Речь и ее функции психология: 40. Речь. Функции речи. Общая психология

40. Речь. Функции речи. Общая психология

40. Речь. Функции речи

В процессе филогенеза сформировалась такая система – человеческая речь. Именно благодаря речи содержание сознания одного человека становится доступным для других людей.

Психология рассматривает речь прежде всего как одну из высших психических функций человека, во всем диапазоне ее взаимосвязей с другими психическими функциями – мышлением, эмоциями, памятью и т. д.

Структура речевой деятельности совпадает со структурой любой другой деятельности. Она включает мотивацию, планирование, реализацию и контроль.

Речь непосредственно связана с языком, который является инструментом ее опосредования. Он представляет собой систему знаков, передающих информацию как в устной, так и в письменной форме.

Далее рассмотрим функции речи. Традиционно выделяют три функции.

1. Сигнификативная (или номинативная). Это функция «называния», сущность ее заключается в том, чтобы давать названия, обозначать объекты как окружающей действительности, так и внутренних процессов, присущих человеку. Таким образом, взаимопонимание в процессе человеческого общения основывается на единстве обозначения предметов и явлений как говорящим, так и воспринимающим речь. Этим общение людей отличается от общения животных, не имеющих системы обозначений, равно как и абстрактного мышления. Их общение происходит на уровне звуковых или иных сигналов, воздействующих непосредственным образом на рефлексы.

2. Функция обобщения. Она заключается в выделении существенных признаков предметов и объединении их в группы, поскольку слово обозначает не только отдельный, данный предмет, но целую группу сходных предметов и всегда является носителем их существенных признаков. Данная функция непосредственным образом связана с мышлением.

3. Коммуникативная функция обеспечивает передачу знаний, отношений, чувств и соответственно делится на информационную, волеизъявляющую и экспрессивную. Эта функция выступает в первую очередь как внешнее речевое поведение, направленное на контакты с другими людьми, или письменную речь (книги, письма и т. п.). Это отличает ее от двух первых функций, которые имеют отношение к внутренним психическим процессам.

Информационный аспект коммуникативной функции тесно связан с двумя первыми функциями – он проявляется в обмене информацией между субъектами общения.

Выразительный аспект речи помогает передать чувства и отношения говорящего как к передаваемому сообщению, так и к самому собеседнику или аудитории.

Волеизъявительный аспект коммуникативной функции представляет собой способность при помощи речевой деятельности воздействовать на собеседника или аудиторию, в результате чего последние воспринимают мнение, отношение говорящего, до определенной степени подчиняются его воле. Именно о людях, наделенных сильной волеизъявительной способностью, обычно говорят, что они наделены харизмой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

15. Речь и ее функции. Виды речи. Психология

15. Речь и ее функции. Виды речи

Язык является средством общения, которое было выработано человечеством в процессе своего развития представляющим систему знаков Когда язык используется в целях общения, то возникает речь.

Язык и речь – хотя и очень близкие, но все же отличающиеся друг от друга понятия.

Язык становится «мертвым» сразу после того, как люди перестают на нем общаться.

Выделяются следующие функции речи:

1) обозначение – наличие этой функции свидетельствует об отличии речи человека от общения животных.

Звуки животных выражают лишь эмоциональные состояния, тогда как человеческое слово указывает на какой-то предмет или явление;

2) обобщение – функция проявляется в том, что одним словом можно обозначить группу сходных предметов (понятие) что роднит речь с мышлением.

Мысли человека облечены в речевую форму вне речи мысль не существует

3) коммуникация – выражается в применении речи в процессе общения.

Внешняя речь является ведущей в процессе общения поэтому ее основное качество – доступность для восприятия другого человека, в свою очередь может быть письменной и устной. Письменная речь представляет развернутое речевое высказывание. Важно, чтобы форма изложения была ясной и точной.

Если речь предназначена для широкой читательской аудитории, то следует позаботиться о ее обоснованности, содержательности, увлекательности.

Устная речь более выразительная, так как используются мимика, жесты, интонация, голосовая модуляция и т. п. Специфика этого вида в том, что сразу же можно видеть реакцию слушателей на слова говорящего, что позволяет определенным образом корректировать речь. Устная речь подразделяется на монологическую и диалогическую.

Монологическая речь – речь одного человека. Ее основное достоинство заключается в возможности донести до слушателей собственную мысль без искажения и с необходимыми доказательствами.

Диалогическая речь происходит между двумя или несколькими лицами. Это более легкий вид речи, так как не требует развернутости, доказательности, продуманности в построении фраз. Ее недостаток в том, что говорящие могут перебивать друг друга, искажать разговор, не до конца высказывать свои мысли. Подразделяется на ситуативную и контекстуальную речь. Ситуативная речь малопонятная для человека, не посвященного в ситуацию.

В ней присутствует много междометий, мало или нет совсем имен собственных, которые заменяются местоимениями. Контекстуальная речь – более развернутая, предшествующие высказывания обуславливают возникновение последующих.

Эгоцентрическая речь – речь человека, обращенная на себя самого и не рассчитанная на какую-либо реакцию со стороны окружающих. Это промежуточный вид между внешней и внутренней речью. Наиболее часто этот вид речи проявляется у детей среднего дошкольного возраста, когда в процессе игры или рисования, лепки они комментируют свои действия, ни к кому конкретно не обращаясь. У взрослых также иногда можно встретить эгоцентрическую речь. Чаще всего это происходит при решении сложной интеллектуальной задачи, в ходе чего человек рассуждает вслух.

Внутренняя речь – речь про себя.

Ее наиболее характерные черты – это фрагментарность, отрывочность, сокращенность.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Виды и функции речи. Функции речи в психологии :: SYL.ru

Речь — это деятельность человека с помощью языка, направленная на общение, сообщение, получение информации и расширение сознания своего и окружающих людей за счет передачи полученного опыта.

функции речиОна появилась в процессе совместной трудовой деятельности и постоянного обмена информацией. В то же время появились и первые функции речи.

Начало развития речи

Речь как науку углубленно начали изучать в 20-м веке. При этом начиная с древности существовали науки, которые были также направлены на постижение речи, такие как языкознание, логика, поэтика, теория словесности, риторика и теория сценической речи. Что касается 20-го века, то он принес новые направления в изучении речи, такие как психолингвистика, теория коммуникации, исследования речи ребенка, теория билингвизма, социолингвистика. Толчок в развитии получила функциональная стилистика, исследования разговорной речи, возникла фонология, функциональный и коммуникативный подходы в грамматике, статистика языка и речи, семиотика, фонология и компьютерные языки. Тогда же стали активно изучаться функции и формы речи. Психология изучает процесс обмена информацией в тесной взаимосвязи с мышлением и сознанием.

Теории возникновения речи у людей

функции речи в психологииС момента развития психологии как науки не ослабевает и интерес к исследованию феномена речи. Благодаря этой популярности возник ряд теорий ее возникновения, большинство из них абсурдны и не имеют права на существование, т. к. не решают проблемы генезиса языка и не подтверждают того, какие функции выполняет речь. Вот несколько наиболее популярных в разное время теорий:

  • Теория социального договора — была популярна в 18-м веке и гласила о том, что речь возникла для заключения этого самого договора.
  • Теория инстинктивного возникновения языка — не может объяснить разницы между человеческой речью и языком животных в той части, что первая осознанна и обозначена.
  • Теория «ономатопоэтического» происхождения языка — заключается в том, что в основе речи лежат звукоподражательные слова, которые есть в разных языках (например, детские слова тик-так, мяу-мяу и прочие). Но она не получила развития, так как эти слова призваны изобразить предмет, а функцией речи является его отображение.
  • Теория Нуаре — согласно данной теории, речь образовалась в процессе тяжелого труда и основана на сочетании звуков, издаваемых при выполнении определенного вида работ, таким образом в коллективе связь действия и звука, с ним связанного, и вызвала формирование речи.
  • Теория Марра — основана на трудах Маркса и Энгельса и представляет собой следующую концепцию. Язык является продуктом общественно-исторического развития в процессе производства и проходит преломление через общественное сознание. Нельзя рассматривать язык только с физиологическо-фонетической точки зрения, при его изучении обязательно следует учесть его смысловую сторону. Поскольку состоит он из фонем — отдельных осознанных частей, а не из инстинктивно издаваемых звуков.

Функции звукового общения

основные функции речиЛюбой ребенок, постепенно развиваясь, начинает осваивать сначала жесты и движения, а затем переходит к восприятию и применению звуков, которые в дальнейшем становятся связанной речью с учетом всех правил и традиций, принятых в данной этнической группе.

Общение посредством звуков имеет свои функции, которые выделились постепенно и не отражают функции речи:

  1. Вложение в произносимое эмоциональной окраски, что позволяет влиять на восприятие оппонента и в некоторых случаях повышает возможность получения выгоды от контакта.
  2. Имитация звуков — благодаря звукоимитации некоторые предметы, существа и явления получили свои названия, поскольку это явление призвано отображать издаваемый ими звук.
  3. Выражение мыслей ассоциативно. Некоторые предметы получили свои названия за счет подобия другим предметам. Так, например, лист дерева называется так благодаря издаваемому звуку, от него свое название перенял бумажный лист — звуки сворачивания были аналогичными шелесту деревьев. А вот лист проката внешне ассоциируется с бумагой и назван так же. Таким образом ряд ассоциаций и дал трем совершенно разным предметам одинаковое название.

Какие бывают виды речи

коммуникативная функция речиСо временем появилось больше разделов науки, которые изучают виды и функции речи. Так, недавно удалось выделить основные виды речи:

  • Автономная — феномен речи ребенка. Этот вид примечателен тем, что возникает ситуативно и не имеет особой синтаксической связи с понятиями повторяемых за взрослыми слов и слогов.
  • Эгоцентрическая — речь без учета присутствия собеседника, направлена на себя самого, характеризует и контролирует собственные действия. Встречается у детей дошкольного возраста, когда они еще говорят сами с собой, комментируют свои действия или задают вопросы, не получая на них ответа извне. Как правило, исчезает проявление этого вида речи у детей к 7 годам.
  • Устная — речь с применением языка, воспринимаемая на слух.
  • Письменная — общение происходит с помощью применения графических конструкций, отражающих смысл устной речи.
  • Жестовая — применяется для общения людей, лишенных слуха, имеет свои грамматические и лексические закономерности.
  • Дактильная — имеет сходство с жестовой речью, при этом обладает мимическим сопровождением.
  • Внутренняя — поддерживает мышление и не направлена на коммуникацию.
  • Внешняя — служит для общения с другими лицами и передачи информации как в устном, так и в письменном виде.

Внутренняя речь

Внутренняя речь служит для поддержания мышления индивида, она не включает в себя звукового сопровождения. Из-за того что она лишена первостепенной функции речи — передачи сообщения, внутренняя речь становится формой работы мысли. В этом случае в мышлении человека происходит процесс внутреннего диалога, или воображаемого диалога, с каким-либо объектом, с которым нет возможности пообщаться лично.

Она часто лишена ряда элементов, типичных для коммуникативной функции речи, а также значительно сжата.

Внешняя речь

виды и функции речиВнешняя речь используется в основном для передачи информации другим индивидам, являясь преобразованием мысли в нечто осязаемое. Виды и функции речи в данном случае более обширны.

Виды внешней речи:

  • Монолог — вид речи, в котором присутствует лишь один субъект, служит для передачи знаний и информации большого объема, считается очень сложным процессом и предполагает высокую речевую развитость субъекта.
  • Диалог — взаимный, попеременный обмен двух и более индивидов информацией.
  • Реплика — эмоциональный ответ на высказывание или действие оппонента.

Функции, которые выполняет речь

какие функции выполняет речьПроцесс обмена информацией, как и любой другой, выполняет свои задания. Функции речи в психологии — это особенности ее как деятельности. Они используются субъектом сознательно и бессознательно для достижения определенных целей.

Основные функции речи:

  1. Индикативная функция — явно или завуалировано происходит указание на какой-либо предмет.
  2. Предикативная — служит для высказывания субъективных суждений по определенной теме.
  3. Семантическая — выражает мысли говорящего, за счет чего обозначает предметы и действия, а также явления.
  4. Коммуникативная функция речи — служит как для передачи информации другим людям, так и для побуждения их к выгодным для говорящего действиям.
  5. Эмоционально-выразительная — выражает эмоциональное отношение конкретного человека к другому индивиду либо событию. В некоторых случаях может быть побуждением к действиям.

Функции стилей речи

Выделяют пять основных стилей речи:

  • Научный — необходим для передачи сложных научных знаний.
  • Публицистический – выполняет функцию пропаганды, агитации и воздействия. Применяется в публичных выступлениях, новостях и периодических изданиях.
  • Художественный — используется при написании произведений для широкого круга читателей, воздействует на них эмоционально.
  • Деловой стиль — используется при написании деловой документации и сжатой передачи информации, полностью лишен эмоциональной окраски.
  • Разговорный — применяется как в устной, так и письменной формах, функции речи в этом случае сводятся к неформальному общению.

Особенности речи ребенка

функции речи ребенкаКак говорилось ранее, речь ребенка сначала носит автономный характер. Вслед за автономным этапом развития речи у детей начинает проявляться эгоцентрический вид речи. Помимо общения с окружающими, ребенок сопровождает свои действия звуковой речью, это длится до семилетнего возраста, в это время также увеличивается словарный запас ребенка приблизительно до 4500 слов. Постепенно эгоцентрическая речь переходит во внутреннюю, тогда же и меняются функции речи ребенка.

На первых этапах дети усваивают существительные и глаголы, а уже позднее прибавляются прилагательные. Также доказан тот факт, что именно в дошкольном возрасте, в процессе становления у ребенка речи, он осваивает полностью как звучание родного языка, так и цепочку построения грамматически правильного предложения, то есть ребенок учится изначально выстраивать полноценные предложения, это происходит практически подсознательно.

Функции речи в психологии, как и сама наука, до сих пор продолжают активно изучаться. Изучению особенностей детской речи уделяют много внимания, поскольку считается, что именно в этом возрасте начинается формирование мышления и сознания взрослого человека.

Психологические функции речи — Студопедия

В системе психических процессов, всевозможных свойств, ка­честв, функций и состояний нет образований второстепенных, в той или иной мере несущественных. Целостная человеческая психика незаметно «рассыпается», теряет что-то очень важное, если «вре­менно», в целях необходимого научного анализа исключить из нее любую, условно выделенную составляющую. Так бывает, например, с потребностями, эмоциями, сознанием. В этом, как отмечалось ра­нее, заключается одна из глобальных методологических проблем изучения психики, да и мира в целом. Однако есть психологиче­ский феномен, без упоминания которого обойтись особенно трудно при описании любого компонента человеческой психики. Этим феноменом является речь, которая присутствует везде: от ощуще­ний до многосложных конструкций сознания и личности. Без ис­пользования речи, наконец, просто невозможно общаться и взаимо­действовать, невозможны человек и социум.

Необходимо разводить два сопряженных явления: объектив­ное и субъективное. Язык — образование объективное, социаль­ное, общечеловеческое. Это структурированная система знаков (кодов, символов, слов), исторически сложившаяся и существу­ющая в общественной практике людей (предшествующих и живу­щих поколений). Язык создается, реализуется, изменяется конк­ретными людьми, но существует объективно, т.е. независимо от индивидуального пользователя или своего носителя. В мире изве­стно более 2,5 тыс. языков, которые изучает разветвленная на­ука — лингвистика.



Речь — это феномен субъективный, психологический, разверну­тый процесс, вид психической деятельности, тип поведения (словес­ного, или вербального), использующий язык в качестве своего орудия, внешнего средства. Речевая деятельность сама по себе материаль­на, но исследуется особым межпредметным разделом психологии — психолингвистикой. Особое значение речи в человеческой психике обусловлено ее специфическими и очень широкими, по существу, глобальными функциями.

Первая функция, называемая номинативной, заключается в том, что каждое слово в составе человеческого языка предметно соот­несено, т.е. обозначает предмет. Таким предметом может быть как вполне конкретная вещь, так и обобщенное свойство, качество, мно­гообразное действие и совершенно абстрактное явление. Человек так или иначе называет, переводит во «второе», объективно знако­вое существование все, ему известное. Весь отражаемый матери­альный, объективный мир имеет свои языковые заменители. В ре­зультате для человека происходит психологическое удвоение мира: реальный предметный мир и его знаковые, словесные заместители, модели. Это дает человеческой психике замечательную возмож­ность взаимодействовать как с одним, так и с другим миром.

Соответственно «удваиваются» познавательные, регуляторные и все другие возможности психики. Значительно расширяется сфера человеческой деятельности, поведения, самого существования и бытия. Личность приобретает еще одну сторону определенной «сво­боды» по отношению к реальному миру, поскольку способна «уйти» от него в искусственный мир знаков и символов.

Язык является величайшим «изобретением» человечества, хотя неизбежно накладывает и специфические «ограничения» на про­цесс и результат психического отражения. Особенности любого языка в той или иной степени отражают требования жизни. У на­родностей Севера, например, существует несколько слов для обо­значения различных состояний того предмета, который на русском языке называется одним словом «снег». Выдающиеся люди создали когда-то письменность, отчего преобразовались и язык, и речь, и вся психика. Но сохранилась, расширилась и усложнилась в языковом исполнении функция предметной отнесенности речи. Рождаются новые слова, отмирают старые, потому что для человека меняется, перестраивается сама картина понимаемого мира. Меняется и сам объективный мир, в том числе создаваемый человеком.

Вторая функция речи, по сути, производна от первой, благодаря ей происходят фиксация и передача опыта, в том числе в аспекте общечеловеческом, историческом. Подчеркнем, что, если лишить

человеческого индивида возможности усвоения предшествующего людского опыта, он просто не станет собственно человеком, не при­обретет видовых особенностей «Человека разумного». Зафиксиро­ванный в речи «разум» поколений речью транслируется, посред­ством речи интериоризуется, т.е. становится внутренним, психиче­ским достоянием личности. Это единственный путь формирования и развития человека.

Третья функция речи заключается в реализации общения, о значении которого в жизни и психике человека говорилось не­однократно. Общение — это не только обмен информацией, но и условие взаимодействия людей, без которого невозможна сама че­ловеческая жизнь, поэтому эта функция речи распространяется шире, чем обеспечение общения. Речь становится мощным средством воздействия на других людей, средством координации и управле­ния, универсальным регулятором межчеловеческих взаимоотно­шений. Диалог — это речевое взаимодействие, в котором реализу­ется и межличностное восприятие, и взаимопонимание, и эмоцио­нальное принятие (или непринятие) другого человека.

Отношения речи и мышления, мысли и слова отнюдь не про­стые. Мысль выражается в словах, но существует в понятиях, иначе говоря, мышление оперирует не словами, а понятиями. Слово есть средство выработки понятия, а затем его носитель, выразитель, мо­дель. А это не одно и то же, поэтому так нелегко понять другого человека. Но при отсутствии речи понимание было бы вообще, в принципе невозможно.

Относительно четвертой функции речи следует сказать особо, хотя ее проявления также неоднократно описывались в предшест­вующих главах учебника. Это обширная, разветвленная функция внутреннего опосредствования всей человеческой психики. В он­тогенезе человеческой психики наступает условный момент «пере­крещивания» формирующейся речи со всеми другими и также раз­вивающимися психическими функциями и образованиями. В ре­зультате они «оречвляются», т.е. в той или иной мере вооружаются речевыми знаками и приемами. Такая добавка речи, такая «встре­ча» с ней качественно преобразует всю психику: от простейшего ощущения до вершин познания и переживания, до глубин созна­ния. Поэтому речь становится внутренним орудием, а также осо­бым средством формирования не только познания, интеллекта и общения, но и всей психики и личности.

В этом контексте представляется неоправданно упрощенным довольно расхожее представление о человеческой речи как о сиг­нале сигналов, как о «второй сигнальной системе», просто добавлен ной к первой. Такой подход следует рассматривать как традицион­но редукционистский и для психологии речи неприемлемый.

7. Речь. Психология: конспект лекций

1. Речь и ее функции.

2. Виды речи.

1. Человек – существо общественное и, чтобы понимать друг друга, общаясь, люди используют тот или иной язык.

Язык является средством общения, которое было выработано человечеством в процессе своего развития, представляющим систему знаков.

Когда язык используется в целях общения, то возникает речь.

Язык и речь – хотя и очень близкие, но все же отличающиеся друг от друга понятия.

Язык становится «мертвым» сразу после того, как люди перестают на нем общаться.

Такое произошло с латинским языком, который сейчас используется лишь в узких областях науки.

Выделяются следующие функции речи:

1) обозначение – наличие этой функции свидетельствует об отличии речи человека от общения животных.

Звуки животных выражают лишь эмоциональные состояния, тогда как человеческое слово указывает на какой-то предмет или явление;

2) обобщение – функция проявляется в том, что одним словом можно обозначить группу сходных предметов (понятие), что роднит речь с мышлением.

Мысли человека облечены в речевую форму, вне речи мысль не существует;

3) коммуникация – выражается в применении речи в процессе общения.

Может проявляться в трех видах:

а) информационная – передача знаний;

б) экспрессивная – отражает отношение говорящего к окружающим, воздействует на чувства человека;

в) планирующая – направлена на организацию поведения или деятельности, может осуществляться при помощи требования, совета, приказа, убеждения, распоряжения и т. п.

Можно ли считать способность к развитию речи у человека врожденной?

Мнения ученых неоднозначны. С одной стороны, есть неопровержимые доказательства, отрицающие возможность врожденности, примером являются дети-маугли (см. тему «Общение»), с другой стороны, ученые так и не смогли обучить животных высшим понятийным формам речи, хотя многие животные и обладают развитой системой коммуникаций между собой.

Например, американские ученые Б. Т. Гарднер и Р. А. Гарднер (1972 г.) предприняли попытку обучить шимпанзе языку глухих.

Обучение началось, когда шимпанзе была в возрасте одного года, и продолжалось в течение четырех лет.

К 4-летнему возрасту обезьяна самостоятельно воспроизводила около 130 жестов, понимала еще больше, но высшие понятийные формы мышления остались недоступными.

Таким образом, речь человека тесно связана с мышлением и является основным средством человеческого общения.

2. В различных условиях речь приобретает специфические особенности, которые выражаются в различных видах.

Рассмотрим эти виды.

Речь подразделяется на внешнюю, внутреннюю и эгоцентрическую.

Внешняя речь является ведущей в процессе общения, поэтому ее основное качество – доступность для восприятия другого человека, в свою очередь может быть письменной и устной.

Письменная речь представляет развернутое речевое высказывание.

Важно, чтобы форма изложения была ясной и точной.

Если речь предназначена для широкой читательской аудитории, то следует позаботиться о ее обоснованности, содержательности, увлекательности.

Устная речь более выразительная, так как используются мимика, жесты, интонация, голосовая модуляция и т. п. Специфика этого вида в том, что сразу же можно видеть реакцию слушателей на слова говорящего, что позволяет определенным образом корректировать речь.

У человека качества письменной и устной речи могут не совпадать.

Например, прекрасный оратор может испытывать затруднения при письменном изложении своей речи и наоборот.

Устная речь подразделяется на монологическую и диалогическую.

Монологическая речь – речь одного человека.

Ее основное достоинство заключается в возможности донести до слушателей собственную мысль без искажения и с необходимыми доказательствами.

Диалогическая речь происходит между двумя или несколькими лицами.

Это более легкий вид речи, так как не требует развернутости, доказательности, продуманности в построении фраз.

Ее недостаток в том, что говорящие могут перебивать друг друга, искажать разговор, не до конца высказывать свои мысли. Подразделяется на ситуативную и контекстуальную речь.

Ситуативная речь малопонятная для человека, не посвященного в ситуацию.

В ней присутствует много междометий, мало или нет совсем имен собственных, которые заменяются местоимениями.

Контекстуальная речь – более развернутая, предшествующие высказывания обуславливают возникновение последующих.

Эгоцентрическая речь – речь человека, обращенная на себя самого и не рассчитанная на какую-либо реакцию со стороны окружающих.

Это промежуточный вид между внешней и внутренней речью. Наиболее часто этот вид речи проявляется у детей среднего дошкольного возраста, когда в процессе игры или рисования, лепки они комментируют свои действия, ни к кому конкретно не обращаясь.

У взрослых также иногда можно встретить эгоцентрическую речь.

Чаще всего это происходит при решении сложной интеллектуальной задачи, в ходе чего человек рассуждает вслух.

Можно сказать, что это речь-мышление, задача которой – обслуживать интеллект человека.

Внутренняя речь – речь про себя.

Ее наиболее характерные черты – это фрагментарность, отрывочность, сокращенность.

Существует следующий закон перехода внешней речи во внутреннюю: в первую очередь сокращается подлежащее, а остается сказуемое с относящимися к нему частями предложения, в словах в первую очередь идет сокращение гласных.

Экспериментально доказано, что внутренняя речь существенно влияет на решение умственных задач.

В опытах А. Н. Соколова взрослым испытуемым предлагалось прослушать текст или решить несложный арифметический пример и при этом одновременно декламировать вслух хорошо выученные стихи, либо произносить одни и те же простые слоги («ба-ба» или «ля-ля»).

Эксперимент показал, что при таких условиях смысл текста не улавливался, а воспринимались лишь отдельные слова, решение задачи также затруднялось, а это может означать, что процесс мышления предполагает активную внутреннюю работу артикуляционного аппарата.

Подобного рода опыты организовывались и с младшими школьниками.

Оказалось, что простой зажим языка зубами уже вызывал серьезные затруднения в чтении и понимании текста и наличие грубых ошибок при письме.

Таким образом, виды речевой деятельности разнообразны и используются в зависимости от ситуации общения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Виды и функции речи — Студопедия

Речь выполняет определенныефункции:

Рис. 3. Функции речи

Функция воздействия заключается в способности человека посредством речи побуждать людей к определенным действиям или отказу от них.

Функция сообщения состоит в обмене информацией (мыслями) между людьми посредством слов, фраз.

Функция выражения заключается в том, что, с одной стороны, благодаря речи человек может полнее передавать свои чувства, переживания, отношения, и, с другой стороны, выразительность речи, ее эмоциональность значительно расширяет возможности общения.

Функция обозначения состоит в способности человека посредством речи давать предметам и явлениям окружающей действительности присущие только им названия.

Соответственно множеству своих функций (см. рис. 3) речь является полиморфной деятельностью, т.е. в своих различных функциональных назначениях представлена в разных формах (рис. 4) и видах (рис. 5): внешней, внутренней, монолога, диалога, письменной, устной и т. д.

В психологии различают две формы речи:внешнюю и внутрен­нюю.

Рис. 4. Формы речи

Внешняя речь — система используемых человеком звуковых сигналов, письменных знаков и символов для передачи информации, процесс материализации мысли.

Внешней речи могут быть присущи жаргон и интонация. Жаргон — стилистические особенности (лексические, фразеологические) языка узкой социальной или профессиональной группы людей. Интонация — совокупность элементов речи (мелодика, ритм, темп, интенсивность, акцентный строй, тембр и др.), фонетически организующих речь и являющихся средством выражения различных значений, их эмоциональной окраски.



Внешняя речь включает следующие виды (см. рис. 5):

* устную (диало­гическую и монологическую) и

* письменную.

Рис. 5.Виды речи

Устная речь — это общение между людьми посредством произнесения слов вслух, с одной стороны, и восприятия их людьми на слух – с другой.

Диалог (от греч.dialogos — разговор, беседа) — вид речи, заключающийся в попеременном обмене знаковой информацией (в том числе и паузами, молчанием, жестами) двух и более субъектов. Диалогическая речь — это разговор, в котором участвует не менее двух собеседников. Диалогическая речь, психологически наиболее простая и естест­венная форма речи, возникает при непосредственном общении двух или нескольких собеседников исостоит в основном в обмене репликами.

Реплика — ответ, возражение, замечание на слова собеседника — отличается краткостью, наличием вопросительных и побудительных предложений, синтаксически не развернутых конструкций.

Отличительной чертой диалога является эмоциональный контакт говорящих, их воздействие друг на друга мимикой, жестами, интонацией и тембром голоса.

Диалог поддерживается собеседниками с помощью уточняющих вопросов, изменения ситуации и намерений говорящих. Целенаправ­ленный диалог, связанный одной темой, называется беседой. Участ­ники беседы обсуждают или выясняют определенную проблему с по­мощью специально подобранных вопросов.

Монолог – вид речи, имеющий одного субъекта и представляющий собой сложное синтаксическое целое, в структурном отношении совсем не связанный с речью собеседника. Монологическая речьэто речь одного человека, в течение относительно длительного времени излагающего свои мысли, или последовательное связное изложение одним лицом системы знаний.

Для монологической речи характерны:

— последовательность и доказательность, которые обеспечивают связность мысли;

— грамматически правильное оформление;

— выразительность голосовых средств.

Монологическая речь сложнее диалога по содержанию и языковому оформлению и всегда предполагает достаточно высокий уровень речевого развития говорящего.

Выделяются три основных вида монологической речи: повествование (рассказ, сообщение), описание и рассуждение, которые, в свою очередь, подразделяются на подвиды, имеющие свои языковые, композиционные и интонационно-выразительные особенности. При дефектах речи монологическая речь нарушается в большей степени, чем диалогическая.

Письменная речь — это графически оформленная речь, организованная на основе буквенных изображений. Она обращена к широкому кругу читателей, лишена ситуативности и предполагает углубленные навыки звукобуквенного анализа, умение логически и грамматически правильно передавать свои мысли, анализировать написанное и совершенствовать форму выражения.

Полноценное усвоение письма и письменной речи тесно связано с уровнем развития устной речи. В период овладения устной речью у ребенка-дошкольника происходят неосознанная обработка язы­кового материала, накопление звуковых и морфологических обоб­щений, которые создают готовность к овладению письмом в школь­ном возрасте. При недоразвитии речи, как правило, возникают нарушения письма различной тяжести.

Внутренняя речь (речь “про себя”) — это речь, лишенная звукового оформления и протекающая с использованием языковых значений, но вне коммуникативной функции; внутреннее проговаривание. Внутренняя речь -это речь, не выполняющая функции общения, а лишь обслуживающая процесс мышления конкретного человека. Она отличается по своей структуре свернутостью, отсутствием второстепенных членов предложения.

Внутренняя речь формируется у ребенка на основе внешней и представляет собой один из основных механизмов мышления. Перевод внешней речи во внутреннюю наблюдается у ребенка в возрасте около 3 лет, когда он начинает рассуждать вслух и планировать в речи свои действия. Постепенно такое проговаривание редуцируется и начинает протекать во внутренней речи.

С помощью внутренней речи осуществляется процесс превра­щения мысли в речь и подготовка речевого высказывания. Подго­товка проходит несколько стадий. Исходным для подготовки каж­дого речевого высказывания является мотив или замысел, который известен говорящему лишь в самых общих чертах. Затем в процессе превращения мысли в высказывание наступает стадия внутренней речи, которая характеризуется наличием семантических представ­лений, отражающих наиболее существенное ее содержание. Далее из большего числа потенциальных смысловых связей выделяются самые необходимые и происходит выбор соответствующих синтакси­ческих структур.

Внутренняя речь может характеризоваться предикативностью. Предикативность-характеристика внутренней речи, выражающаяся в отсутствии в ней слов, представляющих субъект (подлежащее), и присутствии только слов, относящихся к предикату (сказуемому).

Хотя все эти формы и виды речи взаимосвязаны, их жизненное назначение неодинаково. Внешняя речь, например, играет основную роль средства общения, внутренняя — средства мышления. Письменная речь чаще всего выступает как способ запоминания и сохранения информации, устная речь – как средство передачи информации. Монолог обслуживает процесс одностороннего, а диалог — двустороннего обмена информацией.

Речь имеет своисвойства:

Содержательность речи — это количество выраженных в ней мыслей, чувств и стремлений, их значительность и соответствие действительности.

Понятность речи — это синтаксически правильное построение предложений, а также применение в соответствующих местах пауз или выделения слов с помощью логического ударения.

Выразительность речи — это ее эмоциональная насыщенность, богатство языковых средств, их разнообразие. По своей выразительности она может быть яркой, энергичной и, наоборот, вялой, бедной.

Действенность речи — это свойство речи, заключающееся в ее влиянии на мысли, чувства и волю других людей, на их убеждения и поведение.

Рис. 6. Свойства речи

Речь человека может быть сокращенной и развернутой, как с понятийной, так и с лингвистической точек зрения. В развернутом типе речи говорящий использует все возможности символического выражения смыслов, значений и их оттенков, предоставленных язы­ком. Этот тип речи характеризуется большим словарным запасом и богатством грамматических форм, частым употреблением предлогов для выражения логических, временных и пространственных отноше­ний, использованием безличных и неопределенно-личных местоиме­ний, употреблением подходящих понятий, уточняющих прилагатель­ных и наречий для обозначения того или иного специфического положения дел, более выраженным синтаксическим и граммати­ческим структурированием высказываний, многочисленной подчини­тельной связью компонентов предложения, свидетельствующей о предвосхищающем планировании речи.

Сокращенное речевое высказывание достаточно для понимания среди хорошо знакомых людей и в знакомой обстановке. Однако оно затрудняет выражение и восприятие более сложных, абстракт­ных мыслей, связанных с тонкими различениями и дифференциаль­ным анализом скрытых взаимосвязей. В случае теоретического мыш­ления человек чаще пользуется развернутой речью.

Речь и общение. Функции речи. Основы общей психологии

Речь и общение. Функции речи

Изучая человеческое сознание и подчеркивая его связь с деятельностью, в которой оно не только проявляется, но и формируется, нельзя отвлечься от того, что человек — общественное существо, его деятельность — общественная деятельность и сознание его — общественное сознание. Сознание человека формируется в процессе общения между людьми. Совершающийся на основе совместной практической деятельности процесс духовного, сознательного общения между людьми осуществляется через посредство речи. Поэтому конкретную реализацию положение об общественном характере человеческого сознания получает в признании единства речи или языка и сознания. «Язык, — писал К.Маркс, — естьпрактическое, существующее и для других людей и лишь и тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание». 142 В тесной взаимосвязи с единством сознания и деятельности как существеннейший для психологического исследования факт выступает, таким образом, единство сознания и языка.

В значительной мере благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничиваясь личным опытом, собственными наблюдениями, через посредство языка питается и обогащается результатами общественного опыта; наблюдения и знания всех людей становятся или могут благодаря речи стать достоянием каждого.

Речь вместе с тем своеобразно размыкает для меня сознание другого человека, делая его доступным для многогранных и тончайшим образом нюансированных воздействий. Включаясь в процесс реальных практических отношений, общей деятельности людей, речь через сообщение (выражение, воздействие) включает в него сознание человека. Благодаря речи сознание одного человека становится данностью для другого.

Основная функция сознания — это осознание бытия, его отражение. Эту функцию язык и речь выполняют специфическим образом: они отражаютбытие, обозначаяего. Речь, как и язык, если взять их сначала в их единстве, — это обозначающее отражение бытия. Но речь и язык и едины, и различны. Они обозначают два различных аспекта единого целого.

Речь — это деятельность общения— выражения, воздействия, сообщения — посредством языка, речь — это язык в действии. Речь, и единая с языком, и отличная от него, является единством определенной деятельности — общения — и определенного содержания, которое обозначаети, обозначая, отражает бытие. Точнее, речь — это форма существования сознания(мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения сним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь— это язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания. В соответствии с этим психология речи отграничивается от языкознания, изучающего язык; вместе с тем определяется специфический объект психологии речи в отличие от психологии мышления, чувств и т. д., которые выражаются в форме речи. Фиксированные в языке обобщенные значения, отражающие общественный опыт, приобретают в контексте индивидуального сознания в связи с мотивами и целями, определяющими речь как акт деятельности индивида, индивидуальное значение или смысл, отражающие личное отношение говорящего — не только его знания, но и его переживания в том неразрывном их единстве и взаимопроникновении, в котором они даны в сознании индивида. Так же как индивидуальное сознание отлично от общественного сознания, психология от идеологии, так же речь отлична от языка. Вместе с тем они взаимосвязаны: как индивидуальное сознание опосредовано общественным, психология человека — идеологией, так и речь, а вместе с ней речевое мышление индивида обусловлены языком: лишь посредством отложившихся в языке форм общественного мышления может индивид в своей речи сформулировать собственную мысль.

Речь, слово являются специфическим единством чувственного и смыслового содержания. Всякое слово имеет смысловое — семантическое — содержание, которое составляет его значение. Слово обозначает предмет (его качества, действия и т. д.), который оно обобщенно отражает. Обобщенное отражение предметного содержания составляет значение слова.

Но значение — не пассивное отражение предмета самого по себекак «вещи в себе», вне практически действенных отношений между людьми. Значениеслова, обобщенно отражающее предмет, включенный в реальные действенные общественные взаимоотношения людей, определяется через функциюэтого предмета в системе человеческой деятельности. Формируясь в общественной деятельности, оно включено в процесс общения между людьми. Значение слова — это познавательноеотношение человеческого сознания к предмету, опосредованное общественнымиотношениями между людьми.

Таким образом, речь первично отображает не сам по себе предмет вне людских отношений, с тем чтобы затем служить средством духовного общения между людьми вне реальных практических отношений к предметам действительности. Значимость предмета в реальной деятельности и слова в процессе общения представлены в речи в единстве и взаимопроникновении. Носителем значения всегда служит данный в восприятии или представлении чувственный образ — слуховой (звучание), зрительный (графический) и т. д. Но основным в слове является его значение, его семантическое содержание. Материальный, чувственный носитель значения обычно как бы стушевывается и почти не осознается; на переднем плане обычно всегда — значение слова. Только в поэзии звучание слова играет более существенную роль; помимо же этого лишь в исключительных случаях, когда в силу каких-либо особых условий слово как бы обессмысливается, на передний план в сознании выступает его чувственный носитель, его звучание. Обычно все наше внимание сосредоточено на смысловом содержании речи. Ее чувственная основа функционирует лишь как носитель этого смыслового содержания.

Исходя из соотнесенности значения и знака, можно условно сказать, что чувственный носитель значения в слове выполняет по отношению к значению функцию знака, и слово, таким образом, является единством значения и знака. Однако лишь в очень относительном и условном смысле можно признать чувственный носитель значения знаком этого значения, потому что под знаком в буквальном, точном, смысле разумеют нечто, что не имеет своего внутреннего значения, — некоторую внешнюю чувственную данность, которая превращается в условного заместителя или же метку чего-то другого. Так, если мы условимся отмечать на полях книги или рукописи одним крестиком места, которые нам нужны для одной цели, а двумя крестиками другие, которые мы хотим выделить в связи с другой работой, то эти крестики, употребляемые совершенно независимо от какого-либо внутреннего значения креста, явятся в данном случае чисто условными знаками. Но в слове между его чувственной и смысловой стороной существует обычно значительно более тесная, внутренняя связь.

Эта связь выступает уже в фонеме: фонема не просто звук, а звук-смыслоразличитель, т. е. звучание, определенным образом обработанное в системе данного языка специально как носитель определенного смыслового, семантического содержания. В историческом становлении и развитии речи мы имеем в большинстве своем не звучания, которые сначала представлены как чисто чувственные данности и затем превращаются нами в знаки определенных значений; в действительности эти звучания и возникают в речи как носители некоторых значений. Когда затем значение слова изменяется и новое слово вводится для обозначения нового понятия, обычно и тут мы не имеем дело с полным произволом, с чистой условностью. По большей части в этих случаях мы имеем дело с переносом и преобразованием значения, которое уже было связано с данной формой.

Таким образом, даже внешняя сторона слова выходит за пределы знака в силу того, что слово имеет внутреннее значение, с которым внешняя чувственная его сторона в ходе исторического развития языка теснейшим образом связана. Тем менее возможно — как это часто делается — трактовать слово в целом как условный знак: знак произвольно нами устанавливается; слово имеет свою историю, в силу которой оно живет независимой от нас жизнью.

Это положение необходимо особенно подчеркнуть во всем его принципиальном значении в противовес той психологии речи, которая пытается свести слово в целом к роли условного знака. При трактовке слова как знака, значение которого вне его, непосредственно в предмете (составляющем интенцию слова), слово только обозначает, а не отражает предмет. Между предметом и словом утрачивается в таком случае внутренняя связь по содержанию: слово как знак и предмет противостоят друг другу как две по существу между собой не связанные данности, которые внешне соотносятся друг с другом, поскольку одна чисто условно превращается в заместителя другой; связь между словом как знаком и предметом, который оно обозначает, неизбежно приобретает чисто условный характер, поскольку знак как таковой, не имея внутреннего значения, которое отображает предмет в его смысловом содержании, по существу объективно никак не связан с предметом. В действительности же значение слова — это его собственное семантическое содержание, являющееся обобщенным отражением предмета. Поскольку слово — отражение предмета, между словом и предметом устанавливается внутренняя связь по существу, по общности содержания. Именно поэтому слово перестает быть только знаком, каким оно становится неизбежно, когда значение слова выносится за его пределы.

Связь слова с предметом не «реальная», природой предустановленная, а идеальная; но она не конвенциональна, не условна, а исторична. Знак в специфическом смысле слова — условная метка, произвольно нами устанавливаемая; слово же имеет свою историю, независимую от нас жизнь, в ходе которой с ним может что-то произойти, что зависит не от того, как мы «условились» его трактовать, а от предметного содержания, в которое включает нас слово. Различны для подлинного слова как исторического образования языка и условного знака также объем и условия функционирования в процессе коммуникации, сообщении и понимании.

Связь слова с предметом является основной и определяющей для его значения; но связь эта не непосредственная, а опосредованная — через обобщенное семантическое содержание слова — через понятие или образ. Более или менее значительную роль в обобщенном семантическом содержании слова может играть — особенно в поэтическом языке — и языковой образ, который нельзя отожествлять попросту с наглядной данностью как таковой, поскольку языковой образ это всегда уже значащийобраз, строение которого определено существенными для его значения отношениями.

Значение и предметная соотнесенность слова, которые в ряде теорий расчленяются как две разнородные и друг другу противопоставляемые функции (обозначающая и номинативная или номинативная и указательная, индикативная и т. п.), в действительности являются двумя звеньями в едином процессе возникновения и употребления значения слова: предметная отнесенность слова осуществляется через его значение; вместе с тем указание на предметную отнесенность слова само не что иное, как низшая или начальная ступень раскрытия его значения — недостаточно обобщенного, чтобы включиться в относительно самостоятельный специальный понятийный контекст какой-нибудь системы понятий и вычлениться таким образом из случайных связей, в которых обобщенное содержание значения в том или ином случае бывает дано. В тех случаях, когда — на более высоких уровнях обобщения и абстракции — значение слов как будто вычленяется из чувственно данной предметности, оно опять-таки раскрывается в производной понятийной предметности той или иной научной области (научный «предмет» — арифметика, алгебра, геометрия и т. д.). В результате оперирование понятиями, значениями слов начинает как будто бы совершаться в двух различных планах или плоскостях: с одной стороны, в плане понятийном — определение значения слова посредством его отношения к другим понятиям, — а с другой стороны — отнесение его к предметам действительности в целях его реализации и вместе с тем квалификации соответствующих предметов. Однако по существу речь при этом идет о двух хотя и дифференцируемых, но принципиально в конечном счете однородных операциях — раскрытия значения в предметном контексте — в одном случае чувственно представленной действительности, в другом — данной опосредованно в плане понятийно оформленных определений. Лишь в мистифицированном представлении «объективного идеализма» эти два плана вовсе распадаются, и понятие противопоставляется действительности как вовсе независимый от нее мир «идеального бытия». В действительности для того, чтобы раскрыть значение, надо прежде всего установить его предметную отнесенность, а для того, чтобы установить предметную отнесенность значения, надо установить понятийное содержание соответствующего чувственно данного предмета.

Значение каждого слова в своей понятийной определенности соотносительно с определенным контекстом, которому оно по существу принадлежит. Вместе с тем всегда имеется ограниченный самим значением комплекс других возможных контекстов, в которых слово по своему семантическому содержанию может функционировать.

В этих новых контекстах слово может приобрести новое семантическое содержание путем надстройки над его значением связанного с ним, но выходящего за его пределы, дополнительного смыслового содержания. Это изменение значения слова путем надстройки приводит к тому, что слово приобретает в данном контексте или ситуации смысл, отличный от его значения. Вместе с тем употребление слова в различных или изменяющихся контекстах приводит в конце концов к тому, что новое содержание не надстраивается лишь над ним, а включается в него и, преобразуя его, закрепляется в нем так, что оно входит в собственное значение слова и сохраняется за ним и вне данного контекста. Так, в процессе употребления слова его значение не только реализуется, но и видоизменяется либо методом надстройки, приводящим к образованию вокруг инвариантного ядра значения подвижной, от случая к случаю изменяющейся, семантической сферы смысла слова при данном его употреблении, либо методом преобразования и новой закладки значения слова, приводящим к изменению самого значения.

В общей теории речи, которая таким образом вкратце нами намечена, два положения должны быть особо выделены ввиду их большого принципиального значения.

1. Речь, слово — не условный знак, его значение не вне его; слово, речь имеют семантическое, смысловое содержание — значение, которое является обобщенным обозначающим определением своего предмета. Отношение слова как обозначающего к обозначаемому им предмету — это познавательноеотношение.

2. Обозначающее отражение предмета в значении слова, как и отражение вообще, является не пассивным процессом. Мы познаем и осознаем действительность, воздействуя на нее; мы познаем предметное значение, оформляемое в слове, воздействуя на предмет и выявляя его функцию в системе общественной деятельности. Слово возникает в общении и служит для общения.

На основе коммуникативных отношений между людьми познавательная функция превращается в специфическую обозначающую функцию.

Для бихевиориста значение сводится к голому употреблению предмета (значение как совокупность употреблений предмета по Дж. Уотсону) вне обобщающего его осознания. Для интроспекциониста значение слова сводится к внутреннему смыслу, вне употреблений предмета, вне его реальной функции в действенном плане. В действительности значение слова, с одной стороны, формируется в процессе обобщенного осознания его употребления, а с другой — своей обобщенной общественной значимостью, складывающейся на основе общественной практики, значение регулирует употребление предмета в действиях индивида. Из этих двух положений вытекает, что было бы в корне неправильно представлять себе дело так, будто значение слова сначала возникает в созерцательном отношении индивидуального сознания к предмету, а затем оно поступает в оборот, начиная выполнять свою функцию как средство общения между людьми; сначала в значении слова выделяется обобщение и затем на этой основе происходит общение. В действительности же слово потому и может служить для обобщения, что оно возникает в действенном и сознательном общении. Вовлекая предмет в деятельность, всегда реально осуществляемую у человека как общественная деятельность, человек извлекает из него значение, оформляющееся в слове, которое, возникая в общении, служит для общения.

Семантический характер человеческой речи обусловливает возможность ее использования для сознательного общения посредством обозначения своих мыслей и чувств для сообщения их другому. Необходимая дляобщения эта семантическая, сигнификативная (обозначающая) функция сформировалась в общении, точнее, в совместной общественной деятельности людей, включающей их реальное, практическое и совершающееся посредством речи идеальное общение, в единстве и взаимопроникновении одного и другого.

Функция общения или сообщения — коммуникативнаяфункция речи — включает в себя ее функции как средства выражения и как средства воздействия.

Эмоциональная функция речи принадлежит к генетически первичным ее функциям. Об этом можно заключить и по тому, что при афатических расстройствах она дольше всего сохраняется. Когда при афатических заболеваниях генетически более поздняя и более высокая по своему уровню «интеллектуальная» речь расстроена, эмоциональные компоненты речи, «эмоциональная» речь (X. Джексон) иногда сохраняется. Так, некоторые больные не в состоянии сказать или даже повторить слова какой-нибудь песни, но в состоянии ее пропеть. 143

Выразительная функция сама по себе не определяет речи: речь не отожествима с любой выразительной реакцией. Речь есть только там, где есть семантика, значение, имеющее материальный носитель в виде звука, жеста, зрительного образа и т. д. Но у человека самые выразительные моменты переходят в семантику.

Всякая речь говорит о чем-то, т. е. имеет какой-то предмет; всякая речь вместе с тем обращается к кому-то — к реальному или возможному собеседнику или слушателю, и всякая речь вместе с тем выражает что-то — то или иное отношение говорящего к тому, о чем он говорит, и к тем, к кому он реально или мысленно обращается. Стержнем или канвой смыслового содержания речи является то, что она обозначает. Но живая речь обычно выражает неизмеримо больше, чем она собственно обозначает. Благодаря заключенным в ней выразительным моментам, она сплошь и рядом выходит за пределы абстрактной системы значений. При этом подлинный конкретный смысл речи раскрывается по большей мере через эти выразительные моменты (интонационные, стилистические и пр.). Подлинное понимание речи достигается не одним лишь знанием словесного значения употребленных в ней слов; существеннейшую роль в нем играет истолкование, интерпретация этих выразительных моментов, раскрывающих тот более или менее сокровенный внутренний смысл, который вкладывается в нее говорящим.

Речь как средство выражениявключается в совокупность выразительных движений — наряду с жестом, мимикой и пр. Звук как выразительное движение имеется и у животных. В различных ситуациях, при различном состоянии животные издают звуки, каждый из которых более или менее единообразно связан с определенной ситуацией. Каждый крик является выражением определенного аффективного состояния (гнева, голода и т. д.). Эти инстинктивные выразительные движения животных еще не являются речью — даже в тех случаях, когда издаваемые животным крики передают его возбуждение другим: животное при этом лишь заражает других своим эмоциональным возбуждением, а не сообщает о нем. В них отсутствует обозначающая функция.

Пока крик является только выразительным движением, сопровождающим аффективно-эмоциональное состояние, он может для кого-нибудь, кто установил и осознал связь, существующую между ними, стать знаком, признакомналичия этого состояния. Но речью, словом звук становится лишь тогда, когда он перестает только сопровождать соответствующее аффективное состояние субъекта, а начинает его обозначать. Эмоционально-выразительная функция речи как таковой принципиально отлична от непроизвольной и неосмысленной выразительной реакции. Выразительная функция, включаясь в человеческую речь, перестраивается, входя в ее семантическое содержание. В таком виде эмоциональность играет в речи человека значительную роль. Неправильно было бы целиком интеллектуализировать речь, превращая ее только в орудие мышления. В ней есть эмоционально-выразительные моменты, проступающие в ритме, паузах, в интонациях, в модуляциях голоса и других выразительных, экспрессивных моментах, которые в большей или меньшей степени всегда имеются в речи, — особенно в устной, сказываясь, впрочем, и в письменной речи — в ритме и расстановке слов; выразительные моменты речи проявляются далее в стилистических особенностях речи, в различных нюансах и оттенках. Живая человеческая речь не является только «чистой» формой абстрактного мышления; она не сводится лишь к совокупности значений. Она обычно выражает и эмоциональное отношение человека к тому, о чем он говорит, и часто к тому, к кому он обращается. Можно даже сказать, что чем выразительнее речь, тем более она речь, а не только язык, потому что чем выразительнее речь, тем больше в ней выступает говорящий, его лицо, он сам.

Будучи средством выражения, речь является вместе с тем и средством воздействия. Функция воздействия в человеческой речи одна из первичных, наиболее основных ее функций. Человек говорит для того, чтобы воздействовать, если не непосредственно на поведение, то на мысль или чувства, на сознание других людей. Речь имеет социальное предназначение, она средство общения, и эту функцию она выполняет в первую очередь, поскольку она служит средством воздействия. И эта функция воздействия в речи человека специфична. Звуки, издаваемые животными в качестве «выразительных», выполняют и сигнальную функцию, но человеческая речь, речь в подлинном смысле слова, принципиально отличается от тех звукосигналов, которые издают животные. Крик, издаваемый сторожевым животным или вожаком стаи, табуна и т. д., может послужить для других животных сигналом, по которому они пускаются в бегство или нападают. Эти сигналы являются у животных инстинктивными или условно-рефлекторными реакциями. Животное, издавая такой сигнальный крик, издает его не для того, чтобы известить других о надвигающейся опасности, а потому, что этот крик вырывается у него в определенной ситуации. Когда другие животные пускаются по данному сигналу в бегство, они также делают это не потому, что они «поняли» сигнал, поняли то, что он обозначает, а потому, что после такого крика вожак обычно пускается в бегство и для животного наступила связанная с опасностью ситуация; таким образом, между криком и бегством создалась условно-рефлекторная связь; это связь между бегством и криком, а не тем, что он обозначает.

Сигнальная мимика животных может иметь своим следствием ту или иную реакцию других животных; но средством сознательногоповедения, при помощи которого субъект в состоянии оказать воздействие, соответствующее поставленной им цели, может быть только речь, которая что-то обозначает, имеет определенное значение. Чтобы включиться в речь, сигнальная функция выразительных движений должна перестроиться на семантической основе; непроизвольный сигнал должен приобрести осознанное значение. Речь в подлинном смысле слова является средством сознательноговоздействия и сообщения, осуществляемых на основе семантического содержания речи, — в этом специфика речи в подлинном смысле слова.

Ни одному ученому не удалось констатировать наличие такой сигнификативной связи у какого-либо животного. Все попытки Н.Келлога и Р.Иеркса обучить обезьян речи кончились полной неудачей. Функция обозначения отсутствует у животных. 144

В своих опытах В.Келер, дав обезьянам ведра с красками и кисти, создал максимально благоприятные условия для выявления у животных способности создать изображение какого-то предмета. Обезьяны с большой охотой раскрашивали окружающие предметы, они измазали все стены, но ни разу, при самом тщательном наблюдении, Келеру не удалось констатировать, чтобы животные рассматривали продукты своей мазни как изображение, как знаки чего — то другого. Изобразительного рисунка у них не наблюдалось; функция знака отсутствовала. В своем исследовании Л. Бутан констатировал, что три различных крика у гиббона соответствовали различной интенсивности голода, а не различным видам пищи, которая давалась обезьяне. Тот же крик употреблялся при определенной степени голода, какая бы пища ни давалась гиббону, и разные крики при различной степени голода и одной и той же пище. Каждый крик был, таким образом, выражением одного и того же аффективного состояния, а не обозначением объективных обстоятельств или предметов.

Итак, в речи человекаможно психологическим анализом выделить различные функции, но они не внешние друг другу аспекты; они включены в единство, внутри которого они друг друга определяют и опосредуют. Так, речь выполняет свою функцию сообщения на основе ее смысловой, семантической, обозначающей функции. Но не в меньшей, а в еще большей степени и обратно — семантическая функция обозначения формируется на основе коммуникативной функции речи. По существу общественная жизнь, общение придает крику функцию значения. Выразительное движение из эмоциональной разрядки может стать речью, приобрести значение только в силу того, что субъект замечает то воздействие, которое оно оказывает на других. Ребенок сначала издает крик потому, что он голоден, а затем пользуется им для того, чтобы его накормили. Звук сначала выполняет функции обозначения объективно, служа сигналом для другого. Лишь благодаря тому, что он выполняет эту функцию в отношении другого, он нами осознается в своем значении, приобретает для нас значение. Первоначально отражаясь в сознании другого человека, речь приобретает значение для нас самих. Так и в дальнейшем — из употребления слова мы устанавливаем все более точно его значение, сначала мало осознанное, по тому значению, в каком оно понимается другими. Понимание является одним из конституирующих моментов речи. Возникновение речи вне общества невозможно, речь — социальный продукт; предназначенная для общения, она и возникает в общении. Притом социальная предназначенность речи определяет не только ее генезис; она отражается и на внутреннем, смысловом содержании речи. Две основные функции речи — коммуникативная и сигнификативная, благодаря которым речь является средством общения и формой существования мысли, сознания, формируются одна через другую и функционируют одна в другой. Социальный характер речи как средства общения и ее обозначающий характер неразрывно связаны между собой. В речи в единстве и внутреннем взаимопроникновении представлены общественная природа человека и свойственная ему сознательность.

Всякая реальная конкретная речь или высказывание человека являются определенной специфической деятельностью или действием его, которые исходят из тех или иных мотивов и преследуют определенную цель. В контексте этих мотивов и целей говорящего объективный смысл или значение его высказывания приобретает новый смысл: за объективным содержанием того, что сказал говорящий, выступает то, что он имел в виду, то, что он хотел высказать — дать почувствовать, или понять, то, ради чего он все это сказал. Предметный текст оказывается снабженным более или менее богатым и выразительным подтекстом. Образующийся таким образом личностный контекст определяет смысл речи как высказывания данного человека. Строясь на основе его предметного значения, этот личностный смысл речи может как сходиться, так и расходиться с ним — в зависимости от целей и мотивов говорящего и их отношения к содержанию его речи.

Речь обычно должна разрешить какую-то более или менее осознанную говорящим задачу и являться действием, оказывающим то или иное воздействие на тех, к кому она обращена, хотя иногда речь является фактически в большей или меньшей мере процессом, течение которого непроизвольно определяется не вполне осознанными побуждениями.

Для того чтобы речь стала вполне сознательным действием, необходимо прежде всего, чтобы говорящий четко осознал задачу, которую должна разрешить его речь, т. е. прежде всего ее основную цель.

Однако понимание задачи, которую должна разрешить речь, предполагает не только осознание цели, но и учет условий, в которых эта цель должна быть осуществлена. Эти условия определяются характером предмета, о котором идет речь, и особенностями аудитории, к которой она обращена. Лишь при учете цели и условий в их соотношении человек знает, что и как ему сказать, и может строить свою речь как сознательное действие, способное разрешить задачу, которую поставил себе говорящий.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

общих речевых функций | методики педагогических исследований

Функции речи — это разные способы общения. Различия между речевыми функциями связаны с намерением общения. Другое намерение или цель приводит к использованию другой функции речи. Есть много различных функций речи, но мы рассмотрим шесть из них, перечисленные ниже.

  • Ссылочный
  • Директива
  • Выразительный
  • Фатический
  • Поэтический
  • Металингвистика

Ссылочная

Ссылочная речь предоставляет информацию.Например, человек может поделиться с кем-нибудь временем («Сейчас пять часов»). Ссылочная речь часто может дать информацию на вопрос («который час?»).

Директива

Директивы или команды, которые пытаются заставить кого-то что-то сделать. Примеры включают «повернуть налево» или «сесть». Контекст директивы — это контекст, в котором что-то нужно или должно быть сделано. Таким образом, один человек пытается заставить одного или нескольких других сделать что-то. Даже дети говорят директивы своим родителям («дай мне мяч»).

Выразительный

Выразительная речь передает чувства человека. Например, «Сегодня я счастлив!». Выразительное общение иногда может дать четкое свидетельство того, как кто-то делает.

Фатический

Фатическая речь тесно связана с выразительной речью. Однако главное отличие состоит в том, что фатическая речь сосредоточена на благополучии других, а выразительная речь сосредоточена на чувствах говорящего.

Пример фатической речи: «как дела?».Это явно вопрос, но он сосредоточен на том, как у человека дела. Другая фраза может быть такой: «Надеюсь, ты скоро поправишься». Опять же, акцент делается на благополучии кого-то другого.

Поэтический

Поэтическая речь — это речь в высшей степени эстетическая. Песни и поэзия — это примеры поэтического языка. Примером может служить знаменитый детский стишок «Розы красные, фиалки синие… ..». Поэтическая речь часто также оказывает сильное эмоциональное воздействие.

Металлы

Металингвистическая речь — это общение о языке.Например, весь этот пост в блоге многие сочли бы металингвистическим, потому что я говорю о языке, а не использую язык, как описано в других функциях речи.

Исключения

Категории намного больше, чем представленные. Кроме того, представленные категории не исключают друг друга. Многие фразы можно правильно разделить на множество различных категорий. Например, если кто-то говорит: «Я люблю тебя», вы можете возразить, что это выразительно, поэтично или даже фатично.Чего не хватает, так это контекста, в котором сделано такое заявление.

Заключение

Здесь кратко объяснены способы, которыми мы общались. Понимание того, как люди общаются, поможет другим лучше понять окружающих и улучшить наш стиль общения.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

.

Функции и части человеческого мозга

Здесь мы поговорим о функциях человеческого мозга и их частях. Человеческий мозг — это центральный орган нервной системы, расположенный в голове человека и защищенный черепом.

Он имеет такое же общее строение и анатомию, что и мозг других млекопитающих, но с более развитой корой головного мозга.

Функции мозга человека

Human Brain Functions

У более крупных животных, таких как киты или слоны, мозг больше в абсолютном выражении, но при измерении с использованием коэффициента энцефализации, который компенсирует размер тела, соотношение человеческого мозга почти вдвое больше, чем у дельфина обыкновенного, и в три раза больше, чем у шимпанзе. ,

Большая часть расширения происходит за счет коры головного мозга, особенно лобных долей, которые связаны с исполнительными функциями, такими как рассуждение, планирование, самоконтроль и абстрактное мышление.

Зрительная кора, часть коры головного мозга, отвечающая за зрение, у людей также шире.

Части головного мозга и их характеристики

Модель мозга

Многие физиологические функции мозга включают получение информации от остального тела, ее интерпретацию и управление реакцией организма.Он в высшей степени ответственен за мысли и движения, производимые телом.

Типы стимулов, которые интерпретирует мозг, включают звуки, свет, запахи и боль.

Мозг также участвует в жизненно важных операциях, таких как дыхание, высвобождение гормонов или поддержание артериального давления.

Он позволяет людям успешно взаимодействовать со средой, общаясь с другими и взаимодействуя с неодушевленными объектами.

Мозг состоит из нервных клеток, которые взаимодействуют с остальным телом через спинной мозг и нервную систему.

Кроме того, в мозге есть несколько химических соединений, которые помогают мозгу поддерживать свой гомеостаз.

Поддержание правильного функционирования нервных клеток и баланса химических веществ имеет важное значение для здоровья мозга.

Основные части мозга будут рассмотрены ниже.

Кора головного мозга

Это интегрирующая часть афферентной и эфферентной информации.

Кора почти симметрична и делится на правое и левое полушарие.

Условно ученые разделили его на 4 доли: лобную, теменную, затылочную и височную.

Однако это деление происходит не по фактической структуре коры головного мозга, а по костям черепа, которые ее защищают.

Единственное исключение — лобная и теменная доли разделены центральной бороздой, складкой, где соединяются первичная и моторная соматосенсорная кора.

Различные области коры головного мозга задействованы в различных поведенческих и когнитивных функциях.

Лобная доля

Лобная доля — одна из 4-х долей полушария головного мозга.

Эта доля контролирует различные функции, такие как решение проблем, творческое мышление, суждение, интеллект, внимание, поведение, физические реакции, абстрактное мышление, скоординированные движения, скоординированные мышцы и личность.

Эта доля ориентирована на движение, расчет, ориентацию и определенные типы распознавания.

Если в этой области происходит травма, у вас может быть нетрудоспособность выполнять простые повседневные дела.

Моторная кора : позволяет мозгу контролировать движения тела. Он расположен в верхней средней части мозга.

Сенсорная кора : расположена во фронтальной части теменной доли и получает от спинного мозга информацию о положении нескольких частей тела и о том, как они двигаются. Эта область также может использоваться для передачи информации осязания, включая боль или давление, которые влияют на различные части тела.

Височная доля

Височная доля контролирует зрительную, слуховую память и понимание речи.

Включает области, которые помогают контролировать речь, навыки аудирования, поведение и язык.

Область Вернике — это часть височной доли, которая находится вокруг слуховой коры и формирует и понимает речь.

Затылочная доля

Затылочная доля расположена в задней части головы и контролирует зрение.

Травма в этой области может затруднить чтение.

полосатое тело

Располагается в стенках полушарий головного мозга и в нем находятся центры соотношения и координации, регулирующие ритм движений, мимику при общении.

Лимбическая система

Большая часть гормональных реакций, генерируемых организмом, начинается в этой области.

Это связано с памятью, вниманием, половыми инстинктами, эмоциями (например, удовольствием, страхом и агрессивностью), личностью и поведением.

Лимбическая система включает:

Гипоталамус : включает центры, регулирующие внутренний баланс и гомеостаз организма. Он контролирует настроение, температуру, голод и жажду.

Миндалевидное тело : ответьте на эмоции, страх или воспоминания. Это большая часть конечного мозга.

Гиппокамп : его основные функции — обучение и память, в частности, преобразование кратковременной памяти в долговременную.

Дополнительная информация: Симптомы, причины и лечение мифомании

Таламус

Таламус — это центр реле, который контролирует внимание, через которое афферентные стимулы передаются в сознание.

Ствол головного мозга

Все жизненно важные жизненные функции берут начало в стволе мозга, включая кровяное давление, дыхание и сердцебиение.

У человека эта область содержит продолговатый мозг, средний мозг и выпуклость.

Mesencephalon : проводит моторные импульсы от коры головного мозга к мосту ствол-мозг и проводит сенсорные импульсы от спинного мозга к таламусу.

Спинальная луковица : ее функции включают передачу импульсов от спинного мозга к головному мозгу.Они также регулируют сердечную, дыхательную, желудочно-кишечную и сосудосуживающую функции.

Мозжечок

Мозжечок также известен как «маленький мозг» и считается самой старой частью мозга на эволюционной шкале.

Мозжечок контролирует важные функции организма, такие как осанка, координация или баланс, позволяя людям двигаться правильно.

Основные функции

Функции человеческого мозга

Основная функция мозга — поддерживать жизнь в организме, чтобы он взаимодействовал с окружающей средой.

Все, что человек думает, чувствует и делает, имеет отношение к определенным функциям мозга.

Этими функциями могут быть:

Чувствительный (прием данных)

Информация поступает от стимулов и обрабатывается.

Стимулы внешнего или внутреннего происхождения улавливаются разными рецепторами.

Эти рецепторы трансформируют стимулы, полученные с помощью энергетических сигналов.

Двигатель

Мозг контролирует произвольные и непроизвольные движения.

Моторная кора расположена в лобной доле, перед трещиной Роландо.

Интеграторы

Они относятся к умственной деятельности, такой как внимание, память, обучение или язык.

Большинство пациентов, страдающих каким-либо типом повреждения мозга, теряют определенное поведение или когнитивные способности.

Нервная система и мозг

Понимание взаимоотношений тела и разума — это одновременно философская и научная задача.

Сложно понять, как умственные действия, такие как эмоции и мысли, могут быть реализованы реальными физическими структурами, такими как нейроны или синапсы.

Это то, что позже привело Рене Декарта и большую часть человечества к вере в дуализм: веру в то, что разум существует независимо от тела.

Однако есть существенные доказательства против этого аргумента.

Повреждения головного мозга могут по-разному влиять на сознание, таким образом, мозг и разум взаимосвязаны.

Например, корковая стимуляция, возникающая при эпилепсии, также вызывает появление сложных ощущений, таких как воспоминания, аллюционы и другие когнитивные явления.

Следовательно, большинство нейробиологов склонны быть материалистами; они верят, что разум можно свести к физическому явлению.

Язык

Основными областями мозга, отвечающими за речь, являются область Брока и область Вернике.

Обмен веществ

Магнитно-резонансная томография головного мозга

Мозг потребляет в 10 раз больше энергии, чем следовало бы, учитывая его размер.

По словам ученого Маркуса Рэйчи из Вашингтонского университета, 60-80% энергии, потребляемой мозгом, направляется на поддержание связи между различными нейронами, в то время как остальная энергия используется для реагирования на запросы окружающей среды.

,

PALS1004 Введение в речевую науку

Это некоторые из моих личных моментов (с уклоном в UCL) — позвольте мне высказать ваши предложения по добавлению .

Дата Человек или идея
19 th
Cent.

Александр Эллис (1814–1890) ввел различие между широкой и узкой фонетической транскрипцией. Первый указывает на произношение без мелких деталей, второй — «указывает на произношение любого языка с большой точностью».Он также основывал символы на латинском алфавите, как это делает сегодня IPA.

Генри Свит (1845-1912) представил идею о том, что верность широкой транскрипции может быть основана на лексическом контрасте, который является основой более позднего фонематического принципа. Он также расшифровал «образованную лондонскую речь» своего времени, дав нам первое представление о «Полученном произношении».

Герман фон Гельмгольц (1821–1894) был физиком, который применил идеи акустического резонанса к речевым трактам и слуховым аппаратам.

Томас Эдисон (1847-1931) изобрел звукозапись, которая впервые позволила внимательно слушать и анализировать речь.

Пол Пасси (1859-1940) был одним из основателей и движущей силой Международной фонетической ассоциации. Он опубликовал первый алфавит IPA в 1888 году.

1900–
1929

Дэниел Джонс (1881-1967) основал кафедру фонетики в UCL и возглавлял ее с 1921 по 1947 год. Он известен тем, что впервые использовал термин «фонема» в его нынешнем смысле и изобрел систему основных гласных для характеристики качества гласных.

1930-е годы

Первый Международный конгресс фонетических наук состоялся в 1932 году в Амстердаме.

Между 1928 и 1939 годами в Пражской школе родилась фонология как отдельная область обучения от фонетики. Ключевые фигуры — Николай Трубецкой (1890-1938) и Роман Якобсон (1896-1982).

1940-е

Изобретение звукового спектрографа в Bell Laboratories, 1946 год.

1950-е годы

Изобретение воспроизведения паттернов (разновидность инверсного спектрографа) в лаборатории Хаскинса, 1951 год.Это использовалось для ранних экспериментов с восприятием речи.

Публикация «Предварительных материалов к анализу речи» Р. Якобсона, Г. Фанта и М. Халле, 1953 г. В них представлена ​​идея отличительных черт как способа согласования фонологического анализа с акустико-фонетической формой.

Денис Фрай (1907–1983) и Питер Денес построили одну из самых первых систем автоматического распознавания речи в Калифорнийском университете в 1958 году. Посмотрите видео здесь.

Джон Р. Ферт (1890-1960), работавший в UCL и SOAS, вводит просодическую фонологию как альтернативу моносистемному фонематическому анализу.

1960-е

Ранние рентгеновские снимки речи, собранные в кинорадиографическом отделении исследовательской лаборатории Веннера-Грена в больнице Нортулл, Стокгольм, Швеция, 1962 год.

Первая британская английская речь, синтезированная правилом, Джон Холмс, Игнатиус Маттингли и Джон Ширм, 1964:
Щелкните для воспроизведения звука.

1970-е годы

Гуннар Фант (1919-2009) публикует Акустическая теория речевого образования , новаторскую работу по физике звукоизвлечения речи, 1970.

Разработка электропалатографа (EPG), электронного средства для измерения степени контакта языка и неба, 1972 год.

Разработка магнитно-резонансной томографии (МРТ), которая впервые позволила безопасно неинвазивно получать изображения нашего тела, 1974 год.

Адриан Фурсен, работающий в UCL, описывает ларингограф, неинвазивное средство измерения контакта голосовых связок, 1977.

Грэм Кларк (1935-), работал в Мельбурне, Австралия, возглавил команду, которая разработала первый коммерческий кохлеарный имплант (бионическое ухо), 1978.

1980-е годы

Деннис Клатт (-1988) разрабатывает систему преобразования текста в речь KlattTalk, которая стала основой для продукта DecTalk, 1983:
Щелкните для воспроизведения звука.

Известно, что Стивен Хокинг использовал DECTalk так долго, что теперь его узнают по синтетическому голосу.

Первая автоматическая система диктовки речи, разработанная в IBM Фредом Елинеком, Лалитом Балом и Робертом Мерсером, среди прочих, в 1985 году.

Кай-фу Ли демонстрирует Sphinx, первую систему распознавания непрерывной речи с большим словарем, независимую от говорящего, 1988.

1990-е годы

Разработка электромагнетической артикулографии (ЭМА), средства для отслеживания движения артикуляторов при разговоре в реальном времени с помощью небольших катушек, прикрепленных к языку, челюсти и губам.

Публикация корпуса TIMIT фонетически транскрибируемой речи 630 американских говорящих, 1993 г. Это было использовано в качестве основы для многих исследований в области акустической фонетики.

Джим и Джанет Бейкер запускают систему диктовки Dragon Systems Naturally Speaking , 1997 г.

Расширение использования функциональной МРТ для изучения нейронной основы языковой продукции и восприятия, 1997.

Кен Стивенс (1924-2013) публикует Acoustic Phonetics , самый полный отчет по акустике речи, 1999.

2000-е годы

Открытие FOXP2, первого гена, обладающего специфическими для языка действиями, 2001 г.

Microsoft впервые включила бесплатные приложения для преобразования текста в речь и преобразование речи в текст в Windows Vista, 2006.

2010-е годы

Разработка МРТ в реальном времени, с помощью которой можно визуализировать артикуляторы во время речи, 2010 г.
Посмотрите видео здесь.

Apple представляет систему голосового диалога Siri. Это был первый из многих последующих виртуальных помощников 2011 года.

Достижения в области электрокортикографии (измерения постоянного тока с поверхности мозга) позволяют нам изучать модели нервного возбуждения в мозгу, связанные с речью и слушанием, в режиме реального времени.Недавно было сделано несколько удивительных открытий, которые бросают вызов нашему пониманию того, как мозг говорит и слушает, 2015.

Новые методы машинного обучения, основанные на глубоких нейронных сетях, впервые показывают, что производительность распознавания речи превышает человеческие возможности, 2016 г.

.

Мышление и речь Льва Выготского, Глава 2. Мышление и речь. Проблема речи и мышления в теории Пиаже

Советская психология: Мышление и речь Льва Выготского, Глава 2. Мышление и речь. Проблема речи и мышления в теории Пиаже

Выготского
Мышление и речь


Эта глава представляет собой сокращенный вариант предисловия, написанного Выготским к русскому изданию первых двух книг Пиаже (Госиздат, Москва, 1932).Критика Выготского, основанная на ранних работах Пиаже, вряд ли применима к более поздним формулировкам его теорий — Editor .


I

ПСИХОЛОГИЯ многим обязана Жану Пиаже. Без преувеличения можно сказать, что он произвел революцию в изучении детского языка и мышления. Он разработал клинический метод исследования детских идей, который с тех пор широко используется. Он был первым, кто систематически исследовал детское восприятие и логику; более того, он привнес в свой предмет новый подход, необычайно масштабный и смелый.Вместо того чтобы перечислять недостатки мышления ребенка по сравнению с мышлением взрослых, Пиаже сосредоточился на отличительных характеристиках детской мысли, на том, что у ребенка есть , а не на том, чего ребенку не хватает. Благодаря этому позитивному подходу он продемонстрировал, что разница между мышлением ребенка и взрослого составляет качественных , а не количественных.

Как и многие другие великие открытия, идея Пиаже проста до такой степени, что кажется самоочевидной.В словах Руссо, которые цитировал сам Пиаже, уже было выражено, что ребенок — это не взрослый в миниатюре, а его разум — не разум взрослого в маленьком масштабе. За этой истиной, экспериментально доказанной Пиаже, стоит еще одна простая идея — идея эволюции, которая освещает все исследования Пиаже ярким светом.

Однако при всем своем величии работы Пиаже страдают двойственностью, присущей всем современным работам по психологии, ведущим поиск путей.Этот раскол является сопутствующим кризису, который переживает психология, превращаясь в науку в полном смысле этого слова. Кризис проистекает из резкого противоречия между фактическим материалом науки и ее методологическими и теоретическими предпосылками, которые долгое время были предметом споров между материалистическими и идеалистическими мировоззрениями. В психологии борьба, пожалуй, острее, чем в любой другой дисциплине.

Пока у нас нет общепринятой системы, включающей все доступные психологические знания, любое важное фактическое открытие неизбежно приводит к созданию новой теории, соответствующей вновь наблюдаемым фактам.Фрейд, Леви-Брюль, Блондель — каждый создал свою психологическую систему. Преобладающая двойственность отражается в несоответствии между этими теоретическими структурами с их метафизическими идеалистическими подтекстами и эмпирическими основами, на которых они построены. В современной психологии ежедневно делаются великие открытия, которые затем окутаны специальными теориями, донаучными и полуметафизическими.

Piaget пытается избежать этой роковой двойственности, придерживаясь фактов. Он сознательно избегает обобщения даже в своей собственной области и особенно осторожен, чтобы не переступить через связанные области логики, теории познания или истории философии.Чистый эмпиризм кажется ему единственной надежной опорой. Он пишет, что его книга —

.

— это прежде всего собрание фактов и документов. Связи, объединяющие различные главы, — это те связи, которые один метод может дать различным открытиям — ни в коем случае не систематического изложения [ Язык и мысль у ребенка с. 1].

В самом деле, его сильная сторона — это открытие новых фактов, их тщательный анализ, их классификация — способность, как выражается Клапард, прислушиваться к их сообщениям.Лавина фактов, больших и малых, открывающих новые горизонты или дополняющих предыдущие знания, обрушивается на детскую психологию со страниц Пиаже. Его клинический метод оказывается поистине бесценным инструментом для изучения сложных структурных целостностей детской мысли в ее эволюционных преобразованиях. Это объединяет его разнообразные исследования и дает нам последовательные, подробные, реальные картины детского мышления.

Новые факты и новый метод привели к множеству проблем, некоторые из которых были совершенно новыми для научной психологии, другие предстали в новом свете.Проблемы породили теории, несмотря на решимость Пиаже избегать их, внимательно следя за экспериментальными фактами и пока игнорируя тот факт, что сам выбор экспериментов определяется гипотезами. Но факты всегда исследуются в свете какой-либо теории, и поэтому их нельзя отделить от философии. Это особенно верно в отношении фактов, относящихся к мышлению. Чтобы найти ключ к богатому хранилищу данных Пиаже, мы должны сначала изучить философию, стоящую за его поиском фактов — и за их интерпретацией, которую он представляет только в конце своей второй книги [ Суждение и разум у ребенка ] в резюме его содержания.

Пиаже подходит к этой задаче, ставя вопрос об объективной взаимосвязи всех наблюдаемых им характерных черт детского мышления. Являются ли эти черты случайными и независимыми, или они образуют упорядоченное целое со своей собственной логикой вокруг некоего центрального объединяющего факта? Пиаже считает, что это так. Отвечая на вопрос, он переходит от фактов к теории и, между прочим, показывает, насколько его анализ фактов находился под влиянием теории, хотя в его изложении теория следует за открытиями.

Согласно Пиаже, связующим звеном, объединяющим все специфические характеристики детской логики, является эгоцентризм детского мышления. С этой основной чертой он относит все другие обнаруженные им черты, такие как интеллектуальный реализм, синкретизм и трудности в понимании отношений. Он описывает эгоцентризм как занимающий промежуточное положение генетически, структурно и функционально между аутичным и направленным мышлением.

Идея полярности направленного и ненаправленного мышления заимствована из психоаналитической теории.Piaget говорит:

Направленная мысль сознательна, то есть преследует цели, присутствующие в уме мыслителя. Он умен, т. Е. Адаптирован к реальности и стремится влиять на нее. Он подвержен истине и ошибкам … и его можно передать языком. Аутистическое мышление является подсознательным, то есть цели, которые оно преследует, и проблемы, которые оно ставит перед собой, не присутствуют в сознании. Это — это , не приспособленный к внешней реальности, но создающий для себя реальность воображения или мечты.Он имеет тенденцию не устанавливать истины, а удовлетворять желания и остается строго индивидуальным и непередаваемым как таковым посредством языка, поскольку он действует в первую очередь в образах и должен, чтобы передаваться, прибегать к окольным методам, вызывая с помощью символы и мифы, чувства, которыми они руководствуются [ Язык и мысль у ребенка , стр. 59-60].

Направленная мысль социальна. По мере своего развития на него все больше влияют законы опыта и собственно логики.Аутичное мышление, напротив, индивидуалистично и подчиняется ряду особых законов.

Между этими двумя противоположными способами мышления

существует множество разновидностей по степени их коммуникабельности. Эти промежуточные разновидности должны подчиняться особой логике, также промежуточной между логикой аутизма и логикой интеллекта. Мы предлагаем дать имя эгоцентрической мысли руководителю этих промежуточных форм [ Язык и мысль у ребенка , с.62].

Хотя его основной функцией по-прежнему является удовлетворение личных потребностей, оно уже включает в себя некоторую умственную адаптацию, некоторую ориентацию на реальность, типичную для мышления взрослых. Эгоцентрическое мышление ребенка «стоит на полпути между аутизмом в строгом смысле этого слова и социализированным мышлением» [ Суждение и разум у ребенка , с. 276]. Это основная гипотеза Пиаже.

Важно отметить, что на протяжении всей своей работы Пиаже подчеркивает общие черты эгоцентрического мышления с аутизмом, а не разделяющие их черты.В заключении в конце своей книги он решительно заявляет: «Игра, когда все сказано и сделано, — это высший закон эгоцентрической мысли [ Суждение и разум в ребенке , с. 323]. Та же тенденция особенно ярко выражена в его трактовке синкретизма, хотя он отмечает, что механизм синкретического мышления представляет собой переход от логики сновидений к логике мышления.

Пиаже считает, что эгоцентризм стоит между крайним аутизмом и логикой разума хронологически, а также структурно и функционально.Его концепция развития мышления основана на предпосылке, взятой из психоанализа, что детское мышление изначально и естественно аутично и превращается в реалистическое мышление только под длительным и устойчивым социальным давлением, это, как указывает Пиаже, не обесценивает интеллект ребенка. , «Логическая деятельность — это еще не все, что нужно для интеллекта» [ Суждение и разум в ребенке , стр. 267]. Воображение важно для поиска решений проблем, но оно не заботится о проверке и доказательстве, которые предполагает поиск истины.Потребность в проверке нашей мысли — то есть потребность в логической деятельности — возникает поздно. Этого отставания следовало ожидать, говорит Пиаже, поскольку мысль начинает приносить немедленное удовлетворение гораздо раньше, чем искать истину; Самая спонтанная форма мышления — это игра или выдумки желаемого за действительное, благодаря которым желаемое кажется достижимым. До семи или восьми лет игра доминирует в детской мысли до такой степени, что очень трудно отличить преднамеренное изобретение от фантазии, которую ребенок считает истиной.

Подводя итог, аутизм рассматривается как изначальная, самая ранняя форма мышления; логика появляется относительно поздно; а эгоцентрическое мышление — это генетическая связь между ними.

Эта концепция, хотя Пиаже никогда не представляла ее в последовательной и систематической форме, является краеугольным камнем всей его теоретической конструкции. Правда, он не раз заявляет, что предположение о промежуточном характере детской мысли является гипотетическим, но он также говорит, что эта гипотеза настолько близка к здравому смыслу, что кажется ему немногим более спорным, чем сам факт детского эгоцентризма.Он прослеживает эгоцентризм в характере практической деятельности ребенка и в позднем развитии социальных установок.

Ясно, что с генетической точки зрения нужно начинать с деятельности ребенка, чтобы понять его мысль; и его деятельность, несомненно, эгоцентрична и эгоистична. Социальный инстинкт в четко выраженной форме развивается поздно. Первый критический период в этом отношении наступает в возрасте 7 или 8 лет [ Суждение и разум в ребенке , с.276].

До этого возраста Пиаже был склонен рассматривать эгоцентризм как всепроникающий. Все явления детской логики в их богатейшем разнообразии он считает прямо или косвенно эгоцентрическими. О синкретизме, важном выражении эгоцентризма, он недвусмысленно говорит, что он пронизывает все мышление ребенка как в вербальной, так и в сфере восприятия. После семи или восьми лет, когда социализированное мышление начинает формироваться, эгоцентрические черты не исчезают внезапно. Они исчезают из перцептивных операций ребенка, но остаются кристаллизованными в более абстрактной области чисто вербального мышления.

Его концепция преобладания эгоцентризма в детстве приводит Пиаже к выводу, что эгоцентризм мысли настолько тесно связан с психической природой ребенка, что не поддается опыту. Влияния, которым взрослые подвергают ребенка

не запечатлены на нем, как на фотографической пластинке: они «ассимилируются», то есть деформируются живым существом, подвергшимся им, и внедряются в его собственную субстанцию. Именно эту психологическую субстанцию ​​ребенка или, другими словами, структуру и функционирование, присущие детскому мышлению, мы пытались описать и в какой-то мере объяснить [ Суждение и разум у ребенка , с.338].

Этот отрывок воплощает природу основных предположений Пиаже и подводит нас к общей проблеме социального и биологического единообразия в психическом развитии, к которой мы вернемся в разделе III. Во-первых, давайте исследуем обоснованность концепции детского эгоцентризма Пиаже в свете фактов, на которых она основана.

II

Поскольку концепция детского эгоцентризма Пиаже имеет первостепенное значение в его теории, мы должны выяснить, какие факты побудили его не только принять ее как гипотезу, но и поверить в нее.Затем мы проверим эти факты, сравнив их с результатами наших собственных экспериментов.

Фактическая основа убеждений Пиаже обеспечивается его исследованием использования ребенком языка. Его систематические наблюдения привели его к выводу, что все разговоры детей делятся на две группы: эгоцентрические и социализированные. Разница между ними заключается в основном в их функциях. В эгоцентрической речи ребенок говорит только о себе, не интересуется собеседником, не пытается общаться, не ждет ответов и часто даже не заботится о том, слушает ли его кто-нибудь.Это похоже на монолог в пьесе: ребенок думает вслух, как бы поддерживая беговой аккомпанемент к тому, что он делает. В социализированной речи он пытается обменяться мнениями с другими — он просит, командует, угрожает, передает информацию, задает вопросы.

Эксперименты Пиаже показали, что большая часть разговоров дошкольников эгоцентрична. Он обнаружил, что от 44 до 47 процентов всех записанных разговоров детей на седьмом году жизни были эгоцентрическими по своей природе.По его словам, эту цифру следует значительно увеличить для детей младшего возраста. Дальнейшие исследования шестилетних и семилетних детей показали, что даже социализированная речь в этом возрасте не полностью свободна от эгоцентрического мышления. Кроме того, у ребенка, кроме высказанных мыслей, очень много невысказанных мыслей. Некоторые из них, по мнению Пиаже, остаются невысказанными именно потому, что они эгоцентричны, т. Е. Несовместимы. Чтобы передать их другим, ребенок должен уметь принять их точку зрения.«Можно сказать, что взрослый думает социально, даже когда он один, а ребенок до семи лет думает и говорит эгоцентрически даже в обществе других» [ Language and Thought in the Child , p. 56]. Таким образом, коэффициент эгоцентрического мышления должен быть намного выше коэффициента эгоцентрической речи. Но именно данные о речи, которые можно измерить, представляют собой документальное доказательство, на котором Пиаже основывает свою концепцию детского эгоцентризма. Его объяснения эгоцентрической речи и детского эгоцентризма в целом идентичны.

Во-первых, среди детей младше 7 или 8 лет нет устойчивой социальной жизни; во-вторых, реальный социальный язык ребенка, то есть язык, используемый в основной деятельности детей — игре, — это язык жестов, движений и мимикрии, а также слов [ Язык и мысль в Детский , стр. 56].

Когда в возрасте семи или восьми лет проявляется желание работать с другими, эгоцентрические разговоры утихают.

В своем описании эгоцентрической речи и ее эволюционной судьбы Пиаже подчеркивает, что она не выполняет никакой реально полезной функции в поведении ребенка и что она просто атрофируется по мере приближения ребенка к школьному возрасту.Наши собственные эксперименты предполагают иную концепцию. Мы полагаем, что эгоцентрическая речь в раннем возрасте играет очень определенную и важную роль в деятельности ребенка.

Чтобы определить, что вызывает эгоцентрический разговор, какие обстоятельства его провоцируют, мы организовали занятия детей примерно так же, как это делал Пиаже, но мы добавили ряд разочарований и трудностей. Например, когда ребенок готовился рисовать, он внезапно обнаруживал, что нет бумаги или карандаша нужного ему цвета.Другими словами, препятствуя его свободной деятельности, мы заставили его столкнуться с проблемами.

Мы обнаружили, что в этих сложных ситуациях коэффициент эгоцентрической речи почти удваивается по сравнению с нормальным показателем Пиаже для того же возраста, а также по сравнению с нашим показателем для детей, не сталкивающихся с этими проблемами. Ребенок пытался ухватить и исправить ситуацию, говоря самому себе: «Где карандаш? Мне нужен синий карандаш. Ничего, я рисую красным и смочу водой; он станет темным и станет синим.”

В той же деятельности без препятствий наш коэффициент эгоцентрической речи был даже немного ниже, чем у Пиаже. Таким образом, можно предположить, что нарушение плавного течения активности является важным стимулом для эгоцентрической речи. Это открытие согласуется с двумя предпосылками, на которые сам Пиаже несколько раз ссылается в своей книге. Один из них — это так называемый закон осознания, который гласит, что препятствие или нарушение в автоматической деятельности заставляет актера осознавать эту деятельность.Другая предпосылка состоит в том, что речь является выражением этого процесса осознания.

Наши результаты показывают, что эгоцентрическая речь недолго остается простым аккомпанементом деятельности ребенка. Помимо того, что он является средством выражения и снятия напряжения, он вскоре становится инструментом мысли в собственном смысле слова — в поиске и планировании решения проблемы. Случай, произошедший во время одного из наших экспериментов, дает хорошую иллюстрацию того, каким образом эгоцентрическая речь может изменить ход деятельности: ребенок пяти с половиной лет рисовал трамвай, когда у него сломался острие карандаша.Он все же попытался закончить круг колеса, очень сильно надавив на карандаш, но на бумаге ничего не было видно, кроме глубокой бесцветной линии. Ребенок пробормотал себе под нос: «Он сломан», отложил карандаш, взял вместо этого акварель и начал рисовать сломанный трамвай после аварии, продолжая время от времени разговаривать с самим собой об изменении его изображения. Случайно спровоцированное эгоцентрическое высказывание ребенка так явно повлияло на его деятельность, что его невозможно принять за простой побочный продукт, аккомпанемент, не нарушающий мелодию.Наши эксперименты показали очень сложные изменения во взаимосвязи активности и эгоцентрического разговора. Мы наблюдали, как эгоцентрическая речь сначала знаменовала конечный результат или поворотный момент в деятельности, затем постепенно смещалась к середине и, наконец, к началу деятельности, принимая на себя функцию направления, планирования и поднимая действия ребенка до уровня целенаправленного поведения. То, что здесь происходит, похоже на хорошо известную последовательность развития в именовании рисунков. Маленький ребенок сначала рисует, а потом решает, что он нарисовал; в чуть более старшем возрасте он называет свой рисунок, когда он наполовину готов; и, наконец, он заранее решает, что будет рисовать.

Пересмотренная концепция функции эгоцентрической речи должна также повлиять на наше представление о ее дальнейшей судьбе и должна быть затронута в вопросе ее исчезновения в школьном возрасте. Эксперименты могут дать косвенные доказательства, но не дать окончательного ответа о причинах этого исчезновения. Тем не менее, полученные данные убедительно подтверждают гипотезу о том, что эгоцентрическая речь является переходным этапом в эволюции от вокальной к внутренней речи. В наших экспериментах старшие дети вели себя при столкновении с препятствиями иначе, чем младшие.Часто ребенок молча изучал ситуацию, а затем находил решение. Когда его спросили, о чем он думает, он дал ответы, довольно близкие к мыслям вслух дошкольника. Это могло бы указывать на то, что те же мыслительные операции, которые дошкольник выполняет с помощью эгоцентрической речи, уже у школьника отнесены к беззвучной внутренней речи.

У Пиаже, конечно, нет ничего на этот счет, он считает, что эгоцентрическая речь просто умирает. Развитие внутренней речи ребенка в его исследованиях мало освещается.Но поскольку внутренняя речь и звонкая эгоцентрическая речь выполняют одну и ту же функцию, подразумевается, что если, как утверждает Пиаже, эгоцентрическая речь предшествует социализированной речи, тогда внутренняя речь также должна предшествовать социализированной речи — предположение, несостоятельное с генетической точки зрения.

Внутренняя речь взрослого представляет его «мышление для себя», а не социальную адаптацию; т.е. она выполняет ту же функцию, что и эгоцентрическая речь ребенка. Он также имеет те же структурные характеристики: вне контекста он был бы непонятен другим, потому что в нем не упоминается то, что очевидно для «говорящего».Эти сходства позволяют предположить, что, когда эгоцентрическая речь исчезает из поля зрения, она не просто атрофируется, а «уходит в подполье», то есть превращается во внутреннюю речь. Наше наблюдение о том, что в возрасте, когда происходит это изменение, дети, сталкивающиеся с трудными ситуациями, прибегают то к эгоцентрической речи, то к безмолвной рефлексии, указывает на то, что они могут быть функционально эквивалентными. Согласно нашей гипотезе, процессы внутренней речи развиваются и стабилизируются примерно в начале школьного возраста, и это вызывает наблюдаемое на этом этапе быстрое падение эгоцентрической речи.

Какими бы ограниченными ни были наши открытия, мы считаем, что они помогают увидеть в новой и более широкой перспективе общее направление развития речи и мышления. По мнению Пиаже, эти две функции следуют общему пути — от аутичной к социализированной речи, от субъективных фантазий к логике отношений. В ходе этого изменения влияние взрослых деформируется психическими процессами ребенка, но в конце концов оно побеждает. Развитие мышления для Пиаже — это история постепенной социализации глубоко интимных, личных, аутичных психических состояний.Даже социальная речь представлена ​​как следующая, а не предшествующая эгоцентрическая речь.

Предлагаемая нами гипотеза меняет этот курс. Посмотрим на направление развития мысли в течение одного короткого промежутка времени, от появления эгоцентрической речи до ее исчезновения, в рамках языкового развития в целом.

Мы считаем, что общее развитие происходит следующим образом: основная функция речи как у детей, так и у взрослых — это общение, социальный контакт.Таким образом, самая ранняя речь ребенка по существу социальна. Сначала он глобальный и многофункциональный; позже его функции становятся дифференцированными. В определенном возрасте социальная речь ребенка довольно резко делится на эгоцентрическую и коммуникативную. (Мы предпочитаем использовать термин коммуникативный для формы речи, которую Пиаже называет социализированной , как если бы она была чем-то еще до того, как стала социальной. С нашей точки зрения, две формы, коммуникативная и эгоцентрическая, являются социальными, хотя их функции различаются.) Эгоцентрическая речь возникает, когда ребенок переносит социальные, совместные формы поведения в сферу внутриличностных психических функций. Пиаже хорошо известна склонность ребенка передавать своим внутренним процессам модели поведения, которые раньше были социальными. Он описывает в другом контексте, как ссоры между детьми дают начало логическим размышлениям. Нечто подобное, как мы полагаем, происходит, когда ребенок начинает разговаривать с самим собой, как с другими.Когда обстоятельства заставляют его остановиться и подумать, он, скорее всего, будет думать вслух. Эгоцентрическая речь, отделенная от общей социальной речи, со временем приводит к внутренней речи, которая служит как аутистическому, так и логическому мышлению.

Эгоцентрическая речь как отдельная языковая форма является важнейшим генетическим звеном при переходе от вокальной к внутренней речи, промежуточным этапом между дифференциацией функций голосовой речи и окончательным преобразованием одной части голосовой речи во внутреннюю речь.Именно эта переходная роль эгоцентрической речи придает ей такой большой теоретический интерес. Вся концепция речевого развития глубоко различается в соответствии с интерпретацией роли эгоцентрической речи. Таким образом, наша схема развития сначала социальная, затем эгоцентрическая, а затем внутренняя речь — контрастирует как с традиционной бихевиористской схемой (голосовая речь, шепот, внутренняя речь), так и с последовательностью Пиаже — от невербального аутичного мышления через эгоцентрическое мышление и речь к социализированной речи и логическое мышление.В нашей концепции истинное направление развития мышления — не от индивидуума к социализированному, а от социального к индивиду.

III

В рамках настоящего исследования невозможно оценить все аспекты теории интеллектуального развития Пиаже; наш интерес сосредоточен на его концепции роли эгоцентризма во взаимоотношениях языка и мышления в развитии. Однако мы кратко отметим те из его основных теоретических и методологических предположений, которые мы считаем ошибочными, а также факты, которые он не принимает во внимание при характеристике детского мышления.

Современная психология в целом и детская психология в частности обнаруживают тенденцию сочетать психологические и философские вопросы. Немецкий психолог Ач подытожил эту тенденцию, заметив в конце сеанса: «Но это же экспериментальная философия!» И действительно, многие вопросы в сложной области детского мышления граничат с теорией познания, теоретической логикой и другими разделами философии. Снова и снова Пиаже случайно затрагивает тот или иной из них, но с удивительной последовательностью проверяет себя и останавливается.Тем не менее, несмотря на его явное намерение избегать теоретизирования, ему не удается сохранить свою работу в рамках чистой науки о фактах. Умышленное избегание философии — это философия, которая может вовлечь своих сторонников во многие противоречия. Примером этого является взгляд Пиаже на место причинного объяснения в науке.

Пиаже пытается воздержаться от рассмотрения причин при представлении своих выводов. Поступая таким образом, он опасно приближается к тому, что он называет в ребенке «прекаузальностью», хотя сам он может рассматривать свое воздержание как изощренную «надкаузальную» стадию, на которой концепция причинности переросла.Он предлагает заменить объяснение явлений с точки зрения причин и следствий генетическим анализом с точки зрения временной последовательности и применением математически задуманной формулы функциональной взаимозависимости явлений. В случае двух взаимозависимых явлений, A и B, A можно рассматривать как функцию от B или B как функцию от A. Исследователь оставляет за собой право организовать свое описание данных таким образом, который наилучшим образом соответствует его целям. в то время, хотя он обычно отдает предпочтение более ранним феноменам развития как более объясняющим в генетическом смысле.

Эта подмена причинной интерпретации функционалом лишает концепцию развития какого-либо реального содержания. Несмотря на то, что Пиаже, обсуждая биологические и социальные факторы, признает, что изучающий умственное развитие обязан объяснить связь между ними и не пренебрегать ни тем, ни другим, его решение таково:

Но для начала необходимо выбрать одну из идиом в ущерб другой. Мы выбрали социологическую идиому, но подчеркиваем, что в этом нет ничего исключительного — мы оставляем за собой право вернуться к биологическому объяснению детской мысли и перевести в его термины описание, которое мы здесь пытаемся сделать [ Суждение и разум в Детский , стр.266].

Это действительно делает весь подход Piaget делом чисто произвольного выбора.

В основе теории Пиаже лежит предположение о генетической последовательности двух противоположных форм мышления, которые психоаналитическая теория описывает как служащие принципу удовольствия и принципу реальности. С нашей точки зрения, стремление к удовлетворению потребностей и стремление к адаптации к реальности нельзя рассматривать отдельно и противопоставлять друг другу.По-настоящему удовлетворить потребность можно только через определенную адаптацию к реальности. Более того, не существует такой вещи, как приспособление ради приспособления; оно всегда направлено потребностями. Пиаже по необъяснимым причинам игнорирует эту истину.

Пиаже разделяет с Фрейдом не только несостоятельную концепцию принципа удовольствия, предшествующего принципу реальности, но также и метафизический подход, который поднимает желание удовольствия от его истинного статуса биологически важного вспомогательного фактора до статуса независимой жизненной силы, первичной движущей силы. психического развития.После того, как он отделил потребность и удовольствие от адаптации к реальности, логика вынуждает Пиаже представлять реалистическую мысль как отдельную от конкретных потребностей, интересов и желаний, как «чистую мысль», чьей функцией является поиск истины исключительно ради нее самого.

Аутистическое мышление — изначальная противоположность реалистического мышления в схеме Пиаже — является, по нашему мнению, поздним развитием, результатом реалистического мышления и, как следствие, мышления концепциями, которое ведет к некоторой степени автономии от реальности, таким образом, позволяет удовлетворение в фантазиях потребностей, потерпевших фрустрирование в жизни.Эта концепция аутизма согласуется с концепцией Блейлера. Аутизм — это один из следствий дифференциации и поляризации различных функций мышления.

Наши эксперименты выдвинули на первый план еще один важный момент, на который до сих пор не обращали внимания: роль деятельности ребенка в развитии его мыслительных процессов. Мы видели, что эгоцентрическая речь не прерывается в пустоте, а напрямую связана с практическим взаимодействием ребенка с реальным миром. Мы видели, что он входит как составная часть в процесс рациональной деятельности, так сказать, принимая интеллект от зарождающихся целенаправленных действий ребенка; и что он все больше служит решению проблем и планированию по мере того, как деятельность ребенка становится более сложной.Этот процесс приводится в движение действиями ребенка; объекты, с которыми он имеет дело, означают реальность и формируют его мыслительные процессы.

В свете этих фактов выводы Пиаже требуют разъяснения по двум важным моментам. Во-первых, особенности детской мысли, обсуждаемые Пиаже, такие как синкретизм, не распространяются на такую ​​большую область, как полагает Пиаже. Мы склонны думать (и наши эксперименты подтверждают нас), что ребенок мыслит синкретически в вопросах, о которых он не знает или не имеет опыта, но не прибегает к синкретизму в отношении знакомых вещей или вещей, которые легко доступны для практической проверки — и количество этих вещей зависит от метода обучения.Кроме того, внутри самого синкретизма мы должны ожидать обнаружения некоторых предшественников будущих причинных концепций, о которых сам Пиаже упоминает мимоходом. Сами синкретические схемы, несмотря на их колебания, постепенно ведут ребенка к адаптации; их полезность нельзя недооценивать. Рано или поздно, благодаря строгому отбору, сокращению и взаимной адаптации, они превратятся в превосходные инструменты исследования в тех областях, где могут использоваться гипотезы.

Второй момент, который требует переоценки и ограничения, — это применимость результатов Пиаже к детям в целом.Его эксперименты заставили его поверить в то, что ребенок невосприимчив к опыту. Пиаже проводит аналогию, которую мы находим проясняющей: примитивный человек, по его словам, учится на опыте только в нескольких особых, ограниченных случаях практической деятельности — и он приводит в качестве примеров этих редких случаев сельское хозяйство, охоту и производство вещей.

Но этот эфемерный, частичный контакт с реальностью нисколько не влияет на общую тенденцию его мышления. То же самое в большей степени относится к детям [ Суждение и разум в ребенке , стр.268-269].

Мы бы не назвали земледелие и охоту незначительными контактами с реальностью в случае первобытного человека; они практически все его существование. Точка зрения Пиаже может быть верной для конкретной группы детей, которую он изучал, но она не имеет универсального значения. Он сам говорит нам причину особого качества мышления, которое он наблюдал у своих детей:

Ребенок никогда по-настоящему не соприкасается с вещами, потому что он не работает. Он играет с вещами или принимает их как должное [ Суждение и разум в младенчестве , с.269].

Установленные Пиаже единообразия развития применимы к данной среде в условиях исследования Пиаже. Это не законы природы, они исторически и социально детерминированы. Пиаже уже подвергался критике со стороны Штерна за его неспособность в достаточной мере учесть важность социальной ситуации и среды. Будет ли разговор ребенка более эгоцентрическим или более социальным, зависит не только от его возраста, но и от окружающих условий. Пиаже наблюдал, как дети вместе играют в определенном детском саду, и его коэффициенты действительны только для этой особой детской среды.Когда деятельность детей полностью состоит из игры, она сопровождается обширным монологом. Стерн отмечает, что в немецком детском саду, где групповая активность была выше, коэффициент эгоцентризма был несколько ниже, и что в домашних условиях речь детей в очень раннем возрасте имеет тенденцию быть преимущественно социальной. Если это верно в отношении немецких детей, разница между советскими детьми и детьми Пиаже в женевском детском саду должна быть еще больше. В предисловии к русскому изданию своей книги Пиаже признает, что необходимо сравнивать поведение детей разного социального происхождения, чтобы иметь возможность отличать социальное от индивидуального в их мышлении.По этой причине он приветствует сотрудничество с советскими психологами. Мы также убеждены, что изучение развития мышления у детей из другой социальной среды, особенно у детей, которые, в отличие от детей Пиаже, работают, должно привести к результатам, которые позволят сформулировать законы, имеющие гораздо более широкую сферу применения. ,


,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.