А адлер практика и теория индивидуальной психологии: Книга «Практика и теория индивидуальной психологии»

Содержание

Альфред адлер практика и теория индивидуальной психологии — Документ

Альфред
АДЛЕР

ПРАКТИКА
И ТЕОРИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Лекции
по введению в психотерапию для врачей,
психологов и учителей

Анонс

Альфред Адлер, один из классиков
психодинамической психотерапии,
создатель индивидуальной психологии,
менее известен у нас, чем 3. Фрейд и К.
Юнг. А между тем основные положения его
подхода очень близки российской
ментальности. Одну из центральных идей
своей теории сам Адлер сформулировал
так: “Мы не способны думать, чувствовать,
желать, действовать, не имея перед собой
цели… Любое душевное явление, если оно
должно помочь нам понять человека, может
быть рассмотрено и осмыслено лишь как
движение к цели”. Индивидуальная
психология показала, что человеческое
поведение обусловлено сочетанием
чувства общности и стремлением к личному
превосходству. Адлер и его последователи
изучали условия возникновения у человека
комплекса неполноценности и средств
компенсации подлинных и мнимых
недостатков. Представители этого подхода
стремятся из отдельных жизненных
проявлений получить картину целостной
личности.

Эта книга принадлежит к числу основных
трудов А. Адлера. В ней представлены
базовые положения индивидуальной
психологии и многочисленные случаи из
клинической практики, иллюстрирующие
разные ее аспекты.

Врачам, психологам, психотерапевтам и
другим представителям “помогающих”
профессий эту книгу обязательно нужно
прочитать — классику знать необходимо.
Немало полезного извлекут из нее и те
читатели, чей интерес к психологии не
является профессиональным.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
к первому изданию …………………………………………………………………….

4

Предисловие
к четвертому изданию ………………………………………………………………….

6

Индивидуальная
психология, ее предположения и
результаты …………………………………….

7

Психический
гермафродизм и мужской протест —
центральные проблемы нервных заболеваний
..

23

Дальнейшие
тезисы к практике индивидуальной
психологии ………………………………………

31

Индивидуально-психологическое
лечение неврозов ………………………………………………..

40

К теории
галлюцинаций ……………………………………………………………………………….

63

Детская
психология и исследование неврозов
……………………………………………………….

71

Психическое
лечение невралгии тройничного нерва
………………………………………………..

90

Проблема
“дистанции”. О фундаментальном
свойстве невроза и
психоза ………………..…………….

112

О
мужской установке у женщин-невротиков
…………………………………………………………………

122

К
вопросу о сопротивлении при лечении
……………………………………………………………………

161

Нервная
бессонница ………………………………………………………………………………………..

171

Сны
и их толкование ………………………………………………………………………………………..

180

Роль
бессознательного в неврозе
……………………………………………………………………………

193

Достоевский
……………………………………………………………………………………………

202

– 3

ПРЕДИСЛОВИЕ
К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Индивидуальная
психология стремится к углублению
знаний о человеке, которого можно
добиться, лишь выяснив отношение индивида
к своим социально установленным задачам.
Только линия поведения, позволяющая
представить и ощутить социальную
активность личности, показывает нам
степень слияния человека с требованиями
жизни, окружающих людей, вселенной. Она
дает нам представление о его характере,
вдохновении, телесном и духовном желании.
Ее можно проследить вплоть до самых
истоков. На самой ранней стадии
существования человеческого существа
она демонстрирует нам первые попытки
сопротивления внешнему миру, а также
форму и силу желания и попытки его
преодолеть. В эти самые ранние дни
детства ребенок ошибочно и безрассудно
создает себе образцы и модели, формирует
свою цель и жизненный план, которому он
сознательно или бессознательно следует.
При этом образцами для него будут
возможности достижения успеха и примеры
других победителей. Рамки для него
определяет культурное окружение.

Через эту глубочайшую
линию поведения индивида, о которой
дитя человеческое имеет некоторое
представление, но фундаментального
значения ее никогда не понимает, строится
вся душевная структура. Все желания,
весь круг мыслей, интересов, ассоциаций,
надежд, ожиданий и тревог протекают по
колее этой динамики. Из нее и ради ее
защиты возникают мировоззрение,
побуждения или механизмы торможения,
и любое событие переиначивается и
переворачивается до тех пор, пока не
будет соответствовать исходному ядру
личности — той самой детской линии
поведения, пока оно не даст позитивный
эффект.

– 4

Однако индивидуальная
психология показала также, что человеческое
устремление обусловлено сочетанием
чувства общности и стремлением к личному
превосходству. Оба этих основных фактора
проявляются как социальные образования:
первое как врожденное, укрепляющее
человеческую общность, второе как
приобретенное, вполне понятное желание
использовать общность для достижения
собственного престижа.

Психологам, педагогам
и неврологам было не слишком сложно
выявить политику престижа у отдельного
индивида. То, что наука о престиже
стремится вырваться из-под влияния
нашей индивидуальной психологии, то,
что она не борется с помощью уловок с
нашими открытиями, а заимствует их, не
является особой неожиданностью для
меня и моих учеников. Перед тем фактом,
что она постоянно плетется в хвосте
наших открытий, опьянения властью и
никогда их не опережает, блекнет ее
самомнение и бахвальство.

Труднее, пожалуй,
объяснить вклад чувства общности. Ведь
здесь мы сталкиваемся с совестью
отдельного человека. Ему намного легче
вынести доказательство того, что он,
как и все остальные, стремится к славе
и превосходству, чем вечную истину, что
он тоже связан узами общей принадлежности
человечеству и хитроумно скрывает это
от себя и других. Его телесность требует
от него единения; язык, мораль, эстетика
и разум предполагают нечто общепринятое
и стремятся к нему; любовь, работа,
человеческая сопричастность являются
реальными требованиями совместной
человеческой жизни. Эти нерасторжимые
реальности атакует или же пытается
хитро обойти стремление к личной власти.
Но и в этой постоянной борьбе проявляется
признание чувства общности.

Знание основ людских
побуждений, их действий, общее понимание
душевных явлений у здоровых и невротиков,
которые могут означать совсем иное,
отличное от того, что лежит на поверхности,
недостаточны, пока остаются скрытыми
формальное очертание и динамика
руководящих линий их поведения. То, что
вожди человечества истолковывали как
творение Бога, судьбы, идеи, экономических
основ, индивидуальная психология
выражает в виде формального закона,
отражающего

– 5

стремление
к власти, — имманентной логики
совместной человеческой жизни
.

Данная книга включает
в себя предварительные работы, дополнения
и исследования по теории и практике
индивидуальной психологии и ставит
перед собой задачу с помощью ряда более
старых и новых работ показать путь к
нашей науке. В этом смысле она является
также спутницей вышедшей ранее работы
“О невротическом характере”.

Пригглитц,
август 1920 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ
К ЧЕТВЕРТОМУ ИЗДАНИЮ

С помощью уточнений,
пояснений и дополнений я стремился
привести эту книгу в соответствие с
современным уровнем развития индивидуальной
психологии.

Д-р Альфред Адлер,

профессор
Колумбийского университета

Нью-Йорк, март 1930
г.

– 6

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ
ПСИХОЛОГИЯ,

ЕЕ
ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ*

Обзор большинства
психологических учений демонстрирует
своеобразное ограничение, когда речь
заходит об области исследования и
средстве познания. Создается впечатление,
что из этой сферы с глубоким умыслом
исключаются опыт и знания человека и
подвергается сомнению ценность
художественного, творческого познания,
угадывания и интуиции. Если некоторые
психологи-экспериментаторы наблюдают
или вызывают феномены, чтобы сделать
вывод о способах реагирования, то есть
в сущности занимаются физиологией
душевной жизни, то другие упорядочивают
все формы выражения и проявления в
традиционные или мало измененные
системы. При этом они, разумеется, вновь
обнаруживают в отдельных актах те же
зависимости и связи, которые уже заранее
были привнесены ими в схемы души.

Порой же из
незначительных отдельных проявлений
физиологического характера они пытаются
воссоздать душевные состояния и мысли,
отождествляя одно с другим. Такие
исследователи считают достоинством
своей психологической концепции то,
что из нее якобы исключено субъективное
мышление и вчувствование самого
исследователя (а на самом деле они
целиком пронизывают его теорию).

Методика этих
направлений, как начальная школа
человеческого духа, напоминает ныне
устаревшую естественную науку с ее
закостенелыми системами, которые сегодня
в основном заменены воззрениями,
стремящимися осмыслить жизнь и ее
проявления в их взаимосвязях, причем
осмыслить с точки зрения биологической,
философской и психологической. Та-

* Впервые опубликовано в:
Scientia, В. 16,1914, S. 74—87.

– 7

кая
же тенденция свойственна и подходу,
который я назвал “сравнительной
индивидуальной психологией”
.
Представители этого подхода стремятся
из отдельных жизненных проявлений и
форм выражения получить картину целостной
личности, предполагая целостность
индивидуальности
. При этом отдельные
черты сравниваются друг с другом,
выводится их общая направленность, и
они собираются в один обобщенный
портрет*.

Возможно, этот способ
рассмотрения душевной жизни человека
покажется совершенно необычным или
довольно дерзким. Помимо других
направлений, он отчетливо проявляется
в концепциях детской психологии. Но
прежде всего таким образом можно
представить сущность и труд человека
искусства — художника, скульптора,
композитора и особенно писателя. По
самым незначительным деталям его
произведений наблюдатель способен
распознать основные черты личности,
его жизненный стиль.

Когда я спешу домой,
наблюдатель видит мою походку, осанку,
выражение лица, движения и жесты, которые
обычно можно ожидать от человека,
возвращающегося домой**. Причем без
учета рефлексов и какой-либо каузальности.
Более того, мои рефлексы могут быть
совсем другими, а причины могут
варьировать. Направление, в котором
человек следует
, — вот что можно
понять психологически и что нас прежде
всего и едва ли не исключительно
интересует в практическом и психологическом
отношении.

Далее: если я знаю
цель человека, то я приблизительно знаю,
что произойдет. И тогда я могу упорядочить
и каждый из следующих друг за другом
актов, увидеть их во взаимосвязи и
постоянно корректировать или
приспосабливать свое неточное знание
контекста. Пока я знаю только причины
и, соответственно, только рефлексы и
время реакции, возможности органов
чувств и т. п., мне ничего не известно о
том, что происходит в душе данного
человека.

* К аналогичным результатам,
но иными путями пришел Вильям Штерн.

** От знатока не ускользнет,
что подобный подход, по существу,
использует лишь гештальт-психология.

– 8

К этому надо добавить,
что и сам исследуемый не знал бы, чего
хочет, если бы он не был ориентирован
на цель. До тех пор, пока нам неизвестна
линия его жизни, определенная целью,
вся система его рефлексов вместе со
всеми причинными условиями не может
гарантировать последующую серию его
движений: они соответствовали бы любому
из возможных душевных побуждений.
Наиболее отчетливо этот недостаток
можно понять на примере экспериментов
с ассоциациями. Я никогда бы не подумал
про одного мужчину, испытавшего тяжелое
разочарование, что слово “дерево”
вызовет у него ассоциацию с “веревкой”.
Но если я знаю его цель — самоубийство,
то буду с уверенностью ожидать подобную
последовательность мыслей, причем
настолько определенно, что постараюсь
убрать от него нож, яд и огнестрельное
оружие. Только в выводах, которые делает
человек, проявляется его индивидуальность,
его апперцептивная схема.

Если посмотреть
внимательнее, то можно обнаружить
следующую закономерность, характерную
для любого душевного события: мы не
способны думать, чувствовать, желать,
действовать, не имея перед собой цели
.
Ведь живому организму недостаточно
причинности, чтобы преодолеть хаос
будущего и устранить бесплановость,
жертвой которой мы стали бы. Всякое
деяние осталось бы на стадии безразборного
ощупывания, экономия душевной жизни
оказалась бы недостижимой: без целостности
и личной потребности мы сравнялись бы
с существом ранга амебы. Только неживое
подчиняется очевидной каузальности.
Но жизнь — это долженствование.

Нет сомнений в том,
что предположение о целевой установке
в значительной мере соответствует
требованиям действительности. В отношении
отдельного, вырванного из контекста
феномена тоже, пожалуй, нет никаких
сомнений. Подтверждение этому привести
очень легко. Достаточно с позиций этой
гипотезы посмотреть на попытки ходить,
которые предпринимает маленький ребенок
или роженица. От того же, кто пытается
подходить к вещам без гипотез, чаще
всего укрывается более глубокий смысл.
Прежде чем делается первый шаг, уже
имеется цель движения, которая отражается
в каждом отдельном акте.

– 9

Таким образом, можно
обнаружить, что все душевные движения
получают свое направление благодаря
ранее поставленной цели. Но все эти
преходящие, осязаемые цели после
кратковременного периода стабильности
в психическом развитии ребенка оказываются
подчинены фиктивным конечным целям,
понимаемым или ощущаемым как fix-финал.
Другими словами, душевная жизнь человека,
словно созданный хорошим драматургом
персонаж, устремляется к своему У-акту.

Этот логически
безупречный вывод индивидуальной
психологии подводит нас к одному важному
тезису: любое душевное явление, если
оно должно помочь нам понять человека,
может быть осмыслено и понято лишь как
движение к цели. Конечная цель у каждого
возникает осознанно или неосознанно,
но ее значение всегда неизвестно.

В какой мере эта
точка зрения способствует нашему
психологическому пониманию, проявляется
прежде всего тогда, когда нам становится
понятной неоднозначность вырванных
из контекста душевных процессов
.
Представим себе человека с плохой
памятью. Предположим, что он осознал
это обстоятельство, а проверка выявила
низкую способность запоминания
бессмысленных слогов. В соответствии
с прежней традицией психологии мы должны
были бы сделать заключение: мужчина
страдает врожденным или возникшим из-за
болезни недостатком способности
запоминать. Заметим, однако, что при
подобном исследовании обычно делают
вывод, который уже выражен в предположении,
например, таком: если у кого-то плохая
память (или кто-то запоминает всего
несколько слогов), то он обладает низкой
способностью запоминать.

Индивидуальная
психология в данном случае использует
совершенно иной подход. Как только
удается сделать определенный вывод об
органических причинах, обязательно
задают вопрос: на что нацелена слабость
памяти? Какое это имеет для нее значение?
Эту цель мы можем раскрыть лишь на основе
знания об индивиде в целом, потому что
понимание части проистекает только из
понимания целого
. Мы обнаружили бы
примерно следующее (что подходило бы
ко многим случа-

– 10

ям):
этот человек может доказать себе и
другим, что он по каким-то мотивам,
которые не называются или не осознаются,
но благодаря слабости памяти оказываются
особенно действенными
, должен остаться
в стороне от какого-либо дела или решения
(смена профессии, учеба, экзамен,
женитьба). В таком случае мы выявили бы,
что слабость памяти является тенденциозной
и служит орудием в борьбе против
подчинения, и при любой проверке
способности запоминать мы ожидали бы,
что обнаружится именно такой дефект,
относящийся к тайному жизненному плану
данного мужчины. Следовательно, эта
слабость имеет функцию, которая становится
понятной только при рассмотрении системы
всех жизненных отношений данной личности.
Остается еще вопрос, как формируются
такие дефекты или недуги. Один “аранжирует”
их, намеренно подчеркивая свои общие
физические недостатки, считая их личным
недугом. Другим настолько удается
подорвать веру в свои способности (с
помощью вчувствования в ненормальное
состояние или тревожных, пессимистических
ожиданий и последующего психического
напряжения), что они располагают едва
ли половиной своей энергии, внимания и
воли. Продуцирование этой недостаточности
я назвал “комплексом неполноценности”.

То же самое мы
наблюдаем и при аффектах. Приведем еще
один пример. У одной дамы время от времени
повторялись приступы страха. До тех
пор, пока не удалось выявить ничего
более существенного, можно было
довольствоваться предположением о
наследственной дегенерации, заболевании
вазомоторов, вагуса и т. д. Или же можно
было подумать (а такая причина напрашивалась
сама собой), что в жизненной истории
этой женщины было какое-нибудь ужасное
событие, травма и все дело в ней. Но если
мы рассмотрим эту индивидуальность и
проследим линию ее поведения, то обнаружим
нечто вроде чрезмерного стремления к
господству, к которому в качестве
“органа агрессии” присоединяется
страх
, как только другой человек
перестает зависеть от нее или если она
не получает ожидаемого отклика, как,
например, в случае, когда супруг пациентки
без ее согласия захотел уйти из дома.

– 11

Наша наука предполагает
строго индивидуальный подход и поэтому
не склонна к обобщениям. In usum delphini*,
однако я хочу привести следующее
положение: если я понял цель душевного
движения или жизненного плана, то должен
ожидать, что все отдельные акты будут
соответствовать этой цели и жизненному
плану.

С небольшими
ограничениями эту формулировку можно
применять в самом широком масштабе. Она
сохраняет свое значение и в том случае,
если ее речь идет о противоположной
зависимости: правильно понятые отдельные
акты в своей взаимосвязи должны отобразить
единый жизненный план и его конечную
цель. В соответствии с этим мы формулируем
следующее утверждение: независимо от
предрасположенности, среды и событий,
все психические силы целиком находятся
во власти соответствующей идеи, и все
акты выражения чувства, мысли, желания,
действия, сновидения и психопатологические
феномены пронизаны единым жизненным
планом. Из этой самодовлеющей
целенаправленности проистекает
целостность личности. Так в психическом
органе проявляется телеология, которая
может быть понята как искусная уловка
и собственная конструкция индивида,
как окончательная компенсация вездесущего
человеческого чувства неполноценности.
Возможно, краткий комментарий несколько
пояснит и вместе с тем смягчит эти
еретические положения:

Важнее, чем
предрасположенность, объективное
событие и среда, их субъективная оценка.
Однако такая оценка находится в
определенном, часто необычном отношении
к реалиям. В психологии масс этот
фундаментальный факт трудно обнаружить,
поскольку “идеологическая надстройка
над экономическим базисом” (Маркс и
Энгельс) приводит к сглаживанию
индивидуальных различий. Но из оценки
отдельного явления, которая чаще всего
служит причиной устойчивого расположения
духа — чувства неполноценности, в
соответствии с бессоз-

* In usum delphini (лат.) — для
пользования дофина. Так называлось
собрание сочинений античных классиков,
составленное для наследника французского
престола, в котором были исключены все
предосудительные с воспитательной
точки зрения места. Впоследствии так
стал и называть любые издания с
исправлениями авторского текста по
цензурным мотивам. — Прим.
ред.

– 12

нательной
техникой нашего мыслительного аппарата
возникает фиктивная цель — упомянутая
окончательная компенсация — и жизненный
план как попытка ее добиться*.

Раньше я много говорил
о “понимании” человека. Почти столько
же, сколько некоторые теоретики
“понимающей психологии” или психологии
личности, которые всегда умолкают, как
только возникает необходимость показать,
что же они, собственно говоря, поняли.
Весьма велика опасность недостаточно
разъяснить эту сторону наших исследований
и результаты индивидуальной психологии.
Ведь нужно будет выразить живое движение
словами, образами, пренебречь различиями,
чтобы прийти к единым формулам, и придется
совершить ошибку, которую нам строго
запрещено допускать на практике:
подходить с сухими шаблонами к
индивидуальной душевной жизни, как
пытаются делать представители школы
Фрейда.

Этим замечанием я
хочу предварить наиболее важные
результаты нашего изучения душевной
жизни. Следует подчеркнуть, что обсуждаемая
здесь динамика душевной жизни в равной
мере обнаруживается и у здоровых, и у
больных. От здорового человека невротика
отличает более сильная защитная
тенденция, которой он “оснащает” свой
жизненный план. Что же касается целевой
установки и соответствующего ей
жизненного плана, то здесь нет никаких
принципиальных различий, кроме одного
крайне важного факта: “конкретная”
цель невротика всегда находится на
“бесполезной” стороне жизни.

Следовательно, я
могу говорить об обшей цели людей. При
ближайшем рассмотрении оказывается,
что нам очень легко понять разные
движения души, признав в качестве самой
общей предпосылки то
, что они имеют
целью достижение превосходства. Об
этом многое сказано великими мыслителями,
кое-что каждый знает по собственному
опыту, большая же часть скрывается в
таинственном мраке и отчетливо проявляется
только в экстазе или в бреду. Будь то
художник, желающий быть первым

* “Фиктивная цель”,
расплывчатая и неустойчивая, не
поддающаяся измерению, созданная
бессознательными силами, не имеет
реального существования и поэтому се
нельзя полностью определить в терминах
причины и следствия. Но, пожалуй, можно
как телеологический план души, стремящейся
к ориентации, который в случае необходимости
всегда принимает конкретную форму.

– 13

в
своем деле, или домашний тиран, беседует
ли он с глазу на глаз со своим Богом или
унижает других, считает ли он свое
страдание самым большим, перед которым
все должны преклоняться, стремится ли
он к недостижимым идеалам или разрушает
старых богов, старые рамки и нормы* —
на каждом участке пути им руководит
страстное стремление к превосходству,
мысль о собственном богоподобии,
вера в свою особую волшебную силу. В
любви он одновременно хочет ощущать
свою власть над партнером, при выборе
профессии это проявляется в преувеличенных
ожиданиях и опасениях, даже в самоубийстве
он видит победу над всеми препятствиями,
испытывая жажду мести. Чтобы овладеть
вещью или человеком, он может идти по
прямой линии, властолюбиво, гордо,
упрямо, жестоко и отважно приняться за
дело. Или же, наученный опытом, он
предпочтет довести свое дело до победы
окольными и обходными путями, через
послушание, покорность, кротость и
скромность. Черты характера тоже не
существуют сами по себе — они всегда
соответствуют индивидуальному
жизненному плану и представляют собой
его наиболее важные средства борьбы.

Нередко эта цель всеобщего
превосходства выглядит весьма причудливо.
Если рассматривать ее саму по себе, мы
должны отнести ее к “фикциям”, или
“воображениям”. Файхингер (Философия
“как если бы”, 1913) справедливо говорит,
что, сами по себе бессмысленные, такие
цели тем не менее играют существенную
роль в поведении. Это настолько верно
для наших случаев, что мы имеет право
сказать: эта фиктивная цель
превосходства, абсолютно противоречащая
действительности, стала основным
условием нашей прежней жизни
. Она
учит нас различать, придает нам
твердость и уверенность, формирует и
руководит нашими действиями и
поведением, заставляет наш ум заглядывать
вперед и совершенствоваться. Однако
есть и теневая сторона: она легко
привносит в нашу жизнь враждебную,
воинственную тенденцию
, лишает нас
непосредственности ощущений и
постоянно стремится отдалить нас от
реальности, настойчиво подталкивая к
тому, чтобы совершить над ней наси-

* Или же по-детски пустыми фразами
пытается принизить индивидуальную
психологию.

Рецензия. Практика и теория индивидуальной психологии

Альфреда Адлера вполне обоснованно считают предтечей современной гуманистической социологии и психологии, хотя его имя и его труды известны у нас гораздо в меньшей степени, чем исследования З.Фрейда и К. Юнга. У наследия Адлера странная судьба, его идеи активно используются, но имя самого психолога упоминается редко. Возможно, это обстоятельство послужило причиной назвать одну из книг, посвященную Адлеру, «Забытый пророк».

Сам Альфред Адлер в 1933 году в предисловии к книге последователя его теории Р. Дракуса «Основы индивидуальной психологии» предвидел судьбу своего наследия. Он писал, что его работы привлекут множество и последователей, и противников, но они едва ли будут помнить тех, кто были первопроходцами. Идеи индивидуальной психологии покажутся легкими, но только те, кто сможет понять всю её глубину, поймут, насколько она сложна. «Она проведет разделительную линию между теми, кто воспользуется знанием для того, чтобы построить лучшее общество, и между теми, кто не станет этого делать. Тем, кто верит в нее, она даст острый взгляд, от которого не укроется самый тайный уголок души человека. Эта способность, приобретенная таким тяжелым трудом, послужит продвижению человеческого общества».[4]

Книга «Практика и теория индивидуальной психологии» — именно тот труд, с которого стоит начинать изучение индивидуальной психологии, поскольку в нем изложены основные теоретические идеи Адлера, подтвержденные множеством примеров из его врачебной практики.

Время создания книги

«Практика и теория индивидуальной психологии» была издана в 1920 году. Для автора это был период, насыщенный научной и общественной деятельностью. Адлер принимает активное участие в реформе системы образования, проводимой правительством Австрии, преподает в школе подготовки учителей. В 1919 году в Австрии по его инициативе и участии создается первая реабилитационная клиника для детей, в штат подобных клиник обязательно входил врач, психолог и социальный работник. К 1928 году таких клиник было уже около тридцати, к 1920 году идеи Адлера завоевывают все больше сторонников и его труд «Практика и теория индивидуальной психологии» немало способствовал их распространению. Детские реабилитационные клиники появляются в Германии, Дании, США. Значительный импульс для формирования основных идей Адлер получил во время работы в военных госпиталях. Он лечил военные неврозы. Именно там ученый пришел к выводу, что разрушительные инстинкты в психике человека, да и вообще человечества, обусловлены не темным и иррациональным бессознательным, не классовыми или государственными интересами, а недоразвитием чувства социального единства, комплексом неполноценности. В этот период времени сформировались идеи об извечном стремлении человека к личному превосходству. И если это стремление входит в конфликт с не менее значительной необходимостью единства с социумом, у человека возникает невроз, который может проявить себя и в болезнях на физическом уровне. Можно считать, что книга «Практика и теория индивидуальной психологии» была результатом, как теоретических исследований, так и практики работы врача, психолога, педагога, общественного деятеля и ученого Альфреда Адлера. Состоит этот труд из 14 глав, каждая из которых посвящена разным аспектам индивидуальной психологии.

Целостный подход к анализу индивидуальности человека

Целостность, анализ не только отдельных фактов болезни, личности, а, прежде всего, внимание к контексту и всем жизненным обстоятельствам человека – одна из основ индивидуальной психологии Адлера. Такую методику ученый называл сравнительной индивидуальной психологией. Он писал:

Представители этого подхода стремятся из отдельных жизненных проявлений и форм выражения получить картину целостной личности, предполагая целостность индивидуальности. При этом отдельные черты сравниваются друг с другом, выводится их общая направленность, и они собираются в один обобщенный портрет. [1,7]

Наряду с декларацией необходимости целостного подхода к изучению личности, в самом начале книги Адлер формулирует основные принципы своей методологии. В современных ему исследованиях психологов превалировало внимание к отдельным проявлениям физиологического характера, как писал Адлер, такие исследователи занимались исключительно «физиологией душевной жизни». В отличие от них ученый признает «ценность художественного, творческого познания, угадывания и интуиции». [1,6]

Интересно, что и в своей методологии Адлер предвосхитил современные подходы к исследованиям. В статье «Субъективная детерминация концепта в научном дискурсе (на примере индивидуальной психологии А. Адлера)» Е.Н. Азначеева пишет: «Современный этап научного развития, получивший название «постнеклассической» науки (термин В. С. Степина), характеризуется отсутствием жесткой грани между субъективным и объективным познанием, признанием взаимодействия между индивидуальными ценностями и объективной истиной, осознанием важности понятий «смысл», «ценность», «понимание» для процессов духовно-практического освоения мира».[2]

Благодаря такой научной методологии Адлер приходит к выводу, что невозможен целостный анализ личности без определения основной цели жизни индивидуума, поскольку вся внутренняя, психологическая жизнь человека, все его осознанные или неосознанные стремления обусловлены ранее поставленной жизненной целью.

Если посмотреть внимательнее, то можно обнаружить следующую закономерность, характерную для любого душевного события: мы не способны думать, чувствовать, желать, действовать, не имея перед собой цели. [1, 8]

Это положение гораздо понятнее, если обратиться к примерам из врачебной практики. Кстати, особенностью книги А. Адлера является то, что каждый постулат обязательно раскрывается на конкретных примерах. Чтобы лучше уяснить, что ученый имеет в виду под необходимостью выявления целей жизни личности, приведем также пример. У пациента очень слабый слух. После выяснения, что причиной этого не является поражение какого-либо органа, психолог изучает все обстоятельства жизни пациента. В описываемом случае врач выясняет, что реальная причина глухоты – стремление избежать усилий для утверждения себя в профессиональной сфере. Пациент просто неосознанно прикрывается болезнью, которая имеет все физиологические признаки, свое желание избежать, укрыться от вызовов реальной жизни. Индивидуальная психология потому и имеет такое название, что к каждому пациенту осуществляется абсолютно индивидуальный подход, а не осуществляется излечение по какой-либо заранее готовой схеме, как это происходило, например, у Зигмунда Фрейда. Ведь по его системе причиной любого невроза или психосоматического заболевания были только сексуальные мотивы.

Новые концепты, привнесенные А. Адлером в психологию

В своей книге ученый раскрывает основные положения своей теории, базовую терминологию, к которым относятся такие понятия, как:

  • социальное чувство;
  • общая жизненная цель;
  • стремление к превосходству;
  • комплекс неполноценности;
  • компенсаторная динамика;
  • жизненный сценарий.

Очень значимое для Индивидуальной психологии понятие «жизненный стиль» Адлер ввел несколько позже, в 1929 году. Но мысль, о присущей каждому человеку своей интерпретации окружающего мира, существования индивидуальной картины мира и «жизненного сценария» Адлер сформулировал уже в «Практике и теории индивидуальной психологии». Спустя некоторое время он назовет способ действий индивидуума, базирующийся на его картине мира, «жизненным сценарием».

Ученый полагает, что невозможно изучить личность вне её связей с социумом. Каждый человек тысячью нитей связан со своим окружением, мы не можем жить вне общества и все обладаем социальным чувством. Но в то же время каждый человек стремится к самоутверждению, превосходству, личной власти.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что нам очень легко понять разные движения души, признав в качестве самой общей предпосылки то, что они имеют целью достижение превосходства. Об этом многое сказано великими мыслителями, кое-что каждый знает по собственному опыту, большая же часть скрывается в таинственном мраке и отчетливо проявляется только в экстазе или в бреду.[1,12]

Общей жизненной целью Адлер считает стремление к превосходству. У сильного и здорового человека это стремление выражается в освоении новых навыков и знаний, самосовершенствовании, организации новых социальных связей. У невротика происходит искажение в восприятии реальности, его стремление к превосходству приобретает болезненные формы, он может пытаться унижать, третировать близких, могут возникнуть психосоматические болезни или даже галлюцинации. Подробно подобный феномен Адлер анализирует в главе «К теории галлюцинаций».

Глава «Психический гермафродитизм и мужской протест — центральные проблемы нервных заболеваний» посвящена анализу формирования у человека комплекса неполноценности.

Истоки многих проблем, да и самого комплекса неполноценности, Адлер видит в детстве. Обиды, чувство незащищенности, детские травмы забываются, но подсознательно влияют на поведение взрослого человека, вызывая или поведение женского типа (послушное, склонное к гиперчувствительности), или чрезмерно активно-агрессивное, протестное. Эти линии поведения характерны как для мужчин, так и для женщин.

Особенно невротический тип реакций на вызовы жизни характерны для детей с какими-либо физическими проблемами.

Я постоянно сталкивался с тем обстоятельством, что наличие у ребенка врожденного неполноценного органа, системы органов и желез внутренней секреции в начале его развития создает для него такую ситуацию, в которой нормальное в других случаях чувство своей слабости и несамостоятельности чрезвычайно усугубляется и превращается в глубоко переживаемое чувство неполноценности. [1,25]

Интересно, что сам Альфред Адлер был в детстве очень болезненным ребенком, на всю жизнь остался хромым, поэтому чувства детей с физическими проблемами он знал на своем опыте. Но сам будущий психолог блестяще справился с этим детским комплексом неполноценности, который послужил для него не причиной избегания жизненных трудностей или источником агрессии. Этот комплекс был для него стимулом для развития, интеллектуального и духовного роста.

Его подход к излечению неврозов гораздо более многоаспектен, чем психоанализ З. Фрейда. Истоки неврозов Адлер видел в детских переживаниях. Дети чувствуют себя слишком слабыми, им нужна опора. А у тех из них, кто склонен к нервным заболеваниям, возникает двоякая искаженная реакция, кто-то ощущает себя обделенным, слишком чувствительным, формируется реакция женского типа. А кто-то из таких детей наоборот агрессивно протестует, они активно стремятся к удовлетворению своих потребностей, у них проявляется реакция, которую Адлер называет «мужским протестом».

Так, на основе ложной оценки, которая, однако, обильно питается проявлениями нашей социальной жизни, развивается психический гермафродитизм ребенка, “диалектически” поддерживающийся своей внутренней противоречивостью и сам по себе развивающий динамику, безрассудное навязчивое стремление к усиленному мужскому протесту для устранения дисгармонии. [1, 28]

Интересно, что в отличие от современных Адлеру психологических школ, представители которых считали причинами неврозов давно прошедшие, уже неактуальные события, воспоминания о которых травмируют пациента, но он их не помнит, не осознает и поэтому не может выздороветь. Адлер причинами неврозов считает вполне актуальные проблемы, с которыми для излечения пациента нужно обязательно справиться. Поэтому помимо усилий психотерапевта, требуется еще и педагогическое влияние.

Наше исследование, как и лечение, идет в обратном направлении: сначала рассматривается цель превосходства, затем разъясняется состояние борьбы человека (особенно невротика) и только потом делаются попытки понять источники этого важного душевного механизма. Одну из основ этой психологической динамики мы уже раскрыли: она заключается в исходной склонности психического аппарата обеспечивать приспособление к реальности с помощью уловки, фикции и целевой установки. [1,25]

В чем Адлер видит пути избавления от проблем у невротиков? В отказе от манипуляций окружающими людьми ради избавления от жизненных трудностей. В приобретении силы решать свои проблемы самостоятельно. Практическое значение Индивидуальной психологии Адлер видел в умении специалистов его школы точно определять истоки и причины неврозов. А затем, в педагогической помощи при обретении выздоравливающим пациентом жизненного плана, жизненной линии, в обретении им чувства общности с окружающими людьми.

Книги А.Адлера помогают не только постичь глубины человеческой психики, но и вселяют оптимизм, веру в возможности преодоления глубоких внутренних кризисов, веру в силу человека.

Литература:
  1. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. — М.: Академический проект, 2011. — 240 с.
  2. Е. Н. Азначеева Субъективная детерминация концепта в научном дискурсе(на примере Индивидуальной психологии А. Адлера) // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 10 (339). Филология. Искусствоведение. Вып. 90. С. 9–12.
  3. Долгов Ю.Н. Проблема жизненного пути в трудах А. Адлера и К. Юнга // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии. — 2014. — Вып. 37-2
  4. Хайкин О. Теория индивидуальной психологии [Электронный ресурс]. — Точка доступа // http://keytochange.co.il/adler.html

Автор статьи: Нелли Громова
Историк, искусствовед

Текст публикуется в авторской редакции


Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Адлер, Альфред — Практика и теория индивидуальной психологии


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.

Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду «~» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

«исследование разработка«~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак «^» в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово «исследование» в четыре раза релевантнее слова «разработка»:

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

понятие, теория и практика. Австрийский психолог Альфред Адлер

Индивидуальная психология Адлера является одной из самых известных психологических теорий, которые повлияли на современные концепции, а также оказали влияние в целом на доктрину современной социлогии и психологии в целом.

Биография Альфреда Адлера

Альфред родился в небогатой многодетной семье еврейского происхождения. Он упорно боролся со своей физической слабостью. Когда только это было возможно, юный Альфред общался и играл с соседскими детьми, которые всегда охотно принимали его в свою компанию. Таким образом, он находил среди приятелей то ощущение признания и собственной ценности, которого его лишили дома. Влияние этого опыта можно проследить в последующей работе Адлера, когда он выделяет важность эмпатии и общих ценностей, именуя это социальным интересом, благодаря которому, по его мнению, человек способен реализовать свой потенциал и стать полезным членом социума.

индивидуальная психология

Идеи Адлера

Адлер хотел создать психологию, близкую к реальной жизни, которая позволила бы понять других людей по их биографиям, которые всегда разные.

Работы, которые он публиковал с 1920 года, а также его лекции должны были сделать его психологию доступной для всех и сделать ее общепонятной. В 1920-х годах он дал серию лекций в Вене и опубликовал их в 1927 году под названием «Знание о человеческой природе».

Период Первой мировой войны был эпохой, в которой развилась индивидуальная психология. В рамках школьной реформы в австрийской столице Адлер и его сотрудники открыли около 30 образовательных и консультационных учреждений. В 1920 году он был назначен директором первой венской клиники, посвященной детской психологии, и преподавал в педагогику в городе. С опубликованием работы «Практика и теория индивидуальной психологии» (1930), в которой содержались лекции для введения в психотерапию для врачей, психологов и учителей, Адлер начинает более подробно раскрывать свою теорию.

Происхождение индивидуальной психологии

Индивидуальная психология Адлера заменяет объяснительный принцип Фрейда, что все поведение человека завязано на сексуальном либидо, на «компенсацию» чувства неполноценности. «Быть ​​человеком — чувствовать себя неполноценным», — пишет Адлер. Главная задача для человека — ликвидировать это чувство. В своих ранних работах он использовал, например, комплекс Наполеона, чтобы проиллюстрировать свою теорию на практике.

Социологи доработали теорию о комплексе неполноценности на более широком уровне, учитывая культурное, экономическое и политическое понимание термина. Адлер вскоре заинтересовался психологией физических расстройств и встретил Зигмунда Фрейда в 1899 году, с которым он сформировал Психоаналитическое общество в Вене, президентом которого стал.

На Адлера оказали влияние идеи Ганса Вайхингера (немецкого философа-пессимиста) о влиянии на поведение определенных факторов. Теория индивидуальной психологии складывалась из многих доктрин, разнообразных философских и психоаналитических течений. Адлер вывел понятия органической неполноценности и сверхкомпенсации, которые до сих пор используют психологи.

Столкновение теории Фрейда и Адлера

Расхождение с Фрейдом по теме влияния либидо и подавления вытеснения чувств произошло в 1911 году на Конгрессе психоанализа в Веймаре, а Общество индивидуальной психологии было сформировано в 1912 году. Адлер считает, что теорию подавления (вытеснения) следует заменить по понятие «защитных тенденций эго» как невротического состояния, вытекающего из чувств неполноценности и сверхкомпенсации.

индивидуальная психология адлера

Индивидуальная психология родилась из этого разлома в Венском психоаналитическом обществе и появления Общества индивидуальной психологии. С тех пор наряду с фрейдистским психоанализом сосуществует индивидуальная психология Альфреда Адлера, которую ее создатель будет широко распространять до своей смерти в 1937 году, находя время между консультациями, курсами и конференциями.

В то время как Фрейд изначально придавал в своем открытии огромную роль и значение сексуальности в появлении неврозов (либидо), Адлер же настаивал на властных инстинктах, «компенсациях чувств неполноценности» и на постоянном соперничестве, которое вытекает из всех этих невротических чувств и эмоциональной составляющей. Влияние Фрейда на Адлера, конечно, нельзя недооценивать.

курсы психологии

Однако в научных кругах существует мнение, что у Адлера до встречи с Фрейдом были собственные концепции. Взаимодействуя с Зигмундом Фрейдом, он сохранял свое понимание человеческой психики, а покинув его, создал теории, отличавшиеся от психоанализа Фрейда. Адлер вошел в группу (позднее превратившуюся в Венское психоаналитическое общество) сформировавшимся молодым специалистом, уже разработавшим собственную концепцию индивидуальной психологии.

Теория Адлера

В отличие от Фрейда, Адлер был убежден, что человеческая личность подразумевает определенную завершенность, что его поведение, в самом широком смысле этого слова, всегда является функцией цели, ориентированной с детства. Он назвал «сценарий жизни» этой фундаментальной ориентацией, задолго до знаменитого «фундаментального плана» Жана-Поля Сартра.

Для Адлера все «ценности» рождаются из потребностей социальной жизни. В более широком смысле, по его мнению, основой всего является развитое чувства сообщества, способного гармонизировать индивидуальные потребности и потребности общества.

Адлер признает, что жизнь — это борьба. Человек должен каким-то образом бороться, стремясь доминировать тем или иным способом. Провал в этой врожденной тенденции к власти и доминированию порождает то, что, по-видимому, является лейтмотивом индивидуальной психологии — «чувством неполноценности». Говоря кратко, индивидуальная психология ставит своей задачей изучение комплексов личности и психологических компенсаций, которые были заложены в детском возрасте.

У ребенка, который должен постоянно превосходить свои возможности (по требованию его родителей или лиц, воспитывающих его), эта властная тенденция особенно сильна. Однако поскольку ограничения, которые ставит ему его окружение, главным образом родители, заставляют его подавлять желания. Таким образом, явный конфликт первых лет неизбежен. Адлер считает, что чувство неполноценности является «естественным» в ребенке, слабость которого реальна по сравнению со взрослыми, однако в дальнейшем, с развитием личности человека оно должно исчезнуть, и исчезнет, ​​если потребность в самоутверждении и развитии удовлетворены в позитивном ключе, то есть в социальной или культурной действительности.

В противном случае, чувство неполноценности кристаллизуется и становится «сложным». Согласно данной теории, неполноценность порождает в качестве автоматического последствия поиск компенсации, уже на уровне физиологической жизни. Таким образом, «компенсация» представляется ему ключевым понятием, так же как и фрейдовское «вытеснение».

Предмет индивидуальной психологии

Название теории Адлера «Индивидуальная психология» происходит от латинского слова individum (неделимый) и выражает идею цельности психической жизни людей, в частности, отсутствие границ и противоречий между сознанием и подсознание. Через поведение и жизненный уклад любого человека красной нитью проходит его жизненный стиль, направленный на реализацию жизненных целей (в более поздних работах — смысла жизни).

Цель, смысл и стиль жизни человека формируются в первые 3-5 лет и обусловлены особенностями семейного воспитания. Своим предметом изучения индивидуальная психология ставит освещение проблем души и тела.

основатель индивидуальной психологии

Чувство неполноценности

Когда человек рождается с физической, конституциональной, органической или социальной неполноценностью, возникает целая серия определенных бессознательных процессов, как физиологических, так и психических, для восстановления некоторого баланса, чтобы вызвать механизмы, которые как-то компенсирует эту неполноценность. С этой точки зрения фрейдистское «либидо», судя по всему, подчинено «инстинкту» господства.

австрийский психолог адлер альфред

Проявление комплекса

Например, любвеобильный характер Дон Жуана лучше объясняется тщеславием и стремлением к власти, а не эротикой и большой страстью к женщинам. Адлер также считает, что существуют и женщины-донжуаны, чье поведение выражает намерение доминировать и унижать мужчину. Мужеподобных женщин он считал обладательницами специфического комплекса неполноценности, с желанием тотального контроля над противоположным полом.

По его мнению, это может легко привести к фригидности или гомосексуализму. Адлер считал, что необходимость доминировать также может проявляться под видом сострадания и самоотверженности, заставляя женщин любить слабое или искалеченное существо. Он также считает, что неполноценность, проявленная в это время в жизни, может сыграть большую роль в неврозах, которые так часты в критическом возрасте.

Учение о неврозах

В дополнение к описанию нормальной психики австрийский психолог Адлер Альфред занимался описанием явлений, которые помогают понять человеческую личность, приобрести знание о человеке — он рассматривал девиантные и патологические психические отклонения как врач. Согласно принципу единства психических процессов, он видел в этих девиациях ошибочные ответы на требования жизни.

Ощущение сильного чувства неполноценности (понятие комплекса неполноценности) может привести к чрезмерной компенсации в виде преувеличенного стремления к доминированию, огромной воли к власти. Адлер считал, что понятие невроза является связующим звеном между нормальной и невротической психологией. Он читал психоз более острой формой невроза, поэтому, по его мнению, его можно лечить с помощью психоанализа.

Типы компенсации комплексов

Каждый человек, по словам Адлера, думает и действует исходя из образа собственного Я и своих жизненных целей, невротик же, по его мнению, тот, кто чрезмерно мобилизует свои психические силы, чтобы реагировать на чувство неполноценности. Такие люди чаще всего полностью ориентированы на фиктивную цель власти и превосходства.

концепция индивидуальной психологии

Таким образом, невротика его иррациональные комплексы заставляют действовать и жить, подчиняясь инстинктам господства его собственного эго. Адлер заявлял, что необходимость компенсировать чувство неполноценности при неврозе является основной и ключевой проблемой невротика.

Адлер видит в крайней восприимчивости и чувствительности начинающийся признак чувства неполноценности. Такого невротика очень легко эмоционально задеть. Людям, страдающим неврозами, присущи патологические формы ревности, зависти, обиды.

Существует также и компенсация положительная, даже триумфальная: когда человек, который, столкнувшись со своим чувством неполноценности, решительно преодолел его до такой степени, что результат оказался больше, чем он мог бы получить, если бы он не страдал ни комплексом, ни стремлением к патологической власти.

Публикации Альфреда Адлера

Основателем индивидуальной психологии в Европе и США публикуются статьи и важные работы: «Лечение и просвещение», «Руководство по индивидуальной психологии», «Знание человека», «Нервный темперамент». Одним из основополагающих трудов теории личности Адлера является «Практика и теория индивидуальной психологии». Среди других его значительных работ можно отметить «Исследование физической неполноценности и её психической компенсации», «Невротическая конституция», «Смысл жизни», «Постижение человеческой природы», «Наука жизни», «Социальный интерес: вызов человечеству», «Образ жизни».

Влияние Адлера и его концепций

предмет индивидуальной психологии

Индивидуальная психология внесла большой вклад в психологию семейных отношений, педагогическую и клиническую психологию. Последователи индивидуальной психологии в Западной Европе и США объединены в ассоциации психологов-индивидуалистов. Также существуют институты индивидуальной психологии и журналы, которые развивают эту концепцию на немецком и английском языках.

Основная. 2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии — Студопедия

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М.: Мысль, 1991. – С. 39–75, 136–149.

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. – М.: Прогресс, 1995. – 291 с.

3. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.

4. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. – М.: Смысл, 2002. – 480 с.

5. Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека / Александр Асмолов. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Смысл: Издательский центр «Академия», 2007 – 528 с.

6. Асмолов А.Г., Леонтьев Д.А. Личность // Новая философская энциклопедия: В 4 т. – М.: Мысль, 2001. – Т. 2.

7. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1986. – 422 с.

8. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте: Психологическое исследование. – М.: Просвещение, 1968. – С. 201–205.

9. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: Мысль, 1988. – 303 с.

10. Василюк Ф.Е. Психология переживания. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – С. 20–30.

11. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Собр. соч.: В 6 т. – М.: Педагогика, 1983. – Т. 3. – С. 5–328.

12. Выготский Л.С. К вопросу о динамике детского характера // Собр. соч.: В 6 т. – М.: Педагогика, 1988. – Т. 5. – С. 153–165.

13. Гоффман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная психология: Тексты / Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – С. 188–196.

14. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. – М.: Планета детей, 1997. – С. 35–75, 228–242, 273–296.



15. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии // Зейгарник Б.В. Психология личности: норма и патология: Избранные психологические труды / Под ред. М.Р. Гинзбурга. – 2-е изд., испр. – М.; Воронеж, 2003. – 416 с. – (Серия «Психологи России»).

16. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. – 142 с.

17. Клакхон К. Зеркало для человека: Введение в антропологию. – СПб.: Евразия, 1998. – С. 228–261.

18. Кон И.С. Введение в сексологию. – М.: Медицина, 1989. – С. 42–61.

19. Кон И.С. К природе национального характера // История и психология / Под ред. Б.Ф. Поршнева, Л.И. Анцыферовой. – М.: Наука, 1971. – С. 122–158.

20. Кон И.С. Категория «Я» в психологии // Психологический журнал. – 1981. – № 3. – Т. 1. – С. 12–24.

21. Кон И.С. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры // Социальная психология личности / Отв. Ред. М.И.. Бобнева, Е.В. Шорохова. – М.: Наука, 1979. – С. 85–113.


22. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1977. – 304 с.

23. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. – М.: Смысл, 1993. – 43 с.

24. Либин А.В. Дифференциальная психология. – М.: Смысл, 1999. – С. 113–143, 257–287, 342–357.

25. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. – М.: Педагогика, 1986. – С. 17–46, 100–103.

26. Лотман Ю.М. Декабрист в повседневной жизни // Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. – СПб.: Искусство, 1998. – С. 331–384.

27. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. – М.: Смысл,1999. – 432 с.

28. Муздыбаев К. Психология ответственности. – Л.: Наука, 1983. – С. 5–23, 43–66.

29. Насиновская Е.Е. Методы изучения мотивации личности. Опыт исследования личностно-смыслового аспекта мотивации. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. – 80 с.

30. Олпорт Г. Становление личности. – М.: Смысл, 2002. – С. 75–92, 175–177, 263–284, 330–403.

31. Петровский А.В. Развитие личности. Возрастная периодизация // Психология развивающейся личности / Под ред. А.В. Петровского. – М.: Педагогика, 1987. – С. 38–76.

32. Психология индивидуальных различий: Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. – М.: АСТ: Астрель, 2008.

33. Психология личности. Учебное пособие / Под ред. П.Н. Ермакова. В.А. Лабунской. – М.: Эксмо. 2008. – 653 с. – (Образовательный стандарт).

34. Психология личности: Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. – 288 с.

35. Психология личности: Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея, В.В. Архангельской // М.: АСТ: Астрель, 2009. – 624 с. – (Хрестоматия по психологии).

36. Роджерс К. Эмпатия // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер и М.В. Фаликман. – М.: ЧеРо, 2002. – С. 428–430.

37. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Проблемы общей психологии. – М.: Педагогика, 1973. – С. 255–386.

38. Теории личности в западно-европейской и американской психологии / Под ред. Д.Я. Райгородского. – Самара: Бахрах, 1996.

39. Триандис Г., Малпасс Р., Дэвидсон Э. Психология и культура // История зарубежной психологии (30–60 гг. ХХ в.): Тексты / Под ред П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. – С. 293–310.

40. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник / Пер. с англ. и нем. – М.: Прогресс, 1990. – 368 с. – (Б-ка зарубежной психологии).

41. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни // Психология бессознательного: Сб. произв. / Под ред. М.Г. Ярошевского. – М., 1990. – С. 202–343.

42. Фрейджер Р., Фейдимен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. – 864 с. – (Психологическая энциклопедия).

43. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 592 с. – (Серия «Мир психологии»).

44. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (основные положения, исследования и применение). – СПб: Питер Пресс, 1997 (1999). – С. 60–64, 78–93, 112–118, 129–133.

45. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации развития в детском возрасте // Вопр. психол. – 1971. – № 4. – С. 6–20.

46. Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: ее теория и практика / Пер. с англ. – К.: Синто, 1995. – 236 с.

теория кратко, концепция, практика, основные положения

Альфред Адлер – основатель индивидуальной психологии. Родился он в 1870 году в Вене, в многодетной еврейской семье.

Все детство Адлера преследовали события, сопряженные с несчастьями. Его брат умер в малолетстве, сам Альфред два раза чудом избежал гибели в темных переулках, а в пять лет заболел тяжелой формой пневмонии, от которой его чудом удалось вылечить.

индивидуальная психология адлера

В школьные годы Альфред не блистал успехами: способности к математике, казалось, у него напрочь отсутствовали. Это привело к тому, что его хотели забрать из школы и стали готовить в подмастерья к башмачнику. Ситуацию исправил отец мальчика – правильной мотивацией он пробудил у ребенка интерес к учебе. К окончанию школы Адлер стал лучшим учеником, успевающим по математике и другим предметам.

После школы Альфред поступил в Венский университет, где изучал медицину. Там же он окунулся в политическую жизнь, охватившую столицу. На одном из собраний партии социалистов он познакомился с уроженкой России, Раисой Эпштейн, на которой женился в 1897 году.

В 1895 году Адлер получил медицинскую степень, которую применил в офтальмологии. Но через некоторое время он перестал довольствоваться столь узкой специализацией и получил степень по общей медицине, примененную им в психиатрии.

Увлекшись взглядами Зигмунда Фрейда, Адлер стал активным участником кружка психоаналитиков. Но вскоре его взгляды на психологию и личность стали разниться со взглядами Фрейда, что послужило отделением Адлера от психоаналитического общества.

К 1935 году Адлер принял решение отдалиться и от Европы, по причине активно зарождающегося там фашизма, и переехал с семьей в Америку. В Нью-Йорке он был приглашен в колледж на место преподавателя психологии, где ему, также предоставилась возможность ведения собственной практики.

Индивидуальная психология Адлера. Основные положения

Индивидуальная психология Альфреда Адлера представляет направление психологии, в центре которой располагаются несколько важных понятий: мотивация, как движущая сила индивида и комплекс неполноценности личности, как ее источник. Главное качество личности – социальность, данная от рождения. Она характерна для каждого человека, но есть исключения в лице асоциальных элементов общества и невротиков.

Ключевым моментом индивидуальной психологии Адлера, отличающей ее от психоанализа Фрейда и Юнга, является отказ от идеи бессознательного, как основной движущей силы. У Адлера над человеком главенствует сила общественных связей, контакты и чувство единства с другими.

Его психология индивидуальности призывает человека сохранить свое особое содержание, развить его и осознать во всех проявлениях, полностью приняв таким, какое оно есть. Это, по мнению Адлера, сформирует у человека личный подход к жизни, индивидуальное поведение и стиль.

Индивидуальная психология Адлера состоит из нескольких положений:

  • Фиктивный финализм. В его основе лежат фикции, которые руководят нашим поведением, ориентируют его. Мы, попадая в определенные обстоятельства, знаем алгоритм, когда необходимо остановиться в выбранном действии, перейти к следующему или выдержать паузу. Фикции могут оказаться ожидаемым результатом, достижимым или нет, в зависимости от обстоятельств. Во втором случае, они становятся причиной неудовлетворенности. По утверждению Адлера, можно избежать влияния фикций, но это доступно только тем, у кого развита взаимосвязь с социумом. Она в значительной степени формируется в первые дни жизни, в общении с матерью. Если такого окружения нет, ситуация приводит к неврозам, попыткам замещения близких взаимосвязей связями с чужими людьми и возможным конфликтам. Происходит как бы навязывание интересов. В целом, ситуация общности имеет два варианта отклонений. В первом случае, когда общности нет, например, при холодном отношении матери к ребенку, нет и опыта сближения с людьми, что становится причиной проблем в установлении контактов с внешним миром. Во втором случае, когда, например, формируется крепкий тандем «мать — избалованный ребенок», наблюдается зацикленность на важной для индивида личности. В данном случае матери, что в будущем приводит к недооценке других людей, следовательно, и к высокомерию.
  • Творческое «Я». Индивидуальная психология усматривает в человеке наличие особых свойств, способных преобразовывать реальность, наполнять смыслом любое действие человека, определяет его развитие и жизненный путь.
  • Стремление к превосходству и чувство неполноценности и компенсации индивидуальная психология А. Адлера рассматривает, как бессознательные явления, данные человеку при рождении. Ощущая свою неполноценность, человек оказывается в ситуации, вынуждающей его к исправлению своих не самых лучших сторон. Испытывая чувство превосходства над другими, ему доступен дух соревнований, порождающий желание к победам, успехам и лидерству. Этот механизм, также, прогрессивно влияет на общество: стремления людей делают общество более развитым. По мнению Адлера, этот процесс можно регулировать и компенсировать за счет чувства общности с другими людьми и преодоления своих слабых сторон. В противоположность этому — чрезмерная болезненность и физическая слабость или, при отсутствии общности, компенсация через агрессию.
  • Стиль жизни. Это способность индивида к адаптации. Она проходит через процесс компенсации слабых качеств индивида, например, слабая физическая форма компенсируется спортом. Поддавшись тенденциям науки все систематизировать и классифицировать, Адлер, хоть и неохотно, но создал типологию личностей по стилям жизни. Управляющий тип нацелен на доминирование. Для берущего типа характерно стремление к потребительству без нанесения урона окружающим. Избегающий тип стремится отклониться от неудач, не проявляет инициативу для личного успеха. Социально-полезный тип зрелый, как личность, активный, нацеленный на взаимодействия с людьми. Большую роль в определении стилей жизни играет порядок рождения ребенка. У первенцев наблюдаются повышенная потребность к моральным основам, обусловленная потерей лидирующих позиций при появлении в семье младших детей. Единственному ребенку достается центральное положение в семье, где главным конкурентом за внимание матери является отец. Такие дети, выходя во взрослую жизнь, удерживают обособленные позиции, тяжело налаживают контакты. Дети второго порядка находятся в атмосфере постоянной конкуренции и ориентируются на получение результатов. И только у самых младших могут встретиться любые сочетания.
  • Общественный интерес. Это положение выражено, в первую очередь, в принадлежности человека к обществу, из которого он черпает социальные и культурные ценности, правила и убеждения. Так формируется интеллект социального содержания, мотивирующий индивида к свершениям.

Индивидуальная психология Адлера кратко представляет собой направление в центре которого находится личность человека со всеми его пороками, достоинствами и особенностями, взаимодействующая с обществом и определяющая личное развитие через проработку индивидуальных свойств.

В рамках данного направления автором были разработаны основы теоретических положений и практические рекомендации. Поэтому индивидуальная психология — это полноценная терапевтическая практика с методами работы с личностью.

Техники индивидуальной психологии Адлера:

  • Моделирование. Техника полезна, когда клиент враждебно воспринимает мир. В процессе работы терапевт адаптирует клиента к общению в атмосфере уважения и эмпатии. Таким образом, у клиента формируется ответное дружественное восприятие людей, что смягчает проблемы в общении.
  • Поймать себя за руку. Техника нацелена на избавление клиента от нежелательных проявлений, например грубости в общении. Клиент должен контролировать себя всякий раз, когда ведет себя недолжным образом. Со временем контроль становится автоматизированной привычкой, контролирующей действия человека.
  • Поступать «как если бы». Техника подходит в тем, кто не обладает решимостью к определенным действиям. Есть люди, для которых трудно обратиться к малознакомому человеку, познакомиться с кем-то. В процессе проработки проблемы клиент представляет ситуации, в которых он может это сделать. Это формирует в нем стойкую уверенность в собственных силах и возможность переноса воображаемых образов в реальность, тем самым, преодоления барьеров.
  • Поощрение. В этой технике ведется работа с эмоциональными проявлениями человека. На первом этапе поощряется личность, как таковая, со всеми ее слабостями и недостатками. На втором этапом происходит поощрение осознания человеком необходимости изменений. Заключительным шагом становится поощрение самого процесса изменений.

Работы Адлера сосредоточены на личности человека, ее сознании и целостности. Поэтому индивидуальная психология — теория личности, давшая миру понимание, что человек самобытен, исключителен и ценен, как уникальное произведение.

«Практика и теория индивидуальной психологии» Альфреда Адлера

Определенно одна из лучших книг, которые я когда-либо читал. Хотя я изучал философию в университете, я всегда был очень заядлым читателем психологии. Я знал об Альфреде Адлере какое-то время, как об одном из основателей большой тройки психоанализа (наряду с Зигмундом Фрейдом и Карлом Юнгом), но я никогда не осознавал глубины и глубины его мысли.

Вот мое резюме мысли Альфреда Адлера (которое составляет содержание книги): для Адлера «существовать — значит чувствовать себя неполноценным.»Он имеет в виду, что с того момента, как человек может сравнивать себя с другими, он осознает свою относительную немощь и слабость перед лицом массивных взрослых. Результатом огромного человеческого мозга является наша способность сравнивайте наши собственные способности и способности с другими, и эта способность развивается очень рано. Таким образом, мы все учимся быть неуверенными (по крайней мере, до некоторой степени).

Мы пытаемся компенсировать это чувство неполноценности, стремясь к превосходство на его языке.Это коренится в присвоении Адлером концепции воли к власти Ницше. В отличие от дарвинистов того времени, Ницше утверждал, что эволюция движется, в основном, в основе своей движущей силой вверх, известной как воля к власти, а не просто к выживанию. Напротив, выживание — это просто пример более фундаментальной воли к власти.

Эта воля к власти у людей направлена, прежде всего, на облегчение чувства неполноценности. Адлер различает социально полезные и социально бесполезные формы компенсации этих чувств.Социально бесполезные формы включают компенсацию чувства неполноценности за счет причинения вреда другим, чтобы заставить себя почувствовать себя более сильным. По мнению Адлера, лекарство от психического заболевания предполагает принятие общественно полезного стиля жизни, который предполагает служение другим и участие в чем-то большем, чем он сам.

Когда индивидуальная воля к власти сбивается, это может проявляться в симптомах того, что Адлер называет неврозом (устаревшее и ужасное слово). Однако, в отличие от Фрейда, Адлер считал, что невроз вызывается социально бесполезными попытками компенсировать чувство неполноценности.Примером чего-то подобного может быть кто-то, желающий стать диктатором, чтобы он мог доминировать над другими людьми, причем это желание коренится в глубоко укоренившемся чувстве неполноценности, потому что он подвергся насилию со стороны своего отца. Вместо этого человек должен компенсировать это, используя в качестве стандарта свою полезность в содействии благосостоянию других. Адлер признает, что чья-то психологическая система обязательно будет выражением его жизненной философии, и он довольно открыто высказывает свои предположения в этом отношении.

В биологии компенсация понимается как увеличение активности или размера определенной части органа или организма, которое компенсирует дисфункцию или потерю другой части. Женщина чувствует себя непривлекательной из-за того, что, по ее мнению, является большим носом, и поэтому она может навязчиво акцентировать внимание на других частях своего тела, чтобы отвлечь внимание от якобы уродливого органа и к чему-то, что даст ей чувство превосходства и облегчит болезненное чувство неполноценности.

Независимо от того, физиологическая или психическая, или и то, и другое, жизнь протекает посредством компенсации: одно химическое вещество увеличивается или уменьшается, чтобы компенсировать увеличение или уменьшение в другом месте, метаболизм замедляется во время голодания, чтобы компенсировать небольшое количество потребляемой пищи и потребность в экономии калорий , На всех уровнях детализации весь организм участвует в обеспечении того, чтобы соответствующие различия были такими, чтобы поддерживать стабильность, гомеостаз или равновесие открытой, возникающей системы.

Для Адлера цель состоит не в том, чтобы не компенсировать, поскольку компенсация является важным компонентом того, что поддерживает стабильность равновесия, а скорее в том, чтобы хорошо компенсировать. Поскольку открытые, возникающие системы, зависящие от прочного, но хрупкого равновесия, постоянно наводняемые одним толчком за другим, компенсация является обычным явлением жизни. Таким образом, компенсация вообще не имеет отрицательного значения в системе Адлера. Вот как могут функционировать новые системы, подобные нам. Это верно, утверждал он, как на физиологическом, так и на психологическом уровне (действительно, его ранние работы были гораздо больше связаны с чувством неполноценности, возникающим из-за неисправных органов, тогда как в более поздних работах он изменил порядок вещей).

Хорошая компенсация для Адлера предполагает развитие того, что он называет «социальным чувством» или «социальным интересом», и включает в себя отвлечение внимания от собственной неполноценности и вместо этого стремление внести свой вклад в благополучие других. Сам Адлер был социал-демократом, и его политические интересы задолго до его карьеры психоаналитика, но позже он отказался от этих взглядов, и представление о том, что люди являются социальными существами и нуждаются в межличностных отношениях для поддержания психического здоровья, вряд ли является отчетливо марксистской идеей.

Действительно, психология Адлера — это, по сути, социальная психология. Человеческая личность развивается в постоянном взаимодействии с другими людьми. Усиление чувства превосходства и уменьшение чувства неполноценности связаны с тем, как, по нашему мнению, нас воспринимают другие люди. Компенсация этих чувств

Как бы я ни любил Адлера, мне никогда не нравился его стиль письма. С одной стороны, я определенно ценю его настойчивое мнение о важности четкого изложения идей, чтобы человек с обычным интеллектом мог понять его учение.(на самом деле больше англо-американской добродетели, чем германской). Я с другой стороны, он часто бывает настолько кратким, что его сообщение заканчивается расплывчатым и, конечно, неэлегантным. Мне также очень хотелось бы, чтобы его идеи были сформулированы в более строго систематических рамках. Обязательно ли это ошибка перевода или его собственного стиля, я не уверен. Как бы то ни было, на самом деле этого недостаточно, чтобы гарантировать отсутствие звезды.

Хотя Адлер ценил комплекс неполноценности, как никто до него (кроме, пожалуй, Ницше и Достоевского — единственного психолога, по свидетельству Ницше, у которого он когда-либо чему-либо научился), он мог быть действительно грубым редукционистом, не отличавшимся от него. Фрейд, почти архаичный.То есть он считает в основном все формы психических заболеваний результатом отсутствия социальных чувств или социального интереса, а также «социально бесполезными» попытками компенсировать чувство неполноценности. Это верно, подумал он, например, в отношении шизофрении, что явно абсурдно. В настоящее время известно, что шизофрения очень (хотя и не полностью) наследуется.

Я думаю, что его комментарии о гомосексуализме могут представлять не только исторический интерес. как и в случае с другими психодинамическими комплексами, он приписывает «инверсию» или гомосексуализм попыткам избежать чувства неполноценности, по умолчанию придерживаясь того же пола.Таким образом, он в основном рассматривает это как своего рода отговорку или нервное расстройство со стороны гомосексуалистов. Хотя этот стереотип довольно широко известен в отношении женщин, Адлер утверждает, что и мужчины, и женщины проявляют «психический гермафродитизм» и переключаются на влечение к противоположному полу из-за незащищенности. Как христианин, я считаю гомосексуализм греховным, но даже нехристианские ученые понимают, что сексуальная ориентация передается по наследству лишь в незначительной степени.

Почему бы не исследовать в основном (или хотя бы частично) психодинамику такой ориентации? Признаюсь, я отчасти посмеивался над чрезмерно извиняющимися сносками, в которых подчеркивалось, что взгляды Адлера на гомосексуализм были представлены только для исторической точности, но что неоадлерианцы отвергают Адлера по этому поводу.Что интересно, даже в отсутствие это дух времени. Фактически, гомосексуализм не был исключен из DSM до 1973 года.

Но я отвлекся — возвращаясь к теме раннего переживания чувства неполноценности, ребенок может начать культивировать социально бесполезные модели поведения, если ему не хватает смелости смотреть в лицо лицом к лицу. о том, что Альфред Адлер называет тремя главными проблемами жизни: дружбой, любовью и занятием. Адлер считал, что неудача в любой из этих областей вызывает невроз, а неудача во всех из них — психоз (что, как мы уже сказали, было опровергнуто).

.

Альфред Адлер и Адлериан Индивидуальная психология

Alfred Adler
Альфред Адлер

АЛЬФРЕД АДЛЕР И ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ АДЛЕРИАНА

Грегори Митчелл

Альфред Адлер родился в пригороде Вены 7 февраля 1870 года. Он был третьим ребенком, вторым сыном, в семье еврейского торговца зерном и его жены. В детстве у Альфреда развился рахит, из-за которого он не мог ходить, пока ему не исполнилось четыре года. В пять лет он чуть не умер от пневмонии.Именно в этом возрасте он решил стать врачом. Он начал свою медицинскую карьеру как офтальмолог, но вскоре обратился к психиатрии, и в 1907 году был приглашен в дискуссионную группу Фрейда. После написания нескольких статей, вполне совместимых с взглядами Фрейда, он написал статью об инстинкте агрессии, которую Фрейд не одобрял, а затем статью о детском чувстве неполноценности, в которой предлагалось понимать сексуальные представления Фрейда скорее метафорически, чем буквально.

Хотя Фрейд назвал Адлера президентом Венского аналитического общества и соредактором информационного бюллетеня организации, Адлер не прекратил свою критику. Были организованы дебаты между сторонниками Адлера и Фрейда, но они привели к тому, что Адлер вместе с девятью другими членами организации ушел в отставку и в 1911 году сформировал Общество свободного психоанализа. В следующем году эта организация стала Обществом индивидуальной психологии.

Во время Первой мировой войны Адлер работал врачом в австрийской армии, сначала на русском фронте, а затем в детской больнице.Он воочию увидел ущерб, который наносит война, и его работа все больше обращалась к концепции социальных интересов. Он чувствовал, что если человечество хочет выжить, оно должно изменить свой образ жизни.

Работа Адлера была в значительной степени поглощена психотерапевтической практикой и современной мыслью, не сохраняя при этом отдельной идентичности. Некоторые из его терминов, такие как «компенсация» и «комплекс неполноценности», используются в повседневном языке. Индивидуальная психология до сих пор имеет свои собственные центры, школы и рабочие группы, но влияние Адлера проникло и в другие психологии.Его «инстинкт агрессии» снова проявился в эго-психологии ортодоксального психоанализа; другие отголоски Адлера можно найти в работах Карен Хорни, Гарри Стэка Салливана, Франца Александра и Яна Сатти. Те, кто пытается рассматривать отсталого ребенка, правонарушителя, психопата или психиатрического пациента как целостную личность, разделяют точку зрения Адлера.

Адлер был дедушкой гуманистической психологии. В своих более поздних работах Адлер совершил сдвиг, который никогда не удавался Фрейду, но позже повторился Маслоу : он писал меньше о патологии и больше о здоровье, а ницшеанское стремление к превосходству и компенсации превратилось в объединяющую направленную тенденцию к самообладанию и самообладанию. самопреодоление в служении общественным интересам ( Gemeinschaftsgef hle ), противоположность самоограниченности ( Ichgebundenheit ).Здоровый человек не теряет себя в своих выдумках идеального «я» и не живет через других — два лица, носимые невротическим эгоизмом; здоровый человек осознает свои самые сокровенные цели, интегрируя их в деятельность, которая улучшает семью и общество. Здесь Адлер предвосхищает изречение Фромма о том, что любовь к себе и любовь к другим возникают вместе и поддерживают друг друга.

Теория Альфреда Адлера является одновременно моделью личности, теорией психопатологии и во многих случаях основой метода развития ума и личностного роста.Адлер писал: «Каждый индивид представляет собой единство личности, и тогда индивид формирует это единство. Таким образом, индивид является одновременно и картиной, и художником. Поэтому, если человек может изменить свое представление о себе, он может изменить рисуемую картину». Его индивидуальная психология основана на гуманистической модели человека. Среди основных понятий:

  1. Холизм . Адлерианец рассматривает человека как единое целое, самосознательное целое, которое функционирует как открытая система (см. Общая теория систем ), а не как совокупность побуждений и инстинктов.
  2. Теория поля . Предпосылка состоит в том, что человека можно изучать только по его движениям, действиям и отношениям в его социальном поле. В контексте развития разума это, по сути, изучение рабочих задач и чувства принадлежности к группе.
  3. Телеология («сила воли» или вера в то, что людьми руководят не только механические силы, но и что они также движутся к определенным целям самореализации).Хотя имя Адлера чаще всего связывают с термином «комплекс неполноценности», к концу своей карьеры он стал больше интересоваться наблюдением за индивидуальной борьбой за значимость или компетентность (позже обсуждаемую другими как самореализацию или самоактуализацию, и т.д.). Он считал, что, стоя перед неизвестным, каждый человек стремится стать более совершенным, и в своем здоровье его движет одна динамическая сила — стремление вверх к завершению, — а все остальное подчинено этому главному мотиву.Под поведением понимается целенаправленное движение, хотя человек может не полностью осознавать эту мотивацию.
  4. Творческое Я . Концепция творческого Я возлагает ответственность за личность человека на его собственные руки. Практикующий Адлериан считает человека ответственным за себя, он пытается показать человеку, что он не может винить других или неконтролируемые силы в своем нынешнем состоянии.
  5. Стиль жизни . Стремление человека к значимости и принадлежности можно наблюдать как образец.Этот образец проявляется в раннем возрасте и может быть предметом обсуждения на протяжении всей его жизни. Это пронизывает все аспекты восприятия и действия. Если человек понимает образ жизни человека, его поведение имеет смысл.
  6. Частная разведка — это рассуждение, придуманное человеком для стимулирования и оправдания корыстного образа жизни. Напротив, здравый смысл представляет собой совокупное, согласованное рассуждение общества, которое признает мудрость взаимной выгоды.

«Индивидуальный психолог» работает с человеком как с равным, чтобы раскрыть его ценности и предположения.Поскольку человек не осознает, что действует в соответствии с ошибочными представлениями, задачей практикующего становится не только привести человека к проницательному разоблачению его ошибок, но и переориентировать его на более полезный образ жизни.

Практикующий стремится создать атмосферу, в которой может происходить обучение. Его основные заботы — воодушевление и оптимизм. Адлерианская терапия позволяет использовать самые разные техники, например драматическую терапию и арт-терапию. Несмотря на используемые методы, методы используются, во-первых, для облегчения страданий, а во-вторых, для содействия позитивным изменениям и расширению прав и возможностей.С точки зрения развития разума, наиболее важным постоянным фактором является упор на социальное взаимодействие и социальный вклад; чем более открытый социальный интерес, тем меньше у человека чувства неполноценности.

Уникальная для адлерианцев техника, которую мы сохранили в книге «Развитие разума», — это формулировка образа жизни и постоянное использование собранной информации для демонстрации личности самому себе. Это особая интерпретация поведения человека и обучение определенной жизненной философии, побуждающее человека к действию, что является уникальным адлеровским и в то же время имеет широкое применение в развитии разума.Это краткое введение в принципы Адлера и желаемый образ жизни.

Человек как социальное существо
Человек — социальное существо. Природа жестока, он относительно слаб и нуждается в поддержке общественной жизни; конечно, ему нужно интересоваться окружающим его обществом. Его возможности и формы выражения неразрывно связаны с существованием других. С социологической точки зрения нормальный человек — это индивид, живущий в обществе и чей образ жизни настолько адаптирован, что общество извлекает определенную пользу из его образа жизни.С психологической точки зрения у него достаточно энергии и смелости, чтобы встречать проблемы и трудности жизни по мере их появления.

Социальный интерес — это неизбежная компенсация всех естественных слабостей человека. Социальный интерес — это образ жизни; это оптимистическое чувство уверенности в себе и искренний интерес к благополучию и благополучию других. Человек, несомненно, является социальным существом, которому до зрелости требуется гораздо более длительный период зависимости от других, чем любому животному.До тех пор, пока чувство неполноценности не слишком велико, человек всегда будет стремиться быть стоящим и находящимся на полезной стороне жизни, потому что это дает ему чувство собственной ценности, которое возникает благодаря вкладу в общее благосостояние.

Адлер пишет: «Поскольку истинное счастье неотделимо от чувства отдачи, ясно, что социальный человек гораздо ближе к счастью, чем изолированный человек, стремящийся к превосходству. Психология индивидуума очень ясно указала, что каждый, кто глубоко несчастен, Невротический и одинокий человек происходит из числа тех, кто в молодые годы был лишен возможности развить чувство общности, смелость, оптимизм и уверенность в себе, которые исходят непосредственно от чувства принадлежности.Это чувство принадлежности, которое нельзя отрицать никому, против которого нет аргументов, можно победить, только будучи вовлеченным, сотрудничая, переживая и будучи полезным для других. Из этого возникает стойкое подлинное чувство собственного достоинства »(из« Индивидуальной психологии », 1926 г.).

Ребенок вскоре понимает, что его жизненные цели и задачи не достигаются без движения, стремления и усилий. Таким образом, чтобы достичь удовлетворения, ребенок принимает стратегию. Чувство неполноценности влияет на принятие ошибочных и ограничивающих безопасных решений в качестве стратегии выживания.Отношение ребенка к жизненным проблемам определяется этим «сценарием ранней жизни». Предварительные социальные проблемы , с которыми столкнулся в детстве (дружба, учеба и отношения с другим полом), представляют собой тесты на подготовку человека к социальной жизни, и они могут укрепить жизненный сценарий или привести к его корректировке в положительном или отрицательном направлении.

В недавнем исследовании среди студентов-подростков оценивалась взаимосвязь между удовлетворенностью жизнью, социальным интересом и участием во внеклассных мероприятиях.Их попросили перечислить количество внеклассных мероприятий, в которых они участвовали с момента зачисления в среднюю школу. Более высокий социальный интерес был в значительной степени связан с более высоким уровнем общего удовлетворения, а также удовлетворенности друзьями и семьей.

социальных проблем взрослой жизни — это реалии дружбы, товарищества и социальных контактов; по роду занятий или профессии; а также любви и брака. Это неспособность встретиться с ними напрямую, что приводит к неврозу и, возможно, к психическому расстройству (которое было определено простыми словами: безумие, плохое состояние и печаль).Хорошо сказано, что невротик наполовину отворачивается от жизни, тогда как сумасшедший отворачивается от нее; можно добавить, что с этим сталкиваются те, кто обладает достаточным социальным мужеством!

Счастье в жизни в значительной степени зависит от степени социального интереса и способности к сотрудничеству, которые развиваются у ребенка с помощью и поддержкой его родителей и учителей. Успешные мужчины и женщины — это те, кто научился искусству сотрудничества и смотрит на жизнь с таким отношением — отношением, рожденным отвагой и уверенностью в себе.Такой человек лицом к лицу сталкивается с трудностями, но не впадает в уныние и отчаяние из-за поражения или неудачи. Его образ жизни характеризуется легким подходом к жизни, отсутствием чрезмерной тревожности и дружелюбной терпимостью к своим собратьям. Потребность уйти в невроз очень мала.

Есть только одна причина, по которой человек делает шаг в сторону бесполезной: страх поражения на полезной стороне — его бегство от решения одной из социальных проблем жизни. Если человек не готов к социальной жизни, он не продолжит свой путь к самоактуализации на социально полезной стороне; вместо того, чтобы противостоять своим проблемам, он будет пытаться дистанцироваться от них.Те, кто терпит неудачу в социальной жизни, не готовы к сотрудничеству; они слишком эгоцентричны — они всегда думают о себе, и делают это потому, что им не хватает уверенности и смелости — другими словами, они боятся жизни. Такие люди не чувствуют себя способными или не подготовленными к решению своих проблем. Из-за чувства неполноценности и неполноценности они ведут несчастную, неполную, разочарованную и неудовлетворительную жизнь. Итак, страх лежит в основе всех жизненных невзгод.

Поиск дистанции от проблем (посредством колебаний, остановок и обходных путей) на различных этапах жизни и перед лицом социальных проблем приводит к стремлению, направленному на завышенные личные цели личного превосходства, чтобы компенсировать ощущаемую неполноценность.Художники выполняют компенсирующую функцию для общества, демонстрируя нам в своей художественной литературе, как видеть, чувствовать и думать перед лицом жизненных проблем, а также как отказаться от отрицания и снова встретить вызовы, чтобы в конечном итоге добиться успеха. Невротик стремится к личному превосходству, не справляясь с неприятностями на работе, в семейной жизни и в различных личных отношениях. Такой невроз поддерживается недопониманием, приобретенным в результате ассимиляции, особенно в течение первых пяти лет, а также множеством способов, с помощью которых ошибочные идеи можно идентифицировать на протяжении всего развития.Фиксация таких идей может привести к отказу от объективного наблюдения в настоящем времени, что является единственным способом непредвзято решать жизненные проблемы и добиваться успеха социально выгодным способом.

Адлерианское бессознательное
«Кажется, нет контраста между сознательным и бессознательным, которые оба сотрудничают для высшей цели, что наши мысли и чувства становятся осознанными, как только мы сталкиваемся с трудностью, и бессознательными, как только наша личность требует этого.»(Из« Индивидуальной психологии »1930 г.)

Отношение бессознательного к сознанию — это как «фото-к-негативу»: всего лишь одной ложью самому себе бессознательное может поддерживать и реализовывать идеал или цель, определенную сознанием, например «Я жертва в этой ситуации», «Я заслуживаю лучшего», «Мое насилие было хорошо оправдано». После того, как такой простой повторный набросок простого опыта был сделан, он продолжает бессознательно брать на себя один аффект и поведение, вне зависимости от того, бодрствует он или спит. Во сне адлеровское бессознательное иногда может быть вовлечено в ту же самую работу по решению проблем, что и в повседневной жизни, но без ограничений реальности.Таким образом, сны становятся продолжением дневных размышлений и тревог и реорганизацией конфликтов между ценностями, идеалами и реальным опытом.

Вымышленный финализм
На Адлера повлиял философ Ганс Вайхингер, который предположил, что люди живут множеством вымышленных идеалов, которые не имеют никакого отношения к реальности и поэтому не могут быть проверены и подтверждены. Например, что все люди созданы равными; женщины всегда должны подчиняться воле мужа; и цель оправдывает средства.Эти выдумки могут помочь человеку почувствовать себя сильным и оправдать правильность своего эгоистичного выбора, но в то же время причинить другим вред и несправедливость и разрушить отношения. Адлер воспользовался этой идеей и пришел к выводу, что люди больше мотивированы своими ожиданиями в отношении будущего, чем прошлым. Если человек верит, что есть рай для хороших и ад для плохих, это, вероятно, повлияет на его жизнь. Идеал или абсолют — это фикция.

Вымышленный финализм предполагает, что люди действуют исходя из принятых идеалов и наблюдаемой реальности.Что бы подсознание ни принимало за истину, оно действует так, как если бы это было правдой, независимо от того, правда это или нет — у него нет преимущества способности сознательного разума наблюдать независимо и проверять с помощью реального опыта. С точки зрения человека, такая фикция может быть принята за основу его ориентации в мире и как один из аспектов компенсации ощущаемой неполноценности.

The Adlerian Ego
Ханс Вайхингер описал, как каждая дисциплина — психология, социология, философия, право и даже науки — создает вымыслы, пытаясь описать реальность.И через некоторое время мы склонны думать об этих выдумках как о реальности, поэтому, когда мы говорим о какой-то части ума, такой как Эго, Либидо или Высшее Я, мы в основном пытаемся отточить область функционирование, которое фактически не существует как отдельная сущность. Адлер не соглашался с Фрейдом по ряду вопросов, в частности, в отношении разделения личности на Эго, Ид и Суперэго — он предпочитал рассматривать личность в целом, как они функционируют.

Фрейд выдвинул гипотезу о разделении личности на эти так называемые сегменты или динамические части, но Адлер сказал, что разделения нет, что личность — это полное единство.Адлер считал, что нельзя точно смотреть на личность как на подразделение, что нужно смотреть на нее только как на единое целое, как на организованное целое без противоречий. Даже проводя различие между сознательным и бессознательным, Адлер чувствовал, что в этом есть некоторая текучесть, потому что то, что кажется бессознательным, при определенных обстоятельствах может очень быстро подняться до сознания. Фрейд указывал на конфликт или войну между частями личности, между Ид и Эго и Суперэго.Но Адлер сказал, что это ошибочное предположение. Он чувствовал, что не существует внутренней войны или конфликта, и что человек движется только в одном направлении … Адлер считал, что личность организована вокруг одной «вымышленной конечной цели».

Генри Штайн в интервью журналу What is Enlightenment описывает вымышленную конечную цель … «Она уникальна для каждого человека и в значительной степени направляет и диктует большинство его действий. Таким образом, можно сказать, что она определяет Эго и чувство себя.Адлер сказал, что все в личности, будь то мышление, чувства, память, фантазии, мечты, поза, жесты, почерк — каждое выражение личности — по существу подчинено этой цели, которая формулируется даже без слов в раннем детстве и становится то, что Адлер называл «детским прототипом». Ребенок представляет себе когда-нибудь в будущем, когда он вырастет, когда он станет сильным, когда он преодолеет неуверенность или что-то еще, что его беспокоит.Поэтому, если они считают себя некрасивыми, они будут красивыми. Если они почувствуют себя глупыми, они будут великолепны. Если они почувствуют себя слабыми, они будут сильными. Если они внизу, они будут наверху. Все это задумано без слов как образ жизни в ненадежности настоящего, который может быть неудобным или невыносимым. Было бы невыносимо сказать, что это чувство незащищенности или неполноценности — это постоянное состояние для вас. Итак, что делает ребенок, а в конечном итоге и взрослый, он воображает, что будущее принесет искупление, принесет облегчение от чувства неполноценности.Будущее принесет успех, значимость, исправление — поворот и всего неправильного. Это очень целеустремленно. Эта вымышленная конечная цель — воплощение их видения будущего ».

Хайнц Ансбахер в книге Индивидуальная психология Альфреда Адлера говорит о многих различиях между Фрейдом и Адлером. «Защиты Фрейда обеспечивают защиту Эго от инстинктивных требований. Тогда как меры защиты Адлера защищают самооценку от угроз со стороны внешних требований и жизненных проблем.»Люди должны защищать себя не против инстинктивных требований, а из-за того, что страдает их самоуважение, потому что у них есть ощущение, что они не могут удовлетворить требования жизни, которые исходят извне.

«Мы видим, как для сохранения своей картины мира и защиты своего тщеславия пациент возвел стену против требований реальной общественной жизни. В трудной ситуации он чувствовал себя слишком слабым, чтобы прийти к высокая цель, которую он в своем тщеславии поставил перед собой, когда он чувствовал себя слишком слабым, чтобы играть выдающуюся роль, соизмеримую с той, которая должна быть его в соответствии с его картиной мира.Таким образом, он смог избежать шока, вызванного неминуемыми проблемами, и отодвинуть эти проблемы на задний план. «Такая процедура исключения, естественно, казалась ему меньшим из двух зол». (Адлер в «Карте мира невротика» в Международном журнале индивидуальной психологии, т. 1, № 3, страницы 3-13).

«Невротик на самом деле не так убежден в своей бесполезности или никчемности, как это принято считать. Он не чувствует себя неполноценным, но боится быть обнаруженным как неполноценный, неспособный удовлетворить требования жизни.Некоторые из его черт, такие как нерешительность, избегание, отказ от сложных задач и его страх проиграть, имеют смысл только тогда, когда их понимают как гарантии, сохраняющие его самооценку. Какая разница в его поражении, если бы он уже сдался или уже смирился с этим? Защита от поражения имеет смысл только до тех пор, пока у него все еще есть амбиции. Сам Адлер всегда подчеркивал, что невротика нельзя отличить ни от недостатка мужества, ни от честолюбия; невротик идентифицируется по совпадению и взаимному усугублению этих двух черт.(Адлер в «Принципах индивидуальной психологии», неопубликованной рукописи в архивах AAISF / ATP).

Я считаю, что и Фрейд, и Адлер правы. Защиты используются как для обеспечения защиты Эго от инстинктивных требований (идея Фрейда состоит в том, что Ид не хочет ощущать боль, поэтому оно мотивирует Эго использовать защитные механизмы для защиты его от тревоги), и как средство защиты для защиты. чувство собственного достоинства от угроз извне и множества жизненных проблем. Защитные механизмы — это способы, которыми Эго разрешает конфликты в психике.И Фрейд, и Адлер смотрят только на часть картины.

Адлер считал, что чувство неполноценности, в основном подсознательное, в сочетании с компенсаторными защитными механизмами играет наибольшую роль в определении поведения, особенно поведения патологического типа. Теория индивидуальной психологии Адлера подчеркивала необходимость обнаружения первопричины чувства неполноценности, чтобы помочь развитию сильного Эго и тем самым помочь человеку устранить невротические защитные механизмы.

Комплекс неполноценности
Психология Адлера предполагает центральную динамику личности, отражающую рост и поступательное движение жизни. Это ориентированное на будущее стремление к идеальной цели значимости, мастерства, успеха или завершения. Дети начинают свою жизнь меньше, слабее и менее социально и интеллектуально компетентны, чем окружающие их взрослые. У них есть желание вырасти, стать способными взрослыми, и по мере того, как они постепенно приобретают навыки и демонстрируют свою компетентность, они обретают уверенность и чувство собственного достоинства.Однако это естественное стремление к совершенству может сдерживаться, если их самооценка ухудшается из-за неудач в физическом, интеллектуальном и социальном развитии или если они страдают от критики со стороны родителей, учителей и сверстников.

Если мы движемся вперед, преуспеваем, чувствуем себя компетентными, мы можем позволить себе думать о других. Если это не так, если жизнь берет верх над нами, тогда наше внимание все больше сосредотачивается на нас самих; мы можем развить комплекс неполноценности : стать застенчивым и робким, неуверенным, нерешительным, трусливым, покорным, послушным и так далее.

Комплекс неполноценности — это форма невроза, и поэтому он может стать всепоглощающим. Человек с комплексом неполноценности обычно лишен социального интереса; вместо этого они эгоистичны: сосредоточены на себе и на том, что они считают своими недостатками. Они могут компенсировать усилия, чтобы улучшить в квалификации, на которых им не хватает, или они могут попытаться стать компетентным в чем-то еще, но в остальном сохраняя чувство неполноценности. Поскольку самооценка основана на компетентности, тем, кому не удалось вылечиться от этого невроза, может быть трудно вообще развить самооценку, и у них остается ощущение, что другие люди всегда будут лучше, чем они есть.

Вымышленная цель — это во многих смыслах средство индивидуума, так сказать, подтянуть себя за шнурки. Помимо полезной цели ориентирования человека в мире, это компенсирующая защита: она вызывает в настоящем положительные чувства, которые смягчают чувство неполноценности.

В качестве дополнительной компенсации мы можем также разработать комплекс превосходства , который включает в себя прикрытие нашей неполноценности притворством превосходства.Если мы чувствуем себя маленькими, один из способов почувствовать себя большими — это заставить всех остальных почувствовать себя еще меньше! Повсюду хулиганы, большие головы и мелкие диктаторы — яркий тому пример. Более тонкие примеры — это люди, которые привлекают внимание драматургией, те, кто чувствует себя сильным, совершая преступления, и те, кто унижает других за их пол, расу, этническое происхождение, религиозные убеждения, сексуальную ориентацию, вес, рост. и т. д. Некоторые пытаются скрыть свое чувство собственной никчемности в иллюзиях власти, предоставляемых алкоголем и наркотиками.

Частный интеллект
В случае невротической неудачи в жизни его рассуждения могут быть «разумными» в пределах его собственной системы взглядов, но, тем не менее, социально безумны. Например, вор сказал: «У молодого человека было много денег, а у меня их не было, поэтому я взял их». Поскольку этот преступник не считает себя способным добывать деньги обычным, общественно полезным способом, ему фактически ничего не остается, кроме грабежа. Таким образом, преступник приближается к своей цели с помощью того, что ему кажется «разумным» аргументом; однако его причина основана на частной разведке , которая не включает общественный интерес или ответственность.Рассуждения, имеющие общую ценность, — это разум, связанный с социальными интересами. В то время как изолированный частный интеллект может показаться «умным» заинтересованному лицу, но если он вступает в конфликт с социальными потребностями, он не имеет особой ценности. Адлер говорит, что все дело в комплексах неполноценности.

Невротики, психотики, преступники, алкоголики, вандалы, проститутки, наркоманы, извращенцы и т. Д. Лишены социальных интересов. Они подходят к проблемам профессии, дружбы и секса без уверенности, что их можно решить путем сотрудничества.Их интерес не ограничивается их собственной личностью — их идея успеха в жизни эгоцентрична, и их победы имеют значение только для них самих.

Из Собрание сочинений Лидии Сичер: взгляд Адлера … «Люди учатся мыслить в рамках своей собственной логики и говорят:« Я отличаюсь от других ». Все разные, потому что в мире нет двух одинаковых людей. Но разница, которую они имеют в виду, требует оправдания. «Я отличаюсь от других, и поэтому вы не можете ожидать, что я буду выполнять незначительную работу.Или: «Я не могу закончить то, что начал, потому что, если я закончу, вы можете обнаружить, что то, что я сделал, не было чудесным». Таким образом, люди создают свои собственные формулы с помощью своего частного интеллекта или логики, по которой они живут. Они ожидают, что выйдут далеко за пределы своего нынешнего уровня развития. Они ожидают, что другие увидят, что они уже достигли предела своих возможностей. Затем они идут по жизни, умоляя извинений, потому что они не достигли этой конечной точки эволюции, совершенства.»

Чувство неполноценности в раннем детстве, которое человек стремится компенсировать, приводит к созданию вымышленной конечной цели, которая субъективно кажется обещающей полное избавление от чувства неполноценности, будущей безопасности и успеха. Глубина чувства неполноценности обычно определяет высоту ложной цели — «руководящей выдумки», которая затем становится «конечной причиной» моделей поведения.

Как описал Адлер: «Всякая психологическая деятельность показывает, что ее направление определяется заранее определенной целью.Однако вскоре после того, как начинается психологическое развитие ребенка, все эти предварительные, индивидуально распознаваемые цели попадают под преобладание фиктивной цели, и этот финал считается твердо установленным. Другими словами, как у персонажа, нарисованного хорошим драматургом, внутренняя жизнь человека направляется тем, что происходит в пятом акте пьесы. Это понимание любой личности, которое может быть получено из индивидуальной психологии, приводит нас к важной концепции: если мы хотим понять природу человека, тогда каждое психологическое проявление должно восприниматься и пониматься только как подготовительное для конкретной цели.Каждый разрабатывает конечную цель, сознательно или бессознательно, но игнорируя ее значение »[ Практика и теория индивидуальной психологии , Альфред Адлер].

Частный интеллект — это форма отрицательного интеллекта , отрицательного интеллекта, который включает в себя все возможные искажения аналитического мышления, такие как оправдания, отговорки, рационализации, обобщения — все способы быть «правильными», чтобы обеспечить безопасное решение. В каждом случае есть несоблюдение, отказ замечать.Цель стремления к самовыражению была неверно направлена ​​на достижение личного превосходства. Они могут быть правильно скоординированы в системе отсчета о бесполезной стороне жизни, но человеку не хватает смелости и интереса, которые необходимы для общественно полезного решения жизненных проблем.

Истинный интеллект — это IQ, умноженный на степень социальной вовлеченности в жизнь (через секс, семью, работу, игру, образование и все виды местных, национальных и международных групп и вовлечений), что, в свою очередь, требует личной стабильности и социальных навыков, аспекты эмоционального интеллекта.Когда интересы человека слишком эгоистичны, он чувствует себя социально бессильным или никем; он чувствует себя отчужденным от своих собратьев. Социально интегрированный человек чувствует себя в этом мире как дома, и это придает ему смелости и оптимизма. Он не считает жизненные невзгоды личной несправедливостью; он не одинок.

Лев Выготский говорит: «Каждая функция в … культурном развитии проявляется дважды: сначала на социальном уровне, а затем на индивидуальном уровне: сначала между людьми (интерпсихологический), а затем внутри (внутрипсихологический).Это в равной степени относится и к произвольному вниманию, и к логической памяти, и к формированию понятий. Все высшие функции возникают как реальные отношения между людьми ».

Не весь интеллект возникает в голове; его необходимо сочетать с внешними ресурсами знания и понимания. Этот последний, внешний и распределенный тип познания называется Extelligence . Интеллект контрастирует с интеллектом (использование знаний посредством когнитивных процессов в мозгу).Кроме того, сочетание Разума и Интеллекта имеет фундаментальное значение для развития сознания как с точки зрения эволюции для вида, так и для человека. Наш интеллект постоянно растет и взрослеет, так растет общество, учатся дети и развивается культура. Это то, что позволяет людям мыслить нестандартно, развивать воображение, преодолевать свои страхи и развивать интеллект и сознание. Человек, у которого есть только частная разведка, вероятно, не очень разумен и не является эффективным членом общества, потому что он ушел из жизни и более широкой картины.Весь мировой интеллект бесполезен, если у вас недостаточно интеллекта для его использования.

Заключение
Замаскированный под другую терминологию, Фрейд в действительности принял многие базовые постулаты Адлера. Адлерианская психология оказала огромное влияние на фрейдистские идеи в том виде, в котором они используются сейчас, потому что неофрейдисты очень близки к неоадлерианцам. Включение социальных сил в личность неофрейдистами, кажется, исходит больше от Адлера, чем от Фрейда. Было время, когда взгляды Адлера соответствовали мышлению Фрейда, но Фрейд не одобрял инстинкт агрессии, когда Адлер ввел его в 1908 году.Позже, в 1923 году, спустя много времени после того, как Адлер отказался от теории инстинктов, Фрейд включил инстинкт агрессии в психоанализ.

Вместо того, чтобы копаться в бессознательном, Адлер придерживается «поверхностных явлений»; он не находит противоречия между этими идеями и теорией Фрейда. Однако там, где Фрейд, возможно, искал и идентифицировал определенные факторы как определяющие дезадаптацию индивида, Адлер полагал, что такие факторы не были причинными, а скорее влияли на самоощущение индивида через выводы, которые он делал из них.Популярность Адлера была связана со сравнительным оптимизмом и понятностью его идей по сравнению с идеями Фрейда или Юнга. И никогда не было «культа личности» вокруг Адлера, как вокруг Фрейда и Юнга (а в последнее время — Перлза и Берна). Наряду с Фрейдом и Юнгом Адлер был одним из гигантов-основателей в области идей. Адлер, Фрейд и Юнг были ключевыми фигурами в развитии психологии, какой мы ее знаем.

.

Адлер Индивидуальная психология

Адлер, Индивидуальная психология

(Фото: Saylow через flickr creative commons)

«Адлер, индивидуальная психология» Андре Тридона впервые была опубликована в 1920 году. Эта классическая статья предлагает ясный и краткий обзор теорий Альфреда Адлера, включая детали его основных разногласий с Зигмундом Фрейдом.

Статья полностью

Адлер не называет себя психоаналитиком.После отрыва от фрейдистского лагеря он назвал свою исследовательскую работу и свои методы психиатрии индивидуальной психологией. У этого термина есть свои достоинства, поскольку в изучении и лечении психических расстройств нет шаблонных правил, и к каждому случаю нужно подходить под другим углом. Однако в психоаналитической литературе он никем не использовался.

Фрейд рассматривает человеческую жизнь как результат игры бессознательных сил, которые слепо движут нами и которыми мы никоим образом не способны управлять или регулировать.Подавленные желания, которые постоянно ищут выхода и которые, создавая для себя ненормальный выход, временами нарушают наше ментальное равновесие, не служат определенной цели.

Юнг, недовольный этой формой психологического фатализма, утверждал, что невроз был неудачной попыткой приспособить свое поведение к проблемам настоящего.

Адлер считает, что все силы человека стремятся к определенной цели и что в каждом проявлении жизни мы можем найти следы доминирующей или руководящей идеи.

Другими словами, Фрейд подчеркивал важность прошлого, Юнг — настоящего, Адлер — будущего.

Для Адлера мельчайшая черта душевной жизни пронизана целенаправленной силой. Каждое психическое событие несет отпечаток или, другими словами, является символом единообразно направленного жизненного плана, который только более отчетливо проявляется в неврозе. Но ни одна из невротических черт не характерна исключительно для невротиков. Невротик не проявляет единственной идиосинкразии, существование которой невозможно доказать у здорового человека, хотя она может быть раскрыта только субъекту или аналитику посредством анализа.

Адлер пришел к своей психологической точке зрения после изучения воздействия, которое некоторая органическая неполноценность оказывает на психическое и физическое здоровье человека. В то время как Фрейд начинал свою жизнь как гипнотизер под влиянием Шарко и Бернхейма, первой работой Адлера была монография о неполноценности органов.

Природа постоянно работает над восполнением всех недостатков, обнаруженных в организме. Если одна почка удалена, другая становится больше и выполняет столько же работы, сколько и две.Если некоторые из сердечных клапанов разрушаются, мышечная активность сердца увеличивается, и, таким образом, кровоток поддерживается в движении с надлежащей скоростью. Но природа делает больше. Работоспособность органа зависит не только от его физического состояния, но и от нервных импульсов, посылаемых ему центральной нервной системой. Дефектный орган можно заставить нормально функционировать посредством энергичного волевого упражнения. Ослабленный орган может стать из-за этого чрезмерно чувствительным, и в этой особенности мы можем найти корни нервных страданий.

Например, пациентом, страдающим нервным расстройством желудка или кишечника, часто бывает такое расстройство, и он вылечился. Болезнь могла затронуть его в раннем детстве, но память о нем сохранилась бессознательно и вспоминается, когда возникает необходимость.

Невротик, по словам Адлера, страдает чувством незавершенности, за которое он ищет компенсации. Вся картина невроза и все его симптомы подвержены влиянию, если не провоцируются воображаемой фиктивной целью.Движущей силой явлений невроза является не «либидо», а желание быть полноценным человеком. Эта сила подчиняет либидо, сексуальные влечения и склонность к отдельным версиям. Адлер в этом отношении согласен с теорией Ницше о воле к власти и желанию казаться, а также с некоторыми из более старых авторов, которые считали, что чувство удовольствия происходит от чувства власти и чувства боли в некотором смысле. слабости.

Адлер возражает против утверждения Фрейда, что невроз имеет сексуальное происхождение.По его словам, сексуальная картина легко обманывает нормального человека и гораздо легче невротика, но она не должна вводить в заблуждение психолога. Невротический феномен придает сексуальный оттенок противоположностью «мужское-женское», которая постепенно навязывается человеческому мышлению и овладевает невротическим мышлением. Предположение (ныне менее широко распространенное, но повсеместное до того, как феминистское движение начало это проверять), что мужской род означает также превосходство и силу, а женское означает низшее и слабое, является евангельской истиной для невротиков и источником огромных страданий.

Сексуальная тенденция в фантазиях невротика и в его жизни ведет к мужской цели. Вся картина сексуального невроза — это просто графическое изображение расстояния, отделяющего пациента от воображаемой мужской цели, которую он пытается достичь.

Невротик не одержим, как думал Фрейд, инфантильными желаниями, которые каждую ночь пробуждаются в его снах. Ведь эти инфантильные желания сами подчинены вымышленной цели и для удобства приспосабливаются к символическому выражению.

Болезненная девочка, которая в детстве осознавала свою незащищенность и вынуждена полностью полагаться на отца в том, что касается ее нынешней и будущей безопасности, стремится узурпировать некоторые привилегии своей матери и может представить себе всю ситуацию в форма инцеста; она занимает место своей матери в привязанностях отца; и он почти так же важен для ее отца, как если бы она была его женой. Она может никогда не выйти замуж, потому что брак с незнакомцем не означал бы безопасности, которую она находит со своим отцом, который сильнее, мудрее и не предъявляет никаких физических требований, которые могли бы унизить ее эго.Приложив немного воображения, она легко может представить в воображении символическую картину кровосмесительных отношений.

Фрейд видел в этой фантазии возрождение инфантильных желаний. Адлер видит в этой попытке проникнуть в далекое прошлое, в этой тенденции невротиков к абстракции и символизации, хитроумный бессознательный план для достижения безопасности, чтобы доставить эго наибольшее удовлетворение и достичь мужской цели. Как возникают невротические симптомы? Почему пациент хочет быть мужчиной и постоянно пытается доказать себе свою мужскую силу? Зачем ему нужно столько эгоистичных форм удовлетворения?

Потому что, отвечает Адлер, на пороге невроза стоит угрожающее чувство неполноценности, и жизнь становится невыносимой, если невротик не может рассчитывать на ситуацию, которая в норме или ненормально гарантирует ему безопасность и превосходство.Невротический индивид, помимо чисто невротических симптомов, легко становится заметным из-за своей очевидной неспособности адаптироваться к окружающей среде. Сознание своего слабого места захватывает его до такой степени, что часто, даже не осознавая этого, он начинает возводить над ним защитную структуру.

Его чувствительность обостряется; он учится различать отношения, которые ускользают от других, он преувеличивает свою осторожность, предвидит всевозможные неприятные последствия, когда он начинает что-то делать или получает травму; он старается слышать и видеть больше, чем другие могут слышать или видеть; он принижает себя; он становится ненасытным, экономным, постоянно стремится расширить границы своего влияния и власти в пространстве и времени и вскоре теряет душевное спокойствие и свободу от предрассудков, которые гарантируют психическое здоровье.Его недоверие к себе и другим, зависть и злоба становятся все более явными. Он либо пытается одержать верх жестокими и агрессивными способами, либо пытается доминировать над своим окружением с помощью своего смирения и покорности.

Фрейд указывает, что невроз — это средство бегства от реальности. Адлер подчеркивает тот факт, что для невротика жизнь — не что иное, как опасное приключение. Он должен не только избежать этой опасности, но и построить сильную систему защиты, которая защитит его от нее.Мужчина, для которого каждая женщина представляет соблазн, может развить в своем уме навязчивый страх перед сифилисом, после чего он будет считать себя защищенным за этой защитной стеной; несчастная жена избегает полового акта, который ей ненавистен, из-за того, что у нее появляются неопределенные боли в половых органах; перегруженный работой деревенский проповедник убегает и на какое-то время становится продавцом фруктов; прикованный к постели невротик, который считает жизнь слишком однообразной, имеет своеобразные приступы, бросается к окну, угрожает покончить жизнь самоубийством и, следовательно, обеспечивает постоянную компанию медсестры.

Все эти невротические симптомы представляют собой готовые к употреблению отношения. Пациент не притворяется. Он неосознанно вспоминает предыдущие дефекты, более ранние осады болезней и воспроизводит их, когда возникает чрезвычайная ситуация. Он бессознательно производит требуемый симптом, так как пальцы пианиста без всяких сознательных усилий воспроизводят определенную комбинацию нот, которую тщательно запомнили.

Адлер предвидит возражения, которые должна выдвинуть такая теория. Как может быть невралгия тройничного нерва, бессонница, паралич, болезненные головные боли и т. Д., предоставить невротику какое-либо удовлетворение? Потому что невротические симптомы в большинстве случаев являются верным средством достижения власти над другим человеком. И ради этой тяги к власти и превосходству невротик так же готов пожертвовать своим комфортом, как нормальные люди готовы претерпеть трудности, чтобы достичь некоторых из своих идеалов. Абсурдная цель невротика — ненормальный идеал, но для него все равно идеал.

Для Адлера сны приобретают смысл только тогда, когда мы рассматриваем их как символ жизни.Сновидение представляет собой набросок отражения психических установок и раскрывает исследователю то, как сновидец рассматривает определенные проблемы. Сновидение — это не исполнение некоторых детских желаний, а невротический способ обеспечить эго легкую форму удовлетворения и решить проблемы, которые невротику кажутся слишком сложными. Повторяющиеся сны одного и того же типа показывают путь, по которому следует вымышленная направляющая линия. Они указывают на различные попытки решения одной проблемы и, следовательно, выдают характерное чувство неуверенности.

Анализ сновидений представляется Адлеру не менее важным, чем Фрейдом, как часть аналитического лечения. Адлер, однако, полностью отвергает буквальную интерпретацию Фрейда и разделяет некоторые символические взгляды Юнга. Мотив инцеста, который, по его мнению, так же малореален во снах, как и в бодрствующей жизни человека. Когда мужчине снится, например, половой акт со своей матерью, он просто бежит к ней за защитой, как он делал это в детстве. Тот факт, что близкие родственники так часто появляются в наших снах в сексуальных ситуациях, объясняется самим составом нашего бессознательного.В нашем бессознательном есть несколько слоев образов памяти, и чем глубже мы идем, тем меньше изображений мы находим, пока, достигнув дна, мы находим только родителей, первые картинки, которые когда-либо видел человек. Легко понять, что они с большей вероятностью будут повторяться, чем любые другие, и будут использоваться символически всякий раз, когда наше архаическое, примитивное бессознательное нуждается в человеческих типах, символизирующих мужчин или женщин.

В то время как Фрейд подчеркивал мотив любви, Адлер подчеркивал мотив власти и, таким образом, объяснял странную неспособность невротика любить, его странную тенденцию к эгоцентризму.Намереваясь защитить себя от всех жизненных опасностей, невротик постоянно настороже. Подчиниться любому нежному чувству означало бы для него подчиниться какому-то другому эго. Любовь для него — лишь еще одна опасность, которую нужно отразить, слабое место в его системе защиты, через которое враг, жизнь, может проникнуть, чтобы победить его. Невротик будет либо пытаться быть аскетом, либо доном Хуаном. Как женоненавистник он будет заявлять о своем превосходстве над каждой женщиной, как дон Хуан он заявляет о женской слабости и своей непреодолимой мужественности.В любом направлении ему будет совершенно не хватать меры.

Для Адлера художественное творчество — это просто еще одна форма компенсации органических недостатков человека. По его словам, органы с незначительной неполноценностью могут развить более высокие функциональные возможности, чем нормальные органы. Все мыслительные операции имеют тенденцию концентрироваться на слабом органе, чтобы защитить его от повреждений. По его словам, певцы, ораторы, актеры, как правило, выздоравливают от какого-либо органического дефекта, который в младенчестве и детстве побуждал их тренировать дефектное горло, язык или губы.Возможно, музыканты перенапрягали дефектное ухо. Художники заинтересовались цветами и нюансами благодаря изначально слабому зрению. Адлер обращает наше внимание на тот факт, что Демосфен, который стал величайшим оратором Греции, в течение многих лет боролся с препятствием в своей речи, что Моцарт и Бетховен страдали от серьезной болезни уха, что уши Брукнера были заклеймены родинками и что есть еще случаев дефекта зрения у учащихся художественных школ больше, чем среди любых других классов населения.

Он даже считает, что наше чувство неполноценности определяет профессию, которую мы принимаем в реальной жизни, и упоминает, что многие отличные повара, которых он проверял, страдали или вылечились от острого желудочного заболевания. Из-за своей неполноценности они обращали особое внимание на еду, ее приготовление и т. Д.

Социальное значение доктрин Адлера кратко указано в предисловии ко второму изданию его невротической конституции: « Наша индивидуальная психология вышла далеко за рамки мертвых. линии описательной психологии; понять человека — значит спасти его от заблуждений, в которые его приводит его болезненное, неистовое, но тщетное стремление уподобиться Богу и сделать его подчиненным непоколебимой логике общественной жизни людей, внушить в него смысл сообщества

  1. COVID-19 Стратегии преодоления и противодействия

    31 июля, 20 03:16

    RSS

    Отличная статья о научно обоснованных стратегиях выживания, которые помогут вам выйти с другой стороны этой пандемии с хорошим психологическим прогнозом , Крейг Полицци и профессор Стивен Джей…

    Подробнее

  2. Поза: как почувствовать себя более сильной и уверенной

    30 июля, 20 05:03

    RSS

    Проницательная статья Поппи Браун, докторанта психиатрии Оксфордского университета об исследовании, проведенном с целью выяснить, будут ли позы силы увеличиваться чувство силы, а также уменьшение ощущения…

    Подробнее

  3. Что такое любовь?

    29 июля, 20 02:53

    RSS

    Захватывающая статья о психологической природе любви, написанная Гери Карантзасом, доцентом социальной психологии и науки о взаимоотношениях в Университете Дикина.

    Подробнее

Вернуться к началу страницы

Перейти на главную страницу Альфреда Адлера

Перейти на главную страницу

,

Теория личности и типы личности Альфреда Адлера

Alfred Adler’s Personality Theory and Personality Types

Вопрос о том, что нами движет — какая великая сила лежит в основе нашей индивидуальной мотивации, продвигающей нас вперед через всевозможные трудные обстоятельства — был предметом давнего увлечения психолога Альфреда Адлера. В конце концов он назвал эту движущую силу «стремлением к совершенству», термин, который включает в себя желание , которое у всех нас есть, реализовать наш потенциал, реализовать наши идеалы — процесс, поразительно похожий на более популярное представление о себе. актуализация.

Самоактуализация, возможно, является менее проблематичным из двух терминов, поскольку невозможно обработать идеи Адлера, не столкнувшись сразу с неприятной природой слов «совершенство» и «идеальный». В то время как идея стремления быть лучшей версией себя является очевидной позитивной целью, концепция совершенства в психологии часто приобретает довольно негативный оттенок. В конце концов, совершенства, скорее всего, не существует, и поэтому его невозможно достичь, а это означает, что усилия по достижению этого неизменно разочаровывают, и может пройти полный круг, создав крайний недостаток мотивации (т.е., отказавшись).

Действительно, Адлер сам отказался использовать слово «совершенство» для описания своей единственной мотивирующей силы, начав вместо этого с таких фраз, как влечение к агрессии (чтобы описать разочарованную реакцию, которую мы испытываем, когда наши основные потребности, такие как потребность в еде или быть любимым, не встречаться) — но даже у этого термина был очевидный негативный оттенок; В конце концов, агрессия редко рассматривается как нечто хорошее, и использование термина «напористость», возможно, лучше послужило Адлеру.

(Интересно, что сам Фрейд возражал против термина «влечение к агрессии», хотя и не на том основании, что он был чрезмерно негативным по коннотации; вместо этого Фрейд считал, что это умалит центральное положение сексуального влечения в психоаналитической теории.Однако в последующие годы Фрейд, возможно, передумал, поскольку его идея «инстинкта смерти» во многом напоминала теорию Адлера.)

Еще один, возможно, лучший дескриптор, используемый Адлером для обозначения основной мотивации. была компенсация, которая в данном случае должна была обозначать процесс стремления преодолеть свои врожденные ограничения . Адлер постулировал, что, поскольку у всех нас есть различные проблемы и недостатки как люди, наша личность развивается в основном благодаря тому, как мы компенсируем (или не делаем) эти врожденные проблемы.Позже Адлер частично отверг эту идею (хотя она все еще играла важную роль в его теории; подробнее об этом позже), поскольку он решил, что было бы неверно предполагать, что проблемы человека являются причиной того, кем он в конечном итоге становится.

Адлер на раннем этапе также играл с идеей «мужского протеста», наблюдая очевидные различия в культурных ожиданиях, возлагаемых на мальчиков и девочек, и тот факт, что мальчики, часто отчаянно, хотели, чтобы их считали сильными, агрессивный и контролирующий. Адлер избегал предубеждений, которые предполагали, что напористость и успех мужчин в мире являются результатом необъяснимого врожденного превосходства.Вместо этого он видел это явление как результат того факта, что мальчиков поощряют к самоутверждению в жизни, а девочек отговаривают от того же самого.

Наконец, прежде чем остановиться на фразе «стремление к совершенству», Адлер назвал свою теорию «стремлением к превосходству» — скорее всего, дань уважения Фридриху Ницше, философией которого Адлер, как известно, восхищался. Ницше, конечно, считал волю к власти основным мотивом человеческой жизни. Позже Адлер внес поправки в эту фразу, использовав ее больше для обозначения нездоровых или невротических стремлений, вероятно, из-за того, что они предполагают акт сравнения себя с другими, попытки «превзойти» своих собратьев.

Телеология

Идея «холизма», о которой писал Ян Смэтс, южноафриканский философ и государственный деятель, как известно, сильно повлияла на Адлера. Смэтс утверждал, что для того, чтобы понимать людей, мы должны рассматривать их как совокупность, а не как части, как единое целое, существующее в контексте их среды (как физического, так и социального).

Чтобы отразить это понятие, Адлер решил назвать свой подход к психологии индивидуальной психологией из-за точного значения слова индивидуальный: «неразделенный.Он также обычно избегал традиционной концепции личности, избегая разделения ее на внутренние черты, структуры, динамику, конфликты и т. Д., И вместо этого предпочитал говорить о «стиле жизни» (или «образе жизни» людей, как мы это делали). называйте это сегодня; уникальные способы решения проблем и межличностных отношений).

Здесь Адлер снова сильно отличался от Фрейда, который считал, что события, происходившие в прошлом (например, травмы в раннем детстве), формируют природу людей в настоящем.Адлер, по сути, смотрел в будущее, рассматривая мотивацию как средство движения к будущему, а не продукт нашего прошлого , который руководил нами, имея лишь ограниченное представление о том, как и почему. Идея о том, что мы движемся к нашим целям, нашим целям, нашим идеалам, известна как «телеология».

Телеология была замечательна тем, что устраняла необходимость из уравнения; мы не просто живем по принципу «причины и следствия» (если X произошло, то Y должно произойти позже) или придерживаясь определенного курса к неподвижной цели; у нас есть выбор, и по мере того, как мы преследуем наши идеалы, все может измениться.

Художественная литература и художественный финализм

Адлер также находился под влиянием философа Ханса Вайхингера, который считал, что, хотя человечество никогда не откроет «окончательную» истину, для практических целей нам необходимо создавать частичные истины, системы отсчета, которые мы используем так, как если бы они действительно были правдой. Вайхингер назвал эти частичные истины «фикцией».

И Вайхингер, и Адлер считали, что люди активно используют эти выдумки в своей повседневной жизни, например, используя абсолютную веру в добро и зло для принятия социальных решений, и верят, что все так, как мы видим.Адлер называл это «вымышленным финализмом» и считал, что у каждого человека есть одна такая доминирующая фантастика, которая является центральной в его или ее образе жизни.

Неполноценность

После того, как Адлер конкретизировал свою теорию о том, что движет нами как существами, оставался один вопрос, на который нужно было ответить: если всех нас тянет к совершенству, самореализации и самореализации, почему значительная часть населения окажутся ужасно неудовлетворенными и далекими от совершенства , далеки от реализации себя и идеалов?

Адлер считал, что некоторые люди погрязли в своей «неполноценности»; он чувствовал, что мы все рождены с чувством неполноценности (поскольку дети, конечно, меньше и физически и интеллектуально слабее взрослых), к чему позже часто добавляются различные «психологические неполноценности» ( мы тупые, непривлекательные, плохо занимаемся спортом и т. д.Большинство детей справляются с этой неполноценностью, мечтая стать взрослыми (самая ранняя форма стремления к совершенству) и либо осваивая то, что у них плохо получается, либо компенсируя это, становясь особенно искусными в чем-то другом, но для некоторых детей подъем в гору к развитию самооценка оказывается непреодолимой. У этих детей развивается «комплекс неполноценности», который со временем становится подавляющим.

Чтобы представить себе, как комплекс неполноценности может расти до тех пор, пока он не станет подавляющим, представьте, как многие дети блуждают, когда дело доходит до математики: сначала они немного отстают и разочаровываются.Обычно они с трудом продвигаются вперед, запутываясь в средней школе с едва проходящими оценками, пока не перейдут к математическому анализу, после чего появление интегралов и дифференциальных уравнений подавляет их до такой степени, что они, наконец, полностью отказываются от математики.

Теперь применим этот процесс к жизни ребенка в целом; чувство общей неполноценности порождает сомнения, которые порождают невроз, и ребенок становится застенчивым и робким, неуверенным, нерешительным, трусливым и т. д. Неспособным удовлетворить свои потребности посредством прямых, вдохновляющих действий (не имея уверенности, чтобы инициировать их), человек часто становится пассивно-агрессивным и склонным к манипуляциям, чрезмерно полагаясь на поддержку других.Это, конечно, только лишает их силы, облегчает их самооценку и так далее.

Конечно, не все дети, испытывающие сильное чувство неполноценности, становятся застенчивыми, робкими и скромными; у некоторых развивается комплекс превосходства в драматическом акте сверхкомпенсации. Эти молодые люди часто становятся классическим образом хулиганов на игровой площадке, отгоняющих собственное чувство неполноценности, заставляя других чувствовать себя меньше и слабее, но также могут стать жадными до внимания, привлеченными к азарту преступной деятельности или употребления наркотиков или сильно предвзятыми. в своих взглядах (например, фанатизм по отношению к другим представителям определенного пола или расы).

Психологические типы

Хотя Адлер не тратил много времени на неврозы, он все же определил небольшую горстку «типов» личности, которые он различал на основе различных уровней энергии, которые, по его мнению, они проявляли. Следует отметить, что эти типы для Адлера ни в коем случае не были абсолютными; Адлер, набожный индивидуалист, рассматривал их только как эвристические приемы (полезные вымыслы).

Первый тип — это управляющий тип . Эти люди с самого начала характеризуются тенденцией быть в целом агрессивными и доминировать над другими, обладая интенсивной энергией, которая подавляет все или каждого, кто встает у них на пути.Однако эти люди не всегда хулиганы или садисты; некоторые обращают энергию внутрь и причиняют себе вред, как, например, в случае с алкоголиками, наркоманами и теми, кто совершает самоубийство.

Второй тип — наклонный тип . Люди этого типа чувствительны, и, хотя они могут накрыть себя оболочкой, чтобы защитить себя, в конечном итоге они полагаются на других, которые помогут им справиться с жизненными трудностями. По сути, им не хватает энергии, и они зависят от энергии других.Они также склонны к фобиям, тревогам, навязчивым идеям и навязчивым идеям, общей тревоге, диссоциации и т. Д.

Третий тип — это тип избегания . У людей этого типа такая низкая энергия, что они отшатываются внутри себя, чтобы сохранить ее, избегая жизни в целом и других людей в частности. В крайних случаях у этих людей развивается психоз — конечный результат полного ухода в себя.

Адлер также верил в четвертый тип: общественно полезный тип .Люди этого типа — в основном здоровые люди, обладающие адекватными, но не властными социальными интересами и энергией. Они способны эффективно отдавать другим, поскольку они не настолько поглощены чувством неполноценности, что не могут должным образом смотреть вне себя.

Заключение

Теории Адлера могут быть лишены волнения, чем у Фрейда и Юнга, лишены сексуальности или мифологии, но тем не менее они практичны, влиятельны и весьма применимы. Другие более известные имена, такие как Маслоу и Карл Роджерс, были поклонниками работ Адлера, и различные исследователи теорий личности придерживались идеи, что теоретики, называемые неофрейдистами (такие как Хорни, Фромм и Салливан), вероятно, должны были быть назвал вместо этого неоадлерианцев.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.