Экспериментальный период развития социальной психологии: Экспериментальный период развития социальной психологии — Студопедия.Нет

Содержание

Экспериментальный период развития социальной психологии — Студопедия.Нет

 

Экспериментальный период в развитии социальной психологии начался после 1945 г. Официальным отсчетом послужила программа В. Меде (Европа) и Ф. Олпорта (США). В прорамме сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную науку. В США, где наблюдалось бурное развитие капиталистических форм экономики, активно развивались прикладные исследования. Значимость этих исследований еще больше возросла на фоне развернувшегося экономического кризиса. Старая описательная социальная психология не могла решать новые задачи. В 1930‑х гг. создано Общество психологических исследований социальных проблем.

Большое количество практических исследований впервые появилось в рамках функционализма. Представители функционализма {Д. Дьюи, Д. Энджелл, Г. Кэрр и др.) изучали людей и социальные группы с позиции их социальной адаптации. Главная социально‑психологическая проблема функционализма – проблема наиболее оптимальных условий социальной адаптации субъектов общественной жизни. Исследователи фиксировали внимание не на внутренних психических процессах, а на социальных функциях. Основным объектом исследования становится малая группа. Этому способствует повсеместное распространение экспериментальных методик, применение которых главным образом возможно лишь в малых группах. Отрицательным моментом при этом являлось одностороннее развитие социальной психологии, прежде всего в США, так как был утрачен интерес к теоретической стороне социальной психологии. Такое «отлучение» от теории привело к тому, что экспериментальный период в развитии социальной психологии стал обрастать острыми противоречиями. Положительным моментом этого периода явилось проведение многочисленных исследований в области малых групп, разработка методик, ставших классическими, накопление большого опыта в проведении прикладных исследований. Отрицательным – игнорирование массовых процессов, анализа их психологической стороны. После критики примитивного анализа этих процессов в первых концепциях, они были сняты вообще. Данные, полученные в четко разработанных лабораторных экспериментах, заменили знание о реальных проблемах общества.


С 1950‑х гг. стал возрождаться интерес к теоретическому знанию. Исследователи (Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская, П. Н. Шихерев) выделяют четыре основные теоретические школы в 1960‑х гг. ХХ в.: бихевиоризм, психоанализ, когнитивизм, интеракционизм. Первые три направления представляют социально‑психологические варианты психологической мысли, интеракционизм – социологической.

 

Бихевиоризм. Психоанализ

 

Бихевиоризм – поведенческая психология, изучающая проблемы закономерностей поведения человека и животного. Это определение дано И. П. Павловым, В. М. Бехтеревым, Д. Уотсоном, Э. Толме‑ном, Б. Скиннером, К. Халлом и др. Поведение изучалось по формуле: стимул – реакция. Реакция – это ответ на внешний стимул, посредством которого происходит адаптация индивида к окружающей среде. Закономерности поведения человека выводились из закономерностей внешнего стимулирования.



Центральной социально‑психологической проблемой в рамках бихевиоризма стала проблема научения, т. е. приобретения индивидуального опыта путем проб и ошибок, и идея подкрепления. Было выделено четыре основных закона научения: закон эффекта, закон упражнения, закон готовности и закон ассоциативного сдвига.

Закон эффекта выражается в том, что из всех реакций на одну и ту же ситуацию закрепляется и становится преобладающей только та, которая сопровождается положительными эмоциями.

Закон упражнения заключается в том, что реакция на ситуацию закрепляется пропорционально частоте, силе и длительности повторения, лежит в основе формирования социальных привычек.

Закон готовности выявляет возможности человека посредством упражнений улучшать адаптацию на психофизиологическом уровне.

Закон ассоциативного сдвига проявляется в том, что если при одновременном действии двух раздражителей один из них вызывает положительную (отрицательную) реакцию, то и другой (до этого нейтральный) приобретает способность вызывать ту же реакцию.

Основываясь на идеях К. Халла, в социальной психологии была разработана теория фрустрации – агрессии Н. Миллера и Д. Дол‑ларда, предложены многочисленные модели диадического взаимодействия.

Основной методологический упрек бихевиоризму состоит в том, что большинство работ выполнено на животных.

Психоанализ прежде всего ассоциируется с именем З. Фрейда. В социальной психологии не получил широкого распространения. Попытки построения социально‑психологических теорий в рамках этого направления связаны с именами Э. Фромма и Дж. Салливана. Некоторые вопросы социальной психологии получили свое развитие в работах К. Юнга и А. Адлера. Можно выделить две социально‑психологические проблемы, решаемые в рамках психоанализа: проблема конфликта человека и общества, проявляющаяся в столкновении влечений человека с социальными запретами, и проблема источников социальной активности личности.

В рамках этого течения стала развиваться практика проведения Т‑групп (групп тренинга), где используются механизмы воздействия людей друг на друга. Психоанализ дал толчок новому психологическому течению – гуманистической психологии (представители А. Маслоу, К. Роджерс).

 

Когнитивизм. Интеракционизм

 

Когнитивизм рассматривает социальное поведение через призму познавательных (когнитивных) процессов личности. Берет начало от гештальт‑психологии и теории поля К. А. Левина. Представители когнитивной школы (Ж. Пиаже, У. Найсер, Дж. Брунер, Р. Аткинсон и др.) изучали способы формирования знаний человеком; преобразование сенсорной информации, возникновение и развитие структурных блоков познавательных процессов, роль знания в поведении человека, организацию знания в памяти, развитие интеллектуальных функций, соотношение вербальных и образных компонентов в процессах памяти и мышления. Были сделаны выводы, что человек во многих жизненных ситуациях принимает решения, опосредованные особенностями мышления.

В когнитивной социальной психологии важное место занимает теория когнитивного соответствия, которая выделяет в качестве главного мотивирующего фактора поведения человека потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фес‑тингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума.

Г. М. Андреева считает, что когнитивизм дал начало такому направлению, как психология социального познания, которое исследует проблемы познания социальных явлений рядовым человеком.

Интеракционизм по происхождению – социологическая теория, основанная на теории символического интеракционизма Г. Мида, который исследовал социальные аспекты взаимодействия между людьми в процессе деятельности и общения. Основная идея – личность всегда социальна и не может формироваться вне общества. Развитие личности рассматривается через усвоение знаковых систем. Это то, что отличает человека от животного мира. Коммуникация представляет собой обмен символами, в процессе которого вырабатываются единые значения и смыслы. Главнейшей знаковой системой является язык.

Символическая коммуникация – это начало человеческой психики. В рамках направления изучались проблемы референтных групп Г. Хаймена, Р. Мертона, структура и динамика развития личности, ролевые теории Т. Сарбина, микропроцессы социального взаимодействия, среда социальной деятельности.

Личность, с одной стороны, – это автономная система, проявляющаяся в независимом импульсивном поведении, с другой – зависимая социальная система, проявляющаяся в ожидаемом окружающими поведении. Активное начало в личности способно менять не только личность, но и общество.

 

2. Заполнить пустые колонки (вместо вопросов должны появиться ответы)

Название этапа Период Основные идеи Основные имена
Феноменологический середина Х1Х в. Социально‑психологические феномены выделяются в самостоятельные психические явления ???????
?????????? 1895 г Зарождаются первые социально‑психологические концепции:
Психология народов
Психология масс…………………
Психология инстинктов………….
Введение понятия «Я-Концепция»……….
Ж. Штейнталь , М. Лазарус
?????
?????
?????
Экспериментальный ?????? Создание Программы, в которой впервые сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную науку. ???????
Бихевиоризм ???? ???????? И. П. Павлов,
В. М. Бехтерев, Д. Уотсон,
Э. Толмен,
Б. Скиннер,
К. Халл
???????? 1950,1960 ????????? З. Фрейд
Э.Фромм
Дж. Салливан
Когнитивизм ????? Изучают способы формирования знаний человеком; преобразование сенсорной информации, возникновение и развитие структурных блоков познавательных процессов, роль знания в поведении человека, организацию знания в памяти, развитие интеллектуальных функций, соотношение вербальных и образных компонентов в процессах памяти и мышления. Были сделаны выводы, что человек во многих жизненных ситуациях принимает решения, опосредованные особенностями мышления. ???????
?????? 1960 Личность всегда социальна и не может формироваться вне общества. Развитие личности рассматривается через усвоение знаковых систем. Это то, что отличает человека от животного мира. Коммуникация представляет собой обмен символами, в процессе которого вырабатываются единые значения и смыслы. Главнейшей знаковой системой является язык. ??????

 

Общая характеристика методов социально‑психологического исследования.

 

Существуют различные классификации социально‑психологических методов. Наиболее целесообразны следующие.

1. Методы феноменологизации и концептуализации – позволяют провести предварительную работу по выделению и систематизации интересующих социально‑психологических феноменов и проблем. Выделение феноменов осуществляется в соответствии с социальными потребностями, а систематизация – путем соотнесения с имеющимися теориями.

2. Методы исследования и диагностики – наблюдение, опрос, эксперимент, анализ продуктов деятельности, моделирование. При организации наблюдения отвечают на вопросы: что наблюдать? как фиксировать? Эксперимент предполагает создание контролируемых условий, в которых вероятно появление изучаемого феномена. Подразделяется на лабораторный и естественный. Последний предполагает создание искусственной модели действительности.

Что‑либо выяснить о социально‑психологических явлениях, процессах можно, исследуя продукты деятельности отдельных индивидов и групп (документы, сочинения, контрольные работы, рисунки и т. п.).

Моделирование – конструирование модели, которая дает возможность представить, прогнозировать развитие событий.

Методы исследования ориентированы на разностороннее рассмотрение какого‑либо феномена, а диагностики – на измерение, т. е. численное представление изучаемого явления.

3. Методы обработки и интерпретации данных. Чаще всего используются статистические методы (нахождение средних значений, отклонений от среднего показателя и т. п.). Методы обработки дают числа, а интерпретации позволяют перевести их в психологические понятия и суждения. Для этой цели используют тесты и экспертные оценки.

4. Методы коррекции и терапии – позволяют улучшать различные личностные и групповые умения, навыки, свойства и т. п., осуществлять лечение людей. Выделяют телесную терапию, арттерапию, психодраму и др.

5. Методы мотивирования и управления – это методы, которые побуждают людей к деятельности и обеспечивают оптимальное взаимодействие отдельных личностей и групп (например, планирование).

6. Методы обучения и развития личности (или группы) призваны реализовать социально‑психологический потенциал межличностного взаимодействия (дискуссионные игры, тренинги межличностной чувствительности и личностного роста и т. п.).

7. Методы конструирования и творчества – позволяют использовать потенциал группового взаимодействия для порождения чего‑либо нового (решение конфликтной ситуации, разработка технического устройства и т. д.).

3. Вставьте пропущенные слова

1. Методы феноменологизации и …………. – позволяют провести предварительную работу по выделению и систематизации интересующих социально‑психологических феноменов и проблем. Выделение феноменов осуществляется в соответствии с социальными потребностями, а …………………. – путем соотнесения с имеющимися теориями.

2. Методы исследования и диагностики – наблюдение, ……, эксперимент, ………, моделирование.

3. Методы …………………. Чаще всего используются статистические методы (нахождение средних значений, отклонений от среднего показателя и т. п.). Методы ……. дают числа, а ……….. позволяют перевести их в психологические понятия и суждения.   

4. Методы коррекции и терапии – позволяют улучшать различные ……………..

5. Методы мотивирования и управления – это методы, которые побуждают ……… и обеспечивают ………..

6. Методы …………. призваны реализовать социально‑психологический потенциал межличностного взаимодействия.

7. Методы конструирования и творчества – …………. группового взаимодействия для порождения чего‑либо нового (решение конфликтной ситуации, разработка технического устройства и т. д.).

 

Экспериментальный период развития социальной психологии

В целом же в конце XIX – начале XX в. экспериментальная практика складывалась в рамках традиционной социальной психологии, развивавшейся вне марксистской традиции. Начало XX в. и особенно время, наступившее после первой мировой войны, считается началом превращения социальной психологии в экспериментальную науку. Официальной вехой послужила программа, предложенная в Европе В. Мёде и в США Ф. Олпортом, в которой были сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную дисциплину. Основное развитие в этом ее варианте социальная психология получает в США, где бурное становление капиталистических форм в экономике стимулировало практику прикладных исследований и заставило социальных психологов повернуться лицом к актуальной социально-политической тематике. Особое значение такая практика приобретала в условиях развернувшегося экономического кризиса. Беспомощность старой социальной психологии перед лицом новых задач стала очевидной.

В теоретическом плане преодоление старой традиции приняло форму критики концепции Макдугалла, которая в наибольшей степени отражала слабости социальной психологии предшествующего периода. В развитии психологии к этому времени четко обозначились три основных подхода: психоанализ, бихевиоризм и гештальт-теория, и социальная психология стала опираться на идеи, сформулированные в этих подходах. Особый упор был сделан на бихевиористский подход, что соответствовало идеалу построения строго экспериментальной дисциплины.

С точки зрения объектов исследования главное внимание начинает уделяться малой группе. В определенной степени этому способствует увлечение экспериментальными методиками: применение их прежде всего возможно лишь при исследовании процессов, протекающих в малых группах. Сам по себе акцент на развитие экспериментальных методик означал несомненный прогресс в развитии социально-психологического знания. Однако в тех конкретных условиях, в которых эта тенденция развивалась в США, такое увлечение привело к одностороннему развитию социальной психологии: она не только утратила всякий интерес к теории, но вообще сама идея теоретической социальной психологии оказалась скомпрометированной.

По свидетельству ряда американских авторов, вкус отдельных ученых к теоретическим работам грозил утратой веры в их научную компетентность, вызывал сожаление, а порой и презрение. Подобно тому, как это почти одновременно происходило и в американской социологии, очень сильно стало звучать противопоставление исследования как оптимальной формы организации научного процесса спекуляции как простому рассуждению по поводу предмета. Само по себе рациональное требование – рассматривать исследование в качестве основной формы организации научного знания – обернулось отлучением от ранга исследований теоретических работ, они стали отождествляться со «спекуляцией». Поэтому экспериментальный период в развитии социальной психологии, в частности в ее американском варианте (а именно этот вариант стал доминирующим на Западе), очень быстро стал обрастать целым рядом достаточно острых противоречий.

С одной стороны, именно в рамках этого периода социальная психология набрала силу как научная дисциплина, были проведены многочисленные исследовании в области малых групп, разработаны методики, которые позднее вошли во все учебники в качестве классических, был накоплен большой опыт в проведении прикладных исследований и т.д. С другой стороны, чрезмерное увлечение малыми группами превратило их в своеобразный «флюс» социальной психологии, так что проблематика, связанная с особенностями массовых процессов, их психологической стороны оказалась практически исключенной из анализа. Вместе с критикой примитивной формы анализа этих явлений в первых социально-психологических концепциях были сняты и сами проблемы. Социальная психология дорого заплатила за эти противоречия. Весь пафос экспериментальной ориентации заключался в том, чтобы дать достоверное знание о реальных проблемах общества, а вместе с тем конкретное воплощение этой ориентации окончательно выхолостило какое бы то ни было социальное содержание из весьма искусно проводимых лабораторных исследований.

Все это привело к тому, что начиная с 50-х гг. XX в. резко стали возрастать критические тенденции в социальной психологии. Одним из выражений кризисного состояния дисциплины (а констатации именно такого ее состояния в современной социально-психологической литературе более чем достаточно) явилось оживление интереса к теоретическому знанию. Нельзя сказать, что в период 30-х годов, т.е. во время наибольшего бума экспериментальных исследований, теоретические исследовании вообще исчезли. Они были непопулярны, малочисленны, но продолжали существовать. Сейчас интерес к ним явно возрастает. В основном они концентрируются вокруг четырех направлений: бихевиоризма, психоанализа, так называемых когнитивных теорий и интеракционизма (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978; Шихирев, 1979). Из четырех названных направлений три представляют собой социально-психологические варианты основных течений психологической мысли, а четвертое направление – интеракционизм – представляет социологический источник.

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необихевиоризмом. Как известно, в нем выделяются два направления, отождествляемые с именами К. Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Б. Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в социальной психологии разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации – агрессии Н. Миллера и Д. Долларда. Кроме того, в рамках этого же подхода разрабатываются многочисленные модели диадического взаимодействия, например, в работах Дж. Тибо и Г. Келли. Характерным для работ этого рода является использование, в частности, аппарата математической теории игр. Особняком стоят в социально-психологическом необихевиоризме идеи так называемого социального обмена, развиваемые в работах Д. Хоманса. Весь арсенал бихевиористских идей присутствует во всех названных теориях, причем центральной идеей является идея подкрепления (в вариантах классического или оперантного обусловливания). Необихевиоризм и в социальной психологии претендует на создание стандарта подлинно научного исследования, с хорошо развитым лабораторным экспериментом, техникой измерения. Основной методологический упрек, который обычно делается бихевиоризму и который состоит в том, что большинство работ выполнено на животных, социальные психологи этого направления пытаются преодолеть (А. Бандура, например, выполнил большинство исследований, в которых испытуемыми были люди).

Однако сама стратегия исследования несет на себе черты принципиальной позиции бихевиоризма (в частности, почти исключается анализ групповых процессов, а сами группы в лучшем случае рассматриваются как диады). Поэтому именно в рамках этого течения меньше всего улавливается «социальный контекст», и социальная психология имеет наименее «социальный» вид.

Психоанализ не получил столь широкого распространения в социальной психологии, как бихевиоризм. Однако и здесь есть ряд попыток построения социально-психологических теорий. Обычно в этих случаях называют неофрейдизм и, в частности, работы Э. Фромма и Дж. Салливана. Вместе с тем существует и другой ряд теорий, более непосредственно включающих в орбиту социальной психологии идеи классического фрейдизма. Примерами таких теорий являются все теории групповых процессов: теории Л. Байона, В. Бенниса и Г. Шепарда, Л. Шутца. В отличие от бихевиоризма здесь предпринимается попытка уйти от только диадического взаимодействия и рассмотреть ряд процессов в более многочисленной группе. Именно в рамках этого течения зародилась практика создания так называемых Т-групп (т.е. групп тренинга), где используются социально-психологические механизмы воздействия людей друг на друга.

В целом же названные теории нельзя считать системно реализующими основные идеи психоанализа: скорее всего они представляют собой так называемый рассеянный психоанализ, т.е. содержат вкрапление его отдельных положений в исследовательскую практику. Ярким примером этого является работа под руководством Т. Адорно «Авторитарная личность», где использована идея фрейдизма о фатальной предопределенности личности взрослого опытом детства для выявления психологических предпосылок появления фашизма. Психоанализ дал толчок и сравнительно новому психологическому течению гуманистической психологии (А. Маслоу, К. Роджерс), которая в значительной степени опирается на теорию и практику групп тренинга и строит на этой основе свою, достаточно разветвленную проблематику. В настоящее время гуманистическая психология претендует на одно из ведущих мест по своей популярности (Петровская, 1983).

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и теории поля К. Левина. Исходным принципом здесь является рассмотрение социального поведения с точки зрения познавательных, когнитивных процессов индивида. Бурное развитие когнитивистской ориентации в социальной психологии связано с общим ростом «когнитивных» идей в психологии, в частности со становлением особой отрасли психологического знания, так называемой «когнитивной психологии» (Величковский, 1982). Особое место в когнитивистской социальной психологии имеют так называемые теории когнитивного соответствия, исходящие из положения о том, что главным мотивирующим фактором поведения индивида является потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума. Кроме того, в общем ключе когнитивизма работают такие известные американские исследователи, как Д. Креч, Р. Крачфилд и С. Аш.

Во всех этих теориях сделана попытка объяснить социальное поведение личности. Однако специфика основной объяснительной модели – идея о том, что все поступки и действия совершаются ради построения связанной, непротиворечивой картины мира в сознании человека, – делает эту модель крайне уязвимой. Абстрактное «соответствие», достичь которого стремится индивид, никак не связано с противоречиями реального мира.

Вместе с тем когнитивистская ориентация в настоящее время получает все более широкое распространение. Это объясняется тем, что в отличие от бихевиористски ориентированной социальной психологии она подчеркивает с особой силой роль и значение «менталистских» образований в объяснении социального поведения человека. Эта позиция не проводится достаточно последовательно, поэтому сам когнитивистский подход попадает в сложный круг противоречий, поскольку подлинно человеческие проблемы как проблемы общественного активно действующего человека здесь не поставлены. Однако внимание к проблемам рационального поведения человека, роли знания для объяснения окружающего мира делают когнитивистскую ориентацию также чрезвычайно популярной и богатой на исследования фундаментальных проблем социальной психологии (Трусов, 1983).

Интеракционизм как единственная социологическая по происхождению теоретическая ориентация имеет своим источником теорию символического интеракционизма Г. Мида. Однако в современной социальной психологии интеракционизм включает не только развитие идей Мида (что осуществляется в двух школах: чикагской – Г. Блумером и айовской – М. Куном), но и ряд других теорий, объединенных под этим же именем, а именно теорию ролей (Т. Сарбин) и теорию референтных групп (Г. Хаймен, Р. Мертон). В русле интеракционизма развиваются и идеи так называемой социальной драматургии Э. Гофмана. В интеракционизме в большей мере, чем в других теоретических ориентациях, сделана попытка установить именно социальные детерминанты человеческого поведения. Для этого вводится в качестве ключевого понятие «взаимодействие» (откуда и название ориентации), в ходе которого и осуществляется формирование личности. Однако констатацией «взаимодействия» и ограничивается анализ социальных детерминант поведения. Широкий спектр подлинно социальных причин оказывается исключенным из анализа: индивид и здесь по существу не включен в систему общественных отношений, в социальную структуру общества. Поэтому большая «социологичность» интеракционистской ориентации оказывается в значительной степени внешней, коренные методологические проблемы включения «социального контекста» в исследования остаются нерешенными и здесь.

Хотя выделенные здесь четыре основные теоретические ориентации и имеют различные источники, границы между ними не являются слишком жесткими. Сегодня особенно характерным для американской социальной психологии является теоретический эклектизм, который особенно очевиден в практике экспериментальных исследований, когда зачастую в одном и том же исследовании переплетаются различные теоретические ориентации. И это обстоятельство, а также тот факт, что многие экспериментальные работы по-прежнему полностью игнорируют теорию, свидетельствуют лишний раз о явлениях глубокого кризиса, который переживает социальная психология.

Важной чертой современного развития социальной психологии на Западе является развитие критических тенденций по отношению к тому «образу» социальной психологии, который сложился на американской почве со свойственной американской общественной мысли ориентацией на философию позитивизма. Эти критические тенденции развиваются как среди ряда американских и канадских исследователей, так и особенно среди их коллег в странах Западной Европы (Шихирев, 1985). Особое значение при этом приобретают усилия европейских социальных психологов, объединенных в Европейскую ассоциацию экспериментальной социальной психологии (ЕАЭСП). Именно для этого научного сообщества характерна идея необходимости большей ориентации социальной психологии на реальные социальные проблемы и тем самым обеспечение «социального контекста» исследований (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). Ключевые идеи разработаны в трудах таких видных европейских социальных психологов, как А. Тэшфел (Великобритания) и С. Московией (Франция) и др. А. Тэшфел видит выход из кризиса для социальной психологии на путях введения в ее проблематику психологии межгрупповых отношений. Ее основой является разработанная Тэшфелом теория социальной идентичности, в рамках которой и рассматривается вопрос о социальной обусловленности осознания человеком себя и своего поведения в социальном мире. С. Московией является главой французской школы социальной психологии, автором теории «социальных представлений» (Донцов, Емельянова, 1987). Как общий анализ состояния социальной психологии (в частности, американской), предпринятый Московией, так и разработка теории «социальных представлений» служат все той же, настойчиво проводимой идее: социальная психология может достичь успеха только на путях ее большей «социологизации», т.е. отступления от канонов индивидуальной психологии и усиления меры и степени ее «социальности» – вплетения в ткань реальных проблем общества. Вопросы социальной психологии задает общество, социальная психология лишь отвечает на них, – таково credo Московией и всей европейской школы социальной психологии (Современная зарубежная социальная психология. Тексты, 1983. С. 217). Такая постановка проблемы представляется особенно близкой позициям этой науки в нашей стране.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Социальная психология:

Экспериментальный период развития социальной психологии — Студопедия.Нет

В целом же в конце XIX — начале XX в. экспериментальная практика складывалась в рамках традиционной социальной психологии, развивавшейся вне марксистской традиции. Начало XX в. и особенно время, наступившее после первой мировой войны, считается началом превращения социальной психологии в экспериментальную науку. Официальной вехой послужила программа, предложенная в Европе В. Мёде и в США Ф. Олпортом, в которой были сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную дисциплину. Основное развитие в этом ее варианте социальная психология получает в США, где бурное становление капиталистических форм в экономике стимулировало практику прикладных исследований и заставило социальных психологов повернуться лицом к актуальной социально-политической тематике. Особое значение такая практика приобретала в условиях развернувшегося экономического кризиса. Беспомощность старой социальной психологии перед лицом новых задач стала очевидной.

В теоретическом плане преодоление старой традиции приняло форму критики концепции Макдугалла, которая в наибольшей степени отражала слабости социальной психологии предшествующего периода. В развитии психологии к этому времени четко обозначились три основных подхода: психоанализ, бихевиоризм и гештальт-теория, и социальная психология стала опираться на идеи, сформулированные в этих подходах. Особый упор был сделан на бихевиористский подход, что соответствовало идеалу построения строго экспериментальной дисциплины.


С точки зрения объектов исследования главное внимание начинает уделяться малой группе. В определенной степени этому способствует увлечение экспериментальными методиками: применение их прежде всего возможно лишь при исследовании процессов, протекающих в малых группах. Сам по себе акцент на

¶развитие экспериментальных методик означал несомненный прогресс в развитии социально-психологического знания. Однако в тех конкретных условиях, в которых эта тенденция развивалась в США, такое увлечение привело к одностороннему развитию социальной психологии: она не только утратила всякий интерес к теории, но вообще сама идея теоретической социальной психологии оказалась скомпрометированной.

По свидетельству ряда американских авторов, вкус отдельных ученых к теоретическим работам грозил утратой веры в их научную компентентность, вызывал сожаление, а порой и презрение. Подобно тому, как это почти одновременно происходило и в американской социологии, очень сильно стало звучать противопоставление исследования как оптимальной формы организации научного процесса спекуляции как простому рассуждению по поводу предмета. Само по себе рациональное требование — рассматривать исследование в качестве основной формы организации научного знания — обернулось отлучением от ранга исследований теоретических работ, они стали отождествляться со «спекуляцией». Поэтому экспериментальный период в развитии социальной психологии, в частности в ее американском варианте (а именно этот вариант стал доминирующим на Западе), очень быстро стал обрастать целым рядом достаточно острых противоречий.



С одной стороны, именно в рамках этого периода социальная психология набрала силу как научная дисциплина, были проведены многочисленные исследовании в области малых групп, разработаны методики, которые позднее вошли во все учебники в качестве классических, был накоплен большой опыт в проведении прикладных исследований и т.д. С другой стороны, чрезмерное увлечение малыми группами превратило их в своеобразный «флюс» социальной психологии, так что проблематика, связанная с особенностями массовых процессов, их психологической стороны оказалась практически исключенной из анализа. Вместе с критикой примитивной формы анализа этих явлений в первых социально-психологических концепциях были сняты и сами проблемы. Социальная психология дорого заплатила за эти противоречия. Весь пафос экспериментальной ориентации заключался в том, чтобы дать достоверное знание о реальных проблемах общества, а вместе с тем конкретное воплощение этой ориентации окончательно выхолостило какое бы то ни было социальное содержание из весьма искусно проводимых лабораторных исследований.

Все это привело к тому, что начиная с 50-х гг. XX в. резко стали возрастать критические тенденции в социальной психологии. Одним из выражений кризисного состояния дисциплины (а констатации именно такого ее состояния в современной социально-психологической литературе более чем достаточно) явилось оживление интереса к теоретическому знанию. Нельзя сказать, что в период 30-х годов, т.е. во время наибольшего бума экспериментальных исследований, теоретические исследовании вообще исчезли. Они были непопулярны, малочисленны, но продолжали существовать. Сейчас интерес к ним явно возрастает. В основном они концентрируются вокруг четырех направлений: бихевиоризма, психоанализа, так называемых когнитивных теорий и интеракционизма (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978; Шихирев, 1979). Из четырех названных направлений три представляют собой социально-психологические варианты основных течений психологической мысли, а четвертое направление — интеракционизм — представляет социологический источник.

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необихевиоризмом. Как известно, в нем выделяются два направления, отождествляемые с именами К. Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Б. Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в

¶социальной психологии разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации — агрессии Н. Миллера и Д. Долларда. Кроме того, в рамках этого же подхода разрабатываются многочисленные модели диадического взаимодействия, например, в работах Дж. Тибо и Г. Келли. Характерным для работ этого рода является использование, в частности, аппарата математической теории игр. Особняком стоят в социально-психологическом нео-бихевиоризме идеи так называемого социального обмена, развиваемые в работах Д. Хоманса. Весь арсенал бихевиористских идей присутствует во всех названных теориях, причем центральной идеей является идея подкрепления (в вариантах классического или оперантного обусловливания). Необихевиоризм и в социальной психологии претендует на создание стандарта подлинно научного исследования, с хорошо развитым лабораторным экспериментом, техникой измерения. Основной методологический упрек, который обычно делается бихевиоризму и который состоит в том, что большинство работ выполнено на животных, социальные психологи этого направления пытаются преодолеть (А. Бандура, например, выполнил большинство исследований, в которых испытуемыми были люди).

Однако сама стратегия исследования несет на себе черты принципиальной позиции бихевиоризма (в частности, почти исключается анализ групповых процессов, а сами группы в лучшем случае рассматриваются как диады). Поэтому именно в рамках этого течения меньше всего улавливается «социальный контекст», и социальная психология имеет наименее «социальный» вид.

Психоанализ не получил столь широкого распространения в социальной психологии, как бихевиоризм. Однако и здесь есть ряд попыток построения социально-психологических теорий. Обычно в этих случаях называют неофрейдизм и, в частности, работы Э. Фромма и Дж. Салливана. Вместе с тем существует и другой ряд теорий, более непосредственно включающих в орбиту социальной психологии идеи классического фрейдизма. Примерами таких теорий являются все теории групповых процессов: теории Л. Байона, В. Бенниса и Г. Шепарда, Л. Шутца. В отличие от бихевиоризма здесь предпринимается попытка уйти от только диадического взаимодействия и рассмотреть ряд процессов в более многочисленной группе. Именно в рамках этого течения зародилась практика создания так называемых Т-групп (т.е. групп тренинга), где используются социально-психологические механизмы воздействия людей друг на друга.

В целом же названные теории нельзя считать системно реализующими основные идеи психоанализа: скорее всего они представляют собой так называемый рассеянный психоанализ, т.е. содержат вкрапление его отдельных положений в исследовательскую практику. Ярким примером этого является работа под руководством Т. Адорно «Авторитарная личность», где использована идея фрейдизма о фатальной предопределенности личности взрослого опытом детства для выявления психологических предпосылок появления фашизма. Психоанализ дал толчок и сравнительно новому психологическому течению гуманистической психологии (А. Маслоу, К. Роджерс), которая в значительной степени опирается на теорию и практику групп тренинга и строит на этой основе свою, достаточно разветвленную проблематику. В настоящее время гуманистическая психология претендует на одно из ведущих мест по своей популярности (Петровская, 1983).

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и теории поля К. Левина. Исходным принципом здесь является рассмотрение социального поведения с точки зрения познавательных, когнитивных процессов индивида. Бурное развитие когнитивистской ориентации в социальной психологии связано с общим ростом «когнитивных» идей в психологии, в частности со становлением особой отрасли психологического знания, так называемой «когнитивной психологии» (Величковский, 1982). Особое место в когнитивистской социальной психологии

¶имеют так называемые теории когнитивного соответствия, исходящие из положения о том, что главным мотивирующим фактором поведения индивида является потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума. Кроме того, в общем ключе когнитивизма работают такие известные американские исследователи, как Д. Креч, Р. Крачфилд и С. Аш.

Во всех этих теориях сделана попытка объяснить социальное поведение личности. Однако специфика основной объяснительной модели — идея о том, что все поступки и действия совершаются ради построения связанной, непротиворечивой картины мира в сознании человека, — делает эту модель крайне уязвимой. Абстрактное «соответствие», достичь которого стремится индивид, никак не связано с противоречиями реального мира.

Вместе с тем когнитивистская ориентация в настоящее время получает все более широкое распространение. Это объясняется тем, что в отличие от бихевиористски ориентированной социальной психологии она подчеркивает с особой силой роль и значение «менталистских» образований в объяснении социального поведения человека. Эта позиция не проводится достаточно последовательно, поэтому сам когнитивистский подход попадает в сложный круг противоречий, поскольку подлинно человеческие проблемы как проблемы общественного активно действующего человека здесь не поставлены. Однако внимание к проблемам рационального поведения человека, роли знания для объяснения окружающего мира делают когнитивистскую ориентацию также чрезвычайно популярной и богатой на исследования фундаментальных проблем социальной психологии (Трусов, 1983).

Интеракционизм как единственная социологическая по происхождению теоретическая ориентация имеет своим источником теорию символического интеракционизма Г. Мида. Однако в современной социальной психологии интеракционизм включает не только развитие идей Мида (что осуществляется в двух школах: чикагской — Г. Блумером и айовской — М. Куном), но и ряд других теорий, объединенных под этим же именем, а именно теорию ролей (Т. Сарбин) и теорию референтных групп (Г. Хаймен, Р. Мертон). В русле интеракционизма развиваются и идеи так называемой социальной драматургии Э. Гофмана. В интеракционизме в большей мере, чем в других теоретических ориентациях, сделана попытка установить именно социальные детерминанты человеческого поведения. Для этого вводится в качестве ключевого понятие «взаимодействие» (откуда и название ориентации), в ходе которого и осуществляется формирование личности. Однако констатацией «взаимодействия» и ограничивается анализ социальных детерминант поведения. Широкий спектр подлинно социальных причин оказывается исключенным из анализа: индивид и здесь по существу не включен в систему общественных отношений, в социальную структуру общества. Поэтому большая «социологичность» интеракционистской ориентации оказывается в значительной степени внешней, коренные методологические проблемы включения «социального контекста» в исследования остаются нерешенными и здесь.

Хотя выделенные здесь четыре основные теоретические ориентации и имеют различные источники, границы между ними не являются слишком жесткими. Сегодня особенно характерным для американской социальной психологии является теоретический эклектизм, который особенно очевиден в практике экспериментальных исследований, когда зачастую в одном и том же исследовании переплетаются различные теоретические ориентации. И это обстоятельство, а также тот факт, что многие экспериментальные работы по-прежнему полностью

¶игнорируют теорию, свидетельствуют лишний раз о явлениях глубокого кризиса, который переживает социальная психология.

Важной чертой современного развития социальной психологии на Западе является развитие критических тенденций по отношению к тому «образу» социальной психологии, который сложился на американской почве со свойственной американской общественной мысли ориентацией на философию позитивизма. Эти критические тенденции развиваются как среди ряда американских и канадских исследователей, так и особенно среди их коллег в странах Западной Европы (Шихирев, 1985). Особое значение при этом приобретают усилия европейских социальных психологов, объединенных в Европейскую ассоциацию экспериментальной социальной психологии (ЕАЭСП). Именно для этого научного сообщества характерна идея необходимости большей ориентации социальной психологии на реальные социальные проблемы и тем самым обеспечение «социального контекста» исследований (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). Ключевые идеи разработаны в трудах таких видных европейских социальных психологов, как А. Тэшфел (Великобритания) и С. Московией (Франция) и др. А. Тэшфел видит выход из кризиса для социальной психологии на путях введения в ее проблематику психологии межгрупповых отношений. Ее основой является разработанная Тэшфелом теория социальной идентичности, в рамках которой и рассматривается вопрос о социальной обусловленности осознания человеком себя и своего поведения в социальном мире. С. Московией является главой французской школы социальной психологии, автором теории «социальных представлений» (Донцов, Емельянова, 1987). Как общий анализ состояния социальной психологии (в частности, американской), предпринятый Московией, так и разработка теории «социальных представлений» служат все той же, настойчиво проводимой идее: социальная психология может достичь успеха только на путях ее большей «социологизации», т.е. отступления от канонов индивидуальной психологии и усиления меры и степени ее «социальности» — вплетения в ткань реальных проблем общества. Вопросы социальной психологии задает общество, социальная психология лишь отвечает на них, — таково credo Московией и всей европейской школы социальной психологии (Современная зарубежная социальная психология.


45.Современные тенденции и направления прикладных социально-
психологических исследований.
46.Методологические основы использования социометрического метода в
социальной психологии.

Приемы, напоминающие современную социометрическую процедуру, использовал А.С. Макаренко.

Основные события, которые определили проникновение в нашу науку метода Морено были выделены Я.Л. Коломинским.

В 1958 году-публикацияна русском языке книги Д.Л. Морено «Социометрия».

Социометрия как метод предназначен для изучения социально-психологических отношений в группе. Эти отношения проявляются в сфере межличностного общения, но было бы серьезной ошибкой сводить общение к отношениям, ставя между ними знак равенства.

Направление, получившее название «психология отношений» было основано А.Ф. Лазурским, который полагал, что анализ личности должен быть не только психологическим и психофизиологическим, но и психосоциальным. Существенной стороной личности он считал ее отношение к среде в широком смысле слова. Эти отношения рассматривались им как ведущие для классификации личностей и определения характера. В.Н. Мясищев разработал психологическую концепцию отношений личности.Социометрический метод предназначен для изучения позиций индивидов в системе неофициальных деловых и эмоциональных отношений, он помогает описать неформальную статусную структуру группы.

При проведении социометрии исследователь создает ситуацию, в которой личность проявляет свои установки в общении с другими людьми. Можно согласиться с определением социометрического теста, предложенным В.Б. Ольшанским: «социометрический тест фиксирует факт предпочтения или установку, выраженную индивидом в отношении взаимодействия с другими индивидами в определенных ситуациях».

Детерминация социометрического выбора в опросе и выбора объекта для реального общения может быть связана с различными установками личности. Следовательно, давая качественную характеристику социометрических индексов, следует иметь в виду, что они описывают далеко не полную картину отношений в деловой и эмоциональной сферах.

Экспериментальный период развития социальной психологии — Студопедия

Экспериментальный период – начало 20 в. – начало 50-х гг.

Экспериментальный этап связан с необходимостью превращения социальной психологии в науку, обязательным атрибутом которой считался эксперимент. Основа – экспериментальные и математические методы. Лабораторное исследование малых групп. Методы начинают носить прикладной, прагматический характер: решение практических задач в бизнесе, на производстве и пр. Практически отторгается идея о создании научной теории. Центр науки в 20-е гг. перемещается в США («центр социально-психологической мысли») и социальная психология становится практически только американской наукой. Осваивается метод группового и индивидуального психологического эксперимента, техника получения и обработки данных. Особенно большой вклад внесли бихевиористы (Халл, Скиннер). Эксперимент абсолютизировался, теорий практически не появлялось, накопился огромный исследовательский материал, требовавший теоретического осмысления.

Плюсы: социальная психология набрала силу как научная дисциплина; многочисленные исследования в области малых групп; изучение поведения индивида в зависимости от его ближайшего социального окружения; разработано множество экспериментальных методик; накоплен большой опыт в проведении прикладных исследований и т. д.

Минусы: чрезмерное увлечение исследованием малых групп, утрата интереса к теории, недостаточное внимание к массовым процессам; проведение исключительно лабораторных экспериментов (полевые предложил только Бандура).



История: 1897 – 1900: Первые социально-психологические исследования (США): о движущих факторах в кооперации (Триплет), о психологии религии (Старбак), о психологии рекламы (Джейл). Экспериментальное изучение социально-психологических явлений в группе (7-10 человек) – Мёде (Германия) – использование экспериментальных методик в исследовании массовой психологии; Олпорт (США) – разработка общей методологии группового эксперимента. В России – Павлов и Бехтерев (групповая психотерапия).

Экспериментальный период развития социальной психологии





⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 11Следующая ⇒

В 20-е годы XX в. оформляется научный этапразвития социальной психологии. Его начало обычно связывают с работами В. Мёде (Германия) и Ф. Оллпорта (США). Они сформулировали требования превращения социальной психологии в экспериментальную дисциплину и перешли к систематическому экспериментальному изучению социально-психологических явлений в группах.

Научный этап развития социально-психологической науки характеризуется тем, что она стремилась зарекомендовать себя в научном мире как «законная» естественнонаучная дисциплина. Это выразилось в акцентированном внимании к лабораторным экспериментам, очень осторожном отношении к любой теории, не имеющей убедительных опытных подтверждений, в направленности на решение практических задач. В этот период возникли и оформились в самостоятельные течения как минимум четыре подхода к предмету социальной психологии. Каждый из них вторичен по отношению к общепсихологическим направлениям: бихевиоризму, когнитивизму, интеракционизму и неофрейдизму.

Бихевиоризм одним из первых обратился к социально-психологической проблематике, т.к. его идеи наиболее соответствовали идеалу построения строго экспериментальной дисциплины. В рамках бихевиоризма разрабатывался ряд идей, которые и сегодня представляют несомненный интерес и ценность. Это проблемы социальной агрессии и ее возможных детерминант (Н. Миллер, Д. Доллард, А. Бандура), путей и методов социального научения (Э. Толмен, Б. Скиннер, А. Бандура), технологий межличностного взаимодействия и опосредующих его факторов (Г. Келли, Дж. Тибо, Дж. Хоманс). Бихевиоральная социальная психология создала свою практику активного обучения и групповой психотерапии (прежде всего это группы навыков и умений).

Бихевиоризм был ориентирован на модель «человека реагирующего», по образному выражению П. Шихирева. В послевоенные годы явственно обозначается ряд существенных ограничений этой модели, связанный с игнорированием специфики мыслительной деятельности конкретного человека. Этим обусловлено появление когнитивистской модель «человека думающего», хотя социобихевиоризм и сегодня находит в научных кругах немалое количество сторонников.



Когнитивизм — значительное явление в истории развития социальной психологии — возникает на основе гештальтпсихологии, существенно дополненной и развитой в работах К. Левина и Ф. Хайдера. Р. Абельсон сформулировал положение, которое в значительной степени отражает суть социально-психологических воззрений когнитивизма: «Мой вариант каждого человека заставляет рассматривать его в большей степени как Думателя, чем как Делателя». Таким образом, главный акцент сделан на когнитивные процессы, формирующие те или иные социальные реакции человека. В рамках когнитивизма развивались взгляды крупнейшего теоретика социальной психологии середины XX в. К. Левина. К. Левину современная социальная психология обязана очень многим: не просто идеями и конкретными данными, а целыми областями социально-психологического знания. Это учение о групповой динамике и конкретные исследования в области сплочения, развития, взаимодействия личности и группы, лидерства и руководства; это методология активного социально-психологического обучения и принятия эффективных групповых решений; это подходы к пониманию и разрешению внутригрупповых и межгрупповых конфликтов и многое другое. Под воздействием его идей сформировался устойчивый социально-психологический взгляд на природу взаимосвязи человека и группы, личности и общества, взгляд с позиции динамической взаимосвязи и взаимозависимости. В рамках когнитивизма сформированы чрезвычайно распространенные сегодня представления о механизмах социального познания (С. Аш, Д. Креч и Р. Крачфилд), технологиях убеждающей коммуникации и межличностного взаимодействия (Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Л. Фестингер).

Еще одним значимым теоретическим направлением, повлиявшим на развитие социально-психологического знания, является неофрейдизм. В его основе лежат ряд социально-психологических идей 3. Фрейда. Психоаналитическая социальная психология нашла свое выражение в различных теориях функционирования и развития группы, причем основной моделью выступала группа психотерапевтическая (Байон, У. Беннис и Г. Шепард), а также в представлениях о ведущих социальных мотивах поведения человека (У. Шутц, Т. Адорно).




Символический интеракционизм — течение научной социально-психологиче­ской мысли, берущее свое начало не в индивидуально-пси­хологических, а в со­циологических представлениях о соци­альном поведении человека. Интеракцио­низм опирается на взгляды американского философа, социолога и социального психолога Дж. Мида. Основной интерес сосредоточен именно на осмыслении за­кономерностей социального процесса, который представляет собой интеракцию, взаимодействие людей в рамках конкретной социальной ситуации. Социальная ситуация не просто контекст, она значимый фактор взаимодействия. Опираясь на данные ему куль­турой символические средства, прежде всего язык, человек ин­терпретирует, назы­вает ситуацию. В зависимости от того, как он ее интерпретиро­вал, назвал, разво­рачивается взаимодействие между людьми. Особая заслуга инте­ракционизма в том, что он выделил в качестве важнейших чисто человеческие, символические аспекты общения — речь, жест, мимическое выражение чув­ства и другие. Как квинтэссенция символического поведения человека рассматривается социальная роль — устойчивая внешняя и внутренняя позиция одного человека в отношении другого или социальной сис­темы в целом. В рамках символического интеракционизма сформировались теории, имеющие огромное значение для современной социальной психологии. Прежде всего это теории ролевого поведения (Т. Сарбин, Э. Гофман, Р. Линтон и др.) и референтной группы как источника личных норм и ценностей человека (Т. Ньюком, М. Шериф, Г. Келли).

Научный период развития социальной психологии богат эмпирическими открытиями, методическими находками (разработаны методики, которые позднее вошли во все учебники в качестве классических), реальными практическими результатами. Вместе с тем обозначилась и серьезная проблема: дальнейшее накопление лабораторного материала уже не способствовало формированию общей социально-психологической картины мира, она распадалась на отдельные фрагменты и эпизоды, которые к тому же не всегда имели место в реальной жизни людей. Освобождение от чар экспериментального подхода привело к кризису 1960-1970-х годов, когда было предложено много альтернативных вариантов развития социальной психологии. Главный эффект этого кризиса — либерализация социальной психологии и освобождение ее от искусственности лабораторного эксперимента. В последние годы много больше внимания уделяется изучению со­циального поведения в естественных условиях, а также изучению социального и культурного контекста с использованием методов наблюдения и современных корреляционных методик.

 

5. Особенности развития социально-психологического знания в отечественной СП.

Отечественная СП возникла на рубеже 19 и 20 в.в. Путь ее становления имеет ряд стадий: зарождение СП в общественных и естественных науках, отпочкование от родительских дисциплин (социологии и психологии) и превращение в самостоятельную науку, возникновение и развитие экспериментальной СП. Таким образом, история СП в России имеет четыре периода.

Первый период (60-е г.г. 19 в. – начало 20 в.).

СП идеи в этот период успешно развивались представителями общественных наук, прежде всего социологами. Для истории СП большой интерес представляет психологическая школа в социологии (П.Л. Лавров, Н. И. Кареев, М.М. Ковалевский, Н.К. Михайловский). Наиболее разработанная СП концепция содержится в трудах Н.К. Михайловского. По его мнению, СП фактору принадлежит решающая роль в ходе исторического процесса. Законы, действующие в социальной жизни, надо искать в СП. Михайловском принадлежит разработка психологии массовых социальных движений, одной из разновидностей которых являются революционные движения.

Особое место в предреволюционной истории развития российской социальной науки занимает В.М. Бехтерев. В специальной социально-психологической работе «Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки» (1911) содержится развернутое изложение его взглядов на сущность СП явлений, на предмет СП, методы этой отрасли знания. Через 10 лет Бехтерев публикует свой фундаментальный труд «Коллективная рефлексология» (1921), который можно рассматривать как первый в России учебник по СП. Здесь он дает развернутое определение предмета СП. На нынешнем языке – это изучение поведения коллективов, личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношениях их членов.

Бехтерев выделяет системообразующие признаки коллектива: общность интересов и задач, побуждающих коллектив к единству действий. В качестве СП феноменов В.М. Бехтерев выделяет взаимодействие, взаимоотношения, общение, коллективные наследственные рефлексы, коллективное настроение, коллективное творчество, согласованные коллективные действия. Объединяющими людей в коллективе факторами являются: механизмы взаимовнушения, взаимоподражания, взаимоиндукции. Особый фактор – язык.

В.М. Бехтерев рассматривал вопрос о методах этой новой отрасли науки. В его работе содержится описание большого эмпирического материала, полученного при применении объективного наблюдения, анкет, опросов. Эксперимент, поставленный им совместно с М.В. Ланге, показал, как СП явления – общение, совместная деятельность – влияют на формирование процессов восприятия, представлений, памяти. Работой этих ученых положено начало в России экспериментальной СП. Их исследования положили начало особому направлению в психологии – изучению роли общения в формировании психических процессов.

Второй период (20-е годы – первая половина 30-х г.г. 20 в.).

Характерной особенностью развития СП в этот период был поиск своего пути в развитии мировой СП мысли. Этот поиск осуществлялся двумя способами: 1) в дискуссиях с основными школами зарубежной СП; 2) путем освоения марксистских идей и применения их к пониманию сущности СП явлений.

Освоение марксизма в 20-30 г.г. осуществлялось в социальной и общей психологии совместно. Это было естественно и объяснялось тем, что их представителями обсуждался ряд кардинальных методологических проблем: соотношение СП и индивидуальной; соотношение СП и социологии; природа коллектива как основного объекта СП.

Одним из направлений в СП 20-30 г.г. было исследование проблемы коллектива. Обсуждался вопрос о природе коллективов. Были высказаны 3 точки зрения.

1. Согласно первой точке зрения коллектив — простая сумма составляющих его индивидов.

2. Представители другой утверждали, что поведение индивида фатально предопределено общими задачами и структурой коллектива.

3. Среднее положение между двумя крайними заняли представители третьей точки зрения, согласно которой индивидуальное поведение в коллективе изменяется, вместе с тем коллективу как целому присущ самостоятельный творческий характер поведения.

В детальной разработке теории коллектива участвовали многие социальные психологи – Б.В. Беляев, А.С. Залужный, М.А. Рейснер, Г.А. Фортунатов и др. Таким образом, вопрос относительно предмета СП не был решен. С одной стороны, СП отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов, и сторонники этой точки зрения справедливо утверждали, что вся психология социальная и никакой другой СП не надо. Те же, кто считал задачей СП исследование личности в коллективе и самих коллективов, — не смогли предложить адекватное решение проблем, используя в качестве методологических основ марксистскую философию.

В результате борьбы мнений закрепилось понимание СП как науки о социальной детерминации психики. Так как в этом случае никакого самостоятельного статуса для СП не предполагалось, попытки построения ее как самостоятельной дисциплины (или хотя бы как части психологической науки) прекратились на довольно длительный срок.

Третий период (вторая пол. 30-х г.г. – вторая половина 50-х г.г. ХХ века).

Во второй половине 30-х г.г. ситуация резко изменилась. Началась изоляция отечественной науки от западной психологии. Перестали публиковаться переводы трудов западных авторов. Внутри страны возрос идеологический контроль за наукой. Это порождало боязнь исследовать социально острые вопросы. Наступил перерыв в развитии российской СП.

Кроме общеполитической ситуации, причины этого перерыва заключались в практической невостребованности результатов исследований. Изучение мнений, интересов, настроения людей, психологической атмосферы в обществе были никому не нужны. Более того, тот факт, что СП в тоже время продолжала развиваться на Западе в рамках немарксистской традиции, привел некоторых психологов к отождествлению СП вообще с ее «буржуазным» вариантом, исключив саму возможность существования СП в нашей стране. Само понятие «СП» стало синонимом реакционной дисциплины.

Но это был перерыв в самостоятельном существовании СП, что не исключало реального существования отдельных исследований, являющихся по своему предмету социально-психологическими. Эти исследования были продиктованы потребностями педагогической практики. Определяющими облик СП были работы А.С. Макаренко. В историю СП он вошел как исследователь коллектива и воспитания личности в коллективе. Стержневая идея СП концепции А.С. Макаренко – единство коллектива и личности. Это определило его практическое требование: воспитание личности в коллективе, посредством коллектива и для коллектива.

Четвертый период (вторая половина 50-х – первая половина 70-х г.г. ХХ века).

В этот период сложилась особая социальная и интеллектуальная ситуация в стране: «потепление» общей атмосферы, ослабление администрирования в науке, снижение идеологического пресса, демократизация во всех сферах жизни обусловили возрождение творческой активности ученых. Для СП было важно то, что возрос интерес к человеку. Начался период возрождения СП. Формально начало возрождения связывают с дискуссией по СП. Эта дискуссия началась публикацией А.Г. Ковалева «О социальной психологии» в Вестнике ЛГУ, 1959, №12. Дискуссии продолжились на 11 съезде психологов СССР, на страницах журналов «Вопросы психологии» и «Вопросы философии».

Основная полемика касалась двух вопросов: 1) понимания предмета СП и соответственно круга ее задач; 2) соотношение СП с психологией, с одной стороны, и с социологией с другой.

По вопросу о предмете психологии сложилось 3 подхода.

1. Первый, который получил распространение в основном среди социологов, понимал СП как науку о массовидных явлениях психики. В рамках этого подхода разные исследователи выделяли разные явления, подходящие под это определение , например, изучение психологии классов, других больших социальных общностей. В других случаях больше внимания уделялось формированию общественного мнения. Предметом изучения СП многие социологи считали общественную психологию – уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп (классов).

2. Второй подход, главным предметом исследования СП видит напротив личность. С одной стороны, больший акцент ставился на психологические черты, особенности личности, типологию личностей. Другие ученые выделяли положение личности в группе, межличностные отношения, всю систему общения.

3. Третий подход в каком-то смысле синтезировал два предыдущих. СП была рассмотрена как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положение личности в группе. В рамках этого подхода предприняты попытки дать перечень основных проблем СП. По мнению Б.Д. Парыгина СП изучает:

Ø Социальную психологию личности;

Ø Социальную психологию общностей и общения;

Ø Социальные отношения;

Ø Формы духовной деятельности.

Согласно В.Н. Мясищеву, СП исследует:

¨ изменения психической деятельности людей в группе под влиянием взаимодействия;

¨ особенности групп;

¨ психическую сторону процессов общества.

В 70-х г.г. завершилось организационное становление СП. Произошла институционализация ее как самостоятельной науки. В 1962 году организована первая в стране лаборатория СП в ЛГУ; в 1968 г. – первая кафедра СП в том же университете; в 1972 г. – аналогичная кафедра в МГУ. В институте психологии АН СССР в 1972 г. создан первый в стране сектор СП.

 











4. Экспериментальный период развития социальной психологии

В
20-е годы XX в. оформляется научный
этап
развития
социальной психологии. Его начало обычно
связывают с работами В. Мёде (Германия)
и Ф. Оллпорта (США). Они сформулировали
требования превращения социальной
психологии в экспериментальную
дисциплину и перешли к систематическому
экспериментальному изучению
социально-психологических явлений в
группах.

Научный
этап развития социально-психологической
науки характеризуется тем, что она
стремилась зарекомендовать себя в
научном мире как «законная»
естественнонаучная дисциплина. Это
выразилось в акцентированном внимании
к лабораторным экспериментам, очень
осторожном отношении к любой теории,
не имеющей убедительных опытных
подтверждений, в направленности на
решение практических задач. В
этот период возникли и оформились в
самостоятельные течения как минимум
четыре подхода к предмету социальной
психологии. Каждый из них вторичен по
отношению к общепсихологическим
направлениям: бихевиоризму, когнитивизму,
интеракционизму и неофрейдизму.

Бихевиоризм
одним из первых обратился к
социально-психологической проблематике,
т.к. его идеи наиболее соответствовали
идеалу построения строго экспериментальной
дисциплины. В рамках бихевиоризма
разрабатывался ряд идей, которые и
сегодня представляют несомненный
интерес и ценность. Это проблемы
социальной агрессии и ее возможных
детерминант (Н. Миллер, Д. Доллард, А.
Бандура), путей и методов социального
научения (Э. Толмен, Б. Скиннер, А. Бандура),
технологий межличностного взаимодействия
и опосредующих его факторов (Г. Келли,
Дж. Тибо, Дж. Хоманс). Бихевиоральная
социальная психология создала свою
практику активного обучения и групповой
психотерапии (прежде всего это группы
навыков и умений).

Бихевиоризм
был ориентирован на модель «человека
реагирующего», по образному выражению
П. Шихирева. В послевоенные годы явственно
обозначается ряд существенных ограничений
этой модели, связанный с игнорированием
специфики мыслительной деятельности
конкретного человека. Этим обусловлено
появление когнитивистской модель
«человека думающего», хотя социобихевиоризм
и сегодня находит в научных кругах
немалое количество сторонников.

Когнитивизм

значительное явление в истории развития
социальной психологии — возникает на
основе гештальтпсихологии, существенно
дополненной и развитой в работах К.
Левина и Ф. Хайдера. Р. Абельсон
сформулировал положение, которое в
значительной степени отражает суть
социально-психологических воззрений
когнитивизма: «Мой вариант каждого
человека заставляет рассматривать его
в большей степени как Думателя, чем как
Делателя». Таким образом, главный акцент
сделан на когнитивные процессы,
формирующие те или иные социальные
реакции человека. В рамках когнитивизма
развивались взгляды крупнейшего
теоретика социальной психологии середины
XX в. К.
Левина
.
К. Левину современная социальная
психология обязана очень многим: не
просто идеями и конкретными данными, а
целыми областями социально-психологического
знания. Это учение о групповой динамике
и конкретные исследования в области
сплочения, развития, взаимодействия
личности и группы, лидерства и руководства;
это методология активного
социально-психологического обучения
и принятия эффективных групповых
решений; это подходы к пониманию и
разрешению внутригрупповых и межгрупповых
конфликтов и многое другое. Под
воздействием его идей сформировался
устойчивый социально-психологический
взгляд на природу взаимосвязи человека
и группы, личности и общества, взгляд с
позиции динамической взаимосвязи и
взаимозависимости. В рамках когнитивизма
сформированы чрезвычайно распространенные
сегодня представления о механизмах
социального познания (С. Аш, Д. Креч и Р.
Крачфилд), технологиях убеждающей
коммуникации и межличностного
взаимодействия (Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Л.
Фестингер).

Еще
одним значимым теоретическим направлением,
повлиявшим на развитие социально-психологического
знания, является неофрейдизм.
В его основе лежат ряд социально-психологических
идей 3. Фрейда. Психоаналитическая
социальная психология нашла свое
выражение в различных теориях
функционирования и развития группы,
причем основной моделью выступала
группа психотерапевтическая (Байон, У.
Беннис и Г. Шепард), а также в представлениях
о ведущих социальных мотивах поведения
человека (У. Шутц, Т. Адорно).

Символический
интеракционизм

— течение научной социально-психологиче­ской
мысли, берущее свое начало не в
индивидуально-пси­хологических, а в
со­циологических представлениях о
соци­альном поведении человека.
Интеракцио­низм опирается на взгляды
американского философа, социолога и
социального психолога Дж. Мида. Основной
интерес сосредоточен именно на осмыслении
за­кономерностей социального процесса,
который представляет собой интеракцию,
взаимодействие людей в рамках конкретной
социальной ситуации. Социальная ситуация
не просто контекст, она значимый фактор
взаимодействия. Опираясь на данные ему
куль­турой символические средства,
прежде всего язык, человек ин­терпретирует,
назы­вает ситуацию. В зависимости от
того, как он ее интерпретиро­вал,
назвал, разво­рачивается взаимодействие
между людьми. Особая заслуга инте­ракционизма
в том, что он выделил в качестве важнейших
чисто человеческие, символические
аспекты общения — речь, жест, мимическое
выражение чув­ства и другие. Как
квинтэссенция символического поведения
человека рассматривается социальная
роль — устойчивая внешняя и внутренняя
позиция одного человека в отношении
другого или социальной сис­темы в
целом. В рамках символического
интеракционизма сформировались теории,
имеющие огромное значение для современной
социальной психологии. Прежде всего
это теории ролевого поведения (Т. Сарбин,
Э. Гофман, Р. Линтон и др.) и референтной
группы как источника личных норм и
ценностей человека (Т. Ньюком, М. Шериф,
Г. Келли).

Научный
период развития социальной психологии
богат эмпирическими открытиями,
методическими находками (разработаны
методики, которые позднее вошли во все
учебники в качестве классических),
реальными практическими результатами.
Вместе с тем обозначилась и серьезная
проблема: дальнейшее накопление
лабораторного материала уже не
способствовало формированию общей
социально-психологической картины
мира, она распадалась на отдельные
фрагменты и эпизоды, которые к тому же
не всегда имели место в реальной жизни
людей. Освобождение от чар экспериментального
подхода привело к кризису 1960-1970-х годов,
когда было предложено много альтернативных
вариантов развития социальной психологии.
Главный эффект этого кризиса —
либерализация социальной психологии
и освобождение ее от искусственности
лабораторного эксперимента. В последние
годы много больше внимания уделяется
изучению со­циального поведения в
естественных условиях, а также изучению
социального и культурного контекста с
использованием методов наблюдения и
современных корреляционных методик.

5.
Особенности развития социально-психологического
знания в отечественной СП
.

Отечественная
СП возникла на рубеже 19 и 20 в.в. Путь ее
становления имеет ряд стадий: зарождение
СП в общественных и естественных науках,
отпочкование от родительских дисциплин
(социологии и психологии) и превращение
в самостоятельную науку, возникновение
и развитие экспериментальной СП. Таким
образом, история СП в России имеет
четыре периода.

Первый период
(60-е г.г. 19 в. – начало 20 в.).

СП
идеи в этот период успешно развивались
представителями общественных наук,
прежде всего социологами. Для истории
СП большой интерес представляет
психологическая школа в социологии
(П.Л. Лавров, Н. И. Кареев, М.М. Ковалевский,
Н.К. Михайловский). Наиболее разработанная
СП концепция содержится в трудах Н.К.
Михайловского. По его мнению, СП фактору
принадлежит решающая роль в ходе
исторического процесса. Законы,
действующие в социальной жизни, надо
искать в СП. Михайловском принадлежит
разработка психологии массовых социальных
движений, одной из разновидностей
которых являются революционные движения.

Особое
место в предреволюционной истории
развития российской социальной науки
занимает В.М. Бехтерев. В специальной
социально-психологической работе
«Предмет и задачи общественной психологии
как объективной науки» (1911) содержится
развернутое изложение его взглядов на
сущность СП явлений, на предмет СП,
методы этой отрасли знания. Через 10 лет
Бехтерев публикует свой фундаментальный
труд «Коллективная рефлексология»
(1921), который можно рассматривать как
первый в России учебник по СП. Здесь
он дает развернутое определение предмета
СП. На нынешнем языке – это изучение
поведения коллективов, личности в
коллективе, условия возникновения
социальных объединений, особенности
их деятельности, взаимоотношениях их
членов.

Бехтерев
выделяет системообразующие признаки
коллектива: общность интересов и задач,
побуждающих коллектив к единству
действий. В качестве СП феноменов В.М.
Бехтерев выделяет взаимодействие,
взаимоотношения, общение, коллективные
наследственные рефлексы, коллективное
настроение, коллективное творчество,
согласованные коллективные действия.
Объединяющими людей в коллективе
факторами являются: механизмы
взаимовнушения, взаимоподражания,
взаимоиндукции. Особый фактор – язык.

В.М.
Бехтерев рассматривал вопрос о методах
этой новой отрасли науки. В его работе
содержится описание большого эмпирического
материала, полученного при применении
объективного наблюдения, анкет, опросов.
Эксперимент, поставленный им совместно
с М.В. Ланге, показал, как СП явления –
общение, совместная деятельность –
влияют на формирование процессов
восприятия, представлений, памяти.
Работой этих ученых положено начало в
России экспериментальной СП. Их
исследования положили начало особому
направлению в психологии – изучению
роли общения в формировании психических
процессов.

Второй период
(20-е годы – первая половина 30-х г.г. 20
в.).

Характерной
особенностью развития СП в этот период
был поиск своего пути в развитии мировой
СП мысли. Этот поиск осуществлялся двумя
способами: 1) в дискуссиях с основными
школами зарубежной СП; 2) путем освоения
марксистских идей и применения их к
пониманию сущности СП явлений.

Освоение
марксизма в 20-30 г.г. осуществлялось в
социальной и общей психологии совместно.
Это было естественно и объяснялось тем,
что их представителями обсуждался ряд
кардинальных методологических проблем:
соотношение СП и индивидуальной;
соотношение СП и социологии; природа
коллектива как основного объекта СП.

Одним
из направлений в СП 20-30 г.г. было
исследование проблемы коллектива.
Обсуждался вопрос о природе коллективов.
Были высказаны 3 точки зрения.

  1. Согласно
    первой точке зрения коллектив — простая
    сумма составляющих его индивидов.

  2. Представители
    другой утверждали, что поведение
    индивида фатально предопределено
    общими задачами и структурой коллектива.

  3. Среднее
    положение между двумя крайними заняли
    представители третьей точки зрения,
    согласно которой индивидуальное
    поведение в коллективе изменяется,
    вместе с тем коллективу как целому
    присущ самостоятельный творческий
    характер поведения.

В
детальной разработке теории коллектива
участвовали многие социальные психологи
– Б.В. Беляев, А.С. Залужный, М.А. Рейснер,
Г.А. Фортунатов и др. Таким образом,
вопрос относительно предмета СП не был
решен. С одной стороны, СП отождествлялась
с учением о социальной детерминации
психических процессов, и сторонники
этой точки зрения справедливо утверждали,
что вся психология социальная и никакой
другой СП не надо. Те же, кто считал
задачей СП исследование личности в
коллективе и самих коллективов, — не
смогли предложить адекватное решение
проблем, используя в качестве
методологических основ марксистскую
философию.

В
результате борьбы мнений закрепилось
понимание СП как науки о социальной
детерминации психики. Так как в этом
случае никакого самостоятельного
статуса для СП не предполагалось, попытки
построения ее как самостоятельной
дисциплины (или хотя бы как части
психологической науки) прекратились
на довольно длительный срок.

Третий период
(вторая пол. 30-х г.г. – вторая половина
50-х г.г. ХХ века).

Во
второй половине 30-х г.г. ситуация резко
изменилась. Началась изоляция отечественной
науки от западной психологии. Перестали
публиковаться переводы трудов западных
авторов. Внутри страны возрос идеологический
контроль за наукой. Это порождало боязнь
исследовать социально острые вопросы.
Наступил перерыв в развитии российской
СП.

Кроме
общеполитической ситуации, причины
этого перерыва заключались в практической
невостребованности результатов
исследований. Изучение мнений, интересов,
настроения людей, психологической
атмосферы в обществе были никому не
нужны. Более того, тот факт, что СП в тоже
время продолжала развиваться на Западе
в рамках немарксистской традиции, привел
некоторых психологов к отождествлению
СП вообще с ее «буржуазным» вариантом,
исключив саму возможность существования
СП в нашей стране. Само понятие «СП»
стало синонимом реакционной дисциплины.

Но
это был перерыв в самостоятельном
существовании СП, что не исключало
реального существования отдельных
исследований, являющихся по своему
предмету социально-психологическими.
Эти исследования были продиктованы
потребностями педагогической практики.
Определяющими облик СП были работы А.С.
Макаренко. В историю СП он вошел как
исследователь коллектива и воспитания
личности в коллективе. Стержневая идея
СП концепции А.С. Макаренко – единство
коллектива и личности. Это определило
его практическое требование: воспитание
личности в коллективе, посредством
коллектива и для коллектива.

Четвертый период
(вторая половина 50-х – первая половина
70-х г.г. ХХ века).

В
этот период сложилась особая социальная
и интеллектуальная ситуация в стране:
«потепление» общей атмосферы, ослабление
администрирования в науке, снижение
идеологического пресса, демократизация
во всех сферах жизни обусловили
возрождение творческой активности
ученых. Для СП было важно то, что возрос
интерес к человеку. Начался период
возрождения СП. Формально начало
возрождения связывают с дискуссией по
СП. Эта дискуссия началась публикацией
А.Г. Ковалева «О социальной психологии»
в Вестнике ЛГУ, 1959, №12. Дискуссии
продолжились на 11 съезде психологов
СССР, на страницах журналов «Вопросы
психологии» и «Вопросы философии».

Основная
полемика касалась двух вопросов: 1)
понимания предмета СП и соответственно
круга ее задач; 2) соотношение СП с
психологией, с одной стороны, и с
социологией с другой.

По
вопросу о предмете психологии сложилось
3 подхода.

  1. Первый,
    который получил распространение в
    основном среди социологов, понимал СП
    как науку о массовидных явлениях
    психики. В рамках этого подхода разные
    исследователи выделяли разные явления,
    подходящие под это определение ,
    например, изучение психологии классов,
    других больших социальных общностей.
    В других случаях больше внимания
    уделялось формированию общественного
    мнения. Предметом изучения СП многие
    социологи считали общественную
    психологию – уровень общественного
    сознания, характерный для отдельных
    социальных групп (классов).

  2. Второй
    подход, главным предметом исследования
    СП видит напротив личность. С одной
    стороны, больший акцент ставился на
    психологические черты, особенности
    личности, типологию личностей. Другие
    ученые выделяли положение личности в
    группе, межличностные отношения, всю
    систему общения.

  3. Третий
    подход в каком-то смысле синтезировал
    два предыдущих. СП была рассмотрена
    как наука, изучающая и массовые
    психические процессы, и положение
    личности в группе. В рамках этого подхода
    предприняты попытки дать перечень
    основных проблем СП. По мнению Б.Д.
    Парыгина СП изучает:

  • Социальную
    психологию личности;

  • Социальную
    психологию общностей и общения;

  • Социальные
    отношения;

  • Формы
    духовной деятельности.

Согласно
В.Н. Мясищеву, СП исследует:

  • изменения
    психической деятельности людей в группе
    под влиянием взаимодействия;

  • особенности
    групп;

  • психическую
    сторону процессов общества.

В 70-х г.г. завершилось
организационное становление СП.
Произошла институционализация ее как
самостоятельной науки. В 1962 году
организована первая в стране лаборатория
СП в ЛГУ; в 1968 г. – первая кафедра СП в
том же университете; в 1972 г. – аналогичная
кафедра в МГУ. В институте психологии
АН СССР в 1972 г. создан первый в стране
сектор СП.

Экспериментальный период развития социальной психологии

Экспериментальный период развития социальной психологии

 

В целом же в конце XIX — начале XX в. экспериментальная практика складывалась в рамках традиционной социальной психологии, развивавшейся вне марксистской традиции. Начало XX в. и особенно время, наступившее после первой мировой войны, считается началом превращения социальной психологии в экспериментальную науку. Официальной вехой послужила программа, предложенная в Европе В. Мёде и в США Ф. Олпортом, в которой были сформулированы требования превращения социальной психологии в экспериментальную дисциплину. Основное развитие в этом ее варианте социальная психология получает в США, где бурное становление капиталистических форм в экономике стимулировало практику прикладных исследований и заставило социальных психологов повернуться лицом к актуальной социально-политической тематике. Особое значение такая практика приобретала в условиях развернувшегося экономического кризиса. Беспомощность старой социальной психологии перед лицом новых задач стала очевидной.

В теоретическом плане преодоление старой традиции приняло форму критики концепции Макдугалла, которая в наибольшей степени отражала слабости социальной психологии предшествующего периода. В развитии психологии к этому времени четко обозначились три основных подхода: психоанализ бихевиоризм и гештальт-теория и социальная психология стала опираться на идеи, сформулированные в этих подходах. Особый упор был сделан на бихевиористский подход, что соответствовало идеалу построения строго экспериментальной дисциплины.

С точки зрения объектов исследования главное внимание начинает уделяться малой группе. В определенной степени этому способствует увлечение экспериментальными методиками: применение их прежде всего возможно лишь при исследовании процессов, протекающих в малых группах. Сам по себе акцент на развитие экспериментальных методик означал несомненный прогресс в развитии социально-психологического знания. Однако в тех конкретных условиях, в которых эта тенденция развивалась в США, такое увлечение привело к одностороннему развитию социальной психологии: она не только утратила всякий интерес к теории, но вообще сама идея теоретической социальной психологии оказалась скомпрометированной.

По свидетельству ряда американских авторов, вкус отдельных ученых к теоретическим работам грозил утратой веры в их научную компентентность, вызывал сожаление, а порой и презрение. Подобно тому, как это почти одновременно происходило и в американской социологии, очень сильно стало звучать противопоставление исследования как оптимальной формы организации научного процесса спекуляции как простому рассуждению по поводу предмета. Само по себе рациональное требование — рассматривать исследование в качестве основной формы организации научного знания — обернулось отлучением от ранга исследований теоретических работ, они стали отождествляться со «спекуляцией». Поэтому экспериментальный период в развитии социальной психологии, в частности в ее американском варианте (а именно этот вариант стал доминирующим на Западе), очень быстро стал обрастать целым рядом достаточно острых противоречий.

С одной стороны, именно в рамках этого периода социальная психология набрала силу как научная дисциплина, были проведены многочисленные исследовании в области малых групп, разработаны методики, которые позднее вошли во все учебники в качестве классических, был накоплен большой опыт в проведении прикладных исследований и т.д. С другой стороны, чрезмерное увлечение малыми группами превратило их в своеобразный «флюс» социальной психологии, так что проблематика, связанная с особенностями массовых процессов, их психологической стороны оказалась практически исключенной из анализа. Вместе с критикой примитивной формы анализа этих явлений в первых социально-психологических концепциях были сняты и сами проблемы. Социальная психология дорого заплатила за эти противоречия. Весь пафос экспериментальной ориентации заключался в том, чтобы дать достоверное знание о реальных проблемах общества, а вместе с тем конкретное воплощение этой ориентации окончательно выхолостило какое бы то ни было социальное содержание из весьма искусно проводимых лабораторных исследований.

Все это привело к тому, что начиная с 50-х гг. XX в. резко стали возрастать критические тенденции в социальной психологии. Одним из выражений кризисного состояния дисциплины (а констатации именно такого ее состояния в современной социально-психологической литературе более чем достаточно) явилось оживление интереса к теоретическому знанию. Нельзя сказать, что в период 30-х годов, т.е. во время наибольшего бума экспериментальных исследований, теоретические исследовании вообще исчезли. Они были непопулярны, малочисленны, но продолжали существовать. Сейчас интерес к ним явно возрастает. В основном они концентрируются вокруг четырех направлений: бихевиоризма, психоанализа, так называемых когнитивных теорий и интеракционизма (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978; Шихирев, 1979). Из четырех названных направлений три представляют собой социально-психологические варианты основных течений психологической мысли, а четвертое направление — интеракционизм — представляет социологический источник.

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необихевиоризмом. Как известно, в нем выделяются два направления, отождествляемые с именами К. Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Б. Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в социальной психологии разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации — агрессии

ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ — Social Psychology Journal

Предпосылки возникновения социальной психологии

Изучение истории социально-психологической идеи имеет большое значение не только с точки зрения повышения эрудиции психолога или социолога. но и для более глубокого и точного представления о сути науки, ее проблематике и, наконец, о ее предмете. История социальной психологии как науки намного «моложе» истории того, что можно назвать «социально-психологическим мышлением» (Гибш и Форверг, 1972.С участием. 31). Необходимость осознать характер совместной деятельности, складывающиеся в ней формы диалога, по-видимому, так же стара, как и эта совместная деятельность людей. История первобытного общества свидетельствует, что люди уже на заре человечества сталкивались с социально-психологическими явлениями и как-то пытались их использовать. Так, например, в различных системах древних религий использовались такие формы массовых настроений, как подверженность психологической инфекции, ведущей влияние толпы на индивида.Обряды, табу передавались из поколения в поколение, и это выступало своего рода моральным регулятором человеческого диалога. Определенные секреты воздействия на публику были известны и древним ораторам. В таких своеобразных формах «социально-психологическое мышление» насчитывает тысячелетия, а история социальной психологии как научной дисциплины — относительно молодая отрасль знаний.

Сложность создания научной истории социальной психологии состоит в том, что эта дисциплина формировалась из многих источников, и сложно определить, на каких границах внутри той или иной науки обособились элементы социально-психологического знания.Но еще большую трудность представляет тот факт, что в период, когда социальная психология наиболее определенно заявила о себе как о самостоятельной дисциплине, в ее развитии сразу возникли различные традиции, опирающиеся на различные философские школы

.

Экспериментальные исследования

Если исследователи намереваются сделать причинно-следственные утверждения, они обычно используют экспериментальных исследований , которые обычно, но не всегда, проводятся в лаборатории. Лабораторная среда позволяет экспериментатору проводить контролируемые наблюдения, используя шаги научного метода.

Постановка задачи. Формулируя проблему в психологическом исследовании, исследователь поднимает вопрос о поведении или психических процессах.Возможно, исследователь задается вопросом, улучшают ли определенные условия окружающей среды или отрицательно влияют на двигательные способности. Исследователь может оперативно определить интересующие условия окружающей среды как «фоновую музыку», а двигательную активность как «скорость набора текста». Затем исследователь предлагает ответ на вопрос исследования («Какова взаимосвязь между скоростью набора текста и фоновым шумом?»), Ответ, который называется гипотезой. Гипотеза постулирует связь между двумя переменными, независимой переменной (той, которой экспериментатор манипулирует — в данном случае фоновой музыкой) и зависимой переменной (той, которая изменяется в результате манипулирования независимой переменной). — в данном случае скорость набора).Экспериментатор предполагает, что «увеличение громкости фоновой музыки приведет к снижению скорости набора текста».

Дизайн исследования. После того, как проблема для исследования выбрана, экспериментатор должен решить, как проводить исследование. Большая часть информации, используемой в психологии и других науках, была собрана в лабораторных условиях, поскольку они облегчают использование многих средств контроля во время сбора данных. Например, в исследовании фоновой музыки / скорости набора текста все испытуемые будут отправлены в лабораторию для тестирования и будут использовать одни и те же пишущие машинки для сдачи тестов на набор текста.Экспериментатор должен будет решить, использовать ли две группы испытуемых с сопоставимыми навыками набора текста и подвергнуть одну группу громкости музыки, отличной от той, которая используется для другой (, межпредметный дизайн ), или последовательно подвергать одни и те же предметы музыке двух уровней громкости ( внутрисубъектный дизайн ). У каждой процедуры есть свои достоинства и недостатки. (Решения относительно процедуры использования зависят от многих факторов, которые изучаются на курсах экспериментального дизайна.)

Сбор данных. Экспериментатор собирает данные (скорость набора на разных уровнях громкости), чтобы проверить гипотезу в соответствии с выбранным планом эксперимента.

Анализ данных. Данные анализируются соответствующими статистическими методами. В этом случае будут сравниваться средние оценки двух наборов данных скорости / уровня громкости набора текста, чтобы увидеть, являются ли различия значительными или могут быть вызваны случайностью.

Выводы на основании данных. На основе анализа данных можно сделать выводы о предполагаемой взаимосвязи между независимыми и зависимыми переменными. Гипотеза о том, что «увеличение громкости фоновой музыки приведет к снижению скорости набора текста», может быть подтверждена данными (увеличение громкости фоновой музыки — изменение независимой переменной — действительно ли привело к снижению набора текста. скорость — зависимая переменная) или может не поддерживаться данными (увеличение громкости не привело к снижению скорости набора текста ).

Отчетность по результатам. Процесс, использованный в исследовании, и результаты, полученные в результате исследования, собраны и записаны. Если результаты исследования имеют достаточное значение, они могут быть опубликованы в научном журнале (как упомянуто выше, что позволяет воспроизвести или опровергнуть исследование другим исследователем) и в конечном итоге могут быть использованы вполне прагматично. Например, если исследование определяет, что фоновая музыка (или, возможно, фоновая музыка определенного уровня громкости) улучшает качество набора текста, определенные работодатели, вероятно, будут использовать полученные результаты в своем бизнесе.Научное знание во всех науках растет в результате информации, собранной с помощью научного метода.

Фундаментальные и прикладные исследования. Целью фундаментального исследования в области психологии является прежде всего описание и понимание поведения и психических процессов без непосредственного отношения к практическому применению. Такие исследования, обычно проводимые в университетских условиях, необходимы для расширения научных знаний и развития теорий. Прикладные исследования использует научные исследования для решения проблем повседневной жизни.

На самом деле, два типа исследований пересекаются. Например, после проведения фундаментальных научных экспериментов для определения нейронных механизмов, связанных с болезнью Паркинсона, тот же исследователь мог бы затем предпринять прикладной проект, продолжив исследование, чтобы найти терапевтический препарат, который изменяет функционирование идентифицированных нейронных механизмов расстройства и тем самым облегчает симптомы.

.

4 фактора, влияющих на сотрудничество в дилеммах общин: обзор экспериментальных психологических исследований | Драма общин

Budescu, D.V., W. Tung Au, and X.P. Чен 1997 Эффекты протокола игры и социальной ориентации на поведение в последовательных дилеммах ресурсов. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми 69 (3): 179-193.

Кэдсби, Си-Би, и Э. Мэйнс 1998 Гендер и свободная езда в игре с ограниченными возможностями общественного блага: экспериментальные доказательства. Журнал экономического поведения и организации 34 (4): 603-620.

Карденас, Дж. К. 2000 Реальное богатство и экспериментальное сотрудничество: данные полевых экспериментов. Неопубликованный доклад, представленный на конференции Международной ассоциации по изучению общей собственности 2000 г., Блумингтон, Индиана, 1–4 июня.

Чен, X., и С.С. Коморита 1994 Эффекты коммуникации и приверженности в социальной дилемме общественных благ. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми 60 (3): 367-386.

Чалдини, Р. Б. 1993 Влияние: наука и практика . Нью-Йорк: издатели колледжа Харпер Коллинз.

Кларк, Дж. 1998 Предпочтения справедливости и навыки оптимизации: заменяют ли они? Экспериментальное исследование. Журнал экономического поведения и организации 34 (4): 541-557.

Конрат Д.У. и Э.Л. Deci 1969 Определение и масштабирование двумерной функции полезности. Бихевиоризм 14 (4): 316-327.

Кросс, Дж. Дж., И М. Дж. Гайер 1980 Социальные ловушки . Анн-Арбор: Издательство Мичиганского университета.

Дарли, Дж. М. и Б. Латане, 1968 г. Вмешательство стороннего наблюдателя в чрезвычайных ситуациях: Распределение ответственности. Журнал личности и социальной психологии 8: 377-383.

Дэвис, Д.Д. и К.А. Холт 1993 Экспериментальная экономика . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Dawes, R.M. 1980 Социальные дилеммы. Ежегодный обзор психологии 31: 169-193.

Доус Р.М., Дж. Мактавиш и Х. Шакли 1977 Поведение, общение и предположения о поведении других людей в ситуации дилеммы общества, Journal of Personality and Social Psychology 33 (1).

Доус, Р.М., А.Дж.К. ван де Крагт, и Дж. М. Орбелл, 1990 Сотрудничество на благо нас — не меня или моей совести. Стр. 97-110 в Вне личного интереса , J.J. Мэнсбридж, изд. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Де Дреу, К.К., Б.Дж. Эманс и Э. Ван де Влирт, 1992 г. Рамки ориентиров и совместное принятие социальных решений. Европейский журнал социальной психологии 22 (3): 297-302.

Де Дреу, К.К.У. и К. Маккаскер, 1997 г. Рамки «прибыль-потеря» и сотрудничество в социальных дилеммах двух лиц: трансформационный анализ. Журнал личности и социальной психологии 72 (5): 1093-1106.

Эдни, Дж. Дж., И К.С. Харпер, 1978 г. Героизм в условиях ресурсного кризиса: исследование с помощью моделирования. Управление окружающей среды 2: 523-527.

Elliott, C.S., D.M. Хейворд и С. Канон 1998 Институциональная структура: некоторые экспериментальные данные. Журнал экономического поведения и организации 35 (4): 455-464.

Fleishman, J.A. 1980 Коллективные действия как помогающее поведение: влияние распространения ответственности на вклад в общественное благо. Журнал личности и социальной психологии 38 (4): 629-637.

1988 Влияние формирования решения и поведения других на сотрудничество в социальной дилемме. Журнал разрешения конфликтов 32 (1): 162-180.

.

Журнал экспериментальной социальной психологии

Транскрипция

1 Journal of Experimental Social Psychology 49 (2013) Списки содержания доступны на домашней странице журнала SciVerse ScienceDirect Journal of Experimental Social Psychology: FlashReport Disfluency разрушает предвзятость подтверждения Иван Эрнандес, Джесси Ли Престон, Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн, США. уменьшается, когда информация представлена ​​в неуместном формате.Меньше предвзятости подтверждения при оценке аргументов о смертной казни (Исследование 1). Присяжные выносят менее подтверждающие вердикты после прочтения фальшивого резюме преступления (Исследование 2). статья инфо аннотация История статьи: Получено 28 июня 2012 г. Отредактировано 15 августа 2012 г. Доступно в Интернете 5 сентября 2012 г. Ключевые слова: беглость Подтверждение предвзятости Изменение отношения Убеждение Одной из трудностей в убеждении является преодоление предвзятости подтверждения, когда люди выборочно ищут доказательства, которые соответствуют их предыдущим убеждениям и ожидания.Этот предвзятый поиск информации позволяет людям эффективно, но поверхностно анализировать новую информацию. В настоящем исследовании обсуждается, как трудности, связанные с обработкой (неспособностью владеть языком), могут уменьшить предвзятость подтверждения, способствуя тщательной аналитической обработке. В двух исследованиях участники, ранее имевшие отношение к проблеме, стали менее радикальными после прочтения аргументации по вопросам в неприемлемой форме. Изменение коснулось как естественных установок (т. Е. Политической идеологии), так и экспериментально заданных установок (т.е. позитивное отношение к подсудимому). Важно отметить, что непонимание не уменьшало ошибок подтверждения, когда участники находились под когнитивной нагрузкой, что позволяет предположить, что для преодоления этих предубеждений необходимы когнитивные ресурсы. В целом, эти результаты показывают, что изменение стиля изложения аргумента может привести к изменению отношения, способствуя более всестороннему рассмотрению противоположных точек зрения. Elsevier Inc. Все права защищены. Введение Люди твердо придерживаются своих убеждений. Изменение убеждений требует времени и усилий, и часто легче игнорировать альтернативные точки зрения, чем адаптировать существующие убеждения.Это предпочтение существующим убеждениям лежит в основе предвзятости подтверждения (Wason, 1960), когда люди ищут и интерпретируют информацию, которая соответствует их ожиданиям (Koriat, Lichtenstein, & Fischhoff, 1980; Nickerson, 1998). Предыдущие обзоры систематической ошибки подтверждения концептуализировали ее (по крайней мере частично) как когнитивный метод или эвристику, упрощающую сложные задачи вывода (Friedrich, 1993; MacCoun, 1998). Поскольку люди предполагают, что их существующие убеждения верны, эти убеждения служат эвристикой для оценки новой информации.Однако предвзятость подтверждения может также привести к принятию более неверных решений, поскольку доказательства не рассматриваются в полной мере. Например, когда детям в видеоролике давали ярлык с высоким или низким социально-экономическим статусом, люди использовали этот ярлык, чтобы судить о будущих академических способностях, игнорируя другую важную информацию (Darley & Gross, 1983). Настоящее исследование исследует, как кажущаяся несущественной черта беглости сообщения может побудить людей переоценить информацию о ранее сформированных установках и уменьшить эффекты предвзятости подтверждения.Автор для корреспонденции: Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн, 603 East Daniel Street, Champaign, IL 61820, США. адрес: (И. Эрнандес). Беглость речи может быть определена как относительная легкость, испытываемая во время обработки, и может изменяться такими функциями, как визуальная четкость текста. Исследования показывают, что усилия, связанные с отсутствием голоса, требуют более глубокой, аналитической и критической обработки самой информации. Например, старшеклассники, получившие учебные материалы плохим шрифтом (например,грамм. Comic Sans italicized) набрал больше баллов на экзаменах, чем когда материал был представлен бегло (Diemand-Yauman, Oppenheimer, & Vaughan, 2011), потому что увеличение усилий во время чтения привело к более полной обработке материала. Точно так же люди с большей вероятностью дадут правильные ответы на каверзные вопросы, требующие размышлений и отказа от интуитивного ответа (например, Song & Schwarz, 2008; Alter, Oppenheimer, Epley, & Eyre, 2007, исследование 1), а также оценят потребительские товары, основанные на систематических сигналах (таких как качество), а не на эвристических сигналах (таких как привлекательность), когда они представлены неудачно (Alter et al., 2007, исследование 2). Содействуя метакогнитивным затруднениям, невнимательность может привести к более глубокой обработке информации и меньшей зависимости от эвристических режимов обработки. Напротив, легкость, которой способствует свободное владение языком, приводит к более широкому использованию эвристических рассуждений, а иногда и к большему количеству ошибок в суждениях. Настоящее исследование В настоящих исследованиях изучается, может ли переживание потери речи снизить влияние систематической ошибки подтверждения при оценке / $ см. Предварительный вопрос 2012 Elsevier Inc. Все права защищены.

information is presented in a disfluent format. Less confirmation bias when evaluating capital punishment arguments (Study 1).

2 I. Hernandez, J.L. Preston / Journal of Experimental Social Psychology 49 (2013) информация, связанная с ранее существовавшими установками. Повышенные трудности, возникающие при обработке лишнего текста, должны сделать людей более критичными и аналитическими по отношению к этой информации, позволяя более внимательно рассматривать аргументы контр-отношения и более скептически относиться к согласованной информации.Как уже говорилось, было показано, что неправильное представление влияет на легкую обработку и оценку новой информации. Но на сегодняшний день не было проведено ни одной работы, посвященной изучению вопроса о том, может ли отсутствие доверия также повлиять на обработку информации в тех случаях, когда у человека уже сформировалось отношение, например, в случае предвзятости подтверждения. В двух исследованиях это предсказание проверялось с учетом уже существующих политических установок (исследование 1) и экспериментально измененных взглядов (исследование 2). Исследование 1: идеологическое опровержение. Предыдущие исследования предвзятости подтверждения показали, что участники с твердыми предыдущими убеждениями в социальных вопросах, таких как смертная казнь, оценивают соответствующую информацию в соответствии со своими предыдущими убеждениями (Lord, Ross, & Lepper, 1979).В исследовании 1 изучалось, можно ли уменьшить систематическую ошибку подтверждения, если информация представлена ​​неправильно. Участники зачитывают аргументы в пользу капитала, представленные плавным или небрежным шрифтом, прежде чем давать оценку прочитанному. Поскольку консерваторы демонстрируют большую поддержку смертной казни, чем либералы (Carroll, 2004), мы ожидали, что люди будут выносить суждения в соответствии с их политической идеологией, когда аргументы будут представлены беглым шрифтом, но предвзятость уменьшится, когда информация будет представлена ​​в искаженном виде. шрифт.Метод Участники 133 студента (60 женщин, 73 мужчины, возраст 19 лет) вызвались участвовать в обмен на частичный зачет курса. Процедура Инструкции и стимулы. В начале исследования участников случайным образом распределили по свободному или затрудненному состоянию. Все инструкции и меры были выполнены в компьютерной программе в частной лаборатории. Сначала участники заполнили краткую демографическую анкету, в которую входили вопросы о возрасте, поле, этнической и религиозной принадлежности.Участники сообщили о своей политической идеологии по 7-балльной шкале, где конечные точки: 1 = сильно либеральный, 7 = сильно консервативный. Затем участники читают небольшую статью в пользу смертной казни, использованную в предыдущем исследовании (Blanchard-Fields & Horhota, 2005). В свободном состоянии статья была напечатана шрифтом Times New Roman размером 12 пунктов. В неудовлетворительном состоянии статья была представлена ​​светло-серым полужирным шрифтом Haettenschweiler, выделенным курсивом, который использовался в предыдущих исследованиях для затруднения обработки (например,г., Diemand-Yauman et al., 2011). После прочтения участники ответили на шесть вопросов по статье. Три вопроса касались оценок автора, то есть того, насколько внимательным и понимающим выглядел автор и насколько зрелым казалось письмо. Согласие со статьей, нашей ключевой переменной, представляющей интерес, измеряется тремя пунктами. В частности, участников спросили, насколько надежным является сообщение? Насколько разумным вы считаете аргумент? и насколько вы верите фактам, которые были при чтении? Все вопросы задавались индивидуально по 5-балльной шкале Лайкерта с конечными точками 1 = совсем нет и 5 = крайне.со средним значением 0 и стандартным отклонением 1, так что более высокие значения указывают на больший консерватизм. Затем условие беглости было задано в фиктивном коде с участниками, которые увидели беглый материал, получил оценку 1, а участники, которые увидели некорректную статью, получили оценку 0. Произведение этих двух переменных было вычислено для создания члена взаимодействия для множественной регрессии. Мы включили переменные яркости, стандартизированную идеологию и термин взаимодействия в множественную регрессию, чтобы предсказать составную меру согласия.Не было значительных основных эффектов для идеологии (β = 0,04, нс) или влияния (β = 0,02, нс). Однако отсутствие основных эффектов было квалифицировано на основе предсказанного значительного взаимодействия между ожиданием и беглостью речи (β = 0,26, pb,05). Положительный коэффициент означает, что беглость была связана с предвзятым отношением к аргументам (т.е. что консервативные участники больше соглашались с аргументами, чем либералы), а отсутствие свободы слова было связано с менее пристрастным соглашением (см. Рис. 1). Чтобы проверить, использовали ли участники идеологические предубеждения только в свободных условиях, мы провели две отдельные регрессии консерватизма при согласии для свободных и неблагоприятных условий.Влияние идеологии на согласие участников, которые видели беглые аргументы, является значительным (R 2 = 0,13, F (1,70) = 10,34, pb.01), что указывает на то, что предвзятость людей повлияла на их суждения о беглых материалах. Однако связь между идеологией и согласием в пользу ошибочных аргументов не была значимой (R 2 = 0,001, F (1,59) = 0,09, нс), что указывает на то, что предшествующая идеологическая предвзятость участников не повлияла на их последующее суждение о столице. аргументы наказания. Эти результаты подтверждают нашу гипотезу, согласно которой по сравнению с партийным суждением в условиях беглости, когда аргументы представлены в неуместной форме, консерваторы и либералы менее убеждены в прежних установках и реагируют более умеренно.Обсуждение Эти результаты свидетельствуют о том, что отсутствие влияния может ослабить идеологическую предвзятость при суждении о политических вопросах. Когда политическая проблема излагалась бегло, консерваторы и либералы были сильно поляризованы в своих суждениях, что соответствовало их прежним взглядам. Но этот подтверждающий образец был сокращен, когда аргументы были представлены неуклюже, что свидетельствует о том, что невнимательность побудила к более тщательному критическому анализу аргумента. Однако у Исследования 1 есть два важных ограничения.Поскольку предубеждения, наблюдаемые в исследовании 1, были заранее сформированными установками, а не случайным образом распределялись между участниками, возможно, что наблюдаемый эффект был результатом некоторого самовыбирающего фактора (например, людей, которые естественным образом обладают результатами Три зависимых показателя (надежность сообщения , интеллект аргумента, вера в аргумент) показали хорошую надежность шкалы, α Кронбаха = 0,77, и поэтому было вычислено среднее значение элементов для создания единой составной меры согласия. Наше предсказание, что отсутствие гибкости уменьшит эффект смещения подтверждения идеология анализировалась с помощью множественной регрессии.Политическая идеология была стандартизирована. Рис. 1. Подходящие значения для среднего согласия с аргументами в пользу смертной казни на основе регрессии беглости аргументации (1 = бегло, 0 = нет) и стандартизированной меры политической идеологии, причем более высокие значения означают больший консерватизм (Исследование 1 ).

arguments, and more skepticism toward attitude-consistent information. As discussed, disfluent presentation has been shown to impact the effortful processing and evaluation of new information.

3 180 I. Hernandez, J.L. Preston / Journal of Experimental Social Psychology 49 (2013) формируют сильные установки).Кроме того, также возможно, что эффект опровержения, наблюдаемый в неблагоприятных условиях, был вызван отсутствием взаимодействия или двойственным отношением к материалу, что привело к общей регрессии в сторону умеренных ответов. Наше второе исследование было направлено на устранение этих ограничений путем экспериментального изменения предшествующей предвзятости и изучения роли внимания и когнитивных ресурсов. Исследование 2: судебные решения. Одна область, широко используемая в исследовании предвзятости подтверждения, — это принятие решений присяжными заседателями. Это исследование обнаруживает, что окончательные вердикты, выносимые присяжными, обычно соответствуют предварительным решениям, которые они изначально сформировали (Lawson, 1968), и эта предвзятость подтверждения может быть связана с быстрой обработкой, которая учитывает только часть информации (Pennington & Hastie, 1993).В исследовании 2 изучали, могут ли трудности обработки потенциально привести к менее предвзятым вердиктам в имитационном судебном разбирательстве в экспериментальных условиях. Кроме того, мы надеемся продемонстрировать, что это неподтверждение связано с более глубокой аналитической обработкой, требующей внимания и когнитивных ресурсов, а не с общим отстранением и апатией в неблагополучном состоянии. Участники играли роль присяжных, где им давали положительное или отрицательное описание обвиняемого, а затем читали описание предполагаемого преступления в ясном (беглом) или унизительном (неуместном) формате.Кроме того, мы включили два условия, которые сочетали бессвязный текст с манипуляцией когнитивной нагрузкой (например, временные ограничения, задача на запоминание). Как и в исследовании 1, мы предсказали систематическую ошибку подтверждения в свободном состоянии, но не в плохом состоянии. В соответствии с объяснением аналитической обработки, мы также предсказали, что отсутствие голоса не уменьшит ошибок подтверждения, когда участники находятся под когнитивной нагрузкой. Если неподтверждение является результатом более критического анализа в неблагополучных условиях, эффект следует наблюдать только при наличии когнитивных ресурсов.Однако, если эффекты являются результатом отказа от лишнего текста, когнитивная нагрузка не должна мешать паттерну несогласия, наблюдаемому в неблагоприятных условиях. Метод Участники 408 участников (144 женщины, 259 мужчин и 5 человек, не ответивших; возраст = 27) заполнили краткую анкету на сайте опроса Mechanical Turk на Amazon.com. IP-адреса были записаны, чтобы гарантировать уникальные ответы, и 7 участников были удалены из-за двойного участия и 3 из-за отсутствия ответа, для окончательного размера выборки 398.Процедура. Участники были случайным образом распределены по условию из 2 (систематическая ошибка: положительный / отрицательный) 4 (условие: свободное / неинтересное / ограничение по времени / нагрузка на память) между испытуемыми. Всех участников проинструктировали, что они прочитают информацию об обвиняемом в преступлении, и им будет предложено вынести приговор. Следуя инструкциям, участникам в условиях ограничения по времени представили таймер часов и попросили представить свои ответы, как только таймер достигнет 3 минут.В условиях запоминания участникам на короткое время показали список слов (гитара, орел, очки, миксер, океан, стол, парад, окно, бейсбол) и попросили сохранить их в памяти для последующего воспроизведения. Затем участники зачитывают свидетельские показания школьного психолога обвиняемой о ее взаимодействиях с обвиняемым Дональдом. В условиях положительной предвзятости Дональд был описан как имеющий историю замечательных замечаний со стороны учителей, вежливый, теплый, с хорошим чувством юмора, уважительный, с которым легко работать и он хороший слушатель.В условиях отрицательной предвзятости Дональд был описан как имеющий в прошлом дисциплинарные проблемы, грубый, холодный, критикующий, неуважительный, с которым трудно работать и который мешает. Затем участники зачитывают описание объективных фактов дела, в котором Дональда обвиняли в грабеже, но его вина неоднозначна. В беглом состоянии факты были написаны 16-пунктирным шрифтом Times New Roman. В неблагоприятных условиях участники получили документ, написанный шрифтом Times New Roman размером 12 пунктов, который был рекурсивно скопирован три раза с минимальной настройкой контрастности, пока текст не стал значительно ухудшен, но все еще читаемым, что, как было показано, вызывает аналитическое мышление через недостаток (Diemand-Yauman et al., 2011; Оппенгеймер и Франк, 2008). После прочтения документов участники приняли решение о своем вердикте (1 = виновен / 0 = невиновен) и сроке тюремного заключения (0 5+ месяцев). Кроме того, участников попросили оценить достоверность своего вердикта по семибалльной шкале (конечные точки: 1 = абсолютно уверен, что он не виновен, 7 = крайне уверен, что он виновен) и насколько они были заинтересованы в исследовании (конечные точки: 1 = очень скучно, 7 = очень интересно). Результаты Сначала мы сравнили средние значения обвинительных приговоров в двух условиях когнитивной нагрузки с помощью дисперсионного анализа 2 (смещение: положительный / отрицательный) 2 (условие: ограничение по времени / нагрузка на память).Был ожидаемый основной эффект для смещения F (1,165) = 16,22, pb,001, но не было значительного основного эффекта между двумя условиями (F (1,165) = 0,09, p = 0,77) или двусторонним взаимодействием (F ( 1,165) = 2,48, p = 0,12) (см. Все средние значения в таблице 1). Поэтому мы объединили их в одно условие когнитивной нагрузки для последующего анализа. Каждая из наших основных зависимых переменных была проанализирована с помощью дисперсионного анализа 2 (систематическое отклонение: положительное / отрицательное), 3 (условие: плавное / ограниченное / когнитивная нагрузка). По дихотомической мере вердикта (0 = невиновен, 1 = виновен), не было никакого основного эффекта для условия (Fb1), но основной эффект смещения был значительным (F (1,392) = 17.11, pb.001), с большим количеством обвинительных приговоров с отрицательным (M = 0,73; SD = 0,45) по сравнению с положительным условием смещения (M = 0,51; SD = 0,50). Наиболее важно то, что предсказанное взаимодействие между систематической ошибкой и состоянием было значительным, F (2392) = 3,51, pb.05. Мы провели простые тесты эффектов, чтобы проверить конкретную гипотезу о том, что эффекты смещения подтверждения будут наблюдаться в условиях плавной и когнитивной нагрузки, но не в неблагополучном состоянии. Как и предполагалось, участники, которые читали беглую информацию, были более снисходительными, когда у них было положительное или отрицательное.отрицательное смещение в сторону Дональда, F (1,392) = 12,26, pb.01. Точно так же участники с когнитивной нагрузкой также показали эффект систематической ошибки, F (1392) = 15,11, pb.001. Ключевым моментом, однако, было отсутствие эффекта смещения в условиях отсутствия смещения, F (1,392) = 0,02, p = 0,90, с умеренными оценками вины как в положительных, так и в отрицательных условиях смещения (см. Все средние значения в таблице 1). Затем мы проанализировали непрерывную меру уверенности в виновности с помощью дисперсионного анализа 2 (смещение) 3 (условие). Не было никакого основного эффекта для условия (F (1,392) = 1.78, p = 0,17), а также основной эффект смещения (F (1,392) = 26,51, pb,001). Что наиболее важно, прогнозируемое взаимодействие между предвзятостью. Таблица 1 Процент обвинительных приговоров, вынесенных обвиняемому, в зависимости от беглости описания преступления и предшествующего впечатления от обвиняемого (Исследование 2). Условия считывания Fluent Disfluent Disfluent + Ограничение по времени Disfluent + Загрузка памяти Положительное смещение 48% 58% 55% 41% Отрицательное смещение 78% 60% 72% 81%

toward moderate responses. Our second study sought to address these limitations by experimentally manipulating prior bias, and by examining the role of attention and cognitive resources.

4 И.Hernandez, J.L. Preston / Journal of Experimental Social Psychology 49 (2013), и состояние было значительным (F (1392) = 3,62, pb.05). Простые тесты на эффекты показывают, что систематическая ошибка оказала существенное влияние как на свободное владение языком (M положительный = 3,83, SD = 1,77; M отрицательный = 4,91, SD = 1,72; F (1392) = 11,60, pb.01), так и состояние когнитивной нагрузки (M положительное = 3,68, SD = 1,72; M отрицательное = 5,05, SD = 1,70; F (1392) = 27,08, pb.001). Но, как и предполагалось, не было простого эффекта смещения в неблагоприятных условиях (M положительный = 4.60, SD = 1,78; M отрицательный = 4.86, SD = 1.60, Fb1). Продолжительность тюремного заключения также была проанализирована с помощью дисперсионного анализа 2 (систематическая ошибка), 3 (условие). Основной эффект смещения F (1,389) = 55,00, pb,001, с более длинными предложениями, приведенными в отрицательном (M = 2,62, SD = 1,86), против условия положительного смещения (M = 1,25, SD = 1,61). Ни основной эффект условия (Fb1), ни двустороннее взаимодействие не были значительными (F (2,389) = 1,01 p = 0,36). Нулевое взаимодействие не было предсказано, поскольку мы ожидали, что продолжительность тюремного заключения будет соответствовать той же схеме, что и обвинительные приговоры.Одна из возможных причин этого несоответствия заключается в том, что сроки тюремного заключения варьировались от нуля до пяти месяцев и более, но участники, которые признали Дональда невиновным, не использовали весь диапазон шкалы. Баллы этих участников были привязаны к нижнему пределу (0 месяцев), тогда как участники, которые признали Дональда виновным, использовали весь диапазон шкалы от 0 до 5. В результате наблюдалось сильное влияние предвзятости на продолжительность тюремного заключения. , но взаимодействие имело относительно низкую статистическую мощность.Наконец, мы также провели 2–3 ANOVA по рейтингам интереса к исследованию. Не было ни основных эффектов для смещения или условия, Fsb1, ни взаимодействия F (2,392) = 2,43, p = 0,09. Обсуждение. В исследовании 2 участники имитационного исследования продемонстрировали эффекты систематической ошибки подтверждения, когда информация была представлена ​​бегло, но не беспорядочно. Важно отметить, что ошибки подтверждения также наблюдались, когда участники читали лишнюю информацию в условиях когнитивной нагрузки (цейтнот, нагрузка на память). Ключевая роль когнитивных ресурсов помогает исключить альтернативное объяснение отсутствия вовлеченности, т.е.е. что умеренные ответы объясняются регрессом к среднему. Поскольку эффект опровержения не наблюдался при когнитивной нагрузке, такой как отвлечение внимания или нехватка времени, маловероятно, что эти эффекты связаны с отключением от материала. Однако, хотя эти эффекты наводят на размышления, мы признаем, что эти данные не демонстрируют напрямую, что эффект вызван более глубокой обработкой. Вполне возможно, что предвзятому отношению к подтверждению мешал какой-то другой аспект недостатка голоса. Но эти результаты действительно указывают на то, что когнитивные ресурсы необходимы для возникновения опровержения.Любое другое объяснение также должно учитывать предвзятость подтверждения, наблюдаемую в условиях недостаточной / когнитивной нагрузки. Мы предполагаем, что эти результаты наиболее согласуются с объяснением аналитической обработки, согласующимся с предыдущими исследованиями. Общее обсуждение В двух исследованиях уменьшение простоты обработки аргумента уменьшило эффекты предвзятости подтверждения, первое свидетельство того, что некорректность может повлиять на обработку информации там, где у человека есть уже существующие установки. В исследовании 1 и консерваторы, и либералы оценили статью о смертной казни в соответствии с их политическими убеждениями, когда она была представлена ​​бегло, но предвзятость подтверждения уменьшилась, когда аргумент был представлен неудачно.Исследование 2 воспроизвело этот эффект с оценкой вины, когда участники давали менее предвзятые суждения, когда факты были представлены неверно. Что наиболее важно, исследование 2 показало, что люди могли опровергнуть свои прежние предубеждения только тогда, когда у них были доступные когнитивные ресурсы, что согласуется с другими доказательствами того, что отсутствие свободы действий может вызвать аналитическое и критическое мышление (например, Oppenheimer, 2008). Поскольку участники, которые мысленно заняты, не демонстрируют несогласия, мы можем исключить объяснение разобщенности.Предыдущая работа показала, что невнимательность может повлиять на абстрактное мышление (Alter & Oppenheimer, 2008; Yang, Preston, & Hernandez, в печати) и улучшить навыки рефлексивного мышления (Song & Schwarz, 2008), и эти результаты могут показать еще одну область, в которой люди извлекают выгоду из эффекта отсутствия владения языком на аналитическое мышление. Точно так же, как лежачие полицейские заставляют человека водить медленнее и осторожнее, опыт трудностей, связанных с неуверенностью, побуждает к более медленному и более осторожному мышлению при вынесении суждений, даже когда человек приходит к проблеме с существующими предубеждениями.Наши результаты также подчеркивают важность ожиданий в отношении наблюдаемых эффектов беглости речи. В то время как большинство исследований изучает основное влияние беглости на суждения, недавние исследования поддерживают модель взаимодействия, которая включает контекст беглости / отсутствия речи (Oppenheimer, 2008). Например, люди оценивают беглость эссе более высоко только тогда, когда им говорят, что беглость является признаком позитивности (т.е. подразумевает интеллект), и более негативно, когда говорят, что беглость является отрицательной (т.е. простодушной) (Бриноль, Петти и Тормала, 2006).Точно так же эффект беглости зависит от целей людей. Люди давали более положительные оценки беглым целям, но только в тех областях, где, по их мнению, беглость была желательным качеством (например, при чтении для удовольствия). Когда у людей была цель, подразумевающая трудности (например, получение информации), лишние тексты оценивались более благоприятно (Galak & Nelson, 2011). Наши текущие результаты также демонстрируют, что беглость речи не дает единообразных положительных или отрицательных оценок цели, скорее, направление изменения отношения зависит от того, как недовольство интерпретируется в контексте ожиданий и существующих отношений.В целом, эти результаты предлагают простой и многообещающий инструмент убеждения и преодоления предубеждений, которые часто могут искажать рассуждения. Незнание может дать возможность для лучшего суждения и обсуждения между противоположными позициями, в конечном итоге давая шанс увидеть то, что когда-то было недооцененным посланием. Благодарности Мы благодарим How Hwee Ong, Joy Menhennett, Suzy Millman и Ben Chesher за их помощь в сборе данных. Мы также благодарим Райана Риттера, Майка Моррисона и Дова Коэна за полезные комментарии к предыдущему проекту.Ссылки Альтер, А. Л., & Оппенгеймер, Д. М. (2008). Влияние свободного владения языком на психологическую дистанцию ​​и ментальные конструкции (или почему Нью-Йорк — большой город, а Нью-Йорк — цивилизованные джунгли). Psychological Science, 19, Alter, A.L., Oppenheimer, D.M., Epley, N., & Eyre, R.N. (2007) Преодоление интуиции: метакогнитивные трудности активируют аналитическое мышление. Журнал экспериментальной психологии. General, 136, Blanchard-Fields, F., & Horhota, M. (2005). Возрастные различия в перекосе корреспонденции: когда правдоподобное объяснение имеет значение.Журналы геронтологии: Психологические науки, 60, Бринол, П., Петти, Р. Э. и Тормала, З. Л. (2006). Податливое значение субъективной легкости. Психологическая наука, 17, Кэрролл, Дж. (2004). Кто поддерживает смертную казнь? Информационная служба Gallup Poll, 16 ноября, Организация Gallup. Дарли, Дж. М., и Гросс, П. Х. (1983). Гипотеза, подтверждающая предвзятость в оценке эффектов. Журнал личности и социальной психологии, 44, Диманд-Яуман, К., Оппенгеймер, Д. М., и Воган, Э. Б. (2011).Фортуна предпочитает жирный шрифт (и курсив): Влияние недостаточного владения языком на результаты обучения. Познание, 118, Фридрих Дж. (1993). Стратегии обнаружения и минимизации первичных ошибок (PEDMIN) в социальном познании: переосмысление феномена предвзятости подтверждения. Психологический обзор, 100 (298), 319. Галак, Дж., И Нельсон, Л. Д. (2011). Достоинства непрозрачной прозы: как простые представления о беглости речи влияют на восприятие качества. Журнал экспериментальной социальной психологии, 47, Кориат, А., Лихтенштейн, С., & Фишхофф Б. (1980). Причины для уверенности. Журнал экспериментальной психологии: обучение и память человека, 6, Лоусон Р. (1968). Порядок представления как фактор убеждения жюри. Kentucky Law Journal, 56, Lord, C.G., Ross, L., & Lepper, M.R. (1979). Смещенная ассимиляция и поляризация отношения: влияние предшествующих теорий на впоследствии рассматриваемые доказательства. Журнал личности и социальной психологии, 37, МакКун, Р. Дж. (1998). Предвзятость в интерпретации и использовании результатов исследования.Ежегодный обзор психологии, 100, Никерсон Р. (1998). Предвзятость подтверждения: повсеместное явление во многих обличьях. Обзор общей психологии, 2,

01), and in the cognitive load condition (M positive =3.68, SD=1.72; M negative =5.05, SD=1.70; F(1,392)=27.08, pb.001).

5 182 И. Эрнандес, Дж. Л. Престон / Журнал экспериментальной социальной психологии 49 (2013) Оппенгеймер, Д. М. (2008). Тайная жизнь беглости. Тенденции в когнитивной науке, 12, Оппенгеймер, Д. М., и Франк, М.С. (2008). Роза, написанная любым другим шрифтом, не пахнет так сладко: влияние беглости восприятия на категоризацию. Познание, 106, Пеннингтон, Н., и Хасти, Р. (1993). Модель рассказа для принятия решения присяжными. В Р. Хасти (ред.), Внутри присяжного заседателя: Психология принятия решений присяжным заседателем (стр). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Сонг, Х. и Шварц, Н. (2008). Беглость и обнаружение вводящих в заблуждение вопросов: низкая беглость обработки ослабляет иллюзию Моисея. Социальное познание, 26, Уэйсон, П.С. (1960). О неспособности устранить гипотезы в концептуальной задаче. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 12, Янг, Д. И-Дж., Престон, Дж. Л., и Эрнандес, И. (в печати). Полярное отношение к мечети Граунд Зиро снижается за счет конструкции высокого уровня. Социально-психологические и личностные науки,

(1993). The story model for juror decision making. In R. Hastie (Ed.), Inside the juror: The psychology of juror decision making (pp. 192 221). New York, NY: Cambridge University Press. Song, H.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.