З п рождественский краткая биография: Рожественский Зиновий Петрович

Содержание

Адмирал Рожественский. Виновник Цусимы или жертва обстоятельств?

11 ноября (30 октября по старому стилю) 1848 года, 170 лет назад, родился Зиновий Петрович Рожественский – известный русский флотоводец, вице-адмирал, доблестная служба которого в российском императорском флоте была, однако, поставлена под сомнение после печально знаменитого Цусимского сражения.
До начала русско-японской войны карьера Зиновия Петровича Рожественского складывалась весьма успешно. В 1902 году, 54 лет от роду, контр-адмирал Зиновий Рожественский получил назначение на должность начальника Главного морского штаба. Почему выбор при назначении пал именно на него? К этому времени Зиновий Петрович фактически уже сорок лет служил на флоте – в 1864 году он поступил в Морской кадетский корпус, который закончил в 1868 году, а в 1873 году закончил Михайловскую артиллерийскую академию по специальности «морская артиллерия». Адмирал Рожественский. Виновник Цусимы или жертва обстоятельств?

Молодой офицер-артиллерист командовал ротой в Учебном отряде Балтийского флота, затем работал в составе Комиссии морских артиллерийских опытов, а в 1876 г. принимал участие в подготовке артиллерии Черноморского флота к действиям в случае войны с Османской империей. В июле 1877 г. именно Рожественский заменил погибшего подполковника Чернова в качестве начальника артиллерии на пароходе «Веста». Орудия под командованием Рожественского нанесли серьезнейшие повреждения османскому броненосцу «Фетхи-Буленд», после чего этот корабль был вынужден прекратить сражаться. По итогам боя Рожественский получил чин капитан-лейтенанта и был награжден орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Святого Георгия 4-й степени.

То есть, как мы видим, карьера молодого морского офицера складывалась в то время очень удачно – в 29 лет получить чин капитан-лейтенанта на царском флоте считалось весьма неплохим продвижением. Впрочем, свой чин, как и ордена, Зиновий Рожественский действительно заслужил в одном из ожесточенных морских сражений.

Интересно, что после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг., морской офицер не побоялся выступить в популярной тогда газете «Биржевые ведомости» с разоблачительной статьей «Броненосцы и купцы-крейсера», в которой рассказывал о технической отсталости российского императорского флота. Критикуя флот, офицер не побоялся «разбить в пух и прах» даже подвиг парохода «Веста», к которому он лично был причастен. Рожественский назвал его не иначе как «постыдным бегством», чем смутил читающую публику. Посыл статьи заключался в том, что России пора приступить к строительству броненосцев и отказаться от устаревших практик.

Статья «Броненосцы и купцы-крейсера» вызвала настоящий ажиотаж в морском ведомстве. В конце концов, Морское министерство даже возбудило судебный процесс, а морской министр вице-адмирал Степан Лисовский даже угрожал капитан-лейтенанту Рожественскому всевозможными плохими последствиями за разгромную статью. Но ничего не случилось. Когда была провозглашена независимость Болгарии, Рожественского даже откомандировали в распоряжение болгарского руководства – помогать в создании военно-морского флота новой независимой страны.

Более того, с 1883 по 1885 годы русский офицер Рожественский исполнял обязанности начальника Флотилии и морской части Княжества и командира княжеской болгарской яхты «Александр I». Он же руководил и созданием первых болгарских военно-морских регламентов, при Рожественском были созданы военно-морские музей и библиотека болгарского флота.

Служба в Болгарии еще в большей степени способствовала военно-морской карьере офицера. В 1886-1891 гг. он служил старшим офицером броненосной батареи «Кремль», затем фрегата «Герцог Эдинбургский», командовал клипером «Наездник» и канонерской лодкой «Грозящий». В 1891 г. капитан 1-го ранга Зиновий Рожественский был назначен на очень ответственный пост российского военно-морского атташе в Лондоне. Учитывая, что в то время именно Великобритания заслуженно считалась «королевой морей», в обязанности Рожественского входили контакты по линии военно-морского флота с самой сильной морской державой мира.

Прослужив два года в Лондоне, Рожественский вернулся в Россию, где командовал крейсером «Владимир Мономах», затем – броненосцем «Первенец». В 1898 году 50-летний Рожественский получил звание контр-адмирала и был назначен командиром Учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. Именно руководил спасательными работами по вызволению севшего на камни в районе острова Гогланд броненосца «Генерал-адмирал Апраксин». Три месяца длились спасательные работы, после чего корабль сам смог вернуться на базу в Кронштадт.

В 1902 году контр-адмирал Зиновий Рожественский был назначен начальником Главного морского штаба. На этой должности он приступил к реализации плана по перевооружению и укреплению Тихоокеанского флота. В той политической ситуации это было очень актуально, поскольку соседняя Япония не просто наращивала свою военно-морскую мощь, а уже вполне открыто угрожала России.

Адмирал Рожественский. Виновник Цусимы или жертва обстоятельств?

Однако добиться реализации своих планов Рожественскому не удалось. Но руководство страны сделало определенные выводы и направило его на Тихий океан. В апреле 1904 года контр-адмирал был назначен командиром Второй тихоокеанской эскадры, создаваемой для перехода из балтийских портов в Тихий океан – на помощь Порт-Артуру. В состав эскадры включили 7 броненосцев, 8 крейсеров, 9 миноносцев и вспомогательные суда. В сентябре 1904 года Рожественскому был присвоен чин вице-адмирала.

Еще до начала похода Рожественский был убежден в его неудаче. Это отразилось и на содержании беседы командующего с морским министром генерал-адъютантом Федором Авеланом и великим князем Александром Михайловичем, который впоследствии назвал Рожественского не иначе как человеком «с психологией самоубийцы». Формально главным начальником флота и Морского ведомства России считался великий князь Алексей Александрович – родной дядя Александра Михайловича. С ним последний и попытался вступить в переговоры по поводу будущего похода и личности его командующего, но не нашел поддержки.

В октябре 1904 года Вторая тихоокеанская эскадра вышла в дальний поход. С самого начала поход сопровождали инциденты. Так, 22 октября 1904 года эскадра, шедшая в Северном море, обстреляла собственный крейсер «Аврора» и потопила траулер «Крэйн», принадлежавший Великобритании. Кроме того, были повреждены пять рыболовецких судов, которые моряки эскадры приняли за японские торпедные катера. Но на дальнейшую судьбу похода этот инцидент никакого влияния не оказал.

Командовавший эскадрой Рожественский продолжал считать поход пагубным и во время плавания неоднократно обращался к вышестоящему начальству с рапортом об отставке, с просьбой вернуть эскадру назад – на Балтийское море. Уже затем адмирал корил сам себя в том, что позволил уничтожить «последние ресурсы флота», как он называл Вторую тихоокеанскую эскадру.

Адмирал Рожественский. Виновник Цусимы или жертва обстоятельств? 14 (27) мая 1905 года в проливе между Кореей и Японией Вторая тихоокеанская эскадра встретилась с японским флотом. К этому моменту в состав эскадры входили 8 эскадренных броненосцев и 3 броненосца береговой обороны, 1 броненосный крейсер, 5 крейсеров 1 ранга, 3 крейсера 2 ранга, 1 вспомогательный крейсер, 9 миноносцев, 2 госпитальных судна и 6 вспомогательных судов. Командовал эскадрой вице-адмирал Рожественский, а младшим флагманом был контр-адмирал Николай Иванович Небогатов – ровесник Зиновия Рожественского (на фото), прежде командовавший Учебным отрядом Черноморского флота.

Крейсерским отрядом командовал контр-адмирал Оскар Адольфович Энквист – бывший командир Николаевского порта и градоначальник Николаева. Оскар Энквист был скорее «сухопутным адмиралом» — большую часть службы он провел во флотских экипажах, затем вообще занимался градоуправлением и не выходил в море. Командовать крейсерским отрядом Второй тихоокеанской эскадры его поставили по протекции морского министра вице-адмирала Авелана, которому Энквист доводился родственником.

Японский флот, с которым предстояло вступить в сражение эскадре, состоял из 4 броненосцев 1 класса, 8 броненосных крейсеров, 2 броненосцев 2 класса и 1 броненосца 3 класса, 15 крейсеров, 21 эскадренного миноносца и 44 миноносцев, 21 вспомогательного крейсера, 4 канонерских лодок, 3 авизо и 2 госпитальных судов. Командовал Объединенным флотом Японии адмирал Того Хэйхатиро, а 2-й японский флот находился под командованием вице-адмирала Камимура Хиконодзё.

Уже через двадцать минут после начала боя управление российской эскадрой было потеряно. Сам командующий эскадрой вице-адмирал Рожественский получил тяжелое ранение в голову и потерял способность командовать. Оскар Энквист увел свои крейсера с места сражения, поддавшись на уговоры командовавшего крейсером «Олег» капитана 1 ранга Леонида Добротворского. Миноносец с характерным названием «Бедовый», на котором находился раненый вице-адмирал Рожественский и офицеры штаба, был сдан японцам.

В Цусимском сражении русский флот был полностью разгромлен. Погибли 5045 человек, включая 209 офицеров, 75 кондукторов и 4761 нижних чинов. Еще 172 офицера, 13 кондукторов и 178 нижних чинов получили ранения, а в плен к японцам попали 7282 человека, в том числе и два адмирала российского флота – контр-адмирал Небогатов и сам вице-адмирал Зиновий Рожественский. Такого поражения русский флот не знал давно. Захваченные японцами русские корабли были включены в состав Объединенного японского флота. Что касается пленных, то они содержались в Японии и получили возможность вернуться на родину лишь после подписания Портсмутского мирного договора.

Адмирал Рожественский. Виновник Цусимы или жертва обстоятельств?

Среди вернувшихся пленных были и флотоводцы вице-адмирал Рожественский и контр-адмирал Небогатов. Зиновия Рожественского сразу же восстановили в должности и на службе. Так, 16 января 1906 года в «Полный послужной список» вице-адмирал Зиновий Рожественский был внесен как «начальник Главного морского штаба, генерал-адъютант, вице-адмирал». Там же подчеркивалось, что каких-либо обстоятельств, которые могли бы лишить флотоводца права на получение знака отличия безупречной службы, найдено не было.

Но Зиновий Рожественский, человек сложный и нервный, начал сам настаивать на своем привлечении к суду. В феврале 1906 года он подал в отставку с занимаемой должности. Но и уход с поста начальника Главного морского штаба не прекратил общественную критику в адрес флотоводца, которая становилась все более резкой. В конце концов, Рожественский смог добиться, чтобы его привлекли к суду в качестве обвиняемого и сам настаивал на своей смертной казни. Одновременно он пытался всеми силами оправдать своих подчиненных, особенно младших офицеров и матросов.

Суд, изучив обстоятельства Цусимского сражения, принял решение оправдать вице-адмирала, поскольку Рожественский в самом начале боя получил тяжелое ранение головы и уже не мог осуществлять командование эскадрой. Зато «по полной» пришлось ответить младшему флагману эскадры контр-адмиралу Небогатову. 11 декабря 1906 года Особое присутствие военно-морского суда Кронштадтского порта приговорило бывшего контр-адмирала Небогатова и командиров сдавшихся броненосцев Смирнова, Григорьева и Лишина к смертной казни. Но высочайшим указом смертная казнь всем четверым была заменена заточением в крепость на срок десять лет. Правда, Небогатов по состоянию здоровья был освобожден из заключения через два года.

Что касается вице-адмирала Рожественского, то он очень тяжело переживал Цусимское сражение и судебный процесс. Хотя суд оправдал флотоводца, он, уйдя в отставку, стал вести затворнический образ жизни – практически перестал выходить из своей квартиры, считая, что навсегда опозорен сдачей японцам русского флота. В ночь на Новый 1909 год Зиновий Петрович Рожественский скончался от сердечного приступа. Было ему всего 59 лет.

Сейчас, спустя время, понятно, что вице-адмирал Рожественский действительно не был виновен в Цусимской трагедии. Свою роль в том страшном поражении русской эскадры сыграла и общая неготовность флота Российской империи к войне с Японией, и роковые обстоятельства. К тому же, Рожественский был ранен и вряд ли мог отвечать за последствия сдачи флота японцам. Получилось, что Цусима не просто перечеркнула все прежние жизненные и служебные достижения русского адмирала по обстоятельствам, которые толком от него и не зависели, но и подвела его к столь бесславным и трагичным последним годам жизни и безвременному концу.

Рождественский, Зиновий Петрович — это… Что такое Рождественский, Зиновий Петрович?

Зиновий Петрович Рожественский

Зино́вий Петро́вич Роже́ственский (11 ноября 1848 — 14 января 1909) — российский флотоводец, вице-адмирал (1904), генерал-адъютант (1904).

Родился в семье военного врача.

Биография

В 1864 поступил в Морской кадетский корпус, который закончил в 1868. В 1873 году закончил Петербургскую Михайловскую артиллерийскую академию по специальности морского артиллериста и был выпущен по первому разряду лейтенантом. Некоторое время служил командиром роты Учебного отряда Балтийского флота, участвовал в работе Комиссии морских артиллерийских опытов. Начальник штаба эскадры броненосных кораблей Балтийского флота вице-адмирал Бутаков отзывался о лейтенанте Рожественском следующим образом: «Ужасно нервный человек, а бравый и очень хороший моряк».

В 1876 году участвовал в подготовке артиллерии Черноморского флота к надвигающейся русско-турецкой войне, после чего был назначен начальником артиллерии Черноморского флота. Во время боевых действий неоднократно участвовал в крейсерских рейдах. В июле 1877 года, находясь на пароходе «Веста», принял командование артиллерией взамен убитого капитана второго ранга Чернова и нанес турецкому броненосцу «Фетхи-Буленд» повреждения, заставившие тот выйти из боя. За этот бой Рожественский был произведен в капитан-лейтенанты и награждён орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Святого Георгия 4-й степени.

После окончания войны Рожественский опубликовал в газете «Биржевые ведомости» статью «Броненосцы и купцы-крейсера», где выступил с критикой технической отсталости отечественного флота и призывом переориентироваться на строительство броненосцев. Подвиг «Весты» был назван в статье «постыдным бегством». Статья вызвала всеобщее негодование и привела к возбуждению судебного процесса по делу «Весты». Управляющий Морским министерством адмирал С. С. Лесовский обещал «стереть в порошок» строптивого офицера.

После создания независимой Болгарии был прикомандирован к создававшемуся болгарскому военному флоту и в период 1883—1885 годов исполнял обязанности «начальника Флотилии и морской части Княжества и командира княжеско-болгарской яхты „Александр I“». При нём были созданы первые болгарские военно-морские регламенты, основаны военно-морской музей и библиотека.

В 1886—1891 гг. проходил службу флагманским офицером, старшим офицером, капитаном корабля на Балтийском и Тихоокеанском флотах. Старший офицер броненосной батареи «Кремль» (1887), фрегата «Герцог Эдинбургский». Командир клипера «Наездник» (1890), канонерской лодки «Грозящий» (1891).

В 1891—1893 гг. капитан первого ранга Рожественский был российским военно-морским атташе в Лондоне.

С 1894 года — командир крейсера «Владимир Мономах», входившего в Средиземноморскую эскадру контр-адмирала Степана Осиповича Макарова. Совершил вместе с эскадрой переход на Дальний Восток. Адмирал Макаров отзывался о Рожественском как о надёжном морском командире.

В 1896—1898 гг. — командир броненосца береговой обороны «Первенец».

С 1898 года — контр-адмирал, командир Учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. В 1900 году получил всероссийскую известность благодаря исключительно чёткой организации работ по спасению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», вылетевшего на камни около о. Гогланд. Примечательно, что когда после трёх месяцев работ броненосец своим ходом вернулся в Кронштадт, Рожественский настоял на поощрении и награждении отличившихся в операции офицеров в точном соответствии с представленным им списком.

В марте 1903 года, за десять месяцев до начала русско-японской войны, Рожественский становится вице-адмиралом и получает назначение на должность начальника Главного морского штаба. Он приступил к выполнению плана перевооружения и усиления Тихоокеанского флота, но результатов достичь не удалось. В деятельности Рожественского на этом посту были заметны его предпочтения к тяжёлому броненосному флоту в ущерб другим классам кораблей и упор на генеральное морское сражение как основное средство достижения победы.

В апреле 1904 года Рожественскому поручают подготовку и командование Второй тихоокеанской эскадрой, состоявшей из 7 броненосцев, 8 крейсеров, 9 миноносцев и ряда вспомогательных судов. В задачи эскадры входил переход из Балтики в Тихий океан, помощь осаждённому Порт-Артуру и сражение с японским флотом. В октябре 1904 эскадра вышла в поход и почти через полгода добралась до цели путешествия. За время похода, проходившего в условиях отсутствия надёжных баз снабжения, противодействия британского королевского флота, плохой выучки экипажей — не было потеряно ни одного корабля. Рожественский считал поставленную задачу практически невыполнимой, во время перехода обращался в Петербург с рапортом об отставке и намёками на необходимость вернуть эскадру. Уже после войны он писал: «Будь у меня хоть искра гражданского мужества, я должен был бы кричать на весь мир: берегите эти последние ресурсы флота! Не отсылайте их на истребление! Но у меня не оказалось нужной искры».

14 мая 1905 г. японский флот атаковал эскадру Рожественского в Цусимском проливе (см. Цусимское сражение). В ходе сражения был выведен из строя и потоплен флагманский корабль «Князь Суворов», сам вице-адмирал получил тяжелое ранение в голову. Управление флотом было потеряно. К утру 15 мая Вторая тихоокеанская эскадра перестала существовать. Миноносец «Бедовый», на котором находился раненый Рожественский, сдался в плен. Рожественский, показавший себя отличным флотоводцем оказался совершенно бездарным боевым адмиралом — до и во время сражения им были допущены серьёзные ошибки, приведшие к катастрофическому результату: полному разгрому руководимой им 2-ой Тихоокеанской эскадры и гибели более 5 тыс. российских моряков. Кроме того, факт сдачи российского адмирала в плен — достаточно уникальное явление.

После подписания Портсмутского мира адмирал вернулся в Россию, где подвергся достаточно обоснованной общественной критике. Первоначально Рожественский пытался оправдываться. Затем, в феврале 1906 года, он подал в отставку с поста начальника Главного морского штаба. Но волна критики не утихала, и адмирал настоял на привлечении себя к суду.

На суде Рожественский изо всех сил оправдывал своих подчинённых, в особенности матросов, и просил для себя смертной казни. Однако был оправдан военно-морским судом как человек, получивший в сражении тяжкое ранение.

После окончания процесса жил затворником, практически не выходил из своей квартиры и умер в Петербурге от болезни лёгких в ночь на Новый 1909 год. Погребён на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. Могила не сохранилась.


Внешние ссылки

Wikimedia Foundation.
2010.

Рожественский, Зиновий Петрович — Global wiki. Wargaming.net

Зиновий Петрович Рожественский

Годы жизни 1848 — 1909
Место рождения Санкт-Петербург, Россия

Годы службы 1873 — 1906

Основные события

Вершина карьеры

Начало карьеры

Начальное разностороннее образование Николай Петрович получил на дому и в гимназии. В 1864 году поступает в Морской корпус, а затем в Михайловскую артиллерийскую академию в Петербурге. В 1873 году выпускается с первым разрядом лейтенанта.

Служба на флоте

В 1876 году начинает заниматься подготовкой артиллерии Черноморского флота. Началась русско-турецкая война и Рожественский Зиновий Петрович был назначен начальником артиллерии Черноморского флота. Но во время войны он не сидел на суше, а участвовал в крейсерских рейдах.

В 1877 году погибает подполковник Чернов и Зиновий Петрович берет на себя командование артиллерией на пароходе «Веста». В результате успешных действий награжден орденом Святого Владимира четвертой степени с мечами и бантом, и ордером Святого Георгия четвертой степени.

После образования независимой Болгарии, при помощи России была создана небольшая болгарская флотилия. На должность командующего морскими силами, был приглашен Рожественский. 13 июля 1883 года был подписан приказ о назначении Зиновий Петровича начальником флотилии и морской части Княжества и командиром княжеско-болгарской яхты «Александр I». Он стал одним из основателей болгарского технического общества.

В 1885 году приказом из Санкт-Петербурга, все офицеры были отозваны из Болгарии, в том числе и Рожественский.

В марте 1888 года, Зиновия Петровича назначили старшим офицером полуброненосного фрегата «Герцог Эдинбургский». А в 1890 году, его назначают командиром клипера «Наездник».

За свою карьеру он успел побывать и военно-морским агентом (атташе), с 1891 по 1893 год.

В 1894 году его назначаю командиром крейсера «Владимир Мономах», который входит в состав Средиземноморской эскадры контр-адмирала Степана Осиповича Макарова.

В 1896 году его назначают командиром броненосца береговой охраны «Первенец» на нем он прослужил до 1898 года.

В 1898 году Зиновию Петровичу присваивают звание контр-адмирал.

В 1900 году он проводит успешную операцию по спасению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», который вылетел на камни. После этого случая к нему пришла слава.

Участие в Русско-Японской войне

В 1904 году Рожественскому поручают подготовку и командование Второй тихоокеанской эскадрой и присуждают очередное воинское звание вице-адмирал.

2 октября 1904 года 2-я Тихоокеанская эскадра под командование Зиновия Петровича отправилась на Дальний Восток, чтобы в совместных действиях с Порт-артурской эскадрой переломить ход русско-японской войны.

Рожественский понимал, что поставленная задача практически невыполнима и во время похода обращался с рапортом об отставке и просил об возвращении эскадры.

14 мая 1905 года эскадра Рожественского была атакована японским флотом. Через 20 минут после начала боя, он получает тяжелое ранение в голову.

15 мая миноносец «Бедовый», на котором находился Рожественский, сдался японцам.

23 августа 1905 года был подписан Портсмутский мирный договор, после которого Рожественский смог вернуться в Россию.

Вскоре газеты начали писать, что именно Рожественский полностью виноват в исходе войны. Оп подал в отставку, но критика не утихла, и он настоял на привлечении себя к суду. На суде он оправдывал своих подчиненных и брал всю вину на себя. Был оправдан военно-морским судом как человек, получивший в сражении тяжкое ранение.

Умер в Петербурге от сердечного приступа в ночь на Новый 1909 год. Погребён на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. Могила не сохранилась.

См.Также

Источники

Вице-адмирал З.П. Рожественский

Последнее время личность командующего Второй Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала З.П. Рожественского вызывает большой интерес. В ряде публикаций делается попытка взглянуть по-новому на его действия в Цусимском бою, разрушить сложившиеся за десятилетия стереотипы. В то же время страницы энциклопедий и справочников последних лет издания пестрят традиционными характеристиками адмирала как «одного из главных виновников» разгрома русской эскадры, показавшего полную бездарность в военном деле». Дать объективную оценку действий командующего — задача будущих историков, мы же пытаемся схематично очертить жизненный и боевой путь адмирала, дать его психологический портрет, не прибегая к разбору как его ошибок, так и неосуществившихся по воле судьбы далеко идущих замыслов. Зиновий Петрович Рожественский родился 17 марта 1848 г. С детства он почувствовал влечение к морской службе, и семнадцатилетним юношей поступил в Морские артиллерийские классы, и совершил первое практическое плавание. В 1870 г. по окончании Морского училища его произвели в мичманы, а через три года он закончил курс Артиллерийской академии. Полученные там знания пригодились во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Лейтенант З.П. Рожественский участвовал во многих боевых походах и столкновениях с противником, в частности, в знаменитом бое парохода активной обороны «Веста» с броненосцем «Фетхи-Буленд». Воинская доблесть молодого офицера была отмечена орденами св.Георгия 4-й степени и св. Владимира 4-й степени с мечами; ему присвоили звание капитан-лейтенанта.
К личности вице-адмирала З.П. Рожественского в настоящее время у любителей истории неоднозначное отношение. Несомненно, будучи командующим эскадрой в столь сложных обстоятельствах, он не мог одержать громогласную победу, как это предвещалось ему безвольным Николаем П. Слишком далеко зашло в тупик Морское министерство — эта огромная бюрократическая машина — при попустительстве императора. Тем не менее многое было в силах З.П. Рожественского. Спасти часть боеспособных кораблей, доведя их до Владивостока, являлось вполне разрешимой задачей. Составители сборника не разделяют мнение автора статьи о полной непогрешимости адмирала, якобы так сильно зажатого в тиски обстоятельств. Личность командующего эскадрой как во времена парусного флота, так и во время русско-японской войны была все же одним из весомых факторов победы. Характерен один неизвестный эпизод, относящийся к начальному периоду службы Рожественского (1873 г.), описанный в воспоминаниях адмирала Г. Цывинского. «Однажды, идя на буксире у клипера «Алмаз», в туманное утро мы были выброшены из своих коек от сильного толчка. Выскочив наверх, мы увидели, что на нашем бушприте сидит нанизанный своими передними парусами купеческий бриг, попавший между двумя нашими судами и оборвавший буксир. Оказалось, что бриг штилевал под парусами и почти не двигался с места, но вахтенный начальник на «Алмазе» лейт. З.П. Рожественский, очевидно, прозевал и не дал ему дорогу, надеясь проскочить с буксиром впереди его носа, но у брига был незначительный ход, и он врезался в буксир». Наиболее объективным, на наш взгляд, следует считать мнение исторической комиссии по описанию войны при Морском Генеральном штабе, где сказано: «В действиях Начальника эскадры, как в ведении боя, так и в его, подготовке, трудно найти хотя бы одно правильное решение. Подчиненные ему флагманы действовали вяло и без всякой инициативы. Адмирал Рожественский был человек сильной воли, мужественный и горячо преданный своему делу, умелый организатор снабжения и хозяйственной части, превосходный моряк, но лишенный малейшей тени военного таланта. Поход его эскадры от Петербурга до Тсусимы беспримерен в истории, но в военных операциях он проявил не только отсутствие таланта, но и полное отсутствие военного образования и боевой подготовки — качества, которые он не сумел сообщить и своей эскадре».

«Русско-японская война» 1904-1905 гг. книга седьмая ПГД. 1917 г, с.218. «Тсусимская операция».

С 1890 г. Зиновий Петрович последовательно командовал клиперами (с 1892 г. крейсерами 2 ранга) «Наездник» и «Крейсер», канонерской лодкой «Грозящий», крейсером I ранга «Владимир Мономах», броненосцем береговой обороны «Первенец». Позже его назначили начальником учебно-артиллерийского отряда, а затем артиллерийского отряда Балтийского флота, где ему удалось значительно продвинуть вперед артиллерийское дело в нашем флоте. Это обратило на себя внимание Николая II, и З.П. Рожественского зачислили в царскую свиту. Командуя различными кораблями и соединениями, Зиновий Петрович зарекомендовал себя знатоком морского дела, строгим и требовательным начальником — для него не существовало слово «невозможно».

В 1903 г. контр-адмирала З.П. Рожественского назначили начальником Главного морского штаба с правами товарища (заместителя) управляющего Морским министерством. Он постоянно ратовал за создание крупного броненосного флота и поддерживал идею достижения победы в морской войне путем разгрома противника в генеральном сражении. Начавшаяся война с Японией вызвала энергичную деятельность адмирала по усилению военно-морских сил. Репутация опытного деятельного моряка с железной силой воли во многом повлияла на решение о назначении З.П. Рожественского в апреле 1905 г. командующим Второй эскадрой флота Тихого океана. Готовя ее к походу, адмирал узнал истинную цену этой армады и не тешил себя несбыточными надеждами на победу, но, верный долгу, как подметил близко знавший Рожественского автор знаменитой «Расплаты» капитан II ранга В. Семенов, никому не уступил бы чести быть первым в рядах людей, добровольно идущих к кровавому расчету. Получив известие о гибели в Порт-Артуре Первой эскадры, адмирал решил, что единственный шанс на успех — немедленное движение вперед и прорыв во Владивосток. Однако по воле Петербурга эскадра надолго застряла на Мадагаскаре. На кораблях начались усиленные учения, выходы в море для практической службы и маневрирования. Но каждый снаряд был на вес золота, и скрепя сердцем в одном из приказов адмирал писал: «…надо учиться не покладая рук. Мы не можем тратить много запасов для учебной стрельбы… Если Бог благословит встречей с неприятелем в бою, то надо беречь боевые запасы…»

Вице-адмирал З.П. Рожественский

На палубе крейсера «Светлана». Император Николай II и адмирал З.П. Рожественский во время смотра корабля в Либаве.

Вице-адмирал З.П. Рожественский

Адмирал Того посещает Рожественского в морском госпитале в г. Сасебо.

Присланная из Петербурга директива гласила, что после гибели Первой эскадры на Вторую возлагается задача огромной важности: овладеть морем и отрезать армию противника от Японии; если же эскадра в нынешнем ее составе не может выполнить эту задачу, то ей в помощь будут высланы из Балтики все боеспособные корабли. Рожественский ответил, что с теми силами, которые находятся в его распоряжении, он не имеет надежды овладеть морем, что обещанное подкрепление приведет не к усилению эскадры, а лишь обременит ее и что единственный план, представляющийся ему возможным, — попытаться с лучшими силами прорваться во Владивосток и оттуда действовать на коммуникациях противника. Однако «подкрепление» в виде Третьей эскадры адмирала Небогатова все же было прислано, и, выйдя с такой обузой из бухты Камранг, вице-адмирал З.П. Рожественский лишился самой малой доли какой-либо надежды на успех.

В роковой день 14 мая 1905 г. после выхода из строя флагманского броненосца «Князь Суворов», когда пострадали почти все, находившиеся в боевой рубке, управление перенесли в защищенный пост. Несмотря на то, что Рожественский был ранен в голову, спину и правую руку (не считая ссадин от мелких осколков), он держался довольно бодро. Чтобы лучше наблюдать за ходом боя, адмирал направился в среднюю правую 6-дюймовую башню, но попавший в левую ногу осколок перебил главный нерв, и ступня оказалась парализованной. Командующего внесли в башню, уже поврежденную и не вращавшуюся. Иногда он поднимал голову и задавал вопросы о ходе боя, а потом опять сидел молча и понурившись. Краткие проблески сознания и вспышки энергии, перемежавшиеся с забытьём, озаряли его черное от копоти лицо, покрытое потеками запекшейся крови. Когда к борту искалеченного «Суворова» по собственной инициативе пристал «Буйный», артиллерийский прапорщик Курсель (впоследствии геройски погибший) потребовал передать адмирала на борт миноносца. Командующего с большим трудом, разорвав на нем мундир, вытащили из башни (ее дверь заклинило) и на руках спустили, почти сбросили на миноносец, что вызвало ликование среди оставшихся в живых моряков «Суворова». Однако общее состояние адмирала — упадок сил, забытье, перемежающееся бредом и краткими проблесками сознания, делали его неспособным к руководству уже агонизирующей эскадрой. Передавая командование Небогатову, адмирал непреклонно заявил: «Идти эскадрой! Владивосток! Курс NO 23°!» Но судьба распорядилась иначе: беспомощного адмирала, пересаженного на миноносец «Бедовый» вместе с некоторыми чинами его штаба, захватили на сдавшемся корабле японцы.

В Сасебо Рожественскому сделали операцию, удалив кусок кости, застрявший в пробитом черепе. В начале сентября пленных доставили в Киото и разместили в храме. В беседах с офицерами адмирал часто говорил о необходимости коренной реорганизации морского ведомства и улучшения боевой подготовки личного состава. Он высказал мысль, что война на многое раскрыла глаза, и не использовать доставшийся столь дорогой ценой опыт будет сознательным преступлением.

После заключения мира бывшие военнопленные возвращались на Родину. 3 ноября 1905 г. на пароходе Добровольного флота «Воронеж» Рожественский вышел из Осаки и через десять дней прибыл во Владивосток. Все, кто с ним здесь встречался, исполнились надеждой, что адмирал, во всей полноте переживший крестный путь эскадры от Либавы до Цусимы и чудом спасенный, возродит Российский флот. Даже бывший главнокомандующий вооруженными силами на Дальнем Востоке генерал А.Н. Куропаткин при личной встрече заявил, что «опять на вас вся надежда в том, что приедете, скажете правду, всю правду… если послушают…» На пути в Петербург сотни и тысячи людей на станциях и полустанках восторженно приветствовали адмирала, встречая и провожая громовым «ура» его поезд; пролитая за Отечество кровь и тяжелые раны сделали его в глазах соотечественников мучеником и национальным героем. «Сила не взяла да Бог счастья не дал!» — с горечью отвечал им Рожественский, тронутый таким сердечным приемом простых людей.

Но в столице адмирала ожидал более чем холодный прием. Когда выяснилось, что он собирается камня на камне не оставить от пославших эскадру на гибель чиновников, считавших морское ведомство своей «жалованной вотчиной», против него сложилась мощная коалиция врагов. Они приложили все усилия, чтобы подготовленные Рожественским отчеты о походе и бое не были опубликованы; в то же время газеты изобиловали небылицами о сражении. Противникам адмирала нужно было во что бы то ни стало сохранить в общественном сознании ту картину боя, которую наспех сконструировали кабинетные стратеги по скоропалительным сообщениям западных корреспондентов. С походом эскадры и с именем Рожественского была тесно связана надежда России на победу, и Цусимский разгром отрицательно сказался на репутации адмирала в глазах общественности. Труды многих публицистов ясно показали, что вину за Цусимское поражение невозможно всецело приписывать одному Рожественскому, тем не менее адмирал, чувствовавший себя виноватым, вышел в отставку и просил его судить, чтобы облегчить свои нравственные страдания. Всю вину за цусимскую катастрофу бывший командующий взял на себя, однако суд его оправдал как тяжело раненного в бою.

С 1906 г. адмирал посвятил себя общественной работе в составе «Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования. В частности, именно его следует считать крестным отцом будущего знаменитого «Новика», поскольку Зиновий Петрович открыл «зеленую улицу» финансированию его постройки. Однако отлучение адмирала от активной службы неуклонно подтачивало его душевные и физические силы. Оказалось пророческим предсказание доктора, лечившего в плену адмирала: «Если в Петербурге пустят к делу — оживет… Сдадут в архив — не выдержит». Продолжительное время адмирал болел, а в 1908 г. телеграфные агентства даже ошибочно сообщили о его смерти за границей. Новый 1909 год Зиновий Петрович встретил в кругу своей семьи и друзей. Он жил в доме №8 по Эртелеву переулку (ныне ул.Чехова) и чувствовал себя довольно бодрым. Проводив гостей, адмирал в третьем часу ночи на пороге своей комнаты упал и скончался, сраженный сердечным приступом. Через два дня состоялось отпевание в Адмиралтейском соборе св. Спиридония и погребение на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры; последний долг адмиралу отдали высшие чины Морского министерства.

Личность адмирала З.П. Рожественского, его служба, беспримерный переход на Дальний Восток и Цусимский бой — достояние нашей и мировой истории.

РОЖЕСТВЕНСКИЙ ЗИНОВИЙ ПЕТРОВИЧ — Краткая биографическая энциклопедия — История

РОЖЕСТВЕНСКИЙ ЗИНОВИЙ ПЕТРОВИЧ

Рожественский (Зиновий Петрович) — русский моряк, вице-адмирал. Родился в 1848 году. Участвовал в турецкой войне 1877 — 78 годов. В 1903 — 04 годах исполнял должность начальника главного морского штаба. В 1904 году назначен командующим 2-й эскадрой Тихоокеанского флота, отправлявшейся на Дальний Восток. 2 октября Р. вышел с эскадрой из Либавы. Близ Гулля, на Доггерской мели, 8 октября 1904 года он встретил флотилию английских рыбачьих пароходиков и подверг ее обстрелу (см. Гулльский инцидент, Доп. I, 640). О дальнейшем следовании эскадры см. Японско-Русская война. 14 мая 1905 года в 1 1/2 часа дня начался бой близ острова Цусимы между эскадрой адмирала Р. и эскадрой адмирала Того. Несмотря на некоторый формальный перевес в тоннах, который, впрочем, с избытком перевешивался быстротой хода японских судов и превосходством их артиллерии, русская эскадра в несколько часов была разбита наголову. Броненосец «Князь Суворов», на котором находился Р., через 4 часа после начала боя был потоплен; тяжело раненный в голову и в обе ноги Р. перенесен на миноносец «Буйный», откуда было дано знать, что командование передается контр-адмиралу Небогатову . Миноносец «Буйный» был сильно поврежден в последующем бою; тогда, утром 15 мая, Р. пожелал перейти на миноносец «Бедовый», что и было исполнено. Идя на север к Владивостоку вместе с миноносцем «Грозным», «Бедовый» был настигнут двумя японскими миноносцами и сдался японцам без боя, между тем как «Грозный» вступил в бой и потопил один из японских миноносцев. Вопрос о том, в какой степени виновен Р. в поражении при Цусиме, не может считаться безусловно разрешенным. Служивший под его командой капитан Вл. Семенов (сдавшийся вместе с ним) доказывает, что русская эскадра никуда не годилась; артиллерия на ней была ниже всякой критики, команда, спешно подобранная, не могла сравниться с командой японской; присоединение отряда Небогатова, с еще худшими судами, только ослабило эскадру. Напротив, контр-адмирал Небогатов (см. II Доп., 255) в газетной статье обвиняет Р. в нераспорядительности и в отсутствии плана. В стратегических ошибках обвиняет Р. и капитан Кладо , тоже служивший на его эскадре. В ответном письме («Новое Время», 21 декабря 1905 года) Р. говорит, между прочим, что о дислокации японских сил в Корейском проливе «не знал даже адмирал союзного японцам английского флота, сосредоточивший свои силы у Вей-Хай-Вея в ожидании приказа истребить русский флот, если бы эта конечная цель Англии оказалась не под силу японцам». Эти слова вызвали в Англии взрыв негодования против Р. В русской печати появилось, в 1906 году, несколько статей, выставляющих образ действий Р. в крайне неблагоприятном свете. По возвращении из японского плена, когда зашел вопрос о предании суду виновников поражений, Р. вышел в отставку и сам потребовал суда. 21 — 26 июня 1906 года происходил процесс адмирала Р. и нескольких находившихся под его командой офицеров в кронштадтском военно-морском суде; но они обвинялись не в каких-либо действиях, вызвавших поражение, а только в сдаче миноносца «Бедового». Сам Р. настаивал на том, что хотя он был тяжело ранен и не мог говорить, но находился в полном сознании, когда к нему обратились с вопросом, сдаваться или не сдаваться, и кивком головы вполне сознательно приказал сдаться; за это он признавал себя подлежащим смертной казни. Приговором суда Р. был оправдан. В. В-в.



Краткая биографическая энциклопедия .
2012


Смотрите еще толкования, синонимы, значения слова и что такое РОЖЕСТВЕНСКИЙ ЗИНОВИЙ ПЕТРОВИЧ в русском языке в словарях, энциклопедиях и справочниках:


Офицеры Российской империи. Как служил вице-адмирал З. П. Рожественский? | Биографии

О Зиновии Петровиче можно найти немного информации. Меня очень удивило, что в областной библиотеке вообще нет биографической литературы о нем. Из числа книг, где упоминается Рожественский, хотелось бы выделить две, которые по характеристике личности вице-адмирала противоположны друг другу. И эта противоречивость просто поражает.

В романе «Цусима» А. Новиков-Прибой писал о горячем невыдержанном матерщиннике, которому лучше было не попадаться под руку. Конечно, строгие начальники всегда выставляются подчиненными самодурами. Притом автор был всего лишь баталером на корабле «Орел» (флагманское судно «князь Суворов») и не находился в непосредственном подчинении З. П. Рожественскому.

Абсолютно другим Рожественский предстает перед читателями в трилогии В. Семенова «Расплата». Это человек хоть и вспыльчивый, но справедливый. Владимир Иванович вспоминал, что все участники 2-й Тихоокеанской эскадры надеялись на его профессионализм. Но надежд адмирал не оправдал. Автор был очевидцем той страшной бойни. В те страшные часы он был на борту «Суворова», видел и оценивал действия главнокомандующего, вел подробный дневник. Воспоминания Семенова объективны, он не старается обелить или, наоборот, обвинить во всем Рожественского.

Вице-адмирал З. П. РожественскийВице-адмирал З. П. Рожественский
Фото: ru.wikipedia.org

Зиновий Петрович с юности связал свою судьбу с морем. Вероятно, на его выбор повлияла Крымская война 1853 -1856 гг. Анализируя его морскую карьеру, можно видеть, как быстро он поднимался по служебной лестнице. Существуют мнения о его недобросовестности. Но стоит учесть, что этот человек был, по воспоминаниям В. Семенова, настоящим трудягой. Сам он работал с утра и до поздней ночи, поэтому и подчиненным не давал расслабиться. Впечатляет, что за 36 лет службы в отпуске Зиновий Петрович был всего лишь 4 раза (всего 99 суток).

Конечно, продвижению по службе помогало и умение быть в нужном месте в нужное время. На смотрах он показывал себя так, как бы его желали видеть высокопоставленные лица. Одним из отрицательных качеств Рожественского была скрытность. Во время похода 2-й Тихоокеанской эскадры он практически никого не посвящал в свои планы, не собирал совещаний.

Адмирал подавлял всякую инициативу. Он требовал строгого выполнения приказов. А когда во время сражения на флагманском корабле были разрушены мачты и стало невозможно подавать флажные сигналы, то, по воспоминаниям Семенова, это внесло сумятицу в ряды эскадры. Стоит сказать, что Рожественский в должности главы ГМШ вызвался сам вести эскадру. Он трезво оценил состояние вверенных ему кораблей, изначально знал, что идет на верную смерть.

Карта Цусимского сраженияКарта Цусимского сражения
Фото: ru.wikipedia.org

Интересно, что в пути при погрузке угля Рожественский подключал вольнонаёмных рабочих. Он объяснял это тем, что хотел дать отдохнуть команде за это время. Зиновий Петрович ввел соревнования по погрузке угля. Выигравшему экипажу выдавалась денежная премия. Этот факт впоследствии сыграет с ним злую шутку. Когда настанет решающий момент, возможность уйти незамеченными японцами во Владивосток, окажется, что на одном из кораблей занимались приписками. На борту фактически угля было в разы меньше, чем по докладным бумагам.

Поистине странным было решение Рожественского перекрасить суда в чёрный цвет с желтыми трубами. Как известно, во время боя корректировка стрельбы велась именно по трубам. Поэтому у японцев военные суда были серого цвета, что позволяло им сливаться с поверхностью моря.

По воспоминаниям Семенова, в бою вице-адмирал был собран и невозмутим. Он чётко отдавал приказания. Судьбе было угодно, чтоб через короткое время после начала схватки командующий был тяжело ранен в голову. Но он все ещё следил за сражением, хотя силы его покидали.

Крейсер I ранга «Олег» после Цусимского бояКрейсер I ранга «Олег» после Цусимского боя
Фото: ru.wikipedia.org

Настал момент, когда он стал терять сознание. Тогда вице-адмирал приказал передать командование Н. И. Небогатову, с ним прорываться во Владивосток. Впоследствии именно Небогатов сдал остатки истерзанной эскадры в плен японцам.

После подписания Портсмутского мирного договора Рожественский возвратился в Россию под охраной. На Родине бурлили беспорядки среди военных, опьяненных вседозволенностью после революции 1905 года. Но офицеры, ехавшие вместе с вице-адмиралом по железной дороге, были поражены отношением солдат к Зиновию Петровичу. На станциях его несколько раз просили выйти к солдатам, которые приветствовали вице-адмирала криками «Ура!». В толпе восхищались: «Старик, а воевал, кровь проливал!» Нахождение в поезде Рожественского было своего рода пропуском, т.к. другие составы блокировались из-за стачек.

Наконец Рожественский прибыл в Санкт-Петербург. А там его уже поджидали, чтобы вылить на него ушаты грязи. Дело в том, что Зиновий Петрович пытался донести до общества всю правду о морском сражении через прессу, отправляя туда свои работы. Но все было тщетно. Долгое время источником информации были иностранные издания, которые подавали новости в нужном им свете. Поэтому правды из первых уст никто не желал, чтобы не разрушать уже сложившегося мнения о виновниках поражения. А ведь, по воспоминаниям В. Семенова, участники Цусимского боя надеялись, что именно вице-адмирал Рожественский сможет раскрыть истинные причины гибели эскадры.

Адмирал Рожественский на процессе, 21 июля 1906 г.Адмирал Рожественский на процессе, 21 июля 1906 г.
Фото: ru.wikipedia.org

В 1906 году состоялся суд над участниками похода. В это время Рожественский вышел в отставку. Он настаивал, чтобы и его отправили под суд. Он чувствовал свою вину в случившемся и не мог жить со спокойной совестью. Его прошение было удовлетворено. В итоге осудили адмирала Небогатова и других командиров. А Рожественский был оправдан, т. к. во время сдачи кораблей он был в тяжелом состоянии и не мог командовать эскадрой.

В то время здоровье Зиновия Петровича уже пошатнулось. Давали о себе знать и ранения. 1 января 1909 года после встречи Нового года он упал в своей комнате — сердце вице-адмирала остановилось…

Хотелось бы снова вернуться к В. И. Семенову. В 1909 году он написал мистический рассказ-некролог «Четыре года спустя». В нем говорится, будто бы каждый год в ночь Цусимского боя со дна Японского моря восстают погибшие русские корабли с экипажами. Они пытаются прорваться к берегам Японии, чтобы отомстить за все. Но с первыми лучами солнца мираж исчезает. И вот через четыре года к ним присоединяется адмирал Рожественский (он умер), на которого вся надежда. Он стоит на командирском мостике и мечтает, что настанет день, когда солнце все-таки взойдет над Россией…

Адмирал Зиновий Петрович Рожественский на вкладыше Chocolat dАдмирал Зиновий Петрович Рожественский на вкладыше Chocolat d’Aiugebelle, Франция, 1905 г.
Фото: Источник

Фамилия Рожественский звучит немного странно, поэтому её иногда произносили, добавляя букву Д, что очень возмущало Зиновия Петровича. Читая литературу о Русско-японской войне, я встретила книгу 2000-х гг. издания, в которой автор называет вице-адмирала именно Рождественским. Намеренно он исказил фамилию или по незнанию?

Изучая биографию Зиновия Петровича, невольно задумываешься, только ли трагический след он оставил в истории России? И справедливо ли его практически полное забвение? Неужели этот человек не достоин того, чтобы его биографией интересовались? Почему помнят только о его вине в Цусимской бойне, и не ставят ему в заслугу переход разнотипных, плохо отлаженных кораблей через полмира?

Много ли найдется примеров, чтобы начальник ГМШ лично повел эскадру, тем более что он заранее предвидел поражение? Он мог спокойно отсидеться в тиши кабинета. А может быть, устойчивое негативное мнение о командующем 2-й Тихоокеанской эскадры сложилось благодаря некоторым авторам?

Рожественский Зиновий Петрович



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Зиновий Петрович Рожественский

Кратко:

Рожественский Зиновий Петрович (1848 — 1909,
Петербург) — военно-морской деятель. Род. в семье
военного врача. Дома и в гимназии получил
разностороннее образование. В 1864 поступил в
Морской корпус, затем в Михайловскую
артиллерийскую академию в Петербурге и в 1873 был
выпущен по первому разряду лейтенантом. Работал
в Комиссии морских артиллерийских опытов,
увлекался электротехникой. За отличие в бою во
время рус.-турецкой войны 1877 — 1878 был награжден
орденом св. Георгия 4-й степени. В 1883 — 1885 P. служил
командующим морскими силами Болгарии. Затем
перешел на Балтийский флот. В 1894 стал командиром
крейсера «Владимир Мономах» в составе
Средиземноморской эскадры адмирала С.О. Макарова. В 1898 был произведен в
контр-адмиралы и назначен командующим
учебно-артиллерийским отрядом Балтийского
флота. Имел свой взгляд на подготовку моряков, в
частности считая, что «при сохранении для
Морского училища ныне действующего закона о
приеме только дворянских детей ряды училища не
заполнятся способными людьми». Трудолюбивый,
самостоятельно мыслящий, Рожественский был
нелюбим за неуравновешенность и деспотический
характер. В 1903 был назначен начальником Главного
морского штаба. Был сторонником строительство
крупного броненосного флота в ущерб кораблям,
других классов., надеясь на разгром
потенциального противника в генеральном морском
сражении. В 1904 произведен в вице-адмиралы и
занимался подготовкой 2-й Тихоокеанской эскадры
к походу из Балтийского моря на Дальний Востоке
поддержку 1-й Тихоокеанской эскадры, запертой
японцами в Порт-Артуре. Понимая бессмысленность
этого похода, Рожественский не нашел в себе
мужества отказаться от участия в авантюре, в чем
позднее раскаивался. Личные качества
Рожественского не могли повлиять на исход
Цусимского сражения из-за очевидного
превосходства японского флота. Рожественский,
раненный в этом бою, был оправдан военно-морским
судом. В 1906 уволен в отставку.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П.
Деятели отечественной истории. Биографический
справочник. Москва, 1997 г.


Оправдан как раненый в бою

РОЖЕСТВЕНСКИЙ Зиновий Петрович [30.10(11.11) или 17(29).3.1848 — 1(14).!.
1909], русский вице-адмирал (1904). Окончил Мор. уч-ще (1870) и Михайловскую
арт. академию (1873). Участвовал в рус.-тур. войне 1877—78, затем служил на
Балт. флоте. С 1903 нач-к Гл. мор. штаба. Был сторонником строительства
крупного броненосного флота и поддерживал концепцию разгрома пр-ка в
генеральном мор. сражении. С апр. 1904 команд. 2-й Тихоок. эскадрой,
совершившей в рус.-япон. войну 1904—05 переход из Балтийского м. на Д.
Восток (окт. 1904 — май 1905). При следовании эскадры Р. не организовал
должной боевой подготовки кораблей, разведки сил пр-ка, не имел чёткого
плана действий. В ходе Цусимского мор. сражения 1905 был пассивен и не сумел
организовать боевые действия эскадры, что явилось одной из причин её
разгрома. Раненым взят в плен на миноносце «Бедовый». По возвращении в
Россию предан военно-мор. суду, но оправдан как тяжело раненный в бою. С
1906 в отставке.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в
8-и томах, т. 7


Вице-адмирал

Зиновий Петрович Рожественский 1848-1909. Жестокое
поражение русского флота в Цусимском сражении 1905
г. и имя адмирала Рожественского оказались
навсегда связанными между собой. По мнению
царского двора и всей российской прессы адмирал
стал главным виновником позора Цусимы, разгрома
русского флота в войне с Японией. Но пристальный
взгляд на биографию Рожественского и на
объективные условия его деятельности позволяют
быть к нему, по крайней мере, более
снисходительными. Ведь исход войны редко зависит
от личности одного человека.

Зиновий Петрович происходил из семьи военного
врача, и некому было покровительствовать ему в
военно-морской карьере. Получив образование дома
и в гимназии, он, благодаря своим способностям и
настойчивости, поступил в Морской кадетский
корпус. Учился добросовестно, увлекался
артиллерией, тактикой и историей, отличался
трудолюбием, целеустремленностью,
самостоятельностью поведения, вместе с тем
неровностью характера, повышенным самолюбием. Из
46-ти выпускников корпуса 1868 года Рожественский
по результатам экзаменов был пятым в списке.
Затем он служил вахтенным офицером на Балтийском
флоте и, увлекшись морской артиллерией, решил
поступить в Михайловскую артиллерийскую
академию. Там он одновременно с учебой
участвовал в исследовательских работах и опытах,
в том числе под руководством известного моряка
(будущего адмирала) А.Попова, занимавшегося
выбором и совершенствованием орудий» для
морской артиллерии. Окончив в 1873 г. академию по
первому разряду и со знаком отличия, лейтенант
Рожественский работал в Комитете морских
артиллерийских опытов, в период летней навигации
плавал флаг-офицером на эскадре броненосных
судов Балтийского флота. «Ужасно нервный
человек, а бравый и очень хороший моряк», —
однажды отозвался о нем начальник штаба эскадры
вице-адмирал Г.Бутаков.

В поисках своей судьбы Рожественский не был
таким дерзновенным, как в его годы адмирал
С.Макаров, но он тоже испытывал тягу к новому.
Обладая высочайшей работоспособностью, Зиновий
Петрович помимо службы успевал посещать лекции в
Петербургском институте инженеров путей
сообщения, работал в электродинамической секции
Русского технического общества, издавал
переводы научных статей из иностранных журналов.
Чуждый всяким излишествам и праздности, молодой
офицер бывал мрачноватым, суровым, но под
настроение мог быть веселым и галантным. Не думая
о карьере, в 1875 г. он женился по любви на сироте,
бесприданнице О.Антиповой.

Незадолго до русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг.
Рожественский был командирован на юг, в Николаев,
для оказания помощи в укреплении
артиллерийского вооружения приморских
крепостей и кораблей Черноморского флота. С
началом войны он участвовал в выходах в море. В
июне 1877 г., находясь в составе экипажа парохода
«Веста», принял участие в пятичасовом бою с
турецким броненосцем; возглавив взамен
выбывшего офицера действия кормовой батареи,
первым же снарядом поразил носовую часть
броненосца, после чего тот прекратил погоню.
Считая, что пришла пора броненосных судов,
Рожественский вскоре после войны выступил с
критикой технической отсталости отечественного
флота, упоминая о подвиге «Весты» как о
«постыдном бегстве». Этим он вызвал бурю
негодования вплоть до возбуждения судебного
процесса по делу «Весты». Управляющий
Морским министерством адмирал С.Лесовский
грозился «стереть в порошок» строптивого
офицера.

Два года последующей службы Рожественского
прошли тягостно. Наконец, в 1883 г. ему, несколько
неожиданно, предложили должность командующего
морскими силами дружественной Болгарии. Не имея
навыков управления кораблями, Зиновий Петрович,
однако, не стушевался и вполне проявил себя как
организатор и администратор. Под его
руководством были сформулированы задачи
болгарского флота, приняты планы обороны
болгарского побережья и боевой подготовки флота,
он стал одним из основателей болгарского
технического общества, офицерского собрания,
морского музея и морской библиотеки страны.
Испытывая недостаток в ассигнованиях,
Рожественский добился безвозмездной передачи
Россией Болгарии нескольких судов, различных
боевых средств, что способствовало укреплению
болгарского военного флота.

В 1885 г. капитан 2-го ранга Рожественский
вернулся на родину и был назначен флагманским
артиллеристом в походный штаб командующего
практической эскадрой на Балтийском море. Он
упорно, занимался улучшением артиллерийского
хозяйства, отлично организовывал стрельбы,
освоил должности старшего офицера броненосной
батареи «Кремль», старшего офицера фрегата
«Герцог Эдинбургский», затем командовал
крейсерами. Возглавлял комиссию по приему в
эксплуатацию новинки отечественного флота —
подводной лодки С. Дже-вецкого. Выдвинул проект
создания в Ионическом море летучего отряда
миноносцев и предлагал свои услуги для
осуществления этой идеи.

В 1891 г. Рожественский был произведен в капитаны
1-го ранга и направлен военно-морским
представителем в Великобританию. Там он собирал
и обобщал сведения о развитии английского флота,
его технических особенностях и вооружении. С 1894
г. Зиновий Петрович командовал крейсером
«Владимир Мономах» в составе
средиземноморской эскадры контр-адмирала
Макарова, которая весной следующего года
совершила переход на Дальний Восток в связи с
обострением китайско-японских отношений.
Рожественский помогал Макарову в
административных вопросах, а также в разработке
некоторых идей тактики броненосного флота. В
своем дневнике Макаров отзывался о нем как о
надежном морском командире.

С 1898 г. Рожественский, произведенный в
контр-адмиралы, командовал
учебно-артиллерийским отрядом Балтийского
флота, заслужил уважение и известность блестящей
организацией артиллерийских стрельб. В 1890 г.
большую известность ему принесла деятельность
по спасению броненосца «Генерал-адмирал
Апраксин», потерпевшего аварию у острова
Гогланд. Броненосец наскочил на подводные камни,
был сильно поврежден, к тому же его сковали
зимние льды. Получив назначение руководить
спасательной экспедицией, Рожественский
действовал с присущей ему энергией. К
спасательным работам были привлечены
специалисты, использовался ледокол «Ермак»,
новейшие технические средства, четко была
налажена доставка ремонтных материалов и
продовольствия. Когда после трехмесячных трудов
броненосец был отправлен своим ходом домой,
весть об этом имела большой общественный
резонанс. Контр-адмирал добился того, чтобы все
офицеры, участвовавшие в работах, были поощрены
по справедливости в точном соответствии с его
ходатайством. Спасение от гибели
«Апраксина» способствовало мнению, что
Рожественскому можно поручать любое сложное
дело.

Вернувшись к обязанностям командира
учебно-артиллерийского отряда, Зиновий Петрович
по-прежнему удивлял всех своей энергией,
настойчиво боролся за расширение системы
подготовки артиллерийских кадров для флота,
участвовал в реорганизации Петербургского
морского училища и школы младших специалистов.
Результаты его деятельности, с учетом масштабов
российского флота, были, конечно, скромными, но к
тому времени он явно выделялся на фоне рутинеров,
преобладавших в Морском ведомстве. Поэтому
неслучайным .стало назначение Рожественского в
марте 1903 г., за десять месяцев до начала
русско-японской войны, начальником Главного
морского штаба. Зиновий Петрович приступил к
разработке плана укрепления сил Тихоокеанского
флота и его тыла, но мало что успел сделать.
Выявились и его слабости в стратегических
вопросах: он отдавал безусловный приоритет
крупным броненосным судам в ущерб развитию
других классов кораблей, в военно-морском
искусстве твердо придерживался идеи достижения
победы через генеральное морское сражение. Но в
обстановке приближающейся войны главная беда не
только флота, но и всей России состояла в том, что
по своим социальным и военно-техническим
ресурсам страна была к войне не готова. Слишком
много оказалось упущенным в предшествующие годы.

В конце января 1904 г. война с Японией стала
фактом. В апреле Рожественскому, ставшему
вице-адмиралом, было поручено начать подготовку
к переходу эскадры из Балтийского моря в Тихий
океан. В эскадру были включены 7 броненосцев, 8
крейсеров, 9 миноносцев, вспомогательные суда.
Необходимость похода казалась очевидной:
русская тихоокеанская эскадра стояла запертой в
Порт-Артуре, на суше японцы также теснили русские
войска, и нужны были решительные меры, чтобы
переломить ситуацию. Но замысел похода таил в
себе будущую катастрофу. Собранные в эскадру
экипажи не имели школы океанской закалки, между
тем как предстояло пройти тысячи миль морского
пути в самых различных климатических условиях,
обогнув три континента. На пути перехода эскадра
не имела прочных баз для стоянки и восполнения
сил. Кроме того, ей предстояло с похода начать
боевые действия против поджидавшего ее сильного
противника. Уже после войны Рожественский
признавался: «Будь у меня хоть искра
гражданского мужества, я должен был бы кричать на
весь мир: берегите эти последние ресурсы флота!
Не отсылайте их на истребление..! Но у меня не
оказалось нужной искры».

Вместе с тем у Рожественского хватило мужества
и терпения, чтобы проделать тяжелый и
изнурительный путь с эскадрой из Балтики в
Японское море. Бесконечные вахты, непривычный
тропический климат, работы по ремонту
изнашивающихся кораблей, нехватка снарядов для
учебных стрельб срывали боевую подготовку
экипажей. Моральными ударами для эскадры стали
весть о падении Порт-Артура и затянувшаяся
стоянка на Мадагаскаре. Переход измотал и
Рожественского: в минуты слабости он терял
самообладание, давал волю вспышкам гнева и
грубости. Честный перед своим долгом и
подчиненными, он всеми силами поддерживал на
эскадре порядок, заботился о питании и здоровье
матросов, и те. прощали ему излишне суровую
требовательность. Петербург оставил без
внимания просьбу адмирала освободить его от
должности по болезни, так же, как и его намеки на
необходимость вернуть эскадру домой.

Переход, начатый в октябре 1904 г., через полгода
приблизился к своему завершению. Подойдя к
Японскому морю и дождавшись шедшей сзади эскадры
Н.Небогатикова (1 эскадренный броненосец, 3
броненосца береговой охраны и 1 крейсер),
Рожественский принял решение прорываться через
Цусимский пролив и Японское море к Владивостоку.
Иного выбора у него фактически не было, как не
было и сомнения в том, что японский флот
преградит ему дорогу. Отпечаток безнадежности
лежал на дальнейших действиях флотоводца:
разведку противника он почти не проводил, план
неизбежного сражения продумал плохо. 14 мая 1905 г.
японский флот атаковал эскадру Рожественского в
Цусимском проливе и, имея преимущество в числе
кораблей, их качестве и вооружении, навязал ей
неравный бой. В ходе сражения был выведен из
строя флагманский корабль Рожественского
«Князь Суворов», сам флагман получил тяжелое
ранение в голову, и управление флотом было
потеряно. К утру 15 мая русская эскадра перестала
существовать. Большинство кораблей погибло в
неравном бою, лишь крейсеру «Алмаз»,
миноносцам «Бравый» и «Грозный» удалось
прорваться к Владивостоку; несколько кораблей, в
том числе миноносец «Буйный», на котором
находился раненый Рожественский, были пленены.

Русского адмирала японцы отвезли в свой
госпиталь в Сасебо, где окружили его вниманием и
заботой. После окончания войны Рожественский
вернулся на родину, сначала во Владивосток, затем
в Петербург. Встретив негодование со стороны
подавляющей части прессы, он пытался
оправдываться, но волна критики росла, и в
феврале 1906 г. Зиновий Петрович подал в отставку с
поста начальника Главного морского штаба.

Устав от продолжавшейся в прессе травли, он
настоял на привлечении его к суду, на суде
старался оправдать своих подчиненных, особенно
матросов, попросил для себя смертельного
приговора. Военно-морским судом Рожественский
был оправдан, поскольку получил в сражении
тяжелое ранение. Уволившись, он приучил себя быть
безучастным к критике, избегал общения, редко
выходил из своей квартиры. Летом 1908 г., страдая
болезнью легких, Зиновий Петрович позволил себе
единственный раз в жизни съездить на курорт для
лечения. Умер в ночь под новый 1909 год. Отпевание
состоялось в петербургской церкви святого
Спиридона, на территории адмиралтейства, в
присутствии почетного эскорта из лейб-гвардии
Семеновского полка и гвардейской артиллерийской
бригады.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф.
История государства Российского. Жизнеописания
знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М.
1997 г.


Флотоводец

Рождественский Зиновий Петрович.
Цусимское сражение явилось трагедией как
для России, так и для вице-адмирала З.П.
Рожественского, которому досталась тяжелая
миссия провести армаду кораблей через два
океана к катастрофе.

Зиновий Рожественский родился 30 октября
1848 года в семье врача. После обучения дома и
в гимназии мальчик поступил в Морской
кадетский корпус. Рожественский был одним
из лучших воспитанников и 17 апреля 1868 года
пятым по списку после успешно сданных
экзаменов был произведен в гардемарины.
Ровно после 2 лет плаваний, 17 апреля 1870 года,
молодой моряк стал мичманом. Офицер избрал
себе специализацию морского артиллериста,
поступил в Михайловскую артиллерийскую
академию и 20 мая 1873 года окончил ее “по
первому разряду”. Незадолго до того его
произвели в лейтенанты.

Некоторое время лейтенант служил
командиром роты Учебного отряда Морского
училища, а с 5 июля 1873 года в течение 10 лет
был членом Комиссии морских артиллерийских
опытов. Ходил он и в море. Летом 1875 года
лейтенант состоял флаг-офицером начальника
практической эскадры. Г.И. Бутаков так
охарактеризовал его: “Ужасно нервный
человек, а бравый и очень хороший моряк”. По
его представлению Рожественского 1 января
1876 года наградили орденом Св. Станислава 3-й
степени. Лейтенант находил время для
изучения электротехники, перевода
иностранных статей и даже слушал лекции в
Петербургском институте инженеров путей
сообщения.

В декабре 1876 года Артиллерийское
отделение Морского технического комитета
командировало лейтенанта для осмотра
крепостей юга России и выбора орудий,
пригодных для вооружения судов и плавучих
батарей. Следовало готовиться к войне с
Турцией, имевшей на Черном море сильный
броненосный флот. Благодаря усилиям моряка
весной 1877 года удалось оборудовать шесть
батарейных плотов для обороны подступов к
Одессе, Очакову и Керчи. Избранные им для
стрельбы навесным огнем шестидюймовые
мортиры устанавливали на пароходы.
Командующий Черноморским флотом и портами
оценил усилия Рожественского и назначил
его “заведующим артиллерией на судах и
плавающих батареях Черноморского флота”.
Не раз лейтенант после начала войны выходил
на различных судах в крейсерство. Июльский
поход на пароходе “Веста” внес имя
Рожественского в морскую историю.

23 июля пароход под командованием капитан-лейтенанта
Н.М. Баранова недалеко от Кюстендже (Констанца)
встретил турецкий броненосец “Фетхи-Буленд”
и вступил в бой. Схватка оказалась нелегкой.
После гибели подполковника К.Д. Чернова,
проводившего испытания приборов
управления стрельбой, у прицела встал
Зиновий Рожественский. Считают, что именно
пущенная им бомба удачно попала в
неприятельский корабль и заставила его
выйти из боя. За храбрые и умелые действия
его произвели в капитан-лейтенанты,
наградили орденом Св. Владимира 4-й степени
с мечами и бантом, а затем и орденом Св.
Георгия 4-й степени. Его же направили с
рапортами и “личным объяснением” о
сражении генерал-адмиралу. Из столицы по
его просьбе Рожественского командировали в
Нижнедунайский отряд, но в боевых действиях
он уже не успел принять участия.

Сторонник больших линейных флотов,
Рожественский не постеснялся выступить
против ратовавшего за крейсерскую войну
прежнего командира, Н.М. Баранова. Он
опубликовал в “Биржевых ведомостях”
статью “Броненосцы и купцы-крейсера”, в
которой поставил под сомнение
достоверность описания боя “Весты”. В
последующем это стало причиной для
судебного разбирательства. Пять лет после
скандального дела капитан-лейтенант
работал членом комиссии Морских
артиллерийских опытов, пока ему не
предложили неожиданное назначение.

После образования независимой Болгарии
при помощи России была создана небольшая
болгарская флотилия; ядром личного и
командного ее состава стали русские моряки,
а командующим — капитан-лейтенант А.Е.
Конкевич, который пытался развивать флот.
Однако болгарский князь Александр
Баттенбергский не жаловал русских. Летом 1883
года Конкевича арестовали по
сфабрикованному делу, а Рожественского
назначили “исправляющим должность
начальника Флотилии и морской части
Княжества и командиром княжеско-болгарской
яхты “Александр I”. 1 августа он вступил в
командование. Из-за русско-болгарского
конфликта ему пришлось 5 декабря уволиться
с императорской службы. Опираясь на помощь
России, несмотря на острую нехватку средств,
капитан-лейтенант сделал немало для
пополнения корабельного состава и обучения
экипажей. Он полагал, что флотилия “…на
первое время должна представлять собой
наличие средств для обороны водных границ
страны. Быть рассадником личного состава,
приохоченного к морскому делу,
образованного по разным его отраслям и
способного с течением времени привести в
народе сознание силы взяться за дело
частного судоходства…”. Со временем
Болгария должна была развить отечественную
морскую торговлю и создать флотилию,
способную в военное время помогать
сухопутным войскам. В 1884 году под
руководством Рожественского впервые были
разработаны документы по боевой подготовке
и регламентации службы болгарских моряков.
В кампанию 1885 года учеба развернулась
полным ходом и давала первые плоды. По
инициативе Рожественского были созданы
военно-морской музей и морская библиотека.
Однако после того, как Александр
Баттенбергский высказал намерение
вступить в конфликт с Турцией, 11 октября 1885
года все русские офицеры были отозваны из
Болгарии. Рожественский, передав флотилию
капитану С. Ванкову, вернулся в Россию. За
службу его наградили болгарским орденом Св.
Александра 1-й степени.

Офицер вернулся в Российский флот
капитаном 2-го ранга, ибо чин капитан-лейтенанта
был упразднен. В стране широко развертывали
судостроение, но одновременно сокращали
офицерский состав. В кампанию 1886 года
Рожественский состоял флагманским
артиллерийским офицером походного штаба
Практической эскадры Балтийского моря,
которым командовал вице-адмирал К.П. Пилкин.
Он участвовал в многочисленных учениях и 1
января 1887 года получил благодарность
генерал-адмирала. Затем две кампании (1887-1888)
моряк плавал старшим офицером броненосной
батареи “Кремль”, на которой готовили
артиллеристов для всего флота. В январе 1887
года он направил в Главный морской штаб
записку с предложением послать его на
Средиземное море командиром группы из пяти
миноносцев на случай войны России против
Турции, Англии, Австро-Венгрии или Италии.
Записку оставили без внимания.

1 января 1888 года Рожественскому
пожаловали орден Св. Анны 2-й степени, в
следующем году назначили старшим офицером
броненосного фрегата “Герцог Эдинбургский”,
в 1890 году — старшим офицером клипера “Крейсер”,
на котором он служил в Тихом океане в 1890-1891
годах в эскадре вице-адмирала П.Н. Назимова
и потом вернулся на Балтику. 27 мая 1891 года
Рожественский представил свой корабль
императору на рейде Кронштадта и получил
монаршее благоволение. Остаток кампании он
командовал канонерской лодкой “Грозящий”.

31 октября 1891 года капитана 2-го ранга
назначили морским агентом (атташе) в
Лондоне. В этом качестве ему пришлось
собирать сведения о британском флоте и
судостроении, заказывать и принимать
оборудование для флота, следить за
деятельностью приемщиков и выполнять
множество других обязанностей.

В 1894-1898 годах капитаном 1-го ранга З.П.
Рожественский командовал крейсером “Владимир
Мономах” и броненосцем береговой обороны
“Первенец”, в 1899 году стал начальником
учебно-артиллерийского отряда Балтийского
флота, усовершенствовал подготовку кадров
и методы стрельбы. Энергичного моряка
заметил Николай II. В 1902 году он зачислил его,
уже получившего звание контр-адмирала, в
свою свиту, а в 1903-1904 годах поручил ему
исполнять обязанности начальника Главного
морского штаба. В апреле 1904 года, после
начала войны с Японией, флагмана назначили
командовать 2-й Тихоокеанской эскадрой,
которой предстояло усилить 1-ю эскадру в
Порт-Артуре. Рожественский настаивал на
обязательной отправке эскадры, и осенью та
выступила. Уже после выхода из Либавы
флагмана произвели в вице-адмиралы с
назначением генерал-адъютантом и
утверждением начальником Главного
морского штаба.

В начале похода Рожественский был уверен
в успехе своей миссии, несмотря на
трудности передвижения неподготовленных
кораблей. Но на Мадагаскаре, где собрались
части 2-й Тихоокеанской эскадры, в декабре
стало известно, что Порт-Артур пал. С ним
погибла и эскадра. Рожественский полагал,
что ставшее бессмысленным плавание отменят.
Однако в январе он получил телеграмму. На
эскадру возложили задачу овладеть морем,
обещая подкрепить кораблями и броненосцами
береговой обороны, остававшимися на
Балтике. Рожественский ответил, что с
наличными силами он не в состоянии овладеть
морем, а устаревшие маломореходные суда
только обременят эскадру; вице-адмирал
намеревался прорываться во Владивосток с
наиболее боеспособными силами. Известие о
выходе 3-й Тихоокеанской эскадры контр-адмирала
Н.И. Небогатова так поразило Рожественского,
что он два дня не выходил из каюты и просил
сменить его по болезни адмиралом Чухниным.
Однако ни смены, ни отмены выхода
Небогатова не было. В то же время длительная
стоянка в жарком климате и тяжелый труд
приводили к деморализации команды.
Проведенные учения помогли устранить
некоторые недостатки подготовки эскадры.
Для более серьезных занятий не было
практических (учебных) снарядов, а боевые
следовало беречь.

2 марта Рожественский повел эскадру в море,
решив не дожидаться “подкрепления”. Вице-адмирал
избрал кратчайший путь через Малаккский
пролив. Японцев в пути не встретили, что
ободрило команды. Появилась надежда, что
прорыв удастся. Рожественский намеревался
двигаться в стороне от портов, чтобы
избежать получения иного приказа из России.
Однако недостаток угля на броненосце “Император
Александр III” заставил зайти в бухту
Камрань для погрузки топлива. Эскадра
стояла в бухтах Вьетнама до 1 мая, когда
прибыла эскадра Небогатова и корабли
догрузились углем. Рожественский смог
продолжить движение. Он вновь решил
прорываться кратчайшим путем, через
Цусимский пролив. К этому времени адмирал
Того собрал все силы на его пути.

Вице-адмирал понимал, что при
существующих обстоятельствах бессилен
добиться успеха и впереди ждет поражение.
Он сделал, что мог: отправил в нейтральные
порты лишние транспорты, выслал
вспомогательные крейсеры к берегам Японии
для отвлечения внимания противника,
выдвинул вперед и на фланги крейсера для
разведки. 13 мая Рожественский провел
маневры эскадры, которые показали ее слабую
сплаванность.

Ночь на 14 мая Рожественский провел на
мостике и только к утру заснул, но ненадолго:
появились японские крейсера-разведчики. До
полудня все ограничивалось несколькими
выстрелами по японским крейсерам, которые
вскоре отошли. Но после обеда появились
главные японские силы: 4 броненосца и 6
броненосных крейсеров. Неприятель
располагал заметным превосходством. Против
125 пушек калибром 120-305 мм японцы имели 300 и
могли давать 360 выстрелов в минуту против 139
русских. Преимущество у них было и в
чувствительности взрывателей, и большей
эффективности снарядов, разрушавших
небронированные части кораблей и
вызывавших пожары. Японцы обрушили всю мощь
огня на флагманские корабли. В 14 часов 20
минут вышел из строя, перевернулся и
затонул броненосец “Ослябя”, а через
несколько минут строй оставил пылающий
флагманский корабль “Суворов”. К этому
времени флагман был ранен в голову, спину,
правую ногу, но еще оказался способен
направиться из окруженной пламенем боевой
рубки в одну из башен. По пути он получил
тяжелое ранение в ногу. В башню
Рожественского внесли на руках, и он
фактически потерял возможность руководить
боем. После 17 часов, когда к борту
броненосца приблизился эсминец “Буйный”,
вице-адмирала на него доставили на носилках.
Вскоре Рожественский распорядился принять
командование Небогатову и приказывал идти
во Владивосток. С этого момента он
оставался пассажиром.

Сражение продолжалось. Один за другим
гибли от неприятельского артогня лучшие
броненосцы. Ночью японцы атаковывали
рассеявшиеся корабли эскадры торпедами.
Следующим днем Небогатов, окруженный с
частью эскадры превосходящим противником,
предпочел сдаться, чтобы не брать на себя
ответственность за бессмысленную гибель
сотен моряков. Только несколько судов
прорвались к берегам России или
разоружились в нейтральных портах. Россия
лишилась и Тихоокеанского, и Балтийского
флота.

Рожественского с чинами его штаба
перевели на эсминец “Бедовый”, а вскоре
командир последнего сдал корабль
подошедшим японцам. Для лежавшего в
беспамятстве Рожественского начался плен.
В японском госпитале ему сделали операцию,
после выздоровления поместили с членами
его штаба в Киото, в храм Чидзякуин. Там
пленников встретили известия о заключении
Портсмутского мира и его ратификации. В
ноябре 1905 года Рожественский вернулся во
Владивосток и направился по железной
дороге на Балтику. В России началась
революция 1905 года, эшелоны с
демобилизованными солдатами рвались на
Родину. Но стоило воинам узнать, что среди
пассажиров пострадавший в бою адмирал, и
его приветствовали, как героя. Однако в
Санкт-Петербурге, куда вице-адмирал приехал
с намерением использовать опыт войны для
коренного реформирования морского
ведомства, его встретили враждебно те, кто
не хотел перемен. В частности, так и не были
опубликованы подготовленные Рожественским
и офицерами эскадры донесения. Все было
сделано для того, чтобы доказать
правильность проводимого курса.

Весной 1906 года адмирал и члены его штаба,
сдавшиеся на “Бедовом”, были преданы суду.
В мае 1906 года Рожественского уволили со
службы “по болезни”, летом суд оправдал
его по обвинению в сдаче в плен. Вице-адмирал
принял на себя вину за поражение при Цусиме
и несколько лет (1905-1907) критиковал бывшее
начальство, став кумиром революционеров.
Скончался он от сердечного приступа в канун
1909 года. Похороны флагмана 3 января 1909 года
привлекли немало моряков, в том числе
матросов — участников войны. Многие,
присутствовавшие в адмиралтейской церкви
Св. Спиридония и на кладбище, плакали.

Мнения о З.П. Рожественском разноречивы. С
одной стороны, это грамотный моряк, умная
голова, храбрый человек, кавалер десяти
российских и иностранных орденов и медалей,
который вопреки трудностям благополучно
довел эскадру до Цусимы. С другой стороны,
самодурство, доходившее до оскорбления
подчиненных командиров кораблей и младших
флагманов, судя по впечатлениям и
воспоминаниям участников похода. Очевидно,
жесткий характер вице-адмирала стал еще
более жестким, когда порученная ему задача
оказалась невыполнимой. Чем ближе
становился противник и меньше оставалось
шансов на победу, тем более Рожественским
овладевали приступы фатализма, готовности
умереть, не посрамив чести. Из
безнадежности вытекало и отсутствие
единого, известного подчиненным плана
действий, и замедленная передача
командования. Скорее всего, и другие
флагманы в подобной ситуации вряд ли могли
бы управлять сражением. Во всяком случае, и
личность Рожественского, и его роль в
Цусиме еще не полностью изучены и ждут
своего исследователя.

Использованы материалы сайта http://100top.ru/encyclopedia/ 


Далее читайте:

Война в контексте мировой политики

Русско-японская война
1904 — 1905 годов
(хронологическая
таблица)

Подробная хронология
войны
.

Цусимское
сражение
(подробная хроника сражения и
его анализ)

Цусимское сражение.
Боевые действия 28.05.1905
(карта)

Аннинский Виктор.
«Варяг», крейсер загадочной судьбы. Исторический очерк.
25.05.2010

Записка участника
русско-японской войны капитала 1 ранга А.А.Ливена «Дух и дисциплина нашего
флота»
. 1906 г.

Шестаков Виктор. Русско-японская Полтава.
13.07.2010

Литература:

Зиновий Петрович Рожественский (1848 — 1909):
[Галерея рос. флотоводцев] // Мор. сборник. — 1996. -№
3.-С. 32+цв. портр.

Золотарев В.А., Козлов И.А., Шломин B.C. Трагедия на
Дальнем Востоке: Русско-японская война 1904 — 1905 гг.
// Золотарев В.А., Козлов И.А., Шломин B.C. История
флота государства Российского: В 2 т. Т. 1.-М.: ТЕРРА,
1996. — С. 178- 225.

Доценко В.Д. Морской биографический словарь /
Под ред. И.В. Касатонова. — СПб.: Изд-во «Logos»,
1995. — С. 353.

История русско-японской войны 1904 — 1905 гг. — М.:
Наука, 1977.-383 с.: ил., карт.

Морские сражения русского флота: Воспоминания,
дневники, письма / Сост. В.Г. Оппоков. — М.:
Воениздат, 1994. — С. 510- 547.

Новиков-Прибой А.С. Цусима: В 2 кн.- М.: Мысль, 1984.
Познахирев В. Вина и честь адмирала
Рожественского // Армия. — 1992.-№ 2.-С. 66-72.

Пoзнaxиpeв В. В. Вице-адмирал 3.П.Рожественский //
Вопросы истории. 1993, N 10;

Поход 2-ой Тихоокеанской эскадры. 2 октября 1904 г.
— 14 мая 1905 г. // Морской Атлас. Т. 3:
Воен.-исторический. Ч. 1. — [М.]: Изд-во Гл. Штаба ВМФ,
1959. — С. 696- 703.

Семенов В.И. Расплата // Мор. сборник. -1991.-№ 1-7;-
1992.-№ l-12;-1993.-№ 1-2,4-12.

С эскадрой адмирала Рожественского: Сб. ст. —
СПб.: Облик, 1994. -109 с.: ил.- (Рус. воен.-мор.
зарубежник; Вып. 4).

Шацилло К.Ф. Россия перед первой мировой войной.
Вооруженные силы царизма в 1905 — 1914 гг. М., 1974.

 

Биография Оскара Уайльда

Содержание:

Oscar Wilde portrait

Оскар Уайльд был англо-ирландским драматургом, писателем, поэтом и критиком. Он считается одним из величайших драматургов Викторианской эпохи.

За свою жизнь он написал девять пьес, один роман и множество стихов, рассказов и эссе.

Уайльд был сторонником эстетического движения, которое подчеркивало эстетические ценности больше, чем моральные или социальные темы. Это учение наиболее ясно выражено во фразе «искусство ради искусства».

Помимо литературных достижений, он также известен или, возможно, печально известен своим остроумием, яркостью и любовными связями. Его судили и заключили в тюрьму за гомосексуальные отношения (тогда считавшиеся преступлением) с сыном аристократа.

Имя при рождении: Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайлд
Дата рождения: 16 октября 1854 г.
Место рождения: Дублин, Ирландия
Гражданство: Ирландец

Oscar Wilde at Oxford - age 22 Уайлд в Оксфорде
(апрель 1876 — возраст 22 ) Образовано:

  • Тринити-колледж (Дублин)
  • Колледж Магдалины (Оксфорд)

Отец: Сэр Уильям Уайлд (глазной врач)
Мать: Джейн Франческа Элджи (поэт и журналист)
Братья и сестры: брат Уильям, сестра Изола
Супруг: Констанс Ллойд
Дети: два сына — Кирилл и Вывян

Профессия: Драматург, прозаик, поэт, редактор, критик
Период: Викторианская эпоха (1837–1901)
Литературное направление: Эстетизм

Известные произведения:

  • Картина Дориана Грея (роман)
  • Как важно быть серьезным (игра)
  • Баллада о тюрьме для чтения (стихотворение)

Умер: 30 ноября 1900 (46 лет) в Париже, Франция
Место упокоения: Кладбище Ле Пер-Лашез, Париж, Франция

«Биография вселяет в смерть новый ужас» — Оскар Уайльд

Оскар Уайльд родился в Дублине 16 октября 1854 года в семье сэра Уильяма Уайльда и его жены Джейн.Мать Оскара, леди Джейн Франческа Уайлд (1820-1896), была успешной поэтессой и журналисткой. Она написала патриотические ирландские стихи под псевдонимом Сперанца. Отец Оскара, сэр Уильям Уайльд (1815–1876), был ведущим хирургом-офтальмологом, известным филантропом и одаренным писателем, написавшим книги по археологии и фольклору. У Оскара были старший брат Вилли и младшая сестра Изола Франческа, которые умерли в возрасте 10 лет.

Он получил образование в Королевской школе Портора (1864-71), Тринити-колледже в Дублине (1871-74) и Колледже Магдалины в Оксфорде (1874-78).Во время учебы в Оксфорде он стал участником эстетического движения и стал сторонником «Искусство ради искусства» ( L’art pour l’art ). Находясь в Магдалине, он получил премию Ньюдигейта 1878 года за свою поэму «Равенна».

Oscar Wilde in New York

После окончания учебы он переехал в Челси в Лондоне (1879), чтобы начать литературную карьеру. В 1881 году он опубликовал свой первый сборник стихов — стихотворений , получивший неоднозначные отзывы критиков. Он работал художественным обозревателем (1881 г.), читал лекции в США и Канаде (1882 г.), жил в Париже (1883 г.).Он также читал лекции в Великобритании и Ирландии (1883 — 1884).

29 мая 1884 года Оскар женился на Констанс Ллойд (умерла в 1898 году), дочери богатого королевского советника Горация Ллойда. У них было два сына, Кирилл (1885 г.) и Вивян (1886 г.). Чтобы содержать семью, Оскар устроился редактором журнала «Мир женщин», где он работал с 1887 по 1889 год.

В 1888 году он опубликовал сказки «Счастливый принц» и «Другие сказки», написанные для двух его сыновей. Его первый и единственный роман «Портрет Дориана Грея» был опубликован в 1891 году и получил весьма негативную реакцию.Это было во многом связано с гомоэротическим подтекстом романа, который произвел фурор среди викторианских критиков. В 1891 году Уайльд завязал роман с лордом Альфредом Дугласом по прозвищу «Бози», который стал одновременно любовью его жизни и его падением. Брак Уайльда распался в 1893 году.

Oscar Wilde statue in Dublin Статуя Уайльда, Дублин

Самый большой талант Уайльда был в написании пьес. Его первая успешная пьеса, «Веер леди Уиндермир», была открыта в феврале 1892 года. Он поставил ряд чрезвычайно популярных комедий, в том числе «Бесполезная женщина» (1893), «Идеальный муж» (1895) и «Как важно быть серьезным» (1895).Все эти пьесы были высоко оценены и прочно закрепили за Оскаром как драматурга.

В апреле 1895 года Оскар подал в суд на отца Бози за клевету, поскольку маркиз Куинсберри обвинил его в гомосексуализме. Дело Оскара не увенчалось успехом, и он сам был арестован и предан суду за грубое непристойное поведение. Он был приговорен к двум годам каторжных работ за содомию. Во время пребывания в тюрьме он написал De Profundis, драматический монолог и автобиографию, адресованные Бози.

Освободившись в 1897 году, он написал «Балладу о тюрьме для чтения», в которой выразил беспокойство по поводу бесчеловечных условий содержания в тюрьмах.Он провел остаток жизни в странствиях по Европе, останавливался у друзей и жил в дешевых отелях. Он умер от церебрального менингита 30 ноября 1900 года без гроша в кармане в дешевом парижском отеле.

Grave of Oscar Wilde in France Могила Уайльда во Франции
(покрыта поцелуями губной помады)

1854
Родился в Дублине

1864 — 1871
Посещает Королевскую школу Портора, Эннискиллен

1871 — 1874
Посещает Тринити-колледж, Дублин

1874-1879
Посещает колледж Магдалины, Оксфорд

1878

получает приз Ньюдигейта за Равенну (стихотворение)

1881
Издает свой первый сборник стихов — Стихи

1882
Лекции в США и Канаде.Пишет свою первую пьесу — Вера, или Нигилисты (неудачно)

1883
Лекции в Великобритании и Ирландии. Пишет свою вторую неудачную пьесу, Герцогиня Падуанская

1884
Женится на Констанс Ллойд

1885
У него родился сын Кирилл

1886
Родился его сын Вывян

1887-1889
Редактирует журнал Woman’s World

1888
Публикует «Счастливый принц и другие сказки»

1889–1890
Публикует несколько эссе

1891
Издает два сборника рассказов — «Преступление и другие рассказы лорда Артура Сэвила» и «Гранатовый дом».Издает первый и единственный его роман «Портрет Дориана Грея». Начинает дружбу с лордом Альфредом Дугласом — Бози.

1892
Пишет две пьесы: «Веер леди Уиндермир» (большой успех) и Саломея

1893
Пишет «Неважная женщина»

1894
Пишет «Важность заработка»

9950003
Пишет «Идеальный муж». На пике своего театрального успеха он подает в суд на отца Бози за клевету, что приводит к его собственному аресту за гомосексуальные преступления.Он признан виновным в содомии и приговорен к двум годам каторжных работ.

1897
Находясь в тюрьме, он пишет De Profundis

1898
Пишет свое самое известное стихотворение «Баллада о читающей тюрьме». Его жена Констанс умирает.

1900
Умирает от церебрального менингита в Париже.

Насколько мне известно, все фото в этой галерее находятся в открытом доступе. Их авторские права истекли, что означает, что они могут свободно использоваться и воспроизводиться любым способом без разрешения.

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Young Oscar Wilde

Wilde leaning against a wall

Oscar in New York in 1882

Oscar and Bosie Wilde and Bosie

902
Автор : Грегори Б. Тобин
Последнее обновление : 28 апреля 2019 г.

.

Рождественские рассказы Чарльза Диккенса

Человек с привидениями

Я давно дорожу произведением Диккенса «Рождественский гимн» , читая его вслух с семьей каждый год перед Рождеством. Диккенс любил Рождество, отмечая несколько рождественских праздников изданием новых книг. Рождественский гимн был первым из его пяти рождественских романов (опубликован в 1843 г.), а «Человек с привидениями и сделка с привидением» (1848 г.) был последним. Я никогда не читал ни одной из этих книг, кроме самой известной, но мне всегда было немного любопытно.Ранее в этом году я прочитал огромную биографию

Человек с привидениями

Я давно дорожил книгой Диккенса Рождественская история , читая ее вслух с семьей каждый год перед Рождеством. Диккенс любил Рождество, отмечая несколько рождественских праздников изданием новых книг. Рождественский гимн был первым из его пяти рождественских романов (опубликован в 1843 г.), а «Человек с привидениями и сделка с привидением» (1848 г.) был последним. Я никогда не читал ни одной из этих книг, кроме самой известной, но мне всегда было немного любопытно.Ранее в этом году я прочитал огромную биографию Винсента Ван Гога, из которой я узнал, что Человек с привидениями — одна из любимых историй Винсента, которую он часто читал на Рождество. Поэтому я решил прочитать его в этом году.

Человек с привидениями — интригующая идея. Мы встречаем Редлоу, ученого, который хочет забыть все горе, зло и неприятности, которые он когда-либо знал. Призрак-двойник появляется в его комнате (так же, как Марли появляется Скруджу) и предлагает исполнить ему это желание — с дополнительным предостережением, что он не только забудет свою печаль, зло и проблемы, но и поделится этим же даром. каждому, с кем он контактирует.«У всех мужчин и женщин есть свои печали, и большинство из них — их ошибки; неблагодарность, гнусная ревность и интерес, преследующие все уровни жизни», — размышляет Редлоу, обдумывая сделку. «Кто бы не забыл свои печали и свои ошибки?» (323). Когда он спрашивает призрака, что он потеряет в этой сделке, ему говорят: «Никакого знания; никакого результата учебы; ничего, кроме переплетенной цепи чувств и ассоциаций, каждое из которых, в свою очередь, зависит от изгнанных воспоминаний и питается ими. Те пойдут.«Редлоу может размышлять об этом только в соответствии с его исследованием мира природы:« Но если в моем теле был яд, не должен ли я, обладая противоядием и знаниями, как их использовать, использовать их? Если в моем уме есть яд, и через эту страшную тень я могу изгнать его, разве я не изгоню его? »(324). Он принимает сделку.

Когда он просыпается от этого кошмарного вечера и начинает ходить по По соседству, он обнаруживает, что воздействие на себя и на окружающих совсем не то, что он себе представлял.В этой истории Диккенс исследует цель печали, зла и неприятностей в нашей жизни. Все это ошибка? Разве нам не было бы лучше без них? Редлоу узнает, что именно эти вещи дают нам способность к состраданию, милосердию и прощению. Без пережитых нами печали и даже без ошибок, которые мы совершили, мы злимся и горько. Люди, к которым подходит Красный Коготь, гораздо хуже выходят из схватки, поскольку получают его «дар». Семьи распадаются, общая вежливость и сострадание улетучиваются.Это довольно ужасно.

Сделка с призраком необратима, но Редлоу начинает освобождаться от нее благодаря милосердию и любви другого человека, Милли. Он видит, что естественный закон, который он изучал и которому он учил, — это еще не все, что есть в мире. Привязанность только к науке не приводит нас к такой жизни, какой задумал Бог.

«Я не учусь, а у вас много», — сказала Милли. «Я не привык думать, а ты всегда думаешь. Могу я сказать тебе, почему мне кажется хорошим для нас помнить плохое, что с нами сделали?»
«Да.«
« Чтобы мы могли простить это ». (379)

Это мощная история. Хотя это не такая совершенная история, как « Рождественский гимн », она немного глубже затрагивает те ошибки и обман, которые раскрывает внутри всех нас. Это более неудобно читать (а также еще больше сбивает с толку — в этот первый раз я был немного сбит с толку некоторыми историями Редлоу, которые для большей части книги, кажется, только предполагаются и намекают на то, где я хотел более подробное объяснение). Я понимаю, почему Винсент оценил это, и верю, что вернусь к нему и в будущих Рождествах..

Винсент Ван Гог Биография, жизнь и времена

Год рождения: 1853
Год смерти: 1890
Страна: Нидерланды

Винсент Ван Гог, один из самых известных художников-постимпрессионистов, для которого цвет был главным символом самовыражения, родился в Грот-Зундерт, Голландия, 30 марта 1853 года.

Сын пастора, воспитанный Находясь в религиозной и культурной атмосфере, Винсент был очень эмоциональным, неуверенным в себе и боролся со своей индивидуальностью и направлением.Он считал, что его истинное призвание — проповедовать Евангелие; однако ему потребовались годы, чтобы раскрыть свое призвание как художника. Между 1860 и 1880 годами, когда он, наконец, решил стать художником, Ван Гог уже испытал два неподходящих и несчастливых романа и безуспешно работал клерком в книжном магазине, продавцом произведений искусства и проповедником в Боринаже (унылый шахтерский район. в Бельгии), откуда был уволен за чрезмерное усердие.

Он остался в Бельгии изучать искусство, решив дарить счастье, создавая красоту.Работы его раннего голландского периода — мрачные, резко освещенные жанровые картины, из которых самая известная — «Едоки картофеля» (1885). В том же году Ван Гог отправился в Антверпен, где он открыл для себя работы Рубенса и купил много японских гравюр.

В 1886 году он отправился в Париж, чтобы присоединиться к своему брату Тео, управляющему галереей Гупиля. В Париже Ван Гог учился у Кормона, неизбежно встречался с Писсарро, Моне и Гогеном. Встретив новых художников-импрессионистов, он попытался подражать их технике; он начал осветлять свою очень темную палитру и рисовать короткими мазками в стиле импрессионистов.Не сумев успешно копировать стиль, он разработал собственный, более смелый и нестандартный стиль.

В 1888 году Ван Гог решил отправиться на юг, в Арль, где, как он надеялся, его друзья присоединятся к нему и помогут основать художественную школу. В «Желтом доме» Ван Гог надеялся, что художники-единомышленники смогут творить вместе. Гоген действительно присоединился к нему, но с плачевными результатами. Нервный темперамент Ван Гога делал его трудным собеседником, а ночные дискуссии в сочетании с рисованием в течение всего дня подорвали его здоровье. Ближе к концу 1888 года в результате инцидента Гоген в конечном итоге покинул Арль.Ван Гог преследовал его с открытой бритвой, был остановлен Гогеном, но закончил тем, что отрезал часть своей мочки уха. Затем Ван Гог начал чередовать приступы безумия и осознанности, и его отправили в лечебницу в Сен-Реми для лечения.

В мае 1890 года, после нескольких лет в приюте, он выглядел намного лучше и переехал жить в Овер-сюр-Уаз под бдительным присмотром доктора Гаше. Два месяца спустя он скончался от огнестрельного ранения, которое, как полагают, было нанесено самому себе, «на благо всех».«За свою короткую карьеру он не добился большого успеха, он продал только одну картину, жил в бедности, недоедал и работал с перегрузкой. Деньги, которые он имел, были предоставлены его братом Тео и были использованы в основном для художественных принадлежностей, кофе и сигарет.

Лучшие работы Ван Гога были созданы менее чем за три года в технике, которая становилась все более страстной в мазках кистью, в символических и насыщенных цветах, в поверхностном натяжении, а также в движении и вибрации формы и линии. неповторимое слияние формы и содержания мощно; драматично, лирически ритмично, образно и эмоционально, потому что художник был полностью поглощен попыткой объяснить либо свою борьбу с безумием, либо свое понимание духовной сущности человека и природы.

Несмотря на отсутствие успеха при жизни, наследие Ван Гога живет тем, что оказало долгосрочное влияние на мир искусства. Ван Гог сейчас считается одним из самых влиятельных художников, который помог заложить основы современного искусства.

.

Оскар Уайльд | Биография, книги и факты

Оскар Уайльд , полностью Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайлд , (родился 16 октября 1854 года, Дублин, Ирландия — умер 30 ноября 1900 года, Париж, Франция), ирландское остроумие, поэт и драматург, чья репутация основана на его единственном романе Изображение Дориана Грея (1891) и на его комических шедеврах Веер леди Уиндермир (1892) и Важность быть серьезным (1895). Он был представителем эстетического движения конца XIX века в Англии, которое пропагандировало искусство ради искусства, и он был объектом знаменитых гражданских и уголовных исков, связанных с гомосексуализмом и закончившихся его тюремным заключением (1895–97).

Популярные вопросы

Чем известен Оскар Уайльд?

Как прославился Оскар Уайльд?

Оскар Уайльд происходил из известной семьи. Во время учебы в Оксфорде в 1870-х годах он получил признание как ученый, позер, остроумие и поэт, а также за свою преданность эстетическому движению, согласно которому искусство должно существовать только ради его красоты. Позже Уайльд утвердился в социальных и художественных кругах Лондона.

Как умер Оскар Уайльд?

После освобождения из тюрьмы в 1897 году Оскар Уайльд жил во Франции в стесненных обстоятельствах.В 1900 году в возрасте 46 лет он умер от менингита после острой ушной инфекции.

Уайльд родился в семье профессионалов и литераторов. Его отец, сэр Уильям Уайльд, был ведущим хирургом-офтальмологом Ирландии, который также опубликовал книги по археологии, фольклору и сатирику Джонатану Свифту. Его мать, писавшая под именем Сперанца, была поэтом-революционером и авторитетом в области кельтских мифов и фольклора.

После посещения Королевской школы Портора, Эннискиллен (1864–1871 гг.), Уайльд поочередно поступил в Тринити-колледж в Дублине (1871–74 гг.) И Колледж Магдалины в Оксфорде (1874–78 гг.), Где ему была присвоена ученая степень. почести.За эти четыре года он проявил себя не только как ученый-классик, позер и остроумие, но и как поэт, получив желанную премию Ньюдигейта в 1878 году за длинное стихотворение Равенна. Он был глубоко впечатлен учением английских писателей Джона Рескина и Уолтера Патера о центральном значении искусства в жизни и, в частности, акцентом последнего на эстетической напряженности, с которой следует проживать жизнь. Как и многие представители его поколения, Уайльд был полон решимости последовать призыву Патера «всегда гореть твердым пламенем, похожим на драгоценный камень.Но Уайльд также любил воздействовать на эстетическую позу; это, в сочетании с комнатами в Оксфорде, украшенными предметами искусства, привело к его знаменитому замечанию: «О, если бы я мог соответствовать своему синему фарфору!»

В начале 1880-х, когда эстетизм был яростью и отчаянием литературного Лондона, Уайльд зарекомендовал себя в социальных и художественных кругах благодаря своему остроумию и яркости. Вскоре журнал Punch превратил его в сатирический объект своего антагонизма по отношению к эстетам за то, что считалось их немужской преданностью искусству.А в своей комической опере « Терпение», «» Гилберт и Салливан частично взяли за основу образ Банторна, «плотского поэта», Уайльда. Желая укрепить ассоциацию, Уайльд опубликовал за свой счет стихотворений (1881), в которых слишком точно отражалось его ученичество поэтам Алджернону Суинберну, Данте Габриэлю Россетти и Джону Китсу. Стремясь к дальнейшему признанию, Уайльд согласился читать лекции в Соединенных Штатах и ​​Канаде в 1882 году, объявив по прибытии на таможню в Нью-Йорке, что ему «нечего заявлять, кроме своего гения.«Несмотря на широко распространенную враждебность в прессе к его томным позам и эстетическому костюму из бархатного пиджака, бриджей до колен и черных шелковых чулок, Уайльд в течение 12 месяцев призывал американцев любить красоту и искусство; затем он вернулся в Великобританию, чтобы прочесть лекцию о своих впечатлениях от Америки.

Оскар Уайльд Оскар Уайльд, 1882. Предоставлено Мемориальной библиотекой Уильяма Эндрюса Калифорнийского университета, Лос-Анджелес
Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний.Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

В 1884 году Уайльд женился на Констанции Ллойд, дочери известного ирландского адвоката; двое детей, Сирил и Вивиан, родились в 1885 и 1886 годах. Тем временем Уайлд был рецензентом Pall Mall Gazette , а затем стал редактором Woman’s World (1887–89). В течение этого периода ученичества как писателя он опубликовал «Счастливый принц и другие сказки» (1888 г.), в которых раскрывается его дар романтической аллегории в форме сказки.

В последнее десятилетие своей жизни Уайльд написал и опубликовал почти все свои основные работы. В своем единственном романе The Picture of Dorian Gray (опубликованном в журнале Lippincott’s Magazine, 1890 и в форме книги, исправленной и расширенной на шесть глав, 1891) Уайльд соединил сверхъестественные элементы готического романа с невыразимыми грехами. французской декадентской фантастики. Критики заявляли о безнравственности, несмотря на самоуничтожение Дориана; Уайльд, однако, настаивал на аморальной природе искусства независимо от очевидной моральной концовки. Intentions (1891), состоящий из ранее опубликованных эссе, подтвердил его эстетическое отношение к искусству, позаимствовав идеи у французских поэтов Теофиля Готье и Шарля Бодлера и американского художника Джеймса Макнилла Уистлера. В том же году вышли два тома рассказов и сказок, свидетельствующие о его необычайной творческой изобретательности: «Преступление лорда Артура Сэвила» и «Другие рассказы» и «Гранатовый дом».

Но самым большим успехом Уайльда были его светские комедии.В рамках условностей французской «хорошо сделанной пьесы» (с ее социальными интригами и искусственными средствами разрешения конфликтов) он использовал свое парадоксальное, эпиграмматическое остроумие для создания новой для английского театра XIX века формы комедии. Его первый успех, «Веер леди Уиндермир», продемонстрировал, что это остроумие может оживить ржавый механизм французской драмы. В том же году цензор остановил репетиции его мрачной пьесы « Саломе», «», написанной на французском языке и призванной, по его словам, заставить аудиторию содрогнуться от изображения неестественной страсти, поскольку в ней были библейские персонажи.Он был опубликован в 1893 году, а в 1894 году появился английский перевод со знаменитыми иллюстрациями Обри Бердсли.

карикатура на Оскара Уайльда Оскара Уайльда, карикатура в Punch , 5 марта 1892 г. Из Punch, или The London Charivari , 5 марта 1892 г.

Комедия второго общества, Женщина, не имеющая значения (произведенный в 1893 году), убедил критика Уильяма Арчера в том, что пьесы Уайльда «должны быть взяты на самом высоком уровне современной английской драмы.В быстрой последовательности в начале 1895 года были поставлены последние пьесы Уайльда, Идеальный муж и Важность быть серьезным, . В последнем, его величайшем достижении, традиционные элементы фарса превращаются в сатирические эпиграммы, кажущиеся тривиальными. но беспощадно разоблачает викторианское лицемерие.

Я считаю, что общество чудесно. Быть в нем просто занудно. Но оказаться вне этого просто трагедия.

Я никогда не путешествую без дневника.В поезде всегда нужно найти что-нибудь сенсационное.

Все женщины становятся похожими на своих матерей. В этом их трагедия. Ни один мужчина не знает. Это его.

Я надеюсь, что вы не вели двойную жизнь, постоянно притворяясь злым и ведя себя по-настоящему добрым. Это было бы лицемерием.

Центральным замыслом многих его работ является разоблачение тайного греха или неблагоразумия и последующего позора. Если жизнь имитировала искусство, как настаивал Уайльд в своем эссе «Разложение лжи» (1889), он сам приближался к образцу в своем безрассудном погоне за удовольствиями.Вдобавок его тесная дружба с лордом Альфредом Дугласом, с которым он познакомился в 1891 году, приводила в ярость маркиза Куинсберри, отца Дугласа. В конце концов, обвиненный в содомитии, Уайльд, которого настаивал Дуглас, подал в суд за уголовную клевету. Однако дело Уайльда рухнуло, когда доказательства пошли против него, и он отказался от иска. Уайльд, которому его друзья уговорили бежать во Францию, отказался, не в силах поверить, что его мир подошел к концу. Его арестовали и приговорили к суду.

Уайльд дал блестящие показания, но присяжные не смогли вынести вердикт.На повторном рассмотрении дела он был признан виновным и приговорен в мае 1895 года к двум годам каторжных работ. Большую часть его срока он отбыл в тюрьме Ридинг, где он написал длинное письмо Дугласу (опубликованное в 1905 году в резко сокращенной версии как De Profundis ), наполненное взаимными обвинениями в адрес молодого человека за то, что тот подстрекал его к развлечению и отвлекал его от своей жизни. работай.

В мае 1897 года Уайльд был освобожден, будучи банкротом, немедленно отправился во Францию, надеясь возродиться как писатель.Однако его единственной оставшейся работой была The Ballad of Reading Gaol (1898), раскрывающая его озабоченность бесчеловечными условиями содержания в тюрьме. Несмотря на постоянные проблемы с деньгами, он поддерживал, как сказал Джордж Бернард Шоу, «непреодолимое веселье души», которое поддерживало его, и его посещали такие верные друзья, как Макс Бирбом и Роберт Росс, позже его литературный душеприказчик; он также воссоединился с Дугласом. Он умер внезапно от острого менингита, вызванного ушной инфекцией. В последние минуты полусознания он был принят в Римско-католическую церковь, которой он давно восхищался.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.