Ахматова поэтесса: Анна Ахматова стихи: Читать стихотворения Ахматовой

Содержание

10 мифов об Ахматовой • Arzamas

Правда об отношениях поэтессы с Николаем Гумилевым, Львом Гумилевым, Иосифом Сталиным — и многое другое

Подготовила Александра Чабан

Миф первый: Ахматова — потомок татарского хана



Стояние на реке Угре в 1480 году. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век

© Wikimedia Commons

И не простого хана, а именно Ахмата — последнего хана Золотой Орды, потомка Чингисхана. Этот популярный миф начал создаваться самой поэтессой еще в конце 1900-х годов, когда возникла необходимость в литературном псевдониме (настоящая фамилия Ахматовой — Горенко). «И только семнадцатилетняя шальная девчонка могла выбрать татарскую фамилию для русской поэтессы…» — вспоминала Лидия Чуковская ее слова. Однако подобный ход для эпохи Серебряного века был не так уж и безрассуден: время требовало от новых литераторов артистического поведения, ярких биографий и звучных имен. В этом смысле имя Анна Ахматова прекрасно соответствовало всем критериям (поэтическим — оно создавало ритмический рисунок, двухстопный дактиль, и имело ассонанс на «а», и жизнетворческим — носило флер таинственности).


Что касается легенды о татарском хане, то она сформировалась позже. Реальная родословная не укладывалась в поэтическую легенду, поэтому Ахматова преобразовала ее. Здесь следует выделить биографический план и мифологический. Биографический состоит в том, что Ахматовы действительно присутствовали в роду поэтессы: Прасковья Федосеевна Ахматова была прабабкой со стороны матери. В стихотворениях линия родства немного приближена (см. начало «Сказки о черном кольце»: «Мне от бабушки-татарки / Были редкостью подарки; / И зачем я крещена, / Горько гневалась она»). Легендарный план связан с ордынскими князьями. Как показал исследователь Вадим Черных, Прасковья Ахматова была не татарской княжной, а русской дворянкой («Ахматовы — старинный дворянский род, происходивший, по всей видимости, от служилых татар, но давным-давно обрусевший»). Никаких данных о происхождении рода Ахматовых от хана Ахмата или вообще от ханского рода Чингизидов не имеется.


Миф второй: Ахматова была признанной красавицей



Анна Ахматова. 1920-е годы

© РГАЛИ

Многие мемуарные записи действительно содержат восхищенные отзывы о внешности молодой Ахматовой («Из поэтесс… ярче всего запомнилась Анна Ахматова. Тоненькая, высокая, стройная, с гордым поворотом маленькой головки, закутанная в цветистую шаль, Ахматова походила на гитану… Мимо нее нельзя было пройти, не залюбовавшись ею», — вспоминала Ариадна Тыркова; «Она была очень красива, все на улице заглядывались на нее», — пишет Надежда Чулкова).


Тем не менее более близкие люди поэтессы оценивали ее как женщину не сказочно красивую, но выразительную, с запоминающимися чертами и особо притягательным шармом. «…Назвать нельзя ее красивой, / Но в ней все счастие мое», — писал об Ахматовой Гумилев. Критик Георгий Адамович вспоминал: 


«Теперь, в воспоминаниях о ней, ее иногда называют красавицей: нет, красавицей она не была. Но она была больше, чем красавица, лучше, чем красавица. Никогда не приходилось мне видеть женщину, лицо и весь облик которой всюду, среди любых красавиц, выделялся бы своей выразительностью, неподдельной одухотворенностью, чем-то сразу приковывавшим внимание».


Сама Ахматова себя оценивала так: «Я всю жизнь могла выглядеть по желанию, от красавицы до урода».


Миф третий: Ахматова довела поклонника до самоубийства, что потом описала в стихах


Обычно это подтверждают цитатой из ахматовского стихотворения «Высокие своды костела…»: «Высокие своды костела / Синей, чем небесная твердь… / Прости меня, мальчик веселый, / Что я принесла тебе смерть…»



Всеволод Князев. 1900-е годы 

© poetrysilver.ru

Все это и правда, и неправда одновременно. Как показала исследователь Наталия Крайнева, у Ахматовой действительно был «свой» самоубийца — Михаил Линдеберг, покончивший с жизнью из-за несчастной любви к поэтессе 22 декабря 1911 года. Но стихотворение «Высокие своды костела…» написано в 1913 году под впечатлением от самоубийства другого юноши, Всеволода Князева, несчастно влюбленного в подругу Ахматовой, танцовщицу Ольгу Глебову-Судейкину. Этот эпизод повторится и в других стихах, например в «Голосе памяти». В «Поэме без героя» Ахматова сделает самоубийство Князева одним из ключевых эпизодов произведения. Общность произошедших с подругами событий в историософской концепции Ахматовой могла впоследствии соединиться в одно воспоминание: недаром на полях автографа «балетного либретто» к «Поэме» появляется пометка с именем Линдеберга и датой его кончины.


Миф четвертый: Ахматову преследовала несчастная любовь


Подобный вывод напрашивается после прочтения почти любой книги стихов поэтессы. Наряду с лирической героиней, оставляющей своих возлюбленных по собственной воле, в стихотворениях есть и лирическая маска женщины, страдающей от неразделенной любви («Меня покинул в новолунье…», «Дверь полуоткрыта…», «Сегодня мне письма не принесли…», «Вечером», цикл «Смятение» и т. д.). Однако лирическая канва книг стихов далеко не всегда отражает биографию автора: возлюбленные поэтессы Борис Анреп, Артур Лурье, Николай Пунин, Владимир Гаршин и другие отвечали ей взаимностью.


Миф пятый: Гумилев — единственная любовь Ахматовой



Анна Ахматова и Николай Пунин во дворе Фонтанного дома. Фотография Павла Лукницкого. Ленинград, 1927 год

© Тверская областная библиотека им. А. М. Горького

Брак Ахматовой с поэтом Николаем Гумилевым длился с 1910 по 1918 год. С 1918-го по 1921-й она была замужем за ученым-ассириологом Владимиром Шилейко (официально они развелись в 1926 году), а с 1922 по 1938 год состояла в гражданском браке с искусствоведом Николаем Пуниным. Третий, так и не оформленный официально брак вследствие специфики времени имел свою странность: после расставания супруги продолжали жить в одной коммунальной квартире (в разных комнатах) — и более того: даже после смерти Пунина, находясь в Ленинграде, Ахматова продолжала жить с его семьей.


Гумилев также повторно женился в 1918 году — на Анне Энгельгардт. Но в 1950–60-е годы, когда «Реквием» постепенно доходил до читателей (в 1963 году поэма была опубликована в Мюнхене) и интерес к запрещенному в СССР Гумилеву стал пробуждаться, Ахматова взяла на себя «миссию» вдовы поэта (Энгельгардт к тому времени также уже не было в живых). Подобную роль выполняли Надежда Мандельштам, Елена Булгакова и другие жены ушедших литераторов, храня их архив и заботясь о посмертной памяти.


Миф шестой: Гумилев бил Ахматову



Николай Гумилев в Царском Селе. 1911 год

© gumilev.ru

Такой вывод не раз делали не только позднейшие читатели, но и некоторые современники поэтов. Неудивительно: почти в каждом третьем стихотворении поэтесса признавалась в жестокости мужа или возлюбленного: «…Мне муж — палач, а дом его — тюрьма», «Все равно, что ты наглый и злой…», «Углем наметил на левом боку / Место, куда стрелять, / Чтоб выпустить птицу — мою тоску / В пустынную ночь опять. / Милый! не дрогнет твоя рука. / И мне недолго терпеть…», «Муж хлестал меня узорчатым, / Вдвое сложенным ремнем» и так далее.


Поэтесса Ирина Одоевцева в мемуарах «На берегах Невы» вспоминает негодование Гумилева по этому поводу:


«Он [поэт Михаил Лозинский] рассказал мне, что его постоянно допытывают студисты, правда ли, что я из зависти мешал Ахматовой печататься… Лозинский, конечно, старался их разубедить.

     <…>

     <…> Наверно и вы, как они все, твердили: Ахматова — мученица, а Гумилев — изверг.

     <…> 

     Господи, какой вздор! <…> …Когда я понял, насколько она талантлива, я даже в ущерб себе самому постоянно выдвигал ее на первое место.

     <…>

     Сколько лет прошло, а я и сейчас чувствую обиду и боль. До чего это несправедливо и подло! Да, конечно, были стихи, которые я не хотел, чтобы она печатала, и довольно много. Хотя бы вот:

               Муж хлестал меня узорчатым,

               Вдвое сложенным ремнем.

     Ведь я, подумайте, из-за этих строк прослыл садистом. Про меня пустили слух, что я, надев фрак (а у меня и фрака тогда еще не было) и цилиндр (цилиндр у меня, правда, был), хлещу узорчатым, вдвое сложенным ремнем не только свою жену — Ахматову, но и своих молодых поклонниц, предварительно раздев их догола».


Примечательно, что после развода с Гумилевым и после заключения брака с Шилейко «побои» не прекратились: «От любви твоей загадочной, / Как от боли, в крик кричу, / Стала желтой и припадочной, / Еле ноги волочу», «А в пещере у дракона / Нет пощады, нет закона. / И висит на стенке плеть, / Чтобы песен мне не петь» — и так далее.


Миф седьмой: Ахматова была принципиальной противницей эмиграции


Этот миф был создан самой поэтессой и активно поддерживается школьным каноном. Осенью 1917 года Гумилев рассматривал возможность переезда за рубеж для Ахматовой, о чем сообщал ей из Лондона. Уехать из Петрограда советовал и Борис Анреп. На эти предложения Ахматова ответила стихотворением, известным в школьной программе как «Мне голос был…».


Почитатели творчества Ахматовой знают, что этот текст является на самом деле второй частью стихотворения, менее однозначного по своему содержанию, — «Когда в тоске самоубийства…», где поэтесса рассказывает не только о своем принципиальном выборе, но и о тех ужасах, на фоне которых принимается решение.


Недавно найденные и опубликованные крупнейшим ахматоведом Романом Тименчиком два письма поэтессы заставляют подвергнуть этот миф серьезной корректировке.


«Думаю, могу не описывать, как мне мучительно хочется приехать к тебе. Прошу тебя — устрой это, докажи, что ты мне друг…

     Я здорова, очень скучаю в деревне и с ужасом думаю о зиме в Бежецке. <…> Как странно мне вспоминать, что зимой 1907 года ты в каждом письме звал меня в Париж, а теперь я совсем не знаю, хочешь ли ты меня видеть. Но всегда помни, что я тебя крепко помню, очень люблю и что без тебя мне всегда как-то невесело. Я с тоской смотрю на то, что сейчас творится в России, тяжко карает Господь нашу страну». 


Анна Ахматова — Николаю Гумилеву. 15 августа 1917 года 


Соответственно, осеннее письмо Гумилева является не предложением к отъезду за рубеж, а отчетом по ее просьбе.


После порыва к отъезду Ахматова достаточно скоро решилась остаться и уже не изменила своего мнения, что прослеживается и в других ее стихотворениях (например, «Ты — отступник: за остров зеленый…», «Высокомерьем дух твой помрачен…»), и в рассказах современников. По воспоминаниям, в 1922 году у Ахматовой вновь появляется возможность уехать из страны: Артур Лурье, обосновавшись в Париже, настойчиво зовет ее туда, но она отказывает (на руках у нее, по свидетельству конфидента Ахматовой Павла Лукницкого, было 17 писем с этой просьбой).


Миф восьмой: Сталин завидовал Ахматовой



Ахматова на литературном вечере. 1946 год

© РГАЛИ

Сама поэтесса и многие ее современ­ники посчитали появление постанов­ления ЦК 1946 года «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“», где шельмовались Ахматова и Зощенко, следствием события, произошедшего на одном литературном вечере. «„Это я зарабатываю постановление“, — говорила Ахматова о фотографии, сделанной на одном из вечеров, проходивших в Москве весной 1946 года. <…> По слухам, Сталин был разгневан пылким приемом, который оказывали Ахматовой слушатели. Согласно одной из версий, Сталин спросил после какого-то вечера: „Кто организовал вставание?“», — вспоминает Ника Глен. Лидия Чуковская дополняет: «Ахматова полагала, что… Сталин приревновал ее к овациям… Аплодисменты стоя причитались, по убеждению Сталина, ему одному — и вдруг толпа устроила овацию какой-то поэтессе».


Как подмечает Александр Жолковский, для всех воспоминаний, связанных с этим сюжетом, характерны типичные оговорки («по слухам», «полагала» и так далее), что является вероятным признаком домысла. Реакция Сталина, как и «цитатная» фраза о «вставании», не имеют документальных подтверждений или опровержений, поэтому этот эпизод стоит рассматривать не как абсолютную истину, а как одну из популярных, вероятных, но до конца не подтвержденных версий.


Миф девятый: Ахматова не любила своего сына



Анна Ахматова и Лев Гумилев. 1926 год

© Евразийский национальный университет им. Л. Н. Гумилева

И это не так. В непростой истории взаимоотношений Ахматовой со Львом Гумилевым много нюансов. В ранней лирике поэтесса создавала образ нерадивой матери («…Я дурная мать», «…Отыми и ребенка, и друга…», «Для чего же, бросив друга / И кудрявого ребенка…»), в чем была доля биографизма: детство и юность Лев Гумилев провел не с родителями, а с бабушкой, Анной Гумилевой, мать и отец лишь иногда приезжали к ним. Но в конце 1920-х годов Лев перебрался в Фонтанный дом, в семью Ахматовой и Пунина.


Серьезная размолвка произошла после возвращения в 1956 году Льва Гумилева из лагеря. Он не мог простить матери, как ему казалось, ее легкомысленного поведения в 1946 году (см. миф восьмой) и некоторого поэтического эгоизма. Однако именно ради него Ахматова не только «стояла триста часов» в тюремных очередях с передачей и просила каждого более или менее влиятельного знакомого помочь с освобождением сына из лагеря, но и пошла на шаг, противоречащий любому эгоизму: переступив через свои убеждения, ради свободы сына Ахматова написала и опубликовала цикл «Слава миру!», где прославляла советский строй  Когда в 1958 году вышла первая после значительного перерыва книга Ахматовой, в авторских экземплярах она заклеивала страницы со стихотворениями из этого цикла..


В последние годы Ахматова не раз говорила близким о желании восстановить прежние отношения с сыном. Эмма Герштейн пишет: 


«…она мне сказала: „Я бы хотела помириться с Левой“. Я ответила, что и он, вероятно, этого хочет, но боится чрезмерного волнения и для нее, и для себя при объяснении. „Да не надо объясняться, — живо возразила Анна Андреевна. — Пришел бы и сказал: ‚Мама, пришей мне пуговицу‘“».


Вероятно, переживания от размолвки с сыном во многом ускорили смерть поэтессы. В последние дни ее жизни возле больничной палаты Ахматовой развернулось театральное действо: близкие решали, пускать или не пускать Льва Николаевича к матери, не приблизит ли их встреча кончину поэтессы. Ахматова умерла, так и не помирившись с сыном.


Миф десятый: Ахматова — поэт, ее нельзя называть поэтессой


Часто обсуждения творчества Ахматовой или иных аспектов ее биографии заканчиваются жаркими терминологическими спорами — «поэт» или «поэтесса». Спорящие небезосновательно ссылаются на мнение самой Ахматовой, подчеркнуто называвшей себя поэтом (что зафиксировали многие мемуаристы), и призывают продолжать именно эту традицию.


Однако стоит помнить о контексте употребления этих слов век назад. Поэзия, написанная женщинами, только начинала появляться в России, и к ней редко относились всерьез (см. характерные названия рецензий на книги женщин-поэтов начала 1910-х годов: «Женское рукоделие», «Любовь и сомнение»). Поэтому многие женщины-литераторы или выбирали себе мужские псевдонимы (Сергей Гедройц  Псевдоним Веры Гедройц., Антон Крайний  Псевдоним, под которым Зинаида Гиппиус печатала критические статьи., Андрей Полянин  Имя, взятое Софией Парнок для публикации критики.), или писали от лица мужчины (Зинаида Гиппиус, Поликсена Соловьева). Творчество Ахматовой (и во многом Цветаевой) полностью изменило отношение к поэзии, создаваемой женщинами, как к «неполноценному» направлению. Еще в 1914 году в рецензии на «Четки» Гумилев делает символический жест. Назвав несколько раз Ахматову поэтессой, в конце отзыва он дает ей имя поэта: «Та связь с миром, о которой я говорил выше и которая является уделом каждого подлинного поэта, Ахматовой почти достигнута».


В современной ситуации, когда достоинства поэзии, созданной женщинами, уже не нужно никому доказывать, в литературоведении принято называть Ахматову поэтессой, в соответствии с общепринятыми нормами русского языка.  

Ахматова, Анна Андреевна — ПЕРСОНА ТАСС

Родилась 23 июня 1889 г. в одесском пригороде Большой Фонтан, в дворянской семье. Ее отец — Андрей Антонович Горенко (1848-1915), капитан 2-го ранга в отставке, служил в корпусе инженер-механиков Черноморского флота, был преподавателем Морского училища в Петербурге, в 1890 г. поступил на гражданскую службу в Государственный контроль, в 1905 г. вышел в отставку в чине статского советника. Мать — Инна Эразмовна (урожденная Стогова, 1856-1930), потомственная дворянка, состояла в отдаленном родстве с поэтессой Анной Буниной (1774-1829).

В качестве литературного псевдонима выбрала фамилию прабабушки по материнской линии, которую считала принадлежащей к роду ордынского хана Ахмата, потомка Чингисхана (официально изменила фамилию на Ахматову в 1926 г.).

Образование, знакомство с Николаем Гумилевым
В 1890 г. семья Горенко переехала сначала в Павловск, затем в Царское Село, где в 1899-1905 гг. Анна училась в Мариинской женской гимназии (ныне — Царскосельская гимназия искусств им. А. Ахматовой). Там же познакомилась со своим будущим мужем — поэтом Николаем Гумилевым (1886–1921).
В 1905 г., после развода родителей, вместе с матерью уехала в Евпаторию. Спустя год переехала в Киев, где училась сначала в Фундуклеевской гимназии, а в 1908 г. поступила на юридическое отделение Киевских высших женских курсов.
В 1907 г. в парижском еженедельнике «Сириус», который издавал Николай Гумилев, под инициалами А. Г. впервые было опубликовано стихотворение поэтессы «На руке его много блестящих колец…». В апреле 1910 г. Ахматова и Гумилев обвенчались в селе Никольская Слободка под Киевом, спустя два года у них родился сын Лев (1912-1992).
Начало творчества, акмеизм
После переезда в Петербург (с 1914 г. — Петроград, с 1924 г. — Ленинград, с 1991 г. — Санкт-Петербург) Ахматова поступила на Высшие женские историко-литературные курсы Николая Раева. С 1911 г. ее стихи печатались в московских и петербургских изданиях («Новая жизнь», «Gaudeamus», «Аполлон» и др.). В том же году она вошла в творческий кружок «Цех поэтов», организованный Гумилевым и Сергеем Городецким, исполняла там обязанности секретаря. В 1912 г. члены группы объявили о появлении нового модернистского течения в русской поэзии — акмеизма, провозгласив основой своего творчества реалистичность и материальность, предметность образов и слов. Сама Анна Ахматова назвала впоследствии акмеизм «бунтом против символизма». В том же году вышел первый сборник поэтессы «Вечер», куда вошли стихотворения «Сероглазый король» (1910), «Сжала руки под темной вуалью…» (1911) и др.
В 1912-1913 гг. она выступала с чтением стихов в литературно-артистическом кабаре «Бродячая собака», посетителями которого были Осип Мандельштам, Игорь Северянин, Надежда Тэффи, Владимир Маяковский, Велимир Хлебников и др., а также во Всероссийском литературном обществе, перед слушателями Высших женских (Бестужевских) курсов.
В 1914 г. Анна Ахматова издала сборник «Четки» («Звенела музыка в саду таким невыразимым горем…», «В то время я гостила на земле…» и др.), а спустя три года — «Белая стая», основу которого составили стихотворения, написанные ею в Слепневе — имении Гумилевых в Тверской губернии («Думали, нищие мы…», «Так много камней брошено в меня…» и др.).
В 1918 г. после развода с Гумилевым вышла замуж за востоковеда, поэта Владимира Шилейко, однако брак фактически продлился три года. Официально супруги разошлись в 1926 г.
Послереволюционные годы, запрет на публикации
После революции Анна Ахматова работала в 1920-1922 гг. научным сотрудником библиотеки Агрономического института, в 1920 г. стала членом петроградского отделения Всероссийского союза поэтов. С 1921 г. была также переводчицей в издательстве «Всемирная литература». В том же 1921 г. в свет вышли ее поэма «У самого моря» и два сборника — «Подорожник» и «Anno Domini MCMXXI» (с лат. — «Лето Господне 1921 г.»), неоднозначно воспринятые критиками. Многие назвали Ахматову «внутренней эмигранткой», идеологически чуждой пролетарской литературе. В своей статье «Две России. Ахматова и Маяковский» Корней Чуковский охарактеризовал поэтессу как «наследницу уходящей культуры».
В 1921 г. был репрессирован и расстрелян Николай Гумилев (реабилитирован посмертно в 1992 г.).
С 1923 г. стихотворения Ахматовой в Советской России почти не публиковались. Ситуация осложнилась в 1925 г., после выхода постановления ЦК ВКП(б) «О политике партии в области художественной литературы», где декларировалось право партии и государства на выработку идеологических концепций и контроля за литературой.
Негласный запрет на публикации Анны Ахматовой продолжался до 1939 г., по словам поэтессы, ее имя 16 лет «было вычеркнуто из списка живых». В этот период она практически не писала, занималась переводами, изучала творчество Александра Пушкина (статьи «Последняя сказка Пушкина», 1933; «Адольф» Бенжамена Констана в творчестве Пушкина», 1936 и др.). В 1934-1935 гг. Анна Ахматова начала работать над одним из самых значительных своих произведений — автобиографической поэмой «Реквием» (впервые полностью опубликована в Мюнхене в 1963 г., в СССР — в 1987 г.).
В 1935 г. были арестованы сын Анны Ахматовой Лев Гумилев и ее гражданский муж — искусствовед Николай Пунин. Однако вскоре оба были освобождены благодаря личному ходатайству поэтессы к Иосифу Сталину. В 1938 г. Лев вновь был арестован и спустя год приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей за контрреволюционную агитацию и участие в антисоветской организации. С Пуниным Ахматова рассталась в 1938 г. (в 1949 г. он был репрессирован, погиб в лагере в 1953 г., реабилитирован посмертно в 1957 г.).
Возобновление творческой деятельности
В 1939 г. к Ахматовой обратились из редакции «Московского альманаха» с просьбой прислать свои стихи. Издательства начали готовить к печати книги поэтессы. Союз писателей принял специальное постановление «О помощи Ахматовой», ей было выплачено пособие, увеличена пенсия. В январе 1940 г. ее приняли в Союз писателей СССР. По мнению биографов, опала с поэтессы была снята после того, как осенью 1939 г. на приеме в Кремле Сталин поинтересовался судьбой Ахматовой, стихи которой любила его дочь Светлана.
В 1940 г. в издательстве «Советский писатель» вышел сборник стихов 1912-1940 гг. под названием «Из шести книг». По предложению Алексея Толстого Ахматова была выдвинута на Сталинскую премию по литературе. Однако уже в октябре 1940 г. ЦК ВКП(б) постановил «изъять» сборник как «идеологически вредный, религиозно-мистический». В том же году поэтесса закончила поэму «Путем всея земли» и приступила к написанию «Поэмы без героя», которую считают центральной в ее творчестве.
С началом Великой Отечественной войны Анну Ахматову эвакуировали из блокадного Ленинграда в Москву, оттуда через Казань в Ташкент, где она жила вместе с семьей Лидии Чуковской. В 1943 г. в Ташкенте была опубликована книга Ахматовой «Избранное. Стихи». Ее произведения печатались в журналах «Знамя», «Звезда», «Ленинград», «Красноармеец». В 1942 г. стихотворение «Мужество» опубликовала газета «Правда». В 1943 г. Ахматова была награждена медалью «За оборону Ленинграда». В мае 1944 г. вернулась из эвакуации.
Послевоенные годы, опала и арест сына
Спустя два года Анна Ахматова вновь оказалась в опале. 14 августа 1946 г., после доклада секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова, в котором творчество Ахматовой было названо «поэзией взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и моленной», было принято постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград», направленное против Михаила Зощенко и Анны Ахматовой. Последнюю обвинили в «чуждой народу пустой безыдейной поэзии» и в том, что ее стихи «наносят вред делу воспитания молодежи и не могут быть терпимы в советской литературе». Обоих исключили из Союза писателей. Произведения Ахматовой перестали печатать, тиражи ее книг были уничтожены.
В 1949 г. Лев Гумилев в третий раз был арестован и приговорен к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. Анна Ахматова безуспешно пыталась добиться освобождения сына (вышел на свободу в 1956 г.). В июне 1950 г. министр госбезопасности СССР Виктор Абакумов представил на имя Сталина докладную записку «О необходимости ареста поэтессы Ахматовой», однако разрешения не получил.
В 1950 г. с целью доказать лояльность властям Анна Ахматова создала цикл стихов «Слава миру!» (1950), среди которых была юбилейная ода Сталину («21 декабря 1949 года»). В феврале 1951 г. по ходатайству Александра Фадеева она была восстановлена в Союзе писателей.
Последние годы жизни
С 1950-х гг. Анна Ахматова занималась переводами, в 1958 и 1961 гг. выпустила сборники стихотворений. В 1962 г. завершила работу над «Поэмой без героя», которую писала в течение 22 лет (полностью напечатана в нью-йоркском альманахе «Воздушные пути» в 1960 г., в СССР — в 1974 г.). В 1965 г. вышел последний прижизненный сборник стихов и поэм Анны Ахматовой «Бег времени».
В 1965 и 1966 гг. номинировалась на Нобелевскую премию по литературе. В 1964 г. была удостоена итальянской премии «Этна-Таормина», в 1965 г. получила степень почетного доктора Оксфордского университета.
5 марта 1966 г. Анна Ахматова скончалась в санатории «Подмосковье» в Домодедове Московской области. 7 марта сообщение о смерти поэтессы было передано по Всесоюзному радио. 10 марта она была похоронена в п. Комарово под Ленинградом.
Увековечение памяти
В честь Анны Ахматовой названы улицы в Москве, Калининграде, Пушкине, Тюмени, а также в Киеве и Одессе (Украина), Ташкенте (Узбекистан) и др.
Памятники, барельефы и мемориальные доски есть в Москве, Санкт-Петербурге, Коломне (Московская область), Бежецке (Тверская область), в Киеве и Одессе, в г. Таормине (Сицилия, Италия). В 2006 г. скульптура Ахматовой (архитектор Владимир Реппо, скульптор Галина Додонова) была установлена возле Воскресенской набережной Санкт-Петербурга, откуда открывается вид на следственный изолятор «Кресты». Именно там в заключении находился Лев Гумилев, а сама поэтесса, как она писала в «Реквиеме», провела в очередях в изолятор «триста часов».
В 1989 г., к столетию со дня рождения поэтессы, в Санкт-Петербурге в Фонтанном доме был открыт литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой.
Имя поэтессы — Akhmatova — присвоено малой планете №3067, открытой в Крымской астрофизической обсерватории в 1982 г., а также кратеру на Венере.

​Анна Ахматова – талантливая поэтесса Серебряного века — Общенет

История жизни одной из талантливейших поэтесс 20 века Анны Ахматовой полна ярких и трагических событий.

Творчество Анны Ахматовой неразрывно связано с ее судьбой, наполненной разными, в том числе и трагическими событиями.

Признанная уже в молодые годы классиком русской поэзии, она за свою творческую жизнь испытала не только славу, но и замалчивание, травлю и жесточайшую цензуру со стороны властей.

Но, несмотря ни на что, она жила, любила и писала восхитительны стихи, навеки вошедшие в историю русской литературы.

Из биографии Анны Ахматовой:

Анна Ахматова (по отцу Горенко) родилась 23 июня 1889 года в пригороде Одессы в семье потомственного дворянина, флотского инженера-механика Горенко. Однако когда 11-летняя Аня увлеклась стихосложением, отец не оценил таланта и стремлений дочери и запретил использовать свою фамилию. Тогда будущая поэтесса выбрала в качестве псевдонима фамилию прабабушки и стала Ахматовой.

Когда Анне было 1 год, семья переехала жить в Царское село под Петербургом. Услышав, как старших детей учительница обучала французскому языку, Аня в пятилетнем возрасте научилась говорить по-французски и освоила светские манеры. В 1900 году она поступила в Царскосельскую женскую гимназию, где проучилась 5 лет.

У Анны было 5 братьев и сестер. Мать поэтессы — И. Э. Стогова была дальней родственницей «Русской Сапфо», «Десятой Музы» (так ее называли современники) — Анны Петровны Буниной. А. П. Бунина, принадлежавшая к тому же дворянскому роду, к которому принадлежали В. А. Жуковский и И. А. Бунин, прославилась как первая русская женщина-поэт. Доподлинно известно, что из-за болезни Анна Бунина уезжала на лечение в Англию, где переписывалась со своим знаменитым современником — Вальтером Скоттом.

В семье будущей поэтессы существовала легенда, что по материнской линии ее предком был Хан Большой Орды Ахмат. Это был последний правитель Орды, под политической властью которого находились все московские князья. Насколько предание соответствует истине — не известно, но сама Ахматова искренне верила в легенду.

Инна Эразмовна Стогова посвятила жизнь своим 6 детям. Одна из младших сестер, Рика (или Ирина) умерла в 7 лет от туберкулеза, когда Анне исполнилось 5 лет. Скрыть факт гибели дочери родителям удалось от остальных детей, потому что девочка жила у тетки. Но каким-то непостижимым образом Анна почувствовал смерть сестры. Она считала, что это событие повлияло на всю ее дальнейшую жизнь.

Анна росла в необычной семье, в их доме почти не было книг. Источником творческой мысли в семье была мама. Она знала наизусть многие стихотворения Державина и Некрасова. Инна Эразмовна первая решила, что дочь станет поэтом. Она напророчила Анне такую судьбу еще до того, как девочка написала свои первые строчки. И, несмотря на то, что маленькая Анна мало читала, все домашние были уверены, что она непременно станет поэтессой.

В детском возрасте Анна перенесла тяжелую болезнь (предположительно, это была оспа), которая на некоторое время оставила ее глухой. Именно после этой тяжелой болезни Анна начала писать стихи.

Сочинять стихи Анна Горенко начала в 11 лет, а впервые они были опубликованы в парижском журнале, издателем которого был Гумилев, когда юной поэтессе исполнилось 18 лет.

Анна встретила поэта Николая Гумилева, который стал ее первым супругом, еще во времена учебы. В 1903 году на одном из торжественных вечеров в Царскосельской женской гимназии они познакомились, и молодой человек был совершенно очарован изящной темноволосой девушкой, он влюбляется в очаровательную хрупкую девушку и посвящает ей свои стихи, она теперь навсегда становится его музой.

В 1906 году, спустя год после развода родителей, Анна уезжает в Киев, где в течение 4-х лет получает разностороннее образование. Первые два года учится в престижной гимназии, а последующие два – на Высших женских курсах. По окончании курсов она переезжает в Петербург, где посещает женские историко-литературные курсы.

В Петербурге Ахматова опять встречается с Гумилевым, и влюбленный поэт настойчиво предлагает ей выйти за него замуж. После череды отказов он добивается согласия весной 1910 года. Молодожены проводят медовый месяц в Париже. Второй раз супружеская чета посещает Париж в 1911 году, где Анна знакомится со знаменитым художником Модильяни, который делает несколько набросков ее портрета карандашом.

1912 год знаменуется для Ахматовой путешествием по Италии, рождением сына Льва, созданием «Цеха поэтов», секретарем которого она становится и выходом в свет первого сборника стихов. Слава о талантливой поэтессе быстро распространяется по столице. Она выступает перед многочисленной аудиторией, ее портреты пишут именитые художники, а поэты посвящают стихи.

Анна Ахматова с мужем Н. Гумелёвым и сыном Львом Гумилёвым

К 1914 году с мужем возникают натянутые отношения. Анна увлекается поэтом и критиком Николаем Недоброво, затем у нее возникают интимная привязанность к композитору Лурье. Брак с Гумилевым оказывается на грани распада.

В начале Первой мировой войны Гумилев отправляется добровольцем на фронт. Там он участвует в боевых действиях до января 1917 года. Ахматова заболевает туберкулезом, долго лечится и на это время ограничивает публичную жизнь.

В 1918 году Гумилев возвращается из-за границы в Петербург и супруги оформляют развод, после которого Ахматова сочетается браком с ученым востоковедом и поэтом Владимиром Шилейко. Этот брак продлился всего 4 года, а затем был расторгнут по инициативе мужа, собиравшегося жениться на новой возлюбленной. После развода Анна впервые получила официально фамилию Ахматова. До этого она носила фамилии мужей.

В 1921 году тяжело пережив расстрел Гумилева, она на несколько лет отдалилась от литературного общества и творчества.

В 1922 году поэтесса снова выходит замуж за искусствоведа Николая Пунина, снова начинает писать стихи и выступать перед публикой. В 1924 году были изданы её новые стихи, а после этого последовал негласный запрет на публикации ее поэзии.

Началом репрессий против близких людей ознаменовался 1935 год. Ее сын Лев и третий супруг Николай Пунин подверглись аресту, однако после письма Ахматовой к Сталину были освобождены. Через три года оба близких ей человека были снова арестованы и заключены в сталинские застенки.

В 1939 году снимают запрет на ее поэзию и принимают в Союз писателей СССР.

Начало войны Ахматова встретила в Ленинграде и написала несколько патриотических стихотворений, посвященных защите Отечества. Еще до начала блокады по настоянию врачей и распоряжению властей Анна была эвакуирована сначала в Москву, затем в Чистополь и далее в Ташкент, где она провела два с половиной года. Там был издан новый сборник стихов. Возвратилась из эвакуации в Ленинград Ахматова в мае 1944 года.

Сын Ахматовой провел в исправительно-трудовых лагерях с 1938 по 1944 год. В конце 1944 года он добровольцем пошел на фронт и встретил День Победы в Берлине.

В 1945 году Ахматова встречает сына с войны. Поэтесса снова попадает в немилость вождя из-за встречи с английским историком И. Берлином, который нанес ей визит.

В 1946 году власти раскритиковали ее творчество в партийном постановлении, вследствие этого она была исключена из Союза писателей, но 1951 году, благодаря стараниям Александра Фадеева восстановлена.

В 1949 году вновь были арестованы и отправлены по этапу Николай Пунин и Лев Гумилев. Ахматова обратилась с письмом к Сталину с просьбой освободить сына. Но письмо осталось без ответа и сыну пришлось отбывать наказание вплоть до 1956 года, когда он был реабилитирован. Сын был в обиде на мать, полагая, что она недостаточно прилагала усилий для его освобождения.

В 1953 году ее супруг Николай Пунин умер в сталинских лагерях. Переживания, связанные со сталинским репрессиями легли в основу стихотворного цикла «Реквием».

С наступлением политической «оттепели» ей разрешают в 1964 году получить итальянскую литературную премию «Этна Торина».

В 1965 году она становится почетным доктором Оксфордского университета, а незадолго до смерти издается ее итоговый сборник стихов «Бег времени».

Скончалась Ахматова в санатории подмосковного города Домодедово 5 марта 1966 года.

Похоронили известную поэтессу на Комаровском кладбище под Ленинградом. Лев Гумилев, работавший доктором Ленинградского университета, вместе со своими студентами занялся постройкой памятника. Они решили выложить каменную стену символизирующую «Кресты» и увенчать ее деревянным крестом. Недостающие камни собирали по улицам города.

Интересные факты из жизни и творчества Анны Ахматовой:

1. Ахматова всю жизнь вела дневник, который был обнаружен только через 7 лет после её смерти, и некоторые факты из ее биографии, известные сейчас, взяты именно оттуда.

2. Во времена Великой отечественной войны Анна находилась в эвакуации и жила там с женой Корнея Чуковского.

3. Удивительным фактом из творчества Ахматовой можно считать ее необъяснимую связь с А. С. Пушкиным, которого она наряду с И. Анненским, считала своим учителем. Все ее творчество пронизано духом пушкинского времени.

4.Александра Сергеевича поэтесса превозносила, называла своим учителем и, как потом вспоминали знакомые, порой даже казалось, что она была влюблена в Пушкина. Во время разговоров о великом поэте Ахматова преображалась, забывала свои горести.

5. Жизнь как будто вела Анну Андреевну по тропинкам, проложенным Музам. Рожденную недалеко от Одессы девочку уже через год привезли жить в Царское Село. С этим местом у поэтессы было связано интересное воспоминание. Гуляя с няней по хорошо знакомым аллеям, Аня нашла булавочку в форме лиры. Она подумала, что эту вещицу потерял сам А. С. Пушкин, проводивший время в тени этих деревьев за век до рождения своей юной поклонницы.

6.С Пушкиным связана еще одна история из жизни Ахматовой. Однажды он приснился Ф. Раневской, с которой близко дружила Ахматова. Та решила позвонить и сообщить новость. Анна Андреевна, позавидовав, выпалила: «Какая Вы счастливая! Мне Он никогда не снился!»

7. Первым мужем Анны был поэт Николай Гумилев. Вначале Анна не обращала на пылкого юношу, поклонника Оскара Уайльда, никакого внимания. Она была влюблена в другого – репетитора Владимира Голенищева-Кутузова.

8. Николай Гумилев долго добивался руки роковой красавицы. В какой-то момент Анна уже была готова уступить, но в дело вмешались… дельфины: Анна и Николай отдыхали в Евпатории и, прогуливаясь по бегу, наткнулись на тела двух выбросившихся на берег дельфинов. Именно этот факт стал причиной очередного отказа Гумилеву.

9. Венчание с Николаем Гумилевым, с которым она была знакома уже 7 лет, логично вписалось в поэтическую судьбу девушки.

10.Считается, что Анна не любила Гумилева, а воспринимала его как свою Судьбу. Кстати, на венчание никто из родных Николая не пришел, считая, что брак этот будет коротким.

11. Отношения Ахматовой и Гумилева трудно понять. Они скорее были «заклятыми друзьями», братом и сестрой, друзьями, чем мужем и женой. Даже сама Ахматова не раз признавалась, что никогда не считала Гумилева женатым человеком.

12. Многие полагали, что у Анны Ахматовой был бурный роман со скульптором Амадео Модильяни, но на самом деле это не так: он просто писал ее портреты и, видимо, был влюблен в нее, но страсть эта осталась платонической.

13.Платоническая страсть Модильяни помогла Анне пережить измену мужа, который увлекся своей молоденькой племянницей Марией Кузьминой. Она вложила письма Модильяни в томик стихов Готье и подстроила так, чтоб их нашел ее супруг. Они были квиты. Это дала возможность им простить друг друга.

14. После брака с Гумилевым, который впоследствии был расстрелян, Анна еще дважды выходила замуж. Вторым ее мужем стал востоковед Владимир Шилейко, За которого она вышла замуж в конце 1918 года, а рассталась летом 1921.

15.Третьим избранником поэтессы стал Николай Пунин, искусствовед, который много лет провел в тюремном заключении.

16. Всех её мужей постигла одна участь — она отрекалась от них живых, но хранила верность мертвым. Так, помогая энтузиастам собрать факты из жизни Гумилева, Ахматова призналась, что бережно хранила его стихи и, несмотря ни на что, способствовала их переизданию.

17. Третьего мужа Ахматовой Пунина сажали в тюрьму в то же время, когда и сына Льва Гумилева. В первый раз после ходатайства Анны их отпустили, а второй раз удалось добиться освобождения только сына, а Николай Пунин так и погиб в Лагерях. Это было очень сложное время для поэтессы, потому, как кроме волнений за близких, она тяжело переживала то, что ее не печатают и приходится писать «в стол».

18.Знаменитой Анну Ахматову сделал ее второй сборник «Четки», вышедший в 1914 году, через 2 года после первого.

19.Последний сборник стихов Ахматовой при её жизни был опубликован в 1925 году. После НКВД дала негласный запрет на ее творчество, так как сочла ее стихи «провокационными и антикоммунистическими».

20. Сталин положительно относился к творчеству поэтессы, однако, он не смог простить ей общение с английским философом Берлином. За это ее исключили из союза писателей и ей, гению своего времени, пришлось жить в нищете, и, чтоб выжить, Анна занималась переводами стихов иностранных поэтов.

21. Анне Ахматовой принадлежит высказывание «Нелюбимой быть поэтично». Она описывала образ отвергнутой и обманутой женщины во многих своих стихах, и, что важно, этот образ не выглядел жалким. Он всегда был торжественно печален и красив.

22.У Анны от туберкулеза умерли 2 сестры, и она думала, что ее ждет та же участь. Это нашло весьма интересное отражение в её творчестве. В годы Первой мировой войны поэтесса тяжело болеет этим заболеванием и ограничивает свою социальную жизнь. В итоге ей удается победить тяжелый недуг.

23. Ахматова пережила обе мировые войны, во время которых ощущала огромный творческий и патриотический подъем, создавая настоящие поэтические шедевры. В те годы она написала много патриотических произведений, которые публиковались в газетах. Однако многие ее стихотворения не были изданы ни при жизни, ни спустя десятилетия после смерти.

24. В 1943 году издается сборник Ахматовой «Избранное: Стихи», но в 1946 году выходит ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“, в которых Анну обвиняют в том, что её творчество, „пропитанное духом пессимизма и упадничества“, „буржуазно-аристократическим эстетством“ идет во вред воспитанию советских молодых людей, и советская литература такого не потерпит. После этого тиражи недавно изданной книги уничтожаются.

25.Единственный сын Ахматовой неоднократно был лишен свободы. Его посадили в тюрьму «Кресты», и Анна вместе с другими матерями ходила туда. После того, как одна из матерей заключенного спросила, сможет ли поэтесса все это воплотить в своем творчестве. Ахматова взялась за «Реквием». Эта поэма была написана в конце 30 годов, а опубликована уже после смерти поэтессы, только в 1988 году.

26. Ахматова предчувствовала свою смерть. Ложась в санаторий, где и прошли ее последние дни, Анна Андреевна сказала: «Жаль, что там нет Библии».

27.Сын Ахматовой и Гумилева — Лев, с которым при жизни у нее так и не сложились теплые отношения, понял и простил мать после ее ухода из этого мира. Свидетели рассказывали, как видели седого доктора, бродившего по окрестностям с учениками в поисках материалов для памятника матери.

28. Улицы, названные в честь поэтессы, находятся в Киеве, Калининграде и Одессе, кроме того есть памятник в Санкт-Петербурге.

29.Один из памятников Анне Ахматовой находится напротив тюрьмы «кресты». Именно там, где Анне вместе с другими матерями приходилось бороться за свободу своих детей.

30.В 1989 году была популярна почтовая карточка с изображенной на ней Анной Ахматовой.

31. 25 июня каждого года в деревне Комарово проходят Ахматовские вечера-встречи, вечера памяти, приуроченные ко дню рождения Анны Андреевны.

32. 120-летие Анны Ахматовой в 2009 году отмечали даже в Куала-Лумпуре.

Памятник Анне Ахматовой в Санкт-Петербурге

фото из интернета

Ахматова без стихов: чем занималась поэтесса кроме стихосложения?

«Я не переставала писать стихи. Для меня в них – связь моя со временем, с жизнью моего народа, –  писала в автобиографии Анна Ахматова. Однако она занималась не только литературным творчеством. К 130-летнему юбилею поэтессы мы собрали несколько интересных фактов из ее биографии.

1.

Работала в библиотеке

20-е годы XX века

После Октябрьской революции, в тяжелый для себя и для всех петербуржцев период, чтобы заработать себе на жизнь, Ахматова работала в библиотеке Агрономического института (сейчас Санкт-Петербургский государственный аграрный университет). Поэтесса не только составляла карточки и выдавала книги, но и жила при библиотеке.

2.

Переводила с корейского языка

Издание 1958 года

Ахматова – оригинальный переводчик. Известно, что к переводческой деятельности она обращалась в трудные для себя годы, когда поэтессу не печатали. Хотя сама Ахматова не считала себя виртуозным мастером перевода, ей удалось познакомить читателей с образцами корейской и китайской классической лирики и с поэзией Древнего Египта (при жизни поэтессы вышли несколько сборников ее переводов). Также Ахматова переводила с польского, армянского, украинского и чешского языков.

3.

Исследовала творчество Пушкина

Возле Лицея в Царском селе

Ахматова – выдающийся пушкинист. Она не только выросла и обучалась в Царском Селе, где учился ее любимый поэт, и не просто вдохновлялась его лирикой. В 1920-х годах Ахматова взялась за серьезное изучение творческого и жизненного пути Александра Пушкина. Ею созданы работы «Пушкин и Невское взморье», «Каменный гость» Пушкина», «Слово о Пушкине». В 1930-е годы она участвовала в работе Пушкинской комиссии, которая готовила к изданию академическое Полное собрание сочинений Пушкина. В последние годы жизни Ахматова работала над книгой о гибели поэта, но не успела ее завершить.

4.

Могла бы получить Нобелевскую премию по литературе

Вручение Нобелевской премии Михаилу Шолохову

Согласно архивным документам Шведской академии, которая рассекречивает списки кандидатов через 50 лет после вручения Нобелевской премии, лауреатом премии 1965 года могла стать Анна Ахматова. Председатель Нобелевского комитета Андерс Эстерлунд говорил о ее поэзии: «Я был под сильным впечатлением от ее истинного вдохновения и утонченной техники, но куда больше меня тронула судьба поэтессы – на протяжении многих лет оказаться приговоренной к тяжелому, вынужденному молчанию!» Однако в итоге награду в этом году получил автор «Тихого Дона» Михаил Шолохов. Кандидатура Ахматовой была выдвинута на Нобелевскую премию по литературе и в 1966 году, но вскоре после этого поэтесса скончалась, поэтому Нобелевский комитет уже не рассматривал ее кандидатуру.

5.

Позировала известным художникам

Париж, 1911

Личность Ахматовой вдохновляла многих знаменитых людей. Например, итальянский художник Амедео Модильяни, познакомившись с молодой поэтессой в Париже в 1910 году, написал более десятка ее портретов-рисунков.

6.

Получила докторскую степень Оксфордского университета

После присвоения звания

За год до смерти, в 1965 году, Ахматова получила докторскую степень  Оксфордского университета. Советский актёр Аркадий Райкин, который присутствовал на торжественной церемонии в университете, вспоминал: «Мы вошли в зал, и началось поистине великолепное зрелище… Ряды партера окружали возвышение в конце зала, где в золоченом кресле — так и хочется сказать «на троне» — восседал ректор университета с молитвенником в руках… Вся церемония длилась около трёх часов, и в конце её в зал вошла Ахматова. Ощущение было такое, будто мы стали свидетелями выхода королевы. Она была в пурпурной мантии, но без шапочки, которую полагается надевать непременно. Как потом рассказала Анна Андреевна, она сочла, что этот головной убор ей не к лицу, и в виде исключения ей позволили не надевать шапочку. Однако этим нарушение деталей ритуала не исчерпывалось. Ахматовой не пришлось ни подниматься по ступенькам, ни становиться на колено: ректор сам сошёл к ней и вручил диплом».

7.

Выступала на радио

Анна Ахматова читает стихотворение «Мужество» в 1946 году

В блокадном Ленинграде Ахматова выступала на радио, чтобы своим словом поддержать жителей города. Поэтесса обратилась к ним со словами: «Уже больше месяца, как враг грозит нашему городу пленом, наносит ему тяжёлые раны. Городу Петра, городу Ленина, городу Пушкина, Достоевского и Блока, городу великой культуры и труда враг грозит смертью и позором. Я, как и все ленинградцы, замираю при самой мысли о том, что наш город, мой город может быть растоптан. Вся жизнь моя связана с Ленинградом – в Ленинграде я стала поэтом, Ленинград стал для моих стихов их дыханием. Я, как и все вы сейчас, живу одной непоколебимой верой в то, что Ленинград никогда не будет фашистским».

8.

Читала стихи в госпиталях

Ташкент. Лестница, по которой поднималась Анна Ахматова, чтобы попасть домой

Во время Великой
Отечественной войны Ахматова была эвакуирована в Ташкент. По
соседству с домом, где жила поэтесса, находился госпиталь. Ахматова приходила
туда, чтобы почитать стихи раненым бойцам. Ташкентская поэтесса и переводчица Светлана Сомова писала
об этих посещениях: «В
госпиталях тогда лежали изувеченные больные, нередко без рук и без ног… И вот в
одной большой палате лежал горько страдающий молодой человек.  Ахматова
подошла к нему, молча села около кровати и стала тихим голосом читать стихи о
любви… Непонятно
было, как и зачем читать такие стихи полуживым людям. Но в палате стало тихо.
Лица разгладились, посветлели. И этот несчастный юноша вдруг улыбнулся. Тело-то
ранено, жизнь висит на волоске, а душа – 
живая, отзывается на любовь, на правду…»

Подготовила Ася Занегина


Использованы материалы Т. Александровой, А. Марченко, С. Сомовой, М. Алексеева, И. Вербловской, И. Дергачевой

Читайте также:

Кем видят себя женщины, пишущие стихи — Wonderzine

Текст: Наталья Бесхлебная 

«Я не люблю восторженных девиц… / По деревням встречаешь их нередко; / Я не люблю их толстых, бледных лиц, / Иная же — помилуй бог — поэтка. / Всем восхищаются: и пеньем птиц, / Восходом солнца, небом и луною… / Охотницы до сладеньких стишков, / И любят петь и плакать… а весною / Украдкой ходят слушать соловьёв». Этот манифест литературного шовинизма был создан Иваном Тургеневым в середине позапрошлого века, но не так уж сильно всё изменилось с тех пор.

«За последнее время от наших поэтесс ждёшь и находишь как-то больше, чем от поэтов. Наступил какой-то „суфражизм“ в русской поэзии», — многообещающе начинал свою статью 1913 года о ранней Цветаевой критик Пётр Перцов, но продолжал так: «Дамские присловья редко бывают удачны. Стихи г-жи Цветаевой закрепляют, к счастью, не каждый жест».

Благодаря движению суфражисток к началу XX века женщины действительно стали заявлять о себе, в частности, в литературе, но возможность высказаться как таковую приходилось отстаивать. Вершина же уважения заключалась в словах «ты не поэтесса — ты настоящий поэт». В Литературном институте, где я училась на семинаре поэзии в начале 2000-х годов, именно такая похвала была всё ещё в ходу.

Анна Ахматова, которую в популярных статьях называют «русской Сафо», написала эпиграмму: «Могла ли Биче словно Дант творить, / Или Лаура жар любви восславить? / Я научила женщин говорить… / Но, Боже, как их замолчать заставить!» Ахматова, как и Цветаева, слово «поэтесса» не признавала и хотела называться исключительно поэтом — так что вполне очевидно, что поэт Анна в своей эпиграмме, шутя или не очень, вторит мужскому хору судей-мизогинов.

А женщины не столь знаменитые искренне верили в свою профессиональную второсортность: «Нет, я не буду знаменита, / Меня не увенчает слава, / Я — как на сан архимандрита — / На это не имею права. / Ни Гумилёв, ни злая пресса / Не назовут меня талантом / Я маленькая поэтесса / С огромным бантом». Так в 1918 году написала о себе Ирина Одоевцева, будущая жена Георгия Иванова. А вот другая поэтесса начала XX века — Надежда Львова: «Мы празднуем мою близкую смерть. / Факелом вспыхнула на шляпе эгретка. / Вы улыбнётесь… О, случайный! Поверьте, / Я — только поэтка».

Либо ты настоящая женщина с бантом, либо настоящий
поэт — от чего-то придётся отказаться

Женственность как будто бы не может жить в одном теле с талантом, и либо ты настоящая женщина с бантом, либо настоящий поэт — от чего-то придётся отказаться. Одоевцева бант хоть с возрастом и сняла, но всю жизнь проходила в жёнах гения, Львова же покончила с собой из-за разрыва отношений с Валерием Брюсовым при помощи подаренного им же пистолета.

Большинство женщин по-прежнему хотят, чтоб их называли поэтами вместо поэтесс, докторами вместо докторш, физиками вместо физичек. Пусть ироническое восприятие этих слов и сложилось как раз потому, что женщины изначально не были допущены до таких профессий. Дело даже не столько в том, что мужчины не терпели конкуренции: женщины, не учившиеся ни в царскосельских лицеях, ни за границей, с детства принявшие на веру, что их высшее предназначение — стать женой или музой, просто не могли быть к этой конкуренции готовы. Система постоянно воспроизводила сама себя: общество, искренне убеждённое в том, что место женщины вторично, не создавало условий, в которых можно было бы реализовать одинаковые интеллектуальные возможности гендеров и, соответственно, поверить в них.

Говорят, что искусственное введение феминитивов не меняет общество по мановению волшебной палочки — возможно, но в моём случае волшебная палочка сработала. Чтобы привыкнуть к слову «поэтесса», употреблённому в мой адрес, мне потребовалось минут пять. Как только я опубликовала своё решение, морок сняло как рукой: оно не только больше не вызывает у меня иронии или раздражения, но и воспринимается гармонично.

 фотографии: Wikimedia Commons (1, 2)

Ахматова и Цветаева – самые известные женщины русской поэзии


Ахматова — кумир



В 1912 году Цветаева писала: «Вчера мы купили книгу стихов Анны Ахматовой, которую так хвалит критика…». По-видимому, речь о «Вечере», первом сборнике поэтессы — именно он сделал Анну Гумилеву (тогда она носила фамилию первого мужа) знаменитой. В том же 1912-м у Цветаевой родилась дочь Ариадна. Именно она позже, в 1921-м, написала Ахматовой письмо с признанием в любви к ее стихам — и от себя, и от своей матери. На этом письме Цветаева подписала: «Аля [так ласково она называла Ариадну] каждый вечер молится: — «Пошли, Господи, царствия небесного Андерсену и Пушкину, — и царствия земного — Анне Ахматовой».


1) Анна Ахматова 1920-е. s.inyourpocket.jpg


Анна Ахматова, 1920-е. (Pinterest)




Цветаева посвятила Ахматовой около 20-ти стихотворений. Главные из них были написаны в 1916—1917 гг. — их Ахматова, по рассказам, носила с собой в сумочке, да так, «что одни складки и трещины остались». Артур Лурье, известный в то время композитор, близкий к Ахматовой, упрекнул поэтессу в том, что она относится к Цветаевой «как Шопен к Шуману». Знаменитый Шопен не жаловал молодого поклонника. Однако в письмах к Марине, которые до нас дошли, Ахматова добродушна и вполне участлива. «<…> Желаю Вам и дальше дружбы с Музой и бодрости духа, и, хотите, будем надеяться, что мы все-таки когда-нибудь встретимся», — написала Ахматова в ответ на письмо Ариадны и Марины Цветаевой. «<…> Я не пишу никогда и никому, но ваше отношение мне бесконечно дорого. <…> Мечтаю прочитать Ваши новые стихи», — второй ответ Ахматовой весной 1921 на восторженное письмо Цветаевой о «Подорожнике» (сборник Ахматовой).


2) Марина Цветаева с дочерью Ариадной. pinterest.jpg


Марина Цветаева с дочерью Ариадной. (Pinterest)




Встреча Ахматовой и Цветаевой


В августе 1921 года расстреляли Николая Гумилева, с которым Ахматова уже была разведена. После этого пронесся слух о смерти самой поэтессы. Цветаева, переживавшая о судьбе Ахматовой, написала ей одно из последних писем. Ахматова не ответила. Завязавшаяся было переписка прервалась до 1941 года, когда в июне поэтессы наконец встретились. Эта почти внезапная двухдневная встреча стала единственной.


3) Анна Ахматова. e-w-e.ru.jpg


Анна Ахматова. (e-w-e.ru)




Цветаева с семьей вернулась из эмиграции в Москву. Ахматова жила в Ленинграде, но приезжала в столицу к своим знакомым, Ардовым, на Большую Ордынку и подолгу у них оставалась. Так было и в начале июня 1941-го. Поэтессы созвонились и договорились о встрече в квартире Ардовых: «Мы как-то очень хорошо встретились, не приглядываясь друг к другу, друг друга не разгадывая, а просто». Вечером Ахматова и Цветаева вместе отправились в театр, а после договорились о следующей встрече. На второй день увиделись у других знакомых Ахматовой — Харджиевых. Хозяин квартиры вспоминал, что, когда Цветаева покинула Ахматову, последняя сказала: «В сравнении с ней я телка».


Об этой второй встрече более подробные воспоминания сохранились у знакомых Ахматовой. По их рассказам, Цветаева говорила много и нервно, Ахматова больше молчала. Харджиев описал эту встречу как «взаимное касание ножей души».



Поздний ответ


В 1940 году Ахматова написала свой «Поздний ответ» — стихотворение, адресованное Цветаевой. Всего одно стихотворение посвятила «муза плача» своей поклоннице (еще в одном мимолетно появляется образ Марины). Оно не было опубликовано, и прочесть его лично Ахматова не решилась: боялась задеть самое больное:


Я сегодня вернулась домой.

Полюбуйтесь, родимые пашни,


Что за это случилось со мной.


Поглотила любимых пучина,


И разрушен родительский дом.


5) Памятник Цветаевой и Ахматовой в Одессе. tsvetaeva.lit-info.ru.jpg


Памятник Цветаевой и Ахматовой в Одессе. (tsvetaeva.lit-info.ru)




Позже Ахматова жалела, что не успела поделиться этими строками с Цветаевой.


31 августа Марина Цветаева повесилась в доме в Елабуге, куда отправилась в эвакуацию. Один остался ее сын — Георгий Эфрон (Мур). Эвакуированная писательская среда помогала ему: кто едой, кто деньгами. Помогала также и Ахматова — чем могла. Однако доброжелательные их отношения закончились быстро: «Было время, когда она мне помогала; это время кончилось. Однажды она себя проявила мелочной, и эта мелочь испортила всё предыдущее; итак, мы квиты — никто ничего никому не должен. Она мне разонравилась, я — ей», — это Мур записал в своем дневнике.


Цветаева восхищалась Ахматовой, хотя иногда и писала о недостатках ее поэзии. Ахматова называла Цветаеву «мощным поэтом», но также не всегда относилась к ней однозначно. Поэтический талант связывал их, однако как личности они не совпадали. Поэтессы не могли сблизиться, но все же друг друга понимали. И сегодня два этих имени стоят в истории русской литературы рядом — не только потому, что находятся в одном временном промежутке, но также потому, что являются равновеликими.

Были ли знакомы Ахматова и Цветаева?

Анна Ахматова и Марина Цветаева лично встречались лишь однажды, чему предшествовало их многолетнее общение: поэтессы переписывались, отправляли друг другу подарки и посвящали стихи. Но были между ними и литературное соперничество, и сплетни, и даже обиды.

С поэзией Ахматовой Цветаева познакомилась в 1912 году, когда прочла сборник «Вечер».

«О маленькой книжке Ахматовой можно написать десять томов — и ничего не прибавишь… Какой трудный соблазнительный подарок поэтам — Анна Ахматова».

Марина Цветаева

Десять лет спустя, в 1922 году, Цветаева посвятила Анне Ахматовой сборник «Версты», 11 стихотворений в котором адресованы непосредственно ей. Остро переживала Марина Цветаева и якобы «смерть» Ахматовой, слух о которой ходил после ареста Николая Гумилева.

«…Скажу Вам, что единственным — с моего ведома — Вашим другом (друг — действие!) — среди поэтов оказался Маяковский, с видом убитого быка бродивший по картонажу «Кафе поэтов»…»

Марина Цветаева

По воспоминаниям современников, например поэта Георгия Адамовича, ранние стихи Цветаевой сама Анна Ахматова не оценила, отзывалась о них «холодновато». В 1920-е годы композитор Артур Лурье заметил Ахматовой: «Вы относитесь к Цветаевой так, как Шопен относился к Шуману», — имея в виду, что Шуман боготворил Шопена, а тот отделывался от «поклонника» лишь уклончивыми замечаниями. А спустя почти 40 лет на прямой вопрос Адамовича о поэзии Цветаевой Ахматова ответила даже с обидой: «У нас теперь ею увлекаются, очень ее любят, даже больше, чем Пастернака».

Но известно и другое, трогательное и теплое, письмо Анны Ахматовой к Цветаевой: «Дорогая Марина Ивановна, меня давно так не печалила аграфия, которой я страдаю уже много лет, как сегодня, когда мне хочется поговорить с Вами. Я не пишу никогда и никому, но Ваше доброе отношение мне бесконечно дорого. Спасибо Вам за него и за посвящение поэмы. До 1 июля я в Петербурге. Мечтаю прочитать Ваши новые стихи. Целую Вас и Алю. Ваша Ахматова».

Летом 1941 года Анна Ахматова приехала в Москву «по Левиным делам» — постараться похлопотать за арестованного сына, Льва Гумилева. Поэтесса узнала, что Цветаева хотела ее видеть («А Борис Леонидович [Пастернак] навестил Марину после ее беды и спросил у нее, что бы ей хотелось. Она ответила: увидеть Ахматову»), и пригласила ее в квартиру писателя Виктора Ардова на Большой Ордынке, где остановилась сама.

Встреча состоялась 7 и 8 июня 1941 года. Сведений о ней сохранилось очень немного. Виктор Ардов писал возвышенно: «Волнение было написано на лицах обеих моих гостий. Они встретились без пошлых процедур «знакомства». Не было сказано ни «очень приятно», ни «так вот Вы какая». Просто пожали друг другу руки… Когда Цветаева уходила, Анна Андреевна перекрестила ее». Публицист Лидия Чуковская, также лично знакомая с Ахматовой, вспоминала: «О самой встрече Ахматова сказала только: «Она приехала и сидела семь часов». Так говорят о незваном и неинтересном госте».

Сама Ахматова, по записям писательницы Лидии Чуковской, вспоминала о ней более прозаично: говорила, что Цветаева чуть ли не молча просидела в квартире Ардовых семь часов, а до этого капризничала, что может ехать только трамваем. Впрочем, на следующий вечер Цветаева снова присоединилась к компании Ахматовой, Чуковской и Ардова и пила с ними вино.

Вероятнее всего, «московское свидание» несколько разочаровало обеих поэтесс: слишком долог к нему был путь и слишком высоки были ожидания от встречи. В записях 1961 года Анна Ахматова вспоминала: «Страшно подумать, как бы описала эти встречи сама Марина, если бы осталась жива, а я бы умерла 31 августа 41 г. Это была бы «благоуханная легенда», как говорили наши деды. Может быть, это было бы причитание по 25-летней любви, которая оказалась напрасной, но во всяком случае это было бы великолепно. Сейчас, когда она вернулась в свою Москву такой королевой и уже навсегда… мне хочется просто «без легенды» вспомнить эти Два дня».

Избранные стихи Анны Ахматовой Анны Ахматовой

В которой бессахарный, незадачливый переводчик (Джеймс Э. Фален) строит шикарный вольер, используя стихи Акмеиста всех (особенно Модильяни) мечтаний. При первом чтении эти причудливые англоязычные версии вызвали несколько приступов крика и закатывания глаз, когда я столкнулся с прохладным бризом, ласкающим горящие брови, розовыми какаду, бронзовым смехом, серебряными причитаниями … все это было уже слишком.

Я виню Фалена в большей части комического эффекта — если анапесты функционировали как метр романтики, а ангелы

В котором сахаристый, несчастный переводчик (Джеймс Э.Фален) строит шикарный вольер, используя стихи Акмеиста мечты каждого (особенно Модильяни). При первом чтении эти причудливые англоязычные версии вызвали несколько приступов крика и закатывания глаз, когда я столкнулся с прохладным бризом, ласкающим горящие брови, розовыми какаду, бронзовым смехом, серебряными причитаниями … все это было уже слишком.

Я виню Фалена в большей части комического эффекта — если анапесты служили измерителем романтики и тревоги в русском языке, они, безусловно, остаются веселыми и благоухающими по отношению к доктору Доктору.Сьюз на английском. «Эти стихи из другого времени и из другого места, и Фален предлагает нам редкую возможность настроиться на его далекую музыку», — гласит предисловие, но я не согласен. Верность метрам и рифмам, кажется, удешевила музыку, косила их чувства и заставила нас хихикать, когда мы должны рвать нашу одежду из сочувствия:

И там блестящие капли дождя смывают
Покрытые коркой края его раны
Но подождите , моя холодная и белоснежная мечта,
Я тоже скоро превращусь в мрамор.

Такие рифмы — а их здесь в изобилии — это ска-кавер баллады Пэтси Клайн, пирожки на «синицы Модильяни» Ахматовой, дирижабль врезался в стадо лебедей.

И все же в этих стихах есть что-то, что я слишком хорошо знаю, колеблющееся эмоциональное состояние, катализируемое похотью и сбитое с толку мечтами о слепой ненависти, социальных связях, общем будущем. Здесь я нахожусь в творчестве Ахматовой, даже за пределами музыкального тумана этого перевода. Например:

В каждом полном дне находится
Темный и тревожный час.
Глаза не открываю,
Громко говорю с горем;
Только бьется, как кровь,
Или как дуновение тепла,
Как счастливая, насыщенная любовь,
Злобная в своей жадности.

Опять же, я подозреваю, что это было намного более возвышенно в оригинальном русском языке, но послушайте, я, блядь, копаю это. Intimations — это единично манерный перевод некоторых очень серьезных стихотворений, и я подозреваю, что ваш ответ будет полностью зависеть от размера вашего сердца.

.

Поэтесса Анна Ахматова. Nieuwsfoto’s

Easy Access Overeenkomst

Het volgende materiaal bevat content zonder release en / of met beperkingen.

Beelden gemarkeerd als Easy access-downloads made geen deel uit van uw Премиум-пакет доступа от Getty Images-подписки. U krijgt een factuur voor ieder beeld dat u gebruikt.

Met Easy access-downloads kunt u snel beelden downloaden met een hoge resolutie en zonder watermerk.Tenzij u через een schriftelijke overeenkomst встретил Getty Images лучше, чем bepaald, zijn Easy access-downloads for proefbeelden en zijn ze niet gelicentieerd for gebruik in een Definitief project.

Met uw Easy Access-account (EZA) kunnen de medewerkers binnen uw bedrijf content downloaden voor de volgende toepassingen:

  • Испытания
  • Образцы
  • Proefbeelden
  • Планировки
  • Рубки Ruwe
  • Eerste bewerkingen

Dit overschrijft de standaard online proefbeeldlicentie for afbeeldingen en video’s op de Getty Images website.Het EZA-аккаунт имеет лицензию. Наш проект после того, как встретил эти материальные данные через UW EZA-account heeft gedownload, dient u een licentie aan te schaffen. Zonder licentie kunt u de beelden niet verder gebruiken voor bijvoorbeeld:

  • focusgroep презентации
  • внешние презентации
  • eindproducten die intern binnen uw organisatie worden verspreid
  • materialen die buiten uw bedrijf worden verspreid
  • materialen die extern worden verspreid (bijvoorbeeld reclame- en marketingmateriaal)

Доступ к коллекциям, которые можно найти, и получить доступ к Getty Images, которые не гарантируют, что товар лучше всего находится в данный момент в лицензии.Lees eventuele beperkingen zorgvuldig door bij het gelicentieerde materiaal op de Getty Images website en neem contact op met uw Getty Images-vertegenwoordiger als u hier vragen over heeft. Uw EZA-account is for een jaar geldig. Uw Getty Images-vertegenwoordiger zal contact met u opnemen om de mogelijkheden van een verlenging te bespreken.

Door op de knop Downloaden te drukken, accept u de verantwoordelijkheid voor het gebruik van content zonder release (inclusief het verkrijgen van eventuele benodigde sizes for uw gebruik) en gaat u ermee akkoord all tepermenkingen.

.

Поэтесса Анна Ахматова. Nieuwsfoto’s

Easy Access Overeenkomst

Het volgende materiaal bevat content zonder release en / of met beperkingen.

Beelden gemarkeerd als Easy access-downloads made geen deel uit van uw Премиум-пакет доступа от Getty Images-подписки. U krijgt een factuur voor ieder beeld dat u gebruikt.

Met Easy access-downloads kunt u snel beelden downloaden met een hoge resolutie en zonder watermerk.Tenzij u через een schriftelijke overeenkomst встретил Getty Images лучше, чем bepaald, zijn Easy access-downloads for proefbeelden en zijn ze niet gelicentieerd for gebruik in een Definitief project.

Met uw Easy Access-account (EZA) kunnen de medewerkers binnen uw bedrijf content downloaden voor de volgende toepassingen:

  • Испытания
  • Образцы
  • Proefbeelden
  • Планировки
  • Рубки Ruwe
  • Eerste bewerkingen

Dit overschrijft de standaard online proefbeeldlicentie for afbeeldingen en video’s op de Getty Images website.Het EZA-аккаунт имеет лицензию. Наш проект после того, как встретил эти материальные данные через UW EZA-account heeft gedownload, dient u een licentie aan te schaffen. Zonder licentie kunt u de beelden niet verder gebruiken voor bijvoorbeeld:

  • focusgroep презентации
  • внешние презентации
  • eindproducten die intern binnen uw organisatie worden verspreid
  • materialen die buiten uw bedrijf worden verspreid
  • materialen die extern worden verspreid (bijvoorbeeld reclame- en marketingmateriaal)

Доступ к коллекциям, которые можно найти, и получить доступ к Getty Images, которые не гарантируют, что товар лучше всего находится в данный момент в лицензии.Lees eventuele beperkingen zorgvuldig door bij het gelicentieerde materiaal op de Getty Images website en neem contact op met uw Getty Images-vertegenwoordiger als u hier vragen over heeft. Uw EZA-аккаунт vo

.

Поэтесса Анна Ахматова. Nieuwsfoto’s

Easy Access Overeenkomst

Het volgende materiaal bevat content zonder release en / of met beperkingen.

Beelden gemarkeerd als Easy access-downloads made geen deel uit van uw Премиум-пакет доступа от Getty Images-подписки. U krijgt een factuur voor ieder beeld dat u gebruikt.

Met Easy access-downloads kunt u snel beelden downloaden met een hoge resolutie en zonder watermerk.Tenzij u через een schriftelijke overeenkomst встретил Getty Images лучше, чем bepaald, zijn Easy access-downloads for proefbeelden en zijn ze niet gelicentieerd for gebruik in een Definitief project.

Met uw Easy Access-account (EZA) kunnen de medewerkers binnen uw bedrijf content downloaden voor de volgende toepassingen:

  • Испытания
  • Образцы
  • Proefbeelden
  • Планировки
  • Рубки Ruwe
  • Eerste bewerkingen

Dit overschrijft de standaard online proefbeeldlicentie for afbeeldingen en video’s op de Getty Images website.Het EZA-аккаунт имеет лицензию. Наш проект после того, как встретил эти материальные данные через UW EZA-account heeft gedownload, dient u een licentie aan te schaffen. Zonder licentie kunt u de beelden niet verder gebruiken voor bijvoorbeeld:

  • focusgroep презентации
  • внешние презентации
  • eindproducten die intern binnen uw organisatie worden verspreid
  • materialen die buiten uw bedrijf worden verspreid
  • materialen die extern worden verspreid (bijvoorbeeld reclame- en marketingmateriaal)

Доступ к коллекциям, которые можно найти, и получить доступ к Getty Images, которые не гарантируют, что товар лучше всего находится в данный момент в лицензии.Lees eventuele beperkingen zorgvuldig door bij het gelicentieerde materiaal op de Getty Images website en neem contact op met uw Getty Images-vertegenwoordiger als u hier vragen over heeft. Uw EZA-account is for een jaar geldig. Uw Getty Images-vertegenwoordiger zal contact met u opnemen om de mogelijkheden van een verlenging te bespreken.

Door op de knop Downloaden te drukken, accept u de verantwoordelijkheid voor het gebruik van content zonder release (inclusief het verkrijgen van eventuele benodigde sizes for uw gebruik) en gaat u ermee akkoord all tepermenkingen.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.