Адлер математик: 15 выдающихся женщин-математиков (13 фото)

Содержание

15 выдающихся женщин-математиков (13 фото)

На протяжении почти всей истории человечества женщин отговаривали, разубеждали и даже запрещали им заниматься научной деятельностью, а особенно математикой. Однако некоторые упорно продолжали заниматься самообучением наперекор традициям.

Изменившие мир достижения этих 15 известных женщин-математиков дали нам более чистые и эффективные больницы, статистические графики, основы для компьютерного программирования и подготовку первого космического полета.

Гипатия (355—415)

Гипатия Александрийская была первой известной нам женщиной, преподававшей математику. Ее отец Теон Александрийский был знаменитым математиком в Александрии, он известен комментариями относительно работ Евклида и Птолемея. Теон сначала преподавал математику и астрономию своей дочери сам, а затем послал ее в Афины изучать работы Платона и Аристотеля. Гипатия сотрудничала с отцом, писала собственные комментарии и читала лекции по математике, астрономии и философии.

Эмили дю Шатле (1706—1749)

Эмили дю Шатле родилась в Париже. Мать думала, что интерес дочери к математике неприличен, отец же поддерживал любовь дочери к наукам. Девушка первоначально использовала математические навыки и таланты, чтобы играть в карты на деньги, которые затем тратила на покупку книг по математике и лабораторного оборудования.

Ее муж часто путешествовал, что предоставляло Эмили достаточно времени на изучение математики и написание научных статей (а также на интрижку с Вольтером). С 1745 года и до самой своей смерти дю Шатле работала над переводом работ Исаака Ньютона. Она даже добавила к ним свои собственные комментарии.

Софи Жермен (1776—1831)

Ей было только 13, когда она развила активный интерес к математике; ответственность за это можно возложить на Французскую революцию. Поскольку вокруг ее дома бушевала борьба, Жермен не могла исследовать улицы Парижа, вместо этого она исследовала библиотеку своего отца, самостоятельно изучая латинский и греческий, а также читала уважаемые математические труды.

Так как возможности получения образования у женщин были ограничены, Жермен тайно училась в Политехнической школе, используя имя зарегистрированного студента. Это работало до тех пор, пока учителя не заметили необъяснимое улучшение математических навыков студента.

Жермен известна, прежде всего, своей работой над Последней теоремой Ферма, которая, как полагали в то время, была одной из самых сложных математических задач.

Мэри Сомервилль (1780—1872)

Когда в 16 лет Мэри Сомервилль столкнулась с алгебраическим символом в случайной загадке, она начала бредить математикой и стала самостоятельно изучать ее. Ее родители страшно переживали из-за склонностей дочери, ведь в то время была популярна теория о том, что изучение сложных предметов могло повредить психическому здоровью женщины. Но Сомервилль продолжала учиться.

Она переписывалась с Уильямом Уоллесом, преподавателем математики в Эдинбургском университете, и решала математические задачи на различных конкурсах, завоевав серебряный приз в 1811 году. Ее перевод и комментарии к Астрономической механике сделали ее почетным членом Королевского астрономического общества.

Ада Лавлейс (1815—1852)

Лавлейс родилась во время короткого брака поэта Джорджа Гордона Байрона и Анабеллы Уэнтуорт. Ее мать не хотела, чтобы девочка выросла поэтессой, как ее отец, и поощряла ее интерес к математике и музыке. В подростковом возрасте Ада начала переписываться с Чарльзом Беббиджем, преподавателем математики в Кембридже. В то время Беббидж работал над своими идеями для создания вычислительной машины, предшественника компьютера.

Примечания и советы Ады Лавлейс включают алгоритм вычисления последовательности чисел, которая формирует основание для работы современного компьютера. Это был первый алгоритм, созданный исключительно для машины. Именно поэтому Лавлейс принято считать первым в мире программистом.

Флоренс Найтингейл (1820—1910)

Флоренс Найтингейл известна прежде всего как медсестра и социальный реформатор, но ее менее известный вклад в науку продолжает спасать жизни. Стараясь изучить и повысить коэффициенты выживаемости пациентов больниц и военных госпиталей, Найтингейл стала статистиком.

Числа и показания, которые она собрала, продемонстрировали, что отсутствие санитарии было основной причиной высокого уровня смертности. Были приняты соответствующие меры, и больницы стали безопаснее.

Флоренс Найтингейл также проектировала диаграммы, которые просто и доступно представляли собранную статистику. Работа Флоренс Найтингейл помогла обозначить область возможного использования прикладной статистики.

Мэри Картрайт (1900—1998)

Она была первой женщиной, получившей Медаль Сильвестра за математическое исследование, и была первой женщиной, ставшей президентом Лондонского математического общества.

В 1919 году она была одной из пяти женщин, изучающих математику в Оксфордском университете. Позже Картрайт получила докторскую степень в области философии и опубликовала свое исследование в «Математическом журнале».

Дороти Джонсон Вон (1910—2008)

Возможность космического полета изучалась в НАСА группой математически одаренных женщин, которых называли «компьютерами в юбках». Дороти Джонсон Вон была одной из них.

После работы учителем математики Вон устроилась на работу в НАСА в 1943 году. В 1949-м она получила повышение и стала руководителем особой группы, работающей в области компьютерных вычислений. Эта группа полностью состояла из чернокожих женщин — выдающихся математиков.

Марджори Ли Браун (1914—1979)

Она стала одной из первых чернокожих женщин, которые получили звание доктора философских и математических наук. На пути к званию уважаемого педагога и выдающегося математика Браун не единожды преодолевала расовую и половую дискриминацию ХХ века.

Браун преподавала математику в Колледже Северной Каролины, где в 1951 году ее назначили деканом математического факультета. Частично благодаря ее работе колледж стал домом Института национального научного фонда среднего математического образования.

Джулия Робинсон (1919—1985)

Робинсон окончила среднуюю школу с отличием и поступила в Беркли, где вышла замуж за доцента по имени Рафаэль Робинсон.

Из-за болезни у нее не могло быть детей, и она посвятила свою жизнь математике, получив докторскую степень в 1948 году. В 1975 году Робинсон стала первой женщиной-математиком, избранной в Национальную академию наук. Она также стала первой женщиной-президентом Американского математического общества.

Кэтрин Джонсон (род. в 1918)

Когда Кэтрин Джонсон захотела изучать математику, она столкнулась с большим препятствием. Город Уайт-Сульфур-Спрингс в Западной Вирджинии, где она жила, не позволял темнокожим студентам получать образование после восьми классов школы. Ее отец перевез свою семью за 120 миль, чтобы она могла учиться в средней школе в другом городе. Будучи уникально одаренной, Джонсон окончила школу в возрасте 14 лет.

Она устроилась на работу в НАСА и стала одним из «компьютеров в юбках». Ее знание аналитической геометрии привело к ее назначению в группу, состоящую исключительно из мужчин, где она помогла вычислить траекторию первого полета Алана Шепарда в космос.

Мэри Джексон (1921—2005)

Мэри Джексон окончила с отличием среднюю школу и получила научную степень в области математики и физики в Хэмптонском институте. Она была принята в НАСА в качестве математика и со временем получила работу космического инженера, специализирующегося на аэродинамике.

Она работала с бортинженерами НАСА и неоднократно получала повышения. После трех десятилетий работы в НАСА Джексон достигла звания главного инженера. После этого она приняла решение сосредоточиться на усилиях по продвижению карьерного роста женщин и представителей меньшинств.

Кристин Дарден (род. в 1942)

Кристин Дарден является математиком, аналитиком и аэронавигационным инженером с 25-летней карьерой в НАСА. Дарден исследовала звуковые удары и связанные с ними ударные волны.

Она стала одной из первых женщин, получивших звание космических инженеров в Лэнгли. Дарден является автором компьютерной программы, измеряющей силу звуковых ударов. После получения докторской степени в машиностроении она стала лидером Sonic Boom Group в НАСА.

Марьям Мирзахани (род. в 1977)

Марьям является весьма уважаемым математиком. В 2014 году она стала первой женщиной, удостоенной престижной Филдсовской медали и премии, и первым лауреатом из Ирана. Она специализируется в симплектической геометрии — неэвклидовой геометрии, которая раньше исследовала понятия пространства и времени. Марьям Мирзахани в настоящее время преподает математику в Стэнфордском университете.

«Одаренная». История маленького математического гения — Про кино — Игры — Gamer.ru: социальная сеть для геймеров

По рекомендации одной девушки, теперь редко посещающей Геймер, посмотрел фильм Одаренная (Gifted), и он мне понравился.

«Одаренная». История маленького математического гения

«Одаренная». История маленького математического гения

Аннотация фильма:

Фрэнк Адлер живет в прибрежном городке во Флориде и воспитывает в одиночку свою необычайно одаренную племянницу Мэри. Но планы парня о спокойной школьной жизни для девочки рушатся, когда о математических способностях ребенка узнает грозная мать Фрэнка Эвелин. У бабушки свои представления о будущем внучки, и ради этого она готова даже разлучить Мэри с Фрэнком.

Это легкий мелодраматичный фильм, в чем-то детский, эмоциональный в хорошем плане, поэтому смотрится легко. Никаких серьёзных разговоров, никаких наставлений, и даже непонятно, кто прав, просто жизнь и эмоциональные выборы. В нем рассказывается мелодраматичная история про то, как порой родители влияют на жизнь своих детей, пытаясь добиться того, что им самим не удалось.

Да, это старая тема взаимоотношений родителей и детей, но в этом фильме она показана в необычном свете, и как бы через одно поколение, на примере бабушки и внучки.немного сюжетаМаленькую Мэри (МакКена Грейс) после смерти её матери Дианы берет на воспитание дядя Фрэнк (Крис Эванс), брат матери, но когда Мэри идет в школу, обнаруживается, что она математический супергений, и тут слетаются разные советчики, и прилетает или приезжает целеустремленная бабушка, чтобы добиться от внучки того, чего не смогла сделать её дочь. Это решить одну из семи великих задач математики или физической математики, тут как посмотреть.

Бабушка Эвелин (Линдси Дункан) встречает очень твердый отпор со стороны Фрэнка, которому сестра завещала присмотр над племянницей, чтобы Мэри провела нормальное счастливое детство, и ещё кое-что, что откроется в финале фильма. Фрэнк, когда-то работающий профессором философии в институте, бросает свою работу, чтобы увести племянницу подальше от бабушки, и, как оказывается, от искусов большой науки-математики. Чтобы Мэри имела общение с ровесниками и была нормальным ребенком.

Но некое предназначение Мэри, возможно, гены математического гения, полученные от матери, что в общем, не очевидно, приводит к тому что ей приходится погрузиться в математику или столкнуться с попыткой решить одну из великих задач математики.

Мелодрама со слезами и даже временное расставание, но всё кончается хэппи-эндом, и девочка получает почти нормальное детство. Иначе и быть не могло, ведь такие фильмы должны учить хорошему и светлому. Сказка, одним словом.

Вопросы, вопросы…

Что важнее математический талант или прекрасное счастливое детство как у всех детей ребенка?? Решение великой загадки для всего человечества и превращение в аутиста, общающегося только с седовласыми профессорами или возможность иметь прекрасное беззаботное детство и правильное развитие личности ребенка? Кто прав дядя Фрэнк или бабушка Эвелин?? Сама Мэри ещё не может выбрать так как она ещё маленькая, и за неё выбирают взрослые.

Это немного по-детски наивный фильм и порой на глаза наворачиваются слезы от того, так играет маленькая актриса, иногда улыбаешься в умилении, смотря на выходки её героини – Мэри. История интересная и наверно логично рассказанная.

Немного о недостатках

Но в фильме есть некоторые помарки в плане описания второстепенных героев (они тусклы и шаблонны) и некоторых эмоций (как у бабушки, так и у дяди девочки), но всё, стоит признать, внешне выглядит правдоподобно.

Самая главная претензия к фильму, это сама постановка, предположение, что у семилетней девчушки будет достаточно ума для разбирательств сложных запутанных уравнений с кучей интегралов и всевозможных представлений, отображений комплексных функций, она выглядит неправдоподобной.

Это выглядело бы более правдоподобно у 14-16-летнего подростка, так как все же накопленный человечеством багаж математических знаний довольно велик и за… сколько, пускай, четыре года, с того момента как Мэри научилась читать, очень сложно его изучить.

Обыватель скажет, да ладно, надо всего лишь прочитать пару статей в интернете, пару книжек от профессоров-академиков и всё станет понятно. Но нет, для того чтобы понять описываемое в них сухим языком математических формул надо долго изучать менее сложные материи и более простые разделы математики. Понимать термины и что стоит за ними. Даже в разделе простых чисел, для изучения их распределения по числовому ряду используются комплексные функции и операторные матрицы. Или что-то такое.

Но семилетняя девчушка, лепечущая сложные формулы и определения и нетвердой ручкой выписывающей на доске мелом какие-то формулы, конечно, выглядит более умилительно и няшно.

История выглядит как голливудская сказка, которая нравится всем, и она хорошо подходит, чтобы отвлечься на полтора часа от серой обыденности.

Проблема супердитятки или гения-акселерата возможно была показана в Умнице Уилле Хантинге. Я не помню точно, о чем этот фильм, давно смотрел. Но в нем показан уже почти взрослый парень, студент, а здесь милая первоклашка. Но наверно одни и те же проблемы выбора.

Для Криса Эванса эта роль выглядит отдыхом от супергеройства во Мстителях и других кинокомиксах, и это великолепная роль, если он хочет не стать актером одного амплуа. Маленькая МакКена Грейс… ну она пока великолепно выглядит в детских ролях, посмотрим повторит ли она путь Дакоты Фэнниг. Линдси Дункан как всегда великолепна, и даже пугаешься упрямой, возможно, злобной целеустремленности её героини.

Вот кто был снят в роли матери Мэри – Дианы Адлер, вернее, кто был на фотографиях, я не понял, что за актриса. Не нашел информацию.

Актеры хорошие, только вот не все герои фильма раскрыты полностью, что-то осталось за кадром, на додумывание зрителем.

Но то что это один из самых лучших фильмов 2017 года, однозначно. Возможно и не замеченных нашим российским зрителем.

«Одаренная» реж. Марк Уэбб: _arlekin_ — LiveJournal

Запредельно мелодраматизированная, но все-таки важную тему поднимающая картина. Шестилетней Мэри пора в школу, где детей учат складывать два плюс три, а Мэри, у которой едва выпали молочные зубы и еще не отросли коренные, мало того что двузначные числа в уме перемножает, так еще и решает дифференциальные уравнения на раз. Живет Мэри во Флориде с дядей Фрэнком, который раньше преподавал философию в университете, а теперь починяет катера. Но инцидент в школе — девочка стукнула книжкой мальчика, обижавшего младших, и вмешалась директриса — провоцирует цепь последующих событий: к Фрэнку заявляется его мать, бабушка героини, до этого не проявлявшая к внучке интереса. Мать Мэри, Диана Адлер, в 22 года покончила с собой, до этого всю свою недолгую жизнь посвятив разгадке важнейшей математической проблемы, одной из семи «загадок тысячелетия». Единственную из них пока что смог разрешить русский Перельман, Диана корпела над другой, но жизнь ее оборвалась. И вот бабуля Эвелин, когда-то закончившая Кембридж, но переехавшая с первым мужем, отцом Фрэнка и Дианы, в Америку, после того как от нее уже второй муж сбежал на ранчо, вознамерилась реализовать во внучке ту мечту, которую не удалось воплотить в погибшей дочке. Дядюшка же считает, что сестра предпочла бы вырастить из Мэри не математика-вундеркинда, а обыкновенную дружелюбную и подвижную девочку, поэтому хочет оставить племянницу у себя вместе с одноглазым рыжим котом Фредом, подобранным Мэри в мусорном бачке.

Одноглазый кот, конечно, решает все — и это кроме шуток. Потому что «Одаренная» — мелодрама, упакованная в излюбленный Голливудом жанр «судебного триллера», и как в лучших его образчиках, истцом и ответчиком в суде выступают близкие родственники, в данном случае мать и сын, каждый со своим адвокатом, у старухи из Массачусетса, разумеется, юрист белый, у сына из Флориды, понятно, черный. Провинциальный судья вроде склоняется на сторону Фрэнка, но опасаясь проигрыша адвокат понуждает дядюшку к компромиссу с бабушкой, и по итогам «сделки»… Мэри отдают в приемную семью (вот есть где разгуляться православным по поводу ювенальной юстиции!), а там уж бабуля тайком намерена взять внучку в оборот и, легко предположить, довести ее до ручки, как ранее довела дочь. Тут и пришелся кстати кот, которого приемные родители обещали взять вместе с Мэри, а вместо этого сдали в ветслужбу на усыпление — учительница Мэри, успевшая закрутить с дядей Фрэнком роман, кота увидела, Фрэнку сообщила, тот избавил кота от смерти, а заодно и племянницу вызволил из бабушкиных лап.

Накал страстей таков, будто особо отдаренную отправляют не в математическую спецшколу, а в поликлинику для опытов. К моменту, когда выясняется, что покойная Диана успела-таки найти решение задачи, но не велела публиковать исследование до смерти матери (то есть назло ей, испортившей дочке жизнь), уже не знаешь, плакать или смеяться, до того жалкий вид у бабки (Линдси Дункан) — над ней торжествует не только сын (бородатый Крис Эванс), но и лучшая подруга Мэри, чернокожая соседка-служанка Роберта (Октавия Спенсер, в «Скрытых фигурах» запускавшая американцев на орбиту с другими чернокожими математичками, а здесь полуграмотная хранительница народной нравственности южан), которая грудью встает на пути у амбициозной кембриджской старухи. Через Роберту же аккуратно, политкорректно вводится в картину религиозная подоплека — на фоне багрового заката Фрэнк и Мэри рассуждают о вере в Бога, об Иисусе, Мэри от Роберты что-то знает про христианство, но сама не понимает, верить или нет, а дядюшка не настаивает — мол, есть ли Бог, нет ли Бога, это вопрос лишь мнения, сама решай, деточка, а почитай-ка лучше Декарта. Тем не менее талант, математический или любой другой — загадка, никаким уравнением не описанная, и без осознания, хотя бы на уровне постановки вопроса, что это божий дар, а не яичница, и им не разбрасываются, все решалось бы слишком однозначно, а в «Одаренной», по крайней мере, у дяди есть своя правда, у бабули своя, даже развязка, при том что судебная сделка благодаря одноглазому коту сорвалась, выходит компромиссная: девочка остается жить с дядей — но идет в школу для одаренных. И грамматика пустилась с арифметикой плясать!

С другой стороны, если уж дядя так хотел приобщить племянницу к здоровой простоте в ущерб изощренной схоластике алгебраических формул, надо было ее не в обыкновенную начальную школу отдавать, а сразу в интернат для умственно отсталых. И кота из помойки брать предпочтительнее совсем слепого. И адвоката нанимать русского.

Математик и популяризатор науки Мэри Сомервилль

Mary Somerville.jpg

Юная Мэри Сомервилль (1780-1872) однажды подслушала урок математики своего брата и ответила на вопрос, который он осилить не смог. Так, по-видимому, и началась научная карьера шотландского математика и популяризатора науки, второй в истории Британии женщины-ученой, получившей общественное признание (после Каролины Гершель).

 

Сомервилль получила известность не только собственными математическими работами, но и очень качественными переводами, в частности, переводом знаменитого трактата Лапласа «О небесной механике». Одна из публикаций Сомервилль, как считается, навела на мысли о возможном существовании за Ураном не известной на тот момент планеты Джона Адамса, который в итоге, наряду с Урбеном Леверье и Иоганном Галле, считается «отцом» Нептуна.

 

Мэри Сомервилль, возможно, сама того не ведая, сыграла и еще одну грандиозную роль в истории науки: в начале июня 1833 г именно она, как считается, познакомила с коллегой Чарльзом Бэббиджем свою 18-летнюю ученицу — Аду Лавлейс.

 

Мэри Фэрфекс Сомервилль (англ. Mary Fairfax Somerville, 26 декабря 1780, Джедбург — 28 ноября 1872, Неаполь) — шотландский популяризатор науки и эрудит, специалистка в области математики и астрономии. Ее деятельность относится ко времени, когда участие женщин в научной деятельности было крайне ограниченным. Она стала второй, после Каролины Гершель, женщиной-учёным, получившей признание в Великобритании.

 

Мэри Сомервилль была дочерью адмирала Уильяма Джорджа Фэрфакса. Родилась 26 декабря 1780 года в городе Джедбург (Шотландские Границы), в доме сестры своей матери, жены доктора Томаса Сомервилла (1741-1830), автора книги «Моя жизнь и время».

 

В 1804 году она вышла замуж за своего дальнего родственника, русского консула в Лондоне, капитана Сэмюэла Грейга, сына адмирала С.К. Грейга. Муж умер уже в 1807 году, однако в этом браке родились двое сыновей, один из которых, Воронцов Грейг, стал впоследствии адвокатом и ученым. Доставшееся Мэри Сомервилль после смерти мужа наследство дало ей возможность посвятить жизнь реализации своих научных интересов.

 

В 1812 году она вновь выходит замуж — за своего двоюродного брата, доктора Уильяма Соммервилля (1771-1860 гг.), который занимал пост инспектора Военно-медицинского совета. В этом браке у Мэри родилось еще четверо детей. Уильям Соммервилль разделял и поддерживал увлечение супруги наукой, способствуя ее знакомству с ведущими учеными своего времени.

 

В 1838 году Мэри Сомервилль вместе с мужем отправились в Италию, где и провели большую часть жизни.

 

Мэри Сомервилль умерла в Неаполе 28 ноября 1872 года и был похоронена там же, на Английском кладбище.

 

Через год после ее смерти была издана автобиографическая книга «Личные воспоминания»: ее записи, сделанные в последние годы жизни и представляющие большой интерес, не только раскрывая подробности ее жизни и особенности личности, но и как свидетельство очевидца, рассказывающего о жизни научного сообщества былых времен.
 

   

   

   

   

   

   

   

   

Saturday morning rules — Chapter 1 — brooklyn_winter — Captain America

Chapter Text

Диана появляется в его жизни около четырех часов утра, спустя двадцать минут после того, как Роджерс возвращается из очередной затяжной командировки. Он даже не смотрит в глазок, когда в квартире раздается долгая трель звонка одновременно со свистом закипающего чайника. Стив распахивает дверь рывком, готовый к чему угодно: от сносящего его с ног Барнса, ночевавшего на базе и узнавшего о завершении миссии, до автоматной очереди в живот. От последнего может защитить прихваченный по дороге из кухни щит, но необходимости в нем никакой нет.

– Капитан Роджерс? – ее голос звучит с каким-то болезненным надломом, и да, Стив может совсем не разбираться в людях, но он знает, когда ему чаще всего приходится слышать подобные интонации – после разрушительных катастроф от людей, решивших, что в их жизнях уже все потеряно.

Он опускает щит и сглатывает, рассматривая в ее худых руках сверток из синего шерстяного одеяла. Внутри может быть бомба, внутри может быть что угодно, но он чует нутром – там действительно ребенок, прямо как в дешевых мелодрамах.

– Мисс…

– Адлер. Диана Адлер, – она не дает ему договорить, поднимая измученный взгляд и пытаясь найти что-то в его лице. Стив не знает, что именно она ищет. – Мы не знакомы, но я долгое время работала на Щ.И.Т.

От него не ускользает, что мисс Адлер говорит в прошедшем времени, но Роджерс только сводит брови к переносице. Он дает ей возможность объясниться, но не спешит пропускать в квартиру. Разговор вполне может оказаться отвлекающим маневром.

– Я математик, работала над решением уравнений Навье – Стокса, но не думаю, что это о чем-то вам говорит, – Диана улыбается одними губами, виновато и как-то жалко. Она кажется Стиву больной и изможденной, одни только глаза лихорадочно блестят. – Я была в группе ученых, но однажды мне предложили принять участие в одной… – она запинается и снова смотрит на сверток в своих руках, – экспериментальной программе.

Стив ненавидит словосочетание «экспериментальная программа», обычно оно не сулит ничего хорошего и подсовывает ему слетевших с катушек мутантов или менее удачных, чем он, версии суперсолдат. Но Диана Адлер не кажется ему опасной, поэтому он все же отодвигается в сторону и жестом приглашает ее войти. Возможно, Роджерсу придется пожалеть об этом, но сейчас перед ним всего лишь измученная женщина.

Она благодарит его одним кивком, и как только дверь за их спинами закрывается, горбится еще сильнее и крепче прижимает к себе одеяльный сверток. То, что внутри, явно против такого отношения, так что начинает возиться и спустя бесконечно долгое мгновение осознания Стивом того факта, что он оказался прав, заходится тонким плачем.

*

Звонок в Щ.И.Т. Стив соглашается отложить до конца объяснений. Они сидят на кухне и Роджерс допивает уже четвертую чашку кофе, пока Диана говорит. Усталость накатывает на него волнами, напоминая, что даже ему приходятся тяжело обходиться больше трех суток без сна, но Стив продолжает слушать. Ему не нужно задавать вопросов, потому что ее рассказ содержит все подробности. Даже те, которые он предпочел бы никогда не знать.

Мэри спит на диване в гостиной за отрытой дверью, огороженная подушками. Теперь Роджерс знает, что это девочка, что ей шесть месяцев и что она – результат той самой программы.

Он встает, чтобы снова вскипятить чайник, когда Диана доходит до самой отвратительной части.

– Откуда у них моя ДНК? – Это первый вопрос, который он задает, даже не оборачиваясь обратно к столу. Есть масса способов ее заполучить, но он хочет знать.

– Я не знаю, – Диана качает головой и греет ладони о давно остывшую чашку. – Об этом нам не говорили, как и о том, кто был вторым донором. И был ли он вообще.

Стив еще хочет возразить, что он ни разу не захаживал в банк спермы, чтобы осчастливить какую-нибудь одинокую бездетную женщину, но вовремя сдерживается. В первые месяцы после разморозки он какие только анализы не сдавал, а тогда Щ.И.Т. кишел Гидрой, у них могли сохраниться образцы. Роджерс с силой сжимает край столешницы и жмурится до появления цветных пятен перед глазами.

– Про тебя мы тоже не должны были знать, но догадаться было не сложно.

– Ты точно уверена, что кроме Мэри больше никого нет? – глухо спрашивает Стив. Он не уверен, хочет ли знать ответ.

– Нет. Мне говорили, что я последняя и раньше ничего не вышло, но я не могу быть уверена. У меня было сильное кровотечение в первом триместре, и они сочли, что эксперимент снова провалился, даже никаких дополнительных исследований не проводили. Я получила свои деньги и ушла, меня никто не держал. Стив, я… – она будто давится воздухом, а потом узнаваемый всхлипывающий звук заставляет его обернуться. – Я не знаю, как она смогла остаться, почему она выжила, я не верю в чудеса или искупление, но…

Плечи Дианы мелко подрагивают, но Стив так и не решается подойти к ней и попытаться как-то подбодрить или успокоить. Это закономерный финал ее рассказа, слишком ожидаемый, но от того не менее страшный.

– Я больше не знаю, для чего это все, – она вытирает мокрое лицо рукавом и порывисто поднимается, выглядя еще более сломленной, чем прежде. Стив не знает, возможно ли вообще к ней подступиться. – Ты должен был узнать правду, а я…

Диана сокрушенно качает головой и Роджерс не придумывает ничего лучше, чем предложить ей воспользоваться ванной комнатой. Будь он немного внимательнее к ней, знай он ее хоть немного лучше, то ни за что не стал бы этого делать.

Она уходит в указанном направлении, а Стив отправляет сообщение Баки с просьбой приехать. На Нью-Йоркских улицах только светает, и он ни за что не стал бы выдергивать Барнса из постели в такую рань в его заслуженный выходной, но без него Роджерс сейчас попросту не справится.

Через кухонное окно он вылезает на пожарную лестницу и курит там до тех пор, пока не слышит знакомый рев двигателя. Стив прислушивается к просыпающемуся городу, стараясь вычленить из мешанины звуков тот самый. Он тушит окурок о железную сетку под ногами и щелчком отправляет в помятую жестяную банку, играющую роль пепельницы. Его мысли так и не упорядочились, продолжая вертеться в голове раздражающим хаосом.

Джеймс появляется на его лестничной клетке как раз тогда, когда Стив идет открывать ему дверь. Барнс только коротко мажет его губами по щеке, протискиваясь мимо него в квартиру.

– Где она? – Настолько раздраженным и злым Стив не видел его уже давно, поэтому удерживает за локоть еще в коридоре и качает головой: сейчас не время устраивать сцены.

– Спит в гостиной, не разбуди.

– Я не про ребенка спрашиваю, Стив, – уже спокойнее уточняет Барнс и медленно выдыхает. – Где она?

– В ванной, – он только пожимает плечами. Если бы Диана захотела сбежать, оставив ему полугодовалого младенца и грустную историю, то он наверняка услышал бы.

– Давно?

– Минут двадцать как…

– Ты идиот, Роджерс, – все-таки бросает Джеймс, выдергивая руку и буквально бросаясь к нужной двери. Он тормозит, предупреждающе стучит и только тогда снова говорит: – Мэм? Если вы там, я даю вам пять секунд, чтобы прикрыться.

Стив не успевает среагировать. На счет «два» Барнс выбивает дверь ногой и грязно матерится, предупреждающе вскидывая руку, чтобы Роджерс и не думал подходить. В соседней комнате начинает орать ребенок, но он, проигнорировав Баки, идет к выбитой двери.

Диана Адлер уходит из своей и его жизни на залитом кровью кафеле в ванной Капитана Америки.

Адлер «Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений»: book4you — LiveJournal

…Следовательно, возьмем для начала первые шесть глав этой книги. Должен сразу вас предупредить, что эта книга не очень хороша. Я бы не отнес ее автора к великим мыслителям. Структура книги довольно нечеткая. Разделение на главы не соответствует общему принципу. Деление глав на разделы часто беспорядочно и прерывается бессвязными отступлениями. Вам может показаться, что это легкая книга, но анализ говорит о том, что она не очень удобочитаема.

Это книга, которая вдохновляет читать великие произведения. И она действительно трудна для восприятия: всегда нелегко осваивать руководства, потому что они укладывают в голову некоторую информацию и заставляют запоминать алгоритмы с прицелом на то, чтобы применять их. И еще она может заставить человека почувствовать смущение и огорчение, как это случилось со мной. Почему же, спросите вы? Потому что я читаю мало того, что автор называет великими книгами, и много… всего остального.

Адлер делит чтение на три типа: для развлечения, для информации и для понимания. К первому типу относится, например, чтение беллетристики, ко второму – газет и журналов, а вот с третьим типом чтения – великие книги – он предлагает поработать. Почти все руководство посвящено именно ему. Адлер рассуждает о том, что большинство людей не умеет читать ради понимания. Под пониманием он имеет в виду осознание замысла автора, проблем, которые тот ставит в книге, и то, как он решает их, — я очень упрощаю, но пересказ всей книги не входит в мои планы. Адлер утверждает, что каждый – каждый – может научиться читать великие произведения. «Такие книги говорят нам: «Вот знания, которые стоит иметь. Приди и возьми их»». Просто надо читать не пассивно, «для галочки», а следуя определенным правилам, которые он приводит в руководстве. Нужно уметь определять структуру книги, находить ключевые слова, выстраивать цепочку логических рассуждений вслед за автором – звучит несколько заезженно в моем исполнении, у Адлера все изложено гораздо лучше. Мы расплачиваемся поверхностным чтением за свое предпочтение журналов и дайджестов, из которых слишком просто получить информацию.

Самый явный признак того, что вы читаете правильно и эффективно, — это усталость. Настоящее чтение требует интенсивной работы ума. Я далеко не расслабленный человек, но раньше нередко обнаруживал, что читаю вяло и пассивно. Частенько я не мог читать более нескольких часов подряд, но за это время, как правило, удается прочесть немного. Обычно настоящее чтение — это тяжелая и медленная работа. Наверняка есть люди, читающие качественно и быстро, но я к таковым не отношусь. Тем более что сама по себе скорость неважна. Главный фактор — это активность. Пассивное чтение не приносит плодов. Оно использует мозг, как промокательную бумагу.

Так вот: почему, прочитав руководство, я почувствовала себя смущенной и огорченной? Потому что в плане книг я похожа на пылесос: хватаю все, что попадется под руку, особо не фильтруя, а просто «на что глаз ляжет». И мне, конечно, недостает именно структурированности чтения.

Монтень в своих трудах говорил о «невежестве неграмотного, которое предшествует знанию, и невежестве ученого, которое следует за знанием». Первое — это невежество того, кто не знает алфавита и не умеет читать. Второе — невежество человека, который неверно прочел огромное количество книг. Как справедливо сказал о них Поуп:
«Дурак набитый, уйму разных книг
Он проглотил, но ни в одну не вник».

Мы сплошь и рядом встречаем таких грамотных неучей, читающих много и плохо. Греческое слово, означающее подобную смесь учености и глупости, свойственную «пожирателям» книг всех времен, на наш язык переводится и как «недоучка», и как «второкурсник».
Начитанность нередко означает количество, и только иногда — качество чтения. Пессимист и мизантроп Шопенгауэр начал активно выступать против излишнего чтения, когда понял, что в большинстве своем люди читают пассивно и бездумно заглатывают «отравленную» беспорядочную информацию. Бэкон и Гоббс разделяли его точку зрения. Так, Бэкон говорил: «Одни книги пробуют на вкус, другие — проглатывают, и лишь немногие — разжевывают и усваивают». Эта общая для многих идея основана на четком разграничении способов чтения, соответствующих разным видам литературы.

Адлер все-таки уделяет пару глав художественной литературе, специально оговаривая, что принципы ее чтения сильно отличаются от изложенных им выше правил. Но что-то общее есть: если человек не может сформулировать, что именно так привлекло его в стихотворении или романе, понять причины своих душевных движений, скорее всего, он не умеет читать и этот род книг. «Художественная литература скорее приносит наслаждение, чем учит. Получать удовольствие гораздо легче, чем учиться, но при этом значительно сложнее понять, чем оно вызвано. Красота — более неуловимое понятие, чем истина».

Меня смутил один момент в книге, где Адлер особенно настойчив. Он очень упирает на то, что, читая книгу (великую) и внутренне разговаривая с автором, надо не находить компромисс, но пытаться встать именно на ту точку зрения, которую предлагает автор, и согласиться с ним. Он приводит достаточное количество аргументов, чтобы я не могла спорить с ним логически – к этому не придраться, — но я внутренне не могу примириться с мыслью, что, даже читая ради знания, я должна безоговорочно соглашаться с книгой. Впрочем, быть может, на практике окажется, что он был прав.

Почему же Адлер так настойчиво твердит: читайте, читайте, читайте ради понимания! Вгрызайтесь в текст, осмысляйте, думайте, спорьте! У него гораздо более высокая цель, чем научить нас всех просто читать книги, более сложные, чем мы читаем сейчас. Он желает, чтобы люди стали образованнее, умнее, свободнее, начали думать и осознавать причинно-следственные связи между происходящим вокруг них, а не были пассивными наблюдателями.

Есть еще один важный нюанс. Даже чтение великих книг не может быть самоцелью. Это средство для того, чтобы жить достойно, являясь свободным человеком и гражданином. Именно такой должна быть наша главная цель. Такова ключевая тема данной книги.

Эта книга ценна для тех, кто уже осознал необходимость читать – просто систематически читать, водить глазами по страницам с буковками. Она не поможет вам полюбить чтение – скорее, отпугнет, потому что автор заранее предупреждает о необходимости усердно трудиться, чтобы понимать великие книги. Но если вы хотите стать более разносторонним человеком – возможно, это будет тот первый шаг, который может сделать любой, кто не побоится пройти по длинному и трудному пути.

…Именно о таком решении и пойдет речь в этой книге. Она адресована взрослым, которые начинают понимать, как мало знаний получили в школе и колледже. Эта книга понадобится людям, которым повезло еще меньше, ибо они только сейчас с удивлением узнали, что были чего-то лишены. Книга будет полезна учащимся школ и колледжей, которые периодически задаются вопросом о том, как и чем дополнить свое образование. И наконец — книга пригодится даже преподавателям, которые иногда чувствуют, что дают своим ученикам недостаточно знаний, но не понимают, как исправить это положение.

Список великих книг по версии Мортимера Адлера

Великие книги Западного мира

В хронологическом порядке по категориям

Художественная литература
ГОМЕР. «Илиада», «Одиссея»
ЭСХИЛ. Все пьесы
СОФОКЛ. Все пьесы
ЕВРИПИД. Все пьесы
АРИСТОФАН. Все пьесы
ВЕРГИЛИЙ. Эклоги, «Георгики», «Энеида»
ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ. «Божественная комедия»
ДЖЕФФРИ ЧОСЕР. «Троил и Хризеида», «Кентерберийские рассказы»
ФРАНСУА РАБЛЕ. «Гаргантюа и Пантагрюэль»
УИЛЬЯМ ШЕКСПИР. Все пьесы и сонеты
МИГЕЛЬ ДЕ СЕРВАНТЕС СААВЕДРА. «Дон Кихот»
ДЖОН МИЛЬТОН. Малые английские поэмы, «Потерянный рай», «Самсон-борец», «Ареопагитика»
ДЖОНАТАН СВИФТ. «Путешествия Гулливера»
ГЕНРИ ФИЛДИНГ. «История Тома Джонса, найденыша»
ЛОРЕНС СТЕРН. «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена»
ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ФОН ГЕТЕ. «Фауст»
ГЕРМАН МЕЛВИЛЛ. «Моби Дик, или Белый кит»
ЛЕВ ТОЛСТОЙ. «Война и мир»
ФЕДОР ДОСТОЕВСКИЙ. «Братья Карамазовы»

История и социология
ГЕРОДОТ. «История»
ФУКИДИД. «История Пелопоннесской войны»
ПЛУТАРХ. «Сравнительные жизнеописания»
ТАЦИТ. «Анналы», «История»
НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ. «Государь»
МИШЕЛЬ МОНТЕНЬ. Полное собрание эссе
ТОМАС ГОББС. «Левиафан»
ШАРЛЬ ЛУИ ДЕ МОНТЕСКЬЕ. «О духе законов»
ЖАН-ЖАК РУССО. «Рассуждения о происхождении неравенства между людьми», «О политической экономии», «Общественный договор»
АДАМ СМИТ. «Исследование о природе и причинах богатства народов»
ЭДВАРД ГИББОН. «История упадка и разрушения Римской империи», «Декларация независимости», «Статьи Конфедерации», Конституция Соединенных Штатов Америки
ДЖОН БОСУЭЛЛ. «Жизнь Сэмюэля Джонсона»
АЛЕКСАНДР ГАМИЛЬТОН, ДЖЕЙМС МЭДИСОН и ДЖОН ДЖЕЙ. «Федералист»
ДЖОН СТЮАРТ МИЛЛЬ. «О свободе», «Размышления о представительном правлении», «Утилитаризм»
КАРЛ МАРКС. «Капитал»
КАРЛ МАРКС и ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. «Манифест коммунистической партии»

Естественные науки и математика
ГИППОКРАТ. Полное собрание сочинений
ЕВКЛИД. «Начала»
АРХИМЕД. Полное собрание сочинений
АПОЛЛОНИЙ ПЕРГСКИЙ. «Конические сечения»
НИКОМАХ. «Введение в арифметику»
КЛАВДИЙ ГАЛЕН. «О назначении частей человеческого тела»
ПТОЛЕМЕЙ. «Альмагест»
НИКОЛАЙ КОПЕРНИК. «Об обращении небесных сфер»
УИЛЬЯМ ГИЛЬБЕРТ. «О магните, магнитных телах и о большом магните — Земле»
ГАЛИЛЕО ГАЛИЛЕЙ. «Две новые науки»
ИОГАНН КЕПЛЕР. «Коперниканская астрономия», «Гармония миров»
УИЛЬЯМ ГАРВЕЙ. Медицинские труды
ХРИСТИАН ГЮЙГЕНС. «Трактат о свете»
ИСААК НЬЮТОН. «Математические начала натуральной философии»
АНТУАН ЛОРАН ЛАВУАЗЬЕ. «Начала элементарной химии»
ЖАН БАТИСТ ЖОЗЕФ ФУРЬЕ. «Аналитическая теория тепла»
МАЙКЛ ФАРАДЕЙ. «Экспериментальные исследования по электричеству»
ЧАРЛЬЗ ДАРВИН. «Происхождение видов путем естественного отбора», «Происхождение человека и половой отбор»
УИЛЬЯМ ДЖЕЙМС. «Принципы психологии»
ЗИГМУНД ФРЕЙД. Основные труды

Философия и богословие
ПЛАТОН. Диалоги, Седьмое письмо
АРИСТОТЕЛЬ. Полное собрание сочинений
ЛУКРЕЦИЙ. «О природе вещей»
ЭПИКТЕТ. «Беседы»
МАРК АВРЕЛИЙ. «Размышления»
ПЛОТИН. «Эннеады»
БЛАЖЕННЫЙ АВГУСТИН. «Исповедь», «О граде Божием», тексты о христианском учении
ФОМА АКВИНСКИЙ. «Сумма теологии»
ФРЭНСИС БЭКОН. «О пользе и успехе знания», «Новый Органон», «Новая Атлантида»
РЕНЕ ДЕКАРТ. Философские сочинения, «Геометрия»
БЛЕЗ ПАСКАЛЬ. «Письма к провинциалу», «Мысли», научные труды
БЕНЕДИКТ СПИНОЗА. «Этика»
ДЖОН ЛОКК. «Письмо о веротерпимости», «Два трактата о гражданском правлении», «Опыт о человеческом разумении»
ДЖОРДЖ БЕРКЛИ. «Трактат о принципах человеческого знания»
ДЭВИД ЮМ. «Исследование о человеческом познании»
ИММАНУИЛ КАНТ. Основные философские труды
ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. «Философия права», «Философия истории»

Преддверие великих книг

В хронологическом порядке по категориям

Художественная литература
ШЕРВУД АНДЕРСОН. «Ну и дурак же я»
ЛУЦИЙ АПУЛЕЙ. «Амур и Психея» (из «Метаморфозы, или Золотой осел»)
АВТОР НЕИЗВЕСТЕН. «Окассен и Николетта»
ОНОРЕ ДЕ БАЛЬЗАК. «Страсть в пустыне»
ИВАН БУНИН. «Господин из Сан-Франциско»
СЭМЮЭЛЬ БАТЛЕР. «Нравы и обы

описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

Семилетняя Мэри с утра не в духе. Девочка должна пойти первый день в школу, но она не желает туда идти. Мэри хочет, чтобы Фрэнк продолжал заниматься с ней дома. Тот уверяет девочку, что научил ее уже всему, что знал сам. Теперь Мэри нужен новый опыт. Мэри дуется на Фрэнка, когда тот провожает ее к школьному автобусу. Возвращаясь домой, Фрэнк сталкивается со своей соседкой Робертой. Эта темнокожая женщина средних лет помогает ему заботиться о Мэри. Роберта говорит Фрэнку, чтобы он немедленно сел в машину и привез девочку обратно. Она опасается, что Мэри заберут у Фрэнка, как только все поймут, что девочка – вундеркинд. Фрэнк пытается успокоить Роберту: Мэри нуждается в друзьях, она должна развивать социальные навыки, поэтому ей лучше посещать самую обычную школу, вести себя, как нормальный ребенок. Роберта в этом не уверена, но она не может повлиять на сложившуюся ситуацию.

В школе во время урока Мэри скучает. Учительница (Бонни) задает классу слишком простые арифметические примеры. Мэри не интересно отвечать на такие элементарные вопросы, одноклассники ей кажутся невыносимо глупыми. Чтобы осадить ученицу, которая нарушает правила дисциплины, учительница начинает задавать Мэри все более трудные примеры. К ее удивлению, Мэри со всеми задачами справляется, производя в уме достаточно сложные вычисления. После перемены школьная директриса приходит в класс Бонни, чтобы понаблюдать за тем, как проходит урок. Как только она представляется первоклассникам, Мэри уточняет, является ли дама здесь главным боссом. Получив утвердительный ответ, девочка требует от директрисы, чтобы та прямо сейчас позвонила Фрэнку и сказала ему, чтобы он забрал ее отсюда. Фрэнк приезжает за Мэри, усаживает ее в машину. Бонни догоняет мужчину, который уже собирается уезжать, и говорит ему, что Мэри – одаренный ребенок. Фрэнк отвечает, что этому методу вычислений он ее научил, алгоритм достаточно простой, он сам его освоил в возрасте восьми лет. Фрэнк не дает Бонни возможности продолжить разговор на эту тему, он прощается и уезжает.

Бонни начинает искать информацию о Фрэнке и Мэри в интернете. Ей становится известно, что мама девочки – Диана Адлер – была гением математики. Она работала над одной из семи «проблем тысячелетия», за доказательство этих теорем назначено крупное вознаграждение. Однако Диана покончила с собой, у нее остался брат Фрэнк и маленькая дочь. В разговоре с Бонни Фрэнк упомянул, что по пятницам он бывает в местном баре. Бонни находит его там, начинает расспрашивать о сестре и племяннице. Фрэнк рассказывает, что однажды Диана с Мэри на руках неожиданно появилась на пороге его дома. Дело было вечером, Фрэнк опаздывал на свидание, он сказал сестре, что они поговорят позже. Но когда он вернулся домой, Диана уже была мертва, ее тело Фрэнк нашел в ванной, а малышка Мэри лежала на диване в гостиной. С тех пор Фрэнк растит свою племянницу.

В школьном автобусе Мэри становится свидетельницей сцены, когда двенадцатилетний хулиган ставит подножку ее однокласснику. Мальчик падает, его чудесный макет зоопарка приходит в полную негодность. Хулиган продолжает издеваться над своей жертвой. Мэри приходит в ярость, она хватает увесистый учебник и бьет им наглеца по лицу. У парня сломан нос. Фрэнка вызывают к директору школы. Директриса уверяет, что за подобный проступок, ей следует исключить Мэри из школы. Однако у нее есть и другое предложение. Девочка может получить стипендию и продолжить учебу в школе для одаренных детей. Фрэнка это не устраивает, он хочет, чтобы у Мэри было нормальное детство. После ухода Фрэнка директриса связывается с Эвелин, бабушкой Мэри, матерью Фрэнка и Дианы.

Эвелин наносит визит сыну. Мэри впервые видит свою бабушку. Это богатая, властная англичанка, с чьим образом жизни и амбициями Фрэнк явно не согласен. Эвелин тоже не нравится, как живет ее сын. Бабушка выясняет, что ее внучка проявляет недюжинные способности к математике. Она требует отдать ей Мэри, бабушка намерена увезти внучку в Бостон. Фрэнк отказывается это сделать, Эвелин подает на него в суд. Фрэнк и Бонни снова встречаются в баре. После изрядной дозы выпитого спиртного пара проводит вместе ночь. Мэри каждую неделю по пятницам ночует у Роберты, но в этот раз девочка заявляется домой рано утром и застает там свою учительницу. Бонни жутко смущена. Ей неловко даже говорить с Фрэнком о продолжении отношений.

За время, пока проходит несколько судебных заседаний, выясняются причины натянутых отношений между Эвелин и Фрэнком, подробности их семейной истории. Эвелин разочарована своей дочерью, она считает, что Диана была слишком слабой личностью, она не сумела найти доказательство теоремы, над которой работала многие годы, очередная «проблема тысячелетия» так и осталась не решенной. Фрэнк тоже не оправдал надежд Эвелин, он бросил преподавать философию в Бостонском университете, сейчас зарабатывает тем, что ремонтирует лодки. Эвелин переехала в Америку, когда вышла замуж за ныне покойного деда Мэри. Ее научная карьера была прервана рождением детей – Фрэнка и Дианы. Со вторым мужем у дамы тоже возникли проблемы, сейчас они живут отдельно. В открытую Фрэнк ни в чем не обвиняет мать, но он считает, что с бабушкой Мэри будет лишена нормального детства, как это случилось с его сестрой. Ребенку нужно не столько материальное благополучие, которого он сам обеспечить не может, сколько любовь и забота. Роберта по мере возможности старается поддержать Фрэнка, она тоже присутствует на заседаниях. Мэри еще слишком мала, чтобы ее мнение учитывалось при решении вопросов опеки. Но девочка хочет остаться с Фрэнком, об этом она говорит социальной работнице, которая приехала проверить условия проживания девочки. Адвокат Фрэнка проделывает хорошую работу, защищая интересы своего клиента. Но он опасается, что судья примет решение в пользу Эвелин. В конце концов стороны приходят к компромиссу. Девочка будет жить в приемной семье и учиться в школе для одаренных детей.

Фрэнк испытывает чувство вины за то, что не уделил должного внимания сестре в ночь, когда та совершила самоубийство. Он не уверен в том, что поступает правильно, не способствуя в полной мере раскрытию потенциала Мэри. Мэри сердится на дядю за то, что тот ее обманул. Когда Фрэнк отвозит девочку в приемную семью, она рыдает, просит ее не бросать. Фрэнк не поддается на уговоры и уезжает, он принял решение: для Мэри так будет лучше. Но без нее он начинает скучать, впадает в депрессию. Мэри отказывается выходить к Фрэнку, когда тот приезжает с ней повидаться. Приемные родители утверждают, что визиты Фрэнка наносят вред эмоциональному состоянию Мэри. Через некоторое время Фрэнк благодаря Бонни узнает, что любимого одноглазого кота Мэри сдали в приют для домашних животных. Фрэнк немедленно отправляется туда. Сотрудница за стойкой регистрации сообщает, что животное собираются усыпить. Кота привез в приют мужчина, он ссылался на аллергию. Фрэнк понимает, что в этом виновата Эвелин, это у нее аллергия на кошек. Несмотря на протесты сотрудницы приюта Фрэнк врывается в процедурную и спасает кота Мэри и еще двух кошек, которым ветеринар уже готовится сделать инъекции.

Оставив спасенного кота у себя дома и прихватив с собой Роберту, Фрэнк мчится к дому приемной семьи Мэри. Он уверен, что Эвелин тоже находится там. Как он и предполагал, Эвелин поселилась в домике для гостей, она наняла для Мэри двух репетиторов, которые целыми днями занимаются с девочкой математикой. Все вместе они заняты упорными поисками доказательств той самой теоремы, работу над которой так и не закончила в свое время Диана. Фрэнк врывается в комнату, где идут занятия. Увидев его, Мэри убегает. Фрэнк бросает на стол папку, говорит, что Эвелин должна это видеть, а сам бежит следом за Мэри. Эвелин пытается его остановить, но путь ей преграждает Роберта. Фрэнку удается догнать Мэри, он просит у девочки прощения. Сначала та продолжает сердиться, но потом сменяет гнев на милость. Племянница и дядя мирятся. Настроение Мэри становится еще лучше, когда она узнает, что ее любимый кот цел и невредим, он ждет хозяйку дома.

Мэри и Фрэнк возвращаются в домик для гостей. Роберта уводит девочку к машине, Фрэнк прогоняет репетиторов. В папке, которую он бросил на стол, оказывается готовое доказательство теоремы, над которой работала Диана. Эвелин не верит тому, что это может быть правдой. Если бы Диана действительно закончила свой труд, она обязательно поделилась бы этим великим научным открытием со всем миром. Фрэнк сообщает, что почти семь лет назад Диана дала ему четкие инструкции: опубликовать эти материалы только после смерти матери. Фрэнк готов отдать Эвелин научную работу, он разрешает матери даже опубликовать ее под своим именем в соавторстве с профессором из Бостонского университета, который также занят «проблемами тысячелетия». Единственное условие: Эвелин должна оставить в покое Мэри. Если мать не согласна, Фрэнк заберет папку и спрячет ее подальше, он не обнародует материалы, пока Эвелин жива. Эвелин в шоке. Она плачет. Но все же идет на предложенную ей сделку.

Спустя некоторое время мы видим Мэри, она посещает занятия в университете Флориды по утрам и ходит в начальную школу во второй половине дня. Фрэнк снова преподает философию. Бонни по-прежнему работает в школе, они с Фрэнком обмениваются влюбленными взглядами и улыбками, когда тот привозит туда Мэри.

«Одаренные» — это не просто еще один фильм о мужчине — это на самом деле огромное дело для женщин в STEM

Хотя Одаренные технически следует за Фрэнком Адлером Криса Эванса, фильм действительно вращается вокруг выдающихся женщин в его жизни — его племянница, его покойная сестра и его мать. Благодаря их блестящему уму и влиянию на жизнь Фрэнка, молодая девушка и две женщины составляют основу фильма, настолько, что главный мужчина в фильме часто играет им второстепенную роль. Эти дамы так много добавляют в фильм, что позволяет Gifted выделить женщин в математике, чего не делает большая часть поп-культуры.Математика является предметом, в который девушки и женщины традиционно не входят, но Gifted дает женским персонажам признание, которого они заслуживают за свой ум и проделанную работу в этой области.

В Gifted , Эвелин, британский математик, ставит под угрозу свои мечты об ученой славе, чтобы приехать в Америку и создать семью, о чем она очень сожалеет. Она рожает двоих детей, Фрэнка и Дайан, и Дайан становится математическим гением, потратив большую часть своей короткой жизни, пытаясь решить одну из задач, присуждаемых Премией тысячелетия (набор из семи реальных математических задач, настолько сложных, что у них есть 1 миллион долларов. приз, если вы их решите) по велению матери.Дочь Дайан, Мэри, также вундеркинд, но Дайан убивает себя, когда ее ребенок еще младенец — отчасти из-за давления, которое на нее оказывали, чтобы быть умным — и поэтому Фрэнк вынужден воспитывать Мэри как «нормального» ребенка, несмотря на то, что что оказалось ее генетически одаренным умом.

Wilson Webb / Fox Searchlight

Сам Фрэнк не сутулится; Хотя он показан как рабочий, который ремонтирует лодки и пьет пиво, выясняется, что он был профессором философии в Бостонском университете до самоубийства своей сестры.И все же его интеллект средний по сравнению с женщинами в его семье. Эти дамы, включая Мэри, настоящие гении, способные решать уравнения и разгадывать головоломки с невероятным мастерством и легкостью.

В большинстве фильмов о гениях мужчина обычно играет главную роль — В поисках Бобби Фишера , Охота на добрую волю , Прекрасный разум , Теория всего и Игра в имитацию разум. В прошлом году Голливуд предоставил нам скрытых фигур , в которых изображены женщины, математические гении, но это было исключением.Фильмы о выдающихся женщинах слишком редки, и Gifted , в котором изображена семья гениев-женщин, является желанным и актуальным дополнением к жанру.

Wilson Webb / Fox Searchlight Pictures

Особенно из-за влияния фильма на реальный мир. Когда дело доходит до естественных наук, технологий, инженерии и математики (STEM), наблюдается постоянный гендерный разрыв, который может начаться, когда дети так же малы — или даже моложе — чем 7-летняя Мэри находится в Gifted .Этот разрыв возникает не из-за отсутствия способностей, а отчасти из-за того, что мальчики более сильны в этих областях. Согласно исследованию Американской ассоциации исследований в области образования, проведенному в 2016 году, «учителя дают более низкие оценки математическим навыкам девочек, когда девочки и мальчики имеют схожие достижения и поведение», и этот гендерный разрыв не улучшился в течение 12 лет, когда проводилось исследование.

Привлечение женщин и девочек к STEM было инициативой администрации президента Обамы, и не зря; работа, проделанная в областях STEM, может принести пользу всему миру, а участие в STEM может предложить больше возможностей для лидерства женщинам на рынке труда.И поскольку женщины традиционно недопредставлены в предметах STEM, девушки, видящие женщин — и других молодых девушек — в этих ролях, имеют важное значение для того, чтобы они осознали, что могут быть частью этих новаторских областей. Несмотря на то, что она вундеркинд и, следовательно, редкость, Мэри в книге Gifted опровергает теорию о том, что девочки не обладают математическими способностями и не должны участвовать в ней, с минимальными усилиями, которые требуется ей, чтобы выяснить, что 57 умноженное на 135 равно .

Хотя Одаренные

.

Мама-математик развеивает мифы о беременности Дафна Адлер

Когда Дафна Адлер, мать и математик, была беременной, коллега отругала ее за то, что она посыпала пасту сыром пармезан. Покорно выкинув свой обед в мусорное ведро, она решила провести расследование, чтобы выяснить, основаны ли замечание и подобные предупреждения на фактах.

То, что она обнаружила, удивило ее — и вас тоже удивит. После трех лет исследований w

Когда Дафна Адлер, мать и математик, была беременна, коллега отругала ее за то, что она посыпала пасту сыром Пармезан.Покорно выкинув свой обед в мусорное ведро, она решила провести расследование, чтобы выяснить, основаны ли замечание и подобные предупреждения на фактах.

То, что она обнаружила, удивило ее — и вас тоже удивит. После трех лет исследований, в ходе которых она изучила тысячи исследований, Адлер пересмотрела параметры того, что следует и что нельзя допускать во время беременности. Ее освежающая и обнадеживающая книга, наконец, дает нам возможность отделить миф от реальности.

Факт или заблуждение? Разоблачение шишки устанавливает рекорд с помощью таких откровений, как:
• 44% акушеров никогда не упоминают наиболее важную предотвратимую причину врожденных дефектов.
• Менее половины всех беременных женщин получают советы о наиболее опасных видах деятельности, которыми они могут заниматься во время беременности.
• В длинном списке запрещенных продуктов одна категория в 10 000 раз более рискованна, чем другие … но ее опасность не подчеркивается.
• Многие беременные женщины сокращают потребление единственного вещества, которое наиболее полезно для их развивающегося ребенка.

Debunking the Bump — книга о беременности для женщин, жаждущих фактов. Он охватывает не только все горячие темы о беременности (безопасно ли есть суши и пить кофе?), Но и множество дополнительных тем, которые были обнаружены в исчерпывающих исследованиях Адлера, которые даже не упоминаются в большинстве книг о беременности.Это уникальное руководство, наполненное практическими практическими рекомендациями и четкими объяснениями рисков и компромиссов, поможет вам сделать осознанный выбор, чтобы вы могли наслаждаться спокойной и счастливой беременностью.

Дафна Адлер имеет степень бакалавра теоретической математики Гарвардского колледжа и степень магистра делового администрирования Гарвардской школы бизнеса. Свою профессиональную карьеру она проработала в сфере управленческого консультирования. Она выросла в Норидже, штат Вермонт, а сейчас живет в Лондоне с мужем и двумя маленькими детьми.

.

Список известных математиков | Известные математики

Абрахам Де Муавр 26 мая 1667 — 27 ноября 1754 г. Французский Формула Де Муавра, теорема Муавра – Лапласа
Ada Lovelace 10 декабря 1815 г. — 27 ноября 1852 г. Английский Аналитическая машина
Мухаммад ибн Муса ал- Хорезми ок. 780 — ок.850 г. н.э. Иранский Трактаты по алгебре и индийским числам
Алан Тьюринг 23 июня 1912 — 7 июня 1954 Британский Криптоанализ загадки, машина Тьюринга, тест Тьюринга
Альберт Эйнштейн 14 марта 1879 — 18 апреля 1955 Немецкий Общая и специальная теория относительности
Albertus Magnus до 1200-15 ноября 1280 Немецкий
Александр Гротендик 28 марта 1928 — 13 ноября 2014 Французы немецкого происхождения Алгебраическая геометрия
Альфред Норт Уайтхед 15 февраля 1861 — 30 декабря 1947 Английский Principia Mathematica
Эндрю Уайлс 11 апреля 1953 — Британский Доказательство Великой теоремы Ферма
Архимед ок.287 г. до н.э. — ок. 212 г. до н.э. Греческий Принцип Архимеда, винт Архимеда, гидростатика, рычаги, бесконечно малые
Аристотель ок. 384 — ок. 322 г. до н.э. Греческий Золотое сечение, Аристотелевская логика, Силлогизм, Гексида, Гиломорфизм, Теория души
Артур Кэли 16 августа 1821 — 26 января 1895 Британский Алгебраическая геометрия, теория групп, теорема Кэли – Гамильтона, конструкция Кэли – Диксона
Арьябхата с.476 — ок. 550 CE Indian Объяснение лунного и солнечного затмений, вращение Земли вокруг своей оси
Огюстен-Луи Коши 21 августа 1789 г. — 23 мая 1857 г. Французский Пионер анализа
Август Де Морган 27 июня 1806-18 марта 1871 Британский Законы Де Моргана, алгебра Де Моргана, алгебра отношений, универсальная алгебра
Бенджамин Баннекер 9 ноября 1731 — 9 октября 1806 Американский
Бернхард Риман 17 сентября 1826 — 20 июля 1866 Немецкий Вклад в анализ, теорию чисел, дифференциальную геометрию
Бертран Рассел 18 мая 1872 г. — 2 февраля 1970 г. Британский Несколько вещей
Блез Паскаль 19 июня 1623 — 19 августа 1662 Французский Ставка Паскаля, Треугольник Паскаля, Закон Паскаля, Теорема Паскаля
Брахмагупта ок.598 – c.670 AD Индийская Ноль, современная система счисления
Брук Тейлор 18 августа 1685 г. — 29 декабря 1731 г. Английский язык Теорема Тейлора
Карл Фридрих Гаусс 30 апреля 1777 г. — 23 февраля 1855 г. Немецкий Многочисленные объекты
Чарльз Бэббидж 26 декабря 1791-18 октября 1871 Английский Отец компьютера
Даниэль Бернулли 8 февраля 1700-17 марта 1782 Швейцарский Принцип Бернулли
Дэвид Гильберт 23 января 1862 — 14 февраля 1943 Немецкий Базисная теорема Гильберта, аксиомы Гильберта, проблемы Гильберта, программа Гильберта, действие Эйнштейна – Гильберта, гильбертово пространство
Демокрит с.460 — ок. 370 г. до н.э. Древнегреческий
Диофант ок. 250 — ок. 350 г. н.э. Греческий Арифметический
Эдмунд Галлей 8 ноября 1656 г. — 14 января 1742 г. Английский Комета Галлея
Эдвард Лоренц 23 мая 1917 — 16 апреля 2008 Американский Теория хаоса, аттрактор Лоренца, эффект бабочки
Эдвард Виттен 26 августа 1951- Американский Теория струн, М-теория, квантовая гравитация, квантовая теория поля, суперсимметрия
Эмануэль Ласкер 24 декабря 1868 — 11 января 1941 Немецкий Математический анализ карточных игр

.

математиков — Викицитатник

Математик — это человек, основной областью обучения и исследований которого является математика.

  • Математики привыкли играть по заранее установленному набору правил, несмотря на то, что природа всегда пишет свои собственные. Человек обретает большое смирение, познавая подлинную своенравность природы.
  • Quapropter bono christiano, sive mathematici, sive quilibet impie divinantium… cavendi sunt, ne consortio daemoniorum irretiant.
    • Перевод: Поэтому хороший христианин должен остерегаться того, что математики и любые другие, нечестиво пророчествующие … могут быть запутаны в компании демонов.
    • Санкт-Августин, De Genesi ad Litteram
    • Августин использует в этом контексте «математиков» для обозначения в основном астрологов и оккультистов, использующих нумерологию.
  • Математик — это машина для превращения кофе в теоремы.
  • Я объединил большинство хорошо информированных людей в клуб, который мы назвали именем Junto, и целью которого было улучшить наше понимание. … Первыми членами нашего клуба были …
    Томас Годфри, математик-самоучка, а впоследствии изобретатель того, что сейчас называют циферблатом Хэдли; но у него было мало знаний, выходящих за рамки его собственной линии, и он был невыносим в компании, всегда требовал, как большинство математиков, которые упали на моем пути, необычайной точности во всем, что говорится, постоянно противоречило или делая пустяковые различия — верный способ победить все стороны разговора.Он очень скоро ушел от нас.
  • Avec toute l’algèbre du monde on n’est souvent qu’un sot lorsqu’on ne sait pas autre selected. Peut-être dans dix ans la société tyrera-t-elle de l’avantage des Courbes que des songe-creux d’algébristes auront carrées labieusement. J’en félicite d’avance la postérité; mais, à vous parler vrai, je ne vois dans tous ces вычисляет qu’une scientifique экстравагантность. Tout ce qui n’est ni utile ni agréable ne vaut rien. Quant aux choses utiles, elles sont toutes Trouvees; et, pour les agréables, j’espère que le bon got n’y admettra point d’algèbre.
    • [Человек], владеющий всей алгеброй в мире, часто бывает только ослом, когда он ничего не знает. Возможно, через десять лет общество сможет извлечь пользу из кривых, которые эти дальновидные алгебраисты будут старательно возводить в квадрат. Заранее поздравляю потомство. Но, честно говоря, я не вижу ничего, кроме научной расточительности во всех этих расчетах. То, что бесполезно и неприемлемо, бесполезно. А что до полезных вещей, то все они открыты; а для тех, кто согласен, я надеюсь, что хороший вкус не допустит, чтобы среди них алгебра.
    • Письма Вольтера и Фридриха Великого (Нью-Йорк: Брентано, 1927), пер. Ричард Алдингтон, письмо 93 от Фридриха к Вольтеру (1749-05-16)
  • Die Mathematiker sind eine Art Franzosen; redet man zu ihnen, so übersetzen sie es in ihre Sprache, und dann ist es такжеbald ganz etwas anders.
    • Перевод: Математики [как] своего рода французы; если вы поговорите с ними, они переведут это на свой язык, и тогда это будет совсем другое.
    • Иоганн Вольфганг фон Гете, Maximen und Reflexionen , 2006 (Гельмут Купманн, ред.) ISBN 3423343788
  • Лучшее произведение математика — искусство, высокое совершенное искусство, столь же смелое, как и самые сокровенные мечты воображение, ясное и ясное. Математический гений и художественный гений соприкасаются друг с другом.
    • Gösta Mittag-Leffler
    • Цитируется в N. Rose Mathematical Maxims and Minims, Raleigh NC: Rome Press Inc., 1988.
  • Математикам, кажется, не составляет труда создавать новые концепции быстрее, чем старые становятся понятными.
    • Эдвард Нортон Лоренц (1991) «Ученый по выбору». Речь по случаю принятия Киотской премии в 1991 году.
  • Я почти никогда не встречал математика, способного рассуждать.
    • Платон, из устного местного перевода Бенджамина Джоветта (1871 г.) «Республика Платона» , Книга VII, 531-e.Платон фактически заставляет Сократа сказать, что немногие математики являются диалектиками ( διαλεκτικοί ) (Jowett, Plato’s Republic: The Greek Text , Vol. I «Text», 1894), в котором он ссылается на пошаговые рассуждения, основанные на взаимном согласии. (GMA Grube, Plato’s Republic (1974), Книга VII, примечание 13). Это точное наблюдение примитивной математики того времени.
  • Аристотель, насколько мне известно, был первым человеком, открыто провозгласившим, что человек — разумное животное.Причина его такого взгляда сейчас не кажется очень впечатляющей; было, что некоторые люди могут делать суммы.
    • Бертран Рассел, «Очерк интеллектуального мусора», в Непопулярных эссе (1950), стр. 71
  • Аристотель мог бы избежать ошибки, полагая, что у женщин меньше зубов, чем у мужчин, просто попросив миссис Аристотель держать рот открытым, пока он считает.
    • Бертран Рассел, «Очерк интеллектуального мусора», Непопулярные эссе (1950).
  • Эти переживания не являются «религиозными» в обычном смысле. Они натуральные , и их можно изучать естественным путем. Они не являются «невыразимыми» в том смысле, что их невозможно передать языком. Маслоу также пришел к выводу, что они гораздо более обычны, чем можно было бы ожидать, что многие люди склонны подавлять их, игнорировать их, а некоторые люди, кажется, на самом деле их боятся, как если бы они были женственными, нелогичными, опасными. «Такое отношение чаще всего можно увидеть у инженеров, математиков, философов-аналитиков, бухгалтеров и бухгалтеров и вообще у одержимых людей».
    Пиковое переживание имеет тенденцию быть своего рода бурлящим удовольствием, моментом чистого счастья. «Например, молодая мама суетится по кухне и завтракает для мужа и маленьких детей. Солнце светило, дети чистые и красиво одетые, болтали, пока ели. Муж небрежно играл с детьми: но, когда она посмотрела на них, она внезапно была настолько поражена их красотой, ее большой любовью к ним и ее чувством удачи, что она вошла в пиковое переживание.. .

См. Также [править]

Внешние ссылки [править]

Wikipedia

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.