Холдинг терапия при аутизме: Холдинг терапия при аутизме. Опасность и польза для детей с аутизмом

Содержание

Холдинг терапия при аутизме. Опасность и польза для детей с аутизмом

Сегодня на сайтах и форумах, посвященных аутизму, можно найти много информации, в том числе и видео, об относительно новом для постсоветского пространства методе холдинг терапии в лечении особых детей. 

Отзывы об этом явлении очень противоречивы.Mother holding her crying baby isolated

Одни родители превозносят данную процедуру и хвалятся скачками в развитии, которые начались у детей, благодаря ей.

Другие же называют людей, практикующих этот способ лечения, чуть ли не палачами и пишут о смертельной опасности этого метода.

Где истина? Давайте разбираться.

Что же такое холдинг терапия?

По-английски слово «холд» означает «держать» или «удерживать». Собственно, и придуман данный метод был в Америке в начале 80-х годов доктором Мартой Велш.

Постепенно этот способ исцеления детей распространился по всему миру. Суть терапии состоит в том, чтобы лечить ребенка родительскими объятиями.

Все бы ничего, однако данная методика допускает крепкие, практически насильственные, но не влекущие физической боли и повреждений объятия.

Считается, что тактильный контакт способствует образованию тесной связи между людьми.

Недаром ведь рекомендуется носить новорожденных на руках. Сегодня существует даже метод выхаживания недоношенных детей с помощью материнских объятий – контакт кожа к коже.

И дети действительно начинают лучше набирать вес, догонять в развитии своих доношенных сверстников.

Это все очень хорошо. Но только когда дело касается здорового ребенка.холдинг терапия при аутизме инструкторы дети ребенок родители мама папа метод занятия форум объятия противники польза противопоказания дцп эпилепсия

Восприятие мира аутистом совсем другое

Для него мама – такой же чужой человек, как и все остальные

Его организм гиперчувствителен

И мимолетные прикосновения могут причинять ему настоящую физическую боль

Даже одежда доставляет дискомфорт его телу

Что же тогда говорить о крепких объятиях, да еще и против его воли?

Считается, что холдинг терапия при работе с аутичными детьми постепенно вырабатывает у них привычку чувствовать близкий контакт с родителями.

Ожидается, что по мере проведения занятий, у аутичного ребенка будет возрастать привязанность к маме и папе, возникать эмоции и даже чувства.

Видео

Этот мультфильм — художественная фантазия на тему восприятия мира маленьким аутистом

Приверженцы метода утверждают, что так у аутистов появляется желание общаться, устанавливается контакт глаз, они учатся успокаиваться и находить защиту на руках у родителей.

Холдинг терапия проводится в спокойной обстановке без отвлекающих ребенка факторов, возможно, под приятную расслабляющую музыку, под руководством инструктора и в присутствии кого-либо из членов семьи, чаще всего отца.

Как проходит эта процедура?

Родитель садится на стул и берет малыша на колени лицом к себе, ноги ребенка свешиваются по бокам

Затем взрослый начинает обнимать его, брать за руки, говорить с ним, гладить по голове, по лицу, прижимать к себе

В процессе терапии также допускается чтение книг, стихов, пение песен, ведение диалогов

Словом, родитель всеми силами должен пытаться вызвать у ребенка положительные эмоции от такого контакта, привлекая к этой задаче все, что он любит

Если малыш пытается вырваться, нельзя его отпускать, нужно продолжать делать начатое

Главное правило – отпускать аутичного ребенка можно только тогда, когда он спокоен и доволен, но не на пике отпора

Специалистами по терапии ни в коем случае не рекомендуется это делать, чтобы в итоге у аутиста остались приятные впечатления.

Другой родитель и инструктор всегда должны находиться в комнате для подстраховки, чтобы помочь участвующему в терапии взрослому удержать ребенка.

Сторонники метода холдинга и сами признают, что поначалу такие занятия вызывают у детей-аутистов отторжение, возмущение, сопротивление, истерики.

Очень часто ребенок может царапать мать или отца, кусать, плевать, обзывать, визжать, плакать, кричать. А потом просто сдается от бессилия. И начинает принимать условия игры.

Время проведения терапии строго не регламентировано, но не менее часа. Предполагается, что за это время любой ребенок-аутист сдастся и позволит матери или отцу обнимать себя.

Инструкторы по холдинг терапии призывают родителей не бояться отпора со стороны ребенка и принимать это как норму.

Для получения результатов предусмотрен целый курс таких процедур от месяца до года и более, в зависимости от состояния маленького пациента и степени тяжести его недуга.

холдинг терапия при аутизме инструкторы дети ребенок родители мама папа метод занятия форум объятия противники польза противопоказания дцп эпилепсияЧто касается пользы холдинг терапии, то прошедшие через нее родители отмечали следующие позитивные сдвиги в поведении своих детей

Ребенок начинает сидеть на руках у родителей
Устанавливается контакт глаз
Может обращаться к маме или папе с просьбами
Возможен скачок в речевом развитии
Иногда на лицах детей появляются улыбки

Но есть и другая сторона медали.

Все-таки любое насилие, каким бы благостным оно ни было и какие бы возвышенные цели не имело, является преступлением против воли человека – физическим и моральным.

Именно по этой причине у метода холдинга так много противников.

В 2013 году в Лондоне даже прошла международная акция, посвященная борьбе с холдинг терапией.

Группа психологов, в составе которой были специалисты из Америки, России, Чехии и Англии, зачитывали доклады, делились негативными фактами о данном способе лечения аутистов, а также распространяли предупреждения об опасности метода.

Дело в том, что в 2000 году, в результате занятия по холдинг терапии, в США скончалась десятилетняя девочка. Этого вопиющего случая было достаточно, чтобы всколыхнуть общественность и восстановить ее против насильственных родительских объятий.

Форумы родителей аутистов также пестрят спорами о том, что такой крепкий холдинг не идет на пользу маленьким аутистам, более того, приносит им вред. Те, кто практиковал данную терапию, говорили о сильных истериках и откатах в развитии у детей, а также о чувстве вины и депрессивных настроениях у них самих.

Исследования показывают, что после таких насильственных объятий у многих детей-аутистов

Усиливаются стимы 
Появляются нарушения сна
Усиливается агрессия
Повышается возбудимость 

Сторонники метода относят эти «откаты» ко временным проявлениям, называют кризисом, после которого нужно ждать улучшений. И во многих случаях они действительно наступают.

У ребенка ломается стереотип поведения, он становится более контактным, начинает проявлять интерес к родителям, у него появляются эмоции.

Также следует знать о ряде противопоказаний к холдингухолдинг терапия при аутизме инструкторы дети ребенок родители мама папа метод занятия форум объятия противники польза противопоказания дцп эпилепсия

Препятствием такого рода объятиям является тяжелое соматическое расстройство, причем это ограничение касается не только ребенка, но и взрослого

Нельзя осуществлять холдинг-терапию применительно к детям с ДЦП

С осторожностью следует относиться к этому способу лечения и при наличии у ребенка эпилепсии

Решение о применении той или иной терапии в лечении ребенка-аутиста должно быть очень тщательно взвешено его родителями.

Метод может быть применим к детям лишь в том случае, если противопоказания и побочные эффекты от него минимальны, а польза несомненна. Является ли холдинг терапия для вас таковой?!

После того, как восстанавливается нервная система ребенка, он сам замечает родителей, сам просится на руки без какой-либо терапии.

И мама проходит со взрослым ребенком то, чего не получила с ребенком с аутизмом ранее.

Мы организовываем программы по восстановлению аутичных детей и детей с другими проблемами безопасными натуральными продуктами в группе мам с такими же проблемами как и у Вас

Холдинг терапия для коррекции аутизма

Холдинг терапия так же известна под названием терапия объятий, она была разработана доктором М.Welch в 1983 году для аутичных детей. Эта терапия является одним из видов психологического вмешательства, которое используется, чтобы помочь детям с РАС.

Её метод состоит из принудительного удерживания в объятиях ребёнка, пока он не перестанет сопротивляться. Терапия объятий основана на идее, что интенсивный физический и эмоциональный контакт между матерью и ребёнком наладит «сломанную» связь между ними и образует основу для нормального развития.

Существует три этапа в последовательности холдинг терапии

1. Противостояние. Мать должна крепко держать ребёнка на коленях лицом к себе стараясь смотреть в глаза. Ребёнок, как правило, на этом этапе сопротивляется — может кричать, рыдать, биться в истерике и кусаться. В момент противостояния нужно крепко держать руки малыша, чтобы он не нанёс себе вред. На этом этапе родителю нужно успокоить ребёнка, помочь выплеснуть ему негативные эмоции. Можно говорить о переживаниях, о своей любви, также важно говорить и о недовольстве связанным с плохим поведением, ребёнок должен научиться понимать разные эмоции.

2. Отказ.  Ребёнок перестаёт бороться на некоторое время, но полностью не расслабляется. На этом этапе можно рассказывать сказки, потешки, стишки, петь песни, продолжать говорить, но не отпускать.

3. Разрешение. Оно достигается, когда ребёнок полностью расслаблен, на первый взгляд он, кажется обессилен.  Этот этап считается самым лучшим для усвоения информации, так как ребёнок обретает спокойствие, он начинает смотреть в глаза, интересоваться лицом матери и с интересом слушать. Можно читать книжки, учить части тела, фигуры, животных, цвета и т.д.

Правила проведения терапии

  • Не ослабевать объятия, какое бы ни было сильное сопротивление
  • Не завершать терапию не достигнув полного расслабления!
  • Проводить терапию может любой член семьи, мама, папа, брат и т.д. В терапии может брать участие сразу несколько человек и меняться местами.
  • Проводить следует в одном и том же месте один раз в день на протяжении 6-18 месяцев.
  • При истериках и самоагрессии рекомендуется проводить 2-й сеанс холдинг терапии.
  • Если терапия проводится чужим человеком (психологом или дефектологом), ребёнка не следует удерживать к себе лицом.
  • Не следует проводить занятия при плохом самочувствии ребёнка.
  • На практике эти занятия не могут длиться от нескольких минут до нескольких часов. Как правило, длительность первого занятия составляет 1,5-2,5 часа, в некоторых случаях 4.

Положительные результаты холдинг терапии

  • Смягчается проявление аутизма: налаживается контакт с матерью, улучшается зрительный контакт, ребёнок стает более покладистым и ласковым.
  • У многих детей с РАС смягчается сверхчувствительность, наблюдается уменьшение страхов и фобий, уменьшаются самостимуляции.
  • Дети становятся более активными, появляется интерес к окружающему миру.
  • Появляется желание взаимодействия с другими людьми.
  • После 2-х недельных занятий аутический ребёнок становятся менее капризным и более послушным
  • Наблюдается прогресс в развитии речевых навыков
  • Появляется спонтанная имитация и вырабатывается указательный жест.

Терапия используется для лечения широкого спектра детей с РАС, в том числе и для детей с задержкой психоречевого развития (ЗПРР), синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).

Холдинг терапия вызывает много споров и дискуссий: одни считают такую терапию насильством и издевательством над детьми, но родители, которые её используют на протяжении нескольких месяцев, отмечают улучшения. Какое бы не было мнение специалистов, использовать эту терапию или нет решать только родителям.

Статьи в тему: 1. БОС терапия при СДВГ; 2. Какие методы используются в Израиле при лечении аутизма

методические особенности и этические аспекты применения / Альманах №19 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики

В последние годы зафиксирован стремительный рост количества детей с синдромом аутизма и расстройствами аутистического спектра. При этом до сих пор не существует единого мнения об этиологии этих расстройств, так же, как и общих, универсальных представлений об эффективных и адекватных способах их терапии.


В этих условиях наиболее продуктивным представляется анализ длительного опыта практической помощи детям с аутизмом и их семьям, об эффективности которого можно судить по результатам многолетней работы. Такой опыт, в частности, накоплен в рамках лаборатории Института коррекционной педагогики, специализирующейся на данной проблематике. Рассматривая подобный опыт, важно четко обозначить и обосновать применяемые методы работы, что, в свою очередь, позволит родителям более уверенно получать помощь, а научному сообществу трезво и адресно оценивать конкретную практику и определенные научные взгляды. Кроме того, нам необходимо отделить себя, как из принципиальных соображений, так и для оказания осмысленной и эффективной помощи родителям и детям, от научно и этически неприемлемых взглядов и практик, сложившихся на сегодняшний день в «мире» аутизма.


Метод работы, о котором идет речь в данной публикации, сформировался в результате адаптации холдинг терапии, автором которой является американский психиатр М.Велч, к отечественной системе коррекционно-развивающей работы при аутизме.


Теоретическим основанием нашего подхода к коррекции синдрома являются фундаментальные исследования О.С.Никольской [10, 11] и Е.Р.Баенской [2, 3], которые подтверждают идею о нарушении формирования системы эмоциональной организации сознания и поведения при аутизме. Признаки такого нарушения можно обнаружить у ребенка с формирующимся аутизмом в младенческом и раннем возрасте [2, 3]. Они обусловлены врожденной биологической дефицитарностью ребенка (нарушением активности и снижением порогов аффективного и сенсорного дискомфорта [10, 12]), и, к сожалению, затрудняют, искажают возможность образования ранней связи «мать-дитя». Между тем, хорошо известно, насколько важна полноценная эмоциональная связь с матерью для нормального развития ребенка [5, 6]. Именно для того, чтобы иметь возможность сформировать такую связь, или, в части случаев, сделать ее более полноценной, мы решили ввести в арсенал своих методов коррекционной помощи холдинг терапию М. Велч [14, 15].


Холдинг терапия Марты Велч


Марта Дж. Велч – доктор медицины, практикующий психиатр и исследователь, специализирующийся на детском развитии и психотерапии семейных отношений; является признанным международным авторитетом в сфере исследований детского развития и его нарушений. Доктор Велч изобрела метод, который первоначально был назван «холдинг терапией», а позже переименован автором в «метод регуляторной связи». В настоящее время данный метод используется в коррекции широкого спектра расстройств детского поведения, но его открытие и первоначальное использование было связано с практической помощью семьям, воспитывающим аутичных детей.


По описанию М. Велч, процедура холдинга состоит в следующем: мать берет ребенка на руки и удерживает его в положении, которое позволяет ей установить прямой зрительный контакт. Ребенок может некоторое время быть спокойным, но затем начинает сопротивляться контакту. Отец, находясь рядом с матерью, помогает сдерживать сопротивление ребенка. При этом оба родителя пытаются объяснить ему, как важно быть всем вместе, говорят о своих чувствах, просят не уходить, т.е. удерживают его не только и не столько физически, сколько эмоционально, вплоть до того момента, когда он перестает сопротивляться, устанавливает контакт глазами, расслабляется, начинает улыбаться, проявляет нежность. [15]


М.Велч подчеркивает, что пока ребенок сопротивляется контакту, родители должны словесно выражать свои чувства – надежды, разочарования, заботы, но главное — свою привязанность и любовь к ребенку. Если родители проявляют упорство, не отпускают ребенка, несмотря на его агрессию, и продолжают говорить ему о своих чувствах, борьба сменяется нежной близостью с интенсивным зрительным контактом, когда ребенок гладит мать по лицу, когда с ним можно спокойно поговорить. На этой стадии, которую М.Велч назвала «стадией разрешения», холдинг завершается. Доктор Велч рекомендует проводить холдинг ежедневно 1 раз, а также во всех ситуациях, когда ребенку плохо (либо он прямо выказывает это, либо плохо себя ведет).


В одной из первых публикаций М.Велч (1983) приводятся четыре истории работы с семьями, воспитывающими аутичных детей. Поскольку дети, с которыми проводилась холдинг терапия, посещали и педагогические занятия, не только родители, но и все занимающиеся с детьми специалисты отмечали, что на фоне холдинга улучшалось их внимание, способность к контакту, исследовательская активность, уменьшалось стереотипное поведение. Все четверо смогли в дальнейшем обучаться в школе.


Данные о положительных результатах холдинг терапии с аутичными детьми содержатся также в публикациях последователей М.Велч, работающих в разных странах. Так, например, в Германии и Чехии холдинг терапию популяризировала д-р И.Прекопп [13]. В ее первой публикации анализуются данные работы с 37 семьями, воспитывающими аутичных детей. Из них 8 – отказались от предложенной холдинг терапии, так как мамы считали, что их ребенок слишком сильный, и удержать его будет невозможно, либо по каким-то другим причинам не хотели или не могли проводить терапию. В остальных семьях у 19 детей был диагностирован синдром Каннера, у 6 – синдром Аспергера, у 4 – аутизм в сочетании с органическим поражением головного мозга. Возраст детей варьировал от 2,5 до 17,5 лет. 6 детей из 25 не выносили телесного контакта, мамы 12 детей говорили, что их дети успокаиваются быстрее, если их оставить в покое.


Холдинг проводился 1-2 раза в день, сначала – только под наблюдением специалиста. В результате уже через 6 месяцев все дети, независимо от возраста, стали более спокойными, уменьшились стереотипии, увеличились возможности и активность в контакте. Ни у одного ребенка не возросло тревожное поведение, напротив, эти тенденции существенно уменьшились. У 5 детей повысился интерес к тому, что происходит в окружающей среде, у 3 детей с эхолалиями появилась фразовая речь, они начали отвечать на вопросы, 1 ребенок во время холдинга впервые начал использовать в речи первое лицо, 1 ребенок с исходно выраженной мышечной гипотонией стал энергичнее, начал активно двигаться. Дети с синдромом Аспергера стали интересоваться человеческими отношениями, их контакты с людьми стали более гибкими. У детей с синдромом Каннера доктор Прекопп наблюдала большее разнообразие в обращении с объектами, использовании игрушек. Все матери признавали, что холдинг дал стимул эмоциональному росту их детей. Никто из них не выразил желания прекратить холдинг в будущем.


Позже И. Прекопп дополнила холдинг терапию некоторыми приемами семейной терапии, и распространила свой метод работы («холдинг по Прекопп») на семьи, воспитывающие детей с различными отклонениями эмоционального развития [13].


Статистически достоверная оценка эффективности любой семейной психотерапевтической практики, к числу которых, без сомнения, относится холдинг терапия, является сложной задачей. Для получения статистически значимых результатов требуется «представительная выборка испытуемых», а в практике одного добросовестно работающего специалиста на протяжении длительного времени может быть лишь несколько семей. Поэтому нам представляются особенно значимыми результаты исследования, в котором оценивались данные, одновременно предоставленные несколькими практиками [16]. Они были получены в процессе терапии, в основе которой также была процедура холдинга (PPCI – «терапия детско-родительскими объятиями»). Испытуемые – 102 ребенка с серьезными поведенческими расстройствами и их семьи. До начала терапии и через год холдинга состояние детей и их поведенческие нарушения оценивались двумя стандартизированными тестами – Achenbach CBCL (оценочный лист поведения Ахенбаха) и RADQ (опросник расстройств привязанности Рэндольфа). Были получены статистически достоверные результаты, которые свидетельствовали о 50-процентном снижении поведенческих проблем у 96 из 102 детей за год терапии. В целом можно сказать, что холдинг терапия привела к значительному и длительному улучшению поведения у большинства детей.


Что касается практики коррекции детского аутизма с помощью холдинг терапии, то наиболее интересен для нас опыт итальянского врача М.Заппеллы [17], которая включила холдинг терапию в комплексную помощь семьям, воспитывающим аутичных детей, еще в 80-е годы прошлого века. Она пишет о том, что первоначально не считала роль семьи в коррекционной работе с аутичными детьми ведущей; с каждым ребенком занимались, в основном, специалисты. Продолжительная работа (на протяжении 8 лет) показала, что только те дети, которые имели эмоциональную поддержку в семье, прогрессировали. Остальным не удавалось сохранить приобретенные навыки после того, как заканчивался курс коррекционной работы. Был сделан вывод о необходимости активного включения семьи в работу с ребенком.


Примечательно, что тот вариант холдинг терапии, который использовала доктор М.Заппелла, она называла «усложненным холдингом», так как провоцировала матерей на продолжение контакта «лицом к лицу» с ребенком уже после того, как «классический» холдинг завершен. При этом подчеркивалась важность постоянного контакта семьи с психологом, задачей которого являлась также и гармонизация отношений в семье аутичного ребенка.


Либлинг М.М. Игровая холдинг терапия при аутизме: методические особенности и этические аспекты применения // Альманах Института коррекционной педагогики. 2014. Альманах №19 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-19/igrovaja-holding-terapija-pri-autizme
(Дата обращения: 13.08.2020)

Холдинг-терапия : преимущества и недостатки, техника проведения

Чтобы понять, почему более трех десятилетий назад в детской психотерапии появился метод коррекции поведения – холдинг-терапия, стоит напомнить: расстройства аутистического спектра являются серьезной патологией, которая впервые появляется в раннем детском возрасте.

И лица, у которых был ранний детский аутизм или синдром Каннера, всю жизнь имеют большие проблемы с речью, воображением и социальными связями: они не устанавливают тесных отношений с другими людьми, предпочитая оставаться в своем «внутреннем пространстве».

Холдинг-терапия при аутизме у детей направлена на решение проблемы отчуждения и отсутствия контакта при данном состоянии.

Преимущества и недостатки холдинг-терапии

Безусловные преимущества холдинг-терапии состоят в том, что е ее помощью можно стабилизировать некоторые рефлекторные реакции ЦНС детей, страдающих аутизмом, положительно повлиять на развитие речевых навыков ребенка, расширить диапазон его эмоционального восприятия и корректировать изменения в поведении.

С другой стороны, отмечаемые экспертами недостатки холдинг-терапии заключаются в излишнем стрессовом воздействии на детскую психику. Ведь аутичные дети  изначально страдают из-за нежелательных прикосновений и контактов «глаза в глаза», а повышенный уровень их негативных переживаний способен вызвать необратимые изменения в поведении и усугубить отставание в умственном развитии.

Кроме того, противники данного метода утверждают, что холдинг-терапия, нарушая личное пространство ребенка, создает путаницу в представлениях детей о правилах безопасного прикосновения и контакта с другими людьми. Также бывали случаи, когда в ходе такого лечения дети получали тяжелые травмы.

Более того, холдинг-терапия в США и Великобритании была скомпрометирована так называемой аттачмент-терапией (аttachment therapy), которую начали практиковать в 1990-е годы при так называемом реактивном расстройстве привязанности, в особенности, у приемных детей. В продвижении данного метода преуспел Фостер Клайн и его коллеги из психотерапевтического центра в городе Эвенгрин (Evergreen), штат Колорадо, также в ряде других американских клиник.

Там детей (и подростков младшего возраста) насильно физически удерживали в лежачем положении (порой ребенка привязывали, и возле него находилось двое медиков), требуя смотреть в глаза одного из медиков и провоцируя приступ ярости. А когда беспомощный ребенок сдавался, затихал и выполнял требование, ему спокойно и обстоятельно объясняли, что «его родители любят его, и он должен отвечать им послушанием и любовью».

Как потом выяснилось, согласно «протоколу лечения», если ребенок отказывался подчиниться, его могли задержать в клинике либо принудительно отдать на время в другую семью. Таким же способом «лечили» реактивное расстройство привязанности у детей в Великобритании.

Несмотря на то, что реактивное расстройство привязанности (Reactive Attachment Disorder) вошло в МКБ-10 (и имеет код F94.1), по данным Американской академии детской и подростковой психиатрии (AACAP), вопрос о том, может ли расстройство привязанности достоверно диагностировано у детей старшего возраста, остается открытым. А благодаря усилиям Американского профессионального сообщества против жестокого обращения с детьми (APSAC), после ряда судебных дел, связанных с трагическими последствиями аттачмент-терапии, в 2007 году данный метод была помещен в список процедур, потенциально опасных для детей.

Холдинг терапия или наши обнимушки!

      Глава 9  

   Хотя эта глава не в начале книги, очень рекомендую как можно раньше попробовать для себя этот метод. Мы приступили к терапии позже чем хотелось бы, но считаю данную методику жизненно необходимой каждой маме. Замечательная терапия. Невероятные ощущения и последствия.

     Холдинг-терапию или терапию объятий как метод коррекции аутизма я нашла и прочитала достаточно давно. Мне все понравилось и хотелось попробовать, но участие папы в терапии отодвинуло ее на некоторое время. Папа наш постоянно был в командировках, но про терапию прочитал, согласился и как только появится возможность решено было попробовать. (Сейчас я жалею что так долго ждала, оказалось, что участие папы вовсе не обезательно)

    Время шло, были другие терапии, были занятия и другие интересы. Мне постоянно чего то не хватало, но я не могла понять чего.  В какой то момент я опять почувствовала вину перед сыном. Читая литературу по аутизму, периодически мне попадались неправильные и ненужные мне книги, про то, что аутизм это навсегда или о том, что виновата холодность матери… Я не считала и не считаю что виновата в болезни сына, но присутствовало чувство того, что я сделала не все что можно, когда ребенок был младенцем и на втором году жизни, имелась вина за несколько падений сына, которые случились в моем присутствии и я не успела помочь. Меня это волновало и беспокоило. 

     Предшествующие месяцы оставили след в моем сердце. Я сравнивала раньше своего ребенка с другими детьми, я требовала от него соответствия, я расстраивалась тому, что он другой, я была им недовольна. Был нарушен контакт между нами. И сейчас мне было очень тяжело вновь читать сыну книги и рассказывать про природу и птичек. В моем мозгу сидела мысль, что Максим не понимает, что ему не интересно. Сын отверг мои потешки, охлодил мой пыл учить его. Оттолкнул, между нами встала стена, он утратил доверие ко мне, я потеряла веру в себя и в свою нужность малышу. 

    Я привыкла молчать с сыном, хотя по натуре я человек эмоциональный и общительный. Но отсутствие интереса со стороны моего ребенка, сделало наше общение сухим, иногда за весь день я произносила совсем мало слов. Я не могла без умолку болтать и говорить с ребенком который меня не понимает и избегает. По статистике именно эмоциональные общительные мамы, закрываются от своих детей аутистов. Так было и в моем случае, наш день проходил не особо эмоционально, я заставляла себя заниматься и говорить. Чувствовала неуверенность и пустоту там, где должно быть понимание и близость.

     Сейчас мы больше времени проводили вместе и больше радовались друг другу, но между нами были обыденные дела, физически, мы были близки, мы были рядом. Но между нами стояли каждодневные действия: поесть, по-заниматься, лечь спать и т.д. Каждый день проходил быстро и плодотворно, но чего то не хватало. Я не могла понять чего, но очередная статься о холдинг-терапии напомнила мне и помогла найти ответ. Мне не хватало близости, контакта с сыном. Прочитав вновь про терапию объятий я решила, что это нужно МНЕ. Именно мне, сыну конечно тоже. Я решила попробовать.

     Я прочитала правила, как начать, обговорила с мужем и решила приступить. Одна, без папы, так мне было проще. Просто взять на руки или лечь рядом с сыном, обнять и говорить, говорить.  Мне нужен этот монолог, я хочу извиниться перед сыном, сказать как сильно я его люблю и как страстно хочу чтобы он многому научился. Как мне жаль, что он болеет. Как я виновата, что непоняла, что ему плохо и что он особенный. Что сожалею, что так долго была недовольна им, и требовала чтоб он стал таким как все. Как я переживаю за него и как мечтаю помочь. Как я хочу чтоб он всегда был рядом и что я буду всегда его любить, что я не смогу без него жить. Что он самый лучший и замечательный ребенок, что все будет хорошо!

      Я хотела вспомнить вместе с сыном все дни когда я уезжала или уходила от него надолго, все травмы моего малыша  где я не смогла уберечь и винила себя. Все то хорошее что было у нас, наш первый год, младенчество, улыбки и объятия. Вспомнить наш последний день вместе или купание в бассеине, рассказать как мы скоро поедем на море. Что угодно, лишь бы ребенок слушал, понял, услышал. Что бы посмотрел на меня и увидел. Что бы эмоционально принял меня.

 Заново, полюбить, открыться, открыть!             

   Цель холдинг терапии — образования физической связи между матерью и ребенком. Терапия помогает ребенку развить ощущение и привычку чувствовать себя комфортно на руках у мамы, родителям позволяет научиться успокаивать, переключать ребенка, лучше понимать своего малыша. Не бояться истерик и вспышек ярости своего аутенка. Такие занятия формирует возрастающее чувство взаимной привязанности между матерью и ребенком.  

    Таким образом, при холдинг-терапии ребенок и его родители восполняют дефицит общения за то время, что ребенок отдалялся и заново узнают друг друга. Приручают ребенка к рукам, провоцируют усиление вокализаций ребенка и появление слов за счет постоянных разговоров и возросшего интереса к губам и речи в целом. У ребенка появляется привязанность к близкому человеку, стремление трогать, изучать его лицо, способность долго общаться и быть на руках. Родители воспринимаются более положительно и становятся физически и эмоционально ближе.

Общие правила холдинг-терапии:

-взять ребенка на колени, лицом к себе, так что бы можно было крепко обнять малыша, прижать к себе, гладить и разговаривать с малышом.

-во время тактильного контакта с ребенком говорите ему о своих чувствах, рассказывайте ребенку стихи, пойти песни, играйте в мини-игры, читайте книги, сказки, ведите беседы, ласкайте, щекотайтесь, обнимайтесь.

-можно включить суфлера с музыкой или сказками, используя наушники, можно меняться с папой местами, развлекая ребенка, вспомните все что ребенок когда то любил слушать, преувеличивайте радость от игр, гримасничайте, балуйтесь руками, меняйте интонацию и голос, используйте ролевые сказки и игры. 

-не взирая на сопротивление необходимо продолжать терапию, утешать, гладить. Петь, рассказать любимую сказку. НЕЛЬЗЯ прерывать терапию в момент отпора, только после расслабления ребенка. 

-в первую неделю-месяц ребенку с аутизмом эти занятия крайне неприятны, и он сопротивляется до тех пор, пока не обессилит. Крайне важно переждать этот отпор. Ребенок будет сопративляться, это нормально. Для того, чтобы ощутить комфортное состояние, надо испытать чувство дискомфорта! 

— занятитие часто проводится в присутствие инструктора или с папой малыша, чтобы помочь маме удерживать ребенка, и поддерживать маму эмоционально. Желательно что бы папа ребенка иногда отдельно от мамы учавствовал в терапии, что бы у них с ребенком был собственный контакт и свои развлечения.

-занятие с ребенком заканчивается после того, как стороны пришли к расслаблению, контакту глазами, крепкому объятию, душевным разговорам. После того, как ребенок прошел через сопротивление, а мама смогла его успокойть, уговорить, добиться физического расслабления.

— не обязательно «разрешение» будет в конце, и один раз, состояние сопротивление может нарастать несколько раз в течении терапии. 

-первое занятие может длится 1-4 часа, волнообразно, череда объятий и силы, слез и сказок, разговоров и утешения.

  -не пугайтесь сопротивления вашего ребенка. Он может активно вырываться, плакать, злиться, драться, ругаться. Говорите с ним, утешайте, ласкайте. Сопротивление не продлится долго, за ним обязательно последует успокоение.

-важно довести занятие до полного расслабления ребенка, вы поймете когда оно наступит, ребенок посмотрит вам в глаза, физически обмякнет, расслабится, доверится. Именно в такой момент вы можете насладится обществом друг друга и поговорить на самые важные темы.

-только первое занятие обычно длится очень долго и бурно, дальше будет проще и быстрее.

-последующие занятия будут очень продуктивны, ребенок будет учиться новому, слушать сказки, потешки, интересоваться частями тела, речью.  

-наступление комфорта на руках у матери очень важно, нужно научиться регулировать напряжение ребенка. Где то настоять на том чтобы ребенок смотрел и слушал, чтобы подвести его к активному сопротивлению, и как следствие — к расслаблению. 

-занятия желательно проводить ежедневно, не меньше месяца, лучше полгода или год.

— желательно чередование мамы и папы, тройных терапий.

-после долгого перерыва возможно новое сопротивление ребенка контакту.

— лучше если время и место холдинг терапии будет неизменным, а вот содержание меняться и усложняться, новые сказки, стихи, чтение книг, разговоры, планы на будущее.

— важно что бы занятие было познавательным(имитация, речь,новые знания) и очищающим(сближение, единение,расслабление).

-не стоит проводить терапию если вы или ребенок болен или плохо себя чувствуете.

-если у ребенка эмоциональный срыв, плохое поведение, следует провести внеплановую терапию, помочь ребенку расслабиться.

-скоро вы научитесь справляться со вспышками вашего ребенка и поведенческих проблем станет намного меньше. Вы всегда сможете утешить, отвлечь любимой песенкой, вы научитесь настаивать и в любой трудной ситуации сможите успокоить своего ребенка на руках.

НАШЕ 1 занятие 

   …Это было очень необычно, я знала чего ждать, но это было и труднее и легче и приятнее одновременно. Мне безумно понравилось обнимать своего сына, как же я давно этого не делала! Как давно Максим не позволял мне так долго на него смотреть и обнимать, он никогда так не прижимался ко мне и не доверял так как во время и после холдинг-терапии. Полтора часа ровно длились наши объятия и борьба. Я не хотела чтоб терапия заканчивалась, хотя была сильно вымотана, столько я не плакала уже много лет. Я выплакала часть своей обиды и вины перед сыном. Нам с Максимом удалось очиститься и увидеть друг друга заново, сблизиться так, как никогда. 

     Первое занятие было сложным, я долго на него решалась, и выбирала что буду говорить, что петь, какие стихи расскажу. Выбрала местом терапии кровать и часть занятия проводила лежа или полусидя. Чтобы не нагрузить больную спину… Минут через 20 после начала мой репертуар закончился и терпения сына тоже, сынок так визжал и вырывался, что у меня пропали все слова и я почувствовала панику, что говорить, что делать, а не отпустить ли? 

   Но я смогла, я начала говорить от сердца, от души. Плакать вместе с сыном и говорить ему, что я не могу его отпустить, что я ему помогу, что сейчас все пройдет. И он успокоился, притих, послушал немного сказку, но через какое-то время, как волна, опять пошло сопротивление. Так продолжалось все полтора часа, много раз нарастало сопротивление, я пыталась петь, читать потешки, сказки, смотреть на сына и гладить его. Максим все больше и больше пытался вырваться, кричал, визжал, брыкался, горько плакал и обиженно на меня смотрел. В момент когда напряжение у сына нарастало я переходила на утешения и личные рассказы, о том как сын мне дорог и как я хочу ему помочь. Мы вместе переживали кризис и наступало успокоение, искренние объятия и взгляд в глаза, в такие секунды Максим по-другому смотрел на меня, а я видела совсем другого малыша там внутри. Сынок гладил меня по волосам и трогал мое лицо. А я целовала его и гладила как будто он только что родился и его мне принесли первый раз…

    Сынок долго не сдавался, за секундами расслабления вновь шла борьба, чередование борьбы и ласки, песен и разговоров. Минут через сорок от начала я поняла что знаю что говорить и знаю как утешить. Хотя раньше у меня часто не хватало слов и я просто держала сына на руках когда ему было больно. Сейчас же мне на столько нравилось обнимать сына, я так хотела ему помочь и знала как. Нашла слова, песни.

   Когда я пела сыну мамонтенка уже ближе к концу, я так сильно плакала, увидев совсем другой смысл в этой песне. Мне было так жалко сына, мне так хотелось извиниться перед ним за последний год, за то что я его не поняла и не помогла раньше. Что меня не было иногда рядом, что я злилась на него и чего то требовала. «Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети!»  

      Ощущения после занятия были как после истерики, облегчение и опустошение. Глаза мои опухли, голова сильно болела, но в душе было успокоение и чувство удовлетворения от выполненного. Я смотрела на своего сына по-новому и училась его гладить илюбовалась его чертами и говорила какой он красивый. Мы как будто вернулись в младенчество, когда я часто качала сына, смотрела на него, слегка прикасалась. Говорила все что думаю и стоила рожицы. Здорово! Я была выжита, очень хотела спать, но еще больше я хотела чтоб наступило завтра. Что бы я вновь могла любоваться и обнимать своего сына. Я очень боюсь нового сопротивления, но мне так хочется увидеть вновь глаза Максима, чудесные глаза и прекрасные секунды близости. Они стоят всего! 

Второе занятие проводил папа, я вышла в магазин, что бы не мешать и не подслушивать. Когда вернулась через час с небольшим, удивилась тишине, они все еще обнимались, не было такого сопротивления как в первый день. Не было столько слез и борьбы. Мне хотелось скорее чтоб наступила моя очередь обниматься, но в ближайшие дни состоялась поездка на море. Я была готова к новому занятию и ждала его.

 Третье занятие, прошло легко. Сынок не сопротивлялся, почти весь час слушал. Играл, пели песенки, рассматривали пальчики и лицо друг друга. Взбунтовался сынок уже в конце, вырывался, плакал. За борьбой последовало долгожданное успокоение и расслабления. Мы мило пообнимались, был хороший контакт глазами.  Вернувшегося папу с работы Максим встретил особенно ласково, долго сидел у него на руках. Потом много говорил на своем, рассказывал впечатления.

Четвертое занятие: прошло как в первый раз, сопротивление началось с первой минуты, вырывался сынок сильно, изредка слушал песни и сказки, иногда смеялся и играл, но по большей части ныл и пытался сползти, уползти и несколько раз сделал мне больно. В конце мы много плакали и долго обнимались, уходить сынок не хотел. После терапии сынок всегда такой ранимый, такой другой, такой ласковый. На прогулках теперь он так крепко прижимается когда берешь его на руки и так радуется когда его тискают. Лучше смотрит в глаза, научились иногда высовывать язык на примере мамы. Подолгу разглядываем рот, зубы, сынок интересуется речью и звуками. Ищет физического контакта в течении дня, старается быть ближе.

Пятое занятие проводилось уже намного проще и легче, мама знает что говорить, у сына появились любимые потешки и сказки, любимые игры, он легче сидит на руках, во многое охотно играет. С большим интересом наблюдает за мимикой и жестами мамы, многое делаем руками сына, обыгрываем стишки, прыгаем по кочкам, играем в ладушки, ку-ку, дурачимся. В конце, когда сыну надоедает, идет вспышка сопротивления, которая быстро заканчивается нашими объятиями. Сыну намного интереснее стала речь, ему нравятся когда с ним разговаривают. Больше радуется приходу папы, лучше гуляет на улице за руку. 

Вторая неделя терапии проходила по разному, иногда мы занимались вдвоем, один раз занимался только папа и сын, один раз была тройная терапия. Очень часто во вторую неделю сынок оказывал сильное сопротивление, много плакал и вырывался, но и слушал намного лучше, смеялся и смотрел на лицо, хотя часто он демонстративно не смотрит в глаза. Уклоняется от поглаживаний, взгляда, просто сидит и смотрит в стену или картину. Но когда слушает- слушает с интересом, бывает смотрит очень пристально. Есть любимые потешки и сказки, делаем что то руками сына, обыгрывая знакомые места, изучаем лицо, части тела, животных. Не всегда занятие удавалось довести до расслабления в конце, чаще сопротивление идет в начале и середине, бывают сильные истерики. Терапию втроем не смогли довести до конца, не смогли расслабиться. Было сильное сопротивление, почти как в первый раз. 

  В эту неделю пошла Имитация, конечно мы уже давно занимались АБА и МБА и прорыв неминуемо должен был настать. Сынок без подсказом имитирует сделай так. Покажи пупочек, носик и т.д. Заметны попытки ребенка чаще быть с нами, на улице больше ходит ножками, с удовольствием ходит за руку.

Третья неделя холдинг-терапии:

Ребенок почти не сопротивляется, вначале смотрит и слушает охотно, но потом специально отклоняет голову, уводит взгляд или смотрит на рот, а не в глаза. Добиться взгляда в глаза все еще трудно. Часто пытается сбросить ласкающие руки. Но не пытается уже слезть с коленок и вообще не оказывает сильного сопротивления. Поэтому приходится нагнетать обстановку и добиваться расслабления. Заставляю смотреть, играть, имитировать. Было несколько занятий с хорошим эффектом, поплакали в конце и очень хорошо расслабились. Сынок иногда требует любимых игр, сам берет мои ладошки и начинает хлопать, любит когда мы якобы чихаем и надуваем в рот воздух, смеется. 

    Вне занятий стал более послушным, отзывчивым, активным. Но очень много стимуляции, много смеха без причины. Такое ощущение что ребенка расколдовали и он стал очень смешливый, появились новые увлечения и бурные реакции на вроде бы знакомые вещи. Любит когда во что то с ним играем типа пряток, любит мини-занятия по имитации, список уже приличный, больше десяти умений. Очень подолгу занимается перекладываниями в свободное время, такое ощущение что ребенку нужен отдых от объятий, занятий, взаимодейтсвия. На улице ребенок ходит ОЧЕНЬ долго ножками, за руку, жестами просит открыть дверь, просится на ручки, просит еду в магазинах, жестами показыает чего хочет.

    Четвертая неделя терапии объятий: частично проходила с папой, один день пропущен. Во время занятий дает сделать жесты своими руками, радуется и смеется некоторым знакомым местам или действиям. Например когда мышка пи-пи в сказке Теремок, явно ждет щекотку. Иногда делает вид что не слушает, но при этом улыбается в сторону и бросает взгляд в лицо. Чаще высовывает язык по образцу, имитирует по просьбе жесты, легко обнимается. Почти не делает попыток вырваться, садится в позу занятия сам, но взгляд и голову старается держать в сторону, боремся, бодаемся. Не очень любит песенки и музыку, мои мурлыкания часто вызывают нарастание сопротивления. Стихи и сказки, даже не ритмичные слушает неплохо. Много смеется не в тему вообще и на занятихв том числе. Возбужден.

Появилось первое повторяемое слово, ПАПА, необращенно, но явно как повторение!

    Понимание речи все также отсутствует, только по ситуации, интонации и нашей реакции. Например реагирует на слова где мама или папа, но как только таким же тоном мы стали спрашивать где люстра-эффект тот же, сынок начинает искать родителей. На улице гуляет много за руку, но поведение полевое, взгляд отсутствующий, просто идет по заданному маршруту, увидев бортик идет по бортику, увидев парк идет в парк. Но детьми и качелями не интересуется, явно интересны ребенку ТОЛЬКО вода, голуби и собаки,а так же плодово-ягодные  деревья(поесть). Ввели в прогулку и дома команду иди ко мне, садись, тренируем виноградом, мотивация сразу повысилась, бежит к маме и папе. Стал лучше раздеваться сам.

    ИТАК: первый месяц холдинг-терапии, совместно с нашими усилиями в поведенческой терапии и МБА, принесли огромные успехи и прорывы. Еще не один месяц не принес столько нового и не был бы столь результативным. Не могу присыпать наши победы только терапии объятий. Было и море и бассеины,  новые совместные игры, МНОГО продуктивных занятий…

    Все случилось само-собой. Видимо пришло время, и методы были выбраны правильные. Терапия объятий в первую очередь помогла мне самой, я заново начала общаться с сыном и многое переосмыслила. Полюбила сына еще больше и смогла сблизиться, открыться, расслабиться, многому научиться.

   Очень рада что нашла для себя такую терапию, я действительно стала ближе к сыну, а он ко мне. У меня появилась отличная возможность подолгу гладить и играть с сыночком,  смотреть на него, ловить его взгляд, разговаривать, развлекать сказками, которые в жизни сынок слушать отказывался. Это помогло мне поверить в себя, поддержало мой интерес, так как появилась ответная реакция сына, заинтересованность. Я чувствую себя все более уверенно в общении с сыном, могу утешить, могу уговорить, могу рассмешить.

   Объятия стали привычны для сына, он легко и долго может сидеть на коленях, проще смотрит в глаза, больше интересуется речью, сказками, потешками, стал смотреть немного картинки в книжках, чаще показывает пальцем. Но главное я теперь могу справиться со слезами сына, отвлечь, помочь! Я научилась утешать не взирая на сопротивление и теперь могу успокоить своего сына в любой сложной или трудной ситуации в жизни. Я определенно стала больше разговаривать с ребенком. Комментировать, мне уже не кажется это особо глупым. Я вижу пусть небольшую, но отдачу. Мне нравится что у сына все больше и больше заинтерисованности в терапии, родителях, играх, занятиях. Мы на правильном пути!

     У ребенка много разных занятий, впечатлений, много новых игр и объятий, многое вокруг меняется, по другому выглядит наш день и наше общение с сыном. Это пошло на пользу Максиму, сына как будто расколдовали, активировали на дальнейший успех и хотя стимуляции стало больше, знаю что это неплохо, ребенок явно меняется и ищет новые, более сложные пути взаимодействии с миром. Будем ждать новых прорывов.

  2 месяц терапии: Терапия обътий все также проходит эмоционально тяжело, но очень плодотворно и в целом приятно для обоих сторон. Много смеха, попыток повторить понравившееся место или движение, бывает хороший взгляд в глаза, заинтерисованность. Но и попытки сопротивляться все так же очевидны, иногда сын делает мне больно, неожиданно наклоняясь вперед или пытается наоборот с силой опрокинуться назад. Сейчас когда сопротивление его ослабло я просто не всегда готова, в первые недели я была начеку, сейчас же пропускаю некоторые удары. Часто сопротивление не наступает вовсе, иногда я провоцирую  «разрешение». 

   Всегда проходит по-разному, несколько раз в неделю терапию проводит папа, ему все еще тяжело, в отличии от меня он не так охотно начинает занятие, после терапии у него всегда болит голова и чувствуется усталось, мои ощущения похожи. Но меня слишком радует возможности вообще смотреть, трогать, высказывать свои чувства и радовать своего ребенка, что этот побочный эффект в виде опустошения и усталости воспринимается легче. Оно стоит того!

     На четвертом месяце от начала всех терапий мы произвели революцию)) Так как в занятиях и развитии сына наметился некий застой, решено забрать мультики и многое поменять…Одновременно идут занятия АБА, МБА, Холдинг, но так как ребенок расторможен и как будто способен на большее, решено еще более загрузить ребенка, за счет забраных мультфильмов. Напомню что Максим смотрит длинные диснеевские фильмы с года, один-два раза в день. При просмотре возбужден, машет ручками как крылышками, смеется.

    Первая неделя без мультиков прошла ожидаемо плохо, у сына сбился весь режим дня и сна(укладывали часами), сын очень расторможен, много стимуляции и намного больше перекладываний, крутит колесики, рядочки из всего, каждую свободную минуту сынок использует для выкладывания или перекладывания, при этом очень доволен процессом, собой и особенно результатом. 

      Ребенок ГИПЕРвозбужден! Поменялся режим и введено много новых тактильных, сенсорных игр, больше занятий, по вечерам пытаемся приучить к горшку. В свободное время теперь сынок не лежит как раньше, а активно все кучкует, прячет под ковер, опять часто раскладывает под нас, при этом не дает шевелить рукой или менять положения тела. Отвлечь от таких занятий трудно, но мы рядом, озвучиваем, комментируем, стараемся поучаствовать. Любимые игрушка-4 колесика разного цвета и разноцветные шарики из ваты, 5 искусственных фруктов и столько же животных из плассмассы, баночки с пластелином и краской….эти «игрушки» ребенок бесконечно может выкладывать в рядочки, таскает везде, ищет, радуется, что красиво положил. При этом не сортирует даже по цвету или величине просто перекладывает, подкладывает под что то.

   Сынок постоянно активен, но не знает чем себя занять, поэтому однообразно играет и вновь ходит на цыпочках, задом наперед, опять появились  странные движения и манипуляции. Я  чувствую огромный потенциал в нем и желание с пользой использовать каждую минуту. Как бы в укор мне, все то время, что сынок не занят, он играет в свои необычные игры. Каждую минуту, стоит его оставить одного, он становится «странным», наклоняет голову, скрежещет зубами,  смеется без причины и машет ручками, часто вздрагивает при смехе всем телам(появилось недавно). Прячется сам и прячет игрушки, стал вновь уходить от нас и играть в одиночестве. Не дозваться, не переключить. Трудно привлечь к другой деятельности. С азартом занимается перекладыванием и расстановкой предметов, ищет свои игрушки,игры стали более живые, но столь же однообразные. Очевидно, что общение с нами пока проигрывает в сравнение с манипуляцией предметами. Тем нужнее терапия объятий и тем важнее ее последствия. Имеено она дает много положительных изменений в плане соуиализации, поведенческие проблемы стали бболее решаемые… 

    Много сил было брошено на борьбу с аутизмом, на чтение книг, на первые шаги. Вся моя жизнь вертится вокруг аутизма: я встаю с этой мыслью, читаю про аутизм, обучаю, занимаюсь, играю, пишу, говорю с мужем и с немногими кто в курсе об успехах и неудачах сына. Я погружена в аутизм, и уже четвертый месяц живу в таком режиме. Но главное, что устав даже от такого режима, я вижу явную необходимость увеличить нагрузку сыну, начать где то сначала, где то поднажать, где то углубиться и расширить знания. Мне нужен помошник и я собираюсь его найти, но чуть позже. Будем крепиться, мужаться и надеяться как всегда только на себя. Главное иметь четкий план действий и следовать ему. Этим и займемся! 

   Третий месяц терапии объятий: проходил очень не регулярно из-за возвращения в родные места(три месяца мы прожили в Турции и вернулись на Родину). Итогом стало сильное сопротивление ребенка началу терапии, то есть усадить МАксима на колени без слез стало невозможно. Но потом ребенок успокоившись начинал играть, слушать, имитировать, смеяться. В конце или середине шло сопротивление, иногда сопротивление не было вовсе. Так как режим сна и занятий у нас сбился и наладить его долго не получалось, удовольствия от терапии мы получали меньше чем раньше. В какой то момент у меня появилось ощущение однообразности и бесполезности наших объятий: одни и те же сказки и потешки, одни и те же движения…Я даже подумывала не прекратить ли мне занятий, не использовать ли это время на что то другое. Но ребенок сам развеял мои сомнения.

   В один прекрасный день, ребенок неистово сопротивлялся мне с первой до последней минуты. Это был обычный день и обычный ритм занятий. Ничего не предвещало. Но ребенок, как в самый первый раз, только успокоившись вновь впадал в слезы и активное сопротивление. Трижды за это занятие, то есть больше чем в первый раз я боролась с отчаинием и страхом. Мысль о том что же делать и не отпустить ли, не покидала меня. Такого бурного сопротивления я просто не ожидала. Казалось что ребенку просто плохо или больно, но иногда он успокаивался и улыбался, а потом вновь накатывала борьба и слезы. Максим очень горько плакал, долгожданное успокоение все не наступало, как это бывало обычно. 

   Сынок смотрел на меня и всем своим видом пытался мне что то объяснить. Я очень хотела понять, но не понимала. Я все пела и говорила, говорила и утешала, гладила и баюкала, а он все плакал и плакал. Я думала этому не будет конца. Но конечно же какое то разрещение случилось, не то которого я ждала, где мы смотрим друг на друга и разговариваем. Но оно наступило, нет, не в этот день, а в следующий и последующие. Сынок что то понял для себя или переборол в себе. И теперь каждое занятие на маминых коленках для сына стало радостью, даже вне терапии, сынок залазит на меня и пристольно смотрит, ждет что бы я пела или хлопала его ладошками под музыку. Сопротивление в первые дни после того случая я вообще так и не даждалась: и час и полтора сынок готов был слушать, смотреть, учиться. Кризис всетаки очень полезная штука. Он приводит к таким долгожданным изменениям. И мы готовы продолжать, с новыми играми, теперь на коленках у мамы мы читаем и смотрим книжки, слушаем музыку Железновых и пытаемся под нее имитировать, хлопать и просто веселимся. Ждем прорыва в речи, уверенна он не за горами.

    Вывод за три месяца терапии объятий: холдинг-отличный способ добиться внимания ребенка к лицу, речи. Сказкам, маме и папе.Занятие очевидно приносит пользу мне и моему сыну. Хотя занятие выматывает эмоционально и физически, отказываться от терапии я не намерена. Более того я жду каждого дня. И возможности обниматься, гладить, разговаривать, веселись своего сына и играть с ним. Мне очень нравится, что у меня есть возможность общаться с сыном вообще и тем более в таком естественном для матери и ребенка состоянии, на руках, физически и эмоционально близко к друг другу. В течении дня все еще ребенок не дает мне такой возможности, вне терапии ребенок часто предпочитает быть один, уклоняется от рук, взгляда, разговоров. Хотя улучшения есть, терапия пока приносит то, чего в жизни мы оба недополучаем: целенаправленное внимание, ласку,  веселые игры и занятия вдвоем, лицом к лицу. Это очень приятное для меня время, хотя сложное, но я думаю мы оба его ждем и искренне радуемся друг другу. 

    Спасибо тебе Холдинг, ты подарил мне ощущение нужности своему малышу, научил утешать, радовать, веселить своего ребенка. Впервые я почувствовала заинтерисованность и отдачу, оно много стоит, оно придает мне сил для дальнейшей борьбы. Спасибо тебе сынок, что ты позволяешь мне быть рядом, учить, помогать и обниматься тебя!                                        

П.С. ИМХО Любая мама любого ребенка должна переодически, желательно регулярно посвящать свои объятия ребенку. Холдинг- терапия отличный повод сблизиться со своим ребенком, физически и эмоционально стать ближе. НЕ упускайте этот шанс. Но и не игнорируйте другие терапии и занятия, аутизм сложная штука и требует комплексного подхода.

Мы обязательно победим!

Предыдущая глава:  Новый подход к обучению аутиста или МБА терапия Следующая глава: Такой какой есть или как принять своего ребенка!

Понравилось? Поделитесь в соцсетях!

4 причины не использовать холдинг-терапию для ребенка с аутизмом

Оригинал: http://www.idsautism.com/sites/default/files/uploads/documents/ABA_Structure.pdf
Переводчик/редактор: Марина Лелюхина
Наша группа в facebook: https://www.facebook.com/specialtranslations
Понравился материал — помогите тем, кому нужна помощь: http://specialtranslations.ru/need-help/
Копирование полного текста перевода для распространения в соцсетях запрещено правилами сайта. Читайте наши паблики и делитесь публикациями оттуда. Распространение текстов на других сайтах возможно только с указанием полной шапки (ссылка на оригинал, автор перевода, постоянная ссылка на перевод)

4 причины не использовать холдинг терапию в работе с ребенком с аутизмом

Существует масса ненаучных способов помощи детям с аутизмом, но едва ли среди них найдется хотя бы несколько столь же опасных и травматичных как холдинг-терапия. В теории, применимо к работе с детьми с расстройствами аутистического спектра, холдинг-терапия представляет собой насильственное удержание ребенка родителями. Считается, что этот процесс способен помочь исправить вред, нанесенный неспособностью родителей устанавливать естественные отношения привязанности со своим малышом. Сама процедура включает в себя фиксацию ребенка (иногда довольно жесткую), насильственное установление зрительного контакта  и насильственное же склонение к проявлению приязни  по отношению к родителю. Этот метод не просто не эффективен, он смертельно-опасен.

Ниже я привожу четыре причины НИКОГДА не использовать холдинг-терапию при работе с детьми с аутизмом

1. В его основе лженаучное заблуждение. Холдинг-терапия обрела популярность в 50-е годы, когда чаще всего в рождении особого ребенка обвиняли матерей. Психологи верили, что дети с аутизмом рождаются у «матерей-холодильников», которые  просто не способны испытывать привязанность и любовь к своему ребенку. Сейчас мы знаем, что темперамент родителей не имеет никакой связи с появлением аутизма. Большинство родителей детей с РАС всю свою любовь и внимание  отдают детям, а среди возможных причин этого заболевания чаще всего называют генетические нарушения. Принимания во внимание, что гипотеза, на которой была основана холдинг-терапия, была признана ошибочной, нет никакой причины использовать эту  методику ни при каких обстоятельствах.

2. Холдинг-терапия игнорирует все что мы знаем о детях с аутизмом. Мысль о том, что дети с аутизмом избегают контакта с окружающими — опасный стереотип, наделавший немало бед. Многие дети с РАС очень чувствительны. Они не просто нуждаются в человеческом контакте, а ищут его всеми приемлемыми и неприемлемыми способами. Нет причин принуждать ребенка делать то, к чему он стремится добровольно. Но кроме  того мы знаем, что многих детей с аутизмом расстраивают и пугают нежелательные прикосновения и зрительный контакт. Напряжение и страх могут быть настолько сильны, что это может привести к появлению нежелательного поведения, и даже регрессу навыков.

3. Это вносит путаницу в формирование представлений о телесных границах и личном пространстве. Независимо от возраста, уровня развития и темперамента, все дети должны понимать, как правильно выстраивать физический контакт с окружающими. Ребенок должен понимать, что он не должен дотрагиваться до других людей без их желания, равно как другие люди не имеют права его трогать, если ему это не нравится, а кроме того, существуют некоторые виды прикосновений ( сексуальных, или связанных с нанесением повреждений) которые неприемлемы ни в какой ситуации. Когда вы удерживаете ребенка против его воли во время сеанса холдинг-терапии, вы как бы сообщаете ему своими действиями, что это нормально, когда один человек насильно держит другого, и что взрослые имеют право не уважать личное пространство детей. Это может создать опасный прецедент, который в свою очередь может привести к тому, что ребенок в будущем будет подвергаться издевательствам, или сам будет преследовать кого-то из сверстников, а кроме того внесет путаницу в представления о допустимых и недопустимых прикосновениях.

4. Холдинг-терапия приводит к смерти. Многие дети с особыми потребностями умерли в результате повреждений, полученных в процессе сеанса холдинг-терапии. Пожалуй это самый серьезный и тревожащий аргумент против этого типа вмешательства. Дети погибали от асфиксии, голода, или просто были раздавлены взрослыми, которые использовали холдинг-терапию в ошибочном стремлении таким образом исправить проблемы в развитии и психологические нарушения у своих детей.

Нет ни единой причины подвергать детей этому опасному вмешательству, основанному на устаревших и ошибочных представлениях об аутизме. Если ваш ребенок, или ребенок ваших знакомых, страдает аутизмом, обратитесь к  лечащему врачу, чтобы получить рекомендации относительно доказанных и безопасных методов терапии расстройств аутистического спектра.

Ходинг-терапия, холденгтерапия и рда | Метки: холдинг, аутизм, это

Просто очень стало интересно, была в центре, где занимаются с детками с РДА.

Ранний детский аутизм (РДА) как вариант тяжелого дизонтогенеза, при котором развитие ребенка задерживается и искажается вследствие нарушения контакта с внешним миром, и, в первую очередь, с близкими людьми, ставит перед психологом задачу адекватной помощи семье аутичного ребенка в целом.

Семьи с аутичным ребенком отличаются особой ранимостью, которая усиливается в моменты возрастных кризов и в те моменты, когда семья проходит определенные критические точки своего развития (поступление ребенка в дошкольное учреждение, школу, переходный возраст и т.д.).

Одним из методов восстановления эмоционального взаимодействия в семье аутичного ребенка является метод холдинг-терапии (от английского hold – держать).

Метод разработан доктором М. Weich (1983) как психотерапевтическая техника и выглядит очень просто. В специально отведенное время мать берет своего ребенка на руки, крепко прижимает его к себе. Ребенок должен сидеть у матери на коленях, прижатым к груди, так, чтобы у матери была возможность посмотреть ему в глаза. Не ослабляя объятий, несмотря на сопротивление ребенка, мать говорит о своих чувствах и своей любви к своему сыну или дочке и о том, как она хочет преодолеть ту или иную проблему.

Холдинг-терапия включает в себя повторяющиеся процедуры холдинга – удержания ребенка на руках у родителей до его полного расслабления (физического и эмоционального). Психологическим обоснованием такого удержания может быть то, что оно противопоставлено обычному для аутичного ребенка поведению, направленному на избегание контакта.

Для психолога очевидно, что нормальное, полнокровное развитие ребенка невозможно без установления тесной связи, в первую очередь, с матерью. От контактов с матерью ребенок гармонично переходит к контактам с обществом.

Матери аутичного ребенка очень сложно установить тесный контакт с ним, так как ребенок не подкрепляет ее инстинктивное поведение: не смотрит ей в глаза, не принимает позу готовности при взятии на руки, не улыбается в ответ на улыбку матери и т.п. Поэтому аутичный ребенок недополучает такие необходимые для развития вещи, как контакт глазами, голосом, телесный контакт. Мать часто не может помочь такому ребенку пережить травмирующие события, успокоить, когда больно или страшно, так как он не сообщает об этом матери, не ищет утешения и защиты у нее на руках. На боль, психологический дискомфорт аутичный ребенок может реагировать усилением стереотипных движений, «застыванием», «замиранием» или криком, о причине которого мать часто не может догадаться. Ясно поэтому, что холдинг опирается на естественное инстинктивное желание матери обнять ребенка и удержать его при себе, чтобы разобраться в том, что с ним происходит, утешить и попробовать наладить взаимоотношения с ним.

Обычно на «ситуацию удержания» аутичный ребенок реагирует отчаянным сопротивлением, воспринимая такое «лишение свободы», как витальную опасность. Поэтому многое зависит от того, что именно родители говорят ребенку, какие эмоциональные аргументы они подбирают для того, чтобы объяснить ему ситуацию. Страх ребенка и вызванное им сопротивление всегда уходят, когда родители настойчиво объясняют ребенку, как он им нужен, говорят, что не хотят его обидеть, а, наоборот, хотят с ним пообщаться и поиграть. Задача родителей во время холдинга поэтому состоит в том, чтобы удержать ребенка не только физически, сколько эмоционально, уговаривая его не уходить, не покидать маму и папу, повторяя, как важно быть всем вместе.

Автор метода М. Welch выделяет в процедуре холдинга три стадии: конфронтацию, отвержение (или сопротивление) и разрешение.

Первая стадия любой сессии холдинга – это конфронтация. Обычно ребенок противится началу холдинга, хотя часто на протяжении всего дня ждет его. Он (или она) может находить любые поводы, лишь бы уклониться от начала «процедуры». Когда, так или иначе, матери удается настоять на своем, усадить ребенка себе на колени и заключить его в свои объятия, после конфронтационной паузы наступает фаза активного отвержения. Наступление этой фазы не должно пугать мать или находящегося рядом с матерью и с ребенком отца, который может обнимать их двоих. Ее наступление как раз говорит о том, что холдинг проходит нормально. В эти минуты нельзя ни в коем случае поддаться жалобам и плачу ребенка или испугаться и отступить под его физическим натиском. Ребенок может рваться из объятий, кусаться, царапаться, плеваться, кричать и обзывать мать разными обидными словами. Правильная реакция матери состоит в том, чтобы, гладя ребенка, успокаивать его, говорить ему, как она его любит и как переживает, что он страдает, но она ни за что не отпустит его именно потому, что любит. После различной по продолжительности второй стадии неизбежно наступает третья стадия – стадия разрешения. На этой стадии ребенок перестает сопротивляться, устанавливает контакт глазами, расслабляется, у него появляется улыбка, ему становится легко проявить нежность; мать и ребенок получают возможность говорить на самые интимные темы и переживать чувство любви» (из книги М. Welch «Holding-Time». N.Y., 1988).

После сеанса холдинга ребенок становится спокойным, расслабленным (иногда после первого холдинга ребенок может даже заснуть или может оставаться достаточно активным). В любом случае он начинает контактировать с родителями: появляется прямой взгляд в глаза, ребенок может рассматривать лицо матери так, как будто видит его впервые, ощупывает его, гладит мать по волосам.

Доктор Welch рекомендует проводить холдинг ежедневно один раз, а также во всех ситуациях, когда ребенку плохо (либо он прямо выказывает это, либо плохо себя ведет). При этом полное физическое здоровье родителей и ребенка является необходимым и обязательным условием проведения холдинг-терапии.

Длительность первого сеанса холдинга с аутичным ребенком варьирует, по наблюдениям, в пределах 1,5–4,5 ч. Очень важно, чтобы первый холдинг был доведен до «хорошего конца», и ребенок полностью расслабился, тогда в последующие дни его сопротивление редуцируется, оставляя все больше времени для развития позитивного эмоционального взаимодействия. В противном случае сопротивление ребенка остается таким же отчаянным и длительным, как в первый раз, на протяжении многих дней, и не всем родителям хватает эмоциональной выносливости, чтобы продолжать холдинг-терапию, добиваясь полного эмоционального и физического расслабления ребенка.

Как правило, только первое «сражение» может длиться больше двух часов. В дальнейшем сопротивление ребенка сходит на нет, и занятие занимает не более 1,5–2 ч (при этом преодоление сопротивления ребенка занимает от нескольких минут до получаса, а игры, чтение стихов и сказок, рисование и другие развивающие занятия – остальное время).

В процессе холдинг-терапии достигается существенный прогресс в развитии, прежде всего, эмоционального контакта с близкими людьми. Ребенок становится активным в исследовании окружающего мира, проявляет интерес к событиям, происходящим дома, на улице. Он активнее включается в любое взаимодействие, идет на тактильный контакт (дает себя обнять, подержать на руках), чаще смотрит в глаза, чаще обращается с просьбой. Речевое развитие, как правило, тоже прогрессирует, по крайней мере, дети чаще пытаются обращаться не криком, а словом. Уменьшаются проявления агрессии и самоагрессии, ребенок становится более спокойным и управляемым. В ряде случаев дети начинают проявлять интерес к книгам, рисованию, совместной игре. Эти данные приводят многие специалисты, применяющие холдинг-терапию в психологической коррекционной работе с семьями, имеющими аутичных детей.

Естественно, что холдинг-терапию с семьей, имеющей аутичного ребенка, должен вести психолог или педагог, имеющий опыт коррекционной работы с аутичными детьми и обладающий необходимыми знаниями о закономерностях аффективного развития таких детей.

Существует ряд обстоятельств, делающих проведение холдинг-те­рапии невозможным. Это:

– тяжелые соматические (острые или хронические) заболевания родителей или ребенка. Специалист, ведущий холдинг-терапию, должен убедиться в полном соматическом здоровье родителей, предупредив их о том, что большая физическая и эмоциональная нагрузка во время холдинга может привести к обострению хронических заболеваний. Изучая историю развития ребенка, следует, к примеру, обратить особое внимание на наличие судорожных приступов в анамнезе. В подобных случаях следует отказаться от холдинг-терапии, прибегнув к более постепенным и щадящим способам эмоциональной коррекции;

– ситуация неполной семьи, когда в семье нет отца, также исключает возможность холдинг-терапии. По этой же причине категорический отказ отца от участия в холдинг-терапии делает ее невозможной;

– сопротивление родителей, их эмоциональная неготовность к холдинг-терапии. Специалист не должен заставлять родителей начинать холдинг «через силу», так как этот метод – далеко не панацея и не единственная форма помощи семье аутичного ребенка.

Таким образом, холдинг-терапия, стимулируя развитие ребенка, дает семье возможность по-новому наладить взаимодействие с ним, преодолевая при этом как сам аутизм, так и связанную с ним задержку психического развития.

Как правило, выглядит со стороны это очень страшно — мать или отец силой удерживают ребенка, который кричит, плачет, дерется, кусается и все это не менее часа.

Ходинг-терапияХодинг-терапия

услуг по лечению и вмешательству при расстройствах аутистического спектра | NCBDDD

В настоящее время не показано, что лечение излечивает РАС, но было разработано и изучено несколько вмешательств для использования с маленькими детьми. Эти вмешательства могут уменьшить симптомы, улучшить познавательные способности и навыки повседневной жизни, а также максимизировать способность ребенка функционировать и участвовать в жизни общества [1-6] .

Различия в том, как РАС влияет на каждого человека, означает, что люди с РАС обладают уникальными сильными сторонами и проблемами в социальном общении, поведении и когнитивных способностях.Таким образом, планы лечения, как правило, являются междисциплинарными, могут включать вмешательства при посредничестве родителей и нацелены на индивидуальные потребности ребенка.

Стратегии поведенческого вмешательства сосредоточены на развитии навыков социальной коммуникации — особенно в молодом возрасте, когда ребенок естественным образом приобретает эти навыки, — и на сокращении ограниченных интересов и повторяющегося и вызывающего поведения. Некоторым детям могут быть полезны трудотерапия и логопедия, а также обучение социальным навыкам и прием лекарств у детей старшего возраста.Лучшее лечение или вмешательство может варьироваться в зависимости от возраста человека, сильных сторон, проблем и различий [7] .

Также важно помнить, что дети с РАС могут заболеть или получить травму, как и дети без РАС. Регулярные медицинские и стоматологические осмотры должны быть частью плана лечения ребенка. Часто трудно сказать, связано ли поведение ребенка с РАС или вызвано отдельным заболеванием. Например, тряска головой может быть симптомом РАС или признаком того, что у ребенка болит голова или болят уши.В таких случаях необходимо тщательное физическое обследование. Наблюдение за здоровым развитием означает не только внимание к симптомам, связанным с РАС, но также и к физическому и психическому здоровью ребенка.

О лучших методах лечения детей старшего возраста и взрослых с РАС известно немного. Было проведено некоторое исследование групп социальных навыков для детей старшего возраста, но недостаточно доказательств, подтверждающих их эффективность [8] . Для оценки вмешательств, направленных на улучшение результатов в зрелом возрасте, необходимы дополнительные исследования.Кроме того, услуги важны для того, чтобы помочь людям с РАС завершить свое образование или профессиональную подготовку, найти работу, получить жилье и транспорт, позаботиться о своем здоровье, улучшить повседневное функционирование и максимально полно участвовать в жизни своих сообществ [9] ,

Виды лечения

Доступно множество видов лечения. К ним относятся прикладной анализ поведения, обучение социальным навыкам, трудотерапия, физиотерапия, терапия сенсорной интеграции и использование вспомогательных технологий.

Типы лечения обычно можно разбить на следующие категории:

  • Поведенческие и коммуникативные подходы
  • Диетические подходы
  • Лекарства
  • Дополнительная и альтернативная медицина

Поведенческие и коммуникативные подходы

Согласно отчетам Американской академии педиатрии и Национального исследовательского совета, поведенческие и коммуникативные подходы, которые помогают детям с РАС, обеспечивают структуру, направление и организацию для ребенка в дополнение к участию в семье [10] .

Прикладной анализ поведения (ABA)
Известный подход к лечению людей с РАС называется прикладным анализом поведения (ABA). ABA получила широкое признание среди специалистов в области здравоохранения и используется во многих школах и лечебных клиниках. ABA поощряет позитивное поведение и препятствует негативному поведению для улучшения различных навыков. Успеваемость ребенка отслеживается и измеряется.

Существуют разные типы ABA. Вот несколько примеров:

  • Дискретное пробное обучение (DTT)
    DTT — это стиль обучения, который использует серию испытаний для обучения каждому шагу желаемого поведения или реакции.Уроки разбиты на простейшие части, а положительное подкрепление используется для поощрения правильных ответов и поведения. Неправильные ответы игнорируются.
  • Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI)
    Это тип ABA для очень маленьких детей с РАС, обычно младше 5 и часто младше 3 лет. EIBI использует высоко структурированный подход к обучению для формирования позитивного поведения (например, социального общения) и уменьшения нежелательного поведения (например, истерик, агрессии). , и членовредительство).EIBI проходит в индивидуальной среде, где взрослые могут общаться с детьми под наблюдением квалифицированного специалиста.
  • Денверская модель раннего старта (ESDM)

Это тип ABA для детей с РАС в возрасте от 12 до 48 месяцев. Посредством ESDM родители и терапевты используют игры и совместные занятия, чтобы помочь детям улучшить свои социальные, языковые и когнитивные навыки.

  • Pivotal Response Training (PRT)
    PRT направлена ​​на повышение мотивации ребенка к обучению, отслеживание собственного поведения и начало общения с другими.Считается, что положительные изменения в этом поведении широко влияют на другие формы поведения.
  • Вербальное поведенческое вмешательство (VBI)
    VBI — это тип ABA, который фокусируется на обучении вербальным навыкам.

Существуют и другие методы лечения, которые могут быть частью полной программы лечения ребенка с РАС:

Вспомогательные технологии
Вспомогательные технологии, включая такие устройства, как коммуникационные доски и электронные планшеты, могут помочь людям с РАС общаться и взаимодействовать с другими.Например, система обмена изображениями (PECS) использует графические символы для обучения навыкам общения. Человека учат использовать графические символы, чтобы задавать вопросы и отвечать на них, а также вести беседу. Другие люди могут использовать планшет в качестве устройства для генерации речи или связи.

Развитие, индивидуальные различия, подход, основанный на отношениях (также называемый «время работы на полу»)
Floortime фокусируется на эмоциональном развитии и развитии отношений (чувства и отношения с опекунами).Он также сосредотачивается на том, как ребенок обращается со взглядами, звуками и запахами.

Лечение и образование детей с аутизмом и связанными с ними коммуникативными проблемами (TEACCH) внешний значок
TEACCH использует визуальные подсказки для обучения навыкам. Например, карточки с картинками могут помочь научить ребенка одеваться, разбивая информацию на маленькие шаги.

Трудотерапия
Трудотерапия учит навыкам, которые помогают человеку жить максимально независимо.Навыки могут включать одевание, питание, купание и отношения с людьми.

Обучение социальным навыкам
Обучение социальным навыкам учит детей навыкам, которые им необходимы для взаимодействия с другими, включая навыки разговора и решения проблем.

Логопед
Логопедия помогает улучшить коммуникативные навыки человека. Некоторые люди могут научиться навыкам вербального общения. Для других использование жестов или картинных досок более реалистично.

Посетите веб-сайт «Autism Speaksexternal», «Autism Societyexternal» или «Национальный центр здоровья детей и человеческого развития», чтобы узнать больше об этих методах лечения.

Диетические подходы

Некоторые диетические методы лечения были разработаны для лечения симптомов РАС. Тем не менее, систематический обзор 19 рандомизированных контрольных исследований в 2017 г. обнаружил мало доказательств в поддержку использования диетического лечения детей с РАС [11] .

Некоторые биомедицинские вмешательства требуют изменения диеты.Такие изменения могут включать исключение определенных продуктов из рациона ребенка и прием витаминных или минеральных добавок. Диетическое лечение основано на идее, что пищевая аллергия или недостаток витаминов и минералов вызывают симптомы РАС. Некоторые родители считают, что изменения в диете влияют на то, как их ребенок ведет себя или чувствует себя.

Если вы думаете об изменении диеты вашего ребенка, сначала поговорите с врачом или с диетологом, чтобы убедиться, что в рационе вашего ребенка есть необходимые витамины и минералы для его роста и развития.

Лекарства

Не существует лекарств, которые могут вылечить РАС или устранить основные симптомы. Однако есть лекарства, которые могут помочь некоторым людям с РАС лучше функционировать. Например, лекарства могут помочь справиться с высоким уровнем энергии, неспособностью сосредоточиться, тревогой и депрессией, поведенческой реактивностью, членовредительством или судорогами.

Лекарства могут не воздействовать на всех детей одинаково. Важно работать с медицинским работником, имеющим опыт лечения детей с РАС.Родители и медицинские работники должны внимательно следить за успеваемостью и реакциями ребенка, пока он или она принимает лекарства, чтобы быть уверенными, что любые негативные побочные эффекты лечения не перевешивают пользу.

Чтобы узнать больше о лекарствах и РАС, посетите веб-сайт Национального института здоровья детей и человеческого развитияexternal icon.

Лечение комплементарной и альтернативной медицины

Чтобы облегчить симптомы РАС, некоторые родители и медицинские работники используют методы лечения, выходящие за рамки того, что обычно рекомендуется педиатрами.Эти методы лечения известны как методы дополнительной и альтернативной медицины (CAM). Лечение CAM относится к продуктам или услугам, которые используются в дополнение к традиционной медицине или вместо нее. Они могут включать в себя специальные диеты, пищевые добавки внешнего вида, хелатирование (лечение для удаления тяжелых металлов, таких как свинец, из организма), биологические препараты (например, секретин) или лекарства для разума и тела [12] .

Эффективность многих из этих методов лечения не изучалась; кроме того, обзор исследований хелатирования обнаружил некоторые доказательства вреда и не доказал, что он эффективен при лечении детей с РАС [13] .Текущие исследования показывают, что около одной трети родителей детей с РАС, возможно, пробовали лечение САМ, и до 10% могут использовать потенциально опасное лечение [14-17] . Перед тем, как начать такое лечение, посоветуйтесь с врачом вашего ребенка.

Чтобы узнать больше о методах лечения РАС с помощью КАМ, посетите веб-страницу с иконкой Autismexternal Национального центра комплементарной и альтернативной медицины. У FDA есть информация о потенциально опасных методах лечения с помощью внешнего значка.

Дополнительные лечебные ресурсы

Национальный институт глухоты и других коммуникативных расстройстввнешний значок имеет веб-сайт, чтобы помочь людям с РАС, у которых есть проблемы с общением.

Национальный институт стоматологических и черепно-лицевых исследованийexternal icon имеет ресурсы, чтобы помочь лицам, осуществляющим уход, и медицинским работникам удовлетворить потребности в уходе за полостью рта людей с РАС.

Клинические испытания. Значок Govexternal содержит список клинических испытаний, финансируемых из федерального бюджета, для поиска участников. Если вы или кто-то из ваших знакомых хотели бы принять участие в исследовании аутизма, перейдите на веб-сайт и введите поисковый запрос «аутизм».

Внешний значок Сети лечения аутизма (ATN) стремится создать стандарты лечения, которые будут широко доступны для врачей, исследователей, родителей, политиков и других лиц, желающих улучшить уход за людьми с аутизмом.ATN также разрабатывает общую национальную медицинскую базу данных для записи результатов лечения и исследований в любом из пяти региональных лечебных центров.

Список литературы

  1. Dawson, G., et al., Раннее поведенческое вмешательство связано с нормализацией мозговой активности у маленьких детей с аутизмом. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry, 2012. 51 (11): p. 1150-9.
  2. Dawson, G., et al., Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства для детей ясельного возраста с аутизмом: Денверская модель раннего начала. Педиатрия, 2010. 125 (1): с. e17-23.
  3. Reaven, J., et al., Групповая когнитивно-поведенческая терапия для детей с высокофункциональными расстройствами аутистического спектра и тревожностью: рандомизированное исследование. J Child Psychol Psychiatry, 2012. 53 (4): p. 410-9.
  4. Reichow, B., et al., Раннее интенсивное поведенческое вмешательство (EIBI) для маленьких детей с расстройствами аутистического спектра (ASD). Cochrane Database Syst Rev, 2018. 5 : стр.CD009260.
  5. Виванти, Г., К. Диссанаяке и А.Т. Victorian, Результат для детей, получивших раннее начало Денверской модели до и после 48 месяцев. J Autism Dev Disord, 2016. 46 (7): стр. 2441-9.
  6. Weitlauf, A., M.L. Макфитерс и Б. Петерс, Терапия для детей с расстройством аутистического спектра: поведенческие вмешательства, обновленная версия , в обзоре сравнительной эффективности , . 2014 г., Агентство медицинских исследований и качества: Rockville, MD.
  7. Brookman-Frazee LI, Drahota A, Stadnick N. Обучение терапевтов психиатрической помощи в общине предоставлению пакета научно обоснованных практических стратегий для детей школьного возраста с расстройствами аутистического спектра: пилотное исследование. J Autism Dev Disord. 2012; 42 (8): 1651-1661.
  8. Reichow, B., A.M. Steiner и F. Volkmar, Кокрановский обзор: группы социальных навыков для людей в возрасте от 6 до 21 года с расстройствами аутистического спектра (РАС). Доказанное здоровье детей, 2013. 8 (2): p.266-315.
  9. Межведомственный координационный комитет по аутизму. Стратегический план IACC по исследованию расстройств аутистического спектра (РАС) — обновление 2016–2017 гг. Получено с веб-сайта Межведомственного координационного комитета по аутизму Министерства здравоохранения и социальных служб США: https://iacc.hhs.gov/publications/strategic-plan/2017/external icon.
  10. Хайман С.Л., Леви С.Е., Майерс С.М., Совет по делам детей с ограниченными возможностями, Раздел по педиатрии развития и поведенческой педиатрии. Выявление, оценка и лечение детей с расстройством аутистического спектра.Peditarics. 2020 Янв; 145 (1).
  11. Sathe, N., et al., Nu tritional и диетические вмешательства при расстройстве аутистического спектра: систематический обзор . Педиатрия, 2017. 139 (6): с. e20170346.
  12. Hofer, J., F. Hoffmann, and C. Bachmann, Использование дополнительной и альтернативной медицины у детей и подростков с расстройством аутистического спектра: систематический обзор. Аутизм, 2017. 21 (4): с. 387-402.
  13. James, S., et al., Хелатирование при расстройстве аутистического спектра (РАС). Кокрановская база данных Syst Rev, 2015. 5 : стр. CD010766.
  14. Кришнасвами, С., М.Л. McPheeters и J. Veenstra-Vanderweele, Систематический обзор секретина для детей с расстройствами аутистического спектра. Педиатрия, 2011. 127 (5): с. e1322-5.
  15. Уильямс К., Рэй Дж. А., Уиллер Д.М. Внутривенный секретин при расстройствах аутистического спектра (РАС). Кокрановская база данных Syst Rev .2012; (4): CD003495.
  16. Perrin, J.M., et al., Использование дополнительной и альтернативной медицины в большой выборке детей с аутизмом. Pediatrics, 2012. 130 Suppl 2 : p. S77-82.
  17. Levy, S.E., et al., Использование дополнительной и альтернативной медицины среди детей, которым недавно был поставлен диагноз расстройства аутистического спектра. J Dev Behav Pediatr, 2003. 24 (6): стр. 418-23.

.

Споры о наиболее распространенных методах лечения аутизма | Спектр

Когда сыну Лизы Хинонес-Фонтанез Норрин в возрасте двух лет диагностировали аутизм, она и ее муж поступили так, как поступают большинство родителей в их положении — они пытались составить план помощи своему ребенку.

В конечном итоге они последовали совету экспертов. Они поместили Норрина в школу, где использовался прикладной поведенческий анализ, или ABA, самая давняя и хорошо зарекомендовавшая себя форма терапии для детей с аутизмом.Они также наняли терапевта ABA для руководства домашней программой.

ABA включает 40 часов индивидуальной терапии в неделю. Сертифицированные терапевты проводят или наблюдают за режимом, организованным с учетом индивидуальных потребностей ребенка — например, развивают социальные навыки и учатся писать имя или пользоваться туалетом. Такой подход разбивает желаемое поведение на шаги и вознаграждает ребенка за выполнение каждого шага на этом пути.

ABA сначала был жесток со всеми, говорит Хинонес-Фонтанез: «Во время этих занятий он плакал, сидя за столом, истерически плакал.Мне пришлось бы выйти из комнаты и открыть кран, чтобы выключить звук, потому что я не слышал, как он плачет ».

Но как только ее сын привык к рутине, дела пошли на поправку, говорит она. Перед тем, как начать терапию, Норрин ничего не сказал. Но через несколько недель терапевт АВА заставил Норрина указывать пальцем на буквы. Со временем он научился писать буквы, свое имя и другие слова на доске для сухого стирания. Он мог общаться.

Норрин, которому сейчас 10 лет, с тех пор получает дома АВА-терапию по 15 часов в неделю.Он все еще учится в школе на базе ABA. Его терапевты помогают ему практиковать соответствующие возрасту разговоры и социальные навыки, а также запоминать его адрес, имена и номера телефонов родителей.

«Я считаю, что ABA помог ему так, как я не мог», — говорит Кинонес-Фонтанез. «Особенно в те первые несколько лет я даже не знаю, где бы мы были без терапии ABA».

Но в последние годы Хинонес-Фонтанез и родители, подобные ей, были вынуждены усомниться в АВА-терапии, в основном из-за очень красноречивого сообщества взрослых с аутизмом.Эти защитники, многие из которых в детстве принимали ABA, говорят, что терапия вредна. Они утверждают, что ABA основана на жестокой предпосылке — попытке сделать людей с аутизмом «нормальными» — цель, сформулированная в 1960-х годах психологом Оле Иваром Ловаасом, который разработал ABA для лечения аутизма. Вместо этого они выступают за принятие нейроразнообразия — идеи о том, что людей с аутизмом или, скажем, синдромом дефицита внимания и гиперактивности или синдромом Туретта следует уважать как естественных, а не ненормальных и требующих исправления.

«У ABA хищнический подход к родителям», — говорит Ари Нееман, президент Сети самозащиты аутистов и видный лидер движения за нейроразнообразие. Смысл в том, что «если вы не работаете с поставщиком услуг ABA, у вашего ребенка нет надежды».

Более того, терапия занимает определенное место на рынке, — говорит Нееман. Большинство штатов покрывают терапию аутизма, в том числе, часто, ABA — возможно, из-за ее долгой истории. Но в Калифорнии, например, родители, которые хотят заниматься чем-то другим, должны финансировать это сами.

Эти критические замечания не заставили Хинонес-Фонтанез отказаться от АВА-терапии Норрин, но они сбивают ее с толку. Она говорит, что на каком-то уровне может видеть, что говорят защитники; она не хочет, чтобы ее сын стал «роботом», просто повторяя по команде социально приемлемые фразы, потому что они заставляют его походить на всех остальных. Иногда Норрин подходит к дружелюбным людям на улице и говорит: «Привет, как тебя зовут?» как его учили, но не ждать ответа, потому что он действительно не понимает, почему он это говорит.«Он просто знает, что делать со своей стороны», — говорит она.

Сообщение о том, что ABA может нанести вред, расстраивает ее. «Я стараюсь изо всех сил. Я бы никогда не сделала ничего, чтобы навредить своему ребенку », — говорит она. «Это то, что у него работает; Я видел, как это работает ».

ли АВА является полезным или вредным становится весьма спорный вопрос — такая температура вспышки, что мало людей, которые не являются уже адвокаты готовы говорить об этом публично. Многие из тех, кого попросили дать интервью для этой статьи, отказались, заявив, что ожидают отрицательных отзывов независимо от того, на чьей они стороне.Одна женщина, которая ведет блог со своей дочерью, страдающей аутизмом, говорит, что ей пришлось закрыть комментарии к посту, критикующему их опыт интенсивной программы ABA, потому что количество комментариев — многие от терапевтов ABA, защищающих терапию, — было очень высоким. Шеннон Дес Роше Роза, соучредитель влиятельной группы по защите интересов Thinking Person’s Guide to Autism, говорит, что, когда она публикует сообщения об ABA на странице группы в Facebook, она должна выделить дни для модерации комментариев.

Существует множество сильных мнений с обеих сторон вопроса.Между тем, такие родители, как Хинонес-Фонтанез, оказываются посередине. Несомненно, все хотят того, что правильно для этих детей. Но что это?

,

Лечение аутизма для взрослых и детей: что работает?

Расстройство аутистического спектра — это состояние, которое влияет на образ жизни человека:

  • ведет себя
  • социализируется
  • взаимодействует с другими людьми

Раньше его разделяли на различные расстройства, такие как синдром Аспергера. В настоящее время его рассматривают как состояние с широким спектром симптомов и тяжести.

Хотя сейчас это называется расстройством аутистического спектра, многие люди все еще используют термин «аутизм».

От аутизма нет лекарства, но несколько подходов могут помочь улучшить социальное функционирование, обучение и качество жизни как детей, так и взрослых с аутизмом.

Также важно помнить, что многие исследования по лечению аутизма сосредоточены на детях.

Это в значительной степени связано с тем, что существующие исследования показывают, что лечение наиболее эффективно, когда оно начинается в возрасте до 3 лет. Тем не менее, многие методы лечения, разработанные для детей, могут помочь и взрослым.

Прочтите, чтобы узнать больше о различных подходах к лечению аутизма.

Прикладной анализ поведения (ABA) — одно из наиболее широко и наиболее эффективных методов лечения аутизма как у взрослых, так и у детей.

Это относится к серии методов, разработанных для поощрения позитивного поведения с использованием системы вознаграждения.

В ABA есть несколько методов и подходов, в том числе:

  • Дискретное пробное обучение. В этом методе используется серия испытаний для поощрения пошагового обучения. Правильное поведение и ответы вознаграждаются, а ошибки игнорируются.
  • Раннее интенсивное поведенческое вмешательство. Дети, как правило, в возрасте до 5 лет, работают один на один с терапевтом или в небольшой группе. Обычно это делается в течение нескольких лет, чтобы помочь ребенку развить коммуникативные навыки и уменьшить проблемное поведение, в том числе агрессию или членовредительство.
  • Тренинг по основным ответам. Это стратегия, используемая в повседневной жизни человека, которая учит основным навыкам, таким как мотивация учиться или инициировать общение.
  • Вербальное поведенческое вмешательство. Терапевт работает с кем-то, чтобы помочь ему общаться и использовать язык в самых разных ситуациях.
  • Поддержка позитивного поведения. Это включает в себя изменение окружающей среды в классе или доме, чтобы вознаградить за хорошее поведение.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это тип разговорной терапии, который может быть эффективным для детей и взрослых с более легкими формами аутизма.

Во время сеансов когнитивно-поведенческой терапии люди узнают о связях между:

  • чувствами
  • мыслями
  • поведениями

Это может помочь выявить мысли и чувства, которые вызывают нежелательное поведение.

Обзор 2010 г. показывает, что КПТ особенно полезна, помогая людям с аутизмом справляться с тревогой. Это также может помочь им лучше распознавать эмоции в других и лучше справляться с социальными ситуациями.

Обучение социальным навыкам (SST) — это способ для людей, особенно детей, развивать социальные навыки. Некоторым людям с аутизмом очень трудно взаимодействовать с другими, что со временем может привести к множеству проблем.

Человек, проходящий SST, приобретает базовые социальные навыки, в том числе:

  • вести беседу
  • понимать юмор
  • читать эмоциональные сигналы

Хотя SST обычно используется у детей, SST также может быть эффективен для подростков и молодых взрослых в их начале 20-х годов.

Люди с аутизмом иногда необычно подвержены влиянию сенсорных входов, например:

Терапия социальной интеграцией основана на теории, согласно которой усиление некоторых из ваших чувств затрудняет обучение и демонстрацию позитивного поведения.

SIT пытается выровнять реакцию человека на сенсорную стимуляцию. Обычно это делает терапевт и основывается на игре, например рисовании в песке или прыжках со скакалкой.

В настоящее время недостаточно доказательств, подтверждающих, что это эффективное лечение.

Трудотерапия (ОТ) — это область здравоохранения, которая фокусируется на обучении детей и взрослых основным навыкам, которые им необходимы в повседневной жизни.

Для детей это часто включает обучение:

  • мелкой моторики
  • навыков почерка
  • навыков самообслуживания

Для взрослых ОТ фокусируется на развитии навыков самостоятельной жизни, таких как:

  • приготовление пищи
  • уборка
  • работа с деньгами

Логопед обучает вербальным навыкам, которые могут помочь людям с аутизмом лучше общаться.Обычно это делается с помощью логопеда.

Он может помочь детям улучшить скорость и ритм речи в дополнение к правильному использованию слов. Это также может помочь взрослым улучшить то, как они сообщают о мыслях и чувствах.

Не существует лекарств, специально предназначенных для лечения аутизма. Однако некоторые лекарства, используемые при других состояниях, которые могут возникать при аутизме, могут помочь с определенными симптомами.

Лекарства, используемые для лечения аутизма, делятся на несколько основных категорий:

  • Антипсихотики. Некоторые новейшие антипсихотические препараты могут помочь при агрессии, самоповреждении и поведенческих проблемах как у детей, так и у взрослых с аутизмом. Рисперидон (Risperdal) и арипипразол (Abilify) одобрены FDA для лечения раздражительности, связанной с расстройством аутистического спектра.
  • Антидепрессанты. Хотя многие люди с аутизмом принимают антидепрессанты, исследователи еще не уверены, действительно ли они помогают с симптомами аутизма. Тем не менее, они могут быть полезны для лечения обсессивно-компульсивного расстройства, депрессии и тревоги у людей с аутизмом.
  • Стимуляторы. Стимуляторы, такие как метилфенидат (риталин), обычно используются для лечения СДВГ, но они также могут помочь с симптомами, которые часто возникают одновременно с аутизмом, включая гиперактивность / импульсивность и невнимательность. Обзор 2015 года, посвященный использованию лекарств для лечения аутизма, показывает, что около половины детей с аутизмом получают пользу от стимуляторов, хотя у некоторых наблюдаются отрицательные побочные эффекты.
  • Противосудорожные препараты. Некоторые люди с аутизмом также страдают эпилепсией, поэтому иногда назначают противосудорожные препараты.

Есть бесчисленное множество альтернативных методов лечения аутизма, которые люди пробуют.

Однако не так много убедительных исследований, подтверждающих эти методы, и неясно, эффективны ли они. Некоторые из них, например хелатотерапия, также могут принести больше вреда, чем пользы.

При поиске альтернативных методов лечения работайте в тесном сотрудничестве с врачом. Они могут помочь вам сориентироваться в исследованиях, связанных с этими методами лечения, и избежать потенциально рискованных методов, не подтвержденных наукой.

Потенциальные альтернативные методы лечения, требующие более убедительных исследований, включают:

  • диета без глютена и казеина
  • утяжеленных одеял
  • мелатонин
  • витамин С
  • омега-3 жирные кислоты
  • диметилглицин
  • и

    магний в сочетании

  • окситоцин
  • CBD масло

Если вам неудобно говорить об альтернативных средствах лечения со своим врачом, подумайте о поиске другого медицинского работника, который поможет вам найти правильное лечение.

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и Американская академия педиатрии (AAP) позволяют вам искать различные ресурсы по аутизму.

Аутизм — это сложное заболевание, от которого в настоящее время не существует лечения.

Однако есть множество терапевтических подходов и лекарств, которые могут помочь справиться с его симптомами. Вместе со своим врачом разработайте наиболее эффективный план лечения для вас или вашего ребенка.

.Эссе по удерживающей терапии

— 2051 слово

Холдинговая терапия

Что такое холдинговая терапия?

Холдинговая терапия была разработана доктором Мартой Велч в конце 1970-х годов. Доктор Велч был психиатром из Нью-Йорка, который начал использовать его для детей с аутизмом. Позже она описала свой вид терапии в книге под названием «Время выдержки» (Welch, 1988). Первоначально доктор Уэлч открыл для себя проведение терапии с аутичными детьми. Позже, однако, она начала использовать эту терапию и с обычными детьми и, по ее мнению, обнаружила не менее удовлетворительные результаты.В настоящее время Уэлч называет ее терапию регулирующей связующей терапией.

Удерживающая терапия — это метод, при котором мать ребенка с аутизмом должна держать ребенка на руках в течение определенного периода времени, даже если ребенок сопротивляется. Мать держится за ребенка, пока ребенок не примет контакт. Как только согласие будет достигнуто, мать может начать предъявлять требования к ребенку до того, как его отпустят. Например, может потребоваться зрительный контакт. Уэлч предполагает, что мягкая кушетка или коврик — лучшее место для проведения терапии, поскольку «ребенок обычно оказывает сильное физическое сопротивление» (Tinbergen & Tinbergen, 1983, p. 325).Ниже она описывает некоторые практические детали терапии:

Мать просят держать ребенка на коленях лицом к лицу. Отца просят сесть рядом и обнять мать. Ребенок сидит верхом на матери, согнув колени, по одному с каждой стороны от матери. Мать обнимает ребенка руками и берет их под мышки. Затем она может держать голову ребенка руками, чтобы смотреть ему в глаза. Эта поза не обязательно удобна для обоих (Tinbergen & Tinbergen, 1983, p. 325).

Во время холдинговой терапии терапевт действует как наблюдатель и фасилитатор. В терапевтическом сеансе терапевт не играет никакой физической роли. Вместо этого он или она способствует «сближению» между матерью и ребенком. Психотерапевт рассказывает родителям об их чувствах и призывает мать крепко и надежно держаться за них. Матери рекомендуется изучить свои чувства и попытаться их разрешить. Кроме того, во время терапии целесообразно работать над конфликтами между двумя партнерами по браку и между отцом и ребенком.Ниже приведены шесть основных обязанностей терапевта, согласно Уэлчу (Tinbergen & Tinbergen, 1983):

1. Поощрять, увещевать или побуждать мать держать ребенка на руках, несмотря на сопротивление ребенка, ее собственные оговорки или запреты. 2. Наблюдать и переводить сигналы матери и ребенка, которые каждый не понимает. 3. Анализировать и интерпретировать конфликты сначала между матерью и ребенком, а затем между матерью и другими важными членами семьи.4. Терпеть гнев и депрессию, которые испытывают мать и ребенок, не отстраняясь, таким образом являясь важным примером для подражания. 5. Заручиться помощью отца. Мать и отец должны держаться друг за друга. Отец иногда держит мать, пока она держит ребенка. Он должен научиться держать ребенка на руках. Он должен держать других детей, пока мать держит аутичного ребенка. 6. Проработать проблемы матери в отношениях, особенно с ее собственной матерью и ее мужем.

Родители должны не только проводить сеансы во время терапии, но и проводить занятия дома. Уэлч предлагает матери держать ребенка на руках хотя бы раз в день и всякий раз, когда ребенок чувствует себя плохо. Сеансы проведения обычно должны длиться один час.

Теория холдинговой терапии

Неудивительно, что холдинговая терапия прочно укоренилась в убеждении, что аутизм возникает из-за отсутствия связи между матерью и ребенком.Марта Уэлч твердо верила, что в основе аутизма лежат отношения матери и ребенка. Она считала, что у матерей отсутствуют нормальные инстинкты по отношению к своим детям с аутизмом, и что эти инстинкты можно развить с помощью терапии. Она сказала, что …

Продолжить чтение

Присоединяйтесь к StudyMode, чтобы прочитать полный документ

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.