Диссоциатив что такое: диссоциатив — Викисловарь

Содержание

диссоциатив — Викисловарь

Содержание

  • 1 Русский
    • 1.1 Морфологические и синтаксические свойства
    • 1.2 Произношение
    • 1.3 Семантические свойства
      • 1.3.1 Значение
      • 1.3.2 Синонимы
      • 1.3.3 Антонимы
      • 1.3.4 Гиперонимы
      • 1.3.5 Гипонимы
    • 1.4 Родственные слова
    • 1.5 Этимология
    • 1.6 Фразеологизмы и устойчивые сочетания
    • 1.7 Перевод
    • 1.8 Библиография

Морфологические и синтаксические свойства[править]

диссоциатив

Существительное, неодушевлённое, мужской род (тип склонения ?? по классификации А. А. Зализняка).

Корень: .

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. психоактивное вещество, нарушающее восприятие внешнего мира и приводящие к нарушению нормальной работы сознания; диссоциативный анестетик (dissociative anaesthetic)» ?◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Ближайшее родство
  • прилагательные: диссоциативный

Этимология[править]

От ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Перевод[править]

Список переводов

Библиография[править]

Interrobang.svg Для улучшения этой статьи желательно:

  • Уточнить парадигму словоизменения, используя более конкретный шаблон словоизменения
  • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо-ru}}
  • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcriptions-ru}}
  • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
  • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

Диссоциативные вещества — Википедия. Что такое Диссоциативные вещества

Диссоциативные вещества («диссоциативы») — психоактивные вещества, нарушающие восприятие внешнего мира и приводящие к нарушению нормальной работы сознания. Характерным примером являются фенциклидин (PCP, «ангельская пыль») и кетамин, которые изначально разрабатывались как анестетики общего применения в хирургии. Диссоциативы искажают характер восприятия звуковых и зрительных образов и вызывают ощущение отчужденности-диссоциативности — от всего окружающего и от самих себя. Эти влияющие на мышление эффекты не являются в прямом смысле галлюцинациями. Фенциклидин и кетамин известны под более точно определяющим их действие названием «диссоциативных анестетиков». Декстрометорфан — препарат, широко используемый для лечения кашля — при приеме в больших дозах способен вызвать эффекты, сходные с действием фенциклидина и кетамина за счёт стимуляции σ-рецепторов.

Диссоциативные вещества действуют посредством видоизменения распределения нейротрансмиттера глутамата в мозге. Глутамат обеспечивает восприятие боли, реакцию на окружающую действительность и память.

Выделяют следующие группы диссоциативных веществ:

Эффекты

Инъекция кетамина

Эффекты от употребления диссоциативов могут включать сенсорную диссоциацию, галлюцинации, манию, каталепсию, обезболивание, потерю чувствительности и амнезию.[1][2][3] Характерные черты диссоциативной анестезии были описаны как каталепсия, амнезия и аналгезия. Согласно Пендеру (1972), «состояние определяется в качестве диссоциативной анестезии, как только пациент действительно диссоциируется от окружающей его среды».[4] Бонта (2004) описал диссоциативную анестезию как «[…] особое анестетическое состояние, в котором отмечается потеря чувствительности и аналгезией, а амнезия не сопровождается потерей сознания.»[5] Пендер (1970) и Джонстон в соавторстве (1959) сообщили, что пациенты, находящиеся под кетаминовой или фенциклидиновой анестезией, были склонны к бесцельным движениям и видели галлюцинации (или «сны»[6]) во время и после наркоза. Некоторые пациенты находили галлюцинации эйфорическими, некоторые беспокоящими.

В преданестетических дозировках диссоциативы могут вызывать такие же когнитивные и перцептивные изменения, как и другие галлюциногенные вещества, вроде ЛСД, мескалина и псилоцибина. Следовательно, они также считаются галлюциногенами и психоделиками.[7][8][9][10] Возможно, самое значимое субъективное отличие между диссоциативами и классическими галлюциногенами (такими как ЛСД и мескалин) — диссоциативные эффекты, включая: деперсонализацию, чувство нереальности происходящего, отчуждения от самого себя, или невозможность контролировать свои действия, дереализация, ощущение, что всё вокруг нереально или является сном.[11]

Группы веществ

NMDA-антагонисты

Агонисты k-опиоидных рецепторов

  • 2-этоксиметил сальвинорин B
  • 2-метоксиметил сальвинорин B
  • Алазоцин
  • Бремазоцин
  • Буторфанол
  • Циклазоцин
  • Ципренорфин
  • Дезоцин
  • Энадолин
  • Геркинорин
  • HZ-2
  • Ибогаин
  • Кетазоцин
  • Метазоцин
  • Налбуфин
  • Налфурафин
  • Налорфин
  • Норибогаин
  • Феназоцин
  • Пентазоцин
  • Сальвинорин A (обнаружен в Salvia divinorum)
  • Спирадолин
  • Тифлуадом
  • U-50488

Примечания

Диссоциативные вещества — Википедия. Что такое Диссоциативные вещества

Диссоциативные вещества («диссоциативы») — психоактивные вещества, нарушающие восприятие внешнего мира и приводящие к нарушению нормальной работы сознания. Характерным примером являются фенциклидин (PCP, «ангельская пыль») и кетамин, которые изначально разрабатывались как анестетики общего применения в хирургии. Диссоциативы искажают характер восприятия звуковых и зрительных образов и вызывают ощущение отчужденности-диссоциативности — от всего окружающего и от самих себя. Эти влияющие на мышление эффекты не являются в прямом смысле галлюцинациями. Фенциклидин и кетамин известны под более точно определяющим их действие названием «диссоциативных анестетиков». Декстрометорфан — препарат, широко используемый для лечения кашля — при приеме в больших дозах способен вызвать эффекты, сходные с действием фенциклидина и кетамина за счёт стимуляции σ-рецепторов.

Диссоциативные вещества действуют посредством видоизменения распределения нейротрансмиттера глутамата в мозге. Глутамат обеспечивает восприятие боли, реакцию на окружающую действительность и память.

Выделяют следующие группы диссоциативных веществ:

Эффекты

Инъекция кетамина

Эффекты от употребления диссоциативов могут включать сенсорную диссоциацию, галлюцинации, манию, каталепсию, обезболивание, потерю чувствительности и амнезию.[1][2][3] Характерные черты диссоциативной анестезии были описаны как каталепсия, амнезия и аналгезия. Согласно Пендеру (1972), «состояние определяется в качестве диссоциативной анестезии, как только пациент действительно диссоциируется от окружающей его среды».[4] Бонта (2004) описал диссоциативную анестезию как «[…] особое анестетическое состояние, в котором отмечается потеря чувствительности и аналгезией, а амнезия не сопровождается потерей сознания.»[5] Пендер (1970) и Джонстон в соавторстве (1959) сообщили, что пациенты, находящиеся под кетаминовой или фенциклидиновой анестезией, были склонны к бесцельным движениям и видели галлюцинации (или «сны»[6]) во время и после наркоза. Некоторые пациенты находили галлюцинации эйфорическими, некоторые беспокоящими.

В преданестетических дозировках диссоциативы могут вызывать такие же когнитивные и перцептивные изменения, как и другие галлюциногенные вещества, вроде ЛСД, мескалина и псилоцибина. Следовательно, они также считаются галлюциногенами и психоделиками.[7][8][9][10] Возможно, самое значимое субъективное отличие между диссоциативами и классическими галлюциногенами (такими как ЛСД и мескалин) — диссоциативные эффекты, включая: деперсонализацию, чувство нереальности происходящего, отчуждения от самого себя, или невозможность контролировать свои действия, дереализация, ощущение, что всё вокруг нереально или является сном.[11]

Группы веществ

NMDA-антагонисты

Агонисты k-опиоидных рецепторов

  • 2-этоксиметил сальвинорин B
  • 2-метоксиметил сальвинорин B
  • Алазоцин
  • Бремазоцин
  • Буторфанол
  • Циклазоцин
  • Ципренорфин
  • Дезоцин
  • Энадолин
  • Геркинорин
  • HZ-2
  • Ибогаин
  • Кетазоцин
  • Метазоцин
  • Налбуфин
  • Налфурафин
  • Налорфин
  • Норибогаин
  • Феназоцин
  • Пентазоцин
  • Сальвинорин A (обнаружен в Salvia divinorum)
  • Спирадолин
  • Тифлуадом
  • U-50488

Примечания

Диссоциативные вещества — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Диссоциативные вещества («диссоциативы») — психоактивные вещества, нарушающие восприятие внешнего мира и приводящие к нарушению нормальной работы сознания. Характерным примером являются фенциклидин (PCP, «ангельская пыль») и кетамин, которые изначально разрабатывались как анестетики общего применения в хирургии. Диссоциативы искажают характер восприятия звуковых и зрительных образов и вызывают ощущение отчужденности-диссоциативности — от всего окружающего и от самих себя. Эти влияющие на мышление эффекты не являются в прямом смысле галлюцинациями. Фенциклидин и кетамин известны под более точно определяющим их действие названием «диссоциативных анестетиков». Декстрометорфан — препарат, широко используемый для лечения кашля — при приеме в больших дозах способен вызвать эффекты, сходные с действием фенциклидина и кетамина за счёт стимуляции σ-рецепторов.

Диссоциативные вещества действуют посредством видоизменения распределения нейротрансмиттера глутамата в мозге. Глутамат обеспечивает восприятие боли, реакцию на окружающую действительность и память.

Выделяют следующие группы диссоциативных веществ:

Эффекты

Эффекты от употребления диссоциативов могут включать сенсорную диссоциацию, галлюцинации, манию, каталепсию, обезболивание и амнезию.[1][2][3] Характерные черты диссоциативной анестезии были описаны как каталепсия, амнезия и аналгезия. Согласно Пендеру (1972), «состояние определяется в качестве диссоциативной анестезии, как только пациент действительно диссоциируется от окружающей его среды».[4] Бонта (2004) описал диссоциативную анестезию как «[…] особое анестетическое состояние, в котором отмечается потеря чувствительности и аналгезией, а амнезия не сопровождается потерей сознания.»[5] Пендер (1970) и Джонстон в сооавторстве (1959) сообщили, что пациенты, находящиеся под кетаминовой или фенциклидиновой анестезией, были склонны к бесцельным движениям и видели галлюцинации (или «сны»[6]) во время и после наркоза. Некоторые пациенты находили галлюцинации эйфорическими, некоторые беспокоящими.

В преданестетических дозировках диссоциативы могут вызывать такие же когнитивные и перцептивные изменения, как и другие галлюциногенные вещества, вроде ЛСД, мескалина и псилоцибина. Следовательно, они также считаются галлюциногенами и психоделиками.[7][8][9][10] Возможно, самое значимое субъективное отличие между диссоциативами и классическими галлюциногенами (такими как ЛСД и мескалин) — диссоциативные эффекты, включая: деперсонализацию, чувство нереальности происходящего, отчуждения от самого себя, или невозможность контролировать свои действия, дереализация, ощущение, что всё вокруг нереально или является сном.[11]

Группы веществ

NMDA-антагонисты

Агонисты k-опиоидных рецепторов

  • 2-этоксиметил сальвинорин B
  • 2-метоксиметил сальвинорин B
  • Алазоцин
  • Бремазоцин
  • Буторфанол
  • Циклазоцин
  • Ципренорфин
  • Дезоцин
  • Энадолин
  • Геркинорин
  • HZ-2
  • Ибогаин
  • Кетазоцин
  • Метазоцин
  • Налбуфин
  • Налфурафин
  • Налорфин
  • Норибогаин
  • Феназоцин
  • Пентазоцин
  • Сальвинорин A (обнаружен в Salvia divinorum)
  • Спирадолин
  • Тифлуадом
  • U-50488

Напишите отзыв о статье «Диссоциативные вещества»

Примечания

  1. (1970) «Dissociative Anesthesia». California Medicine 113 (5): 73. PMID 18730444.
  2. (1959) «SERNYL (C1−395) IN CLINICAL ANAESTHESIA». BJA: British Journal of Anaesthesia 31: 433–9. DOI:10.1093/bja/31.10.433.
  3. (1970) «Clinical trial of ketamine (ci-581): A preliminary report». Canadian Anaesthetists’ Society Journal 17: 411–6. DOI:10.1007/BF03004705.
  4. (October 1972) «Dissociative Anesthesia». California Medicine 117 (4): 46–7. PMID 18730832.
  5. (2004) «Schizophrenia, dissociative anaesthesia and near-death experience; three events meeting at the NMDA receptor». Medical Hypotheses 62 (1): 23–8. DOI:10.1016/S0306-9877(03)00307-4. PMID 14729000.
  6. (1967) «An anesthetic agent: 2-orthochlorophenyl, 2-methylamino cyclohexanone HCl (CI-581).». Anesthesiology 28 (5): 823–33. PMID 6035012.
  7. (2008) «The Psychotomimetic States Inventory (PSI): Measuring psychotic-type experiences from ketamine and cannabis». Schizophrenia Research 103 (1-3): 138–42. DOI:10.1016/j.schres.2008.02.020. PMID 18387788.
  8. (2003) «[www.sma.org.sg/smj/4401/4401a5.pdf Ketamine associated psychedelic effects and dependence.]». Singapore medical journal 44 (1): 31–4. PMID 12762561.
  9. (2005) «Psychological Effects of (S)-Ketamine and N,N-Dimethyltryptamine (DMT): A Double-Blind, Cross-Over Study in Healthy Volunteers». Pharmacopsychiatry 38 (6): 301–11. DOI:10.1055/s-2005-916185. PMID 16342002.
  10. (1997) «[www.eleusis.us/resource-center/references/kpt10yrs.php Ketamine psychedelic therapy (KPT): a review of the results of ten years of research.]». Journal of Psychoactive Drugs 29 (2): 165–83. DOI:10.1080/02791072.1997.10400185. PMID 9250944.
  11. (2001) «A systems model of altered consciousness: integrating natural and drug-induced psychoses». Brain Research Bulletin 56 (5): 495–507. DOI:10.1016/S0361-9230(01)00646-3. PMID 11750795.
  12. (2000) «Acute Ketamine Intoxication Treated by Haloperidol». American Journal of Therapeutics 7 (6): 389–91. DOI:10.1097/00045391-200007060-00008. PMID 11304647.
  13. (1984) «Antidotal Strategies in Phencyclidine Intoxication». The International Journal of Psychiatry in Medicine 14 (4): 315–21. DOI:10.2190/KKAW-PWGF-W7RQ-23GN.
  14. (1985) «Treatment of Phenylcyclohexylpyrrolidine (Php) Psychosis with Haloperidol». Clinical Toxicology 23 (2-3): 185–9. DOI:10.3109/15563658508990627. PMID 4057312.
  15. Handbook of Sustance Abuse: Neurobaehavioral Pharmacology. — NY: Plenum Press, 1998. — P. 265. — ISBN 0-306-45884-5.

Отрывок, характеризующий Диссоциативные вещества

Выпадала хороша…
Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.

Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.

Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.

Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.

Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.

В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.

Диссоциативы : Справочник психоактивных веществ

Диссоциативными называют препараты (разных химических классов- анестетиков фенциклидинового ряда, холинолитиков и проч.), способные вызвать «отделение» (диссоциацию) сознания от физического тела и/или временно нарушать целостность психики, «распыляя» сознание. Эффекты этих веществ многообразны, чаще они неприятны, однако получаемый от их применения опыт некоторые люди считают уникальным и весьма ценным.

Диссоциативы, как правило, не вызывают физиологической зависимости. Некоторые диссоциативы могут вызывать физиологическую зависимость при очень частом употреблении (замечено у кетамина и pcp). Употребление препаратов этого класса для большинства людей эпизодическое, поэтому случаи зависимости крайне редки и могут выявляться только у людей с низким уровнем самоконтроля.

Известно, что с помощью диссоциативов можно пройти через опыт смерти (пережить состояние смерти, находясь в особом состоянии сознания), хотя многие люди находят этот опыт слишком страшным и неприятным. Также под диссоциативами (кетамин — яркий тому пример) можно выходить в другие миры (внетелесные переживания) и даже общаться с неизвестными нечеловеческими существами.

К анастетикам относят кетамин, фенциклидин (PCP). К холинолитикам относят атропин, дурман, мандрагору, белену, дитран, тарен. Атропиновые диссоциативы — самые опасные из всех, потому что действие, оказываемое ими на психику сродни помешательству, потере контроля над своими функциями + они дают массу негативных физических воздействий на организм (временная (2-3 дня) потеря зрения, отравление печени (в случае больших доз), разрушение головного мозга), в отличие от кетамина, который не вызывает никаких вредных физических воздействий и не дает помешательства, только служит проводником в параллельные миры. К прочим диссоциативам относят DXM (декстрометорфан), по воздействию он наиболее близок к кетамину.

Добавить комментарий

Диссоциативное расстройство — лечение, симптомы, причины

диссоциативное расстройство фотоДиссоциативное расстройство личности – это целый комплекс психических нарушений личности, который характеризуется трансформациями или расстройствами целого ряда процессов, проистекающих в психике субъектов, таких как чувство личностной идентичности, память, сознание, осознание беспрерывности собственной идентичности. Как правило, перечисленные процессы объединены в психике субъектов, однако когда наступает диссоциация, отдельные процессы изолируются от сознания и делаются в некоторой степени независимыми. Например, может теряться личностная идентичность и появляться новая, как при состоянии диссоциативной фуги или множественной личности, или отдельные воспоминания для сознания могут стать недоступными, как при психогенной амнезии.

Причины диссоциативного расстройства

Диссоциацией называют специфический механизм, при помощи которого разум дробит на составные части или разделяет определенные воспоминания, образы, мысли сознания. Такие раздвоенные подсознательные мыслеобразы не стираются, могут повторно самопроизвольно всплывать в сознании вследствие воздействия некоторых пусковых механизмов, которые именуют триггерами. В качестве таких триггеров могут служить предметы, события, обстоятельства окружающие индивида во время возникновения травматического события.

Данное состояние вызывается сочетанием нескольких причин, таких как способность к диссоциации, тяжелый стресс, демонстрация защитных механизмов в процессах онтогенетического развития и детском периоде вследствие недостатка заботы и участливости к малышу при травматическом переживании или дефиците защиты от последующего враждебного опыта. Ведь с чувством единой идентичности дети не рождаются. Идентичность формируется, основываясь на большом количестве источников и множестве переживаний. В критических условиях детское развитие наталкивается на препятствия, и некоторые части того, чему надлежало быть интегрированным в сравнительно единую идентичность, так и остаются сегрегированными.

Многочисленные исследования демонстрируют, что практически 98% взрослых с наличием в анамнезе диссоциативного расстройства идентичности говорят о случаях насилия в детском возрастном периоде. Такие случаи насилия могут быть подтверждены документально у 85 % взрослого населения и у 95 % лиц детского и подросткового возраста с нарушением множественной личности и прочими похожими формами диссоциативного расстройства. Такие данные исследований демонстрируют то, что в детском возрасте насилие является одной из главнейших причин диссоциативного расстройства. Однако у некоторых пациентов не наблюдалось в анамнезе случаев насилия, зато все они переживали раннюю потерю родного человека, серьезную болезнь или иные серьезные стрессовые события.

Процесс человеческого развития от личности требует способности успешно интегрировать разные формы комплексной информации. В ходе онтогенетического формирования индивид проходит целый ряд этапов развития, в каждом из таких этапов могут быть сотворены различные личности. Умение продуцировать множественные личности встречается или обнаруживается не у каждого малыша, претерпевшего в детстве насилие, тяжелую потерю или травму. Больные с диссоциативным нарушением обладают умением свободно входить в состояния транса. Такое умение в совокупности со способностью к диссоциации, выступает как фактор для развития нарушения. Наряду с этим большинство детей, которые имеют эти способности, также обладают адаптивными механизмами, которые соответствуют норме, но не находятся в обстоятельствах, провоцирующих диссоциацию.

Диссоциация – это серьезный и довольно продолжительный процесс с огромным спектром действия. Если у индивида наблюдается диссоциативное нарушение, это еще не означает, что у него симптом психического заболевания. Не ярко выраженная степень диссоциативного нарушения может наступать вследствие стрессовых факторов, у субъектов, которые продолжительное время проводят без сна, при перенесении незначительной аварии. Еще одним простым примером диссоциативного нарушения у индивидов служит периодическая всецелая увлеченность фильмом или книгой, которая ведет к тому, что окружающий мир просто перестает существовать, а время проходит незаметно.

Итак, диссоциативное расстройство личности часто плотно связано с воздействием стрессовых факторов, которые ведут к стрессовым состояниям у индивидов. А стрессовые состояния могут наступить после перенесения различных травм, вследствие жестокого обращения, внутренних личностных конфликтов, дефицита внимания и безмерного сочувствия в детском возрастном периоде, умения делить собственную память и идентичность от осознания.

Так как индивиды не рождаются с чувством личностного единства, то дети, испытывающие стресс, остаются разделенными. У пациентов с расстройством идентичности часто в детском периоде случалось жестокое или постоянное насилие, которое может быть как физического воздействия, так и полового характера. Поэтому у малышей, проживающих в неблагоприятных жизненных условиях, наблюдаются разобщение разнообразных чувств и эмоций. Такие дети развивают умения защищаться от тяжелых жизненных условий посредством ухода в собственный особый мир. Каждый этап формирования может образовывать новые личности.

Симптомы диссоциативного расстройства

Существует ряд симптомов, характерный для данного нарушения:

— изменяющаяся клиническая картина;

— временные искажения;

— интенсивные боли в области головы или другие телесные ощущения болезненного характера;

— меняющаяся степень активности индивида от интенсивной до полной бездеятельности;

— амнезия;

— провалы в памяти;

— дереализация;

— деперсонализация.

Деперсонализация заключается в ощущении нереальности, отстраненности от собственных телесных проявлений и психических процессов, чувстве отдаленности от самого себя. Пациенты с деперсонализацией наблюдают за собственным поведением со стороны, как будто смотрят фильм. Они ощущают себя посторонними наблюдателями за своей собственной жизнью. Также у пациентов могут наблюдаться транзиторные ощущения не принадлежности тела ему самому.

Дереализация выражается в восприятии знакомых индивидов и интерьера как незнакомых, нереальных или странных. Пациенты находят различные вещи, образцы почерка, предметы, которые они не могут опознать. Также нередко такие пациенты называют себя в третьем лице или во множественном числе.

У пациентов с диссоциацией наблюдаются переключения личностей, и барьеры между ними вследствие амнезии зачастую приводят к жизненному беспорядку. Личности могут взаимодействовать друг с другом, поэтому пациент нередко слышит внутренний разговор, ведущийся иными личностями, которые обсуждают самого пациента или адресуются к нему. Вследствие этого бывают случаи, когда пациенту ошибочно выставляется диагноз психоза из-за восприятия врачом внутреннего диалога пациента в качестве галлюцинаций. Хотя голоса, слышимые пациентом при диссоциации и напоминают галлюциноз, но существуют качественные отличия, которые отграничивают галлюцинации типичные для шизофрении или другие расстройства психики. Люди с диссоциацией считают голоса чем-то ненормальным или нереальным, в отличие от лиц, страдающих шизофренией, которые уверены, что слышат естественные голоса, которые не являются слуховыми галлюцинациями. Индивиды с диссоциацией могут иметь сложные беседы и слышать несколько бесед одновременно. При шизофрении такое наблюдается довольно редко. Также люди с диссоциацией могут иметь кратковременные моменты, при которых они видят беседы собственных идентичностей.

Часто у лиц с диссоциативным нарушением идентичности проявляются симптомы, аналогичные симптомам, наблюдающимся при тревожных расстройствах, шизофрении, посттравматическом стрессовом нарушении, расстройствах настроения, нарушениях пищевого поведения, эпилепсии. Достаточно часто могут встречаться в анамнезе больных и суицидальные попытки или планы, случаи самоповреждения. Многие из таких больных нередко злоупотребляют психоактивными препаратами.

В истории болезни пациентов с диссоциацией обычно наблюдается три и более нарушения психической деятельности с предшествующей устойчивостью к лечению.

Диагностика данного заболевания требует проведения специфического опроса в отношении диссоциативных феноменов. Нередко применяется длительное интервью (иногда и с использованием медикаментозных средств), гипноз. Пациенту рекомендуется между визитами к терапевту вести дневник. Психотерапевт может также совершить попытку непосредственного контакта с иными личностями пациента, предложив вещать части сознания, ответственной за действия, во время свершения которых у индивида развилась амнезия или имелась деперсонализация и дереализация.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное психическое расстройство личности еще называется множественной личностью. Иногда данное нарушение также именуют расщеплением личности. Психический феномен, который приводит к наличию у индивида как минимум двух разных личностей, или «эго» являет собой состояние множественной личности или органическое диссоциативное расстройство. При таком состоянии каждое альтер эго обладает персональными паттернами восприятия и индивидуальной системой взаимодействия со средой.

Для определения у субъекта диссоциативного расстройства идентичности необходимо наличие у него как минимум двух личностей, которые по очереди регулярно контролировали бы поступки, действия индивида, а также проблем с памятью, выходящих за границы нормальной забывчивости. Состояние, связанное с потерей памяти принято описывать как «переключение». Такие симптомы должны наблюдаться у индивида автономно, т.е. они не зависят от злоупотребления субъектом какими-либо веществами, препаратами (алкоголем, наркотическими средствами и т.п.) или медицинских показателей.

Хотя сегодня диссоциация считается доказуемым психиатрическим состоянием, имеющим связь с рядом разнообразных расстройств, относящихся к травматической ситуации в раннем детском возрасте и тревоге, состояние множественной личности как существующее в действительности психологическое и психиатрическое явление некоторое время выставлялось под сомнение.

В соответствии с классификацией заболеваний, диссоциативное расстройство рассматривается в качестве амнезии психогенного характера (другими словами амнезии, имеющей только психологические корни, а не медицинский характер). Вследствие такой амнезии индивид получает возможность вытеснения воспоминаний травматических ситуаций или какого-нибудь периода жизни. Такой феномен именуется расщеплением «я», или согласно иной терминологии, самости. Обладая множественными личностями, субъект может переживать свои альтернативные личности, характеризующиеся индивидуально различимыми чертами. Так, например, альтернативные личности бывают разной половой или возрастной принадлежности, могут иметь разное состояние здоровья, интеллектуальные способности, почерк др. Для терапии данного расстройства, главным образом, применяют долгосрочные методы терапии.

Как показывают различные исследования, индивидуумы с диссоциативными расстройствами довольно часто скрывают свою симптоматику. Обычно альтернативные личности возникают еще в раннем детском возрасте. Также у многих субъектов может наблюдаться коморбидность, другими словами у них наряду с диссоциатывным расстройством выражены еще и другие нарушения, например, тревожное расстройство.

Диссоциативные конверсионные расстройства

Данные нарушения ранее назывались конверсионной истерией. Расстройства, выражающиеся в выборочной или абсолютной потере осознанного контроля над движениями тела, с одной стороны, и контроля над ощущениями и памятью, с другой называются диссоциативными конверсионными расстройствами. Как правило, существует значительная степень осмысленного контроля над ощущениями и памятью, которые выбираются для прямого внимания, и над действиями, которые необходимо выполнить. Считается, что при нарушениях, связанных с диссоциацией, такой осмысленный и выборочный контроль довольно сильно нарушен. Поэтому он может изменяться каждый день и даже час. Уровень потери функции, которая находится под осознанным контролем, в большинстве случаев, трудно оценить. К диссоциативным расстройствам относят: диссоциативные двигательные расстройства, диссоциативную амнезию, ступор, анестезию, состояние фуги, одержимость и транс, диссоциативные конвульсии.

Понятие «конверсия» широко применяется для отдельных вариаций расстройств и имеет в виду неприятный аффект, который порождается проблемами и конфликтными ситуациями, которые индивидуум не в состоянии разрешить, и трансформируется в симптомы. Субъекты с диссоциативными нарушениями, как правило, отрицают проблемы и тяжести, которые для других являются очевидными. Любые проблемы и тягости, которые ими распознаются, они приписывают диссоциативным симптомам.

Для таких нарушений свойственна непосредственная связь по времени возникновения с травматическими событиями, непереносимыми событиями и неразрешимыми проблемными ситуациями или разрушенными взаимоотношениями. Вследствие чего наблюдается такая закономерность – во время войн, природных катастроф, пандемий и других конфликтов количество расстройств увеличивается.

Диссоциативные конверсионные нарушения более характерны для женской части населения в сравнении с мужской и для детей, находящих в пубертатном периоде.

На происхождении этих расстройств наложили отпечатки биологические факторы, психологические причины и социальные аспекты. К биологическим причинам относят воздействие наследственных факторов и конституциональные особенности индивидов. Также влияют перенесенные ранее заболевания. Более часто расстройства наблюдаются в кризисные периоды, климактерические периоды. Демонстративные черты перед началом заболевания, перенесенные ранее лишения, пережитые в детстве различные психические травмы, интимная дисгармония в браке, повышенная внушаемость относятся к психологическим причинам. К тому же, психология диссоциативных нарушений охватывает механизм относительной приятности и условной желательности симптоматики – индивидуум получает благодаря собственной болезни какой-нибудь выигрыш. Например, таким образом, симптоматика способствует удержанию объекта любви рядом с собой. К социальным аспектам относится диссоциированное воспитание, которое охватывает двойственные требования папы и мамы по отношению к ребенку, стремление индивидуума к рентной установке.

Диссоциативные расстройства личности, прежде всего, проявляются со стороны соматической и психической симптоматики, обусловленной неосознанными психологическими механизмами. Соматическая симптоматика при диссоциации часто схожа с проявлениями неврологических недугов. Симптомы со стороны психики легко принять за симптомы другого психического нарушения, например, диссоциативный ступор можно наблюдать при депрессивных состояниях и шизофрении.

Диссоциативные расстройства личности не обусловливаются соматическими заболеваниями, неврологическими недугами, влиянием психотропных веществ, не являются симптомом других нарушений психики. Главным условием правильного диагностирования диссоциативных расстройств является исключение соматического недуга и иного расстройства психики. Так, например, органическое диссоциативное расстройство следует дифференцировать с диссоциальными конверсионными нарушениями.

Лечение диссоциативных расстройств

Часто при острых диссоциативных расстройствах, для излечения оказывается достаточно всего лишь убеждения, внушения и успокаивания в соединении с незамедлительно предпринятыми попытками разрешить стрессовые обстоятельства, спровоцировавшие такую реакцию. Для заболеваний, длительность течения которых больше пары недель, требуется более серьезная и комплексно направленная терапия. Обычным в лечебной практике считается работа терапевта, целенаправленная на ликвидацию причин, провоцирующих усугубление симптоматики, и стимуляция нормальных поведенческих реакций. Пациенту необходимо объяснить, что расстройства функционирования, наблюдаемые у него (например, расстройство памяти) спровоцированы не соматической болезнью, а психологическими причинами.

Лечение затяжных диссоциативных нарушений заключается в комплексном использовании психотерапевтических методик и медикаментозном лечение. Для проведения методов психотерапии часто требуется врач, специализирующийся собственно на оказании помощи субъектам с диссоциативными нарушениями.

Некоторые терапевты назначают антидепрессанты или транквилизаторы для ликвидации симптомов чрезмерной активности, тревожности, депрессии, которые часто сопутствуют диссоциативным расстройствам. Но эти медикаментозные препараты следует предписывать с особой осторожностью вследствие того, что субъекты с такими нарушениями более подвержены привыканию и становятся зависимыми от лекарственных препаратов. Часто рекомендуется гипноз или наркогипноз в качестве одного из приемов терапии диссоциативных расстройств. Ведь гипноз имеет связь с диссоциативными процессами. Гипноз способствует избавлению от угнетающих мыслей или воспоминаний. Также он помогает в процессе так называемого закрытия альтернативных личностей. Диссоциативные двигательные расстройства предполагают использование психоанализа, поведенческой психотерапии, реже гипноз.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Диссоциативы Википедия

Диссоциативные вещества («диссоциативы») — психоактивные вещества, нарушающие восприятие внешнего мира и приводящие к нарушению нормальной работы сознания. Характерным примером являются фенциклидин (PCP, «ангельская пыль») и кетамин, которые изначально разрабатывались как анестетики общего применения в хирургии. Диссоциативы искажают характер восприятия звуковых и зрительных образов и вызывают ощущение отчужденности-диссоциативности — от всего окружающего и от самих себя. Эти влияющие на мышление эффекты не являются в прямом смысле галлюцинациями. Фенциклидин и кетамин известны под более точно определяющим их действие названием «диссоциативных анестетиков». Декстрометорфан — препарат, широко используемый для лечения кашля — при приеме в больших дозах способен вызвать эффекты, сходные с действием фенциклидина и кетамина за счёт стимуляции σ-рецепторов.

Диссоциативные вещества действуют посредством видоизменения распределения нейротрансмиттера глутамата в мозге. Глутамат обеспечивает восприятие боли, реакцию на окружающую действительность и память.

Выделяют следующие группы диссоциативных веществ:

Эффекты

Инъекция кетамина

Эффекты от употребления диссоциативов могут включать сенсорную диссоциацию, галлюцинации, манию, каталепсию, обезболивание, потерю чувствительности и амнезию.[1][2][3] Характерные черты диссоциативной анестезии были описаны как каталепсия, амнезия и аналгезия. Согласно Пендеру (1972), «состояние определяется в качестве диссоциативной анестезии, как только пациент действительно диссоциируется от окружающей его среды».[4] Бонта (2004) описал диссоциативную анестезию как «[…] особое анестетическое состояние, в котором отмечается потеря чувствительности и аналгезией, а амнезия не сопровождается потерей сознания.»[5] Пендер (1970) и Джонстон в соавторстве (1959) сообщили, что пациенты, находящиеся под кетаминовой или фенциклидиновой анестезией, были склонны к бесцельным движениям и видели галлюцинации (или «сны»[6]) во время и после наркоза. Некоторые пациенты находили галлюцинации эйфорическими, некоторые беспокоящими.

В преданестетических дозировках диссоциативы могут вызывать такие же когнитивные и перцептивные изменения, как и другие галлюциногенные вещества, вроде ЛСД, мескалина и псилоцибина. Следовательно, они также считаются галлюциногенами и психоделиками.[7][8][9][10] Возможно, самое значимое субъективное отличие между диссоциативами и классическими галлюциногенами (такими как ЛСД и мескалин) — диссоциативные эффекты, включая: деперсонализацию, чувство нереальности происходящего, отчуждения от самого себя, или невозможность контролировать свои действия, дереализация, ощущение, что всё вокруг нереально или является сном.[11]

Группы веществ

NMDA-антагонисты

Агонисты k-опиоидных рецепторов

  • 2-этоксиметил сальвинорин B
  • 2-метоксиметил сальвинорин B
  • Алазоцин
  • Бремазоцин
  • Буторфанол
  • Циклазоцин
  • Ципренорфин
  • Дезоцин
  • Энадолин
  • Геркинорин
  • HZ-2
  • Ибогаин
  • Кетазоцин
  • Метазоцин
  • Налбуфин
  • Налфурафин
  • Налорфин
  • Норибогаин
  • Феназоцин
  • Пентазоцин
  • Сальвинорин A (обнаружен в Salvia divinorum)
  • Спирадолин
  • Тифлуадом
  • U-50488

Примечания

  1. Pender, John W. Dissociative Anesthesia (англ.) // California Medicine (англ.)русск. : journal. — 1970. — Vol. 113, no. 5. — P. 73. — PMID 18730444.
  2. Johnstone, M.; Evans, V.; Baigel, S. SERNYL (C1−395) IN CLINICAL ANAESTHESIA (англ.) // BJA: British Journal of Anaesthesia (англ.)русск. : journal. — 1959. — Vol. 31. — P. 433—439. — doi:10.1093/bja/31.10.433.
  3. Oduntan, S. A.; Gool, R. Y. Clinical trial of ketamine (ci-581): A preliminary report (англ.) // Canadian Anaesthetists’ Society Journal : journal. — 1970. — Vol. 17. — P. 411—416. — doi:10.1007/BF03004705.
  4. Pender, John W. Dissociative Anesthesia (англ.) // California Medicine (англ.)русск. : journal. — 1972. — October (vol. 117, no. 4). — P. 46—7. — PMID 18730832.
  5. Bonta, I. Schizophrenia, dissociative anaesthesia and near-death experience; three events meeting at the NMDA receptor (англ.) // Medical Hypotheses (англ.)русск. : journal. — 2004. — Vol. 62, no. 1. — P. 23—8. — doi:10.1016/S0306-9877(03)00307-4. — PMID 14729000.
  6. Virtue, RW; Alanis, JM; Mori, M; Lafargue, RT; Vogel, JH; Metcalf, D. R. An anesthetic agent: 2-orthochlorophenyl, 2-methylamino cyclohexanone HCl (CI-581) (англ.) // Anesthesiology (англ.)русск. : journal. — Lippincott Williams & Wilkins (англ.)русск., 1967. — Vol. 28, no. 5. — P. 823—833. — PMID 6035012.
  7. Mason, Oliver J.; Morgan, Celia J.M.; Stefanovic, Ana; Curran, H Valerie. The Psychotomimetic States Inventory (PSI): Measuring psychotic-type experiences from ketamine and cannabis (англ.) // Schizophrenia Research (англ.)русск. : journal. — Elsevier, 2008. — Vol. 103, no. 1—3. — P. 138—142. — doi:10.1016/j.schres.2008.02.020. — PMID 18387788.
  8. Lim, D. K. Ketamine associated psychedelic effects and dependence (англ.) // Singapore medical journal : journal. — 2003. — Vol. 44, no. 1. — P. 31—4. — PMID 12762561.
  9. Gouzoulis-Mayfrank, E.; Heekeren, K.; Neukirch, A.; Stoll, M.; Stock, C.; Obradovic, M.; Kovar, K.-A. Psychological Effects of (S)-Ketamine and N,N-Dimethyltryptamine (DMT): A Double-Blind, Cross-Over Study in Healthy Volunteers (англ.) // Pharmacopsychiatry : journal. — 2005. — Vol. 38, no. 6. — P. 301—311. — doi:10.1055/s-2005-916185. — PMID 16342002.
  10. Krupitsky, EM; Grinenko, A. Y. Ketamine psychedelic therapy (KPT): a review of the results of ten years of research (англ.) // Journal of Psychoactive Drugs : journal. — 1997. — Vol. 29, no. 2. — P. 165—183. — doi:10.1080/02791072.1997.10400185. — PMID 9250944. Архивировано 19 августа 2010 года. Архивная копия от 19 августа 2010 на Wayback Machine
  11. Vollenweider, F; Geyer, M. A. A systems model of altered consciousness: integrating natural and drug-induced psychoses (англ.) // Brain Research Bulletin (англ.)русск. : journal. — 2001. — Vol. 56, no. 5. — P. 495—507. — doi:10.1016/S0361-9230(01)00646-3. — PMID 11750795.
  12. Giannini, A. James; Underwood, Ned A.; Condon, Maggie. Acute Ketamine Intoxication Treated by Haloperidol (англ.) // American Journal of Therapeutics (англ.)русск. : journal. — 2000. — Vol. 7, no. 6. — P. 389—391. — doi:10.1097/00045391-200007060-00008. — PMID 11304647.
  13. Giannini, A. James; Giannini, Matthew C.; Price, William A. Antidotal Strategies in Phencyclidine Intoxication (неопр.) // The International Journal of Psychiatry in Medicine. — 1984. — Т. 14, № 4. — С. 315—321. — doi:10.2190/KKAW-PWGF-W7RQ-23GN.
  14. Giannini, A. James; Price, William A.; Loiselle, Robert H.; Malone, Donald W. Treatment of Phenylcyclohexylpyrrolidine (Php) Psychosis with Haloperidol (англ.) // Clinical Toxicology (англ.)русск. : journal. — 1985. — Vol. 23, no. 2—3. — P. 185—189. — doi:10.3109/15563658508990627. — PMID 4057312.
  15. Tarter, RE; Ammerman, RT; Ott, P. J. Handbook of Sustance Abuse: Neurobaehavioral Pharmacology (англ.). — NY: Plenum Press, 1998. — P. 265. — ISBN 0-306-45884-5.

Что такое диссоциативное расстройство личности?

Я пишу о диссоциативном расстройстве идентичности отчасти потому, что меня беспокоит огромное количество ложной и вводящей в заблуждение информации о DID. Меня беспокоит, что подавляющее количество онлайн-ресурсов изобилует заблуждениями, настолько глубокими, что конечным результатом является определение расстройства, которое еще больше окутывает его тайной и противоречием. Не говоря уже о том факте, что, кажется, никто не может объяснить это, не полагаясь на неправильное название — множественное расстройство личности.Мне потребовалось много времени, чтобы пробираться сквозь весь жаргон и прийти к определению диссоциативного расстройства идентичности, которое точно объясняет мой опыт в этом отношении.

[/ caption]

Неточные определения причины диссоциативного расстройства идентичности

Я никогда не слышал и не читал ничего от кого-то, кто отрицает существование DID и также имеет четкое представление о том, что это такое. Безусловно, когда я копаю немного глубже, я обнаруживаю, что их определение диссоциативного расстройства идентичности прочно укоренено в мифах, рожденных и выращиваемых в самом сообществе психиатров, в первую очередь в 1980-х годах, когда множественное расстройство личности было в моде, и все, очевидно, были в моде.Развлекательные СМИ взяли мяч в свои руки и бросились за ним, создавая сказку за драматической. Затем, в 1992 году, был создан Фонд синдрома ложной памяти, который, по сути, сказал: «Уже достаточно». Начались судебные процессы, и все стало действительно ужасно.

Наследие всей этой драмы продолжает существовать сегодня в полемике вокруг наиболее широко принятого определения диссоциативного расстройства идентичности — несколько людей, живущих в одном теле, живущих разными жизнями. Но это бессмысленный аргумент, потому что, как я понимаю, такого беспорядка не существует.Это также не то, что ДИД.

Мое определение диссоциативного расстройства идентичности

Проще говоря:

Диссоциативное расстройство идентичности — это психическое состояние, характеризующееся настолько серьезной фрагментацией идентичности, что люди с ним ощущают себя не одним человеком, а множеством.

Заметьте, я не сказал, что мы — это много людей, но что мы ощущаем себя как много людей. Это важное различие. Я считаю, что очень важно осознавать разницу между тем, что такое DID, и тем, как мы это переживаем.Не только потому, что неспособность различить различия влияет на то, как мы объясняем DID, и, следовательно, помогает формировать общественное понимание; но также и потому, что их смешение приводит к чрезмерному вниманию к деталям, которые в конечном итоге вообще не влияют на достоверность диагноза. Если у вас есть DID, ваш диагноз не определялся:

  • сколько у вас состояний личности
  • как выглядит ваш внутренний мир
  • есть ли у ваших альтеров имена или нет
  • как устроена ваша система
  • или даже природа вашей травмы История

Эти темы важны, поскольку они говорят о нашем уникальном опыте жизни с диссоциативным расстройством идентичности.Но они не говорят о том, что такое диссоциативное расстройство идентичности. Вера в то, что они это делают, приводит к разного рода путанице. Если, например, я полагал, что правдивость моего диагноза зависит от тяжести перенесенной мной травмы — относительно субъективное понятие, — я бы поставил под сомнение и никогда не переставал бы ставить под сомнение.

Следуйте за мной в Twitter!

.

Что такое другое уточненное диссоциативное расстройство?

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — лишь один из нескольких диагнозов, перечисленных в разделе диссоциативных расстройств Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ( DSM-5 ). Многие люди живут с диссоциативными симптомами, но не соответствуют всем критериям, необходимым для диагностики ДРИ. В этом случае другой диагноз — другое указанное диссоциативное расстройство (OSDD) — может быть более подходящим.У всех этих диагнозов есть диссоциация, так что же отличает их?

Определение другого уточненного диссоциативного расстройства «DSM-5»

Согласно DSM-5 , диагноз OSDD ставится, когда человек испытывает симптомы диссоциативного расстройства, такого как диссоциативное расстройство личности (DID) или расстройство деперсонализации / дереализации, но не соответствует всем требуемым критериям. для диагностики конкретного диссоциативного расстройства. Например, человек может соответствовать только четырем из пяти диагностических критериев ДРИ.Поскольку для диагностики DID должны быть выполнены все пять критериев, диагноз будет OSDD.

Другое уточненное диссоциативное расстройство может проявляться по-разному. В некоторых случаях диссоциативные симптомы вызваны реакцией на стресс и длятся непродолжительное время. В других случаях «промывание мозгов» или принуждение могут вызвать нарушения идентичности, аналогичные тем, которые имеют место при ДРИ, но без других симптомов. В таких случаях уместна диагностика OSDD.

Что случилось с диссоциативным расстройством, не указанным иначе?

Другие уточненные расстройства и неуточненные расстройства — это новые классификации, которые заменили прежнее обозначение, не указанное иначе (БДУ), которое использовалось для многих психических расстройств, включая диссоциативные расстройства.Изменение было внесено, чтобы дать врачам больше гибкости, и не влияет на пациентов с этим расстройством. Если вам поставили диагноз до переключения в DSM-5 , ваш диагноз — диссоциативное расстройство БДУ. Если вы недавно прошли повторную оценку или вам поставили новый диагноз, ваш диагноз будет OSDD.

Симптомы остались прежними. Лечение осталось прежним. Единственное отличие — это название.

Дифференциация диссоциативного расстройства идентичности и другого указанного диссоциативного расстройства

Некоторые люди с OSDD имеют два или более различных состояния личности или изменяются, но не испытывают никаких пробелов в памяти или амнезии, что является необходимым симптомом для диагностики DID.Другие люди с OSDD не имеют полностью развитых состояний личности. У них нет отдельных личностей, хотя они часто чувствуют, что могут иметь разные части себя или разные способы существования. Диссоциативные симптомы, деперсонализация и дереализация также часто встречаются при этих формах OSDD.

Важно отметить, что кто-то с OSDD может действительно иметь DID. Возможно, что человек пережил амнезию, но не осознает этого, потому что альтеры скрывают травматические воспоминания.Также возможно, что у человека есть АЛЬТЕРЫ, но он не осознает свою систему намного позже. Диагностика OSDD не всегда окончательна, и диагноз может измениться на DID, если соблюдены все критерии.

Другое уточненное диссоциативное расстройство и диссоциативное расстройство идентичности: разные диагнозы, одинаковый опыт

Если вам был поставлен диагноз OSDD (или предыдущий диагноз диссоциативного расстройства БДУ), знайте, что ваш опыт верен. То, что у вас нет диагноза DID, не означает, что вы страдаете меньше.Все мы разделяем опыт диссоциации. Многие из нас, люди с DID и люди с OSDD, испытали травмы и насилие. Каждый из нас борется с некоторыми аспектами повседневной жизни. Диагностическая этикетка — это всего лишь формальность.

Найдите Кристалли в Google+, Facebook, , Twitter, ее веб-сайте и блоге.

.

Что такое диссоциативное расстройство личности?

Существует некоторое обсуждение конкретного определения диссоциативного расстройства идентичности, но, согласно Medscape, диссоциативное расстройство идентичности является серьезным психическим заболеванием и все чаще понимается как «сложная и хроническая посттравматическая психопатология, тесно связанная с тяжелым, особенно ранним, жестоким обращением с детьми. . » Диссоциативное расстройство идентичности, широко известное как DID, характеризуется наличием двух или более личностей внутри человека.Как правило, один доминирует и присутствует большую часть времени, но всегда присутствует одна личность.

Диссоциативное расстройство идентичности, ранее известное как расстройство множественной личности, является одним из нескольких известных диссоциативных расстройств. Обычно это:

  • сбои в памяти, осознании, идентичности и / или восприятии
  • слуховые галлюцинации
  • тяжелая депрессия и суицидальность
  • фобическая тревога
  • соматизация (медицинский симптом без установленной причины)
  • токсикомания
  • пограничные черты личности

Вы можете увидеть критерии DSM-5 диссоциативного расстройства идентичности (DID) здесь.

Определение диссоциации со ссылкой на DID

Тяжелая диссоциация является центральным элементом диссоциативного расстройства личности. Согласно Медицинскому словарю Мосби , диссоциация определяется как «бессознательный защитный механизм, с помощью которого идея, мысль, эмоция или другой психический процесс отделяется от сознания и тем самым теряет эмоциональное значение». Большинство людей испытывают очень легкие формы диссоциации. Например, когда вы едете на работу по тому же маршруту, что и много раз, и когда вы приезжаете, вы понимаете, что у вас нет памяти о поездке.Это форма диссоциации. Однако люди с ДРИ испытывают очень тяжелые формы диссоциации, которые фактически разделяют их сознание на разные личности.

Тяжелое насилие в детстве и диссоциативное расстройство личности

Диссоциативное расстройство идентичности обычно не диагностируется до взрослого возраста, но считается, что оно развивается в детстве, когда имеет место серьезное, повторяющееся, продолжительное насилие или пренебрежение в детстве. Диссоциация возникает как защитный механизм, защищающий сознание человека от действий, происходящих в данный момент.В очень тяжелых случаях эта диссоциация на самом деле создает более одной личности в одном человеке — ДИД.

Не у всех детей, подвергшихся насилию, развивается диссоциативное расстройство, но исследования показывают, что дети, подвергшиеся насилию, проявляют большую диссоциацию, чем дети, не подвергшиеся насилию.

Насколько распространено диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

Точно неизвестно, насколько распространено диссоциативное расстройство личности; это считается редким, хотя и более распространенным, чем считалось ранее.Некоторые эксперты называют цифру 1% населения. Это может быть связано с увеличением количества случаев жестокого обращения с детьми. В 1995 году было подсчитано, что жестокому обращению подвергался каждый 25-й ребенок, хотя по более поздним оценкам количество случаев физического / сексуального насилия составляет почти 50%. От жестокого обращения в детстве страдают больше женщин, чем мужчин, в соотношении 10: 1, поэтому вполне вероятно, что в целом женщины страдают от ДРИ больше, чем мужчины. Однако мужчины могут больше страдать от диссоциации, которая перерастает в дисфункцию, чем женщины.( Споры о диссоциативном расстройстве идентичности: ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ли реально? )

Прогноз для тех, кто соответствует определению DID

Хотя ДРИ является тяжелым психическим заболеванием, лечение диссоциативного расстройства идентичности доступно и полезно. Первым приоритетом является обеспечение прекращения всех форм злоупотреблений. Как только это будет сделано, терапия сосредоточится на вопросах доверия, здоровом поведении, позволяющем справиться с ситуацией, регистрации эмоций и разработке плана действий в кризисной ситуации. В дополнение к DID-терапии, лекарства могут использоваться для лечения некоторых симптомов, таких как тяжелая депрессия.

Дополнительная информация DID


Ссылки на статьи


.

Диссоциативные расстройства — NHS

Диссоциативные расстройства — это ряд состояний, которые могут вызывать физические и психологические проблемы.

Некоторые диссоциативные расстройства очень недолговечны, возможно, после травмирующего жизненного события, и проходят самостоятельно в течение недель или месяцев. Другие могут длиться намного дольше.

Симптомы диссоциативного расстройства

Симптомы диссоциативного расстройства могут быть разными, но могут включать:

  • чувство оторванности от себя и окружающего мира
  • забвение определенных периодов времени, событий и личной информации
  • чувство неуверенности в том, кто вы есть
  • наличие нескольких разных идентичностей
  • практически не чувствует физической боли

Диссоциация — это способ, которым ум справляется со слишком большим стрессом.

Периоды диссоциации могут длиться относительно короткое время (часы или дни) или намного дольше (недели или месяцы).

Иногда это может длиться годами, но обычно, если у человека есть другие диссоциативные расстройства.

Многие люди с диссоциативным расстройством пережили травматическое событие в детстве.

Они могут диссоциировать и избегать общения с этим как способа справиться с этим.

Типы диссоциативного расстройства

Существует несколько различных типов диссоциативного расстройства.

3 основных типа:

  • расстройство деперсонализации-дереализации
  • диссоциативная амнезия
  • диссоциативное расстройство идентичности

расстройство деперсонализации-дереализации

Деперсонализация — это когда вы чувствуете себя вне себя и наблюдаете за своими действиями, чувствами или мысли на расстоянии.

Дереализация — это когда вы чувствуете, что мир вокруг нереален. Люди и вещи вокруг вас могут казаться «безжизненными» или «туманными».

Вы можете пройти деперсонализацию или дереализацию, или и то, и другое вместе. Это может длиться всего несколько мгновений или приходить и уходить в течение многих лет.

Диссоциативная амнезия

У человека с диссоциативной амнезией бывают периоды, когда он не может вспомнить информацию о себе или событиях в своей прошлой жизни.

Они также могут забыть выученный талант или умение.

Эти пробелы в памяти намного серьезнее, чем обычная забывчивость, и не являются результатом другого заболевания.

Некоторые люди с диссоциативной амнезией оказываются в странном месте, не зная, как они туда попали.

Возможно, они прибыли туда специально или заблудились.

Эти пустые эпизоды могут длиться минуты, часы или дни. В редких случаях они могут длиться месяцы или годы.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (ДИД) раньше называлось расстройством множественной личности.

Кто-то с диагнозом ДРИ может не знать своей личности и своей личности.

Они могут чувствовать присутствие других личностей, каждая со своими именами, голосами, личной историей и манерами.

Основными симптомами DID являются:

  • пробелы в памяти о повседневных событиях и личной информации
  • , имеющие несколько различных идентификаторов

Сопутствующие состояния

У человека с диссоциативным расстройством могут быть и другие психические расстройства, например:

У него также могут быть проблемы со сном (бессонница).

Причины диссоциативного расстройства

Причины диссоциативных расстройств изучены недостаточно.

Они могут быть связаны с предыдущим травматическим опытом или тенденцией к развитию физических, а не психологических симптомов при стрессе или стрессе.

Человек с диссоциативным расстройством мог в детстве подвергаться физическому, сексуальному или эмоциональному насилию.

Некоторые люди расходятся после войны, похищения или даже инвазивной медицинской процедуры.

Отключение от реальности — это нормальный защитный механизм, который помогает человеку справиться с травмой.

Это форма отрицания, как будто «со мной этого не происходит».

Это становится проблемой, когда окружающая среда больше не травмирует, но человек по-прежнему действует и живет так, как будто он есть, и не справился с событием и не обработал его.

Диагностика диссоциативных расстройств

Врач общей практики может осмотреть вас и провести несколько тестов, чтобы проверить, не может ли другое заболевание быть причиной ваших симптомов.

Они также могут направить вас к специалисту по психическому здоровью для полной оценки.

Оценка

Специалист, который проводит вашу оценку, должен хорошо разбираться в диссоциативных расстройствах.

Оценка может включать:

  • медицинский осмотр, чтобы исключить такие вещи, как травма головы или злоупотребление наркотиками или алкоголем
  • вопросы о ваших мыслях, чувствах, поведении и симптомах

Важно честно рассказать о своих симптомах и не чувствовать стыда или неловкости, чтобы получить необходимую помощь и поддержку.

Лечения диссоциативных расстройств

Многие люди с диссоциативным расстройством полностью выздоравливают при лечении и поддержке.

Говорящая терапия

Говорящая терапия часто рекомендуются при диссоциативных расстройствах.

Цель терапевтических бесед, таких как консультирование, — помочь вам справиться с первопричиной ваших симптомов, а также изучить и применить на практике методы управления периодами ощущения отсутствия связи.

Лекарства

Не существует специального лекарства для лечения диссоциации, но лекарства, такие как антидепрессанты, могут быть назначены для лечения связанных состояний, таких как депрессия, тревога и панические атаки.

Если вы склонны к суициду

Если у вас есть мысли покончить с собой, важно попросить кого-нибудь о помощи.

Возможно, вам трудно это увидеть в настоящее время, но вы не одиноки и вам не помочь.

Есть люди, с которыми вы можете поговорить и которые хотят помочь:

  • поговорите с другом, членом семьи или кем-то, кому вы доверяете, так как они могут помочь вам успокоиться и найти немного передышки
  • позвоните самаритянам бесплатно Круглосуточная служба поддержки по номеру 116 123
  • . Пойдите в ближайший офис A&E и расскажите персоналу, как вы себя чувствуете.
  • Свяжитесь с NHS 111
  • . Запишитесь на срочную встречу для вызова GP

. склонны к суициду

Что делать, если вы беспокоитесь о ком-то

Если вы беспокоитесь, что кто-то из ваших знакомых может подумывать о самоубийстве, постарайтесь побудить его рассказать о своих чувствах.

Слушать — лучший способ помочь. Старайтесь избегать предложений решений и старайтесь не судить.

Если у них ранее было диагностировано психическое заболевание, такое как депрессия, вы можете поговорить с членом их группы по уходу за помощью и советом.

Дополнительная помощь и поддержка

Если у вас диссоциативное расстройство, получение помощи и поддержки является важной частью процесса выздоровления.

Разговор со своим партнером, семьей и друзьями о том, как ваш прошлый опыт повлиял на вас, может помочь вам смириться с тем, что произошло, а также помочь им понять, что вы чувствуете.

Благотворительная организация по охране психического здоровья Mind предлагает дополнительную информацию о диссоциативных расстройствах и список организаций поддержки.

Также может помочь информация о других людях с похожим опытом.

Вы можете прочитать личные отчеты людей, живущих с различными психическими заболеваниями, на сайте healthtalk.org.

Последняя проверка страницы: 10 августа 2020 г.
Срок следующего рассмотрения: 10 августа 2023 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.