Фемининность и маскулинность: МАСКУЛИННОСТЬ И ФЕМИНИННОСТЬ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание

Маскулинность: преимущество или недостаток? | inurol.kiev.ua

А.С. Коздоба
к.м.н., андролог, уролог, УЗИ-специалист, врач высшей категории (г. Москва)

Маскулинность — это комплекс психологических и характерологических особенностей, приписываемых мужчинам. С подробным докладом о понятии и проблемах маскулинности в ходе Урологической интернет-конференции №6 выступил Андрей Семенович Коздоба — андролог, уролог, УЗИ-специалист, врач высшей категории, кандидат медицинских наук.

Традиционно к проявлениям маскулинности относятся сила, твердость, решительность, жестокость, агрессивность и т. д. [1]. Большой вклад в разработку этой проблематики внесли представители феминистского движения. В XIX веке маскулинные и фемининные черты считались дихотомическими, взаимоисключающими, а всякое отступление от норматива воспринималось как патология или девиация. Затем жесткий нормативизм уступил место идее континуума маскулинно-фемининных качеств, на базе которой были созданы специальные шкалы для измерения степени умственных способностей, эмоций, интересов и т. п. Все они предполагали, что в пределах некоторой нормы индивиды могут различаться по степени маскулинности и фемининности. Эти свойства представлялись альтернативными: высокая маскулинность должна была, таким образом, коррелировать с низкой фемининностью, и наоборот. Для мужчин при этом желательна высокая маскулинность, а для женщин — фемининность [2].

Эволюционная роль мужчины

При обсуждении войны в обществе часто говорят о нарушениях жестокости, зверствах, но крайне редко — о мужчинах. В сущности, практикуют организованное насилие в основном именно они: планируют стратегию и техническое воплощение, являются идеологами и конечными исполнителями. По этой причине маскулинность и насилие давно обсуждают специалисты по военной социологии. В свою очередь, женщины часто поддерживают войны и переполнены ненавистью к врагам. Однако факты говорят о том, что организуют и осуществляют насилие именно мужчины, и так было практически всегда. При этом следует помнить, что культуре мужчин-воинов свойственна не только жестокость, но и доброта. Как подчеркнул Андрей Семенович, изображать склонность к насилию чертой, присущей большинству мужчин, было бы несправедливо. Такие стереотипы загоняют мужчин в угол, откуда приходится пробиваться с боем.

Каждое общество по родовому признаку состоит из мужчин и женщин. Биологические различия между ними одинаковы во всем мире, но их социальная роль в обществе лишь в малой степени объясняется биологическими различиями. Многие виды поведения, которые не связаны непосредственным образом с проблемами продолжения рода, считаются в обществе типично мужскими или типично женскими. Однако те виды поведения, которые считаются характерными для того или иного пола, меняются от культуры к культуре. Таким образом, понятия «маскулинность» и «фемининность» определяют социальные, заранее заданные культурой роли.

Относительно того, что считать мужским, а что женским, в каждой конкретной культуре существуют различные мнения. Поэтому в качестве критерия разделения маскулинных и фемининных культур, в частности, голландский социолог Герт Хофстеде предлагает традиционное разделение общества. То есть мужчинам приписывается твердость, ориентация на конкуренцию, соперничество и стремление быть первыми. Женщинам — ориентация на дом, семью, социальные ценности, а также мягкость, эмоциональность и чувствительность.

Маскулинные и фемининные страны

Согласно такому разделению, в маскулинных культурах центральное место занимают работа, сила, независимость, материальный успех, а также существует ясное разграничение мужских и женских ролей. В фемининных культурах эти признаки считаются не столь важными. На первом плане здесь находятся эмоциональные связи между людьми и забота о других членах общества, сам человек и смысл его существования. Например, конфликты в таких культурах пытаются решать путем переговоров и достижения компромисса, в то время как в маскулинных культурах они решаются в свободной борьбе, по принципу «пусть победит лучший». Соответственно, в маскулинных культурах у детей поощряются честолюбие, дух соревнования и самопрезентация. В труде здесь больше ценится результат, и награждение происходит по принципу реального вклада в работу. В фемининных культурах при воспитании детей большее значение предается развитию чувство солидарности и скромности. Награждение за труд происходит больше по принципу равенства. К культурам фемининного типа относят Швецию, Норвегию, Нидерланды, Данию, Финляндию, Чили, Португалию, СССР и другие страны. В свою очередь, к маскулинными относятся Япония, Австрия, Венесуэла, Италия, Швейцария, Мексика, Великобритания, Германия, и в том числе, современная Россия. С точки зрения Андрея Семеновича, оптимальным было бы совмещение двух этих типов.

«Токсичная» маскулинность: взгляд Американской психологической ассоциации

Сегодня существует также термин «токсичная маскулинность». Под ним подразумевается набор традиционных качеств, которые лежат в основе таких понятий, как «сильный мужчина» и даже «настоящий мужик», независимо от того, положительные это качества или отрицательные, используются они во благо или во зло. Как отметил Андрей Семенович, на его взгляд, это лишь очередной способ найти виноватого, выделив определенную ячейку общества.

Американская психологическая ассоциация (АРА) выпустила пособие для психологов, которые работают с мальчиками и мужчинами. В нем специалисты описывают вред от традиционной маскулинности и связывают ее с гомофобией и харрасментом. Краткое изложение работы опубликовано в январском выпуске научного журнала Psychology Monitor. В частности считается, что традиционная маскулинность выступает причиной стремления доминировать. Стоицизм, присущий ей, также заставляет мужчин реже просить о помощи. Исследование было основано на 40 годах изучения паттернов маскулинности.

В статье отмечается, что традиционная маскулинность, отмеченная стоицизмом, соревновательностью, доминированием и агрессией, в целом вредна. Также психологи осуждают идеологию маскулинности, к которой относятся антифеминизм, зацикленность на достижениях, отказ от проявления слабости, тяга к приключениям, риску и жестокости. По мнению специалистов, традиционная маскулинность психологически вредит мальчикам, которых с детства учат подавлять свои эмоции. Специалисты отмечают, что мужчины, которые убеждены в собственной маскулинности, реже обращаются за помощью, в том числе медицинской. Из-за склонности к стоицизму они реже рассказывают о своих проблемах. Ученые также выяснили, что у мальчиков, которые подвержены влиянию маскулинности, развивается склонность к гомофобии, сексуальному насилию и стремлению самоутвердиться за счет подавления и оскорбления более слабых сверстников. Специалисты уверены, что патриархат несет мужчинам как пользу, так и вред. С одной стороны, он дает мужчинам власть, а с другой — принуждает их к определенной ограниченной роли в обществе.

СССР-Россия: изменение модели маскулинности

Со своей стороны, исследователи из Института социологии РАН Александрина Ваньке и Ирина Тартаковская проанализировали нормативные модели российских рабочих и обнаружили, что старшие из них сохранили маскулинность советского типа, тогда как молодые осваивают маскулинность общества потребления [3]. Комплексный сравнительный анализ интервью, взятых у рабочих в позднесоветский, перестроечный и современный периоды, позволяет увидеть набор отличающихся друг от друга нормативных моделей маскулинности. Советский гендерный порядок предполагал утверждение гегемонной маскулинности через связь с государством: служение высокой идее и общему благу. Рабочим в обобщенной модели советской маскулинности отводилась особая роль не только кормильцев семьи и сильных мужчин с техническими умениями и навыками, но и «станового хребта» советского государства, его главной опоры и одновременно репрезентанта. Для рабочих не предполагалось иных способов позитивного самоутверждения, но их символический статус в тот период был высок.

В Перестройку эта модель потеряла и институциональную, и идеологическую поддержку. Мужчины-рабочие вынуждены были искать маскулинную идентичность в условиях резкого снижения социального статуса. С одной стороны, им пришлось искать новые способы обретения субъектности и самоутверждения, что дало им определенную свободу по сравнению с советским гендерным режимом. С другой — свободу ограничивали отсутствие ресурсов, дискриминация, например, по возрасту, а также культурные и идеологические барьеры. В 2000-е и, особенно, в 2010-е годы складывается новая государственная гендерная политика, фрагментарная и непоследовательная. Советская модель рабочего-государственника вновь стала востребованной, но лишь частью рабочих, в основном старшего возраста. Молодые же рабочие, с одной стороны, делают попытки создать маскулинность нового типа, которая включает измерение политической активности, а с другой — осваивают универсальную потребительскую модель мужественности, связанную с материальным достатком, карьерным успехом, престижным образом жизни, инвестированием в здоровье и внешний вид. Авторы исследования высказывают гипотезу, что представления о нормативной маскулинности у «синих» и «белых» воротничков в современной России значительно сближаются: мужчины-рабочие стремятся копировать образ жизни офисных служащих.

Политики «обречены» на маскулинность?

Андрей Семенович упомянул проведенный социологический анализ паттернов поведения мужчины и женщины — политиков. В нем отмечается, что приписываемые женщине моральные качества — заботливость, самопожертвование, мягкость и преданность семье — несмотря на их позитивную оценку, ценятся в политическом лидере ниже, чем компетентность, независимость, автономность и индивидуализм, приписываемые мужчинам. Хотя использование гендерных стереотипов, как правило, не преследует сознательную цель дискредитации женщин-политиков как таковых, оно влечет за собой снижение легитимности женственности в политической сфере и, как следствие, уменьшение возможностей женщины участвовать во власти. Это ведет не только к неравенству в политической сфере, но и, в конечном счете, к социальному неравенству. Таким образом, маскулинность здесь можно считать преимуществом.

Патриархат: доступ к ресурсам?

Еще одним ключевым понятием можно считать понятие патриархата. По определению Хайди Хартман, он является системой, регламентирующей социальные отношения, благодаря которой мужчины как социальная группа обладают материальными ресурсами и устанавливают иерархические взаимозависимости и солидарности между мужчинами для доминирования над женщинами как гендерной группой.

Развитие мужской идентичности на этапе перехода от подросткового возраста к раннему взрослому, по мнению автора кандидатской диссертации на эту тему Александры Никитиной, выглядит следующим образом [4]. Старшие подростки и молодые мужчины с патриархальными вариантами развития мужской идентичности обладают социально-психологическими характеристиками, созвучными стандартам традиционной мужской гендерной нормы и амбивалентными по своему содержанию. В то же время старшие подростки и молодые мужчины с альтернативными вариантами развития мужской идентичности, не поддерживающие практики гендерной дискриминации и воспринимающие женскую гендерную группу как социально равную, отличаются высокой социально-психологической адаптивностью. Варианты развития мужской идентичности при этом связаны с комплексами социально-психологических характеристик и зависят от этапа возрастной социализации.

Андрей Семенович процитировал экономиста Михаила Хазина, с точки зрения которого «вся теория равноправия полов основана на доступе к кошелькам и формировании общества потребителей» [5].

Также лектор упомянул ряд тенденций в современном обществе, включающих применение гормональных средств для улучшения внешнего вида, часто в ущерб мужскому здоровью и потенции, а также присвоение внешних маскулинных атрибутов, таких как борода и камуфляж.

В заключение Андрей Семенович призвал принимать и доносить до своих детей маскулинность как то, что дано от природы.

Источники:

  1. Головин С.Ю., Словарь практического психолога, 1998
  2. Шапарь В.Б., Новейший психологический словарь, 2009 3
  3. Ваньке А.В., Тартаковская И. Н., Карьера рабочего как биографический выбор. Социологическое обозрение, 2016
  4. Никитина А.А. Развитие мужской индентичности на этапе перехода от подростничества к ранней взрослости. Дисс. канд. псих. наук, 2011
  5. Хазин М.Л., Закат империи доллара и конец Pax Americana, 2003

Материал подготовила Ю.Г. Болдырева
Видео выступления можно посмотреть на Uro.TV

Статья опубликована в журнале «Дайджест урологии»  №6-2019

Феномены «маскулинности» и «фемининности» в современном спорте

В обыденном сознании маскулинность отождествляется с активно-творческим, культурным началом в личности индивида, а фемининность – с пассивно-репродуктивным природным началом. В целом маскулинность и фемининность понимаются как нормативные представления о соматических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин.
Существуют разные точки зрения: должны ли мужчины выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщины проявлять свои маскулинные качества так же, как и феминные? Так, Зигмунд Фрейд утверждал, что маскулинность и фемининность – диаметрально противоположные и взаимоисключающие наборы черт, которые являются результатом нормального полового созревания мужчины и женщины. Однако Карл Юнг высказал предположение, что мужчина должен выражать феминные качества наряду с маскулинными, а женщина может вполне проявлять маскулинные наряду с феминными.
Современными учеными отмечается, что высокая феминность у женщин и высокая маскулинность у мужчин не являются гарантией психологического благополучия. Так, высокая феминность у женщин часто совпадает с пониженным самоуважением и повышенной тревожностью (Массову Е., Jacklin C., 1974). В то же время высокомаскулинные мужчины оказываются более тревожными, менее уверенными в себе, обладают меньшими способностями к лидерству, хотя в подростковом возрасте имели такую уверенность и лидерские качества. Более того, отмечается, что дети, которые ведут себя строго в соответствии с требованиями их половой роли, часто отличаются более низким интеллектом и меньшими творческими способностями (Lott B., 1993). Данные позиции подтверждают исследования В. В. Абраменковой (1987), согласно которым дети с поведением, строго соответствующим половым стереотипам, обладают более низким интеллектом, плохо справляются с современными видами совместной деятельности, сложно приспосабливаются к ситуациям и психологически неблагополучны. Напротив, индивиды относительно свободные от жесткой половой типизации обладают богатым поведенческим репертуаром и психологически более благополучны.
Спорт – один из видов деятельности, который активно воздействует на развитие личности. Традиционный для мужчин процесс социализации в большей степени, чем для женщин, предусматривает занятия спортом. В спортивной практике отмечены различия в проявлении интереса мужчин и женщин к разным видам спорта.
В последние годы женщины стали осваивать, казалось бы, традиционно «чисто» мужские виды спорта: тяжелую атлетику, разные виды единоборств, хоккей, футбол, водное поло, прыжки на лыжах с трамплина и т. д. Однако известно, что агрессивный физический контакт является частью имиджа мужского спорта, в то время как грация и элегантность – это характеристики, присущие спортсменкам.
Стремление многих женщин осваивать все виды спорта, на наш взгляд, видимо, обусловлено прежде всего желанием доказать социальное равноправие и биологическую полноценность.
Многие исследования подтверждают, что в процессе занятий маскулинными видами спорта, например единоборствами, у девушек формируется повышенная ответственность, мужественность, жесткость (Д. Р. Кардыбаева, А. Н. Андреева, 1995; Н. Г. Цикунова, 2003).
Девочки поддерживают и развивают качества «спортивного характера», свойственного в большей степени мальчикам. У спортсменок, специализирующихся в феминном виде спорта – художественной гимнастике, фигурном катании, – ярко выражены доминантность и самоконтроль.
Маскулинные и феминные виды спорта более дифференцированно воздействуют на личностные особенности женщин, чем мужчин. С возрастом спорт способствует большему закреплению гендерных стереотипов у мужчин. Социализация личности продолжает проходить по пути формирования профессионально значимых качеств, требуемых данной специализацией. При этом деформация личности, превращение ее из маскулинной в феминную, и наоборот, не происходит.
Учитывая позитивные тенденции влияния спорта на социализацию спортсменок, авторы первой статьи «Перспективы» под руководством профессора О. Н. Степановой (Москва) обратились к проблеме популяризации мужских олимпийских видов спорта среди девушек путем разработки модели имиджа женских олимпийских дисциплин в гендерно-ассоциированных видах спорта.
Взятие МОКом курса на гендерное равноправие диктует необходимость разработки путей решения данной проблемы. Вместе с тем, как показывают исследования последних лет, успешная популяризация того или иного вида спорта невозможна без исчерпывающей информации об особенностях его восприятия целевой аудиторией. В качестве объекта данного исследования выступили студенты как будущие родители, которым вскоре предстоит участвовать в формировании спортивных интересов своих детей. Авторами установлено, что модель имиджа, на примере женской тяжелой атлетики, включает в себя такие характеристики вида спорта, как «эмоциональность», «мода», «простота», «популярность», «развитие», «гендерное равноправие», «доступность». Работу по совершенствованию имиджа женских дисциплин следует вести в двух направлениях: с одной стороны, требуется усиливать и направленно транслировать целевой аудитории положительно воспринимаемые признаки; с другой – разрабатывать стратегии преодоления негативных настроений.
В заключение хотелось бы отметить, что спортивная активность высокоспецифична, поэтому как любой вид целенаправленной деятельности она способствует формированию личности. В связи с этим личность спортсмена следует рассматривать как комплекс врожденных и приобретенных качеств, который может быть раскрыт в рамках гендерной теории при рассмотрении таких феноменов, как «маскулинность» и «фемининность».

Главный редактор ТиПФК, заслуженный работник физической культуры РФ, д.п.н., профессор Л.И. Лубышева

социологическая рефлексия маскулинности и фемининности

Ильиных Светлана АнатольевнаДоктор социологических наук, профессоркафедры социальных коммуникаций и социологии управленияНовосибирскогогосударственногоуниверситетаэкономики и управления, г.НовосибирскЭл.адрес:[email protected]

Шестьгоризонтов пола:социологическая рефлексиямаскулинности и фемининности

Аннотация:В статье рассматривается типология маскулинности и фемининностис социологической точки зрения. В статье приводятся характеристики и краткий анализ гегемонного, соучаствующего, естественного, инверсионного, метросексуального и юберсексуального типов маскулинности. Автор предлагает собственную интерпретацию естественного и инверсионного типов маскулинности. В статье анализируются также нормативная, инфантильная, инверсионная, деформированная,андрогинная и престижная типы фемининности. Все типы описываются в авторской трактовке.Маскулинность и фемининность иллюстрируются данными социологических исследований.Ключевые слова:маскулинность, фемининность.

Говоря о мужчинах и женщинах как представителях пола, мы часто не задумываемся о том, что в действительности каждый из них не являет собой пример совершенно однозначной и четко зафиксированной маскулинности и фемининности. В самом общем виде маскулинность и фемининность представляют собой набор установок, ролей, норм поведения, иерархию ценностей, свойственных соответственно мужскому и женскому полу в каждом конкретном обществе. Если же перейти с общего уровня на более конкретный уровень, то мы обнаружим, что маскулинность и фемининность множественны. И здесь необходимо принять во внимание следующее. Когда речь идет об абстрактных мужчинах и женщинах, то они представляются в общем виде. Когда же мы переходим на конкретный уровень, то обнаруживаем колоссальное социальное разнообразиепредставителей одного пола. Набор установок, ролей и норм поведения заметно отличаются в одной и той же группе представителей пола. Меняя угол зрения, мы можем обнаружить это разнообразиегоризонтовпола, а значит и типов маскулинности и фемининности.Методологическую основу предлагаемой типологии составляет гендерная теория, базирующаяся на социальноконструктивистской парадигме. (Стоит сказать, что работая над гендерной проблематикой более десяти лет, автор постепенно смогла выделить некоторые типы маскулинности и фемининности, не претендуя на полноту охвата.) Гендернаятеорияконструирования реальности позволяетсделать несколько важных выводов: вопервых, маскулинность и фемининность –это постоянно воспроизводимые реифицированные реальности; вовторых, маскулинность и фемининность сопровождаются множественными конвенциональными актами; втретьих, маскулинность и фемининность, а вернее тот или иной типы маскулинности и фемининности,управляют ситуациями, независимо от их специфики.Некоторые типы маскулинности были выявлены Р.Коннелом, австралийскимсоциологом, однимиз исследователей маскулинности. Онсделал вывод о разграничении разных типов маскулинности, имеющих место в реальности и определении среди них стереотипа гегемонной маскулинности. Согласно теории гегемонной маскулинности, хотя в любом мужском сообществе существует не один, а несколько типов маскулинности, на вершине этой иерархии обычно стоит тип личности, для которой характерны утверждение мужской власти над женщинами и подчиненными мужчинами, культ физической силы, склонность к насилию, эмоциональная невыразительность и высокая соревновательность[1].И.С.Кон рассматривает, гегемонную маскулинность не как свойство конкретного мужчины, а как социокультурный определенный нормативный канон, на который ориентируются мужчины и мальчики[2].. Эта нормативная структура обеспечивает мальчику или мужчине, который предположительно обладает этими качествами и разделяет эти ценности, положение на вершине гендерной иерархии. Наряду с гегемонной маскулинностью, Р.Конелл и И.Кон выделяют и такую маскулинность, как ©маскулинность соучастниковª[3, p.79]или ©соучаствующую маскулинностьª[4]. ©Соучаствующая маскулинностьª –это модель поведения тех мужчин, которые не прилагают усилий,чтобы занять гегемонную позицию изза недостатка сил или желания. Через соучаствующую маскулинность они занимают подчиненную, вспомогательную роль, но при этом пользуются преимуществами в этой иерархической системе. Нужно отметить, что исследователи выделяют также ряд других маскулинностей, рассматривая их в более широком аспекте. Так, И.Н.Тартаковская в работе ©Маскулинность и глобальный гендерный порядокª касается таких типов, как ©фронтирнаяª, ©классическая колониальнаяª, ©глобальнаяª, ©транснациональнаяª и иные маскулинности[5].Автором статьи выделяется еще один тип маскулинности ©естественнаяª маскулинность. С точки зрения социологии естественнаямаскулинность–это совокупность норм и представлений, которая отличается от ©нормативных эталонов мужчинностиª большей вариативностью моделей мышления и поведения мужчин, уходом от стереотипного образа ©настоящего мужчиныª к образу ©естественного мужчиныª.Как нам представляется, с социологической точки зрения в концепте маскулинности можно выделить своегорода два крайних варианта гегемоннуюк естественнуюмаскулинности. Гегемонная маскулинность–это жизнь, в соответствии с мужским хабитусом лидерства, власти, первенства. Хабитуализация сопряжена с закреплением в языке гендерных стереотипов. Постоянно воспроизводимые мужчинами и женщинами, они как бы ©сшиваютª мужской хабитус. Естественная маскулинность–это жизнь, в соответствии с мужским хабитусом, в котором имеет место снятие разного рода ограничений, накладываемых гегемонной маскулинностью. Сюда относится и право на эмоциональность, и признание за мужчиной права быть неуверенным, обеспокоенным будущим, и возможность иного отношения к семье, к детям.Иллюстрацией этих типов маскулинности могут служить результаты проведенного нами исследования респондентов в организациях малого бизнеса г.Новосибирска. (Выборочная совокупность составила 1354 респондента. Выборка формировалась на основе статистических данных, существующих в соответствии с ©Общероссийским классификатором видов экономической деятельностиª (ОКВЭД). Использовался двухступенчатый отбор. На первой ступени с помощью простого случайного отбора осуществлен выбор 43 организаций малого бизнеса, на второй –систематический стратифицированный отбор респондентов. Метод опроса –анкетирование.) Изучение разных типов маскулинности нами осуществлялось с помощью ряда вопросов, в которых прямо или косвенно содержались высказывания, в том числе стереотипные.Наличие гегемонной и естественной маскулинности подтвердилось в ряде случаев. Гегемонная маскулинность выявлялась в таких аспектах, как эмоциональность, сферы деятельности, личностные черты мужчиныруководителя. Изучение естественной маскулинности фокусировалось вокруг темы страха, беспокойства за будущее, отношения к работе и семье.Приведем лишь некоторыепримеры.При оценке высказывания ©Мужчины боятся потерять свою маскулинность (мужественность)ª мы получили следующее распределение: 40,4% мужчин ответили отрицательно, а 31,6% женщин –положительно. Полученные результаты могут свидетельствовать о том, чтоперед нами мужчины гегемонной маскулинности. Кроме того, интересны в данном случае и ответы женщин. Интерпретировать их ответы нужно не прямо, а опосредованно: мужчины не желают потерять не естественную маскулинность, а гегемонную. Отвечая положительно, они как бы выражают в скрытой форме социальные ожидания этой маскулинности от мужчин. Следующий стереотип затрагивал проявление маскулинности в профессиональной сфере. Чтобы проверить, имеет ли место стереотип, согласно которого от мужчин ожидается первенство, особенно в профессионализме, мы предложили респондентам оценить высказывание ©Мужчины боятся быть непринятыми как профессионалыª. Распределение ответов показывает, что 40,5% женщин согласны с ним, а 32,2% мужчин выражают полное несогласие. Однако в данном случае мы не можем игнорировать и другие ответы мужчин: 14,7% мужчин полностью согласны с высказыванием и 20,1% мужчин согласны частично. Если объединить полностью и частично согласных в одну группу, то можно увидеть, что примерно одна треть мужчин согласна с высказыванием, а другая треть респондентов имеет отрицательные ответы. Вероятно, за несогласившими скрываются представители гегемонной маскулинности, а за согласившимися –представители естественной маскулинности.Ряд высказываний отражает наличиегегемонной маскулинности. В стереотипах о гегемонной маскулинности отражается то, что ©настоящий мужчинаª не открыт в эмоциональном плане. Он не выражает эмоций, умеет сдержать себя. Для проверки этого нами предлагалось оценить высказывание ©Мужчины хладнокровныª. Оказалось, что 39,3% мужчин и 38,3% женщин выразили свое частичное согласие, а не согласились 13,2% мужчин и 17,5% женщин.Гегемонный мужчина всегда лидирует. Результаты показывают, что 52,5% мужчин и 42,6% женщин согласны с тем, что ©Мужчина –прирожденный лидер, он должен занимать первые позицииª. В пользу того, что ©Мужчины обладают большим числом личных качеств руководителя, чем женщиныª высказываются 47,8% мужчин. Более проявлено наличие естественной маскулинности в высказывании ©Мужчины менее интуитивны, чем женщиныª. С ним несогласны 37,3% мужчин. Но в большей мере проявление естественной маскулинности мы обнаружили изучая вопросы, связанные с работой и семьей.Для мужчины с гегемонной маскулинностью на первом месте –работа, а для мужчиныс естественной семья. Для того, чтобы проверить это предположение, мы предложили респондентам ответить на ряд таких вопросов: ©Работа является главным в моей жизниª, ©Для меня в равной степени значимы работа и семьяª, ©Работа для меня –это возможность както разнообразить свою жизнь, она не занимает главное местоª, ©Семья для меня занимает первостепенное значение, а на втором месте –работаª. Что касается первого вопроса, то можно отметить –работа не является главной сферой жизни ни для мужчин, ни дляженщин. Исключение, пожалуй, составляют ответы молодых мужчин до 30 лет, имеющих высшее образование (44,6%) и мужчин со среднеспециальным образованием в возрасте от 40 до 49 лет (38,9%), которые и являют собой представителей гегемонной маскулинности (см.Таблица 1).

Таблица 1. Распределение ответов при оценке мнений ©Работа является главным в моей жизниª и ©Для меня в равной степени значимы работа и семьяª (%)ОбразованиеМнение

ВозрастРабота является главным в моей жизниДля меня в равной степени значимы работа и семьяПол респондентовМужчиныЖенщиныМужчиныЖенщиныСреднее общеедо 30 21,120,036,835,0Среднеспециальноедо 30 7,68,524,231,0от 30 до 39 21,43,335,753,3от 40 до 49 38,98,638,954,3от 50 до 59

6,9

37,9Высшеедо 3044,610,727,940,2от 30 до 39 25,010,626,944,4от 40 до 49 17,213,934,445,2от 50 до 59

16,1

51,8Неполное высшеедо 3020,511,032,627,5

Весьма показательны результаты четвертого мнения ©Семья для меня занимает первостепенное значение, а на втором месте –работаª (см.Таблица 2). Оказалось, что семья имеет приоритетное значение для мужчин с высшим образованием в возрасте от 40 до 49 лет (37,5%), а также женщин со среднеспециальным образованием в возрасте от 50 до 59 лет (37,9%).Что же скрывается за полученными результатами? Как нам представляется, мужчины с высшим образованием в возрасте от 40 до 49 лет испытывают максимальное давление ©рамокª конструкта гегемонной маскулинности. Они должны доказывать свою профессиональную состоятельность, находясь, как считается, в самом продуктивном возрасте. Но полученные результаты со всей очевидностью демонстрируют и то, что мужчины пытаются противостоять нормативам маскулинности.Таблица 2. Распределение ответов при оценке мнений©Семья для меня занимает первостепенное значение, а на втором месте –работаª и ©Я беспокоюсь о будущемª(%)ОбразованиеМнение

ВозрастСемья для меня занимает первостепенное значение, а на втором месте –работаЯ беспокоюсь о будущемПол респондентовМужчиныЖенщиныМужчиныЖенщиныСреднее общеедо 30 15,815,010,535Среднеспециальноедо 30 34,836,636,426,8от 30 до 39 14,330,035,746,7от 40 до 49 5,625,733,345,7от 50 до 59

37,9

31,0Высшеедо 3011,527,632,827,1от 30 до 39 25,027,911,527,6от 40 до 49 37,531,912,541,7от 50 до 59

16,1

51,6Неполное высшеедо 3018,624,014,325,9

Интересно, что лишь 17,2% этой группы мужчин указывают на важность работы (см.Таблица 1). Таким образом, мужчины с высшим образованием в возрасте от 40 до 49 лет демонстрируют естественную маскулинность в изучаемом вопросе.Маскулинность косвенно мы смогли оценить с помощью ряда высказываний, в которых содержалось отношение к будущему и настоящему. Так, распределениеответов при оценке ©Я беспокоюсь о будущемª показывает, что более трети мужчин со среднеспециальным образованием всех возрастных интервалов, а также имеющих высшее образование в возрасте до 30 лет испытывают беспокойство от будущего (см.Таблица 2). Как мыуже указывали, что для трети мужчин со среднеспециальным образованием в возрасте от 40 до 49 лет и с высшим образованием в возрасте до 30 лет главной сферой является работа. Вероятно, именно с этой сферой связаны будущие опасения. Невозможность выступатьфинансовым обеспечителем семьи, несостоятельность в профессии, скорее всего, и вызывают страх. В данном случае мы можем говорить о том, что выявлены противоречивые состояния сознания, связанные с ©ношей гегемонной маскулинностиª, ведь именно эти две группы мужчин на вопрос о работе отнесены нами к носителям гегемонной маскулинности. Не исключено, что мы имеем дело с сочетанием в сознании двух типов маскулинности, со смещением в гегемонную.Показательно, что мужчины с высшим образованием в возрасте от 30 до59 лет в меньшей степени обеспокоены будущим. Объяснить полученные данные можно, обратившись к результатам предыдущих вопросов. Именно эти категории мужчин отмечают либо равную значимость работы и семьи (обе возрастные группы мужчин), либо семья стоит на первом месте (мужчины в возрасте 4049 лет). Итак, маскулинность, которая проявляется в приоритете работы, вызывает тревогу и озабоченность будущим. Но когда у мужчин сфера работы на равных сопряжена со сферой семьи, тревожные аспекты будущего уменьшаются.В данном случае, видимо, мы имеем дело с ествественной маскулинностью.Кроме двух описанных типов можно выделить инверсионную(от лат. inversio –переворачивание, перестановка) маскулинность (термин введен автором). Мужчины, обладающие таким типом, имеют многие характеристики, содержательно и поведенчески совпадающие с женскими паттернами поведения. Инверсионная маскулинность–это жизнь в соответствии с хабитусом неуверенности в себе, низкой степени личностной автономности, зависимости во взглядах и поведении, конформности. Как нам представляется, это проявляетсяв ряде следующих аспектов.Вопервых, мужчины, обладающие такой маскулинностью, неделовиты и неактивны, обеспечивают себя самостоятельно с большим трудом. Вовторых, у обладателей инверсионной маскулинности наблюдаются такие черты характера, как застенчивость, стеснительность, боязнь новых контактов. Втретьих, к числу проблемных сторон этого типа маскулинности относятся сложные отношения с женщинами и детьми. Молодые мужчины предпочитают избегание семьи, отцовства. Вчетвертых, у мужчин с инверсионной маскулинностью имеет место длительный период взросления и болезненного отрыва от родителей, чаще –от матерей. Вследствие этого, им трудно самостоятельно принимать решения по жизненно важным вопросам, иногда невозможно. Это могут быть и вопросы создания семьи, и карьеры, и здоровья и т.д. В таком случае родители (в большей мере –матери) принимают решение о необходимости сыну жениться и на ком, о наличии детей, о карьере. Иными словами, он отказывается от какой бы то ни было власти по собственной воле. Этот тип маскулинности не является промежуточным между гегемонной и естественной. Он имеет образцы поведения обоих крайних типов маскулинности, но в его сознании наблюдается инверсия –переворачивание стереотипов, касающихся ©мужчинª и ©мужскогоª.В качестве примера, иллюстрирующего этот тип маскулинности, приведем результаты качественного исследования, проведенного автором с 2003 по 2011 годы с группой молодых людей. В ходе глубинного интервью было выявлено, например, что Виталий(37лет)всю свою жизнь прожил вместе с матерью. Она, будучи разведенной и потому имеющей много свободного времени, решала вопросы его личной жизни, беря на себя ответственность за то, какая девушка могла быть достойной спутницей, вопросы, связанные с работой. Он застенчив, боится новых контактов, неуверен и зависим от мнения своей матери. Работает под руководством матери в семейной фирме. Отрыв от нее представляется крайне болезненным как в личной жизни, так и в карьерном плане.Итак, с точки зрения гендера, а если более конкретно с точки зрения наличия власти в руках (или ее отсутствия по собственной воле) мы рассмотрели гегемонную, соучаствующий, естественный, инверсионный типы маскулинности.Если в качестве основания положить не власть, а, например, такой фактор как потребление, то можно раскрыть другие типы маскулинности. Укажем, что потребление мужчин и женщин также выступает одним из гендерных аспектов, но рассматриваемых реже, чем власть, роли, статусы и т.д.Итак, с точки зрения потребления можно выделить такие модели маскулинности, как метросекусуальная и юберсексуальная. Метросексуальная маскулинностьпроявляется в стиле жизни мужчины, ориентированном на неустанную заботу о себе. Обладателям такой маскулинности присущи тонкий вкус, утонченная изысканность манер и одежды. Мужчины данной маскулинности активно ухаживают за кожей и волосами, следят за фигурой, чистотой ногтей, модой и культурными событиями. Они способны отличить работы различных модных дизайнеров, знают, какоформить свою квартиру по последнему слову техники и дизайна, ценят шопинг и могут потратить на него достаточно времени. Типичный представитель метросексуальной маскулинности –состоятельный молодой человек, живущий в крупном городе, где есть модные дизайнерские магазины, ночные клубы, фитнесцентры и салоны красоты.Как указывают М.Зальцман, А. Мататиа, Э. О‱Райли, в Соединенных Штатах начали появляться спасалоны и салоны красоты для мужчин[6]. Они предлагают большой выбор технологий и услуг по релаксации и уходу за внешностью и обещают быть довольно прибыльными, потому что постепенно превращаются в места общения мужчин. Во время опроса, проведенного в 2003 году, 89% процентов мужчин согласились с тем, что следить за своим внешним видом –очень важно длябизнеса. Почти половина –49% –сказали, что мужчина вполне может позволить себе массаж лица или маникюр.Появление ухоженного и надушенного мужчины замечено не только в Соединенных Штатах. Даже мужчины, принадлежащие к традиционной ©мачистскойª культуре Испании, сегодня больше интересуются тем, что могут им предложить продукты по уходу за собой и своим здоровьем. Аналитики отрасли считают, что емкость рынка продуктов, связанных с уходом за внешностью, рассчитанных на мужчин в Испании, –около 100 млн. евро. Немцы испытывают еще больше энтузиазма: общий оборот на рынке косметики для мужчин в 2003 году в Германии составил 648 млн. евро.Опираясь на точку зрения М.Зальцман, А. Мататиа, Э. О‱Райли, выделивших ©еще один вид мужчиныª, мы можем говорить о юберсексуальной маскулинности каксодержательно близкой метросексульной маскулинности. Определяющие качества обладателя такой маскулинности –страсть и стиль. Он страстно увлечен своими интересами, страстен в своих личных отношениях, страстно кормит свои органы чувств цветами, вкусами, запахами и чувствами. М.Зальцман, А. Мататиа, Э. О‱Райли выбрали слово юбер, потому что оно обозначает ©быть величайшимª, ©быть лучшимª. Они считают, что мужчины такого типа самые привлекательные и не только физически, самые динамичные и самые неотразимые представители своего поколения. Они уверены в себе, но неподавляют других, маскулинны, стильны и требуют бескомпромиссного качества во всех сферах жизни. Различия представителя юберсексуальной маскулинностиот обладателя метросексуальной маскулинностиедва заметны: по сравнению со вторым первый больше интересуется отношениями, чем самим собой. Он более чувственный. Он одевается для себя, а не для других, выбирая определенный личный стиль, а не моду. Как и второй, первый с удовольствием ходит по магазинам, но его подход более сфокусирован: он покупает особые вещи, дополняющие его коллекцию, а не превращает шопинг в удовольствие. Его лучшие друзья –мужчины. Он не рассматривает женщин в своей жизни как ©своих парнейª. Как полагают М.Зальцман, А. Мататиа, Э. О‱Райли, в какойто степени юберсексуал –лучший ответ мужчины женскому движению. Вместо того чтобы реагировать на феминизм, он делает выбор на основании того, какие возможности доступны ему сегодня, избегая излишнего анализа и сомнений, способных парализовать его волю. Как нам представляется, таким типом маскулинности обладают весьма и весьма немногие мужчины. Но, тем не менее, мы не можем не говорить об этом, поскольку все это многогранные аспекты феномена ©нового мужчиныª.Что же касается типологии фемининности, то современные тенденции таковы, что в рамках социологии многозначностью фемининности исследователи пока не занимаются так же основательно, как в отношении маскулинности. В связи с этим мы можем предложить некоторые авторские варианты фемининности, не претендуя на завершенность и полноту. По нашему мнению, можно выделить нормативную фемининность, которая соответствует женскому хабитусу с ориентацией на традиционно закрепившиеся в общественном сознании женские ценности. К таковым в первую очередь относятся ценности семьи и материнства. В соответствии с ними выстраиваются все модели женского поведения. Ориентация на семью и материнство так или иначе сказывается и на чертах характера: конформности, эмпатичности, доброте, простоте, заботливости.Чаще всего в литературе женщин с такой феминнностью обозначаюткак феминных.Другим типом можно назвать инфантильную фемининность. В этом типе женщины поведенчески берут инициативу в свои руки, пытаются занимать активную лидерскую позицию и быть самодостаточными. В чертах характера можно наблюдать отсутствие конформизма, стремление контролировать других, недостаток эмпатии, элементы нетерпимости. Но все же главной особенностью инфантильной фемининности можно считать то, что ценности семьи и материнства совсем не занимают у них ведущего положения. Такие женщины являются инфантильными в аспекте семейноматеринских установок, несмотря на свою активность и стремление к лидерству. Инфантильность развивается не в силу неспособности реализовать себя в качестве жены и матери, а изза отсутствия влиятельных образцов нормативнойфемининности в ближайшем окружении.Еще одним типом можно считать инверсионную фемининность. Фактически женщины с этим типом феминнности обладают чрезмерной маскулинизацией. В данном случае уместнее использовать термин ©инверсионнаяª, а не ©маскулиннаяª фемининность в силу того, чтобы заострить внимание на радикальных изменениях нормативной фемининности. В чем состоят эти трансформации? Вопервых, инверсионная фемининность –это жизнь в соответствии с хабитусом уверенности в себе, большей степени личностной автономности, независимости во взглядах и поведении, низкой конформности. Женщины, обладающие такой феминнностью, нередко вспыльчивы, склонны к гневу, злобе, эмоциональной неустойчивости. Они утрировано деловиты и активны, себя обеспечивают самостоятельно. Модель поведения в соответствии с этим типом фемининности, отражает умение женщины сознательно планировать свою жизнь, что обусловливает ее эмоциональную насыщенность, а также веру в собственные возможности. Их поведение и черты расценивается окружениемкак ©мужскиеª. Вовторых, трансформации сопровождаются появлением авторитарных черт характера, дефицитом эмоционального сочувствия, близости. Втретьих, к числу проблемных сторон этого типа фемининности относятся сложные отношения с мужчинами и детьми. Молодые женщины вообще предпочитают избегание семьи, мужчин, материнства. И в данном случае дело не в отсутствии образцов нормативной фемининности, а именно в инверсии –переворачивании стереотипов, касающихся ©женщинª и ©женскогоª. Итак, инверсионная фемининность–это жизнь, в соответствии с хабитусом независимости, целеустремленности, неконформности, уверенности в себе, деловитости, трудоголизма, профессионализма, гордости, амбициозности, агрессивности, соревновательности, в том числе с мужчинами. Другим типом, с нашей точки зрения, является также деформированная фемининность. Женщины с таким типом имеют модели поведения, которые сопряжены с алкоголизмом, наркоманией, отказом от своих родившихся детей и другими деструктивными паттернами. Эти женщины могут даже иметь черты характера, внешне соответствующие нормативной фемининности, однако по содержанию противостоящие им. К примеру, отказываясь от детей (оставляя их в детском доме, бросая на произвол судьбы и т.д.) представительницы деформированной фемининности, с одной стороны, отдают себе отчет, что только женщина может выполнить необходимую для общества функцию деторождения и материнства, но с другой стороны, они не имеют ценностных ориентаций нести ответственность за своих детей. Деформация фемининности проявляется не столько в том, что материнство не занимает приоритетного положения, сколько в отсутствии такой важной потребности, как стремление личности к самореализации, воплощению в потомстве себя. И, наконец, можно выделить такой тип как андрогинная фемининность. Модели поведения в соответствии с этой фемининностью отличаются достаточно высоким уровнем сочетания и ©женскогоª и ©мужскогоª. Женщины, у которых наблюдается достаточно высокий уровень андрогинной фемининности, имеют большую степень спонтанности и эмоциональной насыщенности жизненного процесса. Они могут выражать разные эмоции: и те, что ©приличныª для нормативной фемининности (плакать, проявлять сентиментальность, бояться и т. п.) и те, что ©приличныª для инверсионной фемининности (гневаться, быть вспыльчивой и т.д.). Женщины с андрогинной фемининностью отдают предпочтение таким качествам, как уравновешенность и рассудительность.Все указанные типыфемининности, как и в случае типологии маскулинности, стоит рассматривать с позиции власть/подчинение. Если же проанализировать фемининность с позиции потребления, то авторомпредлагается такой тип как престижная фемининность. Женщины –обладательницы такой фемининности являют собой пример потребителей престижных товаров для достижения определённого общественного статуса и демонстрации его окружающим. Представительницы престижной фемининности с помощью статусных вещей стремятся не только выделяться среди других, но и привлекать людей с равным и ©свой кругª. Примеров престижной фемининности достаточно много в сфере бизнеса, в том числе шоубизнеса, а также в среде политических деятелей, предпринимательства.Стоит сказать, что представительницы рассматриваемой фемининности есть и в научной среде, а также в сфере искусства и культуры. На престижную фемининность ©работаютª, а также постоянно подкрепляют элитнаянедвижимость, дорогие средства передвижения автомобили, мотоциклы, яхты, самолеты, вертолеты), учреждения сферы услуг –элитные клубы, элитные салоны красоты, магазиныс эксклюзивными и брендовыми товарами, рестораны, отели, одежда и аксессуары, дорогие украшения, престижные средства связи мобильные телефоны, компьютеры, охрана, гувернантки, дорогой туристический отдыхи т.д. В рамках статьи мы не будем описывать мотивацию представительниц этой фемининности, а также факторы ее формирования. Скажем лишь, что этот тип может сопутствовать всем рассмотренным выше фемининностям.Выделение указанных типов фемининности также, как и в случае с маскулинностью, связано с результатами эмпирических исследований. Для того, чтобы иметь представление о таких типах феминнности, как нормативная, андрогинная и инверсионная, проведем корреляцию срезультатами исследования Е.В. Ярославкиной[7]. Автор исследовала 350 женщин, предварительно с помощью опросника С.Бем распределив женщин на 3 типа гендерной идентичности: маскулинный, фемининный, андрогинный. Если провести корреляцию этих типов идентичности с авторскими типами фемининности, то оказывается, что фемининная гендерная идентичностьсоответствует нормативной фемининности, маскулинная гендерная идентичность –инверсионной фемининности, андрогинная гендерная идентичность –андрогинной фемининности.Е.В.Ярославкина выявила, что для женщин с маскулинной идентичностью характерна направленность на ценности, познавательную сферу и креативность, самоуважение, что вполне соответствует нашему представлению об инверсионной фемининности. Для женщин с андрогинной и фемининной идентичностью характерна направленность на ценности, межличностные контакты, концепцию человека. Если преломить эти результаты к нашей типологии, то это означает, что нормативная и андрогинная фемининности в большей мере человекоцентричны. Выделенные нами типы фемининности, представленные в соответствии с типами гендерной идентичности, можно проиллюстрировать и с помощью факторного анализа, исследующего нейтральные, мужские и женские ценности. В таблице 3 отражена факторная структура, характерная для женщин с разной гендерной идентичностью –фемининностью.Таблица 3.Результаты факторного анализа ранжирования ценностей.

Факторная структура маскулинностиинверсионностиN фактораНазвание ведущих факторов

Вклад фактора (%общей дисперсии)Ведущими факторами (вклад общей дисперсии 60,92%) являются:Фактор 1.Отдых (0,837), праздник (0,770).20,42Фактор 2. Счастье (0,783), успех (0,767), дружба (0,645), здоровье (0,539).16,31Фактор 3. Творчество (0,692), учеба (0,590).12,78Фактор 4. Семья (0,842), ребенок (0,769), спорт (0,655), жизнь (0,642).11,70

Факторная структура андрогинностиN фактораНазвание фактораВклад фактора (%общей дисперсии)Ведущими факторами (вклад общей дисперсии 52,28%) являются:Фактор 1. Любовь (0,749), жизнь (0,664), развитие (0,578), отдых (0,546), учеба (0,507).16,83Фактор 2.Красота (0,746), дружба (0,580), деньги (0,579).12,77Фактор 3. Ребенок (0,780), праздник (0,779), здоровье (0,650), творчество (0,570).11,81Фактор 4. Счастье (0,785).10,87

Факторная структура фемининностинормативностиN фактораНазвание фактораВклад фактора (%общей дисперсии)Ведущими факторами (вклад общей дисперсии 65,61%) являются:Фактор 1.

Дом (0,793), праздник (0,747), здоровье (0,736), красота (0,632), спорт (0,531).22,91Фактор 2.

Деньги (0,893), творчество (0,792), отдых (0,683), счастье (0,595)18,17Фактор 3. Успех (0,901), дружба (0,774), развитие (0,719).13,05Фактор 4.

Семья (0,609), учеба (0,574), работа (0,551), свобода (0,507).11,48

Как видим, для женщин с инверсионной феминнностью ведущими факторами отдых, праздник, успех, творчество, учеба, спорт и т.д. А вот ребенок и семья имеют отрицательные корреляции. Факторная структура андрогинности достаточна интересна. Здесь наряду с многими положительными корреляциями (любовь, отдых, здоровье и т.д.) имеют место и отрицательные корреляции, которые с позиции нормативной фемининности могут показаться необычными. Например, отрицательные корреляции, отражающие ценность ребенка. Но вместе с тем, сравнивая андрогинную фемининность с инверсионной фемининностью можно также отметить нетрадиционные отрицательные корреляции в отношении учебы, дружбы, творчества.И, наконец, мы можем говорить о том, что у женщин с нормативной фемининностью также имеются особенности. Как видим, праздник, здоровье, красота, дружба, свобода и др. имеют отрицательные корреляции. Безусловно, сопоставление результатов исследования женщин с разной гендерной идентичностью и соотношение их с разными типами фемининности достаточно условно. Но вместе с тем, в самом общем виде мы можем видеть различия вценностях у трех групп женщин.Как нам представляется, достаточно интересными являются результаты исследования Е.В.Кулаевой[8], которые могут дополнитьнаши рассуждения о нормативной, андрогинной и инверсионной фемининностях.В исследовании приняли участие 310 женщин г.Ярославля в 20072008 г., которые были распределены на те же три группы, что и в предыдущем исследовании. Женщинам с фемининной гендерной идентичностью (нормативная фемининность –в нашем представлении) характерны следующие особенности самоопределения: в особенностях самоотношения они характеризуется физическим, коммуникативным и рефлексивным показателями идентичности, самоценностью и самопринятием, в особенностях мотивационнопотребностной сферы гармоничностью личности, потребностью в общении, семье, заботе о своем здоровье, самоуважении и самозащите, а также ценностнопотребностным способом принятия решений. Женщинам с андрогиннойгендерной идентичностью (аналогично и в нашем исследовании) свойственны следующие особенности самоопределения: они характеризуется в особенностях самоотношения коммуникативным и рефлексивным показателями идентичности, внутренней конфликтностью, в особенностях мотивационнопотребностной сферы гармоничностью личности, потребностью в общении, семье, заботе о своем здоровье, самоуважении, самозащите, автономии, демократизации и ценностях общества, а также ценностнопотребностным способом принятия решений. Женщинам с маскулиннойгендерной идентичностью (инверсионной фемининности –в нашем представлении) свойственны следующие особенности самоопределения: они характеризуются в особенностях самоотношения рефлексивной идентичностью, внутренней конфликтностью и самоценностью, в особенностях мотивационнопотребностной сферы потребностью в семье, профессиональном и личностном росте, материальном благополучии, саморазвитии и автономии, а также логическим способом принятия решения. Е.В.Кулаева обнаружила возрастные особенности. Фемининная женщина с возрастом меньше стремится к общению, но больше к реализации себя. Для маскулинной женщины с возрастом на первый план выходят социальный статус, групповая принадлежность, но снижается значимость своих психофизических данных (внешность и т.д.) и ухода за собой. С возрастом у андрогинных женщин на первый план выходит забота о безопасности и автономности своей будущей жизни. И в заключение стоитпривести результаты лонгитюдного качественного исследования инфантильной фемининности. В течение 15 лет автор проводила исследование нескольких женщин, выявляя особенности их фемининности в глубинных интервью. Одна из них Юлия Г. (42 года). У Юлии достаточно противоречиво осуществлялась социализация, что и послужило основанием для такого рода фемининности. Основным агентом противоречий выступала ее мать. Достаточно поздно выйдя замуж, Юлиядлительное время не могла ©понять роль женыª, впадая то в одну, то в другую крайность. Муж и его родственники воспринимали ее как ©страннуюª, поскольку у нее наблюдались инфантильные рассуждения и модели поведения в сочетании с лидерскими качествами. После рождения ребенка Юлия оставила работу, но при этом ©мысленно находилась в поисках некоего места работы, где бы она моглапонастоящемураскрытьсяª. Реальных же действий не предпринимала. В конце концов, она нашла то, что, как ей кажется,искала –курсы по астрологии. И,несмотря на крайне негативное отношение к такому роду занятий со стороны мужа и других родственников,поступила на них,считаяза полноценное второе высшее образование. Она аргументировала: ©Просто у нас пока не понимают, что такоеастрология. Зато в Оксфорде я бы могла получить настоящий дипломª. В течение всей своей семейной жизни Юлия часто обнаруживала отсутствие конформизма, стремление контролировать других, недостаток эмпатии, элементы нетерпимости.Впадая в крайности, она часто демонстрировала незрелость и подетски непредсказуемые паттерны поведения.Что же касается престижной фемининности, то хотелось бывновь предложитьлишь некоторые результаты лонгитюдногокачественногоисследования, проведенного автором в течение 3 лет. Елена М. (40 лет) является владелицей крупной фирмы по работе с элитной недвижимостью. Легко и быстро устанавливает контакты со статусными людьми как в России, так и в Европе. При общении, даже кратковременном, стремится показать свои ©связиª. Владеет элитной недвижимостью в разных странах (©так сейчас принято в деловом миреª), дорогим автомобилеми украшениями. Одевается в брендовую одежду (©я должна выглядеть на уровнеª), любит продемонстрировать дорогие аксессуары (©это так важно в бизнесеª). Во всем сквозит не просто кокетство избалованной женщины, но желание показать сверхдостаточное, имиджевое, статусное потребление.Подведем итоги. Мы выявили, что горизонты пола могут быть весьма различными. В русле гендерного подхода можно вести речь о множественной маскулинности и множественной фемининности. С точки зрения наличия (отсутствия) власти нами выделены гегемонный, соучаствующий, естественный, инверсионный типы маскулинности, с точки зрения потребления –метросексуальный и юберсексуальный типы.Что же касается фемининностив аспекте наличия/отсутствия власти, то автором выделены такие типы, как нормативная, инфантильная, инверсионная, деформированная и андрогинная. С позиции потребления нами представлена престижная фемининность. Рассмотренная типология, безусловно, не претендует на полноту, но вместе с тем, отражает имплицитную множественность горизонтов пола. Стоит предположить, что впереди нас ожидают новые горизонты пола, среди которых, вероятно, встретятся более гармоничные типы, чем мы имеем.

Ссылки на источники:1. Коннелл Р. Маскулинности и глобализация // Введение в гендерные исследования. Часть 2. Хрестоматия. СПб: Алетейя, 2001. С.251279.2.Кон И. Гегемонная маскулинность как фактор мужского (не)здоровья // Социология: теория, методы, маркетинг. Научнотеоретический журнал. 2008. № 4.3.ConnellR.W. Masculinities. CambridgeOxford, 1995.4. Кон И.С.Мужчина в меняющемся мире // URL: http://www.sunhome.ru/psychology/12792/p15. Тартаковская И.Н.Маскулинность и глобальный гендерный порядок // URL: http://www.gender.ru/pages/resources/publications/common/2006/01/32.php6. Зальцман М. Новый мужчина: маркетинг глазами женщин / М.Зальцман, А. Мататиа, Э. О‱Райли. –Издва: Питер, Коммерсантъ, 2008.7. Ярославкина Е.В.Ценностносмысловая сфера женщин с разной гендерной идентичностью / Автореф. дис. … психол. наук: 19.00.01. / Е.В. Ярославкина. –ЮжноСахалинск, 2009.8. Кулаева Е.В. Самоопределение женщин с различными типами гендерной идентичности / Автореф. дис. … психол. наук: 19.00.05. / Е.В. Кулаева. –Ярославль, 2009.

S.A. IlynykhDoktor of sociolocal sciences, professor of department of social communikations and sociology of management, Novosibirsk State University of Economics and Management, NovosibirskSixhorizonsof sex: sociological reflectionof masculinity and femininity Abctract:The author, from a sociological pointof view, discusses the masculinity and femininity typology. Description and brief analysis of the hegemonic,accessory, natural, inversion, metrosexual and ubersexual types of masculinity are given in this paper. The author offers her own interpretation of the natural and inversion types of masculinity. The paper also analyzes the normative, infantile, inversion, deformed,androgynous and prestigioustypes of femininity. All the types are described in the author’s interpretation.Masculinity andfemininity illustrated by the dataof sociological research.Key words: masculinity, femininity

маскулинность и фемининность — это… Что такое маскулинность и фемининность?

     (маскулинность и фемининность) — нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и для женщин; элемент полового символизма, связанный с дифференциацией ролей половых.
   В психологии дифференциальной маскулинность и фемининность — специфические научные конструкты, связанные с конкретными психодиагностическими тестами. Некоторые черты, приписываемые им, транскультурны: например, отождествление маскулинности с силой, агрессивностью, а фемининности — с мягкостью и нежностью.

   Как системное целое, образы маскулинности и фемининности являются историческими и этноспецифическими. При их изучении нужно учитывать принципиальную асимметрию ролей половых и то, чью точку зрения — мужскую или женскую — выражает данный конкретный стереотип.

   Обыденное сознание склонно абсолютизировать психофизиологические и социальные различия полов, отождествляя маскулинность с активно-творческим, культурным, а фемининность — с пассивно-репродуктивным, природным началом. Наукой доказана условность этой категоризации, показано многообразие свойств маскулинности и фемининности, их зависимость от системы половых ролей и культурных норм, а также наличие множества индивидуальных вариаций, не совпадающих с нормативной моделью.
   В XIX в. маскулинные и фемининные черты считались дихотомическими, взаимоисключающими, а всякое отступление от «норматива» воспринималось как патология или девиация. Затем жесткий нормативизм уступил место идее континуума маскулинно-фемининных качеств, на базе коей были созданы специальные шкалы для измерения степени умственных способностей, эмоций, интересов и пр. Все они предполагали, что в пределах некоей нормы индивиды могут различаться по степени маскулинности и фемининности. Эти свойства представлялись альтернативными: высокая маскулинность должна коррелировать с низкой фемининностью и обратно, причем для мужчин желательна высокая маскулинность, а для женщин — фемининность.

   Позднее выяснилось, что не все психические свойства пола дифференцируются на «мужские» и «женские», и что индивидуальные показатели маскулинности и фемининности по разным шкалам (интеллекта, эмоций, интересов и пр.) не всегда совпадают. Усложнились и представления о том, какие именно качества особенно благоприятствуют психическому здоровью и адаптации социальной.

   Новые, более совершенные тесты рассматривают маскулинность и фемининность не как полюсы одного континуума, а как независимые параметры. Наряду с индивидами, имеющими отчетливую поло-ролевую дифференциацию, существуют:

   1) психологически недифференцированные, с низкими показателями и по маскулинности, и по фемининности;

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест.
С. Ю. Головин.
1998.

GENDER TYPES IN DISSEMINATED SCLEROSIS PATIENTS | Pichkaleva

Aim. To study the gender in patients with disseminated sclerosis and to consider its correlation with some clinical characteristic features of disease. Materials and methods. The gender of 84 patients with disseminated sclerosis was determined using Sandra Bem survey; the clinical picture was assessed by EDSS scale, the quality of life indices — SF-36 scale and asthenia — MFI-20 scale. Results. The examined patients were mainly of the feminine and andogynous gender types. Among these genders, as compared with patients of the other type, aggravated quality of physical functioning, lesser activity and more marked disability, especially by the pyramidal and cortical systems, was proved. Debut remoteness and disability degree correlated with Sandra Bam index. Conclusions. The proved correlation between feminization and the duration of disease, aggravation of disability indices, quality of physical functioning quality, as well as reduction in activity allows to suspect progression of disseminated sclerosis in proper time and to change management tactics.

Введение Гендерные исследования у страдающих головной болью и паническими расстройствами пациентов продемонстрировали обусловленность некоторых клинических аспектов данных заболеваний не только биологическими, но и социально-психологическими составляющими пола [3, 4]. В частности, было доказано, что приступы мигрени протекают тяжелее у фемининных пациентов, а прогредиентное течение панических расстройств и выраженная социальная дезадаптация характерны для больных с низкой маскулинизацией [3, 4]. Несмотря на известные научные факты о преобладании доли лиц женского пола, о существовании различий тяжести течения заболевания и некоторых биохимических показателей у мужчин и женщин при рассеянном склерозе (РС), взаимосвязь гендера и клинических особенностей заболевания в работах других авторов ранее рассмотрена не была [1, 2, 5-7]. Цели исследования — изучить структуру гендера у пациентов с РС, оценить различия гендерного состава в группах больных с продолжительностью заболевания до 10 лет, с давностью дебюта 10 лет и более 10 лет, рассмотреть взаимосвязь гендера и показателей качества жизни, астенических расстройств, выраженности инвалидизации. Материалы и методы исследования В данном исследовании приняли участие 84 пациента с ремиттирующе-рецидивирующим и вторично-прогредиентным типами течения РС в возрасте 18-56 лет (34,5; 27,0-42,0) со средней продолжительностью заболевания 6,0 (3,0-12,8) лет. Среди пациентов были 52 женщины и 32 мужчины. Диагноз РС у больных соответствовал критериям Мак Дональда в редакции 2010 г. Исключающими участие в исследовании факторами являлись наличие других не менее значимых сопутствующих заболеваний и уровень когнитивных нарушений выше легкой степени по краткой шкале оценки психического статуса MMSE. В соответствии с количеством выбранных пациентами прилагательных и словосочетаний из полоролевого опросника Сандры Бэм, относящихся к женской и мужской гендерной роли, производилось вычисление индекса Сандры Бэм (ИСБ). С учетом половой принадлежности участников исследования и полученного индекса осуществлялось распределение пациентов на 4 группы: фемининные, или женственные, маскулинные, или мужественные, андрогинные (с равным соотношением мужественных и женственных характеристик или лишь с небольшим превалированием женственности над мужественностью) и группа больных недифференцированного гендера с незначительным преобладанием мужских характеристик над числом женских. Для оценки качества жизни использовался опросник SF-36. Уровень астении определялся с помощью шкалы MFI-20. По расширенной шкале инвалидизации EDSS Курцке был оценен неврологический статус больных. Статистическая обработка данных выполнялась в программе Statistica 6.1 непараметрическими методами. Результаты и их обсуждение У обследованных преобладали женственные типы гендера: 34 человека относились к андрогинному типу и 36 — к фемининному. Среди мужественных типов гендера недифференцированный встречался только у 10 больных, а маскулинный — лишь у 4. При оценке процентного соотношения гендерных типов у больных РС мужчин и женщин были установлены следующие половые особенности: мужчины сравнительно чаще относились к гендеру недифференцированного типа (21,9 %) и реже — андрогинного (34,4 %), у женщин доли данных типов составили 5,8 и 44,2 % соответственно. Доли фемининного и маскулинного гендеров у пациентов разных полов существенно не различались. При сопоставлении числа представителей фемининного и андрогинного типов с количеством мужественных гендерных типов у пациентов с различной продолжительностью заболевания было выявлено, что при длительности заболевания менее 10 лет достоверно большую долю составили больные мужественных типов гендера по сравнению с болеющими 10 лет и более (точный критерий Фишера р = 0,03). Таким образом, возрастание давности дебюта РС приводит к отклонению гендера в сторону увеличения числа женственных характеристик. Среди показателей качества жизни значимая связь гендера была обнаружена только с физическим функционированием. Индекс Сандры Бэм имел обратную корреляционную зависимость с данным фактором (R = -0,23, р = 0,04), на основании чего можно сделать предположение о влиянии снижения качества физического функционирования на изменение гендера пациентов с РС (усиление выраженности фемининности). Проведенный корреляционный анализ индекса Сандры Бэм и параметров астении показал достоверное снижение активности с возрастанием фемининности (R = 0,25, р = 0,02). Данные результаты подтверждаются выявленной меньшей активностью у пациентов андрогинного и фемининного типов вместе (12,0; 10,0-15,0 баллов) в сравнении с мужественными типами гендера (10,0; 8,0-11,0 баллов; pM-W = 0,01). Значимых связей других астенических расстройств с гендером установлено не было. Степень выраженности инвалидизации также отличалась у лиц с женственным и мужественным типами гендера. Андрогинные и фемининные пациенты имели существенно более высокие показатели суммарного балла по шкале EDSS (4,0; 3,0-4,0 балла) по сравнению с недифференцированным и маскулинным типами вместе (2,5; 2,0-4,0 балла; pM-W = 0,01). Согласно данным корреляционного анализа, проведенного между ИСБ и суммарным баллом по шкале EDSS, выявлялась достоверная прямая зависимость этих параметров (R = 0,24, p = 0,03), свидетельствующая об усилении фемининности с повышением выраженности инвалидизации. При оценке показателей функциональных систем шкалы EDSS с учетом гендера было установлено, что у пациентов с преобладающей маскулинностью достоверно лучше баллы по пирамидной (2,0; 1,0-3,0 балла) и корковой (1,0; 0,0-0,2 балла) системам в отличие от лиц с объединенными андрогинным и фемининным типом гендера (3,0; 2,0-3,0 балла; pM-W = 0,02 и 2,0; 1,0-2,0 балла; pM-W = 0,03 соответственно). Преимущественная связь фемининности с пирамидными и корковыми нарушениями объясняет ухудшение качества именно физического функционирования и снижение активности у больных РС с развитием процесса феминизации личности. Выводы Таким образом, заболеванию рассеянным склерозом подвержены преимущественно женщины. Гендерные типы у представителей данного заболевания характеризуются разнообразием, с преобладанием фемининных черт или равной долей маскулинных и фемининных характеристик среди больных обоих полов. Выраженность фемининных черт возрастает с увеличением продолжительности заболевания и усилением неврологического дефицита в основном за счет пирамидной и корковой функциональных систем, что находит отражение в снижении качества физического функционирования и в уменьшении активности пациентов. Наблюдение за трансформацией гендерного типа в сторону фемининности может помочь лечащему доктору на ранних этапах заподозрить прогрессирование заболевания и при соответствующем клиническом подтверждении своевременно повлиять на тактику ведения пациентов.

  1. Акинцева Ю.В., Байдина Т.В. Тромбоцитарный серотонин у больных рассеянным склерозом. Врач-аспирант 2011; 48 (5.4): 614-619.
  2. Акинцева Ю.В., Трушникова Т.Н., Байдина Т.В. Влияние синдрома усталости на качество жизни больных рассеянным склерозом. Неврологический вестник. Журнал им. В.М. Бехтерева 2010; 42 (1): 132.
  3. Воробьева О.В., Репина В.В. Гендерные ролевые характеристики больных паническим расстройством. Журнал неврологии и психиатрии 2012; 10: 4-7.
  4. Данилов А.Б. Роль пола и гендера при мигрени и головной боли напряжения: автореф. дис.. д-ра мед. наук. М. 2007; 31.
  5. Красильникова Ю.А., Байдина Т.В., Трушникова Т.Н., Желнин А.В. Рассеянный склероз и гендер. Журнал неврологии и психиатрии 2015; 115 (8-2): 62.
  6. Красильникова Ю.А., Байдина Т.В., Трушникова Т.Н. Копинг-стратегии у пациентов с рассеянным склерозом. International Scientific and Practical Conference “World science”. Ajman, UEA 2015; 2 (4(4)): 33-35.
  7. Шмидт Т.Е. Рассеянный склероз: руководство для врачей. М.: МЕДпресс-информ 2012; 272.
Views

Abstract — 240

PDF (Russian) — 151

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Динамика изменения эмоционального состояния подростков в гендерном аспекте

Степень активности каждой личности, как и степень влияния группы на личность, определяется тем, насколько личность переживает эмоциональное благополучие в общении [2; с.23].

По мнению И.С. Кона, современная психология редко учитывает гендерные особенности подростков. Пол – это врожденная биологическая характеристика человека [6; с.16]. В социальном взаимодействии он выступает, прежде всего, как когнитивная схема – обусловленные культурой представления о том, какие личностные признаки свойственны людям того или иного пола. К такому выводу пришли американские социальные психологи С. Кесслер и У. Маккенна. Гендер в современной литературе называют психологическим полом, то есть особенности поведения мальчиков и девочек в зависимости от принятых в обществе норм [1; с.26]. Если у всех живых существ пол имеет две характеристики (мужскую и женскую), то гендерные характеристики выражаются в таких терминах как фемининность, маскулинность, андрогинность. Они зависят от особенностей воспитания и косвенным образом связаны с биологическим полом.

Наше исследование проводилось на базе МКОУ Чистоозерная СОШ № 2. В исследовании приняло участие 23 учащихся из 6-го и 7-го классов (мальчики и девочки). Исследование проводилось для диагностики психологического пола и определения степени андрогинности, маскулинности и фемининности личности. Диагностика психологического пола выражает мужские и женские начала. Опросник содержит 60 утверждений (качеств), на каждое из которых испытуемый отвечает «да» или «нет», оценивая тем самым наличие или отсутствие у себя названных качеств. Методика была предложена Сандрой Бем для диагностики психологического пола и определяет степень андрогинности, маскулинности и феминности личности. Маскулинность – это типично мужские черты (независимость, напористость, доминантность, агрессивность, склонность к риску, самостоятельность, уверенность в себе). Фемининность – типично женские черты (уступчивость, мягкость, чувствительность, застенчивость, нежность, сердечность, способность к сочувствию, сопереживанию). Андрогинность, в соответствии с существующими представлениями индивида не обязательно является носителем четко выраженной психологической маскулинности или феминности. У андрогина эти черты представлены гармонично и взаимодополняемо. Считается, что такая гармоничная интеграция маскулинных и фемининных черт повышает адаптивные возможности андрогинного типа [1; с.22].

Подсчеты показали, что среди мальчиков: маскулинность показывает преобладание 33%, фемининность 17%, андрогинность 50%. А у девочек наблюдается преобладание: маскулинности 12%, фемининности 12%, андрогинности 76%. Опираясь на проделанные исследования можно сделать вывод, что по фактору андрогинности у юношей и у девушек степень различия стереотипов невысокая. Из этого следует, что обе стороны представителей своего пола оценивают себя как личности, в которых на паритетных началах представлены существенные черты как маскулинного, так и фемининного типов. На мой взгляд, это является положительной чертой, так как андрогидный тип более успешен, внимателен к различным вопросам, имеет более разностороннее понимание и оценивание различного рода ситуаций. При оценке маскулинности, среди детей данного класса, выявлена только одна из девочек, что не характерно для данного пола. Среди мальчиков также был выявлен один учащийся, у которого ярко выражена фемининность, что возможно затрудняет его общение со сверстниками, но это обусловлено спецификой его воспитания.

В исследовании мы решили пронаблюдать изменение психологического состояния девочек и мальчиков до и после уроков.

За основу мы взяли методику теста Люшера [3; с.47]. Тест Люшера основан на экспериментально установленной зависимости между предпочтением человеком определенных цветов (оттенков) и его текущим психологическим состоянием. Голубой цвет символизирует спокойствие, удовлетворенность; зеленый цвет чувство уверенности, настойчивость, иногда упрямство; красный цвет символизирует силу волевого усилия, агрессивность, наступательные тенденции, возбуждение; оранжевый цвет: активность, соперничество; желтый цвет: активность, стремление к общению, экспансивность, веселость; фиолетовый цвет: обнаруживаемая замкнутость и стремление к созданию как можно более ясных взаимоотношений; коричневый цвет: пассивность; черный цвет: угасание, оборону и вытеснение воздействий раздражителей.

Гендерные особенности проявляются в эмоциональных состояниях [4; с.102]. Начиная с В. Н. Мясищева, отечественные психологи рассматривают неврозы как расстройство отношений личности. В.Н. Мясищев подчеркивал, что специфическим для неврозов является именно то, что они представляют болезненные изменения, вызванные непосредственно влиянием индивидуальных отношений и взаимоотношений людей.

Тревожность – это тенденция человека испытывать постоянное беспокойство, склонность переживать различные ситуации как угрожающие. Исследования показали, что тревожность, возникающая как результат эмоционального неблагополучия в значимой сфере общения, может порождать общую тревожность. В поведении тревожности людей можно выделить три группы факторов:

во-первых, это своеобразное отношение к оценкам окружающих, как положительным, так и отрицательным;

во-вторых, характерно отношение этих детей к выбору заданий и поручений: они либо выбирают такие, которые являются достаточно трудными и почетными и выполнение которых может принести им уважение окружающих, но при первой неудаче стараются под любым предлогом отказаться от них, либо выбирают такие задания и поручения, которые заведомо ниже их возможностей, но зато гарантируют успех;

в-третьих, они проявляют повышенный интерес к сравнению себя с другим, но вместе с тем избегают ситуаций, где такое сравнение может быть явным. Таким образом, тревожность как свойство личности зависит от самооценки [6].

Подростковый возраст вообще характеризуется пиком тревожности: даже при эмоциональном благополучии тревожность ожиданий в общении имеет место у 45% подростков [5; с.23].

Рисунок 1.1

 

Рисунок 1.2 

     

Рисунок 2.1  

 

Рисунок 2.2 

Рисунок 3.1

 

Рисунок 3.2 

Рисунок 4.1               

 

Рисунок 4.2 

В результате проведенной опытной работы (2013 г.) мы получили следующие результаты: при анализе цветовой гаммы рисунков девочек выяснилось, что перед уроками 20% из них активные и веселые, но после уроков у них возрастает агрессивность 24%. (Рисунок 1.1; Рисунок 1.2). Мальчики же более напряжены перед уроками 17% (Рисунок 3.1; Рисунок 3.2), после уроков у одних учащихся повышается агрессивность, что составляет 31%, а у других появляется чувство уверенности, что также соответствует 31% (Рисунок 4.1; Рисунок 4.2). Таким образом, мы доказали теорию Люшера, что мальчики-подростки имеют более выраженную тревожность, чем девочки.

Из исследований выявляется следующая интересная закономерность. Дети, относящиеся к разному психологическому полу, выбирают и соответствующие цвета, особенно ярко прослеживается это у детей с ярко выраженной маскулинностью и фемининностью.

Рисунок 5.1 

 

Рисунок 5.2 

Рисунок 6.1 

Рисунок 6.2

Рисунок 7.1

 

Рисунок 7.2 

Рисунок 8.1                          

Рисунок 8.2 

Проанализировав эмоциональное состояние мальчиков и девочек до и после уроков, мы выявили, что мальчики до уроков активны и веселы 24%, (Рисунок 5.1; Рисунок 5.2), к вечеру же активность повышается еще на 2% (Рисунок 6.1; Рисунок 6.2). Рассматривание эмоционального состояния девочек до уроков: все их силы направлены на общение 31% (Рисунок 7.1; Рисунок 7.2), после уроков они становятся спокойными и удовлетворенными 26% (Рисунок 8.1; Рисунок 8.2).

Сравнительные данные по наблюдению взаимодействия с шестого по седьмой классы.

Мальчики в 2013 г. более инфантильны, но инфантильность в 2014 г. заменяется социальной направленностью. Мальчики ориентированы на физическую подвижность, точнее сказать на моторную активность.

Девочки в 2013 г. более возбудимы, возбудимость заменяется социальной активностью в 2014 г.

Подводя итоги, можно отметить, что больше оказывает влияние не столько гендерный сколько возрастной показатель, а гендерный проявляется как специфическая особенность. Это надо учитывать педагогам и родителям, нельзя мальчиков ругать за активность – это их гендерная специфика или найти занятие которое не приведет к девиантному поведению. Целесообразно создавать смешанные коллективы, так как вместе у детей проявляется более действенное взаимодействие.

Список литературы:

1. Аникеева Н.П. Психологические основы гендерного воспитания: учебно-методическое пособие./ Н.П. Аникеева. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2008. – 157 с.

2. Крутецкий В. А., Лукин Н.С. Психология подростка. М., 1959.

3. Люшер М. Цветовой тест Люшера/ Макс Люшер; пер. с англ. А. Никоновой. – М.: АСТ; СПб.: Сова, 2005 – 190 с.

4. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. – Екатеринбург: Деловая книга, 2001. – 496 с.

5. Психология педагогического взаимодействия / под ред. Я.Л. Коломинского. – СПб.: Речь, 2007. – 240 с.

6. Шакуров Р.Х. Социально-психологические проблемы руководства педагогическим коллективом. – М.: Просвещение. 1982. – 205 с.

Научный руководитель – канд.пед.наук, профессор кафедры педагогики и психологии ИИГСО Н.П. Аникеева

Маскулинность и феминность в культурах > de-portal.com

Каждое общество по родовому признаку состоит из мужчин и женщин. Биологические различия между мужчинами и женщинами одинаковы во всем мире, но их социальные роли в обществе лишь в малой степени объясняются биологическими различиями. Многие виды поведения, которые не связаны непосредственным образом с проблемами продолжения рода, считаются в обществе типично мужскими или типично женскими. Однако те виды поведения, которые считаются характерными для того или иного пола, меняются от культуры к культуре.

Понятия маскулинность и феминность, определяют социальные, заранее определенные культурой роли. Однако относительно того, что считать «мужским», а что «женским», в каждой конкретной культуре существуют различные мнения. Поэтому в качестве критерия разделения маскулинных и феминных культур. Хофстеде предлагает традиционное разделение общества. То есть мужчинам приписывается твердость, ориентация на конкуренцию, соперничество и стремление быть первым. Женщинам приписывается ориентация на дом, семью, социальные, ценности, а также мягкость, эмоциональность и чувственность. Естественно, что эти понятия не являются абсолютными. Некоторые мужчины могут иметь черты женского поведения, а женщины —- мужского, но это рассматривается как отклонение от нормы.

Согласно такому разделению в маскулинных культурах центральное место занимают работа, сила, независимость, материальный успех и существует ясное разграничение мужских и женских ролей. В феминных культурах эти признаки считаются не столь важными. На первом плане здесь находятся эмоциональные связи между людьми и забота о других членах общества, сам человек и смысл его существования. Например, конфликты в таких культурах пытаются решать путем переговоров и достижения компромисса, в то время как в маскулинных культурах конфликты решаются в свободной борьбе, по принципу «пусть победит лучший».

Соответственно в маскулинных культурах у детей поощряется честолюбие, дух соревнования, самопрезентация. В работе здесь больше ценится результат, и награждение происходит по принципу реального вклада в работу. В феминных культурах при воспитании детей большее значение придается развитию чувства солидарности и скромности. Награждение за труд происходит больше по принципу равенства. К культурам феминного типа относят Швецию, Норвегию, Нидерланды, Данию, Финляндию, Чили, Португалию и другие страны. Можно предположить, Россия и Украина также относится к этому ряду. К маскулинным культурам относятся Япония, Австрия, Венесуэла, Италия, Швейцария, Мексика, Великобритания, Германия и другие страны.

Следует заметить, что отнесение некоторых стран, например, к ярко выраженным феминным культурам вовсе не означает, что мужские и женские ценности в этих странах полностью совпадают. В каждой культуре, даже в «самых» маскулинных, например, Японии или Германии, мужские и женские ценности также нередко пересекаются, однако различие между маскулинными и феминными культурами состоит в частоте таких пересечений. Поэтому такое разграничение не следует понимать буквально, так как за ним стоят данные статистического анализа, а не абсолютные выводы.


Статья подготовлена de-portal.com с использованием материалов:
«Основы межкультурной коммуникации» Т.Г.Грушевицкая, В.Д. Попков, А.П. Садохин;
«Психология межкультурных различий» В.В.Кочетков;
«Русские. Коммуникативное поведение» Ю.Е.Прохоров, И.А.Стернин;
«Межкультурная коммуникация и корпоративная культура» Т.Н.Персикова.

Мужественность и женственность — IResearchNet

Определение мужественности и женственности

Термины «мужественность» и «женственность» относятся к чертам или характеристикам, которые обычно ассоциируются с мужчиной или женщиной соответственно. Традиционно мужественность и женственность концептуализировались как противоположные стороны одного измерения, с мужественностью на одном полюсе и женственностью на другом. Согласно этому определению, высокая мужественность подразумевает отсутствие женственности, и наоборот.Другими словами, людей можно разделить на мужчин и женщин. Современные определения предполагают, что мужественность и женственность являются отдельными измерениями, учитывая возможность того, что люди могут одновременно обладать как мужскими, так и женскими атрибутами.

Однофакторный подход к мужественности и женственности

Исследование отношения интереса (AIAS) было первой попыткой измерить мужественность по сравнению с женственностью. Для разработки теста в 1930-е годы американским ученикам средней и старшей школы были предложены сотни пунктов шкалы, включая измерения отношения, эмоций, личностных качеств и профессиональных предпочтений.в окончательную версию меры были включены только те элементы, которые вызвали разную реакцию у девочек и мальчиков. Пункты, которые одобряла типичная девушка, такие как невежество, стремление к небольшому заработку и пристрастие к мытью посуды, получали баллы женственности. Пункты, которые одобрял типичный мальчик, такие как ум, стремление к большому заработку и неприязнь к высоким женщинам, получали баллы мужественности. Поскольку эти вопросы четко отражают гендерные стереотипы и ролевые ожидания, преобладавшие на момент разработки шкалы, ответы на эти вопросы могут просто отражать желание быть «нормальным» мужчиной или женщиной.Поэтому неудивительно, что AIAS был менее надежен, чем другие стандартные показатели личности, и не был связан с другими критериями мужественности и женственности (например, оценками мужественности и женственности учащихся учителями). Из-за этих методологических проблем и отсутствия теоретической базы AIAS сегодня больше не используется.

Многофакторные подходы к мужественности и женственности

Современные шкалы мужественности / женственности отказались от однофакторного подхода в пользу многофакторных моделей.В 1970-х годах в Перечне половых ролей Бема (BSRI) была представлена ​​концепция андрогинности, позволившая сочетать два независимых измерения мужественности и женственности. Важно отметить, что элементы BSRI не были разработаны с использованием различий в ответах, типичных для мужчин и женщин, в отличие от AIAS. Вместо этого, BSRI был разработан, когда респондентов мужского и женского пола просили указать, насколько желательно для американского мужчины или женщины обладать различными чертами характера. Окончательная версия шкалы состоит из 20 элементов женственности, 20 элементов мужественности и 20 нейтральных элементов.Респонденты указывают, насколько каждое прилагательное информативно. Основываясь на этих ответах, люди могут быть классифицированы как женские (высокая женственность, низкая мужественность), мужские (низкая женственность, высокая мужественность), андрогинные (высокая женственность, высокая мужественность) или недифференцированные (низкая женственность, низкая мужественность).

Анкета по личным атрибутам (PAQ), еще одна мера мужественности / женственности, разработанная в 1970-х годах, также предполагает, что измерения мужественности и женственности являются независимыми измерениями.Пункты шкалы для этого показателя были разработаны аналогично разработке BSRI. Шкала состоит из 16 социально желательных пунктов, предназначенных для измерения инструментальных черт (например, конкурентоспособности), часто связанных с мужчинами, и экспрессивных черт (например, нежность), часто связанных с женщинами. Хотя BSRI и PAQ похожи по содержанию, они различаются по своему теоретическому значению.

В настоящее время BSRI используется в рамках теории гендерных схем для измерения степени типизации мужчин и женщин по признаку пола.Лица с типом пола (то есть мужчины, классифицируемые как мужские, или женщины, классифицируемые как женские), как говорят, имеют гендерную схему — или используют гендер как способ организации информации в своем мире. Сильные гендерные схемы развиваются через четкую идентификацию с гендерными ролями, что, в свою очередь, приводит к установкам и поведению, соответствующим ожиданиям в отношении гендерных ролей. Таким образом, показатели мужественности и женственности по шкале BSRI отражают тенденцию концептуализировать мир с точки зрения мужчин и женщин.

Напротив, создатели PAQ отвергли представление о том, что существует один фактор, лежащий в основе мужественности, и один фактор женственности.Напротив, множественные гендерные феномены, такие как физические характеристики, профессиональные предпочтения и личностные черты, способствуют возникновению множества факторов, которые способствуют гендерной идентичности — или собственному чувству мужественности и женственности. С этой точки зрения, оценки PAQ и BSRI не отражают глобальные концепции мужественности / женственности или гендерных схем. Скорее, они просто меры инструментальных и выразительных черт, одного из многих факторов, способствующих гендерной идентичности. Таким образом, оценки должны быть связаны с гендерным поведением только в той степени, в которой на них влияют инструментальность и выразительность.

Корреляты мужественности и женственности

В поддержку теории гендерной схемы первоначальные исследования показали, что баллы BSRI предсказывают поведение, связанное с полом, например заботу, свободу воли и выразительность. Например, в одном исследовании учащиеся, которые были отнесены к женским или андрогинным, демонстрировали более заботливое поведение при взаимодействии с младенцем по сравнению с мужскими или недифференцированными учениками. Однако создатели PAQ утверждают, что оценки BSRI позволяют прогнозировать только инструментальное и экспрессивное поведение.Эмпирические данные подтверждают это утверждение. Некоторые исследования обнаружили незначительную связь между BSRI и типичными показателями гендерного отношения и поведения или ее отсутствие. Неспособность предсказать родственные гендерные конструкции может указывать на психометрические недостатки или проблемы с лежащей в основе теорией.

Теоретически значимое измерение мужественности / женственности продолжает оставаться проблематичным. В настоящее время многофакторная перспектива мужественности и женственности с точки зрения гендерной идентичности получила более сильную эмпирическую поддержку, чем другие модели.Несмотря на теоретическую критику, как BSRI, так и PAQ остаются часто используемыми показателями в гендерных исследованиях.

Артикул:

    ,

  1. Бем, С. Л. (1974). Измерение психологической андрогинности. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 42, 155-162.
  2. Липпа, Р. А. (2005). Пол, природа и воспитание. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
  3. Spence, J. T., & Helmreich, R. L. (1980). Мужская инструментальность и женская выразительность: их связь с установками и поведением в отношении половых ролей.Psychology of Women Quarterly, 5, 147-163.

Что значит быть женственным или мужским?

Я получил несколько интересных вопросов в Instagram Daring2Love о мужской и женской идентичности. Типичный спрашивает: «Как я могу быть более женственной в отношениях? Как мне привлечь в отношения мужественного мужчину? »

Я не знаю, где живут люди, которые задают эти вопросы. Понятно, что во всем мире очень разные взгляды на гендерную идентичность.Для меня это вопросы от людей, которые сбиты с толку и борются с тем, что значит быть мужским и женским. И я уверен, что эту дилемму сегодня разделяют многие люди в мире.

Но что значит быть мужским или женским?

  • Существуют ли определенные внутренние характеристики, которые являются мужскими и женскими? Есть ли неврологические различия между мужчинами и женщинами?
  • Или различия между мужчинами и женщинами являются чисто культурными? А если да, то разве они создают стереотипы о полах и тем самым несправедливо относятся к каждому из нас, как к отличительной личности?
  • И, наконец, как человек живет в культуре, которая придерживается определенных взглядов на мужественность и женственность?

Существуют ли определенные характеристики мужского и женского начала? Есть ли неврологические различия между мужчинами и женщинами?

Нейробиологи изучали различия между мужским и женским мозгом и пытались понять, влияют ли они на основные различия между мужскими и женскими чертами.Они обнаружили ряд структурных элементов человеческого мозга, которые различаются у мужчин и женщин. Например, правое и левое полушария мужского и женского мозга устроены по-разному. У женщин вербальные центры обычно расположены по обе стороны мозга, тогда как у мужчин вербальные центры обычно находятся только в левом полушарии. В результате девушки, как правило, имеют преимущество при обсуждении чувств и эмоций, и им, как правило, больше интересно говорить о них.

Исследователи также исследовали различные химические эффекты на мозг тестостерона у мужчин и эстрогена и прогестерона у женщин. Однако кажется, что они преувеличивают роль этих химических веществ в определении мужских и женских характеристик и поведения. Например, хотя тестостерон связан с агрессией, он не предлагает универсального объяснения мужского поведения. Фактически, каждый, независимо от пола, может быть конкурентоспособным или агрессивным, но мужчины и женщины в разных культурах могут по-разному выражать эти черты, основываясь на социальных нормах.Главный вывод о химических различиях заключается в том, что мальчикам иногда нужны другие стратегии снятия стресса, чем девочкам.

Несмотря на то, что различия между мужским и женским мозгом проявляются во всем мире, ученые обнаружили исключения из каждого так называемого гендерного правила. На самом деле неясно, что означают различия в том, как работает мозг. Лиз Элиот, профессор нейробиологии Чикагской медицинской школы и автор книги Pink Brain, Blue Brain , заявляет: «Люди говорят, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры, но мозг — это унисекс орган.Недавнее исследование показало, что «в среднем у многих людей половые различия в структуре мозга действительно существуют, но индивидуальный мозг, скорее всего, будет именно таким: индивидуальным, со множеством функций», как сообщил New Scientist в 2015 году. Фактически, новый обзор 13 прошлых исследований, которые показали значительные различия между мужским и женским мозгом, показал, что многие из этих различий гораздо менее выражены, чем предполагалось в более ранних исследованиях.

Являются ли различия между мужчинами и женщинами чисто культурными? А если да, то разве они создают стереотипы о полах и тем самым несправедливо относятся к каждому из нас, как к отличительной личности?

Поскольку мы социальное животное и наш мозг сформирован в рамках культуры, наш взгляд на себя мужчинами и женщинами отпечатан культурной средой, в которой мы выросли.Культурные определения того, какие черты подходят для мужчин и женщин, влияют на личностные характеристики, которые развиваются у мальчиков и девочек. Культурные представления о поведенческих различиях между мужчинами и женщинами продолжают укрепляться в нашей взрослой жизни. Вот несколько распространенных предположений о поведении мужчин и женщин:

  • Мужчины бесчувственны и холодны, а женщины иррациональны и чрезмерно эмоциональны.
  • Женщины заботятся о детях больше, чем мужчины, в то время как мужчин больше заботят практические вопросы, чем женщины.
  • Женщины должны учить мужчин чувствовать, а мужчины должны заботиться о женщинах.

Большинство этих стереотипов ставят мужчин и женщин на противоположные стороны и совершенно неуважительно относятся к обоим полам. Тот факт, что общество поддерживает эти предубеждения, усиливает их, но не делает их точными.

Мужчины и женщины больше похожи, чем различны

Физически мужчины и женщины попадают в очень разные категории по физическим категориям, таким как рост и соотношение талии к бедрам.Но психологически не очень. По 122 различным характеристикам, от сочувствия до сексуальности, от склонности к науке до экстраверсии, статистический анализ 13 301 человека не выявил каких-либо явных различий между мужчинами и женщинами. Они постоянно пересекались в отношении и чертах характера, таких как сочувствие, страх успеха и выбор партнера, что указывает на то, что половые различия не являются категориальными, а скорее являются вопросом степени.

Исследования показывают, что психологические черты «большой пятерки» — открытость, сознательность, экстраверсия, покладистость и невротизм — не различаются между мужчинами и женщинами.Вопреки стереотипам, женщины не были значительно более близкими в своих отношениях, а склонность к науке в подавляющем большинстве не благоприятствовала мужчинам. А мужественность и женственность, как показало исследование, «не являются чертами все или ничего … они действительно представляют собой континуум».

Как человек живет в культуре, которая придерживается определенных взглядов на мужественность и женственность?

Возвращаясь к первоначальным вопросам, я думаю, что вредно думать о себе как о мужском и женском.Как показывает вышеприведенное исследование, это произвольные и искусственные различия. У всех нас есть черты, которые можно было бы считать мужскими и женскими. И все мы знаем мужчин, которые заботятся о детях и чутко относятся к ним, и женщин, амбициозных и агрессивных в бизнесе. Любые стереотипные представления о том, что значит быть мужчиной или женщиной, ограничивают человека и причиняют ему боль. Они особенно разрушительны в романтических отношениях.

Культурные ожидания возникли естественным образом из-за разницы в размерах и силе мужчин и женщин, а также разделения труда при выполнении задач, за которые они несли ответственность.Например, уход за детьми и ведение домашнего хозяйства больше подходили для женщин, тогда как охота и физический труд больше подходили для мужчин. Несмотря на то, что наши общества эволюционировали и эти задачи больше не определяют наши роли в жизни, эти роли все еще существуют в нашем обществе в той или иной степени.

Полезно понимать это несоответствие, когда вы живете в культуре, которая имеет определенные ожидания в отношении женственности и мужественности. Вы можете перестать нападать на себя за то, что не вписывались в эти категории.Вы можете принять себя со всеми своими характеристиками и личностными качествами, будь они пассивными и агрессивными, сильными и нежными, откровенными и тихими. Вы также можете принять качества своего партнера. Романтические отношения — это партнерство между двумя людьми и уникальные черты личности, которые каждый из них привносит.

Что еще более важно, есть фундаментальные ценности, которые мы разделяем как люди, независимо от пола. В своей книге Beyond Death Anxiety Роберт Файерстоун пишет, что это «способность любить и сострадать к себе и другим, способность к абстрактным рассуждениям и творчеству, способность испытывать глубокие эмоции, стремление к социальной принадлежности. , способность ставить цели и разрабатывать стратегии для их достижения, осознание экзистенциальных проблем, возможность познать священность и тайну жизни и поиск смысла.”

Женственность у мужчин и мужественность у женщин положительно связаны с социосексуальностью

Основные моменты

Более высокая мужественность у гетеросексуальных женщин связана с более высокой социосексуальностью.

Более высокая женственность у гетеросексуальных мужчин связана с более высоким социосексуальным желанием.

Более высокая женственность у гомосексуальных мужчин связана с более высоким социосексуальным поведением.

Межкультурные различия были обнаружены у мужчин, но не у женщин.

Реферат

Социальная сексуальность, то есть готовность человека заниматься сексом без обязательств, систематически выше у мужчин, чем у женщин, и может считаться типичной мужской чертой. Однако внутриполовые вариации социосексуальности значительны, при этом индивидуальная женственность / мужественность является одним из факторов, влияющих на социосексуальность. Целью нашего исследования было проверить у гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин и женщин из Бразилии и Чешской Республики, связаны ли детское гендерное несоответствие (CGN) и постоянная гендерная идентичность в зрелом возрасте (CGI) с индивидуальной социосексуальной ориентацией (SOI-R). .Выборка из 1336 гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин и женщин заполнила анкеты по CGN, CGI и SOI-R. В целом корреляции показывают, что более высокая мужественность у гетеросексуальных женщин и более высокая женственность как у гетеросексуальных, так и у гомосексуальных мужчин связаны с более высокой социосексуальностью. Более высокая социосексуальность у мужчин мужского пола может быть объяснена пренатальным или фактическим влиянием андрогенов на сексуальное либидо и может отражать стратегию быстрой жизненной истории. У женских мужчин этот результат может отражать женские предпочтения женских характеристик у мужчин и общий сдвиг в сторону мужской женственности, что может улучшить индивидуальную физическую форму.Кроме того, гендерно-неконформные люди могут быть более либеральными, принимая поведение, которое считается нетрадиционным. Это исследование ставит под сомнение широко распространенную связь между мужественностью и неограниченной социосексуальностью.

Ключевые слова

Социосексуальность

Гендерное несоответствие

Сексуальная ориентация

Межкультурные исследования

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2019 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Распространение концепций мужественности и женственности

Резюме

На протяжении большей части истории человечества термины «женственность» и «мужественность» были неизвестными.Но это не значит, что понятия пола не существовало. Действительно, во многих обществах в письменной истории существовали концепции того, что значит быть гендерно обусловленным человеком, — чаще всего отмеченное в бинарной структуре «мужчина» и «женщина», но эти концепции были нормативными и воспринимались как присущие человеческому поведению и культуре. Мужественность и женственность были натурализованными понятиями, предполагавшими то, как мужчины и женщины должны действовать, выглядеть или общаться.

В XIX и XX веках ученые и активисты отмечали, что женственность и мужественность являются социальными конструкциями гендерного общества, часто обозначающими способы, которыми люди, объекты и практики соответствуют или нарушают гендерные ожидания.Оба термина сильно зависят от культурных, исторических и геополитических мест, в которых они используются, а это означает, что они могут быть точно поняты или определены только для данного времени или контекста; невозможно дать универсальное определение ни одному из этих терминов. Женственность, как четко сформулированная концепция, имеет более долгую историю видимости и поддержки со стороны сообществ. Напротив, маскулинность исторически исключалась из критики или видимости, потому что ее атрибуты часто были нормативными и ценимыми ценностями и характеристиками данного социального контекста.Тем не менее, феминистские движения и интеллектуальные проекты пролили свет на мужественность, показывая, как мужественность, как и женственность, является усвоенным и принудительным способом рассмотрения действий, людей и вещей.

В области коммуникативных исследований современные исследования мужественности и женственности исследуют, как они распространяются в глобализованном мире, подбирая новые определения и часто меняя жизнь людей. Хотя оба термина являются абстракциями с меняющимися определениями и приложениями, они создают условия для чувства идентичности людей и ограничивают или усиливают их способность участвовать в коммуникативных действиях.Иными словами, будучи абстрактными понятиями, они имеют материальные последствия. Чтобы понять, как абстрактная социальная конструкция создает материальные последствия, специалисты по коммуникации изучили несколько областей исследования, где мужественность и женственность проявляются наиболее явно, например, лидерство и авторитет, репрезентации в средствах массовой информации, риторический стиль и манера общения, а также межличностное общение.

Мужская и женская культура: другой уровень культуры

По словам Гирта Хофстеде, голландского социального психолога, существует четыре измерения культур во всем мире.Дистанция власти (высокая против низкой), индивидуализм против коллективизма, мужественность против женственности и индекс избегания неопределенности (высокий против низкого). Их обычно называют теорией культурных измерений Хофстеде. В этой статье основное внимание будет уделено соотношению мужественности и женственности в культуре, также известной как MAS.

Такие страны, как США, Мексика, Китай и Япония, считаются мужскими. «Мужественность означает общество, в котором социальные гендерные роли четко различимы.Предполагается, что мужчины должны быть напористыми, жесткими и сосредоточенными на материальном успехе; женщины должны быть более скромными, нежными и озабоченными качеством жизни «. В мужских культурах мужчины занимают больше властных позиций, получают больше денег и от них ожидают, что они будут действовать по-мужски. Ожидается, что они будут заботиться о людях, им меньше платят, и они не будут справедливо представлены на руководящих должностях в какой-либо области. Также важно отметить различные ценности, которых придерживаются мужские культуры.Они склонны отдавать приоритет деньгам, материальным вещам и господству.

На другом конце — женские культуры. Страны, которые считаются женскими культурами, — это Швеция, Норвегия, Нидерланды и Коста-Рика. По словам Хофстеде, «женственность означает общество, в котором социальные гендерные роли пересекаются: и мужчины, и женщины должны быть скромными, нежными и озабоченными качеством жизни».

Женские культуры, как правило, имеют свободные гендерные роли, равную оплату труда, представительство женщин на большинстве руководящих должностей, а качество жизни и отношения с людьми ценятся выше материальных ценностей, таких как деньги или дорогие машины.

Люди гордятся своим происхождением. Кто-то может возразить, что мужские культуры выше или что женские культуры выше. Это называется этноцентризмом, когда вы рассматриваете другие культуры в контексте своей собственной. Вместо этого мы должны работать в направлении культурного релятивизма, когда вы рассматриваете культуру в ее собственном контексте. Таким образом мы избавляемся от суждений, которые часто выносим, ​​когда сталкиваемся с вещами, которые нас сбивают с толку. Чтобы стать хорошими коммуникаторами межкультурного общения, мы должны сохранять нейтральную позицию и рассматривать не один путь лучше или хуже, а просто другой.Важно помнить, что ни одна культура не является полностью женской или полностью мужской. Это спектр, и некоторые страны получают более высокие баллы, чем другие, на обоих концах. При этом наступает время, когда определенные методы становятся устаревшими и неадекватными, то есть скорее вредными, чем полезными. Лучше ли один образ жизни, чем другой — вопрос, на который вы должны ответить сами.

Вы заинтересованы в продвижении своей карьеры, личном развитии, нетворкинге и отдаче? В таком случае WITI — это то, что вам нужно! Станьте членом WITI и получите эксклюзивный доступ к участию в наших мероприятиях, предназначенных только для членов WITI, вебинарах, онлайн-коучинговых кружках, найдите возможности наставничества (станьте наставником; найдите наставника) и многое другое!

WITI (Women in Technology International), основанная в 1989 году, стремится расширять возможности новаторов, вдохновлять будущие поколения и создавать инклюзивные культуры во всем мире.WITI пересматривает способы сотрудничества мужчин и женщин для стимулирования инноваций и роста бизнеса, а также помогает корпоративным партнерам создавать и развивать культуру, учитывающую гендерные аспекты. Ведущий авторитет женщин в сфере технологий и бизнеса, WITI отстаивает и признает вклад женщин в отрасль более 30 лет.

Организация предлагает передовые программы и платформы для частных лиц и компаний, призванные расширить возможности профессионалов, повысить конкурентоспособность и развивать партнерские отношения во всем мире.Экосистема WITI включает более миллиона профессионалов, 60 сетей и 300 партнеров по всему миру.

Миссия WITI

Расширяйте возможности новаторов.
Вдохновлять будущие поколения.
Создавайте инклюзивные культуры.

В рамках этой миссии WITI выполняет обязательства по

Построение вашей сети.
Создание вашего бренда.
Продвигайте свою карьеру.

Femininity — обзор | Темы ScienceDirect

5.3 Национальная культура и организационное поведение

Поскольку в этой книге делается попытка понять отношение менеджеров к реформе регулирования в различных национальных контекстах, соответствующая литература включает исследования, посвященные национальным культурным различиям и их влиянию на организационное поведение.Общепринятое мнение о культуре в основном отражает представление Хофстеде о культуре как «коллективном программировании разума, которое отличает членов одной группы или категории людей от другой» (Hofstede, 2001). Более того, наиболее широко используемая структура для категоризации национальных культур — это система, разработанная Хофстеде во время его знаменитого консультационного проекта, проведенного для IBM в 1960-х годах (Hofstede, 1980). В книге Хофстеде 1980 года, появившейся в результате этого проекта, были выявлены систематические различия между культурами по четырем измерениям: дистанция власти, индивидуализм / коллективизм, избегание неопределенности и мужественность / женственность.С 1980 г. первоначальный тезис Хофстеде и его последующее обновление, озаглавленное «Последствия культуры : сравнение ценностей, поведения, институтов и организаций в разных странах» () (Hofstede, 2001), вдохновили тысячи эмпирических исследований аспектов культурных ценностей Хофстеде (Kirkman, Lowe, & Gibson, 2006; Taras, Kirkman, & Steel, 2010) — исследования, которые продолжают появляться и остаются актуальными (Gelfand, Erez, & Aycan, 2007; Tsui, Nifadkar, & Ou, 2007).

Не все, кто работает в области межкультурных исследований, поддержали модель Хофстеде.Некоторые приняли вариации его модели или приняли другую точку зрения, не отличаясь фундаментальными принципами (Bond, Leung, Au et al., 2004; Schwartz, 1994, 2004, Schwartz, 1994, Schwartz, 2004; Smith, 2004), в то время как другие выразили более фундаментальные взгляды. сомнения. Китайма (2002), МакСвини (2002) и Миллер (2002), например, поставили под сомнение ценность характеристики изменчивости наций с точки зрения измерений и выступили за более широкое использование более качественного анализа культуры. В 2004 году Хаус и его коллеги опубликовали результаты своего крупномасштабного исследовательского проекта в 62 странах, в котором участвовало более 160 исследователей из разных уголков мира (проект GLOBE).Публикация этого отчета вызвала бурную дискуссию между Хофстеде (2006) и лидерами проекта GLOBE (House, Hanges, Javidan et al., 2006) по таким вопросам, как предпочтительные способы концептуализации и измерения культуры, а также роль богатство культурного становления и изменения.

Что важно для целей этой книги, так это то, что конструкт культурных измерений Хофстеде остается наиболее широко принятым из всех подобных конструктов среди исследователей кросс-культур. Это также конструкция, которая постоянно исследовалась и улучшалась Хофстеде и его сотрудниками с 1980 года.Последняя экспликация (Hofstede, Hofstede, & Minkov, 2010) культурной парадигмы Хофстеде включает в себя идеи кросс-культурных исследований до 2010 года и была принята в этой книге как наиболее подходящая такая парадигма для использования при разработке концептуальной основы, лежащей в основе исследования, проведенные в этой книге.

Hofstede et al. (2010) исследуют шесть измерений национальной культуры: дистанцию ​​власти, индивидуализм / коллективизм, мужественность / женственность, избегание неопределенности, долгосрочную ориентацию (китайская система ценностей) и снисходительность против сдержанности.Особое значение для данного исследования имеет идея о том, что мужские культуры (например, Япония) отражают доминирование жестких ценностей, таких как достижения, напористость, конкуренция и материальный успех, которые почти повсеместно связаны с мужскими ролями. Напротив, женские культуры сосредоточены на нежных ценностях, таких как личные отношения, забота о других и качество жизни. Кроме того, женские культуры (например, Швеция) также характеризуются менее четкими гендерными ролями.

Что касается измерения мужественности / женственности в национальной культуре, Hofstede et al.(2010) сообщают, что китайское общество лишь немного более мужественно, чем индийское, и что ни одна из стран не ориентирована ни на мужскую, ни на женскую крайность. По шкале, где 0 представляет самое женское общество, а 100 — самое мужественное, Китай получает 56 баллов, а Индия — 44. Эти две страны гораздо более различаются, когда дело доходит до измерения индивидуализма / коллективизма национальной культуры, при этом Китай гораздо более коллективистский (20 ), чем в Индии (49) (где 100 представляет собой наиболее индивидуалистическое общество).Hofstede et al. (2010) также обнаружили, что:

Во всем мире нет взаимосвязи между мужественностью или женственностью культуры общества и распределением занятости между мужчинами и женщинами. Непосредственная связь между позицией страны в этом аспекте и ролями мужчин и женщин существует только в семье. Вне дома исторически преобладали мужчины, и только в более богатых странах — и это только недавно — женщины в любом количестве были достаточно свободны от других ограничений, чтобы иметь возможность войти в мир работы и политики наравне с мужчинами.Женщины из низшего сословия и раньше вступали в трудовые организации, но только на низкостатусных, низкооплачиваемых должностях — не из-за потребности в самореализации, а из-за необходимости материального выживания семьи. Таким образом, статистика не показывает взаимосвязи между долей женщин, работающих вне дома, и степенью женственности в стране. В более богатых женских странах больше работающих женщин на более высоких технических и профессиональных должностях (Hofstede et al., 2010, p. 168).

Это последнее наблюдение — что между более богатыми странами существует разница между женской и мужской культурами, причем в первой из них больше работающих женщин на более высоких уровнях рабочей силы — не относится к двум развивающимся странам, которые являются предметом этого исследования. учитесь, когда речь идет о женщинах на досках.В Китае, где считается более мужской культурой, больше женщин на руководящих должностях. Как Hofstede et al. (2010), однако, также осторожно отмечают: «Женская сторона управления открывает возможности в любой культуре для женщин-менеджеров…». Другими словами, женщины могут обладать определенными навыками и характеристиками, которые обеспечивают конкурентное преимущество в любой культуре, даже мужской, над их коллегами-мужчинами (Kay & Shipman, 2014).

Ду, Чжан и Ми (2012) анализируют умную силу 4 женских стилей лидерства в китайском контексте и подчеркивают преимущества гибкого, коллективного, интуитивного и ориентированного на людей лидерства в мужской сфере корпоративного лидерства.Вполне возможно, что, по крайней мере на ранних этапах экономического развития, преимущества женского стиля лидерства более очевидны и легко узнаваемы в мужской культуре, чем в женской. Это могло бы объяснить способность женщин быстрее продвигаться вперед в модернизации Китая, чем в Индии за тот же период.

С другой стороны, возможно, что более коллективистский характер китайской культуры с большей готовностью способствует продвижению женщин, чем более индивидуалистическая культура Индии.Однако это кажется маловероятным, учитывая то, что Минков обнаружил в 2007 году, что сильная внутригрупповая сплоченность (которую Хофстед определяет как центральный аспект культурного коллективизма) коррелирует с «твердым согласием, что мужчины лучше лидеров, чем женщины» (Hofstede et al., 2010, стр. стр.98). Другие объяснения более высокого представительства женщин в корпоративном руководстве в Китае по сравнению с Индией включают более эффективное соблюдение законов и нормативных актов, направленных на повышение гендерного равенства, меньшую долю экономики и рабочей силы в неформальном секторе (который в Индии поглощает большую долю экономически активных женщин) и / или более высокий ВВП на душу населения в Китае.

Используя более свежие данные и обновленные на основе более свежей литературы, последняя версия культурной основы Хофстеде способна уловить недавние изменения в социально-политической среде и на рабочем месте в таких странах, как Китай и Индия (Ghemawat & Reiche, 2011) , а также обнаруживает сильную преемственность. Как в китайском, так и в индийском обществе остаются очень разные гендерные роли для мужчин и женщин (Pew Research, 2010; Singh, Zhao, & Hu, 2005) — черта, связанная с мужской культурой.Тем не менее, оба общества также придают большое значение личным отношениям в бизнесе, общественной и частной жизни (Mohanty, Russo, & Lourdes, 1991; Yum, 2014) — что Хофстеде охарактеризовала бы как принадлежность к женской культуре.

Культурный анализ в стиле Хофстеде имеет множество ограничений. Он не признает роли государства-активиста в такой стране, как Китай. Также в анализе Хофстеде не признается существование культурных различий между регионами внутри одной страны, и эта книга действительно стремится исследовать.Однако концепция Хофстеде предупреждает нас о важности культурных различий и помогает объяснить различия в отношении к идее гендерного разнообразия в организационном лидерстве. Чтобы преодолеть негативное и стойкое отношение к институциональным изменениям, новые меры регулирования необходимо адаптировать к конкретным культурным, социальным, политическим и экономическим условиям общества, в котором должны осуществляться изменения. Таким образом, концепция Хофстеде для категоризации национальных культур была изучена как потенциальный инструмент для оценки воздействия конкретных регуляторных реформ в конкретных национальных контекстах (Gorga, 2006; Wrathall, 2003).

Более пристальный взгляд на альфа-самку

Введение

Лица, считающиеся лидерами общества и занимающие высшие должности, такие как главы корпораций, высшее руководство и политические посты, часто называются «альфами» [1– 16]. «Альфы» оказывают влияние на других, играют ведущую роль в постановке целей, достижении целей, развитии группы или организации и рассматриваются как лидеры другими членами группы [17]. Термин «альфа», или, более конкретно, «альфа-самец», происходит из области поведения животных и используется в качестве дескриптора для высокопоставленного человека в социальной группе [18–31].Популяризованные нарративы и дискурс в этом контексте опираются на аналогии между поведением человека и приматов [1–4], [16], [32–36].

На Западе альфа-женщин описывают как в контексте мужественности, так и женственности. Для описания альфа-самки часто используются мужские черты, такие как агрессия, напористость, академические и профессиональные достижения, уверенность, умение руководить или менеджер и проявление личности «типа А» [7–11], [37–45]. Альфа-самки также были описаны как «безудержно женственные и сексуальные» [46], «имеющие сердце» [47] и «социальные лубрикаторы» [48].

Предыдущие исследования альфа-самок классифицировали женщин как альфа или не альфа на основе предполагаемых аспектов идентичности, таких как лидерство. Однако этот подход не позволяет нам понять, признают ли женщины, которые классифицируются как альфа, или даже занимают ли они альфа-женскую идентичность. Настоящее исследование направлено на устранение этих пробелов в литературе путем изучения социальной конструкции альфа-женской идентичности в небольшой неслучайной выборке (N = 398) женщин в Северной Америке.Этот экзамен включает текстовый и статистический анализ качественных и количественных данных, собранных из академической литературы, популярных СМИ, и, что наиболее важно, взглядов самих женщин с помощью фокус-групп и интервью. Цель состоит в том, чтобы получить более целостное представление об альфа-самке и о том, что отличает ее от других женщин.

Истоки «альфы»

Термин «альфа» означает высший ранг в некоторой социальной иерархии [20] и широко изучался в области социального поведения животных.Эта концепция наблюдалась и документировалась с 1800-х годов у различных социальных животных, включая кур, волков, моржей, рыб, горилл, обезьян и сурикатов [49–52]. Хотя альфа-статус и важность иерархии доминирования или «иерархии» обсуждались многими учеными, именно Пьер Хубер, энтомолог, первым связал концепцию отношений доминирования с социальным поведением в своей работе о шмелях в 1802 году [53 ]. Последующие исследования показали, что эти отношения были не только упорядоченными, но и предсказуемыми [54].В начале 1900-х годов этологи и сравнительные психологи продолжили изучение доминирования как неотъемлемой части социального поведения, в котором они начали использовать термины «доминирование / доминирование» и «альфа» как синонимы.

Именно новаторская работа Шельдерупа-Эббе [55] по социальному поведению и порядкам доминирования в стадах кур привлекла интерес и внимание ученых к концепции социального доминирования [53], [56]. Schjelderup-Ebbe [55] обнаружил, что цыплята взаимодействуют друг с другом либо доминирующим, либо подчиненным образом.Он назвал эту форму социальной организации «иерархией». Его наблюдения показали, что только доминанты клюют подчиненных, самцы преобладают над самками, а более старые куры преобладают над более молодыми. Что наиболее интересно, Шельдеруп-Эббе [55] впервые описал эту концепцию в своей работе о курицах, взрослых самках кур, в своей докторской диссертации в 1921 году. Он использовал греческие буквы для обозначения иерархии. Курица с наивысшим статусом или порядком клевания получала первую букву греческого алфавита — альфа (α).Это, по-видимому, один из первых академических источников в литературе о животных, в котором термин «альфа» используется для обозначения человека с самым высоким социальным статусом, в частности, для описания альфа-самки [56]. Несмотря на это, в центре внимания социальных бихевиористов был альфа-самец, возможно, из-за лежащего в основе предположения, что альфа-самцы имеют тенденцию доминировать не только над другими самцами, но и всеми самками, включая альфа-самку.

Согласно Schjelderup-Ebbe [55] иерархия цыплят и других птиц представляла собой социальную систему, в которой одни люди имели преимущественный доступ к пище, в то время как другие ждали своей очереди.Идея иерархии, в рамках которой члены стаи получали доступ к пище, вскоре была распространена на другие контексты, чтобы отразить иерархию власти, существующую у других социальных видов, включая нечеловеческих приматов. Термин «иерархия» был расширен до концепции мужского доминирования, когда человек, занимающий первое место, имеет приоритетный доступ к пище, партнерам и другим ресурсам [57]. Термины «альфа-самец» и «иерархия» в конечном итоге стали общей терминологией, используемой для описания доминирующих индивидов в социальных группах [57].

Самый известный пример альфа-управляемой группы в литературе о животных — это волчья стая. В 1947 году специалист по поведению животных Рудольф Шенкель [58] собрал содержащихся в неволе волков из разных зоопарков, чтобы создать и изучить поведение «стаи». Шенкель [58] заметил, что волки боролись друг с другом, чтобы добиться господства и установить порядок в группе. Самцы и самки волков, которые вышли на первое место, в конечном итоге стали тем, что он назвал «альфа-парой», и заявили об исключительных правах на половое размножение в стае.

Социальное доминирование как форма достижения альфа-статуса также широко изучается приматологами. Исследования изучили поведение альфа-самцов у павианов [59, 60], обезьян [61] и шимпанзе [1], [62]. В литературе по приматам альфа-самец описывается как доминирующая и агрессивная особь с приоритетным доступом к ресурсам и самкам для воспроизводства, считается привлекательной и желанной для самок, более сексуально активна и успешна в репродуктивной сфере, чем его подчиненные [1], [21] –30].Маслоу [63] считал доминирование самцов в социальных группах приматов аналогом «клевого порядка» у кур, полагая, что оно лежит в основе всех взаимоотношений приматов [63,64] (Маслоу, 1936; Стивенсон, 1991). Ранние исследования макак и павианов также подчеркивали, что ранг доминирования является неотъемлемой частью социальной сплоченности [65]. В 1932 году Солли Цукерман [66] расширил концепцию альфа-самца и социального доминирования в своем исследовании павианов гамадриев, содержащихся в неволе в Лондонском зоопарке. Он заметил, что в результате сексуальной конкуренции самый сильный самец получил первичный доступ к самкам, пище и другим ресурсам.Цукерман [66] утверждал, что секс был социальным «клеем» и что мужское соревнование, выраженное через доминирование, было принципом, определяющим их социальную группу [67]. Карпентер [50] также обнаружил положительную корреляцию между рангом и сексуальной активностью среди общинных обезьян-ревунов. Однако для этого вида он отметил, что социальная сплоченность поддерживается не за счет мужской конкуренции, а за счет «сотрудничества, принадлежности и взаимного интереса» [67]. Таким образом, то, как альфа-самец поддерживает свой социальный статус, варьируется от вида к виду.

Согласно де Ваалу [18], термин «альфа-самка», применяемый к женщинам, произошел из области поведения животных, в частности из литературы по нечеловеческим приматам. В литературе, посвященной нечеловеческим приматам, альфа-самка описывалась как ведущая себя как аналогично, так и иначе [18], [38], чем ее двойник-самец. Например, альфа-самки обезьян редко проявляют открытую конкуренцию за первое место. В отличие от альфа-самцов, которые демонстрируют принудительное поведение [38], альфа-самка приматов, отличных от человека, описывается как выбравшая более кооперативный и коллективный подход к достижению и поддержанию своего альфа-статуса [3].Согласно Маслоу (1940), методы и гипотезы, которые возникли в результате изучения приматов, в частности социального доминирования и ранга доминирования, включая альфа-самца или самку, могут быть применены к аналогичным научным исследованиям на людях.

Обзор литературы показал, что упоминание терминов «альфа-самец» и «самка», используемых для описания высокопоставленных лиц человеческого общества в популярной литературе, началось еще в 1930-х годах. В 1932 году Олдос Хаксли [68] написал свою знаменитую работу, научно-фантастический роман « О дивный новый мир ».Он ярко описал общество, в котором людей «декантируют» или рождают в лаборатории, занимая заранее определенные социальные позиции в западном обществе. Каждый человек занимал предписанное социальное положение или ранг, демонстрируя поведение, связанное только с этим рангом. Как и Шельдеруп-Эббе [55], Хаксли [68] использовал греческий алфавит для обозначения социального ранга или положения в социальной группе. Наивысшее место занимали альфы, за ними следуют беты, гаммы, эпсилоны и дебилы. «Альфа» мужчин и женщин описывали как лидеров, успешных, красивых, сексуально заряженных и неразборчивых в связях.Согласно Хаксли [68], существование социальной иерархии является необходимостью для человеческого общества; тот, который необходим для «счастья и стабильности» (стр. 152). Подобно тому, что наблюдалось с нечеловеческими альфа-приматами, Хаксли [68] описал альфа как имеющих больший доступ к ресурсам, включая деньги, секс и рекреационные наркотики. Использование Хаксли [68] термина альфа применительно к людям имеет большое значение. Хотя «О дивный новый мир» [68] — это художественная литература, связывание человеческого поведения и социальной иерархии с поведением приматов сопряжено с риском уравнивания альфа-людей и альфа-приматов.Использование Хаксли [68] термина «альфа» и связанных с ним черт для описания «ведущей собаки» в человеческом обществе является очень ранним примером того, как социальное поведение приматов было сопоставлено с социальным поведением человека.

Альфа-женщина — доминирование, лидерство, мужественность и женственность

Возможно, концепция альфа-женщины зародилась скромно как «доминирующая женщина». В своих публикациях 1939 года «Доминирование », «Личность », «» и «Социальное поведение женщин » Маслоу [69] дал конкретное описание черт доминирующих женщин или того, что он назвал «качеством доминирования».Его исследование было основано на глубинных интервью со 130 женщинами и 15 мужчинами в возрасте 20–28 лет. Женщины принадлежали к среднему классу, учились в колледже, 75% были замужем, 75% были протестантами, 20% евреями и 5% католиками. Маслоу [69] заявил, что женщины с высоким уровнем доминирования станут великими лидерами, хотя не каждая доминирующая женщина станет лидером. Он также описал доминирующих женщин (чувство сильного доминирования) как редко стесняющихся, застенчивых, застенчивых или боязливых по сравнению с женщинами, которые не были доминирующими (чувство низкого доминирования).Согласно Маслоу [69], доминирующие женщины обладают большей уверенностью в себе, более уравновешенными, предпочитают, чтобы с ними обращались как с «личностью», а не как с «женщиной», предпочитают независимость и «стоять на собственных ногах», им не хватает чувства неполноценности, и, как правило, не обращают внимания на уступки, подразумевающие, что они неполноценны, слабы или что они нуждаются в особом внимании и не могут позаботиться о себе. Маслоу [69] также заявил, что доминирующая женщина не мешает ей вести себя как «обычная» или традиционная женщина, что подразумевает, что черты, которые он описывает, по своей сути «нетрадиционны».Работа Маслоу [69] также показала, что доминирующие женщины не ведут себя исключительно доминирующим образом и не занимают руководящую роль во всех социальных сферах. Хотя это и не указано явно, учитывая современные представления об альфа-женщине, можно легко экстраполировать «доминирующую женщину» Маслоу [69] на «альфа-женщину».

Альфа-самка часто фигурировала в популярных СМИ как тип женской идентичности [7, 15, 42, 43, 45, 70–72]. В 1980-е годы концепция альфа-женщины начала набирать обороты с выходом книги феминистки и активистки Бетти Фридан 1981 года « Вторая стадия » [73].В последующем издании этой книги Фридан [74] изменила введение, включив в него некоторые из своих событий начала 1980-х годов. Она описывает «необычную» встречу, на которой она присутствовала за неделю до выборов в США 29 октября 1980 г., по поводу «кризиса лидерства в США, который может быть связан не столько с конкретными лидерами, которые у нас есть, сколько со стилем лидерства, которого мы привыкли ожидать» [ 74]. Решение, которое она заявляет, состоит в том, чтобы «уравновесить доминирующий альфа, или мужской стиль лидерства, с бета, более женственным стилем лидерства» [74].Ссылаясь на исследование Питера Шварца из Стэнфордского исследовательского института, «альфа-стиль лидерства в нашем [западном] обществе считается более мужским. Он основан на рациональном, аналитическом, количественном мышлении, является более агрессивным и прямым [74]. Эти отсылки представляют концепцию «альфа-лидера» как изначально мужскую концепцию, занимаемую только мужчинами. Кроме того, эти ссылки служат для усиления традиционных западных ролей мужественности и женственности. Кроме того, в своей книге Фридан [74] заявила, что исследование Шварц также показало, что «молодые женщины, продвигающиеся в областях инженерии и бизнеса, где традиционно доминируют мужчины, теперь тестируют больше мужчин в доминирующем мужском альфа-режиме» [74].Шварц также заявил, что этот «поворот» будет «опасен для общества». Некоторые описывают таких женщин как «оригинальные» или «стереотипные» альфа-самки — «ведомые, бесстрастные и не позволяющие никому стоять на своем пути» [47]. Хотя это прямо не указано Фриданом [74], включение этого интерфейса со Шварцем может указывать на то, что идея альфа, как мужского понятия, является критически важной культурной площадкой для дискуссий о гендере, природе, лидерстве и власти.

Возможно, одной из самых влиятельных фигур, внесших вклад в понимание и популяризацию альфа-самца и альфа-самки человека, является антрополог и приматолог Франц де Ваал, который утверждает, что термин «альфа-самец» не использовался активно за пределами приматологии до момента публикации. его книги Политика шимпанзе : Власть и секс среди обезьян в 1982 году [1, 18]. Политика шимпанзе [1], исследование доминирования самцов и репродуктивных стратегий в колонии шимпанзе Арнема, широко использовалось приматологами при изучении социального поведения нечеловеческих приматов [75–79], а также гораздо более широкой аудитории, включая политикам и бизнес-лидерам за их понимание социальной иерархии и поведения людей [80–82]. Применение моделей поведения приматов к людям таким образом сопряжено с риском как неправильного использования исследований на приматах, так и упрощения человеческого поведения.

Например, в 1995 году Ньют Гингрич, тогдашний спикер Палаты представителей от республиканцев в Соединенных Штатах, поместил книгу Chimpanzee Politics [1] (1982) в список 25 книг, рекомендованных им для чтения для прибывающих в Конгресс молодых республиканцев [ 83]. Термин альфа-самец также получил известность во время избирательной кампании в США в 2000 году. Ходили слухи, что консультант по имиджу тогдашнего кандидата в президенты Эла Гора Наоми Вульф сказала ему, что он бета-самец, который должен бороться с альфа-самцом [Билла] Клинтона за господство [6].Однако, хотя она признала, что упоминала альфа-самцов по сравнению с бета-самцами, она сделала это только в разговоре [84]. Вулф разъяснила свою роль в кампании Гора в более поздней версии статьи New York Times, посвященной этой истории. Она была консультантом кандидата Гора по вопросам женщин и работы с молодыми избирателями, а не его консультантом по имиджу [84]. Что интересно, так это то, как термины «альфа» и «бета» использовались для описания характеристик лидерства на высшем уровне власти в Соединенных Штатах.Термин «бета-самец» использовался в некотором смысле, чтобы поставить под сомнение лидерские качества кандидата Гора. Этот пример предполагает, что слепое применение исследований приматов к человеческому поведению может повлиять на различные институты, включая политику. Что необходимо учитывать, так это то, что такие презумпции могут повлиять на принятие решений, в данном случае на то, за кого можно или не может голосовать. В результате наше не совсем реальное понимание человеческого поведения может иметь реальное влияние на социальные, политические и даже экономические факторы, влияющие на жизнь многих.

Альфа-самка 1990-х и 2000-х годов — убедительная и всепроникающая

В конце 1990-х — начале 2000-х годов понятие об альфа-самке человека начало набирать обороты. Поисковые запросы «альфа-женщина» и «альфа-женщина» в Google Ngram Viewer (веб-приложение, которое отображает использование слов и фраз с течением времени, взятые из миллионов книг, отсканированных Google), показывают всплеск использования этих терминов во время этого в популярных статьях и книгах, а также в исследованиях в области психологии, научного изучения сексуальности, а также в исследованиях лидерства.Статьи и книги начала 2000-х годов по этой теме ставят под сомнение ее существование [85], подтверждают ее существование [86] и описывают ее как «одноразового» персонажа, который не поддается «категоризации», который «опаснее, чем альфа] самец », [87]. В исследовании альфа-женщин и сексуальных фантазий Хоули и Хенсли [37] предположили, что «альфа-самка» может соперничать с альфа-мужчинами с точки зрения «поведения и мотивации».

Исследования альфа-самок человека были сосредоточены в первую очередь на лидерстве [7, 8, 10–13, 88, 89].В этом исследовании женщин, занимающих руководящие должности в студенческих и деловых организациях, называют «альфа-женщинами», «лидерами особого типа» [11]. Некоторые авторы утверждали, что появление альфа-женской идентичности было вызвано изменением контекста лидерства, в частности, когда женщины берут на себя все больше руководящих ролей, а также сдвигом социальных ролей женщин за последнее десятилетие. Это, как предполагают некоторые, привело к переосмыслению гендерно-ролевых стереотипов на Западе [7, 10, 11].

В исследовании Киндлона [7] для участия в исследовании альфа-девочек было привлечено 113 девочек из 15 школ Северной Америки. Девочки, имевшие наивысшее положение в социальных группах, таких как президенты классов, капитаны баскетбольных команд и другие лидеры социальных групп, были определены как альфа. Другие критерии включения альфа-статуса включали средний балл 3,8 или выше, минимум 10 часов в неделю во внеклассных мероприятиях в школе или за ее пределами, высокий балл мотивации достижений и высокая самооценка надежности.Согласно Киндлону [7], альфа-девушка — напористая, решительная и уверенная в себе женщина, осознающая свой жизненный выбор; человек, готовый пойти на риск и желающий «преодолеть барьеры расы и класса» (стр. xvii). Киндлон [7] обсуждает возникновение этой альфа-женской идентичности в контексте основных достижений, достигнутых женщинами на Западе, таких как право голоса, право делать репродуктивный выбор и право участвовать в спортивных видах спорта, ранее недоступных для них. По словам Киндлона [7], наиболее примечательным в его результатах было то, что альфа- и не-альфа-девушки во многом схожи.Киндлон [7] пришел к выводу, что, хотя альфа-девушка является лидером, она также является женщиной в «поколении на подъеме» [7] (Киндлон и что «альфа-девушки» в некотором смысле представляют собой целое поколение женщин.

Людеман и Эрландсон тщательно изучили концепцию лидера альфа-самца. Согласно Людеману и Эрландсону [8, 88, 89] (2007), мужчины на руководящих должностях — это альфа-самцы, описанные как «хорошо уравновешенные люди, полностью владеющие своими сильными сторонами, уважаемые коллегами, уважаемые служащими и обожаемые людьми». Уолл-стрит »(стр.38). Они также заявляют, что альфа-мужчины «вызывают страх и негодование, а не доверие и уважение» [89]. В своем сравнительном исследовании мужчин и женщин-лидеров авторы обнаружили, что мужчины-лидеры имеют значительно более высокие оценки, чем женщины-лидеры по всем атрибутам, которые они определяют как «альфа» (например, харизматическое лидерство, доминирование, уверенность, агрессивность, соперничество, настойчивость, дальновидность). зрячий и жирный) [89]. Их анализ показал, что альфа-черты коррелируют с принадлежностью мужчины к одной из 4 альфа-групп; 1) командир, 2) провидец, 3) стратег или 4) исполнитель [89].Хотя авторы не проводили прямых исследований альфа-самок, они утверждают, что женщины обладают теми же фундаментальными чертами, что и альфа-самцы [89].

В 2009 году коллеги Роуз Мари Уорд (психолог здоровья), Дональд ДиПаоло (профессор и исследователь лидерства) и Холли Попсон (укрепление здоровья) первыми провели исследование альфа-женской идентичности. Их первым исследованием было изучение альфа-женской идентичности как показателя лидерства среди 13 студенток одного из университетов Среднего Запада в США.Были приняты на работу только женщины, которые были хорошо известны в кампусе и занимали руководящие должности в студенческой организации. Данные об их лидерских качествах, ситуациях, в которых они проявлялись, считали ли они себя лидерами, и соответствием определенному определению альфа-самки — «женщина, которая сообщает, что является лидером, испытывая чувство превосходства или доминирования над другими женщинами. , когда другие ищут ее совета, чувствуют себя экстравертами в социальных ситуациях, верят, что мужчины и женщины равны, чувствуют себя ведомыми и очень уверены в себе »[10].Авторы разработали это определение на основе концепций лидерства и доминирования, представленных в литературе по альфа-самцам и в работе Киндлона [7]. Согласно Уорду и др. [11] это определение охватывает аспекты лидерства, одобренные альфа-самками [11]. Результаты их исследования показали, что альфа-самки происходят из заботливой семейной среды и имеют образцы для подражания, которые учат их тому, что быть женщиной — это либо не проблема, либо преимущество [10]. Кроме того, Ward et al. [10] также заявили, что именно это учение облегчило способность альфа-самок «раздвигать границы».

Во втором исследовании, Определение альфа-женщины : Мера женского лидерства , Ward et al. [11] разработают и представят критерий из 14 пунктов альфа-женской личности. При разработке инвентаря альфа-самок или AFI [11] использовалось определение альфа-самок, разработанное в их предыдущей работе. По мнению авторов, AFI можно использовать для идентификации альфа-самок [11]. AFI включает три подшкалы: AFI-L (лидерство), AFI-S (сила) и AFI-LI (низкая интроверсия) [11].AFI-L оценивает желание женщины быть лидером, доминировать и напористо, в то время как AFI-S измеряет женское превосходство и воспринимаемую силу, а AFI-LI измеряет экстраверсию. Авторы утверждают, что низкий уровень интроверсии синонимичен более экстравертированному, социальному или общительному [11]. Женщины, получившие высокие баллы по каждой из субшкал, то есть «согласны» или «полностью согласны» с пунктами, относятся к категории альфа-самок, а все остальные — к не-альфа-самкам.

Результаты Ward et al.Исследование [11] показало, что альфа-самки не отличались от не-альфа по годам обучения в школе, уровню образования матери и отца, семейному доходу или возрасту, хотя средний балл у них был значительно выше. Хотя у альфа-самок был более высокий уровень лидерских качеств и больше мужских гендерно-ролевых характеристик, чем у не-альфа-самок, различий в самооценке и эмоциональном интеллекте не было [11]. Однако авторы предположили, что необходимы дополнительные исследования, которые изучают лидерство в отношении общих критериев доминирования и определяют, больше ли альфа-самок в колледже по сравнению с сообществом в целом [11].

Совсем недавно Подушка [12] перевела и провела проверку AFI Уорда и др. [11] в своем исследовании хорватских студенток университетов. Хотя состав лидерских компонентов AFI отличался от Ward et al. [11], Подушка [12] обнаружили, что альфа-самки оценивали себя значительно выше по показателям самоэффективности и самоконтроля, и они проявляли больше лидерское поведение в студенческой среде.

Исходя из предыдущего исследования, в котором основное внимание уделялось альфа-женщинам как студентам-лидерам в государственных школах или университетах, Монкриф [13] использовал AFI, чтобы понять, как на роль «ветеранов» альфа-женщин-лидеров влияет идентичность (этническая принадлежность) меньшинства, опыт руководства (модальность, демонстрация и предположение) и продолжительность (10 и более лет на руководящей должности).Набор для их исследования был ограничен женщинами, которые идентифицировали себя как лидеры и имели как минимум 10-летний опыт работы на руководящей должности [13]. 12 женщин, участвовавших в их исследовании, имели опыт руководства от 10 до 40 лет, занимали различные руководящие должности, были из разных отраслей и имели разное этническое происхождение [13]. Все 12 женщин были самоидентифицированными лидерами и были оценены как альфа в опроснике Альфа-женщин (AFI) Уорда и др. [11].

Ward et al.[11] выдвинули AFI как подходящую меру для определения альфы. Однако важно отметить, что основополагающее предположение AFI состоит в том, что женщины, занимающие руководящие должности в различных контекстах, являются альфа-женщинами, и поэтому AFI [11] не обязательно измеряет конструкт альфа-женщины; он измеряет женское лидерство. Ward et al. [11] исследуют отношения между самоидентифицированными женщинами-лидерами с лидерскими характеристиками, соответствующими литературе по мужскому лидерству.К ним относятся такие качества, как эмоциональный интеллект, мужские и женские гендерно-ролевые черты и чувство собственного достоинства [11]. В результате другие формы альфа-женщины-лидера, такие как женская модель лидерства, могут быть нелегко различимы. Кроме того, другие характеристики или черты, связанные с альфа-женской идентичностью, такие как доминирование (сексуальное и социальное), сотрудничество, аффилированность и удовлетворенность жизнью, которые также могут способствовать построению альфа-самки, явно не включены в AFI [11].Включение таких признаков может также способствовать таким измерениям, как AFI [11] при идентификации альфа-самок. Список AFI Уорда и др. [11] неоценим для выявления альфа-самок с точки зрения лидерства, силы и низкой интроверсии. Что может добавить более глубокое понимание, так это исследование, которое исследует, выражают ли женщины, идентифицирующие себя как альфа-самки, компоненты AFI [11]. Исследование взаимосвязи между самоидентификацией как альфа-самки и чертами, связанными с выражением идентичности альфа-самки, включая те, что представлены Ward et al.[11] дадут дополнительное понимание нашего понимания альфа-женской идентичности. В настоящем исследовании я рассматриваю альфа-самку как потенциальную форму женской идентичности и спрашиваю самих женщин, идентифицируют ли они себя как альфа или нет. Таким образом, хотя самоидентификация — это подход, отличный от предыдущего исследования, в котором использовался AFI [11] для идентификации альфа-самок в разных популяциях и контекстах [11–13], этот подход дает возможность оценить альфа-самку как потенциальную форму женская идентичность, которая также может включать выражение черт, представленных Ward et al.[11], дополняя исследования в этой области.

Подобно его более ранним метафорическим сравнениям альфа-самца приматов с альфа-мужчинами, де Ваал [3] также проводил аналогичные сравнения альфа-самок приматов с альфа-женщинами в течение 2000-х годов. В своей популярной статье 2007 года « Альфа-самки, которых я знаю » де Ваал утверждает, что «альфа-самка» относится к женщинам, которые «руководят» через «флирт» и «свидания на своих собственных условиях» [3]. Однако он также заявляет, что характеристика альфа-женщин как «громких и контролирующих, не терпящих отклоняющихся мнений» не дает точной картины [3].Согласно де Ваалу [3] (2007), альфа-самка означает то же, что и альфа-самец — «высокопоставленный представитель своего пола со всеми присущими ему чертами и преимуществами» [3]. Хотя он заявляет, что, несмотря на исходное предположение, что высший ранг означает «быть самым сильным и противным», он также заявляет, что быть альфа-женщиной — это значит иметь связь и отношения [3]. Де Ваал [3] сравнивает такие черты альфа-самок шимпанзе, как способность решать проблемы, быть «милым, спокойным и обнадеживающим», что, по его мнению, может быть причиной того, что мы не «замечаем» ее статус [3].Согласно де Ваалу [3], к альфа-женщинам можно применить несколько атрибутов альфа-самок приматов. Он называет возраст фактором, влияющим на статус альфа-женщины — пожилых женщин в пострепродуктивном состоянии, таких как Индира Ганди, Ангела Меркель и Маргарет Тэтчер. Он также утверждает, что женская солидарность является «ключом» к альфа-женскому лидерству и что альфа-самке необходимо возвыситься над другими [3]. Однако он заявляет, что в отличие от альфа-самцов, альфа-самки не должны обладать сексуальной привлекательностью — не должны быть «чрезмерно привлекательными».У него есть многочисленные публикации, в которых сравниваются другие аспекты социального поведения приматов с социальным поведением человека, такие как эмпатия [90], мораль [91], разрешение конфликтов [92] и альтруизм [93].

Альфа женской сексуальности

Хотя де Ваал [3] утверждает, что альфа-самка не должна быть «чрезмерно привлекательной» и не должна обладать «сексуальной привлекательностью», как альфа-самец [3], в последнее время изображения альфа-самки расширились и теперь включают в себя внешний вид как а также сексуальность как часть того, как она выражает свою личность.В популярных средствах массовой информации, по сравнению с другими женщинами, альфа-самка часто описывается как более гордящаяся своей внешностью, считающаяся мужчинами более привлекательной и желанной по сравнению с другими женщинами, превосходящая в спорте, имеющая широкую социальную сеть и не являющаяся бояться быть «раскованно женственным и сексуальным» [7, ​​15, 42, 43, 70–72]. Темы в популярных СМИ варьируются от того, как стать альфа-самкой [9, 15, 41, 43, 70–72], до того, как альфа-самка делает вас «больным» [46, 94–96]. Альфа-самка также описывалась как роковая женщина или лисица, успешный лидер, блудница, обладательница высоких каблуков, умная, утонченная, беспощадная, агрессивная, уверенная в себе и склонная к сотрудничеству [7, 15, 42, 43, 70 –72].В то время как некоторые популярные рассказы описывают ее как «неспособную любить» [45], другие говорят, что у альфа-самки может быть «сердце» [47]. Ее также описывали как могущественную женщину, «прелюбодейку» и сексуальную хищницу [97], «по-настоящему сексуальную» и «страстную в сексе» [46, 98]. Что интересно в ее сексуальности, так это то, что большая часть рассуждений об альфа-самке на сегодняшний день изображает ее как гетеросексуальную. Хотя некоторые предполагают, что сексуальность альфа-самки не ограничивается «строгостью» [46], как в популярных СМИ, так и в академических кругах участие в этом конкретном дискурсе минимально.Термин «альфа-самка» также встречается в литературе о издевательствах. Здесь ее называют «хулиганом», который манипулирует другими посредством страха и угроз [99]. Психолог д-р Литтлмор утверждает, что «обычно бывает один главный тип хулиганов-девочек — волевая альфа-самка», которая собирает свою стаю. Согласно Литтлмору [99], этот тип альфа-самки отчаянно пытается утвердить и сохранить роль на вершине социальной иерархии.

Такие популяризированные и поляризованные представления об альфа-самке отвергаются некоторыми женщинами как изначально «мужское» понятие и поддерживаются другими, которые рассматривают альфа-самку как значимую форму женской идентичности, которая выражает как мужское, так и женское начало.Сегодняшние альфа-женщины, по мнению некоторых, становятся «мягче по краям» как «метафорически, так и буквально» [47].

Теория социального доминирования (SDT)

Теория социального доминирования (SDT), теория межгрупповых отношений, сфокусированная на поддержании и стабильности групповых социальных иерархий [100]. Ориентация на социальное доминирование (SDO) — это система убеждений, которая представляет собой предпочтение иерархического общества, в котором одни группы более заслуживают более высокого статуса, чем другие [101].Шкала ориентации социального доминирования (SDOS), концепция, введенная [40], отражает одобрение иерархических отношений и отношений доминирования между социальными группами независимо от того, находится ли внутренняя группа в доминирующем положении [102]. SDOS использовался в качестве проверенной меры социального доминирования у людей [40, 100–103]. Хотя SDOS преимущественно использовался в исследованиях для оценки дискриминации, неравенства и политической принадлежности [40, 100–104], он служит жизнеспособным инструментом для измерения того, в какой степени женщины в данной исследовательской группе могут или не могут чувствовать что альфа-самки как группа превосходят не-альфа-самок — действительно ли идентичность альфа-самок является ценностной идентичностью.Таким образом, ориентация на социальное доминирование может предложить частичное понимание того, что может или не может быть поставлено на карту для женщин, которые не идентифицируют себя как альфа. В настоящем исследовании SDOS используется в качестве индекса социального доминирования.

Альфа-самка — социальная конструкция

Женская идентичность — это форма социальной идентичности, которая относится к тому значению, которое женщины придают своей принадлежности к категории «женский» [105, 106]. Преобладающие нарративы и дискурсы, окружающие альфа-самку как архетип женской идентичности, представляют ее загадочной.Она «мужская» женщина или «женская» женщина? Однако, чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо понять, как идеи о гендере становятся частью нашего повседневного жизненного опыта, и это начинается с некоторой предыстории того, как женская идентичность конструируется в обществе.

Теория социального конструкционизма предполагает, что все, что люди узнают или видят как реальность, частично, если не полностью, находится в социальном положении. Социальная конструкция онтологически субъективна в том смысле, что построение и продолжение существования социальных конструкций зависит от коллективного соглашения, наложения и принятия таких конструкций [107].Возможно, лучший пример — это концепция расы. «Раса» не является биологической, она скорее «реальна» только как социальная конструкция. Он не существует онтологически объективным образом; однако он все еще «существует» и «реален» в обществе. «Раса» — это социальная конструкция с реальными последствиями и реальными последствиями [108]. Социальные конструкции формируют то, как мы видим себя и других [107]. Как и раса, альфа-самка как социальный конструкт может считаться «реальной», если существует коллективное согласие и принятие идентичности.Идея о том, что представление об альфа-самке как социально сконструированной идентичности не умаляет ее чувства реальности. Таким образом, социальный конструктивистский подход позволяет исследовать альфа-женскую идентичность. Однако когда дело доходит до альфа-самки и пола, все становится немного сложнее.

Альфа-самка и пол

Ранее теоретики представляли категории «женщины / женщины» как единичные и однородные, однако по мере того, как женщины входили в рабочую силу, эти категории стали различаться, что привело к появлению различных архетипов женской идентичности [109], таких как «альфа-самка». или «альфа-женщина».Оба эти термина взаимозаменяемы в популярных и академических курсах и преимущественно относятся к женщинам, рожденным биологически женскими и исключительно гетеросексуальными. Академические и популярные дискурсы, окружающие альфа-женскую идентичность, в основном ссылаются на характеристики или черты, основанные на традиционных гендерных ролях мужчин и женщин в западном обществе. Тем не менее, предыдущие исследования были в основном сосредоточены на гендерных различиях между мужчинами и женщинами и альфа-мужских / мужских чертах. Таким образом, идеи и, соответственно, исследования, которые фокусируются на альфа-идентичности человека, как правило, касаются альфа-самцов, а не альфа-самок.Например, предыдущая работа показала, что сотрудничество на рабочем месте имеет гендерный компонент. Считается, что мужчины старшего возраста создают высококонкурентные условия труда, спорят о младших по возрасту лицах и с трудом принимают от них вызовы [110]. Что касается рискованного поведения, то поведение, рассматриваемое как «атрибут мужской психологии» [111], предыдущая работа показала, что женщины более склонны к риску, чем мужчины. Например, мужчины более склонны к риску, чем женщины [112].Рискованное поведение считается результатом конкуренции — соревнования вынуждают доминирующих индивидов идти на риск, чтобы добиться своего положения во власти [112]. Точно так же было показано, что женщины уклоняются от конкуренции, в то время как мужчины обнимаются [113], а также выходят из конфликтных ситуаций, когда цена такого выхода невелика [114].

Исследования также показали, что женщины более альтруистичны, чем мужчины [115,116]. Это важно, поскольку независимо от того, отождествляют ли женщины больше с мужскими или женскими чертами, в силу того, что она женщина, в западном обществе ожидается, что она все равно будет проявлять альтруистическое поведение [115].Поскольку женщины непропорционально занимают социальные роли, требующие сотрудничества, коллективности и жертвенного поведения, отказ от такого поведения может привести к негативным последствиям для них [115]. Меньший альтруизм считается «мужским» атрибутом, потому что он не одобряется как мужскими гендерными ролями, которые включают власть, доминирование и независимый личный интерес, так и общей тенденцией заставлять людей учитывать стратегический личный интерес [115].

Было также установлено, что женщины более не любят причинять вред [117] и более честны [118], чем мужчины.Например, исследования показали, что женщины, как правило, придерживаются деонтологической этики больше, чем мужчины, когда сталкиваются с личными дилеммами [117], то есть женщины более склонны беспокоиться о том, что люди делают, а не о последствиях своих действий. Точно так же исследования также показали, что когда дело доходит до лжи, мужчины чаще лгут «черную» ложь, которая приносит пользу лжецу и кому-то еще, в то время как женщины с большей вероятностью лгут альтруистической «белой» лжи, которая приносит пользу. другой человек за их счет [117].Нежелание и / или отсутствие женщин на традиционно «мужских» работах может также повлиять на наши предположения о том, что у людей альфа больше шансов быть мужчинами, чем женщинами. Например, исследование, в котором изучается опыт женщин на «мужской» работе, например в армии, показало, что для таких женщин могут иметь место негативные последствия, например, менее воспринимаемое поведение супервизора, поддерживающее семью, и поэтому женщины с меньшей вероятностью будут придерживаться мужской работы. профессий, потому что они считают, что эта работа не открыта или «недоступна» для них, или что есть ожидания, что такие рабочие места предназначены только для мужчин [119].Исследования также показали, что женщины находятся в более неблагоприятном положении на более высоких организационных уровнях в юридических фирмах, что ограничивает возможность внутреннего продвижения по службе, хотя не было показано, что это касается женщин, нанятых вне организации [120].

Эти примеры предполагают, что гендерные различия в выражении признаков, связанных с альфа, могут частично объяснить, почему исследования преимущественно сосредоточены на альфа-самцах, а не на самках. Однако, учитывая, что за последние десятилетия социальные роли женщин на Западе значительно изменились и что сегодня все больше женщин работают, получают образование и берут на себя руководящие роли в своей профессии, разрушая прежние стереотипы о пассивности, неконкурентоспособности и неконкурентоспособности женщин -progressive [11], более глубокое понимание пола альфа-самки стало оправданным.

Академические и популярные дискурсы, окружающие альфа-женскую идентичность, в основном ссылаются на характеристики или черты, которые основаны на традиционных гендерных ролях мужчин и женщин в западном обществе. Гендерная идентичность отражает понимание человеком самого себя с точки зрения культурных определений женщин и мужчин [121]. В западных обществах гендерная бинарность представляет собой систему, в которой общество разделяет своих членов на один из двух наборов гендерных ролей, гендерной идентичности и связанных атрибутов на основе гениталий, с которыми рождается человек: «два отдельных пола и два различных пола. потому что наше общество построено на двух классах людей, женщинах и мужчинах »[122].

Хотя признано, что пол и идентичность не обязательно точно вписываются в одну конкретную «коробку», то есть пол не обязательно легко различить на основе биологических черт, все же есть ценность в изучении альфа-женской идентичности через призму гендерной бинарности. В частности, такое обследование позволит глубже понять вариабельность значений и практик женского образа жизни [123]. Изучение этой изменчивости в категории «женщина» может привести к появлению другого пола, который, возможно, является одновременно мужским и женским или ни одним из них.Таким образом, можно сказать, что гендер и, в частности, варианты того, как быть женщиной, социально сконструированы и привязаны к половым телам и, тем не менее, интересны и необходимы для понимания различий в гендерных категориях. Как утверждает Лорбер [122], хотя различия существуют между группами, чаще всего более значительные различия существуют внутри самих групп [122]. Социальный конструктивистский подход к идентичности позволяет исследовать гендерную идентичность, которая выходит за рамки мужских и женских категорий, проблематизирует их и обеспечивает основу для изучения различий внутри самих гендерных категорий, а также того, где они пересекаются, перекрываются или пересекаются. становятся размытыми.Таким образом, перспектива социального конструирования обеспечивает оптимальную основу для изучения конструкции альфа-самки, поскольку есть возможность понять ее как разновидность категории «женщина». Перспектива социального конструирования также предполагает, что было бы более полезно сгруппировать модели возможного мужского и женского поведения и изучить их среди женщин, которые с наибольшей вероятностью их проявят — для настоящего исследования это женщины, которые идентифицируют себя как «альфа-самка». , а не начинать с предполагаемой дихотомии [122].Такой подход к исследованию идентичности альфа-самок до сих пор не применялся, но в настоящем исследовании он предпринимается.

В 1974 году Сандра Бем разработала опросник половых ролей Бема (BSRI) [124], оспаривая биологическую врожденность мужских и женских черт, и утверждала, что такие концептуализации являются культурно предписывающими — как мужчины и женщины «должны» действовать [124]. Шкала отражает то, что американцы в 1970-е годы считали мужскими чертами, такими как агрессия и независимость, женскими чертами, такими как привязанность и сочувствие, и гендерно-нейтральными чертами, такими как счастье и тактичность [124].Согласно Бему [124], западная дихотомия пола и роли не учитывает две очень важные вещи. Во-первых, в зависимости от контекста, индивиды могут быть как мужскими, так и женскими в выражении своего пола, и, во-вторых, что «строго типичные по полу люди могут быть ограничены в диапазоне доступных им моделей поведения» [124]. Например, человек с очень мужской самооценкой может подавлять поведение, которое считается женским, а человек с очень женственной самооценкой может подавлять мужское поведение [124].Согласно Бему (1981), определение пола относится к «процессу, с помощью которого общество превращает« мужское »и« женское »в« мужское »и« женское »[125]. BSRI [124] позволяет исследователям оценить третье проявление пола, андрогинность, человека, имеющего высокие баллы как по мужским, так и по женским признакам [124]. Андрогинному человеку комфортно участвовать как в мужском, так и в женском поведении [124], что позволяет более гибко и гибко выражать свой пол, не ограничиваясь традиционными западными гендерными ролевыми ожиданиями [126].С 1970-х годов оригинальный BSRI из 60 пунктов [124] и более короткие версии использовались и продолжают использоваться во многих исследованиях в качестве надежного средства измерения гендерной идентичности в разных странах, культурах, возрастах и ​​группах транссексуалов [127, 128]. Например, Gomez-gil et al. [127] использовали шкалу женственности BSRI для оценки различий в полоролевой идентификации испанских транссексуалов и нетранссексуалов. Они также обнаружили, что транссексуалы мужчины-женщины и женщины-мужчины получают баллы в зависимости от их гендерной идентичности, а не от их анатомического пола [127].

Несмотря на критику шкалы со ссылкой на изменения в западном восприятии мужественности и женственности [129], а также разработку подобных шкал [130], BSRI [124] по-прежнему широко используется в психометрических исследованиях и других исследованиях [131, 132] для измерения самоприписываемые гендерные стереотипные черты личности на Западе [130, 133, 134]. BSRI [124] Он также использовался в предыдущих исследованиях альфа-самок [11]. Таким образом, BSRI [124] представляет собой неотъемлемый инструмент в исследовании выражения альфа-женской идентичности.Для целей настоящего исследования были разработаны сокращенные версии BSRI-M, BSRI-F и BSRI-N, основанные на чертах, которые соответствуют текущим рассказам, дискурсу и исследованиям альфа-самки.

Самоклассификация

Концепция «узнавания» в теории социальной идентичности, в частности, степень, в которой группа принимает социальную идентичность, и степень, в которой не члены группы признают ее [135], обеспечивает основу для идентификации альфа-самки как отдельная категория.Согласно Тайфелу и Тернеру [136], одним из аспектов теории самокатегоризации является то, что она представляет собой степень, в которой человек чувствует себя привязанным к определенной группе. Концепция узнавания позволяет глубже изучить степень привязанности женщины к категории «альфа», а также степень, в которой она чувствует себя приверженной или привязанной к самим связанным чертам [136]. Таким образом, вопрос о том, идентифицируют ли женщины себя как альфа-самки, дает возможность лучше понять альфа-самку как общепринятую форму женской идентичности.

Гипотезы Альфа Женское-Женское (AFF) и Альфа-Женское-Мужское (AFM)

Обширный обзор и анализ текстов академической и популярной литературы, а также информации, собранной во время фокус-групп, выявили две конкурирующие концепции альфа-женщины в западном обществе — более «мужскую» и более «женскую» альфа-самку. Чтобы изучить две конкурирующие концепции, были разработаны и протестированы две гипотезы — альфа-женский мужской (AFM) и женский женский (AFF).Эти гипотезы позволили изучить отношения между двумя часто предполагаемыми и одобряемыми культурой гендерными категориями (мужским и женским) альфа-самки. Для целей настоящего исследования была разработана более короткая версия мужских, женских и нейтральных черт, согласующаяся с текущим дискурсом, нарративами и академическими исследованиями альфа-самки. Они представлены как BSRI-M (мужские черты), BSRI-F (женские черты) и BSRI-N (нейтральные черты).Предполагается, что если альфа-женская-женская гипотеза (AFF) верна, женские черты, проиндексированные в BSRI-F, предсказывают статус альфа-самок, и что по сравнению с не-альфа-самками, альфа-самки будут сообщать, что имеют более крупный и разнообразный социальный статус. сети и более тесное сотрудничество. Если альфа-женская-мужская гипотеза (AFM) верна, мужские черты, проиндексированные в BSRI-M, будут предсказывать альфа-женский статус, и что по сравнению с не-альфа-самками альфа-самки будут сообщать, более высокая ориентация на социальное доминирование, более высокая удовлетворенность жизнью. быть сильнее, быть менее замкнутым, быть лидером, иметь больший сексуальный опыт, чаще заниматься сексом, инициировать секс, играть доминирующую роль в сексуальных контактах и ​​получать большее удовольствие от секса.

Обсуждение

В настоящем исследовании изучалась альфа-самка как форма социальной идентичности в небольшой неслучайной выборке женщин в Северной Америке (N = 398). Была также исследована связь между самоидентифицированными альфа-самками и показателями сексуальности и менеджмента как показателем лидерской позиции на рабочем месте. На основе текстового анализа ожидалось, что альфа-самка будет считаться широко признанной и позитивной социальной конструкцией женской идентичности, которая отдает предпочтение мужским чертам, сходным с альфа-самцом.Для проверки двух конкурирующих концептуализаций альфа-женской идентичности в западном обществе были разработаны две гипотезы: 1) гипотеза альфа-женского-мужского (AFM) и 2) альфа-женско-женственная гипотеза (AFF). Согласно гипотезе альфа-самки-мужественности, было предсказано, что альфа-самки будут более доминирующими в социальном и сексуальном плане, с большей вероятностью будут занимать руководящие должности на рабочем месте, будут лидерами, будут сильнее, будут иметь более высокую самооценку, будут менее замкнутыми, чем не-альфа-самки и обладают более мужскими, чем женскими чертами.Согласно Альфа-женско-женской гипотезе (AFF) было предсказано, что по сравнению с не-альфа-самками, альфа-самки будут более склонны к сотрудничеству и будут обладать больше женскими, чем мужскими чертами.

Результаты настоящего исследования показали, что для данной выборки североамериканских женщин мужские черты (BSRI-M) были единственным статистически значимым предиктором альфа-статуса. За показателем мужских черт внимательно следили удовлетворенность жизнью и сексуальный опыт как предикторы альфа-статуса.То есть мужские черты личности, которые включали в себя агрессивность, амбициозность, напористость, конкурентоспособность и независимость, являются единственными значимыми предикторами и факторами альфа-женской идентичности с учетом оценок по всем другим переменным. Однако этот результат не отрицал отождествления с женскими чертами. Интересно, что как альфа-женщины, так и не-альфа-женщины имели одинаковые оценки по женским чертам (BSRI-F), а именно ласковым, нежным, лояльным, понимающим и чувствительным к потребностям других, и обе группы идентифицировали себя больше с женскими чертами, чем с мужскими.Согласно Бему [125], люди, которые набирают больше очков по женским характеристикам, чем по мужским, классифицируются как «женские», что предполагает, что альфа-самки и не-альфа-самки могут быть классифицированы как «женские». Большинство женщин, независимо от своего альфа-статуса, сообщали об «альфа-самке» как о положительном, действительном или истинном построении женской идентичности.

Сотрудничество, отражающееся в формировании коалиции и консенсуса, налаживании связей и убедительности, также одинаково проявлялось как у альфа-, так и у не-альфа-самок.Как альфа, так и не альфа-женщины имели низкую ориентацию на социальное доминирование (SDO), что указывает на то, что независимо от альфа-самоидентификации женщины в настоящем исследовании предпочитали, чтобы отношения между социальными группами были более равноправными, а не иерархическими. Альфа-женщины также сообщили, что они физически и умственно сильнее, имеют более высокую самооценку, большее удовлетворение жизнью и менее замкнуты, чем не-альфа-женщины. Хотя альфа-женщина сообщала, что лидерство является важным аспектом их личности, они не обязательно занимали руководящую должность на рабочем месте.Аспекты сексуального доминирования, хотя и выше у альфа-женщин, не были предикторами альфа-статуса. Результаты подтверждают гипотезу альфа-женского-мужского (AFM), однако, не за счет женских черт. Быть более «мужским» не означает быть менее «женским».

Результаты настоящего исследования согласуются с предыдущими исследованиями, которые продемонстрировали, что альфа-самки обладают мужскими чертами [8, 10–13, 38]. Это также согласуется с исследованиями, которые связывают эти качества с лидерством, силой и экстраверсией [11].Однако результаты также ставят под сомнение предыдущие исследования, которые определяют социальное доминирование и аспекты сексуального доминирования как ключевые черты альфа-самки [38]. Например, не было статистически значимой разницы в ориентации социального доминирования (SDO) между альфа и не альфа. Кроме того, несмотря на статистически значимые различия по конкретным аспектам сексуального доминирования (частота секса, наслаждается сексом, инициирует секс и играет доминирующую роль в сексуальных контактах) с альфа-самками выше, чем у не-альфа, ни ориентация на социальное доминирование, ни какой-либо из Эти аспекты сексуального доминирования оказались предикторами альфа-женской идентичности в модели логистической регрессии.Более того, аспекты сексуального доминирования и социального доминирования не коррелировали. Учитывая, что в академической и популярной литературе говорится об обратном, таких результатов особенно не ожидалось. Что может объяснить, почему альфа-самки не демонстрируют большего социального доминирования, несмотря на исследования, которые показали, что это одна из отличительных черт альфа-особи?

Что касается сексуального поведения, результаты показали, что, хотя альфа-самки и не-альфа-самки не различаются по частоте половых контактов, они различаются в том, что касается сексуального опыта (количества партнеров), начала полового акта и получения удовольствия от него. альфа-самки сообщают о более высоких уровнях в целом.Однако как альфа, так и не альфа сообщили, что между «иногда» и «половиной времени» они инициируют и играют доминирующую роль в сексуальных контактах. Как альфа-, так и не-альфа-самки показывают средний балл сексуального опыта, который предполагает меньшее количество партнеров, чем то, что они считали бы средним числом партнеров. Результаты настоящего исследования ставят под сомнение предположения о том, что альфа-самка беспорядочная и более сексуально доминирующая, чем не-альфа-самка. Например, недавнее исследование показало, что альфа-самцы и самки предпочитают подчиняться, а не доминировать в спальне; что они предпочитают смену ролей [37].Таким образом, альфа-самка, иногда доминирующая в одной социальной сфере, может предпочитать не быть таковой в другой. Эти несоответствия в отношении концепции социального доминирования у приматов и других животных к людям и того, как иерархии впоследствии формируются и поддерживаются, делают сомнительной черту социального доминирования и, соответственно, сексуального доминирования, как предикторов альфа-статуса самок. Таким образом, вопреки академическим и популярным рассуждениям об исследованиях альфа-личности на животных, приматах и ​​людях, для альфа-самки человека, возможно, социальное и сексуальное доминирование понимается и воспринимается по-разному или вообще не учитывается.

Результаты также дополняют недавнее исследование лидерства, которое демонстрирует, что как мужчинам, так и женщинам-лидерам выгодно иметь мужские и женские атрибуты [145]. Они также бросают вызов часто предполагаемой неразрывной связи и взаимозаменяемости концепций лидерства и альфа-самки. Анализ показал, что, хотя между альфа-самками и не-альфа-самками наблюдалась весьма значительная разница в средних показателях лидерства, альфа-самки получали более высокие баллы, а альфа- и не-альфа-самки с одинаковой вероятностью занимали руководящие / управленческие должности на работе.Таким образом, эти результаты не только ставят под сомнение распространенное мнение о том, что альфа-самки являются лидерами, но также ставят под сомнение предыдущие исследования лидерства, которые представляют альфа-самку как «особого типа лидера» [10].

Ограничения и дальнейшие исследования

Результаты настоящего исследования имеют несколько важных ограничений. Во-первых, настоящее исследование опирается на самоидентификацию как на метод определения альфа- и не-альфа-женщин и не включает данные о том, как эти женщины будут идентифицированы их сверстниками.Степень, в которой люди и группы воспринимаются другими или не членами группы, представляет другое измерение [136]. Таким образом, хотя некоторые женщины могут идентифицировать себя как альфа-самки, эта идентификация может совпадать, а может и не совпадать с восприятием и убеждениями других [146]. Дальнейшие исследования, которые рассматривают мнения и восприятие не-альфа-женщин и мужчин, конкретных самоидентифицированных альфа-женщин, также могут дать представление о социальном конструировании альфа-женской идентичности.

Поскольку данные были собраны в ходе опроса, фокус-групп и интервью, самоидентифицированные альфа-самки не наблюдались в их естественной среде обитания, что ограничивает понимание потенциальных вариаций в выражении идентичности.Люди ведут сложную социальную жизнь и действуют в разных контекстах, принадлежат к разным социальным группам и иерархиям и выполняют разнообразные социальные роли [32]. В этом контексте самоидентификация себя как альфа-самки не обязательно означает, что она все время альфа. Например, в двух исследованиях, проведенных примерно с 900 студентами колледжа (мужчинами и женщинами), Хоули и Хенсли [37] обнаружили, что когда дело доходит до связи на сексуальном уровне с доминантными или альфа-самцами, женщины, идентифицировавшие себя как альфа, предпочитают принудительное подчинение. фантазий больше, чем у женщин, которых считают подчиненными [37].Точно так же другие обнаружили, что, хотя альфа-самки любят сохранять контроль в спальне, они готовы уступить этот контроль мужчинам, когда им это удобно [15, 98]. Таким образом, альфа-самка не всегда выбирает быть альфой в каждом контексте. Кроме того, люди склонны ценить те иерархии, в которых они занимают самое высокое место. Например, человек, который работает в почтовом отделении своей компании и является лучшим игроком в бейсбол в команде компании, может получить большую самооценку из последней иерархии [32].Кроме того, в зависимости от контекста люди также склонны изменять психологическое значение звания [32]. Например, новичок, завершивший марафон, будет более доволен собой, чем человек, который ожидал победы, но занял 5 -е место [32]. Будущие этнографические исследования, сфокусированные на повседневном жизненном опыте и различных контекстах альфа-самки, могут дать лучшее понимание потенциальной текучести и вариаций в выражении альфа-самки.

Несмотря на то, что в настоящее исследование были включены показатели частоты секса, сексуального наслаждения, доминирующей роли в сексуальных контактах, начала секса и сексуального опыта, данные о типе выполненной сексуальной активности не собирались. На сегодняшний день исследования типа сексуальной активности в отношении альфа-самки не проводились. Однако были некоторые исследования, которые продемонстрировали, что некоторые формы сексуальной активности положительно влияют на удовлетворенность жизнью (т.е. Пениль-вагинальное проникновение у женщин связано с меньшим жизненным стрессом, чем оральный секс или мастурбация [147, 148]. Дальнейшие исследования того, какие формы сексуальной активности выполняют альфа-самки, могут дать более полное представление о половом профиле альфа-самок.

Настоящее исследование также ограничено неслучайной выборкой и поэтому может включать некоторую систематическую ошибку, природа которой неизвестна. Это также потенциально ограничено небольшими размерами выборки как для неальфа-, так и для альфа-групп выборки. Поэтому возможно, что результаты не точно отражают различия между этими группами женщин в Северной Америке.Неслучайная малая выборка также ограничивает возможность обобщения на более широкую совокупность, выходящую за рамки настоящего исследования.

Использование BSRI также имеет ограничение. В некоторых случаях было показано, что BSRI не является достоверным измерением психологической андрогинности из-за локализованных конструкций мужественности и женственности [149]. Таким образом, BSRI может неточно отражать гендерное выражение в других культурах и обществах, например, в матрилинейных обществах, таких как Минангкабау в Индонезии [150] и Мосуо в Китае [151].Изучение конструкции альфа-самки в таких обществах может потребовать модификации текущего BSRI, чтобы приспособиться к таким межкультурным различиям.

Наконец, хотя данные об этнической принадлежности женщин были собраны, их влияние на социальный статус и потенциальное влияние на социальную иерархию не входило в рамки настоящего исследования. Данные о сексуальной ориентации не собирались и не рассматривались как потенциальный фактор, влияющий на социальную иерархию. Настоящее исследование рассматривает иерархию строго в том смысле, что она проявляется через социальное доминирование.Изучение того, как социальный ранг выражается через такие аспекты и как они могут пересекаться или не пересекаться с самой идентичностью, может предоставить больше контекста альфа-самке как ценностной идентичности.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.