Анастасия цветаева биография личная жизнь сестра марины цветаевой: Цветаева Анастасия Ивановна — Русская Писательница

Содержание

Зовут ее Ася… Ася Цветаева

Зовут ее Ася… Ася Цветаева

Взгляните внимательно и если возможно – нежнее,
И если возможно – подольше с нее не сводите очей.
Она перед вами – дитя с ожерельем на шее
И локонами до плечей.

В ней – все, что вы любите, все, что, летя вокруг света,
Вы уже не догоните – как поезда ни быстры.
Во мне говорит не влюбленность поэта
И не гордость сестры.

Зовут ее Ася: но лучшее имя ей – пламя,
Которого не было, нет и не будет вовеки ни в ком.
И помните лишь, что она не навек перед вами,
Что все мы умрем…

Это стихотворение Марина Цветаева написала в 1913 году о своей младшей сестре Анастасии, а она в ответ увековечила детство и юность величайшего поэта 20 века в своей книге «Воспоминания».

Счастливое лето 1911 года сестры провели в Коктебеле. Марина встретилась там с Сергеем Эфроном.

«Это лето было лучшим из всех моих взрослых лет, и им я обязана тебе», — пишет Марина Цветаева Максимилиану Волошину, в доме которого она познакомилась с будущим мужем. Анастасия, приехав попозже, не узнала сестру – так она похорошела, столько счастья светилось в ее глазах. Потом к Асе приехал Борис Трухачев. Стихотворение Марины «Лесное царство», посвященное сестре, так подходило этой юной паре:

Ты принцесса из царства не светского,
Он – твой рыцарь, готовый на все…
О, как много в вас милого, детского,
Как понятно мне счастье твое!
Хорошо быть красивыми, быстрыми
И, кострами дразня темноту,
Любоваться безумными искрами,
И как искры сгореть – на лету!

Анастасия Цветаева, Александра Ивановна Доброхотова, Марина Цветаева. 1903.

Из Коктебеля Марина и Сергей уезжали в башкирские степи, на кумыс. «Сестра Ася со своим возлюбленным – ей не было семнадцати, ему восемнадцать лет – с того же феодосийского вокзала уезжала в другую сторону, в Москву и дальше, в Финляндию. Их судьбы расходились…

Стоишь у двери с саквояжем.
Какая грусть в лице твоем!
Пока не поздно, хочешь, скажем
В последний раз стихи вдвоем…

Стихотворение Марины «На вокзале», датированное 1911-ым годом:

Два звонка уже, и скоро третий,
Скоро взмах прощального платка…
Кто поймет, но кто забудет эти
Пять минут до третьего звонка?

Кто мудрец, забыл свою науку,
Кто храбрец, забыл свое: «воюй!»
«Ася, руку мне!» и «Ася, руку!»
(Про себя тихонько: «Поцелуй!»)

Поезд тронулся – на волю Божью!
Тяжкий вздох как бы одной души.
И цветы кидали ей к подножью
Ветераны, рыцари, пажи.

В 1912 у Анастасии родился сын Андрей. Жизнь молодых не ладилась. «Мы оба были слишком молоды для брака», — признавала потом Анастасия Ивановна.

Слева направо: Анастасия Цветаева, Марина Цветаева, Владислав Александрович Кобылянский. 1903.

Из книги А. Цветаевой «Памятник сыну»: «…Через год мы с Борисом расстались – дружно: он бывал у меня, любил сына. А еще через год я встретилась с будущим вторым мужем, Маврикием Александровичем, а Борис – со второй женой, актрисой Марией Ивановной Кузнецовой-Гриневой, с которой я так подружилась…»

«…Осенью шестнадцатого года Андрюше исполнилось четыре года. Приехавший в Александров Борис Трухачев, его отец, предлагает мальчику самому выбрать себе подарок. Андрюша только что прочитал пушкинскую «Сказку о царе Салтане» и, вспомнив о приключениях князя Гвидона, попросил отца покатать его в бочке по «морю-окияну». Что бы сделали в этом случае вы, дорогие читатели? Я не знаю. А вот двое взрослых мужчин, Борис Трухачев и Маврикий Минц (второй муж Анастасии Иванов-ны, отчим Андрюши), законопатили в комнате пол и нижнюю часть стен, натаскали ведрами из колодца в эту комнату воду, сколотили из досок легкое подобие плота и долго катали ребенка по импровизированным волнам!..»

Добрые отношения сохранялись у Бориса и Анастасии до конца его жизни.

Анастасия (слева) и Марина Цветаевы. Ялта, 1905.

Повестью о звонаре А. Цветаева опередила свое время. Наверное, только в 21 веке по достоинству оценят эту вещь, перекликающуюся с «Парфюмером» Патрика Зюскинда, так же тонко исследующую необыкновенные способности человека (у Цветаевой – музыкальные, у Зюскинда – обонятельные). Первоначально рукопись «Звонаря» погибла, как и многие другие рукописи А. Цветаевой, при ее аресте 2 сентября 1937 года.

Андрея Борисовича арестовали в один день с матерью. Андрей приехал в Тарусу со своей невестой Таней. Когда Анастасия Ивановна вернулась домой с прогулки, там уже шел обыск. Вскоре пришел Андрей с подругой. Энкавэдэшник, указав на Андрея, спросил: «Кто это?» Анастасия Ивановна ответила: «Сын». Андрей был тут же аресто-ван. Когда спросили о девушке, Анастасия Ивановна, уже сориентировавшись, сказала, что впервые ее видит… Таню отпустили.

Анастасия Ивановна просидела 5 месяцев в Бутырке, потом ее осудили на 10 лет в лагерь на Дальний Восток. Андрею дали пять лет. Затем, после окончания срока, он работал в военстрое, там встретился с Ниной Андреевной Зелениной, женился. Когда Анастасия Ивановна приехала к ним в поселок Печаткино под Вологдой, в 1947 году, Нина Андреевна была беременна. Родилась первая внучка Рита. Имя ей дала бабушка.

Анастасия (слева) и Марина Цветаевы.

Через год и четыре месяца А. Цветаеву снова арестовали и после пяти пересыльных тюрем отправили на вечное поселение в Сибирь (деревня Пихтовка Новосибирской области). Андрей Борисович тоже был арестован повторно, отсидел еще четыре года. Недолго они жили в Башкирии, а потом – Павлодар, на целых 17 лет…

«В 1956-м году, после неправедно задлившегося заключения, он вернулся в семью (45 лет), и в 1957 году родилась его вторая дочь Ольга, на 10 лет моложе старшей, Маргариты. Мы жили 18 лет в Павлодаре, где он работал фининспектором строительства. На пенсию он вышел 63-х лет и после долгих хлопот получил квартиру и прописку в Мо-скве. На пенсии он занялся огородным делом и до последнего своего года привозил мне овощи со своего огорода, что мне было особенно ценно, так как я с юности — вегетарианка».

Это строки из книги «Памятник сыну», которая была выпущена Домом-музеем Марины Цветаевой и посвящена А.Б. Трухачеву. Он умер 31 января 1993 года. Для матери это было страшным ударом, ее не стало через полгода – 5 сентября.

Анастасия Цветаева (слева), Николай Миронов, Марина Цветаева. 1912.
Николай Миронов — безумная и неугасимая любовь Анастасии Цветаевой

«Мы, Цветаевы, все творцы и мечтатели», — эти слова А.Б. Трухачев сказал в 1992 году в беседе с журналисткой Марией Разик. И продолжил: «Мой дед подарил миру Музей, которому нет равных. Моя тетя подарила людям прекрасные стихи». Но и сам Андрей Борисович, на долю которого выпала нелегкая, полная лишений судьба, всю жизнь оставался творцом и мечтателем. Пусть он не стал писателем, поэтом и художником (он закончил архитектурный институт) – сын Цветаевой относился творчески к самой жизни, что проявлялось в его общении с детьми, родными и друзьями, в его стихах и рисунках… в Павлодаре Андрея Борисовича Трухачева вспоминают как очень аккуратного, воспитанного, интеллигентного человека, интересного собеседника, хорошего специа-листа. Антонина Михайловна Желиховская, сейчас пенсионерка, работала с Трухаче-вым в одном строительном управлении. «Андрей Борисович был сметчиком на строи-тельстве, — вспоминает она. – Мы, молодые специалисты, учились у него отношению к делу…»

И всеже первый раз А.И. Цветаеву арестовали в 1933 году, 22 апреля. Допросы продолжались по 15-17 часов, но через 64 дня ее выпустили. «Максим Горький заступился», — говорила она.

Марина (слева) и Анастасия Цветаевы. Феодосия, 1914.

То, что при первом аресте за нее заступился Горький, Анастасия Ивановна поняла из слов следователя при аресте в 1937-м: «Горького больше нет, теперь Вам никто не поможет». Из этого она заключила, что при первом аресте помощь была. Первая жена Горького Е.П. Пешкова, которую Анастасия Ивановна хорошо знала, много хлопотала, помогала арестованным. Помощь, возможно, была и от неё.

Судя по всему, опасность, угрожающую ей и сыну, Анастасия Цветаева чувствовала давно. Марина, жившая в то время во Франции, пишет в черновой тетради 25 июня 1931 года: «Получила окольным путем остережение от Аси, что если я сделаю то-то, с ней случится то-то – просьбу подождать еще 2 года до окончания Андрюши. Ясно, что не два, а до конца времен». (Андрей учился в институте.)

Речь идет о публикации «антисоветских» поэм М. Цветаевой – «Перекоп» и «Поэмы о Царской Семье». В марте 1931 года в интервью Н. Городецкой («Возрождение») Марина Ивановна впервые в печати упоминала об этих поэмах. Информация вскоре дошла до Советской России и, видимо, обеспокоила сестру. (См. примечания в книге «Марина Цветаева. Николай Гронский. Несколько ударов сердца. Письма 1928-1933 годов». – М., «Вагриус», 2003.)

Анастасия Цветаева

Лили Фейлер пишет о настроении М. Цветаевой осенью 1937 года: «…Очевидно, Цветаева не имела понятия о важных событиях, происходивших в этот месяц… …Без особой на то причины в Москве была арестована ее сестра Ася. Некоторые предполагали, что после загадочной смерти Горького Ася осталась без покровителя. Ее могли взять, как заложницу, чтобы Эфрон жил согласно ожиданиям руководства».

Что спасло Анастасию Ивановну в этих нечеловеческих условиях – на допросах, в пересылочных тюрьмах, на этапах, в ссылке? Сила духа, физическая закалка, творчество?

«…С 41 года жизни я впервые начала писать стихи. Сперва – английские, затем – русские. Поток стихов залил мои тюремные дни (стихи, рожденные в воздух, утвержденные памятью, ибо даже карандаш в советских тюрьмах был запрещен). Стихи продолжались и в лагере. Но с дня, когда я узнала о гибели Марины, стихи иссякли. И только через 31 год, в 1974 году я написала «Мне 80 лет», мое последнее стихотворе-ние». («О Марине, сестре моей», книга «О чудесах и чудесном» — М., «Буто-пресс», 1991.)

…Как странно начинать писать стихи,
Которым, может, век не прозвучать…
Так будьте же, слова мои, тихи,
На вас тюремная лежит печать.

Анастасия Цветаева

Это стихи самой Анастасии Ивановны, написанные в тюремной камере. В автобиографическом романе «Amor» она вспоминает: «В тюрьме среди такого шума в камере… — в камере на сорок мест нас было сто семьдесят, как сельди в бочке, — но такая тяга к стихам была, больше, чем на воле, — за пять месяцев столько стихов, разный ритм… Все повторяла, день за днем, отвернувшись к стене, — это счастье, что я у стены лежала! Если бы между женщинами – вряд ли бы я это смогла!»

Вот одно из них – «Сюита тюремная»:

Убоги милости тюрьмы!
Искусственного чая кружка, —
И как же сахар любим мы,
И черный хлеб с горбушкой!

…Но есть свой пир и у чумы, —
Во двор, прогулка пред обедом,
Пить пенящийся пунш зимы,
Закусывать – беседой.

История романа «Amor» заслуживает отдельного рассказа. Он писался в лагере, передавался «на волю» на маленьких листках. Часть листов была из папиросной бумаги, поэтому… ушла на самокрутки, и эти страницы романа были утрачены безвозвратно. Через много лет Анастасия Ивановна вернулась к этому произведению – прочла сохранившееся, восстановила утраченное, и роман вышел в 1991 году в издательстве «Современник».

«Amor» несомненно автобиографичен, хотя главную героиню А. Цветаева назвала Никой и как бы дистанцировалась от нее… Но так написать о сталинских лагурях мог только тот, кто сам это пережил. Вот лишь несколько небольших отрывков о жизни в ДВК (так, аббревиатурой, всегда писала А. Цветаева о Дальневосточном крае).

«…Разве не страшно вспомнить то, как я жила… те шестнадцать месяцев, которые скиталась по разным колоннам постоянно, перебрасываемая с места на место? месяцы – поломойкой, в бараках с полами из бревен, между каждой парой из них надо было – чем хочешь – вынуть полужидкую, полугустую грязь, вытаскивать ящик с ней, и только затем, пройдя так весь барак, начинать таскать воду и лить, лить ее, несчетно под нары…

Анастасия Цветаева

И – не лучше – три месяца я работала на кухне, — терла. Все время терла: головой вниз – суповые котлы, столы из-под теста, пол, кастрюли – рука правая так и висела веткой – только левой я могла выпрямить на миг пальцы… А так как я не шла на предложения повара – он кормил меня из первого котла: три раза суп и утром – жидкий шлепок каши – ни рыбы, ни пирожка…»

Из барака «Нику» взяли учетчицей конбазы, увидя ее почерк – «библиотечный почерк». Потом перевели в управление, «и я оказалась уже не в бараке, а в комнате на десять-двенадцать женщин».

Потом пришел приказ «всю пятьдесят восьмую законвоировать… И я пошла в мастерскую чинить рукавицы, там было плохо, потому что ночные смены, и часа в три, в полчетвертого ночи так дико хотелось спать…»

На кирпичном заводе в женском бараке (после начала войны бюро расформировали): «Ночью разбуженные спешат к поезду и подают кирпичи на товарняк, женщины брали по три кирпича, каждый весом по три килограмма, — а у нее едва хватало сил на два кирпича, и это вызывало насмешку…»

На кирпичном заводе проработала только зиму, потом перевели в инвалидный городок. Несколько месяцев пробыла дневальной женского барака на шахте.

Анастасия Цветаева

«На всю жизнь будет памятна ночь, когда… их разбудил хриплый от усталости, но громкий от волнения голос диктора, объявлявший небывалую весть – капитуляцию Германии! Женщины вскакивали, как в бреду, кидались друг к другу, обнимались, крича: «Домой, домой!».

Кто из них спал в ту ночь?

Сколько надежд, какая невероятная радость!

…Бедные женщины! Месяцы шли, превратились в годы, ни один срок не дрогнул, никто не был выпущен, лагерь проглотил эту весть, как акула, и равнодушно продолжал жить, как до нее…»

«…Ссылка и лагерь – это вот так! – И она резким движением развела руки в разные стороны – врозь! – Ссылка – это свобода. Можно жить, дышать воздухом, можно работать, можно умереть – никого это не интересует! Нельзя только уехать! А лагерь – это тюрьма! Собаки… часовые! – И добавила уже тихо: «Стихи в лагере я сочиняла в уме». (Журнал «Грани».)

Тишина над тайгою вся в звездах – о Боже!
Да ведь это же летняя ночь!
А я в лагере!
Что же мне делать, что же?

Жить этой ночью – невмочь…
Но спасала — надежда. Надежда на то, что все это кончится. Надежда увидеть сына. Надежда – описать потом, как все это было.

…И разве я одна! Не сотни ль рук воздеты
Деревьями затопленных ветвей,
Лесоповал истории. Но Лета
Поглотит и его…

А. Цветаева писала о Борисе Пастернаке: «Невероятная непосредственность была его основной чертой. Безудержность выразить себя, какое-то свое чувство, и полное отсутствие игры и позы. Он не поддался никакому испытанию. Он был таким, каким человек был задуман».

Впервые о Борисе Пастернаке Анастасия Цветаева услышала от сестры в 1921 году, когда вернулась из Крыма в Москву: «Замечательный поэт Мандельштам, — сказала Марина, — и еще есть один, я его всего раз видела и слышала, как он читает. Пастернак. Ни на кого не похож. Благороден! И очень талантлив. Запомни: Борис. Пастернак».

Тогда еще ни одна, ни другая не могли и предположить, какое место он займет в их жизни… О романе в письмах Пастернака и Марины Цветаевой написано очень много. О дружбе с Анастасией и бескорыстной помощи ей – гораздо меньше…

Иван Владимирович Цветаев. 1903. Отец Марины и Анастасии Цветаевых

В примечаниях к «Неисчерпаемому» сказано кратко: «Пастернак Борис Леонидович (1890-1960) – поэт; друг А.И. Цветаевой с 1923 г. С 1945 г. щедро помогал ей в ссылке». Но помогал он не только материально. С самого начала дружба была творческой, взаимообогащающей.

В 1994 году в Москве была выпущена небольшая книжица А.И. Цветаевой «Сказки». В предисловии к ней автор вспоминает, что свою сказку о трех воздушных шарах она читала Пастернаку. «Он был тронут ею – до слез. – Кто же напишет о четвертом шаре, о Вас? – сказал он задумчиво. Но он не писал сказок».

Эта сказка, как и многие другие, пропала после ареста А. Цветаевой, а их было, «не менее двух томиков – волшебные, символические, восточные, татарские…». В книжку вошли всего три: «Черепаха», «Лесной ученый», «Сказка про девочек-великанов», сохранившиеся у друзей писательницы.

В «Поездке к Горькому» А. Цветаева пишет: «…Я хочу читать ему… начатый роман «Музей», где и о папе, и о моем друге, — фантастика, спаянная с действительностью, о которой я рассказывала Борису Пастернаку, он слушал с напряженным вниманием, хвалил, поощрял меня очень».

Мария Александровна Цветаева, урожденная Мейн. 1903.
Мать Марины и Анастасии Цветаевых.

В книге Ариадны Эфрон «Марина Цветаева. Воспоминания дочери. Письма» есть раздел «Переписка с Борисом Пастернаком». В этих письмах часто речь идет о А.И. Цветаевой. Вот письмо поэту от 26 августа 1948 года из Рязани, где А.С. Эфрон жила после первого ареста. Она размышляет о том, что будет дальше. «Ехать? Куда?». Высказывает предположение, что, может быть, поехать в Вологду к Асе». И пишет, что там тоже будет нелегко: «Ася вся – нервами наружу». Это состояние Анастасии Ивановны было вполне объяснимо: всего год прошел после десятилетнего ада тюрем и ла-герей. И впереди, как и у Ариадны, была неизвестность…

Письмо Пастернаку от 5 сентября 1948 года: «Если отсюда придется, и возможно в недалеком будущем, — уйти, то думаю поехать к Асе, там, м.б., и даже наверное, Андрей поможет с работой, и остановиться можно будет у них…» Но мечтам Ариадны не суждено было сбыться. После первого ареста она вышла на свободу 27 августа 1947 года, а 22 февраля 1949 года была вновь арестована. Начались аресты тех, кто ранее был репрессирован. В 1949 году арестовали и А.И. Цветаеву. Ариадну Эфрон сослали в Красноярский край.

Своей сестре Анастасия Ивановна посвятила несколько стихотворений:

Неутешимо, в полной немоте
Стою, терзаема своей судьбою…
…Марина! Свидимся ли мы с тобою
Иль будем врозь – до гробовой доски?

Стихи Анастасии Цветаевой под названием «Мой единственный сборник» (М., 1995) были опубликованы посмертно на средства Благотворительного фонда имени семьи Цветаевых.

19 июня 1939 года М. Цветаева приехала в Москву. Скорее всего, первой вестью оказалось сообщение о том, что сестра Анастасия арестована – еще в сентябре тридцать седьмого…

В очерке «О Марине, сестре моей» А. Цветаева пишет: «В 1943 году, на Дальнем Востоке, в Сталинском лагере, когда я узнала о смерти Марины (от меня два года скрывали), я все свободное время сидела за увеличением Марининых фотографий, портретов… Погруженная в свое горе, я увидела у одной вскоре освобождающейся женщины… цветок, любимый Мариной, разросшийся в комнатное дерево – серолист. Я сказала о Марине владелице дерева и она подарила его мне …

В тихий осенний вечер мы сидели, человек пять, пришедших с работ, кто за письмом, кто за вязаньем, кто за чаем, в полной тишине — … и дерево с нами, как член горестной нашей семьи. Я – рисую Марину… Было совсем тихо, никто не шел по мосткам, вершим в маленький наш барак, и не было за окном ветра.

Внезапно, как бы в порыве сильного ветра, все ветви серолиста всплеснулись шумно. Все мы пораженные смотрели друг на друга, молча, я – оторвавшись от марининого портрета. Дерево медленно успокаивалось… Марина дала знать о себе?..»

В книге «Дым, дым и дым», двадцати лет от роду, Анастасия писала: «Маринина смерть будет самым глубоким, жгучим – слова нет – горем моей жизни. Больше смерти всех, всех, кого я люблю – и только немного меньше моей смерти.

Как я могу перенести, что ее глаза, руки, волосы, тело, знакомое мне с первого года жизни – будет в земле, я не знаю. Это будет сумасшедшее отчаяние. И от этого – кто спасет меня! Уж лучше бы ей увидеть мою смерть – она бы, может быть, лучше справилась. …Мой голос (у нас одинаковые голоса, мы говорим вместе стихи, совпадают все нюансы, как будто говорит один человек) жутко покажется мне – половиной расколо-того инструмента. Я с ужасом спрошу себя: как же я буду жить? Как если бы мы были сросшиеся, и ее отрезали от меня. …А в то же время – мы удаляемся друг от друга по дорогам жизни. Но ее лицо и тело я в землю отпустить не смогу».

Так и получилось, что не смогла она похоронить сестру, прервавшую свою жизнь в Елабуге 31 августа 1941 года. Но смогла сделать все для того, чтобы память о ней жила, чтобы жили ее стихи…

В том же «Дыме…» есть такие слова: «…Вечером, вдруг, мы поехали на Ваганьковское кладбище. Было прохладно. Пресня, застава – сколько раз мы тут шли, Марина и я, — с папой, на мамину могилу!

Был закат. Кресты и памятники стояли по обе стороны дороги, как молодой лесок. Вошли в ворота. Вот памятник Корша; свертываем налево, и вот уж я вижу через чугунный узор часовни – посеревшие, когда-то белые могилы деда и бабушки; рядом – мамин черный, тяжелый камень с высеченным крестом… И когда-нибудь мы все будем в земле. И я, и все, кто меня понимали. И как ослепительно все будет цвести! И пчелы жужжат. И июль возвращается».

Анастасия Ивановна уже 23 года лежит на Ваганьковском, в одной оградке с матерью и сыном…

Из письма Марины Цветаевой Вере Буниной:

«Слушайте. Вы знаете, что все это кончилось, кончилось – навсегда. Тех домов – нет. …Тех деревьев нет. Нас, какими мы были – больше нет. Все сгорело дотла, опустилось до дна, утонуло. Все, что осталось – осталось в нас: в Вас, во мне, в Асе и в немногих других…»

Хочется верить, что и в нас тоже – в тех, кто помнит и любит Марину и Анастасию Цветаевых.

  • Цветаева А. И. Неисчерпаемое. – М. : Отечество, 1992. – 292 с. : ил.
  • Цветаева А. И. Моя Сибирь. – М. : Сов. писатель, 1988. – 258 с. : ил.
  • Цветаева А. И. Воспоминания. – М. : Сов. писатель, 1974. – 544 с. : ил.
  • В. В. Соловьев. С надеждой, верой и любовью. — //Сб. «Памятник сыну». — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 1999, 160 с.
  • Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 99
  • Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 31
  • Донская Д. Анастасия Цветаева. Штрихи к портрету (дневниковые записи). М., 2002. С. 81.
  • Зовут ее Ася… / Сост., подгот. текстов и примеч. Ольга Григорьева., 2004
  • Творчество Ольги Григорьевой: стихотворения о жизни и любви, исследование творчества и жизни Марины и Анастасии Цветаевых, детские стихи (http://ogrig.ru)
  • Скан сделан с иллюстраций книг: Анна Саакянц «Марина Цветаева» («Советский писатель», 1986)

16 ноября 2016


60 731

Сестры Марина и Анастасия Цветаевы: отражения

В июле в ретроспективе документальных фильмов Марины Голдовской было показано много интересного. Среди прочего — неоднократно мною виденный фильм об Анастасии Цветаевой «Мне девяносто лет. Еще легка походка». В этот раз вызвал он у меня другие мысли – я подумала о сходстве-несходстве  двух сестер, об их непохожих и  в чем-то сходных судьбах.

Но прежде – скажу вот о чем.

Картина эта, кроме всего прочего, — еще и рассказ о старости, о  старости советской, удручающей не столько разрушением человеческой плоти, сколько неухоженностью и нищетой. Нигде – ни в Европе, ни в Америке не видела я таких нищенски одетых пожилых женщин. Анастасия Ивановна и две ее подруги – Татьяна Лещенко-Сухомлина и Евгения Кунина — дожили до поздней старости (99, 95, 99 лет),  и стоит взглянуть на их убогий скудный гардероб, на глубокие складки на замученных, хотя и просветленных лицах –  как  тут же понимаешь, в каких страданиях, лишениях и борьбе за выживание протекли их годы.

Да, две из них прошли через ад Гулага, но ведь после… после были десятилетия советской жизни, при которой «старость»  — не на словах, а на деле -ассоциировалась с маленькой пенсией, отсутствием медицинского присмотра, неуважением общества.

Да, эти три девяностолетние женщины, родившиеся до революции в обеспеченных интеллигентных семьях, читают стихи, поют, горюют, что больше не увидят Парижа, но боже мой, почему, почему им не  было дано то, что давно имеют их сверстницы на Западе:  возможность красиво одеться,  сделать прическу, воспользоваться услугами врачебных и косметических кабинетов?

Почему, если я вижу на экране, скажем, Майю Туровскую, Софью Бернштейн-Богатыреву или Людмилу Штерн, я тут же, по их ухоженному виду и одежде, определяю, что живут они не в России, что съемки ведутся за границей?!

Но это к слову. Писать я хочу о сестрах Цветаевых, об их сходстве и несхожести.

 Марина (Маруся, Муся) родилась в 1892, Анастасия (Ася) двумя годами позже, в 1894.Родились в семье немолодого профессора Цветаева, создателя Музея изящных искусств в Москве. 

 Судьба отпустила им годы неравномерно — Ася прожила вдвое больше Мусиного. Муся оборвала свой жизненный бег сама, в эвакуации, в Елабуге, 31 августа 1941 года, 48 лет отроду. Ася умерла в Москве в 1993, в своей постели, почти достигнув столетнего возраста, на 8 месяцев пережив сына Андрея.

Марина мечтала о внуках, судя по чудесному стихотворению «Бабушка» («Когда я буду бабушкой», 1919 ). Уже и имена придумала внучке и внуку – Маринушка с Егорушкой. Бог не привел. Муж Сергей Эфрон был расстрелян (на Лубянке?) в октябре 1941, сын Георгий Эфрон погиб в 19 лет на фронте Великой Отечественной. Из всей Марининой минисемьи могила есть только у Ариадны Эфрон, похороненной в родной для всех Цветаевых Тарусе.

Могила самой Марины в Елабуге затеряна, точного места захоронения нет. Правда, в Тарусе есть камень, на котором написано: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева». А ведь какие удивительные строки были написаны Цветаевой в молодости, (в 21 год), в Коктебеле! «Идешь на меня похожий». Там о могиле, о кладбищенской землянике, которой нет «вкуснее и слаще». Думала, что могила будет. Но, может быть, так и нужно, чтобы могилой поэту был этот «Тарусский камень», где витает дух, а не лежат останки?

Младшая сестра Ася покоится вместе со старшими Цветаевыми и сыном Андреем на Ваганьковском кладбище. Ее линия живет, у нее есть внуки.

 Но вернемся к фильму. Думаю, что его бы не было, если бы Анастасия Ивановна не носила фамилию Цветаева, прославленную старшей сестрой Мариной. Рассказ идет о цветаевской семье. Отец, мать, дом, распорядок жизни, Рождественские елки… О Марине Анастасия говорит неустанно, на протяжении всей картины, что еще раз доказывает первенствующую роль старшей сестры.

 Книга Анастасии «Воспоминания», вышедшая в 1971 году, вызвала небывалый ажиотаж, ее тираж в 100 тысяч экземпляров был мгновенно распродан – таков был интерес к Марине. В те годы цветаевские стихи, стараниями дочери, Ариадны Эфрон, начали издаваться, читатели их узнали — и полюбили.

 Да, Анастасия жила в тени славы старшей сестры. Она это сознавала. И напрасно Ариадна Эфрон укоряла «Воспоминания» за то, что там много самой Анастасии, а Марина показана без должного пиетета.

Пиетет был. С первых же страниц заявлялось:«Ее (Маринина, — ИЧ) одаренность была целым рангом выше моей, она с первых лет жизни – по народной пословице – «хватала с неба звезды».

Или такое: «… самая главная из нас, самая выдающаяся – и умом, и талантом, и характером – Маруся».

Тут нужно сказать вот что. Младшая сестра тоже была наделена писательским даром, правда, была она не поэтом – прозаиком. Все написанное ею до 43-х лет ( до ареста в 1937 году) пропало, было уничтожено органами ГБ. Судя по книге «Воспоминаний», младшая Цветаева была талантливой писательницей. Книга получилась интересная, с большим количеством живых черточек, описаний, с любовным портретом Марины. Мне даже кажется, что подробностей слишком много, книга огромная, больше 600 страниц. Нет того пристального внимания к слову, о котором говорила Марина Цветаева в своих письмах к редактору Рудневу, печатавшему в парижских «Современных записках» (1920-1940) ее прозу. Она считала, что проза поэта отличается от таковой писателя тем, что материалом для нее выступает слово и даже слог.  Проза Марины – чудо, она  потрясает.  Проза Анастасии обстоятельна, она интересна  фактами и подробностями.

Ну и от себя рассказчица не бежит, у нее своя жизнь, своя судьба. Было ли между сестрами соперничество? Тут мне вспоминается стихотворение, ставшее очень популярным, благодаря фильму Эльдара Рязанова, где оно положено на музыку, «Мне нравится, что Вы больны не мной».

Все ли знают, что посвящено оно Маврикию Александровичу Минцу, второму мужу Анастасии, которого Марина увидела в 1916 году, когда приехала навестить сестру в Александров. В Марининых стихах явно живет некоторая ревность к сестре, строчки о «ночном покое» так и хочется понимать наоборот – оно и понятно: Марина была безмерна в своих притязаниях, ей всего и всех было мало. «Маленький рыжий еврей» Маврикий Минц, гражданский муж ее сестры, был для нее чем-то привлекателен.

Вообще Цветаеву тянуло к евреям. Их отверженность казалась ей сродни отверженности поэтов: «В этом христианнейшем из миров/ Поэты — жиды». Конечно же, соперничество было, было и непонимание, и временами разлад, неизбежное следствие того, что они носили одну фамилию, занимались творчеством и имели общий круг друзей и знакомых.

Минц умрет от перитонита в 31 год, их с Асей годовалый сын Алеша погибнет в 1917 году – от дизентерии. Малыш, погибший в год революции от дизентерии, — бесспорно жертва разрухи и голода.

Марине тоже было суждено потерять дочь Ирину, умершую от голода в 1920 году в возрасте 3-х лет в Кунцевском приюте. Эту тяжелую историю, напоминающую сюжетом роман Уильяма Стайрона «Софи делает выбор», мы слышим в рассказе Анастасии. А потом она читает Маринины стихи:

Если душа родилась крылатой –

Что ей хоромы и что ей хаты!

Что Чингисхан ей и что Орда!

Два на миру у меня врага.

Два близнеца, неразрывно слитых,

Голод голодных – и сытость сытых.

(18 авг. 1918 )

Марина в революцию не чувствовала голода, жила поэзией, театром… но вот дети… Они от голода умирали. С трудом удалось выходить и спасти Алю, заболевшую в приюте воспалением легких, малярией и еще какой-то пакостью. И вот  ужасная констатация: «Старшую из тьмы выхватывая, — /Младшей не уберегла» (Две руки, легко опущенные, апрель 1920).

В эмиграции во Франции Марина родила сына – Георгия, Мура. Анастасия и в фильме, и в своих «Воспоминаниях» называет Мура косвенным виновником самоубийства матери. Против этого резко восставала Ариадна, восстаю и я. Писала уже неоднократно, что оба — и мать, и сын — были загнаны судьбой в капкан безвыходной ситуации. Винить мальчика, «Марину Ивановну» бесспорно любившего и ею до безумия любимого, нельзя. Оба оказались в тупике.

 В биографии Анастасии значится, что в 1921 году ее, по рекомендации Михаила Гершензона и Николая Бердяева (высокая протекция!), приняли в Союз писателей.  Теперь она стала получать карточки на продукты и могла питаться в писательской столовой,  следовательно, могла прокормить себя и выжившего в голод Андрюшу. А в 1922 году поэт Павел Антокольский (герой Марининой прозы!) познакомил Анастасию с неким Борисом Зубакиным, мистиком и розенкрейцером, впоследствии расстрелянным, из-за знакомства с которым ее трижды арестовывали в 1933, 1937 и 1949 году.

В первый арест ее спас Горький, во второй она была приговорена к 10 годам лагерей за участие в «контрреволюционной организации», оттрубила в БАМлаге от звонка до звонка и через два года была взята повторно, уже за создание «фашистской организации» — и приговорена к вечной ссылке в Сибирь. Реабилитирована со смертью Сталина. Сын прошел похожий путь, вслед за матерью дважды арестовывался, был в лагере и на поселении.

Страшная, но вполне обыкновенная  для того времени история. Читаю и соображаю, что, когда в 1939 году Марина Цветаева из Франции поехала в Советскую Россию вслед за дочерью и мужем, она ДОЛЖНА БЫЛА ЗНАТЬ, что ее сестра Ася томится в лагере на Амуре. Все же удивительный роман написал Маркес «Хроника объявленной смерти». Марина знала, куда и на что она ехала. И все сбылось.

Сестры были различны характерами и привычками. Ася из мистика превратилась в конце жизни в православную христианку. С 27 лет была вегетарианкой, блюла обет безбрачия, исповедовалась и причащалась, окуналась в Святой источник. Добивалась, чтобы Марину отпели в церкви, чего не делают с самоубийцами, — и получила разрешение на отпевание сестры от самого Патриарха Алексия 2.

Что до Марины, то для нее не было запретов — ела и пила, что было в доме, курила, любила мужчин, случалось, и женщин, хотя душой тянулась к единственному – Сергею Эфрону, мужу перед Богом и людьми.

 А как же Бог? В уже упомянутом стихотворении «Бабушка», о нем сказано так:

Ни ночки даром проспанной:
Всё в райском во саду!»
— «А как же, бабка, Господу
Предстанешь на суду?»

«Свистят скворцы в скворешнице,
Весна-то — глянь! — бела…
Скажу: — Родимый, — грешница!
Счастливая была!

Была грешницей, но – счастливой. Написано сие в голодной, темной и холодной России 1919 года. И знаете, в чем, мне кажется, причина? Марина владела Божьим даром — поэзией, он и сделал ее – наперекор ужасу ее жизни — счастливой.

Порядок – и безмерность, пост – и грехи,   жизнь на родине  — и  отъезд, смерть в своей постели –  и самоубийство…  Рожденные в одной семье, вместе нараспев читавшие стихи,  обе с похожими голосами  и интонациями,   не закончившие гимназии, рано выскочившие замуж и потерявшие ребенка,  дружившие с Пастернаком и Волошиным…   Они такие разные, эти сестры Цветаевы, одна из них – талант, другая – гений.

***

«Мне девяносто лет. Еще легка походка»

Анастасия Цветаева – биография, фото, личная жизнь, новости, фильмография 2020

Биография

Анастасия Цветаева — российская актриса, занимающаяся режиссурой, дизайном одежды и украшений, а также сделавшая дополнительную карьеру в журналистике.

Анастасия Цветаева родилась в Москве, но в детстве часто переезжала вместе с родителями и жила в разных союзных республиках. Например, Настя провела некоторое время в украинском городе Белгород-Днестровский, а также в узбекской столице Ташкенте. Интересно, что в семье Насти ходит легенда, что они являются дальними родственниками знаменитой поэтессе Марине Цветаевой.

Актриса Анастасия ЦветаеваАктриса Анастасия Цветаева

Когда Цветаевы вернулись в Москву, Анастасия уже ходила в старшие классы. В тот момент девушка как раз заинтересовалась репортерством и писательством, после уроков с удовольствием посещала Школу юного журналиста в Московском государственном университете. Но в последние месяцы школьной жизни девушка увлеклась театром, поэтому подала документы в вузы актерского направления.

В первый год Цветаева экзаменационную комиссию не убедила, зато со второй попытки стала студенткой мастерской Владимира Андреева в ГИТИСе. Еще во время учебы началась кинокарьера девушки, а вот мечта о театральных подмостках реализовалась намного позже. Дебют на сцене произошел только в 2013 году, но не на родине, а в израильском театре «Гешер». Анастасия вошла в актерский состав спектакля «Васса», причем текст собственных реплик актриса читает на иврите.

Анастасия ЦветаеваАнастасия Цветаева

Помимо этого женщина реализовалась как дизайнер одежды, выпустив собственную линию «Nastya Tsvetaeva», которая специализируется на вечерних платьях для беременных. Не забыла девушка и о детском интересе к журналистике. Цветаева пишет статьи и эссе для популярных глянцевых журналов «L’Officiel», «Elle», «Sex and the City» и «Парад». Успехи в писательстве привели к тому, что в 2007 году интернет-портал Mainpeople предложил Анастасии быть главным редактором, а вслед за ним и печатный журнал «Дети» назначил Цветаеву на ту же должность.

Фильмы

Анастасии Цветаевой повезло, что буквально на первых курсах девушку пригласили сниматься в кино, причем первой ролью молодой актрисы стала провокационная роль проститутки в молодежной комедийной мелодраме «Займемся любовью».

Анастасия Цветаева в фильме «Даже не думай»Анастасия Цветаева в фильме «Даже не думай»

Поэтому к окончанию вуза у нее было уже значительное портфолио, состоящее из ряда популярных фильмов: экстремальной комедии «Даже не думай», криминального телесериала «Next 3», иронического детектива «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант».

В 2004 году актриса появилась также и в продолжении комедии «Даже не думай», которая собрала достаточно положительных отзывов и кассовых сборов для съемок сиквела, — «Даже не думай 2: Тень независимости». Кроме того, в этом же году актриса появилась и во втором сезоне комедийно-детективного сериала «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант».

Внимание части поклонников также привлекла картина «Парни из стали», в которой актриса снялась в откровенной сцене и появилась в кадре совершенно голая.

Но известность и популярность актрисе принес не художественный фильм, а музыкальный видеоклип Ромы Зверя «Все, что тебя касается». После этого девушку позвали в приключенческую комедию «Зови меня Джинн», ставшую отправной точкой в развитии кинокарьеры Анастасии.

Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»

Еще одна важная работа Цветаевой – молодежная картина «Молоды и счастливы». Фильм значим тем, что беременность персонажа Насти стала пророческой: актриса тоже вскоре родила ребенка. После этого девушка строго пересмотрела свои образы и стала соглашаться только на драматические и более зрелые роли.

Из последующих работ нужно обязательно выделить детектив «Семейная история», романтическую историю «Мелодия любви» и спортивную драму «Стерва для чемпиона». Кстати, ради последнего фильма Анастасия впервые отказалась от образа блондинки и перекрасилась в шатенку.

Анастасия Цветаева на съемках фильма «Иерусалимский синдром»Анастасия Цветаева на съемках фильма «Иерусалимский синдром»

Тем не менее, актриса нашла время и желание, чтобы подарить собственный голос героине детского мультика. Анастасия Цветаева озвучила фею зверей Фауну (или Фавну) в мультипликационных картинах «Феи», «Феи: Волшебное спасение», «Феи: Тайна зимнего леса» и «Феи: Загадка пиратского острова». Также актриса сыграла второстепенную роль в романтической фантастической картине «Тариф «Новогодний».

В 2014 году Цветаева дебютировала и как режиссер. Актриса сняла короткометражную ленту «Иерусалимский синдром», который оказался столь удачным, что был представлен зрителям в рамках Каннского фестиваля. Фильм вошел в программу Cannes Short Film Corner фестиваля. Анастасия выступила в роли продюсера и режиссера картины, а также сыграла главную роль в короткометражке.

Личная жизнь

Первый раз Анастасия Цветаева вышла замуж в 16 лет, причем ее возлюбленный был старше ее на 14 лет. Но девушка испытывала огромное чувство к нему, поэтому с головой окунулась в эту страсть. Этот брак продержался около пяти лет, которые как раз пришлись на учебу в ГИТИСе.

Анастасия Цветаева и Надав ОльганАнастасия Цветаева и Надав Ольган

Следующим мужчиной, который сумел завоевать сердце девушки, стал режиссер фильма «Даже не думай» Олег Гончаров. Официально отношений они не регистрировали, но несколько лет жили в фактическом браке. Олег стал отцом первого ребенка Анастасии, сына Кузьмы Гончарова.

С нынешним супругом, израильским бизнесменом Надавом Ольганом, актриса познакомилась во время отдыха в Турции. Их роман развивался столь стремительно, что уже через несколько дней молодые люди стали жить вместе. Расписались они в ноябре 2010 года, причем официальная церемония бракосочетания проходила в Праге, так как муж и жена относятся к разным вероисповеданиям, а в Израиле такие отношения зарегистрировать весьма проблематично.

Свадьба Анастасии Цветаевой и Надава ОльганаСвадьба Анастасии Цветаевой и Надава Ольгана

Отдельно это не афишировалось, но судя по тому, как в дальнейшем Анастасия назвала собственный бренд украшений, актриса взяла фамилию мужа после свадьбы.

Интересно, что у Анастасии и Надава свадебное путешествие, которое влюбленные провели в Таиланде, было до брачной церемонии в Чехии и празднования с гостями в Москве. Через два года после женитьбы Цветаева и Ольган стали родителями: на свет появилась маленькая дочь Эстер. Разница у двух детей актрисы составила семь лет.

Анастасия Цветаева с мужем и детьмиАнастасия Цветаева с мужем и детьми

Сегодня актриса живет на две страны, большую часть времени проводя в Тель-Авиве, где занимается созданием авторских женских украшений под брендом «Nastia Olgan». А в Россию Анастасия приезжает в основном по работе и чтобы проведать родных и друзей.

Как дизайнер украшений Анастасия вышла на новый уровень, когда открыла именной онлайн-магазин бренда «Настя Ольган». На сайте актрисы можно заказать авторские кольца, подвески, серьги, красные нити каббалы и даже текстильные украшения.

Анастасия Цветаева сейчас

С 2014 года в кинематографической биографии Анастасии Цветаевой наступило затишье. Но это не значит, что девушка перестала быть творческой личностью. Освободившиеся силы и время Анастасия направила на ведение и продвижение собственного именного блога на платформе «Инстаграм».

Актриса Анастасия ЦветаеваАктриса Анастасия Цветаева

Причем как блогер Анастасия также сумела реализоваться и добиться внушительного успеха. В 2017 году девушка получила премию «Человек года», присуждаемую 9-м каналом Израиля в номинации «Интернет-персона». Такая награда показывает, что Анастасия официально признана лучшим русскоязычным блогером, работающим в Израиле.

Фильмография

  • 2002 – «Даже не думай!»
  • 2003 – «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант»
  • 2005 – «Зови меня Джинн»
  • 2005 – «Молоды и счастливы»
  • 2008 – «Завещание ночи»
  • 2008 – «От тюрьмы и от сумы»
  • 2009 – «Победный ветер. Ясный день»
  • 2010 – «Стерва для чемпиона»
  • 2010 – «Семейная история»
  • 2011 – «Мелодия любви»
  • 2014 — «Иерусалимский синдром»

Цветаева, Анастасия Ивановна — это… Что такое Цветаева, Анастасия Ивановна?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Цветаева.

Анастаси́я Ива́новна Цвета́ева (15 (27) сентября 1894 года, Москва — 5 сентября 1993 года, Москва) — русская писательница, дочь профессора Ивана Цветаева, младшая сестра Марины Цветаевой.

Биография

Анастасия Цветаева (в семье её называли Ася) родилась 15 (27) сентября 1894 года в Москве, в семье музейного деятеля профессора И. В. Цветаева. Как и её старшая сестра Марина, получила домашнее начальное образование, а затем училась в частной женской гимназии М. Т. Брюхоненко[1]. В 1902—1905 годах девочки жили в Западной Европе, учась в частных пансионах Швейцарии и Германии. Затем жили в Ялте. После смерти матери в 1906 году вернулись в Москву. Много времени в детстве и молодости проводили в Тарусе.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за девятнадцатилетнего Бориса Трухачёва.[2] Венчание состоялось вскоре после Пасхи в храме при Александровском убежище для увечных воинов села Всехсвятское [3]. 9 августа того же года у них родился сын Андрей (ум. 31 января 1993 года, на 8 месяцев раньше матери)[4][5]. В 1914 году брак распался, а осенью 1915 года Цветаева снова вышла замуж – гражданским браком за Маврикия Александровича Минца и переехала к нему в Александров[3]. Семейная жизнь не помешала Анастасии заниматься литературой. В 1915 году у неё выходит первая книга — проникнутый ницшеанским духом философский текст «Королевские размышления».

После революции 1917 года сёстры Цветаевы по приглашению Максимилиана Волошина приехали в Крым, в Коктебель. Жили в гостях у Волошина. 18 июля 1917 года в Крыму умер от дизентерии Алёша, годовалый сын Анастасии Цветаевой от второго супруга — инженера-химика М. А. Минца (1886—1917), умершего в мае того же года от перитонита.[6]

В начале 1920-х Цветаева возвращается в Москву, живёт случайными заработками, но продолжает писать. В 1921 году по рекомендации М. Гершензона и Н. Бердяева её принимают в Союз писателей.

В 1927 году Цветаева завершает книгу «Голодная эпопея», но не может её опубликовать. Та же судьба ждет и её роман «SOS, или Созвездие Скорпиона». В том же 1927 году Анастасии Ивановне удаётся съездить в Европу (гостила в Сорренто у М.Горького), и во Франции она в последний раз в жизни видится с сестрой Мариной.

В апреле 1933 года Анастасию Цветаеву арестовали в Москве в связи со знакомством с ранее арестованным Б. Зубакиным, масоном и розенкрейцером. После хлопот Б. Пастернака, Е. П. Пешковой и М. Горького её через 64 дня освободили.

2 сентября 1937 года в Тарусе её снова арестовали и обвинили в причастности к якобы существовавшему «Ордену Розенкрейцеров», созданному Б. Зубакиным. Одновременно забрали и ее сына – Андрея Трухачёва, гостившего у матери с невестой. Во время второго ареста у писательницы изъяли все её сочинения.[7] Сотрудники НКВД уничтожили написанные ею сказки и новеллы. Во время следствия ей сутками не давали спать. 10 января 1938 года Тройкой НКВД А. Цветаева была приговорена к 10 годам лагерей по обвинению в контрреволюционной пропаганде и агитации и участии в контррреволюционной организации[8], была направлена в БАМлаг (затем преобразован в Амурлаг). В лагере работала поломойкой, кубовщицей, на кирпичном заводе, в сметно-проектном бюро, чертежницей. Нарисовала «на заказ» около 900 портретов женщин-заключенных, писала стихи. А. Б. Трухачёв был приговорен к 10 годам якобы за контрреволюционную агитацию. Отбывал наказание сначала в Карелии, а затем в Каргопольлаге. Архитектурное образование и проявленные на строительстве объектов организаторские способности позволили добиться уменьшения срока вдвое[9].

После освобождения в 1947 году поселилась в поселке Печаткино Вологодской области, где к тому времени жил с семьей и работал сын Андрей. 17 марта 1949 года она была вновь арестована и постановлением ОСО при МГБ СССР от 1 июня 1949 года Анастасия Ивановна была приговорена к ссылке в посёлок Пихтовка Новосибирской области. Была освобождена из ссылки в августе 1954 года, но до 1956 года продолжала жить в Пихтовке, затем переехала к сыну в город Салават в Башкирии (сын в 1951 году также был арестован и приговорён к двум с половиной годам «за превышение власти» при выполнении плана деревообделочной фабрики на Урале)[4].

В 1957 году переехала в Павлодар к сыну, который искал работу в местах, разрешённых для прописки матери[10], где прожила 2 года до реабилитации. Вплоть до 1972 г. А.Цветаева регулярно приезжала к сыну в Павлодар, где начала писать книгу «Воспоминания», принёсшую ей широкую известность в среде интеллигенции. В Павлодаре проживает её внук Геннадий Зеленин.[11]

В 1959 году А.Цветаева была реабилитирована. В 1960 году побывала в Елабуге с целью разыскать могилу сестры Марины, после длительных и сложных поисков установила на Петропавловском кладбище крест на предполагаемом месте захоронения у южной стены погоста, впоследствии указанная А. И. Цветаевой точка по решению Союза писателей Татарстана названа «официальной могилой Марины Цветаевой». О поездке в Елабугу подробно рассказала в «Воспоминаниях». В 1961 году переехала в Москву[12], пыталась восстановить по памяти произведения, изъятые у неё при аресте. С 1979 года жила в однокомнатной квартире по своему последнему московскому адресу — Большая Спасская улица, д. 8, кв. 58 (на доме установлена мемориальная доска). В этот период создаёт мемуарные книги «Старость и молодость» (опубликована в 1988 году), исповедально-мистическую беллетристику «Неисчерпаемое» и последние издания «Воспоминаний». Часть личных вещей и фотографий хранится в Музее семьи Цветаевых в Тарусе.[13]

В годы перестройки боролась за реставрацию особняка и создание музея своей сестры. Официальное открытие Культурного центра «Дом-музей Марины Цветаевой» в Москве состоялось 12 сентября 1992 года.[14]

Анастасия Цветаева скончалась в Москве 5 сентября 1993 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище рядом с могилой отца и сына.

Фильм

Существует документальный фильм Марины Голдовской 1989 года «Мне девяносто лет, ещё легка походка…» об Анастасии Цветаевой и её воспоминаниях о Марине Цветаевой.

Сочинения

  • «Королевские размышления», 1915
  • «Голодная эпопея», 1927 (уничтожена НКВД)
  • «SOS, или Созвездие Скорпиона» (уничтожена НКВД)
  • «Старость и молодость»
  • «Воспоминания»
  • «Сказ о звонаре московском»
  • «Мой единственный сборник» (стихи)
  • «Моя Сибирь»
  • «Amor»
  • «Непостижимые»
  • «Неисчерпаемое»

Книги

  • Переписка Анастасии Цветаевой с Софьей (Зосей) Лубинской / Изд. подгот. Г.Васильевой, Г.Никитиной. М.: ВивидАрт, 2011. 56 с., 500 экз., ISBN 978-5-91265-042-0

Ссылки

Марина Цветаева многие стихи посвящала своей сестре, среди стихотворений «Лесное царство»

Примечания

  1. Частная женская гимназия М. Т. Брюхоненко (20.08.2004). Архивировано из первоисточника 24 августа 2011. Проверено 8 июля 2011.
  2. С. А. Айдинян Хронологический обзор жизни и творчества А.И. Цветаевой  (рус.) (Литературно-художественный музей М. и А. Цветаевых в г. Александрове). Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 8 июня 2011. — М.: АКПРЕСС, 2010. — 176 с. ISBN 978-5-91293-065-2
  3. 1 2 Анастасия Цветаева. Воспоминания. — М.: «Изограф», 1995. 864 с.
  4. 1 2 А.И. Цветаева. Памятник сыну — //Сб. «Памятник сыну». — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 1999, 160 с. — ISBN 5-93015-010-9
  5. Ольга Трухачёва. Была в его жизни сказка — //А.Б. Трухачёв. Сказка о больной слонихе, о лисе-франтихе и о деве-крокодилке с талией, как рюмка — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 2012, 36 с.
  6. «Там у Пра и Макса 18 июля 1917 года умер в пять дней от дизентерии Алеша». (Цветаева А. Воспоминания / Послесл. В. Глоцера / Худож. оформл. А. Анно / 6-е изд., исправл. и доп. М., 2005. С. 614).
  7. «А в 1937 году — это было в Тарусе — приехал ко мне сын с невестой. Арестовали и меня и сына». (Донская Д. Анастасия Цветаева. Штрихи к портрету (дневниковые записи). М., 2002. С. 8).
  8. Т. Мельникова. Тарусским страницам полвека!
  9. В.В. Соловьев. С надеждой, верой и любовью. (Воспоминания о встречах с А.И. Цветаевой и её сыном А.Б. Трухачевым) — //Сб. «Памятник сыну». — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 1999, 160 с. — ISBN 5-93015-010-9
  10. Один из адресов: ул. 25-го Октября, 131 (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 99).
  11. Гори, Цветаевский костер!
  12. см. письмо П. Антокольскому от 14-15 февраля 1966: «Живу ул. Горького 26/1, кв. 9, 2 эт<аж> с ул. Медведева» (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 31). Затем получила квартиру по адресу: Б. Спасская, д. 8, кв. 58. (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 137). В позднейшие времена приезжала погостить в Переделкино: «23 октября 1990 г. Переделкино. Дом творчества. Анастасия Ивановна и Евгения Филипповна, маленькие, беспомощные» (Донская Д. Анастасия Цветаева. Штрихи к портрету (дневниковые записи). М., 2002. С. 81).
  13. Музей семьи Цветаевых в Тарусе  (рус.). Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 8 июня 2011.
  14. Дом-музей Марины Цветаевой  (рус.). Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 8 июня 2011.

Сегодня исполняется 120 лет со дня рождения Анастасии Цветаевой

Анастасия Цветаева прожила долгую и непростую жизнь. Вся её жизнь была похожа на странствие – и в буквальном смысле тоже: в непрестанных дальних и не очень дальних поездках до самой смерти. Сколько вмещает она щедрых даров – встреч, дружб, сколько страданий, смертей и разлук!

Анастасия Ивановна Цветаева родилась 26 сентября 1894 года в Москве в семье профессора, основателя Музея изящных искусств (ныне музей им. А.С.Пушкина) Ивана Владимировича Цветаева и пианистки Марии Александровны Мейн (Mein). Старшая сестра Анастасии Ивановны Цветаевой – Марина Ивановна Цветаева, поэтесса.

Отец Анастасии Ивановны — сын священника Владимирской губернии. Всего в жизни достиг сам. Стал учёным с мировым именем. Его первая жена умерла, от этой смерти он не мог оправиться ещё долгие годы. С этой незаживающей раной в сердце он вторично женился на Марии Александровне Мейн, которая была моложе его на двадцать один год, дочери богатого и известного в Москве человека. От первого брака у него осталось двое детей – Валерия и Андрюша.

Мать Анастасии Ивановны, Мария Александровна, была человеком незаурядным, наделённым умом, большими художественными способностями. Она свободно владела четырьмя европейскими языками, блестяще знала историю и литературу, сама писала стихи на русском и немецком языках, переводила, проявляла способности к живописи. Детство Анастасии Ивановны протекало стремительно и оставило о себе воспоминания счастья. Зимой – Москва, родной дом в Трёхпрудном переулке, музыка, книги, прогулки с няней. Летом была полудеревенская Таруса, где профессор Цветаев арендовал дачу. Сто сорок вёрст от Москвы, по калужской дороге, маленький городок над чистой, спокойной Окой…

Анастасия с сестрой учение в гимназии Потоцкой. Она много лет спустя писала в «Воспоминаниях» о своих и Марининых ученических годах: «В гимназиях у обеих нас учение шло легко, отлично, но неспокойство характеров, резкие выходки создавали нам двойственную славу». После этой гимназии – гимназия Брюхоненко, где к тому времени училась и Марина. Потом – выпускные экзамены.


Марина и Анастасия Цветаевы. 1905 год


Анастасия Цветаева. 1905 год.

Зимой 1911 года на катке 16-летняя Ася познакомилась со своим будущим мужем Борисом Трухачевым, ему было восемнадцать.

Башлык откинула на плечи:
Смешно кататься в башлыке!
Смеётся, — разве на катке
Бывают роковые встречи?…

Летом 1911 года Анастасия Цветаева приезжает в Коктебель, где к тому времени по приглашению М. А. Волошина уже гостила Марина. Тогда же сёстры Цветаевы первый раз попали в Феодосию. Город произвёл на них удивительное впечатление. «Это сказка из Гауфа, кусочек Константинополя… И мы поняли – Марина и я, — что Феодосия – волшебный город и что мы полюбили его навсегда», — писала Анастасия Ивановна Цветаева в своих «Воспоминаниях».

Через некоторое время в Коктебель приезжает и Борис Трухачёв. Затем Ася и Борис вместе едут в Финляндию. В 1912 году, после Пасхи они обвенчались, в этом же году родился сын Андрей, но через год Анастасия Цветаева и Борис Трухачев расстались (Борис Трухачев умер от сыпного тифа в Старом Крыму в 1919 году).

Поникли узенькие плечи
Её, что мчалась налегке.
Ошиблась, Ася: на катке
Бывают роковые встречи!


Анастасия Цветаева и Борис Трухачев. Коктебель. 1911 год

В 1913 году Анастасия Ивановна приехала в Феодосию со своим маленьким сыном Андрюшей Трухачёвым. В то время в Феодосии с семьёй жила и Марина, которая остановилась в доме Редлихов, приютившемся на склоне горы Тепе-Оба, на бывшей Анненской улице (ныне это улица Шмидта,14). Анастасия Цветаева жила недалеко от сестры, в доме на углу ул. Военной и Бульварной (ныне ул. Коробкова, 13). В нашем городе Цветаевы прожили с октября 1913 до мая 1914 года.


Анастасия Цветаева с сыном Андреем. Феодосия. 1913 год. Фотоателье Гольдштейна

Марина и Анастасия любили гулять по Феодосии, посещали «великосветские собрания». Бывали сестры Цветаевы у художников К. Богаевского, М. Латри, Н. Хрустачева. Об этом времени, об этих встречах тепло и восторженно пишет А. И. Цветаева в своих «Воспоминаниях». Особенно любили они бывать на окраине города в доме Нины Александровны Айвазовской, которая часто собирала у себя людей искусства, наслаждаясь их обществом, угощая на славу. В этом гостеприимном доме звучала музыка, читали свои стихотворения М. Волошин и М. Цветаева. Сестры Цветаевы любили читать стихи Марины в унисон, слог в слог.

«Мне нравится, что Вы больны не мной…», — у всех на слуху это стихотворение Марины Цветаевой, ставшее песней, но, наверное, не все знают, что посвящено оно Маврикию Александровичу Минцу (1886-1917), инженеру, второму мужу Анастасии Ивановны, за которого она вышла замуж в 1915 году. В этом же году была написана первая книга Анастасии Цветаевой «Королевские размышления».

В 1916 году – еще одна книга «Дым, дым и дым» (философское произведение, посвященное Марине Цветаевой). В ней размышления о себе, о жизни, о вере и безверии. Марина Цветаева посвятила сестре стихотворение, которое так и называлось «Асе». Вот строки из него:
Ты мне нравишься: ты так молода,
Что в полмесяца не спишь и полночи,
Что на карте знаешь те города,
Где глядели тебе вслед чьи-то очи,
Что за книгой книгу пишешь…

В 1916 году у Анастасии Цветаевой родился второй сын – Алеша. Её глаза светились счастьем. А спустя год в Москве скоропостижно скончался муж Анастасии Цветаевой Маврикий Александрович Минц. А менее чем через два месяца в Коктебеле от дизентерии умирает младший сын Алеша. Из романа Анастасии Цветаевой «Amor»: «…Еще нет младшему года, когда в девять дней от гнойного аппендицита – ошибка врачей – умирает Маврикий. Я стою на Дорогомиловском кладбище, не в силах что-либо понять… А через шесть недель в Крыму – умирает в пять дней наш сын, начавший ходить, говорить, так на отца похожий! Я остаюсь в двадцать два года одна. В Бога, в иную жизнь я не верила. Здесь же – потерян смысл. Рот закрыт для общения с людьми».


А. Цветаева с сыном Андрюшей (слева), М. Цветаева с дочерью Алей, сзади — С. Эфрон и М. А. Минц.
Александров. 1916 год.

В этом же романе строки о том, как через два года она пришла на могилу сына: «Алёшенька, сыночек мой…позабытый», — спотыкаясь, проговорила и упала на колени, на сухую пустыню земли, и, поцеловав землю, легла на нее, как ложится пес на могилу хозяина, у почти сравнявшегося, выветренного холма с маленьким покосившимся крестом. Встала, когда потемнело. В небе были кроткие звезды. Спокойная, все решившая. Алеша, маленький, нигде не сущий – встретил, утешил, научил лучше всех, ее утешавших». Смерть Алеши осталась раной на всю жизнь.


Марина и Анастасия Цветаевы. Феодосия. 1914 год

Крым времен гражданской войны, первых лет «красного террора» описан Иваном Шмелевым в «Солнце мертвых», Анастасия Цветаева все это видела своими глазами. А еще – подступал голод. Марина написала в 1918 году строки, которые в полной мере относятся и к Асе:

Дороги хлебушек и мука!
Кушаем – дырку от кренделька.
Да, на дороге теперь большой
С коробом – страшно, страшней – с душой!
Тыщи – в кубышку, товар – в камыш…
Ну, а души-то не утаишь!

Девочка, выросшая в интеллигентной дворянской семье, с заботливыми няньками и наставницами в пансионах, никогда не знавшая нужды, пишущая романы – ворочала бревна, таскала воду, добывала еду для семилетнего сына. И снова удивительным образом подходят ей слова Марины, написанные в 1919 году в Москве о себе:

А была я когда-то цветами увенчана
И слагали мне стансы – поэты.
Девятнадцатый год, ты забыл, что я женщина…
Я сама позабыла про это.

Анастасия Цветаева в это время жила в Феодосии, Судаке, Старом Крыму. В ответ на расклейку записок о преподавании языков, находит уроки: у начальников и торговцев. В Феодосии Анастасия Ивановна работала в библиотеке Наробраза.

В сохранившемся письме М. Цветаевой сестре от 17 декабря 1920 года Марина пишет: «Ася, приезжай в Москву. Ты плохо живёшь, у вас ещё долго не наладится, у нас налаживается… Ася! – Жду тебя. – Я годы одна (людная пустошь). Мы должны быть вместе, здесь ты не пропадёшь…».

В 1921 году А. И. Цветаева с сыном возвратилась в Москву. Трудности ее не закончились. Ей посчастливилось найти службу: стала вести школу ликбеза в Центральном управлении военных сообщений, получала паёк.

Когда сыну, Андрею Трухачёву, исполнилось 12 лет, Анастасии Цветаевой удалось на время устроить его в один из приютов, где детей кормили, а кроме занятий по школьным предметам обучали ремеслам. В начале нэпа – переводы с немецкого. Жизнь без хлеба, на сушёной картошке. Затем ей удалось устроиться на работу в музей, который основал ее отец.

В 1922 году в Союзе писателей произошла встреча с профессором археологии Б. М. Зубакиным, «поэтом-импровизатором, мистиком» (в Москве его звали Калиостро). Он стал другом и духовным наставником А. И. Цветаевой. К моменту их знакомства Зубакин уже был в переписке с М. Горьким.

В 1927 году состоялась поездка А. И. Цветаевой и Б. М. Зубакина к Максиму Горькому в Италию, в Сорренто, где тогда жил писатель. В этом же году Анастасия Ивановна последний раз встречается со своей сестрой, Мариной Цветаевой, которая жила тогда с семьей во Франции, недалеко от Парижа, и Анастасия приехала к ним из Сорренто.


Анастасия Цветаева с сыном Андреем. 1919 год

Первый раз А. И. Цветаеву арестовали в апреле 1933 года. Допросы продолжались по 15 — 17 часов. Вскоре ее выпустили. «Максим Горький заступился», — говорила она. То, что при первом аресте за нее заступился Максим Горький, Анастасия Ивановна узнала из слов следователя при аресте в 1937 году: «Горького больше нет, теперь вам никто не поможет». В этот же день арестовали и ее сына Андрея, который успел получить диплом архитектора. Анастасия Ивановна просидела пять месяцев в Бутырке, затем ее выслали на 10 лет в лагерь на Дальний Восток. Андрею дали 5 лет. Затем, после окончания срока, он работал в военстрое, женился. Анастасия Ивановна после освобождения приехала к сыну в поселок Печаткино под Вологдой. В 1947 году родилась первая внучка Рита. Имя ей дала бабушка. Через год и четыре месяца, в 1949 году, Анастасию Ивановну Цветаеву арестовали третий раз и после пяти пересыльных тюрем отправили на вечное поселение в Сибирь (деревня Пихтовка Новосибирской области).

Андрей Борисович тоже был арестован повторно, отсидел еще четыре года. Недолго жил в Башкирии, а потом – Павлодар на целых 18 лет. В 1956 году, после неправедно затянувшегося заключения, он вернулся в семью, и в 1957 году родилась его вторая дочь Ольга, на 10 лет моложе старшей, Маргариты. На пенсию он вышел 63-х лет и после долгих хлопот получил квартиру и прописку в Москве. Умер 31 января 1993 года. Для матери это было страшным ударом, ее не стало 5 сентября того же года. Анастасия Ивановна года не дожила до своего столетия.

На долю этой удивительной женщины выпало много испытаний. Все горести и невзгоды она преодолела с высоко поднятой головой. «С 41 года жизни я впервые начала писать стихи. Сперва английские, затем – русские. Поток стихов залил мои тюремные дни (стихи, рожденные в воздух, утвержденные памятью, ибо даже карандаш в советских тюрьмах был запрещен)».

Как странно начинать писать стихи,
Которым, может, век не прозвучать…
Так будьте же, слова мои, тихи,
На вас тюремная лежит печать.

Анастасия Ивановна не смогла похоронить сестру, прервавшую свою жизнь в Елабуге в 1941 году (о смерти Марины Анастасия Цветаева узнала только спустя два года, в 1943 году). Однако она смогла сделать все для того, чтобы память о Марине жила, чтобы жили ее стихи. В книге «Дым, дым, дым», двадцати лет от роду, Анастасия писала: «Маринина смерть будет самым глубоким, жгучим – слова нет – горем моей жизни». Роман А. Цветаевой «Amor» писался в лагере, передавался «на волю» на маленьких листочках. Часть листов была из папиросной бумаги, поэтому… ушла на самокрутки, и эти страницы романа были утрачены безвозвратно. Через много лет Анастасия Ивановна вернулась к этому произведению – прочла сохранившееся, восстановила утраченное, и роман вышел в 1991 году в издательстве «Современник». «Amor» несомненно автобиографичен, хотя главную героиню Анастасия Цветаева назвала Никой и как бы дистанцировалась от нее… Но так написать о сталинских лагерях мог только тот, кто сам это пережил:

Сюита тюремная
Убоги милости тюрьмы!
Искусственного чая кружка,-
И как же сахар любим мы,
И черный хлеб с горбушкой!
……………………………….
Но есть свой пир и у чумы, —
Во двор, прогулка пред обедом.
Пить пенящийся пунш зимы,
Закусывать беседой.

Книга всей ее жизни — «Воспоминания». Главным жанром для себя считала мемуары: «…Кажется мне, что в жизни столько фантастического, неожиданного, такие встречи, разлуки, такие события, сочетания и нежданности, каких не выдумать самому прирожденному фантазеру».


Анастасия Цветаева с сыном Андреем Трухачевым.1981 год

После реабилитации Цветаева жила в Москве и каждую весну ездила в Павлодар к семье сына. С 1963 года приезжала в Коктебель. До конца 1980-х А. И. Цветаева много раз бывала в Коктебеле и Феодосии. В её книге «История одного путешествия (Крым, 1971)» есть страницы, посвящённые «узнаванию» той Феодосии, где когда-то жили сестры Цветаевы.

Строки «Мне восемьдесят лет…» написаны в мае 1975 года в Коктебеле. Последний раз Анастасия Ивановна в сопровождении врача приезжала в Коктебель в ноябре 1988 года со съёмочной группой телевизионного фильма о Марине Цветаевой. Она пробыла там три дня.

Анастасия Ивановна Цветаева была вегетарианкой, обливалась холодной водой, до последних лет сохраняла ясность ума, бодрость духа, работоспособность и очень любила ходить пешком. Стихотворение Марины Цветаевой «Ода пешему ходу» было ее принципом.

Большой любовью всей жизни Анастасии Ивановны, как у её мамы и сестры Марины, были … коты и собаки. С какой любовью, с каким знанием дела она описывает четвероногих друзей! Она трепетно относилась ко всему сущему – как к живому.

В повести «Старость и молодость» есть такие слова: «Только недавно я стала ступать на траву – есть такая травка-муравка, кудрявая, низкая, я ее гущу обходила еще в прошлом году во дворе в Паланге – щадила. Теперь иду. Отчего? Мало ходить осталось. Она, кажется мне, не сердится. Она возродится. Я исчезну скорей, чем она». Анастасия Ивановна Цветаева похоронена на Ваганьковом кладбище.

«Мне восемьдесят лет…»

Мне восемьдесят лет. Ещё легка походка
Ещё упруг мой шаг по ступеням
Но что-то уж во мне внимает кротко
Предчувствиям, приметам, снам.

Мне 80 лет? Сие понять легко ли
Когда ещё взбегаю по холму
И никогда ещё сердечной боли
Ни головной… но сердцу моему

Уж ведомо предвестия томленье
Тоска веселья, трезвость на пиру,
Молчание прикосновенья
К замедлившему по строке перу.

«Ода пешему ходу»

Богу сил, Богу царств —
За гранит и за щебень,
И за шпат, и за кварц.
Чистоганную сдачу
Под копытом – кремня…
И за то, что — ходячим
Чудом сделал меня!
…Где предел для резины —
Там простор для ноги.
Не хватает бензину?
Воздуху хватит в груди!


Анастасия Цветаева и Мария Волошина. Коктебель. 1970-е годы. Собрание Дома-музея М. А. Волошина


Анастасия Цветаева с правнуками Гришей и Андреем, правнучкой Ольгой, внучками Маргаритой и Ольгой и их мужьями.
1980-е годы.


Анастасия Цветаева на фоне изображений своих любимых животных -кошек и собак.


Обложка книги Анастасии Цветаевой «Воспоминания», изданной в 2005 году. Фото Марины и Анастасии 1911 года.

http://tsvetayevs.org/creation/anastasia_biography.htm
http://www.calend.ru/person/6168/

Анастасия Цветаева — биография и личная жизнь, фото актрисы

Анастасия Цветаева — биография


Анастасия Цветаева – актриса театра и кино, режиссер, журналист, дизайнер. Прославилась своими ролями в фильмах «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант», «Победный ветер, ясный день».

Некоторые люди обладают разноплановыми талантами. И хотя со стороны может показаться, что они слишком разбрасываются, во многих областях такие способные личности достигают большого успеха. Анастасия Цветкова – именно такой человек, несмотря на свою молодость, она стала востребованной актрисой, дизайнером, режиссером и журналистом.

Детство и юность

Анастасия Цветкова родилась в Москве 24 сентября 1981 года. Родители девочки часто переезжали, в детстве ей довелось побывать во многих союзных республиках – на Украине, в Узбекистане. У этого семейства знаменитая фамилия, ее старшее поколение утверждает, что поэтесса Марина Цветаева находится с ними в дальней родственной связи.

Анастасия Цветаева в детствеАнастасия Цветаева в детствеНа фото Анастасия Цветаева в детстве

Настя была старшеклассницей, когда ее семья вернулась в столицу. В то время девочка мечтала стать репортером или писателем. После уроков она отправлялась на занятия в Школу юного журналиста, которая работала при МГУ. Однако перед самым окончанием одиннадцатого класса Настя очень увлеклась театром, и решила осваивать актерское мастерство.

Сразу после школы ей не удалось поступить в театральный ВУЗ. Зато на следующий год девушка хорошо подготовилась, без проблем стала студенткой ГИТИСа, оказавшись на курсе Владимира Андреева. Кинокарьера Цветаевой началась еще в период студенчества. Однако ее мечта о театральных ролях осуществилась намного позднее.

Театр

Дебют Анастасии Цветаевой на сцене состоялся лишь в 2013 году. Произошло это событие в Израиле, в театре «Гешер». Анастасия получила роль в постановке «Васса», где реплики актриса произносит на иврите.

Фильмы

Девушка едва успела стать студенткой, как ее уже пригласили сниматься в кино. Она получила достаточно непростую роль в фильме «Займемся любовью». Ей нужно было перевоплощаться в проститутку, и Анастасия без тени смущения согласилась на эту работу. Поскольку актрисы без комплексов всегда привлекают режиссеров, к окончанию ВУЗа фильмография Цветаевой значительно пополнилась. Она успела сняться в лентах «Даже не думай», «Next 3», «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант».

Анастасия Цветаева в фильме «Даже не думай»Анастасия Цветаева в фильме «Даже не думай»Анастасия Цветаева в фильме «Даже не думай»

Фильм «Даже не думай» понравился кинолюбителям, кассовые сборы от него давали возможность снимать продолжение. Анастасию пригласили работать и во второй сезон картины «Даже не думай 2: Тень независимости» (2004). В этом же году зрители увидели молодую актрису в продолжении сериала «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант». Многие поклонники актрисы ждали выхода на экраны фильма «Парни из стали». Здесь Анастасия снимается в откровенной сцене, предстает перед зрителями абсолютно без одежды.

Однако настоящая известность и популярность ждала Цветаеву после выхода музыкального видеоклипа Романа Зверя «Все, что тебя касается». Особенно актерское мастерство Анастасии пришлось по душе молодежной аудитории. Красоту и талант изящной смуглянки не оставили без внимания и режиссеры. Вскоре ее пригласили сниматься в фильме «Зови меня Джинн». Эту картину называют отправной точкой в кинокарьере Цветаевой.

Ей пришлось перевоплощаться в студентку Елену Алпацкую, у которой в обычной жизни появляются элементы настоящей сказки. Лене и ее друзьям придется пережить немало приключений, потому что им посчастливилось стать повелителями старика Хоттабыча. По сравнению с прошлым приходом на нашу землю волшебник утратил свой экзотичный вид, но его могущество осталось неизменным. Многие зрители с удовольствием смотрели эту картину, по-настоящему переживая за судьбу ее героев.

Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»Анастасия Цветаева в фильме «Стерва для чемпиона»

В 2005 году актрисе доверили главную роль в фильме «Молоды и счастливы». Она играет Аню Новобранцеву, юную псковитянку, приехавшую в столицу. Талантливая и красивая девушка сразу же сталкивается с обманом. Но ее настойчивость, стремление добиться своего очень импонирует зрителям. Именно эти качества в сочетании с настоящим талантом приносят молодой вокалистке популярность.

Анастасия считает эту работу почти пророческой, ведь в фильме ее героиня ждет ребенка. Вскоре после съемок этой картины у самой актрисы тоже появился малыш. Материнство наложило свой отпечаток на личность актрисы, ее моральные установки. После рождения ребенка она пересмотрела свои взгляды и соглашается лишь на определенные роли – зрелые и драматические.

Далее была работа в фильмах «Семейная история», «Мелодия любви», «Стерва для чемпиона». В последней картине актриса в первый раз отказалась от привычного для нее образа девушки-блондинки и превратилась в шатенку. Через некоторое время ее приглашают сниматься в киноленте «Тариф «Новогодний». Здесь ей была отведена роль второго плана, Анастасия играла официантку в кафе.

Анастасия Геннадьевна Цветаева

Анастасия Геннадьевна Цветаева

Режиссерская работа Цветаевой выходит в 2014 году. Это был короткометражный фильм «Иерусалимский синдром». Дебют был таким удачным, что его представили зрителям на Каннском фестивале, где он вошел в программу Cannes Short Film Corner. В этой картине Анастасия была продюсером, режиссером и актрисой, задействованной в главной роли.

Кроме этого, Цветаева озвучивала героиню мультиков. Свой голос она подарила фее зверей Фауне (Фавне), его можно услышать, посмотрев мультипликационные фильмы «Феи», Феи: Загадка пиратского острова», «Феи: Волшебное спасение», «Феи: Тайна зимнего леса».

Журналистика

Анастасия пишет эссе, статьи для глянцевых журналов «Парад», «Sex and the City», «Elle», «L’Officiel». Ее работы настолько интересны, что печатный журнал «Дети» и интернет-портал Mainpeople пригласили актрису занять должность главного редактора.

Работа в сфере дизайна

Талантливой женщине удалось реализоваться и в другой творческой сфере. Она стала дизайнером одежды, выпустив собственную линию «Nastya Tsvetaeva». Специализация дизайнера – вечерние платья для беременных дам.

Дизайнер Анастасия ЦветаеваДизайнер Анастасия ЦветаеваДизайнер Анастасия Цветаева

Сейчас она занимается дизайном украшений. Эти эксклюзивные изделия можно заказать в именном онлайн-магазине «Nastia Olgan». Торговая площадка реализует авторские кольца, серьги, подвески, различные текстильные украшения и красные нити каббалы.

Личная жизнь

В первый раз Анастасия вышла замуж совсем юной, ей было только 16 лет. Ее избранник был гораздо старше, ему уже исполнилось 30 лет. Но чувства девушки были настолько сильны, что разница в возрасте ее не остановила. Через пять лет союз влюбленных распался.

Анастасия Цветаева с мужемАнастасия Цветаева с мужемАнастасия Цветаева с мужем

Через некоторое время Цветаева встретилась со своим вторым избранником. Им стал Олег Гончаров, режиссер картины «Даже не думай». Настя и Олег не решились на официальное заключение брака. Тем не менее, именно в этом союзе у актрисы родился первый ребенок, Кузьма Гончаров.

В настоящее время у Анастасии Цветаевой третий супруг, Надав Ольган, израильский бизнесмен. Актриса познакомилась с ним в Турции, где она находилась на отдыхе. Это был очень стремительный роман, молодые люди приняли решение жить вместе буквально через несколько дней после первой встречи. Это официальный брак, он был заключен в ноябре 2010 года.

Анастасия Геннадьевна Цветаева

Анастасия Геннадьевна Цветаева

На церемонию бракосочетания влюбленным пришлось отправляться в Прагу. Это была вынужденная мера, поскольку супруги исповедуют разную религию, на территории Израиля зарегистрировать такой союз невозможно. Поклонники сделали вывод, что Анастасия теперь носит фамилию мужа, так как ее украшения известны под брендом «Nastia Olgan».

Медовый месяц молодые провели в Таиланде. Через два года после свадьбы у них родилась дочь Эстер. Большую часть своего времени актриса проводит в Израиле, занимается созданием авторских украшений. В Россию она приезжает по работе и в гости к своим родным и друзьям.

Избранная фильмография

  • 2002 Займёмся любовью
  • 2002 Даже не думай!
  • 2003 Евлампия Романова. Следствие ведёт дилетант
  • 2004 Даже не думай 2: Тень независимости
  • 2005 Мечтать не вредно
  • 2006 Грозовые ворота
  • 2006 Телохранитель
  • 2008 Феи
  • 2009 Победный ветер. Ясный день
  • 2010 Феи: Волшебное спасение
  • 2012 Твой мир
Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Цветаева, Анастасия Ивановна — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Анастасия Цветаева
Анастасия и Марина Цветаевы
Имя при рождении:

Анастасия Ивановна Цветаева

Род деятельности:

прозаик

[www.lib.ru/MEMUARY/CWETAEWA/ Произведения на сайте Lib.ru]

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Цветаева.

Анастаси́я Ива́новна Цвета́ева (15 (27) сентября 1894 года, Москва — 5 сентября 1993 года, Москва) — русская писательница, дочь профессора Ивана Цветаева, младшая сестра Марины Цветаевой.

Биография

Анастасия Цветаева (в семье её называли Ася) родилась 15 (27) сентября 1894 года в Москве, в семье музейного деятеля профессора И. В. Цветаева. Как и её старшая сестра Марина, получила домашнее начальное образование, а затем училась в частной женской гимназии М. Т. Брюхоненко[1]. В 1902—1905 годах девочки жили в Западной Европе, учась в частных пансионах Швейцарии и Германии. Затем жили в Ялте. После смерти матери в 1906 году вернулись в Москву. Много времени в детстве и молодости проводили в Тарусе.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за девятнадцатилетнего Бориса Трухачёва[2]. Венчание состоялось вскоре после Пасхи в храме при Александровском убежище для увечных воинов села Всехсвятское[3]. 9 августа того же года у них родился сын Андрей (ум. 31 января 1993 года, на 8 месяцев раньше матери)[4][5]. В 1914 году брак распался, а осенью 1915 года Цветаева снова вышла замуж — гражданским браком за Маврикия Александровича Минца и переехала к нему в Александров[3]. Семейная жизнь не помешала Анастасии заниматься литературой. В 1915 году у неё выходит первая книга — проникнутый ницшеанским духом философский текст «Королевские размышления».

После революции 1917 года сёстры Цветаевы по приглашению Максимилиана Волошина приехали в Крым, в Коктебель. Жили в гостях у Волошина. 18 июля 1917 года в Крыму умер от дизентерии Алёша, годовалый сын Анастасии Цветаевой от второго супруга — инженера-химика М. А. Минца (1886—1917), умершего в мае того же года от перитонита[6].

В начале 1920-х Цветаева возвращается в Москву, живёт случайными заработками, но продолжает писать. В 1921 году по рекомендации М. Гершензона и Н. Бердяева её принимают в Союз писателей. 23 июня 1924 года Б. Л. Пастернак пишет жене, Евгении Пастернак[7],

У Марины Цветаевой есть сестра Анастасия… Она большая умница. Она сама писательница, только прозу пишет…
…Теперь она ударилась в набожность и смотрит как на грех, даже на поэтическое творчество Марины… Она с большим треском и красноречьем возражала мне на самые скромные мои утвержденья.

В 1927 году Цветаева завершает книгу «Голодная эпопея», но не может её опубликовать. Та же судьба ждет и её роман «SOS, или Созвездие Скорпиона». В том же 1927 году Анастасии Ивановне удаётся съездить в Европу (гостила в Сорренто у М.Горького), и во Франции она в последний раз в жизни видится с сестрой Мариной.

В апреле 1933 года Анастасию Цветаеву арестовали в Москве в связи со знакомством с ранее арестованным Б. Зубакиным, масоном и розенкрейцером. После хлопот Б. Пастернака, Е. П. Пешковой и М. Горького её через 64 дня освободили.

С 1933 года по 31 августа 1937 года Анастасия Ивановна работала преподавателем немецкого языка в военном отделе Московского областного комбината иностранных языков.[8]

2 сентября 1937 года в Тарусе её снова арестовали и обвинили в причастности к якобы существовавшему «Ордену Розенкрейцеров», созданному Б. Зубакиным. Одновременно забрали и её сына — Андрея Трухачёва, гостившего у матери с невестой. Во время второго ареста у писательницы изъяли все её сочинения[9]. Сотрудники НКВД уничтожили написанные ею сказки и новеллы. Во время следствия ей сутками не давали спать. 10 января 1938 года Тройкой НКВД А. Цветаева была приговорена к 10 годам лагерей по обвинению в контрреволюционной пропаганде и агитации и участии в контрреволюционной организации[10], была направлена в БАМлаг (затем преобразован в Амурлаг). В лагере работала поломойкой, кубовщицей, на кирпичном заводе, в сметно-проектном бюро, чертежницей. Нарисовала «на заказ» около 900 портретов женщин-заключенных, писала стихи. А. Б. Трухачёв был приговорен к 10 годам за «контрреволюционную агитацию». Отбывал наказание сначала в Карелии, а затем в Каргопольлаге. Архитектурное образование и проявленные на строительстве объектов организаторские способности позволили добиться уменьшения срока вдвое[11].

После освобождения в 1947 году поселилась в поселке Печаткино Вологодской области, где к тому времени жил с семьей и работал сын Андрей. 17 марта 1949 года она была вновь арестована и постановлением ОСО при МГБ СССР от 1 июня 1949 года Анастасия Ивановна была приговорена к ссылке в посёлок Пихтовка Новосибирской области. Была освобождена из ссылки в августе 1954 года, но до 1956 года продолжала жить в Пихтовке, затем переехала к сыну в город Салават в Башкирии (сын в 1951 году также был арестован и приговорён к двум с половиной годам «за превышение власти» при выполнении плана деревообделочной фабрики на Урале)[4].

В 1957 году переехала в Павлодар к сыну, который искал работу в местах, разрешённых для прописки матери[12], где прожила 2 года до реабилитации. Вплоть до 1972 г. А. Цветаева регулярно приезжала к сыну в Павлодар, где начала писать книгу «Воспоминания», принёсшую ей широкую известность в среде интеллигенции. В Павлодаре проживает её внук Геннадий Зеленин[13].

В 1959 году А. Цветаева была реабилитирована. В 1960 году побывала в Елабуге с целью разыскать могилу сестры Марины, после длительных и сложных поисков установила на Петропавловском кладбище крест на предполагаемом месте захоронения у южной стены погоста, впоследствии указанная А. И. Цветаевой точка по решению Союза писателей Татарстана названа «официальной могилой Марины Цветаевой». О поездке в Елабугу подробно рассказала в «Воспоминаниях». В 1961 году переехала в Москву[14], пыталась восстановить по памяти произведения, изъятые у неё при аресте. С 1979 года жила в однокомнатной квартире по своему последнему московскому адресу — Большая Спасская улица, д. 8, кв. 58 (на доме установлена мемориальная доска). В этот период создаёт мемуарные книги «Старость и молодость» (опубликована в 1988 году), исповедально-мистическую беллетристику «Неисчерпаемое» и последние издания «Воспоминаний». Часть личных вещей и фотографий хранится в Музее семьи Цветаевых в Тарусе[15].

В годы перестройки боролась за реставрацию особняка и создание музея своей сестры. Официальное открытие Культурного центра «Дом-музей Марины Цветаевой» в Москве состоялось 12 сентября 1992 года[16].
В январе 2013 года в Павлодаре открылся первый в мире музей Анастасии Цветаевой, находится по улице 1 Мая, дом 35/1 (Дом Дружбы, Славянский центр) [17].

Анастасия Цветаева скончалась в Москве 5 сентября 1993 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище рядом с могилой отца и сына.

Семья

  • Первый муж Борис Трухачёв (1893 – 1919).

Сын Андрей Трухачёв (09 августа (27 июля) 1912[18] — 31 января 1993), архитектор, его жена Нина Андреевна Зеленина.

Внучки Маргарита (р. 1947), Ольга (р. 1957). Правнуки Андрей (старший), Григорий (младший), Ольга.

  • Второй муж Маврикий Александрович Минц (1886-1917), инженер, в браке с 1915.

Сын Алексей Минц (1916-1917[19]).

Фильм

Существует документальный фильм Марины Голдовской 1989 года «Мне девяносто лет, ещё легка походка… » об Анастасии Цветаевой и её воспоминаниях о Марине Цветаевой.

Сочинения

  • «Королевские размышления», 1915
  • «Голодная эпопея», 1927 (уничтожена НКВД)
  • «SOS, или Созвездие Скорпиона» (уничтожена НКВД)
  • «Старость и молодость»
  • «Воспоминания», М.: Советский писатель, 1974, 544 с. — 100 000 экз.
  • [archive.is/20130417095307/readr.ru/anastasiya-cvetaeva-skaz-o-zvonare-moskovskom.html «Сказ о звонаре московском»]
  • «Мой единственный сборник» (стихи)
  • «Моя Сибирь»
  • «Amor»
  • «Непостижимые»
  • [www.scribd.com/doc/4813346/- «Неисчерпаемое»]

Книги

  • Переписка Анастасии Цветаевой с Софьей (Зосей) Лубинской / Изд. подгот. Г. Васильевой, Г. Никитиной. — М.: ВивидАрт, 2011. — 56 с., 500 экз. — ISBN 978-5-91265-042-0
  • О чудесах и чудесном. — М.: Буто-пресс, 1991.

Напишите отзыв о статье «Цветаева, Анастасия Ивановна»

Ссылки

  • [youtube.com/watch?v=ACizWjNbKXg Мне девяносто лет, ещё легка походка…] на YouTube
  • Марина Цветаева многие стихи посвящала своей сестре, среди них «Лесное царство»
  • [ogrig.ru/zovut-ee-asya/ Зовут её Ася… (фрагменты жизни Анастасии Цветаевой)]
  • [www.annagerman.senat.org/Literatura/Anastasia-Cvetaeva.html эссе Анне Герман]
  • [www.elabuga.com/news_arch/y_09/sept_09/sept_zvet.html День рождения Анастасии Цветаевой в Елабуге]
  • Айдинян С. А. [aidinian.org.ru/anastasiya-cvetaeva/Cvetaeva_ot_Ajdinyana.pdf Хронологический обзор жизни и творчества А. И. Цветаевой / Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в г. Александрове]. — М.: АКПРЕСС, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-91293-065-2.
  • [magazines.russ.ru/october/2008/8/gu13.html Ю. Гурфинкель. Подземная река. Беседы с Анастасией Цветаевой]
  • [www.slavcentr.kz/index.php/slavpavlregion/slav-museum.html Музей А. И. Цветаевой в Павлодаре]
  • [tsvetayevs.org/funds/crimea_marina_00.htm Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых]

Примечания

  1. [www.school110.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=5:2010-08-02-13-10-09&catid=64:2011-01-26-14-10-49&Itemid=80 Частная женская гимназия М. Т. Брюхоненко] (20.08.2004). Проверено 8 июля 2011. [www.webcitation.org/61A44GAaR Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  2. С. А. Айдинян. [aidinian.org.ru/anastasiya-cvetaeva/Cvetaeva_ot_Ajdinyana.pdf Хронологический обзор жизни и творчества А. И. Цветаевой] (рус.) (Литературно-художественный музей М. и А. Цветаевых в г. Александрове). Проверено 8 июня 2011. [www.webcitation.org/61D3MMylx Архивировано из первоисточника 26 августа 2011]. — М.: АКПРЕСС, 2010. — 176 с. ISBN 978-5-91293-065-2
  3. 1 2 Анастасия Цветаева. Воспоминания. — М.: «Изограф», 1995. 864 с.
  4. 1 2 А. И. Цветаева. Памятник сыну — //Сб. «Памятник сыну». — М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 1999, 160 с. — ISBN 5-93015-010-9
  5. Ольга Трухачёва. Была в его жизни сказка — //А. Б. Трухачёв. Сказка о больной слонихе, о лисе-франтихе и о деве-крокодилке с талией, как рюмка — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 2012, 36 с.
  6. «Там у Пра и Макса 18 июля 1917 года умер в пять дней от дизентерии Алеша». (Цветаева А. Воспоминания / Послесл. В. Глоцера / Худож. оформл. А. Анно / 6-е изд., исправл. и доп. М., 2005. С. 614).
  7. Существованья ткань сквозная. Борис Пастернак. Переписка с Евгенией Пастернак — М.: НЛО, 1998, 592 с., — с. 97
  8. Центральный государственный архив Московской области, фонд 6538, оп. 1, д. 40, л. 8
  9. «А в 1937 году — это было в Тарусе — приехал ко мне сын с невестой. Арестовали и меня и сына». (Донская Д. Анастасия Цветаева. Штрихи к портрету (дневниковые записи). М., 2002. С. 8).
  10. [www.za-za.net/index.php?menu=authors&&country=rus&&author=melnikova_tatjana&&werk=001 Т. Мельникова. Тарусским страницам полвека!]
  11. В. В. Соловьев. С надеждой, верой и любовью. (Воспоминания о встречах с А. И. Цветаевой и её сыном А. Б. Трухачевым) — //Сб. «Памятник сыну». — М.:Дом-музей Марины Цветаевой, 1999, 160 с. — ISBN 5-93015-010-9
  12. Один из адресов: ул. 25-го Октября, 131 (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 99).
  13. [www.kazpravda.kz/c/1255037145 Гори, Цветаевский костер!]
  14. см. письмо П. Антокольскому от 14-15 февраля 1966: «Живу ул. Горького 26/1, кв. 9, 2 эт<аж> с ул. Медведева» (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 31). Затем получила квартиру по адресу: Б. Спасская, д. 8, кв. 58. (Гений памяти: Переписка А. И. Цветаевой и П. Г. Антокольского / Сост., подгот. текстов и примеч. Г. К. Васильева и Г. Я. Никитиной. М., 2000. С. 137). В позднейшие времена приезжала погостить в Переделкино: «23 октября 1990 г. Переделкино. Дом творчества. Анастасия Ивановна и Евгения Филипповна, маленькие, беспомощные» (Донская Д. Анастасия Цветаева. Штрихи к портрету (дневниковые записи). М., 2002. С. 81).
  15. [cvetaeva.ru/tarusa/ Музей семьи Цветаевых в Тарусе] (рус.). Проверено 8 июня 2011. [www.webcitation.org/61D3NSPdY Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  16. [www.dommuseum.ru/index1.php Дом-музей Марины Цветаевой] (рус.). Проверено 8 июня 2011. [www.webcitation.org/61D3OBe7y Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  17. forbes.kz/news/2013/09/06/newsid_39452 Информация о Павлодарском музее Анастасии Цветаевой
  18. Ольга Григорьева. [ogrig.ru/zovut-ee-asya/ Зовут ее Ася…].
  19. [t-smertina.narod.ru/biloe/tsvetaeva/index-263.html Анастасия Цветаева — сестра Марины].

Отрывок, характеризующий Цветаева, Анастасия Ивановна

– Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром.
Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди.
– И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал.
– Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот.
– К пятому орудию накатывай! – кричали с одной стороны.
– Разом, дружнее, по бурлацки, – слышались веселые крики переменявших пушку.
– Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила, – показывая зубы, смеялся на Пьера краснорожий шутник. – Эх, нескладная, – укоризненно прибавил он на ядро, попавшее в колесо и ногу человека.
– Ну вы, лисицы! – смеялся другой на изгибающихся ополченцев, входивших на батарею за раненым.
– Аль не вкусна каша? Ах, вороны, заколянились! – кричали на ополченцев, замявшихся перед солдатом с оторванной ногой.
– Тое кое, малый, – передразнивали мужиков. – Страсть не любят.
Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери все более и более разгоралось общее оживление.
Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.
Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.
В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.

Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.

В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.

Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.

Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.

Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)

Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.

С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.

Пьер побежал вниз.

«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.

Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.

Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.

Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.

Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.

От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.

Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.

Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.

Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.

Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.

Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.

С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.

Эта судьбоносная русская поэтесса пережила романтику и революцию, любила и жила трагически | Нина Рената Арон

«Два с половиной дня — ни кусочка, ни ласточка», — писала русская поэтесса Марина Цветаева в октябре 1917 года, когда поезд вез ее из Крыма обратно в ее родную Москву, чтобы посмотреть, что там. слева от него. За несколько дней до этого большевики подняли восстание против шаткого Временного правительства в России, положив начало революции. «Солдаты приносят газеты — напечатанные на розовой бумаге.Кремль и все памятники взорваны », — продолжила она. «Дом, где кадеты и офицеры отказывались сдаваться, взорван. 16000 убиты. На следующей станции до 25000. Я не говорю. Я курю.»

Цветаева тогда не могла знать, что переживает одно из самых значительных потрясений в истории своей страны и ХХ века. Как и большинство ее соотечественников, она мало что знала. Русская революция ворвалась в жизнь Цветаевой так же, как и для многих, особенно выходцев из аристократии, — сразу поставив под сомнение состояние ее дома, средств к существованию и будущего.Поразительная широта террора и дестабилизации, вызванных революцией, особенно очевидна в жизни Цветаевой, и впоследствии она стала одним из самых ярких и страстных голосов в русской литературе.

В то время она навещала свою сестру Анастасию и боялась, что вернется в Москву и найдет своего мужа и двух дочерей, которым тогда было четыре года и шесть месяцев, ранеными или мертвыми. С ними все было в порядке, хотя это событие безвозвратно изменило бы их жизнь.Вскоре после революции муж Цветаевой, уже военный офицер, присоединился к антибольшевистской Белой армии, которая продолжила кровавую гражданскую войну против красных. Цветаева не видела его четыре года, и первые три года от него не было вестей.

Внезапно Цветаева оказалась обездоленной и одинокой в ​​пугающей новой реальности с двумя маленькими детьми, ее семейный дом «разобрали на дрова». Как художник и член аристократии, у нее никогда не было подработки, но теперь она устроилась на работу в Наркомнац, где с сварливостью встретила удивительно разнообразный состав новых советских граждан.Работа длилась недолго. Цветаева часто писала в этот период, вела тетради и дневники, в которых записывала головокружительные преобразования политической и повседневной жизни, происходящие вокруг нее. Эти записи собраны в томе Earthly Signs: Moscow Diaries 1917–1922 , который вскоре будет переиздан New York Review Books. Взятые вместе, эти записи служат мощным напоминанием о том, что искусство может спасти вас, или убить, или и то, и другое.

Марина Цветаева, 1892–1941. (Fine Art Images / Heritage Images через Getty Images)

Как пишет переводчик Джейми Гэмбрелл во введении к сборнику, дневник предлагал Цветаевой свободу работать вне каких-либо литературных условностей или профессионального давления, а также структуру, необходимую для того, чтобы опоясать полный хаос послереволюционной жизни.Она включает в свои дневники воспоминания о своей юности, отрывки разговоров с детьми и друзьями, размышления о поэзии, наблюдения и критику быстрых изменений в российской столице и языке, а также вызывающие воспоминания отрывистые взгляды на повседневную жизнь, как утверждает Гамбрелл. являются не просто биографическим содержанием, но «сами по себе являются выдающимся историческим документом». Один отрывок, описывающий очевидный налет, гласит: «Крики, крики, звон золота, старушки с непокрытыми головами, изрезанные перины, штыки… Они обыскивают все.Несколькими страницами позже: «Рынок. Юбки — поросята — тыквы — петухи. Умиротворяющая и завораживающая красота женских лиц. У всех темноглазые и все в ожерельях ».

Она резко пишет о собственном одиночестве и отчуждении. «Я со всех сторон изгой: для жены хама я« бедный »(чулки дешевые, без бриллиантов), для хама -« мещанка », для свекрови -« бывший человек », для Красные солдаты — гордая, коротко стриженная барышня ». О покупках она пишет: «Продуктовые магазины теперь напоминают витрины салонов красоты: все сыры — аспики — торты — ни на йоту живее восковых кукол.Тот самый легкий ужас ». И о ее собственной бедности, все еще мрачно ошеломляющей новизны: «Я живу и сплю в одном и том же ужасно усохшем коричневом фланелевом платье, сшитом в Александрове весной 1917 года, когда меня там не было. Все в дырах от падающих углей и сигарет. Рукава, собранные на резинке, закатываются и застегиваются английской булавкой ».

Она брала крохотные подачки от друзей, частичную работу там, где могла их получить, и получала гроши за то, что читала свою работу вслух.В конце концов, она отправила свою младшую дочь Ирину в государственный детский дом, думая, что ее лучше накормят. Вскоре ребенок умер от голода, еще больше погрузив Цветаеву в смятение и горе.

Цветаева родилась в 1892 году в семье профессора искусств Московского университета и пианистки. До того как ей исполнилось 20 лет, она впитала в себя многое из мира. Она была заядлым и всеядным читателем, особенно интересовалась литературой и историей, а подростком училась во Франции и Швейцарии.В детстве семья жила за границей в поисках более справедливого климата и санаториев, чтобы лечить туберкулез матери Марины, убивший ее в 1906 году.

Союз родителей Цветаевой был вторым браком для ее отца, который впоследствии основал то, что сейчас известный как Пушкинский музей, и для ее матери, у которой до этого были серьезные отношения. По большому счету, этих двоих преследовала их прошлая любовь, от которой они так и не оправились. У Цветаевой и ее сестры было двое сводных братьев и сестер от первого брака ее отца, с которыми ее мать никогда не ладила.

Возможно, это одна из причин того, что Цветаева на протяжении всей жизни оставалась почти фанатичной приверженкой любви во многих ее проявлениях. Как пишут Оксана Мамсымчук и Макс Розочинский в Los Angeles Review of Books , несмотря на полную трагедий жизнь, Цветаева «сохранила детскую способность любить» и написала в своем стихотворении «Письмо к амазонке, » «любовь» само по себе детство ».

Она страстно погрузилась в то, что ее муж Сергей Эфрон в письме другу назвал «ее ураганами», продолжая бессчетные эпистолярные романы и полноценные эротические романы.«Важно не , что , а , как, », — продолжил Эфрон. «Не суть или источник, а ритм, безумный ритм. Сегодня — отчаяние; завтра — экстаз, любовь, полное самоотречение; а на следующий день — снова отчаяние ».

Она встретила Сергея Эфрона в Коктебеле, своего рода приморской колонии художников в Крыму в 1911 году. Эфрон, тоже поэт, обладал той трагедией, которую, кажется, тяготела к Цветаевой. Он был шестым из девяти детей. Его отец, работавший страховым агентом, умер, когда он был подростком.Год спустя один из его братьев покончил с собой. Его мать, узнав о смерти сына, покончила с собой на следующий день.

Софья Парнок была возлюбленной и музой Цветаевой в России. (Wikimedia)

Цветаева и Ефрон быстро полюбили друг друга и на следующий год поженились (оба были еще подростками), хотя Цветаева продолжала вести дела, в первую очередь с поэтом Осипом Мандельштамом, о котором она написала цикл «Вехи». стихи часто считались ее лучшими. Любовь, которую любила Цветаева, временами сродни детству, а временами бурная и мучительная, возможно, лучше всего иллюстрируется в другом ее значительном романе с поэтессой Софьей Парнок.Цветаева написала цикл стихотворений «Подруга» о Парноке (преподнося ее ей в подарок), ее тон чередовался то игривый, то насмешливый, то жестокий. Парнок, со своей стороны, писал стихи, предсказывая смерть пары. По словам русского литературоведа Дайаны Льюис Бургин, их страсть, «похоже, была одной из тех, что подпитывались влечением к собственной гибели».

В 1922 году Цветаева покинула СССР со своей выжившей дочерью и воссоединилась с Эфроном в Берлине. Затем семья переехала в Прагу.В 1925 году она родила сына Георгия. Летом 1926 года Цветаева срочно и лихорадочно переписывалась с двумя титанами европейской литературы — Борисом Пастернаком и Райнером Марией Рильке. В этих коротких, ярких отношениях (Рильке умер в 1926 году; Цветаева и Пастернак продолжали писать друг друга) та же неудержимая и мучительная искра, та же одержимость навязчивой идеей, которая характеризует большую часть биографии и поэзии Цветаевой.

Она провела 1930-е годы в основном в Париже, демонстрируя то, что русская писательница Нина Берберова называет «особой мерзостью парижских художников и поэтов между двумя войнами».Она заболела туберкулезом и жила на небольшую стипендию художника от чешского правительства и все, что могла заработать, продавая свои работы. Она написала Пастернаку о своем отчуждении, сказав: «Они не любят поэзию и что я, кроме этого, не поэзии, а того, из чего она сделана. [Я] негостеприимная хозяйка. Молодая женщина в старом платье ».

За исключением учебников истории, революции не суммируются точно. Скорее, они выходят наружу бесчисленными способами. Несмотря на то, что семья Цветаевой жила за границей, она столкнулась с полной батареей советских ужасов.Эфрон и выжившая дочь пары Ариадна тосковали по СССР и в конце концов вернулись в 1937 году. Эфрон к тому времени работал на НКВД (советские силы безопасности до КГБ), как и жених Ариадны, шпионивший за семьей. Обвиненные в шпионаже в разгар сталинского террора, оба были арестованы. Эфрон был казнен в 1941 году. Ариадна была приговорена к восьми годам колонии. Еще около десяти лет она провела в тюрьмах и в ссылке в Сибири. Сестра Цветаевой Анастасия также попала в тюрьму; она жила, но они никогда больше не виделись.

«ИСТИНА — ЭТО ПЕРЕГОВОР», — написала Цветаева много лет назад в письме другу.

В 1939 году Цветаева также вернулась в свой родной город Москву, но ее перевели в Елабугу, небольшой городок в Татарстане, чтобы избежать наступления немецкой армии. Писательница Нина Берберова вспоминает, как видела Цветаеву перед отъездом в Москву в 1939 году на похоронах другого поэта в Париже. О встрече она пишет: «У нее были седые волосы, серые глаза и серое лицо. Ее большие руки, грубые и грубые, руки уборщицы, были сложены на животе, и у нее была странная беззубая улыбка.И я, как и все, прошел мимо, не поздоровавшись с ней ».

Два года спустя, еще в Елабуге, Цветаева покончила с собой. Она оставила письмо своему 16-летнему сыну (который был призван в армию и через несколько лет погиб в бою), в котором говорилось: «Простите меня, но было бы только хуже. Я серьезно болен, это уже не я. Я безумно люблю тебя. Поймите, что я не могу больше жить. Скажи папе и Але, если увидишь их, что я любил их до последней минуты, и объясни, что я зашел в тупик.Ее похоронили в безымянной могиле.

.

Марина Цветаева (26 сентября 1892 — 1941), русский переводчик, поэтесса

Марина Ивановна Цветаева (26 сентября 1982 г. — 31 августа 1941 г.) — русская поэтесса и переводчик, которую по праву считают одной из величайших русских поэтов начала ХХ века.

Образование

Начальное образование Марина и ее сестра Анастасия получили дома.

Карьера

Свои первые стихи Марина Цветаева написала в 6 лет, причем не только на русском, но и на немецком и французском языках.

В 1910 году Марина Цветаева самостоятельно издала свой первый сборник стихов «Вечерний альбом». Второй сборник стихов, который был разнообразен и привлекал большое внимание известных поэтов того времени, назывался «Волшебный фонарь» и был выпущен после замужества в 1912 году. Цветаева хорошо знала языки и зарабатывала на жизнь переводом стихов. было совсем не выгодно по сравнению с переводами.

Цикл стихов «Подруга», посвященный ее отношениям с Софией Парнок, вышел в 1916 году.Следует отметить, что Цветаева много писала, ежедневно по несколько часов посвящая стихам.

В годы Гражданской войны был издан знаменитый цикл «Лагерь лебедей», посвященный подвигу белых офицеров. Еще она писала романтические пьесы и стихи, в частности «Царь-девица», «Егорушка», «На красном коне».

Роман с Константином Родзевичем вдохновил Цветаеву на написание известных сборников стихотворений «Поэма горы» и «Поэма конца». Последний сборник стихов, изданных при жизни Цветаевой, вышел в Париже, куда в 1928 году семья переехала из Чехословакии.Но основная часть ее стихов так и осталась неопубликованной, а Марина зарабатывала на переводе и проведении чтений.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.