего стремился укрепить своими изысканиями позиции материализма.

Еще в 1796 году благодаря мнимой оплошности ассистента Гринвичской обсерватории Киннибрука было открыто время реакции как психологическое явление (наблюдения опирались на метод «глаз и ухо», требующий координации зрительной и слуховой информации). Спустя двадцать лет об этом случае прочел в научных отчетах кенигсбергский астроном Бессель (1784 – 1846) и заинтересовался вопросом об индивидуальных вариациях показаний разных наблюдателей. Это было основным аргументом в пользу того, чтобы начать рассматривать психическое как процесс, обладающий временной протяженностью, имеющий начало, середину и конец, а не как симультанный (одномоментный) феномен. Позже голландский исследователь Ф. Дондерс разработал специальную схему подсчета времени реакции, и увеличение времени реакции стало восприниматься как показатель усложнения психических процессов. Сегодня трудно по-настоящему оценить эти открытия, но на фоне полного отсутствия путей объективного наблюдения психического они имели поистине революционное звучание – психику стало возможно изменять, измерять и оценивать.

Впрочем, освободив психологию от комплекса неполноценности в связи с признанием себя наукой, экспериментальный метод, по мнению известной современной исследовательницы А. Анастази, несколько затормозил развитие интереса к единичным явлениям психики, которые активно изучались на донаучном этапе.

2. Следующей предпосылкой превращения дифференциальной психологии в полноценную науку явилось использование методов статистического анализа. Каждое психическое качество, любая особенность психики может быть рассмотрена как точка на континууме, выражающем изменение этой черты от минимума к максимуму. Почти каждый раз, когда рассматриваемое качество является результатом действия многих переменных, получается кривая нормального распределения, то есть малых (субнормальных) и больших (супернормальных) значений обычно меньше, чем значений средней величины (нормальных).

Необходимо отметить, однако, что не все закономерности подвержены закону нормального распределения; например, существует закон Зипфа, определяющий распределение количества населенных пунктов разной величины. Этот закон выражает линейную зависимость: деревень и поселков много, а высоконаселенных городов мало. Поэтому всегда необходимо убедиться, что изучаемое явление описывается именно нормальным распределением.

Первыми, кто обратил внимание на возможность применения теории вероятности к социально-психологическим явлениям, были бельгийский социолог Адольф Кетле и Фрэнсис Гальтон. Кетле изучал большие группы и обратил внимание на ритмичность социальных процессов, на основании чего им была создана многократно критикуемая отечественными психологами теория «среднего человека» (человек стремится действовать так, как поступает большинство людей). Ф. Гальтон, напротив, сосредоточивался не на средних характеристиках, а на значениях супернормальных: предметом его внимания были особые способности, о чем он и написал в книге «Наследственный гений», изданной в 1869 году. Гальтон стремился изучать суперменов и показал своими работами, что гениальность – это качество, обусловленное наследственно.

Статистические методы – это приемы прикладной математики, используемые психологией для повышения объективности и достоверности получаемых данных, для обработки экспериментальных результатов. Идея корреляционного анализа родилась из попыток Ф.Гальтона исследовать закономерности наследования детьми психологических и физических признаков своих родителей. Им было разработано несколько вариантов факторного анализа для изучения интеллектуальных способностей, ряд методов был предложен специально для проверки вновь создаваемых тестов.

Сейчас выделяют несколько направлений использования статистических методов в психологии: а) описательная статистика, включающая группировку, классификацию, графическое представление данных; б) теория статистического вывода, используемая для предсказания результата по данным обследования выборок; в) теория планирования экспериментов, служащая для обнаружения и проверки причинных связей между переменными.

Обычно используют следующие приемы статистического анализа. Дисперсионный анализ позволяет определить меру индивидуального варьирования показателей (так, понятно, что при одинаковых средних показателях размах распределения может существенно меняться). Для некоторых исследовательских и практических задач именно дисперсия дает основную информацию. Так, например, представим себе, что средний балл, полученный школьниками за контрольную по алгебре, составляет 4 и для мальчиков, и для девочек. Но у мальчиков присутствуют и тройки, и пятерки, а все девочки активно списывали друг у друга и в результате получили по четверке. Понятно, что итог одинаков в каждой группе, а психолого-педагогический смысл, стоящий за средним баллом, совершенно различен.

Корреляционный анализ удостоверяет наличие связи, зависимости между изучаемыми переменными. При этом подтверждается одновременность проявления этих признаков, но вовсе не их причинная обусловленность. Например, отмечается, что удовлетворенность браком у супругов отрицательно коррелирует с тревожностью (это значит: чем больше они довольны семейной жизнью, тем спокойнее себя ощущают). Однако на основании этого факта мы не можем узнать, спокойны ли они оттого, что дома все в порядке, или довольны совместной жизнью потому, что обладают низкой тревожностью и вообще позитивным отношением к жизни. Существует несколько формул подсчета коэффициентов корреляции, которые могут принимать значения от +1 до -1. Близкие к нулю корреляции не могут подтверждать наличие зависимости между переменными.

И, наконец, факторный анализ – это группа методов, предназначенных для определения свойств, которые нельзя наблюдать и измерять непосредственно. Задача факторного анализа состоит в самом общем виде в том, чтобы уменьшить количество переменных, свести все их многообразие к нескольким общим факторам. В том случае, если по результатам подсчета коэффициентов корреляции прослеживаются особо плотные связи между несколькими показателями (корреляционные плеяды), можно предположить, что за ними стоит общий фактор – переменная более высокого уровня обобщения. Факторные модели используются сейчас везде, но особенно популярны в психологии личности и интеллекта.

Чтобы использовать методы статистического анализа, нужно быть уверенным в нормальности распределения изучаемого качества; но даже и при этом условии существует вероятность того, что полученные результаты окажутся случайными. Эта вероятность называется «уровнем значимости».

3. Третьей предпосылкой оформления дифференциальной психологии в подлинно научное знание явилось использование, данных психогенетики – пограничной с генетикой области психологии, предметом которой является происхождение индивидуальных психологических особенностей человека, роль среды и генотипа в их формировании. Наиболее информативным явился близнецовый метод в его вариантах, использованный впервые еще Гальтоном, который позволяет максимально уравнять воздействие среды и отдифференцировать в зависимости от источника дисперсию изучаемых качеств на аддитивную (передаваемую из поколения в поколение), неаддитивную (присутствующую у сиблингов, имеющую значение только для родственников одного поколения) и дисперсию, связанную с разницей в окружении. В последнее время, однако, используют также и генетический анализ.

С. К. Нартова-Бочавер

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Дифференциальная психология:

4. История и перспективы развития дифференциальной психологии.

Вопросы
для экзамена к курсу «Дифференциальная
психология»

  1. Предмет
    и задачи дифференциальной психологии.

Дифференциальная
психология — (от лат. differentia — различие)
— это раздел психологии, изучающий
психологические различия как между
индивидами, так и между группами людей,
объединенных по какому-либо признаку,
а также причины и последствия этих
различий.

Предметом
дифференциальной психологии (ДП) являются
закономерности возникновения и проявления
индивидуальных, групповых, типологических
различий. По определению основателя
дифференциальной психологии В. Штерна
— это наука о существенных различиях
в психических свойствах и функциях.
Дифференциальная психология имеет
трехсоставную структуру, в которую
входят области индивидуальных, групповых
и типологических различий. Задачи
дифференциальной психологии:

• Изучение
источников вариабельности измеряемых
признаков. С этой задачей ДП наиболее
тесно связана область индивидуальных
различий.

• Анализ
группового распределения признаков.
Данная задача пересекается с таким
разделом ДП, как область групповых
различий. В рамках данной задачи изучаются
психологические особенности групп,
объединенных по какому-либо признаку
— половому, возрастному, расово-этническому
и др.

• Изучение
особенностей образования типов в
различных типологиях. С указанной
задачей связана область ДП, изучающая
типовые различия (тип — симптомокомплекс,
устойчивое сочетание определенных
признаков) на основании анализа отдельных
типологий. В качестве примера здесь
можно привести одну из древнейших
типологий — типологию темперамента,
основанную на преобладании в организме
определенной жидкости (крови, слизи,
желчи, черной желчи), и типы темперамента
(сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик),
выделяемые в данной типологии.

Место
дифференциальной психологии среди
других научных дисциплин:

• ДП
изучает индивидуальную специфику
протекания познавательных психических
процессов, эмоций, способностей,
интеллекта и т.д. В данной области своего
изучения ДП находится в тесном пересечении
с общей психологией.

• ДП
изучает возрастную специфику познавательных
процессов, стилей реагирования, исследует
индивидуальную вариативность соотношений
психологического, социального,
биологического, календарного возрастов,
имеющиеся периодизации психического
развития и т.д. В данной области своего
изучения ДП находится в связи с возрастной
психологией.

Говоря
об индивидуальной вариативности свойств
нервной системы, межполушарной асимметрии,
темперамента и т.д., ДП находит свои
взаимосвязи с психофизиологией.

  1. Методологические
    основы и общие принципы дифференциальной
    психологии.

  2. Методы
    исследования индивидуальных различий.

Наиболее
распространенным является метод
наблюдения. Значение и ценность названного
метода состоит в том, что материал для
наблюдения берется непосредственно из
жизни при наблюдении за психической
деятельностью людей, что обнаруживается
в их движениях, действиях, поступках,
высказываниях.

Тест
является одним из методов, с помощью
которых устанавливают определенные
психологические качества человека,
наличие или отсутствие определенных
способностей (дидактических,
коммуникативных, организационных),
навыков, умений. Он используется с целью
диагностики и есть разновидностью
эксперимента, который при этом имеет
экзаменационный, измерительный характер.
Следовательно, тестом принято называть
специально разработанные задачи и
проблемные ситуации, использование
которых в результате количественной и
качественной оценки может стать
показателем развития определенных
психологических качеств, свойств
личности.

Метод
эксперимента
является
основным в психологии. Его преимущество
перед другими методами состоит в том,
что исследователь сам вызывает явления,
которые его интересуют, а не ждет их
появления. Метод эксперимента считается
самым надежным средством получения
возможной информации. Под ним в психологии
понимается организованное исследователем
взаимодействие между исследуемым или
группой исследуемых и экспериментальной
ситуацией с целью установления
закономерностей этого взаимодействия
и сменных, от которых она зависит. Он
большей мерой, чем другие методы, связан
с теорией. Именно поэтому его можно
проводить лишь тогда, когда исследователь
имеет представление о природе исследуемого
процесса, о факторах, которые детерминируют
эксперимент.

Генеалогический
метод

– исследование истории семьи, родословной.
Его первым начал использовать Ф.Гальтон,
который пытался доказать наследуемость
определенных способностей.

Транзактный
анализ

– анализ сценариев и их наследуемости.
Э.Берн применял этот метод для изучения
наследуемости жизненного сценария,
повторения судьбы предков в нескольких
поколениях семей.

Близнецовый
метод

– базируется на идее о том, что многие
психические качества заложены генетически,
поэтому сходства и различия у людей,
которые по воле природы имеют одинаковый
генетический код, могут дать ответ на
вопрос о том, что может наследоваться,
а что приобретается в процессе воспитания.
В качестве контрольной группы обычно
привлекаются дизиготные близнецы и
сиблинги (дети рожденные в одной семье
в разное время). Этот метод использовался
Торндайком и Заззо, то есть на сегодня
уже имеет солидную историю.

Биографический
метод

– он представляет собой анализ ключевых
событий жизни человека, которые указывают
на его личностные особенности очень
широкого спектра – темперамент,
способности, волевые и моральные черты
характера, открывают его привычки и
потребности, убеждения. Сложность
представляет оценка мотивации поведения,
особенно если нет возможно пообщаться
с человеком лично.

Зарождение
дифференциальной психологии было
обусловлено накопленным на протяжении
веков человеческим опытом. Со временем
стало заметно, что для лю­дей характерны
индивидуальные различия в поведении.
Естественно, это заста­вило
систематизировать наблюдаемые отличия,
дать им определенное научное объяснение.
И не случайно уже в Древней Греции
философы обсуждали эту про­блему.
Платон в книге «Государство» писал, что
два человека не могут быть со­вершенно
одинаковыми: каждый отличается от
другого своими способностями, поэтому
одному следует заниматься каким-либо
своим делом, а другому — своим. Более
того, Платон предложил, как бы сейчас
сказали, тест на профессиональную
пригодность к солдатской службе.

Еще
более известно учение Гиппократа о
четырех типах «красиса», ученый заметил
и описал типические различия в поведении
человека. Древнегреческий философ
Аристотель, живший чуть позже Гиппократа,
в своих работах (напри­мер, в «Этике»)
значительное место уделил анализу
групповых различий, в том числе видовых,
расовых, половых и социальных, проявляющихся
в психике и морали. Он связывал их отчасти
с врожденными факторами. Аристотель
описал людей, обладающих либо избытком,
либо дефицитом вспыльчивости, смелости,
стыдливости и др.

После
длительного периода затишья в изучении
данной темы, характерного для Средневековья,
новый импульс оно получило благодаря
педагогам и просве­тителям XVIII-XIX вв.
— Ж. Ж. Руссо, Песталоцци, Гербарту, К.
Д. Ушинскому — в связи с изучением
индивидуальности ребенка, его способностей.
Однако все это было связано с наблюдением,
а не количественным измерением
обнару­живаемых различий. Поразительно,
но первое систематическое измерение
индиви­дуальных различий осуществили
вовсе не психологи и философы, а астрономы.

В
1796 г. Мэскелин, астроном Гринвичской
астрономической обсерватории, уволил
своего ассистента, потому что тот
зафиксировал (с помощью своего зре­ния)
прохождение звезды на секунду позже,
чем он сам. В 1816 г. кенигсбергский астроном
Бессель прочитал об этой истории и
заинтересовался индивидуальны­ми
особенностями вычислений, производимых
разными наблюдателями. Сопо­ставив
данные нескольких из них, он установил
определенные различия. С появ­лением
хронографов и хроноскопов во второй
половине XIX в. это получило более
объективное подтверждение и заставило
физиологов заняться изучением психи­ческих
различий между людьми, в частности по
«времени реакции». Поэтому экспериментальная
психология, послужившая фундаментом и
для дифферен­циальной психологии,
возникла, по существу, из недр
физиологических исследо­ваний,
проводившихся Вебером, Фехнером,
Гельмгольцем, Гальтоном, наконец,
Вундтом, создавшим первую экспериментальную
лабораторию для проведения психологических
исследований.

Вундт. Он
открыл первую лабораторию экспериментальной
психологии в Лейпциге 1879 г. Это оказало
существенное влияние на развитие
экспериментальной психологии. В
лаборатории изучались зрительные и
слуховые впечатления, скорости реакций,
ассоциаций и др. Первоначально
психологами-экспериментаторами
игнорировались индивидуальные различия
и рассматривались как «случайные»
отклонения. Однако вклад экспериментальной
психологии в дифференциальную психологию
заключается в том, что было продемонстрировано,
что психологические феномены доступны
для объективного и даже количественного
изучения. Это было необходимо, чтобы
возникло изучение индивидуальных
различий.

Влияние
биологии
.
В конце 19 века под влиянием дарвиновской
теории возрос интерес к сравнительному
анализу, предполагающему наблюдение
за тем, как одни и те же качества
проявляются у представителей разных
видов. Особенно важными для дифференциальной
психологии являются исследования Ф.
Гальтона, наиболее знаменитого
последователя Дарвина. Гальтон первым
попытался применить эволюционные
принципы изменчивости, отбора и
приспособляемости к исследованию
человеческих индивидов. Научные интересы
Гальтона были свзаны с изучением
наследственности (книга «Наследственный
гений»). Для Гальтона стало очевидным,
что для определения степени сходства
между индивидуумами их можно измерять
– каждого в отдельности, сравнивать
друг с другом, изучать большие группы.
Для этих целей Гальтон разработал
многочисленные процедуры и тесты. (книги
«Исследование человеческих способностей»
). Новаторским было изучение Гальтоном
индивидуальных и групповых различий
образного мышления.

Развитие
статистического метода. 
Статистический
анализ является одним из основных
средств, которые использует дифференциальная
психология. Гальтон предпринял попытки
адаптировать многочисленные математические
процедуры для обработки данных по
индивидуальным различГальтон занимался
проблемами нормального распределения
и корреляции. Карл Пирсон, который был
студентом Гальтона, разработал
математический аппарат теории корреляции.

Тестирование
в психологии. 
Наряду
со статистикой, психологическое
тестирование является важным средством
дифференциальной психологии. После
Гальтона следующий этап в развитии
психологического тестирования связан
с именем Джеймса Маккина Кэттелла. В
своих работах Кэттелл объединил два
параллельно развивающихся течения:
экспериментальную психологию и
психологию, основанную на измерении
индивидуальных различий. Кэттелл учился
в доктарантуре в лаборатории В.Вундта.
Затем читал лекции в Англии и общался
с Гальтоном. Вернувшись в Америку,
Кэттелл организовал лабораторию для
занятий экспериментальной психологией,
активно распространял методики
психологического тестирования. Понятие
«интеллектуальный тест» впервые
появилось в работах Кэттелла в 1890 г.

Затем
появились тесты Бине-Симона, Стенфорда-Бине
и др. Появились понятия тестовые нормы,
надёжность теста.

К
началу 19 века диффренциальная психология
начала обретать конкретные формы. В
1895 г. Бине и Генри опубликовали статью
«Психология индивидуальности», которая
представляет собой первый систематический
анализ целей, предмета и методов
дифференциальной психологии. В качестве
главных проблем дифференциальной
психологии авторы указали изучение
природы и степени индивидуальных
различий в психических процессах и
выявление взаимосвязи психических
процессов человека, чтобы классифици­ровать
качества и определить среди них
фундаментальные.

Основателем
дифференциально-психофизиологического
направления как само­стоятельной
научной дисциплины считается Уильям
Штерн. В 1900 г. он выпус­тил книгу «О
психологии индивидуальных различий:
идеи к дифференциальной психологии».
При переиздании (1911 г.) она вышла уже под
другим названием — «Дифференциальная
психология и ее методические основы».

У.
Штерн интересовала природа раз­личий
между людьми, поэтому он обратился к
наследственности, климату, соци­альному
или культурному уровню развития,
образованию и другим факторам.

В
1903 г. вышла книга Томсона «Индивидуальные
различия полов», в которой впервые были
изложены результаты всеобъемлющего
тестирования мужчин и жен­щин,
проводившегося в течение нескольких
лет. Тогда же появились исследова­ния
различий расовых групп.

Перспектива
концептуальных обобщений

Зона
ближайшего развития дифференциально-психологической
теории определяется характером
методологических задач первостепенной
важности. Так, многие исследователи
отмечают, что развитие программы по
изучению структуры человеческого генома
приближается к своей завершающей стадии
— определению причинно-следственной
взаимосвязи между генетическим и
психологическим уровнем признаков
индивидуальности. Сейчас уже очевидно,
что различия между людьми уходят корнями
в генетические основы личности. На
современном этапе важность приобретает
не простая констатация факта наличия
связи между геном и соответствующим
поведенческим признаком, но выявление
последствий определенной локализации
гена в генетической структуре (Натег,
1997). Следующим шагом после принятия
положения о связи между отдельным геном
и индивидуальными, в том числе личностными,
различиями становится положение о том,
что генетическое влияние не фатально
предопределяет поведение человека, но
выражается в подтвержденном статистическими
моделями предположении о необходимости
учета этого влияния для определенного
спектра в диапазоне поведенческой
изменчивости (Lykken et ai, 1993). Здесь очень
важно подчеркнуть, что речь идет, в
основном, о группах, а не об отдельных
субъектах.

С
другой стороны, концепции о генетической
детерминации личностных черт встречаются
с экспериментально подтвержденными
социальными психологами и
интерак-ционистски-ориентированными
исследователями фактами о силе воздействия
на поведение личности ситуационных
переменных (Posner, Levitin, 1997). Возникает
необходимость интегрирования полученных
относительно разных уровней индивидуальности
данных в единую, концептуально и
эмпирически непротиворечивую, модель.
Вполне возможно, что теоретической
основой для разработки такой модели
окажется иерархический подход,
рассматриваемый в контексте динамической
организации процессов функционирования
индивидуальности на нижних и верхних
уровнях. Основой для этого прогноза
может послужить разделяемая многими
исследователями точка зрения, прекрасно
сформулированная М. Познером и Д.
Левитиным:

Хотя
диапазон человеческих различий кажется
бесконечным, они, эти различия, включены
в систему, конечную в своем генетическом,
анатомическом и фенотипическом
определении (Posner, Levitin, 1997, p. 103).

Экспериментальная
перспектива

Многократное
увеличение степеней свободы концептуального
мировоззрения требует усложнения
эмпирических процедур, выступающих в
роли естественных ограничителей
неопределенности абстрактных теоретических
конструкций. Развитие математической
базы психометрических концепций идет
рука об руку с совершенствованием
аппаратур-но-измерительных технологий.
Возможности метода генетического
картирования позволяют увидеть
составленный Природой алфавит, лежащий
в основе генетически определяемых
тенденций поведения и свойств
индивидуальности. Использование
компьютерной томографии (основанной
на технике магнитного резонанса) уже
сейчас дает возможность зафиксировать
очевидные различия — на основе анализа
специфики в движении потоков крови по
сосудам мозга — между людьми с высоким
уровнем агрессии и остальной выборкой
(Кате, 1993).

Конечно,
открытие и использование новых методов
измерения — математических и технических
— вызовет неизбежные изменения как в
теоретических моделях, так и в практических,
прикладных следствиях, сопровождающих
научные изыскания.

Жизненные
перспективы дифференциальной психологии

Выявление
реальных механизмов, формирующих
различия между людьми, позволяет
обратиться к природе взаимовлияния
трех важнейших факторов человеческой
жизни — генетической предрасположенности,
социального обусловливания и структур
Субъективного Жизненного Опыта,
дифференцирующих и интегрирующих в
процессе развития человека воздействие
Природы и Социума. Оформленное в удобном
для практического использования виде
научное знание о человеческих различиях
становится уже сейчас базой для создания
программ обучения, позволяющих соотнести
высший уровень развития навыков с
потенциальными возможностями субъекта;
для разработки методов медицинской —
в том числе, психиатрической и
психотерапевтической — коррекции
неблагоприятных природных и социальных
влияний на индивидуальное поведение;
наконец, для внедрения превентивной
диагностики, способствующей выявлению
на ранних стадиях формирования
патологических деформаций характера
и личности в целом.

Разумеется,
это лишь некоторые тренды в вероятностном
будущем дифференциальной психологии,
позволяющие увидеть наиболее близкие
точки интеграции знаний внутри
дифференциального аспекта человековедения.
В качестве общего вывода, фиксирующего
движение мысли в сторону ближайшего
будущего, можно сформулировать
предположение о том, что сто лет развития
дифференциальной психологии в преддверии
XXI века становятся прологом появления
интегральной Науки о Человеческих
Различиях.

Эволюционная психология развития — Повторно опубликованная Википедия // WIKI 2

Применение основных принципов дарвиновской эволюции для понимания развития человеческого поведения и познания

Эволюционная психология развития ( EDP ) — это исследовательская парадигма, которая применяет основные принципы эволюции путем естественного отбора для понимания развития человеческого поведения и познания. Он включает изучение как генетических, так и экологических механизмов, лежащих в основе развития социальных и когнитивных компетенций, а также эпигенетических (взаимодействия генов и окружающей среды) процессов, которые адаптируют эти компетенции к местным условиям. [1]

EDP рассматривает как надежно развивающиеся, типичные для вида особенности онтогенеза (адаптацию развития), так и индивидуальные различия в поведении с эволюционной точки зрения. В то время как эволюционные взгляды склонны рассматривать большинство индивидуальных различий как результат случайного генетического шума (побочные продукты эволюции) [2] и / или идиосинкразии (например, группы сверстников, образование, соседство и случайные встречи) [3] EDP ​​утверждает, что естественный отбор может способствовать появлению индивидуальных различий через «адаптивную пластичность развития», а не продукты естественного отбора.» [1] [4] С этой точки зрения, человеческое развитие следует альтернативным стратегиям жизненного цикла в ответ на изменчивость окружающей среды, а не следовать одной типичной для вида модели развития. [1]

EDP близко связаны с теоретической основой эволюционной психологии (EP), но также отличаются от EP в нескольких областях, включая акцент на исследованиях (EDP фокусируется на адаптации онтогенеза, а не на адаптации взрослой жизни) и рассмотрение ближайших онтогенетических и экологических факторов (i ,д., как происходит развитие) в дополнение к более важным факторам (то есть, почему происходит развитие), которые находятся в центре внимания основной эволюционной психологии. [5]

Энциклопедия YouTube

  • 1/5

    Просмотры:

    1300421

    589135

    87101

    574

    74 591

  • ✪ Рост знаний: ускоренный курс психологии № 18

  • ✪ Эволюционное развитие: Куриные зубы — Ускоренный курс биологии № 17

  • ✪ Подсказки об эволюции нашего выдающегося ума: Томас Саддендорф на TEDxUQ

  • ✪ Эволюционное объяснение поведения (отвращение)

  • ✪ «Школа — это тюрьма!» — Интервью с доктором Питером Грей на Freedomain Radio

Даже если ты меня не видишь, ты знаешь, что
Я говорю с вами.И я, наверное, могу
убедить вас, что этот сосуд с водой
и в этой емкости с водой такой же
количество воды, которое они делают, даже если
они не выглядят так, как они.
И вы увидите, что я оставил свою рыбу-удильщика
меня. Если бы кто-то переместил его без моего
зная, вы справедливо ожидаете, что я буду искать
это первое место, где я его оставил.
… Nnnugh !!
Вы можете понять все эти вещи, потому что
вы далеко продвинулись по пути когнитивного развития.
Ваши родители будут гордиться. Но был
время в вашей жизни, во всех наших жизнях, когда
такие простые концепции совершенно сбивали с толку.Конечно, многое влияет на то, как
ум и его отношения с миром растут
со временем.
И наша генетика, и окружающая среда начинаются
повлиять на наше развитие задолго до того, как мы
даже родились, и они продолжают влиять
наше обучение до того дня, когда мы умрем.
И хотя мы родились почти с
такое же количество клеток мозга, которое у нас когда-либо будет,
наш полный набор оборудования для мозга занимает годы
укрепляться по мере роста наших нейронных сетей
сложный.
Изучение наших физических изменений, когнитивных,
социальные и эмоциональные изменения в нашем
всю жизнь — от дородового до подросткового и до
после выхода на пенсию — называется развивающим
психология.Это то, как мы становимся такими, какие мы есть.
И начинается с роста знаний
сам: процесс, благодаря которому вы становитесь
ловля рыбы-удильщика-оценка воды
peekaboo-master, которым вы являетесь сегодня.
[Вступление]
С возрастом мы склонны следовать последовательности
изменения в поведении и внешности, называемые
созревание. На всех по-разному
по личному опыту, конечно, но
все мы разделяем врожденные генетические тенденции роста.
Мы переворачиваемся перед тем, как сесть, мы сидим раньше
стоять, и мы стоим перед тем, как идти, и мы
прогуляйтесь перед брейк-дансом.Тоже самое
применимо к нашему когнитивному развитию — как
мы учимся думать, знать, помнить и общаться.
И если вы собираетесь говорить о когнитивном развитии,
Вы должны начать с Жана Пиаже, развивающего
экстраординарный психолог.
Пиаже был из Швейцарии, где был добр
вундеркинд и получил докторскую степень по зоологии
в 1918 году начал заниматься психоанализом Фрейда.
После окончания уехал работать во Францию.
по методике проверки детских способностей
и способности. Во время проведения этих тестов
Пиаже начал замечать, как младшие дети
давать неправильные ответы на определенные вопросы.Он был очарован тем, что дети
определенного возраста постоянно уделяли особое внимание
ошибки, которых не делали дети старшего возраста и взрослые.
Как будто младшие дети действительно
трудно понять идею, которую я только что показал
вы, что в этом контейнере столько же
воды в нем, как в этом контейнере. Или это
этот ряд монет имеет тот же номер, что и этот
строка.
В то время как другие могли отклонить их как
детские ошибки, Пиаже предположил, что
потому что люди проходят определенные стадии
когнитивного развития и интеллектуального
прогрессия.Его основная игра спрашивала: «Как
знания растут? ‘
Он предположил, что по мере нашего роста и борьбы за
осмыслить наш опыт, мы создаем схемы,
или ментальные рамки, которые помогают интерпретировать информацию.
Схемы похожи на концепции, начиная от физических
такие вещи, как птицы, шляпы и повязки на глаза
к абстрактным идеям вроде дружбы и предательства.
И мы постоянно стремимся к познавательному
равновесие или гармония между нашими мыслями
процессы и нашу среду, которые
всегда дает нам что-то новое для размышления
и приспособиться к.Пиаже предложил нам адаптироваться к новому опыту
через два процесса, которые тесно связаны
— ассимиляция и размещение.
Когда мы усваиваем новый опыт, мы интерпретируем
их с точки зрения наших существующих схем. Так
если малыш никогда не видел оленя, но
схему для лошади, она может назвать первый
оленя она видит лошадью. Она хочет соответствовать этому
в ее понимании.
Но с большим количеством взаимодействий в мире наши
умы расширяются, чтобы приспособиться к
новый опыт. Так скоро этот ребенок
понимает, что олени — это не просто лошади, и
она корректирует свою схему.Оттуда она
уметь отличить Бэмби
и Black Beauty в кратчайшие сроки.
Но наша база знаний растет таким образом, что
намного сложнее, чем эти два
шаги, и Пиаже знал это. Он продолжил
разработать четырехступенчатую теорию когнитивного развития
это описало, как мы учимся на разных этапах
нашей жизни.
Он назвал первую стадию сенсомоторной стадией,
который начинается при рождении и продолжается до
около двух лет. Это время, когда младенцы
познавать мир своими чувствами
и действия.Касаясь, хватая и глядя
и слух. И кладет им в рот.
Насколько я могу судить, в основном просто помещаю
вещи во рту.
Младенцы могут бояться незнакомцев,
кажется, живут только настоящим и имеют
чтобы увидеть что-то, чтобы знать, что это существует. Это делает
их очень легко обмануть, если тебе это нравится
— Я имею в виду, если у вас есть опыт работы с младенцами,
просто подумайте об этом: бросьте одеяло
пустышка шестимесячного ребенка, и они думают
он исчез.
Им не хватает постоянства объекта, осознания
что вещи все еще существуют, когда их нет
зрение.И все же мы развиваемся так быстро, что
всего через месяц или два этот ребенок уже
лучше понимает, что предметы и люди
не исчезают только потому, что они спрятаны.
Постоянство объекта, по мнению Пиаже, было одним
из основных достижений сенсомоторной
этап.
Вторая фаза развития Piaget
это «предоперационная стадия», и он считал
это началось около двух лет и продолжалось
шесть или семь лет. Дело в детях
в этом возрасте все дело в них.
предоперационный этап характеризуется «эгоцентризмом»
что определяет большую часть того, что думает ребенок, и
говорит.Детям трудно представить себе чужое
точки зрения, настолько, что когда я был
ребенок, если вы спросите меня, есть ли у меня брат,
Я бы сказал: «Конечно, Джон», но если бы ты спросил меня
если бы у Джона был брат, я бы сказал: «Нет, у меня нет
думаю так.’
Эгоцентризм, конечно, никогда полностью не исчезает,
даже у взрослых, которые понимают, как в целом
братская вещь работает.
Предоперационный этап также отмечен
способность ребенка мысленно представлять предметы
и события со словами и изображениями и притворяться
играет в их воображении.Они большие в
теперь анимизм, и верю своему любимому кролику,
Бэтмен или чучело удильщика имеет чувства
и мнения и, возможно, намерение поцеловать
или убить тебя, когда ты спишь — в зависимости
от того, как они себя чувствуют.
Еще много изгибов, над которыми нужно работать.
Пиаже предполагает, что на ранней стадии
дети еще не понимают концепцию сохранения
— как 500 миллилитров это то же самое, что
500 миллилитров в любой емкости
это в.
Они также могут бороться с понятием
обратимость.Им сложно мысленно
обратить вспять процесс, с помощью которого шар глины
разбитую квартиру можно скатить обратно в шар.
Это концепция, для понимания которой требуется время.
И обе эти проблемы связаны с
«Центрация» — склонность ребенка к фиксации
только по одному аспекту проблемы или объекта
— как форма емкости или глины.
Но во второй половине второго этапа
начинают цвести. Дети начинают формировать свои
теория разума или способность понимать других
чувства, мысли и восприятие людей-
а также свои собственные — а также как предсказать
поведение… как вспомнить когда мой удильщик
переехал, когда я не смотрел? Ребенок в
на этом этапе начнется осознание того, что пока
она знает, что рыба на новом месте,
Я не знаю, что это было перемещено, поэтому, когда я начинаю
искать его, она будет ожидать, что я посмотрю где
он изначально был, а не куда был перемещен
к.
Эти новые навыки работы с людьми имеют все виды
отличные приложения от попытки убедить
твоим родителям: «ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ МНЕ ЭТО ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ
ПЕЧЕНЬЕ, КОТОРЫЙ Я ТАК НУЖДАЮ! «Для показа
сочувствие, что лучше — и утешение
другим, когда они кажутся грустными.Пиаже назвал третий этап развития
— начиная примерно с шести или семи лет и продолжаясь
до одиннадцати или двенадцати — «Конкретный оперативный
Стадия’. Дети начинают мыслить логически
о конкретных событиях, которые они на самом деле
опытный. И в отличие от детей в более раннем
фаза, зацикливание на вопросах центрации,
дети на этом этапе испытывают «децентрацию»,
и научитесь видеть за пределами одного аспекта
объекта или проблемы.
Итак, теперь проблемы с обратимостью и сохранением.
просто перестанут быть проблемами.И последний из
Четыре этапа Piaget — это формальная операционная
Этап », который начинается примерно в двенадцать и несет
нас всю оставшуюся жизнь. К настоящему времени
наши рассуждения расширяются, чтобы включить больше
абстрактное мышление, решение проблем и гипотетические
вопросы.
Теперь четырехступенчатая модель Piaget подверглась критике.
для чрезмерного упрощения и для того, чтобы быть
слишком жесткий в том, как классифицирует определенные способности
по возрасту. Сегодня, например, исследователи
обнаружил эти фазы в более раннем возрасте, чем
Пиаже когда-либо делал — иногда намного раньше — как
некоторые типы постоянства объектов были
наблюдается у трехмесячных детей.Психологи также видят в развитии нечто большее.
непрерывного процесса, а не серии
ступеней. Но даже Пиаже понял
что его этапы не были такими фиксированными, как он делал
они звучат.
И он был не единственным парнем в квартале, говорящим
о развитии. Например, его современник,
Белорусский психолог Лев Выготский имел
некоторые собственные идеи. Пока Piaget сосредоточился
о том, как растет ум ребенка, взаимодействуя с
свое физическое окружение, подчеркивал Выготский
как раннее развитие происходит через родителей
обучение и взаимодействие с социальной средой.Он меньше верил в определенные этапы и больше в
идея о том, что взрослые, обеспечивающие уход, обеспечивают
своего рода строительные леса, которые помогают детям лазать
на более высокий уровень мышления и обучения.
Вготский много внимания уделял языку
как способ придать значение вещам, и
он также предложил способы развития детей
могут действительно различаться в зависимости от культуры.
В конце концов, есть место для множества разных
теории, но, возможно, величайший
достижение развивало теоретическую глубину
в концепции, что дети действительно думают очень
иначе, чем взрослые.Этот факт помог многим родителям и
учителей, и его работа вызвала новую эру
исследования в этой области. В то время как Пиаже не был
единственный разработчик или даже первый,
он определенно один из самых влиятельных,
и остается актуальной по сей день.
По мере развития мозга и разума у ​​детей,
то же самое делают их социальные, эмоциональные и моральные
поведение. Как воспитывают и заботятся о ребенке
потому что может оказать глубокое влияние на их личность
позже в жизни, это то, что мы посмотрим
на следующей неделе.Однако на этой неделе вы узнали, как мы используем
схемы, ассимиляция и приспособление к
разобраться в мире вокруг нас и о
Четырехступенчатая теория когнитивного развития Пиаже,
в том числе сенсомоторный, предэксплуатационный, бетонный
операционные и формальные операционные периоды,
и о теории строительных лесов Вготского.
Спасибо за просмотр, особенно всем
наши подписчики Subbable — вы причина
что мы можем это сделать, спасибо. Если бы ты
хотели бы спонсировать выпуск Crash Course,
или даже быть анимированным в следующем эпизоде,
просто зайдите в subbable.ком.
Этот эпизод написала Кэтлин Йель,
под редакцией Блейка де Пастино и нашего консультанта
доктор Ранджит Бхагват. Наш директор и редактор
Николас Дженкинс, руководитель сценария
Майкл Аранда, который также является нашим звукорежиссером,
а команда графики — Thought Cafe.

Содержание

История

Развитие и развитие

Как и основная эволюционная психология, EDP уходит корнями в теорию естественного отбора Чарльза Дарвина. Сам Дарвин делал упор на развитие, используя процесс эмбриологии в качестве доказательства в поддержку своей теории. [6] [7] [8] Из Происхождение человека :

«Человек развивается из семяпочки … которая ничем не отличается от семяпочек других животных. Эмбрион сам по себе в очень ранний период едва ли можно отличить от других представителей царства позвоночных ». [7]

Дарвин также опубликовал свои наблюдения за развитием одного из своих сыновей в 1877 году, отметив эмоциональное, моральное и языковое развитие ребенка. [9]

Несмотря на этот ранний акцент на процессах развития, теории эволюции и теории развития долгое время рассматривались как отдельные или даже противоположные друг другу (дополнительные сведения см. В разделе «Природа против воспитания»). С момента появления современного эволюционного синтеза эволюционная теория была в первую очередь «геноцентричной», и процессы развития часто рассматривались как случайные. [8] Оценка развития эволюционного биолога Ричарда Докинза в 1973 году иллюстрирует этот сдвиг: «Детали процессов эмбриологического развития, какими бы интересными они ни были, не имеют отношения к эволюционным соображениям.» [10] Точно так же социобиолог Э. О. Уилсон считал онтогенетические вариации» шумом развития «. поскольку эмбриология и системы развития впоследствии перешли в эволюционную биологию развития. [13]

Эволюционные перспективы в психологии развития

Несмотря на минимизацию разработок в эволюционной теории, ранняя психология развития находилась под влиянием эволюции.И теория эволюции Дарвина, и принципы онтогенеза Карла Эрнста фон Бэра сформировали ранние мысли в психологии развития. [12] Вильгельм Т. Прейер, пионер детской психологии, был сильно вдохновлен работами Дарвина и подошел к умственному развитию детей с эволюционной точки зрения. [14]

Однако эволюционная теория оказала ограниченное влияние на психологию развития в целом, [15] , и некоторые авторы утверждают, что даже ее раннее влияние было минимальным. [16] Психология развития, как и социальные науки в целом, долгое время сопротивлялась эволюционным теориям развития [15] (за некоторыми заметными исключениями, такими как работа Джона Боулби по теории привязанности). [17] Эволюционные подходы к человеческому поведению считались и в некоторой степени продолжают считаться формой генетического детерминизма и игнорирования роли культуры и опыта в формировании человеческого поведения (см. Стандартную модель социальных наук). [15] [18]

Одна группа психологов развития, принявших эволюционные перспективы, — это нативисты, которые утверждают, что младенцы обладают врожденными когнитивными механизмами (или модулями), которые позволяют им приобретать важную информацию, такую ​​как язык (например, яркий пример, см. универсальную грамматику). [19] [20]

Эволюционная психология развития

Эволюционную психологию развития можно рассматривать как более сфокусированную теоретическую основу, заимствованную из более широкой области эволюционной психологии (ЭП).Основная эволюционная психология выросла из более ранних движений, которые применяли принципы эволюционной биологии для понимания разума и поведения, такие как социобиология, этология и поведенческая экология, [15] отличаясь от этих более ранних подходов, сосредоточив внимание на выявлении психологических адаптаций, а не на адаптационных. поведение. [21] Хотя теория EDP в целом совпадает с теорией основного направления EP, ее отличает сознательное стремление примирить теории как эволюции, так и развития. [15] Теория EDP расходится с основной эволюционной психологией как в степени важности влияния окружающей среды на поведение, так и в том, как эволюция повлияла на развитие человеческой психологии. [15]

Сторонники EDP утверждают, что психологи-эволюционисты, признавая роль среды в формировании поведения и заявляя о ее последствиях, редко разрабатывают явные модели (т. Е. Предсказания того, как среда может формировать поведение), чтобы поддерживают их претензии. [15] EDP стремится таким образом отличить себя от основной эволюционной психологии, охватывая подход системного развития и подчеркивая, что функция на одном уровне организации (например, генетическом уровне) влияет на организацию на смежных уровнях организации. Теоретики систем развития, такие как Роберт Ликлитер, указывают на то, что продукты развития являются как генетическими, так и эпигенетическими, и ставят под сомнение строго геноцентрический взгляд на эволюцию. [22] [23] Однако некоторые авторы опровергли утверждение о том, что основные эволюционные психологи не интегрируют теорию развития в свои теоретические программы, и дополнительно подвергли сомнению ценность теории систем развития [24] (см. Критика ).

Кроме того, психологи-эволюционисты уделяют особое внимание исследованиям психологического развития и поведения на протяжении всей жизни. Пионеры EDP противопоставляют свою работу работе основных эволюционных психологов, которые, как они утверждают, сосредоточены в первую очередь на взрослых, особенно на поведении, связанном с социализацией и совокуплением. [1]

Эволюционные психологи развития работали над объединением эволюционных теорий и теорий развития, пытаясь синтезировать две теории, не отказываясь от теоретических основ каждой из них.Это усилие проявляется в типах вопросов, которые задают исследователи, работающие в парадигме EDP; Что касается четырех категорий вопросов Николааса Тинбергена, EP обычно фокусируется на эволюционных («Почему») вопросах, тогда как EDP явно интегрирует ближайшие вопросы («Как»), предполагая, что более глубокое понимание первой категории даст понимание последний. [25] См. В следующей таблице обзор вопросов Тинбергена.

Последовательный vs.Статическая перспектива
Исторический / развивающийся

Объяснение текущей формы в хронологической последовательности

Текущая форма

Пояснение к существующему виду видов

Как и почему Вопросы Примерно

Как функционируют отдельные структуры организма

Онтогенез

Развивающие объяснения изменений у людей , от ДНК до их нынешней формы

Механизм

Механистические объяснения того, как работают структуры организма

Эволюционный

Почему вид развил структуры (адаптации), которые он имеет

Филогения

История эволюции последовательных изменений видов на протяжении многих поколений

Адаптация

Видовой признак, который развился для решения проблемы воспроизводства или выживания в среде предков.

Основные допущения

Следующий список резюмирует общие теоретические предположения EDP.Из «Эволюционной психологии развития», [1] в Справочник по эволюционной психологии :

  1. Все эволюционно влияющие характеристики фенотипа взрослых людей развиваются, и это требует изучения не только функционирования этих характеристик у взрослых, но и их онтогенеза.
  2. Все эволюционирующие характеристики развиваются посредством непрерывных и двунаправленных взаимодействий гена и окружающей среды, которые возникают динамически с течением времени.
  3. Младенцы и дети естественным отбором подготавливаются к обработке одной информации с большей готовностью, чем другой.
  4. Развитие сдерживается генетическими, экологическими и культурными факторами.
  5. Младенцы и дети демонстрируют высокую степень пластичности развития и адаптивной чувствительности к контексту.
  6. Для изучения сложностей человеческих социальных сообществ необходимо продолжительное детство.
  7. Многие аспекты детства служат подготовкой к взрослой жизни и были выбраны в ходе эволюции (отложенные адаптации).
  8. Некоторые характеристики младенцев и детей были выбраны для выполнения адаптивной функции в определенные периоды развития, а , а не , в качестве подготовки к взрослой жизни (онтогенетические адаптации).

Адаптация к развитию

EDP предполагает, что естественный отбор создает адаптации к определенным стадиям развития, а не только определяет взрослые состояния. [1] [5] [8] Часто исследователи EDP стремятся определить такие адаптации, которые подразделяются на отложенные адаптации, онтогенетические адаптации и условные адаптации. [1]

Отложенные адаптации

Некоторые виды поведения или черты характера, проявленные в детстве или подростковом возрасте, могли быть выбраны для подготовки к взрослой жизни, тип адаптации, который психологи-эволюционисты назвали «отложенной адаптацией». [26] Половые различия в детских играх могут быть примером этого типа адаптации: более высокая частота «грубых» игр среди мальчиков, а также различия в содержании фантазийных игр (межкультурно, [27] ] девочек больше участвуют в родительских играх, чем мальчики), [28] , по-видимому, служит ранней подготовкой к тем ролям, которые мужчины и женщины играют во многих существующих современных обществах, и, предположительно, они играли на протяжении истории эволюции человека. [1]

Онтогенетические адаптации

В отличие от отложенных адаптаций, которые предназначены для подготовки людей к будущей среде (т.д., зрелость), онтогенетические адаптации адаптируют индивидов к их текущей среде. [5] Эти адаптации выполняют определенную функцию в течение определенного периода развития, после чего от них отказываются. Онтогенетические адаптации могут быть физиологическими (например, когда эмбрионы млекопитающих получают питание и кислород из плаценты до рождения, но больше не используют ее после рождения) и психологическими. [1] Дэвид Ф. Бьорклунд утверждал, что имитация лицевых жестов младенцами, которая имеет предсказуемое окно развития и, казалось бы, разные функции в разном возрасте, свидетельствует о том, что это онтогенетическая адаптация. [29]

Условные приспособления

EDP подчеркивает, что дети демонстрируют значительную пластичность развития, и предлагает особый тип адаптации, способствующий пластичности адаптивного развития, называемый условной адаптацией. Условная адаптация обнаруживает и реагирует на соответствующие сигналы окружающей среды, изменяя пути развития таким образом, чтобы лучше адаптировать человека к его конкретной среде. Эти адаптации позволяют организмам реализовывать альтернативные и случайные стратегии жизненного цикла в зависимости от факторов окружающей среды. [30]

Сопутствующие исследования

Социальное обучение и эволюция детства

Гипотеза социального мозга (или Макиавелли) утверждает, что появление сложной социальной среды (например, больших размеров групп) послужило ключевым давлением отбора в эволюции человеческого интеллекта. [31] У приматов более крупный мозг приводит к удлинению юношеского периода, [32] , и некоторые авторы утверждают, что люди эволюционировали (и / или увеличили) новые стадии развития, детство и юность, [33] в ответ на возрастающую социальную сложность и сложное социальное обучение. [1] [34]

Хотя многие виды в определенной степени демонстрируют социальное обучение и, по-видимому, обладают поведенческими традициями (т. Е. Культурой), люди могут передавать культурную информацию многим поколениям с очень высокой точностью. [35] Высокоточное культурное обучение — это то, что, по мнению многих, необходимо для кумулятивной культурной эволюции, [36] [37] и окончательно наблюдается только у людей, хотя аргументы приводились в пользу шимпанзе, орангутангов, и новокаледонские вороны. [35] [38] Исследователи, ориентированные на развитие, предположили, что чрезмерное подражание поведенческим моделям способствует культурному обучению, [39] феномен, который возникает у детей в возрасте трех лет [40] и, по-видимому, отсутствует у шимпанзе. [41]

Сотрудничество и общественность

Поведение, которое приносит пользу другим членам социальной группы, особенно те, которые кажутся дорогостоящими для просоциального или «альтруистического» индивида, привлекли значительное внимание дисциплин, заинтересованных в эволюции поведения. [42] Майкл Томаселло утверждал, что сотрудничество и просоциальность являются эволюционировавшими характеристиками человеческого поведения, [43] ссылаясь на появление «помогающего» поведения на раннем этапе развития (наблюдаемого у 18-24-месячных младенцев) как на часть свидетельство. [44] Исследователи, изучающие онтогенез и эволюцию экспериментов по дизайну сотрудничества между людьми, призванные выявить просоциальность младенцев и маленьких детей, а затем сравнить показатели детей с показателями других животных, обычно шимпанзе. [1] В то время как некоторые виды помогающего поведения, проявляемые младенцами и маленькими детьми, наблюдались и у шимпанзе, дети дошкольного возраста, как правило, проявляют большую просоциальность, чем взрослые шимпанзе, выращенные как на людях, так и на полувольном выгуле. [45]

Стратегии жизненного цикла и пластичность развития

Исследователи

EDP подчеркивают, что разработанные стратегии зависят от контекста в том смысле, что стратегия, оптимальная в одной среде, часто оказывается неоптимальной в другой.Они утверждают, что это приведет к естественному отбору, благоприятствующему «адаптивной пластичности развития», что позволит организму изменять траекторию своего развития в ответ на сигналы окружающей среды. [1] [4]

С этим связана идея стратегии жизненного цикла, которая может быть концептуализирована как цепочка решений о распределении ресурсов (например, выделение ресурсов на рост или воспроизводство), которые организм делает. [1] Биологи использовали теорию истории жизни, чтобы охарактеризовать межвидовые различия в распределении ресурсов в терминах быстро-медленного континуума (см. Теорию выбора r / K), [46] и, в последнее время, некоторых антропологов и психологи применили этот континуум, чтобы понять внутривидовые вариации компромиссов между репродуктивными и соматическими усилиями. [47] [48] [49]

Некоторые авторы утверждают, что детская среда и ранний жизненный опыт имеют большое влияние на определение стратегии истории жизни человека. [49] [50] Было показано, что такие факторы, как подверженность насилию, жестокое воспитание детей и непредсказуемость окружающей среды (например, частые переезды, нестабильный состав семьи), коррелируют с предлагаемыми поведенческими индикаторами «быстрой» жизни исторические стратегии [51] (e.g., раннее половое созревание, нестабильные парные отношения, импульсивность и ограниченное сотрудничество), где текущее воспроизводство имеет приоритет над будущим. [1]

Критика

Джон Туби, Леда Космидес и Х. Кларк Барретт опровергли утверждения о том, что основная эволюционная психология пренебрегает развитием, аргументируя это тем, что их дисциплина, в действительности, исключительно интересна и очень внимательна к развитию. В частности, они ссылаются на кросс-культурные исследования как на своего рода естественный «эксперимент» развития, который может выявить влияние культуры на формирование результатов развития.Авторы утверждают, что аргументы теоретиков систем развития состоят в основном из трюизмов, о которых психологи-эволюционисты хорошо знают, и что теория систем развития не имеет научной ценности, поскольку не дает никаких прогнозов. [18]

Дебра Либерман также возражала против характеристики эволюционной психологии как игнорирующей принципы развития. Либерман утверждал, что и теоретики систем развития, и эволюционные психологи разделяют общую цель — раскрыть типичную для видов когнитивную архитектуру, а также онтогенез этой архитектуры. a b c d e f

0

09 h i j k l m 6 m 6 , Дэвид Ф; Блази, Карлос Эрнандес; Эллис, Брюс Дж (2015-10-26). a b c d e f Блази, Карлос Эрнандес; Бьорклунд, Дэвид Ф. (2003). «Эволюционная психология: Новый инструмент для лучшего понимания человеческого онтогенеза». Человеческое развитие . 46 (5): 259–281. Dunbar, R.I.M .; Шульц, Сюзанна (2007). «Эволюция Понимание примата мозга». Философские труды Королевского общества B: Биологические науки . 362 (1480): 649–58. DOI: 10,1098 / rstb.2006.2001. PMC 2346523. PMID 17301028.

.

Психология индивидуальных различий | Статья о психологии индивидуальных различий в The Free Dictionary

— разделе психологии, посвященном индивидуальным различиям между людьми. Основанием для возникновения дифференциальной психологии на рубеже 20-го века стало внедрение в психологию экспериментирования и генетических и математических методов. Ф. Гальтон (Великобритания), разработавший ряд методов и инструментов для изучения индивидуальных различий, был пионером в развитии дифференциальной психологии.Сам термин «дифференциальная психология» был введен В. Штерном (Германия) в 1900 году. Первыми крупными исследователями дифференциальной психологии были А. Бине (Франция), А. Ф. Лазурский (Россия) и Дж. Кэттель (США).

Тесты — как индивидуальные, так и групповые — широко используются в дифференциальной психологии для определения интеллектуальных различий и, с изобретением проективных тестов, для определения интересов, отношений и эмоциональных реакций. С помощью тестов выясняются факторы, характеризующие общие качества (параметры, показатели) интеллекта или личности посредством факторного анализа.На этой основе определяются качественные вариации психологических характеристик разных людей.

Вопрос о причинах психологических различий — в первую очередь, проблема относительной роли биологических и социокультурных факторов в формировании характеристик отдельных людей — был предметом самых интенсивных дискуссий на протяжении всей истории человечества. дифференциальная психология. В 1950-х и 1960-х годах интенсивно развивались новые подходы и методы, как экспериментальные, так и математические.Совершенствуется статистический анализ тестов (Дж. Гилфорд, США; Р. Кеттелл, Великобритания), изучается роль личностной ценностной ориентации, подробно выясняются психологические аспекты возрастных и половых различий.

Наряду с различиями между людьми в интеллектуальной сфере, широко изучаются различия в творческих и организационных способностях, в общей структуре личности и в мотивации. Изучаются корреляции между психологическими характеристиками, с одной стороны, и физиологическими характеристиками, с другой (W.Шелдон и Х. Айзенк, Великобритания). В СССР работы в этом направлении ведутся в ряде лабораторий — например, в Институте психологии АПН СССР (исследования, проведенные Б.М. Тепловым и его коллегами на основе учения И.П. Павлова). о видах высшей нервной деятельности), Ленинградский университет, Пермский университет.

Факты и выводы дифференциальной психологии важны для решения многих практических задач, включая подбор и обучение персонала, а также диагностику и прогноз развития различных характеристик, тенденций и способностей людей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий . Москва, 1961.
Пьерон, Х. La Psychoologie différentielle , 2-е изд. Paris, 1962.
Anastasi, A. Differential Psychology , 3-е изд. Нью-Йорк, 1958.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.